Яш Лана: другие произведения.

Кровь Повелителей. Книга первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.15*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действием особенного артефакта на планету мира магии притягивает женщину, в жилах которой течёт особая редкая кровь, повелителей магии. Преодолевая один стереотип, взращенный на Земле, за другим, она выжигает в себе совершенно новую личность. Всё это происходит под чутким руководством Правителя этого мира, а по совместительству и единственно представителя её рода. Адивинера - планета Чудной галактики - мир, в котором магия живёт наравне с технологиями. Однако, человек, как известно, и на Адивинере, человек. Произведение пишется. Это первая книга серии!

Кровь Повелителей

Annotation

     Действием особенного артефакта на планету мира магии притягивает женщину, в жилах которой течёт особая редкая кровь, повелителей магии. Преодолевая один стереотип, взращенный на Земле, за другим, она выжигает в себе совершенно новую личность.  Всё это происходит под чутким руководством Правителя этого мира, а по совместительству и единственно представителя её рода.
     Адивинера - планета Чудной галактики - мир, в котором магия живёт наравне с технологиями. Однако, человек, как известно, и на Адивинере, человек.

     Произведение пишется. Это первая книга серии!    



     Кровь Повелителей.
     Пролог
     " Магия мира- его красота и величие. Чем более различие его ценителей - тем прекраснее его суть. Гарантом существования магически одаренных народов есть Повелитель - наследник редкой крови, соединившей в себе силу всех рас"
     Эпиграф к "Праву Повелителя".

                 Вот уже много лет прошло с тех пор, как у прекрасной и многоликой Адивинеры,  одной из самых спокойных планет Содружества, населённого в большинстве своём магически одаренными расами, не рождались жители с силой крови Повелителей. Именно они, будучи проводниками магических потоков целой планеты, являлись залогом не просто процветания, но и самого существования большинства народов. Всем жителям был известен тот простой факт, что с гибелью последнего, а на данный момент и единственного представителя этого уникального рода, магия каждого народа постепенно ослабеет и уйдет. С ней уйдут процветание, мир и долголетие населения, а также уникальность его рас.
                 Со дня трагической гибели предыдущего Правителя, его прекрасной супруги и младшего сына этого жизненно важного для планеты рода, прошла почти тысяча лет. Совет магов Адивинеры, состоящий из четырех представителей четырех магически сильных рас, известный как Большая Четвёрка, наиважнейшей задачей которого всегда было сохранение равновесия сил, собрался на закрытом совещании, чтобы обсудить результаты предпринятых действий и принять решение, что же делать дальше. Сложившаяся ситуация казалась печальной, несмотря на то, что приоритетнейшим заданием для каждого наделённого магией жителя планеты был поставлен поиск и охрана новорожденного с уникальной особенностью крови, а также соответствующими законами было утверждено право Четвёрки принимать любые решения для содействия обнаружению данного объекта или на проведение любых необходимых действий, способных повлиять на пополнение рода Повелителей. Были созданы и постоянно обновлялись сотни поисковых амулетов, настроенных реагировать даже на малейшее наличие этой особенной крови в теле человека, специальные маятники обнаружения, направляющие в места "чистых зон", и даже каждый отдельно взятый маг каждого отдельно взятого города должен был непрерывно "смотреть", выискивая тот особый рисунок прохождения магических сил планеты, своеобразные "аномалии" характерного порядка в потоках, будучи обязанным сообщать даже о малейших подозрениях, не беспокоясь об упреках в случае провала, но с гарантией получения непревзойдённого вознаграждения - пожизненного доступа к хранилищу магических знаний, если бы подозрение себя оправдало. К огромному сожалению, вознаграждение так и оставалось невостребованным, а объект поисков так и не отыскивался. Положительного результата ни одно из приложенных усилий не дало.
     -    Все мы знаем, что через пять лет выходит срок, который был установлен на то, чтобы добиться усиления рода нашего Повелителя, - голос черноволосого мужчины с изумительными синими глазами, сидящего на главном месте за изящным столом в малой комнате переговоров правительственной резиденции, был глух и малоэмоционален, - Я вынужден констатировать полную безуспешность любого из реализованных проектов.
                 Он выжидательно посмотрел на присутствующих коллег, специально сделав длинную паузу, призывая кого-либо опровергнуть его утверждение. Каждые пять лет они собирались на подобном совете, подводя итоги достигнутого и планируя дальнейшие возможные шаги. Последние сто лет с каждой встречей всё больше и больше отчаиваясь, но всё же выискивая возможные, а чаще невероятные, варианты, они из тупика в тупик шли к намеченой цели, каждый раз придумывая что-то новое, доселе невиданное и поэтому перспективное. Вот и сегодня, уже порядком отчаявшийся мужчина, в последнем рывке ждал, когда его кто-то поправит, но ни одно из обращенных в его сторону лиц не выражало надежды и не было озарено какой-либо идеей. Каждый с сожалением кривил губы, тайно надеясь на неожиданное озарение рядом сидящего.
     -    Последняя девочка, - подал голос утончённый блондин с изящно торчащими кончиками на чуть смещённых к затылку ушах, забавно шевельнувшихся, когда он начал говорить, - рожденная от контрольной пары в нашем народе, не проявила наличия активной компоненты, хотя и обладает её очень своеобразным набором магических свойств. Посему проект с управлением процентным соотношением смеси крови у родителей всех четырех рас, также оказался не результативным. Хотя мы и достигли настоящего прорыва в способе совмещения рас! Но вынужден признать, что на появление младенца не влияет ни место рождения, ни последовательность вливания рас, ни возраст родителей, ни сила магии. Ничего!
     -    На это никто всерьез и не рассчитывал, - слегка скривившись, вмешался самый миниатюрный из присутствующих мужчин, с задорно вздёрнутым кверху носиком на милом мальчишеском лице с ярко блестящими карими глазами под густыми медными ресницами, - Ты сам прекрасно знаешь, что селекцией невозможно вырастить Повелителя, сколько магии не влей для соединения разных рас в одном рождённом. Против природы не пойдёшь. То, что у тебя получилось - просто необычные смески. С магической точки зрения, такие же рождаются у любой смешанной пары, путём подавления генофонда одного из родителей. Интересный эксперимент в этом направлении, не более чем...
     -    Можно подумать природный путь как-то помог, - возмущенно пробормотал незадавшийся евгеник, недовольно сощурив удивительной миндалевидной формы голубые глаза, - Что-то твои поиски и проверки никого не обнаружили...
     -    Мы вели переговоры с советом магов Содружества, - привычно перебив попытавшихся возобновить давний спор коллег, вступил в обсуждение впечатляюще крепкий брюнет, одетый в строгий деловой костюм, с неожиданной прической в виде трёх, свисающих друг над другом хвостов, связанных яркими цветными резинками, особенно внушительно выглядящий на фоне хрупкой фигуры сидящего рядом рыжеволосого собеседника, - Ни одна из правящих семей сильных планет не согласна предоставить девочку для нашего Правителя. Либо семья не готова отдать своего ребёнка на чужую планету, либо боятся, что рожденный в их мире мальчик с активной кровью останется без жены и таким образом будет нарушен баланс, хотя мы и предлагали рассмотреть некоторые варианты в этом направлении. Есть и те, кто сами в затруднительном положении, поскольку имеют одного ребёнка. Как по мне, то они просто боятся создать прецедент к подобным запросам от других планет. В общем-то их понять можно, у нас ещё не самая плачевная ситуация, есть умирающие миры совсем рядом, но нашу проблему, тем не менее, нам придется решать самостоятельно. Содружество не поможет.
                 Руки говорившего самопроизвольно сжались в массивные кулаки, подчеркнув красоту сильного накачанного тела красноречивым перекатом жилистых мышц, сообщая, что он на самом деле думает о политике дружественных планет. Его чёрные глаза, практически не различимые на фоне расширившихся зрачков, недобро блеснули в сторону спорщиков, предостерегая от дальнейших поползновений. Не зря он сел между ними, нисколько не обманувшись в предположении, что не станут они сдерживаться и сегодня.
     -    Исходя из всего сказанного, -  после небольшой паузы снова заговорил Глава Совета, представитель человеческой расы, - Я не вижу никакого другого выхода, кроме призыва.
                 Три мага синхронно повернули головы, с ужасом уставившись на своего коллегу. Первым не выдержал маг - эльф:
     -    Вроде бы Адгар пока справляется с нагрузкой, - даже его певучий голос слегка дрогнул, а на изящном лице прекрасного блондина отразилась неуверенность, подчёркнутая резко дёрнувшимися ушами, - Может стоит ещё подождать? Всё-таки речь идет о ритуале, способном полностью искалечить наш мир.
     -    И чего нам следует ждать? - в на удивление грудном голосе снова вступившего в спор с эльфом мальчишеского вида мужчины с трогательными рыжими завитками волос, послышалась насмешка, - Когда у нас вообще не останется Повелителя, как у Миэрны или Саэртуса? Я согласен с твоим мнением, Церетелий, что это опасно. Что уж тут говорить, все мы подробно изучали эти риски. Но лично я, учитывая все уже приложенные усилия, а также неутешительность имеющихся прогнозов, готов принять опасность и согласен с Владиленом. Я голосую за призыв. Сейчас нам нужна только женщина, с которой Адгар сможет создать семью и восстановить род и силу. Если же мы затянем время и потеряем Повелителя, искать нам нужно будет неизвестно сколько кандидатов, пока получится успешно провести активацию. А где гарантии, что во Вселенной найдётся столько нужных нам Повелителей за такой короткий промежуток времени? Да и непростительно это - рисковать представителями настольно редкой расы без гарантии на успех. Содружество этого не позволит.
     -    Поддерживаю, - решился орк, согласно качнув длинной трёххвостой причёской на мощной голове.
                 Глаза всех высказавшихся выжидательно уставились на единственного не поддержавшего голосование. Именно от его слова будет зависеть дальнейшее. Либо они поставят всё на карту и рискнут активировать кольцо призыва не инициированной женщины с кровью Повелителей, всё это время надёжно спрятанное запечатанным в особой шкатулке в максимально безопасном помещении на одном из удалённых ото всех четырёх континентов острове, либо будут мирно ждать чуда, стараясь обезопасить всеми доступными средствами оставшегося Правителя их мира.
                 Голубые глаза представителя народа эльфов задумчиво скользнули по знакомой фигуре в черном, неизменно занимающей место во главе стола с первого дня образования совета, затем прошлись по смуглому жесткому лицу орка, способного решить самые невообразимые задачи, и остановились на своем постоянном оппоненте - рыжеволосом гноме, единственным счастьем которого были исследования, которыми он жил и, с педантичной дотошностью представителя своей расы, готов был отстаивать.
     -    Адгар будет взбешен, когда узнает, - смиряясь с неизбежным, но всё же соглашаясь с обоснованностью предложенного решения, признал он, напряженно откинувшись на спинку кресла, - И это, если у нас всё получится. Если же нет...
     -    Если нет, - перебил его Председатель Совета, - Тогда его бешенство - будет нашей самой наименьшей из проблем. Но давайте надеяться на лучшее. Выбор у нас всё равно не богатый... Итак, все "за". Решение принято.

     Часть первая. Знакомство.

     Глава 1. Призыв.

                 Мои глаза против моей воли самым бессовестным образом пытались закрыться и продолжить такой желанный для них отдых. Даже настоятельные призывы совести, уверяющей, что каждая уважающая себя христианка должна внимательно слушать слова проповедника, звучащие с кафедры и побуждающие отсекать любые искушения и отвергать соблазны плоти, влекущие нас на путь греха, не могла победить не отличающуюся праведностью эгоистическую натуру моей личности, нагло заверяющую, что десять утра в воскресенье - не самое подходящее время для праведности. Я невольно перевела сонный взгляд своих уставших очей на лицо сидящего рядом мужа и тихо порадовалась, наблюдая такую знакомую борьбу духа и плоти. Это на удивление эффективно пробудило мой мозг, заставив глубоко внутри себя похихикивать от того, что не одна я так страдаю. Сдерживая уже почти расползающуюся на пол лица улыбку, я аккуратно обвела взглядом сквозь приопущенные ресницы других своих соверующих, не поленившихся подняться пораньше в выходной день, чтобы проявить свою преданность Богу. За очень малым исключением любителей проснуться пораньше, основная часть зевающих, посапывающих и пытающихся не дремать людей, явно не уделяла должного внимания службе.
     -    Ты чего вертишься? - тихий шепот мужа прямо мне на ухо отвлек от приятных мыслей о единстве в нашей немалой группе.
     -    Наблюдаю удивительную картину "бодрствования духа" в рядах наших единоверцев, - стараясь поубавить весёлые нотки в своем голосе заложила я своих "ближних", - Очень ободряет.
                 То ли юмора в голосе мне не удалось скрыть, то ли уж очень созвучно оказалось мыслям Сергея моё наблюдение, но голова моего супруга медленно двинулась с сторону сидящих в церкви. Я буквально видела, как смех начинает разбирать ещё недавно сонного мужа. Однако самообладание мужчины взяло верх и его лицо выразило всю необходимую серьезность, когда он снова обернулся ко мне и только в серых глазах плясали весёлые искорки.
     -    Слушай внимательно и не отвлекайся, а то мне снова придётся выслушивать пастора, как плохо я забочусь о духовности нашей семьи, - не совсем успешно сдерживая улыбку, прошептал мой самый лучший друг и единственный оставшийся родной человек во всём мире.
                 Ещё борясь с весёлым настроением после обнаруженной картины, я попыталась сосредоточиться на словах, звучащих через звукоусилительную систему. Невольно заслушавшись рассказом о последних часах жизни Христа на земле, почти физически ощутила Его дискомфорт и беспокойство, когда Он молился в саду в Гефсимане, волнуясь о своих учениках.
     -    С тобой всё в порядке, родная? - я с удивлением посмотрела в обеспокоенные глаза мужа, внимательно глядящего на меня.
     -    Что? - я только сейчас поняла, что мои ощущения - не результат внимательности к проповеди, а самые что ни на есть признаки физического нездоровья.
     -    Ты побледнела и, мне кажется, немного дрожишь, - уже поднимаясь со своего места, чтобы вывести меня из зала, сообщил Сергей.
                 Я успела сделать несколько неуверенных шагов, когда почувствовала, что краски окружающего мира медленно бледнеют, уходя из моего зрения, а слух наполняет какой-то непонятный шум. Ещё замечая, как руки родного мужчины подхватывают моё слабеющее тело, я поняла, что меня начинает заволакивать в какое-то странное НЕ беспамятство, при котором испытываешь невыносимую боль, сильно напоминающую ощущения при стремительном затягивании внутрь огромной центрифуги. Так больно мне ещё не было никогда! Было ощущение, словно каждую мою косточку, каждую клеточку моего тела пропустили через огромную мясорубку и пытаются разорвать. Всё моё тело сжимало, жгло и вытягивало одновременно. Всеми силами своего мозга я орала от боли, вот только горло было не способно воспроизвести ни единого звука. Когда я уже действительно была готова впасть в беспамятство от болевого шока, всё резко прекратилось и я, всё же дорвавшись до всей мощи своих голосовых связок, неожиданно задохнулась и замолчала, ощутив, что боль стихает, а я сама лежу на сквозняке, полностью обнаженная, но всё же невредимая, ощущая под собой прохладу шлифованного камня. Пару раз моргнув слезящимися глазами, я почувствовала, как меня кто-то настойчиво хватает за руку и решительно натягивает что-то на палец, испуская при этом, как мне показалось, восторженный вздох. В этот момент меня подняли, заставляя встать на дрожащие ноги, и укутали во что-то длинное и приятное.
     -    Что со мной? - еле хрипя, словно не своим голосом, промямлила я, силясь всё же открыть, ослеплённые переходом от полной темноты к свету, глаза.
                 Первое, что я увидела сквозь болезненную пелену, застилающую моё зрение, заставило меня несколько напрячься. Я стояла, облокачиваясь на огромный каменный постамент прямо посреди просторной, опять же каменной, беседки, где из нескольких арочных проемов открывался невообразимый вид на самый красивый тропический сад, когда-либо мною виденный. Даже если предположить, что сознание я таки теряла, то объяснить крайне неожиданное место пробуждения, нисколько не напоминающее больничную палату, где мне по идее полагалось бы сейчас оказаться, я никак не могла. Аккуратно развернувшись в противоположную сторону, нерешительно замерла напротив нескольких очень странного вида мужчин.
     -    Адехним-бронмун-азимуит, - услышала я неопределённый набор звуков вместо ответа на мой вопрос, и попыталась сообразить - со слухом у меня проблемы или с мозгом.
                 Я недоверчиво хлопнула несколько раз ресницами и дёрнула головой, пытаясь привести себя в чувство. От этого опрометчивого движения всё моё тело подалось назад и я, непременно, некрасиво хлопнулась бы на камень позади, если бы все четыре фигуры не пришли в движение, одновременно подхватывая меня с разных сторон и окружая плотным кольцом. Нисколько не беспокоясь о моём самочувствии, мои сопровождающие резво развернулись и потащили меня, всё ещё ничего не понимающую, в сторону небольшого возвышения, похожего на древнюю каменную арку со стеной вместо выхода.
                 Стараясь не запутаться в длинных полах странного вида плаща, застегнутого у меня на груди и, одновременно, вынужденная поспевать за необычными незнакомцами, я пыталась хоть немного сориентироваться, что происходит и куда меня вообще тянут. С удивлением отметила, что поднявшись на этот помост, наша компания замерла, словно уже достигнув цели своего путешествия. Рассеянный буйной растительностью яркий дневной свет сменился абсолютной темнотой и весьма ощутимым физическим дискомфортом, а затем снова появился, но уже совсем другой, достаточно яркий, но как внутри помещения. Моим ошарашенным глазам и в самом деле предстала неожиданная картина - я стояла внутри чьей-то уютной гостиной. Невольно замерев, я попыталась понять, как подобное могло произойти. Снова засомневавшись в адекватности собственного восприятия, я несколько раз моргнула и для надежности опять рискнула встряхнуть ещё гудящей головой, но совершенно безрезультатно. Никакие из имеющихся у меня знаний не могли дать ответ на этот, казалось бы простой вопрос - Что происходит?! И, главное, Как это возможно?! Всё ещё удерживающие меня несколько крепких рук, явно недовольные возникшей заминкой, поспешно дёрнули меня вниз и по таким же ступенькам, как и те, по которым мы чуть ранее поднимались, увлекли в сторону массивных деревянных дверей выхода. Пройдя буквально одно внутренне помещение, сопровождающие меня конвоиры распахнули очередную дверь и мы оказались перед явно чьим-то кабинетом. Несколько человек, опять же странного экзотического вида, сидящих в ожидании в приемной, во все глаза наблюдали наше торопливое шествие, но ни единым ни движением ни словом не попытались пресечь эту наглость. Дверь распахнулась и меня, всё ещё удерживая со всех сторон, втолкнули в большую светлую комнату, обставленную красивой ультрасовременной мебелью с огромным прозрачным столом у окна, за которым восседал молодой серьезный мужчина, тут же вскинувший в удивлении тёмноволосую голову и определено не ожидавший подобного вторжения на собственную территорию. С резким звуком за моей спиной щёлкнул замок, отрезая для меня так и не предпринятые попытки к отступлению. Только в этот момент я осознала всю странность сложившейся ситуации.
                 Зябко поежившись под мягкой тканью, я постаралась не выпустить из ослабевших пальцев не застегивающиеся полы плаща, прикрывающего моё обнаженное тело, и неловко переступила босыми ногами по скользкому покрытию деревянного пола. Происходящее казалось до такой степени странным, что за те несколько минут, что прошли с момента, как я очнулась и оказалась втянутой в эту невероятную гонку, я даже не успела предпринять ни единой попытки к сопротивлению, хотя ведь с самого начала понимала, что происходит нечто неправильное. А вот сейчас, видя неподдельный шок на лице хозяина кабинета и услышав его возмущенный голос, я сообразила, что происходящее беспокоит не только меня. Красавец брюнет, сидящий в прозрачном кресле за столом, теряющемся на фоне огромного панорамного окна, как только услышал сказанный скороговоркой ответ одного из моих провожатых, резко поднялся и, обойдя стол, шагнул к нам, представив обзору высокую подтянутую фигуру, облачённую в элегантный костюм переливчастого серого цвета. Замерев на мгновение, когда заметил надетое на мой палец кольцо, вскинул на меня пораженный взгляд, и быстро преодолев оставшееся расстояние, пристально всмотрелся своими удивительными тёмно-зелёными глазами в мои собственные, широко распахнутые от растерянности. Я, уже в который за сегодня раз, почувствовала, что мир вокруг снова заколебался и немного поплыл, оставляя меня наедине с этим притягательным темнеющим взглядом, как голос мужчины, что-то произносящий, постепенно затих, вначале превращаясь в один ровный шум, а затем снова появился, уже разделяясь в слова отдельной речи, которую я, к собственному удивлению, смогла понять. Ещё не до конца придя в себя, шокированная происходящим, я не сразу сообразила, что задаваемый им вопрос адресован явно мне:
     -    Вы понимаете, что я говорю? - Снова вернувшийся к зелёному цвету глаз, брюнет обеспокоено продолжал всматриваться в моё лицо, с явным нетерпением ожидая, когда я соображу ответить.
     -    Да, понимаю, - удивленно прошептала я, всё ещё охрипшим голосом.
                 Как только я заговорила, удерживающие меня мужчины облегчённо выдохнули и, отступив на один шаг, одновременно опустили руки, освобождая из своей цепкой хватки. Получившая наконец-то хоть какую-то свободу, я неосознанно дёрнулась в сторону от своих конвоиров и недовольно поджала губы. Едва убедившись в моем самоконтроле,  зелёный взгляд оторвался от осмотра моего напряженного тела и ощутимо заледенел, разительно преобразив своего обладателя, как только обратился в сторону моих спутников.
     -    Как мне следует всё это понимать? - несмотря на достаточно комфортную температуру кабинета, голос его хозяина обладал леденящим эффектом.
                 Вперед выступил один из сопровождавшей меня четвёрки и я, наконец, смогла его подробнее рассмотреть, поскольку весь наш путь сюда мне был представлен в основном вид его затылка. Одет он был в тёмные брюки, поверх которых спускалась чёрная эластичная футболка с длинными рукавами. Достаточно удобно и сдержанно. Чёрные слегка вьющиеся волосы средней длины были аккуратно причесаны, открывая высокий лоб и серьезное лицо человека, привыкшего принимать решения и нести за них ответственность. Яркие синие глаза, спокойно и уверенно взирающие на недовольного собеседника, говорили о полной убеждённости в правоте своих действий.
     -    Повелитель, как Вы можете убедиться лично, сегодня единогласным решением Совета магов четырех рас было успешно активировано кольцо призыва, - его взгляд скользнул по моей руке, которой я всё ещё пыталась удерживать всё время норовящий раскрыться плащ, а уверенный голос звучал спокойно и достойно, несмотря на всю абсурдность произносимого.
                 Лицо "Повелителя" на миг скривилось, словно в него брызнули чем-то неприятным, красноречиво сообщая произведённое впечатление от данного сообщения. Затем его взор снова сместился в мою сторону, поспешно приняв непроницаемый вид. Я невольно напряглась, пытаясь сообразить, что здесь происходит и где я вообще могу находиться. Первое впечатление - меня похитила группа психически неуравновешенных людей, помешанных на ролевых играх, и сейчас я невольно принимаю участие в их развлечениях. Однако, данное заключение никак не объясняло произошедших со мной необъяснимых событий - ни моего здесь специфического появления, ни странной смены декораций вокруг арки, в которую мы входили, ни моего жуткого самочувствия, ни странностей с пониманием их речи. Поэтому я молчала, во все глаза наблюдая и пытаясь сообразить, как из этого всего можно выбраться и вернуться домой к наверняка разыскивающему меня мужу.
     -    Что Вы обо всём этом скажете? - неожиданно поинтересовался у меня хозяин кабинета, нарушив недолгое молчание.
     -    Эм... - глубокомысленно протянула я, глядя в заинтересованное лицо обратившегося ко мне мужчины, - Боюсь, что единственное, мне пока понятное - Вы лично не были в курсе содеянного Вашими ... эм... подчинёнными, и к моему похищению отношения не имеете. Всё остальное выглядит крайне ... странно.
                 Я постаралась говорить как можно более уважительно, стараясь изобразить на лице вежливость и добавить мягкости в охрипший голос, припоминая из прочтённого где-то материала, как себя вести в случае похищения: не спорить, быть наблюдательной и фиксировать даже самые незначительные детали, которые могут помочь сбежать или намекнуть, где я нахожусь, постараться наладить контакт с кем-то из похитителей, чтобы в случае чего, он не позволил причинить вред и стараться не спровоцировать агрессию. Ждать спасения, заботясь о своем физическом, а самое главное психическом, здоровье, поскольку с момента похищения организм начинает испытывать сильнейший стресс. А это однозначно не поспособствует выходу из сложившейся ситуации.
     -    Мда, - подытожил мои богатые познания собеседник и неожиданно потёр указательным пальцем край своей нахмуренной брови, всё ещё сосредоточенно рассматривая моё напряженное лицо и нервно покусываемую губу, - Думаю, самое лучшее сейчас - присесть всем вместе, всё объяснить нашей гостье и обсудить дальнейшие действия. Время нам уже позволяет.
                 Он перевел недовольный взгляд на стоящих в шаге от меня мужчин и задержался на уже отчитывавшемся ранее брюнете. Затем указал на кресла у приставленного сбоку, низкого столика для посетителей, предложив каждому занять понравившееся ему место. Оказавшись напротив друг друга, я, наконец, решила рассмотреть оставшихся из группы моего сопровождения. Наверное из-за и так сильного напряжения и старательных усилий выглядеть спокойно, мне удалось сдержать возглас удивления, когда я заметила несколько странных особенностей их внешности. Первым привлёк моё внимание высоченный, метра два ростом, огромный смуглый брюнет, под деловым костюмом которого перекатывалась целая гора мышц. Но самым впечатляющим в его внешности оказалась немыслимая причёска в виде нескольких хвостиков, завязанных очень яркими резинками. А чёрный проницательный взгляд казалось притягивает к себе всё внимание. С трудом перевела глаза с него на сидящего следующим изумительно красивого блондина, смотрящего на всех своими задумчивыми голубыми глазами невероятной миндалевидной формы, который самым удивительным образом слегка подёргивал вытянутыми кверху и смещёнными в сторону макушки, ушами. Я с трудом удержалась, чтобы не открыть рот от изумления. Это же надо было такое с собой сделать! Поспешно оторвавшись от созерцания так и притягивающих внимание ушей блондина, я глянула в умное мальчишечье лицо рыжеволосого парня, которого я вначале приняла за подростка из-за его невысокого роста и изящного телосложения. Однако, видя сейчас его сидящим напротив, я поняла, как ошибалась в своей оценке. Передо мной сидел абсолютно взрослый человек, просто не очень высокий, но в его лице и позе не наблюдалось более ничего детского. Умный сосредоточенный взгляд карих глаз спокойно и уверенно смотрел на своего собеседника. Всё это отметив для себя в считанные секунды, я повернулась в сторону хозяина кабинета, безраздельно сосредоточив на нём всё своё внимание в ожидании обещаных разъяснений.
     -    Меня зовут Адгар, - мягко, глядя мне в глаза, представился хозяин кабинета, - Я оставшийся представитель рода Повелителей и Правитель Адивинеры, собственно на которой Вы и оказались. Это маги Совета, которые активировали кольцо призыва, притянувшего Вас к нам - Владилен, он также является моим приближенным и представляет расу людей, Церетелий - представитель народа эльфов, Двингх - орк и Орилум - гном. Собственно именно эти четыре народа и заселяют нашу планету. После трагической гибели моих родных, я оставался единственным представителем крови Повелителей до Вашего здесь появления, разумеется. К сожалению, мне в пару так и не родился ребёнок, способный составить правящую семью. Поэтому уважаемый Совет воспользовался имеющимся у них правом единогласного принятия решения о призыве той, у кого данная сила крови есть. То есть Вас.
                 Адгар замолчал, очевидно считая достаточным сказанное, словно его слова могли что-то мне объяснить. "Маги" также вопросительно уставились на меня, явно ожидая ответной реакции. Я с сомнением перевела взгляд с одного на других, пытаясь сообразить, как себя лучше всего вести в этой в крайней степени нестандартной ситуации. Странный рассказ, только что мной услышанный, явно не предоставлял достаточной информации, чтобы помочь мне в этом. Я снова посмотрела на своих собеседников, пытаясь найти какую-то подсказку в их лицах - мелькнувшую улыбку, насмешливый взгляд или хоть что-нибудь, давшее мне повод подозревать, что всё это просто хитрая стратегия похитителей, желающих сбить меня с толку, чтобы я, растерянная, оказала минимум сопротивления. Однако ни в одном взгляде или жесте ничего подобного усмотреть я не смогла. Решив, что рисковать всё же не стоит, вдруг они сами верят в собственный бред, а это может быть для меня опасно, я решила аккуратно показать, что они ошиблись с кандидатурой похищения.
     -    Приятно познакомиться, Адгар, - мне было странно произносить это имя, слегка исковерканное от привычного, я тем не менее, постаралась на этом не заострять внимание, - Меня зовут Виктория. Мне 38 лет и я работаю библиотекарем, хотя и не являюсь поклонницей фэнтези и ролевых игр. Собственно, в моем возрасте уже не до подобных развлечений. Моего мужа зовут Сергей, он научный сотрудник. Мы с ним счастливы в браке уже более десяти лет. Мы оба христиане и, собственно, были как раз на утренней воскресной службе, когда мне стало плохо и Ваши "маги" каким-то образом меня выкрали. Уверена, что мой супруг сейчас очень волнуется и разыскивает меня. Я была бы Вам невероятно признательна, если бы Вы позволили мне с ним связаться и сообщить, что я жива и здорова и что мне здесь не причинят никакого вреда.
                 Стараясь сдерживать прорвавшуюся откуда-то горечь и обиду на этих явно состоятельных людей, решивших за мой счёт разнообразить собственный досуг, я попыталась говорить максимально уважительно и мягко улыбаться, одновременно с тем подчеркивая свой возраст и статус, чтобы показать всю абсурдность сложившейся ситуации. А также упомянуть наши с Сергеем профессии, чтобы предупредить желание потребовать какой-нибудь нереальный выкуп. И я и мой муж, зарабатывая вполне сносно, всё же никаким особым достатком не отличались. Его идеи успешно покупали некоторые промышленные компании, но эти суммы были далеки от заоблачных. Мой же кропотливый труд на поприще преобразования бумажных изданий в электронные, приносил и того меньший доход. Исключением являлись только разовые заказы опять же от компаний, когда требовалось выполнить оцифровку каких-нибудь старых архивов. Особенно неприятным было то, что я никак не могла понять, когда и как, собственно, произошло похищение. А подобные белые пятна меня напрягали. В ожидании ответа на изложенную мной просьбу, я аккуратно рассматривала реакцию мужчин на мои слова. Держатся спокойно, я бы даже сказала, уверенно. Так бы могли вести себя деловые партнёры на переговорах, а не похитители и, уж тем более, не разбалованные игроманы. Никаких переглядываний, смешков и прочего в этой компании не наблюдалось, что могло бы подтвердить мою догадку о розыгрыше. Одеты современно, хотя и немного странно, как то неуловимо "по-другому", но это могло быть вполне объяснимо с точки зрения их позиции. А исходя из сделанных наблюдений, сейчас мне должны будут выдвинуть условия, чтобы я передала их при разговоре. Только какие? Что за меня можно потребовать?! И к чему вся эта ерунда о повелителях и магах?
     -    Виктория, - словно споткнувшись на моём имени, аккуратно поинтересовался Адгар,  окончательно приведя меня в растерянность, - а Вы бы не могли нам сказать, с какой конкретно планеты Вы родом? Чтобы понять, сможем ли мы Вам помочь в этом вопросе.
                 Я с недоумением уставилась на своего собеседника, пытаясь понять шутит он или спрашивает серьезно. Что значит, с какой планеты?! Я невольно уставилась за окно, наблюдая красивый морской берег с буйной тропической растительностью, ярко освещённый полуденным солнцем. Мда, явно не Европа. Они и в самом деле говорили о какой-то Адивинере... Кто их знает, этих ролевиков!? Сколько же я пробыла в отключке, если меня смогли так далеко увезти. Да и не дёшево это. Вряд ли целью были деньги. Сопротивляясь стремительно накатывающему на меня отчаянию, я всё же решилась выдавить из себя ответ.
     -    С Земли, - слегка осипшим голосом тихо пробормотала я, наблюдая волну замешательства, пробежавшую по лицам присутствующих, - Это в Солнечной системе, галактика Млечный Путь.
                 Такую детализацию месторасположения родной планеты я высказала больше в попытке дать себе время прийти в себя, нежели серьезно, запоздало сообразив, что таким образом поддалась фантазиям этих людей. Однако реакция на мои слова среди мужчин была мягко говоря странной. Начавшись растерянностью, постепенно их лица вытянулись от вполне очевидного шока. После некоторой паузы, самый низкорослый из присутствующих красавцев, забавный рыжеволосый мужчина с большими карими глазами, представленный мне почему-то как гном с каким-то не запоминаемым именем, пошевелил рукой и прямо перед нашими лицами в воздухе появился мини космос. Я могла видеть вокруг разные скопления звёзд и планет, движущихся по различным траекториям. Детализация голограммы была впечатляющая. Звёзды сияли разными цветами, между планет мелькали маленькие точки метеоритов, были заметны какие-то скопления газов и многое другое. Это был целый миниатюрный мир, который словно жил собственной жизнью. Однозначно чужой мир, потому что на нашу галактику он нисколько не походил - ни формой, ни расположением звезд. Я невольно затаила дыхание, наблюдая всю эту яркую красоту, мерцающую прямо перед моим лицом. Казалось, все их можно потрогать, так реалистично они выглядели.
     -    Как Вы видите, - начал пояснять свои движения сидящий напротив меня собеседник, - наша Вселенная огромна и в ней существует очень много различных галактик, звёздных систем и, соответственно, планет.
                 Я видела его внимательный взгляд, прикованный к моему лицу, словно в попытке узнать, понимаю ли я, о чём он говорит? Я в знак согласия, кивнула. Подчиняясь изящным движениям его пальцев, картина изображения изменилась, словно взорвавшись, и уже заполняла пространство всего помещения. Я буквально сидела посреди космоса, окруженная сотнями звёзд и планет, ярко сияющих вокруг меня.
     -    Вот это - месторасположение нашего Содружества, - тихо проговорил приятный голос совсем рядом со мной, сопровождая свои слова движением руки, чем заставил меня вздрогнуть от неожиданности и немного отодвинуться, цепко ухватившись за непослушные края ткани, укрывающей моё тело.
                 Я даже не заметила, как сидящий рядом со мной хозяин кабинета сменил свою позицию и придвинулся практически вплотную ко мне. Это несколько напрягало. Карта Вселенной тем временем снова сместилась, приблизившись и показав мне скопление нескольких галактик, расположенных в непосредственной близости друг от друга. Ярким огоньком, практически в их середине, светилась одна из планет.
     -    А это наша Дивная галактика и прекрасная Адивинера, - продолжил свой завораживающий рассказ удивительно приятный голос, хотя уже и не настолько близко, как раньше, - А вот там... Далеко-далеко... - Млечный Путь с Солнечной системой.
                 Я во все глаза рассматривала далекую маленькую светящуюся точечку, расположенную на самой окраине представленной Вселенной - Солнце. Почувствовав, насколько крошечной и далекой кажется наша звезда, я невольно сглотнула, уже понимая всю сложность моей просьбы связаться с мужем, если всё сказанное этими людьми окажется правдой. Ещё более ранящим было осознание того, насколько необратимым выглядело моё попадание сюда. Я подняла взгляд на гнома, управляющего всем этим показом, стараясь понять, насколько всё это реально. Борясь с охватывающей меня паникой, я попыталась найти какие-нибудь расхождения с известными мне данными.
     -    Даже если предположить, что всё Вами сказанное правда, Вы ведь смогли целую меня протащить к Вам сюда через всё это расстояние, - пристально глядя ему в глаза, заявила я, заставляя свой голос звучать уверенно, а тело не вжиматься в кресло, а затем попыталась задобрить небольшой похвалой, - У Вас наверняка намного более развитые технологии, чем у нас, магия в конце-концов, или что там у Вас есть... Наверняка ведь существует способ отправить туда хотя бы малюсенькое сообщение. Тем более, как-то же Вы должны будете выслать требование о выкупе, или что там Вам за меня нужно, из-за чего Вы всё это затеяли. Ведь не ради же моих прекрасных глаз Вы провернули такое сложное похищение.
                 Я с усмешкой обернулась к тому, кто заявлял о себе, как о Правителе и посмотрела в удивительно зелёные глаза сидящего в непосредственной близости от меня, брюнета, не менее пристально всматривающегося в мои серые. Его красивое лицо, несколько напряженное сейчас из-за плотно сжатых губ, не отразило никаких обнадёживающих эмоций. Казалось, моя попытка пошутить осталась без ответа.
     -    Сила кольца, которое было активировано, чтобы Вы оказались здесь, - слегка прокашлявшись, привлёк моё внимание огромный мужчина со странной причёской, который был представлен орком, - Способна поглотить магический ресурс целой планеты, съев его до нуля. Собственно в этом то и был весь риск его использования для нас. Как один из самых мощнейших артефактов нашего мира, будучи завязанным на уникальной по своей сути крови, он напрямую взаимодействует с потоками сил и не останавливается в своем поиске заданного объекта ровно до тех пор, пока не будет остановлен носителем призываемой крови, либо, в случае его отсутствия, отключен от источника сил, когда он иссякнет на планете, будучи полностью поглощенным космосом.
     -    Как это? - не поняла я, растерянно глядя в абсолютно чёрные глаза собеседника, - Что это значит?
     -    Мы влили магию четырех рас, чтобы запустить призыв по крови. Кольцо таким образом получило доступ ко всем существующим потокам магии на Адивинере. Через них уже к силам всей Вселенной, именно это способно легко выпить ресурс всей нашей планеты. Это работает как межгалактическая поисковая сеть. Ближайший же пассивный носитель крови Повелителей, которого обнаруживает работающий артефакт, начинает активно притягиваться к нему, как самым мощным магнитом, и таким образом перемещается через разделяющее их пространство. Грубо говоря, кольцо сработало как маяк для невероятного по своей мощи телепортирования, только принцип немного другой. И только после того, как артефакт соприкасается с призванным, поиск останавливается и поглощение космосом силовых потоков планеты прекращается.
                 Я снова перевела взгляд на расстояние, отделяющее наши планеты. Две противоположные точки Вселенной.
     -    Говорите, ближайшего... А если бы меня там не оказалось? - поинтересовалась я.
     -    Кольцо бы не деактивировалось, - спокойно уточнил орк, - И магия в нашем мире закончилась бы, превратив планету в безмагический мир, где жители не обладают доступом к силе. Грубо говоря, как фляга с водой, оставленная открытой на жаре. Если её не закрыть - вода постепенно испарится в воздух. Думаю, что-то подобное в свое время и произошло с Вашей планетой. Иначе Вы были бы не пассивным носителем, а обладали активной кровью. И артефакт бы Вас не притянул.
                 Я посмотрела на тоненькое золотистое колечко на среднем пальце своей левой руки, видом напоминающее обручальное, ничем не примечательное, я бы даже сказала простенькое, затем поочерёдно на всех мужчин, сидящих вокруг стола, ища хоть какую-то подсказку в их лицах. Никто ни единым движением не выказывал сомнений в только что сказанном.
     -    И что это значит для меня? - решилась я задать самый актуальный для себя вопрос, - Как Вы вернёте меня домой и, главное, когда?
     -    Боюсь, уважаемая госпожа, это совершенно невыполнимая задача ни для отдельно взятого мага, ни даже для всех нас вместе взятых. - Ответил приближенный Адгара, синеглазый брюнет в черном, - Расстояние, разделяющее наши миры просто непреодолимо направленными усилиями. Как минимум пока что. Даже если использовать все доступные нам технологии и их усиление, задействовать всех наших соседей по Содружеству, и отправить Вас космической капсулой - это займет тысячи лет, если не больше. Даже простой сигнал до Вашей галактики должен идти сотни лет. Если всё это сделать, Вы окажетесь в совершенно другом мире, в совершенно другое время, где не будете знать никого и никто не будет ждать Вас. Только аналогичным способом возможно достичь обратного Вашего передвижения в тот же период времени - путём активации на Вашей планете аналогичного артефакта-маячка с заложенной в него функцией притяжения искомого объекта - Вас, при условии, что Ваша кровь будет неактивна на момент призыва.
                 Я беспомощно хлопала ресницами, растерянно глядя в глаза человека, спокойно сообщающего мне подобное. Что за ерунда! Этого ведь не может быть?! Стараясь уберечь себя от приступа паники, я постаралась абстрагироваться от собственных эмоций и проанализировать всё услышанное.
     -    А если меня оттолкнуть от Вашего артефакта? - посмотрела я в глаза собеседникам с надеждой, - Так сказать, поменять полюса, сменить плюс на минус?
                 Лица мужчин вытянулись в удивлении, а гном пару раз моргнул, и глядя на меня ответил:
     -    Эм... Вы понимаете в чём проблема, - протянул он, поглядывая на окружающих, - Это было бы возможно, если бы с противоположной стороны была точка притяжения. В нашем же случае, просто оттолкнув Вас от нашего артефакта, мы, теоретически, можем добиться просто Вашего запуска в свободный полёт без точки приземления.
                 Моё лицо вытянулось, осознавая, что, по сути, я предложила себя катапультировать в далёкий космос.
     -    Зачем же Вы вообще это сделали?! - возмутилась я, последним усилием стараясь держать себя в руках и не сорваться в банальную истерику, - Если Вы знали, что никак не сможете меня вернуть, как Вы могли активировать эту Вашу штуковину?!
                 Я попыталась сдёрнуть надетое мне на палец кольцо, словно этим смогу отменить всё то, что оно сделало со мной. Увидев мою попытку, Адгар аккуратно взял меня за руки, успокаивая и останавливая. Его сочувствие словно отрезвило, заставив обратить внимание на глупость собственных действий. Кольцо, плотно обхватывая палец, цепко держалось за моё тело, а вот плащ, о важности которого я забыла в запале истерики, неприглядно сдвинулся, заставляя меня поспешно ликвидировать последствия собственной неосмотрительности. Покрасневшая от гнева, стыда и отчаяния, я обвела взглядом виновников моей беды и впервые за всё время нашего разговора на их лицах увидела проступившее чувство вины и растерянность. Вот только помочь мне это ничем не могло.
     -    Нашему Повелителю нужны жена и дети, - растерянно проговорил Владилен, имя которого я со злости припомнила, - Иначе нашему миру придет конец. Планета истощится и превратится в магическую пустыню. Этого допустить никак нельзя.
                 Наблюдая смущенные ёрзания, сопровождающие объяснения мага, я просто не смогла сдержаться и громко, с чувством, просто до слёз, расхохоталась. Я могла ожидать всего чего угодно, но провернуть всё ими рассказанное для того, чтобы притащить мужику бабу? У них что, своих женщин совсем нет?!
     -    Жена?! - переспросила я, несколько успокоившись из-за полной абсурдности ответа, - Вы должно быть шутите. Я уже ранее Вам говорила, что замужем! И, простите, очень люблю своего мужа! Даже если бы я, вдруг, на это согласилась, как, по-вашему, я смола бы получить развод? Я уже молчу о нашей не самой привлекательной разнице в возрасте. Как Ваш молодой красавец - Правитель будет смотреться рядом с престарелой не совсем женой?! Более того, Вас нисколечко не смущает моральный аспект данного вопроса?
     -    Так, - прервал всё же стартовавшую у меня истерику, потенциальный претендент на мою руку, - В основном мы разобрались. Всё, что Вы могли сделать, дорогие маги, Вы уже сделали и сказали. Дальше мы с нашей гостьей сами разберёмся. Своё решение о Ваших действиях я сообщу чуть позже. Сейчас оставьте нас одних. Спасибо. Вил, распорядись об одежде и других необходимых вещах для леди.
                 Я с опаской наблюдала, как четыре таких разных виновника моих злоключений послушно покинули кабинет, плотно прикрыв за собой массивную дверь, наглухо отделившую меня от окружающего мира. Только оказавшись наедине с этим странным, властным мужчиной, я поняла что в присутствии посторонних чувствовала себя значительно увереннее и даже спокойнее. Сейчас я оказалась полностью во власти человека, которому меня прочили в жены, и наедине. Оставшись вдвоем в огромном кабинете, сидящими в непосредственной близости друг ко другу, я испытала неловкость и решила подняться и подойти к окну, взглянуть подробнее на тот мир, в котором я оказалась, а заодно и позволить огромному столу разделить то расстояние, которое между нами оставалось. Моим манипуляциям хозяин кабинета не мешал и нисколько не спешил прервать затянувшуюся паузу. Глядя в огромное окно во всю стену, выходившую, как я ранее думала, к морю, я спиной ощущала наблюдающий за мной взгляд. Передо мной раскинулся безбрежный океан, где ветер гонял невероятных размеров волны, разбивающиеся о высокую скалу, на которой располагалось здание, где мы находились. Вся территория вдоль здания была усажена какими-то экзотическими растениями, буйно переплетающимися друг с другом, приятно радуя глаз своей зеленью. Огромные волны гуляли по узкой полоске песчаного берега, то полностью скрывая её от стороннего наблюдателя, то открывая разноцветные разводы мокрого песка, переливающегося в ярких лучах огромного солнца. Я невольно залюбовалась открывшейся картиной бушующей стихии, не заметив, как Адгар поднялся со своего места и, подойдя, встал рядом, глядя вдаль.
     -    Сейчас время малого прилива, - не оборачиваясь в мою сторону, пояснил он, - Через несколько месяцев прилив почти достигнет высоты скал, на которых стоит резиденция. Удивительное ощущение, чувствовать как тебя заполняет спокойствие, наблюдая такую мощь. Не считаете?
                 Я посмотрела на профиль стоящего рядом мужчины. Высок, красив, властен и молод.
     -    Чего Вы от меня хотите? - спросила я, не понимая, что может не хватать этому человеку.
     -    Мне казалось, Владилен достаточно прямо сообщил Вам то, что мне от Вас нужно, - повернулся вполоборота ко мне этот эталон совершенства, облокотившись плечом о стекло и спокойно глядя мне в глаза.
     -    Адгар, - устало выдохнула я, невольно любуясь властной красотой небрежно упирающегося в стекло мужчины, - Вы взрослый человек, наверняка не имеющий недостатка во внимании со стороны прекрасной половины Вашего окружения, подходящих Вам и по возрасту и по статусу и по множеству других критериев. Почему бы Вам не жениться на той, которая составит Вам соответствующую пару, родит Вам прекрасных здоровых детей, с которой Вы сможете вместе их воспитать и одновременно с ней встретить старость. Посмотрите на меня... Даже, если опустить все юридические сложности и предположить, что Вам может понравиться женщина, значительно старше Вас, сколько сохранится этот интерес? Год, два, максимум пять. А что дальше? Мужчина в сорок лет - в самом расцвете сил, а рядом с ним нянчится с младенцем пятидесятилетняя старуха. Это та картина, которую Вы видите для себя через десять лет? Сомневаюсь. Более того, это не та роль, которую и я для себя хочу.
                 Всё время моего обличительного монолога на губах моего собеседника играла лёгкая улыбка, добавляющая снисхождения неуловимо удивлённому взгляду. Ни словом, ни жестом, Адгар не попытался прервать мои рассуждения, терпеливо дожидаясь конца моих слов.
     -    Даже если опустить тот факт, что жениться я могу только на носительнице крови Повелителей, - начал он мне в тон, - А Вы, как я уже упоминал, единственная представительница этой расы на нашей планете, и вернуться к Вашим возражениям, то... как Вы считаете, сколько мне лет?
     -    Лет тридцать, - слегка пожав плечом, высказала я вполне очевидную вещь, - Как минимум на вид.
     -    Вот именно, что на вид, - снова улыбнулся он, - Только вот родился я больше десяти тысяч лет назад, а Вам аж 38, как Вы вежливо нам сообщили. Я правлю этим миром уже около тысячи лет, а до этого, начиная с пятнадцати, принимал участие в делах управления в качестве основного наследника. Так что Ваш возраст, совсем не возраст... Как минимум в том ключе, что Вас смущает. А внешний вид... Ну это очень исправимо и весьма относительно. Не забывайте о том, что на Адивинере живёт магия. У нас жители не стареют и не имеют ограничений срока своей жизни. Всё восстанавливается само собой. Здесь нет старых и немощных, в какой бы уголок планеты Вы не заглянули. Я более чем уверен, что спустя упомянутые Вами десять лет, Вы ничем не будете отличаться от меня в вопросе видимой оценки Вашего возраста. К нам иногда приезжают представители стареющих планет для омоложения, ничего сложного.
                 Пораженная, я только и могла, что захлопнув открывшийся от удивления рот, невежливо таращиться на собеседника, периодически хлопая глазами. Вот во многое могла бы поверить, даже самые невероятные объяснения моих похитителей готова была принять, но возраст в несколько тысяч лет без старения?! Увольте! Подобные сказки - не для меня. Это точно компания безумцев, непонятно по какой причине решившая использовать постороннюю взрослую женщину в своих развлечениях. А всё непонятное - просто ловкая манипуляция.
     -    Я всё равно замужем, - спустя какое-то время смогла выдохнуть я самый главный аргумент, настоятельно напоминая себе об осторожности, чтобы не спровоцировать агрессию, в случае, если я общаюсь с шизофреником, - Что бы Вы ни говорили, а мужа я люблю и никакой любовник мне не нужен. Простите. Не говоря уже о том, чтобы родить вне брака. Это невозможно.
                 Адгар, или как там его зовут по-настоящему, слушал меня внимательно, уже нисколько не улыбаясь моим словам. Видно было, что эти аргументы он воспринял более серьезно. Я искренне надеялась на проблеск если не вменяемости, то хотя бы человечности, который бы позволил мне вырваться из тисков этого безумия.
     -    Да, - с грустью в голосе наконец проговорил он, - Ситуация с мужем очень печальная. И, поверьте, мне искренне жаль, что именно Вам пришлось столкнуться с потерей близкого человека. Примите мои искренние соболезнования по этому поводу.
     -    Но мой муж не умер, - прошептала я, борясь с ужасом, охватывающим меня от одной мысли об этом, - С ним всё в порядке, он просто не знает, где я и что со мной. Наверняка волнуется, ищет и ждёт возвращения.
     -    Я совсем не это имел в виду, - поспешил исправиться мой собеседник, - Конечно, он жив. Просто, поскольку Вы здесь, а он там... Боюсь, Вы никогда больше не встретитесь. Об этой потере я говорил.
                 Я серьезно забеспокоилась, что меня планируют надолго здесь удержать, и поневоле к глазам стали подступать слезы. Еле удерживая себя от стремящейся вырваться наружу безысходности, я поспешила возразить.
     -    Даже если это и так, - прошептала я, соображая, что мне делать дальше, - Я всё равно за ним замужем. И развода Вы оформить не сможете.
     -    Ну это не совсем верно, - спокойно проговорил Адгар, снова отвернувшись в сторону вздымающегося огромными волнами океана, - Наша планета живёт по законам Содружества, согласно которым есть два вида брака: с правом развода, и без такового. Первый вид брака заключается путём обмена брачными кольцами. Пока кольцо на вашем пальце - Вы замужем, как только снято - брак считается расторгнутым. Что же касается второго вида - в месте соединения линий магии желающие нерасторжимого союза при помощи мага накладывают защиту на их брак. Если кольца закрепились - союз заключен и охраняется магией, если же нет - супруги сами решают, как им жить дальше: сохранить временный брак, или одеть второе кольцо, символизирующее нерушимость союза, но не охраняемого магией. При любом варианте, согласно законодательству нашего мира, Ваш предыдущий супруг не является таковым в границах нашего Содружества. При перемещении сквозь пространство Вселенной ничего поверх Вашей кожи перенесено не было, соответственно и брачное кольцо также. Начиная с самого первого мгновения Вашего пребывания на Адивинере, я имел полное и неоспоримое право вступить с Вами в брак на абсолютно законных основаниях, поскольку предыдущий не сохранил своей силы.
     -    Так не честно, - возмутилась я, обидевшись на такую позицию, - Я замужем! И у моего мужа кольцо осталось, да и законы моего родного мира совершенно другие!
     -    Боюсь, что Вы сейчас очень далеко и от Вашего бывшего мужа и от Вашего бывшего мира со всеми его законами, - спокойно ответил Адгар и отошел к столу.
                 Я наблюдала, как этот странный мужчина вернулся на своё рабочее место и стал аккуратно изучать текст какого-то письма на чем-то вроде планшета, только очень тонкого и прозрачного, как стекло. Его пальцы шустро перебирали клавиши клавиатуры, быстро печатая ответ. Абсолютно знакомая картина. Я помялась, переступая с ноги на ногу у него за спиной, не зная куда себя деть и что мне дальше делать. В споре мне не победить, да и нужно ли это, я не знала. На каждое моё возражение у этого человека находился свой аргумент, проверить достоверность которого я не представляла возможным. Откровенно говоря, я не только не имела ни малейшего представления где нахожусь и как отсюда вырваться, но также на каких условиях меня здесь держат. Могу ли я свободно передвигаться по дому, в который меня забросили, есть ли поблизости населённый пункт и смогу ли я туда вырваться. Да и вообще, зачем им всё это нужно?!
     -    Если мы закончили наш разговор, - максимально спокойно произнесла я, решив выбраться на улицу, а там уже разобраться, что и как я смогу в своих обстоятельствах предпринять, - Не стану Вас больше отвлекать. Хорошего Вам дня, Адгар!
                 Я спокойно прошла мимо наблюдающего за моими передвижениями мужчины и уже успела приблизиться к двери, когда услышала его уставший голос:
     -    И куда Вы собрались? - вздохнул он, - У Вас же нет ни денег, ни жилья, ни знакомых, кто бы смог о Вас позаботиться. Не говоря уже о том, что Вы стоите сейчас в одной накидке на голое тело, босая, и даже имени своего в нашем мире не знаете!
                 Разозлившись от того, что он, по большому счёту, прав, я обернулась лицом к задерживающему меня человеку и возмутилась:
     -    И кто во всём этом виноват, скажите мне пожалуйста! Кто вырвал меня из семьи, оторвал от работы, лишил меня дома и друзей? И что им за всё это будет?!
                 Рассердившись и не зная, что на самом деле мне делать, я допустила ту ошибку, которую больше всего боялась совершить. Я забыла, что мужчина, сидящий сейчас за этим столом с таким умным и сосредоточенным видом, очень даже может страдать от опасной психической болезни, а я сейчас своими словами вполне могу его спровоцировать на необдуманные или агрессивные действия. Но меня, что называется, понесло. Может быть, если бы я хотя бы нормально выспалась с утра, или поела, или просто не была так взвинчена всеми этими непонятностями, не так растеряна...
     -    В том то и дело, что нет в этой ситуации виновных, - спокойно ответил на мои возмущения Правитель, - Маги сделали то единственное, что могли в сложившихся обстоятельствах. Не они виновны в том, что именно в Ваших венах течет кровь нашей расы, как собственно и не моя в том, что Вы единственная, с кем я могу разделить свою роль для этого мира.
     -    Адгар, пожалуйста, прекратите, - взмолилась я, не выдержав всего этого давления и устав противиться явному бреду воспалённого ума, - Не верю я в далёкие миры, артефактные кольца, свою уникальность и бесконечную жизнь?! Просто отпустите меня домой к мужу, я хочу одеться, поесть и отдохнуть от этого жуткого дня.
                 Мужчина у окна откинулся в кресле и задумчиво посмотрел на меня долгим пристальным взглядом. Я в панике кусала губы, ругая себя за то, что не выдержала и таки высказала всё, что на самом деле думаю в лицо возможно не вполне адекватному человеку, а за дверью поджидает ещё неизвестное количество таких же опасных субъектов с воспаленной психикой. Как я могла сорваться, забыв обо всех предосторожностях, что нельзя провоцировать того, кто заведомо сильнее и опаснее тебя. А то, что наблюдающий за мной мужчина сильнее меня - это неоспоримо. Дура, какая же я дура! Я с опаской смотрела на своего собеседника, ожидая его действий, как наблюдала бы за тигром, находясь в его клетке.
     -    Простите, - тихо прошептала я, постепенно вжимаясь спиной в закрытую дверь и боясь отвести взгляд от поднимающегося со своего места человека, - Просто всё это слишком нереально, слишком неправдоподобно для меня.
                 Я наблюдала, как Адгар медленно встал, обошел свой рабочий стол и подошел ко мне, всё это время внимательно рассматривая моё лицо. Рельеф двери больно впечатывался в мою спину, но я совершенно не обращала на это внимания, пытаясь слиться с ней в единое целое, моё дыхание сбилось, затаившись, словно при глубоком погружении в воду и я подсознательно уже готовилась к тому, что из этой ситуации мне не выбраться, как минимум невредимой.
     -    Дышите, Ана, дышите, - в непосредственной близости от меня, спокойно напомнил он, аккуратно беря меня за предплечье и отодвигая от полюбившейся двери, - Присядьте и успокойтесь. Не нервничайте так. Мне, право, неприятно наблюдать Ваш страх, словно я дал Вам повод меня бояться. Более того, ничего удивительного в Ваших сомнениях я не вижу. Абсолютно здравые рассуждения. Слишком много на Вас сегодня всего свалилось, с чем Вы раньше никогда не сталкивались, вот Вы и сопротивляетесь любым доступным Вам способом.
                 Я слушала его спокойный уверенный голос, пока он вёл меня от двери и усаживал за стол, попутно замечая, что сейчас скорее этот мужчина ведёт себя со мной, как с опасной сумасшедшей, а не наоборот. Это окончательно отрезвило меня, заставив по-новому взглянуть на этого человека и его слова.
     -    Мне нужны какие-нибудь неоспоримые доказательства всего Вами сказанного, - глядя в малахитовые глаза успокаивающего меня мужчины, попросила я, - Чтобы убедиться, что никто из нас не сошел с ума.
                 Адгар задумчиво кивнул головой, явно размышляя, какой аргумент мог бы использовать, чтобы доказать правдивость собственных слов. Его взгляд сместился в сторону окна, словно выискивая подсказку для решения новой головоломки.
     -    И почему Вы назвали меня Анной, - вспомнила я странное обращение, которое он использовал, пытаясь привести меня в чувство, - Я ведь сказала Вам, что меня зовут Виктория.
     Глава 2. Зов крови.

                 Я удобнее устроилась в кресле, уже привычно укутываясь в странной формы то ли плащ, то ли накидку, обволакивающую моё тело и повернувшись лицом к собеседнику, настроилась выслушать интересующее меня объяснение. Адгар улыбнулся, заметив перемену в моём поведении и начал свой рассказ:
     -    Если помните, в самом начале, как только Вас ко мне привели, я глядя Вам в глаза сделал так, что Вы смогли понимать нашу речь?
     -    Да, разумеется. Это было впечатляюще, - невольно согласилась я, думая о том, что и обычным трюком это вполне может быть, - Хотя, Вы вполне могли бормотать какую-то несуразицу, а затем просто перейти на нормальную речь.
     -    На самом деле, знание нашего языка - это лишь одно из проявлений того, что я тогда выполнил, - Адгар слегка улыбнулся моему замечанию и, расслабившись, откинулся на спинку кресла в котором сидел, - Когда Вас притянул артефакт, Вы не были привязаны к нашему миру и при минимальном усилии, при малейшем желании, любой мог вырвать Вас к себе на планету и использовать по своему усмотрению простой активацией подобного артефакта, по сути без малейшего риска для собственной планеты, или, даже, просто физически загрузив Вас в свой корабль, а наши системы безопасности этого даже бы не заметили. В Вашем отношении не работали никакие законы нашего Содружества и, соответственно, у Вас не было и самых малейших прав, а следовательно и защиты. То, что я, собственно, тогда сделал - вписал Вас в информационное поле нашей планеты и Вы стали полноправной гражданкой Адивинеры и нашего Содружества. Теперь у Вас есть имя, отражающее Ваш статус представителя расы Повелителей, полностью соответствующая Вам информация об образовании, способностях и ограничениях, наложенных на Ваше передвижение в рамках нашей планеты, а также полное отсутствие языкового барьера, помимо всего прочего, что фиксирует система. Но самое интересное, с того момента как в отношении Вас, так и Вы лично, можете видеть, если кто-то попытается обойти идентификацию. Проще говоря - обмануть Вас в этих ключевых вещах.
     -    Как это? - заинтересовалась я, признавая, что ни о чём подобном у себя на планете я не слышала.
                 Если, к примеру, взять технологии, которые я здесь уже видела, то и планшет и пространственная голограмма - вещи вполне возможные при доступе к передовым технологиям нашего мира. Ткань одежды, да и материалы, используемые в мебели - тоже могут быть какой-то новинкой, мало распространенной в широких кругах. Пока что я не могла найти объяснения лишь странному перемещению из какого-то каменного зала, в котором я очнулась, в приятную гостиную, где оказалась просто ступив в арку, но и здесь ещё вопрос. Я настолько растерянно себя чувствовала, что простая смена декораций, как в театре за опущенным занавесом, когда выключили ненадолго свет, вполне могла сбить меня с толку. Поэтому возможность лично выполнить что-то невероятное - сильный аргумент, которому я вполне могла бы поверить.
     -    Всё просто, - продолжая улыбаться пояснил мой собеседник, - Можете задать любой вопрос о моём имени, должности, образовании, расе, способностях, семье, даже правах. Что угодно. Скажете солгать или сказать правду и сами сможете увидеть разницу, просто глядя мне в глаза.
                 Эксперимент интриговал. Я невольно заинтересовалась такой возможностью, предварительно всматриваясь, не видно ли линз у моего собеседника. Тем более, что и цвет глаз у него - уж очень своеобразный. Такого оттенка зелёного в натуральном виде я ещё никогда не встречала. Яркий, насыщенный, с частичными вкраплениями ещё более тёмного зелёного цвета, который интенсивнее заполняя либо, наоборот, сжимаясь, преображает радужку, передавая таким образом силу эмоции, одолевающей её обладателя.
     -    Ладно, давайте попробуем, - согласилась я, отмечая лёгкую улыбку, заигравшую в уголках его рта, - Солгите. Ваше имя?
     -    Владилен, - на абсолютно честном лице не дрогнула ни единая мышца, вот только в зрачке глаз словно произошел мини взрыв.
                 Я невольно ахнула, наблюдая подобную картину, тут же выискивая, каким бы образом подобное могло быть подстроено и решила на всякий случай пересадить своего собеседника на другое место, чтобы исключить возможность игры освещения.
     -    А теперь скажите правду, - попросила я, когда он склонился ко мне через стол, сидя практически напротив меня, полностью изменив локацию.
     -    Адгар, - в уголках его глаз сложились меленькие морщинки, обозначая улыбку, которую он пытался контролировать на своём лице, и больше ничего, - Друзья зовут меня Ад.
                 Я невольно поморщилась от подобного сокращения, что не ускользнуло от внимания не менее пристально наблюдающего за мной мужчины.
     -    Что? - поинтересовался он, не отрывая от меня удивлённого взгляда.
     -    Нет, ничего, - опустила я глаза на столешницу между нами, закусив губу в размышлении стоит ли давать объяснение, - Просто в нашем языке это не самое приятное обращение.
     -    Да? - его удивление можно было почувствовать даже в голосе, - Вы меня заинтриговали.
     -    Ну, - протянула я, решаясь всё же рассказать, - Так у нас в христианстве называют место огненных мучений, куда попадает после смерти душа грешника, если он не раскаялся в своих проступках. Он там вечно горит в огне за все грехи, которые он совершил при жизни. Это противоположность рая на небесах.
     -    Хм, - протянул мой собеседник, отталкиваясь от стола, - Очень действенное изобретение. Жестоко, но, думаю, эффективно. И что, срок сократить, или хотя бы зафиксировать никак нельзя?
     -    Эм, - теперь была моя очередь засомневаться, - Не уверенна. Я о таком не слышала.
     -    Мда, сурово, - снова возвращаясь в прежнее положение протянул Повелитель, - Хорошо, что у нас нет религии и после смерти мы просто умираем. Но Вы можете сокращать, как Вам больше понравится. Хотите - Ар, хотите - Аг, а можете изобрести вообще что-то своё. Я не буду против.
     -    Ладно, - улыбнулась я такому предложению, хотя не имела ни малейшего желания как-либо сокращать имя этого человека, - Теперь соврите мне о Ваших способностях.
     -    Я умею превращать воздух с прадий, - после недолгой паузы выдал он, тут же засверкав всеми полагающимися искорками.
     -    А что это такое? - поинтересовалась я, услышав новое для себя слово.
     -    Руда, которую у нас добывают, - пояснил он мне, - Она обладает мощным энергоёмким ресурсом. Очень дорогая.
     -    Понятно, - протянула я, задумываясь, что бы ещё такого спросить, - Скажите правду о Вашей должности.
     -    Правитель этой планеты, а также представитель рода Повелителей, - без единых признаков активности в глазах выдал он, заставив меня напрячься.
     -    А теперь соврите, - попыталась я нащупать ниточку для собственной надежды.
     -    Ладно, - улыбнулся мне собеседник, - Я маг этого города.
                 Глядящие на меня глаза взорвались не менее ярким фейерверком, чем ранее, когда мне сообщали неверную информацию. Я разочарованно выдохнула, вынужденная признать невероятность данного эффекта. Уж взрывы в глазах подделать не так то просто.
     -    Это удивительно, - признала я, сворачивая эксперимент, поскольку не видела более в нём необходимости, - А имя какое Вы мне дали? Почему не поинтересовались сразу, как меня зовут, чтобы не создавать новое?
     -    Анабель, - ответил мне Адгар, снова комфортно откидываясь на спинку кресла, - К сожалению, как Вы не понимали нашу речь, так и для нас, произносимые Вами слова были абсолютно не информативны. А без имени, я не мог вписать Вас в нашу систему идентификации граждан. Вот и пришлось взять на себя эту задачу. Теперь именно так Вас зовут. Вам не нравится?
                 Я покатала на языке, как звучит моё новое имя: "Анабель". Сокращенно, можно сказать Ана, а можно тоже красиво - Бель. Как это ни печально, но я вынуждена была признать хоть и малую, но вероятность того, что пользоваться им мне всё же придется.
     -    А переименовать меня на моё собственное имя обратно никак нельзя? Мне оно всегда нравилось, да и привычно уже, - попыталась я всё же прощупать почву.
     -    Сожалею, Ана, именно на имени и расе удерживается уникальность идентификации. Эти параметры неизменны. В нашем Содружестве первая буква Вашего имени должна соответствовать статусу, который Вы занимаете в обществе планеты, - пояснил мой терпеливый собеседник, - Как только мы активируем Вашу кровь, Вы будете относиться к роду Правителя этого мира. Это первый уровень - значит и имя Ваше должно начинаться на "А". Всё просто.
                 Вот и ещё одно отличие от привычного мне устройства. Как всё просто и эффективно придумано. Я понимающе закивала головой, принимая услышанное объяснение. Однако, по мере нашего разговора, у меня всё снова и снова всплывали новые вопросы. Насколько же другим казался этот странный мир, куда меня, если всё же верить моим похитителям, затянуло. А верить приходилось, как бы прискорбно это всё ни оборачивалось для меня. Плохо.
     -    Адгар, скажите, - продолжила я любопытствовать, - И Вы и Ваши маги уже несколько раз упоминали об активации моей крови. Что это вообще и зачем это нужно делать?
                 При этом вопросе Повелитель снова вернулся в своё прежнее положение, наклонившись в мою сторону и, как мне показалось, даже слегка поерзал в кресле, словно от неловкости. Я удивленно уставилась в его такие близкие глаза, наблюдая странное потемнение, преобразившее его внешность. Что-то малоприятное и явно подозрительное для себя сейчас я готова была услышать.
     -    Что это - объяснить довольно просто, - неспешно начал он, подчёркнуто спокойно уложив руки перед собой, чем окончательно уверил меня в ожидаемом подвохе, - Человек, обладающий этой особенной кровью, является носителем сразу всех доступных видов магии живущих здесь рас. В нас с Вами намешана в равной мере и кровь людей и кровь эльфов, пополам с кровью орков и гномов. Полный баланс, так сказать. Можно точно обозначить нас, как особую, отдельную расу. Но самое главное наше отличие когда кровь активна, состоит в том, что сквозь нас напрямую проходят потоки магических сил и мы, образно говоря, причёсываем их, пропуская через себя. Восстанавливаем, если где-то произошло нарушение или разрыв. Что-то такое. А ещё мы единственные, кто полностью иммунен к любому магическому воздействию. Собственно по этой причине именно представители нашего народа на всех планетах и являются первоочередными кандидатами в правители. На нас невозможно магически повлиять для принятия чьей-либо стороны, мы не можем иметь детей от представителей других рас, поэтому не имеем с ними кровного родства. Даже когда происходит необъяснимое и подобный ребёнок рождается в народе, как будущий спутник уже рождённому Повелителю, на семью ребенка никаких льгот не распространяется. По этим причинам мы так и важны для планеты. Мы живые восстановители магических потоков, а также судьи, правители и законодатели. Без этого планета превращается в обычный мир, населённый обычными людьми, со всеми дрязгами, болезнями и старостью.
     -    Хм, - я честно пыталась понять объяснение, размышляя над тем, насколько это всё мне вообще нужно, - Звучит как-то странно и как-то ответственно, что ли. А что насчёт самой активации?
     -    Обычно, - как-то более напряженно, чем раньше, продолжил пояснять мой новообретённый соплеменник, - В тот миг, когда ребёнок рождается, он подхватывает доступную ему силу магии, отрываясь от матери и переключаясь на окружающий мир. Таким образом активация крови происходит природно и когда его вписывают в потоки планеты - он уже не требует дополнительного толчка для взаимодействия с магическими силами. По-другому бывает, если в силу каких-либо причин в поле планеты вписывается неактивированный житель, так сказать, замкнутый сам на себе. Тогда его силу нужно разомкнуть и направить во внешний мир, то есть активировать. Это возможно двумя путями, сам организм претерпевает какой-либо кардинальный стресс, так сказать перезапускается. Грубо говоря - умер и ожил. Странно, но при потере сознания активация не происходит. Либо же другим путем - слияния с уже активированным жителем. Второй вариант, как Вы понимаете, значительно более безопасный.
     -    Что значит "слияния"? - подозрительно уточнила я, уже имея определённые предположения по этому поводу.
     -    Не стану вдаваться в физиологические подробности, но в определённый момент близости между любовниками наступает мгновение, когда их силовые потоки полностью переплетаются, наполняя друг друга, независимо от того, как было до этого, а затем снова обращаются в мир вокруг. Как сразу же после рождения. И в итоге, даже тот, кто имел пассивную кровь, автоматически активизирует её точно так же, как при рождении.
     -    Думаю, я вполне обойдусь без активации, - решительно высказалась я, как только поняла, что по сути мне предлагают сделать, - Как я Вам уже говорила, мужа я своего люблю и изменять ему ни с кем и ни ради какой выгоды не стану. Тем более ради того, что нужно даже не мне. А уж рисковать собственной жизнью - тем более. Ни о каком перезапуске и речи идти не может.
                 Адгар снова откинулся в кресле, наблюдая мою категоричную реакцию, вполне обоснованную, должна я заметить. Несмотря на то, что сейчас он сидел со стороны окна, технология, которая использовалась при строительстве этого здания, а в частности освещение, не оставляло никаких теней ни на одном объекте в кабинете. Сейчас, во всех подробностях наблюдая выражение лица своего собеседника, я с удивлением отметила этот факт. Именно с таким упрямо непоколебимым выражением лица когда-то мой отец сообщил мне, что учиться в университет я пойду вне зависимости от того, чего я хочу в данном вопросе, а хотела я с подружкой в колледж. "У тебя нет выбора, - сообщил он мне тогда, всем своим видом подтверждая своё мнение, - Я тебя кормлю, одеваю, ты у меня живешь. Так что на такую малость я определенно могу расчитывать". Сейчас, глядя на сидящего во главе стола мужчину, я со стопроцентной гарантией могла предугадать его дальнейшую фразу. Вот только если отцу мне возразить было нечего, то в данном случае сдаваться я была не намерена.
     -    Боюсь, Анабель, - услышала я в точности то, что и ожидала, - В этом вопросе у нас с Вами нет абсолютно никакого выбора.
     -    Ничего подобного, Адгар, - полностью копируя его позу, тон и мимику, стала возражать я, заранее подготовившись к его ответу, - Выбор есть у всех и всегда. Тем более в вопросе того, кому с кем спать, а кому нет. Мне эта Ваша активация и даром не нужна. Прожила почти сорок лет без неё, и ещё столько же проживу, даст Бог. А нет, так и нет - мне терять нечего! Более того, я не имею ни малейшего отношения к Вашей магии, потокам сил на Вашей планете и к этому вашему Содружеству. Это не моя планета, не мой народ и, даже, не мои близкие. Жили без меня вон сколько тысяч лет, и ещё столько же проживёте. Ошиблись Ваши маги с призывом. Не ту барышню они вытащили.
                 Я облегчённо выдохнула, высказав, что думаю по этому поводу и только после этого стала ожидать реакцию на мои слова, но мой оппонент со слегка приподнятой в удивленно-высокомерном изгибе бровью молчал, глядя мне прямо в глаза, словно ожидая продолжения или зная о чём-то, что я не учитываю в своих рассуждениях.
     -    И вообще - я христианка, а блуд - это грех, - выдала я в попытке заполнить не комфортную паузу, - Вы же не заставите меня идти вопреки моей религии?
                 От моих последних слов на лице мужчины расцвела улыбка, словно он услышал что-то поистине забавное. Я невольно, от возникшего чувства неловкости, заёрзала на своем месте, тут же одёрнув себя, напоминая, что в этом споре правда на моей стороне и уже более уверенно глянула в зелёные улыбающиеся глаза.
     -    Вы серьезно? - поинтересовался он, пристально и в упор рассматривая меня, чем почти вогнал в краску, - Посмотрите вокруг и обдумайте то, что буквально пару часов назад произошло лично с Вами. И о какой же религии Вы говорите?
                 В очередной раз хлопнув глазами, я с удивлением стала размышлять над сказанным. Я всю свою жизнь послушно проходила в церковь, там же познакомилась со своим мужем, да и большинством своих друзей, там возникли и укоренялись все мои основополагающие жизненные принципы. Итак, во что же я всегда верила? Человек - венец создания Божия, так сегодня я познакомилась и с представителями других рас. Допустим, Библия обобщила всех разумных творений под одно понятие - "человек". Сам факт существования других миров с бесконечно живущим населением, явно не отягощенным соблюдением всех ограничивающих предписаний слова Бога, уже идёт в определённый разрез со всем, что я когда-либо знала о мироустройстве. Дальше, меня притянуло какое-то кольцо из-за особенностей моей крови. Значит, либо на Земле в своё время тоже было подобное этому миру население, либо я вообще потомок пришельцев, поскольку об орках, гномах и эльфах я никогда не слышала иначе, чем в контексте сказок, а уж тем более в качестве собственных предков. Не понятно... Да и эти сверх прогрессивные жители Содружества, вроде бы, до сих пор не научились так далеко летать. Также не стоит исключать тот вариант, что всё, мне здесь рассказанное - может быть лишь розыгрыш и неправда, ловко прикрытая необычными трюками и современными технологиями. Сама я сейчас нахожусь на родной планете, никуда не телепортировалась, а эти милые красавцы - просто развлекаются, делая из меня доверчивую дуру. Вот только зачем им престарелая замужняя тётка без особых выдающихся качеств? Тоже не понятно. Да и странностей, необъяснимого с точки зрения землянки характера, со мной сегодня приключилось немало. Но, не зависимо от того, во что мне верить, а во что нет, заниматься сексом с первым встречным я всё равно не стану.
     -    Даже, если все мои убеждения, которые я имела всю свою жизнь, сегодня рухнут, - возразила я после длительного размышления, тактично не прерываемого моим собеседником, - Это ни в малейшей степени не обязывает меня становиться Вашей любовницей. Этому не бывать. Мне это не нужно и не интересно. И опять же, повторюсь, - терять мне уже нечего!
                 Адгар явно следил за всем процессом работы моей мысли, терпеливо ожидая выводов, к которым я приду.
     -    Ладно, - наконец совершенно спокойно предложил он, - Давайте так, я опишу Вам сложившуюся ситуацию, а Вы уже сами решите, действительно ли Вам терять нечего и активация крови Вам не нужна.
                 Дождавшись, пока я утвердительно кивну, он продолжил:
     -    Вы сейчас вписаны в поле Адивинеры и это даёт Вам относительную безопасность. Первый встречный, кто пожелает Вас заполучить и продать подороже любой (!) правящей семье любого из миров Содружества, не сможет Вас вывезти просто забросив на борт корабля. Это плюс. Более того, даже если он очень постарается и всё же умудрится вырвать Вас из поля нашей планеты, а это при определённых усилиях вполне возможно, и переместит, всё же столкнётся с законом о запрете похищения граждан планет Содружества и должен будет понести наказание, выплатив Вам штраф и предоставив свободу. Но! Нет гарантии, что к моменту, когда мы Вас найдём, Вы ещё не будете активированы в поле другой планеты. Абсолютно любой Правитель Содружества обладает достаточными силами и полномочиями, чтобы сломать запись, особенно если привязки к Адивинере уже не будет, а ведь именно семьи Повелителей и будут заинтересованы в том, чтобы Вы оставались в их мирах. Как я Вам уже говорил, в большинстве случаев именно из рода Повелителей и избирается уполномоченный Правитель планеты. Так что он сам для себя всё и организует. Даже хотя бы просто, чтобы не допустить Вашего присутствия здесь, уже самим этим укрепляющего наш магический фон. Следовательно, как таковая, защита от похищения у Вас слабенькая, а выгода осуществить это не самое сложное дело - просто громадная. Я уж молчу о том, что первая же активация артефакта крови, порвёт во мгновение ока Вашу привязку к нашей планете, если Вы носитель пассивной крови. Итак, что Вы предпочтёте?
                 Я снова во все глаза рассматривала Адгара, красочно вырисовывающего передо мной такие перспективы и невольно почувствовала себя просто каким-то куском мяса, товаром, племенной кобылой, которую каждый более или менее ловкий торговец непременно захочет заполучить и повыгоднее воспользоваться. Жуть какая, мерзко и гадко.  А самое противное, что от меня лично вообще ничего не зависит. Как сегодня.
     -    И в чём же тогда принципиальная разница для меня? - сухо поинтересовалась я, отчаянно сопротивляясь поднимающемуся откуда-то из глубины души чувству безысходности, - Не то же ли самое Вы лично планируете сделать со мной? Тоже похитили, тоже вполне оперативно вписали в Вашу планету, тоже планируете активировать мою кровь, чтобы я чистила магические потоки Вашей планеты. Более того открыто заявляете, что хотите на мне жениться, чтобы я смогла рожать Вам правильных детей. Так какая мне разница против кого выступать и кому отказывать?
                 Красивое лицо Адгара скривилось, как от зубной боли, выслушивая мою отповедь, однако я была абсолютно уверенна в своей правоте и ни в коем случае не собиралась отступать. Пусть только попробует мне что-то возразить?! Я была расстроена, сердита, голодна и жутко переживала за своё будущее вообще и просто боялась представить насколько хуже сейчас моему мягкому, заботливому, нежному мужу, и что он в данный момент испытывает там, один. Вот держал меня на руках, а в следующее мгновение я просто исчезла. Как в воздухе растворилась и следа от меня вообще не осталось. Жуть! Так и сойти с ума от подобного можно. Стараясь не думать, о том, что с ним сейчас происходит, я просто настроились победить в этом конкретном споре и отвоевать себе право жить индивидуально. А с остальным я буду разбираться по мере поступления проблем. Сейчас же моим самым сильным желанием было одеться, поскольку я невообразимо смущалась своей абсолютной наготы под плащом. Гонимая всеми этими рассуждениями, я гордо задрала подбородок, твёрдо держа взгляд собеседника.
     -    В общем - то, Вы, конечно, правы, - нехотя согласился с моими доводами он, спустя некоторое время, - И похитили Вас мои маги, и вписал я Вас как только понял, кого они ко мне привели, и цель моя - очевидна. Собственно, другой и быть не могло. Ради Вас мою планету поставили под угрозу вымирания, этого я никогда не смогу сбросить со счетов. Поэтому я совсем не заинтересован в том, чтобы Вы исчезли из моей жизни, как и из жизни моего народа. Вот только разница для Вас лично всё же есть - я, или кто-то другой, причём весьма существенная. Я могу Вам гарантировать, что со своей стороны никогда не проявлю в Вашем отношении никакого насилия, ни к чему не стану принуждать или заставлять угрозами или шантажом что-либо делать. Меня не интересуют запуганные и сломленные женщины, единственной задачей которых является рожать детей в максимально возможных количествах за минимальные сроки. Даже в интересах всего мира я не пойду на то, чтобы преступить данное обстоятельство. Именно по этой причине, я всеми силами пытаюсь с Вами договориться, подробно всё объясняю, а не принуждаю сделать то, что считаю правильным. Решение в любом случае остаётся за Вами. Вот только далеко не все могут оказаться столь галантны по отношению к Вам, как я.
                 Я безусловно, была согласна, что пожелай он этого, я бы ничего не смогла противопоставить крепкому здоровому мужчине, сидящему сейчас напротив меня в кресле. Вот она я, готовенькая к употреблению, так сказать. Даже упакована подходяще. Один крепкий подзатыльник и очнусь я уже активированной по полной программе. Более того, даже если бы я начала кричать и яростно сопротивляться, и кто-то бы услышал, на помощь точно бы никто не пришел. Одно моё этапирование сюда чего стоило. Четыре крепких мужчины тащат в кабинет Правителя замотанную в один плащ женщину, а никто даже не поинтересовался, что происходит! Но и приведённый аргумент - я хороший, а все остальные плохие - не выдерживает никакой критики. По всей видимости, что-то подобное отобразилось у меня на лице, поскольку я сразу же услышала:
     -    Вы можете сомневаться в моих слова, - с понимающей улыбкой продолжил Адгар, - У Вас не было ни малейшей возможности убедиться в правдивости того, что я Вам говорю. Позвольте просто рассказать Вам как и почему погибли мои близкие около тысячи лет назад. Для нас это не такой уж и давний срок, к слову. Так вот, существует несколько планет в нашем Содружестве, на которых условия жизни просто идеальны как для сельского хозяйства, так и для животноводства или просто отдыха, более того, находятся они в одной галактике - Дивной, в состав которой входят некоторые особые элементы, формирующие такую атмосферу, которая позволяет зарождаться в недрах наших планет особым ископаемым. У нас очень ровный умеренно тёплый климат, позволяющий не беспокоиться дополнительно об условиях для жизни. Бывает жарко, но никогда не бывает сыро или холодно. Есть равнины, есть горы, есть огромные океаны. Чтобы прокормить себя или своих животных, нам практически не приходится трудиться. Всё растёт само. Только собирай, сколько чего тебе нужно. Не зря Адивинеру так назвали в Содружестве - удивительная водная земля. И вот представьте себе, в один день, по всем нашим планетам одновременно бьет энергетический заряд колоссальной мощности, нацеленный на обладателей крови Повелителей. На трёх планетах погибли все представители нашей расы, одна из которых на очень печальных условиях сразу же стала колонией одного из миров со значительно более суровым климатом, две другие - медленно теряли свою магическую силу на протяжение почти трехсот лет, позволяя выжить на своих просторах только тем, кто способен существовать без магии. Миллиарды загубленных жизней. На ещё одной планете осталась молодая семья, которая во время атаки была в непроницаемом для удара помещении, у нас - оставленный отцом дома - я, потому что недостаточно успешно справился с разбирательством у орков и должен был всё закончить к его возвращению. С тех пор мы, конечно, себя защитили от повторения подобных трагедий, но истинно виновных так никто и не нашел и не наказал. Подумайте, кому всё это было выгодно и как они поведут себя с Вами, когда Вы окажетесь в их руках.
     -    Адгар, - всё время его рассказа, я с сожалением понимала, что во всех мирах и во все времена люди, какой бы расы или происхождения они ни были, неизменно отличаются непередаваемой жестокостью и эгоизмом, особенно когда затронуты их денежные интересы, - Я искренне сожалею, что всё это с Вами и Вашими близкими случилось. Если бы я чем-то могла помочь, никогда бы не осталась в стороне. Но поймите и Вы меня. Меня вырвали из привычного мне мира, лишили любимого человека, который там сейчас наверняка с ума от волнения сходит, не зная что со мной, где я и увидит ли он меня когда-либо вновь... Вы же мне здесь рассказали о какой-то эфемерной крови, о которой я раньше никогда в жизни не слышала, заявляете, что я просто обязана чистить и обновлять какие-то потоки Вашей планеты, пропуская их сквозь себя. Да мне не жалко, всегда пожалуйста, пусть себе обновляются, но ведь для этого мне нужно с Вами "слиться", простите за прямоту. А это уже совсем другой расклад событий. Вы даже имя мне изменили, не потрудившись упомянуть об этом. Ладно, вначале мы друг друга не понимали, но потом Вы даже не извинились за своеволие. Простите, но всё это звучит просто как бред сумасшедшего, единственной целью которого является подбить меня на какие-то невообразимые действия. Повторяю, я готова рискнуть и отбивать любые претензии ко мне по мере их поступления от кого бы то ни было. Чем больше я размышляю над всем, что Вы мне сегодня рассказали, тем больше убеждаюсь, что всё это просто дурной сон какой-то и не имеет к действительности никакого отношения.
     -    Хорошо, - Адгар внимательно выслушал мои слова, и легко кивнул головой, словно подводя итог нашей беседы, - Я обещал, что решение будет Вашим - не стану более ни на чём настаивать. Единственное, что я напоследок могу Вам предложить - провести небольшое испытание, учитывая всё ещё одолевающие Вас сомнения. Я окончательно от Вас отстану, никогда более даже не упомяну при Вас о замужестве, детях или чем-то подобном в Вашем отношении. Со своей стороны беру на себя Ваше полное финансовое обеспечение, Вы сможете жить здесь в резиденции или в любом другом имеющимся в моём владении имуществе. Также готов буду поддержать любые Ваши разумные начинания, которые Вы предложите. Будете мне тем, кем сами захотите - сестрой, женой, любовницей или другом. Я всё приму. Вы же для себя сможете окончательно убедиться - дурной сон Вам снится, или всё мной Вам рассказанное является правдой.
     -    Вы серьезно? - Я с искренним недоумением рассматривала лицо сидящего напротив мужчины, выискивая в нём признаки коварства или любого другого подвоха, слишком уж привлекательным было озвученное предложение, - Что-то мне с трудом верится в искренность Ваших слов.
     -    Мне значительно выгоднее Вас иметь здесь в качестве гостьи, чем потерять любой шанс наладить отношения и Вы сбежите при первой же возможности, - слегка пожав плечами, ответил мне он, - Тем более, что шанс всегда остаётся. Вдруг я Вам так понравлюсь, что Вы сами ко мне придете.
                 Адгар откинулся в кресле, уже нисколько не скрывая шальной улыбки, осветившей его лицо при последних словах. Я всё ещё с недоверием рассматривала своего собеседника, но и упускать такое предложение было бы глупо. Поэтому я слегка кивнула головой, побуждая его продолжить.
     -    Вы говорили, что очень любите Вашего мужа и изменять ему ни при каких обстоятельствах не станете, - правильно поняв мой знак, поинтересовался он, повторяя мои собственные слова, - Особенно с малознакомым мужчиной ради чьего-то желания. Я всё верно цитирую?
     -    Абсолютно, - без единой доли сомнения согласилась я.
     -    И повлиять на Ваш выбор абсолютно никто и никаким образом не сможет? - снова уточнил он мои утверждения.
     -    Да. Это моё твёрдое решение, - повторно согласилась, не понимая зачем всё это повторять.
     -    Тогда, если я Вас поцелую, Вы сможете сдержаться и не ответите мне?, - при этих словах он сделался полностью серьезным и даже наклонился в мою сторону, облокотившись на стол, - Это моё испытание. Я Вас целую. Если Вы сможете стерпеть и не ответить на поцелуй - я выполню всё, что обещал. И более того, признаю, что всё, что с Вами сегодня произошло - огромная трагическая ошибка.
                 Я снова уставилась на своего собеседника, хлопая глазами от удивления. Чётко чувствуя подвох во всей этой затее, я тем не менее никак не могла понять, в чём он должен состоять. То ли мужчина настолько самоуверен, что не предполагает отказа, то ли я чего-то совсем не понимаю в его предложении. Ну поцелуй, ну и что?! Тоже мне - великое дело. У него, конечно, опыт похлеще моего, но у меня даже поцелуи нежно любимого мужа крышу никогда не сносили. Вот просто ни разу! Да и вообще, не особо страстная я натура, если говорить откровенно, чтобы обо всём этом всерьез волноваться. Однако и спешить с согласием я всё равно не решалась. Что-то меня всё равно смущало, заставляя дотошно выспрашивать, пытаясь найти зацепку:
     -    А скажите, Адгар, - аккуратно стала прощупывать почву я, - Если я соглашусь на Ваше предложение, не буду ли я по Вашим законам Вам чего-либо должна или обязана? Или Вы мне? Что-то чувствую я какой-то подвох во всей этой затее.
                 Мой собеседник хитро улыбнулся и поспешил заверить:
     -    Торжественно обещаю, что не стану абсолютно ничего от Вас ожидать, если Вы согласитесь на этот небольшой эксперимент. Более того, уверяю Вас, что единственным его подвохом является возможность неопровержимо доказать, что Вы носитель крови Повелителей, поскольку только в этом случае Вам не удастся себя проконтролировать и Вы не сможете не ответить на поцелуй другого представителя Вашей расы. Заметьте - любого!
     -    А что будет, если смогу? - решила уточнить я, всё же слегка беспокоясь, не является ли эта затея ловушкой.
     -    Ну, помимо обещаного, я сам лично объявлю на совете Содружества, что мой амулет сработал некорректно и притянул абсолютно обычную женщину и предложу им лично в этом убедиться. Таким образом Вы перестанете представлять для кого-либо интерес и будете в полной безопасности. Устраивает?
                 Обязательство было высказано достаточно прямолинейно, детализировано и чётко. Я просто не смогла ни к чему придраться ни в формулировках, ни в тоне, ни в мимике, хоть и чувствовала внутри какое-то шевеление, подозрение подставы. Слишком уж всё красиво он обещает, чтобы быть правдой. С другой стороны, что мне терять? От поцелуев дети не рождаются. Да и аргументов против у меня всё равно не было.
     -    Ладно, - нехотя согласилась я, стараясь не думать о том, является ли поцелуй предательством по отношению к мужу, - Но Вы от своих обязательств не отступитесь!
     -    Не отступлюсь, - сверкнула улыбка мне в ответ, окончательно уверяя в том, что я сейчас совершаю ошибку.
                 Дальнейшее происходило как-то то медленно, то быстро, словно кто-то включал ускоряющую или замедляющую перемотку. Вот Адгар поднимается со своего места и медленно подходит ко мне, подавая руку, чтобы было легче подняться и облокотиться на край его рабочего стола у меня за спиной, видимо для большей устойчивости. Я чуть плотнее запахиваю одолженный мне плащ, всё же смущаясь под ним своей наготы и не желая никоим образом повлиять на дальнейшие действия мужчины. Затем я ощущаю совсем лёгкое движение его пальцев по моей щеке, смущаясь несовершенства собственной кожи и тут же забывая об этом, потерявшись в глубине ставших практически чёрными бездонных глаз находящегося так близко мужчины. Практически невесомое касание приятных мягких губ абсолютно без никакого давления, заставляет моё сердце странно замереть, а в следующую секунду, когда рот целующего меня мужчины слегка приоткрывается, прихватывая мою нижнюю губу, оно срывается в медленном гулком ритме и чёткими размеренными ударами усиленно разгоняет кровь до самых дальних клеточек моего тела, горячей волной в одно мгновение распространяя невыносимый жар. Рот сам собой приоткрывается, отвечая на желанный поцелуй, в уме отмечая полное несогласие с этим действием, где-то на подсознании замечая что вот она - та ловушка, которую я предполагала, но уже в следующее мгновение мне становится это абсолютно безразлично и я забываю полностью обо всём, кроме этих жадных губ, ощущения невыносимой нужды в прикосновениях этого конкретного мужчины, и мои руки сами рвутся обвить крепкую шею, притягивая его ещё ближе и с какой-то болезненной радостью ощущаю ответное страстное объятие, вырывая торжествующий вздох и запуская в груди целый калейдоскоп чувств, сметающих любые ограничения.
                 Не знаю сколько времени прошло и смутно помня, что я вытворяла прежде, чем смогла очнуться, приходя в себя в тесных объятиях сильного мужчины. Мои ноги продолжали дрожать, обвивая крепкие обнаженные бёдра брюнета, а ладони всё ещё удерживали мёртвой хваткой его оголенную спину, не позволяя отстраниться, вцепившись в неё, словно в последнюю надежду на спасение. Я невольно отметила, что мой плащ уже давно не прикрывает бесстыдное тело, которое каждой своей клеточкой старается прижаться к абсолютно обнажённому, ещё содрогающемуся в последних волнах удовольствия, глухо постанывающему мужчине. Чувствуя, как шевелятся волосы на моей макушке от частого горячего дыхания уткнувшегося в них Адгара, я замерла, ощущая мёртвую хватку вцепившихся мне в спину пальцев и непроизвольно вдыхая дурманящий аромат, заполняющий то небольшое пространство между шеей и ключицей, куда самым хозяйским образом уткнулся мой бессовестный нос, заставляя наслаждаться последними мгновениями перед вынужденным пробуждением, которое непременно случится в самое ближайшее время.
                 Вот удерживающая меня за спину крепкая рука начинает медленно сползать, аккуратно расположившись на моём бедре, как бы поддерживая его и одновременно едва уловимо нежно лаская, вот горячее дыхание покидает мои волосы, медленно проскальзывая вдоль виска и направляясь к лицу и, наконец, вторая рука, слегка сжав плечо болезненно медленно прогибает мою спину, слегка поддерживая на себе, но совершенно не оставляя выбора и вынуждая приподнять голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
     -    Ана, - знакомый голос без единой нотки торжества или иронии заставляет меня победить собственный стыд и всё же встретиться с ещё мутными тёмно-зелёным глазами, - Не плачь, милая моя, ты не могла этому сопротивляться. Это то, что называется "зовом крови". Выстоять практически невозможно. Первый же поцелуй пробуждает невероятное по своей мощи влечение между представителями рода Повелителей. Так испокон веков формировались наши пары.
                 Чувствуя, как по щеке скатывается наглая слеза, соскальзывая дальше на ещё сцепленные вместе обнажённые тела, а рука Адгара поднимается с моего плеча и аккуратно прижимает обратно к тёплой мужской груди, пахнущей таким болезненно приятным ароматом, я вдумывалась в то, что он только что сказал. Стараясь не замечать легкие прикосновения пальцев, заботливо поглаживающих мой затылок в попытке передать тепло и успокоить, я медленно осознавала, что меня таки успешно спровоцировали. Вспоминая всепоглощающую силу желания, которое буквально затопило меня с первых же секунд поцелуя, а может быть даже и раньше, ещё при взгляде в бездонные зелёные глаза, я вынуждена была признать - не было у меня шанса устоять, поскольку был этот чёртов "зов крови". Не было это простым физическим желанием, даже если самым сильным. А ведь меня предупредили, чётко обозначив, что не смогу удержаться, а я самоуверенно проигнорировала практически прямым тестом высказанное предупреждение. И не кого мне теперь винить, сама согласилась, сама поддалась, сама виновата. Самой разгребать.
                 Погружённая в эти тоскливые размышления, я не заметила как к первой слезинке, послушно добавилась вторая, затем третья и следующая, как под грузом собственной вины и презрения мелко затряслись плечи, ещё ниже склоняя опущенную голову.
     -    Тшш, тихо, тихо, - сквозь пелену самобичевания услышала я утешающий меня мягкий бархатный голос, - Всё хорошо, всё будет хорошо.
     -    Я не плачу, - беря себя в руки, поспешно заверила я обнимающего меня мужчину, ругая себя за допущенную на его глазах слабость.
                 Да уж, картина та ещё. Двое после секса - она в слезах, он утешает. Вдохновляюще, Вика. Неподражаемо! Бедный мужчина. Я нерешительно подняла на него виноватый взгляд. Мало того, что вынужден обнимать не первой свежести тело, так оно ещё и рыдает. Однако, вместо ожидаемой в подобной ситуации досады, я увидела вполне искреннюю обеспокоенность.
     -    Вот и замечательно, - заверил он меня, улыбаясь, как только убедился, что я взяла себя в руки, - Сейчас мы с тобой приведём себя в порядок и сходим в ванную. Думаю, помыться не будет лишним.
     Глава 3. Бесконечно долгий день.

     Снова сидя в прежнем кресле, укутанная в уже привычный мне длинный чёрный плащ, я наблюдала стремительные сборы своего состоявшегося любовника. Мда, никогда не говори "никогда". Права известная поговорка. Ещё час назад я была готова поклясться, что подобное со мной никогда не случится. И вот сейчас сижу и наблюдаю, как ловкими движениями пальцев подхватывая разбросанные по кабинету предметы одежды, Адгар слегка кривится, находя некоторые детали отдельно от основной части, хотя никаким другим способом не выказывает своего недовольства этим фактом. Его эластичные мышцы поневоле притягивают мой взгляд, движение за движением перекатываясь, постепенно скрываемые вначале под брюками, затем под футболкой и только после этого окончательно исчезают под пиджаком, закованные в правильный строгий силуэт. Красив неоспоримо. И так же целеустремлён. Однако, глядя на него, в сердце всё равно поднимается боль и тоскливо ноющее чувство вины, которое я тут же усилием воли постаралась утоптать обратно.
     -    Я готов, - уже привычно протягивая мне руку, позвал высокий слегка растрёпанный мужчина, мелкими неаккуратностями в одежде выдающий, что с ним здесь только что произошло, - В приемной может кто-то оказаться, но ты не переживай. Мы быстро их пройдём. Линэль, наверняка основную массу перенёс на завтра.
     -    Конечно, - согласилась я, поплотнее укутываясь мягкой тканью одежды, в попытке скрыть острую потребность в душе, - Работа есть работа. Особенно такая, как у тебя.
                 Я с удивлением отметила его слегка смущённую улыбку, неуловимо тронувшую красивое лицо. Не понимая причин подобной реакции, слегка пожала плечами, направляясь в сторону двери, аккуратно поддерживаемая за талию своим спутником. С лёгким щелчком открывшаяся дверь, вопреки прогнозам, представила нашему взгляду практически пустую приемную, в которой переминаясь с ноги на ногу прямо у входа нас ждал молодой шатен с умными голубыми глазами, при первом же взгляде на Адгара, тут же залившийся неровным румянцем.
     -    Повелитель, - спрятав глаза в пол, тихо пробормотал он, - Я взял на себя смелость перенести оставшихся Ваших посетителей на завтра, но Гридар не может столько ждать и просил о более срочной аудиенции. Он на Ваш информер сбросил короткое сообщение, просил проследить, чтобы сразу же посмотрели.
     -    Лиль, не нужно официальности, - быстро вытаскивая из кармана брюк маленький прозрачный брелок, Адгар движением пальца во мгновение ока его преобразил, превратив в уже виденный мной ранее планшет, заставив меня вытаращить глаза от удивления, - Познакомься с леди Анабель, при ней можешь не стесняться. Ана, это Линэль - мой помощник. Можешь смело к нему обращаться в случае необходимости.
                 Удивленные голубые глаза мгновенно оторвавшись от пола, уставились на меня, изучая как какую-то невиданную диковинку. Словно осознав всю некорректность собственного поведения, молодой человек ещё больше покраснел и, слегка глотая буквы от волнения, пробормотал:
     -    Очень приятно, леди. Буду очень рад оказаться Вам полезным, - его взгляд снова смущённо скользнул вниз, пройдясь вдоль моего плаща и резко остановился на пальчиках моих босых ног, неосмотрительно выглядывающих из-под фалд окутывающей меня ткани.
                 Я с удивлением отметила, как от ещё большего смущения покраснели кончики его ушей, хотя казалось, сильнее смутиться было уже некуда.
     -    Назначь Грида через час, - распорядился Адгар, снова схлопывая планшет до невообразимо мелкого размера, явно ознакомившись с отправленным сообщением, и пока не замечая охватившего юношу оцепенения, - Пусть подойдёт ко мне, решим всё за обедом. Ты не будешь против?
                 Последний вопрос был адресован явно мне, поскольку Адгар в этот момент наконец-то оторвал свой взгляд от устройства и заметил наши гляделки: я на Линэля, он на мои ноги.
     -    Совсем нет, - поспешила я нарушить неловкий момент, всё же пытаясь чуть ниже опустить ткань, чтобы скрыть выглядывающее недоразумение, - И взаимно, Линэль. Я тоже буду рада общению.
     -    Что-то ещё? - недовольно поинтересовался мой спутник, раздраженно сверля взглядом своего помощника, одновременно с тем плотнее обхватывая мою талию и ближе притягивая к себе, чем вызвал моё откровенное недоумение.
     -    Простите, - снова залепетал молодой человек, заливаясь привычным оттенком красного, - Остальное терпит до завтра. Владилен сообщил, что всё сделал и занёс в Вашу гостиную, насчёт обеда распоряжусь.
     -    Хорошо, - уже направляясь в сторону другой двери в конце приемной, успокоил своего ассистента Адгар.
                 Пройдя буквально одно помещение, внешне ничем не отличавшееся от только что покинутой приёмной, мы, как мне показалось, оказались именно в той гостиной, откуда сегодня началось моё знакомство с резиденцией Правителя. Я удивлённо переводила взгляд с уже виденного ранее уютного диванчика, комфортно расположившегося у стены, на арку, в несколько ступенек возвышавшуюся над идеально отшлифованным полом достаточно небольшой комнаты.
     -    Что это? - воспользовавшись возможностью, я ткнула пальцем в интересующую меня архитектурную структуру.
     -    Мой телепортер, - услышала я пояснение прямо у себя за ухом.
                 Хозяин здания, стоя у меня за спиной буквально в нескольких сантиметрах, с явным интересом наблюдал за производимым впечатлением. Его ладони всё ещё лежали на моей талии, заставляя испытывать неловкость и вызывая острое желание отстраниться, чтобы разорвать словно уже установившуюся между нами связь.
     -    Понятно, - зачем-то пояснила я, всё же делая маленький шаг, и выскальзывая из удерживающих меня объятий, - Мы именно через него вошли, когда твои маги меня сюда транспортировали.
     -    Я так и подумал, - не делая попыток вернуть меня к себе, несколько разочаровано пробормотал мой спутник, то ли в ответ на мои действия, то ли на слова, - Нам в эту дверь.
                 Адгар указал на ближайшее к арке направление, одновременно с тем подходя к паре кресел, сейчас развёрнутых к огромному панорамному окну, зашторенному мягкой прозрачной тканью, а оттого мало заметных. Он ловким движением подцепил несколько достаточно больших сумок, по всей видимости содержащих доставленный Владиленом заказ, о котором упоминал Линэль.
     -    Пойдем, - продолжая шагать чуть в стороне, мой спутник легко скользнул по мне задумчивым взглядом прежде, чем широко распахнуть дверь.
                 Открывшаяся моему взору комната, была оформлена в светлых бежевых тонах, и несмотря на свой минимализм, дышала уютом и комфортом. Сразу чувствовалось, что хозяин этого помещения привык проводить здесь какое-то время, наслаждаясь уединенностью, отдыхом и покоем. Мягкая низкая мебель, зовущая воспользоваться её удобством, лаконично дополнялась уже ожидаемым огромным панорамным окном и небольшим, но пушистым, ковром перед ним, так и манящим опуститься на него и насладиться прекрасным видом. Короткая стена, с двух сторон заканчивающаяся матовыми стеклянными дверьми, полностью состояла из интерактивных рамок для фотографий. Это было единственное напоминание о чём-то личном, что присутствовало на виду. Я невольно залюбовалась представшей передо мной экспозицией, пока Адгар пропадал в одном из смежных помещений. С запечатленных снимков на меня смотрело множество прекрасных мужчин и женщин, но были среди них те, кто встречался с завидным постоянством. Моё внимание мгновенно привлекла многократно повторяющаяся яркая кареглазая брюнетка, стоящая на нескольких снимках в обнимку с мужчиной, невероятно похожим на хозяина этого дома.
     -    Мама с братом, - услышала я за своей спиной комментарий проследившего мой заинтересованный взгляд, брюнета, - Он был примерно твоего возраста, когда погиб. Они очень много времени проводили вместе.
     -    Красивые, - прокомментировала я, не желая развивать болезненную тему, - А твой отец здесь есть?
     -    Да, вот в кабинете, - я подошла чуть ближе, чтобы лучше рассмотреть сидящего за огромным массивным столом мужчину, с интересом отмечая схожие контуры упрямо поджатых губ, скульптурно прекрасные, но какие-то суровые, черты лица и неестественно яркие зелёные глаза, как-то недовольно уставившиеся в объектив камеры.
     -    Он не любил фотографироваться? - сходу решила я, заметив, что это была единственная фотография, на которой он появлялся.
     -    Было дело, - нехотя согласился мой спутник, тут же отвлекая моё внимание от снимка, - Вил принёс для тебя некоторые вещи, я взял кое-что в ванную. Вода уже набралась, можем идти.
                 Мы, ожидаемо, прошли за одну из дверей и оказались в достаточно большом, тоже светлом, практически белоснежном, помещении. Только пол и несколько элементов мебели были приятного оттенка какао с молоком. Я невольно обратила внимание на небольшой бассейн, заканчивающийся огромным окном, выходящим в сторону бушующего зелёной растительностью сада. Это сразу вызвало опасения относительно уединённости при принятии водных процедур.
     -    А по этому саду никто не будет гулять, пока я буду мыться? - решилась поделиться я своими сомнениями, - Насколько я поняла - этот бассейн и есть упомянутая тобой ванна?
                 Адгар перевёл взгляд с окна на углубление с водой и только после этого, улыбнувшись, посмотрел на меня.
     -    Пойдём, не стесняйся, - слегка подталкивая меня вперёд, прокомментировал он, - Это одностороннее окно, как и все в резиденции. Мы других уже давно не делаем, было бы очень жарко и ненадёжно. Сквозь него вообще ничего не видно, даже если подойти вплотную и уткнуться носом.
                 Я с опаской ещё раз глянула на стекло, всё же решившись сделать шаг в сторону бассейна, когда почувствовала на своих плечах сильные пальцы, явно вознамерившиеся помочь мне избавиться от ненужной в воде одежды.
     -    Ты ведь не планировал составлять мне компанию? - поспешила определить границы наших отношений, я, - Я думаю, дальше я вполне справлюсь самостоятельно. Спасибо.
     -    Разумеется, - слегка склонив голову набок, холодно согласился мой спутник, поспешно отступая в сторону, - Одежду я оставляю на диванчике. Это для тела. Это для волос. Здесь регулируется температура воды - просто сдвигаешь в нужную сторону регулятор.
                 Адгар действительно быстро показал мне основные необходимые для того, чтобы я смогла справиться самостоятельно, вещи и сразу же покинул ванную, неплотно прикрыв за собой дверь.
                 Оказавшись наедине, я, наконец-то, смогла позволить себе расслабиться и перестать жестко контролировать эмоции. Впервые за этот бесконечно долгий день, начавшийся так приятно с чашки горячего кофе, запахом которого так любил будить меня мой нежный и заботливый муж, я позволила себе задуматься над тем, что делать дальше. Уже преодолев несколько ступенек и опустившись в приятную тёплую воду, я стала анализировать события, приведшие к тому, что со мной произошло сегодня. Сомнений в том, что я нахожусь в совершенно другом мире, у меня, к сожалению, уже не оставалось. Я глядела в насыщенное дымчато-голубое небо, которое первоначально приняла за лёгкую облачность, не сильно выделявшуюся на фоне океана, но сейчас, рассматривая со стороны материковой части, чётко понимала, что это неотъемлемая часть здешнего небосвода. Нигде, во весь видимый горизонт, не было заметно ни единого разрыва этой странной пелены. Да и всё техническое устройство здешнего быта, хотя и было весьма развито, разительно отличалось от привычного во многих мелочах.
                 Итак, что мы имеем в сухом остатке, вернулась я к своим выводам: меня похитили, перекинули в недоступный для возврата домой мир, частично ассимилировали, зарегистрировав на этой планете, как её жителя, вроде бы даже пока готовы заботиться. С другой стороны - отнекиваться глупо, мне чётко доказали, что я действительно имею какую-то фатальную особенность организма, приведшую ко всем сегодняшним последствиям - именно меня притянуло кольцо, у меня имеется неконтролируемое влечение к другому мужчине, я активирована для потоков чужой планеты и, похоже, невольно дала повод думать, что согласна на роль послушной жены. Со слезами на глазах, вынужденная констатировать свой полный провал в намерении вернуться к тому, что утром оставила дома, я глубоко погрузилась в бассейн. Смотря сквозь толщу воды на необычный узор потолка, я ощущала ток крови в висках, стучащей мне в мозг в надежде заставить его хорошо работать. Поздно, печально признала я, чувствуя как лёгкие распирает удерживаемый в них воздух, заставляя подняться из толщи воды и сделать такой необходимый вдох. 
                 Развернувшись в сторону выставленных Адгаром принадлежностей, я нашла шампунь для волос и с удовольствием вдохнула приятный растительный аромат. Надавив на флакон, я получила достаточную порцию жидкости, и аккуратно распределила её по своим длинным прядям цвета горького шоколада. Не ожидавшая такого подвоха, я с удивлением наблюдала, как от малейшего прикосновения пальцев, моя шевелюра покрывается густой зеленоватой пеной, мгновенно очищая волосы. Решив оставить ненадолго странный состав, выдавила абсолютно прозрачное средство для тела, аккуратно распределяя его по себе. С удовольствием понаблюдав тот же эффект, была рада отметить полное отсутствие запаха в этом случае. Постояв немного в нерешительности у бордюра бассейна, решила, что если уж он был назван ванной, то, скорее всего, вполне годится, чтобы смыть всё на себя намыленное именно в нём. На всякий случай обвела ещё раз внимательным взглядом помещение и, не обнаружив никаких других приспособлений для ополаскивания, снова вернулась в сохранившую прежнюю температуру воду.
                 Не найдя внутри никакого стока, я решила оставить всё как есть на усмотрение хозяина, а сама взялась исследовать имеющиеся в наличии вещи. Первым моё внимание привлёк достаточно объемный пушистый кусок ткани, сочтя который за полотенце, я не преминула им воспользоваться. Следующим обнаружился миниатюрный набор эластичного белья, думаю приобретенный с учётом незнания нужных мне размеров. Несмотря на сохранившиеся опасения, он достаточно комфортно обхватил всё, что должен был укрыть, заняв минимальное количество тела. Затем я с удовольствием облачилась в очень приятную на ощупь футболку, которая с педантичной дотошностью повторила каждый миллиметр моей фигуры и завершила свой наряд элегантными брюками, от бедра и до талии выполненными легко тянущейся тканью. К моему удивлению, ни на одной из вещей я не обнаружила ни единого шва, что никоим образом не испортило общего впечатления. Отойдя ненадолго в сторону зеркала, я пару раз повернулась, проверяя всё ли в порядке с одеждой. В мягком отражении стекла, я разглядела свою белоснежную фигуру, отмечая приятный блеск свежевымытых волос, которые в отсутствие фена, уже стали привычно заворачиваться в подсыхающие локоны. Полностью избавленное от следов косметики, бледное лицо внимательно смотрело на меня большими серыми глазами.
     -    Я смотрю тебе всё подошло, - услышала я знакомый голос от двери, заставивший меня резко обернуться в сторону его обладателя.
     -    Да, спасибо, - констатировала я и так очевидную вещь, - Я не знаю, как слить воду и куда положить испачканный плащ.
                 Я лишь успела перевести взгляд на аккуратно свёрнутый в уголочке упомянутый предмет одежды, когда Адгар, быстро преодолев необходимое расстояние, одним движением руки уже его развернул, выставляя на обозрение растёкшееся пятно ровно посередине ткани, тем самым вызывая ощутимый прилив тепла к моему ещё недавно совсем бледному лицу. 
     -    Понятно, - зачем-то уточнил он, прежде чем показать мне незнакомые действия, - Вода уходит в фильтрацию, если передвинуть регулятор вот в это положение. А всё, что подлежит чистке - я закладываю сразу в машинку.
                 Я проследила за всеми движениями хозяина, с удивлением отметив, что все полностью функции управления ванной сосредоточены в одном механизме, а стиралка оказалась вмонтированной в мебель непосредственно возле шикарного умывальника, занимающего практически треть всей стойки вдоль стены.

                 Ожидая возвращения хозяина комнаты из ванной, которую он занял сразу же после меня, я решила чуть более внимательно осмотреться. Одновременно орудуя необычной подсушивающей волосы расчёской, внутри которой находился неизвестный мне абсорбент, я медленно обошла комнату, отмечая едва уловимые странности. Комфортный для босых ног пол, показавшийся мне вначале деревянным, при более близком рассмотрении выглядел не совсем так. Материал был мне абсолютно неизвестен, но совсем не содержал характерного дереву рисунка, хотя с высоты роста производил похожее впечатление. Ковёр у огромного окна, был явно растительного происхождения, чувствительно холодя мягким глубоким ворсом ступни и ладонь, которую я в любопытстве запустила прямо в него. Приятно. Следующим для рассмотрения моё внимание привлёк небольшой диванчик у окна с приставленным к нему небольшим столиком. Уверенна, здесь очень приятно расположиться на закате и наблюдать океан, укрывшись пледом и читая что-нибудь легкое и расслабляющее. Жаль, не слышен шум прибоя. Как и в кабинете Адгара, материал здешней мебели был странный. Прозрачный, как стекло, мягкий, подобно коже и упругий, словно наполнен каким-то ортопедическим материалом. Было до безумия интересно узнать, что же это такое.
                 Вернувшись обратно к огромной низкой кровати, я заметила оставленные на ней две большие сумки, как я поняла, с моими новыми вещами. Было не очень удобно, но я решилась в них заглянуть, чтобы найти подходящую обувь, надеясь, что она там всё же обнаружится. Приятные тканевые туфельки порадовали мой взгляд, как только я преодолела свою стыдливость. Удивив меня своей мягкой подошвой, они идеально сели мне на ногу. Странно.
                 Приняв решение собрать чуть больше информации о хозяине всего этого великолепия, я в первую очередь снова остановилась у огромного коллажа фотографий, заполняющего целую стену прямо напротив кровати. Мой взгляд опять привлёк тот снимок, с которого на меня недобро уставился бывший владелец резиденции. На красивом волевом лице не чувствовалось и доли приветливости, его горящий негодованием зелёный взгляд, казалось, проникал прямо в душу, чётко заявляя о крайнем неудовольствии потревожившим его человеком. Аккуратно причесанные волосок к волоску короткие чёрные волосы ещё больше заостряли и так жесткое категоричное лицо, делая малоприятной невероятно красивую внешность. Я невольно перевела взгляд на женщину, основная часть жизни которой прошла рядом с таким суровым мужчиной.
                 Мать Адгара, практически с каждой фотографии, которых было на стене достаточно много, смотрела своими тёплыми карими глазами, словно обласкивая того, кто скрывался с противоположной стороны объектива. Яркие черты её лица всегда смягчала приятная дружеская улыбка, сообщающая о её покладистом и мягком нраве. За очень малым исключением, компанию на снимках ей составлял приятный молодой человек, с огромной нежностью прижимающийся к ней в разные периоды своей жизни. Его тёмно-зелёный весёлый взгляд с лёгкой иронией касался зрителя, вынуждая невольно улыбнуться этому хитрюге в ответ. На более поздних снимках, где брат Адгара уже представал взрослым состоявшимся мужчиной, с ним рядом стала появляться красивая блондинка, с огромной нежностью прижимающаяся сбоку, но я так и не смогла рассмотреть, были ли на их руках кольца, чтобы определить какие отношения их связывали.
     -    Я смотрю тебе понравилась моя семья, - услышала я насмешливый комментарий сбоку от себя, - Особенно мой брат.
     -    Похоже в детстве он был тем ещё задирой, - решила не заметить я явно прозвучавший в голосе сарказм.
     -    Это точно, - с нежной улыбкой рассматривая лицо брата, протянул мой собеседник, - И непоседой и затейником. Если в доме раздавался шум, все знали кого искать.
     -    А кто эта блондинка рядом с ним? - решила узнать я, пользуясь хорошим настроением рассказчика.
                 Лицо Адгара на едва уловимый миг исказила тень неудовольствия, но очень быстро совладав с собой, он снова вполне безмятежно глянул на обсуждаемый снимок.
     -    А это Арина, жена Андрэя, - ничем не выдав своих истинных чувств, спокойно пояснил он.
     -    И что с ней не так? - решила всё же уточнить показавшуюся мне странной реакцию, - Она тебе не очень нравилась?
     -    Хм, - его взгляд прошелся по моему лицу прежде, чем ответить, - Да нет, нравилась. Очень милая и спокойная девочка. Как минимум такой всегда была, когда я её видел.
     -    Так в чем же дело? - не отставала я, внимательно вглядываясь в кристально чистый зелёный взгляд.
     -    А дело в том, - его губ коснулась невесёлая улыбка, - Что эта милая девочка в течение около пятнадцати лет была моей наречённой.
     -    Что? - я снова посмотрела на снимок, где она вплотную прижимается к брату своего бывшего жениха, - Как это?
     -    А вот так, - улыбнулся мне Адгар, - Ты не думай, никакой невероятной любви у меня к ней никогда не было. Просто в порядке старшинства, когда родилась девочка с активной кровью Повелителей, её автоматически забрали к нам в дом в качестве моей невесты. Моему брату тогда только исполнилось пять, ей было чуть больше года. Как ты понимаешь, росли они практически вместе. Вот и сдружились. Как то, уже много лет спустя после того как всё открылось, Андрэй рассказывал, что однажды ночью они с Ариной забрались к нам на конюшню. Ей тогда только исполнилось пятнадцать. Что-то там приключилось, но в результате её кобыла взбрыкнула и толкнула копытом. Не знаю, что там с чем перемешалось, но в итоге моя невеста оказалась в объятиях моего брата и случилось то, что случилось. Около года они скрывали свои отношения, пока однажды отец их не застал.
     -    И что он сделал? - я снова, невольно, перевела взгляд на лицо сурового мужчины, с недовольством глядящего на меня со снимка.
     -    А что он мог сделать? - пожал плечами мой собеседник, - Человек он был суровый, но справедливый. Рассудил он вполне мудро: зачем разрушать то, что уже построено, если можно подождать ещё чуть-чуть и построить новое.
     -    Не поняла, - удивилась я метафоре, - Он что, не возражал против их брака?
                 Я перевела недоверчивый взгляд на недовольное лицо предыдущего Правителя. Было просто удивительно, что так ошиблась в своём впечатлении о нём.
     -    Нет, конечно, - Адгар снова посмотрел на отца, - Он, разумеется, прочитал мораль молодеже, а потом заставил тех идти ко мне с повинной. Я выслушал их сбивчивый рассказ, снял с пальца парное кольцо и отдал брату. С того дня они прожили в счастливом браке около двадцати лет, когда случилась та трагедия.
     -     Подожди, - неожиданно поняла я простую математику, - Получается ты свою невесту прождал почти десять тысяч лет?
                 Я вытаращила глаза на своего собеседника, соображая, что лет этак через девять тысяч здесь вполне может родиться некая блондинистая девочка, с которой мой сегодняшний виновник всех бед вполне спокойно мог бы сочетаться счастливым браком, не вовлекая меня во всю эту их неразбериху. Что для них, в конце-концов, несколько тысячелетий?!
     -    Не спеши с выводами, - совершенно верно истолковал моё выражение лица объект моего возмущения, - В течение нескольких лет Орилум производил тщательное исследование, высчитывая сколько и когда родилось каких пар и для кого и с какой временной тенденцией. Так вот, практически сразу после трагедии мы выяснили, что в случае смерти Повелителя, пара к нему никогда не рождалась. Андрэй женился на моей невесте, а сам погиб. Следовательно, его пары нам ждать не приходится. Вместе с ним погибла и надежда на замену моей невесты. Конечно, наш ученый маг продолжал надеяться, но объективных причин на это расчитывать никогда не было.
     -    Какой кошмар, - я снова посмотрела на лицо виновницы всех моих приключений.
                 Получается, если бы она тогда не свалилась с лошади, а как честная невеста вышла замуж за собственного жениха, я вполне возможно, сейчас сидела бы в собственной гостиной, поедала купленную вчера пиццу с ветчиной, смотрела с мужем телик, ни сном ни духом не подозревая обо всех этих страстях. Меня от всей этой истории просто окатило волной жара, да так реально, что я даже начала немного задыхаться. Мои горестные размышления прервал неожиданный звук. Я стала оглядываться в поисках его источника, когда увидела в руках Адгара уже знакомый брелок.
     -    Привет, Ад, - раздался от него незнакомый мужской голос, - Я уже на месте.
     -    Хорошо, мы сейчас подойдём.
                 Адгар снова предложил мне руку для сопровождения, от которой я поспешила отказаться, чтобы не дать случайно ложной надежды на то, что случившееся в его кабинете может иметь продолжение.
     -    Послушай, - я решила не затягивать, и сказать всё как есть, пока мы направлялись в сторону столовой, - Я понимаю, что сегодняшний день мог сбить тебя с толку. Я вот, например, совершенно растеряна. Но я также хочу быть честной и с тобой и с собой.
     -    Весьма похвальное стремление, - улыбнулся мне мой спутник, приостанавливаясь возле одной из дверей в гостиной, - Я слушаю.
     -    Если в этой абсолютно новой для меня жизни я и решусь когда-либо вступить в какие-либо серьезные отношения, то только через некоторое время и после того, как буду иметь чёткое представление о том, кто я здесь, каков этот мир и чем я в нём вообще могу заниматься. Мне очень жаль, Адгар, - я искренне надеялась донести до него свою точку зрения, - Но я не хочу, чтобы ты неверно истолковал произошедшее сегодня в твоём кабинете. Я уже на собственном опыте знаю, что такое - жить только своей семьей. Я так прожила полтора года, а затем была готова взвыть. При том, что и мужа своего я любила, и относился он ко мне всегда замечательно. Вот только мне для счастья важно не только суп сготовить и полы помыть. Да и о детях мне сейчас даже думать страшно, не говоря уже о том, чтобы их иметь.
     -    Сейчас нам, в общем-то, спешить не куда, - внимательно выслушав мою речь, подытожил мой спутник, - Твою точку зрения я понял. Предлагаю это обсудить в более подходящих условиях, чем под дверью столовой. Единственное что, Ана, подать руку женщине - это знак вежливости, а не предложение провести с ней остаток жизни. Можешь не бояться быть неверно истолкованной. Я проницательнее, чем тебе кажется.
                 С этими словами мой собеседник толкнул очередную деревянную дверь и мы оказались в милой домашней столовой, сбоку плавно переходящей в технологическое чудо кухонной индустрии. Оставшись верным тёплым светлым тонам, дизайн этого помещения также содержал много стекла, или не стекла, но чего-то очень на него похожего. Небольшой круглый стол где-то на пять персон, уютные мягкие кресла ему в тон и невероятный вид на океан из окна.
     -    Я уже почти всё накрыл, пока вы шли, - с улыбкой то ли в шутку, то ли в укор, поприветствовал нас молодой орк, внешностью сильно напоминающий миниатюрный шкаф, таким высоким и накачанным он казался.
     -    Грид, не шали, - улыбаясь другу во всё лицо, возмутился Правитель, тут же направляясь на кухню, чтобы принести уже разогретую еду, - Лучше познакомься с Аной, вместо того, чтобы нас отчитывать.
     -    Очень приятно, леди Анабель, - подчёркнуто вежливо поздоровался новый знакомый, слегка склоняя голову набок и тут же шутливо мне подмигнув.
     -    Полностью разделяю Ваше мнение, лорд Гридар, - решила я подыграть ему в тон, удивившись тому, что запомнила его полное имя.
                 В ответ мне донеслись хрипловатые смешки с двух сторон. Я возмущённо уставилась на веселящихся, не понимая что такого особо смешного я сказала.
     -    У Вас нет лордов? - пришла я к единственному доступному мне выводу.
     -    Нет, почему же, - прокашлявшись, ответил мне Адгар, - Есть. Первая семья планеты.
     -    А-а, - протянула я, понимая, что только что непроизвольно возвела малознакомого человека чуть ли не на трон страны, - Ну тогда, добро пожаловать в семью.
                 Так, под весёлые перешучивания, накрыли на стол и сели обедать. Стулья поставили таким образом, чтобы каждому был виден океан, на границе которого солнце уже начало свой бег на закат.
     -    Какой интересный натюрморт, - высказалась я, наблюдая разложенные в моей тарелке продукты, - Откуда всё это великолепие и что это вообще такое?
     -    У меня внизу работает ресторан, - охотно пояснил мне хозяин резиденции, - Когда мне лень, или я не успеваю готовить, Линэль заказывает мне еду домой. В данном случае мы едим красную рыбу, печёную в кислом елеовом соусе, поданную с различными горячими фруктами. К ней изумительно идёт это белое сидонэ.
                 Я с любопытством наблюдала, как аккуратно орудуя двумя вилками с парными зубцами, мужчины с аппетитом едят представленную мне еду. Стараясь подражать их технике обращения со столовыми приборами, я с удивлением отметила, что это не так уж и сложно, учитывая что я и так привычна использовать вилку и нож. Здесь же получалось практически то же самое, только две идентичные вилки, как я поняла - обе не остро заточенные с одной стороны. Мне даже понравилось. Рыба была выложена большими тонкими кусками в забавную пирамидку. По вкусу она ничем не отличалась от обычной сёмги, а вот горячие фрукты - это для меня оказалась невидаль. Я аккуратно накалывала их на специальную шпажку-вилку, осторожно отправляя в рот. Ни один из них не казался мне сколько нибудь знакомым, но к рыбе шли хорошо, особенно с мягким приятным вином, как оказалось, тоже из какого-то местного фрукта.
     -    Я, кстати, уже несколько раз хотела спросить, как называется ваше солнце, - дожевывая очередной кусок, поинтересовалась я, - А ещё, что это за дымка окутывает ваше небо.
     -    Наша звезда называется Клэа, - под весёлый взгляд друга пояснил мне Правитель этого мира, с интересом глядя на меня, - А дымка - это небольшая концентрация водного пара в промежуточных слоях атмосферы. Наша планета состоит в основном из воды. Климат достаточно жаркий, жидкости испаряется много и оседает на определённой высоте, образуя своеобразную прослойку, благодаря чему ещё больше смягчается перепад температур. Вот такой замкнутый круг.
     -    Интересно, - заметила я, не до конца понимая всю технологию.
                 После обеда мужчины сложили всю посуду в стерилизатор, как мне назвали это устройство, жутко возмутившись, когда я предложила помочь.
     -    Мы можем расположиться в гостиной, - предложил Гридар, - Чтобы Ане не было с нами скучно.
                 Я улыбнулась вежливости мужчины, который таким корректным образом намекнул, что он сюда не просто так, в гости посидеть, зашёл.
     -    Вы можете дать мне почитать какую-нибудь книгу, а сами занимайтесь делами, - я была бы искренне рада расположиться сейчас в одном из удобных кресел с видом на волны, с пользой проведя доступное время.
     -    Кстати, - вспомнил гость, - Я же принёс информер для Аны.
                 Спустя мгновение мне в руку легло миниатюрное устройство, на ощупь напоминающее затвердевший гель, приятно холодя пальцы.
     -    Нажми посередине, - комментировал для меня необходимые действия Грид, - Так, сейчас он считывает отпечатки своего владельца. Когда промигается, слегка поведи по поверхности - он разложится.
                 Я с удивлением наблюдала, как в моих руках достаточно быстро разойдясь во всех направлениях, раскрылся планшет. Я, как человек, привыкший работать с техникой, мгновенно увлеклась ковырянием в системе и доступных приложениях, пытаясь разобраться как и что здесь работает.
     -    Да-а, - протянул мой несостоявшийся инструктор, - Думаю, здесь нам с тобой больше делать нечего. Наша леди увлеклась.
                 Я с восторгом посмотрела в заинтересованные лица мужчин, уже в который раз не понимая причин их любопытства. И снова вернула все своё внимание новой игрушке. Я что-то говорила о том, что с удовольствием почитаю, глядя на океан? Забудьте! Мне в руки попал новый гаджет. И пока я не настрою в нём всё так, чтобы не просто знать, что и как работает, но и где и что можно найти, я не вернусь в мир живых. Сильно помогало то, что практически все функции были подписаны на понятном мне языке абсолютно доступным образом. Я очень быстро сориентировалась в устройстве их мессенджера, в котором в одном месте был лист контактов, куда ты просто перекидываешь людей из глобальной сети, а они сами систематизируются по профессиональной принадлежности. В моём случае уже присутствовали контакты всех известных на данный момент личностей - от Адгара и до магов. Здесь же я могла написать им письмо, сбросить документ, отправить голосовое или видео сообщение или просто позвонить, а также отправить запрос на встречу и многое другое. Также отдельно я зависла на кнопочке "Библиотека". Как оказалось, просто набирая набор ключевых слов, я могу найти любую книгу, в которой эти слова чаще всего встречаются. Также отдельной кнопочкой значилось слово "новости", "услуги", "право" и т.д. Причём в основном, всё это геолокализовывалось и выдавало результат уже с учётом моего местопребывания (оказывается, нахожусь я сейчас в г. Адива, столице планеты Адивинеры). Карта прилагается. В общем, ничего сложного, всё знакомо. Красота! За время, пока я во всём этом ковырялась, Клэа уже успела заметно сместиться в сторону горизонта, а мужчины вернуться в столовую, где я впадала в полную нирвану, изучая список "технологии, быт".
     -    Ана, - позвал меня обеспокоенный Адгар, - Как ты?
     -    А? - я с удивлением смотрела на стоящих передо мной мужчин, - У меня всё интересно. А как у Вас?
                 Я даже не заметила ни как они выходили, ни как возвращались обратно. Напряженные лица моих собеседников говорили о том, что они прекрасно это заметили.
     -    Решаемо, - весьма обтекаемо получила я в ответ, - Нас не было почти час, а ты за это время даже с места не сдвинулась?
                 Он красноречиво глянул на мою поджатую ногу. Вторая так и осталась неприкаянно свисать на пол. Я виновато улыбнулась, прекрасно осознавая, что водится за мной такой грешок - пропадать в гаджете либо зачитываясь информацией, либо заковыриваясь в настройках. Чтобы тут же продемонстрировать своё раскаяние, я быстренько подхватилась с кресла, движением пальца схлопывая информер, и сразу же с громким стоном согнулась пополам от неожиданно резкой боли в животе.
                 Всё, дежавю: мир вокруг начинает блекнуть, я ощущаю сильные мужские руки, подхватывающие моё скрюченное от резкого приступа боли тело практически у самого пола. И громкие взволнованные голоса у меня над головой. Только не опять!
                 На этот раз не было ощущения втягивающей меня центрифуги, или интенсивного выдавливания каждой клеточки моего тела, словно прошедшего сквозь измельчитель. Единственное, что я вообще сейчас была способна чувствовать - всепоглощающую, интенсивную, непередаваемо острую боль, разрывающую мои внутренности резкими частыми ударами. Словно этого мне было недостаточно, я, непроизвольно дёрнувшись на удерживающих меня руках, ощутила, как мой желудок начинает медленно сжиматься, норовя лишить недавно съеденного обеда.
     -    Туалет, - успела прошептать я, прежде, чем зажала рот рукой, сопротивляясь позывам организма.
                 Больше я не издала ни единого звука, боясь спровоцировать то, что с таким трудом удержала внутри. Я видела, как быстро меня перехватили поудобнее и в считаные секунды я оказалась в уже известном мне помещении. Одним аккуратным движением, Адгар опустил меня на пол ванной комнаты, чётко напротив такого желанного сейчас элемента интерьера. Ухватившись дрожащими пальцами за белоснежный край округлого предмета, я попыталась махнуть своему спутнику, чтобы он оставил меня одну и тут же содрогнулась в спазме освобождающегося от своего содержимого желудка. Сколько продолжалась эта пытка, я не знаю. Может быть десять минут, а может быть и час. Единственное, что я чётко чувствовала - это аккуратно поддерживающая меня под грудью ладонь и успокаивающее поглаживание вдоль позвоночника.
     -    Мне кажется, тебя уже больше не тошнит, - услышала я за собой тихий голос, - Это остаточные позывы. Попробуй подняться.
                 Его рука что-то нажала на стене и белый край стал плавно ускользать из моих пальцев. Не пытаясь возражать, я постаралась распрямить мелко подрагивающее тело, чтобы переместиться в сторону умывальника. Верно истолковав моё движение, мне помогли справиться с включением воды и, когда я уже смогла умыться и прополоскать рот, в руку вложили что-то, похожее на пластинку жвачки.
     -    Это нужно разжевать, чтобы очистить зубы и освежить полость рта, - услышала я пояснение в ответ на мой недоумённый взгляд, который я направила в зеркале, - Затем выполощешь с водой.
                 Я сделала как мне велели, почувствовав мягкий мятный привкус и наслаждаясь приятной свежестью. Закончив процедуру и ещё раз умывшись, я очень аккуратно развернулась, чтобы не спровоцировать резких приступов боли и так не отпускающей моё измученное тело. Поддерживаемая Адгаром, я медленно вышла в его комнату и была аккуратно уложена в мягкую постель.
     -     Я на одну секунду отойду от тебя, - обеспокоено глядя мне в глаза, тихо предупредил внимательный мужчина, - Впущу Грида и Вила. И сразу же вернусь.
                 Я понимающе кивнула, удивляясь, почему их нужно впускать. Замка на двери я как-то не замечала. Спустя буквально мгновение, я услышала уже знакомые голоса, переговаривающиеся в непосредственной близости.
     -    Ана, - обратился ко мне синеглазый мужчина, с которым я уже имела несчастье познакомиться, - Я сейчас запущу в работу один маленький аппарат, постарайся не двигаться. Он просканирует твоё тело на любые аномалии. А ещё мне нужно прикрепить к твоей коже, совсем ненадолго, небольшую нашлёпочку - она соберёт анализ тканей и жидкостей. Это всё совершенно не больно. Может, самую чуточку неприятно. Хорошо?
                 Я неуверенно кивнула, переводя взгляд на того, чье мнение хотела бы услышать в подтверждение. Плохо соображая от постоянно сопровождающей любое моё шевеление боли, я только и могла, что покрепче закусив губу, терпеть. Принимать какие-либо решения по поводу совершенно мне непонятных манипуляций я была в любом случае не способна.
     -    Не волнуйся, - верно истолковав мою растерянность, поддержал меня мой невольный консультант, - Вил один из самых сильных человеческих магов. Более того, его прямой специализацией является лекарство. Он лучше кого-либо сможет определить, как тебе можно помочь. Просто делай, что он велит.
                 Я почувствовала, как моего тела коснулось что-то прохладное, слегка стянув небольшой участок кожи, наподобие пластыря. Затем в этом же месте началось едва уловимое пощипывание, больше беспокоящее, нежели болезненное. Аккуратно убрав из-под моей головы подушку, доктор этого мира запустил новый прибор - медленно скользящую вдоль меня петлю насыщенного фиолетового цвета. Её действия на теле я вообще никак не ощущала, просто лежала, глядя в потолок, стараясь не шевелиться и прислушивалась к ведущемуся рядом разговору.
     -    Плохо, что до еды добраться уже не получилось, - недовольно пояснял Грид, - Но я обстоятельно допросил Лила. Он взял три абсолютно идентичные порции, как обычно прямо у Мирга, по дороге никуда не сворачивал и ни с кем не общался - я отслеживаю. Еду упаковывали прямо при нём. Тоже всё как всегда. Повар в ужасе, что от его стряпни кому-то стало плохо и кинулся тут же на анализаторе проверять все ингредиенты, чтобы вычислить так подставившего его поставщика. С ним остался один из моих ребят - сейчас они пропускают через систему полностью всю органику в хранилище. Но думаю - это пустой ход. Яд просто подсыпали в одно блюдо.
     -    Думаешь, кто-то решил меня отравить? - в голосе Правителя прозвучало сомнение.
     -    Учитывая, кто сегодня прилетел? - словно бы и возражая, но скорее в качестве аргумента, ответил безопасник, - Хотя, попытка один из трёх. Не очень-то профессионально. Мы с тобой ели всё то же - и ничего.
     -    Как-то слишком очевидно. Прилетел - отравил - улетел, - возразил Повелитель, - Ох сомневаюсь. Да и использовать одну порцию?
     -    В общем-то, зная с кем ты ужинаешь - не так уж и глупо. Любой из трёх - вариант. Что без главы разведки, что без жены - ты окажешься в очень невыгодном положении.
     -    Мда, - протянул Адгар, переводя внимание на мага, - Есть результаты?
     -    Да, как раз загружаю, - ответил тот, серьезно вчитываясь в текст на своём информере, - Что Вам сказать...
     -    Что? - взволнованные возгласы опередили даже мою попытку узнать, сколько мне осталось жить и насколько болезненной будет моя кончина.
                 Владилен аккуратно отлепил от моей кожи тонкую пластиночку, действительно напоминающую пластырь, поменявшую свой цвет с белой на кофейную, как я понимаю, в знак завершения работы и не менее бережно выключил маленький шарик, из которого до этого пробивался сканировавший меня луч. Всё это спокойно уложил в небольшой короб и только после этого ответил. 
     -    Исходя из тех данных, что мы имеем, - неспешно начал он, сверля меня взглядом, - Яд в базе данных нашей системы не идентифицируется.
     -    Что это значит? - хмуро поинтересовался Адгар.
     -    Это значит, что леди никто не травил. По крайней мере за обедом, - серьезно пояснил он.
     -    Почему же мне так плохо? - поинтересовалась я, страдая от начинающегося озноба и никак не прекращающейся рези в животе.
     -    А вот в этом мы сейчас вместе и разберёмся, - загадочно проговорил маг и вернулся к своему планшету, - Итак, что мы имеем: волосы сейчас не трогаем, луковички прорастут, а вот кожа - наличие множественных шрамов, несколько образований и полное нарушение баланса, трещина черепа, сросшаяся с образованиями, нарушения в кровообращении мозга, остатки двух гематом, застаревшие, повреждённая сетчатка глаз, растянутые хрусталики, несколько опять же застаревших травм лица, воспаление гайморовых пазух и так далее. Всё сейчас перечислять не стану - этого надолго хватит. Скажу просто - на Вас живого места нет. Абсолютно всё тело недееспособно. От каждого органа и до кончиков пальцев на ногах, кстати, переломанных в двух местах и с воспалёнными суставами. Скажите, над Вами кто-то издевался?
                 Я смущённо слушала перечисление своих диагнозов, пытаясь игнорировать начавшуюся ломоту в костях в дополнение ко всему остальному. Ну да, есть проблемы. И травмы после аварии и шрамы, куда ж без них. Кто из женщин хоть раз не порезал себе палец на кухне, а уж я умудрилась в своё время даже в работающую мясорубку влезть. Зрение действительно в последние пару лет стало падать, так и возраст уже не юношеский. Насморк недавно был, не долечила видать. Вспоминая, как падала с лестницы,  действительно сломав пару пальцев на левой ноге, ещё в детстве, я вначале не поняла, почему на меня с таким напряжением на лицах уставились все трое мужчин. И только после этого осмыслила заданный мне вопрос.
     -    В смысле издевался? - не поняла я к чему был задан этот странный вопрос, никак не связанный с моим нынешним состоянием.
     -    В смысле, с такими повреждениями не живут, - любезно пояснил мне доктор, буравя сердитым взглядом, будто это он, а не я, пострадал от всех этих проблем, - Почему Вы в таком запущеном состоянии? Откуда это всё? Я даже не спрашиваю про избыток тяжелых металлов в организме и даже радиацию!
     -    Ни в каком не запущеном, - больше простонала я, чем ответила, - Нормальное здоровье, учитывая Чернобыль, мой возраст, и возможности нашей медицины. Вы лучше скажите, что со мной сейчас? И можно ли что-то с этим сделать? Мне становится хуже.
                 Уже практически поскуливая от боли, возмутилась я, игнорируя ошарашенный взгляд зелёных глаз с ужасом взирающий то на меня, то на моего обличителя. С лица же Грида не сходило выражение жалости. Это было чуть ли не хуже поднимающейся температуры и, как следствие, невыносимой ломоты в теле.
     -    И не нужно так на меня смотреть, - прошептала я в раздражении, - Я жила в любящей семье, где обо мне всегда заботились, особенно, когда была маленькой. А уж муж, так вообще чуть ли не на руках носил. Жалеть меня не за что.
     -    Простите, леди, - взяв себя в руки, извинился мужчина, тем не менее пристально глядя мне в глаза.
     -    Принято, - согласилась я, переводя полный надежды взгляд на своего доктора, - Что скажете, лекарь?
     -    Мне сложно в данном случае ставить диагноз, - задумчиво потирая подбородок, ответил маг, - Могу только предположить, что все системы Вашего организма в одно и то же время пришли в движение, будто их что-то вывело из привычного рабочего состояния.
                 В этом месте он как-то задумчиво глянул на меня, а затем с каким-то осознанием перевёл взгляд на Адгара. В его синих глазах даже я заметила засветившееся понимание.
     -    Кровь больше не пассивна? - почему-то глядя в лицо Правителю, уточнил он.
     -    Да, -  плотно сжав губы, утвердительно кивнул тот и тут же перевёл обеспокоенный взгляд в мою сторону.
                 В комнате ненадолго установилась напряженная тишина. Все постепенно усваивали информацию. Я смутилась, понимая, что каждый знает, каким именно образом произошла активация, а потом до меня постепенно дошло, что эта изнуряющая боль является следствием этого изменения. Я в бешенстве ухватила мага за мирно лежащую рядом со мной руку и прошипела:
     -    Вы?! - моему возмущению не было предела, а воспалённый мозг отказывался контролировать эмоции, - Вы меня сюда притащили?! Из-за Вас я сейчас схожу с ума от боли!
                 А-а! Я готова была стонать, терзаемая изматывающей ноющей и режущей болью, дрожащая от не прекращающегося озноба и злая от собственного бессилия.
     -    Я то здесь при чём?!, - возмутился маг, аккуратно выворачивая руку из цепляющихся за неё пальцев, - Не мог же я знать, что у Вас не организм, а пособие для изучения всех возможных нарушений?!
     -    Ана, - Адгар присел на край кровати, оттесняя от меня объект злости, - Мы придумаем, как облегчить твоё состояние и ты будешь снова хорошо себя чувствовать. Не стоит тебе сейчас так нервничать!
                 Он аккуратно поглаживал мои растрепавшиеся волосы, глядя в болезненно блестящие на фоне бледного лица, глаза. Его рука скользнула по моим пальцам в попытке поддержать, но едва коснувшись, замерла, заставив напрячься всё тело.
     -    Вил, она слишком горячая, - всматриваясь в моё лицо, прошептал, слегка оборачиваясь к доктору.
     -    Дай, - тот быстро вскинул руку к моему лицу и тут же вскочил, начав мерить доступное пространство из стороны в сторону, - Нужно как-то сбить температуру, но использовать препараты нельзя. Если мы сейчас хоть немного вмешаемся, можем сильно повредить её организму. Если мы всё верно поняли, то, что мы наблюдаем - результат работы магических сил, которые получив к ней доступ, грубо говоря споткнулись о тот набор болезней, который мы обнаружили и ринулись всё исправлять. Тело, понятное дело, отреагировало болезненно, поскольку по сути, в нём сейчас ломается и исправляется большая часть органов. Грид, набери прохладную ванну. Внутрь вмешиваться сейчас критически недопустимо, но внешне мы можем попытаться что-нибудь сделать.
                 Только лишь услышав обращение врача, не привыкший бездействовать орк, бросился выполнять поручение, а маг тем временем продолжил размышлять, обращаясь уже к нам.
     -    Ад, мы сейчас уйдём, - стал он информировать мужчину, - А ты проконтролируй, чтобы твоя жена максимально долго, сколько выдержит, просидела в ванной. Затем, не вытирая, уложи в постель и давай пить много воды. Она и так обезвожена, а с температурой и говорить не о чем. Если получится уснуть - пусть отдыхает. Самое главное - не дай ей перегреваться. Если будут вопросы - звони. Я пока постараюсь выяснить, что ещё мы можем сделать.
                 Словно сквозь толстый слой целлофана, обмотанного вокруг меня, я слышала чьи-то голоса, а затем почувствовала прохладные руки, которые аккуратно меня подняли и куда-то понесли. Я с возмущением отметила, что с меня стягивают одежду, которая и так никак не могла меня согреть и буквально сразу мою кожу пронзили тысячи иголок, а тело само собой выгнулось, стремясь избавиться от ледяной воды.
     -    Тш-ш, тихо, тихо, не вырывайся, - шептал мне на ухо успокоительные слова тихий бархатный голос, а невероятно крепкие руки удерживали в невыносимо холодном бассейне, - Здесь вполне тепло, тебе только кажется, что это не так. Сейчас твоё тело адаптируется к температуре и ты сразу почувствуешь себя значительно лучше.
                 Я слушала прорывающиеся в мой мозг объяснения, а дрожащее тело с удовольствием отмечало теплоту обхвативших меня рук и ног. На фоне резко окружившего меня холода, это была единственная доступная мне возможность хоть как-то согреться. Я невольно втиснулась в этот концентрат тепла, старая вжаться в его тело максимально возможным образом. Сколько так мы пролежали в ванной, я не заметила, просто периодически отмечала, как Адгар предательски понижает на пару градусов температуру воды и аккуратно поворачивает моё тело, подставляя всё новые и новые участки остужающему влиянию обволакивающей прохлады. На каком-то этапе этой экзекуции, я поняла, что мой мозг стал работать значительно качественней, а вот болезненные ощущения возвратились с, как показалось, удвоенной мощью, словно отвоёвывая утраченные ранее позиции. В один из моментов я не сдержалась, протяжно застонала, пытаясь вывернуться в более удобную позу.
     -    Что происходит? - тут же услышала я вопрос и встретилась с пронзительным зелёным взглядом.
     -    Как спала температура, стало больней, - честно поделилась я собственными ощущениями, - Очень ломит все косточки, никак не могу успокоиться. И эта ужасная тянущая боль!
                 Я почувствовала, как в мой голос скользнули противные ноющие нотки, ещё больше подчёркивая и без того плачевное состояние. Адгар кивнул и, поднимаясь, аккуратно подхватил меня из воды.
     -    Думаю, пока достаточно, - пояснил он свои действия, - Если поднимется температура - повторим. А пока, давай вернём тебя в постель. Тебе там будет удобнее.
     Глава 4. Разительные изменения.

     Я вертелась из стороны в сторону, пытаясь хоть как-то успокоить невыносимую ноющую боль и ломоту в предавшем меня собственном теле. Адгар уже несколько раз совершал для меня леденящие водные процедуры, каждый раз стойко сопровождая и четко контролируя, чтобы я не вырывалась из холодного плена. Периодически отлучаясь, чтобы принести мне попить, мой неожиданный сиделка с удивительной настойчивостью продолжал составлять мне компанию, чем ставил в откровенно неудобное положение, всё время заботливо поддерживая и нежно успокаивая, словно я ему и в самом деле была небезразлична. Вот и сейчас его пальцы, аккуратно пробегая по моим волосам, чуть надавливали в районе головы, едва уловимыми массажными движениями ослабляя терзающую меня уже который час головную боль.
     -    У тебя ведь куча собственных дел, - открывая лихорадочно блестящие глаза уже в сотый раз попыталась я вразумить заботящегося обо мне мужчину, - Ты всю ночь не отходил от меня ни на шаг. Пик температуры, думаю, уже прошел, а с болью ты всё равно мне особо не поможешь. Сейчас уже вполне спокойно можешь заняться своей работой.
                 Я заметила, как на его лице едва уловимо мелькнуло что-то сродни возмущению, а рука, на миг остановив свои спасительные поглаживания, снова двинулась, принося мне желанное облегчение.
     -    Вот выздоровеешь, и займусь, - возразил он, недовольно поджав красивые губы, - Если я кому-то срочно понадоблюсь, меня знают как найти. Да и информер я не отключал. Дозвонятся.
     -    Но в этом действительно нет смысла, - я снова слегка пошевелилась, сменяя очередное неудобное положение и оказалась лежащий практически вровень, лицом к лицу с мужчиной.
     -    Я не оставлю тебя одну, - его рука, до этого удобно покоящаяся под щекой, слегка шевельнулась, коснувшись моего лица в неуловимо нежной ласке, - Не волнуйся.
                 Ненадолго замерев, сама сражённая такой близостью, я даже на миг забыла об одолевающей меня боли, а затем, очнувшись, попыталась отстраниться, но вторая рука, успевшая меня перехватить, не позволила этому случиться. Так и застыв, продолжая смотреть глаза в глаза, буквально в паре сантиметров друг от друга, с прижимающей меня ладонью, уверенно лежащей на спине, я наблюдала, как постепенно тёмные вкрапления в зелёных омутах напротив медленно расползаются, практически соединяясь со стремительно расширяющимися зрачками. Словно зачарованная, я наблюдала это движение, будучи абсолютно неспособной оторваться от такого зрелища. Мои губы, и до этого пересохшие от длительной борьбы с высокой температурой, стало слегка покалывать, подстёгивая и без того нестерпимое стремление прижаться к желанным устам, находящимся в такой невыносимой близости. Спровоцированный моим движением, Адгар перевёл потемневший взгляд с моих глаз на только что увлажнённые губы и стал, словно зачарованный, медленно приближаться.
     -    Адгар, - прошептала я, в отчаянной попытке остановить непоправимое касание, однако сама была не в силах даже пошевелиться, - Не нужно...
                 Мгновенная задержка, усталый короткий вздох, словно уже признающий полное поражение и моё тело ощущает его аккуратный, но настойчивый захват. Снова, как и в первый раз, мой разум невероятным образом отсеивает любые сторонние раздражители, оставляя только нежно прижимающего меня к себе мужчину, его желанные губы, страстно целующие меня и, до дрожи в теле, безумную потребность в этом человеке.
                 В этот раз не было такого всё покрывающего забвения, когда только смутно помнишь, что делала, едва ощутив прилив первого желания. То ли из-за оставшейся где-то на краю сознания ноющей боли, непрерывно сверлящей мой мозг, то ли из-за общей слабости организма, а может всего вместе, но я чётко понимала, что происходит. Поглощённая страстью, я задыхалась, когда уста целующего меня мужчины сместились и начали своё безумное медленное шествие по всему моему телу, постепенно смещаясь, надолго задерживаясь в области груди, вначале вниз, а затем с той же томительной медлительностью, поднимаясь обратно, заставляя меня изнывать, и желать значительно большего. Я ощущала каждое движение его ладоней, ненасытно ласкающих каждый изгиб моей фигуры, видела затуманенный безумным желанием почерневший взгляд, не оставляющий никаких сомнений в том, что сжимающий меня в объятиях мужчина находится в полном подчинении страсти. С не меньшим усердием отвечая на каждую ласку, разжигая и так пылающий огонь, я также, как и Адгар, отдавалась сметающему всё на своём пути, желанию. Попеременно перекатываясь то вверх, то вниз, каждый раз с радостью получая очередную победу, мы полностью отдавались друг другу, пока вконец испытав всё возможное терпение, я не стала умолять доводящего меня до безумия мужчину, потушить испепеляющий меня изнутри огонь.
                 Приходя в себя в нежных объятиях, чувствуя, как расслабляюсь после охватившего нас очередного приступа безумия, я просто заставляла себя не обдумывать свои действия, не оценивать происходящее между нами и не пытаться, как минимум пока, принимать какие-либо решения. Иначе я просто сойду с ума. По мере того, как в моём теле утихали последствия страсти, я стала замечать возвращающуюся с новой силой боль, словно отвоёвывающую ранее утерянные позиции. Явно отреагировав на появившееся в моём теле напряжение, Адгар чуть крепче прижал меня к себе, при этом не уставая аккуратно поглаживать меня вдоль спины и едва уловимыми поцелуями касаться волос на макушке.
     -    Прости меня, - прошептал он, обдавая горячим дыханием, и всё ещё не ослабляя удерживающей меня хватки, словно опасаясь, что сделай он это и я сбегу, - Я слышал, как ты просила меня остановиться и не смог. Я просто не смог.
     -    Я тоже не смогла, - прошептала я, пытаясь повернуться в более удобное положение, к сожалению, безрезультатно, - Не кори себя.
     -    Я тебе обещал, что никогда не совершу насилия, а не сдержался, - в его голосе проскользнула горечь, - Я нарушил своё обещание.
                 Словно поддавшись какому-то особому чувству, я всё же вывернулась в удерживающих меня крепких объятиях и посмотрела в искаженное виной лицо. Его взгляд едва зацепив мои глаза, тут же опустился куда-то вниз, подчёркивая растерянность упрямого мужчины.
     -    Адгар, - аккуратно освободив свою руку, я нежно коснулась его щеки, возвращая себе его внимание, - Послушай меня внимательно. Я сама была не способна остановиться, поэтому и попросила тебя, понадеявшись, слышишь, понадеявшись, что хоть тебе это удастся. Ты ни в чём не виноват передо мной. Никакого насилия не было.
                 Отметив осознание моих слов в прикованном ко мне взгляде, я с удовольствием наблюдала, как тело прижимающего меня к себе мужчины постепенно расслабляется, а чувство вины сменяет удивление.
     -    Ты могла мне этого не говорить, - спустя некоторое время прошептал он, снова зарывшись лицом в мои волосы.
     -    Не думаю, что это было бы честно, - я снова попыталась улечься более комфортно, - Тем более, что благодаря тебе я на какое-то время была почти избавлена от боли.
                 Я почувствовала, как от сорвавшегося у меня признания, Адгар замер, по всей видимости обдумывая мои слова, а затем чуть рассмеявшись, заметил:
     -    Тогда у нас есть способ не только понижать тебе температуру, но и обезболивать. Хоть и не на долго.
                 Заметив мою попытку возразить, он тут же остановил, прикрыв мой рот ладонью:
     -    Я помню, что ты мне говорила. Мы обсудим это потом, когда ты будешь в состоянии принимать взвешенное решение, а сейчас мы используем любую возможность облегчить твои страдания. Не спорь.

                 Следующие три дня слились для меня в череду боли, дрожи и озноба, периодически прерываемые леденящими тело вплоть до каждой косточки, ванными, сбивающими зашкаливающую все возможные пределы температуру и страстными объятиями, выхватывающими меня из безумия нескончаемого страдания. Иногда я замечала, что Адгар ненадолго выходит из спальни, оставляя дверь открытой и тихо решает какие-то неотложные или очень срочные дела. В эти моменты я слышала его серьезный голос, что-то доказывающий или строго выговаривающий кому-то. За всё это время я так и не смогла проглотить ни единого кусочка пищи, с такой фантазией приготавливаемой старательным поваром и с усилием спихиваемой моему неотлучному компаньону, я же могла только в невероятных количествах пить воду. Всё это продолжалось до тех пор, пока однажды, после очередной дозы обезболивающей страсти, я не заметила, что моё истерзанное сознание медленно соскальзывает в сон. Впервые за всё это время я смогла отключиться в полном беспамятстве.
                 Проснулась я на четвёртый день ранним - ранним утром, когда Клэа ещё даже не задумалась окрасить небосвод в предрассветные тона. С опаской прислушиваясь к собственному телу, я ещё некоторое время боялась пошевелиться, чтобы не отпугнуть воцарившееся спокойствие. Это была первая ночь без безумных скачков температуры, позволившая нам отдохнуть. Я невольно глянула на оказавшегося таким внимательным, спящего рядом Адгара, несмотря на некоторый отдых, носящего на своём лице следы усталости и бессонных ночей. Ставшие за эти несколько дней уже знакомыми красивые черты такого притягательного для меня мужчины, поражали своей удивительной симметрией и правильностью. Слегка удлинённой формы, заостренный подбородок выдавал волевой и сильный характер, чётко очерченные скулы подчёркивали правильной формы узкий нос и выделяли большие удивительного оттенка зелени глаза, сейчас сомкнутые словно под весом длинных пушистых ресниц, черного-черного цвета. Алые губы достаточно большого, будоражащего приятными воспоминаниями, рта, так и притягивали к себе, словно на меня намагниченные. Сопротивляясь неизвестно откуда взявшемуся порыву, я отвела взгляд от сейчас безмятежно расслабленного покоем сновидения лица и, стараясь не потревожить, аккуратно сползла из-под удерживающей меня руки и тихонечко сделала свои первые шаги без боли. Ещё до конца не веря, что этот марафон разнообразнейших страданий и полного эмоционального безумия подошел к концу, я бесшумно скользнула в ванную, плотно прикрыв за собой дверь.

                 Стоя напротив огромного зеркала, я неверяще смотрела на собственное отражение. Если исключить болезненные синяки под сверкающими холодным сиянием яркими серыми глазами и нездоровую бледность измождённого болезнью лица, на меня смотрела едва уловимо знакомая женщина. Идеально здоровая ровная кожа без единого шрамика, упруго оформляла давно забытый округлый овал лица, четко очерченные высоко выступающие скулы гармонировали с ровным, без единой горбинки, носом, словно он никогда и не был сломан и не срастался чуть криво, искажая общий вид заметным несовершенством, сейчас же приятно смотрелся на изменившемся лице. Уже забытая полнота губ, насыщенного яркого цвета, вплоть до чёткого контура, открывала в улыбке абсолютно ровные белоснежные зубы, которые всё ещё ныли, продолжая напоминать о пережитых недавно страданиях. Привычные тёмно-каштановые волосы, всё ещё изредка поблескивающие сохранившимися седыми прядками, всё же в общей своей массе ощутимо сократившие их число, приятно обрамляли удивившее меня лицо. Я не стала выглядеть супер молодо, нет. Женщине, с удивлением взирающей на меня из зеркала, вполне можно было дать от тридцати и до тридцати пяти лет запросто, но насколько же эффектнее я сейчас была, чем даже в своей глубокой молодости. Ещё неделю назад мне требовалось провести перед зеркалом не один час, чтобы добиться хоть сколько-нибудь впечатляющего результата. Сейчас же, после измучивших меня своим постоянством боли и, как следствие, длительной бессонницы, всего лишь после нескольких часов отдыха и непродолжительного лежания в ванной, я видела ту женщину, которой я смогла бы быть довольна. Сохранившиеся мимические и некоторые возрастные морщины никоим образом не нарушали возникшую словно из ниоткуда освежающую яркость моего нового лица.
                 Переведя впечатлённый взгляд ниже, я с удовольствием отметила вернувшуюся моей фигуре тонкую талию, ровные стройные ноги и ни одного искривления ни на одном из пальчиков. Так же как и на лице, на коже моего тела исчезли все неровности, до этого в обилии покрывавшие многие её части. Чуть отойдя от зеркала, чтобы охватить всю фигуру целиком, я вынуждена была признать, что настолько изящной она у меня никогда не была.  Все мои 160 см. роста настолько изящно сочетались на каждом своём участке, что я даже подумала о том, что не зря страдала эти несколько дней. Результат меня явно радовал. Снова подняв глаза к своему лицу, заметила так характерно для меня закушенную в волнении губу, которую Сергей всегда с наигранной суровостью оттягивал обратно, говоря, что однажды я в запале совсем её откушу. Печально отметив мелькнувшее воспоминание, я с грустью улыбнулась привлекательному отражению. Как много я была бы готова отдать, чтобы снова услышать его насмешливое замечание! Однако, отмечая ту силу, с которой магия за несколько дней сломала и перекроила всё моё тело, помня, как она протянула меня в этот мир, я вынуждена была признать всю безнадёжность подобного мечтания.
                 Всё ещё пребывая в лёгкой растерянности от произошедших со мной изменений и пришедшего понимания, я старательно вытерлась и стала одеваться в найденные в стиралке вещи. Мой белоснежный костюм, три дня назад плотно обхватывавший моё тело, сейчас просто облегал существенно похудевшую фигуру. Хорошо, что все вещи, приобретённые для меня Владиленом, были частично эластичные. Обведя уже более безразличным взглядом свою фигуру, я задержала взгляд на едва заметном золотом колечке, плотно сидящем на среднем пальце моей левой руки. Посмотрела на него, на своё лицо, а затем, побеждая грусть, медленно развернулась к двери в свою новую жизнь.
                 Когда я вернулась в комнату, Адгар всё ещё спал, а вот утренняя Клэа уже заступила в свои права. Стараясь ступать тихо, я аккуратно отворила дверь и тихонечко выскользнула в гостиную. Моей задачей было раздобыть утренний кофе, которого мне сейчас хотелось больше всего. Эта давно укоренившаяся у меня привычка, ощущалась словно якорем прежней жизни и казалась сейчас чем-то действительно необходимым, чтобы удержать равновесие моего разума и будоражащих сердце чувств. Прожив в этом мире несколько дней, я уже знала, что кофе здесь пьют, вот только не была уверенна в способе его приготовления. Уже не опасаясь никого разбудить, я уверенно открыла дверь столовой и лицом к лицу столкнулась с неизвестным мне мужчиной.
                 Некоторое время удивлённо глядя друг на друга, я, наконец, сообразила прервать затянувшееся созерцание.
     -    Привет, - решила проявить вежливость я, всё ещё рассматривая привлекательного, но абсолютно ничем не примечательного на фоне остальных моих новых знакомых, русоволосого парня с обычными карими глазами, - Меня зовут Ана.
                 Он несколько нерешительно отступил в сторону, запуская меня внутрь. Я вошла, не решившись прикрыть за собой дверь, хоть и понимала, что в правительственных покоях вряд ли будет шастать кто попало. Но конкретно этого человека я не знала.
     -    Привет, - услышала я в ответ, зацепив внимательный взгляд, скользнувший по мне при входе, - А я Дитир, Ваш ночной безопасник.
     -    Очень приятно, Дитир, - улыбнулась я, всё ещё замечая проницательный взгляд, - Уже вроде бы утро.
     -    Так а меня уже Гридар сменил, - он указал на две чашки в своих руках, - Я только за кофе зашел.
     -    Правда? - я с удовольствием заглянула в представленные доказательства и вдохнула приятнейший из ароматов, - Я вот тоже хочу, только не знакома с Вашей техникой.
     -    Эм, - неловко протянул на мой намёк новый знакомый, - Давайте я отнесу его порцию начальству и Вам всё покажу.
                 Я только и успела кивнуть, как шустрый охранник уже вышел в открытую дверь. Спустя буквально пару секунд моему вниманию предстал уже знакомый улыбающийся шкафчик с грозной должностью начальника разведки.
     -    Привет, - встретил он меня, уже привычно подмигивая прямо у входа, - Дит говорит, ты на наш кофе позарилась. И не стыдно у защитников своих, можно сказать, единственную радость в жизни отбирать.
                 Его громогласный хохот заставил меня подпрыгнуть на месте и цепко ухватиться за огромную накачанную ручищу, поспешно заталкивая его и его подчинённого внутрь и аккуратно прикрывая дверь.
     -    Тихо ты, - зашептала я, опасаясь разбудить пол Резиденции и её главное действующее лицо, - Адгара разбудишь. Дай человеку поспать хоть раз в четыре дня.
     -    Это да, - чуть спокойнее улыбаясь, ответил на моё возмущение тот, - Совсем вымучился, бедняга Повелитель. Я даже и не помню за ним такого раньше. Только зря беспокоишься, все двери в апартаментах у Вас звуконепроницаемые.
     -    О! - протянула я, смущаясь, - Я не знала, прости.
     -    Ничего. Пошли покажем тебе, где у нас еда какая берётся, - его губы снова растянулись в улыбке, - А то отощала совсем за это время.
                 Он обвёл меня внимательным взглядом, красноречиво осматривая произошедшие со мной за последние дни изменения. Затем в шутливо - игривой форме подмигнул и довольно улыбаясь, повёл в сторону кухни, показывая как и что включается, чтобы разогреть уже приготовленную и оставленную в специальном шкафу еду. Кофе у них, как показали мои сопровождающие, готовил отдельный аппарат, вмонтированный в кухонную панель, чем-то внешне напоминающий небольшой кран, открыв который под достаточно большим напором получаешь ароматный напиток под невероятной пеной. Он сам отдельно перемалывает кофейные зёрна, отдельно спрессовывает широкие таблеточки, которые тут же вкладывает в особое отверстие внутри этого крана для следующего приготовления. После того, как рычажок перекрываешь, он автоматически выбрасывает использованную порцию и под тем же напором всё промывает, чтобы запустить процесс по новому. Я весь цикл с удовольствием пронаблюдала сквозь прозрачную крышку панели, пока готовила себе ещё одну чашечку. Затем мы заговорили о том, кто с чем любит пить этот изумительный утренний энергетик и я с удивлением узнала, что в этом мире кофе - напиток одинокий. Его сам ничем не разбавляют и к нему в прикуску ничего не едят. Я тут же ринулась исследовать заполненные продуктами шкафчики, чтобы исправить подобное упущение. В три пары рук мы обнаружили куриные яйца, подозрительно большого размера, муку, внешне вполне похожую на нашу, и молоко, которое я, на всякий случай, развела немного водой, поскольку оно показалось мне подозрительно тягучим. И спустя пять минут замеса теста чем-то сродни миксеру, тоже вмонтированному в кухонную панель, я уже жарила первую порцию на незнакомом мне растительном масле. Спустя пять минут истерики с требованием разрешить мне подойти к плите, пол часа готовки и нескольких минут подозрительных взглядов, я с удовольствием наблюдала обалдевшие лица двоих мужчин, аккуратно пережевывающих свой первый в жизни блин, политый джемом из каких-то неведомых мне ягод, и запивающих всё это крепким горьким кофе.
     -    Что это здесь происходит? - услышали мы подозрительный голос из-за наших спин, когда на лицах обоих дегустаторов уже расплывалась довольная улыбка.
     -    Привет, - поздоровалась я, удовлетворённо улыбаясь, - Мы тут новое блюдо пробуем. Блины к кофе.
     -    Никогда о таком не слышал, - увидела я заинтересованный взгляд через моё плечо, - Мирг осваивает новую кухню?
                 Я с очередной порцией удивления наблюдала, как замялись мои компаньоны по утренним посиделкам, непонятно по какой причине не поднимающие виноватых взглядов от своих тарелок.
     -    Да что с Вами такое? - не выдержала я их вида, - Я же не утку в яблоках запекала, а всего лишь несколько блинов сделала.
                 По мере моих слов, я наблюдала, как меняется выражение заинтересованности на лице Адгара на вполне очевидную растерянность, так синхронно отразившуюся на лицах остальных. Воспользовавшись тем, что мужчины обдумывают, как реагировать на мою утреннюю активность, я, не отвлекаясь, с удовольствием наложила ещё одну порцию приготовленных мной блинов, полила её сладким и поставила рядом со свежим кофе, приглашая ещё одного мужчину присоединиться к нашему приятному застолью.
     -    Так в чём дело? - повторила я свой вопрос, наблюдая, как новый мой сотрапезник внимательно исследует содержимое своей тарелки.
     -    Эм, - протянул мне в ответ Грид, с опаской поглядывая то на меня, то на своего руководителя, - Просто наши женщины не готовят еду, да и вообще никакую работу по дому не выполняют.
     -    Хэ, - удивилась я, - Как это? Почему?
     -    Очень вкусно, - решившись всё же попробовать мой кулинарный подвиг, ответил Адгар, - Понимаешь, у нас рождается очень мало детей в принципе, а женщин совсем немного. Чаще всего они живут со своими родителями, которые о них очень заботятся. Когда же женщина решается выйти замуж - муж очень оберегает её, чтобы она жила в комфорте и достатке, не меньшем, чем с родителями, и смогла родить ему детей.
     -    Это, конечно, печально, - не совсем поняла я, как связано одно с другим, - Только зачем же им, бедным, запрещать что-то делать? Им же, наверняка, скучно целыми днями ничем не заниматься. Особенно, учитывая длительность Вашей жизни.
                 Адгар грустно глянул на меня, медленно прожевывая свой блин. Я перевела взгляд на других из нашей компании, заметив приблизительно одну и ту же картину. Растерянность.
     -    Эй, - подтолкнула я их, - Да просто скажите, как есть. Я же не местная, Ваших порядков не знаю.
     -    Они сами не хотят, - ответил мне Дитир, накладывая себе дополнительную порцию, - Привыкли, что о них заботятся, все желания удовлетворяют, только чтобы им хорошо и комфортно было. Вот и не стремятся ничем подобным заниматься. Вернее, они много делают, но не хозяйственного. А поскольку их мало, никто и не думает даже возражать.
     -    И чем же они тогда занимаются? - поинтересовалась я, наконец-то понимая, почему на меня периодически так странно смотрели.
     -    Убранством дома, - стал перечислять Грид, - Ходят в магазины за новыми вещами. Дают свою оценку нашим новым изобретениям или искусству, и, наоборот, высказывают свои пожелания. Общаются в ресторанах. Путешествуют. Скрашивают наш досуг, если выбирают своим мужчиной.
     -    Но, - удивилась я такому перечню, - Я не видела у Вас прислугу. Кто же занимается всеми домашними делами?
     -    Мужчины, - ответил Адгар, - Только у нас практически всё автоматизировано. Заниматься почти не приходится. Технологии покрывают все сферы быта, а если нет, то всегда есть возможность купить. Как с едой, например.
     -    Весело, - не зная, как оценить новую информацию, я решила сейчас на этом не зацикливать своего внимания, но присмотреться при возможности, - Если всех всё устраивает, так, наверное, тоже хорошо.
                 В это время у Гридара зазвонил информер, заставив его громко выругаться. Для меня это был первый опыт подобной словесности на этой планете.
     -    Снова Аришеах? - поинтересовался Адгар, по всей видимости зная, в чём вопрос.
     -    Да, - протянул в ответ тот и почему-то перевёл взгляд на меня, - Ана, а как ты себя чувствуешь сегодня?
                 В его глазах загорелась такая надежда, что я даже несколько растерялась. Я, в общем-то, уже практически оправилась от своей жуткой болезни, но слабость и невысокая температура ещё сохранялись. Однако ответить я ничего так и не успела, поскольку услышала весьма недовольное ворчание со стороны Правителя этого мира.
     -    Да что ему не терпится всё время. Сказано же, что леди болеет. Зачем же каждый день донимать просьбами о встрече!
     -    Он говорит, - вмешался в правительственный монолог Грид, - что дольше откладывать встречу не может, поскольку это сделает невозможным особенный подарок, который он приготовил для леди Анабель. О подарке я сегодня услышал впервые, правда.
     -    А в чём дело? - решила уточнить я, понимая, что с этим непонятным гостем что-то не так, - Мне нельзя с ним встречаться?
     -    А ты сможешь? - с надеждой, синхронно отзеркаленной на всех мужских лицах, спросил Адгар, - От тебя ничего особенного не потребуется. Посидишь на встрече. Примешь подарок и всё. А он улетит к себе обратно.
     -    Конечно, - безропотно согласилась я, уже представляя себе, как должен был надоесть человек, чтобы настолько ждали его отъезда, - Только кто это?
     -    А это, Ана, - ответил мне Повелитель, - Один из представителей нашего рода и Правитель Шеривы, одной из планет, пострадавших вместе с нами. Он выжил вместе с юной супругой по чистой случайности тогда.
     -    Он тебе неприятен? - решила уточнить свою догадку.
     -    Да есть в нём что-то, - слегка скривившись, подтвердил он, - Не могу объяснить. Вроде бы и ведёт себя вполне в рамках, но ощущения странные остаются. Неискренности какой-то, что ли. Не знаю.
     -    Садист он, - пробурчал еле слышно Дитир, - Видели бы Вы его сопровождение. Они не то, что слово лишнее сказать боятся, они взглянуть в сторону не рискуют. Словно их смертная казнь шаг в шаг преследует.
                 Я заметила выражение брезгливости на лицах всех мужчин, а Гридар протянул недовольно:
     -    Недоказуемо. Ни одного случая не подобающего обращения с гражданами Содружества на планете не зафиксировано.
                 Мой энтузиазм от встречи с этим Правителем резко поубавился, но и избавиться от него тоже захотелось, несмотря на то, что лично с ним я ещё не виделась.
     -    Ладно, - протянула я, решив поделиться земной мудростью, - Раньше сядешь - раньше выйдешь.
                 Мою реплику, ожидаемо, встретили три недоуменных взгляда.
     -    Чем раньше встретимся с ним, тем скорее он нас покинет, - пояснила я свою мысль.
                 Не желая откладывать в долгий ящик, Адгар быстро распорядился о доставке для меня уже несколько дней как заказанных, платьев, а также согласовал время встречи с дружественным Правителем, назначенное на десять утра. Учитывая, что время оборота планеты вокруг оси составляет двадцать восемь часов - встреча была ранняя. За это время мне следовало подготовиться, приведя себя в порядок.
                 Проявив небольшую инициативу, особенно учитывая те ляпы, которые я постоянно допускаю в общении с новыми людьми, в ожидании прихода портного с моими вещами, я решила поискать в информере сведения об особенностях культуры планеты Шерива. Если коротко обобщить найденное, то получалось, что это небольшая (меньше Адивинеры почти на треть), планета с достаточно жарким климатом, но немалым количеством земли. Населена людьми, гномами, и новым для меня видом разумных существ, именуемых шерами. Эти коренные жители планеты имеют зеленоватый оттенок кожи, гибкие кости и плотную, но невероятно эластичную кожу. Они заселяют один из двух существующих материков, весь заросший непроходимыми джунглями. Остальное население сконцентрировано на втором, значительно большем и более засушливом континенте. Иерархия в обществе жесткая, построена на власти и деньгах. Главный на планете - лорд Аришеах, ниже его - наместники у народов, дальше по статусу идут их помощники и так далее, отдельная группа - маги, которые подчинены непосредственно Правителю. Из особенностей - единственная планета Содружества, на которой в природе водятся драконы, правда всего несколько видов, запрещенных к продаже на другие планеты, как редкие существа с особыми потребностями. Также они занимаются добычей и огранкой драгоценных камней и выведением особой породы лошадей. Тем и безбедно существуют.
                 Я настолько увлеклась чтением, что не заметила, как в гостиную вошел Линэль в сопровождении незнакомого мне мужчины, явно человека. Высокий, стройный, с абсолютно чёрной шевелюрой, забавно взболтанной, словно в миксере, и изумительными янтарными глазами, весело смотрящими на мир. Его лицо сияло обаятельной улыбкой, словно мы давние и хорошие друзья, на что просто невозможно было не отреагировать, так располагал он к себе.
     -    Повелитель просил передать, - снова смущенно разглядывая меня, начал краснеть помощник Адгара, - Что он подойдёт прямо перед встречей, чтобы Вы совместно спустились в малый Зал. Также он распорядился проводить к Вам Грэмуэля, Вашего семейного стилиста, леди. Также на словах лорд Адгар передал, что Вы смело можете отдаться в волшебные руки нашего кудесника.
     -    Спасибо, Линэль, - я отложила информер и улыбнулась молодому человеку, - Непременно так и сделаю.
                 Как только за сопровождающим закрылась дверь, мой новый знакомый выдохнул и по хозяйски зашвырнул невероятное количество сумок на кресло и рядом с ним, а сам бесцеремонно уселся прямо возле меня на диване. Проделав всё это практически в одно мгновение, он уставился на меня своими внимательными медовыми глазами, словно ожидая какой-то реакции.
     -    Ты похудела, - без никаких приветствий выдал он, недовольно уставившись мне в лицо, - Хотя понятно. Мне Ад сказал, что ты сильно болела. Я впервые о таком слышу, вначале даже не поверил. Но теперь вижу.
                 Я с умилением слушала этот монолог, поражаясь свойской манере и общительности этого мужчины. Судя по всему, ответов ему совсем не требовалось, поэтому я мило улыбаясь, молчала.
     -    Ладно, - наконец смирился мой собеседник, - Вставай, будем примерять. Что-то подойдёт.
                 Он окинул меня критичным взглядом, как только я выполнила его требование подняться. Зарывшись в своих бесконечных сумках, мужчина стал вытаскивать что-то бесподобно воздушное, а зачастую и прозрачное. Сам с собой решая, что мне подойдёт, а что - нет. Спустя некоторое время стояния, я с удивлением пронаблюдала небольшой ворох вещей, отобранный моим новым стилистом для примерки.
     -    Начни с этого, - передал он мне нечто воздушное, светло бежевого оттенка с удивительной игрой света в ткани.
                 Я взяла предложенную вещь, с сомнением её разглядывая, но всё же решившись довериться мнению специалиста. Развернувшись в сторону двери в спальню, я услышала возмущение:
     -    Ты куда? - словил меня за руку мужчина, возмущенно пялясь, словно я сделала что-то невероятное.
     -    Переодеться, - пояснила я очевидную вещь.
     -    Вот это да, - рассмеялся он, - У меня же есть твоя проекция. Я уже видел тебя, можешь не стесняться. Да и к Повелительнице приставать никто не станет, можешь не беспокоиться. Ты для нас настолько долгожданная и желанная, что мы просто на руках тебя носить готовы.
     -    А если кто-то войдёт? - забеспокоилась я, всё ещё сомневаясь насчёт не стесняться.
     -    Я предупредил Дита, - отмахнулся от меня стилист, - Так что не тяни, у нас много работы.
                 Я даже ойкнуть не успела, как с меня стали стягивать мой костюм, тут же зашвыривая его в кучу с забракованной одеждой.
     -    Э-э, - возмутилась я, наблюдая движение уже родных вещей, - Грэмуэль, а зачем ты забрал мои вещи?
     -    Во-первых, зови меня Грэль, - категорично заявил мой манипулятор, - А во-вторых, они тебе не подходят. Ты похудела, я их перешью.
                 Всё время, пока он объяснял, его проворные пальцы облачали меня в изумительное платье, легкой волной лёгшее на мою фигуру. Приятного светло-кофейного оттенка, оно гармонично подчеркнуло мои шоколадные волосы, но совершенно невообразимым образом контрастировало с холодным серым оттенком глаз.
     -    Великолепно, - осмотрев меня со всех сторон, констатировал мой костюмер, подавая изумительные золотистые босоножки.
                 Примерила обувь, даже не сомневаясь, что всё подойдёт, и залюбовалась собственным отражением в зеркале, выдвинутом из-за арки, где оно до этого было спрятано, поскольку не вписывалось в общий дизайн.
     -    Только Грэль, - всё ещё рассматривая себя со всех сторон, засомневалась я, - Встреча у меня утренняя, в малом Зале, а это платье явно вечернее.
     -    Знаю, - услышала я невозмутимый ответ, - Это платье не для сегодня. Снимай, будем примерять следующее.
                 Так, в одной примерке за другой, мы перебрали множество вариантов различной одежды, от простых домашних брюк и до официального торжественного платья. Лишь только в самом конце мне на руки лёг очень лёгкий, практически воздушный свитер с широкой косой горловиной и красивый белоснежный топ к нему под низ, в комплект к этому верху шли лёгкие облегающие бриджи до средины икры с очень изящной серебристой отделкой. Всё это было изготовлено из какой-то тончайшей ткани, с одной стороны эластичной, с другой хорошо держащей нужную форму.
     -    Грэль, - поинтересовалась я, уже натягивая серебряные туфельки на высоком каблуке, поблескивающие белоснежными камнями, - А что это за ткань? На моём костюме она же?
     -    Это элькарра, - восторженно поглаживая обсуждаемую одежду, протянул портной, - Очень редкая и очень дорогая. У Адгара целая плантация пауков, которые прядут эту нитку. Она крепкая, как опес после обжига. С этой тканью работает только наша семья на всей планете. А ценится она во всём Содружестве.
                 Я в удивлении уставилась на своего собеседника, обвела взглядом все предложенные им вещи, идеально подошедшие мне и по цвету и по размеру, посмотрела на босоножки и туфельки, заботливо и со вкусом подобранные к каждому наряду отдельно, на пакет белья, отдельно покоящийся без примерки и снова перевела взгляд в медовые глаза.
     -    Как давно ты знаком с Адгаром? - поинтересовалась я, смутно подозревая неладное.
     -    О! - с улыбкой наблюдая моё недоумение протянул Грэль, - Я шил ему самый первый его костюмчик. Он был невероятным ребёнком.
                 Я, забыв о примерке и костюме, уселась на диванчик, в котором до этого с уютом читала и с удивлением уставилась на этого улыбчивого мужчину, возраст которого больше возраста большинства народов Земли.
     -    Я просто боюсь спросить Вас о возрасте, - забыв о нашем обращении на ты и прочих договорённостях, проговорила я.
     -    Ой, - завозмущался тот, скривившись, - Вот только не нужно этого официоза. Меня даже внук на вы не называет. Я же тебя только что в белье видел, помнишь?
                 Его янтарные глаза переливались искорками смеха, когда он самым забавным образом махал на меня руками.
     -    Прости, - пискнула я и тут же оказалась захваченной ловкими пальцами, развёрнутой для удобства спиной и аккуратно причёсанной.
     -    А теперь подставь мне своё личико, - разглядывая меня совсем внимательно, попросил этот неугомонный мужчина, - Будем наносить тебе лёгкий макияж.
                 Мне пришлось в полной неподвижности провести где-то минут двадцать прежде, чем мне было позволено подойти к зеркалу и увидеть окончательный свой образ. Я уставилась на своё уже и без того значительно обновлённое лицо, которое сейчас меня просто поражало своей таинственностью и какой-то призрачной красотой. Подчёркнутые лёгкими бликующими тенями и темно серым карандашом, глаза и до этого большие, были просто огромными на фоне белоснежной, ещё болезненной кожи, густая тушь, нанесённая на и без того длинные ресницы, делала мой взгляд не просто глубоким, а проникающим внутрь. Густая чёлка, плотным покрывалом укрывающая невысокий лоб, зрительно акцентировала внимание на четкой линии овала лица. Полные губы, покрытые переливающимся блеском, подчеркивали женственность выбранного образа.
                 Моё любование собой прервал звук открывшейся двери и, обернувшись, на пороге я  увидела застывших Адгара и Грида, неотрывно глядящих на меня. Слегка склонив голову, я польщённо улыбнулась такой непосредственной реакции. Оба мужчины, словно очнувшись, сделали шаг внутрь и восхищённо заулыбались.
     -    Ты выглядишь просто невероятно, - высказал комплемент начальник разведки, - Аришэах просто изойдёт слюной, увидев какая красавица нам досталась.
     -    У него же есть жена, - возразила я, заметив как нахмурился Адгар при последних словах друга.
     -    Вроде бы есть, - продолжая меня расхваливать и обходя по кругу, возразил Грид, - Только её всё равно никто не видел. Неизвестно ещё, какая она у него. А вот ты - точно красавица.
                 Я заулыбалась такому непосредственному комплименту, отметив, что Адгар задумчиво что-то рассматривает на мне.
     -    У Вас всё нормально? - решила уточнить, вдруг реакции Правителя есть какое-то простое объяснение.
     -    Да, всё хорошо, - снова услышала довольный голос безопасника, - А благодаря тебе станет ещё лучше. Грэль, ты как всегда, неподражаем. Великолепно сработал.
     -    С прекрасной женщиной по другому и быть не могло, - довольный общей реакцией и собственной похвалой проговорил Грэмуэль, - Но спасибо за высокую оценку моего труда, Грид.
     -    Спасибо, Грэль, - наконец-то включился в общий разговор до этого задумчиво молчавший Повелитель, - Нам пора.
                 Пройдя мимо приёмной, Адгар попросил Гридара на несколько минут задержаться возле Лила, а вместе со мной вошел в свой кабинет и плотно прикрыл за собой дверь. После моего умопомрачительного появления, я больше ни разу здесь не была. Невольно вспомнив события того дня, я напряженно посмотрела на своего спутника. Он прошел к своему столу и, нажав на какую-то кнопку, открыл потайную дверь в соседнее помещение. Я, невольно вздрогнув от неожиданности, последовала за хозяином резиденции, загадочно улыбнувшимся мне перед тем, как войти.
     -    Это наша семейная сокровищница, - таинственным голосом прошептал он, - Только мы знаем о её существовании.
                 Невольно ахнув от открывшегося мне вида помещения, я с сомнением оглянулась назад, чтобы убедиться, действительно ли мы только что вышли из такого небольшого и уютного кабинета. Передо мной предстала огромная комната, вся заполненная всевозможными ценными камнями и металлами. Небольшая по периметру, но очень глубокая вниз и высокая вверх. Ровно по её середине, так, что можно было легко дотянуться до любого её угла, располагалась платформа, закреплённая с четырех сторон узкими колоннами. Сейчас она стояла ровно напротив небольшого выступа, на который мы вышли из кабинета Адгара.
     -    Иди сюда, - пригласил меня хозяин этого богатства, поддерживая за руку и позволяя ступить на абсолютно прозрачный пол.
                 Спустя пару полок, куда мы поднялись, я могла рассмотреть уложенные ровными рядами прекрасные женские украшения. Коснувшись одного из них, мой спутник, словно соглашаясь с уже озвученным выбором, кивнул головой и аккуратно взял в руки. Когда он развернулся, я увидела достаточно толстую цепочку, плетёную змейкой, двумя слоями свисающую на мужской руке. Её концы были где-то на треть ниже средины соединены широким фиксатором, переливающимся бриллиантовыми оттенками по всей своей площади. Я невольно затаила дыхание, ощутив на своей шее тяжесть этого украшения.
     -    Оно идеально тебе подходит, - услышала я ставший более глухим, голос мужчины и ощутила, как тёплые пальцы коснулись моей шеи и плечей.
                 Затем, словно очнувшись, Адгар вернулся к управлению и снова привёл в движение нашу опору, но уже на спуск и мы смогли покинуть это удивительное секретное хранилище.

                 Всю оставшуюся дорогу до малого Зала приемов, мы преодолели уже втроем, не говоря ни слова. Сожалея, что не успела поинтересоваться у Адгара причиной его беспокойства, я всё же не решилась сделать это по пути, опасаясь лишних ушей, поскольку по дороге нам всё время встречались различные незнакомые люди, вежливо кивающие нам в знак приветствия. Некоторые притормаживали, то ли чтобы поглазеть, то ли из опасения преградить дорогу, и только лишь когда мы уходили с их пути, продолжали свою дорогу. Остальные же лишь с вежливой улыбкой кивали нам, ни на секунду не останавливаясь.
                 В малый Зал мы вошли нашей группой первыми. Я под руку с Правителем, а за нашей спиной Гридар. Комната была действительно небольшая, возле самой её стены стояли несколько кресел, полукругом очерчивая одну и зеркально отображая другую принимающие стороны. Выложенный сложным орнаментом, каменный пол, переливался множеством различных оттенков бежевого и белого, поддерживая торжественную атмосферу помещения. Отделанные камнем стены, удерживали эхо и позволяли чётко слышать каждое произнесённое слово. Многослойные светильники, многократно отражённые ото всех поверхностей, создавали рассеянное, но яркое освещение.
                 Как только мы уселись, Адгар и Гридар по правую и левую стороны от меня, дверь открылась и вошли двое мужчин, как я и предполагала, внешне выглядящие лет на тридцать. Первым шагал высокий златовласый блондин с внимательными карими глазами, сразу от входа вцепившийся в меня взглядом и проницательно рассматривающий каждую мою чёрточку. Чуть позади его белоснежной фигуры, облачённой в расшитый золотом белый костюм, шагал представитель народа, о котором я знала только благодаря своему недавнему поиску. Шер, коренной житель Шеривы, необычный в своей особенной красоте, весь словно оттенённый изумрудом, плавно двигался за спиной своего Повелителя. Его холодный чёрный взгляд лишь бегло скользнул по моей фигуре и безошибочно определив главного в нашей тройке - уставился в малахитовые глаза Адгара. Пока я составляла своё впечатление о только что вошедших, они успели подойти и занять свои места напротив нас.
     -    Леди Анабель, - прозвучал приятный мужской голос, - Очень рад видеть Вас в здравии и возможности быть представленным ещё одной представительнице нашего рода.
     -    Взаимно, лорд Аришеах, - ответила я на обращённое ко мне приветствие, - Жаль, что не представилась возможность познакомиться с Вашей супругой.
     -    Очень надеюсь, что у Вас будет такая возможность. Мы были бы рады видеть Вас у нас в гостях, - его глаз коснулось едва уловимое торжество, словно я сказала именно то, чего он ожидал.
     -    К сожалению, леди Анабель ещё некоторое время не сможет покидать пределы Адивинеры, - вмешался в наш диалог Адгар, - Пока её здоровье не окрепнет окончательно.
                 Взгляд карих глаз метнулся в сторону вступившего в разговор Правителя Адивинеры и на его устах заиграла лёгкая вежливая улыбка.
     -    Разумеется, - и уже снова вернув своё внимание в мою сторону, поинтересовался, - Мне сообщили, что Вы несколько дней не вставали с постели. Это очень необычно для жителей наших планет.
     -    К сожалению, - согласно кивнула я, - Поскольку я родом совсем из других мест, некоторые сложности с адаптацией действительно возникли. Сегодня утром мне стало значительно лучше и мы поспешили в Вами встретиться.
     -    Тем более, Вы были так настойчивы, - снова вклинился в разговор Правитель этой планеты, - Мы все заинтригованы причинами.
     -    Прошу меня простить за это, - оба Повелителя встретились взглядами, - Уверен, Вы согласитесь с этой поспешностью, когда увидите, почему это было необходимо.
                 С этими словами, Аришеах повернулся в сторону своего удивительного спутника и запустил руки в протянутую к нему небольшую сумку странной прямоугольной формы. Когда его ладони снова появились в зоне нашей видимости, со стороны моих спутников раздался дружный ах. Боюсь, что я тоже не выдержала и присоединилась к общему возгласу восторга. На протянутых ко мне ладонях маленьким комочком спал кто-то невообразимый. Его мелко подрагивающее светло-золотистое тельце было обёрнуто вместе с крошечными лапками и крылышками длинной, почти прозрачной шеей, заканчивающейся небольшой головкой с сомкнутыми щелочками глазок. Небольшой хвостик прикрывая всю эту композицию, также подрагивал вместе со своим хозяином.
     -    Кто это? - умильным шепотом поинтересовалась я, тут же ругая себя за такое поведение.
     -    Шемаур, - пояснил мне Правитель Шеривы, - Самый маленький из известных драконов - хранителей. Также названый золотым драконом. И не только за окрас. Этому детёнышу четыре дня от роду и уже со дня на день он откроет глазки. Поэтому я боялся не успеть подарить его Вам.
     -    Но разве Вы не запретили любую продажу драконов с Вашей планеты? - удивилась я такому презенту.
     -    Очень приятно слышать о Вашей осведомлённости, леди Анабель, - с лёгким поклоном ответил мне златовласый Правитель, - Всё верно. Но в данном случае никакого нарушения законов нет, поскольку шемаур не товар, а дар. Позвольте мне преподнести его Вам в знак моей радости, что наконец-то на соседней планете снова появилась причина для надежды.
     -    Спасибо большое, лорд Аришеах, - я протянула сдвинутые ладони, чтобы принять предложенный подарок, - Могу я уточнить, как за ним ухаживать?
                 Пока я склонялась в сторону наших гостей, краем глаза заметила, как напряглись мои спутники. Так и не поняв, что именно их насторожило, я вытянула руки, чтобы получить в своё полное пользование дрожащий маленький комочек. С невероятной осторожностью мужчина переложил сонное дышащее существо в мои ладони, на какое-то время задержав свои пальцы на моих, чем вызвал определённое недоумение, заставившее меня поднять на него глаза. Как только наши взгляды встретились, по моей спине прошел холодок, а тело словно задеревенело на какой-то миг. Едва заигравшая искорка удовлетворения, мелькнула и тут же исчезла в направленных на меня карих глазах. Мне даже подумалось, что я ошиблась, но лёгкий осадок чего-то со мной проделанного остался.
     -    По поводу ухода, не волнуйтесь, - уже вернувшись на своё место, ответил на мой вопрос Правитель соседней планеты, - Вместе с шемауром, я оставляю Вам на первое время своего подданного, который позаботится о Вашем питомце и научит Вас всему, что потребуется. Гарх, леди Анабель теперь твоя госпожа, пока я не заберу тебя обратно.
                 Упомянутый мужчина низко склонил голову перед Адгаром, чем непомерно меня удивил, но его бывший Повелитель лишь недовольно поджал губы, ничего ему не сказав. Кивком головы Правитель Адивинеры принял знак уважения и снова вернулся к нашему разговору.
     -    Насколько я понимаю, - поинтересовался он у Аришеаха, - Шемаур признает только одного хозяина?
     -    Совершенно верно, - подтвердил тот в ответ, - Для этого он кусает своего будущего аура. Так он запоминает его вкус и запах, и одновременно становится для него совершенно безопасным. Даже если в пылу схватки он случайно заденет своего аура, яд будет безвреден.
     -    А сейчас это Ане не повредит? - уточнил Адгар.
     -    Нет, - возразил собеседник, - Пока шемаур не открыл глаза, его ядовитые железы не работают. Именно до этого и нужно провести знакомство шема с его ауром.
     -    Вы хотите сказать, - вмешалась я в диалог Правителей, - Мне нужно заставить его меня укусить?
                 Аришеах снова склонился ко мне, протягивая пальцы к спящему комочку, согретому моими ладонями и телом, благо температура была ещё повышенная.
     -    Позвольте, - проговорил он, видя мою заминку, - Я Вам помогу.
                 Я неуверенно протянула руки и успела лишь заметить как ловко наш гость подцепил одним моим пальцем голову моего питомца и тот, проснувшись, тут же хапнул её своим миниатюрным ротиком. Я взвыла и подскочила на месте, совсем не ожидая такого болезненного укуса. Внутри этой милой головки росла поистине чудовищная челюсть. Острые, как иглы, зубы впились в мой палец так, что я непременно стряхнула бы с себя редкое существо, если бы не предусмотрительность Аришеаха, крепко удерживавшего мою ладонь.
     -    Вот и всё, - прокомментировал он, довольным возвращаясь в своё кресло, - Теперь Вы его законная хозяйка и он скорее погибнет сам, чем позволит кому-либо причинить Вам вред.
     -    А как мне не позволить ему на кого-нибудь нападать? - поинтересовалась я, рассматривая прокушенный палец.
     -    Когда он чуть подрастёт, Гарх Вам покажет. Это просто.
                 Распрощались мы с гостем быстро и с удовольствием, гложет меня смутное сомнение, что взаимным. Так и не поняла, с какой целью прилетал этот в высшей мере непростой Правитель и что он тогда со мной сделал. Мелкий посапывал у меня на руках, и я никак не решалась его передать оставленному для его опеки шеру, не только потому что не доверяла этому экзотическому незнакомцу, но и просто не решалась потревожить сон такого милого комочка. Глядя на это нежное существо, я задумалась о том, что поневоле приобрела в этом мире подопечного. Как это ни удивительно, первого в своей жизни.
     Глава 5. Договорённости.

     Оставшись наедине со своим новым питомцем, я всерьёз задумалась о том, как реализовать свою задумку. Исходя из ранее услышанного, я уже знала, что работающие женщины здесь - не существующий вид, но и становиться содержанкой я не планировала. Поэтому, взвесив все за и против, я решила при первой же возможности посоветоваться с Адгаром, поскольку сама ничего толкового придумать всё равно не могла.
                 Уложив питомца на подушку, я решила скоротать время ожидания, раскладывая свои новые вещи. Догадавшись, что вторая дверь вдоль увешанной фотографиями стены ведёт в гардеробную, я нерешительно её приоткрыла, борясь с сомнением, имею ли на это право, поскольку воспользоваться ею мне никто до этого не предлагал. И только оказавшись внутри, напротив ровно наполовину заполненной вещами комнаты, в пустующей части которой сиротливо лежали несколько моих новых вещей, я вдруг поняла, что, по сути, начинаю жить с другим мужчиной. Замерев на пороге от возникновения этой ошеломляющей мысли, я резко развернулась и захлопнула за собой предательскую дверь. Переведя взгляд на нервно подрагивающие руки, в которых всё ещё была зажата одна из принесённых Грэлем сумок, щедро оплаченных Адгаром, я резко отбросила её в сторону, буквально физически ощутив ожог от соприкосновения с незнакомой тканью. Прикрыв глаза от резко нахлынувших воспоминаний о прожитых вместе с Сергеем прекрасных годах, я почувствовала, как все с таким трудом возведённые вокруг моих эмоций стены, дрогнули и заставили меня почувствовать всю ту боль потери и тоски, которую вначале удерживала ещё теплившаяся надежда на возвращение, а затем неотступная боль, непрерывно терзавшая моё изменяющееся тело в течение бесконечно долгих часов. Захлёбываясь собственными чувствами, я торопливо развернулась и вновь войдя в только что оставленное помещение, одним движением схватила лежащие там свидетельства моего предательства и, отступив назад, быстро спрятала их в валяющиеся на полу сумки. Несколько успокоившись от принятого решения, я обвела внимательным взглядом комнату и убедилась, что кроме шемаура и информера, оставленных на кровати, никаких других моих вещей не осталось. Выдохнув затаённый в решительности предпринятых действий воздух, я уселась рядом с моим спящим комочком и, аккуратно почёсывая его тёплый животик, стала обдумывать предстоящий мне разговор. Сразу же поднимать тему моего переезда будет глупо, поскольку восторга она однозначно не вызовет. Более того, я совершенно не видела этого мира и как или где в нём смогу устроиться даже на время, ни на грамм не представляю. А ведь я теперь не одна, со мной есть шемаур и приставленный к нему шер. Поэтому просто так рисковать я не имею права, а значит, как только Адгар вернётся, я поговорю с ним о возможности самой себя содержать и только когда с этим вопросом будет решено, спрошу какую комнату смогу занять, вдруг он сможет оставить меня в резиденции. Так размышляя, я постепенно успокоилась и поэтому, когда пришло сообщение от Лила, что уже доставлен обед и я могу подходить, решительно встала, прихватив спокойно посапывающий организм, вернула его в переноску и направилась к выходу.
                 Открывая дверь столовой, я была настолько уверенна с своих последующих действиях, что замерла от неожиданности, когда заметила, что в помещении нужный мне мужчина не один. Ругая себя, что не предусмотрела такой вероятности, уже менее уверенно подошла к столу и в удивлении остановилась, заметив, что оба моих сотрапезника с грустью рассматривают нечто странное, абсолютно неаппетитно прозрачное, лежащее посредине тарелки и окруженное какими-то варёными овощами.
     -    А что это? - не сдержалась я, забыв обо всём своём недавнем решительном настрое.
     -    Ну, - протянул сидящий рядом Гридар, обреченно взирая на свою, абсолютно  идентичную остальным, порцию, - Еда.
     -    Мирг так испугался твоей болезни и затянувшегося голодания, что решил приготовить самое безопасное, на его взгляд, блюдо, - пояснил Адгар, так же недовольный предоставленным рационом, и отвечая на мой вопросительный взгляд, продолжил, - Мы не решились рассказать ему об утренних посиделках с кофе и блинами. Он так старался проявить о тебе заботу, что не хотелось его разочаровывать.
     -    Ладно, - с мотивами выбора блюда стало понятно, теперь бы определить, насколько это съедобно, - А Вам то он зачем прислал это?
                 Мужчины неловко переглянулись между собой, по всей видимости активно сожалея о проявленной солидарности, а я попыталась подключить обоняние в качестве детектора съедобности предоставленной пищи. Странно, но запах практически отсутствовал. Взяв небольшое количество то ли пюре, то ли каши на краешек местной вилки и аккуратно продегустировав неизвестный полупрозрачный продукт, я сразу же довольно заулыбалась. Картофельное пюре, практически не соленое, но это определённо было оно! Такое родное и знакомое, хотя и абсолютно неузнаваемое внешне.
     -    Я просто обожаю Вашего повара, - воскликнула я, вскакивая со своего кресла и уверенной походкой направляясь в сторону кухонной части столовой, - только нужно немножко досолить. Он, почему-то решил, что моя диета обязательно предполагает пресность. Вам непременно понравится, ещё бы отбивную к этому, было бы просто изумительно.
                 Мужчины недоверчиво следили за моими действиями, пока я инспектировала шкаф, где хранились приправы. Взяв солонку, я решила посмотреть нет ли чего из уже приготовленного, чтобы разнообразить мужские порции. В холодильном отделении присутствовало несколько кусков печёной рыбы, которую вполне можно было разогреть и дополнить их скудный рацион, что мы сразу же и сделали. Также я извлекла пару отваренных яиц, уже очищенных и прошлась по полкам в поисках майонеза. Себе бы я его положить пока не рискнула, всё же опасаясь так резко переходить на жирную пищу, а вот не страдающим последствиями диеты и все ещё плохого самочувствия мужчинам, скрасить вкус вполне бы подошло. Безрезультатно.
     -    Простите, майонез не нашла, - предупредила я, подходя к столу со своими находками.
     -    Что не нашла? - оба мужчины, уже снова усевшиеся на свои места с более наполненными тарелками, выразили явное недоумение.
     -    Грид, - обратилась я, снова разворачиваясь в сторону только что покинутой кухонной стойки из-за посетившей меня идеи познакомить население с этим невероятным соусом, - Пока я кое-что Вам готовлю, узнай чем и сколько нужно кормить моего малыша. Что-то я волнуюсь. Он только спит и ничего больше не делает. Непонятно, нормально ли это вообще? Может ему здесь плохо.
     -    Может не стоит столько готовить? - попытался остановить меня Адгар, - Мне бы не хотелось, чтобы ты в первый же день после болезни переутомилась.
     -    Ерунда, - возразила я , - Это очень просто. Пара минут и всё готово. А Вам понравится.
                 Найдя в нише с посудой подходящую емкость, быстро разбила огромное свежее яйцо, засыпала небольшим количеством сахара, соли и некоторых приправ и, уже с утра зная как, выбрав подходящую насадку у кухонного комбайна, вмонтированного в рабочую стенку, я быстро взбила получившуюся смесь до образования пушистой желтоватой пены. Затем добавила тонким ручейком растительное масло и с удовольствием наблюдала образование знакомой загустевающей массы. Ещё раз проинспектировав содержимое ящика, я с сожалением обернулась к внимательно наблюдающим за моими действиями мужчинам.
     -    А уксуса у Вас тоже нет?
     -    Для кислоты мы обычно используем сок елеовы, - быстро сообразив, что мне нужно, поднялся хозяин кухни и нашел нужный фрукт.
                 Минуту спустя я с нетерпением наблюдала вначале осторожные и недоверчивые, а затем удивлённые выражения лиц моих сотрапезников. Меня забавляло их сомнение в моих кулинарных умениях, уже второй раз за сегодняшний день проявляющееся абсолютно идентичным способом.
     -    Это нужно дать попробовать Миргу, - вынес свой вердикт Адгар, тут же поддержанный кивком друга, - Очень интересно.
                 Пока с двух сторон от себя я наблюдала довольные лица неспешно вкушающих сытный обед мужчин, я сама достаточно быстро насытилась и уже начала знакомиться с высланным мне Гархом списком по питанию моего маленького уникального питомца. Что сказать, рацион оказался не прихотлив, единственное замечание - обязательно давать ему свежее мясо. Хищник, что скажешь. Хоть и маленький. А спать, как оказалось, какое-то время он будет ещё подолгу, пока продолжают формироваться ядосодержащие железы и уплотняется кожа его тела, что меня несказанно успокоило. Сокращаться длительность отдыха начнёт постепенно и только после того, как он откроет свои чудесные глазки. Также, шер напоминал, что в ближайшее время это знаменательное событие должно свершиться и важно, чтобы первым мой шем увидел свою ауру, то есть меня. Положив в кормушку по небольшой порции всего со своей тарелки, я с восторгом впервые наблюдала, как кушает маленький дракончик. Вначале принюхавшись, мой сонный золотистый питомец приподнял свою длинную шейку и перевернувшись на лапки, замер над едой. Затем лизнул пюрешку один раз и, по всей видимости, признав её съедобной, стал забавно причмокивая, поглощать пищу. Это же повторилось и с овощами. Сначала запах, затем проба вкуса и только после этого довольное почавкивание. Я с любованием наблюдала весь процесс, заметив, что сидящие рядом мужчины тоже не упускают такой возможности.
     -    Кстати, - вспомнила я оставшееся без уточнения наблюдение, - Мне показалось, или Аришеах что-то со мной сделал, когда передавал мне этот чудесный подарок?
                 Оба собеседника внимательно посмотрели на меня, оторвавшись от своей еды и наблюдений.
     -    Ты что-то почувствовала? - поинтересовался Адгар, пристально вглядываясь в мои глаза, - Я никаких изменений не вижу.
     -    Не то, чтобы сильно, - припомнила я свои ощущения, - Это было мимолётное ощущение какого-то влияния, краткий миг напряжения во всём теле. Я даже решила, что мне могло показаться.
     -    Вот в чём дело, - задумался он, всё ещё внимательно разглядывая мои глаза, - Интересно, зачем он это сделал? Почему явился сразу после твоего появления здесь - понятно. Надеялся тебя перехватить, успев до активации твой крови. Но вот зачем считывать твою информацию уже убедившись в том, что опоздал - совсем не ясно. Тем более, использовал такой беспрецедентный предлог.
     -    В смысле? - я удивлённо перевела взгляд с одного на другого собеседника.
     -    Твой шемаур - второй случай подарка и вообще первый - вывоза этого редчайшего представителя своего вида за пределы Шеривы, - объяснил мне Грид, наблюдая, как объект нашего разговора, уже насытившись, снова улёгся в свой уголочек дремать, - Более того, даже на своей планете, они большая редкость. Их принято покупать при вхождении в определённый статус, как знак высокого отличия. Гарх приставлен к нему не зря, поскольку ценность этого подарка просто невероятна, а опыт его адаптации в другом климате - нулевой.
     -    Всё это настолько непонятно, - задумалась я над новой для меня информацией, - что становится страшно относительно цели, которую преследовал Правитель Шеривы.
     -    Разберёмся, - заверил меня начальник разведки, - Не волнуйся, здесь ты в полной безопасности. Крыло Правителя - самое защищённое место в резиденции, да и на планете таких не много. Мы ещё со дня твоего появления установили дежурство охраны у двери в Вашу квартиру. Никто без нашего ведома тебя не побеспокоит. Можешь не волноваться.
                 Я ещё обдумывала эту сторону своей жизни и как это может сказаться на моих планах съехать с квартиры Адгара, когда дверь столовой приоткрылась и в неё нерешительно протиснулся высокий крупный блондин с очень короткой стрижкой, сквозь которую забавно топорщились слегка подрагивающие заостренные ушки. Я снова словила себя на том, что взгляд сам собой, словно приклеенный, притягивается к этим подрагивающим необычным частям тела явного представителя народа эльфов.
     -    О! - обрадовался Грид, отвлекая меня от неприличного созерцания, - Мирх, главный наш кормилец, заходи. Мы тебе такое дадим попробовать! Оцени...
                 Буквально одним цепким захватом усадив вошедшего к нам за стол, наш постоянный сотрапезник, словно сам великий повар, уцепил на самый кончик вилки майонез и с азартом наблюдал за сменой выражения лица главного творца пищи. Тот, с невероятным вниманием испробовав новый продукт, на мгновение задумался и согласно кивнул головой. Гриду этого оказалось не достаточно и он, густо смазав две половинки оставшегося варёного яйца, с торжественным видом поставил перед поваром.
     -    Невероятно, - съев предложенную порцию, наконец-то признал испытующий, - Вы уже придумали название?
     -    Думаешь, пойдёт в производство? - сразу же включился в разговор Правитель планеты.
     -    Есть шанс, - деловито подтвердил главный шеф-повар ресторана резиденции, - если правильно преподнести и красиво наименовать. Как Вам такой вариант? Адгарский соус, или к названию блюда можно добавлять "по адгарски". По моему, звучит.
     -    Не спеши, - осадил энтузиазм подданного Повелитель, - Это не мой рецепт. Это леди Анабель приготовила.
                 Услышав подобное признание, явно необычное для этого мира, Мирх покраснел и с изумлением уставился на меня, по всей видимости впервые услышав о подобном энтузиазме у женщины.
     -    Эм, - решила вмешаться я, пока эльф - шеф-повар не впал в окончательный ступор, - Мне название, в общем-то, тоже нравится. Хотя я и знаю этот соус как майонез всю свою жизнь. Идея не моя, я просто воспроизвела давно известный у меня на родине рецепт.
                 Я скромно улыбнулась всё ещё удивлённому мастеру кухни.
     -    Нет уж, - возмутился Адгар, - Мне чужого не нужно. Своего хватает. Так что скажешь, главный эксперт? Возьмёшься за майонез?
     -    Показывайте, как готовится.
                 Следующие пол часа для меня прошли в сплошном взбивании, смешивании и экспериментировании с различными приправами и даже свежими растениями, абсолютно не известными мне, но по авторитетным заверениям моего партнёра в готовке, вполне достойными использования. После этого эстафету принял воодушевившийся повар. В таком вполне мирном сотрудничестве у нас получилась целая дюжина различных вариантов одного и того же продукта, при незначительном изменении, подходящих к абсолютно различным блюдам. Спустя ещё пол часа у нас уже был готов приблизительный план распространения обновлённых рецептов.
     -    А теперь давай решим финансовую часть вопроса, - подытожил наш плодотворный труд по-деловому серьезный совладелец ресторана, - Что ты предпочтёшь, получить единоразовую крупную выплату, или каждый раз процент от продаж?
     -    Единоразовую, - тут же согласилась я, с удовольствием потирая руки и вопросительно глядя на Адгара.
                 Второй и главный собственник бизнеса, утвердительно кивнул, признавая мудрость принятого мной решения и тут же предложил перевести оговорённую сумму на мой счёт.
                 Я была просто на седьмом небе от счастья, что так сразу смогла заработать небольшую, но всё же собственную, сумму местных денег, хотя и не на постоянной основе, но для меня это был вполне приемлемый старт. Поэтому, когда я заметила явное намерение мужчин вернуться к работе, решилась попросить Адгара уделить мне несколько минут своего времени.
     -    Я хотела попросить тебя взять эти деньги, - начала я излагать суть своей просьбы, как только мы остались наедине, - Пусть это будет хоть частичная, но компенсация расходов на меня и находящихся на моём попечении дракончика и шера. Я постараюсь поскорее заработать оставшуюся сумму и покрыть тебе все твои траты.
     -    Ладно, - после недолгой паузы и внимательного изучения выражения моего лица с уверенным и непоколебимым взглядом, согласился он, - Хотя в этом нет совершенно никакой необходимости. Ты здесь оказалась не по своей воле и позаботиться о тебе - моя прямая обязанностью и как Правителя и как твоего сородича. Не говоря уже об остальном.
     -    Спасибо, - кивнула я, благодарная за то, что он не стал спорить со мной в этом вопросе, - А ещё я хотела спросить твоего совета, где, собственно, я могу работать на более постоянной основе. Это не только чтобы вернуть потраченные на меня деньги, но и в принципе, чтобы быть хоть сколько-нибудь полезной тебе и этому миру. Да и сидеть в четырёх стенах я всё равно не привыкла. За один сегодняшний день я практически сошла с ума от бездействия. Буду очень признательна, если сможешь мне что-то подсказать в этом вопросе.
                 Адгар снова обвёл меня задумчивым и уже более пристальным взглядом, словно взвешивая какую-то мысль, и спустя короткое время снова утвердительно кивнул.
     -    Хорошо, - сказал он серьезно, - Твои исключительные способности, хоть они ещё и совсем не развиты, действительно могут быть очень полезны нашим народам. Я один не могу успевать везде, где нужен. Но, я возьму тебя к себе в помощники только после того, как Владилен тебя осмотрит и даст своё разрешение. Он, кстати, скоро будет. После этого и поговорим. Я подойду, когда он войдёт.
                 Адгар встал и, не дав мне больше добавить ни слова, поспешил вернуться к своим делам.
     -    Вот так, нас снова все бросили, - я взяла своё мирно посапывающее животное и направилась обратно в гостиную, - И чем нам сейчас прикажешь заниматься?
                 Уже значительно успокоенная появившимися перспективами, я поставила переноску с дракончиком прямо возле дивана, на котором решила устроиться почитать. Сейчас меня интересовали любые упоминания подарков шемауров. Слишком уж меня взбудоражил неожиданный рассказ. Как и говорил наш начальник разведки, в сети упоминался лишь один подобный случай до сегодняшнего дня и произошел он в период заселения группой молодых активистов из числа Повелителей целого ряда планет, на которых ещё теплились, но уже слабо, магические потоки. В случае с планетой Шерива, смениться с тех пор успело лишь одно поколение, что составило чуть больше двадцати тысяч лет, а упомянутый подарок был сделан отцу Аришеаха в знак признания его в качестве Правителя над живущим там до этого народом бывшим Шеахом шеров, таким образом передавшим свою власть. Благодаря этому признанию, на планете не было междоусобной войны, в отличие от ряда других планет, поскольку заняв сторону нового лидера планеты, силовой перевес однозначно склонил чашу весов в сторону нового уклада. Также сообщалось, что с гибелью своего аура, шем буквально за несколько недель умер от тоски.
                 Я оторвалась от чтения и по-новому уважительно посмотрела на такое крошечное, но оказавшееся настолько преданным, создание, внепланово занявшее существенное место в моей новообретённой жизни. Зашевелившись в своём тканевом домике, словно почувствовав мой к нему эмоциональный порыв, он ещё больше привлёк к себе внимание, вызвав нежную улыбку на моём лице. Всё ещё размышляя над причинами, которые могли побудить Правителя Шеривы преподнести мне настолько уникальный и щедрый дар, я отметила, что маленькое тельце вздрогнуло, затем медленно поднялось, словно потягиваясь со сна, и приоткрыло один мутный глазик. Зачарованная происходящим, я аккуратно, чтобы не вспугнуть, опустилась на колени прямо напротив забавно скривленной маленькой, словно отлитой в золоте, мордашки. И вот наступил миг, когда наши любопытные взгляды встретились. Маленький глазик тут же моргнул двойной перепонкой века и в следующий миг на меня уже смотрели два мутных зрачка, вытянутых практически во весь глаз. Неуверенно приближаясь на неокрепших лапках, мой маленький питомец всем своим невесомым тельцем потянулся в мою сторону, неуклюже оттопыривая крылышки, чтобы сохранить равновесие. Покорённая его искренним порывом, я протянула к нему руки и аккуратно взяла на ладони, не позволяя упасть. Так мы и сидели, глядя друг другу в глаза, словно зачарованные, когда арка у стены замерцала, пропустив в комнату чем-то недовольного мага.
     -    Леди Анабель, - пристально осматривая меня, поинтересовался Вил, - Я гляжу, Вам уже значительно лучше. Очень рад это видеть.
     -    Совершенно верно, Владилен, - синие глаза с интересом уставились на всё ещё рассматривающего меня дракончика.
     -    Я смотрю Вы с Вашим хранителем уже установили связь, - маг низко склонился к замершему в моих ладонях питомцу, - Могу я поинтересоваться, как зовут Вашего нового друга?
     -    Эм, - я с сомнением глянула в мутные глазки, всё ещё зачарованно за мной наблюдающие, - Я как-то не придумала ещё.
     -    Интересно, - маг снова вернул своё внимание мне, - Рекомендую поспешить, чтобы окончательно закрепить Вашу привязку. Когда придумаете имя, пристально глядя ему в глаза, мысленно пропечатайте его. Это защитит Вашего питомца от похищения и поможет Вашему взаимопониманию.
                 Я задумчиво уставилась на нисколько не отвлёкшегося на нового посетителя моего защитника, размышляя, какое имя могло бы ему подойти. Он был настолько маленький и милый, что никак, кроме как малыш, назвать его не поворачивался язык.
     -    Что Вы скажете на имя Малыш? - поинтересовалась я мнением более авторитетного лица.
     -    Мда, - протянул он в ответ, - Что с женщинами такое? Одна вопит про огромного пса - Мой, вторая хищника - дракона - Малыш. Вы ведь в курсе, что спустя лет двадцать он ростом будет Вам по плечо? А уже через год, когда сформируются его крылья и железы, победить его в открытом бою будет практически не возможно?
                 Я с сомнением посмотрела на миниатюрную версию золотистого дракона на своих ладонях, всё ещё преданно взирающую на меня своими мутными глазками и снова посмотрела на своего гостя.
     -    Вы в этом точно уверенны? - я никак не могла сопоставить описание мага с милым существом, неуклюже пошатывающимся на моих пальцах, но тут же припомнила болезненный укус и представила мощь этих, сейчас миниатюрных, челюстей, лет через десять.
     -    Более чем, - подтвердил мой собеседник, - И ещё, при выборе учтите тот факт, что это девочка.
     -    Маленькая, - я снова всмотрелась в умильную мордочку мелко подрагивающего дракончика, - Так ты девочка, красавица моя! И как же мне тогда тебя назвать, а крошка? Когда ты вырастешь и станешь большой непобедимой драконицей, тебе наверняка захочется носить какое-то красивое грозное имя, да золотая моя?
                 Заметив снисходительный выдох, раздавшийся со стороны моего лекаря, я вспомнила, что явился ко мне он не вполне довольный. Не знаю, причиной тому стала необходимость обследовать меня, или же случилось ещё что-то, что так его разозлило, но дальше испытывать терпение Владилена я не хотела, поэтому аккуратно вернула своего питомца на место, отметив, что малышка, как только оказалась в своём домике, тут же снова уснула, свернувшись маленьким комочком.
     -    Спасибо, что предупредили. Я подумаю, - вежливо поблагодарила я, разворачиваясь в сторону комнаты, - Пойдёмте. Я надеюсь, что не слишком Вас отвлекаю от дел своей болезнью. Тем более, что сегодня мне стало действительно значительно лучше.
     -    Да, - согласился Вил, запуская уже знакомый мне шарик вокруг меня по постели и наклеивая пластырь на кожу, - Температура спала, вот Вы и стали себя чувствовать лучше. Сейчас соберём данные обследования и сможем увидеть полную картину.
     -    Тебе удалось выяснить что-то новое, Вил? - услышали мы вопрос одновременно со звуком открываемой двери.
                 На пороге стоял Адгар, оценивающе осматривающий открывшуюся картину. Я, переодетая в один из новых домашних брючных костюмов, лежащая на постели с медленно движущимся вдоль моего тела сиреневым лучом мини-сканера и маг-лекарь, внимательно рассматривающий произошедшие с моим лицом и телом изменения.
     -    В основном данные, - ответил он, - Которые позволят спрогнозировать длительность и очередность изменений в организме леди Анабель. После того, как я изучу скорость, с которой её организм реагирует на регенерацию, получив данные приборов, мы сможем с точностью до месяца сказать, когда организм придёт в своё идеальное состояние.
                 В глазах доктора зажегся учёный интерес, полностью стерев остатки былого недовольства. Казалось, сама возможность вычислить всё это, доставляла Владилену несказанное удовольствие.
     -    Нас больше интересует, - перебил монолог своего мага, Правитель, - Не будет ли больше таких болевых приступов и скачков температуры, а также насколько аккуратными нам нужно быть при нагрузках. Может ли Ана путешествовать или заниматься другими активными занятиями, не станет ли ей хуже от этого?
     -     Болевые ощущения могут быть, - нисколько не смутившись пренебрежением своих изысканий, ответил Вил, - Особенно, когда изменения затронут нервные окончания или зубы. Судя по тестам, пока что восстанавливались и выравнивались некоторые части костей, приходила в норму пищеварительная система и очищались лёгкие. Также начался процесс восстановления крови. Он один из самых длительных. Так же обстоит дело с мышцами и кожей. Всё будет происходить постепенно, хотя начало уже положено существенное.
     -    Я могу в это время работать, Владилен? - задала я самый волнующий меня вопрос, стараясь не двигаться, поскольку сканер уже подобрался к моей груди.
     -    Работать?! - вот в этот момент всё внимание мага сосредоточилось на мне, - В смысле, работать!?
                 Его растерянность выглядела настолько естественной, что я даже растерялась.
     -    Ана хочет быть полезным членом нашего общества, - поспешил пояснить Адгар, с улыбкой наблюдая очередную реакцию на моё пожелание, - Я обещал сделать её своим помощником, при условии, конечно, что ты разрешишь.
     -    А-а, - лицо лекаря немного смягчилась, хотя уголки губ всё ещё кривились в неодобрении, но он всё же с улыбкой повернулся в мою сторону, отключая закончивший сканирование шарик и отклеивая ставший бежевым пластырь, - Думаю, если ты не станешь её сильно нагружать и она сможет сразу отдохнуть, если переутомится, то можно. Заодно и планету посмотрит, познакомится с жителями и нашей культурой.
     -    Вот и замечательно, - почему-то довольный этим разрешением, сообщил Адгар, - Что там с обследованием?
     -    Результаты уже значительно лучше, - с интересом рассматривая показания на информере, сообщил доктор, - Даже слишком, я бы сказал. Обычно процесс движется более замедленно, а потому не настолько болезненно, но у нас раньше не было опыта с восстановлением представителя рода Повелителей. Думаю, здесь сыграло свою роль влияние потоков, как только они начали проходить через тело Анабель, усиливая работу всех систем организма. Сейчас программа, которую я запустил для расчёта скорости изменений к идеальному, зафиксированная на показаниях предыдущего обследования, высчитает с точностью до месяца, как скоро Вы будете в Вашей идеальной форме, леди.
     -    То есть, я уже могу приступать к работе? - уточнила я, убедившись, что Вил возражать не станет.
     -    Да, - подтвердил мой вывод лекарь и тут же с задумчивым интересом посмотрел вначале на меня, а затем перевел взгляд на Правителя, - И кажется мне, я уже сегодня могу воспользоваться Вашим пожеланием помочь. Что скажешь, Адгар?
                 Мой новый начальник, заложив руку на руку, оценивающе посмотрел на меня и тут же довольно кивнул.
     -    Думаю, это прекрасная возможность для тебя, Вил, разобраться с твоей новой ученицей. Я всё равно сейчас очень занят и как раз планировал попросить Ану заняться твоим вопросом.
                 Я с удивлением и некоторой долей волнения слушала диалог двух мужчин, не понимая, почему оба стоят такие довольные.
     -    И что за проблема с ученицей? - осторожно поинтересовалась я, настороженная реакцией обоих собеседников.
     -    Девочка со смесью четырёх кровей, пару дней как приехала к нам в школу, - пояснил мне маг, - До этого она росла в эльфийском народе с Церетелием, а достигнув пятилетнего возраста, с которого мы начинаем обучение одарённых детей, была направлена к нам. Вот только беда в её уникальных способностях. Она обладает всеми четырьмя видами магии и, испугавшись, что у неё отберут щенка, которого она в нарушение всех правил, притащила в школу, создала защитный экран из всех видов магии и приблизиться к ней не может никто из преподавателей или учеников. Уже вторые сутки его удерживает, никого к себе не подпуская. Сладу с ней никакого нет. Забилась в угол и рыдает.
                 Я, пораженная, слушала рассказ мага. Несмотря на то, что никогда особо не стремилась найти общий язык с детьми, особенно такими маленькими, а уж тем более в затянувшейся истерике, ребёнка мне было очень жалко. Вот только я совсем не представляла, что могу сделать в этой ситуации.
     -    А может стоит позвать её родителей? - аккуратно поинтересовалась я, боясь разочаровать своего нового работодателя с первого же задания, - Уверенна, она просто скучает по маме.
                 Владилен с удивившей меня долей смущения, неловко взглянул вначале на меня,  а затем на Адгара, прежде чем ответить на вопрос.
     -    У неё никогда не было родителей, - как мне показалось, с долей вины проинформировал маг, - Этот ребёнок - один из тех, что родились в результате экспериментов по соединению рас в попытке произвести потомка Повелителей. Она не может скучать по тому, кого никогда в своей жизни не знала.
     -    Как это? - не поняла я, о каком эксперименте идёт речь, - Она что, из пробирки родилась, что ли?
     -    Какой пробирки? - не понял меня доктор, - Её родители тоже были участниками эксперимента. Они родили Дэниэль и передали нам. Свою роль они этим полностью выполнили, получили свою награду и полную свободу от ребёнка. К сожалению, и этот эксперимент не дал искомого результата, хотя ребёнок и наследовал силу крови четырёх рас, но при этом она не родилась Повелителем.
                 Я с ужасом смотрела на человека, так спокойно рассуждающего о жизнях многих людей, которыми он со своими коллегами так запросто манипулировал. Бедный ребёнок, пострадавший, как и многие другие до него, стал жертвой очередной попытки привести в этот мир жену для Правителя. Как и я, о жизни и счастье которой никто из призвавших меня магов даже не задумывался, активируя злополучное кольцо, маленькая девочка уже который день бьющаяся в истерике в новом для себя месте, навсегда лишенная родительской любви и заботы, вызвала у меня такой прилив жалости, словно речь шла лично обо мне, или очень близком мне человеке, но для этих людей была просто неудобством, неудавшимся результатом эксперимента. Я уже готова была высказать всё то, что только что пронеслось у меня в голове, когда в руках Владилена прозвучал сигнал информера.
     -    Итак, - прервал маг мои измышления, - Что мы имеем из расчётов... Как я и предполагал, всё восстановление займёт совсем немного времени - лишь три года. Это просто невероятно! И это вместо прогнозируемых десяти! Всё это время Вам нельзя принимать никаких влияющих на работу организма препаратов, покидать пределы нашей планеты, даже не на долго. Постарайтесь больше отдыхать, избегать волнений и ведите максимально приятный для себя образ жизни. Спустя это недолгое время, Вы будете полностью готовы к тому, чтобы полноценно функционировать и окончательно влиться в наш мир.
     -    Чудесно! - с определённой долей сарказма подытожила я, спеша закончить этот разговор и оказаться возле покинутого всеми плачущего ребёнка, - Раз всё так чудесно, мы можем уже идти? Я бы хотела поскорее увидеть девочку.
                 Спустя буквально пять минут, я уже входила в огромный холл большого здания, именуемого здесь - школа магических искусств. За моей спиной шагал Дитир, приставленный ко мне на постоянной основе в качестве личного телохранителя, а рядом гордо взирая вперёд, шел Глава совета магов, а также Директор этого заведения.
     -    Как она? - поинтересовался он у подбежавшего к нам невысокого парня, по всей видимости, одного из учеников.
     -    Всё так же держит защиту, плачет и никого не слушает, - ответил тот, смущённо переминаясь с ноги на ногу и с удивлением поглядывая на нас.
     -    Ладно, - Владилен обернулся ко мне и приглашающие повёл рукой, - Леди Анабель, Вы хотите вначале осмотреть нашу школу или сразу пойдём к Дэниэль?
     -    Сразу, - ответила я, спеша позаботиться о девочке, хотя и не представляла, как смогу это сделать, - Уверенна, школу у меня ещё будет возможность увидеть при более располагающих обстоятельствах.
     -    Разумеется, - согласился мой спутник, показывая направление, куда нам следует идти.
                 Первое, что бросилось мне в глаза, при входе в небольшую комнату, явно предназначенную для хранения ненужных вещей, это свисающий с потолка на длинной верёвке молодой человек, пытающий проникнуть сверху к забившейся в глухой угол девочке, держащей в руках несуразного золотисто-рыжего щенка с длинными обвислыми ушами и лапами. Она настолько крепко прижимала его к своей груди, словно он был единственной ценностью в её жизни и горько-горько плакала, прерываемая надрывными всхлипами. Её тёмные кудри, спутавшись с золотистой шерстью, покрывалом свисали над маленьким, свернувшимся в защитную позу тельцем, приглушая издаваемые звуки.
                 Не обращая никакого внимания на неловко болтающегося наверху парнишку, я отделилась от своего сопровождения и аккуратно подошла к девочке. Стараясь не испугать, я присела на корточки, чтобы оказаться с ней на одном уровне и аккуратно коснулась спутанных волос, легко поглаживая вздрагивающую макушку и приоткрывая заплаканное бледное личико. На меня тут же взглянули пронзительно зелёные удивлённые глаза.
     -    Привет, - поздоровалась я, обдумывая, что же сказать или сделать дальше, - Меня зовут Ана.
                 Ничего не отвечая, Дэниэль тем не менее перестала плакать, с опаской глядя на меня и ещё крепче прижимая к себе золотистое животное, покорно свисающее с её рук и периодически продолжая сотрясаться резкими беззвучными всхлипами.
     -    Почему ты плачешь, солнышко? - стараясь ласково улыбаться, спросила я, разрываясь от жалости и обиды за эту растерянную одинокую девчушку, - Тебя кто-то обидел?
     -    Мой, - прошептала она, стискивая щенка так, что он даже протяжно проскулил в её руках.
     -    Красивый щеночек, - похвалила я, вспомнив рассказ мага, что именно в попытке его сохранить и началась вся эта история, - У меня тоже есть золотистый домашний питомец. И тоже ещё совсем малыш, как и твой.
                 Большие зелёные глаза смотрели на меня с изумлением, затем медленно перешли на стоящих в двери людей и снова вернулись к моему лицу.
     -    А как ты сюда пришла? - поинтересовался ребёнок, снова внимательно изучая моё лицо.
     -    Через телепорт, - ответила я, не понимая, что именно вызвало её удивление.
     -    Дэниэль имеет в виду, - пояснил Вил от двери, - Как Вы смогли подойти к ней?
     -    Э-э, - протянула я в удивлении, - В каком смысле, как? Вы же видели, просто подошла.
     -    Эм, понимаете, - услышала я в ответ, наблюдая смущённые улыбки на лицах присутствующих, - Кроме Вас никто не смог преодолеть защитный круг ни с боку, ни с верху. Хотя мы пытаемся это сделать уже второй день. Даже все вместе взятые.
                 Я перевела взгляд на пол, безуспешно пытаясь найти упомянутый круг, затем наверх, ко всё ещё болтающемуся на верёвке парню, нигде не замечая не только никаких признаков упомянутого круга, но и вообще чего-либо неестественного или необычного.
     -    Я не вижу никакого круга, - пояснила я возникшую сложность, снова оборачиваясь к магу, - Думаю, я недостаточно владею своими способностями, чтобы суметь его увидеть.
     -    Ничего страшного, - довольно заулыбался глава школы, - Главное Вы смогли подойти к девочке.
     -    А ты кто? - услышала я новый вопрос от сжавшегося в комочек, но всё ещё с удивлением рассматривающего меня, ребёнка.
     -    Ана, - повторила я, - А ты?
     -    Дэль, - ответила она, заинтересованно вглядываясь в моё лицо, - А зачем ты здесь?
     -    Чтобы узнать, что у тебя случилось, - ответила я, пожав плечами, - Ваш Директор очень беспокоился о тебе и попросил меня узнать, почему ты плачешь, забившись в этот уголок.
     -    Мой, - снова притянув к себе щенка, заволновалась девочка, с надежной и беспокойством глядя на меня.
     -    Понятно, - я кивнула головой, переведя взгляд на обсуждаемого питомца, - У тебя хотят его забрать?
     -    Да, - с зелёных глаз снова закапали густым потоком слёзы, показывая, что я пошла по неверному пути, - Мой мой, его нельзя забирать.
     -    А как его зовут? - попыталась я уйти от больной темы.
     -    Мой, - снова затараторила девочка, учащая всхлипы.
     -    Это его имя, - пояснил мне висящий сверху парень, заметив моё непонимание.
     -    О! - наконец-то сообразила я и почему возмущался маг, когда заявился в гостиную Адгара и непонятный лепет девчушки, прижимающей к себе щенка, - Какое интересное имя. А я, глупая, не поняла!
                 Я улыбнулась, театрально хлопнув себя по лбу. Дэниэль отвлеклась, наблюдая за моими движениями и даже немного подалась вперед. Стараясь не потерять достигнутого результата, я заговорщицки улыбнулась и, подмигнув девчушке, громко прошептала:
     -    Ты знаешь, я так проголодалась, что сейчас, наверное, съем еды больше, чем Мой. Как думаешь, получится?
                 Девочка перевела взгляд на пса, затем снова на меня, удивлённо рассматривая как я поворачиваюсь в сторону толпящихся в двери магов и прошу принести нам что-нибудь перекусить и попить.
                 Парни, откликнувшиеся на мою просьбу, едва ступив в направлении сидящих в углу нас с Дэниэль, словно столкнулись с невидимой преградой, остановившись в нескольких шагах от угла, где мы устроились. Я перевела взгляд на девчушку, вопросительно глядя в ярко-зелёные глаза. Она, нехотя опустила взгляд, позволяя донести вкусно пахнущие блюда. Я услышала, как громко заурчал детский желудок, сообщая, что моя идея с пищей была как нельзя кстати. Даже щенок, до этого меланхолично свисавший с рук хозяйки, проявил живейший интерес к тарелке.
                 Я взяла еду, показывая, чтобы мужчины отступили, оставив нас наедине. Поставив порцию щенка на пол между нами, я стала потихоньку скармливать кусочек за кусочком в детский ротик. Вначале Дэль пыталась отказаться, но распробовав, уже сама потянулась к вилке. Доверчиво глядя мне в глаза, она поинтересовалась:
     -    Ты заберёшь нас с собой?
     -    Ам-м, - запнулась я, растерянно глядя в загоревшиеся надеждой детские глаза, - А тебе здесь уже не нравится? Ты же ещё ничего не увидела, не узнала всего того, что здесь рассказывают всем деткам. В этой школе тебя научат многим интересным вещам, научат управляться со своими способностями, делать что-то хорошее. Тебе ведь хочется всему этому научиться, да?
     -    Здесь нам плохо, - пояснил ребёнок, снова застелив глаза слезами, - Со мной никто не играет, кроме Моя. Все взрослые. А теперь они Моя нашли и хотят забрать.
                 Я снова растерянно уставилась в бледное лицо с дрожащими губками и льющимися слезинками. Не зная, правда ли это, или ребёнок просто пользуется вниманием взрослого, поддающегося её истерике, я обернулась в сторону главного мага этого заведения, да и, пожалуй, всей планеты, чтобы получить опровержение. Меня встретил абсолютно холодный спокойный взгляд синих глаз.
     -    Я поручил о ней позаботиться самому молодому из моих студентов, - его взгляд остановился на пареньке лет четырнадцати, встречавшем нас у входа в вестибюле.
                 Ощущая, как моя челюсть медленно сползает вниз, я снова перевела взгляд на Вила, поражаясь, что пятилетнего ребёнка могли отправить в школу, где самому юному из учеников, да ещё и противоположного пола, почти на десять лет больше, чем ей.
     -    И как Вы себе это представляете?! - я аккуратно встала и подошла ближе к Владилену, чувствуя, что в мой голос прорвалась сталь, с которой я боролась с того самого момента, как услышала впервые историю этой девчушки, - Ей здесь не только не с кем учиться и играть, она же полностью предоставлена сама себе, а Вы ещё, плюс ко всему, и её единственного друга отобрать пытаетесь. А ей только пять лет! Да, даже в моём мире - это удивительно маленький возраст, не говоря уже о Вашем. У неё же кроме Моя вообще никого нет.
     -    Ана, - возмутился маг моей претензии, - А что ты, собственно, предлагаешь? Кто возьмёт на себя ответственность заботиться о совершенно чужом ребёнке? Может ты? Мы и так проявили внимательность к этой девочке, приняв её в самую престижную школу планеты. Здесь учатся самые одарённые дети, преподают лучшие специалисты своего направления, программы разработаны под индивидуальные особенности каждого учащегося. Мы терпим её истерики, стараясь учитывать возраст и особенности её истории, но даже в этом случае есть определённые рамки, за которые никто не станет выходить. Животным не место в учебном заведении. На этом острове нет, не было и никогда не будет домашних питомцев. Здесь место для обучения, для контроля своих способностей, для работы без отвлечений. Ты понимаешь, что начнётся, если я позволю одному ребёнку диктовать свои условия?! Это только кажется безобидным. А завтра ко мне придёт другой ученик и захочет сюда привезти кого-то ещё, затем ещё один и так далее. Я отвечаю за это заведение, а потому не имею права ставить его под угрозу. Прости. Это даже не рассматривается.
     -    Она может обучаться где-то ещё? - спросила я, оборачиваясь обратно к девочке, с аппетитом жующей вместе со своим щенком в углу и заметно прислушивающейся к нашему разговору, - Если я найду того, кто захочет о ней позаботиться.
     -    Может, - ответил маг, пожимая плечами, словно речь идёт об очевидных вещах, - Весь курс интерактивный. Здесь она должна сдавать только практику магии. Но я не думаю, что тебе удастся это сделать, Ана. Ты совсем не знаешь наш мир. В нём смеску, да ещё такому необычному и особенному в магическом плане, вряд ли кто-то будет рад. Даже несмотря на то, что это девочка. Без внешнего магического вмешательства, она никогда не сможет родить ребёнка, а поэтому её пол никакого преимущества не даёт, скорее наоборот.
     -    Да что же Вы все так повёрнуты на этом вопросе! - возмутилась я, - Сможет - не сможет, какая разница?! Речь идёт о маленькой девочке, которую Вы, кстати говоря, обрекли на такое существование?!
     -    Ана, ты не понимаешь, - попытался образумить меня главный маг, - Я просто тебе говорю, что найти ей семью у тебя вряд ли получится.
     -    Я очень постараюсь, - заверила я, оборачиваясь в сторону Дэль и глядя в такие яркие зелёные глаза.

     -    Адгар, - обратилась я к поднявшему голову от своего информера мужчине, прикрывая за собой дверь его кабинета, - У меня к тебе есть разговор.
     -    Слушаю, - он аккуратно отодвинул кресло, приглашая меня присесть рядом, - Что случилось?
     -    Ты не можешь оставить Дэниэль в той школе. Знаешь ли ты, что её самому ближайшему по возрасту соученику уже четырнадцать? Она не может там расти. Ей не с кем дружить, о ней не кому позаботиться, а она такая маленькая и одинокая. У неё ведь кроме Моя вообще никого нет. Да и щенка ей оставить никто не позволит. Это просто жестоко.
     -    Так, - не понял моего монолога собеседник, - Дэниэль - это проблемная девочка, которую ты отправилась успокоить из-за особенностей её магии? Мой - это щенок, из-за которого возникла вся проблема?
                 Адгар явно пытался расшифровать мою сумбурную речь, соображая, что я могу от него хотеть. Он внимательно изучал моё решительное лицо, откинувшись в своём удивительном прозрачном кресле на спинку. Я невольно засмотрелась на этого привлекательного и сильного мужчину, так уверенно и властно смотрящегося на фоне бушующего океана. Моё сердце, помимо моей воли, пропустило один удар, выбивая из лёгких затаённое дыхание и напоминая о том, что стоит мне только захотеть и этот невероятный повелитель целого мира станет моим. Прийдя в своих мыслях к этой точке, я заставила себя отвести взгляд от красивого лица и сосредоточиться на причине моего визита, сидящей сейчас рядом с Лилом под дверью кабинета и сжимающей в своих маленьких ручонках поразительно спокойного щенка.
     -    Да, всё верно, - подтвердила я сделанные выводы, - Она не может там оставаться. Ей там не место.
     -    Ладно, - смирился с моим решением Правитель, - Куда же ты хочешь её отправить?
     -    Ты можешь забрать её к себе, - прошептала я, борясь с желанием утонуть во взгляде малахитовых глаз, удивлённо округлившихся при моём признании, - В конце-концов, она из-за тебя вообще появилась на свет. Её родили в попытке создать тебе невесту. Ты не можешь отказаться от этого ребёнка.
     -    Так, - протянул в ответ на мою претензию мужчина, - Во-первых, я не имею никакого отношения к её рождению. Как тебе прекрасно известно, действия магов я не контролирую. Во-вторых, не из-за меня, а ради будущего этой планеты. Это разные вещи. Удочерить и усыновить все неудавшиеся проекты Церетелия, как впрочем и других магов, я физически не смогу, да и не стану. Это даже не обсуждается. Что-то ещё?
                 Я смотрела в решительное лицо Повелителя, теряя всякую надежду на успех, но и уйти без результата я тоже не могла. Сейчас вопрос касался не моего личного благополучия, а жизни оставленного всеми за ненадобностью ребёнка, умной, доброй девочки, с надеждой ожидающей меня всего в нескольких метрах отсюда.
     -    При каких условиях ты согласишься взять её под свою опеку? - решилась я идти ва-банк.
                 Адгар снова поднял взгляд на меня, с удивлением рассматривая моё лицо. Затем, обдумав какую-то свою мысль, слегка склонил голову на бок и прямо глядя мне в глаза, поинтересовался:
     -    Правильно ли я понял, что ты готова выполнить любое моё желание в обмен на согласие принять этого ребёнка?
     -    Я готова выслушать твоё условие, - поспешила поправить я выводы своего собеседника, - Дэниэль должна расти в нормальной семье, где её будут любить и заботиться. Она не может пострадать из-за того, что родилась не с той кровью.
     -    Я соглашусь её удочерить при условии, что ты будешь её воспитывать, - приблизившись ко мне, чётко проговорил он и, останавливая мою радостную улыбку, припечатал, - И никуда от меня не уйдёшь. Я ведь правильно разгадал твои намерения?
                 Я, снова растерянная, сидела напротив этого же мужчины в том же самом кресле, что и в прошлый раз, с удивлением понимая, что на сей раз выбор стоит не между моей верностью и возможной пользой для целой планеты, а между мной, моими убеждениями, моей душевной болью и маленькой девочкой, неловко сжимающей щенячье тельце в своих крепких объятиях в соседнем помещении.
     -    Я не могу, Адгар, - прошептала я, умоляюще глядя в зелёные глаза, - Я не могу так?!
     -    Хорошо, - согласился он, спокойно возвращаясь к прерванной работе, - Я предоставлю тебе свободную комнату.
                 Сидя рядом с вернувшимся к своим делам мужчиной, я собиралась с силами, чтобы подняться и выйти к ожидающему меня ребёнку. Мне предстояло сообщить ей, что и здесь она оказалась никому не нужна, что никто о ней не побеспокоится и не станет о ней заботиться. Преодолевая самую невероятную по своей мощи силу тяжести, я поднялась и направилась к двери. Даже берясь за ручку, я всё ещё надеялась, что грозный Правитель, восседающий сейчас за этим прозрачным столом, всё же снизойдёт до своей никому не нужной подданной и примет её если не в свою семью, то хотя бы придумает, как сделать её жизнь более сносной. Громкий щелчок двери, раздавшийся за моей спиной, в дребезги разбил эту мою эфемерную надежду.
                 Я присела перед молчаливо глядящей на меня девочкой, ухватившейся за покорно свисающего на её руках щенка, всё ещё спокойно терпящего от хозяйки любое обращение и не могла сказать ей то, что должна. Словно в замедленной съемке я увидела, как к её таким же зелёным глазам, как и те, что глядели на меня лишь минуту назад так непреклонно по ту сторону двери, стали медленно подкатывать слёзы, а маленькие губки начали слегка подрагивать в предверии тихих всхлипов. Всё ещё замечая неожиданные детали, я отметила жалостливый взгляд, которым одарил меня сидящий здесь же Дитир, до этого о чём-то тихо разговаривавший с Лилом, поспешно отведшим свой голубоглазый взгляд в сторону. Плохо соображая, что и, главное, зачем, я делаю, я поднялась, подхватила Дэниэль на руки вместе со щенком и решительно открыла дверь обратно.
                 Шагнув навстречу удивлённо поднявшему голову мужчине, я приостановилась, удобнее перехватывая достаточно тяжелую для меня ношу, повернула девочку так, чтобы её бледное личико стало заметно сидящему за столом человеку и подошла ближе. Схожесть цвета их глаз меня удивила. Только сейчас я заметила этот невероятный факт, замерев прямо напротив одного лица и другого. Адгар отмер на миг, рассматривая сидящую на моих руках девчушку, которая не менее внимательно уставилась на него.
     -    Ты передумала? - его взгляд вернулся ко мне, ни единым движением не подтверждая охвативших меня подозрений.
     -    Я согласна дать тебе шанс, - понимая, что он не уступит, восприняв происходящее как давление, стала торговаться я, - Я стану проводить с тобой свободное время, постараюсь как можно лучше тебя узнать и, если между нами установится личная связь, я сама к тебе приду и скажу об этом.
                 Я увидела, как прищурились зелёные глаза, пристально вглядываясь в моё лицо, явно оценивая озвученное предложение. Ожидая, что скажет в ответ сидящий напротив мужчина, я понимала, что в случае отказа всё равно стану искать другую возможность оставить Дэль у себя. У меня не прорвались откуда то из неведомых глубин вспыхнувшие резко материнские чувства, я не считала, что как более взрослая женщина обязана позаботиться о несчастном ребёнке, поскольку в моём мире обделённых детей было куда как больше. Я просто чувствовала такую удивительную общность с этой девочкой, которую использовали точно так же как и меня, что просто не могла оставить её, понимая, что таким образом тоже останусь в этом мире совсем одна, только уже держащаяся за своего собственного золотистого питомца.
     -    Этого мало, - прервал мои размышления мужчина, ради блага которого было принесено столькими людьми такое количество жертв.
     -    Что ты хочешь ещё? - решила я выслушать встречное предложение, видя такую же убеждённость, что и сейчас стала испытывать я сама.
     -    Жить мы будем вместе, - пояснил он, игнорируя мою возмущённо взметнувшуюся вверх бровь, - Мы переедем в большую квартиру под нашей, где есть отдельная комната для ребёнка, большая комната для нас, кабинет для работы, гостиная, классная комната с интерактивной панелью для занятий и терраса с выходом в сад, где Дэниэль сможет играть вместе с Моем. И ты сможешь не только на работе, но и дома лучше меня узнавать, проводя со мной не только свободное, но и личное время. И как только ты убедишься, что между нами уже существует связь, ты сама мне об этом скажешь.
     -    А-э, - я не была уверенна, как и в прошлый раз, оказавшийся для меня фатальным, что смогу в таких условиях устоять перед этим мужчиной и той силой, что толкает меня постоянно в его объятия, но маленькие ручки, цепко за меня ухватившиеся, не позволили мне промолчать. Я кивнула.
     -    Вот и ладно, - поднимаясь из-за стола, сказал мой вновь подтверждённый сосед, протягивая руки и забирая у меня ребёнка, - Так значит тебя зовут Дэль? А я Адгар. Но ты можешь меня звать просто Ад.
                 Его пристальный взгляд приковал к себе такие же ярко зелёные глаза, очевидно, прописывая в них согласованные изменения. Я видела, как напряженно замерла в его руках зачарованная вниманием сильного властного мужчины, девочка, как неожиданно расслабившись, она тихо спросила:
     -    Ты теперь мой папа?
     -    Я теперь твой папа, - подтвердил он, отвечая на счастливую улыбку ребёнка, - А это теперь твоя мама и ты должна будешь нас во всём слушаться. Сможешь?
     -    Да, - довольно кивнула Дэль на вопрос новообретённого отца, - И Мой останется жить со мной?
     -    Останется, - Адгар потрепал слегка придавленное животное за ухо и уже оборачиваясь ко мне, сказал, - Как думаешь, наши золотистые не перегрызутся?

     Глава 6. Будни Адивинеры.

     Я смотрела на играющих вместе Дэль, Моя и Злату, как я назвала своего преданного хранителя под чутким руководством Адгара, следившего за процессом прописывания имени моего маленького питомца, и впервые за весь сегодняшний день была довольна. Прошло уже несколько часов с тех пор, как мы достигли договорённости и Правитель показал мне находящуюся на первом этаже резиденции достаточно просторную и светлую квартиру, где всем нам вместе теперь предстояло сосуществовать. Дети, увлечённые друг другом, даже не замечали весь переполох, связанный с переездом из одного места в другое. Свои вещи, сложенные ещё с утра в удобные сумки, принесённые Грэмом, я уже давно разложила в просторной гардеробной, соединённой с моей новой спальней. Вопреки моим опасениям, Адгар не стал настаивать на совместном проживании в одной комнате, что очень меня порадовало. Сейчас, присев на полу детской, я с удовольствием присоединилась к резвящимся питомцам и своей новой подопечной, забавно морщащей носик, когда Мой и Злата, к моему приятному удивлению прервавшая свой затяжной отдых, как только услышала возню щенка возле себя, начали длительный процесс своего знакомства. Он состоял вначале из тщательного обнюхивания друг друга, затем из попытки пересмотреть и только после этого они стали дружно прикусывать и подталкивать один другого. Вначале увидев эту картину, я несколько испугалась за моё миниатюрное сокровище, только сегодня впервые открывшее свои чудесные глазки, но пообщавшись с шером, заверившим меня, что щенок не сможет причинить никакого вреда малышке-драконице, я уже более спокойно отнеслась к происходящему.
     -    Я принёс вещи Дэниэль, - услышала я голос вошедшего с Адгаром Дитира, показывающего достаточно объемную сумку, удерживаемую одной крепкой рукой на весу, - Куда их ставить?
     -    Давай сразу в гардеробную, - указала я на приоткрытую дверь, - Я чуть позже всё разберу.
     -    Я пообщался с Вилом, - присел рядом с нами главный опекун девочки, - Дэль должна будет каждый день присутствовать в школе по несколько часов на практических занятиях. Ей следует научиться контролировать свою силу. График уроков он выслал нам на информеры. Дит сможет её туда сопровождать, если у нас не будет получаться. Также в наш интерактивный класс загружена вся программа её обучения в школе магии и по основным дисциплинам. Мы должны будем следить, чтобы она не пропускала занятия и вовремя проходила весь материал. Для тебя он тоже разработал отдельный курс, чтобы ты скорее смогла овладеть присущими тебе от природы силами и получила основное представление о нашем мире.
     -    Спасибо, - я искренне впечатлилась теми усилиями, которые приложили все задействованные, - Может вы тогда сразу подскажете, где здесь есть детская площадка или парк, куда мы сможем ходить гулять с другими детьми её возраста. Было бы здорово, чтобы Дэль сразу завела пару подружек, ей было бы легче освоиться на новом месте. Да и я не против познакомиться со здешним населением.
     -    В каждом городе на планете, - ответил на моё предложение Адгар, - существует общественная школа, где обучаются всем общим предметам наши дети. Там же есть место отдыха и развлечений, где они могут в безопасности играть или заниматься индивидуальными заданиями, если захотят. Завтра с утра мы сходим туда, определим Дэль на занятия и, заодно, ты сможешь всё увидеть сама и познакомиться с другими родителями и учителем.
     -    Он один? Учитель, - удивилась я совсем не тому ответу, который ожидала услышать.
     -    В нашем городе жителей, не достигших тридцатилетнего возраста всего двадцать три. Двое из них шести и восьми лет. Разумеется, учитель один.
                 Я удивлённо смотрела в малахитовые глаза сидящего рядом со мной Правителя. Из информации о столице этого мира, найденной в сети, я знала, что население составляет более пяти тысяч жителей, что совершеннолетие в Содружестве наступает с достижением тридцатилетнего возраста и что большинство пар очень-очень долгое время не решают обзаводиться детьми, ещё реже заключая официальные союзы. Несмотря на все мои познания особенностей уклада жизни представителей этой планеты, мне всё равно казалось просто невероятным настолько малое число молодежи. Когда я раньше слышала о проблеме деторождения, я даже не представляла, что она настолько острая. Хотя, если учесть длительность жизни адивинерцев, даже 23 ребёнка - это всё равно прирост. По крайней мере, мне так показалось.
     -    Понятно, - смирилась я, переводя взгляд на резвящуюся троицу, - Надеюсь, малышка подружится с ними и никто не станет её обижать из-за того, что она самая юная.
                 Я снова вернула внимание мелким обитателям новой квартиры, которые, довольные присутствием друг друга, забавлялись, соревнуясь в том, кто проворнее уворачивается от тычков. Пока что побеждал щенок, резво скачущий вокруг своих соперников, ловко бодая их то в ногу, то в хрупкое тельце. Драконочка вполне правдоподобно падала на пол, притворяясь недееспособной, как только на неё начинали обращать чуть более активное внимание или она попадала в поле зрения лидера игры, весьма успешно уворачиваясь с траектории движения шустрячка.
     -    Это хорошие мальчики, - заверил меня, улыбаясь развернувшейся забаве, Адгар, - Один из них - внук Грэма. Очень добрый и эрудированный ребёнок, второй - сын одного из инженеров космопорта. Он ещё совсем маленький, но уже чувствуется наследственность отца. Думаю, Дэль быстро найдёт с ними общий язык.
     -    Будем надеяться, - поддержала я, беспокоясь, чтобы проявленная мной инициатива в итоге не принесла ребёнку больше вреда, чем пользы, когда я вмешалась в уже спланированную жизнь девочки.
     -    Я пригласил Грэмуэля с внуком сегодня к нам на ужин, чтобы завтра на занятиях у Дэль уже был знакомый, - и, наклоняясь ближе к увлечённым игрой девочке и питомцам, Адгар поинтересовался, - Ты же хочешь познакомиться со своим будущим одноклассником?
                 Дэль оторвала свой восторженный зеленоглазый взгляд от резвящихся животных и встретилась с очень похожим вопросительным. Я снова, помимо воли и желания, отметила эту подозрительную схожесть, задавшись целью при первой же возможности выяснить, не связывают ли на самом деле этих двоих какие-либо родственные узы. Слишком уж похожи были взгляды, устремлённые друг на друга.
     -    Да, - после недолгой паузы, ответила девочка, обеспокоено глядя на нас.

                 Вечер оказался познавательным и полезным. На ужин пришли не только Грэм с внуком Глэкарром, но и его родителями, сыном и невесткой семейного стилиста. Это оказалось на удивление дружелюбное и совершенно не чопорное семейство, нисколько не отяготившее своим присутствием хозяев. Вначале мне было удивительно наблюдать прекрасную женщину, мать восьмилетнего мальчика, выглядящую как модель из элитного журнала, только что поднявшуюся из кресла стилиста. Она по-доброму улыбнулась мне, тут же забросав дружескими вопросами о том, откуда я, каким является мой мир, чем он отличается от Адивинеры и много-много другого. Дав пару ничего не значащих ответов, я постаралась уйти от болезненной для меня темы и в свою очередь полюбопытствовала укладом жизни местных женщин, получив целую вереницу детализированных пояснений, мгновенно увлекших мою активную собеседницу в мир её увлечений. Несмотря на моё раннее предположение, что мужчины недооценили занятость местных дам, восторженный рассказ единственной представительницы прекрасной половины общества этой планеты никакой принципиально новой информации мне не предоставил. Она в красках и с множеством подробностей рассказывала, как совместно со своими подругами ходит в ресторан, посещает различные местные лавки, оценивая работу мужчин, описывает собственные впечатления, направляя эти отзывы конкретному адресату для внесения изменений в продукт или услугу. Но самой существенной её задачей является устройство собственного дома и забота о личной привлекательности. Для этого она постоянно просматривает новинки дизайна и стиля на планетах содружества, заказывая то, что приглянулось, чтобы соответствовать всем новым тенденциям, особенно учитывая статус её семьи, как законодателей стиля и моды в городе. Дети, в отличие от нас, вначале молчали, присматриваясь друг к другу, но очень скоро общая для этого семейства черта проявилась и у младшего их представителя и спустя короткое время Дэль уже увлечённо слушала весёлые рассказы об учениках школы из уст восьмилетнего Глэра с предвкушающим блеском в глазах ожидая, когда же сама лично сможет во всё это погрузиться.
     -    Ты позволишь у тебя спросить, - склонилась в мою сторону уже в самом конце ужина моя очаровательная собеседница, неловко улыбаясь, - Как ты решилась удочерить настолько бесперспективного ребёнка? Я могла бы понять, если бы это был мальчик. Всё-таки мог бы оказаться умным и принести пользу обществу, да и семье. Но девочка-смесок...
                 Я с удивлением всмотрелась в лицо прекрасной блондинки, пытаясь определить мотив этого неожиданного вопроса, однако меня ждал удивительный вывод - она действительно испытывала полное и искреннее недоумение. Поднявшаяся было из самых глубин моей души волна возмущения тут же разбилась о заинтересованный взгляд карих глаз.
     -    Ты понимаешь, - начала я аккуратно, стараясь не проявить всколыхнувшегося раздражения, - Дэль ещё совсем маленькая, но уже сейчас проявляет в характере редкие даже для взрослого человека качества, такие как верность, настойчивость, доброта, забота о близких. Не говоря уже о её удивительных магических способностях. Видя какая она сейчас, я могу только предположить, насколько выдающейся она может стать при простой поддержке со стороны и элементарной заботе. И мне очень приятно, что Правитель Адивинеры оказался настолько проницательным, что первым увидел все преимущества такого решения и что мне посчастливилось принять участие в заботе об этой милой девочке.
     -    В самом деле? - в голос женщины проскользнуло сомнение и я увидела, как она задумчиво уставилась на развлекающихся с нашими питомцами детей, - Я как-то не думала, что в девочке можно пытаться разглядеть что-то из способностей. Обычно смески женского рода - это потенциальные любовницы для холостых мужчин всех родов, не более того. Они привлекательны, с ними часто проводят время, но я никогда не слышала, чтобы таких принимали в семью. Ведь в брак этих женщин всё равно никто не берёт, значит забота о них навсегда ложится на плечи родителей. Именно по этой причине для подобного рождения требуется личное разрешение Правителя. Хотя, наши Повелители всегда отличались оригинальностью мышления... Знаешь, как у нас говорят? Когда Б. видит непреодолимое препятствие, то пытается его обойти, когда А. его встречает, радуется, что задачка не оказалась скучной.
                 Я посмотрела на ведущего весёлый спор со своим модным стилистом Адгара, обдумывая смысл поговорки. В самом деле, за тот краткий период, что мы знакомы, я ещё не наблюдала ситуации, когда этот необычный по любым меркам любого мира человек от чего-то бы отступился. Начиная с момента моего появления на этой планете и до последней секунды, он всегда добивался желаемого. Даже в нашем споре с удочерением он оказался в выигрыше, поскольку в итоге получил именно то, чего первоначально потребовал. Эта мысль не доставила мне удовольствия, хотя где-то на подсознании я и отметила, что объективно оценивая, эта черта не так уж и плоха, когда не касается именно тебя.
                 Остаток вечера я скорее поддерживала разговор, чем пыталась что-то выяснить или произвести приятное впечатление на новых знакомых. Аппетит, так и не проявившись в полной мере, не позволил мне насладиться расхваленным гостями ужином. Единственное, что я отметила, это присутствие нового соуса, пришедшегося как нельзя кстати к нарезанным крупными дольками овощам. Нашим утонченным сотрапезникам он тоже оказался по вкусу, что они с восторгом отметили.

     -    Тоже не можешь уснуть? - услышала я ставший уже таким знакомым, приятный мужской голос из темноты у себя за спиной.
     -    Уложила Дэль со зверинцем и решила немного подышать свежим океанским воздухом, - я обернулась к присевшему на скамейку рядом со мной Адгару, чье присутствие я ощущала каждой клеточной кожи, хотя разглядеть его в сгустившейся непроглядной темноте было довольно сложно, - Здесь очень красиво и умиротворяюще. И воздух удивительный. Просто невозможно надышаться.
                 Я снова вернулась к созерцанию бушующей стихии, далеко внизу вздымающейся яркими белоснежными брызгами разбивающихся о скалистый берег волн, и спустя мгновение ощутила едва уловимое касание мягкой ткани к своему плечу. Даже на этой безопасной высоте ощущалась свежесть океанского дыхания, ложащегося мелкими точечками на оголенные участки моей кожи. Мы некоторое время просидели так рядом, наслаждаясь умиротворением стихии, разгулявшейся у подножия скалы.
     -    Уже поздно, - его голос, раздавшийся в непосредственной близости от моего уха, заставил меня напрячься, опасаясь реакции, которую этот мужчина так легко у меня вызывал, но которой я всеми силами пыталась избежать, - Что тебя беспокоит?
     -    Просто день был не простым, - решила я уйти от прямого ответа, поскольку и в самом деле банально не смогла уснуть, проворочавшись из стороны в сторону, непривычная спать одна, и всё это несмотря на колоссальную усталость, накопившуюся за последние нелёгкие дни болезни, - В шуме океана думается хорошо. Вот я и решила здесь посидеть. Тем более, что до этого я практически не видела Адивинеры.
     -    И о чём же ты думаешь, сидя здесь? - услышала я всё так же близко.
                 Я обернулась в сторону темноты, сгустившейся у моего плеча густым низким голосом моего собеседника. Моё тело снова напряглось, почувствовав тепло сидящего рядом мужчины. Сопротивляясь предательскому желанию облокотиться на крепкое плечо и поддаться искушению, я задала первым пришедший мне на ум беспокоящий вопрос:
     -    Адгар, скажи, - решилась я, побуждаемая его интересом и собственной беспомощностью, - Ты обратил внимание на удивительную схожесть в цвете Ваших глаз? Я имею ввиду тебя и Дэниэль. Не мог ли Церетелий позаимствовать твои гены, проводя тот эксперимент с искусственным рождением? Да и цвет волос весьма похож.
                 Я почувствовала, как в ответ на мои слова, тело Адгара напряженно замерло, из обволакивающе-комфортного превратившись в подозрительно-неприветливое, а затем его лицо близко-близко склонилось к моему, словно пытаясь прочесть в нём ответ на мои предположения, настолько, что я даже смогла различить выражение его пронизывающе-внимательных глаз.
     -    Ты ведь понимаешь, - начал он вкрадчиво, всё ещё пристально в меня вглядываясь, - Что в расчёте на успех, эта девочка должна была стать моей женой и матерью моих детей в дальнейшем?
     -    Да, конечно, - признала я свою ошибку, поежившись от перемены ощущений и понимая всю весомость озвученного аргумента, - Об этом я совсем не подумала. Просто учла повышенную вероятность успеха, если хотя бы один из родителей уже является носителем нужной крови.
     -    Это невозможно ещё по одной причине, Ана, - уже более спокойно продолжил Адгар, обнимая меня за плечи и прижимая к себе, словно в попытке сгладить произведённый своей метаморфозой эффект, - Наш род полностью иммунен к любому воздействию магии. Именно по этой причине на рождение в наших семьях невозможно повлиять магическим путём, а весь эксперимент Церетелия был построен на направленном вливании магических сил. Дэль, несмотря на всю нашу внешнюю схожесть, никак не может иметь моей крови.
                 Как только я почувствовала касание скользнувшей по моим плечам руки, сразу же попыталась отстраниться, но увлечённая обдумыванием нового аргумента так и зависла в самом начале движения. Прийдя в себя после трезвой оценки сказанного, я вспомнила о своем намерении, желая его осуществить, но тут же ощутила более плотное объятие притянувшего меня за талию мужчины.
     -    Есть ещё кое-что, что нам с тобой следует обсудить, - прозвучал глухой голос снова у моего уха, шевеля распущенные волосы у моего лица.
                 Я напряглась, ощущая неловкость от такой очевидной ласки и ожидая неприятного вопроса. Тут же вспомнились все мои сомнения о том, смогу ли я сопротивляться реакциям собственного тела, уже сейчас предательски отзывчиво реагирующего на такую близость, даже несмотря на все попытки разума взять его под контроль. Безуспешно.
     -    Ко мне обратился Гарх, - сказал он совсем не то, что я опасалась услышать, - И предупредил о плане Аришеаха вывезти тебя к себе на планету под предлогом болезни Златы.
     -    Что?! - моё сердце пропустило удар, когда я поняла, что моей маленькой драконице угрожает нездоровье, - Как это?! Какой болезни? И, главное, зачем ему это?
     -    Если ей каждый день не давать свежее мясо, - объяснил Адгар, удерживая меня на месте, предупредив попытку тут же помчаться в дом, выяснять в порядке ли драконочка, - То постепенно, у неё разовьется апатия, затем общая слабость и она станет медленно угасать. Задачей шера было допустить возникновение заболевания и уговорить тебя сопровождать питомца на период лечения к ним на планету под предлогом того, что без своего аура, шем просто умрёт от тоски. Там тебя бы соблазнил Правитель Шеривы и ты осталась бы с ним.
     -    Но ведь он женат, - указала я на очевидную неувязку высказанного предупреждения.
     -    Об этом Гарх распространяться не стал, - уточнил Адгар, - но план по решению этого вопроса у Аришеаха уже имеется. Тем более, что одной женщиной их мужчины редко себя ограничивают. На этой планете законно многоженство.
                 Я в ужасе уставилась на своего собеседника, развернувшись в сторону его лица большей половиной своего тела и старательно в него вглядываясь. Его проницательные зелёные глаза, в непосредственной близости смотрящие прямо на меня, вызвали горячую волну вдоль моего позвоночника, на мгновение отвлекая моё внимание от шокировавшей информации.
     -    С чего это он решил, что меня может подобное заинтересовать? - возмутилась я, разворачиваясь обратно в сторону океана, - Не кажется ли тебе, что в словах этого доброжелателя слишком много белых пятен? Не может ли он врать, пытаясь таким образом получить от тебя что-то?
     -    Такую вероятность также не следует исключать, - согласился мужчина, - Но и предупреждению имеет смысл внять, ведь явной выгоды у шера нет. Он в любом случае вернётся на свою планету, поскольку не может надолго покидать свой народ.
     -    Странный он, - возразила я, - Ведёт себя очень подозрительно и такое ощущение, что я ему не нравлюсь. Не верю я в его заботу о моём благополучии.
     -    Ты просто не знакома с особенностями его расы, - я почувствовала лёгкое скольжение горячих губ вдоль своего виска в сторону скулы и попыталась от него увернуться, - Это единственный не магический народ на планете, где магия жива. Они, к сожалению, смертны. А также в буквальном смысле не воспринимают женщин, поскольку сами являются гермафродитами. Не следует принимать на личный счет его стиль обращения. Он по-другому просто не может. Их образ жизни совершенно другой и мыслят они иначе. В их глазах женщины неполноценны, недоразвиты, если хочешь.
     -    Ясно, - я резко поднялась, высвобождаясь от сводящих меня с ума рук и губ, уже запустивших по всему моему телу целую волну предвкушающей дрожи, такую знакомую за последние дни и такую новую в моей жизни, - Прости, я уже пойду спать. Действительно поздно, а нам завтра рано вставать. Да и мелкие остались в квартире совсем одни. Не думаю, что это разумно.
                 Не дожидаясь ответа, я ринулась в сторону входа в нашу новую гостиную,  освещённую ярким светом, нисколько не заботясь о том, как воспримет моё очевидное бегство соблазнявший меня мужчина. Сейчас моей единственной мыслью было оказаться в безопасности поближе к собственной ванной и воспользоваться уже привычной мне охлаждающей методикой. Что я незамедлительно и сделала.
                 Снова оказавшись в своей постели, я стала с грустью ждать, когда же усталость наконец-то победит бессонницу и я забудусь в таком необходимом мне сне. За последние три дня, я по сути отдыхала лишь несколько часов предыдущей ночью. И вот сейчас, ворочаясь с одного бока на другой, я стала раздражаться и чтобы как-то расслабиться, закрыла глаза и постаралась вспомнить, когда в последний раз была счастлива и спала в объятиях родного мужа, а также постаралась до мелочей припомнить, что при этом чувствовала. Мой разум воссоздал такой желанный образ любимого мужчины, заставив с тоской сжаться сердце, а на глазах проступили слёзы. В тот момент я ведь даже не предполагала, что могу больше никогда его не увидеть, что никогда не испытаю нежность его аккуратных прикосновений, не почувствую его заботу и мягкую любовь. Так лёжа, вспоминая многие наши совместные моменты, я позволила грусти изливаться каплями слёз, пока не забылась коротким чутким беспамятством.
                 Разбудил меня холодный мокрый нос, нагло уткнувшийся прямо мне в лицо. Я открыла глаза и увидела Моя, улёгшегося практически на моём плече, а прямо возле постели стояла Дэль, держа в ладонях нашу маленькую драконочку.
     -    Она всё время плачет, - стала пояснять девочка, протягивая ко мне причину общего переполоха, - И бьется в стеночку. Думаю, она хочет к тебе. Может ей страшно?
                 Глаза ребёнка обеспокоено смотрели на меня, словно ожидая порицания или наказания за то, что осмелилась войти в мою комнату. Я перевела взгляд за окно, ожидая увидеть предрассветные сумерки, но там не было видно ни намёка на рассвет. По всей видимости, поспать мне удалось совсем недолго, да и по ощущениям казалось, что я только и успела, что сомкнуть веки. Движимая мгновенным побуждением, я откинула лёгкую ткань, служащую мне одеялом, и отодвинулась, давая место моим визитёрам. Злата, улёгшись буквально на моей груди, мгновенно вернулась в привычное ей состояние дрёмы, а Дэль с Моем, свернувшимся калачиком у наших ног, стала мило посапывать буквально пару минут спустя.
                 Невольно позавидовав детской способности ни о чём не переживать, я некоторое время полежала, наблюдая эту мирную картину, абсолютно не характерную моему стилю жизни и характеру, а также невероятную для моего мировоззрения ещё неделю назад. События настолько быстро сменяли одно другое, что я толком не имела возможности просто осознать всё происходящее со мной, не то, что отреагировать. Затем повернулась удобнее, погладила головку спящей драконочки и, нисколько не мучаясь недавней бессонницей, вернулась к прерванному отдыху.

                 Утро нагрянуло неожиданно, как и все последующие, которые проносились одно за другим, заполняя мою жизнь необъятным количеством новых знаний, знакомств и обязанностей. Прежде всего я стала осваиваться со сложной, но и приятной ролью родителя. Адгар, вопреки условию, которое сам выдвинул, соглашаясь на удочерение, принимал едва ли не самое активное участие в заботе о девочке. Каждый раз он будил нас, привычно собиравшихся посреди ночи на моей огромной кровати, помогал подготовить к занятиям Дэль и чётко контролировал наш с ней распорядок, чтобы мы не отставали от составленного Вилом интенсивного графика. Девочка оказалась абсолютно не капризной, внимательной и умной. В школе она легко усваивала весь предоставляемый материал и скоро стала одной из лучших учениц, безошибочно отвечая на все вопросы и задания, которые ей давал на опросах учитель, чего совершенно нельзя было сказать обо мне, поскольку я как ни старалась, а выполнить единственное заданное мне ещё на первом уроке магии упражнение, до сих пор не смогла. Дэль же была первой и в этом. И я и Адгар старались изо всех сил подогревать её интерес к знаниям, проявляющийся невероятной для её юного возраста усидчивостью и жадностью к новому. И даже завистливые обидные комментарии старших, менее усердных соучеников, только больше подталкивали её старательность и настойчивость в том, чтобы добиться в своей маленькой жизни лучшего. Этот очаровательный энерджайзер заряжал своей энергией и энтузиазмом всех вокруг, от Адгара и меня и до Мирга, который повадился захаживать к нам на кухню, самым удивительным образом чуя, когда я планировала приготовить что-то из "своего".
                 Также любопытным оказался, ставший настоящим испытанием для меня, мой профессиональный путь. Адгар, как и обещал, позволил мне помогать ему, зачастую оставляя для меня "женские" вопросы. Большей частью они представляли собой множество замечаний и просьбы решить, чьё же мнение является более правильным. С самого первого дня меня стали осаждать так называемыми "неблагоприятными" вопросами, по какой-то понятной только адивинерцам причине, решившим, что я самый лучший кандидат на выслушивание всех жалоб на жизнь и решения "болезненных" для местного общества вопросов. Когда я за обедом или ужином, совместно проводимом всем нашим обогатившимся семейством и неотлучными спутниками, бдительно охраняющими наш покой, пыталась выяснить с чего это общество пришло к такому сомнительному выводу в моём отношении, каждый раз наблюдала только весёлые улыбки и косые взгляды в Дэлином направлении, явно намекая на неё, как причину такового мнения.
                 За этот месяц, прошедший с момента моего появления в этом мире, я успела побывать уже на всех материках, познакомиться с главами основных городов, которых на планете оказалось всего десять, и, что самое важное, со всеми их семействами, если таковые имелись в наличии, и узнать о многих вопросах, связанных с жизнью общества. В основном направленные мне на рассмотрение запросы были либо уличённых в преступлениях жителей, либо смесков, которых хоть и было совсем не много, но жизнь их действительно была нелегка, а проблемы достаточно серьёзными. Либо это были оставшиеся без имущества по различным причинам, а зачастую и без жен, бросавших их при первых же признаках лишений, мужчины. Каждый раз, выслушивая жалобу, я видела устремлённый на меня полный надежды взгляд, словно я была способна исправить любую неприятность, или совершить чудо и вернуть им ту жизнь, какой она была раньше. Поначалу я впадала в растерянность и непонимание, чем же на самом деле могу помочь. После первого же подобного обращения, я с покаянным видом пошла за советом к значительно более опытному Повелителю, который и снабдил меня главным учебником для всех поколений Правителей - копией "Права Повелителя", ставшего моей настольной книгой, а затем просто сказал, что самым важным для этих бедняг может оказаться не конкретное действие, а просто моё внимание и сама готовность выслушать и помочь. Именно этот совет стал моей главной мантрой, которую я многократно напоминала себе, когда выслушивала грустные истории испорченных жизней жителей такого удивительно прекрасного мира.
                 Вот и сейчас, сидя напротив грустно глядящего на меня своими карими глазами гнома, я с сожалением понимала, что главной проблемой этого мужчины является простая апатия, заставившая опустить руки и даже не пытаться как-то улучшить свою жизнь, вернуть хоть часть былого благополучия.
     -    Вы знаете, леди, - растерянно глядя на меня и потирая на одном и том же месте прозрачный стол, снова заговорил мой собеседник, - Мне иногда просто хочется оставить всё в прошлом и начать жизнь с начала. Забыть о бывшей жене, о сыне, которому я сейчас уже стал совсем чужим и ненужным, и отправиться в другую часть Вселенной, на планету, где меня никто не знает, и прожить там свою жизнь заново, не совершив тех ошибок, которые сделал здесь.
     -    Если бы это было так просто, - возразила я, задумчиво глядя на печального гнома, осознавая, что именно это произошло со мной, только не по желанию, а скорее даже вопреки, - Думаю, многие бы на это решились. Нам же, не имеющим возможности выбирать где жить, остаётся только влиять на то, как мы будем это делать.
                 Странный блеск, возникший и тут же исчезнувший из устремлённого на меня взгляда, заставил меня подобраться и сосредоточенно посмотреть на сидящего напротив визитёра.
     -    Вы что-то хотите мне сказать? - поинтересовалась я, невольно уловив надежду, шевельнувшуюся в моём тоскующем сердце, заподозрив, что этот мужчина может знать способ перемещения в пространстве, неизвестный здешней верхушке.
                 Я с удивлением наблюдала подозрительный взгляд, устремлённый на меня и явное нервное ёрзание, разительно преобразившие моего, ещё минуту назад растерянного, посетителя.
     -    Говорите, - подтолкнула я его, убеждённая, что этому адивинерцу известно что-то тайное, являющееся секретом, что, возможно, позволит преодолеть удерживающий меня здесь барьер, - Я всё равно выясню. Лучше, если Вы расскажете мне всё здесь, чем я стану расспрашивать каждого мною встреченного жителя планеты. А я именно так и поступлю.
     -    Ладно, - сдался он, придвинувшись ко мне поближе, игнорируя кресла посетителей и усаживаясь на место, обычно занимаемое Адгаром, когда он согласовывает мои решения, - Ко мне несколько дней назад обратился один знакомый, тоже оставшийся без работы и семьи и с долгами, и рассказал что скоро покидает нашу планету и с новыми документами уезжает на Шериву. Там его ждёт новое место и работа.
     -    А как же он преодолеет систему безопасности? - спросила я, преодолевая разочарование от упоминания находящейся совсем недалеко планеты, - Я так понимаю, он не имеет права выезда?
                 Гном снова заёрзал на месте, а потом всё же ответил на мой вопрос:
     -    Уже несколько лет есть лазейка, которой отчаявшиеся пользуются, чтобы сбежать от своих обязательств, - он сощурил глаза, пристально рассматривая выражение заинтересованности на моём лице, - Просто добавив одну букву к началу имени, человек обеляет свою биографию, становясь из невыездного абсолютно чистым и может в любой момент покинуть планету на абсолютно общих основаниях.
     -    Но как это возможно? - удивилась я, - Разве это подвластно не только Повелителям?
                 На меня посмотрели, как на наивное дитя и подчёркнуто отчеканенными словами, ввели в кус дела.
     -    Повелитель ИМЕЕТ ПРАВО вписывать или удалять личные данные. А сделать это может любой достаточно сильный маг. Просто не все умеют это делать, не оставив следа, который приведёт к исполнителю. Вот в этом и заключается основная сложность. Остаться не выслеженным. Поскольку в этом случае просто публичным порицанием и штрафом не отделаешься. Здесь - подрыв власти. Наказание - работа на рудниках до личного помилования Правителя. Рискнуть решатся только самые отчаявшиеся.
     -    Понятно, - пробормотала я, признавая, что в моём случае вся эта махинация нисколько не решит вопрос возвращения на родную Землю.
                 Тоска снова, как и каждую ночь, сковала моё сердце, вынуждая разочарованно признать очередную неудачу в попытке найти выход.
     -    Решение, - вернувшись к нашей беседе, обратилась я к собеседнику, - Вне всякого сомнения, остаётся за Вами. Но подумайте о том, в чём может быть выгода того, кто идёт на описанный Вами риск. Да и Шерива далека от другого уголка Вселенной, о котором Вы мечтали. На ней уже есть своё общество со своими устоями и своими проблемами. Уверенны ли Вы в мотивах этого неизвестного настолько, чтобы доверить ему не просто своё будущее благополучие, но и свою жизнь?
                 Только услышав мои слова, неудавшийся беглец задумался над этими вопросами. Я видела, как в его взгляде зародились вначале сомнения, а затем подозрение. Пытаясь закрепить достигнутый результат, я продолжила:
     -    Также, честно ответьте себе, - предупредила я его попытку к оправданию, - Действительно ли Ваша ситуация так уж несправедлива, или Вы в самом деле допустили ошибку, которая и привела ко всем этим бедам? А ещё, станет ли на самом деле решением Вашей ситуации банальное бегство? Сможете ли Вы просто вычеркнуть всю Вашу жизнь здесь? Стать другим, успешным мужчиной? Или имеет смысл приложить, пусть и много, усилий, но самому достичь результата и исправить лично Вашу жизнь. Вернуть уважение общества, Ваших друзей и близких.
                 Я очень надеялась, что мои слова достигнут сердца этого гнома, что он не пойдёт по кажущемуся лёгким пути и не окажется где-то в трущобах чужого мира, кровью и потом зарабатывая богатство нечестным людям без надежды на освобождение. Но это действительно будет его решение, за которое он никого не сможет винить.
                 Поднимаясь из-за стола и направляясь к двери, я всё же решилась заглянуть к Адгару и рассказать только что полученную информацию. Я не была уверенна, что сообщу ему что-то новое, но и рисковать также не хотела.
     -    Леди Анабель? - поприветствовал меня удивлённый Лиль, когда я подошла поинтересоваться свободен ли сейчас Повелитель, - Я полагал, у Вас сейчас урок в школе магии.
     -    Я успею, - заверила я нашего общего секретаря с грустью представляя, как снова не смогу выполнить задание и радуясь возможности оттянуть этот позорный момент, - Мне всего на минутку и я побегу. Дэль с Дитом уже отправились и предупредят Вила.
     -    Понятно, - Линэль тем временем успел сообщить нашему общему начальнику о моём визите и буквально сразу же дверь кабинета открылась и выпустила уже знакомого мне Двингха, - Вы можете войти.
     -    Добрый день, леди, - поприветствовал меня огромный орк, пропуская в кабинет, из которого только что вышел сам.
     -    Здравствуйте, - я невольно залюбовалась яркими хвостиками, завязанными на голове мага, когда проходила мимо, уже зная, что их количество сообщает окружающим о числе детей в семье этого мужчины.
     -    Ты так и будешь любоваться нашим магом-дипломатом? - услышала я заставивший меня обернуться, будоражащий голос, - Или всё же войдёшь в кабинет и расскажешь, что заставило тебя прогуливать занятия?
                 Я смотрела в удивительные зелёные глаза сидящего за столом Правителя, гостеприимно отодвинувшего мне кресло рядом с собой. За этот месяц, что мы провели достаточно тесно общаясь, я так и не смогла перебороть те реакции, что провоцирует в моём теле один лишь его взгляд, но которые я так старательно игнорировала, сопротивляясь его попыткам повлиять на моё решение сохранить между нами исключительно дружеские отношения.
     -    У меня только что был на приёме невыездной из-за долгов гном, который рассказал, что ему предложили покинуть нашу планету, добавив одну букву к имени в регистрации, тем самым полностью обелив его историю, - я видела как в малахитовых глазах стали расширяться точечки, заполняя их глубокой тёмной зеленью удивления, - Подумала, что тебе стоит об этом рассказать.
                 Мои слова вызвали явный интерес, побудив слушающего меня внимательно Адгара на мгновение напряженно замереть, всматриваясь в моё лицо и словно пытаясь в нём что-то прочесть.
     -    Ты уверенна, что он ни на кого не наговаривает? - наконец поинтересовался уже не просто мой собеседник, но Правитель этого мира.
     -    Не думаю, - задумалась я, радуясь, что не проигнорировала этот вопрос, а решилась поделиться, - Мне практически угрожать ему пришлось, чтобы выудить ответ. И он явно боялся, что об этом разговоре кто-то узнает.
     -    С чего он вообще об этом заговорил? - голос Повелителя был преисполнен сомнений, а взгляд стал подозрительным.
     -    Вскользь упомянул, когда жаловался на жизнь и просил уменьшить выплаты, а я уже выяснила детали, - тогда я даже не подумала, что всё это могло быть уловкой, чтобы заинтересовать нас, а потом заставить торговаться.
     -    Ладно, давай выясним, - Адгар стал быстро писать запрос Гриду, чтобы тот проверил информацию и допросил моего информатора, - А пока расскажи мне, почему так не хочешь идти на занятия с Вилом. Он сделал или сказал что-то, что тебя расстроило?
     -    Нет, - я обречённо уставилась на собственные ладони, чувствуя себя школьницей, получившей двойку за контрольную, - У меня не получается увидеть магические потоки.
     -    Так, - протянул мой собеседник, - Ты их совсем не видишь, или не постоянно?
     -    Совсем, - я подняла виноватый взгляд на придвинувшегося ко мне мужчину и заметила, что он нисколько не разочарован мной, а скорее даже заинтригован, - С самого первого урока и каждый раз стараюсь, делаю, как он мне говорит, перечитала кучу рекомендаций, весь учебник вызубрила. И ничего. Думаю, у меня попросту нет никаких магических способностей, или из-за того, что я из другого мира - этот мне не открывается.
     -    Чушь, - возразил Адгар, поднимаясь с кресла и подавая мне руку, чтобы я последовала за ним, - Иди сюда. Книги и сеть ориентированы на обычную магию, а не на таких, как мы с тобой. У нас работа с потоками в крови, поэтому усилия совершенно не нужны. Скорее, наоборот. Стань сюда и закрой глаза. Расслабься.
                 Я послушно уставилась в стену, к которой вплотную меня подвёл Адгар и остался стоять у меня за спиной. Я чувствовала тепло его тела, находящегося в непосредственной близости от меня и не имела никакой возможности от него отодвинуться, зажатая со всех сторон. В таком положении я ни то, что о магии, вообще ни о чём, кроме дышащего мне в макушку мужчины, думать не могла. Поэтому, когда его ладони коснулись моего живота и он облокотил меня на свою грудь, я просто затаила дыхание, боясь шевельнуться.
     -    Теперь закрой глаза и представь, что смотришь далеко-далеко вдаль, - его шепот разносился мурашками по каждой клеточке моего тела, заставляя послушно выполнять каждое указание, - Почувствуй это состояние. А теперь медленно приоткрывай глаза.
                 Я, абсолютно рассредоточенная происходящим, постаралась смотреть глубоко-глубоко внутрь белокаменной стены, стоящей препятствием прямо перед моим носом, постепенно замечая тоненькие ниточки, словно спутавшаяся паутинка, забрезжившие в моих глазах. Словно отвлёкшись на мысль о том, что это и есть те самые скрывающиеся от меня уже месяц как, потоки, я моргнула, тут же потеряв с ними связь и разочарованно выдохнула. Руки удерживающего меня в таком не комфортном положении мужчины, медленно двинулись вдоль моей талии, прижимая ещё плотнее и совершенно сбивая с любых трезвых размышлений, заставляя в очередной раз затаить дыхание и погружая в самое несознательное ожидание.
     -    Попробуй ещё раз, - прошептал он, запуская пальцы чуть выше и сбивая меня с малейшей возможности сосредоточиться, - Не думай, не старайся, просто увидь их.
                 Я в отчаянии уставилась в стену, словно от этого зависела вся моя жизнь и моему взору тут же послушно предстала уже знакомая едва видимая мерцающая паутинка, пронизывающая весь мир вокруг. Удивлённая достигнутым результатом я даже не сразу поняла, что рассматривая её, развернулась в сторону Адгара и зачарованно уставилась в его красивое, словно сияющее изнутри, лицо. Из моих уст вырвался восхищённый вздох, настолько прекрасным был удерживающий меня в своих объятиях мужчина. Мои пальцы самовольно двинулись вперёд, пытаясь прикоснуться к его лицу, а с губ сорвалось невероятное по своей сути признание:
     -    Ты невероятно красивый в них.
     -    Ана, - его дыхание скользнуло вдоль моего лица, направляясь к губам, когда дверь кабинета приоткрылась и на пороге показался хорошо знакомый нам орк.
     -    Простите, - дверь резко захлопнулась, когда Гридар поспешил оставить нас наедине, заметив в какой момент вошел.
                 Этого оказалось достаточно, чтобы развеять навеянное магией очарование и заставить меня напряженно вжаться в твердую стену за моей спиной. Я ощутила щекой  выдохнутый в разочаровании воздух, когда Адгар сжал кулаки, пытаясь вернуть себе самоконтроль и уткнулся лицом мне в волосы. Нам понадобилось не меньше минуты, чтобы прийти в себя и снова начать соображать.
     -    Заходи, - его голос, обращённый к нашему начальнику разведки, заставил меня очнуться и вернуться к нашему вопросу.
     -    Мне удалось найти достаточно длинный список жителей, которые в течение последних нескольких лет пропали с нашего поля зрения и не выплачивали один и более раз свои долговые взносы, - Гридар виновато взглянул на меня, словно извиняясь за то, что прервал нас в столь неподходящее время, - Но уверен, что это лишь верхушка айсберга.
     -    Почему мы раньше этого не замечали? - Правитель Адивинеры был явно возмущён.
     -    Мы даже мысли не допускали, что кто-то мог решиться нарушить запрет на внесение изменений в регистрационные данные, ведь таким образом они лишили бы себя вообще всего, достигнутого за все прожитые годы.
     -    Что с выяснением личности того, кто этим занимается? - Адгар, явно обеспокоенный обнаруженной проблемой, задумчиво тёр краешек брови, что делал лишь в моменты глубокой задумчивости.
     -    Гном, который Ане это рассказал, согласился выдать нам его имя взамен на полное прощение всего долга, - Гридар вопросительно глянул на своего начальника и получив утвердительный кивок, тут же отдал распоряжение по информеру и буквально пару минут спустя напряженного ожидания и обдумывания ситуации, мы услышали стук в дверь и в кабинет вошел Дитир с уже знакомым мне невысоким спутником.
     -    Я слушаю, - Повелитель выжидающе уставился на гнома, явно не удивляясь сложившимся обстоятельствам.
     -    Это смесок, - мой бывший проситель заметно улыбнулся, словно сказал что-то забавное, - Зовут Дринаарх. Он находит таких, как я отчаявшихся и предлагает решение вопроса. Говорит сам пострадал от системы и поэтому помогает. Я видел его лишь однажды, когда мой знакомый ему обо мне рассказал.
     -    Где его можно найти? - Гридар явно оказался в своей среде, когда стал задавать уточняющие вопросы.
     -    Он сам выходит на связь. Появляется в самых неожиданных местах. По крайней мере, так мне объяснил мой знакомый.
     -    Почему ты решил нам всё рассказать?
                 Гном снова глянул на меня и, к моему огромному удивлению, смутился.
     -    Я сомневался, но решил попробовать, - он снова глянул на меня, - А потом леди сказала, что на риск такой, как этот смесок, просто так не идут. Я поверил и решил, что лучше здесь попробую решить свои дела, чем рискну и окажусь в полной власти совершенно незнакомых мне личностей.
     -    Только Шерива - пункт назначения? Или были другие варианты?
     -    Нет, - гном засомневался лишь на мгновение, а затем уверенно замотал головой, - Другие даже не предлагались. Это действительно странно. Ведь, по сути, с исправленным именем можно улететь куда угодно, а меня даже не спрашивали.
     -    Почему Вы вообще через него улетаете, - снова задал вопрос Грид, - Если можете сами выбрать точку назначения?
     -    Наши счета отслеживаются, - охотно пояснил наш информатор, - Поэтому мы привязаны к их плану на всем этапе бегства. Только имя не засвечивается.
     -    Логично, - вмешался в допрос Адгар, и тут же стал что-то спешно набирать на информере.
     -    Итак, - подвёл итог наш главный следователь, - Когда к тебе подойдёт за ответом этот Дринаарх, ты сразу дашь знать нашему человеку и мы его арестуем. Не высовывайся и веди себя, как прежде.
     -    Хорошо, - гном явно был доволен принятым решением, - А когда я буду свободен от своего долга и смогу прекращать выплаты?
     -    Как только мы арестуем всех, связанных с этим делом, - пояснил начальник разведки, - Если у них есть доступ к вашим записям, они смогут увидеть снятие ограничителя и к тебе никто не подойдёт. Если не хуже.
                 Гном лишь кивнул в ответ и, довольно глядя на всех присутствующих, поднялся вслед за Дитиром и вышел в приёмную.
     -    Что ты обо всём этом думаешь? - Гридар с вниманием читал внесённые в правила вылета изменения, которые теперь не позволяли покинуть планету без сверки с регистрационными данными на наличие этого имени в регистрационном поле планеты, - Даже удивительно, почему раньше мы этого не сделали. Тысячи лет была такая лазейка. Неизвестно сколько жителей таким образом покинуло Адивинеру. Уверен, что и похищения происходили таким способом.
     -    Скорее всего, - наконец-то закончив чтение, ответил орк, - Не боишься таким образом вспугнуть шайку?
     -    Я больше боюсь потерять кого-то безвозвратно, - Адгар напряженно стукнул пальцами по стеклу, - Это слишком серьёзная брешь в нашей системе безопасности, чтобы её игнорировать даже короткое время.
     -    Согласен. Я сейчас стараюсь составить список возможных беглецов, - Гридар недовольно поморщился, словно лично этим занимается, - Но вариантов просто неимоверное множество. Система будет вести просчёт и анализ больше суток.
     -    Какой алгоритм ты используешь? - На лице Повелителя отразился задумчивый интерес.
     -    К каждому имени добавляем по порядку все буквы алфавита, проверяем, чтобы нового имени не было в информационном поле планеты, а затем сличаем на совпадения в именах на планете.
     -    Да, это сложно. Нужно попробовать наоборот, - Гридар придвинулся к нам ближе, явно заинтересованный словами своего друга и руководителя, - Давай я запущу процесс: добавили букву, проверили есть ли такое имя на планете и только после положительного результата проверяем в поле планеты.
                 Я некоторое время сидела, слушая идеи мужчин, не решаясь высказать собственную, но потом решила всё же рискнуть:
     -    А если не добавлять к имени весь алфавит, - поделилась я своей мыслью, - а убирать первую букву от каждого имени и проверять как вы сказали?
     -    Так списка имён нигде, кроме информационного поля планеты и нет, - пояснил мне очевидную для него вещь, Гридар, - А в него только Повелитель может вносить информацию.
     -    А вылетающих вообще нигде не фиксируют? - я удивилась такой свободе, разительно отличавшейся от известной на моей родине бюрократии.
                 На меня уставились две пары внимательных глаз.
     -    Вылетающих? - Адгар явно уловил мою идею, тут же снова погрузившись в свой информер, - Это даст нам быстрый список уже покинувших планету и остановит тех, кто рискнёт на это пойти. Остальных мы получим в результатах обработки тех алгоритмов, что уже запустили. Умница, отличная идея.
                 Я смущённо улыбнулась комплименту и, расслабившись, откинулась на спинку кресла. Погружённые в свои гаджеты мужчины, даже не заметили, как в удивлении вытянулось моё лицо, когда я, вспомнив эффект от рассматривания потоков на человеке, снова увидела паутинку, но когда глянула на лицо орка, оно было совершенно обычным, ни капелечки не озаряясь чудесным светом, который меня просто завораживал, стоило мне перевести взгляд в сторону другого увлечённого работой брюнета.
     -    Грид, - обратился Адгар к своему другу, - Скажи Диту, пусть отведёт Ану на занятия в школу магии.

     Глава 7. Переживания.

                 Я проснулась очень резко, словно меня окатили из ведра холодной воды и такая же мокрая. Это уже третья ночь подряд, когда подобное происходило со мной. Злата, побеспокоенная моим резким движением, приоткрыла свой чудесный глазик и только лишь убедившись, что со мной всё в порядке, продолжила прерванный сон. Зная из предыдущего опыта, что сейчас пытаться уснуть бесполезно, я решила пройти в столовую, попить воды и заодно немного развеять неприятный осадок от ночного кошмара. Дэль, нисколько не потревоженная моей вознёй, продолжала мило посапывать, а Мой, как верный страж, охранять её сон прямо у ног девочки.
                 Аккуратно выскользнув из постели и быстро ополоснувшись, я решила тихонечко осуществить намеченный план. В гостиной, где обычно дежурил наш ночной охранник, на удивление, никого не оказалось, что вызвало у меня небольшое недоумение, но в остальном оба наших этажа хранили спокойствие середины ночи и я без приключений добралась до столовой. Решив не ограничиваться стаканом воды, а сделать здешний вариант чая, я сидела за просторным столом, глядя на бушующий океан, поднявшийся в большом приливе практически до уровня высоты скалы, на которой располагалась резиденция, и пыталась проанализировать свой повторяющийся из ночи в ночь кошмар. Экзотический вкус и тепло напитка, согревающего мне ладони, неосознанно прижатые к бокам чашки, навеяли лирический настрой и меня легко утянуло в размышления.
                 Сергей мне снился практически всегда, стоило мне сомкнуть глаза на этой планете, но в последние несколько раз это не были простые воспоминания былых счастливых моментов или грусть об утерянном родном человеке. В этот раз мой нежный и всегда такой понимающий муж был чертовски, непередаваемо, зол. Он осуждал меня, припоминая все давно прощённые и уже забытые ошибки, какие только случались с нами за более чем десять лет семейной жизни. Мой отягощённый чувством глубокой вины мозг, словно в наказание или попытку помучить меня особо действенным способом, еженощно проигрывал эти печальные моменты нашего совместного прошлого в таких ярких и реалистичных кадрах, словно я снова, один за другим проживала их, ощущая вновь весь груз тяготивших меня тогда переживаний. Более того, в довершение к прошлым моим оплошностям, добавились новые, вновь и вновь воспроизводимые с впечатляющей детализацией, вплоть до каждого ощущения, все случаи моих измен, произошедшие в первые несколько дней моего здесь пребывания, когда я со всем ужасом узнала, что такое зов крови повелителей. Только сегодня, в отличие от предыдущих ночей, в этих фрагментах моих снов присутствовал и мой супруг, с болью во взгляде наблюдающий каждое моё движение, каждый стон, каждую волну удовольствия, проходящую по моему охваченному страстью к другому мужчине, телу. И снова, как и обе ночи до этого, я просыпалась от паники, ужаса и стыда, охватывавших меня и, пораженная его шокированным и глубоко разочарованным во мне взглядом, испытывала леденящее чувство потери, окончательно осознавая, что своими собственными действиями отрезала любую возможность, какой бы призрачной она ни казалась, вернуть утерянное.
                 И сейчас, сидя в уютном кресле из незнакомого мне материала, с чашкой тёплого сладкого чая из неизвестного мне растения и наблюдая за волнами, которые гнал к берегу самый пик прилива чужепланетного океана, я думала о том, насколько разительно изменилась вся моя жизнь. Из спокойного, устоявшегося существования взрослой  замужней женщины, чьи силы были направлены только на работу и заботу о единственном мужчине, который когда-либо был мне интересен и чье благополучие имело для меня первостепенное значение, я превратилась в чужестранку, невольно вовлечённую в эпохальные проблемы целой планеты, когда преданность любимому, хотя и далёкому, мужчине, расценивается чуть ли не предательством целому миру. Женщину, на которую смотрят с излишней надеждой, а иногда и наоборот, с не скрываемым презрением, едва замечают дистанцию, установленную и поддерживаемую мной, чтобы иметь возможность устоять перед тем притяжением, которое отключает малейшую попытку сопротивляться, диктуемую разумом, и отдаёт всю власть желаниям тянущихся друг к другу тел. И чем сильнее я сопротивляюсь, тем больше мне самой хочется не устоять. Именно этот факт заставляет бороться с собой ещё усерднее.
                 Напряжение, постоянно меня сопровождающее, настолько вымотало меня, что только сейчас, прийдя в своих размышлениях к этому очевидному выводу, я ужаснулась осознанию, что среди всего моего окружения здесь лишь только Дэль, Злате и Мою важна я сама, а не та кровь, что течёт в моих венах, или те способности, которые она даёт, только им важны мои чувства, искренность и любовь, все же остальные, которые всяческими способами пытаются повлиять на принимаемые мной решения, просто манипулируют в попытке заставить сдаться и пойти по пути наименьшего сопротивления. И даже их распрекрасный Правитель, одна мысль о котором вызывает целую волну мурашек у меня по спине, как точно было замечено, всегда добивается поставленных целей, первой из которых и есть я, а вернее - моё тело, или то, что оно может, и по мнению целой планеты - должно, ему дать.
                 Я глядела в темноту ночи за окном столовой, где я сейчас сидела, разрываемую лишь удивительными белыми гребнями волн, пенящимися, едва достигали особой высоты, приближаясь к берегу. Я сидела и думала, нужно ли это всё мне? Что мне следует предпринять? Смириться и принять уготовленную мне самой природой и мирозданием роль, или бороться дальше и постараться не потерять себя? Ведь даже эти волны, несмотря на всю свою силу и мощь, всё же, в конце-концов, подчиняются силе притяжения океана и, как только достигают предела своих возможностей, сдаются и возвращаются обратно, подчиняясь установленному закону притяжения. Вот и я сейчас, вздыбленная попыткой выстоять, сохранить себя и свои принципы, всё же захвачена растерянностью - тянуться дальше в собственную неизвестность, или смириться и поддаться всеми ожидаемому соблазну роли жены Повелителя. Справлюсь ли я? Или меня всё равно утянут окружающие, гораздо более хитрые, более опытные и ловкие, чем кто-либо из когда-либо известных мне людей? Вил не прекращая расхваливает Адгара, подчёркивая его удивительную мудрость и другие неоспоримо выдающиеся личные качества, Дитир всячески старается привить мне дипломатическую осторожность, подозрительность и даже стал обучать некоторым приемам самозащиты, настаивая, что жене Правителя должно уметь за себя постоять. Грид с завидным постоянством втягивает меня в мир интриг Содружества, при каждой возможности раскрывая всё новые и новые подробности различных политических ходов сильных мира сего, заставляя увидеть чего они добиваются, как это может затронуть Адивинеру и правящую семью и что по этому поводу следует предпринимать. Со всех сторон я ощущаю непрекращающуюся попытку надавить на меня, сделать соответствующей чьим-то ожиданиям. Они словно не желают видеть мой отказ подчиниться принуждающим меня обстоятельствам и настойчиво именуют то женой, то правительницей, то представительницей первой семьи планеты. Только Адгар, словно приняв решение никак на меня не влиять, без единого возражения принимает ту дистанцию, что я установила в наших отношениях, и проявляет себя настоящим внимательным другом, наставником, всегда готовым подсказать, прийти на помощь и больше никогда и ничего не требует взамен. И это оказалось чуть ли не самым худшим,  что он мог придумать, самым действенным методом соблазнения, поскольку даже при самом большом моём желании, упрекнуть его мне было абсолютно не в чем, а следовательно, и эмоциональная преграда, с таким трудом возводимая мной, постепенно таяла, превращаясь больше в иллюзию защиты, нежели в её фактическую суть. Более того, учитывая обстоятельства, я могла быть Адгару только лишь благодарной, что не бросил меня на незнакомой планете одну, не стал шантажировать или давить, предлагая условия сделки, от которой я вряд ли смогла бы отказаться и, даже, не стал пользоваться тем безотказным оружием, которое ежесекундно находится в его полном распоряжении, простым поцелуем снеся малейшую попытку к сопротивлению.
                 Я вспомнила ту волну эмоций, уже не просто физического влечения, которые захватили меня, когда он обнял меня пару дней назад у себя в кабинете, заставляя отвлечься, чтобы я смогла перестать фокусировать внимание и увидела магические потоки Адивинеры. Именно три дня назад. В ту же ночь начались все эти кошмары, не позволяющие мне отдохнуть, заставляющие сбегать то в сад, к успокаивающему шуму океана, то без сна лежать, бесконечно глядя в потолок, а теперь сидеть здесь с опустевшей чашкой чая, задумываясь о том, как долго я ещё смогу не поддаваться неоспоримому обаянию этого сильного, умного, властного мужчины, чётко понимая цель, к которой он идёт.
                 Я поднялась, всё же решившись предпринять ещё одну попытку уснуть, и, отправив пустую чашку в стерилизатор, открыла дверь в гостиную. Первой мой взгляд притянула огромная полоса крови, протянувшаяся от арки телепортера и аж до дивана, стоящего у противоположной стены, ближе к огромному панорамному окну, выходящему в сторону океана. И только лишь оторвав взгляд от кровавого следа, я заметила Адгара, чёрной тенью наблюдающего за действиями двух людей напротив. Вернее одного человека и одного орка, безжизненной кровавой массой, свисающего из не по размеру маленького для его мощной фигуры, гостиного диванчика. Я в шоке уставилась на происходящее. Даже в самых смелых своих предположениях об устройстве этого мира, насилие не входило в мои ожидания. Я настолько привыкла к здоровью и силе моих окружающих, что даже не подумала о возможности подобных обстоятельств. Сейчас, глядя на кровоточащую гору мощных мышц, я только лишь по особой короткой стрижке могла определить, чьи травмы с таким трудом и усердием пытается сейчас залечить наш лекарь-маг.
     -    Что происходит? - скорее в шоке, чем от любопытства, спросила я.
                 Адгар, словно очнувшись от глубокого сна, перевёл на меня свой взволнованный взгляд. Даже на таком расстоянии, отделявшем меня от Правителя этого мира, я видела, что вся его одежда пропитана кровью друга, а в опущенных руках он до сих пор держит остатки его разрезанной одежды. Очнувшись от собственного оцепенения, испытанного при виде открывшейся мне картины, я аккуратно ступая, подошла к замершему мужчине и бережно разжала его пальцы, извлекая испорченную ткань.
     -    Как это случилось? - снова спросила я, желая отвлечь его от созерцания малопривлекательных действий Владилена, пытающегося остановить кровь, пульсирующими потоками, вылетающую из нескольких ран Гридара.
     -    Нас ждала ловушка, когда мы пришли на вызов одного из наших доносчиков в гномьем городе, следящих за появлением Дринаарха, - его глухой голос дрогнул, когда он вернул взгляд в сторону дивана, - Он предусмотрел возможность своего раскрытия и организовал путь отступления. Чтобы выиграть время для отхода, он установил силовую ловушку, в которую мы и угодили, как только он нас заметил.
     -    Ты тоже ранен? - я с новым вниманием осмотрела его окровавленную фигуру, выискивая следы возможных ран, пальцами проходясь по его крепкой фигуре.
     -    Нет, Ана, - его руки накрыли мои ладони, заставив остановиться, - Я же сказал, что ловушка была силовая. Мне она никак не могла повредить. К сожалению, Грид не обладает такой устойчивостью.
     -    Вы что, вдвоём туда отправились? - я просто поверить не могла такой непредусмотрительности.
     -    Нет, - Адгар снова поморщился, явно испытывая чувство вины за произошедшее, - Нас было четверо. Мы старались сохранить в тайне всю операцию. Дитир сразу же отправился за Двингхом. У мага - орка больше шансов помочь соплеменнику при лечении, чем у человека. Как он там, Вил?
     -    Пока жив, - ответил Владилен, сосредоточенный и напряженный, ни на секунду не прерывая своих отточенных четких движений, - Вот только тканевый клей, которым я пытаюсь скрепить самые опасные повреждения, всё время смывается натиском крови, стоит мне только лишь немного ослабить сдавливающие силовые пластыри.
                 Пока мы разговаривали, со стороны арки послышался характерный шум и в комнату вошли ещё двое мужчин. Явно услышав последние слова лекаря, вызванный на помощь орк, решительно шагнул к изголовью раненого, бросив лишь беглый взгляд на распростёртое тело и, не обращая ни на кого из присутствующих ни малейшего внимания, пристально уставился в бескровно-серое лицо Грида. Я с удивлением отметила, как его пальцы, словно в мимолётной ласке, прошлись по щеке лежащего в беспамятстве орка, когда его сомкнутые ресницы дрогнули и он пришел в себя. Словно не замечая действий коллеги, Вил продолжал с небывалой сноровкой обрабатывать раны, которые движение за движением постепенно стали отвечать на его манипуляции и только лишь заметив это, маг смог немного расслабить напряженные плечи, показав тем самым, что самое худшее уже позади.
     -    Теперь нам остаётся только ждать, - голос Дитира, раздавшийся с другой стороны гостиной, привлёк моё и Адгара внимание, которое до этого неотрывно было приковано к дивану, - Уж два мага точно не упустят его жизнь и скоро он снова будет как новенький.
     -    Адгар, - голос Вила, поднявшего на секунду свой взгляд на Правителя, заставил нас напрячься, - Тебе тоже нужно привести себя в порядок и немного отдохнуть. Здесь всё будет хорошо. Дит останется и сообщит, как только произойдут какие-либо существенные изменения. Идите, сейчас Вы здесь не поможете. Остаётся только ждать, когда организм справится с повреждениями.
     -    Хорошо, - черноволосая голова слегка дёрнулась, демонстрируя согласие, а пристальный взгляд устремился в карие глаза нашего охранника, словно приказывая ему чуть что - сразу же его вызывать.
     -    Конечно, - точно понимая, что от него требуется, согласился тот.

                 Комната Адгара, в отличие от предоставленной мне, оказалась поразительно похожей на ту, в которой он жил этажом выше. У меня даже сложилось впечатление, что мы не спускались вниз, а просто переступили порог его предыдущего убежища, в котором он провёл множество лет своей одинокой жизни. Несмотря на то, что я здесь ни разу не бывала, из предыдущего опыта могла практически безошибочно предположить где и что здесь может быть расположено. В последнее время я всячески старалась не оставаться с ним наедине, но сейчас, когда его близкий друг ранен, я видела как сильно он страдает. Стараясь хоть как-то поддержать не бросавшего меня в моменты слабости мужчину, я решила не оставлять его сейчас одного, а потому даже не стала слушать повторяющиеся несколько раз попытки меня отослать, а напротив, решительно начала опекать и поддерживать. Я прекрасно видела, что Адгар не привык к заботе и что воспринимает её с опаской, но мне очень хотелось поддержать этого человека, когда он в этом действительно нуждается.
                 Войдя в гардеробную, я прихватила удобные домашние брюки и футболку, одни из его любимых, о чём я помнила ещё со времени нашего краткого совместного жительства и спустя минуту снова стояла в такой неизменно сдержанной, но уютной комнате, лицом к развернувшемуся ко мне, мужчине.
     -    Тебе не кажется это перебором, - его пристальный взгляд, скользнувший по вещам в моей руке, прошелся дальше и остановился на двери в ванную.
     -    Мне просто хочется о тебе позаботиться, - в очередной раз повторила я, сопровождая его в ванную и включая воду в бассейне, - Твой близкий друг тяжело ранен и я просто хочу быть рядом, чтобы ты не переживал или страдал в одиночестве. Ты же меня не бросил, когда я заболела. Неужели ты думаешь, что я поступлю иначе?
                 Я обернулась, почувствовав едва уловимое шевеление у себя за спиной и замерла, встретившись с ярким малахитовым взглядом, пристально глядящим на меня. Адгар стоял прямо за мной, внимательно наблюдая за каждым моим движением. Его близость, ощущаемая в маленьком замкнутом пространстве особенно остро, заставила меня напрячься, напомнив все те опасения, которые останавливали меня от того, чтобы находиться с ним наедине всё это время. Изогнутая в удивлении бровь над пристальным, притягательным взглядом, явно свидетельствовала, что мужчина прекрасно осознаёт силу своего воздействия и, очевидно, вполне готов этим воспользоваться. Всем своим видом подчёркивая, что ждёт, что же я предприму дальше, он, продолжая молча наблюдать, ни на миллиметр не сдвинулся, прекрасно видя, что как только я развернусь, то окажусь практически в его объятиях.
     -    Я не болен и вполне способен позаботиться о себе сам, - не отрывая взгляда от моих глаз, и всё же чуть отступая в сторону, наконец проговорил он, явно предоставляя мне путь к отступлению.
                 Я перевела взгляд на чуть приоткрытую дверь, за которой был виден свет его комнаты, всё же не понимая, как в этой ситуации будет лучше поступить. Каждой клеточкой кожи ощущая опасность пребывания с ним наедине, я тем не менее никак не могла согласиться с мыслью оставить его наедине с волнениями. Физически, он действительно был здоров и в моём присутствии не было явной необходимости, но у меня из памяти никак не шёл его растерянный взгляд, когда я увидела его в нашей гостиной напротив истекающего кровью единственного друга. Я снова посмотрела в его, сейчас уже ставшее прежним, мужественное лицо Правителя целой планеты, в слегка загоревшиеся иронией глаза, с явным намёком взирающие на меня, на сведённые на груди руки, подчёркивающие волю и силу уверенного в себе мужчины и, решив не поддаваться демонстрации его силы, а также явной провокации, которую он мне здесь устроил, всё же сделала крошечный шаг в сторону двери.
     -    Я рада, что с тобой всё в порядке, - рассматривая сдерживаемую насмешку, едва мелькнувшую на его губах при моём движении, я снова убедилась, что всё не так просто, как он пытается показать, - Но сегодня я тебя не оставлю одного, Адгар. Пока ты приводишь себя в порядок, я быстренько проверю наших мелких и сразу вернусь.
                 Я даже ойкнуть не успела, как оказалась зажатой в его крепких руках, обхвативших меня настолько стремительно и цепко, что у меня и шанса избежать этого просто не оставалось.
     -    Ты ведь понимаешь, заботливая моя, - его губы, в сантиметре от моих, словно магнитом притягивая, заставили напрячься всем телом, а зелёные глаза, мгновенно заполнившиеся чернеющими точечками, так и увлекали мой взгляд с свою глубину, отгоняя прочь любые здравые мысли, - Что весь последний месяц я был напрочь лишен нежного женского общества, что сегодня вечером я участвовал в вылазке, заставившей мой организм выработать огромное количество адреналина, которому сейчас не куда деться и что, если ты останешься этой ночью рядом со мной, то я непременно воспользуюсь этим и компенсирую себе и тебе все те лишения, которые вот уже больше месяца, мы вдвоём испытываем.
                 Его руки, за секунду до этого удерживающие меня плотно прижатой к своему телу, медленно двинулись вдоль моей оцепеневшей спины, заставляя напрячься ещё сильнее в попытке не поддаться этой действенной провокации. По всему моему телу прошлась волна предвкушающей дрожи, чутко реагируя на откровенную ласку и полностью игнорируя любые трезвые рассуждения рассудка. Буквально на пределе своих возможностей, воспользовавшись тем, что мои плечи больше не удерживают, я немного отстранилась от груди искусителя, к которой до этого была прижата, и лёгким движением пальцев успокаивающе провела по его щекам, всматриваясь в мгновенно потемневшие глаза, уже пылающие страстью и, контролируя себя из последних сил, как могла спокойнее ответила:
     -    Адгар, я просто хочу быть тебе хорошим надёжным другом. Ты ни разу не бросал меня, когда был мне нужен. Ни когда я болела, ни когда попросила тебя принять никому не нужного ребёнка, ни во множестве более мелких случаев. Сейчас же плохо тебе. Я ведь знаю, насколько дорог тебе Гридар. Возможно ты и считаешь, что в твоей жизни нет близких людей, на которых ты можешь положиться, когда тебе плохо, или перед которыми ты можешь быть не таким сильным, но это не обязательно. Тебе не нужно выдерживать это всё в одиночку. Я могу никуда не уходить, если только ты позволишь мне остаться.
                 Я ощутила, как его ладони вернулись на прежнее место, зафиксировав меня в своих объятиях, увидела как его лицо приблизилось к моему, понимая, что последние силы сдерживаться уже израсходованы, да и более действенных слов я не найду и что больше я не справлюсь, стоит ему только посмотреть мне в глаза и я сама первая наброшусь на него, игнорируя все рассуждения, поэтому даже не поняла, что произошло, когда ощутила полную свободу.
     -    Иди проверь, как там они, - его глухой голос, раздавшийся под шум всё ещё текущей воды, наполнявшей ванную, отрезвил меня, заставив вернуться в реальность и немного прийти в себя.
                 Я подняла взгляд, удивлённо осматривая уже отступившего от меня и склонившегося выключить воду, мужчину. В этой схватке победа была явно на его стороне и более того, уже одержана. Мы оба это прекрасно осознавали. Сейчас же я не до конца понимала, что происходит, и главное, почему Адгар меня отпустил. Тем не менее, сделала нерешительный шаг, уже краем глаза замечая, что он начал раздеваться, а минуту спустя с удивлением рассматривала уже в своём зеркале собственное отражение перепачканной одежды, которую меньше часа назад надевала здесь же после освежающего душа. Быстро вымывшись и убедившись, что питомцы и Дэль продолжают спать, ничем и никем не потревоженные, я нерешительно постучалась в недавно оставленную комнату.
                 Открывший мне дверь Адгар, облачённый в выбранную мной одежду, удивлённо уставился на меня. Вернее на то, в чём была одета я. Я увидела, как на его, прежде сжатых губах, расцвела довольная усмешка. Смущённая его реакцией больше, чем самой сложившейся ситуацией, я еле сдержалась, чтобы не одёрнуть надетый поверх топа удлинённый свитер, надёжно прикрывающий мои существенно постройневшие за прошедшие недели бёдра. Показавшийся наиболее безопасным и правильным вариантом выбора одежды вначале, поскольку свисая поверх достаточно просторных брюк, абсолютно надёжно скрывал мою обновлённую фигуру, сейчас ощущаясь неуместным, вызывал лишь чувство дискомфорта.
     -    Если ты пыталась меня не искушать тебя раздеть, - всё же не сдержался хозяин комнаты, приглашая меня войти и, одновременно, показательно нагло меня осматривая, - То добилась абсолютно противоположного эффекта. Глядя на домашнее платье, одетое поверх брюк для вылазок - мои мысли невольно сводятся к желанию снять либо одно, либо другое. А в идеале и обе несоответствующие друг другу вещи.
                 Улыбка, осветившая его лицо, позволила мне немного расслабиться и поддержать перешедшую в шутку подколку:
     -    Ну, я всё никак не могла решить, какую часть себя следует от тебя защищать наиболее, поэтому решила, что обе, - я улыбнулась ему как можно обворожительнее, видя, что его настроение улучшилось и былое напряжение уже не сковывает его тело, а потому предположила наличие хороших новостей, - Судя по твоему улучшившемуся настроению, у тебя есть новости и они хорошие?
     -    Да, Дит написал, что худшее точно позади, что кровотечение окончательно остановлено и регенерирующие процессы запущены. Вил считает, что за пару недель Гридар полностью восстановится, - Адгар лукаво улыбнулся и, неожиданно ловко притянув меня к себе, хлопнул по попе, - Определённо эту. Она вызывает у меня особенно сильный интерес.
                 Так же быстро, как я оказалась в объятиях, так же, мгновение спустя, я была отпущена на свободу, наблюдая спину удаляющегося от меня мужчины. Даже не успев удивиться или возмутиться, я растерянно уставилась на него, спокойно улёгшегося на кровать и приглашающе похлопывающего по месту рядом.
     -    Ты как хочешь, а я намерен сегодня поспать хоть пару часов, оставшихся до подъема, иначе завтра весь день буду как варёный. А это абсолютно не допустимо ввиду требующих решения задач.
                 Я неуверенно прилегла рядом, всё же смущаясь сложившейся ситуации, когда почувствовала его руку, обвившую меня за талию и притянувшую поближе к себе в комфортной домашней позе.
     -    Не хочешь избавиться от этой брони, что на себя натянула? - его шепот, щекоткой распространившийся по моей щеке и шее, заставил мгновенно напрячься в его руках, что вызвало тихий гортанный смех.
     -    А как же сильный интерес? - прошептала я в ответ, снова насторожившись, - Не хотелось бы его спровоцировать.
     -    А вот это определённо не зависит от того, что ты на себя надела, - его проворные пальцы в секунду подхватили край моего одеяния и потянув вверх, быстро избавили от платья-свитера, а когда двинулись в направлении брюк, я возмутилась, но всё же после недолгого сомнения, сама стянула с себя оставшийся не пижамный элемент одежды.
                 Ощущая спиной крепкую мужскую грудь и чувствуя нежные прикосновения объятий, я против воли испытала чувство ностальгии по времени, когда это была самая привычная моя поза для сна. Сейчас же это казалось мне чем-то нереальным. Смущённая оказавшимся положением вещей, я некоторое время боялась пошевелиться, но постепенно расслабившись в комфортных ненавязчивых объятиях, припомнив как это приятно прижаться к крепкому мужскому телу, незаметно уснула спокойным расслабляющим сном, без никаких беспокоящих сознание кошмаров.
                 Проснулась я от легкой щекотки, прошедшейся по моей щеке и вдоль шеи, словно кто-то специально старался меня потревожить. Ещё не до конца понимая, где я нахожусь, протянула руку, поправляя Злату, заимевшую привычку устраивать мне подобные пробуждения своим шаловливым хвостиком, значительно подросшим на её окрепшем тельце. Уже поглаживая свою драконочку по выпяченному довольно урчащему животику, я стала понимать, что происходит что-то не то. Приоткрыв один глаз, я встретилась с тоже одним, продолговатым и двухперепончастым.
     -    И что ты здесь делаешь, милая? - прошептала я, удивлённо наблюдая ставшую привычной картину, только на этот раз в спальне Адгара.
                 Злата, словно в ответ на мои слова, немного повела головкой, сдвигая в сторону лежащий недалеко от неё информер. Тоже мой. Не менее удивлённая его обнаружением здесь, чем сном со мной на одной подушке Златы, я раскрыла гаджет и увидела оставленное Адгаром сообщение: "Любовался, как мило ты спишь, всё то время, что следовало тебя будить. Не смог. Поэтому, оставил с тобой надёжного охранника, поднявшего всеадивинерский плач, когда проснулся без своей обожаемой хозяйки. Дэль в школу отвёл, твои встречи и уроки Лиль перенёс. Сегодня ты можешь спокойно отдохнуть, никто тебя не потревожит. Вернусь после обеда. Ад." Рассматривая открытое сообщение, я довольно потянулась, наслаждаясь своим первым выходным днём за весь прошедший месяц. Как оказалось, Адивинерцам чуждо понятие дней без работы, поскольку и рабочих дней, как таковых, у них тоже нет. Каждый работает в меру необходимости и желания. Только вот для меня и Адгара необходимость зачастую превышает желание, поскольку вопросов, которые способен решить только повелитель, неисчислимое множество. Мне иногда казалось, что жители этой планеты специально дождались моего появления, чтобы одним махом завалить кучей проблем, которыми не решались отягощать Правителя.
     -    Ну что, Златушка, - воскликнула я, поднимаясь, свежая и отдохнувшая, чего уже давно не случалось, - Кто здесь готов уже позавтракать?
                 И тут же замерла на полпути, обратив внимание на Клэа, которая находилась в зените.
     -    Ой, - воскликнула я, подхватывая драконицу и выскакивая в небольшую прихожую, соединяющую наши комнаты, - Злата, да мы с тобой сони! Смотри, уже скоро обед, а мы ещё даже не умывались.
     -    Леди Анабель, - поклонился мне один из охранников, который изредка подменял Дита, когда тот был занят другими делами, - Мне распорядиться насчёт Вашей еды?
     -    Да, спасибо, - смутилась я, понимая, что за картина предстала его взору - взъерошенная я, с драконочкой и платьем наперевес, в походных брюках, которые, благо, сообразила натянуть, - Мы скоро поднимемся.
                 Быстро приняв ванную и переодевшись в не смешную одежду, я, прихватив ещё влажную Злату, красиво переливающуюся мокрыми капельками на ярких полуденных лучах, быстренько побежала в сторону лифта, намереваясь сытно покушать. Уже входя в гостиную, вспомнила, какой она была, когда я её оставляла накануне. Сейчас, приведённая в полный порядок, она сохранила лишь пару действующих лиц - Гридара, удобно развалившегося в совершенно новом диване, явно ему по размеру, и Дита, поспешно подскочившего при нашем появлении.
     -    Опачки, - удивилась я открывшейся картине, - Как-то не ожидала Вас здесь увидеть.
     -    Мы же каждый день здесь дежурим, - ответил ещё слабым голосом, но уже значительно лучше выглядящий Гридар, слегка приподнимаясь в приветствии.
     -    Думала, сегодня возьмёшь выходной, - протянула я, подходя к нему поближе, - Вы уже обедали?
     -    Только я, - поднимаясь, сообщил Дит, явно оказавшийся здесь лишь затем, чтобы пообщаться с начальником, - И уже убегаю дальше.
     -    Понятно, - я улыбнулась раненому, присаживаясь в кресло, освобождённое убежавшим охранником, - Как ты? Заставил нас всех поволноваться.
     -    В порядке, - болезненно улыбнулся он, расслабленно откидываясь обратно на подушку.
     -    Скажи честно, - решила пошутить я, чтобы хоть как-то развеять малоприятную ситуацию, - Ты здесь лежишь, потому что у тебя нет своей комнаты, или тебе просто очень нравится первым встречать наших посетителей?
     -    Ты меня раскусила, - засмеялся, хватаясь за залепленные по всему телу швы, наш болеющий, - Всё время боюсь оказаться не в курсе. А так и отлёживаюсь, и ничего не упущу.
     -    Ладно, боящийся, - поднялась я, направляясь в столовую, где нас должен был уже ждать заказанный обед, - Обещаю после обеда посидеть с тобой, послушать, что такого интересного тебе здесь удалось разузнать. Тебя же ещё не кормили?
     -    Нет, - скривился Гридар, явно опечаленный диетическим предложением Мирга, - Наверняка опять побоится кормить нормальной едой.
                 Зайдя в столовую, я рассмеялась, удивляясь, насколько прав оказался наш друг, когда увидела подготовленную для него порцию. Пытаясь хоть как-то облегчить и так не радостное состояние раненого, я достала сковородку, закинула на неё порезанные кусками пресные овощи, посолила, поперчила, добавила собственные ломтики мяса непонятно кого, и, наблюдая за аккуратно поедающей свой рацион Златой, стала готовить импровизированное рагу по-иноземски, как забавно именовал мои блюда наш шеф-повар. Соединив, по сути, наши две порции, я всё прожарила и осмотрелась в поисках гарнира. На моей тарелке оставалась ещё какая-то пропаренная крупа, явно подходящая для этой роли. Попробовав её и убедившись в съедобности, честно разделила всё на двоих, и подхватив насытившуюся, а потому сонную, Злату, отправилась обратно в гостиную к нашему страждущему, составить ему компанию.
     -    А это тебе, - я помогла удобно устроиться лишь слегка скривившемуся от боли Гриду и подала ему его порцию, с удовольствием наблюдая смену выражения его лица по мере того, как он пробовал еду.
     -    Это не может быть диетой от Мирга, - довольно закатывая огромные чёрные глазищи, проговорил тот, - Я просто обожаю твои вмешательства, о моя Повелительница.
     -    Я тебя прошу, ну не нужно этого, - взмолилась я, услышав уже ставшее надоевшим до оскомины, обращение, - Не издевайся.
     -    Ладно, - заговорщицки подмигнул начальник разведки, - Только при условии, что ты мне расскажешь, как у Вас с Адом дела. Слышал, ты наконец-то ночевала у Правителя...
                 Я покраснела, что алая роза, услышав подобное замечание. Оказывается, даже раненый и на больничном, начальник разведки остаётся в курсе всего, происходящего в резиденции, а возможно, и на целой Адивинере.
     -    Всё не совсем так, - смущённо прошептала я, почёсывая Злату по пузику, забавно подставленному мне под ладошку, - Я просто осталась рядом, потому что знала, как Он за тебя переживает. Не хотела, чтобы он в одиночестве совсем извёлся.
     -    Ана, - скривившись, но всё равно склонившись ко мне поближе, поинтересовался близкий друг Правителя, - Чего ты боишься? Я ведь вижу, как тебя к Нему тянет, но ты почему-то этому сопротивляешься. И Ему кроме тебя никто не интересен. Так в чём дело? Зачем это всё?
     -    Ты не понимаешь, - всё ещё смущённая поднятой темой, прошептала я, загребая вилкой очередную дозу еды, чтобы чем-то занять свой рот и не быть способной продолжать этот разговор.
     -    Так объясни, - его серьёзное лицо, ещё минуту назад такое довольное, стало снова болезненно бледным, настолько, что я даже испугалась, что он потеряет сознание, - Неужели ты ещё надеешься вернуться к себе на планету?
     -    Нет, - я грустно поскребла пальчиком загривок заволновавшейся сменой моего настроения, драконочки, - Мне там уже нечего возвращать. К сожалению, вся моя прежняя жизнь в прошлом. Ты и сам понимаешь, что это уже не имеет смысла. Слишком многое изменилось с тех пор, как я здесь оказалась.
     -    Тогда что?
     -    Как это ни банально, - прошептала еле слышно я, отставляя тарелку в сторону, - Я боюсь. Если я позволю нашим с Адгаром ощущениям взять верх и я случайно забеременею, что вполне может случиться, то уже не буду иметь никакого права выбора в вопросе своего будущего. Бросить собственного ребёнка я никогда не смогу, а Адгар никогда не позволит мне уйти с ним, если я вдруг увижу, что кроме физического влечения нас ничего не связывает. Да и даже, если допустить невероятное, и он позволит нам жить отдельно, то где гарантии, что однажды кому-то не придёт в голову навредить нам только из-за того, кто мы по крови. Это слишком большой риск, на который я пока не готова.
                 Произнеся это, я напряженно замерла, осознав, что в моих размышлениях мелькнула какая-то важная мысль, сродни беспокойству. Буквально мгновение назад меня кольнула какая-то тревожная догадка и вот опять я не могла уловить её суть. Странно... Стараясь вернуться назад по цепочке роившихся в моей голове мыслей, я даже не заметила затянувшейся паузы, повисшей в гостиной, когда моё внимание привлекла лёгшая на моё плечо рука. Вздрогнув от неожиданности, я подняла глаза вверх и только сейчас заметила устремлённый на меня пристальный взгляд зелёных глаз и недовольно поджатые губы на красивом мужественном лице.
     -    Думаю, нам стоит поговорить, - это было не приглашение, а констатация не требующего согласований факта, - Пойдём.
                 Пару поворотов и две двери спустя, полностью проигнорировав любые попытки кого бы то ни было нас задержать, Адгар ввел меня, вместе с вцепившейся в меня Златой, в свой кабинет, отделённый от моего собственного лишь одной перегородкой. Ни на секунду не задерживаясь и ни разу не обернувшись, чтобы посмотреть, следую ли я за ним, подошел к своему столу и только лишь расположившись в собственном кресле, взглядом указал на место рядом, которое уже много раз я занимала ранее, решая те или иные вопросы, вот только на этот раз садиться так близко от этого напряженного и явно взволнованного мужчины мне не хотелось.
     -    Ты считаешь, что я не смогу тебя защитить? - поинтересовался он спустя достаточно долгую паузу, во время которой некоторое время настолько внимательно меня рассматривал, что я стала нервничать ещё больше.
                 Не ожидая подобного вопроса, я даже не нашлась сразу, что ответить. Сделанный Адгаром вывод настолько меня удивил, что я совершенно не знала, как на это реагировать.
     -    Мне казалось, ты доверяешь мне свою безопасность и безопасность Дэль, - в его глазах появилось беспокойство, смешанное с долей усталости, смутившей меня своим появлением.
     -    Конечно доверяю, - заверила я, расстроенная подобным выводом, - Возможно, тебе единственному на все планеты Содружества и доверяю. И точно больше, чем кому-либо другому вообще.
     -    Тогда почему, Ана, - поднялся он со своего кресла и подошел к окну, как когда-то в первый день нашего знакомства, - Почему тогда ты так настойчиво отталкиваешь меня?
                 Он развернулся в мою сторону, облокотившись всем телом на опесное стекло, которое, как я уже знала, было значительно крепче любого метала, и внимательно посмотрел на меня на фоне находящейся в зените Клэа. Прямо за ним, не ограниченный никакими видимыми препятствиями, бушевал самый пик прилива. Картина, представшая моему взгляду зачаровывала. Высокий сильный мужчина, освещённый яркими лучами, словно ступивший в бушующий океан. Я невольно затаила дыхание, захваченная общей красотой этого вида. Вся фантастичность, нереальность и величие словно наполнили пространство вокруг, из-за чего я, даже не задумавшись о том, что делаю, снова посмотрела глазами силы. В довершение к и так нереальному образу, Адгар засиял множеством золотистых бликов, проходящих сквозь всё его тело, как нарисованное талантливой рукой художника нереальное свечение, наделяя собственного владельца просто невероятной красотой. Из моего горла вырвался восторженный вздох, заставивший его прийти в движение. Наблюдая, словно сквозь сон, движения Адгара, я увидела руку, которую он мне подал, привлекая к себе и лишь когда я оказалась совсем рядом, поинтересовался:
     -    Помнишь, когда ты пришла просить взять Дэль, то спросила на каких условиях я это сделаю?
                 Я кивнула, смутно припоминая, что говорила тогда, движимая последним отчаянным порывом, даже не сомневаясь, что в случае отказа вынуждена буду искать убежища неизвестно где.
     -    Ана, - он склонился почти к самому моему лицу, всматриваясь в него, словно пытаясь разглядеть ответ на свой вопрос, - Теперь ты скажи мне, что я должен сделать, чтобы ты прекратила сопротивляться и наконец приняла меня?
                 Вопрос, поставивший меня в тупик, развеял эту иллюзию нереальности происходящего, сотканную местом, временем и силой этого мира и этого мужчины, заставив в панике уставиться на него, словно это могло вычеркнуть заданный вопрос. Страшась того, что он может перестать меня терпеть, а ещё больше того, что от меня в этой ситуации всё меньше и меньше начинает зависеть, я открыла было рот в попытке всё объяснить, но в самый последний момент произнесла совсем другое:
     -    Адгар, - я смотрела в его удивительные глаза, видя заполнившие зелень темнеющие пятнышки, которые, как я уже знала, очень скоро превратят изумительный малахит в бездонный тёмно-зелёный омут, - Проблема в том, что то, что в итоге тебе от меня понадобится, я никак не могу тебе дать. Вопрос ведь не просто в принятии тебя. У нас с тобой самый классический вариант конфликта интересов: ты хочешь ребёнка и семью, я хочу свободы принятия решений и, как следствие, ни о какой беременности и думать сейчас не могу.
     -    Ты уверенна, что не передумаешь? - напоследок поинтересовался он, прежде, чем выпустить меня из своих объятий.
     -    Может быть позже, - пожала я плечом, уже практически от двери, напоследок обернувшись, чтобы взглянуть на оставшегося у окна мужчину, - Но не раньше, чем разберусь, что мне в этом мире делать, какое место я в нём смогу занять и, главное, на что могу расчитывать. Только после этого я смогу серьёзно задуматься на эту тему.

                 Я шла лабиринтами резиденции, пытаясь добраться в то единственное место, которое стало для меня отдушиной и успокоением, а также главным источником информации и советов. Подгоняемая сомнениями, настигшими меня, стоило закрыть за собой дверь кабинета, я стала с каким-то особым волнением прокручивать события чуть больше, чем последнего месяца. Переосмыслив за эти три ночи много чего, я поняла, что удерживая прошлое, я не позволяю ни себе, ни близким мне людям, ожидать чего-то хорошего в их будущем. Дэль ещё очень мала, но даже она понимает, что здесь слишком малое меня удерживает. И волнуется. Хотя бы ради неё и её спокойствия, я должна, наконец, прекратить мучиться и мучить моих близких и сосредоточить свою жизнь на заботе о них.
                 Преодолев на своём пути оставшийся поворот, я оказалась в самом удивительном месте - комнате, которую почти сразу после моего относительного выздоровления, мне показал Дитир, приставленный ко мне для охраны и обучения. Как он тогда мне рассказал - это был тренажерный зал для освоения магии для детей повелителей. В этом особом месте, удалённом от всех обитаемых помещений в самую глубину, погрузившись далеко под линию уровня океана, отрезанном от любых внешних источников сил и раздражителей магии, юные дарования могли сосредоточиться на своих собственных возможностях и расслабившись, учиться управлять собственной силой, развивать её, а также учиться у предыдущих поколений накопленной мудрости. Именно здесь хранились записи, сделанные несколькими поколениями живших задолго до моего рождения, повелителей, оставивших для себя и своих потомков напоминания важных дней и событий, а иногда просто знания, сохранившиеся в веках. Здесь было главное хранилище данных с информеров правящей семьи.
                 Я вошла в достаточно просторную комнату, одна из стен которой, будучи выполненная из прозрачного местного стекла, выходила в глубину океана. Здесь не бушевали волны, не стремился к своему пределу стремительный прилив. Здесь, на глубине нескольких метров, царила полная тишина. Удивительные морские обитатели лишь изредка проплывали мимо, впечатляя своими невероятными размерами, гибкостью и экзотической красотой, переливаясь множеством ярких красок, когда попадали в лучи проникающей даже сюда Клэи. Решив полежать на мягком ковре и послушать дальше записи из обнаруженного в тайной комнатке секретного архива, я устроила Злату поближе к стене, а сама расположилась прямо у окна и включила воспроизведение. Сейчас я слушала дневник Аниары, матери Адгара, когда она ещё была достаточно юна и с завораживающим восторгом юности делилась своим восприятием мира.
     -    Сегодня Атэра ждёт удивительный сюрприз, - полился приятный мелодичный голос молодой женщины, - Он столько лет этого ждал и, наконец-то, это случилось! Владилен мне подтвердил, я действительно беременна. От волнения даже не знаю, как сказать Правителю, поэтому попросила Вила всё ему объяснить. Сама не смогу - слишком волнуюсь. Ещё больше переживаю, чтобы с нашим малышом всё было хорошо, а не так, как было у Миэль. Наверное, уеду на время беременности в Анэри, поэтому какое-то время записи делать буду оттуда. Надеюсь, что когда-нибудь, ты сможешь меня послушать и поймёшь, насколько сильно мы старались, чтобы ты у нас родился. Люблю тебя, мой маленький. Твоя мама всегда будет рядом, обещаю.
                 Слушая много веков спустя это удивительное обращение, я совсем не понимала, зачем кому-то было лишать жизни такую добрую и по-детски наивную женщину. Одна запись сменялась следующей, повествуя о том, с каким удовольствием и ожиданием она выносила, а затем и родила мальчика. Как все адивинерцы радовались, сколько подарков приносили. Рассказала, как маленький серьёзный ребёнок сделал свой первый шаг, первый раз вышел в океан, впервые полетел с отцом в космос. Как молча стерпел страх, когда отец показывал ему Вселенную, убрав непрозрачность корабля и они вдвоём повисли в стороне от станции телепортации. Иногда в рассказ вклинивались малопонятные имена или события, ни о чём мне не говорящие, но по большей части любящая мать делилась счастьем увлечённой родительницы. Даже когда Адгар вырос и стал жить от них отдельно, мысли женщины вращались вокруг своего ребёнка, повествуя то одно, то другое событие его жизни. Лёжа здесь, потеряв счёт времени, я узнавала всё больше и больше о радостях и бедах этой семьи. Несмотря на заверения Адгара, что мать и отец прекрасно относились друг к другу, особой любви между ними я не заметила. При всей её беззаботности и приятности, как женщина, я понимала, что это чувство в браке первой семьи того времени отсутствовало.
     -    Ты не хочешь подняться наверх? - похоже, я так расслабилась, что немного задремала, поскольку разбудивший меня мягкий голос ворвался в моё сознание совершенно неожиданно и явно сквозь сон.
     -    А который час? - я удивлённо посмотрела за окно, в котором уже плохо присматривалась красота океана.
     -    Дэль тебя не дождалась и я уложил её спать, - Адгар выключил продолжавшую что-то говорить запись и присел рядом, - Дит подсказал, где тебя можно поискать. Не знал, что ты сюда приходишь.
     -    Здесь красиво, - я посмотрела на мужчину, о котором в последнее время столько всего слышала, о жизни которого так много узнала, - Да и о Вашем мире много интересного понять можно.
     -    Нашем, - он прилёг рядом, лицом ко мне и внимательно меня рассматривал, явно собираясь что-то сказать.
     -    Что случилось? - заметив его потемневший взгляд, устремлённый на меня, я снова напряглась.
     -    Я попросил у Вила один препарат, - продолжая внимательно на меня смотреть, начал он, - Его применяют в тех случаях, когда женщина не хочет иметь ребёнка. Это ведь и наша ситуация?
                 Я нервно заёрзала, чуть приподнимаясь с пола и в свою очередь с удивлением глядя в лицо приподнявшегося вслед за мной, мужчины. Комната вмиг утратила всё своё спокойствие и очарование.
     -    Зачем? - я с сомнением посмотрела на своего собеседника, удивляясь его действию.
     -    Ана, ты сама сказала, что не готова стать матерью, хотя я и сомневаюсь, что твой организм сможет так быстро забеременеть, учитывая все те изменения, что с тобой сейчас происходят и будут происходить ещё года три. Но я готов тебя поддержать, если это действительно то, что для тебя важно?
     -    Если ты помнишь, - решила прояснить я, - Именно из-за этих изменений я и не могу принимать никаких препаратов, влияющих на мой организм. Удивлена, что Вил тебе что-то подобное дал для меня.
     -    Не дал, - он снова лёг на ковёр, рассматривая тёмные воды океана, - Тебе ничего такого принимать нельзя. На наш род магия не действует, а обычные противозачаточные - это именно она. Безопасно и эффективно. Поэтому мне пришлось взять медикаментозный препарат, на физическом уровне при помощи гормонов предупреждающий способность зачать.
     -    Боюсь, это тоже не безвредно, - проговорила я, вспоминая все те ужасы, которые в своё время наслушалась о гормональных противозачаточных.
     -    Это я знаю, - в его голосе послышался сарказм, - Видел в деле.
     -    Тогда я совсем ничего не понимаю, Адгар, - меня начал раздражать этот разговор, ведущий в никуда, да и сам факт поднятия снова этой темы.
     -    Его вкололи мне, - неожиданно, Адгар перевернулся и оказался лежащим поверх меня, - Следующие пол года тебе совсем не о чем беспокоиться. Я для тебя абсолютно безопасен.
                 От неожиданности я даже забыла сопротивляться. Не успев отреагировать на действия мужчины, я оказалась прижатой к полу и захваченной в плен крепкой хватки уже не сдерживающего своей страсти, мужчины. Растерявшись от напора, неожиданности и самой ситуации, я даже не поняла, как стала отвечать на ласкающие прикосновения, а затем и в самом деле отпустила все беспокойства, чтобы отдаться лавине страсти, накрывшей нас своим мощным неудержимым потоком.

     Часть вторая. Отыскать себя.

     Глава 8. Прозрение.

     Первым изменением, предпринятым Адгаром в связи с моим капитулированием, стал решительный переезд Дэль в её комнату вместе с Моем, а также его личное негласное переселение в ставшую нашей совместной - ту, в которой до этого располагалась я одна. Буквально той же ночью, когда Дэль, привыкшая посреди ночи перебираться ко мне в постель, явилась в сопровождении щенка, Адгар подхватил её на руки и без единого объяснения отнёс обратно в её постель и даже посидел рядом некоторое время, дождавшись, когда она снова уснёт, чтобы девочка более спокойно восприняла это изменение. К моему большому удивлению, ребёнок нисколько не возмутился сменой локаций, а только с большей настойчивостью стала меня вовлекать в свои занятия и развлечения, словно попытавшись компенсировать произошедшую нехватку проводимого совместно времени.
     -    Ана, смотри, - кричал Элияр, вдохновлённый моей похвалой, когда я увидела собранный им космический кораблик из специальных составляющих, до мельчайших деталей повторяющий настоящее устройство данного класса техники, - Он, как у папы!
                 Горящие восторгом детские глазки, устремлённые в нашу сторону, не могли не вызвать улыбки. Дэль, вдохновлённая успехом друга, забавно закусив нижнюю губку, старалась ускорить свои действия, явно расстроенная тем, что у неё что-то получается хуже. Глэкар же, совершенно запутавшись в деталях своего задания, даже не попытался соревноваться с более юным, но от этого не менее умелым, чем остальные его друзья, мальчишкой. Вместо этого он, забавно закатив глаза, словно случайно передвинул детальки собственного конструктора в сторону довольного собой юного техника и с заговорщицким видом прошептал:
     -    Если ты соберёшь мою модель раньше нашей "умницы", я сошью тебе первому костюм из элькарры, когда отец даст мне потренироваться.
                 Я, а вместе со мной и обе мамочки, сидящие сейчас со мной рядом на конкурсе успехов учеников общей школы, с удивлением наблюдали, как вдохновлённый обещанной наградой мальчишка с энтузиазмом ринулся выполнять задание своего друга. Дэниэль, заметив такую перестановку сил, с двойным усердием взялась за оставшиеся запчасти, однако то ли из-за отсутствия тренировок, то ли из-за врождённого таланта своего одноклассника, но успеть закончить свою работу раньше него она не смогла.
     -    Вот! - снова послышался довольный голосок будущего инженера, когда Дэниэль вставляла последнюю детальку в собственную конструкцию.
                 Её разочарованный вздох пронёсся одновременно с восторженным со стороны их старшего товарища.
     -    Леди Анабель, - услышала я обращение хитро сощурившегося мужчины, внимательно наблюдавшего эту картину, - Вам оценивать их успехи. Прошу!
                 Я снова посмотрела на насупившуюся девчоночку, с надеждой взглянувшую на меня, когда услышала обращение собственного учителя. Поднявшись, я подошла к ученикам, усердствовавшим сегодня перед своими родителями в попытке доказать, что прошедший год занимались не зря. Возле каждого победителя каждого конкурса лежал результат их трудов. Возле Дэль и Глэра, как это ни удивительно, лидировавших, несмотря на очень юный возраст, оказалось равное количество побед. Я с гордостью отметила, что девочка опередила всех в точных предметах, которые касались теории, в некоторых практических заданиях и, как это ни поразительно, медицинском. Глэр же победил абсолютно в каждом творческом и в рукоделии. Сейчас, от того, кому я присужу победу в инженерном, зависел победитель всего соревнования.
     -    Глэкарр, - обратилась я, заметив тень разочарования, накрывшую лицо малышки, - Возможно, не благодаря собственным навыкам, но точно благодаря своей сообразительности, победу присуждаем тебе.
                 Я склонилась к мальчику и отдала ему значок первого. Он, довольный, обернулся к Элияру, который смущенно смотрел на расстроенную Дэль, явно только сейчас сообразившему, чем для неё закончилась его инициатива, и передал отличительный знак своему другу. Явно не ожидавший такого поворота событий, мальчишка глянул на меня и затем на учителя.
     -    Это его награда, - развёл руками тот, отказываясь вмешаться, - Ему решать, как ею распоряжаться.
                 Неуверенно приняв из рук друга такой желанный всеми детьми в этой комнате предмет, Эль посмотрел на старшего товарища, затем на свою маму и только потом на расстроенную малышку и забавно ей улыбаясь, приколол к кофточке яркую брошь.
     -    Не переживай, - он обернулся ко мне и довольный, подбежал почти вприпрыжку, - Я год назад тоже путался в деталях двигателя. Но Вы не беспокойтесь, я её научу и в следующем году она точно всех опередит.
     -    Спасибо, дорогой, - я подошла к грустно рассматривавшей прицепленную к собственной одежде чужой награде, Дэниэль, и с усилием подняв её на руки, посмотрела в её нахмуренное личико, - И почему ты грустишь, солнце моё? Разве ты не получила то, чего хотела?
     -    Она не моя, - яркие зелёные глаза, обращённые к моим собственным, блеснули мелькнувшей слезинкой, явно с трудом сдерживаемой, - Это Глэр - победитель.
     -    Почему же ты не поздравила его, а стала дуться? - задала я следующий вопрос, краем глаза замечая, с каким любопытством остальные мамочки за нами наблюдают.
     -    Забыла, - прошептала девочка, смущённо глянув на своего друга, - Расстроилась.
     -    Почему ты расстроилась, солнышко?
     -    Все говорят, что я смесок, ни на что не годная, - стараясь из последних сил не расплакаться, Дэль полностью закусила губку, в точности переняв мою собственную привычку так делать.
     -    Ты тоже так считаешь? - мне было очень больно слышать эти слова от ребёнка, но остановить сплетни было не в моих силах, поэтому оставалось только научить девочку их не воспринимать.
     -    Нет, - она удивлённо глянула на меня, явно не понимая, почему я об этом спрашиваю.
     -    Твои друзья так считают? - продолжила я свой допрос.
     -    Нет, - она перевела блестящие глазки вниз на внимательно слушающих наш разговор парнишек.
     -    Тогда почему ты расстроилась, если ни ты, ни близкие тебе люди плохо о тебе не думают и не говорят?
                 Некоторое время девочка обдумывала мой вопрос, а затем сама удивлённо пожала плечиками. Я поцеловала её в щёчку и спустила вниз к ребятам, на которых она с интересом посмотрела прежде, чем они убежали играть чуть дальше, на специально сделанной для развлечений площадке.
     -    Ты очень интересная, - цепанула меня под локоток стоявшая рядом жгучая брюнетка, мама Элияра, - Меня зовут Янира. Пойдём, посидим.
                 Не успела я и слова сказать, как предприимчивая женщина подвела меня к столику, за которым с улыбкой нас поджидала уже знакомая мне блондинка, мама другого соратника Дэль по играм, а заодно и невестка нашего портного, Миэлинэль.
     -    Почему ты сразу не отдала дочери награду? - женщина-модель с изяществом королевы отпила из чашечки свой напиток прежде, чем поднять на меня свои прекрасные глаза, - Девочек нужно баловать.
     -    Баловать её есть кому, - улыбнулась я, глядя на резвящихся мальчишек, - А я должна о ней заботиться.
     -    Интересная ты, - повторила свои слова Янира, с любопытством меня разглядывая.
     -    Это да, - признала я, понимая, насколько странной должна казаться в глазах этих женщин.
     -    Говорят, ты совсем ни с кем не общаешься, - её вопросы, сопровождаемые лукавой улыбкой, вызывали у меня странное ощущение, будто меня прощупывают с какой-то целью.
     -    Не то, чтобы, - я с улыбкой откинулась в кресле, повторив её выражение лица, - Я помогаю Повелителю в некоторых делах, а потому постоянно встречаюсь с разными адивинерцами. Собственно, не только общаюсь, но и использую в меру имеющихся знаний и навыков мои способности, чтобы помочь всем, кому и чем смогу.
                 Делавшая в это время глоток, Миэлинэль, почти подавилась, услышав моё заявление. Подняв на меня свои карие глаза, она удивлённо поинтересовалась:
     -    Способности? Ты хочешь сказать, что помогаешь мужу в работе?
                 Я посмотрела на женщин, изучавших меня с интересом учёных, встретивших диковинку и, пожав плечами, уточнила:
     -    Должна же я чем-то заниматься. Не могу ведь всё время безвылазно сидеть в резиденции на шее у Правителя. Это скучно. Тем более, что сейчас в школе магии узнаю много интересного о своих силах, а это реальная возможность их практиковать, да и университет в юности заканчивала не развлечения ради.
     -    Университет? - глаза обеих женщин, забывших разыгрывать великосветских львиц, округлились, - Зачем Повелительнице учиться в университете? Разве в твоём мире не было достойных мужчин, которые бы о тебе позаботились?
                 Я пожала плечами, думая, что вряд ли смогу завести подружку на этой планете, если здесь все женщины такие... женщины.
     -    Ну, - протянула я в ответ, - Просто мне никогда не было достаточно, чтобы обо мне просто позаботились.
     -    Да? - поинтересовалась Миэлинэль, - И чего же тебе хотелось?
     -    Я хотела, чтобы меня уважали и любили, - я слегка повела плечом, удивляясь такому непониманию, - Как и всем женщинам, полагаю. Для этого и старалась стать лучше, умнее, внимательней.
                 Обе мои собеседницы заулыбались, словно я рассказала какой-то анекдот. Затем, увидев моё недоумение, Янира пояснила, вызвав у меня вначале удивление, а затем целую волну холодных мурашек по всей коже и заставила напряженно замереть, пожелав сбежать с этого места поскорее.
     -    Любовь - это такая редкость, Анабель, - она склонилась ко мне с интересом рассматривая моё лицо, - Не знаю, как было в твоём мире, но здесь тебе достался выдающийся мужчина, но, поверь, любви тебе от него никогда не добиться. Насколько бы умной и выдающейся ты ни была. Это просто невозможно, ты опоздала почти на сотню столетий.
                 Я молча сидела, ожидая и боясь продолжения, думая о том, как бы не отреагировать на её слова, чтобы не побудить продолжить этот странный и крайне неприятный разговор. В моей груди, помимо воли, что-то дрогнуло, вызвав у меня самой удивление. Неужели же в отношении Адгара я на что-то рассчитывала? Нет, не возможно, просто обычный женский эгоизм, заставляющий нас желать быть единственной и неповторимой в глазах мужчины. Твоего мужчины. Глупости, я даже думать так не должна. Никакой он не мой, просто удобное сотрудничество. Женщина, не дождавшись моего интереса, тем временем продолжила свой рассказ:
     -    Это давняя и довольно красивая история, - милая улыбка всё ещё не сходила с моих уст, никак не выдавая сжимавшегося от шокировавшего меня разочарования сердца, - Они встретились благодаря Аниаре, матери Адгара. Бэлиане было всего пять, когда родился наш нынешний Правитель. Она - красавица, дочь мага и личного друга Атэра. Повелительница решила, что ничего плохого не случится, если они будут вместе играть, пока маленькие. На всю округу это был единственный близкий по возрасту ребёнок. Адгар действительно не проявлял никаких признаков внимания ровно до тех пор, пока красавицу Бэль не решил взять в свой дом другой мужчина. Тогда-то и разразился скандал: Адгар подошел к отцу и потребовал отдать подругу ему. Сказал, что они любят друг друга и он жизни не представляет без неё. Таким злющим Правителя ещё не видели. Он указом отослал девушку, а Адгару запретил с ней встречаться, заставив в наказание вызубрить "Право Повелителя", и чуть ли не каждое общение начинал с вопросов по главе, где говорится об обязанности продолжать род повелителей. Говорят, он несколько лет был под строгим надзором отца прежде, чем ему снова разрешили самому выезжать даже по делам. Удивительная история.
                 Всё время рассказа Миэлинэль с сочувствием смотрела на то, как я пытаюсь не отреагировать на слова женщины, с упоением истинной сплетницы, выкладывающей за столиком в кафе детали чьей-то личной жизни.
     -    Говорят, - продолжила тем временем истинная адивинерка, - Что самое первое, что сделал Адгар после того, как стал Правителем - вернул свою любовь в Адиву. С тех пор они встречались и расставались множество раз. Говорят, что она снова в городе...
                 Янира с жалостью глянула на меня, намереваясь продолжить своё повествование, но в этот момент вмешалась мама Глэра, решив прервать этот в высшей степени неуместный рассказ и подозвала детей к нам.
     -    Ана, - залепетала Дэль, подскакивая прямо к моим рукам, - Мальчики пообещали мне научить всему, что у меня не получилось и к следующему соревнованию я смогу честно победить.
     -    Это замечательно, милая, - я улыбнулась девочке, радуясь, что хоть и пользуясь расположением к себе представителей мужского пола, она делает это для собственного развития, - Я уверенна, что сможешь. Ты уже, наверное, хочешь домой?
                 К моему счастью ребёнок довольно кивнула и с энтузиазмом отправилась вприпрыжку в сторону резиденции. Двигаясь в направлении здания, возвышающегося на фоне океана, я думала о том, что за последние несколько недель уже привыкла воспринимать его домом. Это казалось и странным и наивным одновременно. Размышляя сейчас над деталями жизни мужчины, ставшего за последние дни таким близким мне, с таким упоением выложенными совершенно посторонней женщиной, я с ужасом понимала, что они действительно ранили меня. Но, одновременно с тем, мне следовало быть благодарной этой жестокой женщине, явно целившейся причинить мне боль, за то, что напомнила о моём месте, о том, кто я и почему здесь, и самое главное, отрезвившей меня.
     -    Привет, - Гридар с восторгом подхватил девчушку, прокручивая её вокруг себя, едва заметил нас, показавшихся у входа в парк резиденции, - Кто у нас победитель?!
     -    Глэр, ему помог Элияр, - защебетала, уже довольная, девчушка, - Он подарил мне значок.
     -    Понятно, - начальник безопасности глянул на меня, явно заметив мою неудачную попытку выдержать его оценивающий взгляд, - Повелитель ждёт Вас на обед. Мирг приготовил что-то особенное.
                 Пока мы шли к столовой, я спиной чувствовала проницательный взгляд начальника службы разведки, изучающий меня всю дорогу. Понимая, что не смогу сейчас встретиться лицом к лицу с главным виновником моих переживаний, я сослалась на отложенные дела и свернула в кабинет, вместо того, чтобы направиться со всеми кушать.
                 Наблюдая бушующий океан, практически вышедший за черту берега, я думала о том, почему так остро отреагировала на эту информацию о прошлом своего любовника. У меня самой был любимый человек, о котором я точно могу сказать - он был всей моей жизнью. Тогда почему меня так ранило упоминание о том, что у Адгара тоже был кто-то подобный? Вспоминая Сергея, я точно могла сказать - был. В моём сердце и уме уже улеглось понимание безвозвратности потери этих отношений, оставив о себе тихую печаль и сожаление утраты. Упоминая же Бэль - нельзя использовать эту форму времени и понятие. В этом-то вся и беда. Со своим любимым мне пришлось расстаться и вариантов здесь нет, а вот как будет с Адгаром? Сможет ли приказать сердцу, да и нужно ли это ему? Трезво оценивая факты, вполне можно предположить, что любить он может одну, а физически желать другую женщину. То, что этот мужчина сгорает от страсти, едва прикоснувшись ко мне - не вызывало у меня никакого сомнения, я сама испытывала точно то же из-за текущей в наших венах крови. Но вот будет ли этого мне достаточно? На это вопрос я могла ответить точно. Нет.
                 Глядя, как бушует океан, я оценивала свои возможности. Оставить всё, как есть? Скоро Адгар столкнётся с выбором и мне откровенно не хотелось, чтобы он страдал, принимая правильное, на его взгляд, решение. Уйти? У меня на руках Дэль и питомцы, но даже не в этом беда. Как мне объяснить причину своих действий? Не прошло и пары недель, как мы стали жить вместе. Всё это время единственный мой упрёк - слишком уж всё быстро движется вперёд. С первого же дня мы стали жить, как семья, на что я откровенно не рассчитывала. А в остальном мужчина вёл себя идеально. Не привыкла я доверять хорошему, не бывает всё без проблем. И вот опять я должна принять сложное решение.
     -    Ты хорошо себя чувствуешь? - голос Адгара от двери заставил меня вздрогнуть и вернуться к реальности.
     -    Да, всё в порядке, - обернулась я, рассматривая вошедшего ко мне мужчину.
                 Высокий, красивый, молодой. В глазах искренняя забота и беспокойство. Его крепкое тренированное тело с неимоверной грацией двигалось в мою сторону, заставляя завороженно за ним наблюдать, представляя, как он выглядит без скрывающей сейчас его мышцы, одежды. С тоской понимая, что это уже не имеет для меня значения, я подняла глаза, встречая проницательный малахитовый взгляд.
     -    Не успел тебя предупредить, - он подошел ближе, всматриваясь в моё лицо, словно что-то увидев или заподозрив, - Недавно в город вернулся Двингх. Я пригласил его с семьей к нам на ужин.
     -    Хорошо, - глядя в зеленые глаза, я пыталась увидеть истинные чувства этого мужчины, но, похоже, психолог из меня оказался такой же никудышний, как и жена, поскольку кроме поистине красивого лица, я не увидела ничего нового, - Когда?
     -    Сегодня, если ты не против.
                 Я кивнула, опускаясь за стол, чтобы создать между нами какую-либо преграду и разрушить тот уже проявившийся эффект, который раз за разом оказывает на меня этот мужчина. Моё сердце уже пустилось в ускоренный ритм, загоняя в самые удалённые уголочки моего тела разгоряченную кровь и заставляя каждой клеточкой кожи сожалеть об утрате его прикосновений. Растерянно глянув на свой информер, я запустила его в работу и уставилась на раскрытое в нём не выполненное задание Вила. Словно в растерянности от не знания, как ему поступить, Адгар полуобъятием коснулся моего плеча, явно ожидая реакции, но я, напряженно замерев, ещё ниже опустила голову, боясь встретиться взглядом, давая понять, что действительно занята. Понимая, что такая реакция вызовет подозрение, я изобразила на губах извиняющуюся улыбку и ткнула пальчиком в экран:
     -    Дэль меня в последние недели взяла в полный оборот, - его сведённые вместе брови слегка разъехались, внимательно слушая мои слова, - Я просто колоссально отстаю от плана занятий по магии. Там без тренировок никак, а это требует времени.
     -    Хочешь, я тебе помогу? - понимая, что это худший из вариантов развития событий, я ещё шире улыбнулась, выдавая полный комплект разочарования.
     -    Тогда я точно не смогу позаниматься.
                 Явно борясь с сомнением и отсутствием причины мне не доверять, Повелитель отступил, кивком головы соглашаясь с моими доводами. Стараясь закрепить достигнутый результат, я снова вернула взгляд к уроку, действительно возвращаясь к прерванному занятию. Уже несколько недель, как у меня по-настоящему стала получаться магия. Словно сорвавшись с низкого старта, одна способность за другой открывали мне свои возможности. Вот и сегодня я должна была освоить навык сдвигания нитей, как я называла магические поля планеты. Это было невероятно. Едва увидев их, я стала различать их оттенки, а потому могла с точностью сказать, какой вид магии применялся. Вил, воодушевлённый моим успехом, заставлял меня применять то одно, то другое правило управления потоками. Постепенно увлёкшись, я забыла обо всём вокруг, отрешившись от окружающего мира, о любых сомнениях и переживаниях, о трудностях с Адгаром, о целой планете со всем многообразием её проблем, которые мне, по долгу службы, приходилось решать и с энтузиазмом взялась за новое. Я так погрузилась в процесс, что даже не услышала, как внимательно рассматривавший меня мужчина отошел, как тихо щёлкнула закрывшаяся за ним дверь и я осталась действительно одна.
                 Меня отвлёк звук вновь открывшейся двери и юношеский голос Лила, напоминающего мне о времени.
     -    Повелитель просил Вам напомнить об ужине, леди, - я глянула на странно переминающегося в двери эльфа, удивившись тому, что к нему снова вернулась былая неловкость.
     -    Ты чего так странно себя ведёшь, Линэль? - подозревая неладное, я подошла поближе и глянула в лицо смутившемуся юноше, - Что-то случилось?
                 Голубые глаза смущённо хлопнули, а затем залившийся краской молодой человек, отрицательно помотал головой. Стараясь не придать этому никакого значения, чтобы не накручивать себя и не придумать того, чего на самом деле не было, я поспешно пошла к себе переодеться. Не ощущая себя хоть сколько-нибудь воодушевлённой предстоящим событием, я думала о том, как одеться. Адгар сказал об ужине, значит ничего особенного придумывать не стоит. Я прошлась вдоль рядов развешенной одежды, остановившись около самых простых беленьких домашних брюк и небольшого джемпера, светло-серого оттенка. Подобрала мягкие туфельки им в тон и, удовлетворённая своим вполне приятным видом, направилась в столовую.
     -    Привет, - в гостиной наверху меня ожидал сюрприз в виде необычной женщины, невероятно высокой стройной красавицы удивительной восточной внешности, - Ты, должно быть, Анабель.
     -    Да, - я рассматривала эту элегантную женщину, одетую в изысканное коктейльное платье, не понимая кто она и что здесь делает, - А Вы?
     -    Меня зовут Гаринах, - её лицо осветила приветливая улыбка, заставляя меня смущённо улыбнуться в ответ, - Я жена Двингха, он скоро подойдёт. Адгар, милый ребёнок, пригласил нас сегодня к Вам на ужин, когда узнал, что мы снова в городе.
     -    О! - протянула я, наконец-то сообразив, кто передо мной, - Да, он упоминал, что Вы прийдёте всей семьей, только я не подумала, что это будет торжественное мероприятие.
                 Движением руки я показала на свой вполне домашний вид и на её элегантный наряд, думая о том, что стоит пойти переодеться.
     -    Ничего, милая, - удивительной красоты и внешности женщина, заботливо меня обняла и с материнской нежностью усадила на диван, присев рядом, - Мы не самые почётные гости. Сгодится и так.
                 Едва она закончила это говорить, как дверь в гостиную снова отворилась и в комнату ворвался ураган в виде Дэниэль, сопровождаемой нашим домашним зверьём и невысоким мальчиком, на вид лет десяти.
     -    Бинар, - её строгий голос заставил замереть даже нашу ничем не пробиваемую Злату, - Веди себя воспитанно. Ты общаешься с девочкой.
     -    Да, мама, - юный орк, озорно сверкнув чёрными глазищами, на секунду замер, а затем снова двинулся, вопреки всем увещеваниям, утаскивая Дэль и питомцев дальше по комнате, ближе к окну, чтобы плюхнуться на ковер и тут же забыть обо всех обещаниях.
     -    Они невыносимы в этом возрасте, - её счастливая улыбка, в противовес словам, показывала истинное отношение к сыну, - У Вас чудесная девочка. Вырастет настоящей красавицей.
     -    Верно, - я посмотрела на детей, увлечённо играющихся со щенком и драконочкой, - Ваш сын тоже с характером.
     -    Это да, весь в отца, как и старший, - я удивленно подняла взгляд, вспомнив, что у орка - мага действительно три разноцветных хвостика сообщали о тройном отцовстве.
     -    А чем занимается Ваш старший сын? - меня встретил удивлённый заинтересованный взгляд.
     -    А ты не знаешь?
                 В этот момент дверь в очередной раз открылась, пропустив в гостиную трое удивительно довольных и счастливых гостей. Вернее, одного хозяина, его ближайшего друга, уже успевшего окончательно выздороветь, и невероятную по своей красоте и излучаемому обаянию женщину. Её чёрные, переливающиеся на свету волосы, обрамляли смуглый приятным теплым оттенком кожи, тон лица, выделяя сияющие словно чёрные бриллианты глаза. Зачарованная её изумительной красотой, я не сразу заметила, как они подошли к нам, приветствуя и представляя.
     -    Ана, - голос Гридара, довольного как никогда, лучился счастьем и гордостью, - Я вижу ты уже познакомилась с моими мамой и братишкой, а теперь позволь представить тебе мою младшую сестру - Бэлиану. Они с Адгаром росли чуть ли не в одних пелёнках.
                 Услышав слова начальника службы безопасности и сопоставив их со всем, известным мне благодаря предупредительности мамочек одноклассников Дэль, я почувствовала, как краски покидают моё и так бледное на фоне окружающих красавиц, лицо. Я смотрела в прекрасные глаза первой любви Правителя и понимала всю абсурдность собственного положения. Видя, с каким увлечением и лёгкостью общается с этой женщиной, ставший моим по чувству долга, мужчина, я почувствовала себя лишней. Ещё раз приветливо улыбнувшись, я обернулась к сидящей рядом женщине, наконец-то ответив на её вопрос.
     -    Похоже, знаю, - Гаринах вежливо улыбнулась, принимая мои слова, однако я заметила, что от неё не ускользнула моя реакция на её дочь.
                 Вечер пронёсся быстро и полз медленно. Гости действительно наслаждались общением и ужином, встретившись после долгой разлуки, а вот я со смущающей ясностью поняла, что ни едой, ни новым знакомством насладиться не смогу. Поэтому, прекратив страдать над тарелкой и стараясь избежать малоприятного общества, я опустилась на колени рядом с ребятами и стала с ними и зверьём развлекаться, расспрашивая Бинара о местах, в которых он уже побывал. Мальчишка, с приятной непосредственностью, явно отличавшей всю их семью, стал делиться весёлыми историями своих приключений. Оказалось их для его юного возраста вполне достаточно, заставив Дэль с огнём в глазах воодушевлённо ловить каждое его слово. Развлекаясь играми и повествованиями, дети и не заметили, как пришло время прощаться и идти укладываться спать. Взрослые, также увлечённые общими воспоминаниями и новыми приключениями, лишь немного отвлеклись, когда я сказала, что пойду уложу девочку. Слушая её довольное щебетание, пока она мылась, а затем переодевалась, чтобы лечь в постель, я понимала, что у моей красавицы появился новый фаворит.
     -    А как ты думаешь, - спросила она, уже укутавшись в мягкое покрывало, - Бин надолго в Адиве? Может, они смогут здесь остаться? Мне бы хотелось с ним дружить.
     -    Посмотрим, - я погладила Дэль по головке, успокаивая её и помогая уснуть.
                 Некоторое время поворочавшись, девчоночка вначале затихла, а затем мило посапывая, окончательно уснула. Я не знала, как мне стоит поступить дальше. Остаться здесь - точно возникнут вопросы, почему и что происходит. Пойти в свою комнату - наблюдать лучащегося счастьем от встречи со своей любимой Адгара, было просто выше моих сил. Так, решаясь то на одно, то на другое, я маялась, двигаясь то к двери, то от неё. Наконец решив, что мои метания становятся просто смешными, я собралась с духом и вышла в гостиную нашей квартиры на нижнем этаже. Меня встретила абсолютная тишина. Ругая себя за излишнее ребячество, я направилась в комнату и, приготовившись ко сну, легла в постель. Проворочавшись с боку на бок и реагируя на каждый звук, я поняла, что не усну и, движимая уже сложившейся привычкой, решила выйти в сад - подышать свежим воздухом, а заодно и проветриться.
                 Переодевшись и натянув на плечи теплую шаль, я вышла в дверь и направилась в сторону океана, на ставшую уже привычной мне, скамейку. Как это бывает в самых классических драмах, подходя к облюбованному мной месту отдыха, я услышала тихие голоса - мужской и женский. Скрываемые густой порослью травы, мои шаги слышны быть не могли, поэтому я не удивилась, что осталась незамеченной:
     -    Ты всегда была умной, Бэль, - тихий голос Адгара, доносимый ветрами океана, долетел до меня незадолго до того, как я поняла, чей разговор я невольно подслушиваю, - И я рад, что и сейчас ты меня понимаешь. Мои чувства и эмоции - это меньшее, чем я могу пожертвовать ради этих отношений.
                 Чувствуя, как холодеют под шалью мои ладони, я остановилась, боясь пошевелиться и тем самым выдать своё присутствие. Однако потихоньку всё же стала отступать:
     -    А ты не думаешь, что Ана должна знать правду? - удивительный грудной голос женщины донёсся до меня даже, когда я свернула в сторону дома, - Возможно, она ...
                 Увидев освещённый участок сада, куда падал свет от двери, я заторопилась оказаться внутри и уйти подальше от ставшего уже совсем не слышным, разговора, а потому не заметила тёмной фигуры, выступившей мне на перерез.
     -    Что ты здесь делаешь? - голос Грида, показавшийся невероятно громким на фоне наступившей тишины и напряженных нервов, заставил меня испугано подскочить.
     -    Вышла подышать перед сном, - с трудом сдерживая дыхание, ответила я, стараясь оказаться как можно дальше от освещённого участка, боясь слишком выдать себя.
     -    И как?
     -    Подышала, - я снова развернулась в сторону дома и попыталась быстро улизнуть.
     -    Подожди, - друг Адгара и родной брат самой прекрасной женщины, которую я здесь встречала, успев схватить меня за локоть, развернул к свету, внимательно всматриваясь в моё лицо, - Что ты видела?
     -    Достаточно, - мой подбородок мимо воли скользнул вверх, а бровь уверенно приподнялась.
     -    Ана, не делай глупостей, - он выпустил мою руку, когда я красноречиво глянула на ставший не комфортным захват, - Отдохни, успокойся и обсуди всё с Адом. Вы наверняка сможете решить всё так, чтобы все были довольны.
     -    Спокойной ночи, Грид, - не желая продолжать этот бесполезный и в большой мере странный разговор, я пошла к себе в комнату и растерянно её осмотрела.
                 По всему её просторному помещению были разбросаны различные вещи - мои, Дэль, Златы, и даже пару - Адгара. Не до конца осознавая, что я делаю, подняла именно их и, не зная куда положить, повертела в руках, решив отнести в его прежнюю комнату. Поняв, что именно так и следует поступить, я вернулась к себе и уже целенаправленно обошла все помещения, собирая любые предметы мужского туалета. Спустя полчаса внимательного осмотра и пары ходок, я прикрывала дверь комнаты Адгара, вернув на свои прошлые места каждую принадлежащую ему вещь.
     -    Что ты делаешь? - неожиданно остановивший меня голос, обычно запускавший вереницу мурашек по моей коже, на этот раз вызвал простой испуг.
     -    Возвращаю твои вещи, - я подняла уверенный взгляд, встретив удивлённый мужской.
     -    Не хочешь объясниться? - он подошел вплотную, как привык это делать каждый раз, когда желал не упустить ни единой тени эмоций на моём лице, внимательно глядя мне в глаза.
     -    А что объяснять? - я холодно ему улыбнулась, одновременно и испытывая боль и глубоко ему сочувствуя, - Я понимаю, что из-за повышенного и оттренированного многими годами чувства ответственности, ты станешь продолжать жертвовать собственными чувствами и эмоциями. Можешь считать себя снова свободным. Мне это всё абсолютно не нужно.
                 Не успела я это сказать, как почувствовала крепкую хватку на своих руках.
     -    О чём ты говоришь? - его потемневшие глаза, показавшиеся просто бездонными, проницательно впились в моё лицо, - Какие жертвы?
     -    Адгар, - задыхаясь в его крепких объятиях и опасаясь этой эмоциональной реакции, я стала немного пятиться обратно к двери, поневоле снова оказываясь в его комнате, - Я слышала твой разговор с Бэль. Случайно, но слышала.
     -    И поэтому ты решила меня бросить? - впервые за всё время я увидела на его лице разочарование, - Тебе не кажется это низким?
     -    Низким?! - взбешенная этим обвинением, я попыталась вырваться, наплевав на то, что на коже, наверняка, останутся следы, - Кто бы говорил о низости?! Кто меня сюда вытащил?! Кто лишил вообще всего?! Кто против моей воли со мной переспал?! А?
                 Адгар, в свою очередь взбешенный моим отпором, резко меня встряхнул, словно пытаясь привести в чувство. Его сжатые в злости губы, в миллиметре от моих, казалось, превратились в узкую щёлочку. Из глаз едва ли не сыпались искры, таким гневом они пылали.
     -    Против воли?! - слова буквально сочились сквозь сомкнутые челюсти, - Против воли?!
                 Даже не поняв, когда и как это случилось, одним метким движением я оказалась на кровати, ощущая на себе вес удерживающего меня мужчины. Его пальцы медленно прошлись по моему телу, вызывая волну страсти, в попытке остановить которую я стала вырываться ещё сильнее.
     -    Ты хочешь сказать, что ты не испытываешь желания, когда я касаюсь тебя? - его томный голос, раздающийся прямо у моего уха запустил целую вереницу мурашек, распространившихся по всему моему телу в мгновение ока, - Что не станешь дрожать от удовольствия, когда я сделаю так?
                 Его губы прошлись по основанию моей шеи, медленно переходя на грудь и вызывая волну предвкушающей дрожи. Постепенно сползая вниз и стаскивая лёгкий джемпер, треснувший посредине, когда ширины горловины не стало хватать, одной рукой он продолжал сдерживать мои отчаянные попытки сопротивления, второй продолжал возбуждать и так до безобразия податливое тело. Путаясь в мыслях, отчаянно стараясь высвободиться, я попыталась отползти, но единственное, чего я смогла добиться - это ещё более решительные действия со стороны соблазняющего меня мужчины. Предупреждая последние попытки к отступлению, Адгар воспользовался остатками моей одежды и крепко связал мои руки, зацепив их за выступ кровати, а сам медленно стал избавлять от оставшихся на мне брюк. Дрожащая, злая, сгорающая от страсти и стыда, я с ужасом понимала, что ещё совсем немного и я сама стану извиваться, растворившись в наслаждении, которое способен мне доставить именно этот мужчина. Моё тело знало, понимало и безоговорочно принимало этот факт, оставляя сопротивляться только разум. Чувствуя слёзы на своих щеках, текущие не то от бессилия, не то от избытка неудовлетворённого желания, я снова вывернулась, оцарапав себе обе руки, но почти не заметив этого, потому что в этот миг моё тело одержало полную победу над разумом и я полностью отдалась на волю победителю.
                 Сгорая от страсти, отвечая на каждую ласку, испытывая все возможные чувства в ответ на лишающие воли прикосновения, я даже не заметила, как стала страдать от невозможности ответить взаимностью. Не знаю, как долго продолжалась эта пытка желанием, сколько времени пришлось это терпеть прежде, чем Адгар сам не выдержал и, сгорая от страсти, стал с жадностью искать и собственного удовлетворения.
                 Очнулись мы уже на заре, когда Клэа заглядывала в окна. Всё ещё связанная, вся в синяках и кровоподтёках, поразивших меня своей масштабностью, когда я их заметила, я лежала на кровати Правителя этой планеты, осознавая, что оказалась в полной его власти без единого лишающего рассудок поцелуя. Как минимум в том его смысле, что позволяла наша кровь.
     -    Мама?! - звонкий голос ребёнка, прозвучавший от двери, во мгновение вернул меня в реальность, а Адгара к действиям, - Мамочка?!
                 В ответ на этот вопль, дверь резко отворилась, и Гридар, задвинув девочку себе за спину, стремительно вломился к нам в комнату и резко замер в нескольких шагах от нас.
     -    Выйди, - тихий рык Повелителя, прикрывшего меня собой, во мгновение ока вернул начальника службы безопасности на землю.
                 Его ошалелый взгляд, пройдясь по мне, вернулся к его Руководителю, прикрытому сейчас лишь уголком простыни, и только после этого переместился к выходу, откуда был слышен плач ребёнка и топот сбегающейся охраны. Сообразив, что в этой ситуации лучше прикрыть дверь, Гридар исчез в соседнем помещении. Дёрнувшаяся, как от огня, я мгновенно перевернулась на спину, подставив Адгару руки, чтобы он мог меня окончательно освободить. Да уж, я даже представить себе боялась, что могла подумать девочка, увидев такую картину. Собираясь чуть ли не на перегонки, я подхватила первую попавшуюся вещь, оказавшуюся мужской рубашкой и, вспомнив состояние собственного джемпера, спешно её нацепила.
     -    Ты успокой охрану, а я займусь Дэниэль, - стараясь не паниковать, я открыла дверь, заметив воцарившийся в нашей гостиной переполох и мгновенное молчание.
     -    Привет, крошка, - я присела на корточки перед девочкой, наблюдая её испуганный вид, - Иди ко мне, моя радость. Прости, я тебя напугала.
                 Дэниэль нерешительно шагнула к моим рукам, опасливо на них покосившись. Только сейчас я обратила внимание, что кровавые царапины вдоль ладоней и множество уже проступивших синяков, видны из-за значительно большей по размеру рубашки.
     -    Тебе больно? - её губки продолжали дрожать, напомнив мне тот момент, когда мы с ней познакомились.
     -    Нет, солнышко, - я погладила её по голове, аккуратно прижимая в объятия, - Со мной всё в порядке. Это просто кажется таким страшным, а я даже не заметила, как поранилась. Не переживай.
                 Я подняла девочку на руки, снова ощутив её вес, и под пораженные взгляды присутствующих пошла к себе в комнату.
                 Развлекая ребёнка всевозможными весёлыми рассказами, я пыталась отвлечь её от только что увиденного. Не желая оставить ей возможность обдумать, а то и домыслить, что-то ужасное о произошедшем между нами с Адгаром, я написала Линэлю письмо с уведомлением о моём отсутствии сегодня и просьбой перенести мои встречи, поскольку планирую весь день провести с Дэль. В мои планы также входило самой осмыслить сложившуюся ситуацию и, по сути, принять итоговое решение, что мне следует предпринять в связи со всем произошедшим и узнанным.
                 Желая хоть как-то разнообразить наш досуг, я придумала только то, что сделала бы, окажись дома, на Земле, в подобном месте и в подобной ситуации. Я взяла покрывало, которым обычно укрывалась по ночам, собрала некоторые продукты, наш зверинец и вместе с Дэниэль отправилась на весь день на побережье - позагорать, почитать книжку, порезвиться с животными, побыть с ребёнком.
                 Уже лёжа возле гуляющих по воде волн, наблюдая за резвящимися питомцами и смеющейся, пытаясь за ними поспевать, девочкой, я осознала, что не готова терпеть то, что случилось этой ночью. Как бы там ни было и кто бы ни был в этом виноват, я больше не доверяла Адгару в том, что он не использует свою власть надо мной в будущем. Первый раз был, будет глупо надеяться, что не произойдёт второй или третий. Поняв этот простой факт, я с паникой посмотрела на находящихся под моей ответственностью. Даже если позаботиться о себе я смогу, то что мне делать с остальными? Даже работая сейчас на Правителя этой планеты, я не была уверенна, что покрываю те расходы, которые касаются нашего содержания здесь. Но и терпеть подобное я тоже не смогу. Что же делать? Пытаясь прощупать возможности, скрепя сердце и охладив эмоции, я решила кое-что уточнить, как только подуставшая от развлечений девчушка плюхнулась рядом со мной.
     -    Милая, - я погладила её по тоненькой изящной спинке, привлекая внимание, - Скажи, пожалуйста, не будет ли тебе интересно пожить какое-то время в школе магии с Вилом? Мне кажется, тебе там стало нравиться, когда ты познакомилась с ребятами.
                 Дэль внимательно и как-то совсем не по-детски на меня посмотрела и спросила:
     -    Ты больше не хочешь, чтобы я с тобой жила? - её детское личико, искаженное испугом, заставило меня мгновенно её обнять.
     -    Что ты, милая, - готовая расплакаться и ругая себя за то, что додумалась так её испугать, я поспешила исправить ситуацию, - Ты самое лучшее, что случилось со мной на этой планете. Если бы я только могла - ни на минуту не разлучалась бы с тобой и нашими золотистыми.
     -    Тогда почему?
     -    Я на какое-то время должна буду уехать отсюда, солнышко, - на мои глаза навернулись слёзы и я вынуждена была их смаргивать, чтобы совсем не расплакаться, - И, к сожалению, у меня совсем нет денег или жилья, чтобы мы все вместе могли это сделать. И знакомых никого нет, кто мог бы нам помочь.
     -    А куда же ты поедешь? - Дэль испуганно уставилась на меня, ухватившись за мои руки, словно боясь, что я убегу от неё неизвестно куда и прямо сейчас.
     -    Я ещё не знаю, милая, - видя её испуг, я решила сменить тему и успокоить её немного, - Ничего, мы что-то придумаем и всё будет хорошо. Не волнуйся. Лучше расскажи, где ты научилась так задачки решать. Я вчера всё соревнование так тобой гордилась!
                 Пока девочка с энтузиазмом рассказывала, как Элияр с ней тренировался, чтобы решить все упражнения, которые задавали ему учитель и отец, рассказывая, объясняя, а зачастую и показывая на примерах все детали заданий, я с восторгом наблюдала её энтузиазм в получении новых знаний. Вспоминая себя в её возрасте, я не могла сказать, что пылала подобным усердием. Поэтому действительно радовалась, что не смотря на все сложности, с которыми столкнулся за свой короткий век этот ребёнок, она не утратила жажду знаний и побед. Одновременно с этой успокаивающей радостью, я с ужасом ждала завершения этого дня и наступления вечера, когда мне нужно будет принять окончательное решение. Именно от того, как я отреагирую сегодня, будет зависеть не только отношение Адгара ко мне, как женщине и человеку, но и всё моё будущее на этой планете. Хочу ли я стать, как Янира сказала - той, о ком позаботятся? Согласна ли просто выполнять свою роль? Или мне следует ринуться с головой в неизвестность чужого мира, положиться на удачу и рискнуть сохранить своё достоинство. Уже поняв для себя ответ на мною же заданный вопрос, я с удивительным наслаждением откинулась на покрывало и стала с упоением впитывать в себя всем телом приятное тепло Клэа.
                 Готовя путь отступления, я лежала и обдумывала, что мне следует предпринять. Прежде всего мне нужно озаботиться необходимыми вещами, которые понадобятся на первое время мне или Злате. Оставить драконочку я никак не могла, помня о том, как медленно умирал от тоски оставшийся без своего аура шем, подаренный в своё время первому правителю Шеривы. Из самого важного были пару порций сырого мяса, которое с маниакальной пунктуальностью я ежедневно скармливала своей питомице, помня предупреждение шера о том, насколько оно ей необходимо. Сам Гарх наверняка вернётся к себе на планету, как только останется без своей подопечной. Всё ещё его побаиваясь, я тем не менее видела, с какой заботой о Злате он каждый день с ней занимается, осматривает и заботится. Более того, моя девочка его просто обожала. Она просыпалась, как только он её касался и начинала восторженно хлопать ещё слабыми крылышками, приветствуя странного представителя диковинного народа. Поэтому зла или неприятностей я ему не желала, но и взять с собой не могла, понимая всю абсурдность надежды скрыться с такой компанией.
                 Когда уже стало холодать и с океана подул по-настоящему свежий ветер, мы всей компанией стали собираться домой, посвежевшие и довольные проведённым вместе временем. Проходя мимо калитки, ведущей на наш пляж, я постаралась незаметно пододвинуть камушек, прихваченный с берега специально с этой целью. Вечером, когда я буду здесь проходить, мне важно не открывать дверь, чтобы не оповестить охрану о подозрительном событии. Когда-то Дит упомянул этот способ, когда рассказывал, как они ходят, не привлекая внимания и не поднимая шума, через специальную дверь в нашей ограде, которая сделана так, чтобы замок мог не срабатывать. Я очень надеялась, что и в этом случае схема не подведёт. Поужинав достаточно плотно после активного дня и незаметно упаковав предусмотренное для Златы, я уложила ребёнка в постель и не сдержавшись, крепко-крепко её обняла на прощание.
     -    Мамочка, - зашептала она неожиданно, - Возьми меня с собой. Я обещаю вести себя хорошо, никогда не плакать и быть послушной девочкой. Пожалуйста...
     -    Дэль, милая, - я смотрела в умоляющие меня зелёные глаза, сейчас наполненные слезами, готовыми прорваться бурной лавиной при малейшем моём шорохе, - Куда же я тебя возьму?
     -    Я буду, как и ты. Честно-честно. Только не бросай меня, - её маленькие ручки, ухватившие мои многострадальные ладони, цепко держались за меня, действительно боясь потерять, - Я буду делать всё, что только скажешь, только не бросай меня.
                 Глядя в её такие яркие и такие умоляющие глаза, видя как сильно она за меня цепляется, я поняла для себя очень простую вещь: если бы это была моя родная дочь - никогда бы её не бросила. Сама бы ни ела ни пила, но ребёнок был бы со мной. Понимая, что иду на огромный риск, я согласно кивнула и быстро собрала небольшую сумку, упаковав в неё несколько сменных вещей девочки, заготовленную провизию для драконочки, пожалев, что совсем ничего не взяла из другой еды, и выложив совсем свои личные вещи, кроме одного комплекта сменного белья, которые подготовила взять, засадила внутрь Злату, приказав ей строго-настрого не высовываться и сидеть тихо до тех пор, пока я сама или Дэль её не вытащим, взяла влажную от волнения ладошку ребёнка в свою и, стараясь не оборачиваться назад, чтобы не передумать или случайно не споткнуться в абсолютной темноте, направилась к выходу.
                 Перед нами, не издавая ни единого шороха, но очень помогая найти нужный путь, тихо скользил Мой, сворачивая в правильные стороны, когда тропинка петляла и замирая, если где-то поблизости слышался подозрительный шум. Его золотистая шерсть, лишь изредка поблескивая при движении, тем не менее была единственным проводником по густо засаженному саду и уверенна, именно его помощь стала причиной нашего бесшумного, а потому и успешного достижения подготовленной мной калитки. Опасаясь, что предусмотренная мной лазейка может оказаться закрытой, или кем-то обнаруженной, я аккуратно потянула за ручку, почти уверенная, что сейчас что-то произойдёт. Дэль в моей руке напряженно замерла, а щенок бесшумно скользнул в образовавшуюся щель. Ожидая какого-то шума с той стороны или от резиденции, я некоторое время выждала прежде, чем самой ступить в приоткрытую калитку. Не отпуская Дэль от себя ни на шаг, мы, спустя одно долгое мгновение, оказались на уже знакомом нам пляже, за стенами оплота правительственной власти. Шумно выдохнув державшее меня напряжение, я с ужасом уставилась на океан. Сейчас, в самый пик прилива, глубокой ночью, когда волны вздымались настолько сильно, что напоминали цунами, летящее прямо на тебя, я засомневалась в верности выбранного маршрута. Опасность, исходящая от бурлящей воды, выглядела реальной и необратимой. Стараясь двигаться максимально близко к ограде, мы, спустя бесконечно долгое время, оказались прямо напротив магически защищённого контура, отрезающего мир внутри резиденции от мира снаружи.
     -    Ты сможешь быстренько пролезть, пока я буду держать потоки? - я глянула на Дэль, впервые за весь путь выпуская её ладошку из своей, - Затем я передам сумку, и Вы подождёте, пока я сама смогу пройти.
     -    Хорошо, - испуганные глазки девочки, явно напуганной предстоящим, опустились на Моя, нетерпеливо бегающего вдоль магически защищённого места.
                 Я, аккуратно выполняя все действия, которые вчера так тщательно отрабатывала, а сегодня многократно проигрывала в уме, с восторгом заметила образование вначале небольшого отверстия в ярко сияющем контуре, а спустя какое-то время и достаточно большого проема, чтобы вначале нетерпеливый Мой, затем, аккуратно ступающая Дэль, оказались по ту сторону. Стараясь не сильно уменьшить отверстие, я аккуратно сняла сумку со своего плеча, где мирно посапывала моя хранительница и медленно проталкивая её ногой, передвинула на ту сторону. Когда все, могущие пострадать от защитного плетения оказались вне опасности, я опасливо поднесла вначале палец, ожидая каких-либо болезненных ощущений, но контур остался для моего тела абсолютно неощутим, затем быстренько прошла вся, впервые испытав на себе иммунность к различным магиям.
                 Я стояла по ту сторону и защиты и забора, покинувшая приютившую меня на этой планете резиденцию, испытывая с одной стороны огорчение, что вынуждена так убегать, с другой - предвкушающее нетерпение, ожидая чего-то абсолютно нового и неизвестного. Я глянула на беззаботно бегающего вокруг щенка, испуганно замершую девочку и подняв снова на плечо сумку с нашими скромными пожитками и экзотическим животным, весело поинтересовалась:
     -    И где бы тебе хотелось пожить? - моя улыбка на пол-лица явно немного успокоила Дэниэль, поскольку она, пожав плечиками, выжидательно глянула на меня, - Тогда давай немного порассуждаем: по тебе видно, что ты смешанных кровей. Таких прелестных ушек не встретишь ни у кого из других рас, кроме эльфов, а скрывать их особо не получится. По мне можно сказать только, что я человек. Следовательно в других народах, если женщина окажется с ребёнком - смеском, нас быстро найдут. Таким образом, логично будет затеряться в одном из человеческих городов, но не в Адиве, где нас могут опознать. Есть предложения?
     -    Когда я жила с Церетелием, он много говорил о Неире - человеческом городе-порте, недалеко от материка эльфов. Они часто туда заплывали на лодках, когда выходили в океан. Там, наверное, красиво.
     -    Ладно, решено, - я поудобнее перехватила сумку, свисающую с моего плеча и взяв за ладошку мелкую, направилась в сторону общественного городского телепортера, стоящего на центральной площади, прямо у стены городского здания.

     Глава 9. Жизнь по-новому.

                 Достаточно хорошо ориентируясь в центральных улицах столицы, мы всё тем же строем, что и выбирались из резиденции, оказались прямо напротив нашего следующего этапа пути. Стараясь не привлекать ничьего внимания, мы тихонечко взобрались по ступенькам и, стараясь сбить с пути возможных преследователей, вначале шагнули туда, куда до нашего прихода был настроен прибор, затем ещё раз и ещё, снова и снова оказываясь в новых и новых городах. Однажды, правда, случилась накладка и вместо того, чтобы шагнуть на очередную центральную площадь, мы оказались в чьей-то гостиной, тут же поспешив переместиться в другое место, пока не сработала тревожная сигнализация. Потратив на такие прыжки не менее часа, мы, наконец, решились настроить телепорт на выбранный нами Неир.
                 Площадь города встретила нас тишиной и молчанием глубокой ночи. Наконец-то спустившись по ступенькам вниз, мы с Дэль проверили своих питомцев, беспокоясь, чтобы из-за многочисленных прыжков им не стало плохо, но вроде бы обошлось. Дэниэль признаков нездоровья не проявляла, а вот меня ещё пару городов назад начало слегка подташнивать. Стараясь убраться подальше от самого популярного в городе места, мы направились к берегу, понимая, что легче всего переждать приход суетливого утра именно там. Жара стояла невероятная. Стягивая с девочки надетую ещё дома кофточку, я порадовалась, что не забыла взять для неё лёгкий топ. Сама, тоже страдая от жары и начиная испытывать жажду, сняла ставший уже просто невыносимым джемпер, и оставшись в одной нижней майке, чуть более свободно вдохнула раскалённый жаркой Клэа воздух. Мой, не долго думая, с разбегу кинулся в океан, остужаясь доступным только ему способом и вызывая у нас, оставшихся париться на берегу, глубокое чувство зависти.
                 Уставшие, измученные многочисленными телепортациями, мы нашли более-менее пригодное для лежания место вдали от дороги и, постелив прямо на гальку наши не богатые пожитки, дружно повалились спать. Ночь оказалась тяжелая, а предстоящий день ожидал нелёгкий. Мне за его длительность необходимо будет найти не только работу, но и место, где бы мы могли жить, потому что не взяв с собой абсолютно ничего, кроме того, что поместилось в одну небольшую сумку, это был единственный способ позаботиться о себе и ребёнке.
                 То ли из-за адреналина, выделившегося в кровь пока мы совершали наше бегство, то ли по причине действительно сложной задачи, вставшей передо мной, я лежала без сна на пляже, почёсывая ладошкой голову девочки, с таким доверием отправившейся со мной неизвестно куда, слушала мягкий приятный рокот океана и глядела в ночное небо. Рассматривая незнакомый небосвод, я думала о том, вижу ли сейчас в нём свою Землю? Что там сейчас происходит? Думая о своих действиях, я понимала каким безрассудным и жалким может показаться моё поспешное и не продуманное бегство, но несмотря ни на что, я впервые за всё время своего пребывания на этой планете почувствовала себя свободной, сделавшей действительно правильный выбор.
                 Ночь закончилась неожиданно и очень-очень красиво. Вначале стало просто светлеть. Затем Клэа, ещё минуту назад скрывавшаяся за горизонтом, окрасила кусочек неба, практически напротив нас, в удивительно яркий цвет, заставив меня затаить дыхание и наблюдать, как она по чуть-чуть начала появляться, заставляя всё вокруг засиять абсолютно различными оттенками - от солнечно-оранжевого до лазурно-голубого. Это было невероятно! Такая красота захватывает дыхание и отгоняет все мысли вокруг куда-то далеко. Так же быстро, как она взошла, ночь покинула побережье и мир стал пробуждаться.
                 Опасаясь быть обнаруженной в таком неприглядном виде и вызвать ненужные вопросы, я аккуратно стала стряхивать и собирать наши разложенные вещи. Затем разделила припасённую для Златы еду на несколько порций и одну тут же скормила проснувшейся питомице, за последние пару месяцев подросшей от размера мелкого шатающегося детёныша до вполне ощутимого - дракошечки.
     -    Мы уже уходим? - личико Дэль, только проснувшейся и выглядящей забавно-растрёпанной, вызвало у меня улыбку на лице и отвлекло от созерцания моей золотистой красавицы.
     -    Думаю, вначале нам следует привести себя в порядок. Смотри сколько воды вокруг, - я подмигнула девочке, рассчитывая её развеселить, - Можно и умыться и освежиться.
                 Спустя полчаса мы уже были полностью готовы встретиться с жителями этого прибрежного городка. Но вначале, нам следовало кое о чём договориться:
     -    Милая, - я усадила девочку напротив себя, глядя ей в глаза, - Нам нужно какое-то время пожить в секрете, чтобы никто нас не нашел. Ты понимаешь?
     -    Да, - Дэль смотрела на меня своими большими зелёными глазищами, слушая внимательно мои слова.
     -    Для этого нам нужно придумать имена, которые не вызовут подозрений. Сможешь посмотреть на меня и сказать, реагирует ли идентификация?
     -    Хорошо. Как тебя будет звать?
     -    Может, Наби?
                 Девочка поморщилась, но согласно кивнула, с интересом разглядывая мои зрачки. Думаю, она ожидала увидеть в них реакцию, поскольку имя, мной озвученное, было по всем критериям не то, что прописал Адгар. Но, помня об особенностях реакции, я просто придумала тот вариант, который содержит сокращённую форму от Анабель. Теперь предстояло сложное, выбрать новое имя ей и натренировать быстро и без задержек откликаться, если кто-то станет нас звать.
     -    А меня как ты будешь называть? - её глазки осветились любопытством.
     -    Как тебе Эль?
     -    Эль, - девочка покривилась, проговаривая новое имя, а затем повернулась к Мою и спросила, - А его тоже нужно переназвать?
     -    Не уверенна, что это получится, милая, - я с грустью посмотрела на резвящегося пса, видя в нём самое слабое звено, слишком уж примечательным было его имя.
     -    Мойр?! - закричала она, обращаясь к щенку.
                 Тот навострил ушки, заслышав голос хозяйки и когда она повторила призыв, тут же кинулся к ней, нисколько не среагировав на добавку к собственной кличке.
     -    Ладно, - я потрепала умного пса за ушком и резво поднялась на ноги, - Раз уж все мы готовы, думаю, можем идти.
                 Город встретил нас приветственным гомоном, располагая к знакомству и вызывая приятные эмоции и надежды. Ещё ночью обдумав стратегию поиска работы, я направила всю нашу честную компанию в сторону центральной площади, аккуратно наблюдая всю дорогу, кто бы из местных мог мне помочь подойти именно к тем, кто действительно ищет работников. Опасаясь привлечь излишнее к себе внимание, я постаралась максимально походить на праздно шатающуюся туристку, осматривающую новый для себя город. Заприметив чуть в стороне мужчину, с азартом взбивающего что-то в большом сосуде, я присмотрелась к нему и, увидев довольное выражение лица, рискнула попробовать.
     -    Здравствуйте, - вертя головой вокруг, как делала бы любая посетительница, я постаралась так же мило ему улыбнуться.
     -    И тебе привет, госпожа, - его внимательный взгляд скользнул по ребёнку, смущённо прижавшемуся к моей ноге.
     -    Красиво тут у вас, - я стала рассматривать, чем занят хозяин, заприметив его рабочую одежду и явно не съедобную смесь в прозрачной чаше, взбиваемую аккуратными ловкими движениями опытного мастера.
     -    Да, городок у нас небольшой, но очень приятный, - всё ещё не отвлекаясь от работы, поддержал он мой комплимент, - Вы что-то ищете? Или просто гуляете?
     -    Пока смотрим, - я улыбнулась ему чуть шире, боясь потерять налаженный контакт, - А что у Вас здесь есть интересного? Может подскажете, куда пойти, что дочке показать?
     -    Та интересного много, - он снова вернул всё внимание странному составу в его руках, -  Девочке не всё интересно будет. Магазинов знатных у нас нет. Так, пару лавок с тряпьем. За этим к эльфам или в столицу ходят. У нас в основном, мастера по камню, да придумщики живут. Не думаю, что госпожу они заинтересуют.
     -    Понятно, - я действительно не подумала, что в этом месте может оказаться немного заведений, где женщину в принципе можно нанять на работу, - А женщины Ваши чем занимаются? Ходят куда?
                 Я решила попробовать зайти с другой стороны, может сплетницы, не такие занятые, смогут сказать что-то полезное. Однако в этом вопросе меня ждало явное разочарование.
     -    Какие женщины, милая госпожа? - он обвёл взглядом суетящихся работников, среди которых не наблюдалось особенно дам, - Жена мера с подружками на посиделки ходит через телепортер, а остальных не так много. И уверен, Вам они не покажутся интересными.
                 Я удивлённо взглянула на мужчину, красноречиво глянувшего на ребёнка. Догадавшись, что он говорит об особой категории дам, я сама покраснела, только сейчас сообразив, что при таком соотношении женщин к мужчинам, да ещё и с их позицией по жизни, непременно должны быть особые дома, куда остальные представители сильного пола регулярно заглядывают.
     -    Понятно, - я растерянно глянула на Дэль, всё ещё продолжающую жаться ко мне, словно её пытаются отобрать, - Ничего, милая, мы что-то придумаем. Спасибо!
                 Уже отходя в сторону, разочарованная полученной информацией, я услышала сказанное напоследок явное размышление вслух:
     -    Что можно попробовать у нас посмотреть, кроме порта? Только там иногда и бывает что-нибудь интересное.
                 Движимая этим руководством, я направилась в сторону самой главной достопримечательности этого небольшого жаркого городка. Стараясь сориентироваться, действительно ли здесь у нас ничего не выйдет, чтобы в случае неудачи успеть ещё сегодня найти другой вариант, я в прогулочном темпе пошла прямо к зданию, со стороны напоминающему прибрежный ресторанчик. Именно там сейчас было больше всего людей. Обдуваемая свежим ветерком терраса, была заполнена множеством мужчин и парой женщин, явно наслаждающихся приятным утром. Кто-то уже дожевывал свой завтрак, кто-то только ждал, пока его поднесут. Двое суетящихся мужчин, явно и готовящих и разносящих блюда, порадовали мой взгляд потенциального сотрудника. Не желая упустить возможность, я бегло осмотрела помещение, безошибочно найдя дверь чуть в стороне, откуда выносили новые порции и куда на ходу забрасывали уже пустую посуду. Знаком руки показав Дэль, чтобы она затаилась вместе с Моем, присев недалеко на камне, я аккуратно заглянула за спину в очередной раз входящего мужчины и убедилась, что их действительно всего двое. Стараясь не привлечь ничьего внимания и подождав, когда парень с новой порцией тарелок снова оставит кухню, я аккуратно скользнула внутрь прямо за его спиной, оставшись совершенно не замеченной. Дэль, делая вид, что рассматривает берег, села на указанный мной валун прямо напротив двери так, что могла видеть меня, а я в свою очередь её. Оставлять девочку без присмотра было очень рискованно, но учитывая тот выбор, что у меня был, я решила попробовать.
                 Оказавшись внутри, я осмотрелась, понимая, что нужно как можно быстрее показать свою полезность. Закатав рукава, я взялась за грязную посуду, вытащив из стерилизатора чистую и заставляя внутрь уже использованную. Стопки, сменяя одна другую уже выросли, когда дверь в очередной раз сдвинулась, впустив одного из примеченных мною мужчин. Застопорившись на входе, едва увидев меня, раскладывающую очередную порцию чистой посуды, он громко выругался, едва не уронив всё, что держал в руках.
     -    Кто ты и что ты делаешь?! - его удивление, комично изменившее приятные черты лица, вызвало у меня улыбку.
     -    Помогаю, - я обвела взглядом уже существенно приведённую в порядок кухню, давая очевидный ответ на вопрос, - Грязное - сюда.
                 Я ткнула пальчиком в сторону ещё оставшейся не почищенной посуды, чем вызвала полный ступор у хозяина, послушно двинувшегося выполнять моё указание.
     -    Что там ещё нужно? - я внимательно глянула в лицо растерянно осматривающегося мужчины, боясь дать ему шанс меня прогнать, - В духовке запеклась рыба - я её выключила. Гарнир тоже готов. Овощи я помыла и почистила, но ещё не нарезала, поскольку не знаю, кто что заказывал.
     -    Ты кто?! - наконец поняв, что происходит что-то абсурдное, мужчина из растерянного превратился в грозного и подозрительного.
     -    Я ищу работу, - смущённо глянув на него, тихо пробормотала я, ожидая, что сейчас меня таки отсюда попросят.
                 Не услышав никакой реакции, я подняла взгляд и увидела полную растерянность. На прекрасном, слегка загоревшем лице, забавно округлившись, на меня смотрели огромные удивлённые голубые глаза.
     -    Думаю сейчас самое важное обслужить посетителей, - аккуратно отступая к плите, произнесла я, давая мужчине возможность осознать мой ответ, - Для этого я должна знать, что и сколько им накладывать.
                 Двигаясь словно в прострации, обходя меня по дуге, хозяин ресторанчика сам подошел к уже приготовленному и стал аккуратно распределять еду в подаваемые мной тарелки. Отметив для себя и количество и стиль оформления, а также к каким блюдам, какие овощи он добавлял, я к следующему его приходу уже сама подготовила по паре порций. Он, внимательно всё осмотрев, взял тарелки, ни слова мне не сказав и лишь только, когда его напарник вошел с очередной партией грязного, просто мотнул головой, не давая тому наброситься на меня с выяснениями.
                 Наплыв посетителей закончился лишь пару часов спустя, которые пролетели для меня в напряженной работе и паре попыток выскочить, когда мне показалось, что я не вижу Дэль, но стоило очередному посетителю отойти чуть в сторону и я могла видеть девочку, мирно играющуюся со щенком на том же месте, где я её и оставила.
     -    Итак, кто ты? - вопрос застал меня врасплох, когда я убирала очередной поток грязной посуды, - И что вообще здесь делаешь?
                 Серьёзный голубой взгляд впился в моё лицо в то время, когда сильные пальцы отбирали очередную тарелку, извлечённую из огромного стерилизатора. Передо мной стоял уже не растерянный забавно таращащийся человек, а внимательный владелец ресторана. Я выдохнула задержанный от волнения воздух и с опаской глянула за дверь, где словно по стойке смирно встал второй человек - крепко сложенный блондин с опасно сощуренным взглядом. Понимая, что без ответов меня не выпустят, я снова посмотрела в лицо явно главного здесь шатена, сейчас не казавшегося мне таким безобидным, как когда я только его увидела.
     -    Меня зовут Наби, - глядя ему в глаза, стала рассказывать я, понимая, что оттягивать объяснение дальше не куда, - Мне пришлось очень быстро уйти из того места, где я жила. Взять с собой практически ничего не получилось, поэтому я и ищу работу. Я увидела, что Вам нужна помощь, вот и решила попробовать.
                 На абсолютно бесстрастном лице не отобразилось никаких эмоций. Блондин, словно сговорившись со своим напарником, слегка повёл головой, показывая на Дэль, всё ещё послушно сидящую напротив входа с моей сумкой и щенком.
     -    Кто это? - голос шатена всё ещё цепко следящего за выражением моего лица, требовал дальнейших уточнений.
     -    Моя дочь, - странно, но сейчас мужчины напоминали мне Грида и Дита во время допроса, а не пару приморских официантов.
                 Блондин сделал шаг в сторону, пропуская начальника вперёд. Тот вышел на террасу, где ещё заканчивали свой завтрак пару посетителей и мило улыбнувшись, махнул поднявшей на него свой зеленоглазый взгляд Дэль. Девочка, посмотрев на меня, стоящую по стойке смирно перед двумя подозрительно слаженно действующими мужчинами, немного растерянно глянула на щенка и снова, словно ничегошеньки не происходило, продолжила с ним играть. Моя умничка!
     -    Ладно, - увидев такую картину, вернувшийся ко мне владелец ресторана, решил сменить линию поведения, - Допустим, я тебе поверю и ты действительно та, за кого себя выдаешь. Но у меня нет вакансий. Как ты видишь, заведение маленькое, а нас и так уже двое. Я не могу позволить себе содержать женщину, да ещё и с ребёнком.
                 Не зная, то ли радоваться, то ли огорчаться, я пожала плечами, направляясь в сторону выхода. Это был мой единственный шанс в этом городе. Судя по всему придётся искать другой.
     -    Я не пришла сюда наниматься на содержание женщиной, - меня уже перестало волновать, прогонят меня отсюда или нет, - Думала, Вам нужна помощь на кухне. Я вкусно и интересно готовлю и другой работы никакой не боюсь. Остальное мне не интересно.
                 Уже подойдя к выходу, я остановилась прямо напротив так и не сдвинувшегося с места блондина. Простояв немного и не дождавшись реакции, я снова обернулась в сторону главного в этом заведении мужчины.
     -    Готовишь, говоришь? - он окинул меня внимательным взглядом, словно оценивая вру я, или нет, - Докажи. Если произведёшь на меня впечатление, может и поговорим.
     -    Ладно, - я кивнула встревоженной Дэль, чтобы не волновалась, а сама направилась к огромному столу, оценивая что здесь есть и что можно из этого приготовить, - Это что за тесто?
     -    На хлеб, - его голос, нисколько не выдающий интереса, просто давал ответы.
     -    Можно взять? - я окинула взглядом ингредиенты, из которых вполне может получиться неплохая пицца, в своё время произведшая фурор среди мужчин на кухне в резиденции.
     -    Бери.
                 С любопытством наблюдая за моими действиями, пока я раскатывала пару коржей и накладывала их разными красивенько нарезанными ингредиентами, кусочками разного готового мяса, а затем засыпала густым слоем их вкусного сыра, ни один из мужчин не оставил своей позиции. Один в удобном для наблюдений месте, второй всё так же у двери, ни звуком ни жестом не выдавая своего впечатления. Затратив на весь процесс около получаса, я с предвкушением ждала реакцию на первую пробу. Аромат, плотным кольцом обступивший нас на кухне, уже вырвался в сторону посетителей, заставляя их с интересом посматривать в нашем направлении. Мой, почуяв тоже аппетитный зов, уже ему знакомый, доверчиво завилял хвостом, сегодня ещё совсем не будучи кормленным.
     -    Готово, - я поставила на стол извлечённый из огромной духовки противень и стала аккуратно разрезать ножом подрумянившийся на большом огне, корж.
     -    Вначале сама съешь, - недоверчиво пробормотал голубоглазый, рассматривая моё творчество.
     -    А можно, я покормлю ребёнка? - на меня уставились удивлённые глаза, но спустя секунду я пронаблюдала кивок согласия.
                 Быстренько отрезав девочке кусок побольше, я положила на краю тарелки пару вилок и, пропущенная новоиспечённым охранником, вынесла ей на улицу. Пока я шла к Дэниэль, на меня пораженно таращились сидящие за несколькими столиками посетители, которые заметив, что я принесла девочке, тут же потребовали порцию такого же и себе, решив что это новое предложение ресторана. Хозяин заведения, явно не ожидавший такого поворота событий, посмотрел с каким удовольствием ребёнок взялся за еду, вежливо улыбнулся клиентам и спустя пару минут уже ставил новое блюдо им на дегустацию.
     -    Где ты научилась так готовить? - уже без угрозы в голосе и снова одев роль разумного хозяина забегаловки, поинтересовался мой будущий шеф.
     -    Была возможность, - неопределённо повела плечом я, радуясь, что удалось покормить ребёнка и, похоже, найти работу.
     -    Я много платить тебе не смогу, - слегка прищурившись, стал торговаться он.
     -    Мне нужно где-то жить и что-то есть, - я глянула на девочку, честно поделившую свою порцию еды со щенком, - Остальное на твоё усмотрение. Сочтешь, что я что-то заработала - дашь. Нет - я в обиде не буду.
     -    И светить, что у меня работает женщина - тоже не могу, - он с угрозой придвинулся ко мне, - Иначе потеряю всех посетителей.
     -    Меня это более, чем устраивает, - довольно заулыбалась я, радуясь такому подходу.
     -    И комната у меня свободна только одна, - он с сомнением поднялся из-за стола, жестом показывая, чтобы я за ним следовала, - Не понравится - я уговаривать не буду.
                 Комнатой это назвать было сложно. Скорее чулан с топчаном, там даже вещей, давно не знавших использования, хранилось немало. Тёмное, с одним крошечным окном, помещение производило печальное впечатление. Я, скрепя сердце, кивнула, понимая, что сейчас мне и за это следует быть благодарной. В худшем случае, всегда есть возможность попробовать поискать что-то другое.
     -    Тогда ладно, - хозяин кивнул, всё ещё подозрительно меня рассматривая, - Меня зовут Клэм, а моего напарника - Зэном. Располагайся, Наби, у тебя есть где-то полчаса, прежде, чем нужно будет опять становиться за плиту. Скоро обед.
                 Я снова посмотрела на комнатушку, так сильно отличающуюся от той, в которой я жила последние пару месяцев. Но это не вызвало у меня ни грусти, ни разочарования. Понимая, какую цену мне бы пришлось заплатить за уют, я с улыбкой взялась за работу. Снова сняв кофточку, которая у меня была в единственном экземпляре, я поинтересовалась у Зэна, казавшегося мне более мягким и доступным, где здесь ванная и стиралка. Блондин, посмотрев на меня с интересом, показал в сторону лестницы на второй этаж, а за ней на едва приметную дверь, ведущую в небольшое помещение, явно предназначенное для указанных мной целей. Сразу запихнув внутрь те несколько вещей, что я нашла в чулане и явно предназначенных выполнять функции постельного белья, а также свой уже испачканный джемпер и пару вещей Дэль, я запустила её в работу. В итоге, помыв и вычистив ставшее сейчас намного более приглядным, помещение, я с удовлетворением обвела его взглядом. Дэль, с осторожностью ступившая внутрь, подняла на меня вопросительный взгляд, явно ожидая реакцию.
     -    Как тебе? - я улыбнулась девочке, беспокоясь, что ей будет здесь неуютно, - Думаешь, сможем здесь жить?

                 Пару дней пролетели в тяжелом труде и заботах о девочке. Почти не имея возможности чем-то разжиться, мне приходилось очень аккуратно обращаться с теми вещами, что я с собой взяла, после каждого использования стирать их, а утром, едва лучи Клэа показывались из-за горизонта, вновь одевать на себя. Злата, мирно посапывая, проявляла лишь некоторые признаки беспокойства, практически всегда ощущая меня рядом, а потому и оставаясь не обнаруженной. По ночам, когда уже весь город затихал, а поток наших посетителей истощался, я брала своих мелких и мы дружным скопом отправлялись на побережье прогуляться. Это были единственные наши минуты, проводимые действительно вместе, но мы получали от них истинное удовольствие. Домой мы заваливались уже мёртвые от усталости и вся не обустроенность нашего нового жилища казалась поистине несущественной. Так, стараясь оставаться не замеченной, я довольно сносно начала своё существование вдали от Адгара, а Дэль, на удивление быстро освоившаяся в местном пространстве, даже успела завести себе друга в лице нашего охранника-помощника-блондина. На те несколько часов, что оставались мне для сна, я вырубалась просто, как выключенная. Думать о том, как там кто и что с ними сейчас происходит, мне откровенно было некогда да и сил тоже просто не оставалось.
     -    Тебя стали у меня замечать, - голос Клэма, наблюдающего, как я нарезаю ингредиенты для ставшей набирать популярность, пиццы, заставил меня напряженно замереть.
     -    На кухне? - я помнила о его словах, что он не станет этого терпеть.
     -    Нет, когда ты выходишь вечером прогуляться. Думают, что я завел себе любовницу.
                 Я пожала плечом, абсолютно равнодушная к тому, кто и что обо мне подумает. Главное, что меня сейчас волновало - это наличие крыши над головой и еда на столе.
     -    А ещё, - он немного обошел стол, оказавшись прямо напротив меня, - Клиентам нравится твоя пицца. Её стали заказывать всё чаще, да и посетителей стало побольше.
     -    Я рада, - мне действительно хотелось сохранить эту работу и не думать о том, чем покормить завтра ребёнка или где взять следующую порцию свежего мяса для Златы.
     -    А потому, меня беспокоит несколько вопросов, Наби, - хозяин заведения подчеркнул голосом моё имя, явно давая понять, что раскусил мою уловку.
                 Я подняла вопросительный взгляд, опасаясь, что меня либо рассекретили, либо сейчас это произойдёт. В проницательности собственного босса мне сомневаться не приходилось. Однако, несмотря на серьезное выражение лица, ничего подозрительного в этом мужчине я не увидела.
     -    Ты кого-то убила? - от неожиданности заданного вопроса, я ошарашенно уставилась в голубые глаза смотрящего на меня абсолютно бесстрастного человека, в ужасе ожидая следующих его предположений, - Ограбила? Кому-то много задолжала?
     -    За кого ты меня принимаешь?! - у меня просто не было слов, чтобы высказать своё возмущение, - Неужели я произвожу впечатление подобного человека?
     -    За женщину, которая явилась ко мне в заведение ранним утром со смеском-девочкой на руках, заявляя, что это её дочь, вся в синяках и явно скрывающаяся. Иначе по какой ещё причине ты могла согласиться на работу, да ещё и на таких ничтожных условиях, радуясь возможности оставаться в секрете, - голос Клэма, всё ещё низкий, но приобретший явно угрожающие интонации, подчёркивал, что юлить с ним сейчас не стоит, - В очень дорогой одежде, явно сбежавшая от весьма обеспеченного и властного мужчины, с которым жила.
                 Я стояла, забыв о пицце, испуганно хлопая глазами и напряженно ожидая, когда он придёт к окончательному выводу. Не зная, что сказать или сделать, я перевела загнанный взгляд в сторону комнаты, где всё ещё спала Дэль. Меня накрыло чёткое ощущение необходимости бежать. Босс оказался не так прост и его верные выводы не за горами, а возвращаться в резиденцию я была отнюдь не настроена.
     -    Не паникуй, - его крепкая рука легла мне на запястье, возвращая к реальности, - Мне просто важно знать, преступница ли ты в розыске, или просто женщина в беде, как бы парадоксально это ни звучало.
     -    Я никаких законов не нарушала, - мои глаза испуганно выискивали на его лице любые признаки того, что он намеревается дальше делать.
     -    Ладно, - Клэм отпустил мою руку и кивком головы указал обратно на стол, где всё ещё лежали разложенные равными порциями ингредиенты для нескольких пицц, - Оставим это пока. Но если ты меня обманула - тебе же будет хуже. Поверь мне.
                 Кивком головы я показала, что его поняла, а сама вернулась к выполнению своей работы. Задумавшись о том, что следует сейчас предпринять - ринуться на поиски нового места, или наоборот, затаиться здесь, пока меня никто не гонит, да и с вопросами больше, похоже, какое-то время донимать не станут. Решив понаблюдать за странным владельцем ресторана повнимательнее, я чуть расслабилась, снова вернув всё внимание тесту в моих руках.
     -    Зэн, покажи ещё раз, как это делается, - звонкий голос Дэль, доносящейся с террасы, заставил меня отвлечься от уборки грязной посуды и выглянуть наружу, благо лёгкое затишье между посетителями это позволяло.
     -    Смотри, - голос блондина, сидящего за одним из столиков в стороне, обращённый к внимательно что-то рассматривающей в его руках девочке, был поистине исполнен терпения и готовности обучать, - Вот это сюда, а это должно потом здесь фиксировать, поэтому ставим вот так, а когда здесь пододвигаем, он щёлкает. Слышишь? Значит всё правильно.
                 Мой ребёнок, восторженно кивая, с увлечением рассматривал маленький приборчик, забавно зашумевший в крепкой мужской ладони.
     -    И что это такое? - я с удивлением рассматривала какой-то мелкий блин на ножках, забавно прищёлкивающих, создавая общий смешной шум.
                 И Дэль и Зэн одновременно уставились на меня, словно я спросила о чём-то, что явно должно быть мне известно. Понимая, что попала в очередной просак, я сделала умное лицо и вопросительно приподняв бровь, глянула на девочку. Та, быстро сообразив, что ей следует делать и как отреагировать, с делано недовольным видом отрапортовала:
     -    Это самая популярная модель уборщика для помещений, - её забавная мордашка сморщилась от удовольствия, когда она пальчиком ткнула в шевелящиеся лапки, - Автоочиститель, модель А-31.
     -    Умница.
                 Я, довольная, что не попалась на очередном не знании бытовых вопросов Адивинеры, развернулась в сторону блондина, вытаращено глядящего прямо мне в лицо, явно соображая, что здесь только что было и как следует на это реагировать. Сделав абсолютно милое выражение лица, я заговорщицки ему подмигнула, как бы вовлекая его в наш обычный процесс обучения.
     -    Эль говорит, что раньше она ходила в общественную школу, - всё ещё продолжая меня внимательно рассматривать, но уже немного успокоившись, поинтересовался он, - Может имеет смысл зарегистрировать её в новом классе? Я бы мог её забирать, пока ты занята.
     -    А здесь есть школа? - я с удивлением взглянула на мужчину, поднявшего самый больной для меня вопрос, поскольку именно эта тема тяжелым камнем лежала на моей совести.
     -    Нет, - он снова удивлённо помотал головой, - Есть в Адиве и Анэри.
                 Я слегка поджала губы, услышав про столицу. Туда нам возвращаться точно было нельзя. А вот второе название показалось мне знакомым. Если я не ошибаюсь, столица народа эльфов.
     -    Думаешь, ей будет нормально в эльфийской школе? - я перевела обеспокоенный взгляд на навострившего свои прелестные ушки, ребёнка.
     -    Значит это правда, что ты сбежала из столицы? - его хитрый взгляд скользнул по мне и остановился на замершей неподвижно девочке, испуганно таращащей на него свои зелёные глаза, - Не переживайте. Это очевидно.
     -    Почему очевидно? - я с сомнением глянула на мужчину, уже второго за сегодня, поднявшего эту неприятную и опасную тему.
     -    Ты одета дорого, твоя дочь тоже, - он обвёл рукой наш вид, - При этом скрылись явно в спешке, вообще с собой ничего не взяв.
     -    И что? - я удивлённо повела плечом, - Мы могли сбежать абсолютно из любого места.
     -    Ты - человек, - в этот миг я опустила глаза, чтобы они не среагировали на явно некорректную информацию, - Твоя дочь имеет заметное эльфийское происхождение, прости, мелкая. Хотя, я бы и другие корни заподозрил, но это уж совсем нереально.
     -    И что? Мало ли кто её отец вообще.
     -    В том то и дело, - продолжил он свою логическую цепочку, заставляя меня напряженно выискивать, в чём же мы допустили промах, - Получить разрешение на рождение смеска - очень большое дело. Таких вообще невероятно мало. Значит, её отец либо нереально богат, либо очень близок к Правителю. А это Адива. Плюс - твой выбор города. О ней ты даже не подумала, чтобы отправить ребёнка учиться туда. Значит, именно оттуда и сбежала.
                 Я снова скривилась, услышав абсолютно не соответствующую истине версию, но приведшую к такому точному выводу. Тем не менее, не желая подтвердить или опровергнуть его анализ, я задумчиво рассматривала собеседника. Выражение его лица никоим образом не показывало какой-либо особой заинтересованности в дальнейшем выяснении вопроса. Он больше походил на человека, просто сделавшего определённые выводы, нисколько не стремящегося использовать их дальше, мне во вред. Немного расслабившись, я решила воспользоваться его вниманием к девочке и сразу кое-что прояснить.
     -    Если для Вас проблема - укрывать у себя женщину с ребёнком, мы сегодня же можем уйти, - я приобняла испуганно взглянувшую на Зэна Дэль, но твёрдо выдержала внимательный взгляд мужчины, явно исследующего моё лицо, выясняя серьезность моих намерений.
     -    Если то, что ты сказала Клэму правда и ты никаких законов не нарушала, то уходить тебе абсолютно незачем. Сейчас Вы нам не в тягость.
     -    Ладно. Раз уж ты заговорил о школе, может ты в курсе, что мне нужно, чтобы оформить её туда? - я перевела ставший значительно более спокойным взгляд на своего невольного советчика, - И сколько это будет стоить?
                 Произнося последнее, я сама не поняла как, покраснела. Обучать ребёнка однозначно нужно, тем более, что в случае с Дэниэль, которая настолько живо интересуется точными науками, будет преступлением не сделать этого, но вот только к деньгам своим я точно прикоснуться не могла. Да и не знала я, есть ли на моём счёте хоть какая-то сумма и как её оттуда брать. Не делала я этого ни разу. До этого момента все финансовые и организационные вопросы всегда решал Адгар, даже не ставя меня в известность, что и как делается. Вот сейчас я и оказалась, словно рыба, выброшенная на берег, лишенная не только какого-либо имущества, но и элементарных знаний о быте этого мира, сама удивляясь собственной беспомощности.
     -    Да ничего особенного не нужно, - он отчего-то смущённо на меня глянул, а затем продолжил, - Просто кто-то из её родителей должен прийти и зарегистрировать в классе. Это дело пяти минут. Затем получит её программу и просто приведёт потом на занятия.
     -    Понятно, - я снова подняла взгляд на мужчину, боясь опять попасть впросак, - А ей информер для занятий понадобится? Мы свои тоже не взяли.
     -    Информер? - Зэн снова прищурился на меня, с загадочной улыбкой изучая, - Думаю, это решаемо. Сможете пользоваться моим или Клэма. Ребёнку в любом случае нужно учиться.
     -    Ладно, - я была полностью согласна с этим решением, теперь только оставалось договориться с начальником, чтобы он меня отпустил оформить Дэль.

                 Мы вышли в городе-саду. Такая пышная растительность, характерная именно этому месту, была возможна только лишь на этом материке, расположенном в самой благоприятной для роста растений точке планеты, где влажность, усиленная теплом, создала просто удивительный климат. Помимо прекрасных деревьев, нас окружало самое большое разнообразие цветущих, просто ослепляя многообразием представленных оттенков и форм. Дэль, оказавшаяся здесь снова после того, как прожила почти три предыдущих месяца со мной, с восторгом касалась различных растений, щебеча мне рассказы о том, что это и как их используют. Я, довольная возможностью побыть снова всем вместе, а также оказавшимся внеплановым отдыхом, заглянула в сумку к Злате, подозрительно зашевелившейся внутри. Наша золотистая девочка, словно почуяв что-то особенное в окружающем климате, самым удивительным образом стала с причиханием шумно вдыхать и выдыхать удивительно пахнущий воздух, а затем и вовсе высунула свою мелкую головку наружу, забавно осматривая причудливую природу в оба своих глазика. Вокруг нас летали различные яркие птицы, разнося по воздуху множество самых красивых мелодий. Создавалось такое впечатление, что этот город-цветок не столица народа, а его отдалённая и совершенно дикая часть, так благоухал, цвёл и пел он.
     -    Думаю, Злате здесь нравится, - Дэль, в очередной раз подскочившая к сумке, чтобы посмотреть на странное поведение нашей питомицы, неожиданно замерла, глядя вперед.
     -    Что случилось? - я перевела взгляд в том направлении, куда смотрела девочка, одновременно пряча норовящую всё время вылезти наружу, мелкую драконицу.
     -    Мне показалось, я увидела каких-то людей, - прошептала девочка, напряженно вглядываясь в том направлении, куда мы держали путь.
     -    Ты уверенна, что там никого быть не должно? - я показала всем знак остановиться, - Может там уже есть новый хозяин? Церетелий ведь мог уже его кому-то продать....
     -    Нет, - Дэль уверенно мотнула рассыпавшимися кудряшками, упрямо поджав губки, - Это не его дом, а Совета магов. Он не может его продать.
     -    Ладно, - я аккуратно стала продвигаться в том направлении, куда указала Дэниэль, всё ещё размышляя о том, странно ли здесь встретить людей? - Останетесь здесь, я сама посмотрю.
                 Оставив сумку с норовящей выскочить из неё Златой прямо возле напряженно застывшей Дэль, я стала медленно и, по возможности, тихо пробираться в сторону стоящего в отдалении домика. Идея вначале прогуляться по городу, принадлежала девочке, с восторгом воспринявшей возможность снова вернуться на обучение в этот такой родной для неё уголок планеты. Она сразу же с азартом ринулась мне рассказывать о самых интересных местах, а затем и потянула их показывать, совершенно проигнорировав тот простой факт, что отпустили нас не на долго и то после обещания вернуться до обеденного часа пик. Решив потратить на это путешествие не больше часа, мы двинулись в том направлении, которое больше всего любила наша экскурсовод. Это оказалась полу-заброшенная пристань на достаточно широкой реке, на этом своём отрезке делающей небольшую петлю, а затем впадающей в основной океан. Именно в этом месте несколько лет провела девочка, живя вместе с Церетелием в обособленном домике подальше от остальных, где он, собственно, и проводил все свои эксперименты с деторождением. С тех пор, как стало очевидно, что эти попытки себя не оправдали и эксперимент свернули, девочку отправили учиться в школу магии, а сам незадачливый экспериментатор отбыл к себе домой, место же это оставалось полностью законсервированным до следующей в нём необходимости. Поскольку пользоваться этим участком речки никому другому не было большого смысла, она в основном оставалась источником воды для буйного многообразия жизни в этом месте. Наличие здесь путников не было преступлением, но доверяя реакции полуэльфа-полуорка, способного видеть и в ночи, я всё же решила проверить, что её так смутило.
     -    Дринаарх, ты уверен, что лодка придёт вовремя? - голос, донесшийся до меня, как только я подошла чуть ближе, заставил насторожиться и меня, - Мы сидим в этом лесу уже второй день.
     -    Замолчи и жди, - резкий ответ, раздавшийся в подозрительной близости от меня, заставил меня просто замереть, затаив дыхание, - Сказано - несколько дней, значит столько и понадобится.
     -    Да я не против, - услышала я всё то же ворчание, - Просто уж очень хочется поскорее отсюда сбежать. Мне зять сказал, что к ним приходили, расспрашивали где я и что со мной. Почему не заплатил в последний раз. Злой был, как орк на неудавшихся переговорах. Волнуюсь я.
     -    Всё будет в порядке, - голоса стали немного удаляться, позволив мне чуть отступить назад, - Через пару дней вылетим. В Неире уже над этим работают.
                 Стараясь не произвести вообще никакого лишнего шума, я очень-очень медленно отступала назад. Уже оказавшись на виду у своей компании, я замахала обеими руками знаки, чтобы они быстренько шли назад. Дэль, поняв мои движения, попыталась поднять сумку, груженую Златой и парой вещей для прикрытия, запуталась в ней то ли от испуга, то ли так пыталась спешить, что с громким треском повалилась, лишь в последнюю секунду успев удивленно охнуть. Я, не долго думая, уже изо всех сил бросилась к ней, подхватывая на руки вместе с придавленной драконочкой, тоже запищавшей внутри и, не разбирая дороги, стала мчаться вперёд прямо за Моем, бегущим перед нами. Позади послышался вначале громкий хруст и только после этого стали доноситься какие-то голоса. Нас явно преследовали. Боясь оказаться заловленной в этой глуши, где редко можно встретить кого-то из жителей, я на самых высоких скоростях, на какие только была способна, неслась вперёд. Звуки погони вначале приблизились, а затем стали раздаваться совсем рядом. Я за несколько секунд бега практически затылком почувствовала движение за своей спиной и резко отскочила в сторону, пропуская нападающего на нас мужчину вперёд. Понимая, что сбежать мы не сможем, я развернулась, опустив девочку на землю, одновременно приказывая Мою прыгнуть к нам. В тот же миг, как пёс оказался у меня на руках, Дэль рядом, а Злата в сумке под мышкой, я приказала дочери:
     -    Круг!
     -    Ай-й!, Ох! Эйу! - стало доноситься до нас в ту же секунду, как мой талантливый ребёнок выполнил мою команду.
                 Я обернулась в сторону преследователей, заметив удивительную картину. По всей видимости контур, который с перепугу очень качественно создала Дэль, настолько мощно сработал, что откинул кого куда. Некоторые из мужчин оказались подброшенными не только назад, но и вверх, далеко на деревья. Кто-то даже застрял в буйной растительности. Я, довольная достигнутым результатом, одобрительно погладила девочку по голове, понимая, что её уникальные способности стали сейчас для нас настоящим спасением.
                 Держа в руках наших обоих питомцев, чтобы на них случайно не среагировали силы малышки, мы стали медленно, всё ещё удерживая силовой контур, продвигаться вперёд, к центру города. Картина выглядела бы очень комично, если бы не опасность сложившейся ситуации: я с пищащей под моим локтем сумкой, болтающийся в другой моей руке, золотистый щенок, и девочка, испуганно жмущаяся к моей ноге, практически в обнимку с ней идущая. Понимая, что преследователи будут двигаться за нами лишь до определённой черты, я старалась аккуратно направлять Дэль, чтобы она, продолжая вливать силу в свою магию, не споткнулась и ненароком не прекратила нас спасать. Раньше в школе магии, у Дэниэль был урок по передвижению с сохранением движения сил, но никогда раньше ей не приходилось делать это для силового защитного круга и настолько долго. Я, постоянно контролируя движения потоков со всех своих скромных возможностей, старалась её поддержать и защитить. Как потом оказалось, при такой скорости и расстановке нашего передвижения, потребовался почти час, чтобы преодолеть то небольшое расстояние, которое при обычных обстоятельствах занимало минут десять прогулочного пути. Ожидаемо, наши преследователи, грозно зыркнув на нас напоследок и поугрожав отыскать, постепенно растаяли в чаще, скрываясь обратно в лесу. Задыхаясь, с трудом веря, что нам действительно удалось уйти из этой переделки, мы все вместе, наплевав на план зарегистрироваться в местной школе, отправились к телепорту, а затем, воспользовавшись уже привычным приемом, направились вначале в один, затем другой, затем третий город и лишь спустя пять прыжков, когда пару раз побывали в тех же городах, из которых только что прыгнули и пары раз моей тошноты, отправились в наш новый дом.
                 Ввалившись обратно в показавшуюся такой родной и уютной, комнату, мы с Дэль рассадили наших питомцев, внимательно их осмотрев и только после этого стали ошарашенно рассматривать друг друга. Пятилетняя девочка, которая только и знала, что пару месяцев тренировок, сегодня спасла наши жизни. Понимая, как сильно я ошиблась, забросив её занятия, я решила во что бы то ни стало придумать план, при котором этого больше не случится. Этому умному и поистине талантливому ребёнку ни в коем случае нельзя упускать свой шанс. Как минимум не из-за меня.
                 Наконец-то выдохнув всю напряженность прошедшего утра, я поняла насколько сильно подорвала бегом и последующими прыжками своё такое неустоявшееся здоровье. Снова испытав тянущую боль в животе, по всей видимости из-за недавней нагрузки, а также полный бунт собственного желудка, я с ужасом осознала, что выстоять у плиты несколько часов для меня будет полным кошмаром. А час, когда наши посетители станут приходить на обед, неумолимо приближался.
     -    Милая, я сейчас пойду приготовлю Вам что-нибудь перекусить и поставлю рядом, - укладывая девочку в нашу мини-постель и заботливо поправляя её кучерявые локоны, сообщила я, стараясь не кривиться от боли и не сильно пригибаться к земле, - А Вы сегодня ни в коем случае никуда не выходите. Хорошо?
     -    Да, - явно уставшая, Дэль не подала ни единого признака огорчения данным ограничением и было очень похоже, что как только за мной закроется дверь, она мирно уснёт.
     -    Вот и ладненько, а потом покушаешь, когда захочешь, - я аккуратно вышла, стараясь не шуметь и не привлекать к себе особого внимания.
                 С большим трудом добравшись до стола на кухне, где я обычно раскатывала тесто и нарезала ингредиенты будущей пиццы, подготавливая всё заранее, я медленно опустилась на пол, ощущая резкие толчки пронзительной боли, охватывающие меня при малейшей попытке пошевелиться. Мда, только очередного приступа адаптации организма мне не хватало! А ведь Вил меня предупреждал, чтобы не перенапрягалась!
     -    Что с тобой? - голос Клэма, раздавшийся над моей головой настолько неожиданно, что я с перепугу дёрнулась на месте, словно пойманный с поличным вор, вызвал у меня очередной приступ нестерпимой боли.
     -    Что-то я плохо себя чувствую, - я глянула в его голубые глаза, ожидая увидеть раздражение или удивление, поскольку коренные адивинерцы очень редко страдают приступами недомогания, но вместо этого он обеспокоено присел рядом со мной, внимательно всматриваясь в моё мученическое выражение лица.
     -    Что случилось? - его прохладная ладонь коснулась моего лба, поправляя взмокшие локоны.
     -    Мы не очень удачно сходили с Эль зарегистрироваться в школу, - стараясь говорить как можно медленнее, чтобы не напрягать чуть расслабившееся тело, стала объяснять я.
     -    Так, - Клэм поднялся, налил бокал воды и снова присел рядом, помогая мне попить, - И почему ты в таком состоянии?
     -    Пообещай сгоряча ничего не делать, - я понимала, что нужно как-то предупредить Грида о местопребывании Дринаарха, о котором я действительно волей случая узнала, но очень боялась засветить своё убежище, ведь сбежать отсюда в таком состоянии я точно не смогу.
     -    Ладно, - чуть подумав, согласился мой босс и хозяин этого ресторана, - Вы пошли в Анэри. И что произошло там?
     -    Эль захотела прогуляться, - мой голос задрожал, когда я стала рассказывать события сегодняшнего утра, саму меня удивив собственной реакцией, ведь боль не была единственной причиной, заставившей мои глаза увлажниться, - Мы оказались в заброшенной части города, где очень красиво, но почти не бывает жителей. Она заприметила там какую-то подозрительную группу людей, которые увидев нас, стали преследовать и мы еле убежали. Мне пришлось тащить её на руках, а она уже такая тяжелая. Теперь у меня всё болит и я думаю, что надорвалась.
     -    Дура! - выругался, резко подскакивая Клэм, судорожно дёрнув сжимавший его горло воротник, словно ему не хватало воздуха, а затем быстро выбежал наружу, оставив меня в полном недоумении сидеть на полу в углу кухни.
     -    Говори! - едва я успела перевести дыхание после странной реакции босса, над моим скукоженым телом склонилась новая, уже блондинистая шевелюра, - Что случилось? Куда побежал наш шеф?
     -    Не знаю, - я уже просто стонала, не понимая что происходит вокруг меня, - Я ему рассказывала, что с нами произошло в Анэри, когда он обозвал меня дурой и куда-то умчался.
     -    Ну?!
     -    Мы встретили афериста с его компанией скрывающихся от властей должников, которые укрывались в месте, куда мы случайно заглянули, и стали за нами гнаться, когда поняли, что мы слышали их разговор и знаем их укрытие. Мы еле-еле от них сбежали. Я тащила Дэль на руках и, похоже, надорвалась.
     -    Что ты слышала? - еле сдерживая раздражение, стал выпытывать Зэн, проигнорировав мою оговорку с именем дочери.
     -    Дринаарха спросили, сколько им ещё сидеть в той глуши и когда они смогут вылететь, - видя странный интерес, загоревшийся в карих глазах блондина, я даже не осознала, как стала выкладывать всё в подробностях, периодически останавливаясь, чтобы перевести дыхание в приступах чуть притихшей, пока я сижу неподвижно на полу, боли, - Какой-то гном жаловался, что у его семьи интересовались, где он находится и почему перестал выплачивать долг. Тот ответил, что в Неире уже всё готовят к их вылету и через пару дней они сбегут.
     -    Женщина, ты хоть понимаешь, кого ты обнаружила?! - его шокированное выражение лица сменилось сомнением, когда он снова глянул на меня, скрюкоженную на полу, - Ты уверенна, что ничего не придумала, или может показалось?
     -    Уверенна, - я зло глянула на нависающего надо мной крепкого мужчину, явно обладающего слишком большим количеством конфиденциальной информации, - Только вот ты откуда знаешь, кто они?!

     Глава 10. На грани.

                 Проигнорировав полностью мой вопрос, словно я его и не задавала, Зэн нервно прошёлся из одного угла кухни, где в попытке не шевелиться затаилась я, до другого, остановившись почти наравне с дверью, ведущей на террасу, где, как всегда, находилось несколько посетителей, то ли заканчивавших поздний завтрак, то ли начинавших ранний обед остатками приготовленной мной ранее пиццы. Затем так же нервно и задумчиво вернулся обратно. Постояв немного надо мной, словно обдумывая какой-то сложный вопрос или принимая нелёгкое решение, снова склонился ко мне и, внимательно осмотрев моё сжавшееся на полу в уголочке тело,  медленно присел напротив.
     -    Наби, давай так, - его слегка прищуренный взгляд, внимательно всматривающийся в моё болезненно-бледное лицо, не позволял мне отвести глаза даже на миг, - Я задам тебе пару вопросов, на которые ты дашь мне абсолютно честные ответы. Я, со своей стороны, обещаю сделать всё возможное, чтобы тебе не навредить и не выдать твоего местопребывания никому, насколько это только будет возможно в сложившихся обстоятельствах.
                 Я нехотя кивнула, продолжая подозрительно на него пялиться и опасаясь дальнейших его выводов. Понимая, что после подобного вступления, обязательно последует что-то для меня неприятное, я ещё больше напряглась, изо всех сил стараясь игнорировать неотступно пронизывающую мой живот боль, чтобы не пропустить опасных для меня вопросов.
     -    Ты и до встречи с этими преступниками, знала об их существовании? - практически утверждая, а не спрашивая, уточнил у меня Зэн.
                 Я снова неохотно кивнула, переживая и обдумывая, до какой степени откровенности я способна буду дойти в разговоре с этим ещё совсем недавно таким заботливым и внимательным по отношению и ко мне и к Дэль человеком, а сейчас таким подозрительно проницательным. Всё ещё до конца не понимая, почему этот мужчина задаёт все эти вопросы и каким образом вообще причастен ко всей этой истории, я не моргая смотрела в его пристально всматривающиеся в меня глаза.
     -    Они знают, что ты услышала их разговор и можешь выдать их планы? - я снова нехотя склонила голову, вспоминая слова Дринаарха, говорившего о сообщниках, готовящих их отбытие с планеты именно в Неире, и подозревая в происходящем сейчас допросе неладное.
     -    А теперь подумай предельно внимательно, - он склонился ко мне практически вплотную, высматривая малейшее движение мимики на моём лице, словно боясь упустить даже самое мимолётное сомнение в моём ответе, болезненно напомнив мне манеру Адгара делать точно так же, - Они смогут тебя отследить?
     -    Не думаю, Зэн, - спустя некоторое время размышления ответила я, снова прокрутив в уме события этого утра и наш неимоверный побег в частности, - Мы несколько раз шагнули в разные города прежде, чем вернулись сюда. В Неире же о нас почти никто не знает. Вряд ли они догадаются здесь искать.
     -    Ты недооцениваешь внимательность жителей маленького городка, Наби, - несколько отстранившись и явно расслабившись, но всё же с сомнением, покачал блондинистой шевелюрой он, - Но, будем надеяться, что вместо того, чтобы ринуться на твои поиски, они все силы направят на изменение своего плана побега, поскольку любой другой женщине, кроме тебя, и в голову бы не пришло утаить подобные сведения от властей. Они же не в курсе, что ты и сама скрываешься. А теперь главный вопрос, таинственная наша... Кому из Адивы мы можем рассказать о том, что ты увидела и узнала? Гридару или Дитиру?
                 Я испуганно моргнула, неожиданно услышав такие знакомые имена, снова почувствовав как паника подступает к моей груди, а на глаза помимо воли наворачиваются слёзы досады, которые я с усилием всё же загнала обратно. Понимая, что мой собеседник внимательно за мой наблюдает и не применёт заметить каждую мою реакцию, я постаралась сосредоточиться, мгновенно взяла себя в руки и тщательно обдумала сложившуюся ситуацию. В Адиве я ничего и никому не обещала, никому ничего не должна и обязанной себя не считаю. Сбежала я больше для себя, чем от Адгара, чтобы освободить свою жизнь от отвлекающих меня и пытающихся повлиять на принимаемые мной решения личностей, именно поэтому сделала это тайно, стараясь избежать попыток меня отговорить или давления мне на совесть, да и сейчас, собственно, раскрывать своё местопребывание мне бы не хотелось. Рано ещё. Но, даже если это и произойдёт, что мне грозит? Я не пленница, не узница, и жить в кем-то выбранном для меня месте не обязана, тем более с тем, кто просто считает своим долгом быть рядом со мной, в то время, как испытывает серьёзные чувства к совершенно другой женщине. А тягаться с ней в попытке завоевать его внимание глупо и безнадёжно, учитывая все те тысячи лет, что он верно хранит её в своём сердце, да и нет у меня ни малейшего желания этим заниматься. Следовательно, насильно меня отсюда увести никто не сможет, а сама я ещё ни в чём не определилась, поскольку и обдумать-то свою ситуацию пока что толком не могла. Скрыть же сейчас известные мне сведения, будет почти тем же, что стать непосредственным сообщником этого Дринаарха, который не задумываясь установил смертельно опасную ловушку лишь только затем, чтобы выиграть себе немного времени, точно зная и определённо рассчитывая, что в неё угодят и, поэтому, Зэн прав - упускать шанс словить такого опасного преступника, просто непозволительно. Решаясь, я нервно закусила губу, готовясь назвать единственно возможное в сложившихся обстоятельствах имя:
     -    Дитиру.
     -    Понятно, - как-то расстроено, к моему огромному удивлению, прошептал мой невольный компаньон, даже не подозревающий на самом деле, насколько серьёзную уступку я сейчас делала.
                 Разочарование, на секунду мелькнувшее и тут же ушедшее с лица Зэна, заставило меня снова напрячься, заподозрив, что выводы мой собеседник сделал не самые верные, как минимум я так решила, и если бы не резкая боль, в очередной раз скрутившая моё тело и вынудившая сосредоточиться только на том, как сдержаться, чтобы не застонать и сделать свой следующий вдох, такой сильной она оказалась, я бы непременно выяснила у него, что снова я сказала не так. Испытывая практически не контролируемое желание свернуться в самый плотный и маленький комочек, только бы унять эту тянущую, как мне ощущалось, каждое нервное окончание в моём теле, боль, я в панике уставилась на присевшего возле меня мужчину. С одной стороны боясь пошевелиться, с другой страстно желая оказаться в месте, где больше воздуха и меньше жара, я постаралась думать о том мгновении, когда моё тело расслабится и не будет так мучить меня, а лёгкие не будут сопротивляться моей попытке наполнить их новым глотком воздуха. Отсчитывая удары сердца, что отделяют меня от нормального самочувствия, я затаив дыхание ожидала, когда смогу до него дотерпеть. Секунды казались часами, заставляя меня усомниться, такой же ли была боль, которую я терпела в прошлый раз, или меня настигло нечто новое, дополнив уже известный мне список страданий. Время, словно нажав на паузу, неумолимо застопорилось, удерживая меня в плену боли и оцепенения, а Зэн, всё ещё продолжая внимательно рассматривать мою напряженно застывшую фигуру, неподвижно сидеть прямо напротив.
                 В одно мгновение всё изменилось. Снова удивив меня своей сообразительностью и, определённо, заботой, словно догадавшись, что мне сейчас больше всего необходимо, мой невольный компаньон аккуратно приподнял меня на руки и понёс из удушающей жары кухни, где всё это время готовилась какая-то еда на обед, направившись в сторону второй двери, ведущей в ограждённый ото всех внутренний дворик, находящийся слегка в стороне от основной террасы и скрытый от остальных искусно выращенной изгородью. Мне лично им пользоваться пока ещё не доводилось, а вот Дэль частенько здесь играла за последние несколько дней, позволяя мне спокойно заниматься готовкой, зная, что с ней всё будет в порядке и никто ей не навредит. Там, аккуратно уложив меня на достаточно комфортную кушетку, Зэн обеспечил мне доступ к такому необходимому сейчас свежему воздуху. Оказавшись на улице, я буквально сразу же почувствовала, как боль начинает медленно отходить, а моё покрывшееся мелкой испариной тело, возвращаться к жизни.
     -    Наби, - обеспокоенный голос напряженно замершего напротив меня мужчины, заставил снова сконцентрировать на нём своё внимание, - Ты кому-нибудь успела сказать о том, что Вы видели с Эль в Анэри?
     -    Только Клэму, и то совсем немного, - я опять напряглась, вспоминая странную реакцию своего босса и не менее подозрительную осведомлённость в абсолютно секретном вопросе, - Только я не уверенна, что он обратил на это внимание. Как-то уж очень быстро он ушёл.
     -    Ещё кому-нибудь? Может, кто-то видел Вас убегающими и Вы сказали? Может быть, уже здесь, когда шли от телепортера домой? - его настойчивые расспросы снова пробудили во мне беспокойство, заставив задуматься, а почему, собственно, его это так интересует.
                 Я растерянно глянула в сторону прикрытой двери, за которой располагалась кухня, а чуть дальше за ней - спасительные первые посетители нашего пользующегося всё большей популярностью нового обеденного предложения. Хотя мне и думать не хотелось о том, что этот всегда такой внимательный и дружелюбный человек, способен причинить мне или Дэль какой-либо вред, я всё равно обеспокоено заёрзала. Думая о том, что совсем рядом осталась мирно отдыхать Дэниэль со всем нашим зверинцем, также оставленным мной в полном убеждении, что здесь нам никто не станет угрожать, я поняла, какую ошибку допустила, полностью доверившись двум незнакомцам. Они прекрасно знали, что о моём пребывании здесь я никому не говорила, что в случае моего исчезновения, абсолютно никто их не заподозрит, а сейчас я сама признала, что тайна пребывания опасных преступников находится только у нас с Дэль в руках. Я в панике уставилась на своего, ещё секунду назад казавшегося таким внимательным и заботливым, собеседника. Совсем другими глазами осмотрев уединённый дворик, выходящий прямо к океану, не просматриваемый ни с одной стороны из-за густо высаженных растений, надёжно скрывающих нас ото всех вокруг, я напряженно сосредоточилась, задумавшись, что смогу противопоставить ему в случае опасности. И вот теперь, обеспокоенная этими подозрениями, стараясь игнорировать снова пронизывающую мой живот боль, я собиралась с самыми остатками своих сил, чтобы в случае первых же признаков опасности, ринуться в дом на защиту своих мелких.
     -    Думаю, тебе следует немного отдохнуть, - словно догадавшись о том, что пришло мне на ум, Зэн медленно, будто боялся меня вспугнуть, отступил от меня на шаг, разворачиваясь в направлении выхода, явно раздосадованный моими подозрениями, - Я не стану тебе мешать, Наби. Пойду поищу, куда делся наш шеф и займусь подготовкой к обеду. Думаю, ты сегодня не сможешь нам помогать.
                 Подозрительно глядя в удаляющуюся мощную спину, перекатывающуюся горой тренированных мышц, я снова подумала о том, что не понимаю, что такие ребята делают в этом захолустье вдали от цивилизации. Стараясь не думать о том, кем они могут оказаться на самом деле, представителями преступного мира или, наоборот, органов правопорядка, я решила воспользоваться данным мне здравым советом и отдохнуть, постаравшись расслабиться и сосредоточить своё внимание на приятном океанском ветерке, освежающе обдувающем моё напряжённое тело, ласкающих кожу тёплых лучах Клэа, не обжигающих, несмотря на полуденное время, на доносящихся из-за растущих здесь деревьев, звуках недалекого порта и шуме океане, и мне действительно удалось постепенно успокоиться, отогнав подальше мысли о странности поведения приютивших меня мужчин, и с удовольствием ощутить, как боль понемногу стала стихать, а затем и вовсе уходить. Я даже уже почти задремала, расслабленная предоставленной мне организмом передышкой, измученная событиями этого тяжелого утра и вынужденным терпением приступов вернувшейся адаптационной боли, когда моего сознания коснулась мысль, что я здесь больше не одна. Что-то в окружающем меня умиротворении изменилось. Резко распахнув веки, я встретилась взглядом с невероятно внимательным, пристально рассматривающим меня совершенно незнакомым эльфом, стоящим недалеко от двери, рядом с замершим на пороге Клэмом. Пристальный взгляд голубых глаз незнакомца, прикованный к моему лицу, не предвещал ничего хорошего, особенно учитывая тот простой факт, что помимо риска присутствия постороннего в месте моего уединения, это был ещё и представитель весьма склонного к магии народа, что само по себе предполагало вероятность увидеть особенности прохождения потоков через моё измученное тело, а значит и рассекретить с таким трудом созданную мной легенду о простой женщине, сбежавшей от любовника с дочерью - смеском. Озадаченная происходящим, я вопросительно посмотрела на своего босса, давая ему возможность прояснить явное нарушение собственного условия никому меня не показывать.
     -    Наби, познакомься с Мириэлем, - Клэм слегка кивнул в сторону своего спутника, явно давая ответ на мой немой вопрос, - Он мой хороший друг, а ещё лекарь. Я его предупредил о всей щекотливости сложившейся ситуации и что данные о тебе никуда нельзя отправлять, так чтобы тебя не смогли из-за этого обнаружить. Можешь на этот счёт не волноваться. Ему можно полностью доверять.
                 Опасаясь приближающегося ко мне мужчины, я нерешительно приподнялась и отодвинулась к противоположному краю кушетки, лихорадочно придумывая, как следует себя с ним вести. Боясь, что малейший же осмотр местного доктора сведёт на нет все мои уловки, я в панике соображала, что можно предпринять, чтобы избежать этого чреватого последствиями внимания. Настороженно замерев на своём месте, я стала наблюдать за его уверенными, но одновременно с тем и осторожными движениями. Подойдя к моему ложу на достаточно близкое расстояние, он неожиданно замер, явно обратив внимание на ещё не сошедшие с моих запястий следы синяков, сейчас отчётливо видные во всей своей красе, отливающие различными оттенками зелени и желтизны, чем весьма красноречиво свидетельствовали о былом нанесённом ущербе. Пришедшие на замену ещё недавно глубокому фиолетовому цвету, богато украшавшему большую часть моих рук, явственно выделяясь на моей белоснежной коже, они могли произвести весьма сильное и абсолютно неверное впечатление. Растерявшись от неожиданно сильной реакции, я невольно пожалела, что решила всё же переодеться прежде, чем выйти на кухню, несмотря на сковывавшую меня тогда боль. Нисколько не прикрытые сейчас моей скромной маечкой, оставшейся после крайне спешного бегства и абсолютной невозможности прихватить с собой ещё хоть какие-то личные вещи, следы нашей с Адгаром последней ночи удивительно долго удерживали внимание лекаря. Испытывая неловкость от возникшей заминки, а также прекрасно понимая, к каким выводам он сейчас пришел, я поёрзала на месте, снова немного скривившись от вновь пробудившейся боли, заметив, что она возвращается ко мне, стоит понервничать или пошевелиться. До конца не придумав, что следует сделать или сказать, чтобы избавиться от этого опасного интереса, я вновь посмотрела на Клэма, пытаясь прочесть по его лицу, зачем он привёл ко мне этого эльфа.
     -    Могу ли я поинтересоваться, милая госпожа, что Вас беспокоит? - приятный, мягкий, словно обволакивающий спокойствием и расслабленностью, голос пришедшего в себя доктора, в дополнение к проницательному пристальному взгляду, заставили меня настороженно замереть, заподозрив в этом мужчине таки не просто лекаря, но и мага, который вмиг поймёт кто перед ним, стоит ему только взглянуть на меня особым образом, или сопоставить странные симптомы моей болезни с отсутствием причины для их появления.
     -    Я немного не рассчитала утром вес дочери и подхватила её на руки, - стараясь никоим образом не выдать своих опасений и сразу обьяснить ему причину странной болезни, я вежливо ему заулыбалась, чуть отсаживаясь ещё подальше, чтобы не позволить к себе прикоснуться, - Но мне уже значительно лучше. Зэн мне очень помог, позволив здесь спокойно отдохнуть и расслабиться. Я даже задремала немного. Так что в Вашем присутствии уже нет никакой необходимости, ещё немного отдохну и всё будет хорошо. Спасибо Вам большое за беспокойство.
     -    Не глупи, - Клэм, явно раздраженный моей попыткой спровадить нежеланного гостя, подошел ближе, присоединяясь к такому опасному для меня визитеру и присаживаясь в свободное кресло напротив кушетки, где расположилась я, полностью перекрывая мне пути к отступлению и нисколько не реагируя на мои слова, - Я видел, насколько тебе было не хорошо. Да и сейчас, судя по всему, не намного лучше, хоть ты и пытаешься доказать нам обратное. Прекращай переживать и дай Мию тебя осмотреть.
                 Я растерянно глянула на мужчину, чья забота поставила меня в такое опасное положение. Его обеспокоенный взгляд прошёлся вначале по мне, а затем перекочевал в сторону внимательно меня рассматривающего доктора. Проследив за движением его взгляда, я также посмотрела в глаза эльфа, подозрительно прищуренные в моём направлении, наводя меня на мысли о его сомнениях на мой счёт. Опасаясь, что ещё секунда и проницательный маг таки глянет на меня, рассматривая потоки сил, я в спешке стала придумывать, чем бы его отвлечь.
     -    А Вы сами откуда? - спросила я первое, что пришло мне на ум, ругая себя за не сообразительность.
     -    Из Анэри, дорогая госпожа, и уж коли я всё равно здесь, а Ваше здоровье определённо ещё не пришло в норму, предлагаю сделать несколько простых тестов, чтобы убедиться, что Ваш организм со всем справится самостоятельно и внешняя помощь действительно не понадобится, - вежливая улыбка, озарившая лицо эльфа нисколько меня не успокоила, заставив соображать, что же делать дальше, - И можете не беспокоиться, как сказал Клэм, я не стану подсоединять к Вам оборудование, чтобы система не зафиксировала никаких действий с Вашей личностью.
     -    В этом действительно нет никакой необходимости, - в последней попытке выкрутиться из этой ловушки, я смотрела то на моего потенциального обличителя, то на заботливого виновника моих беспокойств, но ни мои слова, ни попытка изобразить олимпийское здоровье, не возымели на мужчин никакого эффекта.
     -    Тогда мы очень скоро в этом убедимся, - ещё более вежливая улыбка на приятном лице, красноречиво сообщала, что в покое меня никто не оставит, - Но вначале расскажите мне, как давно Вы испытываете болезненные симптомы?
     -    Они начались уже после того, как мы вернулись домой и я расслабилась, - ответила я, вспоминая раздражавшие меня многократные предупреждения Вила ни в коем случае не перенапрягаться и при малейших же признаках усталости или плохого самочувствия побольше отдыхать, чтобы не спровоцировать нового болевого приступа.
                 Прокручивая в уме последние несколько дней, которые я провела с раннего утра и до позднего вечера, стоя на кухне, когда не то, что спину разогнуть было тяжело, я рук и ног к концу дня не чувствовала, невольно задумавшись о том, что с этим предупреждением я как-то не очень справилась. Вот не привыкла я высчитывать, достаточно ли уже устала, или можно ещё чуток поработать? Да и к труду физическому, вообще-то, я совсем не привыкла. Вот теперь и расхлёбываю. Наблюдая за моим новоиспечённым доктором, который с самым обыденным видом начал что-то выискивать в своём чемоданчике, а затем аккуратно извлекать оттуда небольшую упаковку с какой-то тоненькой пластинкой удлинённой формы, явно намереваясь её использовать в моём отношении, я в ужасе уставилась на его ладонь. Понимая, насколько я близка к полному провалу и разоблачению, стоит ему лишь чуть-чуть заметить нестандартность, по адивинерским нормам, моего состояния здоровью, я стала аккуратно отползать в сторону, почти свалившись прямо на землю, когда пространство к отступлению неожиданно закончилось и тут же заметила устремлённый на меня недоумевающий взгляд.
     -    Наби, дай Мию руку, - Клэм, явно огорчённый моим поведением уже был близок к тому, чтобы лично вмешаться, - Что ты делаешь?!
     -    Со мной в самом деле всё уже в полном порядке, - я постаралась спрятать руки за спину, прикрывая места, на которые явно нацелился доктор, благо расстояние, нас разделяющее, теперь это позволяло, - Не нужно делать мне никаких анализов, или что там вы планировали со мной делать. Я и так прекрасно знаю, что со мной не так и как долго это может продолжаться. Мне в самом деле нужно просто отдохнуть.
     -    Эти результаты отобразятся только на моём личном информере, - совершенно неверно истолковав мою неадекватную реакцию, попытался успокоить меня вежливый эльф, снова потянувшись в моём направлении, - Никто абсолютно не будет иметь к ним доступа.
     -    Я бы предпочла не рисковать, - ухватываясь за предложенный предлог, как утопающий за соломинку, возразила я, продолжая настойчиво прятать руки, максимально далеко отодвинувшись в противоположную сторону, всё же рискуя уползти практически на пол и вынужденная игнорировать снова разрастающуюся боль, пронизывающую мой многострадальный живот.
     -    Ладно, - он, смирившись, запрятал не использованный предмет медицинских изысканий обратно в упаковку и снова поднял на меня свой проницательный взгляд, - Слушаю Вас.
     -    В смысле? - не поняла я, растерянно глядя то в одни, то в другие голубые глаза, обступивших меня с обеих сторон мужчин.
     -    Вы сказали, что знаете причину своего плохого самочувствия и сколько времени Вам понадобится на полное выздоровление, - откидываясь в кресле на спинку и явно демонстрируя расслабленность и полную готовность меня выслушать, настойчивый эльф отодвинул свой вновь упакованный чемоданчик и выжидательно посмотрел на меня.
     -    Эм, - попав в очередную ловушку собственной неосмотрительности, я растерянно поёрзала на месте, пытаясь умоститься чуть поудобнее, чтобы не свисать над краем кушетки, одновременно придумывая, как выкрутиться уже из этой ситуации.
     -    Наби, - голос Клэма, нарушившего затянувшуюся паузу, заставил меня снова поднять взгляд на сидящих напротив мужчин, - Да скажи уже, как есть.
                 Я растерянно хлопнула ресницами, пытаясь понять о чём он говорит. Предположить, что они с Зэном догадались кто я, повода у меня не было. Но из слов и невероятно странного поведения этих мужчин, я могла предположить, что к выводам каким-то они всё же пришли. Только вот знать бы к каким? Стараясь не разубедить их неосмотрительными ответами, я продолжала виновато-испуганно глазеть на обоих, поочерёдно переводя взгляд с одного на другого и в полном волнении кусать губы. Судорожно соображая, к каким выводам можно было бы прийти, не имея представления о моих особенностях, я перебирала один малоправдоподобный вариант за другим, видя нетерпение в глазах ожидающих моего признания мужчин. Знать бы в чём, хоть бы намёк какой получить?!
     -    Ты снова беременна? - неожиданно не сдержавшись, задал мне вопрос Клэм, резко прервавший затянувшуюся паузу, которую я никак не спешила закончить, и чуть не заставил меня в ужасе возразить, но, сдержавшись в первое мгновение, я подумала, что идея вполне правдоподобная и для объяснения моего резко ухудшившегося самочувствия и для дальнейшего отдыха, если мне не станет в ближайшее время лучше.
     -    Это слишком для тебя? Ты хочешь, чтобы я ушла? - беспокоясь о том, как сейчас себя вести и что говорить - соглашаться или опровергать, я задала один из самых болезненных для меня вопросов, всё ещё не понимая, выиграю я или проиграю от этой идеи.
     -    Нет, Наби, - Клэм даже слегка скривился от моего вывода, словно я спросила о чём-то обидном или оскорбительном, - Я не стану тебя выгонять из-за этого. Хотя и считаю, что ты должна была меня предупредить, чтобы я знал, на что соглашаюсь, принимая тебя у себя.
     -    Если Вы подняли что-то тяжёлое во время беременности, - голос лекаря, прервавшего наш диалог, заставил меня снова напрячься в ожидании очередных сложностей, - То лучше провести небольшое обследование, чтобы убедиться, что не началось отторжение ребёнка. Вас разве не предупредили о необходимости заботиться о своём здоровье и ни в коем случае не напрягаться? Ваше поведение просто не допустимо в Вашем положении.
     -    Предупреждали, - абсолютно честно ответила я, вспоминая многократные напоминания Вила, да и остальных, беречь себя, а потому виновато посмотрела в глаза мужчинам, - Но обследовать меня всё равно не самая лучшая идея. Просто скажите, что делать, чтобы всё было в порядке и я обещаю всё тщательно выполнить.
     -    Это очень плохое решение, - Мириэль недовольно покачал головой, но всё же стал подниматься, явно готовясь нас покинуть, - Я пока ни на чём не стану настаивать, но если угроза ребёнку станет реальной, Наби, выбора у нас с Вами не будет. Вы знаете правила.
                 Я смущённо хлопнула ресницами, в очередной раз не понимая, о каких правилах идёт речь, но довольная, что удалось отвоевать первый раунд этого состязания.
     -    Я слушаю Вас, - смущённо посмотрев на Клэма, я, сопротивляясь возмущениям совести, стала со всем вниманием слушать рекомендации врача для сохранения моей якобы "беременности".
     -    Прежде всего, Вам нужен абсолютный покой, - эльф настойчиво посмотрел вначале на меня, затем на хозяина этого заведения, явно пытаясь на что-то намекнуть, даже не подозревая на самом деле, насколько верное замечание сделал, - Это значит, никаких нагрузок вообще и никакого поднятия тяжестей в частности, никаких напряжений: ни физических, ни эмоциональных. Вам важно сохранять полное спокойствие, чтобы ни Вы, ни ребёнок не испытывали никакого напряжения или дискомфорта.
     -    Ладно, - я кивнула головой, готовая согласиться со всем, чем угодно, лишь бы меня наконец-то оставили одну, поскольку импульсами бьющая меня изнутри боль стала усиливаться.
     -    Если случится хоть незначительное ухудшение, или не будет улучшения в следующие несколько часов, - проницательный взгляд миндалевидных голубых глаз внимательно вцепился в моё лицо, вынуждая в согласии снова кивнуть, - Тогда я принесу лекарство, которое должно помочь. И никакая секретность в этом случае не будет приниматься в расчёт. Я сейчас же закажу его, чтобы оно у меня было и в случае необходимости мы сделаем Вам инъекцию, которая подстегнёт организм в правильном направлении.
     -    Какая ещё инъекция?! - возмущённый голос от двери заставил меня снова напряженно замереть, превратившись в сплошной маленький комочек нервов, понимая, что худшее далеко не позади, - Вы что себе здесь все позволяете?!
                 Холодный взгляд карих глаз прошёлся по всем присутствующим поочерёдно, остановившись на уже поднявшемся уходить эльфе. Встретившись практически на одном уровне, оба спокойно и уверенно смотрели друг на друга, явно не испытывая радости по этому поводу. Клэм, всё ещё сидящий напротив меня в одном из кресел, напряженно замер, вопросительно уставившись на Зэна, стоящего за спиной нашего нового гостя. Ни секунды не сомневаясь в том, чей голос слышу, я лишь удивилась скорости, с которой мой давний знакомый оказался здесь.
     -    Для стабилизации беременности, - нисколько не обеспокоившись вопросом сохранения врачебной тайны, спокойно выложил эльф, прервав напряжённые гляделки и заставив меня до корней волос покраснеть от жуткого смущения за эту ложь.
     -    Чьей беременности?! - не сдержав удивления, тут же спросил Дит, переводя на меня поражённый взгляд, лишенный всякой безэмоциональности.
     -    Наби, разумеется, - пояснил Клэм на его взгляд очевидную вещь, вклиниваясь в неловкий диалог и жестом приглашая гостя присоединиться, заняв место уходящего лекаря.
     -    Наби?! - мой бывший охранник устремил на меня подозрительный взгляд подходя ближе и останавливаясь прямо напротив, - Ты беременна?
     -    Да, Дит, - снова ответил за меня мой босс, заметив мои растерянность и замешательство, вызвавшие полное онемение с моей стороны, поскольку кого-кого, а друзей Адгара вводить в заблуждение по такому важному вопросу, я категорически не желала, но и признаться сейчас значило вызвать целую волну вопросов, а позволить этого я никак не могла, - Но ты не должен никому говорить, что видел её здесь. Она скрывается ты сам понимаешь от кого.
     -    От кого же? - явно прийдя в себя и снова став неприятно раздражённым, словно я совершила по отношению к нему какой-то личный проступок, стал допрашивать он, чем сильно меня поразил, настолько по-другому он сейчас вёл себя со мной.
     -    От мужа, - нисколько не заметив издевки в заданном мне вопросе, или попросту проигнорировав её, снова ответил за меня Клэм, заставив удивлённо на него уставиться, услышав такое определение Адгару, - Ей пришлось посреди ночи бежать с маленьким ребёнком и без вещей, беременной, без возможности воспользоваться личным счётом или какими-либо знакомствами, опасаясь быть выслеженной. Уверен, ты лучше меня знаешь причины. Какой мужчина поведёт себя так с женщиной, носящей ребёнка?!
     -    Что ж такого случилось, что Вы вынуждены были пойти на подобный риск? - продолжая зло на меня смотреть, поинтересовался мой бывший напарник во многих делах, а ныне странно себя ведущий сотрудник службы безопасности Правителя Адивинеры, - Вам кто-то угрожал? Обидел чем? Может с Вами плохо обращались?
                 Клэм, явно игнорируя мою попытку вклиниться в разговор, мягко взял меня за руку и прежде, чем я смогла понять, что он собирается сделать, вытащил её из-за моей спины, демонстрируя в качестве ответа чёткие следы пальцев на моих запястьях и не менее красноречивые от рук - на предплечьях, чем вызвал непередаваемый шок на лице русоволосого гостя. Уже второй раз в течение одного дня я наблюдала абсолютно идентичную реакцию на одно и то же. Поражено уставившись на мои руки и плечи, которые я спешно попыталась спрятать обратно, словно это могло меня избавить от очередного пережитого унижения, он медленно пересел на свободное место рядом со мной, открыв себе доступ к лучшему обзору. Его поражённый взгляд прошёлся вдоль всего моего тела, затем коснулся моего шокированного лица и окончательно задержался на моих перепуганных глазах.
     -    Откуда это? - его взгляд, неверяще всматриваясь в малейшие изменения моей мимики, не оставлял мне выбора, вынуждая ответить, - Он не мог такое сделать...
     -    Это не то, чем выглядит, - в очередной раз попыталась оправдаться я, опасаясь неверных выводов по поводу наших с Адгаром отношений, на этот раз у очень близкого к нему человека и тут же почувствовала новую волну начавшегося из-за всех этих волнений и дёрганий, приступа, - В любом случае мы позвали тебя не для этого. Я видела в старой лаборатории Церетелия в Анери, Дринаарха со всеми его спутниками. Сегодня утром. Они планируют в ближайшие дни отправиться на лодке, не знаю зачем им это, сюда. Здесь для них готовят отлёт сообщники. Утром они ещё отсиживались там, и ещё пару дней планировали, как минимум до того, как мы их обнаружили и, если ничего не изменили в своих планах из-за меня, будут где-то поблизости. Вам нужно очень поспешить, если хотите взять их на том месте. Думаю, на долго они там не задержатся, если ещё не ушли. Только, Дит, они наверняка поставили ловушки после нашего их обнаружения. Прошу, позаботьтесь о безопасности, чтобы не как в прошлый раз. Пожалуйста!
     -    Ты точно уверенна, что это были они? - нехотя оставив вопрос моих синяков и увлёкшись возможностью обнаружения одного из самых разыскиваемых на планете преступников, внимательно глянул на меня снова превратившийся в безопасника, Дитир, - Ты ведь лично его никогда не видела. Могла ошибиться?
     -    Думаю, точно. Один из их группы как раз к нему обратился, когда мы на них вышли, - я снова сжалась, борясь с болью, но всё же постаралась максимально детальнее пересказать имеющемуся представителю власти события сегодняшнего сумасшедшего утра.
     -    Ладно, - выслушав меня внимательно, согласился Дит и, немного отодвинувшись, достал информер и стал в нём что-то усердно печатать.
                 Я смотрела, как он переписывается, явно с начальством, вспоминая совсем недавние времена, когда мы вместе сидели, планируя какие-то совместные действия. Размышляя о том, что я сейчас испытываю в этом контексте, я осознала, что соскучилась по той общности и вовлечённости в дела этой планеты, когда мы все вместе занимались ими. Мне действительно нравилось приносить пользу целому миру. По своей работе, несмотря на все её особенности и периодическую беспомощность, я действительно скучала. Отвлечённая этими мыслями, я не заметила, как Клэм и Зэн пару раз странно переглянулись, обменявшись понимающими взглядами. Также, не обратив внимания на их удивление, я вновь улеглась на кушетке, движимая желанием облегчить тянущую боль внизу живота, свернулась на боку в позу, которая позволяла мне немного расслабиться, вынудив Дита слегка передвинуться поближе ко мне, чтобы дать комфортное место моим коленкам. Наблюдая текст, который он набирал, периодически показывая мне для подтверждения, я заметила, что он корректно умолчал об источнике, из которого получил эту информацию, за что я была ему бесконечно благодарна, помня ту преданность, с которой он относился к своей работе. А это была просто невероятная уступка. Операцию планировали на ближайшее время, ввиду чего вся задействованная группа переместится в Анери буквально через пол-часа. Чувствуя, что теряю концентрацию и уже совсем не понимаю деталей, которые читаю на информере Дита о предстоящем захвате, я откинулась на подголовник и болезненно прикрыла глаза. Даже Клэя уже не доставляла удовольствия, заставляя покрываться мелкими капельками пота из-за её тепла.
     -    Хочешь, я перенесу тебя к Эль? - Зэн, склонившийся ко мне после ухода остальной компании, который я заметила буквально на грани своего внимания, явно спешил присоединиться к остальным.
     -    Всё в порядке, не волнуйся, - игнорируя никак не оставляющую меня боль, улыбнулась я заботливому предложению, хотя и видела, как нетерпеливо тот посматривает в сторону только что закрывшейся двери за начавшими сборы на операцию захвата, мужчинами, - Иди. Я преспокойно доберусь сама.
                 Видя сомнение в его взгляде, я приподнялась и, стараясь не кривиться, медленно двинулась в сторону кухни, помня о своём обещании прихватить что-то вкусненькое вскоре просыпающимся Дэль и питомцам, а заодно и спрятаться от ярких лучей здешнего солнца. Стараясь не делать никаких резких движений, я достаточно успешно преодолела разделявшее меня и стол расстояние и набрала на небольшое блюдо подходящие припасы. Всё то время, что я, проявляя невиданную выдержку, с милой улыбкой занималась своими приготовлениями, я чувствовала затылком пристальный взгляд внимательных глаз, наблюдающий за мной из угла, в котором сейчас было разложено несколько странного вида предметов, имеющих явное военное предназначение. Дит, помня слова лекаря-эльфа, похоже пытался рассмотреть, имеет ли под собой какие-то основания утверждение о моей беременности, поскольку его подозрительный взгляд я пару раз ловила на своём животе, прежде чем он успевал его отвести. Испытывая неловкость от того, что не могу ему всё сейчас объяснить и вынужденная скрывать истинное положение дел, я тихонечко приоткрыла дверь в комнату, где, как думала, спят мои мелкие.
                 Первым, что приковало мой взгляд, была абсолютно пустая лежанка, выполнявшая для нас с Дэль уже почти неделю роль кровати. Стараясь не паниковать, отчего вся моя выдержка дала глубокие трещины, я аккуратно опустила приготовленный поднос с едой на табуретку, стоящую у стены, непосредственно рядом с дверью. Чувствуя, как мои руки начинают дрожать, а к сердцу подступает замораживающий холодок, я нажала на регулятор освещения, рассеивая уже ставший ощутимым в нашей маленькой глухой комнатке, чьё единственное окно выходит чётко на восток, полумрак. Стараясь держать себя в руках, я медленно и внимательно обвела взглядом крохотное пространство помещения, отмечая для себя какие-то абсолютно нелепые детали. Там, в углу, кучкой свалены оставленные сразу по приходу вещи, которые у меня не было ни сил ни желания разложить, чуть ближе к постели, неаккуратно застеленной покрывалом, одновременно выполнявшим у нас и роль одеяла, стопочкой стояли выстиранные ещё вчера вечером вещи Дэниэль, а ещё чуть ближе стояла небольшая тумбочка, в которой мы хранили свои немудреные пожитки, сейчас бесхозно валяющиеся в углу. Чувствуя, как от страха дрожит мой голос, я хрипло прошептала имя ребёнка, ожидая услышать в ответ полную тишину. Однако, предупреждая мою уже начавшуюся панику, где-то из-под кровати, далеко в глубине, я услышала тихий шорох и глухое попискивание своей верной драконочки. Стараясь не замечать пронизывающих всё моё тело болезненных приступов, я склонилась на колени, чуть приподнимая мягко свисающую ткань над краем кровати. Моим глазам предстала с одной стороны смешная, с другой - абсолютно невесёлая картина: забившись в самый дальний угол у стены, прямо противоположной той, где расположена дверь, сжимая в тисках своих объятий безропотного щенка и укутав Злату во все имеющиеся рядом тряпки, сидела испуганная Дэль, пытающаяся удержать вырывающуюся драконочку и глядела на меня своими огромными зелёными глазищами.
     -    Почему ты здесь спряталась, солнце моё? - я поманила девочку пальцем, пытаясь вытащить её обратно наружу, - Ты чего-то испугалась?
     -    Злата нервничала, - пытаясь разобрать её шёпот, с трудом пробивающийся сквозь сдерживаемые слёзы, я стала по чуть-чуть различать её повествование и одновременно с тем вытаскивать их кучу-малу наружу, - Я проснулась оттого, что она пыталась выбраться из переноски и пищала. Я прислушалась и поняла, что к нам пришли чужие, когда услышала незнакомые голоса. Ты сказала никуда не выходить, а было страшно и Злата начала вырываться к тебе. Она даже почти взлетела. Мне пришлось ловить её. Я стала её успокаивать, но ничего не помогало. Пришлось взять полотенце и завернуть её, чтобы она не царапалась и не кусалась. Я залезла поглубже за кровать, пытаясь спрятаться и заглушить её писки и с Моем стала ждать, когда ты вернёшься. А тебя всё не было и не было, а Злата всё плакала и плакала...
     -    Всё хорошо милая, всё хорошо. Я уже рядом, - я присела на постель, стараясь успокоить перенервничавшего ребёнка, понимая какого страху сегодня она из-за меня натерпелась, что для меня было просто непереносимо - я ведь должна её защищать, а не быть причиной её тревог, - Ты всё сделала правильно. Так и нужно было поступить, умничка моя.
     -    Тебе было плохо? - огромные зелёные глаза, заполненные слезами и переживанием с волнением рассматривали моё лицо, - Она так плачет, когда чувствует, что тебе плохо.
     -    Ничего страшного, солнышко моё, - стараясь не потревожить с одной стороны и обьяснить, что было не так - с другой, я медленно стала рассказывать,  - Ты помнишь, как Вил и другие в резиденции, едва я где-то утомилась или сделала что-то на их взгляд тяжёлое, начинали меня опекать и требовали, чтобы я полежала отдохнула?
     -    Да, - девочка кивнула в ответ, подтверждая моё напоминание.
     -    Знаешь почему они так делали?
     -    Потому что ты девочка, - логике ребёнка не было предела, что заставило меня немного расслабиться и улыбнуться, понимая, что худшее, похоже, уже позади и Дэль успокаивается.
     -    Не только, сердце моё, - я погладила её по кучерявой головке, стараясь успокоить и подготовить к тому, что скажу, - Ты знаешь, что я многого о жизни Адивинеры не знаю. Знаешь, почему?
     -    Ты не здесь родилась, мне... Адгар рассказывал, - я отметила для себя, что девочка немного напряглась, упомянув имя мужчины, которого с первого дня подчёркнуто называла отцом, а также с неизменным восхищением отзывалась о нём.
     -    Да, милая, - я пересадила её на постель, заметив, что она окончательно успокоилась, а сама стала разворачивать всё ещё завёрнутую в лоскут ткани драконицу, заметно притихшую в моих руках, - А ещё из-за этого мой организм не такой, как у вас - родившихся на Адивинере. Я быстрее устаю, дольше прихожу в себя и, что самое главное, я болею.
     -    Это как? - её огромные глаза, сияющие каким-то особым блеском, удивлённо уставились на меня.
     -    Это когда больно, как если порезалась или ударилась, - постаралась я обьяснить своё состояние доступным для её понимания образом, но видя её испуг, поспешила исправить ситуацию, - Но наша одарённая магией планета сразу же начала меня лечить и теперь, когда моё тело становится всё больше похожим на ваши, мне иногда бывает не очень хорошо.
     -    Почему? Мне не бывает не хорошо, - ребёнок продолжал испуганно меня рассматривать, хотя и не так, как минуту назад.
     -    Ох, милая, - я усиленно пыталась придумать доступный пониманию пятилетнего ребёнка, никогда в своей жизни не сталкивавшегося с болезнями, как обьяснить этот процесс, - Это похоже, как болит пальчик, когда заживает.
     -    Чуть-чуть?
     -    Да, милая, чуть-чуть, - согласилась я, почухивая прижавшуюся ко мне, всё ещё мелко подрагивающую от пережитого стресса, Злату с одной стороны и Дэль - с другой.
     -    Какая у Вас идиллия, - сквозь приоткрытую дверь, заглядывая в наше более чем скромное жилище, Дит выглядел просто огромным на фоне небольшого пространства проёма, - Мы уходим. Предупреждаю, здесь будет Грид и, возможно, не один. Он остался недоволен, что я не сказал ему, кто снабдил меня такими данными и, судя по всему решительно настроен допросить ребят. Так что готовься. Если не хочешь сделать ему приятный сюрприз - не выходи никуда. Когда вернусь - нам нужно будет серьёзно поговорить и разобраться со всеми твоими синяками и остальным.
                 Я поспешно кивнула, радуясь, что мой выбор не оказался неверным. После неприветливой встречи и более чем сногсшибательного сообщения о моей якобы беременности, этот всегда верный Гридару и, уж тем более, Адгару мужчина, всё же согласился меня не выдавать. Как минимум пока. Не знаю, что и как ему наговорили приютившие меня мужчины, но результат действительно поражал. Боясь своим поведением всё разрушить, я во все глаза смотрела на него, застывшего на пороге, явно пытающегося у меня что-то узнать, но Дэль и присутствие посторонних у него за спиной были очевидной помехой.
     -    Ладно, я сам к тебе зайду, - предупредил он напоследок, прежде чем закрыть дверь и уйти в неизвестность наверняка расставленной на них ловушки.

     Глава 11. Не такой уж и секрет.

                 Уже много лет прошло с тех пор, как я убедилась, что хуже и тяжелее ожидания может быть только волнение за близких тебе людей. Сейчас же я совместила оба своих страха - я ждала, когда не безразличные мне люди вернутся из опасной вылазки и волновалась, предполагая, что там их ждёт ловушка, способная убить. Притихшая Злата, согретая моим теплом и категорически отказавшаяся возвращаться в свою переноску, тихонечко лежала у меня под боком, а Дэль, достаточно быстро уснувшая после пережитого волнения, забавно посапывала с другой от меня стороны. Прислушиваясь к звукам притихшего ресторанчика, который принимающие в захвате участие Клэм и Зэн закрыли на весь остаток сегодняшнего дня, я с непреходящим напряжением ждала хоть единого шороха, означающего их возвращение. Однако минута за минутой тянулись, а абсолютная тишина не позволяла мне расслабить мои одеревеневшие от напряжённого ожидания и уже чуть притихшей, но не ушедшей совсем боли, мышцы. Стараясь занять чем-то полезным свой никак не желающий отдохнуть мозг, я обдумывала замеченное мной у Дэниель отчуждение, проявленное в отношении Адгара. Понимая, откуда оно возникло и ругая себя за то, что не уделила этому вопросу должного внимания, я продумывала, что и как ей сказать, чтобы убрать внезапно возникшую неприязнь к мужчине, не отказавшемуся стать ей отцом.
                 Не знаю, сколько времени я проигрывала в своём уме различные варианты сценариев моего с ней разговора, но неожиданно я услышала сразу несколько переговаривающихся между собой голосов, среди которых я могла чётко опознать один, до боли знакомый и болезненно воспринимаемый мной - Адгара. Чувствуя, как по моей коже, словно сорвавшись с низкого старта, запустился целый рой мурашек, предательски сообщая, что ни мой мозг, ни моё тело нисколько не охладели к этому мужчине несмотря ни на что, я в очередной раз убедилась, что встречаться с ним лицом к лицу далеко не лучшая идея и в страхе разоблачения затаилась, беспокоясь, что кто-то из отдыхающих рядом со мной мелких пошевелится или каким другим способом сообщит о нашем здесь присутствии находящимся в непосредственной близости от нас, буквально за одной не особенно плотной перегородкой, мужчинам.
     -    Ты точно уверен, что твой информатор не пытался заманить нас в ловушку? - его спокойный голос, несмотря на всю напряжённость сложившейся ситуации, заставил моё сердце взволнованно замереть, а спустя буквально одно мгновение, снова ринуться глухими чёткими ударами гонять мою кровь обратно по телу, - Уж очень подготовлено всё было к нашему визиту.
     -    Я же тебе уже объяснял, - Дит, явно раздражённый дотошностью Правителя, словно в десятый раз, отчеканивал свои слова, - На их логово вышли совершенно случайно. Дринаахр знал, что они обнаружены и был готов к нашему визиту. Именно информатор предупредил, чтобы мы были внимательны и ожидали проблем. И поторопил нас тоже он, предполагая, что тот поспешит сменить место своего расположения. И, как видишь, оказался прав.
     -    Впервые вижу такую оперативность, - недовольный голос Грида, присоединившегося к ведущейся дискуссии, словно задел чуть зажившую рану, напомнив мне о его прекрасной сестре, занявшей надёжное место в сердце нашего Правителя, вызвав в памяти сцену их появления в гостиной резиденции - действительно близких друг другу людей, - Если их обнаружили всего за пару часов до нашего визита, то как они смогли запустить такую сложную систему защитных механизмов, практически уничтожившую подступы к настолько защищённой резиденции, которой является одно из зданий Совета Магов, да ещё и в столь краткий промежуток времени? Это же нужно было переделать плетения практически невзламываемого мастера защиты?! Уверен, Церетелий в ужасе. Мы сами, если бы не ждали подготовленной ловушки, наверняка попали бы в эту цепочку и никуда не смогли бы укрыться. Он же вообще шансов не оставил. Грамотно спроектировал, что ни говори. Всё учёл, мерзавец. И куда они, интересно знать, могли пойти дольше?
     -    Из разговора, который был подслушан до того, как нашего информатора обнаружили, - снова стал объяснять мой верный защитник, явно выгораживая меня и пытаясь доказать мою благонадёжность, - Исходит, что сюда.
     -    Ну-ну, - протянул весьма раздражённый и не разделяющий оптимизма подчинённого, орк, - Будем надеяться, они не учли это в своём плане побега и Клэм с Зэном их обнаружат. Или, хотя бы, на след какой-то выйдут. Не хочется сидеть в этой дыре безрезультатно целый век и терпеть их раздражительность.
     -    Кстати, Грид, - уже с насмешкой заговорил Адгар, явно останавливаясь напротив друга, поскольку звуки его шагов ненадолго замерли, - Что ты им такого сделал? Мне показалось, или они и впрямь едва сдерживались, чтобы не наброситься на тебя. Думал, вы давние и сработавшиеся напарники... А тут такое раздражение.
     -    Не знаю, Ад, - начальник разведки, явно с досадой, ответил на странное наблюдение друга, - Разбираться было не когда, но поведение их было из ряда вон... Сам ничего не понял. Виделись ведь в прошлый раз, всё было нормально. А сейчас, их будто подговорил кто. Ты не в курсе, Дит? Может случилось что с тех пор, из-за чего они так на меня взъелись?
     -    Эмм, - замялся тот, явно пытаясь сообразить, что особого могло здесь произойти в последнее время, связанное с его начальником, - Не думаю, что что-то такое слышал. О тебе мы вроде бы вообще не говорили и никак не упоминали даже.
     -    Ладно, разберётесь, - до меня снова стали доноситься размеренные удары мужского шага о глухой пол кухни, ненадолго замершие в противоположной части помещения и снова двинувшиеся в нашу сторону, - Странная ситуация какая-то получается. Сидели они себе тихонечко в уединённом месте, усиленно скрываясь от обнаружения. Первый же, с кем столкнулись, их опознал, а они, вместо того, чтобы спрятаться ещё лучше, стали плести лабиринты ловушек, рискуя оказаться обнаруженными в процессе, а потом двинулись в Неир. Никак не складывается у меня картинка. Не верю я, что стали бы они перемещаться в такое просматриваемое место: мало жителей, все люди, да и знают друг друга, только одна точка высадки. Ерунда какая-то... Такую разношерстную группу укрыть практически не реально в подобном городе. Ты можешь дословно повторить, что твой секретный шпион тебе сообщил, Дит?
     -    Они случайно оказались в Анэри..., - услышала я знакомый рассказ, напряженно пересказываемый моим поверенным, одновременно прислушиваясь к не замедлившимся в привычном месте разворота уверенно звучащим шагам, движущегося в задумчивости мужчины, а потому приближающимся на опасное расстояние от отделяющей нас двери, - Гуляли по местности, любуясь природой, когда услышали, как уставшие ждать отлёта гномы спросили, уверен ли Дринаарх, что лодка прийдёт вовремя.
     -    Что? Лодка?! - перебил рассказчика резко остановившийся и замерший на месте  Правитель, явно развернувшись уже у двери, поскольку я слышала его слова, словно произносимые непосредственно в этой комнате, - Ты уверен, что они говорили о лодке? В прошлый раз ты её не упоминал. Можешь проверить?
     -    Уверен, - растерянно подтвердил Дит, явно не понимающий странной реакции на эту незначительную деталь рассказа, - Но какая разница, как они планировали сюда добираться - через телепорт или океаном? В беседе точно упоминалась лодка. Я даже решил, что в целях большей безопасности, чтобы избежать общественного места.
     -    Большая, друг мой, разница, - протянул Грид, явно сообразивший то же, что и его непосредственный руководитель, - Я зову ребят обратно. Они не намеревались появляться в этом городе. Хитрый смесок... кто бы мог подумать...
     -    А в чём дело-то? - занервничал всё ещё не сообразивший того, что поняли его начальники, мужчина.
     -    Ты чему учился в школе, отличник? - голос Гридара, ставший несколько рассеянным, поскольку его владелец был явно занят чем-то другим, тоже приблизился ко входу в моё скромное убежище, заставив меня ещё напряженнее замереть, опасаясь издать хоть один лишний шорох, чтобы не привлечь к себе внимание, - Совсем забыл историю родителей. Помнишь, как прилетела сюда наша первая Повелительница?
     -    Орк тебе во враги! - воскликнул мой сообщник, явно понявший что к чему, в отличие от меня, ничегошеньки не знающей об этой эпохальной истории, к глубокому своему стыду и горькому разочарованию.
     -    Поаккуратнее в выражениях! - возмутился один из представителей упомянутой расы, - А то я не очень-то сегодня в настроении, знаешь ли.
     -    Прости, босс, - Дитир тоже подошедший к своим друзьям, замершим у меня за дверью, громко простонал, - Он же и говорил, что в Неире работают над отлётом, а не то, что улетать будут отсюда! Как я мог такое упустить?!
     -    Именно, - Адгар, снова подавший свой голос, заставил меня в очередной раз затаить дыхание, опасаясь, что участившийся пульс и громыхание моего сердца станут слышны из-за двери, - Ты допустил главную ошибку разведчика - сделал предположение, вместо того, чтобы анализировать факты. У нас ещё есть шанс успеть, если поторопимся. Не думаю, что за пару часов они могли и настроить ловушку в Анэри и привести в рабочее состояние давно не используемый космолёт.
                 Я услышала, как три пары мужских шагов двинулись в направлении выхода чётко в тот момент, когда оттуда раздались голоса подошедших хозяев ресторана. Громко выдохнув от облегчения удерживаемый в лёгких воздух и, наконец, расслабившись от сковывавшего моё тело последние несколько минут напряжения, я почувствовала, как завозилась ощутившая свободу, до этого удерживаемая у меня практически в подмышке, Злата и стала взбираться своими маленькими, но цепкими когтистыми лапками прямо по мне наверх и тыкаться своей шершавой мордочкой мне в лицо. Ощутив движение её малюсенького язычка на своей коже, я в удивлении уставилась на свою крошку. Она, нисколько не озаботившись моей реакцией, лишь негромко рыкнула, недовольная моей попыткой отстраниться и не позволить ей зализать небольшую ранку на моей губе, прокушенную в напряжённом волнении, когда замершие в шаге от нас мужчины вели свой диалог, отделённые от меня лишь хлипкой дверью. Словно в поддержку недовольства Златы, или разбуженный её действиями, Мой тоже подал свой голос, напоминая мне в какой опасной близости от разоблачения мы находились. Если бы всё это произошло лишь минуту назад, наши незваные гости наверняка бы услышали присутствие здесь неучтённых жильцов и разборок бы мне было не избежать. Бежать! Немедленно! Сама удивляясь, почему не сделала этого раньше, когда только почувствовала неладное в хозяевах этого заведения, а уж тем более убедившись, что они имеют прямую связь с Правителем, я аккуратно отодвинулась от Дэль, пытаясь тихонечко подняться с нашей с ней лежанки. Но если бы всё было так просто!
     -    Ой! - ахнула я, стоило мне только встать на ноги, и снова вынуждена была аккуратно опуститься на кровать, ощущая как по всему телу расходится замершая было, пока я неподвижно лежала на одном месте, боль, распространившись от живота и охватывая сейчас, казалось, всё тело, - Когда же это закончится?! Наваждение просто какое-то!
                 Буквально борясь со слезами, я снова свернулась калачиком на самом краешке постели, стараясь не разбудить всё ещё мирно спящую девочку и печально уставилась на ринувшуюся ко мне со всех своих лап, верную драконочку, беспокойно бегающую вдоль моего сжавшегося тела.
     -    Тш-ш, милая, - постаралась я её успокоить, поскольку шум, производимый этим мелким существом был сродни тому, какой бы создавал Мой, будь он сейчас на её месте, а не лёжа у Дэниэль в ногах и внимательно наблюдая всю эту переполошную картину одним чуть приоткрытым глазом, - Ты разбудишь Дэниэль! Успокойся, Злата, тихонечко!
                 Я снова лежала, ощущая удары боли у себя внутри и понимая, что стоит мне опять попытаться встать, как я свалюсь обратно в постель, подчиняясь неумолимому диктату собственного тела. Взвешивая все имеющиеся у меня для принятия решения данные, я понимала, что, несмотря на всю логичность необходимости скрыться, единственным моим шансом, да и вариантом вообще, является неизбежное объяснение с Дитом - наименьшая из моих бед. Но главной и критически важной среди них всех, было даже не это. Вспоминая, с каким трудом мне удалось избежать, а вернее будет сказать, поддержав ложные выводы, отложить на очень краткое время, осмотр эльфийского лекаря, я с ужасом осознала, что эта процедура превратится в неизбежную, стоит кому-то из здешних мужчин обнаружить моё нынешнее состояние. Беспокоясь, что лучшее в этой ситуации сделать, а именно - сбежать, я не смогу, поскольку двигаться просто физически не в состоянии, я неожиданно для себя поняла, что есть лишь один способ, как я могу избежать разоблачения. Нужно не подпускать ко мне врача. Но как этого добиться?
                 Снова замерев в одной позе, стараясь переждать, пока моё изменяющееся тело успокоится и позволит мне дышать ровнее, я наконец-то немного расслабилась и смогла обдумать всю странность сложившейся ситуации: Мириэль считает своим долгом меня осмотреть, поскольку Клэм заявил, что я беременна. Опровергнуть его догадку я не могу, потому что тогда станет подозрительным моё недомогание. Мой прошлый адаптационный приступ болей длился около трёх дней, что просто недопустимо в моём нынешнем положении, поскольку ответственный доктор заявится меня навестить уже этим вечером, с целью убедиться, что "ребёнку" ничего не угрожает. А значит, я должна убедить Клэма отменить этот визит. Вот только как сделать это, не посвящая его в свои дела? Отбрасывая одну идею за другой, я напряженно придумывала, что бы такое сказать или сделать, чтобы меня просто оставили на пару дней в покое. Понимая, что всё это просто пустые мечты, я с грустью вспомнила то время, когда моей самой большой проблемой было решить, что приготовить на ужин. Сейчас же мне ощущалось, что с тех пор прошли уже года, а не пара месяцев, таким далёким и безвозвратно утерянным оно было. Стараясь отогнать от себя хлынувшие в мой уставший мозг, воспоминания былого безмятежного счастья, изнывая от боли, хоть и ослабевшей, стоило прилечь и не шевелиться, я прислушалась к размеренному дыханию моей умной и невероятно талантливой Дэниэль, беззаботно спящей сейчас у меня за спиной, словно и не было вокруг нас всего этого дурдома, а ещё стала наблюдать за притихшей у моего многострадального живота, преданной и очень чутко реагирующей на любые мои волнения и недомогания Златой. Моих верных и нуждающихся во мне близких.
     -    Не шевелись и веди себя тихо, - прошептала я драконочке, дотягиваясь до покрывала и укрываясь так, чтобы, если кто-то зайдёт нас навестить, не смог разглядеть мою златокожую красавицу.
                 Прошло, как мне показалось, около двух часов, которые я провела, периодически пытаясь расслабиться и успокоить волнами разрастающуюся боль, иногда просто лёжа и размышляя, стараясь придумать правильные слова для Клэма и Дита, когда я услышала за дверью шум движения минимум двух людей и спустя пару минут она тихо щёлкнула и в комнату кто-то заглянул. Не зная, кто это и предполагая худшее, я сделала вид, что сплю, ладонью прикрывая свою беспокойную питомицу, чтобы она не зашевелилась и не выдала своего присутствия.
     -    Наби, - тихий шёпот от двери, явно принадлежащий Клэму, заставил меня аккуратно следить за дыханием, про себя высчитывая вдохи и выдохи, чтобы не сбиться и не дать ему догадаться, что я бодрствую, будучи неуверенной, что он с Зэном.
     -    Отойди, - приглушённый, но категоричный голос Дита, явно не поверившего в мой мирный сон, заставил меня напряженно замереть, забыв обо всех уловках, - И проследи, чтобы нам никто не мешал. Нам нужно поговорить.
     -    Что ты делаешь?! - так же шёпотом возмутилась я, увидев, как он, едва войдя и обведя взглядом нашу мирную картину отдыха, подхватил на руки так и не проснувшуюся Дэль и передал её замершему в удивлении хозяину помещения.
     -    Как я уже сказал - нам нужно поговорить спокойно и без свидетелей, Наби! - его решительность нисколько меня не успокоила, заставляя напряженно следить за каждым его движением, - Тем более, я точно знаю, что когда тебе плохо - ты не можешь уснуть. Так что, не притворяйся. Этого разговора ты не избежишь.
                 Наблюдая, как Клэм выносит девочку и закрывает за собой дверь, а затем поднимается явно к себе наверх, я приподнялась на кровати, снова скривившись от боли и жестом указала на единственное место в этой крошечной комнатке, куда можно было присесть - возле себя.
     -    Итак? - спустя пару секунд, в которые я попыталась собраться с мыслями и убедиться, что в кухне никого не осталось, поторопил меня мой потерявший терпение сообщник и невольный укрыватель.
     -    Что ты хочешь знать? - сдалась я, подчинившись напору мужчины.
     -    Для начала - самое важное. Ты действительно беременна? - его голос дрогнул, несмотря на решительность, до этого явно заметную во всех его словах и действиях.
                 Боясь произнести вслух то, что способно разрушить всё моё прикрытие, я лишь отрицательно махнула головой, испытывая облегчение оттого, что на одного человека, перед которым нужно таиться, стало меньше. Видя несказанное облегчение, проступившее на его мужественном лице, я вдруг осознала, в каком напряжении все прошедшие часы должен был провести он, думая, что укрывает от Повелителя его ребёнка, пусть и ещё только развивающегося в моём теле. В этом-то помешанном на детях мире, в этих-то исключительных обстоятельствах... Оценив его молчание ещё значительнее, я с ещё большим уважением и признательностью взглянула на своего друга.
     -    Ты можешь мне рассказать, почему сбежала? - его взгляд скользнул по моему предплечью, отчётливо указывая на следы синяков, уже исчезающие, но ещё явно просматриваемые на моей бледной коже.
     -    Не поэтому, Дит, - я повела плечом, словно отстраняясь от неприятного вывода, к которому он пришёл, заметив на моей коже следы мужской хватки, - Вернее, не только поэтому.
     -    Просто ответь мне, - снова увидев непонятную грусть в его карих глазах, я растерялась, не зная, как поступить и что сказать, чтобы не вызвать у этого мужчины разочарование в собственном друге и Правителе, - Это следы от Его рук?
     -    Дит...,- прошептала я, не желая подтверждать и так очевидное, - Это случайность, никак не связанная с тем, что ты себе придумал. Ты же знаешь его неимоверное количество лет, уверенна, рядом с неимоверным количеством женщин. Сам знаешь, на что он способен, а на что - нет.
     -    Ты хочешь сказать, что Он не применял к тебе силу?! - буквально склонившись ко мне в упор, внимательно рассматривая моё шокированное лицо и неудачные попытки отрицать, зло прошептал он, словно это я, а не Адгар проделала всё сказанное, - Ты хоть понимаешь, насколько это недопустимо по отношению к женщине - во-первых; Повелительнице - во-вторых; и со стороны Правителя - в-третьих!?
     -    Дит! - уже я раздраженно уставилась в его разочарованные и ставшие вдруг такими несчастными, словно у маленького ребёнка, впервые столкнувшегося с несправедливостью мира, глаза, - Ты как младенец, честное слово! И, прости, но не имеешь ни малейшего представления, о чём сейчас рассуждаешь. Я говорю тебе - синяки не имеют значения! Это действительно случайность и ... Просто побочный ущерб.
     -    Ана, - прошептал он, с грустью глядя на меня, - Ты сама слышишь, что говоришь? Побочный ущерб... Ладно, пусть так, пусть я не понимаю и это была случайность. Разное бывает и тебе решать, как с этим поступать дальше. Знай, что я поддержу любое твоё решение в этом вопросе. Давай пока разберёмся с тем, что мы имеем сейчас. Как это ни удивительно, но ты сбежала и скрыться от нас всё же смогла и даже какое-то время оставалась не найденной, но как бы я ни хотел тебя успокоить, обнаружение тебя - просто вопрос времени. Ты ведь понимаешь, что спрятаться по-настоящему, ты всё равно не сможешь. Они найдут тебя. Удивляюсь, почему Гридар до сих пор этого не сделал. Словно, он сознательно оттягивает этот момент, будто в курсе произошедшего...
     -    Ну-у, - протянула я, вспоминая выражение лица лучшего друга Адгара, когда тот влетел к нам в комнату вслед за заоравшей от испуга Дэль в утро последнего моего дня в резиденции.
     -    Тогда понятно, - Дит отодвинулся от меня и спустя мгновение обвёл внимательным взглядом помещение, где мы ютились, - Как ты здесь вообще живёшь?
     -    Хорошо. Мне нравится. Я очень отдыхаю эмоционально. О многом хотелось бы подумать, принять более осмысленные решения - не под давлением и в правильном окружении, а для себя, на свободе. Да и ребята о нас действительно позаботились. Дали и работу и приют, хотя не имеют ни малейшего представления, кто я такая на самом деле. Вот только проблема моя со здоровьем опять проявилась. Клэм предположил, естественно, что мне плохо из-за перенапряжения во время беременности. А что, собственно, он мог ещё подумать с вашим-то здоровьем, увидев женщину, скорчившуюся на полу от боли? Эльфа этого вызвал. Поможешь мне от него отделаться? - я с надеждой посмотрела в ставшие вдруг хитрыми, глаза сидящего напротив меня мужчины, явно сгорающего от желания понаблюдать, как я выкручусь из сложившейся ситуации.
     -    Попробую, - наконец всё же согласился он, когда я уже начала терять терпение и надежду, - Напишу ему, что приглашу твоего доктора, который в курсе ситуации и знает точно, что делать. Это должно помочь на пару дней, которые, собственно, тебе и нужны, чтобы прийти в норму.
     -    Спасибо, Дит, ты меня очень этим выручишь, - я с благодарностью взглянула на его ставшее более расслабленным и спокойным, лицо, заметив усталость и какую-то грусть, что ли, - У тебя всё в порядке?
     -    Работы много в последнее время, - он беззаботно откинулся рядом со мной, снова превратившись в шебушного мальчишку с хитрющим лицом, - Я ж теперь работаю не при леди, которой требуется постоянный отдых и спокойствие, а на заданиях.
     -    Как у вас там всё прошло, кстати? - задала я ещё один беспокоящий меня вопрос, надеясь, что опасность в лице ничем не гнушающегося для достижения собственных целей смеска, уже устранена и никто больше никогда из-за него не пострадает, - Я жутко беспокоилась и в первый раз и сейчас. В Анэри, как я поняла, вы их не застали?
     -    Гномов мы схватили, - недовольно скривился Дит, явно вспоминая недавние события, - А Дринаарх сбежал. Мы его даже не увидели. У эльфов вообще никого не было, ты права. Только ловушка, настроенная на движение в заданном периметре. Как раз со стороны телепорта. Если бы не предусмотрительность Адгара, запустившего вперёд небольшой разведчик-детектор магии и анализатор местности, мы бы точно её активировали собой. А так все целы остались, только домик пострадал. На острове же, куда мы отправились благодаря догадке боссов, что лодка не должна была доставить беглецов в Неир, а довезти до заброшенного старого космолёта, этого изворотливого гада вместе со всеми не оказалось. И лодки, кстати, тоже. Сообщниками оказались здешние ребята - ремонтники. Они восстанавливали космолёт первой леди. Взяли всех без сопротивления, а вот их главный так и не появился. Прождали долго. По всей видимости, он нас как-то обнаружил. Грид с Адом сейчас всех допрашивают, а я ненадолго смог вырваться сюда, чтобы собрать остатки информации на месте и поговорить с тобой.
     -    Понятно, - я облегчённо выдохнула, радуясь, что никто из моих близких не пострадал, хотя и расстроилась из-за исчезновения главного преступника, - Есть какие-то планы по его поимке? Идеи, где он может быть?
     -    Нет. Никто не имеет ни малейшего представления, куда он подался с острова, когда остальные оставались ждать завершения ремонта. Он, по логике вещей, скорее всего в ближайшее время сбежит каким-то другим способом, - с сомнением протянул Дит, только сейчас заметив запрятанную в покрывало Злату, извлечённую мной на воздух, когда она недовольно засопела и, ласково почухивая ей животик, продолжил размышлять, - Если ещё не сделал этого. Мы прижали его со всех сторон. Больше это не тайный поиск, информация о нём доступна во всех источниках по всей планете. Его имя внесено в списки запрета на вылет, но не думаю, что это может его остановить, учитывая на что он способен в магическом смысле и что уже проделывал, чтобы обойти систему. Надеяться остаётся только на то, что в спешке и безысходности, он совершит какую-то ошибку, позволив нам его поймать. На помощников рассчитывать он вряд ли дальше сможет, даже если кто-то и оставался. Если он не глуп, а он не такой, то скроется как можно скорее, прихватив то, что ещё удалось сохранить. За чем-то же он ездил, когда мы их захватывали. Хотя, слишком мало мы о нём пока знаем. Имя выдуманное, кто он на самом деле, как раз пытаемся вычислить. Известно только, что он смесок с гномьими и эльфийскими корнями. Очень одарён магически. Скорее всего именно с этой стороны и есть шанс его идентифицировать. Ад уже привлёк магов к этому вопросу. Когда я уходил, они как раз должны были встретиться.
     -    Понятно, - я наблюдала эту мирную сцену, привычный разговор и радовалась, что хоть кто-то из моего здешнего прошлого наконец-то доступен для общения, - Я рада, что ты меня нашёл. Мне больше всего не хватало именно нашего общения. Прости, что пришлось так вас бросить.
                 Впервые за всё время, в того момента, как Дит объявился в нашем убежище и со мной заговорил этим утром, я увидела как его серьёзность стёрлась приятной дружеской улыбкой, по которой я действительно скучала. Именно таким я его помнила в последние пару месяцев, которые мы провели неразлучно, совместно путешествуя по Адивинере и пытаясь помочь этому миру в решении его различных проблем. Именно его задорный весёлый характер помогал мне не падать духом, выслушивая и вмешиваясь в одну проблему за другой, его неизменное присутствие давало мне ощущение защищённости и чувство безопасности в незнакомом, чуждом мне, мире, поскольку я всегда знала, что его крепкое плечо рядом. Он был моим помощником и советчиком, моим телохранителем и просто другом, всегда готовым помочь, несмотря на то, что зачастую оставался стоять в тени, нисколько не афишируя своего присутствия.
     -    Что ты думаешь дальше делать? - уже более серьёзно и куда как внимательнее глядя на меня, поинтересовался он, возвращая мне довольно урчащую, снова посапывающую, драконочку.
     -    Сейчас просто хочу поработать, отвлечься, отдохнуть и всё обдумать, - поделилась я своими планами, радуясь, что могу наконец-то произнести это вслух, - Как только закончится этот кошмар с адаптацией - решу, как хочу жить дальше. Мне нужно небольшое затишье, чтобы со всем разобраться. Пока что это не особо получалось. Сейчас моя главная сложность - Дэль. Мне нужно отдать её в школу, но я не знаю, как это сделать в обход Адгара. Школа магии - тоже на повестке дня. Не хочу, чтобы из-за меня ребёнок остался неучем.
     -    Ты не сможешь всё это сделать и скрываться от Правителя, Ана, - он с сомнением покачал головой, словно подтверждая собственную мысль, - Даже не сомневайся, что все школы на планете у него под наблюдением. И до сих пор ты не обнаружена только лишь потому, что спряталась и нигде не объявлялась. Стоило бы тебе появиться с ребёнком хоть где-нибудь в общественном месте обучения - Он в тот же бы миг об этом узнал. Тебе просто нужно с ним договориться. И..., прости, но ты уверенна, что скрываться, сбегать и постоянно прятаться - то, что тебе нужно и пойдёт на пользу ребёнку? Он ведь тоже ей не чужой и волнуется, не зная что с вами. Ты ведь можешь просто научиться жить с ним вместе. Можешь на своих условиях - Ад наверняка на них пойдёт, что бы ты ни потребовала. Просто подумай, что тебе важно и скажи об этом. Вы же Правители, первая семья нашей планеты. Вы - Повелители. Вы же единственные на весь наш мир! Вы просто не можете всех нас проигнорировать.
     -    Дит, - простонала я, услышав по новому кругу запущенную очередную заезженную пластинку "ты должна, ты повелительница, ты единственная", - Прости, но для меня совсем не аргумент - нужно. Я должна Дэль и Злате, Мою, и даже - тебе, потому что они - моя семья, а ты - мой друг, но никак не этому миру, моему роду или чему там ещё. Я никуда не планирую сбегать с вашей планеты и продолжаю на неё влиять своим присутствием, но я же живой человек и жить должна, принимая собственные решения. Как бы ты отнёсся, если бы оказался в ситуации, когда за тебя выбрали для тебя же женщину и сказали - только она во всем мире может быть твоей женой. Живи с ней, спи с ней, рожай с ней детей, потому что так нужно? Куда бы ты всех нас послал, и как скоро? Любой человек имеет право выбирать, как ему жить. И я тоже!
     -    Прости, милая, - с грустью и сочувствием проговорил мой друг, выслушав мою горестную тираду и похлопывая меня по ладошке, заметив как я скривилась от боли, попытавшись чуть более комфортно усесться на этой узкой лежанке, - Но, ключевое во всём этом то, что ты - не человек. Ты Повелительница, а это совсем другая история.
     -    О Боже мой! - скривилась я, заслышав снова об этой расовой разделённости, - Да ведь даже у Вас существуют более широкие взгляды на этот вопрос и смешанные браки - нормальное явление в вашем обществе. А мы даже внешне никак не отличаемся от представителей человеческого рода. Я вот, всю свою жизнь прожила среди людей и замужем была за человеком - и ничего. Вон, даже Клэм ничего не заподозрил, принимая меня у себя, хотя каждый день куда как плотно общается со мной и прекрасно осведомлён о существовании Повелителей.
     -    В этом ты абсолютно права. Внешне вы действительно от нас неотличимы. И браки между двумя представителями разных рас у нас существуют и считаются допустимыми. Временные союзы, правда, и с личного разрешения Правителя, - он ехидно усмехнулся при этих словах, - Догадайся, что он ответит, вздумай ты воспользоваться подобным правом?
     -    Мне-то что? - возмутилась я, больше думая о том, у кого должен спрашивать разрешения сам Правитель, вздумай он создать подобный союз со своей возлюбленной, - Мне замуж идти совсем не хочется. Ни сейчас, ни в любом обозримом будущем. Да и не за кого, откровенно говоря. Я просто так уточняю. Из чувства социальной справедливости.
     -    Ладно, справедливая наша, - улыбнулся Дит, поднимаясь с моей постели, - Выздоравливай пока, я попробую разобраться с Мириэлем и устроить тебе небольшие каникулы. Но тебе рекомендую не сильно рассчитывать, что долго сможешь здесь отсиживаться. Подумай, что скажешь при встрече и что тебе действительно необходимо попросить, чтобы мирно сосуществовать с Адгаром. Он, конечно, настойчивый мужчина, но думаю, даже он способен понять, когда следует нажать на паузу. Подумай, что будет самым правильным и сделай так. С остальным мы потихоньку разберёмся.
                 Я с облегчением выдохнула, поняв, что самое сложное сейчас я сделала - выторговала для себя небольшой перерыв между стрессами, устранив самую весомую для себя угрозу - разоблачение. А с остальным мы действительно разберёмся, по мере поступления. Я была согласна, что моему спокойствию здесь пришёл конец, поскольку, если хоть один человек, даже самый надёжный, знает, где я, для остальных это просто вопрос времени - найти меня. Оценивая для себя, на что настроиться - сбежать дальше, в попытке скрыться на новом месте и по-новому попытаться себе устроить нормальную человеческую жизнь, как только мне станет достаточно хорошо, или же решить раз и навсегда вопрос с Адгаром, как настойчиво советовал Дит, дать ему понять, что для меня вообще не вариант быть "правильной" парой и если он действительно хочет общаться с Дэниэль и принимать участие в её взрослении, то только на определённых условиях. Вот только, могу ли я ему доверять? Да и себе, если честно, тоже? Вспоминая мои реакции на один только звук его голоса, я боялась, что наступит тот момент, когда я не услышу руководство собственного разума и не устою. Я представила себе, что снова нахожусь в резиденции, живу с ним на одном этаже, хоть и в разных комнатах, и поняла, насколько сложной, а, откровенно, и невыносимой, должна будет стать для меня подобная ситуация. Да и Адгар, могу ли я предположить, что он станет строить свои отношения с любимой женщиной, если под боком будет всё время находиться та, с кем он чувствует себя обязанным связать свою жизнь? А даже если и решится, то как буду себя чувствовать я? И не случится ли такой момент, когда наша тяга, заложенная непонятно на каком физическом уровне, сработает опять и мы не устоим? Нужно ли это мне? Нет, однозначно, нет. Да и ему самому, уверенна, эта ситуация не добавит счастья. Только вот с этим и была она, очень маленькая, но критичная по своей сути загвоздка - меня настолько сильно тянуло к этому мужчине, что даже от самого осознания, что он находится в соседней комнате, от факта его присутствия рядом, моё тело самым бессовестным образом подводило меня, категорически отказываясь слушать призывы разума в пользу неимоверного желания плоти. А потому, вариант - разобраться с Адгаром и решить с ним этот вопрос - очень, ну очень дурная идея. А значит, бежать! При первом же удобном случае.
     -    Клэм, ты можешь мне объяснить, что происходит? - неожиданно услышала я знакомый голос, сейчас вибрирующий от сильного раздражения, прерывая мои размышления в самый решительный момент, - Тебе не кажется, что за все эти годы совместной работы, я заслужил честный ответ, а не такое странное к себе отношение?
     -    Хочешь честный ответ? Хорошо, - мой нынешний босс, явно не страдающий избытком спокойствия, громко хлопнул по столу каким-то предметом, из-за чего даже я, находясь с другой стороны двери, подпрыгнула на месте, плотно сжав зубы, чтобы не ойкнуть от неожиданности и, как следствие, боли, тут же давшей о себе знать, - Я считаю недопустимым непочтительно обращаться с женщиной.
     -    Что? С какой ещё женщиной? - протянул Грид в ответ, явно удивившись озвученной причине, - Можешь с этого места поподробнее? О чём ты говоришь вообще?
     -    О том, что допустимо в обращении со слабым полом, - всё ещё раздраженно и явно еле сдерживаясь ответил Клэм, снова хлопнув по столу каким-то предметом, - А что оставляет отчётливые следы на её коже почти на неделю, вынуждая прятаться неизвестно где в попытке избежать подобных знаков внимания.
                 Воцарившаяся пауза, в которую каждый из присутствующих пытался осознать высказанное обвинение - Грид - понять о чём вообще идёт речь, я - как Клэм мог прийти к выводу, что мужчиной, оставившим отпечатки своих ладоней на моей коже, является начальник разведки Адивинеры, - была прервана самым неожиданным для меня образом. Я услышала голос именно того, кто был наибольшим моим искушением и от кого я решила держаться как можно дальше:
     -    Думаю, твои коллеги не очень верно оценили ситуацию, - приглушённый расстоянием и шумом приветствия нескольких человек, голос Правителя этой планеты, как по команде, запустил море эмоций у меня внутри - от волнения и до беспокойства, - Я бы даже сказал, кардинально неверно.
     -    Какую ситуацию? Я ничего не понимаю, - явно отодвинув кресло и усевшись за столом, где я обычно накрывала себе и мелким покушать, начальник разведки, а заодно и местной службы безопасности, растерянно проговорил, - Может мне кто-нибудь хоть что-то обьяснить, о чём вы вообще говорите?
     -    О, Грид, - прозвучав уже значительно ближе, Адгар, похоже, расположился с ним рядом, - Это же так ясно. Посмотри вокруг, проанализируй, что ты сегодня узнал об этом месте и сопоставь с тем, что тебе только что сказали.
                 Молчание, сопроводившее слова Повелителя, красноречиво свидетельствовало о том, что все стали выполнять его указание. Моё сердце, снова сорвавшись в жуткий ритм, опять на него среагировало самым типичным для меня образом. Мне показалось, что с каждым новым разом, когда я чувствую его присутствие рядом, моя реакция на этого мужчину становится всё более и более обострённой. Боясь и волнуясь в ожидании следующих слов, я резко дёрнулась, перехватив Злату в тот самый момент, когда она, снова взволнованная моими реакциями, ринулась суетиться вокруг меня, угрожая поднять множество шума.
     -    Около недели назад в этом чудесном заведении стали подавать уникальный для нашей планеты продукт под названием "пицца", - после недолгой паузы, в которую никто из озадаченных мужчин не выдвинул никаких теорий, голос Правителя, продолжая звучать всё так же спокойно, но, как мне показалось, несколько утомлённо, не оставлял более шанса для надежды, вынудив меня кусать губы от досады, что прокололась на таком элементарном уровне, - Чуть позже в городе была замечена новая жительница и поползли слухи, что наш ревностный защитник дам обзавёлся собственной, правда уже с ребёнком - девочкой-смеском, лет пяти примерно, поскольку они были замечены выходящими именно из этого места.
                 В этих словах, мне показалось, я услышала отзвуки злости или раздражения, но, беспокоясь о том, что меня рассекретили, я отбросила это наблюдение и с замиранием сердца стала ждать продолжения, не рискуя не только двинуться, но и дышать, напряженно соображая, что же делать дальше. А выхода я не видела вообще.
     -    Добавь к этому удивительно улучшившийся магический фон данной местности, согласно последним данным, и странность реакции твоих, многими сотнями лет и совместных операций проверенных, напарников на твоё присутствие, - не заставил долго себя ждать он.
     -    А я-то тут при чём? - спустя мгновение возмутился, по всей видимости, наконец сообразивший в чём, а вернее в ком, корень всех зол, главный пострадавший, вызвав у меня ту же волну удивления и по тому же вопросу.
     -    О! - откликнулся Повелитель, по всей видимости решивший до конца доиграть свою партию, - Думаю, здесь всё ещё проще. Не имея ни малейшего представления, кого приютили, Клэм с Зэном, будучи людьми крайне наблюдательными, заметили некоторые странности у своей гостьи. Сделав ряд абсолютно не сложных логических заключений, они пришли к выводу, что женщина не так проста, как пытается казаться, и имеет отношение к кому-то из нас. Не знаю, что именно их навело на мысль именно о нашем обществе, какое-то неаккуратное замечание, или, наоборот, знание чего-то, но связали они её именно с нами. Воспользовавшись методом исключения, думаю, наши друзья пришли к ложному выводу, что это - ты.
     -    Я?! - Гридар, явно расстроенный, но уже понявший суть проблемы, удивился этому решению, - Почему я?
     -    Это не важно, - категорично отрезал дальнейшие возмущения своего оскорблённого друга, решительный Повелитель, - Вопрос в другом - на каких условиях Вы пригласили к себе эту женщину? И, кто из вас с ней спал?
     -    Что?! - возмутились сразу оба, зеркально отобразив моё собственное возмущение, как только я услышала подобное заявление, - Как можно спать с беременной женщиной?!

     Глава 12. Шок и страх.

                 Дверь, ещё несколько секунд назад защищавшая меня от необходимости объясняться, совсем не оказалась телепортом в другой город, а лучше, в другое время или измерение. Стоя сейчас чётко напротив неё, я собиралась с последними силами, готовясь встретить осуждение и непонимание, когда откроется моя ложь о моём состоянии. Слушая сейчас долгую напряжённую паузу, воцарившуюся с той стороны, я желала только одного - провалиться на этом месте. Но, как говорится, не с моим счастьем. Решившись встретить проблему лицом к лицу и чтобы не передумать, я резко подняла руку, в ту же секунду ощутив острую боль, но приказывая себе сейчас на неё не реагировать.
     -    Привет, - произнесла я, удивляясь громкости и спокойствию собственного голоса и не понимая как набралась сил, чтобы прямо глядя в зелёные глаза, не проявить слабости.
     -    Дит, - не отрывая внимательных глаз от моего со всех сил спокойного лица, многозначительно протянул, показавшийся мне на удивление уставшим и несколько осунувшимся, Правитель Адивинеры.
                 Словно по заранее согласованному плану, мой штатный напарник и, одновременно, один из самых приближенных к Адгару безопасников, поднялся из-за стола, за которым до этого сидел вместе с остальными, и двинулся в сторону выхода, увлекая за собой обоих хозяев ресторанчика.
     -    Пойдёмте, - не предоставляя даже шанса к тому, чтобы возразить, он одним чётким движением сопроводил их в сторону выхода на террасу.
                 Гридар, к моему глубокому удивлению, за ним не последовал, оставшись стоять у двери, чётко так же, как в своё время встал на этом же месте Зэн, когда я только здесь появилась, явно охраняя вход от не желательных посетителей и контролируя, чтобы нас никто не мог подслушать. Словно удивляясь подобному поведению собственного телохранителя, Правитель Адивинеры удивлённо на него глянул, вопросительно изогнув бровь в уточняющем жесте, однако вместо сию же минуту отреагировавшего подчинённого, на Адгара взглянул уверенный друг, без единого намёка на послушание. Удивляясь возникшей заминке, а заодно и пользуясь этим мгновением, чтобы настроить себя на нужный лад, я не спешила прерывать возникшую паузу.
     -    Не хочешь присесть? - всё же вернув мне внимание, предложил мужчина, указывая на кресло чётко напротив себя.
                 В одну секунду почувствовав и облегчение, больше не будучи вынужденной претерпевать боль на ногах, с другой стороны ещё больше её спровоцировав, когда заставила себя оторваться от двери и двинуться в сторону указанного места, я ругала себя за резкий толчок совести, побудивший меня собраться с силами и выйти наружу, вместо того, чтобы продолжать тихо отлёживаться, как мне настойчиво советовали оба доктора. Усевшись насколько только было возможно аккуратно и по мере возможности комфортно, стараясь занять максимально удобное положение или, скорее, минимально неудобное, я снова подняла взгляд на мужчину, внимательно наблюдающего за каждым моим движением с места напротив.
     -    Я рад, что ты жива, - наконец устало произнёс он, слегка откинувшись на спинку кресла, в котором сидел, чем вызвал у меня целую волну удивления, которую я, по всей видимости, не смогла сдержать, поскольку услышала пояснение, - Ты вышла ночью, в сторону океана, в период самого сильного прилива, когда волны полностью накрывают прибрежную часть, достигая даже нашего ограждения. Я не могу тебе передать, что я пережил, когда увидел открытую калитку в том месте. Мы почти сутки искали ваши тела на дне океана и в районе прибрежных скал, пока не поняли, что вы просто сбежали и то лишь благодаря переполоху, устроенному вами в резиденции Иверы, когда вы посреди ночи заявились в центральный городской дворец.
                 Я, уже не способная контролировать собственные эмоции, растерянно смотрела на мужчину, устало глядящего на меня, понимая, что не оставив ему даже записки, вполне могла дать повод предполагать худшее. Тем более, учитывая тот жуткий опыт, который был у него из-за гибели всех его близких, я могла только предположить, что он должен был испытать, решив что и нас в его жизни больше не будет, хотя мы так и не стали полноценной семьёй.
     -    Прости, - невольно прошептала я, испытав жуткое чувство вины за подобную невнимательность, - Я не хотела заставлять тебя нервничать. Я даже не предположила, что ты можешь такое подумать. С нами с Дэль на самом деле всё в полном порядке.
                 Я заметила, как тяжелеет его взгляд, становясь из уставшего просто каменным.
     -    Я знаю, что сам спровоцировал тебя, - не прекращая внимательно меня рассматривать, спустя краткое мгновение, продолжил он, - Но можешь мне объяснить, почему ты так резко меня выставила?
                 Я пару раз хлопнула ресницами, обдумывая, что стоит ему сказать, а на чём совсем не следует акцентировать внимания. Понимая, что нет ни малейшего смысла детализировано ему пояснять, что самым банальным образом не пожелала оказаться третьей лишней, и более того, сама не имея ни малейшего понимания, почему так остро на всё это отреагировала, я просто пожала плечами, уходя от прямого ответа.
     -    Не думаю, что это сейчас важно, - проговорила я, стараясь держаться максимально спокойно и уверенно и уже приняв решение, как поступить дальше, - Ты сам мне когда-то сказал, что как только я почувствую, что между нами установилась связь, я должна сама к тебе прийти и сказать об этом. Так вот, Адгар, я прямо тебе говорю - между нами нет абсолютно никакой связи, кроме кровной, провоцирующей это жутко неуместное физическое влечение. Но, как ты сам упоминал, она была бы точно такая же, будь на твоём месте любой другой мужской представитель нашего рода.
                 Я увидела, как, реагируя на мои слова, резко расширились его зрачки, заполнившись гневом и раздражением. Буквально ощущая резко появившееся в его теле напряжение, я постаралась прямо выдержать его взгляд и не ответить неуверенностью. Отсчитывая мгновения, которые прошли с момента моего признания, я с ужасом ожидала его реакцию, радуясь, что за нашими спинами стоит, хоть и не мой, но телохранитель, способный вмешаться в случае опасности. Видя, как в первое мгновение поддавшись чувствам, Адгар постепенно с собой совладал, превратившись с задетого моими словами мужчины в образец отстранённого внимания, я чуть спокойнее глянула на него, уже немного расслабившись.
     -    Можешь мне объяснить, что это за история с беременностью? - его насильственно спокойный голос, показавшийся мне абсолютно чужим и далёким, не выказывал ни малейшего интереса к обсуждаемому вопросу.
     -    Клэм увидел, как мне стало плохо, - пояснила я, как если бы речь шла действительно о чём-то обыденном, - И решил, что это из-за перенапряжения во время беременности. Я не стала его разубеждать, предположив, что таким образом избегну излишнего внимания и не нужных вопросов. Тогда мне это показалось хорошим решением.
     -    Понятно, - снова безразлично подытожил он, печатая что-то в информере, - Я позову к тебе Вила, пусть посмотрит, всё ли в порядке и не требуется ли какого-то вмешательства с его стороны. Полагаю, ты захочешь забрать свои вещи. Я попрошу Дитира о тебе позаботиться.
     -    Спасибо, - мне было странно вести подобный диалог, наблюдая, как постепенно, этот сильный и страстный мужчина, которого я знала совершенно с другой стороны, от меня закрывается, но в данных обстоятельствах, мне казалось это лучшим вариантом.
     -    Сейчас нам нужно решить ситуацию с нашей дочерью, - он снова оторвал взгляд от печатания и сдержанно на меня посмотрел, - Ребёнку требуется спокойствие и внимание, а также забота и возможность продолжить обучение. Я так понимаю, в ближайшее время ты ей всё это предоставить не сможешь.
                 Я в ужасе на него посмотрела, опасаясь, что следующим своим решением, он насовсем заберёт у меня девочку. Боясь, что именно так и произойдёт, если я ничего не сделаю, я склонилась в его сторону, рассматривая его безучастное лицо и пытаясь придумать, как исправить ситуацию.
     -    Думаю, для начала, мы можем спросить это у Дэль, - возразила я, чувствуя, как моё сердце наполняется паникой, - Не думаю, что ей было со мной так уж ужасно. Если нам больше не нужно будет скрываться и мы запросто сможем ходить на занятия, то вопрос с комфортом её со мной пребывания, будет не таким острым.
     -    Разумно, - ответил на мои слова он, слегка склонившись в мою сторону и скрестившись со мной холодным и даже высокомерным взглядом, - При условии, конечно, что ты планируешь продолжать у меня жить, поскольку место, в котором ты сейчас с ней остановилась, также принадлежит мне, как и множество других на этой планете.
                 Я резко замерла, удивлённо на него глядя, понимая, в какую ловушку сейчас угодила. Если скажу да, то автоматически получится, что опять нахожусь на его иждивении. Если отвечу отказом, то получится, что мы с дочерью снова окажемся на улице. Не зная, как лучше всего поступить в этой ситуации, я растерянно обвела взглядом помещение, которое привыкла считать независимой территорией, своим убежищем и, временным, но домом, а по факту опять оказалась в имуществе Правителя.
     -    Я не стану тебя утруждать своим содержанием. Единственная моя действительная забота - чтобы Дэниэль было хорошо. Если она захочет какое-то время побыть с тобой или пожить в школе магии, я буду рада её навещать. Если же она посчитает возможным со мной остаться, я постараюсь в ближайшее же время, как только смогу передвигаться, найти место, где мы вдвоём никому не будем мешать.
                 Выслушав сдержанно мои слова, словно действительно принял их во внимание, он кратко кивнул, позволяя мне так и сделать. Я растерянно глянула в сторону лестницы, вверх по которой поднявшись, я бы оказалась в комнате Клэма или Зэна, не зная точно, в которой из них сейчас отдыхает девочка. Чётко понимая, что даже одной ступеньки сейчас не смогу преодолеть, не свернувшись калачиком в пролёте между ними, я с благодарностью отметила, что Грид тут же двинулся в этом направлении, выручая меня из неловкой ситуации. Не прошло и двух минут, в которые я с волнением оценивала сложившиеся обстоятельства, как на лестнице показался вначале Мой, а затем и остальные участники шествия. Дэниэль, явно только проснувшаяся, растерянно потирала глаза, рассматривая всех здесь находящихся. Немного потянувшись в моём направлении, она вывернулась из рук удерживающего её начальника службы безопасности и спустя мгновение прижалась к моим ногам, как стала делать в последнее время.
     -    Ты чего? - аккуратно отстраняя её от себя и приподнимая на руки, поинтересовалась я, озаботившись её реакцией и стараясь игнорировать боль, уже непрерывно стягивающую все мои нервные окончания, - Застеснялась, что ли? Или ещё не проснулась?
                 Не дождавшись её ответа, я аккуратно развернула её к себе, стараясь рассмотреть выражение детского лица и сожалея, что не заметила ранее, а, соответственно, и не смогла исправить, её странную реакцию на Адгара.
     -    Мы с папой хотели у тебя спросить, - ласково поглаживая её по кучерявой головке и поправляя локоны, чтобы они не цеплялись за её милые ушки, чего она страшно не любила, поинтересовалась я, - Где тебе больше хочется пожить. У себя в комнате в резиденции, или, может, несколько дней погостить у Владилена в школе?
     -    С тобой, - очень тихо прошептала она, крепко стискивая меня в объятиях.
     -    Милая, - аккуратно развернула я её к себе лицом, стараясь исправить упущенное, хотя и понимала, что лучше бы было это сделать наедине, а не в присутствии мужчины, по отношению к которому она стала испытывать такое отчуждение, но я просто физически не могла этого изменить, - Ты помнишь, как я тебе говорила, что иногда немножечко болею?
     -    Это когда чуть-чуть? - прошептала девочка, обеспокоено меня рассматривая.
     -    Да, это когда чуть-чуть, - подтвердила я, успокоительно её поглаживая, - И сейчас я снова немножечко не хорошо себя чувствую. Поэтому папа предложил тебя ненадолго забрать к себе, пока я выздоровею.
                 Видя её замешательство и настороженное молчание, я тем не менее решилась продолжить, понимая, что эту ситуацию так просто оставлять нельзя. Не дождавшись никакого ответа, я продолжила с ней разговаривать:
     -    Я знаю, что ты недавно испугалась, когда увидела, что я поранилась и, как мне показалось, подумала, что это папа меня обидел, - я специально старалась так говорить, чтобы не подчеркнуть участия Адгара в этом вопросе, - Но ты же видишь, что всё уже почти зажило и я в полном порядке?
     -    Да, - кивнула девочка, во все глаза глядя на отца, а потом снова на меня.
     -    Ты ведь знаешь, что папочка очень тебя любит и никому не даст в обиду? - снова спросила я, заметив интерес, мелькнувший в её глазах при очередном взгляде на Адгара.
     -    А тебя? - подала голос девчушка, явно проверяя надёжность моего объяснения и с надеждой глядя в малахитовые глаза сидящего напротив Правителя.
     -    И меня, солнышко, - поцеловав её в щёчку, я опустила её на пол и, слегка подтолкнув в спину, направила к мужчине, которого, я знаю, она любила действительно как отца, хоть и немного растерялась в последнее время.
                 Заметив лишь небольшую заминку, когда она подошла совсем близко к Адгару и несколько неуверенно обернулась в мою сторону, словно в ожидании подтверждения, что всё верно и мужчина, принявший её в свою семью, действительно достоин её внимания, я с улыбкой наблюдала их очередное воссоединение. Без единого сомнения было очевидно, что эти двое неимоверно сильно соскучились друг за другом, поскольку их объятия были искренне крепкими.
     -    Ана, - раздавшийся голос от двери, где на дежурстве снова стоял верный страж порядка и спокойствия первой семьи Адивинеры, отвлёк меня от трепетной сцены, которую я с некоторой грустью и с огромным удовлетворением наблюдала, сидя в кресле напротив, - Мне Адгар написал, что ты снова плохо себя чувствуешь и попросил тебя посмотреть.
     -    Есть такое. К сожалению, я немного переусердствовала, - вымучено улыбнулась я, приветствуя Вила, хитро сощурившегося у входа, - И чуток не рассчитала сил. Думаю, это из-за поднятия тяжести. Я оказалась не самой послушной пациенткой, не вняла твоим постоянным увещеваниям не перетруждаться. Вот теперь снова страдаю.
     -    Сейчас разберёмся, - он подошёл непосредственно к нам и водрузил прямо на стол свой неизменный чемоданчик, внимательно рассматривая представшую его вниманию картину - я сижу, еле сдерживаясь, чтобы не застонать, так плохо мне было, наверняка бледная и покрывшаяся испариной, и Адгар с Дэль в обнимочку, довольные, сидят напротив, - Мне сегодня пришло очень интересное уведомление от одного из наших лекарей. Он сообщал, что обнаружил именно здесь, в этом городе, женщину с активной кровью Повелителей. Правда он утверждал, что она ещё вся в синяках и беременна.
                 Не зная, куда деваться от смущения, я растерянно глянула на своего постоянного врача, затем перевела взгляд на Адгара, как раз передающего растерявшуюся девочку Гриду, мгновенно сообразившему, что нужно сделать и подошедшему, чтобы вынести её из кухни и дать нам возможность более спокойно пообщаться с доктором, чей внимательный взгляд, прикованный вначале к моему лицу, а затем телу, словно выискивал ответ на не заданный вопрос, может ли всё упомянутое действительно быть правдой.
     -    Ты же сам меня обследовал несколько раз, сканируя своим чудо-аппаратом с ног до головы на предмет обнаружения любых аномалий, - возразила я в наступившей тишине, когда на кухне остались лишь мы втроём, - Да и препарат, который ты вколол Адгару, не предполагает подобного развития событий, не так ли? Так что с беременностью, Ваш лекарь несколько поспешил. Это просто очередной виток моей болезненной адаптации.
     -    Значит в остальном, всё правда? - его проницательный, слегка прищуренный, взгляд заставил меня напряженно замереть, боясь лишним словом или движением вызвать уже третью за сегодняшний день неадекватную реакцию на мои плохо заживающие синяки, - Что же касается тех обследований, о которых ты упомянула, то вынужден тебя огорчить, драгоценная наша леди, они были нацелены на обнаружение неестественных изменений или процессов в твоём организме. Беременность же не является таковой и, как следствие, под данный вид диагностики не подпадает. Обычно, женщины отслеживают это несколько иным способом. Удивлён, что ты не в курсе. Мне казалось это общим для всех планет и расовых принадлежностей.
                 Я растеряно смотрела на поразившего меня своими словами лекаря, в который раз за сегодня, удивляясь собственной невнимательности. Заметив паузу, которую он сделал, многозначительно на меня посмотрев, я уже напряженно на него уставилась, пытаясь проанализировать то, что он явно имел в виду. Только сейчас, спустя более, чем два месяца с момента моего здесь появления, я поняла, что ни разу не испытывала неудобств, связанных с обычными для любой женщины, днями. Относя вначале всё на стресс, затем на изменения моего организма, а после того, как Адгар использовал препарат и вовсе перестав об этом беспокоиться, я постепенно так себя настроила не заботиться об этом вопросе, что даже мысли не допускала о подобном варианте. Чувствуя, как вначале паника, а затем шок, подкрадываются к моему сознанию, я растерянно глянула на всё ещё внимательно следящего за изменениями в выражении моего лица мага-лекаря, затем на напряженно замершего Адгара, ни единым движением или взглядом не показавшего своего истинного впечатления от этих слов, и снова вернула внимание доктору. Понимая, что не могу сама его об этом спросить, я просто открыла, а затем снова закрыла рот, так и не проронив ни единого звука.
     -    Это очень легко выяснить, - словно услышав мой немой вопрос, отреагировал Вил и тут же закопался в своём чемоданчике, извлекая из него точно такую же пластину, какую я уже видела сегодня чуть ранее днём, только в руках другого доктора, - Дай мне свою руку.
                 Практически не соображая, что происходит и до конца не веря, что со мной, я наблюдала вначале, как уже привычным мне движением, человеческий маг раскрыл упаковку, затем почувствовала, как моей кожи коснулся странный клейкий эластичный прямоугольник и спустя пару секунд ощутила знакомое покалывание забора жидкости из тканей моей кожи - чуть щекочущее, чуть дискомфортное. Буквально видя, как постепенно меняется цвет пластыря с белоснежного на слегка бежевый, а затем насыщенный телесный, в центре которого проступил чётко видный ярко-красный круг, я напряженно ждала, какой сейчас получу вердикт. Не дождавшись реакции со стороны мужчин, я подняла взгляд вверх и с полным ужасом наблюдала исполненный непередаваемого торжества и еле сдерживаемой радости вид мага, нисколько не охладившего своего ликования, несмотря на полное отсутствие какой-либо заметной реакции со стороны сидящего напротив Правителя.
     -    Поздравляю, - не сдержавшись, наконец заговорил Вил, довольно потирая руки, словно моя невероятная беременность была его личным достижением, - Очень скоро вы станете родителями.
     -    Но, - прошептала я, всеми силами сопротивляясь подобному развитию событий, - Ты же сам говорил, что в моём состоянии забеременеть практически невозможно. Да и боли у меня сейчас очень специфические, почти как были вначале, когда вы решили, что меня отравили. Мог ведь этот тест как-то неверно на всё это среагировать? Мне действительно очень плохо.
     -    То, что ты испытываешь боли - это в самом деле не хорошо, поскольку организм у тебя слишком слабый, ещё совсем не успевший приблизиться к нормальному состоянию и приготовиться к материнству, - возвращаясь к значительно более серьёзному виду, обеспокоено заговорил врач, внимательно меня рассматривая и уже несколько раздраженно поглядывая в сторону никак не реагирующего на происходящие события, Адгара, - Я сейчас ещё раз хочу тебя просканировать, чтобы понять, какие процессы происходят у тебя внутри. Как только мы получим точные результаты, сможем уже более предметно что-то обсуждать.
                 Я с беспокойством взглянула в сторону совсем недавно оставленной комнаты, расстояние до которой сейчас казалось мне просто непреодолимым. Видя, что маг с пониманием и сочувствием проследил мой беспомощный взгляд, я собралась с силами и, опираясь на предложенную им руку, двинулась в нужном направлении, но спустя буквально шаг ощутила аккуратное, но решительное касание мужской ладони к своему плечу. Не успев даже обернуться или каким-то другим образом отреагировать на неожиданную помощь, я легко взлетела вверх, поднятая на руки сильным, но жутко сердитым мужчиной. Моя щека коснулась приятной нежной элькарры, плотно обтягивающей крепкую мужскую грудь, а глаза встретились с ужасно раздражённым взглядом малахитовых глаз. Стараясь не дышать, но против воли наслаждаясь близостью этого мужчины, его сводящим с ума запахом и сразу ощущая, как моё сердце пропускает удар, чтобы подстроиться под ритм таких близких ударов его сердца, я с ужасом поняла, что невольно прижалась, подсознательно сокращая то ничтожное расстояние, которое ещё между нами оставалось. Даже не заметив, как мы оказалась внутри, я неожиданно дёрнулась, атакованная неведомым нападающим существом. Резко взвизгнув от неожиданности и вжавшись в тело несущего меня мужчины, я с огромным удивлением обнаружила у себя на груди отчаянно машущую слабенькими крыльями Злату, неведомо как, поднявшую своё миниатюрное тельце, беспорядочно болтающееся на вису в разные стороны, на высоту роста крепкого здорового мужчины.
     -    Златушка моя, - подхватывая её к себе на ладони, едва сообразив, кто нас атаковал, я с удивлением уставилась на впервые взлетевшую драконицу, заставившую даже непрошибаемого Адгара удивлённо замереть, - Ты же ещё слабенькая для таких сложных дел!
     -    Думаю, она слишком переволновалась за тебя, - Вил с академическим интересом наблюдал эту картину - я на руках Адгара, крепко удерживаемая в его объятиях, и моя питомица, с вытаращенными глазками цепляющаяся за мои пальцы, всё ещё усиленно машущая крошечными крылышками в явной попытке не свалиться, - Она, похоже, давно пыталась взлететь. Посмотри, что случилось с постелью.
     -    Бедняжка, - я заметила беспорядок, царящий в комнате из-за скомканного покрывала и разбросанных свежевыстиранных вещей Дэль, до этого аккуратной стопочкой стоящих у стены, а ещё отметила для себя, что войдя сюда втроём, мы полностью заполнили это крошечное пространство.
     -    Адгар, клади Ану на постель и забери у неё бедную хранительницу, - Вил, уже снова превратившийся в уверенного доктора, раздавал команды, орудуя в качестве указки шарообразным сканером, зажатым в руке, - Она будет нам мешать делать обследование.
                 К моему огромному удивлению, моя верная драконочка преспокойно отнеслась ко вмешательству мужчины и вполне мирно устроилась в его руках, пока моё неподвижное тело мягко перемещаясь по контуру, аккуратно считывал уже знакомый прибор. Лишенная сейчас возможности двигаться, вынужденная рассматривать ставший за последние несколько дней уже изученным, потолок, я оценивала новый выверт моей жизненной ситуации. Казалось, что может быть более неожиданным, чем попадание на далёкую магическую планету в качестве призванной по крови Повелительницы? Но нет. Сейчас, принимая факт собственной беременности, я понимала, что куда как более поражена. Ощущая, как внутри растёт осознание, что малюсенькая часть меня сейчас развивается во мне, создавая новую жизнь, всецело зависящую от меня на данном этапе, я с поразившей меня саму нежностью поняла, насколько это удивительно и поистине чудесно, испытав просто нереальное чувство восторга и страха, что что-то может пойти не так, из-за чего с беспокойством стала ожидать явно неприятного вердикта, когда в ответ на ознакомление с данными в информере, всего несколько минут назад такой безмерно счастливый Глава Совета магов Адивинеры, а заодно главный зачинщик моего сюда призыва, начал постепенно мрачнеть, пока не стал каким-то виновато - встревоженным. Волнуясь, я перевела растерянный взгляд на единственного мужчину, чьему мнению привыкла здесь доверять и на чью поддержку полагаться. Передо мной стоял предельно сдержанный и абсолютно себя контролирующий Правитель этой планеты. Не зная, что думать и как себя вести в сложившейся ситуации, я снова вернула своё внимание единственному не безразличному к тому, что со мной сейчас происходит, мужчине и аккуратно поинтересовалась:
     -    Можешь мне сказать, что ты там увидел, Вил? - чувствуя, как от волнения начинает дрожать мой голос, я постаралась сосредоточиться, понимая, что излишнее беспокойство сейчас, наихудшее, что я могу допустить, ведь от моих эмоций напрямую зависит, насколько плохо я себя буду чувствовать.
     -    Ну, - протянул нерешительно маг, растерянно глядя в сторону абсолютно безэмоционально наблюдающего за нами мужчины, - Факт беременности неоспорим. Вот только из-за того, что в твоём теле сейчас происходит вполне очевидное отторжение ребёнка. Не знаю, из-за чего - твоих нагрузок или вообще состояния здоровья, но ребёнок не может спокойно развиваться и сейчас твой организм его отталкивает. Слишком не подготовлено ещё твоё тело к подобному процессу.
     -    Ты хочешь сказать, - не позволяя себе впасть в панику, уточнила я, чувствуя, как предательская дрожь заполняет мой голос, - Что я могу потерять своего малыша?
     -    Если мы ничего не придумаем, - всё ещё растерянно поглядывая на хладнокровно слушающего и молча наблюдающего за нами Правителя, словно речь шла о чём-то, его нисколько не касающемся и не волнующем, подтвердил мои опасения доктор, - То это самый вероятный исход. Момент, когда мы уже ничего не сможем сделать, очень близок.
     -    Мириэль упоминал какую-то чудо таблетку для таких случаев, - лихорадочно соображая и пытаясь припомнить всё, что мне известно о беременности и её осложнениях, поделилась я, - Он даже обещал её заказать для меня на случай осложнений. Мы можем его позвать, если это поможет.
     -    Тебе нельзя принимать никаких препаратов, - категорично заявил доктор, нервно похлопывая в раздумье ладонью по информеру, отложенному на постель рядом со мной, отчего тот совершенно неожиданно сложился, - Да и эффективности от неё для тебя не слишком много. Она вся завязана на магии и содержит лишь немного успокоительного и целый ряд гормонов. На Повелительниц магия никак не действует, а сами по себе таблетки - очень слабая поддержка. Гормоны, теоретически, могли бы помочь, но в твоём случае, они вообще скорее всего, сработают с обратным эффектом, поскольку твой организм сейчас всецело настроен на избавление от всего инородного. А это работает нам в минус.
     -    Если они дают хоть какой-то шанс, - требовательно глянула я на доктора, вдруг подумав о том, что вообще единственная, кто может не просто позаботиться о малыше, развивающемся сейчас у меня внутри, а даже повлиять на возможность его существования, - Я готова рискнуть. Мне не важно, что будет потом, главное сейчас не дать ему погибнуть. Мы не можем ничего не сделать.
     -    Я же говорю, что это не поможет! Будь ты кем угодно, эльфом, гномом, орком или даже, обычным человеком, я бы мог дать тебе волшебный препарат и это повысило бы твои шансы. Но не в случае с Повелительницей. Сейчас это почти наверняка его убьёт! Тем более, что есть чуть более надёжный вариант, - немного растерянно глянув опять в сторону продолжающего сохранять упорное молчание Повелителя, неуверенно проговорил маг, в очередной раз нервно дёрнув ладонью, отчего информер снова приобрёл рабочую форму, - Правда он напрямую зависит от вас двоих.
     -    Что? Какой вариант? - нетерпеливо поторопила я, охлаждённая его бурной реакцией на мою готовность пожертвовать собственным здоровьем и уже чувствуя, как с каждой новой волной усиливающаяся, по всей видимости из-за абсолютной невозможности сдержать одолевающие меня эмоции, боль, угрожает моему малышу всё более возрастающей опасностью, от которой я никак не могу его оградить.
                 Снова неуверенно глянув в сторону явно понимающего о чём будет идти речь и нисколько не попытавшегося облегчить его задачу, Правителя Аливинеры, Вил немного замялся, но затем, увидев мою уже перерастающую в бешенство решительность и нетерпение найти любой возможный вариант, всё же стал, хоть и издали, объяснять упомянутое решение.
     -    Когда Аниара впервые забеременела, она очень испугалась, что может потерять малыша, как это произошло с одной из её подруг, когда та поздно заметила, что беременна и вовремя не уехала от мужа, как это чаще всего делают местные женщины, чтобы не спровоцировать отторжение ребёнка. Для нас это действительно большая проблема - сохранить беременность. Маги всех народов бьются над средствами по удержанию ребёнка, особенно в первые месяцы, - он в очередной раз остановился, по всей видимости пытаясь понять, как Адгар реагирует на этот рассказ, или давая ему возможность, собственно, это сделать, - Но! Оказавшись вдали от Повелителя, она стала замечать вначале дискомфорт, а затем и появление некоторых болезненных симптомов и, естественно, забила тревогу. Тогда мы собрались все вместе и подключили всех доступных лекарей и исследователей из всех народов, чтобы выяснить, как сохранить жизнь её малыша в целости и сохранности. Именно Орилум тогда предположил, путём достаточно сложных изысканий выяснив, что тело обычной женщины и тело Повелительницы по-разному реагируют на физическую близость с мужчиной. Вернее, их энергетические потоки реагируют совершенно противоположным образом. Если в первом случае это вполне может спровоцировать слабость и отторжение ребёнка, то во втором - реакция прямо противоположная. Словно запуская какие-то внутренние резервы и напитываясь энергией своей пары, тело Повелительницы успокаивается и приходит в своё лучшее состояние. Пользуясь этим знанием, наша предыдущая леди вполне успешно выносила и родила обоих своих сыновей.
     -    Но, - протянула я, заметив паузу в рассказе главного мага Адивинеры, и растерянно глядя в его яркие синие глаза, - Это ведь может и повредить? Я имею в виду, что это ведь не доказанный метод предотвращения отторжения плода?
     -    Гарантии никто не даст, - недовольно сморщившись от моего определения ребёнку и, словно подводя итог всему сказанному, пожал плечами лекарь, о котором Адгар в своё время сказал, как о самом лучшем специалисте своей области, - Но, из всех имеющихся вариантов, я бы сказал, что он самый обнадёживающий. 
                 Я растерянно глянула в сторону абсолютно спокойно слушающего наш диалог мужчины, чуть заметно поведшего бровью в явном ожидании моих дальнейших действий. В остальном же его лицо и тело не выдавали ни единого интереса к происходящим в его присутствии событиям. Покусывая губу в явном волнении, не зная, что думать или говорить, особенно в контексте моих последних слов, сказанных за несколько минут до появления доктора, я с мольбой уставилась на явно не понимающего, что между нами происходит, Владилена.
     -    Я вас оставлю, - поднимаясь и лишь бегло взглянув на своего Правителя и главную заботу последней тысячи лет, совершенно не так, как я ожидала, отреагировал он, - Уверен, вы со всем здесь сами разберётесь. На этом этапе я со своей стороны сделал, что мог. Остальное за вами. От переходов телепортом я бы пока рекомендовал воздержаться и сохранять постельный режим, хотя и не думаю, что этот чулан Вам подходит, леди.
                 С удивлением наблюдая, как слегка улыбнувшись на прощание немного печальной улыбкой, наш маг и главный советник по вопросам здоровья развернулся, подхватил с покрывала передо мной свой информер, снова оказавшийся сложенным, закинул его в саквояж, и медленно вышел за дверь, оставив меня растерянно глядящей ему в след. Я снова перевела взгляд на стоящего напротив мужчину, с явным интересом и даже каким-то вызовом в зелёных глазах, ожидающего моих дальнейших действий, спокойно облокотившись о стену и нежно поглаживая одним длинным пальцем животик уже опять расслаблено задремавшей Златы. Ещё недавно демонстративно безучастный к тому, что здесь происходит, ни слова не сказавший за всё это время, он сейчас был полным воплощением внимания к моей растерянной персоне. Не зная, как и что сказать, я лишь несколько раз моргнула, пытаясь прогнать непонятно откуда набежавшие слёзы.
     -    Это ведь и твой ребёнок, - тихо произнесла я, не понимая его странного поведения, - Мне казалось, ты его хотел.
     -    А ты - нет, - жёстко проронил он и медленно склонился к переноске, заботливо укладывая драконочку внутрь.
     -    Не говори так, - возразила я, не сдержавшись из-за его жестокости, - Я не планировала беременеть - это правда, но это не значит, что я могу желать смерти собственному ребёнку, когда он уже есть.
                 Продолжая вести себя как-то странно, Адгар лишь пожал плечами, словно пытаясь сказать, что ему всё равно, либо это не имеет никакого значения. Я вначале растерялась, а потом почувствовала, как злость и раздражение и обида из-за его безразличия, готовы меня подтолкнуть на весьма необдуманные действия. Заставив себя замереть, остановиться на пару секунд, расслабиться и подумать не о собственной гордости, а о том, что сейчас стоит на кону, я медленно сосчитала до трёх и подняла решительный взгляд на единственного, кто был способен мне сейчас помочь:
     -    Что ты хочешь за то, чтобы наш малыш выжил?
                 Чёрная бровь над малахитовым взглядом дрогнула и в удивлении поползла вверх. Не имея ни малейшего желания упустить этот шанс, добившись хоть какой-то реакции, я продолжила настойчиво ждать его ответ, внутри себя настроившись согласиться на всё, что бы он сейчас ни запросил, понимая, что цена уязвлённого в своей гордости мужчины, будет не маленькой.
     -    Речь не будет идти о шансе что-то там мне предоставить, - наконец холодно произнёс он и, дождавшись утвердительного кивка с моей стороны, продолжил, - Ты пообещаешь всегда быть со мной, сохранять мне верность и, самое главное, позволишь нам иметь детей, сколько будет возможно.
                 Я устало посмотрела на мужчину, сейчас вернувшего себе надо мной полную власть. Понимая, что у меня нет ни малейшего выбора, я была готова согласиться на что угодно: терпеть любовницу, или быть ею, знать о его чувствах к другой и молчать, страстно желать независимости и быть полностью подчинённой воли другого, любить свободу и отдать её в обмен на призрачный шанс сохранить жизнь своему ребёнку.
     -    Хорошо, - приняла я его условия, несколько растерявшись, когда заметила отрицательное покачивание черноволосой головы в ответ на моё согласие, только потом сообразив, что ему этого не достаточно и он хочет, чтобы я проявила инициативу и действительно ему поклялась.
                 Поднявшись с лежанки и с трудом держась на ногах, я преодолела те несколько сантиметров, что нас разделяли и оказавшись прямо напротив него и глядя в его удивительно глубокие зелёные глаза, сейчас пристально за мной наблюдающие, проговорила, твёрдо чеканя каждое слово:
     -    Я, Анабель, рождённая Викторией, обещаю тебе, Адгар, Правитель Адивинеры, всегда быть с тобой, сколько бы ты этого ни пожелал, хранить тебе верность, вне зависимости от того, как будут складываться наши жизненные обстоятельства, и родить тебе ребёнка, если это только будет зависеть от меня.
     -    Детей, - исправил моё обещание, настойчиво всматривающийся в мои глаза мужчина.
     -    Детей, - исправилась я, чувствуя, как мои пальцы, резко оказавшиеся в его ладонях, согретые его теплом, словно обдало жаром прежде, чем я почувствовала небольшое притяжение, подтолкнувшее меня в его объятия.
                 Губы, за секунду оказавшиеся прямо перед моим лицом, заставили меня напряженно замереть, почувствовав, что именно в это мгновение я теряю всё - свободу, самостоятельность, чувство собственного достоинства. Однако, не желая оставить себе шанс отступить, я сделала последнее движение, и преодолев то расстояние, которое оставалось между нами, впилась в его уста настойчивым поцелуем.
     Глава 13. Всё не так.

                 Заключив в объятия, ещё минуту назад такого далёкого от меня, мужчину, я с новой волной паники и страха поняла, что одним простым прикосновением, самым малым касанием своих безумно дрожащих искусанных от переживаний и волнения губ, я в миг стёрла между нами любые недопонимания, обиды и претензии, заставив желать меня до безумия, до полного отсутствия осознания в глазах, до мелкой дрожи в крепких руках, и полного забвения, самого осмысленного мужчину обоих известных мне миров. Испытывая с дотошной точностью то же самое в ответ, я лишь осколком сознания могла отметить, как медленно ступив назад, словно поддавшись диктату невидимой силы, толкнувшей нас друг к другу, я оказалась вначале прижатой к мужской груди, а затем медленно уложенной на ещё недавно такой узкий и маленький топчан. Потерявшись в ощущениях, забыв обо всём мире вокруг и своих собственных намерениях, я с самым невероятным самозабвением, отдалась опытным и таким страстным рукам и устам.
                 Мир миллиметр за миллиметром вторгался в моё сознание, стоило мне резко откинуть голову и сделать медленный глубокий вдох. Адгар, всё ещё теряясь на просторах страсти, сжимал меня в объятиях, жадно наслаждаясь оставшимися мгновениями прежде, чем тоже постепенно прийти в себя. Чётко ощущая все изменения, испытываемые удерживающим меня в кольце своих крепких рук, мужчины, я с ужасом и полной не готовностью к своему новому положению, ждала его реакции и обращённых ко мне холодных или равнодушных слов, а ещё больше, опасаясь высокомерного победного взгляда. Секунда сменялась следующей, не позволяя мне расслабиться в замершем ожидании прежде, чем я поняла одну простую вещь. Меня, кроме этой тревоги, совершенно ничто не беспокоило - ни резкая боль, ни, даже, просто тянущее ноющее ощущение внизу живота, которое не утихало последние несколько часов, начавшись с самого моего возвращения и вплоть до последнего времени. Боясь ещё надеяться на положительный результат, не позволяя себе расслабиться и радоваться, рассчитывая на лучшее, я аккуратно перевела дыхание, внимательно прислушиваясь к собственному, абсолютно успокоившемуся телу, испытывающему сейчас совершенно очевидную и абсолютно понятную негу, никак не связанную с моим предыдущим состоянием. Поражённая, я медленно шевельнулась, ожидая возврата болезненных ощущений, но нет. Меня ждало нечто совершенно другое, полностью неожиданное, а потому невероятно удивившее. Адгар, словно в ответ на мою активность, неожиданно плотно обхватил меня своими невероятно крепкими, но одновременно и аккуратными нежными руками, обвив их вокруг моей талии и прижав к себе, словно боясь потерять и, спрятав голову на моей груди, будто опасаясь встретиться со мной взглядом, неожиданно глухо прошептал:
     -    Почему? - его голос, показавшийся мне на удивление утомлённым и каким-то расстроенным, заставил напряженно замереть, - Почему ты отказалась от меня? Вышвырнула, да ещё и в такой момент?
                 Я удивлённо моргнула, пытаясь сообразить, о каком моменте он сейчас говорит и почему так странно реагирует. Знать о том, что мне известна его страстная и длительная любовь к сестре Гридара, он не мог. Откуда? Да и знай он об этом в действительности, вопрос сам по себе бы отпал, поскольку с мотивами моих поступков всё было бы и так предельно очевидно. Пытаясь же сопоставить все известные мне данные и события недельной давности, когда всё это происходило, я просто терялась в догадках, пытаясь сообразить, что он мог иметь в виду и чего я не понимаю. По всей видимости, так и не дождавшись от меня никакой реакции, Адгар повернул голову, оказавшись прямо напротив моих недоумённых глаз. То ли заметив растерянность на моём лице, то ли прочтя другие, не менее красноречивые эмоции, он приподнял голову, немного меняя позу, но продолжая внимательно и напряженно в меня всматриваться.
     -    Тем вечером ты сказала, что слышала мой разговор с Бель, - почти требовательно заговорил он, явно ожидая ответа и всё ещё крепко сжимая меня одной рукой, с другой стороны опираясь на постель и не предоставляя никакой возможности избежать его внимания, - Что ты имела в виду?
     -    Что застала вас на скамейке в саду, - прошептала я, лишенная выбора, да и не имеющая уже ни малейшего желания что-то скрывать или каким-либо другим образом беспокоиться о его чувствах, - Когда пошла прогуляться перед сном.
     -    Что конкретно ты слышала? - его голос, напряженно отражаясь в моей собственной груди, так плотно мы друг к другу были прижаты, заставил меня говорить.
     -    Что ты готов идти на любые жертвы, чтобы быть со мной, - слегка приподняв бровь и с горькой улыбкой, которую совсем не смогла сдержать, прошептала я, - Например, отказаться от собственных чувств и эмоций. Снова забыв, или не пожелав, не знаю точно, обсудить это со мной предварительно.
     -    И поэтому ты решила подвергнуть меня такому жестокому наказанию? - снова поразив меня промелькнувшей злостью в голосе и едва заметным разочарованием во взгляде уставших, хотя и предельно серьёзных, требующих немедленного ответа, глаз, уточнил он.
     -    Ты о чём сейчас? - растерянно прошептала я, явно видя какую-то странность в его реакции, но нисколько её не понимая, отметив для себя, что и в ту ночь он сорвался именно на этом моменте, - Единственное, что я сделала - это ушла, избавив тебя от необходимости чем-либо жертвовать ради наших якобы "отношений".
                 Сопоставляя обе реакции, тогда и сейчас, и всё ещё не понимая причин такого странного восприятия моих действий, я растерянно перевела недоумённый взгляд и тут же заметила мелькнувшее недоверие в пристально изучающих каждое движение моей мимики малахитовых глазах. Сомнение, явно читаемое на внимательном лице, заставило ещё более напряженно соображать, что я могла упустить, но так и не приходя ни к каким более или менее ясным выводам, я с удивлением наблюдала уже известное мне нервное движение руки у его лица и полное задумчивости потирание краешка собственной брови пальцем упёртой в подбородок руки.
     -    Что тебе известно о действии гормонального противозачаточного? - наконец-то прекратив ждать от меня только ему одному известной реакции, задал совершенно неожиданный вопрос Адгар, чем вызвал моё очередное неподдельное удивление.
     -    Противозачаточного? - не сдержав не понимания в собственном голосе, к чему здесь это, поразилась я такой резкой смене темы, - Ну-у, помимо очевидного, оно влияет на гормональный фон, что, собственно, тоже ясно из названия. Поэтому, из-за него можно сильно поправиться, ещё из-за его приёма могут начаться всякие нарушения в работе организма. В общем, малоприятная вещь. А что? При чём здесь это вообще?
                 На меня уставились поражённые глаза, замершего надо мной мужчины. Словно не доверяя услышанному, он снова пристально на меня посмотрел, заставив ещё больше напрячься. Явно ожидая какого-то совершенно нереального сообщения, я напряженно замерла, опасаясь пошевелиться, чтобы не сорвать наметившееся откровение, всё снова и снова ругая себя за то, что оцениваю здешние вещи и понятия земными мерками и явно невпопад.
     -    О чём ты подумала, я говорил тогда? - спросил, наконец, он, заставив меня оперативно соображать, о чём в этот раз он меня спрашивает, явно сам понимая что-то своё.
     -    О своих чувствах к Бэлиане, - наконец догадавшись, что он снова вернул разговор к предыдущему вопросу и не видя смысла более утаивать известный мне факт, призналась я, заметив ещё более недоуменное моргание, а затем медленное опускание черноволосой головы обратно мне на грудь и тяжёлый протяжный стон осознавшего что-то мужчины.
                 Не зная, что происходит и, как следствие, не понимая, как на это реагировать, я просто растерянно затаилась, предоставив лежащему на моей груди мужчине возможность осознать то, что он понял и решиться что-то пояснить уже мне. Единственное, что я чётко сейчас видела - между нами возникло какое-то ужасное недопонимание, вызвавшее с его стороны это странное пренебрежение мной, а с моей - полную растерянность, если говорить откровенно. Чувствуя движение обнимающей мою талию руки, словно ласкающей мой, ещё совершенно плоский живот, я с опасением и некоторой настороженностью ждала его дальнейших действий. Нежно погладившая моё тело рука, аккуратно скользнула в сторону, снова фиксируя меня в своих объятиях, но уже вместо удерживания, это, скорее, была ласка. Адгар уже слегка расслабившись, аккуратно улёгся на бок, насколько позволяло скромное расстояние имеющегося ложа и одним мягким, но крепким захватом, переместил меня к себе на грудь, полностью сменив позицию. Теперь вместо удерживания, это была самая обычная, расслабленная поза любовников.
     -    Это было моей ошибкой, - удерживая мою голову у себя под подбородком и одной ладонью мягко поглаживая мой затылок, как это делал, когда я болела и словно не желая встретиться со мной взглядом, наконец заговорил он, - Услышав от тебя комментарии об этом препарате тогда, ещё в алидере, когда я сообщил тебе, что сделал себе инъекцию, я решил, что ты осведомлена об особенностях его действия, так удивилась ты тогда моему поступку. Тем более, что ты без единого комментария согласилась быть со мной прямо там, в тот же миг, полностью отказавшись от любых своих совестливых и нравственных мучений. Но тогда, насколько я понимаю, ты беспокоилась только о физических побочных эффектах?
     -    Разумеется, - протянула я, понимая, что от меня ждут какой-то реакции в ответ на такое начало, - О каких ещё я могла говорить? На моей планете магии совсем нет. Да и не понимаю я, как магия может быть связана с химией. Для меня все знания о гормонах сводятся к пилюлям в забавной коробочке, которые нужно принимать чётко по расписанию, иначе пролетишь. Я сама лично этого никогда не делала. Мы с Сергеем предохранялись совершенно другим способом.
                 Под своим ухом я услышала тяжёлый вздох, то ли на упоминание имени мужа, то ли на признание моих ограниченных знаний по обсуждаемому вопросу, но я тут же ощутила движение мужской руки вдоль моей спины в нежном успокаивающем поглаживании. И только лишь спустя пару минут явного размышления или попытки собрать все кусочки вырисовывающегося в уме мужчины пазла, я услышала дальнейший рассказ.
     -    Как я тебе уже говорил, - начал своё повествование Адгар, - Я был прекрасно осведомлён об особенностях действия этого препарата, поскольку Андрэй, когда только начал встречаться с Ариной у всех нас за спиной, использовал именно его. Мы все видели странности его поведения, но никак не могли связать с нашей юной подопечной, поскольку даже мысли не допускали о такой вероятности. Хотя, если уж совсем откровенно говорить, накануне того, как всё открылось, я уже кое о чём догадывался, а отец явно подозревал, собственно, из-за чего тогда и проследил за сыном. Но, это не важно сейчас. Главное, что уже позже, мой брат рассказывал, что у него из-за этого препарата начались очень сильные эмоциональные взлёты и падения, из-за чего он совершенно неадекватно реагировал на достаточно простые ситуации, чем жутко нас всех раздражал, а ещё у него появилась просто невероятная тяга к своей паре, периодически заставляющая его просто утаскивать её посреди дня или ночи, чтобы побыть наедине. Иногда он действительно был настолько эмоционален и так неожиданно исчезал, что мы стали подозревать неладное, несмотря на всю его взбалмошность по жизни. В школе нам всем рассказывают, что гормонами лучше не пользоваться, поскольку повышается раздражительность, значительно увеличивается сексуальная активность и мужчина может совершать то, что никогда бы не сделал не будучи под препаратом. В случае же с Повелителями, их действие ещё более очевидное, поскольку магическая составляющая, как раз и нацеленная сглаживать побочные действия, на нас не работает. Сейчас я уже могу подтвердить справедливость каждого этого предупреждения, на своём собственном опыте пережив весь кошмар каждого этого проявления. Зная на что иду, я, тем не менее, в нашем с тобой случае, не видел вообще никакого другого варианта, чтобы ты перестала беспокоиться и согласилась меня принять, поэтому решился на тот укол, зная и будучи готовым ко всем этим эффектам. Но, если с собственными эмоциями, я ещё кое-как могу справляться, то в вопросе потребности в близости со своей парой, кроме тебя мне помочь просто никто не мог. Представь себе мой шок и разочарование, когда я увидел, что ты меня бросаешь, не прошло и месяца, как я сделал инъекцию, прекрасно зная, как необходимо мне в этом состоянии для сохранения трезвого рассудка твоё постоянное присутствие рядом.
     -    Но я даже малейшего представления не имела обо всём этом, - успела возмутиться я прежде, чем почувствовала успокоительное прижатие себя к мужской груди.
     -    А я был уверен, что зная, насколько мне необходима, решила выставить вон, - уточнил он прежде, чем продолжил свой рассказ, - Именно так делают наши женщины, когда пытаются чего-то добиться. Но ты себя так раньше никогда не вела, скорее наоборот, поэтому я так разочаровался и даже не смог проконтролировать свою реакцию на твой поступок, когда ты заявила, что тебе не нужны все мои жертвы и ты не имеешь ни малейшего желания иметь ко всему этому какое-либо отношение. Я ждал, что ты немедленно выставишь мне условие, на котором будешь согласна со мной остаться, но вместо этого, ты заявила, что я вообще против воли с тобой переспал, словно все те ночи, что мы провели вместе, для тебя вообще ничего не значили. Именно в этот момент я потерял всяческий контроль, пытаясь тебе доказать, как ты была не права, вернуть тебя, ту, что сгорала от страсти в моих руках, теряла рассудок, стоило лишь коснуться тебя, или просто обнять. Я никогда не смогу забыть, как тонул в твоих глазах у себя в кабинете, когда ты впервые посмотрела на меня, рассматривая силовые потоки. Такого восхищения в устремлённом на меня взгляде я никогда в жизни не видел. А потом ты просто исчезла, буквально бросив меня в полностью безвыходной ситуации.
     -    Понятно, - зачем-то протянула я, думая о той, кто всё же могла помочь ему в этом якобы безвыходном вопросе, а скорее всего именно она и помогала, судя по тому, насколько сдержанным и хладнокровным он предстал передо мной сегодня, - Поэтому ты так жёстко ко мне отнёсся этим вечером? Решил отыграться уже на моей безысходности?
                 Я почувствовала резкий толчок и в один миг оказалась снова лежащей на спине, полностью обездвиженная и прижатая к постели мощным тренированным телом. Мне прямо в глаза впился насыщенный малахитовый взгляд, заметно наливающийся темнотой, явно с трудом сдерживающего себя мужчины. Вначале растерявшись и, даже, несколько испугавшись, я неожиданно для себя поняла, что ни бояться, ни умалчивать что-либо больше не согласна. Как показал мой недолгий опыт наших странных отношений, к хорошему результату это всё равно не приведёт. Поэтому, гордо выдержав устремлённый на меня полный проницательности взгляд, я лишь слегка приподняла в вопросе бровь, давая понять, что в эти игры я также играть умею.
     -    Хочешь знать, почему я так себя вёл? - прошептал близко-близко Адгар, практически у моего уха, явно провоцируя меня уступить, но нет, не в данной ситуации, - Ты не только всё время твоего пребывания на Адивинере, категорически отказывалась принять факт произошедших с твоей, а заодно и со всеми нашими жизнями, изменений, но и даже после того, как приняла меня в свою постель, постоянно стремилась к независимости. Ладно то, что в твоём мире нормально, когда женщина работает и обеспечивает себя, это очень непривычно, хотя понять и принять можно, но ты также категорически отказывалась признать ту связь, которая между нами возникла буквально с первых же моментов знакомства и с каждым разом всё больше и больше укреплялась, ощущаясь даже в те дни, когда ты всеми силами меня отталкивала. Желая меня каждой клеточкой своего тела, ты просто отказывалась это признавать, сопротивляясь тем сильнее, чем больше мы эту связь чувствовали. Более того, сегодня, ты с абсолютной честностью в глазах заявила мне, что совсем ничего ко мне не испытываешь. А это, уж прости мне мою откровенность, полный бред, поскольку между парой представителей нашего рода никогда не возникнет такого эффекта усиления желания, если нет эмоциональной привязанности. В любом другом случае, чем дольше ты не имеешь контакта с Повелителем, желающим тебя к себе в пару, тем слабее твоя с ним связь и единственный способ её поддерживать, это непрерывно обновлять. Совершенно не наш случай, верно? И ты бы это знала, если бы потрудилась хоть немного изучить особенности нашего рода, дорогая.
     -    Тогда почему ты так себя повёл? - удивилась я, вспоминая ту жестокость, которую он проявил, прекрасно понимая, что я ему солгала, пусть и не понимал причин этого, - Зачем было всё это устраивать, подвергая опасности жизнь собственного ребёнка?
     -    Во первых, Ана, - уже чуть ослабляя своё давление на меня, стал давать очередные пояснения он, уже отодвинувшись от меня на достаточное для нормального зрительного контакта расстояние, - Это был единственный способ выяснить, как ты на самом деле относишься к этой беременности.
     -    Что?! - попыталась возмутиться я, но была мгновенно успокоена мягким касанием пальцев к моим губам.
     -    Не рычи, - его уст коснулась лёгкая улыбка, заставившая меня мгновенно замереть, любуясь видом этого прекрасного, хоть и измученного мужчины, ход мыслей которого мне было не доступно понять, - А что ты хотела? Единственное, что я от тебя слышал - не хочу детей, при этом видел с какой нежностью и вниманием ты заботишься о Дэль и наших мелких, словно они достойны твоей любви, а наш совместный ребёнок - нет. Ты не можешь упрекнуть меня за желание выяснить, какая мать будет у моего сына. Поэтому мне пришлось поставить тебя перед выбором - то, что тебе дорого, а я знал, что это так, с одной стороны и возможность сохранить эту беременность - с противоположной. И прежде, чем ты возмутишься, я тебя предупрежу, что ни в коем случае не допустил бы печальных последствий и сам лично был готов реагировать, не зависимо от твоего решения, в случае необходимости.
     -    Это было невероятно жестоко, Адгар, - прошептала я, рассматривая его нисколько не отягощённое чувством вины, выражение лица, - Неужели ты не понимаешь, как близко я была к тому, чтобы впасть в отчаяние?! Насколько сильно я испугалась?! А что бы было, если бы это произошло?
     -    Прости меня, милая, - снова сгребая меня в свои объятия, проговорил куда-то мне в волосы, успокаивающий меня мужчина, словно это могло перечеркнуть весь тот стресс, что он мне буквально парой часов ранее устроил, - Но я должен был убедиться, что ты хочешь этого ребёнка так же, как и я.
     -    Ты не понимаешь, Адгар, - прошептала я, чувствуя, как моё сердце наполняется болью, - Каждое моё волнение, каждое переживание, каждый стресс, сказывается на нашем ребёнке. Ты, ведь, в своих расчётах не учёл, что тело моё ещё не стало подобным вашим? Что абсолютно любой повод может стать причиной гибели нашего малыша. А теперь подумай, сколько их было за всё время моего пребывания на этой планете и, особенно, за сегодняшний день!
                 Я попыталась отстраниться, но вместо этого у меня лишь получилось ещё больше спровоцировать этого, временами такого жестокого Правителя, прижать меня к своему совершенно обнаженному и самым доступным образом распростёртому на моей постели, телу. Понимая, к чему приведёт подобное сопротивление, я слегка затаилась, позволяя ему тоже немного расслабиться, поскольку просто так отпустить эту ситуацию я была ещё совсем не готова. Дождавшись, когда наше дыхание слегка выровняется, а ритм сердца прийдёт хоть в какое-то подобие порядка, я легко шевельнулась, поворачиваясь так, чтобы видеть выражение лица удерживающего меня в своих крепких объятиях, мужчины.
     -    Что второе? - поинтересовалась я, напоминая о не законченном объяснении, - Во-первых, выяснить, что я действительно боюсь потерять своего ребёнка. Поздравляю, ты выяснил. Боюсь больше чего бы то ни было другого. А что во-вторых, Адгар?
     -    А во-вторых, - прошептал он, пристально всматриваясь мне в глаза своими бездонными омутами, всё ещё наполненными силой желания, какой-то непонятной болью и явным беспокойством, - Продемонстрировать всю силу нашей уже давно возникшей связи. Если помнишь, Вил прямо упомянул, что этот способ помочь твоему организму прекратить отторгать малыша может сработать, если близость с твоей парой запустит процесс взаимодействия наших потоков и, как следствие, твоё тело полностью расслабится и успокоится. Так вот, Ана, это происходит не просто оттого, что ты получила определённое удовольствие от нашей близости, а только благодаря твоей полной отдаче своему партнёру. Твоё сейчас хорошее самочувствие - неопровержимое доказательство того, что у тебя со мной есть достаточно сильная эмоциональная связь.
     -    Односторонняя? - не сдержавшись, спросила я, тут же закусив губу от растерянности и желая забрать собственные слова обратно.
     -    Что? - удивился Адгар, вырвавшемуся у меня вопросу, - Почему односторонняя?
                 Его пристальный взгляд снова впился в моё лицо, явно требуя пояснения. Я же, не зная, насколько разумно опять поднимать этот вопрос, ещё сильнее стала зажевывать изнутри собственную щёку, рискуя совсем её прокусить, пока решу говорить то, что мне известно, или же нет. Желая хоть как-то это исправить, я решила просто пошутить, а заодно и слегка намекнуть, что меня беспокоит.
     -    Ну, - чуть улыбнулась я, стараясь разрушить произведённый моим неосмотрительным комментарием, эффект, - Кто-то же помогал тебе эту неделю решать вопрос с повысившейся сексуальной активностью. Вот я и предположила, что связь вполне может работать в один конец.
     -    Ана, - прижав меня спиной к постели, ещё больше приблизив своё лицо к моему, сводя меня с ума своим безумно волнующим запахом и заставляя теряться в глубине бездонных, ставших почти чёрными от заполнивших их точечек, глаз, заговорил он практически мне в губы, заставляя усилием воли себя держать, чтобы не откликнуться на их сумасшедший зов, - Если ты пытаешься узнать, спал ли я за это время с кем-либо, кроме тебя, то нет. С того момента, как ты появилась в моей жизни и на этой планете, ты единственная женщина, кто мне интересен в данном контексте. Никто другой меня совершенно не привлекает в сексуальном плане. Можешь не беспокоиться.
     -    А как же Бэль? - снова не сдержалась я, уже сходя с ума от нестерпимого желания, проснувшегося в моём совершенно ненасытном теле, стоило этому мужчине приблизиться ко мне вот так.
                 Вместо ответа я лишь увидела слегка расширившиеся в удивлении глаза, но никакой другой реакции я уже ни ожидать, ни воспринимать, не могла, поскольку единственное, что заполнило весь мой мозг, было прямо передо мной, в одном маленьком миллиметре от моих собственных губ и это было катастрофически не верно. Стремясь как можно скорее исправить эту ситуацию, я протянула руку, до этого зажатую между нашими телами, запустила её в ошеломляющий шёлк чёрных волос и притянула податливую голову мужчины прямо к себе. Последнее, что зафиксировал мой уже полностью не соображающий мозг, было настойчивое касание мужских губ, по свойски впивающихся в мои собственные уста, полностью согласные с этом действием. Где-то совсем на грани восприятия, я чувствовала, как уже ставшие такими желанными сильные пальцы, на моей коже превращающиеся в бесконечный источник наслаждения и нежности, двинулись вдоль всего моего тела, снова исследуя его и заставляя плавиться от всё возрастающего желания, как страстные губы запустили целый ворох реакций в моём сошедшем с ума организме, полностью отдавшемся во власть одному конкретному этому мужчине.
                 Снова приходя в себя, но уже в нежных объятиях приятно поглаживающего меня вдоль спины красавца-брюнета, я пыталась осознать, как такое вообще возможно. Знаю, что бывают разные ситуации. Слышала о бурных романах, когда любовники настолько теряют голову от страсти, что в буквальном смысле не способны себя контролировать, читала истории о двух половинках, сразу чувствующих, что нашли друг друга раз и на всю жизнь, но никогда не предполагала, что возможно полностью теряться в чьих-то руках, терять свою собственную индивидуальность, способность принимать личные решения, полностью отдаваться тому, с кем знаком лишь пару месяцев, о ком не знаешь и тысячной доли его жизни, но ни на одном даже самом глубоком нейронном уровне не чувствуешь, что это неправильно. И это-то в случае моей, абсолютно сдержанной и нисколько не страстной натуры. Тяжко вздохнув, принимая факт моей полной физической и, если верить Адгару, эмоциональной, зависимости, я неуверенно провела пальчиком по ещё тяжело вздымающийся мужской груди, принадлежащей мне, как и всё это безумно желанное тело, как минимум ещё на несколько месяцев, тут же почувствовав, как мою ладошку пленяют ловкие руки и тут же подносят ко рту, нежно целуя кончик каждого пальчика, снова заставив меня недоверчиво замереть.
     -    Что ты там говорила про Бэль? - всё ещё не отрывая губ от прижатых к ним пальцев моей руки, немного прищурившись, явно всматриваясь в моё лицо, поинтересовался продолжающий нежно меня ласкать, мужчина.
     -    Не думаю, что готова сейчас обсуждать твою любовницу, - возразила я, чувствуя, как вся эйфория, ещё секунду назад меня заполняющая, растаяла, лишив непонятно откуда появившихся иллюзий, оставляя сердце наполняться откуда-то взявшейся пустотой, - Не очень хороший тон - с одной любовницей - обсуждать другую.
     -    Не смей так говорить! - схватив меня за руку, которую до этого так нежно целовал, и резко притянув к себе, прошептал Адгар, засверкав рассерженно зелёными глазами.
     -    Прости, ты прав, - прошептала я, стараясь никак не отреагировать на столь явное свидетельство не безразличия к другой женщине и тут же чувствуя как внутри моего тела поднимается волна уже неожиданной боли, резко распространяясь по всему животу, заставив меня мгновенно сцепить зубы и, борясь с подступившими к глазам слезами, медленно считать до десяти, чтобы расслабиться и успокоиться.
                 Уже где-то в районе пяти, до моего почти отключившегося от любых остальных внешних раздражителей, сознания и очень широко раскрытых глаз, из которых таки стали медленно вытекать непослушные слёзы, начали доходить признаки внешней активности возле меня.
     -    Тш-ш-ш, - шептал Адгар, быстро уложив меня обратно на постель и взволнованно поглаживая мои резко заледеневшие из-за отхлынувшей от них крови, ладони, укачивая словно ребёнка, в своих объятиях, нисколько не реагируя на бешено мечущуюся по постели вокруг нас Злату, неизвестно как выбравшуюся со своей переноски и забравшуюся к нам наверх, - Прости, милая, прости. Я совсем не так сказал. Просто ты мне никакая не любовница, а вовсе не Бэль. Ты под сердцем носишь моего ребёнка, а на пальце - моё парное кольцо. Ты ни одного дня, с момента твоего здесь появления, никогда не была мне просто любовницей. Да и никак не могла быть. Ты же моя пара, самая желанная женщина во всех мирах. С самой первой секунды ты всегда была моей семьёй. Единственной во всей Вселенной, на все планеты Содружества и за их пределами, несмотря на то, что никогда с этим не соглашалась. Какая же ты любовница?!
                 Я удивлённо слушала непрерывный поток слов взволнованного мужчины, поражаясь тому, как быстро он умеет придумать такой складный текст и выкрутиться из любой сложной ситуации. Даже из такой. Перевела взгляд, заметив беспорядочно мечущуюся вокруг нас драконицу, которая и в самом деле от волнения, способна совершить самые невероятные дела. Именно её беспокойство заставило меня немного расслабиться, подумав о том, как сильно она переживает за меня. А ещё мой малыш, жизнь которого напрямую зависит от моей способности не реагировать на слова или действия его отца.
     -    Привет, милая, - протянула я руку к мечущейся вокруг меня златокожей красавице, позволяя взобраться по ней прямиком к моему лицу, где прижавшись точно к пульсирующей на моей шее венке, она наконец-то успокоилась, обхватив лапками и хвостом всю доступную для захвата территорию, позволив мне сосредоточить внимание только на одном, оставшемся наблюдать за мной растерянным взглядом, взволнованном Адгаре, - Не переживай. Всё нормально. Я прекрасно осведомлена о вашей истории. Я знаю, что за все эти годы, что прошли с момента твоей юности, ты никогда не переставал любить её. Всё в порядке. Сердцу не прикажешь, даже своему собственному. Да и не следует этого делать, несмотря на всю видимую обоснованность подобного решения. Именно поэтому я и пыталась тебя оставить. Дать вам шанс снова быть вместе, чтобы тебе не пришлось между нами выбирать. Я знала, что из чувства долга, ты сделаешь неверный выбор, вот и ушла, ликвидировав причину беспокойства.
                 Над моим телом склонилась просто гроза, а не туча, в виде бешено сверкающего рассерженным взглядом, мужчины. Забыв обо всём, что только что произошло, и видя перед собой только злющего Адгара, еле контролирующего себя, я в удивлении затаила дыхание, боясь пошевелиться и не зная, что сказать. Лишь только глухие удары сердца, предательски сбивающего свой ритм, заполняли резко возникшую тишину.
     -    Ты хочешь сказать, что беременная и с маленьким ребёнком сбежала из резиденции посреди ночи в бушующий пик прилива, из-за того, что посчитала, что я влюблён в Бэль?! Кто посмел тебе рассказать подобное? - его голос, слегка дрожащий от обуревающего его гнева, нисколько не сочетался с мелко подрагивающими пальцами, бережно держащими меня за руки и слегка разминающими всё ещё заледеневшие ладони, чем сводил на нет весь свой грозный вид.
     -    Мамочки в школьной кафешке болтали, - поделилась я, не способная сейчас принимать решение о том, что следует скрывать, а что нет, неожиданно радуясь, что резкая боль, так напугавшая меня мгновение назад, по какой-то странной причине, начала затихать, заставив меня напряженно прислушиваться к собственному организму.
     -    Любопытно, - перестав так злобно сверкать глазами, вдруг протянул Адгар, возвращая свой сосредоточенный взгляд моему лицу, - Что тебе сказать об этой истории... Была она, конечно, много-много лет назад.
                 Я снова удивлённо глянула на вернувшегося в лежачее положение рядом, мужчину, заметив, как в задумчивости, он стал поглаживать не только мои руки, но и одним пальцем почухивать снова успокоившуюся и улёгшуюся маленьким дремлющим клубочком, мою преданную драконицу. Всё ещё боясь пошевелиться, чтобы не спровоцировать новую волну боли, я вынуждена была безропотно терпеть объятия начавшего своё лирическое повествование, Правителя Адивинеры.
     -    Не думал, что кто-то ещё может вспоминать настолько давнюю историю, - его бровь немного метнулась вверх, явно подчёркивая произнесённые слова, - Дело было накануне наших очередных экзаменов в общей школе. Бэль, как всегда, витала где-то в облаках, а я, тоже как всегда, готовился к экзамену и обдумывал очередное дело, выданное отцом для разбирательства. Полностью сосредоточившись на том, чтобы ничего не упустить, я вначале даже не заметил, как моя подруга стала пристально меня изучать, явно что-то уже себе снова придумав. Чтоб ты знала, она постоянно втравливала всех вокруг в свои дела, ни разу не задумываясь о том, чем это может окружающим грозить. В этот раз она серьёзно влюбилась. Это было на удивление стабильное чувство, с одной стороны радовавшее своей взаимностью, с другой - до оскомины мне надоевшее, поскольку к тому моменту времени уже несколько месяцев только о нём и слышал от этой весьма общительной особы. Речь шла об одном из партнёров её отца. Понятное дело, Двингх и слушать бы ничего не стал о том, чтобы отдать единственную дочь в дом какому бы то ни было орку. Даже настолько приближенному. Вот Бэль и маялась, придумывая один план за другим, так и не решаясь, что предпринять.
                 Я удивлённо слушала такие обыденные слова, явно не повествующие историю небывалой страсти. Наблюдая мимику и формулировку фраз, я бы сказала, что речь идёт о ком-то действительно близком, но вовсе не в романтическом смысле. Чуть успокоившись и уже явно увлёкшись, я с нетерпением и всё возрастающим интересом, стала слушать рассказ такой давний, но при этом такой увлекательный, поскольку впервые Адгар делился со мной событиями своей юности, уже не опасаясь услышать трагический факт небывалой любви, как это было в самом начале его повествования.
     -    Вариантов было множество, - тем временем продолжал делиться воспоминаниями, явно ощутивший мою расслабленность, мужчина, поскольку чуть свободнее меня расположил, продолжая почухивать мирно посапывающую Злату с одной стороны и обнимать меня за спину - с противоположной, - От сумасшедшего побега и до слёзного упрашивания моего отца повлиять на своего друга.
     -    А что сам возлюбленный? - поинтересовалась я, чуть более комфортно располагаясь на плече Адгара, одной рукой поддерживая снова уснувшую драконочку.
     -    О! - чуть хрипло засмеялся тот, явно вспоминая события прошлого, - Тот был истинным Адивинерцем, не желающим ничего скрывать от Повелителя. Он действительно был готов напроситься на приём и официально просить руки несовершеннолетней дочери самого могущественного орка планеты. Бэль еле его удержала от этого самоубийственного шага. Именно тогда и созрел её коварный план. Она решила притвориться жутко в меня влюблённой, чтобы мой отец испугался и подальше её отослал, например в их собственный дом в Ивере. Там бы она и жила вместе со своим возлюбленным.
                 Я, удивлённо поражаясь изобретательности девицы, вынуждена была признать эффективность и результативность подобного подхода. Это ж надо было придумать такую многоходовку, пришедшую на ум столь юному, но как оказалось, каверзному, существу. Однако, дальше меня ждала ещё более увлекательная интрига.
     -    Ты вот смеёшься, - возмутился Правитель Адивинеры, хитро сверкая малахитовым взглядом, заметив мои скромные хихики во время его повествования, - А наша красотка в своей целеустремлённости мне просто прохода не давала. Вот я и спросил наконец, чего она добивается, собственно и попавшись на её уловку. Бэль, не будучи глупой, не стала продолжать начатую игру и всё мне откровенно рассказала. Я вначале, разумеется, рассердился, а затем сам себе подумал, что вреда от этой невинной лжи абсолютно никакого никому не будет, а девица наша всё равно не отступится и тем или иным путём, а своего добьётся. Только в случае моего вмешательства в её интригу, шанс победить у нас всё же появлялся. У меня же была ещё и реальная возможность потренировать дипломатию и стратегию, да ещё и на лучших мастерах этих наук, обведя вокруг пальца наших собственных родителей. Вот мы втроём и разработали план, по которому я вначале завалился к отцу чуть ли не с истерикой требуя оставить у меня на содержании мою дражайшую подругу, которую от моего влюблённого сердца отрывают, а в это время, по-настоящему влюбленный орк аккуратно подкатывал к её отцу, рассказывая, насколько обделён сейчас вниманием родной город главного мага орков из-за его постоянного участия в политических делах Адивинеры, что родной народ так нуждается в его присутствии, или хотя бы видимости его интереса к родному континенту, что в их краях уже начали поговаривать, будто он перешёл на сторону людей, поскольку даже дом себе построил на их континенте и тому подобное. Ровнёхонько в тот момент, когда мой взбешённый отец ворвался в кабинет собственного друга с выяснениями, что тут вообще происходит, туда заявилась несчастная дочь, попав под двойной перекрёстный допрос, где абсолютно чистосердечно призналась, что уже какое-то время является моей возлюбленной, чем вызвала истинное бешенство у обоих родителей. Двингх, понятное дело, психанул, подогреваемый бешенством моего отца, и спровадил непутёвую дочь куда подальше, чтобы не мешала воспитывать будущего Правителя, а заодно и решив вопрос с местом жительства всей своей семьи. Разумеется, отправили её вместе с матерью прямёхонько в то имение, где и работал её избранник, которому в жены она и досталась спустя пару лет. Отец так никогда и не узнал, что всё это было, как по нотам, разыгранным планом.
     -    И как? - снова поинтересовалась я, заглядывая в довольно искрящиеся смехом малахитовые глаза, чего я уже так давно не наблюдала на этом всегда таком серьёзном, лице.
     -    Нормально, - улыбнулся он в ответ, - Мне дали спокойно доучиться, а Бэль одержала свою первую победу над собственным отцом, к чему так стремилась. Мой отец был счастлив, что удержал меня от самой большой ошибки Повелителей - влюблённости в кого-то и других народов, а Двингх, был доволен, что его дочь не разрушила будущее Адивинеры, встав на пути роста главного рода. Одним маленьким розыгрышем мы решили сразу множество проблем и успокоили сердца стольким важным личностям планеты.
     -    А почему они сейчас не вместе? - поинтересовалась я, совершенно успокоенная и расслабленная услышанной историей, чувствуя, как мои уставшие веки уже начинают слипаться, подчиняясь велению уже далеко за полночь шагнувшего времени.
     -    Так это ж было почти десять тысяч лет назад, - тихо ответил Адгар, усыпляюще поглаживая меня по бедру и всё ещё нежно обнимая, - Они и так достаточно долго прожили вместе. Думаю, лет пятьдесят, не меньше. Затем он нашёл новую юную красавицу, которая смотрела на него с открытым ртом, а Бэль вернулась обратно к своему отцу, отказавшись от временного союза.
                 Я чуть повернулась, удобнее устраиваясь на малокомфортном ложе, прижавшись вплотную к большому горячему телу и уже чувствуя, как сон постепенно отвоёвывает свои права, я понимала насколько много событий сегодня произошло и как страшно мне сегодня было. Прокручивая в уме всё это и вдыхая запах расположившегося рядом со мной мужчины, уже не ощущающегося принадлежащим кому-то другому, я резко раскрыла глаза и обеспокоено взглянула на наблюдающего за мной Адгара.
     -    Но, ведь, она всё же стала потом твоей любовницей? - эта, неожиданно пришедшая мне на ум мысль, заставила меня напряженно замереть, опасаясь, что вся рассказанная мне история, тоже лишь ловкое искажение фактов, на которые вполне способен лежащий рядом со мной Правитель.
     -    Стала, - пожал плечами он, словно ничего более понятного и естественного быть не может, - Это было достаточно удобно. Она долгое время была рядом, когда её отец ещё был мне нужен на планете после гибели моей семьи. Все маги Совета с их семьями тогда жили в резиденции, помогая мне разобраться в той ситуации и защищая наш мир. Мне никого не пришлось искать, а она была не против и получила множество привилегий, как это принято у нас в мире, пока составляла мне пару. Как ты сама могла убедиться, женщина она весьма яркая и не глупая, мне этого было вполне достаточно.
     -    А ей? - прошептала я, не зная, как на всё это реагировать.
                 Адгар удивлённо на меня посмотрел прежде, чем что-то ответить, из-за чего заставил меня задуматься, так ли он осведомлён обо всей этой истории. Ещё раз на него взглянув, я постаралась оценить его глазами посторонней адивинерки и увидела красивого, богатого, сильного и наделённого небывалой властью мужчину, в любом из миров наверняка более, чем лакомую цель для множества охотниц за выгодной партией. Хотя, почему так? Может и именно за ним. Тем более, что ещё совсем недавно, он был абсолютно и бесповоротно одинок. Чем не желанный мужчина?
                 Снова напряженно на него глянув, я вдруг подумала, что вполне может быть, что стала жертвой первой из целой вереницы интриг, ждущих меня здесь, а желающих их состряпать, судя по всему, здесь целая толпа. Настроившись быть поосторожней, особенно сейчас, когда во мне развивается новая жизнь, за которую я несу ответственность, я снова постаралась расслабиться, чтобы хоть немного этой ночью отдохнуть. Однако, не тут то было. Разбуженный напряжённым размышлением мозг, никак не желал дать отдых измученному множеством страданий сегодняшнего дня, телу, заставляя раз за разом прокручивать состоявшийся разговор и вспоминать оставшиеся без ответа вопросы.
     -    Адгар, - осторожно прошептала я, боясь потревожить уставшего мужчину.
     -    Что? - ответил он, проведя расслабленной рукой по моему бедру.
     -    А что ты обсуждал тогда на скамейке с Бэлианой, если не вашу с ней страстную любовь? - поинтересовалась я, пользуясь тем, что он ещё не спит и не желая оставлять без ответа важные для меня вопросы, чтобы не позволить себе строить пустые догадки, тут же ощутив всем телом его еле сдерживаемый выдох и почувствовав движение за своей спиной, склонившегося надо мной мужчину, встретившись с ним внимательным взглядом.
     -    Ты действительно хочешь это знать? - его сосредоточенный прищур внимательно прошёлся по моему лицу, а затем остановился на упрямо сжавшихся губах, поскольку мне больше совсем не хотелось теряться в догадках, от обилия которых я уже стала уставать, - Ладно, Ана. Только пообещай попытаться меня понять и не реагировать излишне остро.
                 Я сдержанно кивнула головой, предполагая, что новое откровение, которое я сейчас спровоцировала, не порадует меня своим содержанием. Однако прятать голову в песок, никогда не было моей жизненной позицией. Лучше знать правду и понимать, чего ожидать, чем строить догадки и постоянно разочаровываться. Выдержав прикованный к моим глазам пристальный проницательный взгляд, я, наконец, услышала продолжение.
     -    Бэль спросила, как у нас дела, - стал аккуратно рассказывать Адгар, внимательно наблюдая за выражением моего лица, но уже немного расслабившись и улёгшись рядом, удобно облокотившись на согнутую руку, - За всю нашу жизнь между нами сложились достаточно близкие отношения, так что я не стал от неё ничего скрывать и откровенно рассказал ситуацию. О том, как ты оказалась здесь, о том, что я уже даже не надеялся, что когда-либо в моей жизни снова появится семья и я смогу иметь кого-то по-настоящему близкого, о том, что ты продолжаешь хранить верность своему бывшему мужу, мучаясь совестью каждый раз, когда позволяешь себе эмоциональную близость со мной, что даже мысли не можешь допустить о том, что будешь женой другого мужчины.
                 Я слушала его признания, затаив дыхание и боясь пошевелиться даже на миллиметр, чтобы не прервать это откровение. Впервые за всё время нашего знакомства, я действительно почувствовала искренность между нами, побудившую меня взглянуть на всё со мной произошедшее его глазами. Резко открывшийся мне мир показался на удивление огромным и одиноким. Слушая, льющиеся плавным потоком слова, я проникала в чувства и желания этого наделённого небывалой властью и силой, одинокого мужчины. Это меня немного пугало и настораживало.
     -    Тогда я придумал хитрый план, - тем временем продолжил он своё повествование, - Убедившись, что ты абсолютно не избалована всем тем вниманием, к которому так привыкли наши женщины, что очень добрая и внимательная по своему характеру, что тебе не безразличны чувства других и ты по-настоящему заботишься об окружающих. Я решил тебя привязать к себе, воспользовавшись средством, против которого ты не сможешь устоять. Сделать себя от тебя полностью зависимым. К сожалению, я тогда даже не предполагал, что ты не имеешь об этом ни малейшего представления. Таким образом, когда мы общались с Бэль, я рассчитывал, что ещё минимум пять месяцев ты от меня никуда не денешься, а если повезёт, то и дольше. За это время ты бы меня лучше узнала, привыкла бы к нашему ритму жизни и вполне возможно, не захотела бы ничего менять. Она была не согласна, что я решился на такую от тебя зависимость и советовала просто с тобой договориться о взаимовыгодном сотрудничестве, что на жертвы такие идти совсем не обязательно и ты, не имея в нашем мире абсолютно ничего, вполне можешь войти в наше положение и понять, насколько нам нужна Повелительница.
     -    Так вы об этой жертве с твоей стороны тогда говорили? - поразилась я, вспоминая свои ощущения после невольно подслушанного разговора.
     -    Да, - подтвердил Адгар, притягивая меня к себе ещё ближе и снова прижимая так, словно боялся потерять, - Когда я ей объяснил, что ты не такой категории женщина, чтобы жить с кем-то ради выгоды, то она согласилась, что мой план действительно имел право на жизнь. Хотя и сомневалась, что ты не станешь пользоваться сложившейся ситуацией. А потом было моё возвращение в квартиру и наша встреча, когда ты выставила меня вон, а я, настолько шокированный тем, что ты это сделала, полностью слетел с катушек.
     -    Я действительно не предполагала, что у ваших препаратов такие сильные побочные эффекты, - прошептала я, поражаясь рассказу мужчины, к чьей груди я была прижата, слушая сильные удары его сердца, - Из-за какого-то противозачаточного. В моём мире я ни о чём подобном даже не слышала. Ну, настолько мощном. Даже поверить сложно.
     -    Да уж, - горько усмехнулся он в ответ, явно вспоминая события предыдущей недели, - Даже я поверить не могу, что они настолько сильные. Я не мог ни спать, ни есть, мне всё время хотелось куда-то бежать и что-то делать. Грид с Дитом просто с ног сбились, сопровождая меня, при том, что на второй день, когда мы уже знали, что вы не погибли, они стали сменяться друг с другом, чтобы хоть немного отдохнуть. Каждый раз замедляясь, мне казалось, что я просто сгораю изнутри, даже все мои способности к самообладанию меня не спасали. Когда я услышал о возможности поймать Дринаарха, я невероятно обрадовался, что могу направить бьющую из меня энергию в нужное русло, а когда заметил те несколько странностей, что здесь явно указывали на твоё присутствие, я просто не знал, как реагировать. То ли принять тебя, сторговавшись, то ли подождать, когда ты сама меня о чём-то попросишь, я не знал.
     -    Да, - пошептала я, вспоминая нашу здесь встречу, - Я не знала обо всём этом.
     -    Прости, - его рука слегка двинулась, ложась на мой живот, словно пытаясь и его защитить от последствий волнений сегодняшнего вечера, - Я постараюсь всегда с тобой всё обсуждать, чтобы не попадаться больше в такие ловушки недопонимания. Но, пообещай и ты мне, не пытаться меня защищать, когда тебя что-то беспокоит.
     -    Я постараюсь, Адгар, - уже сонно проговорила я, убаюканная его прикосновениями.
                 Утро ворвалось в мой мир уже привычным образом. Злата своим шебушным язычком снова щекотала мне лицо, не давая спать дальше. Приученная с утра пораньше получать свою порцию мяса, она уже в ставшем нашим утренним ритуалом движении, тыкалась мне в щеку, заставляя открыть глаза и убедиться, что время как раз соответствует пробуждению. Заметив, что в комнате я одна, немного потянулась, внимательно прислушиваясь к своему беременному организму. Не испытав никаких болевых ощущений и никакого дискомфорта, я довольная, обернулась в сторону двери, из-за которой уже слышался чей-то тихий голос.
     -    Ладно, голодная моя, - прошептала я, обращаясь к причине моего столь раннего пробуждения, - Пойдём, покормим тебя, золото моё.
                 С улыбкой наблюдая порядок в комнате, явно наведённый недавно ушедшим Адгаром, я взяла свои вещи и, выйдя в кухню, замерла на пороге, поражённая устремлёнными на меня взглядами. Дит, сидящий ко мне ближе всего, довольно заулыбался, а вот Клэм с Зэном, явно обиженные, что я так их провела, воспользовавшись гостеприимством, обалдело глядели на Злату в моих руках.
     -    Она всё это время у нас была? - первым нашёлся, что сказать, хозяин заведения.
     -    Да, прости, - смущённо извинилась я, не зная, что им сейчас известно, - Она не может без меня жить. Сильно затоскует. Поэтому мне приходилось её прятать. Простите.
     -    Та ладно, - откинулся на кресле Клэм, всё ещё пристально за мной наблюдая, словно боялся, что я сейчас что-то натворю.
     -    А где Адгар? - поинтересовалась я, нигде его не заметив, пока нарезала Злате её утреннюю порцию.
     -    Он буквально недавно ушёл, - всё ещё с улыбкой меня рассматривая, доложил мой дорогой охранник, - Приказал нам тебя не беспокоить, чтобы ты подольше поспала. Сказал, Вы очень поздно уснули. Я так понял, Вы договорились?
                 Впервые сообразив, о каких договорённостях он мне всё это время талдычил, я пораженно уставилась на него, радуясь, что раньше не догадывалась об его обо мне мнении. Ставя перед Златой её завтрак и поднимаясь обратно наверх, я отошла сделать себе кофе и резко замерла, сообразив, что теперь для меня этот напиток под запретом. Не зная, что мне теперь вместо него можно пить, я обернулась к сидящим за столом мужчинам, заметив их выжидающие взгляды, и только сейчас поняла, что не ответила на заданный вопрос.
     -    Мы выяснили причину недоразумения, Дит, - ответила я, присаживаясь к ним за стол и обводя взглядом внимательно меня рассматривающую компанию, - Вы чего?
     -    Ты беременна, - довольно протянул мой верный напарник в то время, как мой бывший босс с моим бывшим коллегой, возмутились, - Ты Повелительница!
     -    Всё верно, - улыбнулась я их реакции, заметив у двери, ведущей на гостевую террасу знакомую грациозную фигуру с зеленоватым отливом кожи, - Гарх, привет! Заходи, посмотришь, как выросла наша красавица.
                 Я вскочила с кресла, аккуратно подхватывая уже насытившуюся драконочку, понимая, насколько сильно должен был соскучиться за своей питомицей этот странный шер, заметив краем глаза резко развернувшегося в своём кресле Дитира, словно удивившегося привычному визиту оставленного для присмотра за Златой коренного жителя Шеривы. Уже подойдя к нему практически впритык, я заметила то, что заставило меня резко обернуться, прикрывая свою питомицу собственным телом и пытаясь хоть как-нибудь защитить находящихся здесь мужчин. Уже видя ужас на их лицах и не зная, как остановить проносящуюся мимо моего тела яркую вспышку, я ощутила странное прикосновение удивительно гибкой кисти к собственной шее прежде, чем полностью потерять этот мир.

     Глава 14. Похищение.

                 Словно вынырнув из небытия, я стала понимать, что мой слух улавливает какие-то звуки, заставляя мозг включиться в процесс их распознавания, но тело ощущалось ещё совершенно бессознательным, поскольку даже мысленно, пошевелить ни единой мышцей я не могла. Странное ощущение появления себя в мире живых кольнуло меня жутким испугом, страхом за моего ребёнка. Это была вторая мысль, возникшая в моём, ещё полностью бездействующем, мозгу. Стараясь подключить к оценке своего физического состояния все свои ощущения, я попыталась проанализировать, как себя чувствую. На ум пришло странное сравнение с невесомостью и какой-то лёгкостью, или даже эйфорией, поскольку это было именно то определение, которое подходило больше всего, характеризуя моё общее состояние. Я не чувствовала своего тела, не ощущала, где и почему нахожусь, понимала, что была без сознания, но ни на миллиметр не могла предположить, как долго это продолжалось и что за это время со мной сделали.
     -    Уйми это животное, - услышала я, наконец, тихое угрожающее шипение какого-то мужчины, - Иначе я сам лично с ним разделаюсь. Ты меня знаешь. Не доводи меня, шер!
     -    Она успокоится, если позволить ей позаботиться об её ауре, - спокойный голос Гарха раздался совсем рядом со мной, - Просто дай ей выполнить свой естественный природный зов. Она всё равно не сможет этому сопротивляться и никто во всех мирах не сможет этому воспрепятствовать.
     -    Ладно, - пробурчал уже чуть более спокойно первый голос, позволив мне разобрать некоторые его характерные особенности, тут же напомнившие уже слышанный совсем недавно диалог, но при абсолютно других обстоятельствах, - Но если она не успокоится, я её придушу.
     -    Веди себя тихо, - услышала я, почувствовав прикосновение такого знакомого дрожащего тельца к собственной шее в уже привычном мне месте биения пульса и тут же ощутила касание мордочки к своей коже и хватку малюсеньких цепких лапок, - Иначе Дринаарх с тобой что-то сделает.
                 Я открыла глаза, встретившись взглядом с пробирающим до озноба холодным сплошным чёрным зрачком никак не отреагировавшего на явные признаки моего пробуждения, коренным шеривианцем. Более того, словно обращаясь именно ко мне, а не к своей мелкой подопечной, поднявшей весь этот переполох, он продолжил прикрывать своей странно сжавшейся гибкой фигурой мою, как я сейчас уже могла оценить, сброшенную в углу какого-то полутёмного амбара.
     -    Поняла? - снова глядя мне прямо в глаза, спросил своим гортанным голосом шер, явно не у Златы.
                 Не зная, как точно поступить, я слегка моргнула, давая понять, что его предупреждение услышала, вспоминая ощущение его гибких пальцев на собственной коже, когда именно он лишал меня сознания.
     -    Что ты там возишься? - снова начал раздражаться уже ставший известным второй участник моего похищения.
                 Шер, ещё раз глянув на меня своим устрашающим взглядом, мягко поднялся во весь рост, открывая вид на всё помещение, где в углу над чем-то копошился достаточно высокий, стройный светловолосый мужчина, за которым я настороженно смогла наблюдать сквозь полуопущенные ресницы. Заметив его движение в нашу сторону и не желая рисковать, я полностью прикрыла глаза, стараясь не подавать явных признаков жизни. Оказавшись полностью отрезанной от зрительного восприятия того, что происходит вокруг, я сосредоточила все свои доступные органы чувств на окружающем мире, чтобы попытаться определить, что сейчас происходит и где я вообще могу находиться, учитывая мои скудные знания местной географии. В помещении было душно и жарко, что могло быть причиной как территориального расположения места, где мы сейчас находились, так и особенностью конструкции, в которой меня удерживали. Так же удушливо влажно, как и всю прошедшую неделю моего пребывания в Неире. Слуха касался достаточно явный шум плеска волн, достигающих берега и разбивающихся о мелкую гальку, также очень похожий на тот, что мы слушали с Дэль, гуляя по побережью вечерами после работы, когда я брала всех своих мелких на предночную прогулку. Явный запах океана наводил на мысль, что мы действительно находимся если не в самом городе-порте человеческого континента, то в месте, максимально к нему приближенном. Прислушавшись ещё внимательнее, я словила себя на том, что не могу определить, с какой стороны раздаётся шум прибоя. Складывалось ощущение, что сразу с нескольких. Это вполне может быть остров. Один из островов, что здесь есть. Разобравшись в этим вопросом, достаточно важным для планируемого мной побега, при малейшей же возможности, я попыталась сосредоточиться на собственном теле и, наконец, поняла, почему так странно его ощущаю. Было такое впечатление, что всё оно было обмотано какой-то тканью, спеленав меня в области груди и ног так, что я буквально не могла пошевелиться. Странное решение, никогда раньше с таким не сталкивалась, но очень эффективное, вынуждена была признать я, к своему глубокому сожалению. Если я хоть чуть-чуть попытаюсь двинуться, сразу же привлеку внимание, поскольку зашевелится одновременно каждая моя часть. Лёжа так, без возможности двигаться, либо получить какую-либо существенную информацию о том, что меня ждёт и что вообще, со мной планируют сделать, я чувствовала себя беспомощным младенцем, спеленатым и брошенным в полностью беспомощном одиночестве, только в моей ситуации всё было куда как хуже -  я была не одна. Моя опасная компания была в непосредственной близости от меня. Приняв решение послушаться шера и пока не привлекать к себе никакого внимания, я стала вспоминать последнее, что выхватил мой мозг, прямо накануне потери сознания.
                 Я вспомнила свою странную радость, когда увидела знакомую фигуру Гарха, вырисовавшуюся в контуре двери, решив, что его приход - это забота Адгара о нашей Злате, как бы компенсация за всю ту невнимательность, от которой я пострадала ровно день назад. Забыв о странностях, сопровождавших весь наш с ним контакт до этого, а также о том, что нахожусь в далеко не защищенном от магического воздействия месте, я, опрометчиво, двинулась в сторону оказавшегося опасным, гостя. Заметив, что он не один и, что у его на удивление красивого спутника, прекрасного своей экзотической, не человеческой красотой, поблескивают плетения сразу нескольких магических нитей в ладонях, я подсознательно поняла, что нас ждёт. Не успев даже обдумать, что делаю, я обернулась прикрыть своим телом нежное существо в моих руках и именно тогда сообразила посмотреть на не защищённых от действия магии, находящихся на кухне, спокойно завтракающих, моих друзей. Последнее, что я запомнила, это выражение ужаса на их лицах. Чувствуя, как моё сердце пропускает удар, ловя себя на зарождении чувства паники из-за предположения, что все они вполне могли уже погибнуть, я постаралась сосредоточиться на том, что происходит вокруг, опасаясь слишком разволноваться и ещё больше повредить собственному здоровью. А то, что со мной что-то не нормально, я уже понимала, поскольку весь мой организм реагировал как-то не так. Отметив царящую вокруг мёртвую, даже какую-то излишне напряжённую тишину, я аккуратно приоткрыла глаза, встретившись с невероятно глубоким, умным, но вызывающим просто мурашки на коже от своей жёсткости, взглядом бездонных карих глаз.
     -    Если ты создашь мне хоть одну проблему, - чётко проговорил сидящий на корточках прямо возле меня мужчина, безэмоционально исследуя моё лицо, - Я просто убью твою зверушку. Если ты попытаешься от меня сбежать, я оставлю тебя на пару дней в ближайшем борделе, предварительно убедившись, что клиентов там хоть отбавляй. Ты меня поняла?
                 Я удивлённо моргнула, поражаясь такому явно выраженному отсутствию любых человеческих ограничителей, ни на секунду не сомневаясь, что именно так он и сделает, причём с большим удовольствием. Если бы не моя беременность, о которой знать этому опасному мужчине ни в коем случае нельзя, я бы непременно попыталась избавиться от этого паразита на теле общества, наплевав на всё, чего бы это мне могло стоить. Единственным объектом для смертной казни, в моих глазах, всегда были только подобные психопаты, ни во что не ставящие жизнь других.
     -    Вот и ладненько, - довольно улыбнулся он, заметив моё моргание, - А мне говорили, что ты глупая курица. А оказалась вон какая сообразительная дамочка.
                 Я смотрела в прекрасное лицо кареглазого блондина, вспоминая из великого множества прочтённых мною книг, как себя правильно вести с подобными личностями. Вынуждена признать, что это самый первый мой подобный опыт. Встречала за свои годы очень разных людей - эмоционально неустойчивых, крайне жадных и, даже, идущих по головам ради достижения собственной цели. Но! Сейчас передо мной присел крайне умный и невероятно дальновидный, проницательный гений без единого ограничителя в виде укоров совести или каких-либо страхов. Тот, кого в моём мире было принято называть одним лаконичным термином - "социопат". Итак, что же я помню из советов для взаимодействия с ними? Избегать. В данном конкретном случае, я была бы и рада, но не вижу возможным воплотить это в жизнь. Как минимум пока, но при первой же возможности, постараюсь её не упустить. Следующее, что я знаю - "стать немножечко такой, как он". Интересно, что бы это могло значить? Нужно будет подумать, как это реализовать. Далее - удивить. Сделать или сказать что-то, чего он не сможет просчитать. Это уже для меня попроще. В этом мире представление о женщинах такое, которое очень не сложно переиграть. "Проявить слабое место", на которое он сможет давить. Нужно будет что-то правдоподобное придумать, хотя он и так уже нащупал по-настоящему болезненный момент - мою Злату. Нужно будет, при возможности, дать ему более сильный, но менее ощутимый для меня, рычаг. Признавать свой перед ним страх. Он чётко уловит попытку его отрицать. Вот это действительно не вызовет у меня никаких проблем, поскольку боялась я его искренне и надёжно. Прокрутив в уме буквально за считанные секунды всю эту голую теорию, не имеющую ко всем моим предыдущим годам жизни ни малейшего отношения, я, прямо глядя ему в глаза, спокойно поинтересовалась:
     -    Ты такой же, как и я, да, Дринаарх? - спросила первое, что пришло мне на ум, вступая в эту опасную игру.
     -    Ты считаешь, мы похожи? - возвращаясь ко мне обратно после того, как успел уже немного привстать, удивлённо - неверяще пророкотал он, явно пытаясь ввинтить угрозу в собственный голос.
     -    Ты сам так сказал, - приподняла я бровь, спокойно глядя в несколько насмешливый удивлённый жестокий взгляд.
     -    Чем это? - слегка заинтересовался он, рассматривая прищурено мои глаза, а затем внимательно прошёлся по всему телу, слегка скривившись, когда заметил прикорнувшую на моей шее Злату.
     -    Тебе на всех плевать.
                 Явно пытаясь на меня надавить собственным весом, он низко-низко склонился, буквально нависая надо мной грудой своего не особо крупного, но вполне крепкого тела и зло сверкая слегка прищуренными глазами.
     -    Ты хочешь сказать, что если я сейчас раздавлю эту пиявку, присосавшуюся к твоему телу, или этого зелёного, тебе будет совершенно всё равно? - его брезгливый взгляд, с явным недоверием к моим словам, снова пробежался по моему лицу, подчёркивая на насколько опасный путь я сейчас встала, ругая себя за то, что вообще ввязалась в эту махинацию.
     -    Почему же, - возразила я, спокойно рассматривая его в ответ, - Конечно, не всё равно. Я убила почти два месяца своей жизни на дрессировку этого существа. Мне будет очень жаль затраченного времени, особенно учитывая, что тогда прийдётся начать всё с нуля. Да и к подарку Аришеаха негоже относиться неуважительно. Что я ему при встрече скажу?
                 Моего лица коснулся уже более заинтересованный, чуть менее пренебрежительный взгляд.
     -    Зачем он тебе? - кивнул в сторону Златы, явно уже менее пытающийся меня запугать, златовласый маньяк, напомнив мне ещё об одной вещи в отношении общения с ему подобными - рационализм, как единственный весомый аргумент.
     -    На ком ты сосредоточиваешь своё внимание, когда видишь кого-то с огромной злой тварью? И кого будешь в первую очередь бояться? - ответила я вопросом на вопрос, пытаясь его заинтересовать, в ответ действительно вызвав лёгкое движение брови на его красивом лице, - Вот и в случае с этой драконицей - она ведь вырастет.
                 Стараясь говорить так, чтобы задействовать его интеллект, ни в малейшей степени не дав повода думать, что считаю его недостаточно умным или не способным что-то понять, я прибегла к намёкам, как средству общения, позволяя этому опасному мужчине самому приходить к выводам, а заодно и намекнула, что сама я тоже не самый безобидный персонаж. По мере осмысления моих слов, на его лице мелькнуло едва уловимое удивление. Стараясь ни малейшим образом не показать, что это заметила, я максимально усиленно держала внимательное выражение лица, чтобы не потерять достигнутый результат.
     -    Ладно, уговорила. Пусть живёт пока, - проговорил он, с сомнением глядя на будущего зверя, скромно прикорнувшего сейчас на миниатюрном клочке моего тела, - Покорми его, чем ты там хотел, шер.
                 Двинувшись в сторону ранее оставленного угла, словно полностью потеряв интерес к только что состоявшемуся разговору и к нам вообще, я краем глаза видела, как он изредка оттуда за нами наблюдает, явно заинтригованный моей непонятной персоной, напомнив мне опасного зверя, в чьей клетке ты по воле какого-то невероятного случая оказался, который сейчас вроде бы ещё сыт, но стоит ему лишь немного проголодаться и ты едва ли избежишь его лап. Заметив действия Гарха, ринувшегося в ту же секунду  исполнять озвученный приказ, сразу же ставший нарезать несколько кусочков заранее припасённого сырого мяса, я с удивлением отметила двойную порцию, им же аккуратно отмеренную и поставленную в непосредственной близости от меня. Заметив, как аккуратно он берёт мою девочку и заботливо усаживает прямо напротив её тарелки, я поняла одну простую вещь - она была сильно ослабевшей. Я подняла удивлённый взгляд на шера, с волнением наблюдающего за вначале аккуратными, затем чуть более активными укусами приготовленной пищи, нашей маленькой златокожей красавицей. Она явно не ела пару дней, если не больше. Это ж сколько времени прошло с тех пор, как меня выкрали!  Ведь я покормила её прямо накануне всех этих событий. Настолько же вялой, как она была сейчас, я ещё её не видела никогда. Заметив, едва скользнувший по мне внимательный взгляд чёрных глаз, я с удивлением отметила лёгкий кивок благодарности. Вспомнив своё собственное положение, я немного заволновалась, опасаясь за самочувствие моего малыша, зная как важно для него сейчас правильное и регулярное питание, а если я верно оценила ситуацию, лишенной сознания меня продержали более двух суток, что буквально повергало меня в ужас. О том же, каким образом этого добились, я просто старалась не думать. Словно в ответ на мысли о пище, которой я была всё это время лишена, я услышала громкий отклик собственного желудка, показавшийся мне просто громогласным на фоне царящей в ангаре тишины. Моих глаз коснулся жёсткий взгляд карих глаз со слегка дёрнувшейся в удивлении бровью. Не имея ни малейшего представления, как себя правильно в данной ситуации вести, я тоже просто изобразила на лице лёгкий вопрос.
     -    Даже не думай, что я стану вокруг тебя плясать, - грозно зашипел отвлёкшийся от своей работы блондин, стремительно двинувшись в нашу сторону, явно спровоцированный моей опрометчивой мимикой, - То, что я тебя терплю - это просто неудобство, которое я в любой момент могу исправить! Я тебе не нянька и ухаживать за тобой не намерен, что бы ты там себе не навоображала. Поняла, Повелительница?
                 Полностью проигнорировав сидящего рядом со мной на корточках шера, едва успевшего убраться с пути ринувшегося ко мне взбешённого смеска, в последний миг сумевшего прихватить на руки дожевывающую Злату, Дринаарх схватил меня за кусок ткани, обмотанный вокруг груди и резко дёрнув, приблизил к своему лицу, практически усадив на пол, чем запустил целый рой иголок, загудевших по всему моему онемевшему телу от кончиков пальцев и прямо до резко дёрнувшейся шеи, явно долго пребывавшей в одной не особо удобной позе. Полностью готовая к подобному поведению, хотя и не сумевшая до конца сдержать болезненной реакции, я спокойно смотрела во взбешённые глаза, уже понимая, что стоит проявить малейшую эмоцию и меня точно ждёт именно такое, как он озвучил, будущее. Избавиться от меня подобному человеку ничего не стоит, как только я перестану быть ему интересна или полезна. К какой категории я сейчас отношусь, мне пока было не известно. Хотелось надеяться, что к обоим.
     -    Ты меня поняла?! - чётко проговаривая каждую букву, поинтересовался прямо мне в лицо, снова непроницаемо хладнокровный блондин, словно со мной играясь.
                 Преодолевая панику, страх и желание разрыдаться от безысходности и несправедливости собственной жизни, я медленно растянула губы в максимально довольной, даже несколько фамильярной улыбке, реагируя с точностью до наоборот от того, как бы мне хотелось, отмечая для себя, что во время этого резкого вздёргивания меня вверх, ткань, которая обхватывала мои ноги, зацепилась за что-то острое, лежащее сбоку, и стоит мне чуть-чуть сдвинуться в сторону, вполне может прорезаться об этот предмет.
     -    Ты что, совсем меня не боишься? - с каким-то удивившим его самого удивлением, поинтересовался он, наблюдая мою неадекватную реакцию.
     -    А ты покорми, скажу, - прошептала я, нагло к нему склоняясь.
                 Чувствуя, как от напряжения замерло всё вокруг, явно опасаясь, что заигралась, я с замиранием сердца ждала, как отреагирует самый опасный житель Адивинеры на мою абсолютно ненормальную выходку. То ли я действительно была хороша, то ли ему просто было интересно, что я выкину дальше, но он неожиданно отступил, задорно улыбнувшись мне в ответ, из-за чего тут же превратился в самого обаятельного на свете мужчину. Светло-пшеничные волосы обрамляли тонкое, изящное, высокоинтеллектуальное лицо, лучащееся счастьем и умиротворением, на котором искрились удивительным весельем слегка вытянутые к вискам, задорные карие глаза поразительно красивого представителя мужского рода. Глядя на него сейчас, никогда бы не предположила такой жестокости и полного отсутствия тормозов, которые он продемонстрировал буквально мгновение назад.
     -    А что, Гарх, покормим нашу пленницу? - весело обратился он к шеру, замершему у стены рядом с нами, явно боясь пошевелиться лишний раз, - В самом деле, вдруг и вправду не боится?!
                 Я пронаблюдала, как плавно оторвавшийся от стены представитель единственной уникальной для этой галактики расы, спокойно подошёл к одной из сумок, стоящих тут же в угу, и извлёк оттуда небольшой сосуд, в котором плескалась странная насыщенно-зелёная жидкость, в любое другое время вызвавшая бы у меня полное отторжение, но не сейчас, когда это было единственное доступное мне питательное вещество. Подойдя ко мне, он его открыл и, присев рядом на корточки, стал аккуратно поить. На вкус это было чем-то, отдалённо напоминающим щавелевый суп, но значительно более густое и насыщенное. Не произнеся в процессе ни слова, он тем не менее, не отрывал глаз от моего лица, явно что-то для себя выясняя. Словно удовлетворившись каким-то, сделанным самим для себя выводам, шер одобрительно кивнул, пересаживая Злату на меня обратно. Чуть отступив в сторону, он тут же занял прежнее безопасное положение, словно зритель театра одного актёра, только в нашем случае, пожалуй, наоборот - единственным был зритель.
     -    Ну что? - тут же поинтересовался подходящий к нам мило улыбающийся блондин, словно интересуясь, как мои дела, а не тем, до смерти ли я его боюсь, или осталось ещё пространство для запугивания.
                 Я спокойно перевела на него абсолютно ничего не выражающий взгляд и лишь слегка пожала забинтованным плечом, насколько позволяла сковывающая мои движения ткань, словно показывая - ничего особенного.
     -    Конечно, боюсь, - ответила я, без малейшего страха глядя ему прямо в глаза, помня о необходимости признавать этот факт, но всем своим видом демонстрируя обратное, - Я же не дура, чтобы не распознать того, кто способен причинить мне вред.
                 Дринаарх внимательно на меня глядел какое-то время, явно что-то для себя анализируя и будто-бы пытаясь проникнуть ко мне внутрь, прямо в мозг. Я видела его проницательный взгляд, сосредоточенный на моём лице, словно он принимал какое-то важное решение.
     -    Ладно, Повелительница, - неожиданно предложил он, почти вызвав на моём лице удивление, - За честность готов тебя побаловать. Говори, чего больше всего хочется.
                 Я внимательно посмотрела в его приветливое лицо, словно он действительно предлагал мне выбрать подарок, хотя возможно, в его глазах, это и в самом деле было именно так. Казалось, передо мной сидел совершенно другой мужчина, не имеющий ни малейшего отношения к тому психу, который тряс меня буквально пятнадцать минут назад лишь за то, что я осмелилась захотеть кушать. Если бы я не знала, кто передо мной сидит, непременно бы растерялась его противоречивому поведению. Но, годы работы со всевозможными научными исследованиями и другими полезными материалами, которые были мне доступны ввиду выполнения рабочих задач, предоставили мне достаточно обширную базу знаний, чтобы понимать, чего от подобного типа личностей можно ожидать, а чего - нет. Поэтому, отвечая на его великодушное предложение, я аккуратно повернулась, якобы устраиваясь чуть удобнее, одновременно смещая драконицу подальше от опасного мужчины, способного причинить ей боль.
     -    Хочу размять ноги, - уверенно проговорила я, точно зная, что это последнее, на что он согласится, но идти, что называется - так "ва-банк".
     -    Сбежать решила?! - зло прошипел он, резко склоняясь к моему лицу близко-близко.
     -    Ты сам спросил, - нисколько не смутившись, ответила я, даже не моргая.
     -    Ладно, - чуть отодвинулся, оценивающе меня осматривая, кареглазый смесок, - Могу чуть свободнее связать тебе руки. Сможешь их размять.
                 Я сидела, не двигаясь, поскольку боялась вспугнуть собственную удачу. Если ноги я знала, как могу попытаться освободить, то с руками была полная засада. Не чувствуя не только собственные конечности, но и всё остальное тело, я очень сильно переживала за слишком пережатый живот, как я подозревала, уже не один день, опасаясь, что подобное обращение может повредить ребёнку, ещё совсем недавно и так пережившему жуткий стресс. Едва проследив за молниеносным движением правой руки удерживающего меня в плену похитителя, я лицезрела острый клинок удивительно красивого кинжала, заточенный слегка под углом, извлечённый, как я поняла, откуда-то из кармана и чётким движением кисти приставленный прямиком к моей шее как раз в том месте, к которому так любила прижиматься Злата. Приказывая своим глазам не двигаться, сопротивляясь непреодолимому желанию заворожённо следить за движением сверкнувшего металла, я продолжала столь же сдержанно смотреть в глаза откровенно провоцирующего меня мужчины, чувствуя у кожи холод опасной стали, контролируемой не менее опасным психопатом.
     -    А сейчас как? - наклонившись ко мне практически глаза к глазам так, что я могла видеть, как медленно расширяются от удовольствия его зрачки на фоне довольно улыбающегося лица, ехидно проговорил он, - Тоже страшно?
     -    Разумеется, - не отрывая взгляда, протянула я в ответ, чуть двинув головой в его сторону, заставив чуть сместить руку за мной вслед, чем вызвала довольную улыбку на близко придвинутом лице.
     -    Ладно, - задорно улыбаясь, отстранился он, спокойно сместив ладонь с зажатым клинком и пройдясь опасным лезвием по ткани на моей груди, тут же разошедшейся в разные стороны, предоставляя мне такую желанную свободу, - Заслужила. Гарх, дай ей размять руки, а затем свяжи, только следи за ней в оба глаза. Наша леди точно нацелилась сбежать. Да, Повелительница?
                 Я напряженно наблюдала за действиями шера, аккуратно скрепляющего мои кисти, стоило мне пару раз ими пошевелить, морщась от пронизывающей их боли. Его чёрные глаза внимательно следили за моими движениями, красноречиво сообщая, стоит мне только попробовать сделать малейшее шевеление в сторону - и я окажусь скрученной похлеще, чем была. Нисколько не желая рисковать добившимися свободами, я позволила ловким гибким пальцам зафиксировать мои ладони вместе, снова соединив их чем-то, наподобие лоскута ткани, только очень крепкого и не допускающего никакого лишнего движения. Самым удивительным было то, что сделал он это, просто обмотав мои руки чем-то, наподобие нашего эластичного бинта, словно приклеившегося своими слоями друг к другу. Странная вещь, ещё одна из целого списка на этой планете.
     -     Смотри за ней, - отдал распоряжение Дринаарх, двинувшись куда-то в сторону выхода, как только со стороны океана послышался какой-то странный шум, резко приблизившийся откуда-то сверху.
                 Наблюдая боковым зрением за движениями шера, явно начавшего собирать сложенные у стены вещи, я поняла, что если не воспользуюсь именно этим моментом, то в скором времени шанса сбежать мне просто уже не представится. Не зная, смогу ли достаточно быстро передвигать своими онемевшими от длительного бездействия ногами, куда двигаться, даже если это получится и действительно ли это остров, на котором есть лодка, которой мы сюда, исключительно теоретически, приплыли и смогу ли к ней быстро добраться и, даже если да, то насколько просто ею будет управлять, я просто заставила себя об этом не думать, а хладнокровно действовать. Не желая дать себе шанс засомневаться, я медленно сползла вниз, словно теряя сознание, а заодно всей длиной сковывающей мои ноги ткани проводя по замеченному болезненно острому выступу, обнаруженному моей замотанной лодыжкой, когда её так жестоко дёрнули вверх. Чувствуя, как сковывающие меня узы буквально распадаются, а Гарх, привлечённый моим движением и неожиданным звуком, ринулся меня держать, я со всей силы связанных вместе ладоней, ударила его сбоку в челюсть, чувствуя, как раздаётся хруст то ли его, то ли моих собственных, костей в ответ на приложенную мой самую большую силу, на которую я только была способна. К моему огромному удивлению и вопреки всем моим опасениям о гибкости костных тканей своего противника, я увидела вначале шок, явно читаемый на его лице, а затем почувствовала тяжесть его падения, откатившись в сторону буквально в последний момент. Злата, до этого заботливо мною задвинутая в сторону, уже начала устраивать переполох, когда я заловила её практически на лету, подхватывая в сжатые раненные ладони и, на подгибающихся ногах, сопротивляясь бешеному притяжению гравитации, стремглав бросилась в сторону ярко освещённого Клэа выхода и в направлении, прямо противоположном месторасположению Дринаарха, стоящего сейчас к нам спиной у небольшого космического корабля чуть в стороне от этого места и, думаю, только благодаря всё ещё раздающемуся шуму его двигателей не услышавшему, что происходило в двух шагах от него.
                 Первой моей реакцией, когда я выскользнула на улицу, было сощуриться от яркого дня, но помня об утекающих секундах, отпущенных мне на побег прежде, чем кто-либо меня хватится: то ли шер первым прийдёт в себя, то ли проницательный смесок кинется меня проверять, я практически на ощупь двинулась в сторону пришвартованной неподалёку лодки, оставленной буквально в двух шагах от небольшого здания, в котором мы до этого располагались. Забросив Злату внутрь и дёрнув привязь, вырывая её с мясом из гальки, я аккуратно толкнула эту странную платформу, именуемую на этой планете лодкой, в океан, тут же сама забираясь, а скорее падая, в её низкую посадку. Двинувшись в сторону управления практически ползком, я увидела резко кинувшихся в нашу сторону двух мужчин - Дринаарха и его нового сообщника. Начиная паниковать, помня о тех нескольких приёмах, что использовал Элияр, когда тренировался с Дэниэль, готовясь к экзаменам по технике в школе, я стала по-разному нажимать на единственную кнопку, расположенную на панели борта, надеясь запустить движущий механизм, очень при этом рассчитывая, что лодка не запаролена на отпечаток пальца её владельца, поскольку это был бы мой самый настоящий конец.
                 Секунды казались бесконечными, пока я в напряжении пыталась запустить незнакомый иноземный механизм, видя перед собой пышущее злорадством и уже сильно приблизившееся лицо блондина, которое сейчас различалось на фоне лишь чуть удалившегося, благодаря спасительному активному течению, берега, когда одна из моих попыток сработала и я почувствовала лёгкий толчок у себя под ногами и мотор, аккуратно включившись, заставил двигатель лодки направить её в открытый океан. Буквально рухнув на днище, стоило мне только почувствовать спасительный толчок, я со всё ещё полным неверием в успешность предпринятых действий, наблюдала вначале удивление, а затем внимательный сосредоточенный взгляд, не обещающий мне ничего хорошего, на быстро удаляющемся от меня лице похитителя.
                 Оказавшись, как мне показалось, на достаточно безопасном от берега расстоянии, я стала осматривать доступные мне выступы по всему периметру абсолютно гладкого пространства, или какие-либо другие предметы, способные ослабить, либо совсем распустить, сдерживающие мои руки, путы. Заметив Злату, благоразумно забившуюся в уголок и переполошно машущую ещё не до конца окрепшими крыльями в явной попытке сохранить равновесие на мчащейся с бешеной скоростью прозрачной наводной конструкции, всё ещё продолжающей наращивать свой немалый темп, я придвинулась к своей питомице, радуясь уже проверенной на собственной коже, остроте её зубов.
     -    Милая, - прошептала я, склоняясь к ней близко-близко, пытаясь её успокоить и уговорить мне помочь, а заодно, не свалиться в открытый океан, - Можешь укусить эту ткань, золотце моё?
                 Я придвинула к ней ладони, только сейчас заметив, как они кровоточат, засовывая самый кончик ткани ей в малюсенький ротик и тут же наблюдая, как она клацает своей миниатюрной челюстью прямо в этом месте. Чувствуя, как ткань, раскроенная острыми клычками, расползается в разные стороны, словно рассечённая острой бритвой, я довольно заулыбалась своей милой питомице, в очередной раз радуясь её преданному присутствию рядом. Чуть размяв уже не так болезненно реагирующие на свободу, руки, я обратила свой взгляд на исполосованные кровоточащими царапинами ноги, на разорванную ткань некогда белых и таких оберегаемых мною последнюю неделю, брюк, на неузнаваемо грязный и чётко посередине прорезанный топик, в котором я вышла в то злополучное утро к гостям и с довольной улыбкой завалилась на спину, прижав к себе испуганно таращащую свои удивительно красивые глаза драконицу и уставилась в чужое небо, радуясь, что снова осталась жива.
     -    Мда, милый, - спустя какое-то время, приложив руку к животу, словно успокаивая и защищая его, прошептала я своему малышу, вспоминая записи Аниары, обращённые к Адгару, когда она только узнала, что забеременела, - Ты у меня с самых первых мгновений своего существования пережил столько, что просто не имеешь права нас подвести и не выжить. Ты уже справился с такими проблемами, что управление планетой тебе покажется сущим пустяком.
                 Сказав это, я резко рассмеялась, выпуская на волю пережитый стресс, погладила прижавшуюся к моему ободранному, грязному и уже мокрому от влаги океана и жары, боку Злату, твёрдо веря, что всё и в самом деле будет хорошо. Стараясь не думать, куда я двигаюсь на абсолютно не управляемой прозрачной посудине посреди совершенно безбрежного океана ещё пару месяцев назад чужой для меня планеты, я глядела в дымчасто-серое небо и просто наслаждалась обретённой свободой.
                 Не знаю, сколько времени прошло с тех пор, как я потеряла из вида ставший моей временной тюрьмой остров, как долго я лежала так, просто чувствуя под собой движение рассекаемой на большой скорости воды, когда лодка сама по себе стала притормаживать, заставив меня привстать и осмотреться. На горизонте, показавшемся мне на удивление красивым в ярких цветах заходящей Клэа, вначале появилась небольшая точечка, постепенно вырисовывающаяся в контур незнакомого берега, приближающегося ко мне на всё уменьшающейся скорости, давая надежду на присутствие обитателей в небольшой красивой постройке, гостеприимно приветствующей меня маленьким пирсом и чуть дальше - приятным уютным домиком.
                 Не увидев никого незнакомого в обозримом пространстве, я аккуратно, чтобы не свалиться за борт не пришвартованной лодки, ступила на чётко подошедшую по высоте пристань, удерживая в руках беспокойно ёрзающую Злату. Не зная, кого я могу рассчитывать здесь встретить, да и не понимая, есть ли здесь сейчас хозяева, из опыта выяснив уже, что у одного владельца на этой планете вполне может быть сразу несколько домов, я закрепила выдернутый ранее конец крепления в специальном для него месте и медленно двинулась в сторону виднеющегося освещённого входа.
     -    Ну что, прокатилась? - неожиданно услышала я у себя за спиной, вызвавший паническую дрожь во всём моём теле, жёсткий голос, стоило мне шагнуть на твёрдую почву.
                 Даже не сомневаясь в том, кого увижу, стоит мне обернуться, я сделала медленный глубокий вдох прежде, чем встретить холодный взгляд карих глаз стоящего за моей спиной мужчины и двух его сообщников по бокам. Сцепив руки на груди, демонстрируя полный контроль над сложившейся ситуацией, Дринаарх многозначительно помахал зажатым в пальцах информером, явно указывая на причину моей сюда высадки. Как я могла не догадаться, что компьютер на лодке вполне может управляться дистанционно?! Сдерживая себя из последних сил и уговаривая придерживаться выбранной ранее стратегии, уже оказавшейся успешной, легко улыбнулась в ответ, вопреки бушующему в моём сердце ужасу, и тут же сказала:
     -    Ножки размяла, а так ничего, - и тут же ощутила, как моё лицо обожгла резкая пощёчина, от неожиданности едва не сбившая меня с ног.
     -    Ты думаешь, я с тобой шутил?! - его, ставшие в один миг сверкающими на фоне лучащихся различными нереально красивыми оттенками неба и океана, болезненным  огнём глаза, заставили меня молча за ним наблюдать, опасаясь действительно спровоцировать на полностью не контролируемые действия, - Я тебе говорил, что тебя ждёт в случае попытки бегства?!
                 Не знаю, то ли мне не удалось сдержать искорку страха, пронзившую моё сердце, то ли он уже и вправду полностью слетел с тормозов, но его лицо, резко потерявшее любую привлекательность, сейчас искривилось невероятной жестокостью, исполнившись какого-то садистского ликования от одной мысли о придуманном для меня наказании. Чувствуя, как внутри меня всё сжимается в предверии оглашения того, что меня ждёт, я напряженно замерла, боясь не только пошевелиться, но и дышать.
     -    Вначале я хотел тебя забросить в самый грязный бордель на этой планете, где отбоя нет от ищущих собственного удовлетворения, полностью лишенных женского общества, мужчин, - его тихий шёпот, вбивающий гвозди в мои шансы к спасению, несмотря на всю мою выдержку, вызвал лёгкую дрожь в моих костях, - Затем я решил, что для тебя это будет слишком мягкое наказание и придумал кое-что поинтереснее - оставить тебя на одной из лишенных магии планет, чтобы ты поняла, что такое суровое выживание. Но ведь ты и оттуда сбежишь! И тогда мне пришла идея оставить тебя у того, кто ТАК тебя хочет, что готов пол собственной планеты отдать только за право тобой овладеть. Уж он-то с тебя глаз не спустит! И обвести его вокруг пальца ты тоже не сможешь!
                 Видя маниакальный блеск неестественно засиявших от страшного предвкушения глаз, я боялась спрашивать и даже думать о том, кого он имел в виду и в каком из миров. Горячо сожалея, что вообще подумала в своё время оставить безопасную резиденцию и жутко радуясь, что Адгар успел меня отыскать и невольно спас Дэль, я с ужасом осознала, что даже в самом идеальном случае, при самом благоприятном исходе, мой малыш родится на чужой планете, в чужой власти и, возможно, бесправным рабом. Словно с отключившимся разумом, парализованная ужасом, на ватных ногах, я проследовала за тремя удерживающими меня мужчинами, сопроводившими меня плотным кольцом на борт корабля, который, как я буквально одно мгновение спустя почувствовала, тут же взмыл вверх.


     Конец первой книги



Оценка: 8.15*16  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Приключенческое фэнтези) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"