Яшин Максим Сергеевич: другие произведения.

Трипофобия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    То, чем так давно пугали людей в фильмах ужасов о зомби, наконец, случилось. Наступил конец света. Вчерашние родственники, друзья и соседи превратились в кошмарных тварей, ведомые только жаждой плоти. Смогут ли люди приспособиться и выжить в новом жестоком мире, в котором нет ни морали, ни законов? На что они готовы будут пойти ради спасения себя? Удастся ли им сохранить человечность среди полчищ кровожадных монстров?


   0x01 graphic
   "Бывает по-разному. Иногда добродетельные побеждают, а иногда победу празднуют негодяи. Но все же стоит быть порядочным. Порядочный человек всегда собирает вокруг себя друзей, которые ему помогут. А негодяй может рассчитывать только на других негодяев. А кого лучше иметь в друзьях?" (с) Геральт из Ривии. Цикл романов Анджея Сапковского Ведьмак.
  
Глава 1.
   Обычный летний день баловал ярким солнцем, неторопливо приближавшимся к зениту. Иногда по небу, на котором скромно белела лишь пара облаков, пролетали с характерным чириканьем птицы. Вдалеке постукивал дятел. Несмотря на постепенно усиливающуюся жару, в лесу на траве еще оставались капли росы. Деревья росли достаточно плотно, из-за чего солнечные лучи почти не достигали земли. Пахло прелой листвой, грибами и свежестью. Стрекотали кузнечики, иногда в траве ползали ежи или ящерицы, резво пробегали белки, стараясь побыстрее забраться на дерево. В воздухе жужжали надоедливые мухи и раздражающе звенели комары. На цветы с монотонным гулом опускались пчелы и шмели. Природную картину нарушили четыре человека, продиравшиеся сквозь заросли.
   - Далеко нам еще? - спросил тощий паренек лет двадцати в джинсовом жилете и красной кепке, волочащий на себе один из огромных рюкзаков.
   - Час, может полтора, -- ответил крепкий мужчина с аккуратной черной бородой, шедший впереди и несший рюкзак раза в два поменьше.
   Остальные шли молча. Один, самый пухлый и старший из группы, шел налегке. Другой, среднего телосложения, одетый в камуфляжную куртку, тащил еще один огромный рюкзак.
   - Руслан Владимирович, я вот спросить хочу, -- продолжил ныть молодой паренек, -- почему именно я опять несу самый тяжелый рюкзак?
   - Ну, во-первых, ты слишком щуплый, и тебе не помешает нарастить мышцы, -- спокойно ответил тот, не оборачиваясь, -- а во-вторых, раз ты новичок, то тебя необходимо во всю эксплуатировать.
   Остальные слегка усмехнулись на это, и какое-то время группа продолжала идти в тишине.
   - Чего отстаем? - подбодрил толстячок двух отстающих с рюкзаками, - быстрее шагаем - быстрее дойдем.
   - А вы, Михаил Петрович, рюкзак у меня возьмите, и посмотрим, как вы поковыляете! -- огрызнулся мужчина в камуфляже. -- Задолбался я уже, как только домой вернусь -- тут же в бордель пойду.
   - Артем, что за мерзость! - возмутился Михаил, -- лучше бы жену себе нашел уже.
   - И стать таким же занудным как вы? Нет уж, спасибо.
   - Хорош пошлятину свою молоть, -- резюмировал Руслан, -- нечего молодежь к своей пакости приобщать. Я вот, как вернусь, тут же в родной город съезжу к родителям. Давно их не видел.
   Михаил хотел еще что-то добавить, но лишь недовольно квакнул, поскольку угодил лицом в паутину, свисающую с веток. Постепенно воздух разогревался, и становилось все жарче. Филиппу, на лбу которого уже проступил пот, идти дальше было тяжелее остальных. Едва не споткнувшись о торчащий корень, он с досадой пнул росший неподалеку мухомор и прибавил шагу, чтобы не отставать от своих.
   - Что, по компьютеру соскучился? - спросил Руслан, заметив недовольное лицо Филиппа.
   - Не терпится скорее новости почитать, - ответил тот. - Слышал перед отъездом, что в Москве вроде эпидемия какая-то началась.
   - Опять эбола? - усмехнулся Руслан.
   - Да не, вроде жесть какая-то, они там даже карантин ввели!
   - Ой, да они каждый год, сколько себя помню, пугают концом света. То эбола, то грипп какой-нибудь, то еще что-то. Эту фигню слушать - только мозг себе засорять.
   Примерно через полчаса пути деревья стали редеть, теперь густые ветви не мешали свету озарять местность. Высокие и раскидистые елки постепенно уступали место кустарникам, трава стала выше, гуще и разнообразнее. Вскоре они вышли на небольшую тропинку. Несмотря на то, что повсюду росли кусты черники и земляники, самих ягод нигде не было. Кое-где встречались громадные муравейники, вокруг которых бегали их многочисленные обитатели. Артем, тяжело пыхтевший последние десять минут ходьбы, с досадой сплюнул наземь.
   - Ну ладно с этими геологами на турбазе, где даже связь не ловит, сидели три недели, но на кой черт нам потом еще надо было полнедели по лесам шляться? - недовольно проворчал он.
   - У Фила ж в следующем году диплом, ему результаты практики этой важны были, -- все так же невозмутимо отвечал Руслан. -- Кроме того, тебе ж диссертацию осенью защищать, так что, как ты сказал, "хождение по лесу" - очень даже в твоих интересах.
   - Вы слышали? - вдруг прервал их Филипп.
   И действительно, немного прислушавшись, они различили, помимо шелеста листвы и жужжания мух, странные звуки, доносившиеся откуда-то справа. Далеко за деревьями раздавались какие-то приглушенные шуршания, чваканья, бульканья. Недолго думая, Филипп направился на шум.
   - Ты куда? Стой! - Окликнул его Руслан.
   - Но мне интересно! Вдруг там случилось чего? Давайте посмотрим, Руслан Владимирович!
   Группа была вынуждена двинуться за ним. По мере их приближения звуки усиливались. Стали слышны шарканье шагов, шелест пакетов и стук роняемых вещей. Очень скоро запах леса стала разбавлять резкая вонь тухлятины. Деревья постепенно расступались, открылась полянка, окруженная кустами, маленькими деревцами и хвощами. На окраину первым вышел Филипп. Остальные, услышав его матерную триаду, поспешили поскорее поглядеть, что именно вызвало такую реакцию. От увиденного зрелища Михаил скривился и отвернулся, едва сдерживая рвотные спазмы, остальные же с недоумением и ужасом рассматривали открывшуюся им картину.
   На поляне стояли несколько палаток и мангал, точнее то, что от них осталось. Все было разгромлено и разворочено, повсюду лежали разбросанные вещи. Там же обнаружилось несколько трупов, разорванных и растерзанных до такой степени, что определить ни пол, ни возраст не представлялось возможным. Повсюду виднелась кровь, валялись ошметки внутренностей и куски мяса.
   По лагерю бродила внушительная толпа грязных с ног до головы людей, в большинстве своем заляпанных кровью. Нездоровый цвет кожи поражал своими неестественными оттенками: от бледно-серого, до синевато-зеленоватого. На телах большинства бугрились отвратительные опухоли, местами довольно крупные, у некоторых уже прорвавшиеся и сочащиеся гноем. Вдобавок по всему телу рассыпались отвратительные язвы, представляющие собой покрасневшие участки кожи, испещренные множеством отверстий различной формы и величины. Наиболее жутко выглядели обладатели язв на лице в области рта. Из-за образовавшихся на щеках и губах разномастных уродливых дыр были хорошо видны зубы, по которым стекал гной, кровь и остатки плоти.
   У одних виднелись множественные отвратительные наросты на руках, ногах и шеях в виде небольших кожных каплевидных образований, напоминающих папилломы, у других же - нарывы и волдыри, как после сильных ожогов. Завершало это жуткое великолепие наличие мутных заплывших глаз и огромных ран на теле, вплоть до отсутствовавших конечностей. Странные люди медленно передвигались шаркающей, шатающейся, дергающейся походкой, движения их были отрывистые, судорожные. Кто-то просто бесцельно бродил по останкам лагеря, кто-то склонился над телами и продолжал их терзать. Несколько существ просто стояли на месте, лишь слегка покачиваясь или подергиваясь, а один сосредоточенно блевал отвратительной красной массой. Первым от увиденного в себя пришел Руслан. Аккуратно вытащив из рюкзака топорик, он медленно стал приближаться к толпе.
   - Может, пойдем отсюда? - шепотом спросил его немного пришедший в себя Михаил, голос его дрожал, а по бледному лбу стекали крупные капли пота.
   Но тот ничего не ответил, а лишь продолжил идти к странным людям. Остальным ничего не оставалось, кроме как медленно следовать за ним.
   - Что тут происходит! - громко, но сильно нервничая, спросил у них Руслан.
   Ему никто не ответил. Обитатели лагеря все так же продолжали бесцельно шаркать, спотыкаясь и пошатываясь в разные стороны, разрывать и поедать то, что осталось от тел.
   - Вы что тут устроили! - еще громче крикнул им Руслан и схватил за плечо ближайшего к нему мужчину. Тот медленно развернулся в его сторону. Губы, подбородок и зубы у него были перепачканы кровью, как и пальцы на руках. Всклоченные волосы, впалые щеки, язвы с отвратительным множеством отверстий на руках, из которых торчали небольшие волоски, сочащаяся гноем опухоль на шее и бельмо в правом глазу лишь добавляли жути к его виду.
   Жуткий тип хрипло прорычал и попытался ударить Руслана наотмашь. Он успел перехватить руку мужчины, тогда тот попытался укусить его, потянувшись распахнутым окровавленным ртом к его шее. Руслан оттолкнул его от себя, пнув ногой в живот, отчего тот повалился на землю. Подняв взгляд, он обнаружил, что привлек внимание остальных. Люди с кряхтением, шипением, дикими взвизгами и воплями стали приближаться к ним. Те, кто поедал трупы, начали медленно и неуклюже подниматься. Кто-то продолжал дожевывать куски плоти, у кого-то мясо мерзко выпадало изо рта. Руслан медленно попятился к остальным, глядя на медленно, но верно приближающихся к нему воющих существ.
   - Да что же это... - прошептал окончательно побледневший и скривившийся от страха и отвращения Михаил.
   Тем временем толпа жутких людей уже подобралась к ним. Вперед вырвалась женщина с гноящимися язвами и опухолями на ногах и, выставив перед собой окровавленную руку, наклонив голову вниз, кряхтя, неуклюже поковыляла на Филиппа. Тот быстро снял тяжеленный рюкзак, и, когда она уже почти подобралась к нему, огрел ее со всего маху сверху. Женщина с хрустом рухнула наземь, однако за ней не менее решительно приближались еще трое. Он попытался ударить их подобным образом, но те успели схватить рюкзак, вырвав его из рук с диким шипением и воплями. Артем, увидев тактику Филиппа, быстро снял свой рюкзак и швырнул его в толпу приближающихся тварей. Те неловко завалились под тяжестью поклажи и, очутившись на земле, попытались подняться, однако следующие за ними стали спотыкаться об упавших. На Руслана с воплем набросился лысеющий дед с вытекшими глазами, которые заменяли огромные гноящиеся красные волдыри, и окровавленной белой бородой. Руслан от неожиданности махнул топором, отрубив ему руку. Ожидая, что старик упадет от боли, Руслан опешил, когда тот не сбавил обороты и ухватил его второй рукой. Откровенно растерявшись, он ударил его топором под ребра, но и это не остановило безглазого. Дед ухватил Руслана за руку и попытался укусить, как и предыдущий. Отпихнув деда, он со всей силы ударил его топором по голове, и только после того, как череп разлетелся надвое, старик, наконец-то, повалился наземь и затих.
   Раздался оглушительный вопль, не похожий ни на один из звуков, издаваемых человеком. На поляну выбежала очень странная девушка. Двигалась она очень быстро и уверенно, в отличие от остальных тварей. Вены и сосуды во многих участках ее тела вздулись и посинели. Неестественно мутные глаза багровели в обрамлении темных, почти черных глазниц. Кожи и губ вокруг рта не было, так что хорошо виднелись ее окровавленные зубы, а на руках росли неестественно длинные ногти. Быстро повертев головой, она с диким визгом накинулась на Филиппа. Тот попытался ударить ее, но бестия ловко увернулась и вцепилась зубами ему прямо в плечо. Крича, он попытался вырваться. Она схватила его за руки и повалила на землю, не давая двигаться, и попыталась вырвать кусок мяса. Михаил, видя все это, бледный от ужаса, обливаясь потом, молясь и причитая себе под нос, бросился бежать. Однако один из нападавших успел схватить его за рюкзак. Руслан, видя, что Филиппу приходится туго, тут же подбежал и мощным ударом ноги опрокинул пожирающую его женщину. Упав на землю, она быстро попыталась встать на ноги и тут же вновь повалилась, добитая брошенным ей точно в голову топором.
   Сзади послышался отчаянный и протяжный крик. Пока Михаил пытался освободиться от схваченного рюкзака, мужчина со вспоротым животом и выпавшими кишками, украшенный обширными язвами с множеством разнообразных кластерных отверстий, весь покрытый тиной и водорослями со спины укусил его за шею. Неистово вопя, он пытался безуспешно отпихнуть напавшего. Воспользовавшись случаем, пока Михаил отвлекся, еще несколько человек, обезображенных опухолями и язвами, смогли подобраться к нему и принялись рвать его на части. Упав на землю и истошно визжа, он попытался из последних сил отбиться от насевших тварей, беспорядочно махая руками и ногами. Ладонь Михаила случайно попала в пасть одному из существ, чей рот и щеки были испещрены дырами, и тот принялся с хрустом выгрызать его пальцы.
   Руслан, ошалевший от страха и адреналина, кинулся было ему на помощь, но, когда истошные крики оборвались, понял, что уже поздно. Быстро осмотревшись, он увидел, как на поляну из леса со всех сторон медленно, но верно, корявой и спотыкающийся походкой стягиваются все новые и новые существа, утробно булькая, мыча и воя. Поняв, что дело плохо, он быстро помог встать истекающему кровью Филиппу, который, тем не менее, мог идти самостоятельно, и, окликнув Артема, поспешил отступить. Артем подхватил раненого под другую руку, помогая Руслану вести его, и вместе они со всех ног понеслись от жуткого места, продираясь сквозь заросли и кустарники. Обернувшись напоследок, Руслан увидел, как большая часть неизвестных обступила со всех сторон тело Михаила. Те, кто были к нему совсем близко, сидели на коленях, вгрызаясь зубами в его плоть, а те, кто стоял дальше, с громким воем тянули к нему изуродованные руки в надежде урвать кусок. Лишь немногие бросились за ними в погоню, шагая неестественно дергающейся походкой.
   Криком подгоняя друг друга, они бежали в сторону дороги, еще долго слыша позади себя стоны и визжание непонятных людей и чувствуя чудовищный запах гнили. Наконец, деревья и кустарники стали реже, и вскоре перед ними показалась парковка и асфальтированная дорога.
   - Вон наша машина! - крикнул Артем, указывая на темно-синий фольксваген гольф, накрытый сверху брезентом. Несмотря на то, что дорога была проселочная, и со всех сторон ее окружал лес, неподалеку находился небольшой магазинчик и стоянка, на которой стояли еще четыре машины. Руслан насторожился, когда ему в нос вновь ударил запах тухлятины. Осмотревшись, он выматерился, указывая Артему на людей, аналогичных тем, которых они встретили на поляне. Со словами: "Быстро, быстро, быстро!" он тут же бросился к машине. Сбросив брезент на землю, Руслан судорожно стал искать ключи в кармане. Наконец, найдя ключи, он снял машину с сигнализации, трясущимися руками быстро распахнул заднюю дверь машины, приоткрыл багажник, вытащил аптечку и, не глядя, кинул ее на заднее сиденье. Аптечка не удержалась и соскользнула на пол. Артем усадил побледневшего и обессилевшего Филиппа назад, а сам сел рядом, принявшись копошиться под сиденьем в поисках аптечки. Руслан сел на водительское место, вырулил на дорогу и что есть мочи надавил на педаль газа, увозя их как можно дальше вперед. Артем тем временем нашел аптечку и принялся промывать и дезинфицировать рану.
   - Куда поедем то?! - взволнованно спросил он.
   - В больницу! - Завопил, кривясь от боли, Филипп. -- Срочно в больницу!
   - Надо ментов вызвать! - Возразил ему Артем. -- Это что там вообще за херня! Что за бред! Они же убили Михаила! Они его убили!
   - А ну успокоились оба! - Огрызнулся на них Руслан, - Отставить панику!
   - Мы должны вернуться! - Не унимался Артем, доставая бинт и собираясь перебинтовать рану Филиппа, -- они же просто чертовы психи! Они же разорвали его!
   - Даже психи успокаиваются после удара топором, а эти...
   Руслан замолчал, не зная, как закончить мысль, и дальше они какое-то время ехали в тишине.
   - Телефон... - слабеющим голосом прошептал Филипп - он остался в сумке... А она там...
   - Мой тоже, - проматерился Артем, - а ведь у меня спутниковый был! А Ваш-то хоть у вас?
   - А я его и не брал.
   - В смысле? Как?
   - Спутниковый у меня еще до поездки полетел, а смартфон брать не хотел, устал от него уже. Да и зачем, если вы все равно понабрали, тем более на турбазе сеть почти не ловила.
   Артем лишь снова выматерился, после чего продолжил бинтовать Филиппа. Мимо них мелькали деревья, кое-где виднелись опоры ЛЭП. Через несколько минут лес слева от них кончился, и впереди открылись поля и холмы. Артем как раз заканчивал накладывать бинт, когда Руслан, немного прибавив газ, вошел в поворот, но неожиданно резко затормозил.
   - Вы что творите! - возмутился было Артем, ударившись лбом о переднее сиденье, -- поехали!
   Но Руслан ничего ему не ответил, медленно вышел из машины и выругался. Артем, также матерясь, вышел посмотреть, что же там случилось.
   На дороге образовался затор. Несколько машин врезались друг друга, кое-где машины успели притормозить или развернуться, часть из них вылетела на обочину. Повсюду валялись битые стекла, разбросанные вещи, кровь и тела. Дальше проезд был невозможен.
   Оставив раненого в машине, Руслан с Артемом пошли осматривать место аварии. Подойдя ближе, они вновь почуяли знакомый запах гнили, однако никаких признаков жизни не обнаружилось. Около газели, которая стояла чуть позади от основного скопления машин, лежали тела зараженных. У многих были проломлены черепа, некоторые же вовсе оказались обезглавлены, а у парочки даже имелись следы огнестрельных ранений. Вокруг валялись гильзы и растерзанные сумки с вещами. Через распахнутые двери кузова виднелся залитый кровью пол. Остальные машины выглядели не лучше газели - почти все стекла разбились и осколками разлетелись вокруг, капоты и багажники некоторых были открыты. Салоны у многих пестрели пятнами, в которых легко опознавалась кровь.
   Внезапно из кузова газели послышался какой-то странный звук. Руслан подобрал валяющуюся в багажнике ближайшего автомобиля лопатку для чистки снега, и они с Артемом осторожно стали подбираться к газели. Подойдя ближе, они отчетливо услышали шипения и помехи. Открыв пошире дверцы кузова, Руслан увидел там издающую звуки черную рацию, лежащую на самом краю кровавого пятна. Он потянулся и аккуратно взял ее. Однако, ничего кроме треска и помех она не выдавала.
   - Дайте-ка! - Артем вырвал у него из рук рацию и принялся настраивать ее.
   После нескольких минут возни с рацией оттуда стал слышен женский голос: "Серега! Вадим! Вы меня слышите! Прием!" После снова стало доноситься шипение. Артем неуверенно покосился на Руслана. "Катя! Толян!" - вновь донеслось из рации, - "Кто-нибудь! Отвечайте! Прием!".
   - Ээээ, але! - неуверенно сказал в рацию Артем.
   - Прием, как слышно! - ответил женский голос из рации.
   - Ну... Э... Здрасти!
   - Вы кто?
   - Прием, как слышно! - Руслан отобрал рацию и сам стал говорить. -- У нас раненый, срочно требуется медицинская помощь!
   - Кто на связи? И где остальные?
   - Послушайте, мы нашли рацию в брошенной газели. На нас напали какие-то психи. Нас трое, нам срочно нужна помощь! Вы можете вызвать нам скорую или полицию?
   На какое-то время наступила тишина. Руслан и Артем все время непонимающе переглядывались.
   - Слушайте, -- наконец раздалось из рации. -- Вы должны как можно быстрее попасть в город Снежный. Когда будете в городе -- езжайте на улицу Касьянова, дом 16.
   На этих словах рация замолчала и не издавала больше даже шипения. После нескольких неудачных попыток вновь выйти на связь, они побрели к машине.
   - Первый раз слышу про этот Снежный, -- начал Артем. -- И какого хрена они просто не вызвали спасателей или ментов?
   - Я знаю, где это, -- сказал Руслан, усаживаясь за руль. -- Думаю, выбор у нас небогат, поехали, узнаем, что к чему.
   На этот раз Артем сел на переднее сиденье, Филипп спал, развалившись сзади. Развернувшись, они поехали обратно, по направлению к городу. Проехав магазин, вокруг которого продолжали бродить существа, они через сорок минут выехали из леса, и перед ними раскинулись бескрайние зеленые равнины. Иногда на дороге попадались брошенные машины, местами встречались бесцельно бродящие существа. Через некоторое время вдали показалась небольшая деревенька.
   - Стойте, стойте! - крикнул Артем, едва заметив деревню, - тормозните!
   - Ты чего? - недоумевал Руслан, - что случилось то?
   - Да Вы взгляните на него! - Артем указал на Филиппа, - он же истечет кровью так!
   Обернувшись, Руслан действительно заметил, что красное пятно на бинтах расползается и становится все шире.
   - Надо добежать до деревни! - настаивал Артем, - может там фельдшер есть, или хотя бы лекарств купим, или выменяем у кого-нибудь.
   - А в аптечке разве ничего не осталось? Ты же ему рану обрабатывал.
   - Так нихрена это не помогло.
   - Ладно, - сказал Руслан, паркуя машину у обочины, - ты сиди здесь, я пойду, сбегаю.
   - Может, лучше вместе?
   - Ты за Филом смотри, а я сейчас приду.
   С этими словами он вышел из машины и побежал в сторону деревни. Постепенно приближаясь, Руслан стал замечать абсолютное отсутствие каких-либо признаков жизни. Добежав до ближайшего дома, Руслан остановился, заметив разорванную пополам и порядком обглоданную собаку, валяющуюся перед крыльцом. Справа от дома находился разгромленный курятник, где повсюду валялись окровавленные перья. На секунду задумавшись, он все же решился войти в дом. Осторожно подойдя к двери, Руслан слегка толкнул ее. Дверь оказалась не запертой, от толчка она слегка приоткрылась, демонстрируя царящий внутри беспорядок: повсюду валялись разбросанные вещи и сломанная мебель, однако в помещении никого не было. Осмелев, Руслан зашел в комнату и принялся искать какие-либо лекарства или спирт. Ничего не найдя, он побежал осматривать другие комнаты, в которых царил схожий бардак. Когда он открыл дверь, ведущую в последнюю не осмотренную комнату, ему в нос резко ударил трупный запах. Закрывая лицо рукой и морщась, он разглядел на полу окровавленные тряпки, судя по всему, когда-то бывшие одеждой, а также разорванное на части тело, обглоданное практически до костей. Захлопнув дверь, Руслан выбежал на улицу, едва сдерживая рвотные позывы.
   Немного подышав свежим воздухом и придя в себя, он обратил внимание на несколько приличных кровавых пятен на земле и одно облепленное мухами разлагающееся тело, лежащее рядом с брошенным трактором. Проматерившись, Руслан побежал к следующему дому, стоящему рядом с маленькой ветхой церквушкой. Подойдя ближе, он расслышал странное бульканье, отрыжку и звук льющейся густой жидкости. Не желая выяснять, что же издает эти мерзкие звуки, Руслан осторожно зашел в избу, стараясь шуметь как можно меньше. Входная дверь была выломана, а прихожая обильно залита засохшей кровью. Пересиливая себя, он все же прошел в комнату, в которой был относительный порядок. Подбежав к старому деревянному серванту, Руслан стал осматривать полки. На большинстве из них была посуда и чашки, в верхних ящиках лежали ложки, вилки, ножи и прочие столовые приборы. Наконец, в одном из ящиков оказалось несколько упаковок лекарств и пузырьки с йодом, зеленкой и перекисью. Руслан схватил пузырек перекиси и помчался прочь, обратно к машине, стараясь поскорее убраться подальше.
   "Куда он там делся?" - думал про себя Артем, постоянно поглядывая на Филиппа, который к этому времени совсем побледнел, - "уже полчаса прошло! Какого же хрена! Ну, все! Еще десять минут, и я иду за ним!" Однако, вскоре он заметил бегущего к машине Руслана. Выйдя навстречу, он уже было собрался высказать товарищу все по поводу его долгого отсутствия. Но тот не дал ему сказать ни слова, еще на бегу крикнув, чтобы тот готовил чистые бинты. Заново обработав и перевязав рану бинтами, пропитанными перекисью, они, наконец, поехали дальше.
   Вскоре за очередным поворотом стали просматриваться дома. Подъехав к мосту через небольшую речушку, Руслан заметил указатель населенного пункта "Снежный". На мосту стояли несколько брошенных автомобилей. Получив пару вмятин и изрядно поцарапав машину, они пересекли мост и, наконец, попали в город. На окраине город был застроен небольшими частными домиками, далее превалировали панельные дома, самыми высокими из которых были шестиэтажки. В самом городе творился хаос: повсюду стояли разбитые машины, в домах были выбиты стекла, валил дым, кое-где чернели пятна крови. Повсюду неуклюже и бесцельно бродили уже знакомые им изуродованные существа.
   Матерясь всеми возможными словами, Руслан постарался поскорее свернуть на искомую улицу Касьянова. К счастью, она была недалеко, на окраине, налево от моста. По обеим ее сторонам располагались небольшие частные домики, обшитые преимущественно сайдингом, но попадались и деревянные, и с кирпичной облицовкой. Большая их половина была в очень плачевном состоянии. Некоторые дома были сожжены, один из домов протаранил автомобиль. Отсутствие стекол в окнах домов уже не удивляло. Почти в каждом дворе бродили все те же обезображенные люди, из глубины домов изредка доносились жуткие звуки, которые никак не мог издавать человек.
   Вскоре дорогу им преградила выстроенная от дома до дома поперек улицы баррикада, состоящая из разбитой машины, бочек, досок, колючей проволоки и разнообразного стройматериала. Из баррикады наружу торчали шипы, большинство из которых были деревянными, но попадались и металлические. На некоторых виднелась кровь. На дороге перед баррикадой были разложены связки из заостренных кольев наподобие противотанковых ежей. Дальше по дороге высилась аналогичная баррикада, но шипами направленная в другую сторону. Двери и окна домов, соприкасающиеся с баррикадой, были либо наглухо заколочены, либо завалены мебелью. Между домами располагались заграждения, вместе с дорожными баррикадами образующие периметр вокруг искомого дома шестнадцать. Двухэтажный деревянный дом окружал двухметровый кирпичный забор с металлическими воротами и калиткой посередине. По верху забора тянулась колючая проволока. Справа от дома росло большое густое дерево, фонари на заборе были разбиты. На первый взгляд дом казался таким же необитаемым, как и прочие по этой улице.
   Внимательно приглядевшись к дереву, Руслан заметил, что к толстой ветке приставлена лестница, а на самой ветке сооружена какая-то конструкция. Между листьями кто-то прятался. В окне второго этажа он заметил мужчину, прислонившегося к стене. В руках он держал что-то длинное, похожее на винтовку. Через несколько минут из калитки вышел загорелый мужчина, одетый в не по погоде теплую куртку и джинсы. Руслан открыл дверь автомобиля, собираясь поприветствовать незнакомца. Подойдя к баррикаде, тот вытащил пистолет и направил его на Руслана. Испугавшись, Руслан уже собирался резко сдать назад, но странный мужчина потребовал выйти из машины с поднятыми руками. Поняв, что шутить тот не намерен, Руслан, слегка поколебавшись, подчинился требованиям, медленно вышел и поднял руки. Следом за ним то же самое сделал и Артем.
   - А где третий?! - мужчина стал всматриваться в салон автомобиля, -- Вы же сказали, что вас трое?!
   - Послушайте, -- сказал Руслан, опустив руки и сделав шаг вперед, -- он тяжело ранен, нам срочно нужна помощь. Вы можете вызвать скорую?...
   - А что с ним??! -- резко оборвал его неизвестный, -- Что случилось?
   - На нас напали в лесу, я не знаю, что там случилось...
   - Его укусили?! - вновь перебил его незнакомец.
   - Да. И он потерял много крови, ему нужно в больницу.
   - Проклятие! -- Мужчина стал ходить кругами, затем снова подбежал к баррикаде. -- Я не могу вас пустить!
   - Что! - возмутился Руслан. -- Но...
   - Он заражен, -- снова оборвал его незнакомец, -- Я не могу пустить вас, по крайней мере, с ним.
   - Бога ради, Саркис! - Послышался женский голос из-за калитки. -- Ты опять за свое?
   На дорогу вышла женщина, на вид старше тридцати лет, с темными волосами и очень короткой стрижкой в белом, слегка перепачканном медицинском халате.
   - Ты же знаешь, что его еще можно спасти!
   - И ты снова хочешь рискнуть! - закричал Саркис, -- помнишь, чем это закончилось в прошлый раз?!
   - Как мне надоело твое занудство, -- женщина подошла к баррикаде, и принялась вынимать длинные доски -- лучше помог бы.
   Саркис какое-то время колебался, собираясь что-то возразить, однако после махнул рукой и тоже подошел к баррикаде. Вместе они сняли часть досок, после чего отодвинули скрепленные между собой тележки из супермаркета, в которых были уложены шлакоблоки и прочие стройматериалы, укрепленные по бокам металлическими листами и обмотанные колючей проволокой. Затем женщина подала знак рукой, чтобы они проезжали. Руслан с Артемом залезли в машину и заехали внутрь. Пока Саркис с женщиной восстанавливали баррикаду, им открыли железные ворота, пропуская во двор. Въехав внутрь, они увидели довольно крепкого на вид дедка лет шестидесяти, закрывающего за ними ворота. Однако по выражению его лица и подозрительному взгляду, они быстро поняли, что им тут не рады.
   Окна первого этажа дома номер 16 были наглухо заколочены, кое-где даже укреплены жестяными листами. На другом конце участка в углу стоял сарай, из которого к дому тянулся силовой кабель. Конструкция, примеченная Русланом на дереве, оказалась импровизированным смотровым пунктом, пол которого был сколочен из досок, а крышей служили куски листового железа. На часах стоял мужчина, одетый в темно-зеленую куртку, разгрузку и камуфляжную кепку, вооруженный охотничьей винтовкой с оптикой. Вскоре к машине подошла уже знакомая им женщина, и, после беглого осмотра состояния Филиппа, вместе с Саркисом повела его в дом, жестом позвав остальных следовать за собой.
   Зайдя в дом, они попали в довольно большую комнату, расположенную справа и занимающую треть первого этажа. Слева комната заканчивалась длинным коридором с дверями по обеим сторонам. Несмотря на заколоченные окна и полумрак, комната выглядела довольно уютной. У левой стены стоял диван, а у правой - несколько шкафов. В одном из них, со стеклянными дверцами, на полках были расставлены сервизы. У забитого окна стоял обеденный стол, рядом с ним несколько стульев. На полу лежал довольно качественный ковер с расписными узорами. На нем играло пятеро ребятишек дошкольного возраста: трое мальчиков и две девочки. Едва заметив посторонних, они тут же бросились к креслу, в котором сидела пожилая женщина, и с испугом уставились на вошедших. Женщина принялась успокаивать детей, время от времени исподлобья недобро поглядывая на незваных гостей. Сверху послышался скрип - по лестнице кто-то спускался. Последняя дверь справа по коридору открылась, и мужчина, которого Руслан видел в окне с улицы, подойдя поближе, непринужденным движением наставил на них свой СКС. Сзади тоже послышался щелчок. Руслан, слегка повернув голову, заметил, как старик направил на них ПМ. Он сильно побледнел, выпучил глаза, руки у него тряслись, но, тем не менее, пистолет опускать дед не собирался. Из первой комнаты слева по коридору навстречу им вышла молодая девушка с красными волосами, довольно полного телосложения, но с отчетливо различимой талией.
   - А теперь говорите, откуда вы взяли рацию? - холодным тоном сказала она.
   - Эм... Слушайте, наш друг...
   - Отвечайте, или будет хуже, -- повторила женщина.
   Мужчина снял винтовку с предохранителя и прицелился.
   - В разбитой машине, -- начал объяснять Руслан, -- дорога была перекрыта из-за множества аварий. Там везде кровь, тела... Гильзы, все такое.
   - И откуда же нам знать, что это не вы их убили?
   - Да вы совсем тут охерели! - не выдержал Артем, -- нас чуть не сожрала в лесу толпа психов-людоедов! Теперь вы грозитесь нас прикончить, а за что? Из чего бы мы убили ваших друзей, из пальца!? Вы совсем, что ли свихнулись!?
   Руслан жестом угомонил разбушевавшегося Артема. Мужчина с винтовкой еще какое-то время глядел на них, пока Саркис не сказал: "Ладно, Толь, опусти", показывая рукой вниз. После этого мужчина опустил оружие и с помрачневшим лицом пошел обратно наверх. Женщина, сидевшая в кресле с детьми, вскоре не выдержала и, скривив лицо, начала всхлипывать. Дед, стоявший позади, убрал пистолет и кинулся утешать ее. Однако Руслан заметил, что и у него по щекам побежали слезы.
   Между тем, красноволосая женщина сделала шаг вперед.
   - Я Виолетта, -- представилась она, -- это со мной вы говорили по рации.
   - Меня Руслан зовут, его -- Артем, -- Руслан поглядел в сторону Филиппа, которого уводили дальше по коридору, -- Может уже кто-нибудь объяснит нам, что происходит? Кто те люди снаружи, и почему напали на нас? Где, в конце концов, полиция, врачи, спасатели!?
   - Вы и правда ничего не знаете?
   - Мы были в геологической экспедиции примерно с месяц, - Руслан направился в дальнюю комнату налево по коридору, куда увели Филиппа. Артем с Виолеттой пошли за ним.
   - Это все началось пару месяцев назад. Сначала из Москвы, Питера и прочих городов с запада в интернет стали приходить странные видюхи, где зомби нападали и жрали людей. Все решили, что это прикол, как в свое время с радиопостановкой Войны Миров. Но когда по ящику официально объявили эвакуацию, началась полная жесть. Сначала на улицах была паника: кто-то в спешке пытался свалить, всякие уроды стали громить дома и магазины. Половина ментов сама валила спасать свои жопы, так что порядок наводить было особо некому. А потом появились первые зараженные. Видимо, заразу принесли сюда те, кто бежал с запада через наш город. Люди стали рвать друг друга на части, пожирать трупы, в общем, началось самое вкусное. Меньше, чем за неделю, город вымер.
   - Ну, просто охренеть теперь! -- возмутился Артем, - да вы вообще серьезно?
   - Чувак, ты же был на улице, сам все видел. Кто-то, как и мы, стали запираться в домах, кто-то пытался выжить поодиночке. В конце концов, остались только мы, да и то не в таком количестве, как были изначально.
   В комнате, куда отвели Филиппа, был обустроен лазарет. Помимо традиционно заколоченного окна, там была полка с лекарствами, письменный стол и несколько коек, на которых, кроме Филиппа, лежало еще два мужика: один без сознания под капельницей, у второго на ноге стояла шина, роль которой играла деревяшка. Саркис ушел из комнаты сразу после того, как отвел туда Филиппа. Женщина в медицинском халате уже сняла с раненого парня жилет и рубашку и принялась осматривать рану.
   - Данила! - позвала она -- а ну бегом сюда!
   - Да, тетя Лиза! -- В комнату тут же вбежал паренек лет пятеадцати с темными, уложенными на бок волосами.
   - Быстро принеси мне все необходимое.
   Мальчуган кивнул и, подбежав к полке с лекарствами, стал быстро набирать оттуда какие-то склянки, пинцеты, таблетки и прочее.
   Минуточку, -- Руслан неуверенно покосился на раненого, -- этот ваш мордоворот сказал, что он заражен и не хотел нас пускать.
   - Если укусили -- то срань полная, -- начала объяснять Виолетта, -- при укусе, или, например, если кровь зомбаков попадет в открытую рану, почти верняк, что он обратится. Конечно, если напичкать человека таблетосами, есть шанс, что проканает, но это вряд ли.
   - Не понял. И что будет, если он не вылечится?
   - Тогда через какое-то время эта дрянь полностью сожрет его, он окончательно спятит и попытается вас схавать. Но не переживайте, если станет понятно, что его не спасти, Саркис все сделает быстро, - без единой эмоции произнесла Виолетта, выходя в коридор.
   - ЧТО!? - возмутился Руслан ей вдогонку, -- вы серьезно?! Совсем что ли сдурели?!
   - Тише, Руслан Владимирович, успокойтесь, -- Артем попытался рукой придержать его.
   - А что спокойнее! - возмутился Руслан, отдергивая его, -- у нас уже человека убили! А вы хотите убить еще одного!
   - Так, нервы поуняли свои, -- спокойным тоном осадила их Лиза, -- никто никого не убьет, есть шансы, что ваш друг выживет. При должном уходе и лечении с ним будет все в порядке. А пока сидите и ждите, мне нужно хотя бы залатать рану.
   Руслан с Артемом присели на свободную койку, наблюдая за действиями врача.
   - А вам не кажется странным, -- начал шепотом говорить Артем, -- медпункт, баррикады, оружие... Ведь это значит, что помощи действительно не будет. Ни скорой, ни полиции.
   - Ты же видел, в каком состоянии город. И если та же хрень творится по всей стране, то...
   Руслану больше нечего было сказать, он лишь оперся лицом о руки.
   - Может, хоть окно откроешь! - вдруг крякнул мужик со сломанной ногой, -- уже дышать нечем, воняет здесь как, сука!
   - Ты же знаешь, это исключено, -- без эмоций ответила Лиза, продолжая зашивать рану.
   Мужик, проматерясь в ответ, недовольно отвернулся к стенке. Дальше все сидели в тишине. Елизавета продолжала латать раненого, парнишка бегал ей за водой и уносил грязные инструменты. Простыни, одеяла и подушки на кроватях в импровизированном госпитале явно были не первой свежести, кое-где даже имелись так и не отмытые пятна крови. Замечание мужика со сломанной ногой было вполне справедливым, так как в комнате действительно стоял едкий запах лекарств, пота, мочи и кишечных газов. На полу местами комьями лежала пыль, кое-где валялись использованные ватные тампоны и бинты. Руслана передергивало от одной мысли, что Филиппу придется лежать раненым в этом помещении в полной антисанитарии. Вскоре из коридора послышался жаркий спор.
   - Я тебя не пойму, то ты кричал, что нам нужны люди, что мы должны помочь им, а теперь ты рвешься и выступаешь против?
   - Но у них зараженный! - громко возмущался Саркис, -- ты видела, чем это кончается!
   - Правда? -- отвечала ему Виолетта, -- А на то, что у нас не хватит еды, лекарств и места на всех тебе вообще пофигу? Раз уж уговорил меня пустить их, то теперь не возникай! Сам же сказал, что будешь отвечать, если что. Чего как ТП мнение по сто раз меняешь?
   - Я не знал, что один из них заболел! А если он обратится, и кто-нибудь погибнет?
   - Все, закрыли тему. В конце концов, мой дом, а значит и мне рулить, что к чему.
   Дальше голоса стали неразличимы, поскольку шаги спорящих стали удаляться, и вскоре послышался звук закрывающейся двери. Руслан лишь изредка слышал, как они по очереди кричали, пытаясь доказать свою правоту. Вскоре кто-то вышел, сильно хлопнув дверью. Вслед ему раздался женский голос, но Руслан так и не разобрал ни слова. Он понял лишь то, что у Саркиса кончились аргументы, и продолжать спор дальше он был не в состоянии, а значит, на какое-то время они нашли тут пристанище.
   Наконец, закончив зашивать, Елизавета сделала Филиппу укол и, сообщив, что все в порядке, пошла на улицу.
   Артем с Русланом вышли вслед за ней в коридор, где их сразу же подозвала к себе в комнату Виолетта. Ее комната была маленькой, но довольно уютной. Несмотря на то, что кроме стола, на котором стояли ноутбук и портативная радиостанция, кровати, пары стульев и небольшого шкафчика в комнате больше ничего из мебели не было, пара очень красивых картин и ковер делали комнату довольно привлекательной.
   - Слушайте, Лиза права, и вашего кореша все еще можно спасти, -- сказала им Виолетта, закрывая дверь в комнату, -- но для этого нужны антибиотики, которых у нас и так практически нет.
   - И что ты предлагаешь? -- с раздражением спросил Руслан.
   - А тебе разве не очевидно? Сгонять в город и добыть лекарства.
   - Или пуля в голову, или пинок под зад? -- с горечью спросил Руслан. -- Хорошенькая альтернативка, ничего не скажешь.
   - Чувак, если вы хотите тут остаться, значит прекращай выпендриваться и начни следовать простым правилам.
   - И что за правила?
   - Первое: никто и никогда не ходит один за баррикады, -- Виолетта уселась за свой стол, -- второе: каждый должен работать на благо группы. По мере возможности, конечно, но халявщиков здесь не потерпят.
   - А третье? -- с иронией спросил Артем, -- у вас же должно быть и третье правило?
   - Меня слушаться, -- с холодом ответила ему Виолетта, -- это мой дом, я тут все организовала, и без меня остальные пошли бы на корм тварям.
   - Ну, супер. -- Артем возмущенно усмехнулся
   - Есть и четвертое правило: как бы вы не были заняты снаружи, каким бы важным не было ваше задание -- до темноты вы обязаны вернуться.
   - С чего вдруг такое беспокойство? -- спросил Руслан, недоверчиво глядя на нее.
   - Ночью зомби вываливают из всех щелей наружу, а значит, застряли там после захода солнца -- считайте вам конец. Кроме того, потери крайне негативно влияют на остальных.
   "Ну и сволочь же ты", - подумал про себя Руслан. -- То есть люди для тебя расходный материал? А как же взаимопомощь и взаимовыручка? Или человечность больше не в цене?
   - Чувак, а чего ты от меня хочешь? -- с усмешкой ответила ему Виолетта, -- хочешь, чтобы тот парень выжил? Так сходи и добудь ему лекарства, или ты думаешь, что я волшебным образом вытащу их из задницы?
   - Мда, -- Руслан раздосадованный вышел из ее кабинета. -- Все с тобой понятно.
   Виолетта вышла следом за ним и направилась в комнату, Артем вышел вслед за ней. В комнате тем временем какой-то брюнет на вид лет 30-ти со шрамом на щеке, о чем-то переговаривался с Саркисом.
   Стас, покажи новичкам, что к чему, -- сказала ему Виолетта. Затем она обратилась к Руслану: -- А вы тут пока осмотритесь, обустройтесь, а потом, если хотите спасти друга, вперед за лекарствами.
   С этими словами Виолетта ушла к себе в кабинет и закрылась там. Саркис лишь недовольно глянул на Руслана с Артемом, после чего вышел на улицу. Детишки уже снова играли на ковре, но на этот раз не кинулись к креслу, а просто смотрели на посторонних с тревогой и страхом.
   - Ну, здорово, мужики! -- Стас был первым, кто пожал им руки.
   - Да у вас тут "приветливо", - с усмешкой ответил ему Руслан.
   - А чего ты ждал от людей, после бесконечных набегов тварей, нападений всяких бандитов и отморозков. Удивлен, что Виолетта вообще вас пустила. Ну, идемте, покажу, что тут к чему.
   Он повел их к двери между кабинетом Виолетты и лазаретом. За дверью оказались несколько коек, две из них были сварены таким образом, что образовывали двухъярусную кровать, кроме того, на полу валялась пара матрасов. Белье было в таком же состоянии, как и в лазарете. В комнате стояли шкафы, забитые одеждой. На полу валялись пустые банки из-под консервов, пластиковые стаканчики и пара водочных бутылок. На одном из матрасов лежал здоровый мужик, от которого жутко разило перегаром.
   - Здесь одна из спален, -- начал объяснять Стас, морщась и отмахиваясь от зловония, -- но тут уже все занято.
   - А зачем вы заколотили окна? -- поинтересовался Артем.
   - Не знаю, их заколотили еще до моего прихода. Но, как мне объяснили, после того как заколотили, твари перестали сюда ломиться. То ли свет их привлекал, то ли запах. Второй этаж не стали заколачивать, чтобы можно было наблюдать. Поэтому там запрещено открывать окна и включать свет. Пошли дальше.
   Напротив выхода из спальни вдоль коридора также были три двери, правая из которых была наглухо забита досками. Слева, в самом конце коридора была другая дверь, ведущая на улицу.
   - Там был сортир, -- пояснил Стас, указывая на заколоченную дверь, -- но теперь канализация не пашет, и дверь забили. Чтобы вонь не распространялась. Так что теперь выкопали яму за сараем для этих целей.
   За следующей дверью находилась кухня. В центре стоял стол, на нем валялись разделочные доски, ножи, вилки и прочая посуда. Однако все было довольно чистым. Тут же находились холодильник, газовая плита, на которой стояли кастрюли и сковородки, тумба и мойка с приличной стопкой грязной посуды. Над плитой и тумбой висели две полки, служившие хранилищем для чистых тарелок, чашек и столовых приборов. На полу стояли несколько картонных коробок и черный мешок для мусора.
   - Правила на кухне довольно простые, -- пояснил Стас, -- консервы оставлять на самый крайний случай, еды готовить ровно столько, чтобы съесть за один раз, всю грязную посуду складывать в раковину, а мусор в мешок. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы тут развелись насекомые, или, того хуже, крысы. Воды в кране нет, так что посуда моется раз в день водой из колодца.
   - А где вы берете электричество?
   - Генератор стоит в сарае. Топливо для него в бочках в подвале, -- Стас указал на последнюю дверь, -- это если спускаться по лестнице вниз.
   Выйдя с кухни, они поднялись наверх. Лестница была довольно крутая, сверху выход был огорожен деревянными перилами. Второй этаж выглядел меньше первого. Поднявшихся наверх сразу же встречал небольшой зал с диваном, парой кресел, кофейным столиком и большим плазменным телевизором, ныне не работающим. Стас объяснил, что его не включают из-за экономии электричества, да и все равно телевещания нет. Слева находились две комнаты с окнами, расположенными на противоположной от входов стене. Небольшой коридорчик между ними заканчивался окном, возле которого дежурил Анатолий, вооруженный СКС. Он едва глянул на новичков, после чего продолжил наблюдение за окружающей обстановкой. Дверь в правую комнату была открыта. Интерьер выглядел небогато: всего лишь кровать, тумба и шкафчик. На кровати сидела молодая беременная женщина в платье, явно месяце на восьмом-девятом. Рядом с ней пристроился парень с каштановыми волосами и пухлыми губами, который поглаживал ее по животу.
   - А это наша принцесса, Алена -- с явным раздражением и злостью сказал Стас, заметив их интерес к проживающим в комнате, -- заняли вдвоем с мужем целую комнату, да и жрут немало. А как полезное что-то сделать, так ни один, ни второй задницу не оторвет!
   Парень поспешил закрыть перед ними дверь, попутно веля в нецензурной форме Стасу замолчать.
   - Тут живут женщины, -- Стас указал на ближайшую к ним комнату слева, -- Если не хотите, чтобы вам по морде настучали, туда лучше не входить без разрешения.
   Они прошли к последней оставшейся комнате. Внутри также было несколько кроватей, однако обстановка выглядела поприличнее, чем в комнате снизу.
   Вот эта кровать свободна, -- указал Стас на койку у стены, -- добро пожаловать в ваш новый дом.
   - Не понял, это как же одна кровать на двоих?! -- возмутился Артем, глядя, как Руслан уже кладет на кровать свой рюкзак.
   - Можете попробовать уместиться тут вдвоем, или спать по очереди, а второй на полу. Тут только у нашей королевы, Виолетты, и той принцессы с хахалем отдельные хоромы. Чернь же, состоящая из мужчин, должна ютиться вот так, как скотина.
   - Да уж, тесновато у вас тут, -- заметил Руслан.
   - А это еще ничего. Вот раньше, когда нас было человек пятьдесят... Некоторым даже приходилось спать в сарае и ставить палатки во дворе. Кстати, снаружи находится колодец, вода хорошая, чистая. Еще сарай, в котором стоит генератор, а также хранятся доски, инструменты и кое-какое оружие.
   - Слушай, а от этой заразы вообще реально вылечиться? -- с надеждой в голосе спросил Артем.
   В ответ Станислав закатал рукав на правой руке и продемонстрировал предплечье, на котором красовался обширный рубец, по форме напоминающий след от укуса.
   -- Это я получил еще два месяца назад, когда все только начиналось, -- пояснил он, -- я тогда был в Москве, в самом эпицентре этой заразы. Жрал все лекарства, которые только были.
   - Ты из Москвы? Как ты тогда тут очутился?
   - Когда началась эта хрень, то все кинулись валить как можно быстрее. В Москве тогда жили миллионов десять, если не больше, вот и представь, какой ад там творился. Сначала пытались организовать эвакуацию, но все накрылось. Заражение распространялось моментально. Те, у кого была связь, говорили, что на востоке этой дряни пока не было. Некоторые пытались засесть где-нибудь и держать оборону. Но большинство попытались бежать. Везде, куда бы мы ни пришли, уже были эти твари. Я был в четырех разных группах, и каждый раз в живых оставался лишь я один. В конце концов, я плюнул на все, и решил осесть тут. Как показала практика, шансов выжить, держа оборону в одном месте, куда больше.
   Артем лишь матерно прокомментировал услышанное.
   - Если ты из Москвы, значит, видел, как все началось? - спросил Руслан.
   - А то, еще как. Во всем виновата рыба.
   - Что?
   - Рыба, точно вам говорю. С приятелем в обед пошли перекусить в кафешку. Я-то взял пиццу, а он набрал, как всегда, кучу суши, да еще и треску взял. А через час он уже блевал какой-то белой дрянью и его увезли на скорой. Позже один выживший врач рассказывал, что в тот день к ним поступили сотни, если не тысячи с отравлением морепродуктами. Вернее, тогда они думали, что это отравление.
   - И что же оказалось? Как эта дрянь проявляла себя?
   - Ну, тут у всех по-разному. Но общая схема такова: после укуса появляется слабость, лихорадка, повышается температура, ну и так далее. Потом появляются волдыри, язвы и все такое, человек сходит с ума и бросается на остальных. Хотя бывает и наоборот.
   - Ты же говорил, твоего друга тошнило?
   - Ну, обычно такое бывает, когда жрешь зараженное мясо. Хотя, я же говорю, у всех по-разному. Главное, если рана начала затягиваться, значит, шанс выжить довольно неплохой. Но если загноилась, и появились волдыри с язвами -- то дело дрянь.
   - И как долго происходит заражение?
   - От нескольких часов, до хрена знает скольких. Один мужик сумел продержаться почти два с половиной дня. Но кончают в основном одинаково. Полностью лишаются разума и инстинкта самосохранения и хотят они лишь одного -- жрать все, что двигается. Днем они еще более-менее мирные, если их не трогать -- скорее всего, не заметят, а большинство так и вовсе предпочитает прятаться в помещении. Но вот ночью лучше им не попадаться. Твари совсем не чувствуют боли, да и живучие, как крысы. Так что, либо цельтесь в голову, либо жгите этих уродов. А лучше всего -- бегите. Если зажмут, то это хана.
   Через несколько минут они спустились вниз. За столом сидели Виолетта, Саркис и еще какой-то мужик, лет сорока, которого раньше они не видели. В кресле сидела девушка, вид у нее был крайне бледный и взъерошенный, будто она не спала несколько дней. Девушка читала книжку.
   - Я найду лекарства, -- сказал Руслан, подходя к столу, -- но я понятия не имею, где искать, может, хотя бы подскажете?
   - Мы уже обчистили ближайшую аптеку, -- Саркис показал на карту, разложенную на столе, -- Там и так было разграблено почти все, так что вынести удалось немного. Еще есть вариант просто лазить по домам, в надежде, что повезет, но...
   - А что насчет больницы? -- Руслан показал на карту, где здание было помечено красным крестом, - она далековато, но в больнице должны же быть лекарства?
   - Больница!!! -- вдруг взвизгнула сидящая в кресле девушка, -- Больница!!???
   Ее слегка затрясло, из глаз брызнули слезы.
   - Это ты виноват! -- она накинулась на Стаса, пытаясь ударить его, и не переставая визжать, -- это ты виноват!!
   Саркис тут же схватил ее, и со словами: "Тихо, тихо, тихо! Таня, а ну, успокойся!", повел ее в коридор. Несмотря на то, что девушку вывели из зала, из коридора продолжал доноситься ее вой. Руслан с Артемом непонимающе посмотрели на Станислава.
   - Больница исключена, -- ответил он, -- мы пытались туда попасть, но там творится сущий ад. Живым вернулся только я.
   - Потому что ты бросил там остальных и сбежал, -- упрекнул его другой мужчина.
   - Да, и прихватил с собой лекарства, без которых многие бы погибли, в том числе и твой сын. Кроме того, в больнице я уже ничего не мог сделать, их было не спасти.
   Какое-то время они молча смотрели в карту, потом обсуждали некоторые варианты, но так ничего хорошего и не придумали.
   - А это что? - Руслан указал на здание, которое находилось в правой части города.
   - Это поликлиника, но она слишком далеко. Вы не успеете...
   - Плевать, все равно пойду, -- возразил Руслан.
   - Ты слышишь, что я говорю? -- пыталась убедить его Виолетта, -- вам ни за что не успеть вернуться дотемна.
   - А я не позволю другу умереть, тем более таким образом!
   - Я пойду с вами, -- поднялся из-за стола мужчина, -- меня, кстати, Олег зовут.
   - Ты сдурел совсем, -- возмутилась Виолетта, -- тебе заняться нечем?
   - Они не выживут там одни. Так что я помогу.
   - Ладно, как хочешь, -- сдалась она, -- тогда ты, Стас, тоже пойдешь с ними.
   - А почему сразу я? - возмутился тот.
   - Потому что так надежнее.
   С этими словами Виолетта удалилась к себе в кабинет. Олег позвал остальных за собой на улицу. Обойдя дом, они вышли на задний двор. В углу справа около забора стоял небольшой, но, тем не менее, вполне ухоженный деревянный сарай, который они видели ранее. Рядом с ним росли несколько яблонь. В центре двора стоял колодец. В другом углу находилось несколько теплиц, во дворе притулилась пара скамеек, в траве валялись мангал и пара брошенных палаток.
   - Огнестрел вам пока доверять не буду, -- сказал Олег, заходя в сарай, -- его мало, да и, чего доброго, себя еще застрелите.
   - Стас говорил, что вроде днем они не нападают? - обеспокоенно спросил Артем.
   - Днем они поспокойнее, не подходите к тварям близко и не трогайте их, тогда есть шанс проскочить.
   - Обязательно наденьте плотные перчатки, -- сказал им Станислав, застегивая бронежилет, -- и что-нибудь на руки и на ноги поплотнее. Эти сволочи обожают кусать предплечья и голени.
   Артему и Руслану выдали плотные перчатки из кожзаменителя и резиновые сапоги, доходящие до колена. Так же, по совету Станислава, они обмотали предплечья грубой тканью в надежде, что твари не прокусят ее. В качестве оружия Руслану дали монтировку, Артему досталась садовая лопата. Олег взял себе небольшой металлический топорик, а также ружье Бекас с патронташем, как он пояснил, на всякий случай. Станислав вооружился полутораметровой деревянной палкой, заостренной на конце, наподобие тех, из которых делали шипы для баррикад. На ней, как и на тех палках, были следы крови. Руслан заметил у него кобуру с пистолетом, которая лишь на мгновение выглянула из-под куртки. Как только они собрались, Олег со словами: "с Богом!" первым вышел из сарая и повел остальных на поиски лекарств.
  
   Глава 2.
   Выйдя за калитку, они увидели в полукилометре с левой стороны шестиэтажные дома. Однако, им нужно было в правую часть города, которую в основном составляли частные коттеджи, после которых начинался спальный район с невысокими панельными домами по три-четыре этажа.
   - Вам идти почти на другой конец города, -- предупредил их Саркис, который вышел прикрывать их выдвижение, -- вы точно успеете вернуться?
   - Да нормально все будет, не ссать, -- заверил его Олег.
   - Может на машине? -- предложил Артем -- так же быстрее!
   - Эти уроды тут же сбегутся на звук мотора, стоит нам остановиться посреди города, -- пояснил Олег, -- к тому же там, скорее всего, не проехать из-за завалов и пробок.
   С этими словами он перелез через баррикаду и побежал к ближайшему дому. Руслан перелез за ним, затем пошел Артем, который чуть не свалился, зацепившись ногой за доску. Замыкал Станислав. Самих тварей рядом с баррикадами не было, валялись только их трупы. Однако продвинувшись чуть дальше, они услышали доносящиеся из домов уже знакомые повизгивания и рычания, а на улицах и во дворах стали появляться одиноко бродящие зараженные. Олег еще раз шепотом предупредил остальных, чтобы те не трогали их, не шумели и не попадались им на глаза. Группа двигалась, пригнувшись. После того, как Олег убеждался в отсутствии существ впереди, он перебегал к другому дому, ведя за собой остальных. Иногда им приходилось перелезать через заборы и продираться сквозь кустарники. Попадались участки, сплошь усыпанные битым стеклом, на которых валялись перевернутые мангалы, столы, скамейки и прочий мусор. Иногда встречались пятна и лужи крови, а иногда попадались и человеческие останки или разорванные в клочья домашние животные.
   Остановившись около очередного дома в ожидании, пока Олег проверит дорогу за углом, Артем решил заглянуть в разбитое окно. Внутри дома было темно, однако обстановка оставалась относительно нетронутой, не считая перевернутого стола, разбросанных по полу вещей и следов крови в коридоре. Присмотревшись, Артем разглядел нескольких тварей. У стены стояла девочка лет двенадцати, точнее то, во что она превратилась. На ней было надето розовое платье, на плече виднелись следы укуса. Неестественно красные руки и ноги были полностью покрыты отвратительными небольшими каплевидными наростами и кластерными отверстиями. Сама девочка стояла лицом к стене, сложив руки у лица, казалось, что она плакала. При этом она периодически издавала звуки, будто тяжело вздыхала. Другие твари бродили дальше в глубине дома, так что разглядеть их не получилось. Из темноты медленно вышел очень пухлый мужчина, левую часть головы которого покрывали светло-коричневые бочкообразные наросты, между ними торчали оставшиеся волосы. С его больших мясистых губ стекала кровь, в маленьких черных глубоко посаженных глазах не отражалось ни единой мысли или эмоции. Живот и руки покрывали мерзкие опухоли и нарывы. Шатаясь словно пьяный, он не вписался в поворот и врезался в шкаф. Восстановив равновесие, он с воплем и бульканьем вырвал дверцу шкафа и стал разбрасывать по комнате вещи.
   Тихий оклик Руслана, который уже перебегал к следующему дому, заставил Артема оторваться от зрелища и догонять остальных. Какое-то время они двигались без происшествий. Тварей было мало, большинство из них находилось в домах, так что столкновений им удавалось избежать за исключением нескольких раз, когда зараженные существа оказывались прямо на их пути. Тем не менее, Олегу удавалось быстро расправляться с ними при помощи топорика еще до того, как они привлекали остальных, и группа продвигалась вперед вполне уверенно.
   Вскоре они добрались до границы частного сектора. Через несколько домов через дорогу уже показались четырехэтажные жилые дома спального района, промеж которых находился супермаркет. Подходя к очередному одноэтажному домику, обшитому светло-синим сайдингом, они услышали, как оттуда доносятся довольно странные чавкающие звуки, иногда разбавляемые протяжными криками. Олег жестом приказал остальным остановиться и, с топором наготове, стал потихоньку приближаться к окну. Заглянув туда, он увидел, что в комнате находилось несколько зараженных. Один из них сидел, прислонившись спиной к стене. Его живот и ноги полностью превратились в огромное пузырчатое тестообразное мясное месиво ярко-розового цвета, постоянно пульсирующее и дрожащее, вдобавок полностью покрытое кластерными отверстиями. Сам зараженный был еще жив, так как иногда он поворачивал головой или двигал глазами. Он, судя по всему, и издавал пронзительные крики время от времени, так как его лицо было будто перекошено нестерпимой болью. Еще три твари, которые, по-видимому, пожирали лежачего, стояли на четвереньках, их головы и руки полностью утопали в отвратительной субстанции, разросшейся почти до метровой высоты. Еще трое просто стояли над ними и время от времени блевали комьями массы такого же цвета, которые, попадая на основное месиво, постепенно покрывались отверстиями и начинали пульсировать. Тут одного из стоявших существ начало трясти в судорогах, он упал на колени и уткнулся лицом прямо в пульсирующую массу с отверстиями, и принялся пожирать ее. Тот, что стоял рядом, принялся обильно блевать на него, так что вскоре голова и руки упавшего уже полностью утопали в этой отвратительной субстанции. Законченность композиции добавлял исходящий от них ужасающий запах.
   Едва взглянув на это, Артем тут же отвернулся от окна и согнулся, едва сдерживая рвотные позывы.
   - Что это, мать вашу, за херня? - кривя лицо от отвращения, наконец спросил Руслан.
   - Понятия не имею, но думаю, что ничего хорошего -- морщась, ответил Олег.
   Хладнокровие удалось сохранить только Стасу, который тут же полез в рюкзак.
   Достав оттуда бутылку с зажигательной смесью, он, недолго думая, поджег тряпку, затыкающую горлышко. Олег кинулся к нему, пытаясь остановить, но было поздно. Горящая бутылка полетела прямо в сторону лежащей и покрытой раздувающейся массой твари. Попав в стену, бутылка разбилась, моментально образовав вспыхнувший ярко-желтый огненный шар, который поджег волосы и одежду стоявших зараженных, а также окружающую их мебель. Какая-то часть жидкости осталась гореть на стене, остальное пролилось прямо на месиво, вспыхнувшее с громким шипением, выделяя при этом объемные клубы белого дыма. Зараженный, лежащий на полу, начал истошно вопить и махать руками. Однако те твари, что стояли рядом, оставались неподвижны и не издавали ни звука несмотря на то, что уже полностью были охвачены огнем. Пожар тем не менее все разрастался: уже начал гореть пол, а огонь с мебели перекинулся на стены.
   - Какого черта ты творишь? -- накинулся на Станислава Олег, -- сейчас же сюда сбежится целая толпа этих уродов.
   - По-твоему, мы должны были оставить это как есть? - огрызнулся тот.
   - Эй! Мужики! - окликнул их Артем, указывая на дом напротив, -- смотрите!
   В окне дома напротив они заметили лица людей, наблюдавших за ними. Однако, поняв, что их заметили, они тут же скрылись. Олег быстро побежал к зданию, жестом веля остальным идти за собой. Подобравшись к двери, он попытался открыть ее, но дверь не поддалась. Тогда Олег навалился на дверь плечом и попытался выбить ее. Через несколько ударов послышался грохот падающих вещей, и дверь с трудом открылась, отодвигая стулья и мешки, которыми она была забаррикадирована. Олег снял с плеча ружье и осторожно пошел вперед по коридору, остальные последовали за ним. Несмотря на беспорядок и разбросанную мебель, в помещении не было следов крови и тел. Наконец, в одной из комнат, они обнаружили молодого паренька с татуировкой на руке и забившуюся в угол девушку с носом картошкой. На голове у девушки была надета вязаная шапка. Завидев Олега, парень попытался достать из-за пояса пистолет, однако его руки так сильно дрожали, что он просто выронил оружие на пол.
   - Пожалуйста, не стреляйте! - взмолилась девушка, видя фиаско своего друга, -- мы нормальны! Нас не кусали!
   Олег проигнорировал ее, наблюдая за парнем, который осел на пол, подняв руки, тяжело дыша и едва не плача. Вошедший следом Руслан обратил внимание на валяющиеся на полу пустые бутылки из-под различного алкоголя, консервные банки, упаковки и прочий мусор.
   - Помогите нам! - продолжала девушка, -- мы так давно не видели ни одной живой души!
   - И давно вы тут прячетесь? - с подозрением спросил ее Руслан.
   - Только вчера дошли! Пожалуйста, мы не знаем, куда идти! И еда у нас почти кончилась, вы должны...
   Но договорить она не успела, так как в соседней комнате послышался звук бьющегося стекла, а через мгновение в комнату хромой и дергающейся походкой ввалился зараженный, весь покрытый уродливыми опухолями и язвами. Истошно визжа, он начал надвигаться на людей. Девушка тут же оглушительно завопила, но Олег, не растерявшись, тут же огрел тварь прикладом по голове. Одновременно с ним паренек, собрав всю оставшуюся силу воли в кулак, схватил дрожащими руками пистолет и выстрелил, однако промахнулся, и пуля попала в дверной косяк. Кроя его матом, Олег выбил из его рук оружие, после чего добил зараженного топором, но было поздно. Практически сразу же после выстрела с улицы отовсюду послышались крики, вопли и стоны. Не успел Олег закончить матерную тираду, как в окна уже полезли зараженные, стуча ладонями по стеклу. Из коридора донеслись топот, шарканье ног и крики. Девушка завизжала и еще сильнее забилась в угол, парень, шаря по полу руками, безрезультатно пытался найти пистолет, который отлетел на другой конец комнаты. Олег с Русланом принялись разносить головы зараженным, пока те, разбивая стекла и режа о них свои руки, залезали в окно. Артем было кинулся им на помощь, однако Станислав остановил его со словами: "Зажмут нас в комнате, и нам конец!" - показывая на тварей, которые уже приближались к ним по коридору. Стас протыкал своим копьем зараженных, не давая им проходить дальше, в то время как Артем лопатой добивал их, дробя и раскалывая им головы. В результате скоро в проходе образовался завал из мертвых тел, задерживающий продвижение новых тварей.
   Олег разрубил голову очередной лезущей в окно твари и боковым зрением заметил, что зараженные прут уже из соседней комнаты. Окликнув Руслана, Олег подбежал к существу, успевшему зайти в комнату, схватил его за плечи и развернул, а Руслан тут же раскроил твари затылок. "Мы должны закрыть дверь!" - крикнул Олег. Руслан, кивнув, принялся бить ногами очередную тварь, не давая ей зайти в комнату. Паренек, наконец, смог подобрать пистолет, и дрожащей вытянутой рукой стал водить им из стороны в сторону, не зная, куда прицелиться. Тут в окно буквально влетело странное существо, когда-то бывшее женщиной, а ныне представляющую из себя совершенно лысую, серокожую шипящую тварь с красными глазами. Перекатившись, тварь тут же вцепилась в руку бедного парня. Тот завизжал, выронив из рук пистолет, а тварь тем временем швырнула его на пол, а затем ее вытошнило омерзительной бежевой массой прямо на лицо паренька. Масса залила ему все лицо, попала в рот, так что он больше не мог кричать, а лишь лежал на полу в судорогах, быстро дергая руками и прогибаясь.
   Руслану с Олегом наконец-то удалось закрыть дверь, ведущую в соседнюю комнату и придвинуть к ней тумбу, и теперь они могли обратить внимание на ситуацию в помещении. Придя в себя от ужаса увиденного, Руслан взглянул на Олега, лицо которого сильно напряглось и побледнело, однако он кивнул головой, и они начали медленно приближаться к твари с разных сторон. Лицо существа исказилось, Руслану даже показалось, будто она ухмыляется, затем громко зашипев, тварь выпрыгнула в окно так же стремительно, как и влетела в комнату. Девушка, рыдая и крича, подползла к парню, пытаясь хоть чем-то помочь, но он продолжал биться в конвульсиях.
   - Надо валить, пока не зажали! - послышался из коридора крик Станислава, -- нам их долго не сдержать!
   Олег его полностью поддержал, поскольку новые зараженные продолжали попытки залезть в окно, а дверь, которую им только что удалось забаррикадировать, уже вот-вот грозила слететь с петель под натиском ударов.
   - Бери его под руку, и валим отсюда! - сказал Руслан Олегу, поднимая парня с пола.
   - Оставьте его! Ему уже не помочь! - крикнул им Станислав.
   - Нет! Пожалуйста, не бросайте его! - взмолилась девушка.
   - Пошел ты нахрен! - Руслан подхватил парня под руку, -- мы никого тут не оставим!
   Подняв, наконец, трясущегося и мычащего паренька под руки, они выбежали в коридор, следуя за Артемом и Станиславом. Однако другой выходи из дома был забаррикадирован диваном, коробками и прочей мебелью. Сзади, тем временем, уже слышался грохот от выломанной двери, а в коридоре зараженные постепенно перелезали через завал из трупов, устроенный Стасом с Артемом.
   - Туда! - Олег указал на комнату слева.
   Забежав внутрь, они быстро закрыли за собой дверь, подперев ее стулом. Через минуту послышался глухой стук - в нее принялись долбиться подоспевшие зараженные. "В окно!" - крикнул Станислав и принялся выбивать своей палкой стекло. Артем со Станиславом перелезли первыми и помогли вылезти девушке, затем Руслан с Олегом передали им уже утихомирившегося парня, после чего перелезли сами.
   Выбравшись из дома, они со всех ног побежали к супермаркету, который находился через дорогу и был ближайшим более-менее надежно выглядящим зданием. Несмотря на то, что существам из покинутого здания, судя по грохоту, удалось-таки выломать двери, твари не стали продолжать преследование, и очень скоро звуки, доносящиеся оттуда, наконец-то утихли. Добежав до магазина, группа вошла через запасной вход для персонала. Попав внутрь, они прошли по коридору и попали на склад, где положили раненого на пол. Парню стало совсем плохо: он побледнел и с него градом лился пот.
   - Больно! - простонал он почти что плача, задирая футболку.
   Его живот начал постепенно раздуваться, иногда кожа очень сильно выпучивалась, будто внутри у него было что-то живое и оно пыталось вырваться наружу.
   - Как же больно!!! - вновь громко простонал парень, после чего уже не смог произнести ни слова, а только кричать.
   Его живот уже порядочно раздулся, затем опухоли стали увеличиваться частями, из-за чего живот стал покрываться огромными шишками. Девушка поддерживала его под голову и ревела, Олег и Русланом лишь беспомощно наблюдали, скривив лица от сожаления, Артем вовсе отвернулся, не в силах выносить его страданий. У парня же вновь возобновились судороги, а изо рта полилась пена. Тут его муки закончились, поскольку Станислав вогнал свое копье прямо ему в глаз. Девушка завизжала и, вскинув руки, попятилась к стене. Артем, повернувшись, с открытым от изумления ртом глядел то на Станислава, то на труп парня.
   - Какого черта ты натворил! - крича, Руслан схватил Станислава за грудки, -- ты убил его!
   - Руки убрал от меня! - Стас высвободился из захвата и оттолкнул Руслана. -- А что мне делать было? Стоять и ждать, пока он обратится!
   - Мы могли помочь ему, мы...
   - Нет, не могли! Один Бог знает, во что бы он превратился!
   - Но так нельзя!
   - А что ты предлагаешь?! Ждать пока он превратится очередную тварь?!
   Тут из соседней комнаты послышался очень странный и жуткий звук, напоминающий утробное клокотание. Все как по команде замерли, прислушиваясь. Артем заметил кровавые полосы, по-видимому, оставленные от волочения тела. Они вели с обоих концов коридора в соседний кабинет. Оттуда и доносился зловещий шум. В кабинете раздался гулкий топот, после чего сильный удар снес дверь с петель. Кабинет оказался полностью завален разложившимися изуродованными трупами, разорванными на куски, а весь пол и стены были залиты кровью. Оттуда вышло устрашающее существо, ростом выше двух метров. Из одежды на нем присутствовали только камуфляжные штаны, берцы и бронежилет. На монстре полностью отсутствовала кожа, вместо головы виднелся практически голый череп с устрашающими желтыми глазами. Окровавленный рот держался лишь за счет нескольких оставшихся мускул и сухожилий. На его руках также почти не осталось живой плоти, за исключением нескольких ломтей мяса.
   Широко расставив руки, тварь еще раз громко заклокотала, после чего двинулась на Руслана, который стоял к ней ближе всех. Подойдя к нему вплотную, существо взмахнуло левой рукой и попыталось его ударить. Руслан едва успел увернуться, а лапа чудовища пробила приличную дыру в стене, где мгновением ранее была голова Руслана. "Бежим, бежим!" - крикнул Олег, и они и кинулись бежать по коридору в сторону торгового зала. Ворвавшись в помещение, они огляделись. Перед ними раскинулась довольно ужасающая картина: повсюду в крови валялись куски тел, большинство стеллажей опрокинуто, проходы заставлены тележками и сумками, на оставшихся стоять полках, как и на полу, валялись сгнившие скоропортящиеся продукты. Олег с Русланом хором выругались, когда заметили, что в двери супермаркета торчит джип, который перед тем, как врезаться в стену, снес колонну и обвалил козырек, полностью блокируя выход. "Прячьтесь! Живее!" - скомандовал Олег, слыша приближающиеся топот и клокотание ужасающей твари за спиной. Станислав бросился вперед к правой стене, прячась за кассой. Олег с Русланом спрятались за упавшими стеллажами с протухшими фруктами. Артем, видя, что мест, где можно было бы спрятаться, почти не осталось, в панике побежал к левой дальней стене, где стояли полки с посудой и хозяйственными товарами. Опомнившись в последнюю минуту, он схватил за руку перепуганную, побледневшую и уже ничего не соображающую девушку, и вместе с ней они кинулись к намеченному укрытию у стеллажей с посудой. Едва они успели спрятаться, в зал вошел огромный скелет, одним ударом выломав дверь.
   Оглядевшись, недовольно клокоча, существо принялось шагать по залу в поисках беглецов, с легкостью расшвыривая полки и тележки, которые преграждали ему путь. Олег, слегка выглянув из-за поваленной полки, попытался получше рассмотреть существо, но моментально убрал голову обратно, увидев, как тварь резко посмотрела в его сторону. Зажмурившись и не шевелясь, Олег вжался в полку, ожидая, что тварь кинется к нему. Но, прислушавшись к топоту, немного успокоился, поняв, что существо движется в другом направлении. Открыв глаза, он осторожно жестом показал Руслану не шевелиться и поднес указательный палец к губам. Станислав сидел на полу, прижавшись спиной к ящикам под столом кассы. Вдруг он увидел на стене увеличивающуюся тень существа, звук его шагов приближался. Матерясь про себя, Станислав попытался протиснуться в свободное пространство под столом, однако тварь неумолимо приближалась.
   Артем, выглянув из своего укрытия, увидел, как монстр, подойдя вплотную к кассам, пошел в обход, очевидно желая полностью осмотреть пространство за прилавком. Понимая, что через мгновение тварь найдет Станислава, Артем подобрал лежащую на полке тарелку и бросил ее к центру зала, где было навалено больше всего сумок. Тварь моментально развернулась и с клокотанием вместо центра зала направилась прямо к укрытию Артема. Не зная, что делать, Артем присел на колено, с ужасом наблюдая через щель в стойке за приближающимся скелетом. Подойдя к укрытию, существо попробовало опрокинуть полку, за которой прятался Артем, однако она врезалась в стену магазина, которая не давала ей упасть до конца. Перепуганный Артем, на которого с полки посыпались тарелки, столовые приборы, чашки и прочая посуда, услышал, как шаги твари смещаются влево. Отчаявшись и паникуя, он воспользовался своим последним шансом и кинулся за холодильник, который стоял справа, перпендикулярно к его укрытию. Едва он успел переползти за холодильник, как сзади послышался грохот от падающего стеллажа, который тварь отбросила, пытаясь найти его. Облегченно выдохнув, он увидел среди заваленных стеллажей и корзин бледное лицо девушки с сильно дрожащими губами. Несмотря на то, что у Артема самого тряслись поджилки, он попытался подбодрить ее, подмигнув.
   Однако ее глаза лишь расширились и уставились куда-то поверх него. Не успев ничего понять, Артем почувствовал, как его плечо с силой сжала жесткая рука, буквально впиваясь в кожу, и уже через мгновение тварь перекинула его через себя, с огромной силой впечатав в пол. Услышав шум, пронзительный вопль Артема и визг девушки, Руслан с Олегом выбежали из укрытия и увидели лежащего на полу паренька, нос и губы которого были разбиты, нескольких зубов не хватало, а все лицо было перепачкано кровью. Существо же перехватило его за запястье и придавило ногой к земле. Закричав, Руслан было бросился к нему на помощь, однако скелет начал тянуть Артема руку, продолжая прижимать его ногой к полу. Артем завопил что есть мочи, но вскоре к его крику добавился отвратительный хруст - существо выломало ему руку около плеча. Руслан застыл с открытым ртом, наблюдая, как Артем, истекая кровью, бледнел и терял сознание. Олег, крича, вскинул дробовик и принялся стрелять в тварь. Звуки выстрелов прокатывались оглушительной волной по помещению, закладывая уши и близстоящих людей. Однако существенного урона огонь не наносил. Скелет, тем временем, схватил стоящую рядом с ним тележку, и с легкостью швырнул ее в Олега. Она угодила ему прямо в голову, и он с кряхтением повалился на пол, выронив ружье. Руслан кинулся на помощь к упавшему Олегу, попутно подобрав оружие, пока существо зубами вырывало приличные куски плоти из оторванной руки. "Быстро валим! Валим!" - подбежал к ним Станислав, помогая Руслану поднять на ноги Олега, со лба которого уже обильно лилась кровь, и они побежали к выходу, через который они зашли сюда. Девушка наконец-то пришла в себя и побежала следом за ними, оглянувшись напоследок на тварь, которая уже выламывала Артему вторую руку. Они бежали по тому же залитому кровью коридору, и, наконец, выбежав из магазина, бросились к ближайшему четырехэтажному дому.
   Добежав до подъезда, они посадили Олега на ступени крыльца. Станислав принялся перебинтовывать ему голову. Девушка мялась рядом, тихо плача, а Руслан с силой ударил кулаком по стене, обильно матерясь.
   - Какого хрена! Что это была за тварь!?
   - Откуда мне знать? - спокойной ответил ему Станислав, -- сам первый раз вижу такое.
   - Тёмыч... -- сквозь зубы процедил Руслан, еще раз ударив по стене, -- да как же это...
   - Рыдать будем потом, сейчас наша цель выбраться отсюда, -- сказал Станислав, -- на мой взгляд, самым разумным вариантом будет вернуться...
   - Нет! - крикнул Руслан, -- без лекарств я не вернусь! Или, по-твоему, Артем умер напрасно?!
   - Не ори, а то и мы умрем, -- осадил его Станислав, затем указал на Олега, -- ему очень плохо, возможно сотрясение.
   - Все в порядке, -- морщась, ответил Олег, -- ничего страшного... А лекарства... Они нам в любом случае необходимы...
   - А она? -- Станислав указал на стоящую рядом девушку, -- не уверен, что она еще хотя бы метр пройдет.
   - Я дойду -- жалобно проскулила она.
   - Тебя как хоть зовут то?
   - Олеся...
   Станислав лишь покачал головой, заканчивая перебинтовывать Олега.
   - Давай, короче, свяжись с Виолкой, пускай она скажет, что делать, - обратился он к раненому.
   - Ладно, момент, - Олег полез во внутренний карман куртки, однако, поменявшись в лице, он извлек наружу рацию с растрескавшимся экраном, - боюсь, это будет сложно.
   - Твою то мать! - проматерился Станислав. - Тогда идемте. Времени у нас не так много.
   Он помог подняться на ноги Олегу, и группа двинулась в путь. Несмотря на то, что его повязка на голове уже сильно пропиталась кровью, Олег смог идти без посторонней помощи.
   В спальном районе ситуация была спокойнее, чем в частном квартале. Большая часть зараженных концентрировалась в домах, на улицах же они попадались в куда меньшем количестве. Теперь, когда Олег был ранен, группа старалась передвигаться еще осторожнее, избегая любых контактов с зараженными. Улицы были заблокированы брошенными разбитыми машинами, лишь в редких случаях они были аккуратно припаркованы на тротуаре. В большинстве домов, как и в случае с коттеджами, были выбиты окна, и оттуда порой доносились ужасающие звуки, издаваемые зараженными. Из темных подъездов домов с открытыми входными дверями время от времени медленно выходили существа, изуродованные язвами и волдырями, разбредаясь по округе. Такие постройки группа старалась огибать заранее, чтобы не попасться тварям на глаза. Кое-где улицы были залиты уже засохшей кровью, иногда попадались гниющие останки растерзанных тел. Кроме того, трупы с ужасными травмами и переломами встречались прямо около домов. Очевидно, люди в отчаянии прыгали из окон и с крыш в надежде спастись.
   Изредка зараженные маячили на балконах домов. Кто-то просто стоял, опустив руки и голову или прислонившись к стене, а другие выходили лишь на мгновение, затем снова ковыляли обратно в черные дверные проемы, утробно мыча или воя. На одном из балконов на четвертом этаже дома лежал раздувшийся и заросший пупырчатой массой с кластерными отверстиями зараженный, аналогичный тому, которого группа видела в заброшенном частом доме. Над ним стояли две изуродованные язвами твари, обильно поливая его красной блевотиной. Станислав начал подгонять остальных, чтобы побыстрее уйти подальше и не видеть этого жуткого зрелища, тем более что крики раздувшегося существа привлекали все новых и новых зараженных.
   - Сейчас почти полшестого, -- шепнул Руслану Станислав, -- не успеем обратно до девяти - десяти часов, и нам конец.
   Несмотря на то, что на улице было еще довольно светло, и лишь облака мешали солнечным лучам освещать все вокруг, солнце медленно, но верно катилось к горизонту.
   - Так, а что будет ночью, я так и не понял? - шепнул в ответ Руслан.
   - Днем большинство уродов прячется в домах, уж не знаю, спят они, или еще что. А ночью всей ордой вываливаются на улицу в поисках добычи.
   - И их там много?
   - Да если бы проблема была только в количестве... Сам же видел тварь в магазине... И я уверен, что подобных уродов еще много...
   - А ну тихо! - злобно прошипел на них Олег, который до этого осматривал местность из-за угла дома.
   Подойдя к нему поближе, остальные услышали знакомые вопли и стоны зараженных, в нос им моментально ударил запах тухлятины. За углом дома находилась детская площадка, по которой были разбросаны поломанные игрушки и окровавленные растерзанные коляски. Вокруг все было усеяно бурыми пятнами и останками, большая часть которых находилась в песочнице. На площадке обнаружилось около пятнадцати зараженных, основная часть которых, хромая и ковыляя, перемещалась из стороны в сторону, остальные же просто стояли, уставившись в пустоту. Олег предложил передвигаться по автодороге, укрываясь за припаркованными брошенными машинами. Пригнувшись, они быстро начали перебегать к ближайшему автомобилю, как вдруг со стороны площадки послышался дикий вопль. Руслан, который бежал последним, почти вжимаясь в землю, буквально на карачках добежал к машине, за которой уже прятались остальные. Выглянув из-за багажника, он увидел то же существо, напавшее на них в частном доме.
   Серокожая женщина, полностью лишенная волос, с красными глазами и окровавленными зубами, передвигалась, используя все четыре конечности, согнув ноги под себя и вытянув руки вперед. Лишь по чертам лица, худощавой фигуре и наличию груди в ней еще можно было узнать женщину. Из одежды на ней оставались лишь лохмотья, которые когда-то были черным официальным костюмом. Она передвигалась то медленно, подбирая и обнюхивая гниющие куски тел, камни или игрушки, то быстро перебегая или перепрыгивая с места на место. Олеся сидела у колеса, прислонившись спиной к автомобилю, зажмурившись и зажав рот руками. Станислав осторожно выглядывал из-за капота, наблюдая за существом. А тварь тем временем резко сменила направление, начав приближаться к ним. Она была уже на полпути, когда кусты слева вдруг зашелестели. Резко подняв и повернув голову в том направлении, существо какое-то время было неподвижно, затем молниеносно сорвалось с места и, громко шипя, прыгнуло в заросли. Приземлившись, тварь перекатилась, ломая ветки. Послышался визг, и, когда она остановилась, усевшись на корточки, в руках у нее оказался котенок. Она укусила его за брюхо, а потом и вовсе разорвав пополам, принялась поедать верхнюю половину. Однако уже через секунду, существо отбросило растерзанное животное и с ужасающим ревом прыгнуло к окну второго этажа близстоящего дома. Повиснув на руках на подоконнике и подтянувшись, оно залезло внутрь квартиры. "Быстро! Бегом!" - прошептал Станислав, и они побежали по дороге, укрываясь за машинами.
   Через некоторое время впереди показалось небольшое трехэтажное серое здание, окруженное решетчатым забором. Вокруг него росли кустарники и деревья. Группа подошла к торцу дома, который располагался прямо через дорогу напротив, и засела около брошенной рядом машины.
   - Судя по карте, мы на месте, -- сообщил Олег, глядя на бумаги.
   - Что-то тут слишком тихо, -- шепотом произнес Станислав, -- ни одного зараженного вокруг.
   - Ладно, идемте, только максимально осторожно.
   Станислав первым перебежал через дорогу. Осмотревшись и не найдя никаких признаков зараженных, он подал сигнал остальным. Когда все подобрались к забору, Станислав перелез первым, затем помог перелезть девушке. Последним перелез Руслан. Они уже начали приближаться к зданию, как вдруг слева послышался шелест кустов. Оглянувшись на шум, они увидели мужчину, засевшего за деревом, и целившегося в них из АКС-74У. Олег уже вскидывал свой дробовик, когда боковым зрением он заметил в окнах третьего этажа поликлиники еще двух человек с винтовками, держащих их на прицеле. Из-за угла здания высунулся еще один мужчина, наставив на них двуствольное ружье.
   - Бросайте оружие! -- крикнул им мужчина с третьего этажа -- Живо!
   Олег, проматерясь, бросил дробовик и топорик на землю, демонстративно сплюнув. Вслед за ним Станислав отбросил свое копье, а Руслан монтировку. Человек с автоматом, который прятался среди деревьев, подбежал к ним, продолжая держать их на прицеле. Приблизившись к Олегу, он принялся обыскивать его, пытаясь найти спрятанное оружие. Проверив руки, бока и пояс и ничего не найдя, он, бурча себе под нос, принялся обыскивать Станислава. Практически сразу он нашел спрятанный под курткой пистолет. Матерясь на него, он поднял пистолет над головой, демонстрируя его людям, засевшим на третьем этаже.
   - Что тут происходит? - сказал вышедший из-за угла лысый мужчина с горбатым носом и бородой.
   - Да по ходу очередные ублюдки пришли нас грабить, -- доложил ему автоматчик, -- Мансур, может, просто грохнем их?
   - Послушайте, мы не бандиты! - крикнул ему Руслан, -- нам просто нужны лекарства!
   - Неужели? - Мансур подошел к ним ближе, вынимая пистолет. -- К нам не в первый раз приходят всякие отбросы, надеясь поживиться.
   - Моего друга укусили! И нам нужны антибиотики, чтобы спасти его!
   - И поэтому вы решили отобрать их у нас?
   - Слушайте, -- сказал Олег, -- мы не знали, что поликлиника уже занята! Мы правда не хотели никому навредить!
   - И с чего это я должен вам верить?
   - А что ты хочешь? Расписку на крови?! - сорвался Руслан, -- видишь же, с каким оружием мы пришли. Мы явно не ожидали здесь кого-нибудь встретить! И ты это прекрасно понимаешь!
   - А ты борзый, -- Мансур подошел к Руслану ближе и наставил на него пистолет.
   - Да мы правда не знали, что вы тут, -- сказал побледневший Олег, руки которого слегка дрожали. -- Давайте мы просто уйдем и разойдемся по-хорошему.
   - Мда... Хнычущая баба, мужик с пробитой головой с палками, - проговорил Мансур, опуская пистолет, -- пожалуй, вы действительно не сильно похожи на налетчиков. Идите за мной.
   Он направился за угол, где, по-видимому, находился вход. Автоматчик подобрал брошенное оружие и приказал им следовать за главарем. Мужчина с двустволкой продолжал стоять за углом здания, держа их на прицеле. Зайдя за угол, они увидели самодельную сторожевую вышку, роль опор для которой играли поставленные друг на друга и на леса из досок жестяные бочки. На часах стояла женщина с охотничьим ружьем. Поднявшись на крыльцо, они вошли в поликлинику. Внутри слева от входа находился пустующий гардероб, справа -- так же пустующее окошко регистратуры. Сама прихожая напротив входной двери переходила в коридор, ведущий к кабинетам и лестницам на верхние этажи. Там сидело несколько человек, в основном это были люди пожилого возраста и маленькие дети.
   - Теперь понимаете причину нашего приема? - спросил их Мансур, повернувшись к вошедшей группе, -- большинство выживших тут -- старики и дети. Наши родители, дети, жены. Когда вся эта дрянь началась, на нас без конца нападали всякие уроды, пытаясь ограбить и убить. А я не могу допустить, чтобы хоть кто-то из наших пострадал.
   "Вот скотина, тебя бы обшмонали и стволом в рожу потыкали. Посмотрел бы я, как ты истерил бы", - подумал про себя Станислав, но вслух высказываться не стал.
   - Послушайте, я все понимаю, но нам правда нужны лекарства для товарища, -- сказал Руслан, -- вы поможете нам?
   - Антибиотики есть, но не все сразу. -- Мансур указал на скамейку, предлагая им присесть. -- А вы вообще откуда? Не думал, что в городе еще остались выжившие.
   - Касьянова, шестнадцать, -- ответил Олег, который единственный остался стоять, -- мы никогда не давали оповещения, дабы не привлекать мародеров.
   - Ха... Умно! -- ухмыльнулся Мансур, -- жаль, мы думали иначе...
   Тут из коридора вышла молодая толстая девушка в белом халате, судя по всему, бывшая медсестра. Увидев гостей, она резко остановилась, удивленно глядя на новоприбывших, затем медленно направилась в их сторону.
   - А это кто? - робко спросила она у Мансура.
   - Да так, в гости к нам зашли.
   - Господи, да они же ранены!
   Медсестра подошла к Олегу, пытаясь осмотреть его раненую голову, но тот лишь отмахнулся от нее.
   - Да в порядке я, только не трогай меня, - отмахнулся от нее тот.
   - А что с вашей подругой? -- она указала на всхлипывающую Олесю.
   - Ну, она не совсем с нами, -- начал пояснять Станислав, -- мы подобрали ее, когда...
   Тут Олеся зарыдала и чуть было не свалилась на пол, но медсестра успела ее поймать и прижала к себе. "Тихо, тихо, все хорошо, все закончилось", - успокаивала ее медсестра, поглаживая по голове и большим пальцем вытирая ей слезы.
   - Пошли, осмотрим тебя, -- сказала медсестра, когда Олеся слегка успокоилась, -- заодно дадим тебе успокоительное, и ты нормально выспишься. Тут безопасно, тебя никто не обидит.
   Она взяла ее за руку и повела по коридору в один из кабинетов.
   - Так что с антибиотиками? -- напомнил Руслан, -- вы поможете нам?
   - В принципе, мы можем поделиться, но что мы получим взамен?
   - А что вам надо? -- недоумевающе спросил Руслан, -- у нас же ничего нет.
   - Может быть, еда? -- спросил Олег, -- у нас есть излишки консервов, может, мы могли бы обменяться?
   "Какой баран, а жрать то мы потом что будем?", - злобно подумал про себя Станислав, но снова не решился высказаться вслух.
   - Ха-ха, а где гарантии, что вы нас не киданете? - усмехнулся Мансур.
   - Мой друг умирает! -- вспылил Руслан, -- он не выживет без антибиотиков! Что же вам надо-то, в конце концов! Хотите, я тут у вас останусь, в качестве гарантий? Или еще что?! Вы же знаете, где мы живем, да и смысла обманывать у нас нет!
   - А ну тихо, успокойся! -- осадил его Мансур, затем что-то шепнул подошедшему к нему автоматчику, -- хорошо, вижу, вы люди порядочные. Я даю вам антибиотики, а завтра вы передаете нам ящик тушенки, идет?
   Руслан с надеждой посмотрел на Олега, и тот одобрительно качнул головой. Станислав же недовольно отвернулся к стене.
   - Ну, вот и договорились, тогда завтра встретитесь с моими людьми на нейтральной территории. Улица Котельная, дом 4. Зараженных в этом здании нет, так что встретимся там, -- обрадовался Мансур, -- ждите, сейчас вам принесут все необходимое.
   С этими словами он направился по коридору в сторону к лестнице. Через несколько минут вернулся автоматчик и передал им упаковку с тремя пластинками таблеток.
   - Вот, тут несколько препаратов, названия я так и не запомнил.
   - И это все? За ящик консервов? - возмутился Станислав.
   - Вам хватит. Завтра ждем с припасами.
   Сказав это, автоматчик направился к двери и вышел на улицу.
   - Ну охренеть теперь, -- продолжал негодовать Станислав, -- и эта срань за целый ящик тушенки.
   - Чем ты не доволен? -- пытался успокоить его Олег, -- мы получили что хотели, возможно мы сумеем спасти того паренька.
   - А зимой мы что жрать будем, когда хавчик кончится? - не унимался Станислав, -- к тому же кто завтра ящик этот попрет? Уж явно не ты.
   - Успокойся, -- резко ответил ему Руслан, -- я сам отнесу, если ты такой ленивый трус.
   - Послушай, -- ответил ему Станислав более спокойным тоном, -- я был в составе множества групп выживших, и все они кончили плохо. Практически все мертвы. И сейчас мы совершаем те же ошибки, что и они в свое время!
   Как только началась перепалка, большая часть людей из коридора стала осторожно уходить. Остальные испуганно наблюдали. Мужчина с двустволкой также слегка напрягся, держа наготове ружье.
   - Ладно, это нам ничего не даст, -- подытожил Олег, -- давайте возвращаться, не хочу ночевать на улице.
   Заполучив назад свое оружие, группа, покинув поликлинику, начала выдвигаться. Обратный путь давался им заметно легче, поскольку они выбрали более длинный маршрут у окраины города, на котором им встречалось на порядок меньше зараженных. Несмотря на ранение, Олег не отставал от группы и двигался наравне со всеми. Солнце, тем временем, неумолимо садилось, окрашивая облака в алый цвет.
  
***
   На улице постепенно начало смеркаться, воздух становился холоднее, а пение птиц сменялось на стрекот сверчков. Люди, обосновавшиеся в поликлинике, начали готовиться к ночевке: часовые перемещались с постов на улице на позиции на верхних этажах, женщины загоняли детей, играющих во дворе поликлиники, в помещение, а также снимали сохнущее на улице белье. Несколько человек стояли у входа, экономно докуривая пару сигарет, передавая их друг другу, чтобы каждый смог сделать хотя бы пару затяжек.
   Мужчина крепкого телосложения в камуфляжной куртке сидел на втором этаже на лавке возле одного из кабинетов, подперев голову руками и погрузившись в свои мысли. Мимо него то и дело сновали пенсионеры, горячо обсуждая сегодняшнее происшествие. Пару раз по коридору пронеслись дети, что-то громко крича, а за ними бегала женщина, призывая их успокоиться и замолчать.
   - Женек! - крикнул ему пухлый парень, который с несколькими товарищами помогал идти пожилому мужчине на костылях, - а что, это правда, что сегодня к нам типы какие-то вломились?
   - А? - Евгений отрешенно посмотрел на него, отрываясь от своих мыслей. - Да не. Там просто мужики какие-то заблудились. Но они вроде нормальные.
   - Нифига себе, - сказал тот, ведя старика к ближайшему кабинету. - Слушай, там Мансур вроде народ собирает, пошли тоже сходим, вдруг что важное?
   - Да не, - отмахнулся Евгений, - я спать, наверное. Утомился что-то сегодня.
   - Ясно, - пухлый открыл дверь, пока остальные заводили пожилого мужчину внутрь, - ну давай.
   Евгений встал со своего места и направился в кабинет слева. Поскольку за окном смеркалось, в помещении было довольно темно и прохладно. Помимо заставленных папками шкафов у стены, посередине комнаты стояла пара сдвинутых друг к другу столов, на них лежал матрас и покрывало. Не раздеваясь, он лег на матрас, на бок, лицом к окну, наблюдая за тем, как на улице становится все темнее. Он еще долго не мог сомкнуть глаз, пытаясь осмыслить то, что с ним произошло сегодня и вспоминая нападения мародеров.
   Тем временем пухлый мужчина шел по коридору в сторону лестницы в сопровождении двух товарищей. Один из них молодой, но уже лысеющий, заметил приоткрытую дверь одного из кабинетов.
   - Эй, Сань! - шепотом сказал он, заглядывая в помещение, - иди сюда.
   Развернувшись, пухлый Александр осторожно подошел к двери, и так же заглянул внутрь. Третий мужчина, стоявший позади остальных, приподнялся на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть, что происходит в кабинете.
   Внутри был полумрак, свет исходил лишь от настольной лампы. На кушетке, которая стояла у стены, сидела Леся, одетая в белый халат и закутанная в плед. Рядом на полу валялась ее грязная одежда, несколько ссадин на ее лице было заклеено пластырем. Медсестра стояла неподалеку у стола и разливала кипяток по чашкам, заваривая чай. Выбросив в мусор заварочные пакетики, она вдруг встрепенулась, услышав позади себя приглушенные смешки.
   Обернувшись, она заметила ехидно улыбающегося Александра, входящего внутрь.
   - Ну что, Оль, так быстро себе новую подружку нашла? - ухмыляясь, спросил он.
   - Что надо? - буркнула в ответ медсестра.
   Леся, поёжившись, взволнованно глядела на незваных гостей.
   - Как что? У нас тут и так с женским полом все плохо, а ты еще и себе баб хапаешь? Несправедливо!
   - Вы, что, не видите, что человеку плохо!? - крикнула на них Ольга.
   - А ты ей сейчас хорошо сделаешь? - Александр громко заржал, как и его товарищи, стоявшие позади.
   Медсестра ничего на это не стало отвечать, лишь недовольно отвернулась от них. Тем временем в коридоре послышалась какая-то болтовня, после чего один из мужчин сообщил, что собрание уже начинается. Уходя последним, Александр громко хлопнул дверью.
   Народ уже собирался на третьем этаже посередине коридора, где раньше располагался сестринский пост. У стен стояла пара кожаных диванов, туда же принесли несколько скамеек из коридора и пару кресел. Столы медсестер растащили по кабинетам, дабы освободить пространство. У окна стоял полупустой кулер с водой, нижняя половина окна была заставлена досками и оборудована под огневую позицию. Большинство людей сидели на диванах, и только несколько опоздавших стояли у стен. Мансур, сидя в кресле, рассказывал остальным о случившемся сегодня.
   - И ты, правда, им поверил? - скептически спросила загорелая девушка с темными короткими кудрявыми волосами, в кожаной куртке, с нашивкой "Ghost Metal".
   - А почему нет? На ублюдков, что нападали на нас, они не похожи, к тому же они сказали нам, где остановились.
   - Ну а соврать им, видимо, религия не позволяла? - ухмыльнулась она в ответ.
   - Вась, что ты вечно не довольна чем-то?
   - А тем, что Андрей со-своими уже три дня как ушли, и до сих пор о них ни слуху, ни духу! - возмутилась Василиса. - И тут вдруг заявляются эти типы, якобы случайно!
   - Да при чем тут это? - не выдержал Мансур, - они ушли проведать окрестные деревни, сама же знаешь. А это не близко, так что вполне могли застрять где-нибудь.
   - А эта дура, что они нам оставили, - продолжалась возмущаться Василиса, - Вы вообще, о чем думали? А если она шпионка и сдаст нас?
   - Не, не сдаст. У нее походу крыша поехала, - усмехнувшись, влез Александр, - Олька тем более следит за ней, особенно по ночам.
   Среди собравшегося народа пробежали легкие смешки.
   - В общем, так, - Василиса встала, - завтра мы с ребятами идем к тому грузовику, добывать стволы и все такое.
   - Сдурела? Сама же говорила, там этих тварей дохренища.
   - А что еще делать? Если очередные сволочи захотят поживиться за наш счет, то я буду к этому готова! Что-нибудь придумаю!
   С этими словами она удалилась в свой кабинет, а Мансур лишь укоризненно глядел ей вслед, однако остальные собравшиеся тут же стали засыпать его вопросами, касательно сегодняшнего происшествия.
  
   ***
   Саркис сидел на крыльце, допивая банку пива и смотря на постепенно садящееся солнце. Немногочисленные оставшиеся на небе облака пылали алым сиянием в лучах заката.
   - Их до сих пор нет? - спросила вышедшая на улицу Виолетта.
   - Неа, - Саркис лишь отрицательно покачал головой, делая очередной глоток из банки, - и я так понимаю, на связь до сих пор не вышли?
   Виолетта ничего не сказала, лишь взяла у него пиво и сделала несколько глотков.
   - Как думаешь, успеют? Ведь солнце пока еще не село...
   - Кто знает? -- скептически ответил Саркис, -- до заката час, может полтора.
   Какое-то время они просто молча стояли, наблюдая за садящимся солнцем, которое уже скрылось за шестиэтажными домами и неумолимо приближалось к горизонту. Через несколько минут часовой на вышке, наконец-то, крикнул сидящим на крыльце о возвращении Олега и остальных. Саркис подбежал отпирать калитку, в которую практически сразу же вбежали запыхавшиеся Олег, Станислав и Руслан. Олег без сил повалился на землю, держась за раненую голову, Станислав прислонился спиной к забору, облегченно выдыхая. Из дома выскочила Елизавета, очевидно заметив их из окна.
   - Лекарства достали? -- взволнованно спросила она. -- Ему становится хуже.
   - Вот, -- Руслан протянул ей упаковку, -- сказали, это поможет.
   Взяв в руки пачку, она вынула оттуда лекарства, быстро полушепотом прочитав их название, и утвердительно кивнула головой.
   - А с тобой что? -- обратилась она к Олегу, заметив его окровавленную повязку, -- ну-ка, быстро за мной!
   Она направилась в дом, Олег и все остальные пошли за ней. Внутри по комнате взад-вперед ходила женщина, в возрасте около тридцати лет. Взглянув с надеждой на вошедших и увидев среди них Олега, она вскрикнула и со слезами бросилась к нему. Олег так же кинулся к ней, крепко обняв.
   - Ты где шлялся-то так долго, черт тебя подери! Какого черта на связь не выходил! - кричала женщина сквозь слезы, - Я ж тут всех святых вспоминала, пока тебя ждала!
   Олег же пытался ее успокоить, гладя по голове и стараясь объяснить, что все в порядке.
   - Папа! Папа! -- радостно прокричал мальчуган лет восьми, подбегая к ним и так же обнимая Олега.
   Олег радостно потрепал паренька по голове, наконец-то высвободившись от объятий жены, которая все не переставала плакать от радости.
   - Я кому сказала! -- крикнула на него Лиза, входя в импровизированный медпункт, -- быстро сюда на перевязку и осмотр!
   - Да иду я, иду! -- недовольно ответил ей Олег, но все же направившись в медпункт, попутно выслушивая причитания жены.
   Руслан пошел за ним быстрым шагом. Станислав хотел было идти на кухню, но тут его остановил Саркис.
   - Эй, вас вроде было больше. Где еще один, этот, как его?
   - Он погиб, -- спокойно ответил Станислав, -- Кстати, советую отменить вылазку в супермаркет. И пометь его на карте как особо опасное место.
   - Там все так плохо? -- раздосадовано сказал Саркис, добавив пару матерных слов.
   - Как в больнице.
   Саркис еще раз выругался. Станислав уже собрался идти на кухню, но на этот раз Виолетта остановила его, пригласив в свой кабинет, и они втроем направились туда, попутно обсуждая случившееся.
   В импровизированном медпункте мужчина со сломанной ногой уже вовсю храпел, а больной под капельницей так, видимо, и не приходил в себя. Олег сел на свободную койку, наконец, успокоив жену и попросив ее взять сына дожидаться его наверху. Руслан подошел к Филиппу, который лежал без сознания, обильно обливаясь потом.
   - Как он? -- с надеждой спросил Руслан.
   - Пока сложно сказать, -- Елизавета вынула две таблетки и начала толочь их с помощью ложек -- Рана не гниет, да и язв, опухолей и прочего пока нет. Но жар усиливается, а это не хорошо.
   - Но ведь лекарства помогут?
   - Будем надеяться. Для большей вероятности я бы просто ампутировала конечность, но, во-первых, уже поздно, во-вторых, его то укусили за плечо. А его не ампутируешь.
   - Так он поправится?!
   - Если ночь переживет, то выкарабкается, -- Елизавета засыпала растолчённые таблетки в стакан с водой, затем указала на Филиппа, -- голову ему подержи.
   Руслан приподнял ему голову, а Елизавета влила в рот лекарство. Филипп, закашлявшись, тем не менее, выпил большую часть, после чего его голова вновь обессилено рухнула на подушку. Руслан встал, взволнованно глядя на своего друга.
   - Я буду сидеть с ним до утра, -- успокоила его Елизавета, -- а ты бы шел, отдохнул. А еще лучше, лег бы спать. И, нет, снотворного не дам, оно кончилось.
   Руслан еще какое-то время постоял в медпункте, наблюдая, как Елизавета закончила ухаживать за Филиппом и переключилась на Олега, ругая его за очередную травму. Когда она начала снимать с его головы повязку, попутно выслушивая оправдания, Руслан вышел, закрыв за собой дверь, и сразу же наткнулся на Саркиса.
   - Слушай... -- нерешительно начал он, -- В общем... Короче, мне тут Стас все рассказал и это... Мне жаль твоего друга, что так получилось.
   - Спасибо -- мрачно поговорил Руслан, опуская глаза.
   - Так это... -- после небольшой паузы продолжил Саркис, -- может, помянем?
   - Давай.
   Они пошли на кухню. Руслан сразу же сел, не моргая, глядя на стол. Саркис полез в шкафчик над плитой, на которой в кастрюле что-то варилось, источая неприятный запах. Оттуда он достал полупустую бутылку водки и кружки.
   - Извини, но стопок нет, -- Саркис поставил все это на стол, затем достал из холодильника остатки батона сырокопченой колбасы, а также полупустую банку соленых огурцов. Отрезав с десяток кусочков колбасы, он убрал остальное в холодильник, сообщая, что надо экономить.
   Положив нарезанную колбасу на блюдечко и поставив рядом банку огурцов, он налил немного водки в кружки, протянув одну из них Руслану, после чего они выпили не чокаясь.
   - Просто не могу поверить... -- с горечью произнес Руслан, -- Артем, Миха... Еще утром все были живы, здоровы... Даже осознать не могу теперь, что их больше нет...
   - Лучше не думай об этом, -- сказал Саркис, кладя в рот кусок колбасы, -- все, кто живет тут, теряли родных, близких, друзей. Первые дни тут такой ад творился. И если думать об этом -- можно свихнуться. Но единственный способ выжить -- это сплотиться и действовать сообща.
   - Я просто... Не могу даже с мыслями собраться... -- Руслан протер ладонью лицо, - Я ж еще к родителям в Сыктывкар хотел съездить... Я даже думать боюсь, что там творится! У меня ж мать не ходит, я... я просто...
   Руслан замолчал, уставившись, не моргая, стеклянными глазами в стол.
   - Могу тебя понять, - мрачно хмыкнул Саркис, - я сам жену с дочкой прямо перед всей этой херней в Грецию отправил в отпуск. И ни связи, ничего вообще нет. Где они, что с ними, не знаю...
   - Ну, Греция -- это все-таки другая страна. Может там не все так плохо? Может там этой дряни нет?
   - Хрен его знает. Так может и в Сыктывкаре все нормально? - Саркис подлил водки в кружки, - в общем, если думать обо всем этом, грузить себя, только с ума сойдешь и вообще жить не захочешь.
   - И как же ты со всем этим справляешься? - спросил Руслан, выпивая свой стакан.
   - Работой, - ответил тот, так же отправляя в рот порцию спиртного, заедая ее огурцом. - Находишь себе дело, ну, какую-нибудь проблему, которую ты можешь решить здесь и сейчас, и занимаешься ей.
   Руслан лишь кивнул в ответ, не переставая смотреть на стол.
   -И когда ты решишь очередную проблему - это придаст тебе сил. Да, черт возьми, вы все же добыли лекарства! А благодаря им твой друг будет жить! Значит, все было не напрасно.
   Руслан слабо улыбнулся в ответ, и они выпили еще по одной, заедая колбасой.
   - Ты вообще кем был то? - поинтересовался Саркис, - Ну, в плане, до того, как вся эта срань началась?
- Да преподаватель я. Вел геохимию. - Мрачно ответил Руслан. - В леса эти чертовы пошли вместе с ребятами из одного исследовательского института. Темыч - аспирант мой, должен был диссертацию защищать. А у Фила как раз бакалавриат. Вот и... Черт нас дернул туда полезть...
   - Да не факт, что было бы лучше. Я сам то страховщиком работаю... Точнее работал. Поначалу в интернете появлялись какие-то непонятные записи относительно того, что было в Москве и Питере. Одна хлеще другой. Тогда мы с коллегами лишь ржали над этим. По ящику все списывали на массовые беспорядки и так далее. Потом стали просачиваться видео с этими тварями. Люди, которым удалось спастись, бежали на восток, в том числе через наш город, рассказывая о том, что весь запад страны лежит в руинах, - Саркис замолчал на какое-то время, кривя лицо и пытаясь собраться с мыслями. - Дальше власти официально объявили карантин. Ввели комендантский час, организовали пункты эвакуации, куда приглашали поочередно жильцов ближайших домов, остальным же велели запереться в квартирах, не выходить на улицу, ни с кем не контактировать и все в таком духе. Я целый день просидел дома, пытаясь дозвониться до жены, пока на улице постоянно носилась скорая и менты. А на следующий день я в первый раз увидел этих тварей... Услышал шум в коридоре, вышел глянуть, а там соседка, Анька, девчонка лет двадцати, жрет собственную мать... Повернулась тогда: глаза бешенные, все лицо в крови и язвах этих. Кинулась на меня с визгом, я еле уложил ее клюшкой, чуть не ошалел тогда. Но когда увидел, как мамаша ее встает...
   Саркис запнулся, трясущейся рукой подхватил стакан с водкой и резким движением залил ее вовнутрь.
   - В общем, не хочу я это еще раз вспоминать... Да и плохо помню все это, не соображал тогда. Выбежал, сел в машину, и по газам из города. На улице было еще хуже: всюду крики, паника, твари нападали на людей... Помню мент пытался стрелять в одного из этих уродов, а тот лишь отклонялся назад после попадания и продолжал идти. Дальше было еще хуже: какие-то отморозки избивали мужика ногами, а после вломились в магазин, правда, следом за ним туда зашли эти существа... Дал тогда по газам, дабы не слышать воплей.
   - Так чего ж ты не уехал то? - перебил его Руслан.
   - А ты пробку на выезде видел? Все в панике так же ломанулись, да и посшибались там. Потом эти гады подтянулись, вытаскивали людей из стоящих машин, нападали на пострадавших в авариях... Тогда я просто завис и не мог что-либо сделать, пока Вован не позвонил и не сказал дуть сюда. Я бросил тачку и давай бегом по улице. Смотрю, впереди дорогу перегораживают машинами и прочим мусором.
   - Остальные-то про это место как узнали? - поинтересовался Руслан.
   - Да у Толяна они бухали тогда с Серегой и еще несколькими мужиками, они вон, в соседнем доме были. Я тогда еще подбегаю, а они тачками дорогу перегораживают. Толян, как завидел меня, так ружье свое сразу наставил и орет: "Мужик, ты нормальный? Тебя кусали?". Я ответил, что все в порядке, а он сразу: "Тогда помогай, давай".
   - А Толян, Серега и остальные - это вообще кто?
   - Вован - мой лучший друг, механиком работал на заправке. Серега и Толик - наши охотники, ты их, скорее всего, видел на входе. Ну а с остальными ты уже не познакомишься... -- Саркис замолчал, опустив глаза.
   Тут из медпункта вышел Олег с новой перевязкой на голове. Он уже собрался идти наверх, как его остановила Виолетта. Они долго ругались на тему того, что Олег пообещал людям в поликлинике ящик тушенки. Она настаивала на том, что тушенки мало, и это очень ценный продукт, Олег же убеждал ее, что там много стариков, женщин и детей, которым нужна еда, и они не выживут без нее. Наконец Олег не выдержал и просто пошел наверх. "Хрен с тобой, завтра поговорим!" - злобно кинула ему вслед Виолетта, затем грозно глянула на сидящего за столом Руслана и, уходя в свой кабинет, громко хлопнула дверью.
   На кухню тем временем пришла блондинка и начала помешивать варево в кастрюле. Попробовав на вкус получившееся, она выключила огонь и громко крикнула о том, что еда готова.
   - Ты чего будешь? -- обратилась она к Руслану, -- крысиный суп или доширак?
   - Какой-какой суп?! -- недоумевающе спросил он.
   - Крысиный, -- повторила девушка, -- а что, очень вкусный и сытный, между прочим.
   - Свет! Налей-ка мне супца, -- сказал ей Саркис, затем обратился к Руслану, -- понимаю, как это звучит, но выбор у нас небогатый. Приходится обходиться тем, что есть.
   - Пожалуй, я все же буду доширак, -- сказал Руслан, брезгливо глядя на тарелку коричневатой жижи, которую Светлана передала Саркису.
   Руслану же достался доширак с курицей, который Светлана, залив кипятком из чайника, вручила ему. Вскоре к ним присоединился и Станислав, так же выбрав лапшу быстрого приготовления.
   - А ты привыкай, привыкай, -- обратился он к Руслану, -- другой еды пока что не предвидится. Тут только наши королевы едят консервы, а крестьянам вроде нас приходится давиться этим.
   - Чего ты опять начал? -- возмутился Саркис, -- Виолетта -- хозяйка дома, к тому же это ее тушенка. А Надя беременна, ей нужно хорошо питаться, какие проблемы?
   - А хахаль ее тоже беременный? Они же ничего полезного не делают, только продукты жрут. Я же говорил, сколько уже групп закончили так плохо из-за того, что совершали те же ошибки.
   - Хорош ныть, надоел уже, -- перебил его Саркис, -- Не ты тут главный, а если не нравится -- так тебя тут никто не держит, не в тюрьме все же.
   Дальше они какое-то время ели молча, наблюдая, как еще несколько человек приходили за едой, однако никто так и не остался ужинать с ними: Елизавета вместе с коробкой доширака вернулась в медпункт, Олег и другой мужчина, представившийся Владимиром, оставшиеся порции супа отнесли наверх. Светлана предупредила их о том, чтобы они не раскладывали грязную посуду по дому. Тут в помещение зашел охотник, оказавшийся Сергеем, который до этого стоял на часах на посту на дереве. "Так, внимание!", - объявил он. - "Через десять-двадцать минут ночь, так что кому надо на улицу -- идите сейчас!" Сняв разгрузочный жилет и повесив его на вешалку, он пошел по коридору к лестнице.
   - Ты винтовку-то убрал куда надо? - окликнул его Саркис, и, получив утвердительный ответ, продолжил есть.
   - Странно, что вы не храните оружие в доме, -- удивился Руслан, -- а если эти твари ворвутся?
   - Если они ворвутся в дом -- оружие уже не поможет, -- ответил ему Саркис, -- А если держать его в доме, кто-нибудь ночью может себе мозги вышибить, если с катушек слетит. У нас уже были случаи, когда люди с собой кончали или буянить начинали. Так что нафиг.
   Доев суп и поставив тарелку в раковину, он так же пошел наверх.
   Вскоре город окутала тьма. Солнце окончательно скрылось, уступив место непроглядной черноте, которой способствовали затянувшие небо облака, полностью скрывающие луну и звезды. Поначалу на улице царила абсолютная тишина, однако в скором времени с улицы стали доносится вопли, крики, стоны и топот шагов десятков зараженных, с наступлением ночи заполонивших улицы. Входную дверь в дом накрепко заперли, выключив свет во всех комнатах, дабы не привлекать внимание тварей. Дети уже спали в комнате с женщинами, еще несколько человек сидели внизу на кухне, шепотом обсуждая последние события. Компанию по комнате Руслану составляли уже спящий Олег, молодой паренек Данила, охотник и Владимир, который уже спал, протяжно храпя. Верхнюю койку двухъярусной кровати должен был занимать Саркис, однако он сидел внизу, общаясь с теми, кто еще не хотел спать.
   "Ну, вот нам и не пришлось спорить, кто будет спать на кровати", - грустно подумал Руслан, стоя около своей кровати и вспоминая погибшего Артема. Ему также не давали покоя мысли о семье, о том, что пережили люди здесь и в поликлинике, о том, как далеко распространилась эпидемия и как теперь жить дальше. Руслан опустился на колени и сложил руки перед собой. "Господь, я знаю, что не верил, не ходил в церковь и не читал Библию, - начал он молиться про себя, - но прошу тебя, помоги нам, пусть мои родители окажутся целы, пусть никто из нас больше не умрет..." От молитвы его оторвал протяжный вопль, доносящийся с улицы. Встрепенувшись и чуть не споткнувшись о лежащие рядом вещи, Руслан с опаской выглянул в коридор. Из соседней комнаты, где спали дети, тут же послышался их плач и голоса женщин, пытающихся их успокоить. "ВВВИИИИИИЯЯЯ!" - повторился вопль снаружи. "Господи, когда же она замолкнет!" - донесся из спальни вопль Татьяны, устроившей сцену сегодня днем. "Почему она никак не прекратит! КОГДА ЖЕ ЭТА ТВАРЬ ЗАТКНЕТСЯ!" Со стороны лестницы послышались шаги, и вскоре мимо него прошел к окну Станислав.
   - Что это еще за хрень? - спросил Руслан, встав рядом с ним и глядя в окно.
   На лице Станислава проступил пот, а руки начали слегка дрожать. Его бешеные глаза бегали из стороны в сторону, осматривая улицу. В темноте Руслану было трудно разглядеть что-либо, кроме бесцельно бродящих силуэтов зараженных, которые иногда напарывались на шипы, торчащие из баррикад. Ему несколько раз пришлось повторить вопрос, прежде чем Станислав среагировал.
   - Помнишь, я тебе говорил, что в больницу путь закрыт?
   - Ну?
   - Так вот, мы как-то решили обчистить ее, ну там, лекарства, бинты, какое-нибудь оборудование... Поначалу все шло нормально. Продвигались мы довольно уверенно, уродов этих было мало, - Станислав немного помолчал, -- Но потом... Потом мы натолкнулись на нее... Эта чертова медсестра.
   "ЙЙЙЙААААААААИИИИИ!" - вновь раздался оглушительный вопль с улицы. Станислав слегка вскрикнул и, выругавшись, продолжил всматриваться в окно.
   - Что?
   - Самая уродливая тварь, которую я только видел, -- нервно продолжил Станислав, -- ее тело и кости были так уродливо вывернуты... эти глаза... Желтые глаза полные злобы и ярости... Она шла неуклюже в раскоряку, мы даже понять ничего не успели. Киря еще решил выпендриться, что уложит ее с одного удара... Но потом она так резко сорвалась с места... В жизни не видел, чтобы хоть что-то так быстро двигалось.
   - И что? Что было дальше?
   - Она схватила Кирилла. Как игрушку, а ведь это был огромный мужик. Она даже не убила его, просто утащила в темноту, -- Станислав опять замолчал, закрыв глаза, -- до сих пор страшно вспоминать его крики. Затем она утащила Вадика. Это был какой-то ад.
   - Так почему же вы не стреляли? Не пытались убить ее?
   - Стреляли? Хах! -- усмехнулся Станислав, -- Мы пытались, но было темно, а она была настолько быстрой, что, скорее всего, никто в нее даже не попал ни разу.
   - И как же ты спасся?
   - Я предложил бежать, когда понял, что это бессмысленно. Но остальные... Они решили, что должны отомстить ей. Они не понимали, что эта страшная и хитрая тварь просто заманивала нас в ловушку. Тогда я просто взял сумку с лекарствами, которые мы успели набрать, и свалил нахрен.
   - Так ты бросил остальных?! -- возмутился Руслан.
   - А что мне было делать?! Они меня не слушали, решили, что должны отомстить за пацанов, а эта тварь только этого ждала! -- не выдержал Станислав, -- я сбежал и выжил, а они остались, и эта тварь, скорее всего, разорвала их! Или что похуже!
   - Если эта сволочь в больнице была, какого хрена она тут орет? -- немного успокоившись, спросил Руслан.
   - На следующий день вечером она приперлась сюда. Теперь она раз или два в неделю приходит сюда. Она не нападает, только воет и орет... Ни с чем не перепутаю ее крик... Иногда можно даже заметить ее желтые глаза в темноте... Но видимо не сегодня, -- Станислав слегка успокоился и перестал нервничать, -- Так что советую придумать, чем можно заткнуть уши.
   - И все равно, ты поступил неправильно, бросив остальных, -- сказал Руслан, уходя в свою комнату.
  
   Глава 3.
   К утру город наконец-то затих. Большинство зараженных, оставшись ни с чем, разбредались по домам, магазинам, сараям и другим постройкам, пытаясь скрыться от ярких лучей. Солнце еще не взошло, но было уже довольно светло. Небо полностью затянули серые облака, однако далеко на востоке сквозь небольшие светлые прорехи пробивались первые лучи.
   На траве поблескивала роса, от реки во все стороны расползался туман. С холмов доносился стрекот кузнечиков. Зараженных, а также каких-либо следов их пребывания в округе не наблюдалось, лишь несколько одиноких существ бродили у зданий на окраине города. Помимо дороги через мост, в город вело еще несколько подъездных путей. Вдоль реки, около ее крутого берега у подножья поросшего кустарником холма, шла асфальтированная дорога. Утреннюю тишину нарушал топот двух мужчин, бегущих по ней в город. Двигались они довольно быстро, изрядно вспотев и запыхавшись.
   - Я больше не могу, -- задыхаясь, сказал один из них, едва не падая, -- сейчас сдохну.
   - С ума сошел! -- так же тяжело дыша, проговорил второй, держась за бок, -- хочешь жить - беги! Беги!
   - Но, может, мы все же оторвались?
   Не успели они отдышаться, как послышался нарастающий рев, и из-за холма выехал броневик "Тигр" камуфляжной расцветки с установленным крупнокалиберным пулеметом Корд на крыше.
   - Господи, бежим! -- закричал один из мужчин, завидев бронемашину, -- бежим!
   Они кинулись прочь, собрав все оставшиеся силы, стараясь добежать до города. Через несколько десятков метров они увидели небольшую грунтовую проселочную дорогу, которая проходила между двух холмов и выходила на главную асфальтированную. Один из них, было, бросился туда, но второй остановил его, крича: "Не туда! В город!"
   На крыше броневика открылся люк, оттуда высунулся человек в круглых черных очках, одетый в классический длинный черный плащ, под которым виднелся бронежилет. Выглядел он довольно молодо, но его лицо было крайне истощено, длинные черные волосы зачесаны назад. Сдвинув очки на лоб, щуря ввалившиеся серые глаза, человек поднес к ним бинокль. Посмотрев через него на дорогу, он, наконец, заметил двух беглецов, которые уже миновали съезд на грунтовую дорогу и двигались по направлению к городу.
   - Мецгер! Ты опоздал, так что догоняй их, -- скомандовал он в гарнитуру, закрепленную на ухе, -- Горан, твоя очередь, не упусти их.
   - Будет сделано! Не уйдут.
   - Макс, ты уже на позиции? -- продолжал опрос истощенный.
   - Займу через минуту, Босс! - ответил ему голос на другом конце.
   Не отвечая, он скрылся в недрах броневика, закрыв люк, и сообщил водителю, чтобы они ехали дальше.
   Двое продолжали бежать в город из последних сил, когда позади них послышалось нарастающее тарахтение, и с грунтовой дороги выехал на чоппере байкер, одетый во все черное - шлем с черепом, защитный панцирь и накладки на руках и ногах из композитных материалов. Бегущие, заметив его, громко крича и матерясь, пытались удрать от него, но байкер быстро настигал их. Подъезжая к отстающему беглецу, он достал биту и со всей силой на полной скорости ударил мужчину по спине. Тот вскрикнул и со всего размаху упал на асфальт, разбив лицо. Второй, увидев это, завалился наземь и начал отползать к холму. Тем временем байкер уже начал разворачиваться, заходя для повторной атаки. Побледневший, обливающийся потом мужчина, наконец, поднялся на ноги и достал из-за пояса пистолет, дрожащими руками прицеливаясь в приближающегося байкера. Заметив это, тот остановился и развернул мотоцикл поперек дороги. Преследуемый уже собрался открыть огонь, как тут в воздухе послышался едва уловимый хлопок. Спустя долю секунды из его ляжки вырвался кровавый фонтан, и он с пронзительным криком повалился на асфальт, закрывая рукой полученную рану, вокруг которой уже начала растекаться кровь. Байкер слез с мотоцикла, помахав рукой в сторону холма, где ему ответил мужчина, вскинув армейскую снайперскую винтовку с глушителем. Тут к ним подъехал броневик, из него вышел истощенный парень и направился к раненому. По грунтовой дороге также подъехал военный грузовик Урал камуфляжной расцветки с металлическим кузовом КУНГом. С пассажирского сидения вышел мужчина лет тридцати с приличными залысинами на лбу и щетиной вокруг рта.
   - Лихо ты его, Горан, -- обратился он к байкеру, -- это вас в Сербии такому учат?
   - Задрал ты меня со своей Сербией, я с пяти лет там не был, -- огрызнулся тот.
   - Мецгер, заткнись, - сказал ему Босс и направился к раненому мужчине.
   Байкер наконец снял шлем, обнажив смуглое щетинистое лицо и черные кучерявые волосы. Снайпер через несколько минут добежал до них. Им оказался блондин с голубыми глазами, облаченный в черный бронежилет, камуфляжную военную форму с защитными накладками на руках и ногах. Его снайперская винтовка уже висела на ремне за спиной, а на поясе у него красовались две кобуры с пистолетами. Раненый мужчина тем временем подобрал свое оружие и дрожащей окровавленной рукой направил его на истощенного парня.
   - Ты же понимаешь, что это бессмысленно? - сказал тот раненому, наклонив голову вперед, так что их лица оказались на очень близком расстоянии, -- отдай мне пистолет.
   Мужчина какое-то время колебался, слезящимися глазами глядя в неподвижные серые, горящие извращенной радостью зрачки незнакомца. Через несколько секунд он опустил взгляд и, проскулив, расслабил руку с пистолетом.
   - Какой необычный пистолет, -- проговорил Босс, резко вырвав у раненого оружие, -- кто-нибудь знает, что это?
   - Не, Босс, -- ответил Мецгер, -- первый раз такой вижу.
   Горан так же отрицательно покачал головой.
   - Да чего же не знать то, -- сказал снайпер, глядя на пистолет, -- это же ГШ-18, в основном состоит на вооружение различных спецподразделений.
   - Не обижайся, но вы что-то не сильно тянете на спецподразделение, -- ехидно ухмыльнувшись, обратился Босс к раненому, -- так откуда у вас это оружие?
   Мужчина не ответил, просто смотрел в асфальт и морщился от боли, лицо его постепенно бледнело, а по лбу скатывались капли пота.
   - Понятно, -- улыбка зловеще расползлась по лицу Босса, и он обратился к Горану, -- заставь его говорить.
   Тот подмигнул ему и направился ко второму раненому, которого до этого сбил ударом биты по спине. Мужчина лежал практически без движения, лишь издавал протяжные стоны, а его ободранные от падения ладони и лицо сильно кровоточили. Дойдя к нему, байкер пнул его ногой в бок, от чего тот пронзительно закричал. Горан собрался ударить его второй раз, как раненый в ногу мужчина взмолился, едва не плача, умоляя не бить друга.
   - Ладно, я скажу вам, -- хныча, начал он рассказывать, -- недавно мы нашли раненого солдата... Он был совсем плох, его укусили... При нем было это, а еще автомат...
   - И он, ясное дело не выжил, -- усмехнувшись, констатировал Босс, -- так, значит, больше такого оружия у вас нет?
   Мужчина вновь замолк, отвернувшись к земле. Кровь, вытекающая из раны, уже полностью пропитала его штанину и начала капать на асфальт, а его лицо окончательно побледнело. Босс уже повернул голову к Горану готовясь отдать приказ продолжить избивать раненого, как тут мужчина не выдержал.
   - Ладно, стойте! - взмолился он, морщась от боли, -- есть еще... Тот солдат рассказывал, что у них сломался грузовик, всех его товарищей убили эти твари... У них там по любому много всего осталось...
   - И вы забрали все это оружие?
   - Нет! Еще нет! Пока не успели...
   - А откуда же мне знать, говоришь ли ты правду? Или же ты пытаешь сказать то, что я хочу услышать?
   - Пожалуйста, я правду говорю! - умолял раненый. -- Все осталось там! Я знаю где! Могу показать!
   - Мецгер, неси карту, -- приказал Босс.
   - Я ж тебе еще тогда сказал, что у меня нет карты этого города! - возмутился Мецгер.
   - И что же мы будем делать? - Босс, улыбнувшись, перевел взгляд на раненого.
   - А! Я... Я могу показать вам! - заплетающимся языком принялся тараторить мужчина.
   - Нет, не можешь. - Босс смотрел ему прямо в глаза, - еще заведешь нас в засаду или подашь сигнал дружкам. Так что лучше расскажи мне, как туда добраться.
   Мужчина, проведя ладонью по лицу, обильно сглатывая слюну, принялся дрожащим голосом объяснять, как им проехать к месту стоянки военного грузовика.
   - Кто-нибудь хоть что-то понял? - усмехнулся Горан.
   - Я запомнил, не переживай, - елейным голосом проговорил Босс, после чего обратился к раненому, - а где вы обосновались? Расскажи мне.
   - Да, да, да! Все честно скажу. Мы это... - мужчина запнулся, сглатывая и облизывая пересохшие губы, -- мы в поликлинике! Там наш лагерь. Вы же отпустите нас?
   Босс положительно кивнул.
   - Да он же врет нам, - не поверил Мецгер, - водит нас за нос!
   - Я так не думаю, - возразил ему Максим, подойдя ближе, - там с холма отлично видно поликлинику.
   - Видел там кого-нибудь? - скептически спросил Мецгер.
   - Нет, людей нет. Но я видел собранную из бочек вышку, а также заколоченные окна. Так что кто-то там точно живет.
   - Так вы отпустите нас? - с надеждой спросил мужчина, который морщился и стонал все чаще, не в силах больше терпеть боль и кровопотерю. -- Может, теперь вы поможете моему другу? Ведь ему совсем плохо!
   Босс молчал, глядя на город каким-то отстраненным взглядом. После чего он глянул на раненого мужчину полными безумной радости глазами, и по его лицу вновь медленно расползлась улыбка.
   - Прикончить их! -- торжественно приказал он Мецгеру, когда тот вернулся.
   Мужчина завопил, пытаясь молить их о пощаде, однако, вместо связанных предложений, из его рта вырывались лишь обрывки слов и невнятные выкрики. Выпучив глаза, он принялся судорожно махать руками, но тут же получил удар в лицо ногой. Затем Мецгер достал из-под куртки огромный секач для мяса и с размаху рубанул им несчастного по горлу. Мужчина захрипел, из его рта показались красные пузыри, а когда Мецгер выдернул секач -- кровь из раны хлынула потоком. Горан же подошел к лежащему и стонущему мужчине, которому до этого раздробил ребра и позвоночник, придавил его ногой к земле, и со всего маху разбил ему голову битой. Босс, продолжая улыбаться, обошел каждый из трупов, внимательно их осматривая.
   - Макс, пошли-ка на холм, покажешь мне, где ты поликлинику увидел, - наконец произнес Босс, - остальные - по машинам, скоро выдвигаемся.
   Подойдя к броневику, он взял у водителя тетрадь и карандаш, и направился вслед за снайпером вверх на холм.
  
   ***
   Руслан плохо спал эту ночь. Он долго не мог уснуть и ворочался около часа. Он все время думал о своих родственниках и тех, кто погиб сегодня. Ему снилось, как сидя в темной комнате, он видит своих родителей, друзей, погибших Михаила и Артема, а также Филиппа, которых зараженные разрывают на части. Они кричали, молили о помощи и тянули руки, а Руслан не мог ничего сделать, даже говорить. Несколько раз он просыпался в холодном поту, но сон все время возвращался. Наутро Руслан проснулся в надежде, что все происходящее с ним вчера было сном. Но, открыв глаза и увидев все тот же деревянный потолок над ним, что и ночью, он какое-то время пролежал в печали, еще раз переосмысливая произошедшее. Оглядевшись, он заметил, что все остальные уже давно встали, оставив за собой лишь неубранные кровати и разбросанные вещи. Наконец, Руслан все же решил подняться и, выйдя в коридор, подошел к окну посмотреть, что творится на улице. На дороге, около баррикад, Саркис и Владимир заостренными палками добивали зараженных, которые ночью напоролись на шипы. Им оставалось зачистить последнюю баррикаду - вокруг остальных уже валялись мертвые существа. Облака начали потихоньку расходиться, позволяя солнечным лучам лучше освещать все вокруг.
   Вспомнив про раненого Филиппа, Руслан поспешил вниз, чтобы проведать друга. Практически ворвавшись в медпункт, он застал всех его постояльцев еще спящими. Больной под капельницей, похоже, в сознание не приходил, а мужчина со сломанной ногой, судя по перегару и пустой чекушке у кровати, спать будет еще долго. Подойдя к Филиппу, Руслан увидел, что, цвет его кожи нормализовался, и он перестал обливаться потом. Это означало, что жар у него спал. Чистые бинты, которыми была перевязана рана, говорили о том, что она, наконец, перестала кровоточить и начала заживать.
   - Все с ним в порядке, -- позади Руслана раздался голос вошедшей Елизаветы, -- жить будет, но пока пусть спит. А теперь не мешай, у меня еще много дел.
   Поблагодарив ее, Руслан вышел в коридор. На кухне, тем временем, Станислав, истерившая вчера Татьяна и Светлана доедали свой завтрак, состоявший из чая и крекеров с плавленым сыром. В гостиной пожилая женщина читала детям какую-то сказку. Завидя его, они стали неотрывно наблюдать за ним испуганными глазами. Женщина, недовольно глянув на Руслана, попросила детей не отвлекаться и продолжила чтение.
   Руслан вышел на улицу и наконец-то вдохнул прохладный свежий воздух. Восходящее солнце больно резало покрасневшие и слегка опухшие от недосыпа глаза. Привыкнув к солнечному свету, Руслан обошел дом и направился к колодцу. За углом он натолкнулся на пожилого мужчину, который вчера угрожал ему пистолетом.
   - Доброе утро! - нервно рассмеявшись, старик полез пожимать Руслану руку. - Вы уж не обижайтесь за вчерашнее... У нас тут, ну, знаете, на нервах все... Я - Виталий!
   - Здравствуйте, а я - Руслан, - Руслан протянул руку в ответ, недоверчиво глядя на старика, - не переживайте, теперь все будет нормально.
   - Ох, нет, не будет... - Виталий опустил глаза вниз, - Жена моя, Нина, и так много натерпелась. Наша дочка... Она...
   - Соболезную, - мрачно ответил Руслан, - эти твари?
   - О, нет. Еще до этого кошмара, в аварии... - по щеке Виталия пробежала слеза, - Вадик, муж ее, помогал как мог. Когда все это началось, он нас спас буквально. Вывез сюда. А теперь вот и сам сгинул...
   - Подождите, мы же не видели тел, быть может...
   - Простите! - перебил его Виталий и, отведя заслезившиеся глаза, направился в сторону сарая.
   Руслан какое-то время глядел ему в след, мысленно сочувствуя его горю и пытаясь придумать, чем же он может помочь. Однако, когда мужчина скрылся за дверьми сарая, Руслан, не придумав ничего хорошего, возобновил движение к колодцу. Наполнив ведро, он зачерпнул пригоршню воды и ополоснул ею лицо. Ледяная вода приятно освежала и придавала бодрости. Протерев лицо одним из висящих на сушильной веревке полотенец, он вернулся в здание.
   Войдя в помещение, он прошел на кухню. Татьяна, доев завтрак, поспешила удалиться наверх. Поздоровавшись с оставшимися, Руслан взял себе чашку чая и немного крекеров, на которых был намазан плавленый сыр. Несмотря на скудность завтрака, он оказался невероятно сытным.
   - Народ, а кто Виолетта вообще такая? - вдруг задал вопрос Руслан, - я про то, как так получилось, что она всех собрала тут?
   - Да дочка буржуина местного, студентка, приезжает иногда сюда на лето, - ответила Светлана, - дом у них большой, да и забор каменный. Как я поняла, соседи сначала у нее собрались, а потом по радио, мобильникам и через инет сюда народ подтянули.
   - Правда потом сеть накрылась, - добавил Станислав, - да и мародеры с бандюгами стали лютовать, так что они отрубили всю связь. Я пришел сюда последним, на меня случайно натолкнулся Володька, когда я к окраине города подбирался.
   С улицы доносились приглушенные разговоры, судя по которым Саркис с товарищем закончили разбираться с зараженными и шли отмываться от крови к колодцу. Доев скромный завтрак, Руслан хотел помыть за собой посуду, но Светлана остановила его, сказав просто сложить тарелки в раковину. Решив выйти на улицу, он натолкнулся в коридоре на Виолетту, которая, стоя в дверях своего кабинета, пригласила его пройти внутрь.
   - Значит, ты вчера договорился отдать нашу тушенку хрен знает кому, -- сказала она, заходя к себе и садясь за стол, -- и что же мы будем с этим делать?
   - А что мне было делать? -- возмутился Руслан, -- мой друг умирал, и выбора у меня не было. К тому же Олег одобрил.
   - Правда? - Виолетта приподняла бровь, с возмущением глядя на Руслана. - Ты хоть представляешь, как тяжело добыть жратву?
   - Ну и что? У них там куча пожилых, раненых, детей! Мы должны им помочь!
   - А о нас ты подумал? У нас тоже дети и старики!
   - У вас же коробки стоят с тушенкой! Неужели от вас убудет?
   Она собиралась возразить, как тут их разговор прервал сигнал по радио, стоящего на столе Виолетты рядом с кипой бумаг. "Внимание! Говорит полковник Глушенко. Ввиду объявления чрезвычайной ситуации, вооруженными силами Российской Федерации была организована карантинная зона в деревне Нижняя Колоколовка. Всем жителям Колчаковской области надлежит незамедлительно явиться в карантинную зону, имея при себе документы, удостоверяющие личность. Любое оружие и запрещенные предметы необходимо незамедлительно сдать сотрудникам Росгвардии. Помните, мародёрство и самоуправство недопустимо и будет пресекаться в соответствии с законом! Конец связи."
   - Это что еще такое? - удивленно спросил Руслан после окончания сообщения.
   - Эта чушь крутится тут чуть ли не сначала всего этого дерьма.
   - Что? - тут же возмутился Руслан. -- И почему вы до сих пор не там? За каким чертом надо прятаться здесь!?
   - Уймись, во-первых! - осадила его Виолетта, -- во-вторых, эта дрянь - автоматическое сообщение! Запись! В той деревне все могут быть уже давно мертвы. А в-третьих, ты представляешь, что значит длительный переход туда с припасами, детьми и ранеными? Сам же видел, что стало с группой Антона, останки которой вы нашли на дороге. К тому же, ты ведь слышал, что они отбирают все припасы. Нафиг оно надо?
   - И что? Не велика потеря же. Зато безопасность, уют, нам не придется добывать пищу или ютиться в каморках!
   - Чувак, неужели ты еще не вкурил, что положиться можно только на себя? Тут либо это, либо смерть, третьего не дано! Никто нас не придет спасать, и нам тут еще зиму походу пережидать! Поэтому нельзя разбазаривать припасы всяким чуханам!
   - Ты меня хоть слышала? - попытался вразумить девушку Руслан, - я же сказал, у них там пенсионеры, дети, больные...
   - Ну раз тебе так на них стоит, то ты и потащишь, -- твердо сказала Виолетта, -- не хочу, чтоб кто-то из наших помер, напрягаясь ради всяких козлов.
   - Я отнесу, мне не сложно, - Руслан старался говорить как можно спокойнее, понимая, что от этой девушки зависит судьба его раненого друга, однако внутри него кипел гнев от наплевательского отношения Виолетты к нуждающимся в помощи. - И с чего это ты смягчилась?
   - Не хочу, чтоб эти уроды приперлись сюда с оружием.
   Руслан, дабы не нагрубить Виолетте, лишь поблагодарил ее за помощь и, не став дослушивать, вышел из кабинета.
  
   ***
   Босс приказал остановиться на окраине города неподалеку от двухэтажного кирпичного здания, стоявшего особняком около дороги. Около него бродило несколько зараженных, некоторые из них были сильно изуродованы опухолями и язвами. Судя по стонам, воплям и шороху, большое количество тварей было внутри.
   - Остановимся здесь! - объявил он через гарнитуру. -- Надо зачистить место и подготовить здание. Так что все за работу!
   С этими словами он вышел наружу из броневика. Вслед за ним транспорт покинули мужчина с черными, заплетенными в хвост назад волосами, и женщина возрастом за 30 лет. Последним из броневика вышел водитель с выбритой налысо головой, одетый в полицейскую форму и бронежилет. Горан по приказу Босса объехал близлежащие постройки на безопасном расстоянии и, не увидев что-либо подозрительного, вернулся обратно, припарковав мотоцикл позади "Тигра". С пассажирского сиденья "Урала", остановившегося рядом с броневиком, первым вышел Мецгер, докуривая сигарету, следом транспорт покинул водитель -- молодой парень с избыточным весом. Максим, который ехал в кузове, получив распоряжение, уже взобрался на крышу грузовика, держа винтовку наготове и осматривая окрестности в сторону, противоположную той, что контролировал Горан. Следом за снайпером из грузовика вышла девушка невысокого роста с темными волосами и острым длинным носом. Увидев солнце после ночного переезда, она улыбнулась, обнажив зубы, отчего ее рот уродливо искривился, а кожа на носу и лбу сморщилась.
- Рита, ты можешь не кривляться? - увидев ее, Мецгер лишь брезгливо отвернулся, сплюнув наземь.
   На что девушка лишь показала ему средний палец. "Василий, Ира! - прикрикнул Босс, - выведите Лиду и вытащите барахло, пора начинать!" Из кузова выбрались еще две женщины. Эффектная блондинка с длинными волосами и голубыми глазами под руку выводила вторую, с короткой стрижкой, бледной кожей и отрешенным взглядом, следом вышел мужчина с каштановыми волосами в кожаной куртке. Вдвоем, пока девушка с короткими волосами топталась рядом, глядя в никуда, они принялись вытаскивать двухметровые заостренные деревянные палки и полицейские щиты из поликарбоната. Люди надевали плотные куртки и перчатки и высокие резиновые сапоги. Рита, подойдя к Лиде, принялась объяснять ей, что от нее потребуется, после чего коротковолосая девушка уверенно подхватила одно из копий.
   - Послушай, Босс, -- обратился пухлый водитель, пока остальные готовились очищать здание от зараженных, -- может, нам все же будет лучше обосноваться тут, а не двигаться дальше?
   - Мамули, я же уже сказал нет, - коротко ответил ему тот.
   - Но мы могли бы хоть задержаться на пару неделек, передохнуть...
   - Две недели?! - возмущенно перебил его Босс, -- мы не можем ждать так долго.
   - Ну, ведь правда, -- подержала водителя Рита, -- куда бы мы ни пришли, везде эти твари! Уже задолбало постоянно куда-то нестись, сражаться и вообще... Может, стоит все же остановиться?
   - Я знаю, вы все очень устали, -- обратился ко всем Босс, -- я знаю, что повсюду твари, а всякие уроды пытаются нас убить, но это ничего не меняет. Это вопрос нашего выживания! Пока мы движемся -- мы живы, остановимся -- погибнем!
   Больше никто не захотел перечить Боссу, и, закончив подготовку, группа направилась к дому. "Две недели... - думал про себя Босс, стараясь внешне не выдавать бушующее в нем негодование. - Две, мать его, недели! Они же смоются за это время черт-те куда! НЕТ! Я этого не допущу, я не позволю им уйти от меня! ОНИ ЗАПЛАТЯТ МНЕ ЗА ВСЕ!"
   Максим на пару с Ритой остались у машины следить за обстановкой. Подойдя ближе, Мецгер, оба водителя и Василий, выставив перед собой полицейские щиты, выстроились в первый ряд. За ними встали Лариса с Лидией и Ириной, вооруженные длинными заостренными кольями. Босс приказал Горану, вооруженному битой, и Сергею, мужчине с заплетенными в хвост волосами с большим пожарными топором, занять позиции на флангах.
   По сигналу Горан бросил зажженную связку петард, которая, упав не далеко от входа, начала взрываться. Твари с окровавленными лицами и руками, тут же направились на шум, они медленно, воя и мыча, выходили из здания. Собравшись у места взрыва петарды, толпа изуродованных людей, насчитывающая чуть более двадцати существ, двинулась на отряд Босса. Первая линия, сомкнув щиты, сдерживала зараженных, а женщины, стоявшие позади них, убивали тварей точными ударами кольев в голову. Босс координировал действия Горана и Сергея, чтобы те добивали зараженных, пытающихся обойти их с фланга.
   Перебив всех, группа начала занимать здание. Мецгер, Горан и Сергей, держа оружие наготове, ворвались на первый этаж, проверяя его на наличие зараженных. Максим вместе с носатой девушкой перегоняли транспорт ближе к дому, остальные же раскладывали трупы тварей около входа в здание. Когда Мецгер сообщил, что внутри безопасно, Босс зашел в помещение. На первом этаже раньше находился какой-то магазин: у дальней стены располагался прилавок и кассовый аппарат, все полки и стеллажи были повалены, а вещи разбросаны. Судя по всему, тут продавали хозяйственные товары, однако большая часть продукции была уничтожена, либо разворована. Практически весь пол оказался залит кровью и блевотиной. Босс, не захотев тут долго задерживаться, поднялся на второй этаж. Вслед за ним наверх двинулись Горан и Мецгер. На втором этаже шел ремонт, который не успел закончиться до начала эпидемии: большая часть стен так и осталась не покрашена, на полу в углу были сложены стройматериалы и банки с краской. В другом углу стояла стремянка. Каких-либо приборов освещения в комнате так же не было предусмотрено. Однако, ни следов крови, ни каких-либо других признаков жизнедеятельности зараженных людей не наблюдалось.
   - Отлично, передайте остальным, чтобы заколачивали окна и вычистили все внизу, -- приказал Босс, -- и позовите сюда Макса, немедленно.
   Горан с Мецгером ушли, оставив Босса в одиночестве. Тот сперва походил взад-вперед по комнате, осматривая строительный мусор, после чего подошел к окну. Несмотря на то, что оно было грязное, в пыли и в разводах, через него можно было разглядеть улицу и близлежащие частные двухэтажки. За ними виднелся спальный район, состоящий из более высоких многоквартирных шестиэтажных домов. В большинстве зданий на первых этажах были разбиты окна, кое-где стояли брошенные машины. На асфальте темнела засохшая кровь и валялись разлагающиеся куски тел. Особенно много их оказалось у одного подъезда, рядом с которым стоял джип с раскрытыми дверями. Ковыляя и конвульсивно дёргаясь, местами бродили одиночные зараженные.
   - Босс? - раздался сзади голос снайпера.
   - Да, что у нас по патронам? - Босс развернулся и присел на кучу досок.
   - Семь и шестьдесят два осталось не так много, пять и сорок пять практически закончились, -- начал докладывать Максим, -- к пистолетам и винтовке патронов пока хватает, вопрос в том, надолго ли? Ну и пулемет на броневике полный, плюс запасная лента.
   - Что у нас осталось из оружия?
   - Пара АКМ и один складной, ну и три семьдесят четвертых.
   - Мда... Не густо осталось... - Босс встал и прошелся вдоль окна, -- Так мы долго не протянем.
   - Значит захватим оружие с того грузовика. Ну, с того, на кого те указали.
   - А ты уверен, что он вообще существует? Может, эти дауны просто подобрали где-то ствол?
   - Сомневаюсь... Наградной боевой нож у того, которого мы прикончили первым еще в деревне и пистолет, состоящий на вооружении спецподразделений? Такое вряд ли могло просто так валяться на улице. Да и не похоже, чтобы он тогда наврал про грузовик, в любом случае город надо разведать. Но раз ты им не поверил, то нахрена убил? Может, надо было их захватить в заложники и обменять на что-нибудь?
   - Зачем? Я вообще не планирую связываться с другими, по крайней мере, без тщательной разведки. Вдруг их больше, они лучше вооружены и подготовлены? К тому же эти придурки были ранены и либо сами бы издохли, либо нам пришлось бы на них все лекарства перевести.
   - Тоже верно.
   Босс, не говоря ни слова в ответ, направился к лестнице, ведущий вниз. Максим последовал за ним. Внизу люди Босса уже начали разгребать завалы и вычищать найденными в подсобке швабрами гниющую плоть и блевотину.
   - Мецгер! - позвал Босс, после чего тот подбежал к нему, - возьмешь трех человек, отправляйтесь к тому грузовику.
   Босс достал нарисованную им на тетрадном листе карту и указал место, описанное ранее несчастным на дороге. Мецгер кивнул, но не успел сказать и слова, как к ним подошел Мамули, который до этого на улице помогал складывать трупы убитых зараженных.
   - Босс, я тут подумал, -- слегка запыхавшись, он на секунду замолчал, переводя дыхание, -- может, нам все-таки колья выставить или там проволоку колючую натянуть?
   - Мамули, я же не раз уже говорил, трупов будет вполне достаточно, их запах перебьет наш. А теперь дай нам поговорить. -- Босс собрался продолжить беседу с Мецгером, но водитель не унимался.
   - А о чем речь? Вы про грузовик тот? - настаивал Мамули, - так я могу сгонять!
   - Ты не понял? - Босс схватил его за шею и притянув голову вплотную к себе, уставился на него широко раскрытыми глазами, - я приказал тебе отвалить.
   - Да ладно, вы ж обещали мне, что доверите реальное дело! - глаза Мамули забегали, стараясь не пересекаться взглядом с Боссом, который, не мигая, глядел прямо в его зрачки. - Тем более задача пустяк, туда-сюда сбегать всего!
   Мецгер лишь молча наблюдал за тем, как Босс зловеще нависал над парнем, руки которого начали едва заметно дрожать.
   - Я ж не подводил вас еще ни разу, - дрожащим голосом продолжал ныть Мамули, наконец, набравшись смелости и посмотрев Боссу в глаза.
   - Ладно, хрен с тобой. Мецгер, тогда возьми кого-нибудь, и пополните бочку водой из реки, она нам еще пригодится. - Он наконец отпустил Мамули, показывая ему листок тетради, на котором он набросал план города с отмеченными положениями грузовика и поликлиники, - ты тогда возьмешь трех человек, и направляйтесь сюда. Возьмите пару автоматов на всякий случай.
   - О! А что, если какие гады там крутиться будут, замочить их? - обрадовался Мамули.
   - Не перебивай, - спокойным голосом осадил его Босс. -- Никого не убивать и не стрелять, чтобы не случилось, это ясно?
   - Да, -- слегка нервничая и расстроившись, ответил он, потупив глаза, -- так, а что тогда?
   - Найдете грузовик, о котором говорил тот хрен. Возьмите с него все, что можете и возвращайтесь. Если хоть что-то пойдет не так, например, грузовика на месте не окажется, или там будет кто-нибудь, ничего не предпринимать, а сразу же связаться со мной, понятно?
   - Да, Босс, -- радостно ответил он, -- я все сделаю в лучшем виде!
   - И не вздумай облажаться, -- строго сказал ему Босс, -- оправдай мое доверие.
   Радостный Мамули пошел исполнять приказ Босса и собирать людей для задания, в то время как Босс обсуждал с Сергеем и Максимом вопросы по обустройству временного пристанища.
  
   ***
   Группа Мамули продвигалась к цели по правой стороне улицы спального района. Успешно миновав частный сектор, они продолжали движение между шестиэтажных домов. Зараженных на улицах слонялось мало, поэтому столкновений с ними удавалось избегать. Добравшись до рынка, рядом с которым потерпели аварию с десяток машин, Мамули велел всем остановиться, пока он изучал начерченную Боссом схему. Несмотря на то, что она оказалась довольно точной, водитель испытывал серьезные проблемы, пытаясь разобрать корявый почерк, которым были написаны названия улиц и пометки.
   - Ну, чего опять встали? - раздраженно спросила его носатая девушка.
   - Рита, ты можешь хоть раз помолчать?! - огрызнулся Мамули, -- я не пойму, где мы, этого места нет на карте.
   - Ты уже третий раз теряешься!
   - Вы еще громче поорите, -- сделали им замечание Василий, -- сейчас сюда все твари сбегутся.
   - Да ничего я не потерялся, он нарисовал просто через жопу, хрен разберешься, -- ответил Мамули, после чего сделал паузу, изучая карту. -- Так! Нам направо, сразу после перекрестка!
   Мамули, вооруженный АК-74М с пластиковыми накладками, шел первым, за ним двигалась Василий и Ирина, замыкала Рита, вооруженная складным АКМ-ом.
   Свернув на перекрестке, они прошли еще полквартала по улице, на которой то и дело попадались пятна высохшей крови и гниющие куски тел. Иногда встречались трупы зараженных с раздробленными головами и погибших людей, съеденных заживо. От разложения тела существ выглядели еще более отвратительно: опухоли раздувались, из ран, отверстий и нарывов в трупах вытекал гной, а многочисленные мухи и личинки окончательно добавляли картине омерзения.
   Внезапно впереди послышалось бульканье и протяжные вопли. Из-за угла вывалилось существо, некогда бывшее мужчиной средних лет, опухоли которого настолько разрослись, что оно походило на толстяка невообразимых размеров. Волосы на голове частично выпали, остались лишь клочья на висках. Глаза ввалились, на губах и щеках угадывалась засохшая кровь. В местах, где опухоли разрослись особенно сильно, одежда разрывалась, обнажая испещренную кластерными отверстиями покрасневшую плоть. Существо, булькая, медленно шагало вперед, переваливаясь. Изо рта у него то и дело выливался розовый густой гной, который стекал по подбородку на одежду, где уже имелось приличных размеров засохшее красное пятно.
   - Оно нас не видит, -- прошептала Рита, глядя на медленно приближающее существо, -- быстро! Прячемся!
   Они тут же забежали в ближайшую дверь, закрыв ее за собой. Существо же, их не замечая, продолжало медленно шагать вперед, отвратительно булькая и срыгивая гной. Пока все наблюдали за проходящей по улице тварью через разбитое окно, блондинка решила осмотреть комнату. Судя по длинной стойке у стены, стеллажу с алкоголем позади нее и специфическим стульям, раньше в помещении размещался бар. Большая часть столов и стульев была перевернута или вовсе разгромлена. Повсюду валялись стекла и разбитая посуда. Кое-где чернели пятна засохшей крови. За стойкой рядом со стеллажом находилась открытая дверь, ведущая в подсобку, оттуда доносился ужасающий тошнотворный запах. Ирина направилась к двери, держа наготове нож, желая проверить помещение и выявить источник вони.
   - Эй, ребята! - крикнула она, зайдя внутрь, -- идите все сюда!
   Остальные тут же побежали в подсобку, первым туда ворвался Мамули, держа автомат наготове. Внутри по обе стороны комнаты стояли стеллажи, на полках которых были разложены коробки. В дальнем углу лежало несколько тел зараженных. Одно из них было прислонено к стене, нижнюю часть его тела покрывала розовая масса, полностью испещренная кластерными отверстиями. Руки и головы остальных четырех зараженных были полностью погружены в эту массу. Сама масса имела большое рваное отверстие с неровными краями, выгнутыми наружу. На полу рядом с зараженными разлилась жижа светло-зеленого цвета, вытекшая из дыры. След из этой жижи вел к черному ходу через снесенную с петель дверь. Тела зараженных не шевелились, и, судя по темным пятнам и большому количеству мух на них, уже начали гнить.
   - Что это за дрянь? -- матерясь и морщась, спросил Мамули, закрывая рукой нос, стараясь защититься от ужасающей вони, -- Вась? Ты как думаешь?
   - Не знаю, -- отвернувшись, прокомментировал Василий, -- но думаю, ничего хорошего.
   Рита зажала рот рукой, сдерживая рвотные позывы, и выбежала из подсобки обратно в бар.
   - Может, пойдемте нахрен отсюда? - предложил Василий.
   Мамули лишь утвердительно покачал головой, и они все зашли обратно в бар. Проверив, что раздувшийся зараженный ушел, Мамули подал сигнал, и отряд осторожно вышел на улицу. Рита еще долго плевалась, постоянно вытирая рот рукавом.
   Пройдя еще пару кварталов, минуя разлагающиеся трупы и разбитые машины, они оказались в располагавшемся между домов дворе, через который можно было выйти к улице, где должен был находиться брошенный армейский грузовик. Подойдя к торцу дома, Мамули услышал голоса и велел остальным остановиться. Выглянув из-за дома, он увидел врезавшийся в здание грузовик с разбитым всмятку капотом. Рядом с ним стояло несколько человек. Один из них копошился в кузове, складывая все найденное в рюкзак и передавая его остальным. Еще четыре человека стояли рядом: двое из них принимали рюкзак у первого, а остальные, находясь неподалеку, что-то обсуждали. Огнестрельного оружия при них не было, Мамули смог рассмотреть лишь палки и арматуры, которыми была вооружена группа неизвестных.
   - Вот черт! -- Он резко спрятался за угол, проматерясь, -- там уже какие-то сволочи орудуют.
   - И что будем делать? - прошептала Рита.
   - Мы должны захватит грузовик! - заявил Мамули, снимая автомат с плеча и передергивая затвор.
   - Что? - возмутилась Ирина, -- но Босс же сказал не стрелять, а связаться с ним?
- Да мало ли что он сказал? Это наш шанс заслужить его уважение! Если все выгорит, мне будут доверять более важные дела! Может быть, Босс даже разрешит оставить себе какую-нибудь захваченную в плен красотку!
   - Извращенец жирный! -- снова возмутилась Ирина, -- нам потом из-за тебя влетит.
   - Реально, может не стоит? -- робко усомнился Василий, -- сам же видел, что было с Вованом, когда тот стал перечить Боссу. Он же ему лицо заживо срезал! Он же просто псих!
   - Не ссать! Когда все получится, будем у Босса в почете! -- Мамули вскинул автомат, -- идем за мной, смотрим и учимся, как быстро поднимать авторитет.
   С этими словами он резко вышел из-за угла и направился к людям, до сих пор не заметившим его и продолжавшим обсуждать что-то, глядя на копошащегося в разбитом грузовике товарища. До него доносился их спор: они возмущались по поводу того, что Мансур решил устроить склад оружия на втором этаже. Из кузова послышалась реплика о том, что этот кабинет самое оптимальное место, в ответ на это один из стоящих рядом начал жаловаться, что ему будет лень заносить туда мешки. Женщина, которую остальные называли Василисой, велела им заткнуться и не привлекать внимания.
   Ирина небольшими шажками осторожно следовала за Мамули, Василий на метр отошел от здания, а Рита так и осталась на месте, выглядывая из-за угла дома. Подойдя еще ближе к грузовику, Мамули дал короткую очередь из автомата в воздух. "Ты что делаешь, твари же сбегутся!" - заверещала Ирина, но Мамули не обращал никакого внимания, продолжая двигаться вперед. Стоящий к ним ближе всех незнакомец вжал голову в плечи, двое повалились на землю, закрывая головы руками. Мужчина, осматривавший грузовик, постарался забиться поглубже, скрываясь за ящиками. Василиса быстрым движением полезла под куртку, но, увидев направленный на нее автомат, подняла руки вверх. "А ну всем быстро мордой в землю!" - заорал Мамули, тыча оружием в незнакомцев. Однако уже через секунду со второго этажа здания с другой стороны улицы также раздалась автоматная очередь, после которой Ирина повалилась на землю, пронзительно крича. Мамули от неожиданности потерял равновесие и завалился наземь. Придя в себя, он начал высматривать глазами окно, откуда стреляли.
   Тут же Василиса, быстро отскочив за грузовик и используя его как укрытие, достала пистолет и выстрелила в Василия, который, закричав, прислонился к стенке, зажимая руками живот. Из раны хлынула кровь, просачиваясь сквозь его пальцы. Он уже начал заваливаться на бок, сползая по стене, но Рита схватила его под руки и потащила в укрытие. Василиса навела пистолет на побледневшего Мамули, но тут дверь одного из домов распахнулась, и оттуда, воя и визжа, полезли обезображенные зараженные. Матюгаясь, человек в кузове бросил остальным еще один заполненный рюкзак на девяносто литров и в спешке начал чем-то набивать последний. Из-за угла, шаркая и ковыляя, вышла еще одна группа зараженных и направилась прямо к грузовику. Мамули поднялся с земли и кинулся к укрытию Риты, пробежав мимо неподвижно лежащей Ирины, под которой уже растеклась приличная лужа крови. Он бегло глянул на нее - девушка не дышала, а ее широко раскрытые голубые глаза неподвижно уставились в небо.
   Оглянувшись, он увидел, как мужчина из кузова вешает себе на спину последний рюкзак, и их группа готовится отступать. Двое мужчин похватали оставшиеся тюки, пока другие расправлялись с подошедшими к ним зараженными, проламывая им головы палками с гвоздями и обрезками труб. Из здания напротив в спешке выбежали еще несколько человек, после чего группа, подгоняемая матюгами Василисы, бросилась бежать по пока еще свободной, но стремительно наполняющейся зараженными улице. Добравшись до укрытия, Мамули увидел кашляющего кровью и морщащегося от боли Василия, которого с большим трудом пыталась тащить Рита. Заметив Мамули, она начала материть его и требовать немедленной помощи. Оглядевшись и заметив, что часть зараженных отделилась от основной толпы и теперь направляется к трупу блондинки, он, закинув автомат за спину, быстро подбежал к Рите. Вдвоем взяв раненого под руки, они поспешили прочь от этого места.
  
***
Руслан сидел в кресле, прокручивая в голове разговор с Виолеттой и встречу с людьми из поликлиники. Он вспоминал несчастных стариков, испуганно глядевших на незваных гостей, рассказы Мансура о постоянных нападениях мародеров. Руслан думал, что хорошо бы наладить контакт между двумя группами, а в дальнейшем объединиться, однако от размышлений его оторвал Саркис.
   - Ну, ты готов? - спросил мужчина, жестом приглашая Руслана подняться.
   - К чему? - мрачно спросил Руслан, подняв глаза.
   - Как к чему? Надо мужикам в больнице обещанное отнести, я с тобой пойду.
   - Да забей, я сам...
   - Еще чего, -- перебил его Саркис, -- забыл, чем все в прошлый раз кончилось? Думаешь ты один там протянешь?
   - Вчера нас было много, однако не сильно это помогло. Один погиб, другой ранен...
   - Потому что Олег - идиот, -- вновь перебил его Саркис, -- договаривались же вчера, в неразведанные здания не заходим, ублюдки любят там прятаться. Так что не парься, нормально все будет.
   - Да я же сказал, что схожу один, не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за меня.
   Но Саркис, проигнорировав возражения, направился к кабинету Виолетты, Руслану же не оставалось ничего другого, как следовать за ним. Из соседней комнаты, где была ночлежка, вышел тучный лысый мужчина, спавший вчера целый день в окружении бутылок. От него дико разило перегаром. Несмотря на то, что из-за заколоченных окон в комнате царил полумрак, мужчина все равно морщил глаза, закрывая их рукой. "Жора! Ну какого хрена ты опять нажрался то!" - сделал ему замечание Саркис, но тот лишь мыча отмахнулся и пошел на улицу.
   Не успели они подойти к кабинету, как навстречу им вышла Виолетта, очевидно, услышав их разговор. Недовольно взглянув на Саркиса, она протянула Руслану увесистую коробку из-под обуви, в которой что-то гремело и перекатывалось. Открыв ее, он увидел в ней с десяток банок тушенки.
   - Что это? - спросил он у Виолетты.
   - Это то, что вы понесете тем уродам из больницы.
   - Но я же ящик обещал! -- возмутился Руслан, -- а тут всего несколько банок.
   - А мне пофигу, это твои проблемы! Я бы хрен чего дала им, и вам бы запретила идти, если бы ты не растрепал козлам этим, где мы живем! И теперь, чтобы эти сволочи не приперлись к нам со стволами, нам жрать нечего будет, когда хавчик кончится!
   - Но ведь им тоже нужна еда! У них больные, старики, дети ...
   - Значит, иди, ищи сам, а не понты гни! - перебила его Виолетта, -- хрен ты чего еще от меня получишь!
   - Виол, ну раз они договорились, то надо выполнять, - вмешался Саркис.
   - А ты вообще завались! На кой хрен ты попереться решил? Неужели дел больше нет?
   - Обязательно быть такой стервой? - спокойно перебил ее Руслан.
   Услышав это, Виолетта тут же покраснела и сильно сжала губы, но так ничего и не сказав, ушла к себе в кабинет, громко хлопнув дверью. Саркис с изумленным лицом наблюдал за происходящим, после чего громко рассмеялся.
   - Ну, ты даешь! - сказал он, отсмеявшись, -- Еще никто не перечил ей.
   - Да я не могу больше! - разошелся Руслан, - я все понимаю, но это уже перебор! К людям относится, будто это прислуга какая-то!
   - Ладно, успокойся, - улыбнулся Саркис, - пошли собираться.
   Тем временем Нина заводила детей в дом, подгоняя их, чтобы они шли быстрее. Светлана уже стояла за плитой, очевидно, снова готовя крысиный суп, а наверху слышались какие-то шаги и нервные причитания Татьяны.
   На улице небо затянули облака, и поднялся ветер, но, несмотря на это, было довольно тепло. Руслан обратил внимание на то, что сегодня на часах со своей винтовкой СКС стоял Анатолий, вчера дежуривший на втором этаже. Георгий отдыхал, развалившись на скамейке, приложив к голове ковш с ледяной водой из колодца, которую он периодически пил. Руслан с Саркисом уже двинулись к сараю за снаряжением, как позади послышались шаги, и кто-то их окликнул. Их догнал Владимир, одетый в плотный комбинезон ремонтника.
   - Вы реально вдвоем туда намылились? - недоумевающе спросил он.
   - А ты что, Вован? Присоединиться хочешь?
   - Да вас же двоих там уделают за секунды! Так что без меня туда ни ногой! Еще истерику Виолки потом выслушивать.
   - Ага, без тебя-то, конечно, уделают, - насмешливо возмутился Саркис.
   - А ты вспомни, как ты без меня в бар пить пошел, и тебе там морду набили!
   - Ну, что-то твое присутствие не сильно помогло, когда мы в универе сцепились с питерскими. Ладно, тогда пошли быстрее.
  
   ***
   Рита и Мамули внесли раненого в помещение, которое к их возвращению уже было приведено в порядок. Окна были закрыты жестяными листами и дополнительно подперты стеллажами, весь мусор и следы крови с пола были убраны, а вместо них в комнате расстелили линолеум, взятый со второго этажа.
   - Игорь, помоги нам! - крикнул Мамули лысому водителю, который стоял ближе всех ко входу. Тот быстро подхватил раненого и помог уложить его на пол. Одежда Василия была уже вся перепачкана кровью, его лицо было серым, а глаза закатились. Он уже не мог стонать и морщиться, вместо этого лишь тихо хрипел. Рита без сил рухнула на пол и развалилась на линолеуме, тяжело дыша и истекая потом. Остальные, бросив все свои дела, кинулись к раненому.
   - Чуваки, срочно помогите! -- матерясь, кричал Мамули, -- он же умрет сейчас! Игорь, пережми ему рану!
   - Какого хрена у вас случилось? - спросил Мецгер, но его вопрос остался без ответа.
   - Серега! Ты же врач! - не унимался Мамули, матерясь через каждое слово, -- Сделай хоть что-нибудь!
   - Я биолог, а не доктор! -- лишь огрызнулся тот. -- А ну разошлись, дайте я посмотрю.
   - А где Ира? - взволнованно спросил Горан.
   - Она мертва! - крикнула Рита, поднимаясь с пола и присаживаясь, облокотившись на стену.
   Пока Сергей осматривал раненого, со второго этажа спустились Босс и Максим. От увиденного снайпер лишь присвистнул и сел на стул возле стойки с кассой.
   - Хреново дело, -- констатировал Сергей, -- если полезу вынимать пулю, он истечет кровью.
   - А если не вынуть пулю он умрет!
   - Ну от меня ты чего хочешь?! Еще раз тебе говорю, я ученый, а не долбаный врач! Мы ничего не сможем для него сделать все равно!
   Услышав это, Босс тут же подошел к умирающему и ударил его ногой в шею, отчего она оглушительно хрустнула. Изо рта Василия выплеснулся поток крови, и он затих. В комнате воцарилась гробовая тишина, а Босс тем временем подошел к Мамули.
   - А теперь ты расскажешь мне, что именно там произошло?
   - Там были люди! -- крикнула Рита, -- они первыми пришли к грузовику, Мамули попытался припугнуть их автоматом, но они начали стрелять! Ира погибла, а Васю ранили...
   - Это правда? - не дослушав ее, Босс обратился к Мамули, который сначала недовольно глядел на Риту, был вынужден перевести взгляд на нависшее прямо перед собой искривленное жуткой улыбкой лицо Босса.
   - Ну, понимаете ли... Там, в общем... - Начал мямлить он, стараясь отвести взгляд от немигающих серых глаз, пристально буравящих его, -- я хотел, как бы...
   - Это - правда? - настойчиво повторил Босс, положив руку на плечо Мамули.
   - Эм, в каком-то смысле да, но...
   - В чем дело? Ты больше не хочешь делать то, что я говорю? - Босс смотрел ему прямо в глаза, не мигая.
   Мамули лишь молчал, опустив взгляд.
   - Я же сказал, ничего не предпринимать. Я же сказал связаться со мной.
   - Простите Босс, я...
   - Может быть, теперь ты хочешь решать, как мы должны поступать? - большой палец Босса резко впился в плечо над ключицей, а четырьмя оставшимися пальцами он стал выворачивать надостную мышцу.
   Мамули, вскрикнув от пронзительной боли, припал на одно колено и попытался снять с себя руку Босса.
   - Убрал от меня лапы! - громко приказал Босс, сжав мышцу еще сильнее.
   Мамули, оставив попытки к сопротивлению, жалобно взглянул на Босса, его лицо побледнело, руки тряслись, а сам он скрючился и начал пригибаться к земле.
   - Ты ведь сам настаивал поручить это задание тебе, разве не так? Ты ведь говорил, что все будет легко, и ты справишься? - продолжал орать Босс, его лицо то искажала гримаса ненависти, то озаряла яростная улыбка, при виде которой Мамули хотелось закричать, -- и что теперь? С каким результатом ты вернулся?
   - Босс! Прошу вас! - взмолился он, едва не плача, -- Я просто хотел добыть оружие!
   - Так что мы будем делать? - вмешался Мецгер, стараясь разрядить обстановку, -- мы же так и не добыли пушки и патроны.
   Босс, наконец, отпустил несчастного и оглядел комнату. Лишь снайпер и Сергей сохраняли спокойствие, на лицах остальных же он отчетливо видел волнение и тревогу. Лидия стала шевелить губами, не произнося при этом не звука. Рита, поднявшись на ноги, отошла в сторону, пытаясь встать подальше от Босса.
   - Теперь, после того что устроил Мамули, они и близко нас не подпустят к себе, -- заключил Босс, -- а значит договориться с ними не удастся.
   - Так давайте штурманем их! - затараторил поднимающийся на ноги Мамули. -- Мы знаем, куда они отнесли оружие, к тому же, им с нами не сравниться! К тому же, эти козлы что-то про второй этаж говорили! Они там вроде хотят стволы держать!
   - Ты уже достаточно наделал, -- утихомирил его Босс, -- теперь неделю будешь выносить ведро и стирать белье.
   На что Мамули опустил глаза, не смея более перечить.
   - А ведь идея то не такая плохая, -- заметила Лариса, -- нам все равно нужно заполучить оружие.
   - Нет, мы не будем этого делать.
   - Но почему? Почему нет? - не унималась она.
   - Тем более эти уроды убили наших! - вмешалась Рита, -- Любой, кто причинит нам вред, должен жестоко расплатиться за это!
   - А ну-ка пыл свой поуняли! При штурме мы изведем огромное количество патронов, кроме того, неизвестно, сколько еще мы потеряем людей, -- урезонил их Босс, -- опять же, на стрельбу сбегутся эти твари.
   - И что мы будем делать? - спросил его Мецгер.
   - Вы ничего не будете делать, я все сделаю сам.
   - Ты вроде как не хотел с ними связываться, - усмехнувшись, упрекнул его Максим.
   - А теперь они убили наших, - лицо Босса снова озарила жуткая улыбка, - а значит, они должны заплатить за это!
   - Но Босс... - попытался перебить его Сергей, но тот не стал слушать.
   - Второй этаж, говоришь? - Босс на секунду задумался, глядя на кивающего Мамули. - По дороге сюда мы видели грузовик для перевозки машин. Эвакуатор такой здоровый. Пригоните его сюда, если он неисправен -- починить. Он мне нужен здесь. Выполняйте.
   Мецгер приказал Мамули и Игорю идти за собой, втроем они удалились выполнять поручение Босса. Остальные же принялись заниматься своими делами: Рита попросила Лидию помочь ей отмыться от крови, остальные начали проделывать в металлической бочке отверстия, чтобы приспособить ее для разведения костра. Сергей хотел было убрать труп Василия на улицу, но Босс остановил его. Пожав плечами, он пошел помогать устраивать помещение, а Босс склонился над мертвым телом.
   - Не волнуйся, -- сказал он, глядя в безжизненные глаза погибшего подчиненного, -- ты все еще сможешь нам помочь.
  
   ***
   Саркис двигался первым. Тушенку, предназначенную для обмена, он убрал в свой рюкзак, а, помимо пистолета, он также взял с собой небольшой топорик. Руслан, шедший следом за ним, оставил себе ту же монтировку, что брал вчера, от предложенного на этот раз пистолета он отказался. Владимир же, замыкавший строй, вооружился строительным молотком и охотничьей винтовкой. Сегодня они прошли намного дольше вдоль дороги, прежде чем свернуть по направлению к спальному району, обойдя квартал, в котором вчера произошло столкновение с зараженными. Слабый дымок от пожара, устроенного Станиславом, до сих пор поднимался над крышами.
   В окрестности практически не было тварей, лишь из домов иногда доносилось мычание, шипение и стенание. Через несколько кварталов на улицах количество бесцельно бродящих зараженных людей увеличилось. С их появлением отряд стал двигаться осторожнее, стараясь не привлекать внимания. Они аккуратно перемещались между домами, держась подальше от окон и блуждающих существ. В отличие от Олега, Саркис вел группу более аккуратно: дольше выжидал в кустах или за углами, пока твари проковыляют мимо, старался держаться подальше от окон, а также не нападал на зараженных. Лишь однажды им пришлось прикончить одно существо, которое подошло к ним на опасно близкое расстояние. До границы частного сектора группе удалось добраться без происшествий. Остановившись у одного из домиков, Саркис объявил привал. Достав из рюкзака батон сырокопченой колбасы, он разделил его на четыре части и протянул каждому из членов группы. Пока все перекусывали, Саркис обратился к Руслану, указывая ему на карту.
   - Так, где, ты говоришь, они назначили нам встречу? - спросил тот у Руслана.
   - Вот здесь, -- он указал на постройку, располагавшуюся в нескольких кварталах от них.
   Доев свой кусок колбасы, Саркис огляделся, прикидывая, как им лучше пройти. Между домов всюду виднелись силуэты зараженных. На главной дороге, отделявшей частный квартал от спального района, где были пробки из брошенных машин, твари бродили большими группами, самые многочисленные насчитывали до десятка голов. Иногда существа пытались открыть двери автомобилей или разбить стекла. Кого-то из них начинало рвать, а некоторые просто садились на асфальт, мыча и иногда размахивая руками. Слева вдалеке виднелся тот злополучный магазин, при взгляде на который его охватывали печаль и гнев.
   Подождав, пока остальные закончат перекус, Саркис, прикинув как им лучше идти, приказал всем выдвигаться. Перед тем, как пересечь автодорогу, группа была вынуждена остановиться около одноэтажного домика, ожидая, пока толпа зараженных отойдет на безопасное расстояние. Выбрав момент, Саркис жестом указал вперед, но тут окно, под которым они сидели, разбилось, и оттуда показался лысый зараженный. Кожа на его голове была красная, целиком покрытая кластерными отверстиями. С мерзким визжанием он схватил Владимира, сидевшего ближе всех к окну. Тот, вскрикнув, попытался отбиваться, но из окна высунулась еще одна более тонкая рука, покрытая сочащимися опухолями, и ухватила его за плечо. Однако Руслан не растерялся и резким движением монтировкой проломил голову зараженному, отчего зловонная кровь и мозги пролились Владимиру на волосы и одежду. Саркис тем временем топором отрубил руку твари, схватившей Владимира. Матерясь, он тут же отпрянул от окна, пытаясь смахнуть с себя кровь и куски мозга.
   - Ты как? - спросил Саркис -- не укусили?
   - Нет, -- ответил он, морщась от отвращения, -- залило только... Сейчас блевану.
   - Значит нормально все с тобой. Бегом двигаем, пока новые не набежали.
   В окне в глубине дома усилился гомон зараженных, кроме того, небольшая группа тварей, до этого бессмысленно толпящаяся у дороги, направилась в их сторону. Увидев это, Саркис поспешил к спальному району, ведя за собой остальных, стараясь маневрировать между брошенных машин, чтобы запутать преследующих их существ.
  
   ***
   К середине дня облака начали расходиться, и сквозь них постепенно стали пробиваться солнечные лучи. Вопреки опасениям многих, дождь так и не начался, однако ветер не спешил утихать. Поскольку ближайшие здания находились от поликлиники на довольно большом расстоянии, блуждающих зараженных вблизи практически не наблюдалось, а те немногие, что бродили неподалеку, не приближались к ограждению. На импровизированной сторожевой вышке, расположенной напротив входа в поликлинику, стоял на часах Евгений, вооруженный автоматом. За свое дежурство он выкуривал уже пятую сигарету, пытаясь хоть немного успокоить нервы. Уже долгое время он был уверен, что все в городе мертвы, и кроме них никого не осталось, однако вчерашний визит незнакомцев все изменил. Тогда он первый раз наставил оружие на людей, и теперь, когда все закончилось мирно, он благодарил всех известных ему богов, что ни в кого не пришлось стрелять, и никто не погиб. Но не успел он отойти от этого события, как сегодня вернулась группа Василисы, отправившаяся утром за оружием и припасами из грузовика, про которые им сообщил смертельно раненый военный. От их рассказа о перестрелке с враждебно настроенными незнакомцами все ни на шутку встревожились, а некоторые и вовсе были в ужасе. Мало того, теперь Мансур созвал людей, чтобы решить, какие меры по укреплению обороны им придется принимать. Большинство опасалось, что те выжившие попытаются вновь на них напасть, и Евгений был из их числа. Кроме того, он сильно переживал за трех разведчиков, посланных в деревню и до сих пор не вернувшихся.
   В самом здании поликлиники народ стоял на ушах. Все активно обсуждали недавние происшествия, со временем обрастающие новыми подробностями, от которых они становились еще более кошмарными. Большинство людей толпилось на третьем этаже, пытаясь услышать хоть какую-то новую информацию. Выслушав подробный рассказ Василисы и ее людей о нападении, Мансур пытался угомонить галдящих обитателей поликлиники.
   - Спокойнее, мы все выслушали, и теперь надо решить, что делать! - он жестами призывал людям молчать.
   - А что тише? - возмущалась Василиса, - Забыл, как на нас нападали чертовы уроды! Теперь все повторится!
   - Я-то прекрасно помню, - спокойным тоном отвечал Мансур, - но это не повод впадать в панику. Мы должны мыслить рационально.
   - Да что ты говоришь! - Василиса громко выматерилась, - эти уроды узнали, где мы живем, а сегодня напали! Мы должны что-то сделать!
   - Не думаю, что это были вчерашние, - возразил один из людей Василисы, - те пришли с совершенно другого конца, с одним ружьем и палками. Да и откуда им знать про грузовик? Эти же двигались целенаправленно, и стволы у них были, что надо.
   - Вот видишь! - Мансур обернулся к Василисе. - Давай не будем пороть горячку, и все хорошенько обдумаем?
   - Если бы я не порола горячку, мы бы никогда не разобрались с напавшими на нас уродами! - возмутилась она в ответ.
   - Я помню это, и прошу тебя помочь нам в этот раз.
   Народ с новой силой принялся галдеть: одни настаивали на том, что надо искать мирные пути, другие же напротив кричали о том, что необходимо расправиться с нападавшими. Среди выкриков даже звучали идеи выгнать или вовсе убить новую девушку Лесю. Услышав это, Ольга поспешила обратно в свой кабинет, где спала раненая.
   Евгений, стараясь отогнать тревожные мысли, закурил очередную сигарету. Внезапно он услышал нарастающий гул, идущий с окраины города. Он усиливался с каждой секундой, и вскоре Евгений увидел грузовик-эвакуатор в конце улице, мчащийся на полной скорости прямо к поликлинике, сшибая брошенные машины, стоявшие у него на пути. Помимо рева мотора, из кабины на полной громкости играла музыка, и водитель периодически жал на клаксон. Поняв, что грузовик мчится прямо на них, Евгений вскинул автомат, надеясь расстрелять водителя и остановить транспорт. Однако, присмотревшись повнимательнее он пришел в ужас и безвольно опустил оружие. Заместо автомобилей эвакуатор перевозил огромную толпу зараженных, которые увлеченно поедали что-то в центре кузова. Те же из них, кто стоял по краям, периодически сваливались, когда грузовик вилял и расшибались в кровавое месиво об асфальт. От шума, создаваемого грузовиком, из домов на улицу выходили новые зараженные и следовали прямо за ним.
   Немного придя в себя, Евгений все-таки нашел в себе волю снять автомат с предохранителя и открыть огонь. Первая длинная очередь прошла мимо, следующая же задела нескольких зараженных. Лишь с третьего раза Евгению удалось попасть в кабину, однако серьезного ущерба это не причинило. Когда грузовик проехал последние дома и до поликлиники оставалось чуть больше сотни метров, за ним уже двигалась приличная орда зараженных, насчитывающая несколько десятков тварей.
   Услышав стрельбу, люди побежали к окнам, дабы посмотреть, что происходит. Увидев приближающийся на полной скорости грузовик, все стали нервно переговариваться, пытаясь выяснить что происходит.
   - Кто это? - спросил кто-то стоящий сзади Мансура, - и какого хрена ему надо?
   - Вот дьявол! - испуганно сказала Василиса, матерясь и медленно отходя назад.
   Заметив орду зараженных и осознав, что вскоре эвакуатор снесет ворота поликлиники, отовсюду раздались отчаянные крики. Люди в панике принялись бежать: одни кинулись спасать своих детей и пожилых родственников, другие бросились на второй этаж к оружейной, третьи же, расталкивая всех, пытались спрятаться, кто где мог.
   - Вася! - тревожно позвал Мансур, но, обернувшись, не увидел ее рядом с собой. - Вася! Да где ты, черт тебя дери!
   Не найдя ее и видя всеобщую панику, он попытался успокоить людей, призывая их организованно расходиться по кабинетам, а мужчинам занимать позицию к обороне. Поняв, что угомонить истерящую толпу не удается, он принялся, протискиваясь через бегущих, разыскивать свою мать.
   Через несколько мгновений грузовик снес ограждение и остановился прямо напротив входа в поликлинику. Босс, управлявший грузовиком, выпрыгнул из кабины и побежал ко входным дверям, держа наготове пистолет. "Я не позволю вам задержать меня не на минуту! - разъярял сам себя Босс, - любой, кто попытается остановить меня - сдохнет! Я не позволю, чтобы они встали между мной и моей целью!" Добравшись до входа, он оглянулся, увидев, что зараженные начали выбираться из кузова грузовика и разбредаться по округе, жутко воя и бормоча. Кроме того, через дыру в заборе, которую он протаранил, на территорию поликлиники шаркающей и ковыляющей походкой забредали новые твари, потревоженные громкой музыкой, клаксоном и шумом мотора.
   Евгений несколько секунд в панике метался по вышке, осматривая разбредающихся существ. Наконец, собравшись, он, зажав автомат подмышкой, принялся беспорядочно стрелять по зараженным. Ему удалось подстрелить лишь несколько тварей, большинство из которых, несмотря на ранения, продолжали наступление. Вскоре у Евгения закончились патроны, и он мог лишь с ужасом наблюдать, как существа медленно заполоняют территорию поликлиники. Поняв, что очень скоро он окажется в ловушке, Евгений попытался спуститься вниз. Почти добравшись до нижних ступеней, он почувствовал на своей ноге крепкую хватку. Испуганно оглянувшись вниз, он увидел обезображенную инфекцией тварь, которая пыталась стянуть его вниз. Вскрикнув, Евгений попытался залезть обратно, но рука его соскользнула, и он полетел вниз. Ударившись спиной о землю, мужчина попытался встать, как почувствовал острую боль в лодыжке, которую жадно принялось грызть существо. Вопя, Евгений попытался ударить его свободной ногой, но в этот момент зараженная женщина навалилась на него и укусила за шею. Кровь обильным потоком полилась из его горла, а крики превратились в булькающий хрип. Из последних сил Евгений попытался сбросить ее, однако на него накинулись новые зараженные, принявшись раздирать его на куски.
   Распахнув двери в поликлинику, которые, к его счастью, не были заперты, Босс ворвался внутрь, готовясь стрелять. Немногочисленные люди, пребывавшие в холле, еще не успели понять, что происходит на улице, верхних этажей им слышались крики и топот. Однако заметив Босса, все с криками и воплями бросились кто куда: несколько человек побежали прятаться по кабинетам, остальные искали спасения на верхнем этаже. Не обращая на них никакого внимания, Босс побежал направо и, заметив распахнутую дверь в один из кабинетов, заглянул в него, однако тот был пуст. Быстро осмотревшись, он бросился дальше по коридору, заметив, что зараженные были уже на крыльце. Дверь следующего кабинета открылась, и оттуда вышел тучный мужчина за сорок, говоря кому-то в кабинете, что сейчас разберется с происходящим снаружи. Заметив Босса, он, проматерившись, стал замахиваться на него своим огромным кулаком. Но тот оказался быстрее, и тут же ударил мужчину ногой в пах. Толстяк, вскрикнув, согнулся, но сразу попытался встать обратно. Не дожидаясь, Босс ударил его рукоятью пистолета по затылку, по которому тут же побежали струйки крови, после чего схватил мужчину под руку и швырнул несчастного назад по коридору, прямо навстречу ворвавшимся в здание зараженным. Мужчина, обильно ругаясь, потерял равновесие и завалился на пол. Заметив зараженных, он, закричав, попытался встать, но на него уже набросилась тварь, чьи щеки были испещрены кластерными отверстиями, и вгрызлась в правое ухо. Закричав, он стал колотить существо своим огромным кулаком, но к нему уже подоспели другие зараженные. Они начали кусать его руки и шею, мужчина, крича, пытался выворачиваться, но существа не отпускали его, продолжая разрывать на части.
   Босс взглянул в кабинет, из которого выскочил толстяк, и увидел там пожилую женщину лет шестидесяти. Она с взволнованным видом направлялась к двери, но увидев в проеме истощенного человека с горящими безумными глазами и перекошенным в ужасной улыбке ртом, ахнув, побледнела и отшатнулась назад. Натолкнувшись спиной на стол, она судорожно стала шарить по нему трясущимися руками, и, наконец, найдя нож, выставила его перед собой. Несколько секунд женщина стояла неподвижно, глядя широко открытыми от страха глазами на Босса, после чего, не выдержав и закричав, побежала прямо на него, замахнувшись ножом. Но тот сделал несколько шагов назад и, когда она подбежала к порогу, резко с силой закрыл дверь. Послышался звук сильного удара и резкий крик, после которого дверь по инерции открылась. Женщина пятилась назад к шкафам, закрывая лицо рукой, по которой уже текли струйки крови. Так и не выпустив ножа из рук, она попыталась ударить им вошедшего в кабинет Босса. Однако он моментально схватил женщину за руку, вывернув ее и направив нож в сторону ее шеи. Несмотря на крики и отчаянные попытки сопротивляться, Босс оказался сильнее и уже через секунду вогнал нож ей прямо в шею. Женщина захрипела, из ее рта полилась кровь, и она медленно осела на пол. Оглядев кабинет и заметив лишь бесполезные папки, бумажки и коробки, Босс ринулся обратно в коридор.
   Тем временем зараженные уже оторвали толстяку руку и принялись потрошить его живот, разбрасывая вокруг себя кишки и другие внутренности. На полу под ним разлилась приличная луже крови, глаза его закатились, однако, судя по конвульсивно дергающимся ногам и оставшейся руке, он все еще был жив. Заметив, что зараженные расправлялись со своей жертвой довольно быстро, а новые твари все прибывали в здание, Босс вернулся в кабинет и схватил женщину под руку, пытаясь вытащить тело в коридор. Вдруг внезапно она открыла глаза, захрипела, выплескивая кровь изо рта, и схватила Босса за руку. Тот резко ударил ее рукояткой пистолета по сжавшемуся на его запястье кулаку, с хрустом раздробив пальцы. Женщина, сильнее захрипев, опустила руку, оставив все попытки к сопротивлению, сдалась, лишь морщась от боли. Босс наконец то ухватил ее под левую руку и поволок в коридор. "Скотина жирная, где же вы все так отжираетесь!" - думал про себя Босс, когда протащил ее через проем и бросил на пол напротив растерзанного мужчины, которому к этому времени уже оторвали голову. Босс сделал несколько шагов назад, наблюдая, как двое зараженных с отвратительными язвами и волдырями оставили в покое труп мужчины и медленно направились к женщине. Заметив их приближение, она сильно захрапела, пытаясь отползти, кровь из ее рта полилась еще обильнее. Но челюсти одного из существ через секунду сомкнулись на ее лице, от чего женщина принялась дергаться и извиваться.
   Босс несколько секунд завороженно наблюдал, как существа зубами и когтями вырывали куски плоти. Другие зараженные принялись ломиться в кабинеты на первом этаже, а также подниматься наверх по дальней лестнице. "Второй этаж! Быстро!" - подумал он про себя, оторвавшись от зрелища, и кинулся в сторону лестницы. Босс бесшумно стал подниматься наверх, держа оружие наготове. Подбираясь ко второму этажу он услышал топот бегущих ног и крики в коридоре и шустро спрятался за дверью. Оттуда выбежали, неся на себе рюкзаки и сумки, двое мужчин, женщина и несколько детей и побежали вниз. Женщина в истерике кричала о том, что надо быстрее бежать вниз и спасать детей, мужчины же старались ее угомонить, но в их голосе так же чувствовалась паника. Прислонившись к стене, пропуская людей, Босс простоял так пару секунд, пытаясь отдышаться, после чего провел рукой себе по лицу. "Так, нужно взять себя в руки!" - думал он про себя. - "Я не могу бегать тут и осматривать каждую комнату! Нужно..." Тут мысли его прервались, поскольку сверху послышались крики о чем-то споривших мужчины и женщины. Покинув укрытие и посмотрев наверх, Босс увидел смуглую полную женщину лет за шестьдесят с короткими черными волосами, которая стояла у входа и глядела в сторону коридора. "Сынок! Бежим быстрее! Скорее!" - говорила кому-то она. "Мам! Беги! Я не могу их бросить!" - доносился мужской голос из коридора.
   Снизу раздались оглушительные визг и вопли. Оглянувшись назад, Босс увидел, как пробежавшая вперед семья натолкнулась на зараженных внизу. Существа набросились на бегущих впереди женщину и детей, мужчины попытались их отогнать, но лишь подставлялись под челюсти наступающих тварей.
   Пожилая женщина обернулась на крик снизу, однако увидела бегущего на нее истощенного человека с безумно горящими глазами, которые глядели прямо на нее, не отрываясь. Застыв в изумлении от неожиданности, она смогла лишь раскрыть рот в безмолвном крике. Босс тем временем за два прыжка добежал до нее, ударил в челюсть, схватил за шею и приставил к голове пистолет, спрятавшись у нее за спиной. На ее крики тут же выбежал Мансур, держа пистолет наготове, однако при виде Босса, захватившего в заложники его мать, он остановился, придя в замешательство.
   - Брось оружие, -- сказал ему Босс, широко улыбаясь, -- или бабка умрет.
   Мансур бросил пистолет, показав ему пустые раскрытые ладони, которые едва заметно тряслись, и собрался что-то сказать.
   - Где оружие, что ваши люди добыли с грузовика военных? - не дал ему раскрыть рта Босс.
   Оторопев от недоумения и переживая за мать, Мансур лишь таращился на Босса, не зная, что сказать. Глаза его метались от искаженного безумной улыбкой лица Босса к перепуганному лицу матери. В голове его летели сотни мыслей относительно того, что делать, но он никак не мог ухватиться ни за одну из них. Босс же смотрел Мансуру прямо в глаза, и от этого пылающего безумием взгляда он лишь впадал в еще больший ступор.
   - Быстро! Иначе старухе конец!
   - Второй этаж, последняя дверь налево, -- наконец выдавил из себя Мансур.
   - А ну пошел! - приказал ему Босс. -- Веди! Я сейчас вышибу этой кошёлке мозги!
   Кривя лицо от злости, страха и беспомощности, Мансур все же пошел вниз по лестнице, Босс, держа свободной рукой за шею его ревущую мать, шел следом. Зайдя за ним на второй этаж, Босс увидел в коридоре группу людей, истерично спорящих о чем-то между собой. Недолго думая, он сделал несколько выстрелов в их сторону, однако не смог ни в кого попасть. Люди тут же с криками и матом поспешили укрыться в кабинетах и запереть за собой двери. Женщина попыталась вырваться, дернувшись вперед, однако хватка Босса была железной, и сбежать ей не удалось.
   - А ну, шевелись! -- Босс тут же направил пистолет на Мансура, который уже собирался броситься на помощь матери, -- живее!
   Мансур, чье лицо покраснело, а губы плотно сжались, был вынужден повиноваться и побежал налево по коридору, Босс же, подгоняя пинками и толкая его рыдающую и кричащую мать, следовал за ним. Зайдя в последнюю дверь налево, он оказался в маленьком помещении, больше напоминающем кладовку. У левой стены стоял стеллаж с различными припасами, напротив входа располагалось окно. На столе справа от двери лежали три автомата и два пистолета. Еще один приклад торчал из рюкзака, стоящего около стола.
   - Где остальное? - возмущенно спросил Босс, -- это все?
   - Остальное уже ребята разобрали, -- сквозь зубы процедил Мансур, -- есть еще патроны в рюкзаке. Я привел тебя сюда, теперь...
   - А теперь складывай оружие в сумку, -- перебил его Босс, указывая на лежащий рядом баул. Проматерившись, Мансур был вынужден подчиниться. Изредка поглядывая на Босса, он подтащил здоровый рюкзак, и принялся складывать в него оружие. Пока он убирал стволы, из коридора послышались крики людей, а также стоны, шипение и вой зараженных, которые уже ворвались на этаж. Когда оружие было упаковано, он поставил рюкзак рядом с рюкзаком поменьше на шестьдесят литров, где лежали патроны. Босс жестом приказал Мансуру отойти к стене. Тот, стиснув зубы, подчинился и встал рядом со стеллажом. Краем глаза Босс заметил, как изуродованные язвами, наростами и волдырями зараженные шаркая и ковыляя уже приближались к открытой двери кабинета.
   - Послушай, если в тебе осталось хоть что-то человеческое... - попытался заговорить Мансур, но тот не стал его слушать.
   Босс направил на него пистолет и нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел. Пуля попала ему прямо под солнечное сплетение. По его футболке начало расползаться красное пятно, а сам он, с криком морщась, повалился на пол. Его мать, наблюдая за этим, пронзительно закричала, однако Босс толкнул ее прямо в толпу зараженных, которые уже подходили к двери. Твари тут же набросились на нее, женщина с огромной опухолью вместо глаза укусила ее в плечо, вырывая куски мяса, другой зараженный вгрызся в руку. Мать Мансура визжала и пыталась отбиваться, но лишь завалилась на пол под натиском тварей, которые продолжили разрывать ее на части.
   Босс же тем временем подхватил сумки с оружием и патронами и кинулся к окну. Разбив стекло и осмотревшись, он по очереди сбросил вниз рюкзаки. Высунув ноги в окно и придерживаясь за подоконник, Босс развернулся и повис на руках. Перед тем, как покинуть здание, он бросил последний взгляд на кабинет и увидел, как туда ворвался зараженный. Его лицо, шея и руки были покрыты тонкими небольшими наростами. Существо набросилось на раненого Мансура. Тот начал дергать ногами и кричать, когда тварь впилась в него когтями и принялась отрывать от его шеи кусок мяса. Повиснув на руках, Босс спрыгнул на землю, после чего, едва удержав равновесие, подобрал сумки и побежал к забору. Слева около стен поликлиники лежал мужчина в окружении разбитых стекол. Он громко кричал и держался за ногу, которую повредил при падении.
   - Горан! Я с задней стороны поликлиники, -- сказал Босс в гарнитуру, осматриваясь по сторонам, -- быстрее сюда!
   - Ага, я вижу тебя, -- ответил ему байкер, -- подъезжаю.
   Сзади раздался звон стекла и мужской крик. Обернувшись, Босс увидел очередного несчастного, прыгающего из окна в надежде спастись. Перевернувшись в воздухе, он упал головой вперед, разбив ее о землю.
   Вскоре раздался шум подъезжающего мотоцикла. Босс перекинул Горану через забор сумки с оружием и патронами и перелез через сетку. Пока он перебирался через забор, сзади послышался топот ног и женский крик о помощи. Когда Босс перелез, то увидел бегущую к ним женщину с двумя детьми дошкольного возраста, которая умоляла их помочь им. За ее спиной тем временем уже ковыляли зараженные. Часть из них направилась к выбросившимся из окна людям. Раненый со сломанный ногой пытался уползти, однако твари неумолимо приближались.
   - Поехали, -- широко улыбнувшись и глядя на кричащую женщину, скомандовал Босс, подобрав рюкзаки и сев на мотоцикл.
   Женщина, добежав до забора, начала истошно кричать, стучать руками по сетке, умолять их остаться и помочь, но Горан уже гнал вовсю прочь. "Мы чутка покатаемся за городом, чтоб эти твари от нас отстали" - крикнул Байкер Боссу, ведя мотоцикл прочь от поликлиники. Тем временем зараженные уже почти добрались до женщины с детьми. Рыдая, она пыталась помочь детям перелезть через забор, но было поздно. Твари набросились на них, укусив женщину за плечо и повалив ее на асфальт. Паренек постарше попытался помочь ей и отпихнуть одного из зараженных, но вместо этого лишь упал наземь, и его принялись разрывать на части накинувшиеся существа. Другой попытался залезть на забор, но тварь, когда-то бывшая женщиной, с руками и лицом, украшенными небольшими каплевидными наростами, вгрызлась ему в ногу, а затем и вовсе стащила на землю, после чего другие зараженные подтянулись его поедать.
   Первый этаж поликлиники был полностью захвачен. Твари врывались в незапертые кабинеты и расправлялись с ничего не подозревающими людьми, которые не успевали оценить ситуацию и оказать достойное сопротивление. Некоторые выжившие пытались забаррикадировать двери, однако зараженных было слишком много, и они с легкостью их вышибали. Поскольку на окнах первого этажа стояли решетки, выбраться из кабинетов не представлялось возможным, и люди были обречены.
   На втором этаже те, кто так и не решился выйти из кабинетов после того, как Босс устроил стрельбу, сумели закрыть двери и забаррикадироваться. Те, кто высунулись в коридор на крики и вопли, доносившиеся с первого этажа, становились добычей ворвавшихся на этаж зараженных. Некоторые успевали забежать обратно, закрывая за собой двери и баррикадируя их чем только можно. Остальные, кто не успел укрыться в кабинетах, отчаянно барабанили в двери, крича и умоляя впустить их. Дверь одного из кабинетов открылась, чтобы впустить людей, однако началась паника и давка, из-за чего вслед за ними в кабинет хлынули зараженные, пожирая заживо надеявшихся спастись несчастных.
   Александр, вышедший одним из первых, чтобы проверить ситуацию на первом этаже, заметив поднимающихся по лестнице тварей, тут же припустился вверх на третий этаж. Часть существ бросилась за ним следом, остальные же дерганной походкой принялись заполонять второй этаж. Наверху его уже ждали друзья, вооруженные автоматами.
   - Что там у вас случилось?! - нервничая и матерясь спросил лысеющий молодой парень.
   - Они прорвались! Серега, уроды здесь! - с выпученными глазами орал Александр, - где Василиса? Где она?!
   - Я не знаю! - внезапно Сергей увидел поднимающихся по лестнице зараженных, закричал и открыл по ним огонь.
   Александр, едва не оглохнув от выстрелов, выбежал в коридор и упал на колени. Когда звон в голове прошел, он понял, что его левое ухо сильно заложило и практически не слышит. Заметив, что некоторые люди кинулись к нему и пытаются помочь встать, он лишь отмахнулся от них рукой и прокричал, чтобы те шли защищать второй выход. Повалившись на спину, он лежал с полминуты тяжело дыша, пока не услышал пронзительный вопль с другого конца коридора. Повернув голову в том направлении, он увидел, как несколько зараженных повалили кого-то на пол и теперь разрывают на части, остальные твари начали разбредаться по этажу, попутно пытаясь поймать кого-нибудь еще. Какой-то мужчина пытался отстреливаться из пистолета, но вскоре пал жертвой зараженных, остальные принялись в панике убегать.
   Александр истошно заорал и почти моментально подскочил на ноги. Его друзья, под напором тварей отступив практически в коридор, оглянулись на крик и тоже увидели ворвавшихся зараженных. Оглядевшись и найдя единственную распахнутую дверь в конце коридора, Александр ринулся к ней со всех ног. "Саня!" - крикнул ему Сергей, который вместе с товарищем бежал следом за ним - "нас подожди!" Но Александр не стал их слушать и, вбежав в кабинет, захлопнул за собой дверь, заперев ее на замок. Добежав, спутник Сергея принялся дергать за ручку и стучать в дверь, матерясь и крича: "Саня! Твою мать, черт тебя дери, открой дверь!". Сергей, отбросив разряженный автомат на пол, грубо оттолкнул приятеля от двери, от чего тот повалился на пол, и стал, истерично визжа, бить кулаком в дверь, оставляя на ней кровавые следы от разбитых костяшек. Тем временем из-за спины послышался вой приближающихся зараженных. Удушающий тошнотворный запах, исходящий от них, постепенно заполнял коридоры. Увидев их, Сергей завопил и бросился бежать в другой конец коридора, держась у стены, пока зараженные еще оставляли свободное пространство. Однако, десятки рук, протянутые к нему, наконец, смогли ухватить его за одежду. Сергей, взвизгнул, завертелся и, извиваясь, прижался к стене. Руки существ продолжали тянуться к нему, хватая за куртку, руки и волосы. Не выдержав, он пронзительно закричал, срывая голос, и прыгнул прямо в толпу зараженных, повалив несколько из них на пол. Уже через секунду множество челюстей принялось разрывать Сергея на части. Вопли его были настолько сильными, что иногда даже заглушали стоны и вой зараженных. Его товарищ, поднявшись на ноги, попытался выстрелить в стремительно надвигающихся на него существ, но в его автомате также не осталось патронов. Впав в истерику от вида десятков стеклянных безжизненных глаз, уставившихся на него, он кинулся на стену, после чего отбежал к окну, попробовав влезть на подоконник. После нескольких неудачных попыток, он кинулся на противоположную стену, но видя, что зараженные уже подошли почти вплотную, забился в угол пронзительно крича. Паренек выставил перед собой автомат, не подпуская к себе тварь в залитом кровью деловом костюме. Какое-то время ему удавалось сдерживать зараженных, но через несколько секунд в его правую руку впилась женщина с кластерными отверстиями на щеках. Парень заверещал, отпуская автомат и садясь на колени, а зараженные принялись вырывать куски плоти, обгладывая его руки и отгрызая пальцы.
   Александр же, сразу после того, как закрыл дверь, принялся пододвигать к ней шкаф. Поставив его напротив входа, он толкнул его, повалив на дверь, таким образом, чтобы ее было невозможно открыть. Затем он стал истерично бегать и осматриваться по помещению, но, кроме стола, пары стульев и еще одного шкафа, заполненного папками, в кабинете ничего не было. Увидев окно, Александр подошел к нему, чтобы разведать обстановку снаружи, но внизу у здания уже бесцельно слонялись десятки зараженных. Некоторые их них поедали людей, которые выпрыгивали из окон, пытаясь спастись. Тогда он начал кричать, звать на помощь, долбить кулаками по стенам, но никто не отзывался. Поняв, что он остался один, и выхода из кабинета нет, Александр повалился на пол и, закрыв одной рукой лицо, зарыдал.
   ***
   Пятиэтажка, у которой Руслан с товарищами дожидались прибытия курьеров из поликлиники, стояла через дорогу от основной части спального района на окраине города, рядом с ней расположилось небольшое полностью разгромленное одноэтажное кафе, а вокруг дома находился парк, в котором росли преимущественно березы, липы и тополя. В самом парке было много растерзанных останков, иногда виднелись бродячие зараженные. Поликлиника располагалась дальше по улице за парком.
   - Ну и где они? - возмущенно спросил Владимир, -- мы уже час тут торчим.
   Саркис лишь пожал плечами, сообщив, что уже связывался с Виолеттой, и та сказала им двигать обратно, но Руслан не соглашался и нервно ходил взад-вперед, время от времени поглядывая на часы. Однако время шло, но никто так и не появлялся. Владимир начал возмущаться, предлагая, последовав совету Виолетты, на все плюнуть и вернуться назад, с чем Руслан был категорически не согласен и тут же начинал спорить с ним.
   - Мужики! - прервал их спор Саркис, который заглянул в разбитое окно на первом этаже, -- идите сюда!
   - Что такое? - спросил Владимир, подбежав к нему и посмотрев в окно, -- и что ты тут увидел?
   - Тут кто-то этих тварей покрошил.
   Приглядевшись, Владимир с Русланом действительно заметили тела, лежащие на полу. На них просматривались характерные для зараженных кожные дефекты в виде волдырей и кластерных отверстий. Почти у всех мертвецов были проломлены черепа, у нескольких существ вовсе отсутствовала голова.
   - Должно быть, твои друзья с поликлиники зачистили здание, когда ходили грабить квартиры, -- сказал Саркис, брезгливо осматривая трупы.
   - Может быть, они ждут нас внутри? - с надеждой спросил Руслан.
   - Вряд ли, -- Саркис сплюнул наземь, -- но думаю, проверить все же не помешает.
   Выбив оставшиеся куски стекла, он полез в окно. Руслан наблюдал за тем, как Саркис, держа топорик наготове, углублялся все дальше и дальше в темноту. Владимир тем временем осматривал окрестности, дабы никто не подкрался к ним сзади. Через некоторое время Саркис вернулся, жестом приказав остальным следовать за ним. Руслан залез первым и помог перелезть Владимиру. В комнате стоял удушающий запах пыли и тухлятины, так что им пришлось прикрыть лицо тканью. Проходя через комнату, они повсюду видели распахнутые шкафы и выдвинутые полки, а на полу лежали разбросанные вещи. Чем дальше они продвигались, тем темнее становилось, поэтому через некоторое время шедший впереди Саркис включил фонарик, освещая помещение. На полу и на стенах ползали орды тараканов, которые разбегались, когда на них падал луч света. В прихожей валялись еще несколько тел зараженных с пробитыми головами, вокруг них вились полчища мух. Входная дверь была распахнута. Выйдя на лестничную клетку, они увидели, что парадный вход забаррикадирован мебелью, очевидно, чтобы новые зараженные не смогли войти внутрь. Поднимаясь наверх, они постоянно натыкались на новые тела убитых тварей. Почти все двери не были заперты - либо приоткрыты, либо настежь распахнуты. Они ненадолго заглядывали в некоторые из них, где наблюдали картину схожую с той, что была в той квартире, через которую они залезли в дом. Из нескольких помещений доносился омерзительный трупный запах, из-за чего никто так и не рискнул туда зайти. "Есть здесь кто?!" - крикнул Саркис, заглядывая в очередную квартиру - "Эй, вы тут?!" Однако в доме по-прежнему стояла гробовая тишина. Наконец, группа выбралась на крышу, откуда открывался потрясающий вид на районы частных и многоэтажных домов мертвого города, над некоторыми из них до сих пор поднимались столбы дыма.
   - Ну и где они? - не желая любоваться красотами, решил затеять спор Владимир, -- мы все пять этажей прошерстили, но тут ни души!
   - Может, они опаздывают? - не унимался Руслан, -- может, случилось чего у них?
   - Мы и так уже ждем два часа! Пора уже валить обратно! Нам нечего здесь делать!
   - Если хочешь -- можешь валить! Тебя никто не держит! Я дал им слово, а значит, сдержу его!
   Тут их спор прервала матерная тирада Саркиса, который в это время смотрел в бинокль в сторону поликлиники. Вглядываясь туда несколько минут, он дрожащей рукой передал бинокль Владимиру.
   - Ха! Еще ни разу не видел тебя таким, -- сказал он, поднося бинокль к глазам, -- неужели... Ух, нихрена же себе!
   - Да что там! - Руслан, не выдержав, вырвал бинокль у Владимира и сам стал рассматривать окрестности поликлиники.
   Здание находилось довольно далеко, а, учитывая слабое увеличение бинокля, рассмотреть что-то было не просто. Сначала он не понимал, что же так напугало его товарищей, однако вскоре на фоне серого здания стали различимы множественные силуэты людей. По манере их движения стало понятно, что это зараженные, захватившие поликлинику. Опустив бинокль, Руслан еще некоторое время смотрел в сторону больницы, не веря своим глазам.
   - Какого хрена там произошло? - наконец спросил он.
   - Черт его знает! - ответил Владимир, подходя к краю крыши и смотря вниз, -- должно быть, твари ночью повалили забор и ворвались к ним.
   - Или к ним приперлась какая-то хрень, наподобие той, что вы тогда видели в супермаркете, -- добавил Саркис.
   - Твою же мать! -- Руслан сплюнул на пол, задумавшись на пару секунд. -- А может, они не все погибли? И кто-то сумел спастись? Мы же можем им помочь!
   - Вряд ли, -- Саркис с печальным лицом смотрел себе под ноги, -- если твари вломились к ним ночью, в живых никого не осталось.
   - А если ты ошибаешься? Мы же должны что-то сделать!
   - Да ты сума сошел туда идти, -- осадил его Саркис, -- это все равно, что лезть в осиное гнездо. Никого там в живых не осталось, только сами погибнем.
   - Эй! Мужики! Идите все сюда! -- прервал их спор Владимир.
   Он указал вниз, как только те подбежали к краю крыши. Слева от них внизу находились входная дверь и окно, через которое они попали в дом. Рядом с этим окном толпились несколько человек, которые по очереди пролезали внутрь.
   - Это еще кто? -- удивился Руслан. -- Зараженные?
   - Не похоже, -- ответил Саркис, -- скорее всего, это обычные люди.
   - Люди? Может, выжившие из поликлиники? Ведь если нет, то кто это и какого хрена им надо?
   - Я это выяснять не собираюсь, -- Владимир отошел от края крыши и стремительно направился к выходу, -- пора валить отсюда и побыстрее.
   Саркис бросился к выходу вслед за товарищем, и Руслану ничего не оставалось, как последовать за ними. Спустившись на лестничную клетку пятого этажа, Владимир остановился, держа наготове винтовку и прислушиваясь к шумам и голосам. Однако во всем здании по-прежнему стояла гробовая тишина, лишь от тел мертвых зараженных доносилось жужжание мух. Не понимая в чем дело, Владимир посмотрел на Саркиса и, после того, как тот утвердительно качнул головой, медленно принялся спускаться вниз, ведя за собой остальных. Шли они очень осторожно, стараясь не издавать ни единого звука, проходя этаж за этажом. Дойдя до второго этажа, они по-прежнему не обнаружили никаких следов пребывания посторонних.
   Когда Владимир проходил мимо двери одной из квартир, на него внезапно набросился человек лет пятидесяти с длинной бородой, одной рукой он схватился за ствол винтовки, а второй ударил его в челюсть. От удара Владимир полетел на землю, выронив оружие из рук и завалившись спиной на перила. Саркис попытался было ударить топором неизвестного, однако из квартиры выбежал второй мужчина, держащий в руках толстую доску, которую он подставил под удар топора. Топор вонзился прямо в нее, после чего неизвестный мужчина резко повернул доску вправо, выбив, таким образом, оружие из рук Саркиса. Оба нападавших были в крайне грязной и поношенной одежде, а волосы, как и бороды, были засаленные, спутанные и не стриженные. Тот мужчина, что выбежал первым, вынул нож и с криком: "Мясо!" бросился на Владимира. К счастью, тот уже пришел в себя и ударом ноги в живот отбросил нападавшего. Пока Саркис сцепился со вторым неизвестным, Владимир поднялся на ноги и, выхватив молоток, собрался разбить голову нападавшему с ножом. Но тот успел увернуться в последний момент, после чего схватил одной рукой древко молотка, а второй рукой попытался ударить ножом в шею Владимира. Тому же, чтобы избежать смертельного ранения, пришлось выпустить кувалду из рук и отпрянуть назад. Нападавший изготовился для повторной атаки, но внезапно получил сильный удар ногой в лицо от Руслана. Снизу послышался топот, и Руслан заметил, что к ним бегут еще трое мужчин, похожих на бродяг в ободранной одежде.
   Окликнув Саркиса, которому удалось отбросить и сбить с ног нападавшего, Руслан крикнул: "Давайте наверх! У меня есть план!". Втроем они пулей побежали наверх, тем временем те трое уже подоспели к месту драки и, помогая остальным подняться на ноги, кинулись в погоню. Один из них взял винтовку Владимира и попытался выстрелить, но поскольку она была на предохранителе, оружие не сработало. Не сумев разобраться с винтовкой, он бросил ее на пол и побежал наверх. Добежав до четвертого этажа, Руслан указал на одну из открытых дверей, напротив которой располагалась комната с большими окнами. Забежав в комнату, Руслан сказал Саркису встать у стены рядом со входом с левой стороны, а сам встал справа, прячась за дверью. Владимиру он отвел позицию у окна, которое находилось прямо напротив входа и отлично просматривалось с лестничной клетки через прихожую. Мебели в комнате практически не было, лишь пара шкафов у стены и стол у окна. На полу лежал выцветший старый ковер. Вскоре послышался топот шагов на лестничной клетке, один из бродяг промчался мимо, не заметив стоящего у окна Владимира. Однако следовавший за ним оказался более внимательным и, крикнув остальным: "Он здесь!", бросился на мужчину.
   Позволив первым трем нападавшим беспрепятственно ворваться в комнату, Саркис из засады со всей силы ударил локтем вбегающего мужчину, разбив ему лицо. Ворвавшегося третьим по счету бродягу, обернувшегося на крик товарища, Саркис ударил ногой в живот, от чего тот согнулся, едва не повалившись на пол. Остальные двое замешкались, не ожидая нападения со спины, чем тут же воспользовался Владимир, который набросился на ближайшего к нему бородатого, пытаясь выбить у него из рук нож. Руслан одним сильным ударом в челюсть отправил в нокаут второго нападавшего. Мужчина с разбитым лицом опомнился от шока и накинулся на Саркиса со спины, но тот, ударив его локтем в живот, высвободился из захвата и отправил его на пол сильным ударом в глаз. Бродяга, получивший ногой в живот, начал было приходить в себя, но Руслан, схватив его за шиворот, со всей силы швырнул в шкаф, от чего тот, сломав мебель, упал между обломков и затих. Владимир же, выбив нож у бородача, ударил его в лицо, тот отпрянул к окну, опершись на подоконник. Придя в себя, он бросился на Владимира, но тот, ловко увернувшись, ударил его сверху сцепленными руками по голове. Пятый нападавший, который так и не успел ворваться в комнату, увидев, какая участь постигла его товарищей, побежал прочь вниз по лестнице.
   - Вот ублюдки то! - прокричал Саркис, немного отдышавшись, -- психи долбанные!
   Заметив, что лежащий на земле бородач, держащийся за голову, смотрит прямо на него с раскрытым ртом, в котором не хватало половины зубов, Саркис окончательно психанул.
   - Маньяк, сумасшедший, каннибал чертов! - орал на него Саркис, постоянно матеря, -- убить нас решил?! Ну, сейчас я тебе устрою.
   Саркис достал пистолет и, сняв его с предохранителя, направил прямо на бородача. Тот, завизжав, попытался отползти к стене, закрывая лицо руками, но Саркис уже готов был стрелять. Руслан, увидев это, в последний момент успел бросится к Саркису с криком "Нет!" ударил его по рукам до того, как тот успел выстрелить, уводя пистолет в сторону.
   - Что значит "нет"? - возмутился Саркис, -- эти ублюдки хотели убить нас!
   - Это же человек! - ответил ему Руслан, -- он без оружия и на земле! Нельзя просто так добивать их!
   На что Саркис лишь проматерился, но, слегка успокоившись, все же убрал пистолет.
   - Давайте свалим от сюда побыстрее! - сказал Владимир, и вся группа бросилась бежать к выходу.
  
   ***
   Большинство людей Босса сидели внизу, ужиная консервами и сваренными на разведенном посередине комнаты костре в металлической бочке макаронами. Мецгер и Игорь рассказывали друг другу всякие забавные истории, Рита же молча сидела, глядя на огонь. Горан, доев, бросил банку на пол, подошел к бочке с водой, стоявшей за прилавком, подтащил таз и принялся раздеваться, готовясь мыться. Сергей принялся возмущаться и требовать, чтобы тот подождал, пока все закончат и пойдут наверх, на что байкер послал его в грубой форме. Мамули с угрюмой физиономией собирал оставленный после ужина мусор, складывая его в черный мешок, лежащий в углу. Лариса, отложив недоеденную банку консервов, направилась на второй этаж.
   Наверху Максим рассматривал оружие и сортировал коробки патронов, добытые во время штурма поликлиники.
   - Ну, так что? -- спросил его Босс, стоящий рядом.
   - Три АК-74, один из них с подствольным гранатометом. Один ПП "Бизон", - констатировал снайпер, осматривая оружие, -- несколько пистолетов Ярыгина, магазины к ним. Патронов 5,45 у нас теперь больше чем достаточно, даже к моей винтовке боеприпасы есть, а вот 7,62 ни одного нет. Так что старыми калашами пользуемся только в крайнем случае.
   - Этого хватит?
   - Да, я думаю да. Теперь у нас все при стволах, да и патронов хватает.
   - Отлично, завтра пополним запасы и можем выдвигаться.
   - Ты уверен, что всех там действительно стоило перебивать? - глядя с сожалением, спросил Максим, - Неужели, пара стволов того стоила?
   - Они убили двух наших. А значит, должны были заплатить!
   "А еще, я не позволю ни на секунду ни одной сволочи задержать меня!" - подумал Босс про себя. Закончив ревизию добытого оружия, снайпер принялся разбирать и чистить стволы, а Босс подошел к окну, глядя на закат. Сзади послышались шаги, и, обернувшись, Босс увидел зашедшую на второй этаж Ларису.
   - Что такое? - спросил у нее Босс.
   - Да хотела обсудить пару вещей, пока остальные ужинают, -- сказала она, потом обратилась к снайперу, -- Макс, можешь оставить нас на минутку?
   - Нет, он останется, -- не дал ей договорить Босс, -- пусть занимается своим делом. А теперь говори, что случилось?
   - У нас так и не было времени поговорить о том, что было...
   - И какой смысл обсуждать всякую ерунду?
   - То есть, по-твоему, то, что было между нами ерунда?! - возмутилась она.
   Максим, взяв свою винтовку, со словами "Ну нафиг!", пошел вниз к остальным.
   - А по-твоему нет? - Босс подошел вплотную к Ларисе, и, положив ей свою руку на щеку, притянул почти вплотную к себе. - Весь мир рухнул, мы оказались одни, к моменту нашей встречи мы уже натворили столько ужасных вещей, за которые раньше нас бы упрятали за решетку до конца жизни. Так что прекращай думать о всякой фигне.
   - И я готова повторить все это еще раз, - она не сводила глаз со зрачков Босса, а ее рот исказился в кровожадной улыбке, - я ничуть не жалею о том, что прикончила их, и о том, что связалась с тобой.
   - Да, возможно твоя родня и заслуживала смерти, как и остальные, кого мы замучили и убили, так-то мне наплевать. Но, мне кажется, я ясно дал понять, что такие отношения мне больше не интересны.
   - Но может мы...
   - Говорить больше не о чем, -- перебил ее Босс, оттолкнув от себя, после чего развернулся к окну, -- скажи остальным, чтобы заканчивали и шли наверх, солнце уже садится.
   Не сказав больше ни слова, Лариса ушла, а Босс продолжил смотреть на закат, поедая яблоко. Вскоре, когда на горизонте алела лишь небольшая полоса, оставляемая заходящим солнцем, люди Босса принялись подниматься на второй этаж, устраиваясь на ночлег. Каждый из них по очереди спускался на первый этаж, чтобы кое-как помыться из бочки, которую до этого наполнили речной водой. Мамули же, матерясь и проклиная все про себя, выносил ведра с грязной водой на улицу, выплёскивая ее в кювет.
   - Опять холодно будет сегодня? - спросил Игорь.
   - А ты как думал? - ответил ему недавно поднявшийся наверх Мецгер, вытирая полотенцем голову, -- естественно холодно! Ложитесь спать по двое, спиной к спине, чтобы не замерзнуть!
   - Может, лучше костер сюда перенесем? - спросил биолог.
   - И дымом отравится ночью? Ты совсем сдурел?
   Люди начали раскладывать на пол спальные мешки, кто-то подкладывал под них доски и остатки брезента. Лидия сидела на своем спальнике, поджав колени к груди, рядом с ней сидела Рита, держа ее за плечо.
   - Как она? - спросила у нее Лариса.
   - Все еще переживает из-за Иры.
   У девушки с короткими волосами по щеке прокатилась слеза.
   - Не переживай, -- успокоила ее Лариса, так же положив руку ей на плечо, -- ублюдки, что сделали это, уже мертвы. Босс расправился с ними.
   - Это верно, -- сказала Рита, -- теперь все кончено.
   - Не против, если я лягу с вами? - спросила ее Лариса.
   - Конечно, нет, ложись.
   Рядом с ними стоял Мамули, который уже, было, открыл рот, но так и не решился что-либо сказать. Он попытался подойти к ним, как тут поймал на себе пристальный взгляд Босса.
   - Будешь дежурить сегодня первую половину ночи, -- приказал он ему.
   - Есть, -- обреченно выдохнул Мамули и подошел к окну.
   Через несколько минут все улеглись спать, кто-то вырубился практически мгновенно, наполнив комнату храпом, а кто-то наоборот очень долго не мог заснуть, постоянно ворочаясь. Мамули, который долгое время не мог оторваться от окна, наблюдая как последние лучи солнца скрываются за горизонтом, вдруг заметил, что Босс стоит рядом с ним и так же наблюдает за обстановкой за окном.
   - А вы не ложитесь? - наконец осмелился спросить он.
   - Хочу убедиться, что ты не заснешь на посту, -- ответил ему Босс, не отрываясь от окна, -- потому что, если уснешь -- отправишься на улицу к ним.
   Мамули, поежился и, глянув в окно, увидел, как из черных дверных проемов домов, стоявших напротив них, на улицу дерганной, ковыляющей походкой, начали высыпать обезображенные зараженные. Глядя на существ, Босс вспоминал, как еще в Москве он со своими товарищами пытался укрыться на верхних этажах многоэтажки. Твари наступали им на пятки, и люди понимали, что сбежать не удается. Внезапно, Босс почувствовал, как кто-то обхватил его сзади и кинул вниз. Когда до него дошло, что товарищи, которых он искренне считал друзьями, решили пожертвовать им, кинув на съедение существам, дабы выиграть время для себя. Поднявшись на ноги, он попытался бежать, однако железная дверь захлопнулась прямо перед его носом. Босс плохо помнил, как спрыгнул в лестничный проем, в отчаянной попытке спастись. Тем не менее, ему тогда удалось выжить. "Думали, что я слабый и бесполезный? - размышлял он про себя, - когда я найду вас, я заставлю вас страдать! Заставлю пожалеть, что вы сами не погибли тогда!" Немного успокоившись и отогнав от себя воспоминания, Босс, сняв с себя пальто, направился на первый этаж.
  
   ГЛАВА 4
  
   Руслана опять мучила бессонница. После того, как их группа вернулась вчера вечером и рассказала о произошедшем, разгорелся очередной скандал. Виолетта обрадовалась, что им удалось вернуть тушенку обратно. Руслан же был возмущен наплевательским отношением к гибели людей и переживаний по поводу банок. Он начал спорить с Виолеттой, позицию которой активно поддерживал Станислав. Потихоньку остальные тоже подключились к скандалу, и со временем тема ушла в обсуждение безопасности и предположений о возможной причины гибели группы в поликлинике. Испытывая сильную усталость, Руслан поднялся наверх и лег спать, но в его голове еще долго роились мысли по поводу поведения Виолетты и погибших. Он никак не мог осознать, почему люди, оказавшись в такой сложной ситуации, вместо желания помочь друг другу выжить, могут поддаваться жадности и эгоизму. Из-за этого он еще сильнее переживал за своих родных, которых могли оставить в беде ради своей выгоды люди, подобные Виолетте, а то и вовсе ограбить или что похуже.
   Поглощенный этими мыслями он, наконец, заснул. Снился ему на этот раз огромный скелет, подобный тому, которого Руслан встретил в супермаркете. Он пытался спрятаться, но твари, в итоге, удалось найти его. Проснувшись, Руслан лежал еще несколько минут, чувствуя, что воротник его футболки промок от пота. Голова буквально раскалывалась от боли. В помещении стояла жуткая духота, и его раздирало желание поскорее выйти на улицу, однако больная голова не позволяла ему резко встать.
   Наконец, преодолев себя, Руслан поднялся с кровати и, надев штаны, поспешил в коридор. "Хоть бы дверь оставляли открытой!" - думал он про себя, выходя из комнаты. В коридоре он практически столкнулся с молодым пареньком Данилой.
   - Ээ. Здрастье. Хехе, - сказал он Руслану, улыбаясь, - Это, а вас там внизу ждут.
   - Кто? - удивился Руслан.
   Но паренек, не сказав больше ни слова, направился к лестнице и начал спускаться на первый этаж. Пожав плечами, Руслан последовал за ним. Внизу он услышал знакомый голос, доносящийся из медпункта. Поздоровавшись с Виталием, который подметал полы в коридоре, Руслан поспешил зайти и, открыв дверь, увидел Филиппа, беседующего с Елизаветой. Несмотря на то, что лицо его было все еще бледным, выглядел он получше, чем вчера.
   - Чувак! Офигеть! - Обрадовавшись, Руслан сразу же кинулся к Филиппу. - Ну как ты?
   - Как после пьянки, - улыбнулся он, слегка покашливая и пожимая Руслану руку, - живот так и крутит.
   - Он потерял много крови, - пояснила Елизавета, - возможно, это и спасло его. Яд этих тварей вымылся вместе с ней.
   Руслан собирался было присесть рядом, но Елизавета его остановила.
   - Хоть твой друг и выжил, но он еще слаб, и ему нужен покой, так что будь добр, - Елизавета указала ему на дверь.
   Филипп помахал рукой уходящему Руслану, и тот, пожелав ему скорейшего выздоровления, удалился из лазарета.
   На кухне тем временем завтракали Саркис, Сергей и Светлана. Поздоровавшись с ними, он вышел на улицу, и направился к колодцу. Чтобы отогнать от себя мрачные мысли, Руслан старался придумать себе какое-либо занятие на сегодня. Умывшись, он вернулся на кухню. На завтрак были соленые сухари из ржаного и белого хлеба и чай. Пока Руслан наливал себе кипяток в чашку, он слушал спор между завтракавшими людьми по поводу укрепления баррикад и заборов. Сергей, между делом возмущаясь весьма скудными рационами, предлагал укрепить стены, считая, что именно это послужило причиной гибели группы в поликлинике. Саркис же уверял, что стены достаточно крепкие и сделаны из камня, а не из металлической сетки, кроме того, все скоропортящееся они уже съели, а консервированное следует хранить до зимы. Руслан, заварив себе чай, подсел к ним за стол.
   - То есть ты реально считаешь, что вся эта срань продлится до зимы? - с мрачным лицом решил сменить тему Сергей.
   - Ты разве до сих пор не понял, что никто не придет? - ответила ему Светлана, - никто нас не спасет, все либо мертвы, либо пытаются не сдохнуть.
   - Да я не об этом, - отмахнулся он. - Может, эти твари передохнут от голода? Или зимой померзнут нахрен?
   - Разница не велика. Готовиться надо к худшему, так что пока экономим по максимуму, - прервал его Саркис, после чего обратился к Руслану. - Ну, как дела? Слышал, твоему другу стало лучше?
   - Да, Лиза сказала, что скоро он встанет на ноги, - ответил Руслан, прихлебывая чай. - А что, у нас проблемы с продовольствием? Стас вроде говорил, что все нормально?
   - Ну, как сказать, - Саркис закинул себе в рот пару сухариков и, прожевав, продолжил говорить, - припасов пока достаточно, но мы обыскали все близлежащие дома, магазинчики, ларьки и прочее. Остается либо обшаривать многоэтажки, что смертельно опасно, либо уходить глубже, рискуя застрять в городе на ночь.
   - Слушайте, я тут кое-что придумал по поводу этого. - Руслан тоже взял пожевать несколько сухариков. - Помнишь тот дом, что зачистили люди из больницы?
   - Ну?
   - Мы могли бы сделать что-то наподобие. Найти дом, до которого полдня пути. Не слишком большой, такой, который было бы легко оборонять. Очистили бы его от тварей, заколотили бы окна и двери. Ну и во время дальних вылазок можно пережидать там ночь.
   - А что, неплохая мысль!
   - В принципе, да, - Сергей задумчиво потер подбородок, - можно оставить там еды, какие-нибудь бинты и что-то еще на всякий случай.
   - Так-то оно так, только после каждой вылазки кто-то либо гибнет, либо отправляется в лазарет, - Светлана допила чай и направилась к умывальнику, - подумайте, сколько пострадает при захвате здания?
   Подойдя к раковине, она практически швырнула туда чашку, после чего быстрым шагом направилась прочь. Когда она проносилась мимо стола, Руслан разглядел ее хмурящиеся брови и сильно сжатые губы. "Может, эта затея будет стоить жизни кого-то из вас?!" - бросила она напоследок, поднимаясь вверх по лестнице. Позже со второго этажа раздался громкий хлопок от резко закрытой двери. Несколько минут они сидели молча, поедая сухарики и попивая чай. Саркис смотрел на миску с сухарями, не поднимая головы, Сергей же напротив, практически не отрываясь, смотрел на Руслана. Заметив его взгляд, Руслан, наконец, не выдержал.
   - Ну и ладно, я сам готов найти подходящее здание. Хоть прямо сегодня.
   - А не слишком ли круто? - возмутился Саркис. - Ты уже два дня подряд бегаешь, не пора ли отдохнуть?
   - Мне не привыкать, в армии и не так вкалывать приходилось.
   - Фига, - присвистнул Сергей, - а где служил то?
   - Погодь, - перебил его Саркис, - ты доказать-то пытаешься чего? Это все вполне может еще подождать, неужели...
   - А ты разве не понимаешь, что не может? - Руслан встал с места, - мы не можем вечно голодать и недоедать!
   - Да ладно, потерпеть то можно...
   - И долго собрался терпеть? Через месяц такого рациона мы сляжем от гастрита, а потом и язва не за горами. - Руслан указал на практически опустевшую миску сухарей. - А о женщинах, детях ты подумал?
   Саркис, не найдя что ответить, опустил взгляд и уставился в чашку. В коридоре открылась дверь, и на кухню вошла Елизавета, сразу же взяв горсть сухариков.
   - А ведь он дело говорит, - сказала она, жуя, - если у кого-нибудь откроется язва, то вряд ли я смогу что-то сделать.
   - Тогда пойду, поговорю с Виолеттой, - Саркис, допив залпом чай, вышел из-за стола и направился к ней в кабинет.
   Елизавета зачерпнула еще несколько горстей сухариков, опустошив тарелку, и, запив водой, направилась обратно в медпункт. Сергей, сказав, что ему надо смазать винтовку, так же удалился, даже не допив чай, оставив Руслана в одиночестве.
  
   ***
   Игорь сидел на первом этаже у бочки с костром и завтракал в компании Мецгера и Ларисы. На завтрак был консервированный суп, который состоял из капусты, картофеля, моркови и прочих овощей. Мецгер возмущался по поводу того, что ему приходится есть суп на завтрак, а Лариса не соглашалась с ним, говоря, что суп вполне себе приличный на вкус. Мамули и еще несколько человек до сих пор спали, Максим же дежурил на крыше. В помещение вошел Горан и, разминая шею, направился к доедающим свой суп Игорю и Мецгеру.
   - Слушайте, мужики, помогите заправить грузовики, - обратился к ним Горан, - Босс хотел выдвинуться до вечера, так что нужно подготовиться сейчас.
   Мецгер лишь пожал плечами и, кивнув, отставил недоеденный суп на пол.
   - Не вопрос, - ответил Игорь, быстро прикончив оставшийся суп и, швырнув пустую банку в угол, направился вслед за Мецгером и Гораном на улицу.
   Несмотря на то, что на улице ярко светило солнце, а легкий ветерок придавал свежести, всю приятную картину портил отвратительный запах гниющих трупов зараженных, разложенных вокруг здания. Даже Игорь, давно уже привыкший к подобному, не переставал морщиться, едва ощутив эту вонь. Горан же, не обращая на нее никакого внимания, быстро направился к грузовику, стоящему ближе всех к ним. Броневик находился чуть дальше, а следом за ним виднелся мотоцикл Горана. Дойдя до техники, Мецгер помахал рукой Максиму, когда тот с крыши заметил их. Махнув им в ответ, он подал знак рукой, что собирается осмотреть улицу с другой стороны здания и, получив одобрительный ответ, скрылся из виду.
   - Так, сейчас спущу канистру, - сказал Игорь, залезая в кузов грузовика, - пусть кто-нибудь поможет мне подтащить бочку и слить топливо.
   - Хорошо, я с тобой, - Мецгер полез за ним следом.
   Через некоторое время Игорь передал Горану пустую красную канистру, а потом вдвоем с Мецгером, матюгаясь, принялись подтаскивать бочку с топливом к краю.
   - Может, вам помочь? - поинтересовался байкер, но Игорь только отмахнулся.
   Через несколько минут с кряхтениями им все же удалось подтащить тяжеленую бочку к краю кузова.
   - А у нас точно нет никакого шланга? - спросил Горан, пододвигая канистру поближе.
   - Думаешь, если бы был, стал бы я так мудохаться? - ответил Игорь, свинчивая крышку с бочки.
   Слегка наклонив бочку, они стали потихоньку заливать топливо в канистру. Не рассчитав силу, сначала они наклонили ее слишком сильно, из-за чего часть дизеля расплескалась, однако им все же удалось выдерживать небольшой наклон, чтобы горючее заливалось тонкой струей аккуратно в канистру. Задумавшись о том, сколько они прошли, сколько всего пережили, и что им еще предстояло впереди, Игорь отвел взгляд на кусты, растущие неподалеку, обратив внимание, что ветвь неестественно покачивается.
   - Да куда ты мне на руки льешь! - возмутился Горан, - держи ровнее!
   - Смотри, кусты шевелятся, - Игорь не отрывал от них взгляд.
   - Какие еще на хрен...
   Горан не успел договорить, поскольку из кустов с воплем выпрыгнула тварь, когда-то давно бывшая мужчиной. Теперь же он превратился в чудовище с красными глазами, передвигающееся на четвереньках, подобно животному. Кожа на его лице сморщилась, как после сильных ожогов. Половина волос выпала, а оставшиеся свисали клоками. Одежда, которая еще оставалась на существе, была сильно грязной и разорвалась на спине, где у него раздулся больших размеров горб, покрытый кластерными отверстиями. Руки и челюсти твари были покрыты засохшей кровью.
   Издав протяжный вопль, она прыгнула на не успевших среагировать Горана и Игоря. Байкер попытался отскочить, но сильный удар локтем сбил его с ног. Выронив бочку, Игорь с Мецгером попятились вглубь грузовика. Горан пытался отползти назад, но тварь, заметив это, подскочила к нему, схватила за ногу и подтащила поближе к себе. Игорь, увидев, что товарищ в беде, достал нож и, спрыгнув с кузова, бросился ему на помощь. Он подбежал к твари сзади и, не успев замахнуться, получил от нее мощный удар ногой в лицо, отлетел на землю и выронил нож. Слыша крики и вопли существа, снайпер перебежал на позицию, откуда было видно происходящее, однако стрелять не рискнул, боясь задеть своих. Тварь же, схватив одной рукой Горана за плечо, попыталась укусить его за шею, но тот успел левой рукой ухватить ее за горло, не давая приблизиться к себе. Мецгер, видя валяющегося на земле Игоря, подобрался к твари сбоку.
   - Прикрой рот и глаза! - крикнул он Горану.
   Тот, кивнув и зажмурившись, повернул голову на бок, Мецгер рубанул секачом прямо по затылку твари. Существо рухнуло прямо на Горана, залив кровью его лицо. Морщась, он быстро спихнул с себя труп твари и принялся стирать кровь со щеки.
   - Не укусила? - поинтересовался Мецгер, присматриваясь к Горану, - кровь в рот не попала?
   - Да нормально все! - огрызнулся тот, наконец, вытерев рукавом кровь с лица, - воды принесите мне!
   Отведя взгляд от Горана, Мецгер заметил, что бочка, которую они выронили во время нападения, валялась около грузовика, а топливо беспрепятственно выливалось на землю. Матерясь, он подбежал и попытался поднять ее, но большая часть дизеля к этому времени уже впитывалась в почву. На улицу, тем временем, выбежали Лариса и Сергей, держа оружие наготове, за ними не спеша вышел Босс.
   - А вы не торопились, - бросил им Горан и, наконец, обратил внимание на Игоря, который до сих пор не поднимался.
   Подойдя ближе, он увидел, что все лицо пострадавшего товарища было в крови, а во рту не хватало передних зубов. Матерясь, байкер стал звать Сергея, чтобы тот проверил его состояние. Подбежав к нему, биолог первым делом прощупал пульс на шее. Убедившись, что водитель жив, Сергей велел Горану взять его за ноги, а сам же ухватил Игоря под руки. Подняв товарища, они понесли его в здание.
   - А ты куда смотрел?! - крикнул Мецгер снайперу, - Как ты эту тварь проморгал?!
   - Да я тебе клянусь, не было никого все утро.
   - Вы еще громче поорите, - сделал им замечание Босс, после чего подошел к мертвому существу.
   Перевернув его ногой лицом вверх, он склонился над существом, рассматривая уродливую окровавленную морду.
   - Эти красноглазые твари куда хитрее своих собратьев, умеют выжидать, охотиться, - говорил Босс, не отрывая взгляда, - вполне возможно, этот просидел в кустах всю ночь, поджидая кого-нибудь.
   - Ладно, теперь уже не важно. - Мецгер удрученно глянул на бочку. - А как нам быть с топливом? Это ведь была последняя!
   - А кто вас просил ее разливать? - спросил Босс, глядя в глаза Мецгеру.
   Тот ничего не смог ответить, лишь потупил взгляд.
   - Не страшно, все равно скоро надо было искать горючее, - заключил Босс, - к тому же, мы вроде бы видели заправку на окраине города.
   Напоследок приказав Мецгеру оттащить труп твари, Босс направился в помещение.
   - Я же говорила, не нужно было сюда приезжать, - повысила голос Лариса, - нужно было остаться в Малиновке! Тут нас преследуют одни неудачи!
   - Мы уже и прежде теряли людей, - равнодушно заметил Босс, не останавливаясь, - так что ныть сейчас бесполезно.
   Не став дослушивать, что ему ответит Лариса, он зашел внутрь, закрыв за собой дверь.
   ***
   Виолетта вышла из своего кабинета, хлопнув дверью и раздраженно оглядываясь вокруг. В кресле сидела Нина в окружении детей и учила читать девочку лет пяти. Та весьма уверенно, хоть и неразборчиво, пыталась читать сказку про курочку Рябу. На кухне за столом сидели Саркис и Станислав. Саркис читал какой-то детектив, Станислав, который только встал, пил чай с крекерами. Заметив, что Виолетта с недовольным выражением лица направляется к ним, он лишь усмехнулся. Саркис, скривившись, уставился обратно в книгу.
   - Давно они свалили? - спросила Виолетта, подсаживаясь к ним за стол.
   - Минут сорок-сорок пять назад, - ответил Саркис, не отрываясь от чтива.
   - Ну и какого хрена ты это все устроил? - спросила она, пялясь прямо на него, скривив губы.
   - Ты о чем?
   - На кой черт ты позволил этому козлу тут рулить? Всего третий день здесь, а уже командует! Сначала, ты просил меня их пустить, потом послать, а теперь ты уже ему жопу лизать готов?
   - Что ты начинаешь? - Саркис бросил книжку на стол. - Сама-то ты что умного придумала за последнее время?!
   - И поэтому ты решил полностью довериться левому чуваку, которого знаешь третий день?
   - А почему нет!? - взорвался Саркис, резко встав со стула. - Мы уже черт знает сколько сидим, а ты ничего не делала! Да, ты собрала нас здесь, и мы благодарны тебе за это. Но надо же двигаться дальше! И я вижу, что Руслан знает, что делать! У тебя была куча времени, а ты лишь сидела в своей комнате целыми днями, но, когда появился тот, кто хоть что-то старается сделать, ты завелась?! В чем дело?
   - А ты не думал, что этот козел таким макаром хочет взять руль и начать тут свои порядки наводить? Типа стать главным и все такое?!
   - А ты думаешь мне не пофигу?
   Их спор прервал нервный смех Станислава. Прекратив ругаться, они уставились на него.
   - Я просто офигеваю с вас, - ухмыляясь, говорил он, - сретесь тут между собой, выясняете кто главнее... Страдаете той же херней, что и в остальных группах, в которых я раньше был. Продолжите в том же духе - кончите как они.
   - Ты-то хоть помолчи сейчас! - раздраженно бросила Виолетта.
   - Ну конечно, зачем меня слушать, - продолжил говорить Станислав, жуя, - лучше упереться рогом и потом оказаться в дерьме, как всегда.
   Тут на лестнице послышались шаги и скрип ступеней. На кухню спустился муж беременной женщины. С его появлением разговор сразу же прекратился. Увидев сидящих за столом людей, он некоторое время пялился на них широко раскрытыми глазами, затем, сильно сжав пухлые губы, медленно подошел к коробкам у холодильника, не отрывая от них взгляд. Подойдя к ним, он медленно открыл ближайшую и достал оттуда две банки тушенки, после чего быстрым шагом направился обратно на верх.
   - Смотри, в дверях потом не застрянь! - крикнул Станислав ему в след.
   На что тот послал его матом куда подальше.
   - Дим, ты нажрался, что ли уже? - не унимался Станислав, однако ответа не последовало, тогда он обратился к остальным, - Не собираюсь я подыхать с голоду, пока бабы и этот говноед обжираются. Так что идея Руси с поиском новых припасов мне нравится.
   Доев свой скромный завтрак, он встал из-за стола, и бросил напоследок, что в случае смены власти, под руководством Руслана у группы шансов будет больше. Виолетта еще несколько минут смотрела вслед уходящему Станиславу, зло прищурив глаза, развернулась и направилась в свой кабинет.
   Выйдя на улицу, Станислав увидел Олега, стоящего на крыльце и докуривающего сигарету.
   - Угостишь? - спросил он у Олега.
   - Что у вас там опять за скандал? - тот протянул Станиславу полупустую пачку.
   Станислав лишь поморщился и махнул рукой, после чего взял себе одну сигарету. Затушив бычок и бросив его в ведро, Олег кивнул закуривающему товарищу и, открыв дверь, зашел в помещение. Станислав, оставшись один, направился к самодельному приступку, стоящему у каменного забора, с которого было удобно наблюдать за окружающей обстановкой, оставаясь под защитой стен. Забравшись на него, он, затягиваясь и выпуская изо рта струйки дыма, начал осматривать окрестности. Запах от разлагающихся зараженных, тела которых укладывали недалеко от баррикад, практически не чувствовался. Около близлежащих домов не наблюдалось никакой активности, однако вдалеке Станислав сумел разглядеть одно существо, которое время от времени безуспешно пыталось открыть входную дверь ближайшего здания, но каждый раз, не сумев это сделать, ковыляло обратно на тротуар, где стояло несколько минут, затем повторяло свои бессмысленные попытки попасть внутрь.
   Олег осторожно прикрыл входную дверь и направился на кухню. Но, проходя мимо кабинета Виолетты, услышал, как та позвала его зайти к себе.
   - Как башка? - спросила она, едва сев за свой стол.
   - Нормально, уже лучше, - сказал Олег, плотно закрывая за собой дверь, - вот думал сейчас полежать часок другой...
   - Так ты за кого? - прервала его Виолетта.
   - В смысле? Не понял тебя.
   - Все типа вдруг решили, что назначить главным этого нового чувака - это хорошая идея, - Виолетта говорила, неотрывно смотря Олегу прямо в глаза, - и мне очень любопытно, кому я все-таки могу доверять, а кому нет?
   - Ну... Ты же знаешь, что я очень благодарен тебе за помощь. Если бы тогда не удалось связаться с тобой... - Олег опустил взгляд. - Естественно, я не собираюсь тебя подставлять.
   - Уж надеюсь, - Виолетта ненадолго задумалась. - Короче, потихоньку аккуратно побазарь с народом, выясни, кто чего думает на эту тему.
   Несколько минут Олег стоял напротив нее, не зная, что ответить. Виолетта же какое-то время сидела, смотря в стену и стуча пальцами по столу.
   - Раз все понял - так действуй, - сказала она ему, заметив, что тот до сих пор здесь, - если конечно не хочешь, чтобы какой-то сомнительный мужик стал тут всем заправлять.
   Олег, кивнув, вышел за дверь, а Виолетта осталось сидеть за столом, размышляя над сложившейся ситуацией.
  
   ***
   Рита и Сергей шли к заправке по окраине города. Они двигались по бездорожью, держась подальше от зданий, откуда иногда доносились шум, вопли и взвизги, издаваемые зараженными людьми. На пути им попадались редкие деревья, на одном из них располагался улей шершней, который жутко гудел. Время от времени оттуда вылетали насекомые. Решив обойти дерево от греха подальше, они вышли к двухэтажному дому с коричневой черепицей и светло-зеленым сайдингом.
   Присмотревшись к окну второго этажа, Рита увидела зараженную девушку в залитом кровью платье и темными длинными волосами. На ее шее виднелась страшная рана, вокруг которой было множество наростов и небольших отверстий, очевидно являвшаяся следом от укуса. Несмотря на то, что ее взгляд был абсолютно пустым и лишенным человечности, а лицо, перекошенное судорогой, лишено каких-либо эмоций, она, не отрываясь, смотрела прямо на Риту, а после положила перепачканную в засохшей крови руку на стекло. Увидев это, Рита поторопила Сергея двигаться быстрее, желая поскорее убраться подальше от твари в окне.
   - Ты чего там? - спросил ее Сергей.
   - Ну и мерзость же в окне стоит, - брезгливо ответила Рита, - до сих пор иногда жутко от этих тварей.
   - Да не парься. Нам надо всего-то разведать заправку, и, как найдем топливо, вызвать грузовик. Не думаю, что мы нарвемся на большое количество зараженных.
   Несмотря на то, что следов присутствия зараженных практически не наблюдалось, Рита все равно с опаской поглядывала на окна, однако, ничего, кроме черноты, в них не наблюдалось. Стекла во многих домах были разбиты, некоторые из уцелевших были забрызганы кровью, кое-где виднелись качающиеся и дёргающиеся силуэты зараженных людей.
   - Как там Игорь, кстати? - через какое-то время поинтересовалась Рита.
   - Не очень. Три зуба выбито, и, похоже, трещина в челюсти.
   Рита лишь матерно прокомментировала услышанное.
   - Угу, - буркнул Сергей, - надеюсь, хотя бы сотрясения у него нет.
   - Вообще странно, что Босс отправил на задание тебя.
   - Это чего это? К тому же я сам попросился, так как задолбался уже без дела торчать.
   - Ну как же, - усмехнулась Рита, - Босс вечно тебя держит в тылу, так как ты один шаришь в медицине. Макса с Мецгером он посылает в самых крайних случаях, поскольку только они имеют боевой опыт. Остальными же он готов, если что, пожертвовать.
   - Что за чушь? Горана с Ларисой он тоже никогда не посылает в неразведанные территории. Хотя сам тоже часто ходит на вылазки, - Сергей подумал несколько минут, - и с чего ты вообще взяла, что у Мецгера есть боевой опыт?
   -Так по нему видно, что он каким-то командиром раньше был. А Горан с Ларисой - лишь просто хорошие бойцы, но я уверена, что Босс и их на убой пустит, если что. А ты, кстати, биолог в какой специальности?
   - А тебе какая разница? - Сергей раздраженно глянул на нее, - все равно же тебе это ни о чем не скажет.
   - Да я же просто разговариваю, или ты не в состоянии ответить на простой вопрос?
   - Что?! - возмутился Сергей, но, поняв, что сказал это слишком громко, осекся. - Знаешь, не пытайся умничать, у тебя не очень получается.
   - Неужели ты боишься, что я окажусь умнее тебя?
   - Ну, смотри: будь ты такой умной, какой себя считаешь, Босс бы это заметил и давал бы тебе более ответственную работу. А так сама говоришь, что он тебя чуть ли не на убой посылает. Вывод очевиден.
   Рита в ответ лишь недовольно хмыкнула.
   - Ладно, хорош базарить, мы пришли почти, - он указал рукой на заправку, которая виднелась сразу через несколько домов.
   Она находилась сразу за небольшим зданием, сильно выгоревшим от пожара, прямо на окраине города. Зараженные или какие-то признаки их жизнедеятельности поблизости отсутствовали. Рядом с заправкой на дороге стояли столкнувшиеся лоб в лоб легковушка и джип. Еще одна машина улетела в кювет. По мере приближения к заправке Сергей подал знак рукой, чтобы Рита шла тише и осторожнее, так что последние несколько десятков метров они двигались медленно, старясь не высовываться. Подойдя к дверям минимаркета при АЗС, Сергей аккуратно приоткрыл дверь, держа топор наготове. Внутри стоял едкий запах тухлятины и мертвечины, от которого Рита сразу же сморщилась, закашлявшись. Биолог, сохраняя хладнокровие, стал осторожно продвигаться вперед. В помещении было темно и крайне пыльно, справа от входа находилась касса с прилавком, а впереди стояли полупустые полки. Рита, войдя следом за ним, заметила лежащего полуразложившегося мертвеца. На его теле были хорошо видны следы заражения. Голова проломлена в области темечка, глаза вытекли, а из носа и рта свисал загустевший кровавый гной. Одежда на трупе вся почернела, а под ним разливалась лужа трупных выделений. По всему телу ползали тысячи мух и личинок.
   - Расслабься, - сказала она Сергею, выпрямившись, - тут никого нет.
   - Откуда ты знаешь? - раздраженно бросил он.
   - Смотри! - Рита указала на мертвеца, - кто-то уже зачистил это место.
   Сергей, подойдя ближе, взглянул на труп, одобрительно кивнул и окинул взглядом помещение.
   - Так, нам надо найти что-то типа канистры или бочки для топлива, собрать припасы и вызвать наших.
   Они прошли дальше по помещению. Слева располагалась дверь, ведущая в подсобку. На большинстве полок не было ничего, кроме слоя пыли, однако кое-где лежали оставшиеся продукты. Последние два стеллажа были повалены, на них валялось тело зараженного. Еще один труп с отрубленной головой прислонился к стене около разбитого окна. В углу стояла канистра, к которой сразу же подбежал Сергей.
   - Так, сходи наружу и попробуй ее наполнить, - сказал он, убедившись, что канистра пуста, - а я проверю, что тут можно взять.
   Рита неохотно взяла канистру и направилась к выходу. Бросив ей вслед, что она должна найти дизель, Сергей направился к подсобке. Едва он открыл дверь, как в лицо ему бросилось огромное количество жужжащих мух, а в нос ударил едкий трупный запах. Внутри в углу сидел разложившийся мертвец, в котором еще можно было распознать мужчину. Судя по глубокому порезу на руке, в котором копошились личинки, залитой уже засохшей кровью одежде и полу, а также валяющемуся рядом ножу, мужчина покончил с собой, перерезав себе вены. Сергей, закрывая нос платком, принялся осматривать коробки, сложенные в углу, когда услышал голос Риты.
   - Ну что там? - крякнул он, выходя из подсобки.
   - Либо эта фигня не работает, - пожаловалась она, - либо топлива тут нет.
   - В смысле? Как это нет?
   - Да вот так! - гаркнула она на него. - Вот иди и сам попробуй!
   - Еще громче поори, - осадил он Риту, - куда оно, по-твоему, делось? Испарилось?
   - Сам же видел, что тут кто-то был. Может, они, и дизель весь вывезли?
   - Возможно, - задумался Сергей, - по крайней мере, коробки в подсобке они не тронули. Может, из-за трупа.
   Он жестом позвал ее обратно в помещение и доложил в гарнитуру: "Мецгер, прием. Топлива здесь нет, но часть продовольствия сохранилась."
   "Печально, - ответил ему Мецгер, - ладно, собирайте все, что пригодно в пищу и возвращайтесь. На месте расскажете подробности".
  
   ***
   Горан с Мамули продвигались вглубь города по правой стороне улицы, держась подальше от окон. После захода в спальный район количество зараженных, встречаемых ими на пути, серьезно увеличилось.
   - Слушай, я вроде слышал, что Босс выживал в Москве какое-то время, это правда? - в очередной раз попытался завязать беседу Мамули.
   - Я же тебе сказал, что не хочу лишиться башки, обсуждая с тобой Босса, - вполголоса огрызнулся Горан, внимательно следя за зараженными на другой стороне дороги, - если тебе так интересно, спроси его сам.
   Существа шатались либо в одиночку, либо небольшими группками до трех-четырех человек, бесцельно ковыляя или стоя на одном месте, иногда утробно мыча. Несколько раз Горан и Мамули вынуждено пережидали, пока мимо них шаркающей походкой пройдет скопление зараженных, издающих тошнотворный запах гноя. Наконец, дорогу им преградила толпа из двадцати тварей, увлеченно пожиравших кого-то прямо посередине улицы. Столпившись вокруг бедолаги, ближайшие к нему зараженные, стоя на коленях или вовсе лежа, жадно с чавканьем пожирали плоть, в то время как те, что стояли по краям, отчаянно тянули руки к кровавым ошметкам, всячески воя и вереща.
   Проматерившись, Горан жестом указал Мамули двигаться в проулок у ближайшего дома. В конце проулка дорогу преграждали ворота с вертикальной решеткой, в которую врезался легковой автомобиль. Дверь у водительского сиденья была распахнута, а салон с лобовым стеклом были залиты уже засохшей кровью. Рядом валялись сгнившие фрагменты человеческого тела.
   - Плохо дело, - шепотом сказал Горан, - если тех уродов на дороге кто-то потревожил, они еще долго не успокоятся.
   - И что будем делать? - так же тихо ответил ему Мамули.
   - Ну, либо поворачиваем назад, либо перелезаем тут и пробуем обойти дворами.
   - Так если мы вернемся ни с чем, Босс нас прибьет!
   - Тише, - Горан поднес указательный палец к губам, - ну вот ты и сам ответил на свой вопрос.
   Байкер перемахнул преграду первым, держа бейсбольную биту наготове, и, убедившись, что все чисто, кивком головы показал Мамули следовать за ним. Во дворе между шестиэтажными домами росло несколько высоких берез и тополей, посередине, в окружении кустарника, находилась детская площадка. Вдоль дороги стояло несколько припаркованных отечественных автомобилей, рядом с которыми стояла брошенная тележка. Возле нее лежало разложившееся растерзанное тело. Подойдя к автомобилю, дверь которого была открыта, Горан залез внутрь и стал осматривать бардачок.
   - Ну чего там? - шепотом нетерпеливо спросил его Мамули.
   - Хочу карту какую-нибудь найти или хоть что-то.
   - И как, есть чего-нибудь?
   - Пока нет, одна срань, - раздраженно ответил Горан. - Но по-другому никак. Надо найти какой-нибудь магазин или ресторан, а то шариться по квартирам не вариант, опасно.
   Наконец, он нашел рекламный буклет какого-то китайского ресторанчика, на котором была напечатана схема проезда. Через несколько минут, разобравшись с маршрутом, Горан указал на дорогу между домами справа от детской площадки. Несмотря на то, что во дворе не было ни души, из окон иногда доносились стоны, бульканье или шарканье шагов, поэтому байкер шепотом сказал Мамули держаться подальше от зданий. Со двора они вышли на широкую улицу, вдоль которой стояло с десяток брошенных машин. Рядом с ними валялись разбросанные вещи и множество растерзанных гниющих останков.
   - Смотри! - Мамули указал на дверь одного из подъездов в доме напротив, над металлическим крыльцом которой висела надпись: "Гань Ван Чи".
   - Отлично, это здесь, - похвалил его Горан, - надеюсь, оттуда еще не все вынесли.
   Заметив, что вдалеке маячило несколько зараженных, они поспешили поскорее пересечь улицу, не привлекая лишнего внимания. Открыв незапертую дверь, Горан отпрянул - в лицо ему ударил неприятный запах разложения. Внутри в темноте ему удалось разглядеть разгромленное помещение: хаотично разбросанные переломанные и перевернутые столы и стулья, пол вымазан в засохшей крови, а кое-где валялись конечности, обглоданные до костей. Кроме того, повсюду лежали подносы, разбитая посуда и протухшие остатки еды. На полу валялось два портфеля, из одного из них высовывались какие-то бумаги. Прилавок, на котором стояли кассовый аппарат и кофемашина, был единственным местом в помещении, сохранившим приличный вид. Матерясь, Мамули стал осторожно заходить внутрь, Горан остался следить за входом. Внезапно с кухни, что находилась прямо за прилавком, послышался грохот посуды и звук шагов, отчего они оба насторожились, приготовив оружие. Затем оттуда раздалось чье-то протяжное мычание, которое стало складываться в мелодию.
   - Это еще что? - прошептал Мамули. - Пошли, глянем?
   - Иди, - вполголоса ответил ему Горан, медленно выходя наружу, не спуская глаз с двери в кухню, - раз ты у нас такой любопытный.
   Тем временем звук шагов и жуткая мелодия, издаваемая непонятным существом, усилились. Мамули также поспешил ретироваться из помещения, и, когда они оба вышли, Горан закрыл дверь, подперев ее валяющимися неподалеку граблями. Но даже сквозь закрытую дверь до них доносились звуки, которые напевала эта тварь. Не сговариваясь, оба быстрым шагом направились подальше от ресторана в сторону, противоположную той, где маячили зараженные. Отойдя на приличное расстояние, Мамули попросил остановиться.
   - Так что мы делать-то будем? - нервничая и осматриваясь по сторонам, спросил он. - Мы уже полдня тут шляемся, но так нихрена и не нашли! Может, все же по квартирам пройдемся?
   - Похоже, что ты прав, - задумавшись, произнес Горан, - за все время мы наткнулись только на чертову тошниловку.
   Осмотревшись, они направились к одному из ближайших подъездов, дверь которого была настежь распахнута. Оттуда веяло духотой и затхлостью, однако привычного запаха гнили не чувствовалось. Подойдя ближе к входу, Горан подал жест Мамули остановиться, а сам прислушался, держа оружие наготове. Однако в подъезде стояла гробовая тишина: ни звуков шагов, ни воплей, никакого другого шума не было слышно. Несмотря на то, что через грязное окно на лестнице проникали солнечные лучи, в подъезде все равно было довольно темно. Мамули, стоявший на улице, вдруг заметил движение в переулке справа от дома. Присмотревшись, ему показалось, что это был человек, поскольку двигался он нетипично быстро и резво для зараженного.
   - Эй, мужик, стой! - крикнул Мамули и бросился следом за неизвестным.
   - Ты чего? - взволновался Горан, который уже собирался заходить в подъезд, и медленно двинулся следом за ним.
   - Я видел тут кого-то! - сказал Мамули, остановившись на углу дома, - он побежал туда!
   - Опять твари?
   - Не думаю, похоже, что это человек.
   Подойдя к Мамули, Горан осторожно заглянул за угол, однако ничего, кроме нескольких мусорных контейнеров и грязи в переулке не было. Внезапно он заметил черную сумку, лежащую рядом с одним из контейнеров. Достав из поясной кобуры обрез двуствольного ружья, Горан сделал несколько шагов вперед.
   - Может, лучше пойдем отсюда? - неуверенно спросил Мамули.
   - Нет, - шепотом ответил ему Горан, - если это и впрямь человек, он может проследить за нами до лагеря. Лучше найти его сразу, не дожидаясь сюрпризов.
   Мамули лишь пожал плечами, и, достав из-за пояса пистолет, двинулся следом за ним. Горан шел осторожно и медленно, постоянно осматриваясь по сторонам. Он уже практически дошел до странной сумки, как вдруг из-за помойки выскочил грязный с ног до головы человек с давно не бритой щетиной и засаленными черными волосами и бросился на байкера. От столкновения с неизвестным Горан попятился, выронив из рук обрез, но, сцепив руки, сумел ударить нападавшего по голове, от чего тот упал на землю. Однако в следующий момент из окон второго этажа выпрыгнули еще двое мужчин, один из которых, обладатель длинной неряшливой бороды и фингала под глазом, схватил не успевшего опомниться Горана, а второй, со сломанным носом, принялся избивать его кулаками. Мамули, взяв пистолет в обе руки, попытался прицелиться, однако сильный удар сзади сбил его с ног. Выронив пистолет, он повалился наземь, и, заметив, что нападавший уже был в двух шагах от него, успел садануть его ногой в живот. Перекатившись, Мамули встал на четвереньки, оглядываясь и ища свой пистолет. Краем глаза он заметил, что Горан сумел вырваться из захвата и ударить пару раз по лицу мужчину со сломанным носом. Однако первый нападавший, придя в себя, схватил его за ноги, от чего байкер упал, и все трое принялись избивать его ногами. Видя, что пистолета нигде нет, а напавший на него незнакомец уже пришел в себя после удара, Мамули, поднявшись на ноги, побежал прочь вдоль главной дороги.
   Через несколько десятков метров, слыша топот и мат у себя за спиной, он свернул в ближайший проулок в надежде оторваться. Прямо перед собой он увидел несколько обезображенных кластерными отверстиями и опухолями зараженных людей, которые, заметив его, мыча и вопя, двинулись прямо на него. Закричав, Мамули отпрянул и бросился в сторону от них. Его преследователь от неожиданности остановился на одно мгновение, пытаясь оценить ситуацию. Он сделал шаг вперед, но в следующую секунду одна из тварей вцепилась ему в плечо. Крича, тот дернул рукой, пытаясь вырваться, однако зараженная женщина, с опухшей правой половиной лица, вгрызлась ему в ладонь. Мужчина отчаянно пытался вырваться, однако был повален на землю под натиском существ, которые моментально принялись рвать его на куски. Мамули остановился, наблюдая, как несчастный, истошно визжа, осточертело лупит свободной рукой по асфальту, пока зараженные потрошат его живот. Одно существо своей рукой, покрытой мерзкими волдырями, ухватило его за нижнюю губу и принялось отрывать ее, обнажая желтые, кое-где почерневшие зубы, которые сразу же покрывались кровью. Проматерившись, Мамули, морщась от отвращения, кинулся прочь, судорожно вытирая со лба пот. Через несколько минут добравшись до автобусной остановки, рядом с которой стоял брошенный джип с распахнутыми дверьми, он без сил рухнул на скамейку, пытаясь отдышаться и перевести дыхание. Оглядевшись и убедившись, что ни преследователей, ни зараженных поблизости нет, Мамули принялся судорожно ощупывать карманы. Наконец найдя небольшую рацию, он дрожащими руками принялся жать кнопку вызова.
   - Мецгер! Мецгер! - едва не плача начал тараторить он в рацию, - да отзовись же ты черт тебя дери!
   - Не шуми, - раздался после недолгого шипения раздраженный голос, - в чем дело?
   - На нас напали! Устроили засаду! Они схватили Горана!
   - Так, успокойся, ты можешь сказать, где это было?
   - Да откуда я знать то могу? - Мамули проматерился в рацию, - надо же что-то делать. Эти ублюдки...
   - Ладно, тогда скажи как можно подробнее, как и куда вы шли? И мы выдвигаемся.
   - Сейчас... Ээээ... - Мамули принялся судорожно описывать их маршрут.
   - Ладно, я вроде записал, а где ты сейчас находишься?
   Мамули сорвался с лавки, резко оглядываясь по сторонам, пытаясь найти хоть какие-нибудь таблички и указатели. Наконец, он сумел рассмотреть надпись "улица Камболова, дом 49". Продиктовав адрес Мецгеру, он получил одобрение и указание дожидаться, после чего вновь направился к остановке ждать подкрепления.
  
   ***
   Было уже далеко за полдень, когда группа Руслана решила сделать привал, забравшись на крышу одноэтажного дома, находящегося на границе частного сектора. Сергей, разливал чай из термоса в пластиковые стаканчики. Никита, молодой парень, напросившийся идти с ними, распаковывал бутерброды. Деревянная лестница, по которой они залезали наверх, лежала на крыше недалеко от них. На улице стояла ясная погода, легкий ветерок покачивал листья деревьев и кустарников. Помимо небольших облаков, на небе время от времени пролетали вороны, пронзительно каркая. В округе зараженных было мало: лишь изредка можно было заметить вдалеке уродливое создание, бродящее между частными домами. Когда все взяли себе по чашке чая и по бутерброду, снизу изнутри дома послышался стук и слабое мычание.
   - А они точно нас не услышат? - вполголоса спросил Никита, боязливо озираясь вниз.
   - Не шуми, и не услышат. - сказал Сергей, прихлебывая чай. - Кстати, Никит, я все равно не понимаю, нафига ты решил идти с нами?
   - А почему нет-то? Тоже хочу что-нибудь полезное сделать, не все же время прятаться. Пора и научиться чему-нибудь на деле.
   - Ладно, только не геройствуй особо и помни все, что я тебе говорил перед выходом, - тихо наставил его охотник, дуя на все еще горячий чай.
   Руслан, поедая свой бутерброд с колбасой, прислушивался к шагам тварей, бродящих прямо под ними, пытаясь определить их количество. Глядя в сторону, откуда они пришли, он безрезультатно пытался найти дым, идущий от дома, который два дня назад спалил Станислав. Дальше за крышами домов можно было разглядеть край города, где находилось их пристанище, а также зеленую полоску леса за ним, скрывающую горизонт. Внезапно к Руслану подлетела оса и стала виться прямо перед его лицом, пытаясь усесться ему на губы. Отпрянув от неожиданности, он постарался отмахнуться от нее, пролив при этом практически половину стакана. Никита слегка усмехнулся, а Руслан, избавившись от осы, попросил охотника подлить ему немного чая.
   - Странно, что ты вот так вот решил сделать полноценный привал, - дожевав, сказал тот. - Саркис давал нам лишь несколько минут, чтоб колбасой перекусить, это разве не опасно?
   - Нет, все совершенно безопасно. Саркис торопыга по натуре, да и себя не бережет, - усмехнулся Сергей, - к тому же, у вас тогда вроде как дело было срочное. Ну а я считаю, что глупо пренебрегать перекусом.
   - Ладно, лучше скажи, куда нам дальше идти?
   - Смотри. - Сергей указал направо, - вот где-то там находится поликлиника и тот дом, что вы нашли.
   - Только там шныряют какие-то психи.
   - Верно, поэтому туда мы и не идем. А двинемся вот туда, - охотник показал куда-то за спину Руслана, - там чуть дальше будет центр города, а вот на окраине спального района можно будет что-то поискать. Дома там невысокие, да и маршрут более-менее спокойный.
   - Где-то там, в магазине мы видели одну очень страшную тварь, которая...
   - Знаю, сам не хочу на такую нарваться. Ваш магазин находится в другой стороне, - перебил его Сергей и указал левее, - потому там нам тоже делать нечего.
   Руслан, сидя с мрачным лицом, лишь кивнул и принялся быстрее запихивать себе в рот остатки бутерброда. Сергей связался по рации с Виолеттой, сообщив, где они сделали привал и куда направляются дальше. Дождавшись, когда все, наконец, закончат кушать, он убрал остатки еды и термос обратно к себе в рюкзак, и вместе с Никитой принялся спускать лестницу вниз.
   Осмотрев в оптический прицел охотничьей винтовки окрестности, Сергей подал остальным сигнал, что дорога безопасна. Спустившись на землю, Руслан мельком заглянул в окно дома, увидев там мужчину, одетого в футболку и шорты. Его руки были покрыты грибообразными наростами, а на ногах виднелись следы множественных укусов. Дверь в комнату, где он стоял, была забаррикадирована шкафом, на дверях которого проступали следы от ударов кулаками. На обоях темнели следы от царапин. Сам зараженный мужчина ходил шатающейся и дергающейся походкой взад-вперед по комнате, натыкаясь на стены. Увидев, что все слезли с крыши, Руслан поспешил поскорее удалиться подальше от этого дома. Через несколько участков начинался спальный район, состоящий из четырехэтажных длинных панельных домов. От частного сектора его отделяла дорога, забитая брошенными и разбившимися машинами.
   Сергей, шедший впереди, приказал остановиться у стены дома, находящегося прямо перед автотрассой, от которой его отгораживал забор из белого штакетника. Слева от них неподалеку находился перекресток с неработающими светофорами, а также с десяток столкнувшихся машин. Из-за аварии на дороге образовалась пробка из брошенных автомобилей, врезавшихся друг в друга. Между ними повсюду валялись вещи и гниющие растерзанные останки. Стекла, двери, капоты и салоны некоторых автомобилей были заляпаны засохшей кровью. Несколько машин застряли в кюветах, когда водители пытались объехать пробку. Кое-где между рядами бродили одинокие зараженные, дергаясь в конвульсиях.
   Дождавшись, пока мимо них пройдет группа из четырех обезображенных существ, и путь станет свободным, Сергей приказал Никите двигаться вперед и сразу же спрятаться за машинами. Однако, как только он добежал до старенького зеленого мерседеса, справа послышался странный рев, оборвавшийся бульканьем и клокотанием. Обернувшись, они увидели огромное уродливое существо с посеревшей кожей, живот которого раздулся до такой степени, что почти касался земли. Брюхо твари было покрыто разнообразными кластерными отверстиями, а его низ приобрел черный оттенок и с него сочился и капал на землю гной, источая невероятное зловоние. Ноги существа раздулись от опухолей и нарывов, отчего штаны лопнули в нескольких местах. Из-за своего веса оно передвигалось, переваливаясь с ноги на ногу. Судя по грязной и заляпанной гноем футболке и фартуку, когда-то этот человек был поваром в суши-ресторане. На щеках твари красовалось несколько отвратительных волдырей, а лицо было перекошено будто бы от ужасной боли.
   Сергей подал знак Никите не двигаться и не шуметь и отступил на пару шагов. Руслан, было, хотел обойти его, чтобы помочь парню, но охотник жестом остановил его. Никита же, чье лицо побледнело, а по лбу покатилась крупная капля пота, смотрел выпученными глазами то на товарищей, то на отвратительное существо, которое, стоная и булькая, медленно приближалось к нему, нелепо размахивая руками. Существо остановилось в нескольких метрах от парня и принялось выть. Иногда этот вой прерывался бульканьем, а рот твари начинал пузыриться и пениться. Через минуту под тварью накопилась приличная лужа красного гноя, стекающего с живота. Вдобавок ко всему, вблизи зловоние твари становилось невероятно удушающим. Никита, отведя взгляд от чудовища, пытался зажимать нос рукой и вовсе не дышать, однако вскоре он не выдержал, и его вытошнило на асфальт. Услышав звуки, существо, громко вскрикнуло, от чего из его рта во все стороны полетела отвратительная жижа, и кинулось на парня. Никита, заорав, отпрянул и повалился на спину, уклонившись от удара покрытой волдырями руки чудовища. Шатаясь, тварь продолжала неуклюже наступать на него, отвратительно булькая и протягивая к нему руки. Пока Никита пытался отползти от зараженного, Руслан, не выдержав, бросился ему на помощь.
   - Стой! - попытался остановить его охотник. - Куда?!
   Но видя, что Руслан с ломом наперевес побежал прямо на отвратительное существо, а также, что ближайшие зараженные стали обращать внимание на них, достал нож и кинулся вслед за ним. Подлетев к твари, Руслан с размаху попытался ударить его по голове, однако из-за того, что в этот момент тварь неуклюже качнулась, пытаясь дотянуться до Никиты, промахнулся и попал ей в плечо. Булькая, существо резко развернулось, махнув рукой, пытаясь достать Руслана, но тот сумел отскочить. В этот момент подоспел Сергей и засадил нож прямо в голову твари. Удар оказался не смертельным, а клинок застрял в ее черепе. Оторопев, он попытался вытащить нож, но существо схватило его за руку и потянуло к своей разинутой пасти с черными опухшими губами, из которой торчали изрядно поредевшие гнилые зубы. Крича и матерясь, Сергей попытался вырваться, в этот момент Руслан ударил чудовище по руке ломом, из-за чего она с хрустом вывернулась, а охотник смог освободиться. Затем Руслан треснул существу ломом по голове, так что оно отшатнулось, а изо рта у него полилась красноватая жижа. Тем не менее, оно все еще оставалось живым и продолжало махать руками, пытаясь схватить кого-нибудь. Тогда Руслан ударил тварь ломом в колено, а когда оно подкосилось, со всей силы ударил по голове сверху, сколов затылок практически полностью. Существо рухнуло замертво, его громадное брюхо лопнуло, и зловонный гной стал выплескиваться на асфальт.
   - Быстро! Бегом! - взволнованно прокричал Сергей, помогая Никите подняться, - валим отсюда!
   Оглядевшись, Руслан заметил, как со всей округи к ним ковыляют дерганой походкой потревоженные шумом драки зараженные, иногда воя и мыча. Твари, приближающиеся со стороны перекрестка, были уже всего в нескольких десятках метров. Среди них было много существ с сильными ожогами, а у двоих из них большая часть тела вовсе была покрыта черной горелой коркой, а сожжённая одежда вросла в их кожу. Из близлежащих домов также медленно выходили твари, которые направлялись к группе выживших.
   - Туда! - крикнул охотник, указывая на проход между панельными домами, где зараженных пока не было.
   Он побежал впереди, держа винтовку наготове, следом за ним бежал все еще бледный и не отошедший от нападения Никита, Руслан же замыкал, постоянно оглядываясь на приближающихся с каждой секундой зараженных. Перемахнув через небольшое металлическое ограждение на тротуаре, они побежали по газону по направлению к зданию, но вскоре были вынуждены свернуть, поскольку увидели новую толпу существ, направляющихся к ним со стороны четырехэтажки.
   - Давайте туда! - Сергей указал на металлические коробки гаражей, которые находились неподалеку. - Наверх, быстрее!
   Добежав до них, Руслан, сложив руки лодочкой, подсадил Сергея, помогая ему забраться на крышу. Оказавшись наверху, тот подал руку Никите и практически затащил его наверх.
   - Тихо, старайтесь не греметь, - шёпотом сказал охотник, пока Руслан карабкался наверх.
   Медленно, вжавшись в пол, стараясь издавать как можно меньше шума, они поползли к противоположному краю гаражей. Приблизившись, они увидели, что группа зараженных около домов так и осталась топтаться на месте, в то время как на дороге их собратья беспорядочно рыскали, передвигаясь дерганой походкой, громко вереща. Иногда твари пинали труп раздувшегося существа, увязая в нем и разбрасывая его внутренности по асфальту.
   - Так, похоже, те нас не видели, - указал Сергей на существ около дома.
   - А эти на дороге нас потеряли? - уточнил Руслан.
   - Видимо, - согласился охотник, после чего обернулся, осматривая проезд между домами, - давайте туда, думаю, сможем обойти тварей.
   Добравшись до дальнего края гаражей, Сергей жестом приказал Руслану и Никите спускаться, а сам наблюдал за местностью, держа винтовку наготове. Когда все очутились на земле, то пригнувшись, стараясь не шуметь, побежали за угол дома. Охотник двигался последним, постоянно оглядываясь, чтобы убедиться, что их не преследуют. Руслан, который бежал первым, добравшись до здания и удостоверившись, что все чисто, подал сигнал остальным.
   - Значит так, мы отклонились от маршрута, - добежав, сказал Сергей, задумываясь, - если мы пойдем прямо, то через несколько кварталов выйдем к поликлинике.
   - Но, там все разрушено тварями. - предостерег Руслан.
   - Именно, и, думаю, они остались там надолго. Туда нам точно иди не стоит. - Сергей огляделся, пытаясь сориентироваться. - Думаю, нам лучше пойти по этой улице.
   Он указал на улицу "шестидесятилетия октября", на которой стояла пара брошенных машин. Сама улица была довольно узкой, по обе ее стороны располагались четырехэтажные дома, рядом с которыми были посажены кусты и редкие деревья. Около одного из подъездов разлилась большая лужа засохшей крови, в которой лежали останки растерзанного тела. Группа двигалась осторожно, держась середины улицы. То и дело в окнах, часть из которых была разбита, мелькали силуэты, а также слышались стоны и мычания. Проходя мимо первых домов, Никита, шедший посередине, вдруг остановился, уставившись куда-то в кусты, растущие у последнего подъезда дома по левую руку. Руслан также остановился, непонимающе глядя на парня, и начал вглядываться в ту же сторону. Однако ничего, кроме подъезда, лавок и кустарника Руслан рассмотреть так и не смог. Сергей же, перестав слышать звуки шагов у себя за спиной, обернулся, вопросительно глядя на остальных.
   - Смотрите! - Никита указал на кусты, - там кто-то есть!
   Сергей поначалу не мог разглядеть ничего, кроме листвы и растущего позади них клена. Однако, приглядевшись, он заметил человека, одетого в серую куртку с капюшоном, который прятался среди кустов и наблюдал за ними. Сергей снял винтовку с плеча, пытаясь рассмотреть незнакомца получше в оптику, а заодно приготовить оружие на всякий случай. Однако человек тут же сорвался с места и нырнул в подъезд.
   - Погоди, стой! - крикнул Руслан и обратился к охотнику - Идиот, нафиг ты пушку то наставил?
   Не дожидаясь ответа, он бросился бежать за незнакомцем. Следом за ним поспешил Никита. Сергей, пытаясь их остановить, но, видя, что те уже подбегают к подъезду, сплюнул наземь с досады и последовал за ними. Руслан, бежавший первым, ворвался в подъезд, пытаясь докричаться до незнакомца. Внутри было темно, однако, благодаря разбитым окнам на лестничном пролете, он хорошо проветривался. Следов зараженных, как и неприятного трупного запаха, в подъезде не было. Вместо этого отчетливо слышался топот ног, издаваемый бегущим по лестнице человеком, который уже практически добрался до второго этажа. Крикнув ему несколько раз, Руслан кинулся следом наверх.
   Незнакомец, добежав до лестничной клетки, начал дергать ручки дверей квартир, пытаясь их открыть. Первая дверь оказалась заперта, однако вторая поддалась сразу же. Распахнув ее, человек ворвался внутрь, сбрасывая на пол вещи, висящие на вешалках около входа. Руслан, бежавший за ним, едва не споткнулся, запутавшись в сброшенной одежде, однако, удержавшись на ногах, продолжил погоню. Заметив, что неизвестный скрылся в одной из комнат, он бросился за ним.
   Забежав за ним в помещение, Руслан увидел, как человек пытался открыть окно, но, не сумев, попробовал разбить стекло локтем. Заметив Руслана, он отпрянул от стекла, уставившись на него. Незнакомцем оказалась молодая девушка, которой, судя по всему, не было еще и двадцати. Она, тяжело дыша, смотрела выпученными глазами на Руслана, а после перевела взгляд на вбежавшего за ним Никиту. Трясущимися руками она вытащила из кармана перочинный нож и выставила его перед собой, глядя то на одного, то на другого. В коридоре послышался топот, и в дверном проеме показался Сергей с винтовкой наперевес. Девушка отшатнулась к стене, задрожав, закрыла глаза и поднесла нож к своей шее. Руслан с Никитой в один голос закричали, чтобы она остановилась, подойдя к ней на пару шагов ближе. Незнакомка открыла глаза, однако продолжала держать нож у своей шеи, тяжело дыша и не мигая, смотря на своих преследователей.
   - Убери нож! - крикнул ей Руслан. - Ты, что творить-то удумала?!
   - Слушай, мы не сделаем тебе ничего плохого, обещаю, - сказал Никита, медленными шагами подходя ближе, - мы просто шли и искали безопасное здание, мы не знали, что ты тут.
   Девушка не переставая смотрела на него вытаращенными глазами, однако ее дыхание стало ровнее и спокойнее.
   - Мы правда не хотим тебе вреда, - продолжал успокаивать ее Никита. - Ты можешь нам поверить?
   Девушка резко повернула голову, осматривая остальных. Руслан, кивая, чуть выставил вперед руки, показывая, что безоружен. "Ружье убери", - сердито шепнул он Сергею, не сводя глаз с девушки.
   -Скажи, тебя как зовут? - спросил ее Никита.
   Но девушка ничего не ответила, продолжая пялиться на них, не спеша убирать нож от горла. Примерно минуту они стояли молча, глядя друг на друга, прежде, чем Никита решил продолжить.
   - Так, хорошо, тогда скажи, ты одна тут?
   После небольшой паузы девушка медленно и осторожно отрицательно покачала головой.
   - Ты можешь отвести нас к ним? Мы никому ничего не сделаем, наоборот, уверен, мы бы смогли помочь друг другу.
   - Послушай, - вмешался Руслан. - Наша группа забаррикадировалась тут в доме неподалеку, а мы пошли разыскивать укрытие на случай дальних вылазок. Если вы остановились где-то рядом, то мы могли бы договориться. А потом, как мы вернемся, могли бы обмениваться чем-либо?
   - Так как тебе мысль? - поддержал его Никита, - ты познакомишь нас?
   Девушка какое-то время стояла молча, периодически опуская взгляд в пол. Наконец, она медленно опустила нож и утвердительно кивнула. Никита выдохнул с облегчением, а Руслан, слегка улыбнувшись, отошел с прохода, уступая девушке дорогу. Выйдя из здания, девушка быстро побежала налево, обходя дом. Руслан с Никитой бросились за ней, а Сергей, матерясь, шел быстрым шагом, пытаясь сохранять осторожность.
   Девушка бежала практически бесшумно, легко оббегая зараженных, попадающихся ей на пути. Те, замечая ее, лишь недовольно мычали и выли, однако, благодаря тому что она пробегала слишком быстро, практически сразу теряли всякий интерес, продолжая дергаться, стоя на месте, либо медленно ковылять. Остальные, не рискнув бегать вблизи существ, прокрадывались мимо них, обходя по широкой дуге. Возле одного из домов девушка остановилась, подгоняя рукой отстающих мужчин. Когда те догнали ее, незнакомка повела их к одной из лестниц, ведущей в подвал. Спустившись, девушка постучала в дверь сначала три раза, а после небольшой паузы еще два раза. Послышался скрежет открывающегося замка. Дверь отворила женщина с темными волосами, возрастом под тридцать лет, одетая в изрядно испачканный белый халат. Несмотря на то, что в подвале не было окон, помещение хорошо освещалось благодаря двум керосиновым лампам.
   - Маша! Наконец то! Я уже боялась... - тут она заметила стоящего позади нее Руслана. - А вы кто?
   Женщина отошла на пару шагов назад, держась за край двери, а другой рукой начала шарить у себя в кармане, очевидно, ища оружие. Руслан, смутившись, уже собирался объясниться, как в глубине подвала послышались шаги.
   - Эй, я, кажись, тебя где-то уже видела! - раздался женский голос. - Катя! Он же у нас был позавчера.
   Руслан, повернув голову, увидел толстую молодую женщину в таком же белом халате, как и девушка, открывшая дверь подвала. Присмотревшись, он узнал в ней Ольгу, медсестру из поликлиники, которой они несколько дней назад передали Лесю.
   - Точно! - заметил он, обрадовавшись, - мы же виделись в поликлинике!
   Медсестра, улыбнувшись, кинулась к нему и крепко обняла. Тот похлопал ее по спине, после чего она отстранилась, позволяя остальным зайти внутрь. В помещении был довольно затхлый воздух, под потолком тянулись различные трубы, около стен стояло несколько ящиков, на одном из них стояла керосиновая лампа. В другом конце комнаты располагался стол, на котором стояли несколько пустых банок из-под лапши, а также вторая лампа. На полу лежало несколько матрасов, на одном свернулась калачиком лицом к стене Леся. Однако, услышав шум и разговоры, она обернулась, и, приподнявшись вяло помахала рукой вошедшим.
   - Погодите, - начал говорить Руслан, - вчера, когда мы пришли на встречу, мы видели, что поликлинику заполонили орды тварей. Как же вы спаслись?
   На какое-то время в комнате повисла тишина, после чего врач, впустившая их, сильно занервничав, все же начала говорить.
   - Костя... Женек... Даня... - у Екатерины по щеке покатилась слеза. - Парни пожертвовали собой, чтобы мы смогли спастись...
   Она замолчала, пару раз всхлипнув и опустив глаза. Маша положила ей руку на плечо, пытаясь утешить.
   - Эти твари появились из ниоткуда, - начала пояснять медсестра, - заполонили все и сразу. Была паника, крики, мы ели унесли ноги.
   - Неправда! - вдруг крикнула Екатерина, - я его видела! Он был там!
   - Кто? - перебил ее Руслан, - о ком вы?
   - Человек с истощенным лицом, будто скелет! Это он привел тварей!
   - Не понял?
   - Он ворвался весь в черном! Убил Семена и Надежду Антоновну, хладнокровно, как мясник! Я видела это из своего кабинета, когда выглянула посмотреть!
   Сергей лишь присвистнул от удивления, а Руслан звучно проматерился.
   - Охренеть! - констатировал услышанное Никита.
   Какое-то время в помещении стояла тишина. Женщина, наконец-то, успокоилась, медсестра подошла к Лесе и стала о чем-то перешептываться с ней.
   - Слушайте! - продолжил Руслан, - у нас тут неподалеку есть безопасное место. Мы можем принять вас к нам, у нас есть вода и еда. Там вам ничего не грозит.
   - Виолетта будет против, - вполголоса сказал ему Сергей.
   - Да плевать на нее! - повышенным тоном ответил Руслан, - или ты хочешь бросить девушек умирать?
   На что охотник отрицательно покачал головой и пожал плечами.
   - Так, хорошо, вы собирайтесь, берите все, что можно унести, - скомандовал Руслан и обратился к Сергею, - а ты пометь это место на карте. Запрем дверь, когда будем уходить и сможем использовать этот подвал как укрытие. Тот кивнул и направился наружу проверить обстановку.

***
   Мамули стоял за углом здания, выглядывая и осматривая улицу. Небольшая группа зараженных, из-за которой ему пришлось прятаться, уже давно прошла мимо него. Но возвращаться к остановке Мамули не спешил. Небо постепенно затягивало облаками, и поднимался сильный ветер, который гонял тучи пыли и мусор по улице. "Ну, где же они там шляются?" - думал он про себя, переминаясь с ноги на ногу. - "Уже час почти прошел!". Он постоянно вертел головой, вглядываясь в разные концы улицы, однако, рассмотреть кого-либо, кроме бродящих вдалеке существ он не мог.
   Внезапно он услышал едва различимые звуки шагов у себя за спиной. Резко обернувшись, он увидел Ларису и Мецгера, вышедших из-за угла. Мецгер держал наготове свой мясницкий тесак, а Лариса держала в руках автомат АК-74М.
   - Наконец-то! - Мамули облегченно выдохнул. - Я уж переживать начал.
   Лариса, улыбнувшись, подмигнула ему и пошла в сторону дороги разведать обстановку.
   - Так что случилось? - поинтересовался Мецгер.
   - А хрен его знает, налетели какие-то ублюдки, ни слова не сказали, сразу лупить начали, я еле свалить успел...
   - Так сколько их было? - перебил его до боли знакомый и зловещий голос. Мамули встрепенулся, когда из-за угла вышел Босс, медленно приближаясь и не отрываясь глядя в ему глаза.
   - Ну... Э... Где-то человек шесть, может больше, - нервничая, отвечал тот.
   - Интересно! - Босс остановился прямо напротив него, - и как же так получилось, что тебя не схватили?
   - Так это... Все на Горана кинулись, - по его лбу покатилась капля пота. - Ну а я же вижу, что ему не помочь уже...
   - А пистолет тебе на что? - Босс навис над ним, продолжая буравить его взглядом, не мигая.
   - Так ведь на меня тоже набросились! - Мамули громко сглотнул. - И пистолет в драке куда-то укатился...
   Мамули замолчал, опустив на несколько секунд взгляд в землю, стараясь не смотреть на Босса.
   - Я убил одного из этих уродов! - с гордостью сказал Мамули, резко поднимая голову, - столкнул его прямо в лапы мертвецам, и те его разорвали!
   - Какой ты молодец! - сказал Босс нейтральным тоном и, отстранившись, направился к Ларисе.
   - Слушай, а ты уверен, что нам стоит туда идти? - спросил его Мецгер, - скорее всего Горан мертв, и мы зря теряем время.
   - Даже если так, все равно необходимо избавиться от них, - не оборачиваясь, ответил Босс, - мало ли, они выследят нас или еще что. Кроме того, я не собираюсь прощать им убийство одного из нас так просто.
   "А также я не позволю, чтобы эти уроды чинили мне препятствия! Я хочу поскорее покинуть город с припасами, даже если мне придется истребить здесь всех!" - гневно думал он про себя. Подойдя к Ларисе, Босс осмотрел дорогу и подал остальным знак подойти. Затем он приказал Мамули показать, где на них напали, и вся группа двинулась за ним следом.
   Через несколько минут они дошли до места, где зараженные прикончили одного из нападавших. Группа существ толпилась у следующего дома справа. Среди них Мамули узнал того самого человека, которого часом ранее прикончили твари. Его перепачканная кровью одежда была изорвана в клочья. Лицо его оказалось практически содрано, обнажая торчащие из десен зубы. Кожу убитого обильно украшали свежие язвы и розовые кластерные отверстия, из которых сочился гной. Свежеобращенное существо бесцельно слонялось по округе, молчаливо следуя за своими новыми собратьями и осматривало окрестности отрешенным и лишенным смысла взглядом. Завидев его, Мамули, морщась, поспешил отвернуться и, ускорив шаг, нагнал ушедших вперед товарищей.
   Пройдя еще пару сотен метров, они, наконец, дошли до места столкновения. В переулке было пусто, Мамули стал вертеть головой, высматривая утерянный пистолет, но обнаружить его так и не сумел. Босс медленно пошел вперед, также осматривая место драки, пока не заметил небольшое темное пятно на асфальте. Нагнувшись и проведя по нему пальцами, он понял, что это засохшая кровь.
   - Ну, и где нам их искать теперь? - вполголоса спросил Мецгер. - Может, реально вернемся?
   - Они не убили его сразу, крови очень мало, тела нет, - тихо заговорил Босс, - значит, они оттащили его куда-то.
   - И что, нам по всему городу их искать?
   - Тащить здорового мужика в переполненном тварями городе? - Босс встал и пошел дальше по переулку, - они не могли далеко с ним уйти. Думаю, они прячутся где-то поблизости.
   - Ну, мы же Васяна тащили, - буркнул Мамули.
   - Вы были не так далеко, к тому же, он ведь не сопротивлялся.
   Босс стремительно направился в конец переулка. Остальные двинулись вслед за ним. Осмотревшись, он увидел на доме справа пожарную лестницу, у которой отсутствовали нижние перекладины. Попросив Мамули подсадить, Босс ухватился за ближайшую ступеньку и, опершись на его руки, оттолкнулся от них и полез наверх. Ступени были холодными, а краска с них отколупывалась под руками Босса. Через несколько минут он, наконец, залез на шиферную крышу и стал осматривать окрестности. Поскольку здание было невысоким, полностью осмотреть город не представлялось возможным. Однако хорошо просматривались близлежащие улицы вместе с бродящими по ним немногочисленными зараженными, оставленными машинами и останками погибших горожан. Из разбитого окна одного из домов высовывался полуразложившийся труп.
   Тем временем Мамули с Мецгером мялись около лестницы, пока Лариса охраняла периметр, держа автомат наготове.
   - Ты думаешь, выслеживать тех чуваков - хорошая идея? - тихо спросил Мамули. - То есть, их больше, они лучше знают город и все такое.
   - Хрен его знает, - раздраженно отвечал тот. - Но с нами Босс, а он уж придумает для этих гадов какой-нибудь неприятный сюрприз.
   Мамули, кивнув, начал рыться в кармане и вытащил пачку сигарет. Не успел он закурить, как сверху послышался стук ног о лестничные перекладины, и вскоре Босс спустился на землю.
   - Так, видите то здание в конце улицы? - он указал в левую сторону. - Они там.
   - С чего ты взял?
   - Видишь трупы зараженных, разложенные около здания? - стал пояснять Босс. - Их положили для того, чтобы отпугивать тварей. А значит, там кто-то живет.
   Быстрым шагом он направился в сторону предполагаемого жилища нападавших, ведя за собой остальных. Пройдя по улице, огибая редкие небольшие скопления зараженных, вскоре они дошли до продолговатого четырехэтажного здания с двумя подъездами. Из-за сильно почерневших, распухших разлагающихся тел, разложенных вокруг здания, стоял ужасающе невыносимый запах. Лариса с Мецгером принялись, морщась, закрывать нос рукой, Мамули же вовсе побледнел. Один лишь Босс не обращал внимания на ужасающий запах, перешагнув через трупы, он свернул к ближайшему подъезду. На серых бетонных ступенях виднелись следы грязных ботинок, ведущие как внутрь, так и наружу.
   - Туда! - Босс указал на подъезд и направился туда, ведя за собой остальных.
   Деревянная дверь оказалась незапертой, открыв ее, Босс впустил внутрь свой отряд, который уже начал кашлять от удушающего смрада. В подъезде было светло, поскольку солнечные лучи проникали через окно справа от двери. На стене висели синие металлические почтовые ящики, а под ними стояла корзина для мусора.
   - И как только ты выносишь эту вонь? - Отдышавшись, спросила Лариса, лицо которой побледнело.
   - Это далеко не самое отвратительное, что могло быть, - ответил он, осматривая лестницу - двигаем дальше.
   Он подошел к лестнице, ведущий как наверх, так и в подвал. Бетонные ступени выглядели грязными и кое-где крошились, а торчащие металлические перила слегка заваливались. Следы обуви вели в подвал, куда Босс и повел своих людей. Лампочки уже давно не работали, поэтому внизу было темно, сыро и холодно. Напротив лестницы находился коридор, с левой стороны оканчивающийся металлическими двойными дверьми, а правая его сторона вела в глубину здания. Поскольку следы заворачивали направо, Босс приказал остальным идти именно туда. Мамули попытался достать зажигалку, чтобы хоть как-то осветить путь, однако Босс его остановил. Под потолком торчало множество труб разной толщины, иногда с них капала вода, а у стены слева рядом со входом возвышалась гора из сложенных коробок. Группа шла осторожно, стараясь не шуметь, поскольку каждый шаг отдавал гулким эхом. Через некоторое время они дошли до металлической двери в стене слева, куда вели следы.
   - Приготовьте оружие, - тихо сказал Босс, берясь за дверную ручку. - Мамули, входишь первым, мы за тобой.
   - Почему я? - обеспокоенно ответил тот. - А вдруг там...
   - Не пререкайся, - перебил его Босс, - не то я решу, что ты создаешь проблемы.
   - Ну ладно, ладно... - обреченно ответил тот, беря в руки пистолет, который передала ему Лариса.
   На счет три Босс распахнул дверь, и Мамули тут же ворвался внутрь, падая на колено и выставив оружие перед собой. Водя пистолетом из стороны в сторону, он с удивленным лицом осматривал пустое помещение, затем неуверенно сказал: "Вроде чисто!". Следом за ним в помещение вошли Лариса и Мецгер, также держа оружие наготове, однако, оглядевшись, опустили стволы и позвали Босса. Недоумевая, тот зашел внутрь. Помещение было просторным и светлым благодаря трем окнам с пыльными стеклами в верхней части стены, что находилась напротив входной двери. Посередине комнаты стояло с десяток стиральных машин, наверх от них шли трубы, соединяясь под потолком с более толстой трубой, выходящей в коридор. В помещении стоял неприятный запах пота и мочи, а около стен лежало несколько спальных мешков и грязная одежда.
   - Проверьте тут все, - сказал Босс, выходя на середину комнаты, - Мамули, давай в тот конец!
   Поднявшись, он, опустив вниз пистолет и держа его двумя руками, стал медленно продвигаться в конец комнаты. Мецгер принялся осматривать стиральные машины, а Лариса, закинув автомат за спину, стала пинать валяющиеся рядом вещи.
   - Босс, тут вроде дверь есть! - сказал Мамули, дойдя до конца комнаты.
   Присмотревшись, Босс увидел в противоположной стене дверь, которая по цвету была неотличима от нее. Кроме того, на двери была свинчена ручка.
   - Ладно, надо попробовать ее открыть, - начал Босс, но его неожиданно прервал звон разбивающегося стекла.
   Резко оглянувшись, он увидел, как трескаются и падают стекла во всех трех окнах, и в ту же секунду в комнату влетели комья горящей грязной ткани, которые сильны дымили. Один из таких комков упал прямо рядом с Мецгером, пуская едкий черный дым ему в лицо, от чего тот закашлялся и стал закрывать лицо руками, протирая глаза. В следующую секунду через окна в помещение ворвались люди в грязной одежде, напоминающие бродяг.
   Обернувшись на шум и увидев неприятеля, Мамули вскинул пистолет, но тут дверь позади него распахнулась, и оттуда выбежал мужчина с длинной бородой и синяком под глазом, вслед за которым бежали еще двое. Мамули, повернув голову назад, получил сильный удар в челюсть от бородатого, отчего повалился на пол. Окружив его, двое бродяг стали избивать его ногами, пока бородач подбирал с пола выпавший у него из рук пистолет. Ворвавшийся через окно мужчина с разбитым лицом накинулся на кашляющего и протирающего глаза Мецгера, повалил его на пол и стал бить кулаками в лицо. Лариса, одной рукой отмахивалась от дыма, клубившегося у ее лица, другой пыталась снять автомат с плеча, однако уже и к ней со всех ног бежали бродяги. Босс хотел кинуться ей на помощь, но, видя, как ее повалили на пол, а к нему самому побежали двое, бросился бежать обратно в коридор. "За ним, бегом!" - слышал он позади себя, - "Не упустите его!". Несмотря на то, что Босс несся по коридору с огромной скоростью, позади себя он отчетливо слышал топот ног его преследователей. "Коробки!" - пронеслась мысль в голове Босса.
Первым к лестнице выбежал мужчина с длинными грязными волосами и щетиной.
   - Где он? Куда он делся? - стал кричать он остальным. - Кто видел, куда он побежал?
   Остальные двое преследователей в грязной одежде и со слипшимися и свалявшимися волосами, добежав до него, пытались отдышаться, отрицательно качая головой.
   - Не, не видел, - сказал один из них, вытирая пот со лба.
   - Так, давай ты наверх, а ты в ту комнату, он не мог далеко сбежать, - начал командовать волосатый, - я, если что, ловлю его здесь.
   Мужчина в грязной клетчатой рубашке бросился открывать двери и побежал дальше по коридору, второй же кинулся наверх. Оставшись наедине, мужчина с длинными волосами стал переминаться с ноги на ногу, периодически поглядывая наверх.
   - Как там дела? - крикнул он им, как вдруг услышал позади себя шорох двигающихся коробок и приглушенные шаги. Не успел он обернуться, как его ногу пронзила страшная боль от глубокого удара ножом почти до кости, и он с криком повалился на пол. Увидев краем глаза убегающий обратно в темноту силуэт, мужчина, ощупывая руками ногу, почувствовал глубокий длинный порез, отозвавшейся страшной болью при прикосновении. Из него толчками выплескивалась кровь. Нога стала неметь, на лбу у него выступил холодный липкий пот. Мужчина стал громко звать на помощь, через несколько секунд из-за дверей выбежал бродяга в клетчатой рубашке и на секунду в удивлении застыл, глядя на побледневшего товарища, истекающего кровью. Подбежав к раненому, он, сильно нервничая и тараторя, стал спрашивать, что случилось, в то же время пытался рукой зажать рану, из которой хлобыстала кровь.
   - Надо перетянуть ногу! - взволнованно сказал бродяга в клетчатой рубашке, - зажми рану! Я ремень сниму!
   Пока он трясущимися руками пытался снять с себя ремень, раненый бродяга медленно поднял вверх размякшую руку и ослабевшими губами попытался что-то прошептать. Клетчатый, глядя на его лицо, не смог разобрать ни слова. Внезапно он услышал приглушенные шаги, доносящиеся из темного коридора. Подняв взгляд, он увидел прямо перед собой истощенное лицо с впалыми щеками и горящими безумной радостью серыми глазами. Бродяга успел только открыть рот, как Босс полоснул его ножом прямо по горлу. Застыв на секунду неподвижно с открытым ртом, мужчина, захрипев, схватил себя за шею, откуда уже фонтаном била кровь, которая затем стала выливаться у него изо рта и из носа. Пошатнувшись, он оперся рукой о стену, вымазывая ее своей кровью, потом упал на пол и задергался в конвульсиях. Видя, что второй бродяга уже потерял сознание, Босс развернулся и направился обратно в помещение прачечной.
   Тем временем на крики прибежал вниз последний бродяга, но увиденное заставило его остановиться на середине лестницы. Прямо перед ним лежал труп товарища с посеревшим лицом с перерезанным горлом, а чуть поодаль лежало побледневшее тело другого мужчины с длинными волосами, под обоими телами разливалась громадная лужа крови, пропитывая всю их одежду. Бродяга попятился назад, однако споткнулся и повалился на спину. Схватившись руками за лицо, он завопил и, кое-как поднявшись, бросился бежать прочь со всех ног. Выскочив из здания, крича и растирая руками щеки, бродяга помчался вглубь города.
   В комнате по соседству с прачечной, куда увели захваченных людей Босса, громоздился прилавок с разбитым кассовым аппаратом и пустыми вешалками позади. По левую сторону от входа в прачечную находилась дверь, ведущая на улицу и забаррикадированная железной трубой. В дальней стене располагался вход в соседнее помещение, куда постоянно ходили бродяги. В комнате было ужасно душно и смердело потными немытыми телами. На полу у стены за прилавком лежали грязные вещи и несколько старых матрацев. Хнычущего Мамули с лицом в ссадинах и разбитой губой, который от побоев не мог стоять на ногах, довели практически до двери у дальней стены и бросили на пол рядом с прилавком. Бородатый мужчина, позвав с собой одного из своих, ушел в соседнюю комнату. Оставшиеся принялись связывать по рукам и ногам лежащего Мамули. Лариса с Мецгером стояли прямо позади них. У стены сидела женщина возрастом за тридцать лет, к ней прижимался, испуганно поглядывая на пленников, подросток, которого женщина прижимала к себе. Рядом с ними сидели двое стариков и одна пожилая женщина. Все они были такие же грязные и немытые, как и остальные бродяги. Из соседней комнаты послышалось матюгание Горана, раздались гулкие удары. Несмотря на них, байкер продолжил выкрикивать оскорбления и язвительно шутить в адрес похитителей. Женщина начала что-то шептать на ухо своему сыну, недобро поглядывая в сторону соседней комнаты.
   - Эй! - шепнула Мецгеру Лариса, - у меня ствол.
   Не дождавшись ответа, она слегка повернула голову.
   - Сзади, - чуть громче продолжила Лариса, - за поясом.
   - Да понял я, - еле слышно огрызнулся Мецгер и оглядел сидящих бродяг.
   Убедившись, что никто не обратил на них внимания, он выждал еще какое-то время, затем принялся медленно приближаться к Ларисе. Пока он передвигался, слегка переставляя ноги, бродяги практически закончили связывать Мамули. Мецгер был на полпути, когда один из стариков окликнул его.
   - Ты чего это! - крякнул он и принялся неотрывно пялиться ему в глаза.
   Мецгер широко улыбнулся ему в ответ, после чего крикнул: "Витя, давай!" Все тотчас обернулись на лежащего Мамули. Мецгер пулей бросился к Ларисе и выхватил у нее из-за пояса пистолет. Но не успел он его направить, как старик, заметивший его передвижения, кинулся к нему и ловким ударом выбил оружие из рук. В ответ Мецгер сильным ударом под дых отправил старика на пол. Бродяга с разбитым носом первым среагировал и попытался подбежать на выручку, но Лариса ударила его ногой в пах и ногтями полоснула по лицу. Скорчившись от боли, тот повалился на пол. Остальные бродяги, которые связывали Мамули кинулись было к Ларисе, но тут подбежал Мецгер, со всей силы толкнув мужчину с разбитым лицом. Тот попятился назад и, споткнувшись о лежащего старика позади него, повалился на пол. Второй бродяга попытался отступить от Мецгера, но получил сильный удар ногой в солнечное сплетение от Ларисы.
   На шум драки и крики сидящих у стены женщин из соседней комнаты выбежал бородатый мужчина в сопровождении еще троих бродяг. Увидев их, Мецгер бросился назад, пытаясь добраться до потерянного пистолета. Внезапно сын женщины, сидевшей у стены, неожиданно выбежал и, опередив Мецгера, схватил пистолет, направив его на пленных. Мецгер застыл в нерешительности, а парень с выпученными бегающими глазами сделал пару шагов назад, трясущимися руками направляя пистолет то на него, то на Ларису. Вбежавшие бродяги во главе с бородатым так же не решались подойти, предпочитая наблюдать за тем, что будет дальше.
   - Отдай-ка мне ствол, - ласково сказал Мецгер, глядя пареньку прямо в глаза, но, тем не менее, оставаясь на месте.
   - Действительно, - поддержала его Лариса, - лучше опусти по-хорошему, а не то будет хуже.
   Парень начал тяжело дышать, лицо его искривилось от подступающего плача, руки затряслись еще сильнее, однако опускать оружие он не собирался. Примерно минуту все оставались на своих местах, не решаясь что-либо предпринимать.
   Тишину нарушила распахнувшаяся дверь в прачечную. Парень не успел среагировать, и его лицо схватила холодная и жесткая рука, резко потянув назад. В следующую секунду Босс приставил к его шее окровавленный нож. Парень, выпустив пистолет из рук, заплакал. Его мать принялась истошно кричать и требовать, чтобы ее сына отпустили. Остальные бродяги попытались кинуться на помощь, но Босс, дико улыбаясь, еще сильнее надавил ножом на шею паренька, отчего тот вскрикнул. Бродяги остановились, не решаясь подойти.
   Тем временем Мецгер поднял пистолет и нацелил его на своих похитителей. Видя, что ситуация под контролем, Босс, подмигнув матери паренька, перерезал горло ее сыну. Кровь хлынула потоком, а сам порез был настолько глубоким, что можно было разглядеть позвоночник. Парень с хрипом, дергаясь в конвульсиях, повалился на пол, когда Босс ослабил хватку. Его мать истошно завизжала и попыталась накинуться на Босса, но тот сильным ударом ноги в лицо отпихнул ее обратно на пол. Остальные, было, попытались двинуться, но Босс левой рукой вынул из-под плаща пистолет, направив его на бродяг.
   - Кто шевельнётся - получит пулю, - прошипел он, окидывая взглядом помещение. С его лица так и не сходила зловещая и безумная улыбка.
   "Ну что, готов спорить, вы жалеете, что связались со мной! - мрачно радовался про себя Босс, - но уже поздно, теперь вы все здесь умрете, как и любой, кто посмеет мне помешать!"
   - Помогите Мамули и свяжите этих, - скомандовал он, - да заткните им рты.
   Мецгер с Ларисой стали развязывать кряхтящего и стонущего товарища. Из соседней комнаты снова послышалось матюгание Горана. Босс отправил Ларису проверить помещение, пока Мецгер помогал Мамули подняться. Подобрав длинный моток верёвки, предназначенной для них, они принялись связывать бродяг. Также они отрывали у каждого куски грязной провонявшей одежды и запихивали их в рот пленным, используя в качестве кляпа. Бородатый мужчина попытался вырываться, но после удара Мецгера в затылок рукояткой пистолета, желание сопротивляться у него отпало.
   - Сыночек! Пожалуйста! - взмолился один из стариков, не участвовавший в драке, и, плача, кинулся в ноги к Боссу. - Не губи! Дай пожить еще!
   Босс сделал пару шагов назад, не давая тому прикоснуться к себе, склонился над ним и заглянул старику в глаза. Улыбка исчезла с его лица, превратившись в жуткую гримасу. Старик, хныча, попытался еще что-то сказать, но взглянув на нависшее прямо перед ним истощенное лицо с дикими глазами, безвольно опустил голову.
   - Скажешь еще слово - и пожалеешь, - тихо предупредил его Босс, зловеще улыбнулся и приказал Мецгеру убрать от него старика.
   Через несколько секунд из соседней комнаты вышел Горан с покрытым ссадинами лицом.
   - Как ты? - спросил его Босс.
   - Нормально, - сказал тот, сплевывая кровавой слюной, - хуже будет этим ублюдкам, когда мы с ними закончим.
   Горан с громким матюганием ударил ногой в лицо ближайшего связанного бродягу, сидящего на полу. Остальные связанные начали испуганно мычать, те немногие, кого не успели скрутить, пытались что-то возражать, но, кроме невнятных звуков и взвизгов из себя выдавить ничего не смогли.
   - А ну, все заткнулись! - гаркнул Мецгер и подошел к старику, который выбил у него во время драки пистолет. Схватив его под шиворот, он кинул его в кучу к остальным. Пока Мамули связывал ему руки за спиной, Мецгер оторвал кусок грязного покрывала и попытался запихнуть его в рот старику. Тот попытался увернуться, но Мецгер со всей силы ударил его рукоятью пистолета в челюсть, выбив передние зубы, и, как только старик закричал от боли, запихнул ему ткань в глотку.
   - Народ! - послышался из соседней комнаты голос Ларисы, - идите сюда!
   Босс сказал Мецгеру следовать за собой, пока Горан с Мамули связывали последнего пленного.
Помещение оказалось небольшим, справа от входа стояли различные коробки, мешки, пакеты и бутылки. Там же лежали разрезанные веревки, которыми был связан Горан. Слева в стене было небольшое грязное окно, еле пропускающее в комнату солнечные лучи. У дальней стены стоял стол, весь заляпанный засохшей кровью, которой так же обильно был перепачкан пол и стена. На столе лежало несколько окровавленных ножей и тарелок. На полу у стены валялось несколько костей разных размеров.
   - Что за хрень? - медленно проговорил Мецгер, неотрывно глядя на жуткое зрелище.
   - Думаю, это то, что осталось от тех, кого они ловили ранее, - спокойно ответил Босс.
- И это еще не все, - Лариса полезла в коробку, стоящую рядом с ней и бросила Мецгеру банку тушенки, - полюбуйтесь!
   - Офигеть! И на кой хрен надо было жрать людей, если есть нормальная еда?
   - Зима будет холодной и голодной, - без эмоций констатировал Босс, - видимо, решили как можно дольше экономить провизию. Считали, что это мудро.
   Он подошел к открытой коробке и стал осматривать содержимое. Помимо нескольких банок тушенки и пачек крекеров, там не было ничего интересного. Рядом стояла пятилитровая бутылка с какой-то прозрачной жидкостью, на которой была наклеена грязная бумажка с написанным неразборчивым почерком словом. Босс долго пытался разобрать написанное, после отвинтил крышку, и ему в нос ударил неприятный запах.
   - Что-то нашел? - поинтересовался Мецгер.
   - Хрен его знает, - задумчиво проговорил Босс, - какая-то отрава.
   - Походу алкашка какой-то, - Мецгер подошел поближе, - тут вон, даже написано "спирт".
   - Такая здоровая?
   - Может они много бутылок в одну слили?
   Босс, пожав плечами, закрыл крышку, встал и еще раз окинул взглядом имущество бродяг.
   - Ладно, соберите все ценное, и пора валить, - с этими словами он направился к выходу.
   Уходя, Босс слышал, как Мецгер радуется найденной бутылке спирта. Тем временем, Горан с Мамули закончили связывать пленных, и, усадив их в угол за прилавком, о чем-то беседовали. Босс велел им помочь остальным, а сам сначала осмотрел связанных, затем подошел к двери. Он попробовал открыть ее, но железная труба крепко блокировала проход, не давая даже дернуться. Босс приложил ухо к двери, надеясь разобрать, что происходит снаружи. Примерно минуту он слушал лишь тишину, но вскоре послышалось тихое шуршание, доносившееся у него из-за спины. Босс резко обернулся, уставившись на одного из бродяг, который, заметив на себе его взгляд, испуганно вжался в стену. Однако в ту же секунду из соседней комнаты снова донеслась ругань.
   - Какого хрена? Нафига ты бутылку то забрала? - слышался возмущенный голос Мецгера.
   Через минуту из комнаты выбежала Лариса с перекошенным от злобы лицом, в руке она сжимала полуторалитровую грязную бутылку, которую ранее Босс нашел среди вещей бродяг. Глянув на пленных, она заметила бородатого мужчину с фингалом под глазом, тот исподлобья пялился на нее.
   - Гребаные алкаши! - процедила она сквозь зубы, злобно смотря на него, - упиваетесь тут, а потом людей мучаете? Только и можете, что вечно жизни людям гробить, пьянь!
   Несколько секунд она смотрела ему в глаза, тяжело дыша, потом поднесла бутылку к лицу бородача. Тем временем из соседней комнаты выбежал Мецгер, продолжая возмущаться по поводу отобранного у него спирта.
   - Ты этого хочешь? - прошипела Лариса, свинчивая с бутылки крышку. - На, пей, пей, запейся!
Она принялась выливать спирт прямо на голову бородачу, на что тот принялся мычать и уворачиваться от струи. Лариса же под сокрушительные вопли Мецгера принялась поливать спиртом и других пленных, а, когда бутылка опустела, с силой бросила ее в стену и направилась обратно в соседнюю комнату. "Дура психованная!" - крикнул ей вслед Мецгер.
   - И нафига было продукт переводить? - спросил он у Босса. - Слушай, с этими уродами-то что делать будем?
   - Они могут выследить нас, - подумав, ответил Босс, - или готовить новые засады.
   - Так что, мочить их будем?
   Со стороны пленных тут же послышалась возня и мычание.
   - Я бы не хотел тратить на них патроны, - недовольно сказал Босс, - они еще пригодятся.
   - Согласен, но что же делать?
   Босс не успел ничего сказать, поскольку из соседней комнаты выбежала Лариса, держа в руке пол литровую бутылку розжига для костра. Поставив ее на пол, она быстро достала спички, зажгла одну и бросила ее в пленников. Пропитанные спиртом ткань и волосы пленных тут же вспыхнули, выбросив в воздух сноп искр и море дыма. Связанные начали громко мычать и извиваться. Один из них, сидевший с краю, упал на пол и попытался ползти, но Лариса тотчас же подбежала к нему и со всей силы ударила ногой в голову. Затем она подхватила бутыль с розжигом и принялась поливать пленных, отчего огонь вспыхнул еще раз и принялся разгораться все сильнее. Воздух моментально пропах гарью, а под потолком начали виться клубы дыма.
   - Ты что, дура, делаешь? - крикнул Мецгер и побежал к ней.
   Из соседней комнаты с матюганием вылетел Горан. Они оба начали кричать на Ларису. Мецгер попытался отнять у нее бутыль, и наконец-таки сумел сделать это, когда Лариса вылила примерно половину.
   Тем временем в помещении стояло душераздирающие мычание горящих людей, все заполонял едкий вонючий дым, от которого слезились глаза. Однако все трое разом прекратили возню, когда на всю комнату раздался безумных смех Босса. Он стоял, задрав голову вверх, зловеще хохоча, примерно с полминуты, пока его люди смотрели на него, не зная, как реагировать. Мамули, наконец, выбежал на шум, но застыл в дверном проеме, испуганно глядя на своего командира. Отсмеявшись, Босс опустил голову, улыбка с его лица моментально исчезла, а из глаз пропал огонь.
   - Ладно, хватит припасы переводить, - спокойно сказал он с каменным лицом, - заканчивайте сборы, и пора выдвигаться.
   Никто не решился с ним пререкаться, и через пару минут все были уже в сборе. Огонь тем временем почти потух. Большая часть одежды пленников почернела и теперь лишь дымилась, однако, кое-где все же бегали искры и горели небольшие огоньки. У большинства обгорели волосы, на лицах и головах были ожоги различной степени, а у кого-то обгоревшая одежда приварилась к коже. Треск огня сменили стоны и мычания пленников.
   - Идите, я догоню вас, - сказал Босс. Его люди, таща пару мешков, направились на выход.
   Дождавшись, пока они уйдут, он подошел к двери и принялся вытаскивать трубу, блокирующую ее. Со скрежетом она начала подаваться, и через пару минут Босс смог отпереть дверь. В лицо ему дохнул свежий воздух, перед ним и справа от него предстала небольшая бетонная стена. Слева располагалась лестница, ведущая наверх из подвала. Босс начал медленно подниматься, держа в руке металлическую трубу и озираясь по сторонам. Вокруг открылся вид на небольшой парк, состоящий из нескольких десятков деревьев, дорожек и скамеек, окруженный асфальтированной дорогой. С каждой стороны за дорогой располагалось по длинному пятиэтажному дому. Недалеко от входа в прачечную стоял брошенный автомобиль с открытыми дверьми, рядом с которым толпилось шестеро зараженных. "Эй! А ну идите сюда!" - крикнул им Босс, стуча трубой по бетонной стене. - "Кушать подано!". Через некоторое время зараженные обратили на него внимание. Для верности Босс кинул в них трубой, попав одному из них в плечо. Твари, воя и вереща, дёргающейся походкой направились к нему. Выждав несколько секунд, Босс быстро спустился вниз и направился в прачечную. Подойдя к сушильной машине, которая стояла ближе всех к входу, он выдернул ее из розетки, а затем обернулся посмотреть на то, что происходит в соседней комнате.
   Тем временем, один из зараженных, на щеке и виске которого красовались большие пузырчатые волдыри, одетый в грязный, заляпанный кровью и гноем свитер, уже спустился и вошел в помещение. Пленники, заметив его, снова принялись истошно мычать и интенсивно дергаться. Тварь моментально обратила на них внимание и, заверещав, набросилась на ближайшего бродягу, впившись ему в плечо. Заметив в проходе силуэты других зараженных, Босс захлопнул дверь и заблокировал выход, подперев дверь сушильной машиной. Закончив, он вышел в темный коридор и побежал догонять остальных.
  
   ***
   Постепенно солнце стало клониться к закату, на улице поднялся сильный ветер, который начал гонять пыль и мусор по пустым улицам. Зараженные, вяло бродившие или безвольно стоявшие целый день, начали становиться все активнее в предвкушении ночи. Из черных проемов разбитых окон и распахнутых дверей стали усиливаться вопли и стоны, издаваемые тварями. В небе, затянутом плотными облаками, начала кружить стая ворон, громко и пронзительно каркая. Станислав, стоявший на часах на посту, расположенном на дереве, последний раз окинул взглядом окрестности и, когда стемнело настолько, что зараженные начали выбираться из своих укрытий, спустился вниз и поспешил в дом.
   Остальные выжившие были уже внутри, поспешно до захода солнца завершив все свои дела на улице. Детей уложили спать, а основная часть взрослых находилось на первом этаже. Кто-то ужинал все тем же супом или лапшой быстрого приготовления, а кто-то просто пил чай. Все слушали рассказ женщин, сидящих на диване, которых сегодня спас Руслан и привел к ним. Каждая из них по очереди рассказывала, что видела тогда в поликлинике, о том, как внутрь вломились зараженные, убивая всех и вся.
   - Погоди, - прервал Екатерину Саркис, - то есть ты говоришь, что эти твари прорвались к вам не случайно?
   - Именно! - врач замолчала на какое-то время, а в выражении ее лица появилась горечь, - этот псих с дикими глазами ворвался за секунду до того, как вломились зараженные. Бегал по кабинетам, будто что-то искал, а может быть и кого-то искал.
   - Кать, - тихо сказала медсестра, - ну ты уверена, что там кто-то был? Просто... Тебе ведь могло показаться или...
   - Оля! - закричала Екатерина на медсестру матом, - конечно нет! Я не слепая и не тупая все-таки!
   - Чуть тише говори, - сделал замечание Станислав, - уже ночь на дворе. Не привлекай внимания.
   - Да ладно, я не верю, - сказала Светлана, - кому и зачем надо устраивать такое?
   - А что? - Станислав пожал плечами, - психи разные бывают, я и не такое видел.
   - То есть, вы хотите сказать, что где-то появился маньяк, который натравливает зараженных на людей? - с тревогой в голосе спросил у спасенных женщин Саркис.
   Остальные тут же начали галдеть: одни скептически засыпали женщин вопросами, другие возмущались, третьи испуганно истерили. Виолетта не вмешивалась в спор, стоя в стороне недалеко от дверей своей комнаты и наблюдая за происходящим. Через какое-то время к ней подошел Станислав с мрачным лицом, глядя в пол.
   - Знаешь, похоже, я был не прав.
   - В смысле? - удивленно спросила она.
   - Я думал, Руслан занялся реальным делом и пытается исправить ситуацию, - вполголоса начал излагать свои мысли Станислав, глядя на спорящих, - вместо этого он притащил сюда черт-те кого. Только лишних нахлебников нам тут не хватало.
   - Такими темпами еда у нас улетучится очень быстро, - мрачно сказала Виолетта.
   - Дело не только в этом. - Станислав помолчал какое-то время. - Если то, что рассказали эти бабы - правда, то кто знает, не наведут ли они его на нас?
   - А я тебе говорила, что он козел тот еще?
   Станислав угрюмо уставился в пол. Тем временем страсти начали утихать: некоторые, доев и допив чай, начали подниматься на второй этаж, некоторые все же продолжили расспрос новоприбывших.
   - Как вы думаете, - заговорил Руслан, - кто-нибудь еще мог выжить?
   - Сложно сказать, - задумалась Екатерина, - эти твари были повсюду... Не думаю, что кто-то еще спасся.
   - Если кто и мог спастись, - воодушевленно сказала Ольга, - то только Василиса!
   - Это кто?
   - Была у нас одна бойкая девица, собрала вокруг себя народ, что покрепче. Поначалу организовывала отпор бандюганам и мародёрам, потом ходила искать припасы.
   - Кстати, - встрепенулась Мария, - тогда, когда они вернулись после похода к грузовику, она сказала, что на них кто-то напал!
   - Погоди, - перебил ее Руслан, - то есть этот псих мог быть не один?
   Саркис, услышав это, проматерился, и также направился к Виолетте. Она недовольно взглянула на него и продолжила слушать.
   - Если они спаслись, то куда они могли пойти? - продолжал расспрос Руслан.
   - Думаю только туда же, куда и мы... Мы просидели там примерно сутки, однако никого не было. - Екатерина задумалась на секунду, после чего воскликнула, - хотя была еще одна многоэтажка, которую они очистили от тварей в поисках припасов!
   - Мы там уже были, - Руслан раздосадовано покачал головой, - там никого не было.
   - А я вспомнила, - вмешалась Мария, - они вроде как планировали вылазку в центр и вроде как подготовили одно здание для того, чтобы пережидать там ночь во время дальних вылазок! Может быть, они там?
   - Тогда завтра же отправляемся туда! - констатировал Руслан.
   Виолетта шепотом проматерилась и закрыла ладонью лицо. Станислав же менее сдержанно отреагировал на это заявление, принявшись возмущаться во весь голос.
   - Ты серьезно? - так же не выдержал Саркис. - Опять?
   - Вполне! - твердо заявил Руслан. - Где-то там люди могут быть в опасности, ты предлагаешь их бросить?
   - Нет, но...
   - Да они наверняка уже мертвы! - крикнул Станислав, - даже если они каким-то чудом спаслись, то ночь на улице точно бы не продержались!
   - Действительно, Руслан! - Саркис сделал шаг вперед, - ты готов рисковать собой и нами ради небольшого шанса, что они могут быть живы?
   - Твой друг погиб позавчера! - поддержал его Станислав. - Олегу проломили голову! Вчера вас чуть не убили!
   - И что, ты предлагаешь все бросить?! - перебил его Руслан, - запереться тут, отгородившись от всех, и ждать непонятно чего?
   - Нет, но нельзя же каждый день бежать черт-те куда сломя голову и рискуя жизнью? - попытался урезонить его Саркис.
   - А ты не думал, что кроме нас могло никого больше не остаться? Что если мы вообще последние выжившие в стране? Или в мире? - продолжал возмущаться Руслан. - И вместо того, чтобы объединиться и спасать всех, кого можно, мы грыземся и позволяем каким-то психам убивать нас!
   После этого все замолчали. Саркис опустил взгляд и уставился в пол, а Станислав, махнув рукой, пошел к себе в комнату. Виолетта переводила взгляд от Руслана к Саркису, так и не решаясь что-либо сказать.
   - Не знаю, как вы, мужики, но завтра с Русланом пойду я, - вдруг вмешался Владимир. - Нехорошо это - оставлять людей в беде. Так что, раз есть шанс помочь, то почему нет?
   - Так, ладно, - решил прервать разговор Саркис, - давайте сейчас уже ко сну готовиться. Утро вечера мудренее. Не будем пороть горячку, завтра решим, что чего куда.
   С этими словами он направился к лестнице и стал подниматься на второй этаж. Виолетта с недовольным лицом подошла к Ольге, чтобы обсудить вопрос об их ночлеге. Выяснилось, что в комнате женщин свободных коек и матрацев уже не осталось. Светлана сказала, что на полу есть небольшое пространство, но мест хватит только для двоих. Екатерина согласилась ночевать в лазарете вместе с Елизаветой, Ольгу с Лесей было решено разместить в комнате наверху, в то время как Марию подселили в комнату Надежды и Дмитрия. Руслан, допив чай, пошел в лазарет, однако, путь ему преградила Елизавета.
   - Как там Филипп? - спросил Руслан.
   - Нормально, дала ему успокоительное, он спит, и пусть спит, - ответила ему доктор, зевая, - ты тоже иди спать. Если все будет в порядке, завтра он уже сможет ходить.
   Руслан, слегка улыбнувшись, отправился наверх. Мрачные мысли о нападавших на поликлинику разбавляла радость от спасения людей и выздоровления товарища. В первый раз за несколько дней Руслан смог уснуть нормально.
  
   ГЛАВА5
   Сергей сидел у себя в кабинете в окружении кучи папок и стопок отчетов об экспериментах и исследованиях. Позади него на дверцах шкафов были так же развешаны распечатанные на больших форматах графики, таблицы и диаграммы. Помимо кипы бумаг, на его столе стояли два монитора, на которые оперативно поступали свежие данные из лабораторий. Сергей, анализируя их, время от времени распечатывал кое-что и сравнивал с остальными бумагами. Неожиданно зазвонил телефон, стоявший рядом с левым монитором. Выругавшись, Сергей отложил бумаги и снял трубку.
   - Что у вас? - сразу же прозвучал сухой жесткий голос, не дав Сергею сказать ни слова.
   - Мы не смогли найти патологий ни в желудке, ни в кишечнике зараженных, - начал отчитываться Сергей после небольшой паузы, - анализ спинномозговой жидкости так же не дал результата. И я продолжаю настаивать, чтобы вы дали нам разрешение проводить эксперименты на незараженных людях. В ходе этих экспериментов мы бы лучше поняли механизм заражения и быстрее бы нашли лекарство!
   - Отставить! - резко ответил ему собеседник на том конце провода, - заражение уже распространяется по вашему институту. Вы и весь ключевой персонал должны немедленно эвакуироваться. Транспорт прибудет за вами через пятнадцать минут.
   - Но я ведь не успею переслать вам все данные! Основной сервер не отвечает и ...
   - Сервер потерян. Оставьте данные. В приоритете эвакуация высших научных сотрудников. - Мужчина повесил трубку, не дожидаясь ответа Сергея.
   Какое-то время он сидел неподвижно, обдумывая услышанное, пока из-за стены в соседнем кабинете не раздался еле слышный телефонный звонок. "Ну, уж нет! - возмутился про себя Сергей! - я не оставлю то, над чем столько трудился! Я ведь так близок к цели!" Он тут же полез в сумку, и, найдя флешку, принялся копировать на нее данные с компьютера. Файлы копировались очень медленно, на каждый процент уходило около пяти секунд. Тем временем из соседнего кабинета слышалась возня, после чего кто-то хлопнул дверью, и зазвучал звук удаляющихся по коридору шагов. "Долбанные идиоты, бегите! Бегите! Ничего никогда не можете сделать!" - думал про себя Сергей, пока проценты загрузки медленно заполнялись - "Я почти разгадал эту проклятую болезнь! Я добьюсь своего любой ценой!" Размышления Сергея прервал звук пожарной тревоги и сообщение по громкой связи о чрезвычайной ситуации, с просьбой без паники проследовать к выходу. "Ну, быстрее, быстрее же!" - ругался про себя Сергей, побежав к столу и глядя в монитор. Через несколько минут загрузка, наконец, закончилась, и ученый сразу выдернул флешку, спрятав ее во внутренний карман. Закинув стопку распечатанных бумаг в свой портфель, он выбежал из кабинета, закрыв дверь за собой на магнитную карточку.
   В коридоре слышались взволнованные голоса и топот бегущих людей. Выйдя в главный коридор, он направился в сторону лестничной клетки, однако оттуда послышались истошные вопли. Сергей, развернувшись, быстрым шагом направился назад к запасной лестнице. Распахнув стеклянные двери, ученый начал быстро спускаться вниз по лестнице, идущей квадратом около стены с широким провалом между пролетами. Не успел он сделать и пары шагов, как сверху послышался оглушительный визг, и вниз полетела человеческая фигура. От неожиданности Сергей отпрянул и прижался к стене, смотря наверх, откуда слышались чавкающие звуки и бульканье. Отдышавшись несколько секунд и утерев проступивший пот со лба, он продолжил спускаться вниз. Добравшись до второго этажа, он заглянул в дверь, ведущую в коридор, по которому, визжа, бежали две девушки. Одна из них, что бежала впереди, свернула в туалет, сразу же заперев за собой дверь. Другая девушка, крича и плача, начала ломиться к ней в дверь, однако на нее накинулись зараженные, и, повалив на землю, начали рвать ее на куски зубами и руками. Не став долго задерживаться, Сергей поспешил вниз, дабы скорее выйти на улицу.
   Во внутреннем дворе было довольно прохладно, небо затянулось серыми облаками, легкий ветерок шевелил листву на деревьях. Прямо на газоне в сотне метров от корпуса стоял вертолет Ка-62, который уже начал раскручивать лопасти. Сергей быстрым шагом направился к нему, однако, когда винты набрали достаточные обороты, он начал подниматься в воздух. Ученый бросился к вертолету, размахивая свободной рукой и крича пилоту остановиться. Машина, игнорируя его, стремительно набрала высоту и полетела прочь. Сергей застыл в изумлении, глядя вслед быстро удаляющемуся транспорту и несколько минут простоял неподвижно, пока не увидел медленно выходящих из-за деревьев шаркающей и дергающейся походкой зараженных. Обернувшись, он увидел толпу таких же существ, вываливающихся из входа, из которого он вышел минуту назад. Оглядевшись по сторонам, Сергей осознал, что окружен, и кольцо тварей неумолимо смыкалось. Внезапно, из-под земли вылезла рука, пораженная отвратительными опухолями, с которой свисали ломти сгнившей плоти, и ухватила за ногу ученого. Следом наружу вылезла лысая голова, покрытая кластерными отверстиями, со сгнившими губами, из-за чего изо рта выпирали зубы, и укусила Сергея за икру, вырывая плоть.
   Открыв глаза, Сергей понял, что во сне у него свело ногу, отчего она сильно разболелась. Кое-как сев, он, морща лицо, начал растирать воспалившуюся мышцу. За окном тем временем уже светало, в комнате стояла духота. Почти все остальные спутники спали, некоторые громко храпя. Первым делом ученый судорожно принялся проверять внутренний карман куртки и, найдя заветную флешку, выдохнул с облегчением. Поднявшись, он принялся слегка прихрамывая ходить по комнате, разминая ногу, пока не приблизился к окну. Открыв ставни, Сергей полной грудью вдохнул прохладный свежий воздух, однако сразу услышал булькающие и визжащие звуки, издаваемые зараженными. Осмотревшись, он увидел стоящую у одного из частных домов Лидию, вооруженную длинным заостренным шестом. К ней приближались с десяток изуродованных тварей. Рядом с девушкой уже лежало несколько неподвижных тел. Не произнося не звука, она проткнула ближайшее существо прямо в глаз, после чего оно упало замертво. Следующему зараженному она пробила колено, сразу же добив, как только он повалился наземь.
   - Макс! Ты там? - позвал снайпера ученый.
   - А? - сверху послышались шаги. - Чего тебе?
   - Она опять за свое?
   - Ага, уже в пятый раз.
   - Ты хоть смотри за ней там.
   - Да я-то слежу, только смысл? Она их, как всегда, в капусту покромсает.
   Сергей не ответил, смотря за тем, как Лидия бьет с разворота ногой очередную тварь и пробивает ей голову колом. Ученый отошел от окна, еще раз проверяя драгоценную флешку в своем кармане. "Я должен спастись, - думал он про себя, - любой ценой должен добраться до этого проклятого комплекса". Сергей начал аккуратно ходить между рядов спящих, глядя им в лица. "Эти никчемные конченные подонки и убийцы заслуживают смерти. Каждый. Но без них у меня нет шансов добраться до этой чертовой лаборатории. Благо эти тупицы идут в ту же сторону! - закончив обход, биолог вдруг остановился, с ужасом понимая, что одного не хватает - Босс! Этот намного хитрее и умнее любого из них. Знает ли он, кто я, и о флешке? Возможно. Но почему тогда..." Его мысли неожиданно прервал оклик из-за спины. Обернувшись, он увидел проснувшуюся Ларису, которая глядела на него, привстав со своего матраса.
   - Ты чего тут шаришься?
   - Да там это... - Сергей слегка запнулся, - Лидка там опять уродов крошит.
   Проматерившись, она принялась будить лежащую рядом Риту. Тем временем со стороны лестницы послушался звук шагов, и через минуту наверх поднялся Босс.
   - Подъем! - скомандовал он - А ну всем встать!
   Народ начал медленно подниматься: Мамули долго протирал глаза, широко зевая, Мецгер принялся разминаться и делать зарядку. Лариса, наконец, сумела растолкать Риту. Та, проснувшись и быстро одевшись, побежала на первый этаж. Горан, надев футболку и кожаную куртку, так же направился на первый этаж, куда вскоре последовали и все остальные. Подойдя к бочке за прилавком, байкер зачерпнул ковшом воду и принялся умываться.
   - Ты бы хоть таз подставил, - упрекнул его Сергей, - хорош на пол лить.
   - Хорош нудеть, - огрызнулся Горан, после чего обратился к Боссу, - воды уже мало осталось, надо бы наполнить.
   - Да и белье грязное уже накопилось, - добавил Мецгер, глядя на Ларису, - не плохо бы постирать.
   - Пошел ты на хрен! - гаркнула она на него в ответ, - я не буду твои трусы опять стирать!
   Их разговор прервал стук открывшейся входной двери - Рита ввела в помещение Лидию. Она была забрызгана кровью, руки ее тряслись, а губы дрожали. Ее устремленный в пол взгляд ее казался пустым. Рите, обняв Лиду за плечо, осторожно вела ее вперед, но через некоторое время та разрыдалась и повалилась на пол.
   - Неужели покусали? - усмехнулся Сергей.
   На что Рита показала ему средний палец и принялась утешать девушку.
   - Ну, серьезно? - возмутился биолог, - в который раз она уже устраивает подобное?
   - Пока она убивает уродов и не создает проблем - мне наплевать, - констатировал Босс и обернулся к Рите. - Она действительно в порядке?
   - Конечно, они ее и пальцем не тронули, - ответила она, вытирая салфеткой кровь с лица девушки, - только в истерике опять.
   Сергей продолжил возмущаться, но его никто особо не слушал. Рита попросила ковш воды, чтобы умыть подругу. Лариса разожгла костер и начала готовить завтрак. Босс тем временем подозвал Мецгера к прилавку.
   - Что такое?
   - Смотри! - Босс разложил перед ним начерченную от руки план-схему города, - насколько я понял, где-то тут должна быть городская администрация. Там наверняка есть подробные планы города. В том числе и заправочные станции, где мы можем добыть топливо.
   - И нафига нам так рисковать? Это же не близко!
   - А что ты предлагаешь? Искать какие-либо карты в домах или машинах еще более опасно, и не факт, что мы найдем что-то.
   - Ну, ладно. Поедим, и пусть кто-нибудь туда сгоняет, посмотрит.
   - Нет. Мне надоело каждый раз бегать к вам на помощь после того, как вы опять налажаете. У меня нет желания ни дня задерживаться в этом чертовом городе! Мы же ведь еще вчера должны были свалить! - Босс не выдержал, срываясь на крик, однако постарался взять себя в руки и успокоиться. - На этот раз я схожу сам, и ты пойдешь вместе со мной.
   - Но почему...
   - В чем дело?! - перебил его Босс, зловеще улыбаясь, - неужели ты испугался?
   - Да нет, просто...
   -- Вот и отлично! - не стал дослушивать его Босс и, убрав схему, направился к костру к остальным.

***
   Руслан, Олег и Светлана завтракали овсяными хлопьями на воде. Станислав, стоя в дозоре, часто зевал, время от времени протирал постоянно закрывающиеся глаза и попивал кофе из термоса. Сергей и Владимир уже заканчивали складывать возле баррикад напоровшихся ночью на колья зараженных. Стараясь не потревожить лежащие уже почерневшие и сочащиеся трупной жидкостью тела, по которым ползали тысячи мух и личинок, они аккуратно клали рядом с ними новые трупы с пробитыми головами. Во дворе Саркис наполнял ведра колодезной водой. Половина жильцов все еще спали. Внезапно дверь медпункта открылась, и в коридор вышел, пошатываясь и протирая глаза, Филипп. Заметив сидящих за столом, которые несколько секунд смотрели на него с удивлением, он слегка улыбнулся и поздоровался. Руслан, немного замешкавшись от неожиданности, подорвался с места, подбежав к товарищу и принялся радостно приветствовать, пожимая ему руку, и, похлопывая по плечу, проводил его к столу. Остальные сразу оживились, принявшись знакомиться с Филиппом и расспрашивать о его самочувствии. Ему сразу выдали полную тарелку хлопьев. Руслан же тем временем как мог пересказал то, что случилось на вчерашней вылазке. На шум со второго этажа спустилась Ольга, вместо своего грязного белого халата одетая в выданные ей чистые вещи. Пожелав всем доброго утра и взяв себе тарелку, она уселась рядом с остальными.
   - Слушай, - обратилась она к Руслану. - Ты вчера серьезно говорил, что поищешь наших?
   - Конечно, - ответил тот, прожевав, - если я что-то пообещал, то выполню.
   - Руслан, ты это... - обратился к нему Олег, - ты уже в который раз бежишь туда сломя голову...
   - И что? А если бы ты был в опасности? Неужели тебе бы не хотелось, чтобы к тебе пришли на помощь?
   - Но подумай сам! - не унимался Олег, - пока что тебе везло, но кто знает, чем все закончится на этот раз?
   - Слышать ничего не хочу! - Руслан с силой бросил ложку в тарелку, - Какой смысл сидеть тут как крысы и прятаться? Если есть хоть малейший шанс спасти хоть кого-нибудь еще, то надо действовать! Иначе однажды окажется, что живых вообще больше не осталось.
   - Спасибо! - тихо сказала Ольга.
   - Так, - Клавдия вдруг забежала на кухню, - ходить ты, конечно, можешь, куда хочешь, только прими душ уже, наконец!
   - Действительно... - Руслан сконфуженно усмехнулся, - что-то столько всего навалилось, что нафиг про себя забыл.
   - И одежду свою сними, у нас сегодня стирка, - дополнила она, подходя к мужу проверить его повязку, - чистую там, в шкафу наверху найдешь.
   - Да у меня есть запасная, - отмахнулся он и, доев хлопья, направился переодеваться.
   Олег тем временем пытался отмахиваться от жены, которая строго-настрого запрещала ему отправляться на вылазки. Убедившись, что повлияла на мужа в должной степени, она направилась в комнату возле медпункта будить тех, кто еще спал, и сообщить им о готовящейся стирке. Оставшиеся за столом люди какое-то время сидели в тишине. Светлана, доев хлопья, поставила тарелку в раковину и направилась на улицу.
   - Филипп, да? - осторожно спросил Олег, и когда тот кивнул, продолжил говорить, - ну а ты? Надеюсь, ты не собираешься туда?
   - Да что Вы! - Филипп потер перебинтованное плечо, - я бы рад, конечно, но в таком состоянии, думаю, мало чего сделаю.
   - Да можно на "ты", все равно уже от этих правил общения никакого толку.
   - Ну, ок, - Филипп съел еще пару ложек хлопьев, - мне тут Руслан в общих чертах рассказал, что к чему... Вы... то есть ты же вроде как тогда помогал лекарства для меня добыть, когда Артем... ну...
   Филипп на какое-то время замолчал.
   - Мда уж, соболезную насчет друга, - глядя в стол перед собой произнес Олег, - там правда ничего нельзя было сделать. Та тварь моментально его на куски разорвала.
   - Да я понимаю, - отмахнулся Филипп, - просто, если там снаружи творится такое, то что же нам делать, что мы можем сделать?
   - По-моему, лучше сидеть тихо и ждать, - Олег усмехнулся, - но вот твой друг, похоже, думает иначе.
   -- Это да! Руслан ни за что не будет сидеть на месте, если кто-то в беде. Помню, вот как-то раз...
   - Все это очень интересно, - прервала его Елизавета, зашедшая с улицы, - но я что-то не помню, чтобы разрешала тебе вставать и ходить! Ну-ка, марш обратно!
   - Не-не-не! - возмутился Филипп, - я так и неделю проваляться могу, а если я буду ходить и что-то делать, то быстрее в себя приду.
   - Ну-ну, - скептически усмехнулась Елизавета, подойдя к столу на кухне, - а когда осложнения начнутся, кто тебе опять за антибиотиками побежит?
   - Подожди, - перебила ее Ольга, - может он не так уж и не прав. В конце концов, у него же не грипп.
   - Ну, серьезно! - продолжал возмущаться Филипп, - температуры у меня уже нет, даже эта дрянь не болит почти!
   - Я рада! - Елизавета подошла к нему и чуть ли не под шиворот выдернула из-за стола, - а теперь бегом в кровать! Как минимум сегодня еще отлежаться стоит, а там дальше уже видно будет.
   Филиппу ничего не оставалось, кроме как повиноваться и следовать за медиком. В медпункте тем временем мужчина со сломанной ногой читал какой-то детектив. Тот, что был под капельницей, так и не приходил в себя. Сморщившись от духоты, Филипп улегся на койку лицом к заколоченному окну. Елизавета пыталась ему объяснять, что не следует самовольно подниматься и ходить, пока нет уверенности, что он полностью излечился, но Филипп только лишь отмахнулся. Убедившись, что остальные пациенты ни в чем не нуждаются, доктор покинула помещение. Филипп же никак не мог снова заснуть, поэтому просто лежал, глядя на доски и пытаясь сквозь них хоть как-то рассмотреть вид из окна. Однако оно было заколочено надежно, лишь кое-где были тонкие щелочки, но рассмотреть сквозь них что-либо было невозможно. Поняв, что насладиться видом из окна не удастся, Филипп перевернулся на спину и погрузился в размышления о сложившийся ситуации.
   Руслан же тем временем, переодевшись и закинув полотенце за спину, спустился со второго этажа и направился на улицу. Рядом с входом стоял, покуривая сигарету, Саркис в своей кожаной куртке и с пистолетом за поясом. Он о чем-то разговаривал с Сергеем, который так же был в полном обмундировании и с винтовкой. У обоих за плечами висели пустые рюкзаки. Возле них на земле стояли несколько черных мешков, около которых крутились Клавдия и Нина.
   - Ну, здорово, мужики! - Руслан пожал руки Саркису с Сергеем, после чего отдал женщинам пакет со своим бельем, - вы сегодня за место прачек?
   - Смешно, - еле улыбнулся Саркис, - да не, мы в город сейчас идем, продуктов надо найти, к тому же Клава говорит, порошок стиральный кончается.
   - А ты сегодня опять геройствовать, что ли, решил? - поинтересовался охотник, - ты реально себя угробишь.
   - Ну не сидеть же сложа руки, пока люди могут быть в опасности?
   - Ладно, дело твое, не маленький.
   - Кстати, где тут у вас душ-то?
   - Да за углом прям возле сарая, - Саркис указал ему рукой, - мыло там еще должно быть.
   - Ясно, ну, удачи вам сегодня!
   - И тебе того же.
   Руслан побрел в сторону душа, а тем временем из дома вышла Клавдия, жена Олега, неся еще два черных пакета. Подобрав мешки, лежавшие на земле, женщины пошли на задний двор. Саркис же, докурив, сказал Сергею выдвигаться. Шедший первым Саркис крикнул часовому, что они выходят, и уже через минуту за ними закрылась калитка. Еще через несколько секунд Станислав, стоявший на смотровой вышке, крикнул им, что все чисто, и они могут выдвигаться. Во внутреннем дворе сидели Владимир и Георгий, обсуждая планы на сегодня и попивая пиво из одной бутылки на двоих. За ними у колодца женщины раскладывали белье по тазам, стоящим неподалеку на земле. Рядом находились несколько ведер, наполненные водой. Одно из них кипятилось на небольшом костре, разведенным недалеко от колодца. Душ располагался прямо у сарая и представлял собой конструкцию из четырех больших фанерных листов, сколоченных в форме коробки и опирающихся на четыре металлических столба, врытых в землю. На крыше этой конструкции была установлена кверху дном девятнадцатилитровая пластиковая бутылка с водой. Рядом стояли еще одна полная и несколько пустых бутылок.
   - Только поэкономнее расходуй там! - крикнул Руслану Владимир.
   Кивнув в ответ, тот зашел в кабинку и закрыл за собой дверь.
   Филипп какое-то время лежал, погруженный в свои мысли. Мужчина со сломанной ногой уже минут десять как храпел, его книжка выпала из рук и валялась на полу. К нему в голову постоянно лезли мысли о судьбе его друзей со двора и школы, одногруппников и родителей. Понимая, что шансов спастись у них было не много, парень старался гнать от себя эти мысли, поскольку связь с внешним миром отсутствовала, и выяснить наверняка не представлялось возможным. Чтобы окончательно не впасть в депрессию, Филипп сосредоточился на том, чем будет заниматься теперь. С одной стороны, ему хотелось помогать Руслану и остальным на вылазках, но с другой, понимая, как опасны зараженные, Филиппу не хотелось рисковать лишний раз. Не имея каких-либо специфических познаний или выдающихся способностей, он не представлял, чем полезным мог бы заняться в повседневной жизни убежища. Внезапно от размышлений его оторвал скрип открывающейся двери - в помещение вошла Виолетта. Сморщившись от неприятного запаха, который витал в медпункте, она, тем не менее, прошла вперед и, взяв стул, села напротив койки Филиппа. Увидев девушку, тот сразу же оживился. "Вот это сиськи!" - подумал он про себя. - "Да и вроде ненамного старше. А мне тут начинает нравиться!"
   - Я смотрю, тебе становится лучше, - заговорила Виолетта, глядя прямо в глаза улыбающемуся Филиппу.
   - Да, вроде как да. Спасибо вашим врачам за все это самое...
   - Ты хоть представляешь, как тебе повезло? - продолжала она спокойным голосом, - большинство погибает после укусов.
   - Меня уже просветили. - Филипп на секунду замолчал, - А ты ведь Виолетта? И ты тут главная?
   - Именно, но мы вроде как не встречались. Когда тебя привели - ты был без сознания.
   - Так это, мне Руслан уже рассказал, что к чему.
   - Ах рассказал? - Виолетта ехидно ухмыльнулась, после чего замолчала на несколько секунд.
   - Слушай, мне Елизавета сказала пока лежать еще день, но я готов отработать за лекарства и уход! Мне милостыни не надо, я готов все по-честному сделать.
   - Неужели? - усмехнулась Виолетта, - Ну, для начала расскажи про себя. Я же не знаю, что ты умеешь.
   - А что рассказывать то? Раньше до всей это хрени был студентом-геологом на втором курсе.
   - Правда? Странно как-то видеть тебя в компании Руслана в таком случае.
   - А, так он у нас преподом был поэтому... по геохимии, а Артем у него аспирантом был.
   - Так, погоди, - Виолетта едва сдерживала смех, - Руслан правда, что ли, преподаватель?
   - Ну да, они там с геологами из исследовательской лаборатории сотрудничали, Руслан леса хорошо знал, вот они и часто ходили в походы туда. Я с ними общался неплохо, они и предложили с ними поучаствовать, чтобы потом для бакалавриата был материал.
   - Ты? Один?
   - Ну да, однокурсники все разъехались кто куда, так что делать было особо нечего. Да и с дипломом будет проблем меньше.
   - Ясно.
   - Сходили, называется. Я вроде читал какую-то жесть, что в Москве творилась, думал, фигня какая-то. Потом, как с геологами разошлись, еще немного по просьбе Руслана там пошлялись, они там хотели породу взять на пробу, а потом, как уже на выход шли - напоролись...
   - В общем, понятно, - Виолетта встала, задвинув стул на место, - ладно, пока отдыхай, завтра придумаем тебе занятие.
   Практически не оборачиваясь, она стремительно направилась к выходу, а Филипп, улыбаясь, смотрел ей вслед. Выйдя из медпункта, она направилась в свой кабинет. Усевшись на стул, она открыла свой ноутбук, и, надев наушники, включила сериал. Развернув видео на весь экран, она откинулась на спинку, наслаждаясь картиной. Однако через десять минут к ней в дверь постучались. Быстро выдернув наушники и захлопнув крышку компьютера, она накрыла его несколькими большими картами местности, после чего дала разрешение войти. В помещение осторожно зашел Олег, сначала приоткрыв дверь, еще раз спрашивая разрешения войти, и после положительного ответа Виолетты, подошел к ее столу.
   - Ну чего, ты поговорила с ним? - спросил он.
   - Да, пока сказать, конечно, сложно. - Виолетта задумалась, прикусив губу, - но, похоже, будет поадекватнее того придурка.
   - В смысле? - недоумевал Олег.
   - Не пытается на меня гнать - а это уже хорошо. Короче, попробуй побазарить с ним, убеди его как-то повлиять на Руслана, чтоб тот унялся. Если надо - подключи Стаса.
   - А если не получится?
   - Тогда хрен его знает. Пока будем решать проблемы по мере их поступления.
   - Ну, ладно, - Олег какое-то время молчал, после чего обратил внимание на карты, лежащие на столе, - а это у тебя чего?
   Олег уже было протянул руку, но Виолетта резко хлопнул по столу ладонью.
   - Тебе понятно, что делать!? - грозно рявкнула она.
   - Да, конечно, извини. - Олег, опустив глаза, поспешно направился к выходу, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   Дождавшись, когда шаги в коридоре стихнут, Виолетта отложила карты в сторону, сложив их стопкой, и вновь открыла ноутбук. Достав из ящика початую пачку конфет, она, снова надев наушники, включила сериал и, развалившись в кресле, начала поедать сладости.
   Руслан вышел из душа, вытирая голову полотенцем. На улице стояла теплая погода, несмотря на небольшую облачность, солнце ясно освещало окрестности. Ветра на улице практически не было. Женщины уже вовсю занимались стиркой: в одном из тазов лежало уже постиранное белье в ожидании полоскания, Клавдия развешивала чистое белье на веревках у забора, пока остальные стирали оставшееся. Слева в сарае слышалась какая-то возня и периодическая ругань Георгия.
   - Эй, Руся! - позвал его Владимир, который до сих пор сидел на лавке, - присядь, посидим.
   Руслан подошел к нему и сел на складной стул с матерчатым сидением, который стоял рядом со скамейкой. Между ними валялось несколько пустых бутылок и почти пустой пакет с чипсами. Владимир протянул ему непочатую бутылку пива. Открыв, и сделав несколько глотков, Руслан вернул пиво Владимиру.
   - Слушай, я тут с мужиками побазарил, - Владимир отхлебнул из горла, - короче, многие думают, что ты все правильно делаешь.
   - Да ну?
   - Ты пойми, это все-таки дом Виолетты, и ее тут уважают, но это все уже просто осточертело. Мы почти месяц мариновались тут без дела, лишь изредка выходя в город по мере необходимости.
   - И что, никто даже не пытался что-то делать?
   - Конечно, пытались, только вот... - Владимир на мгновение задумался, - вроде как там на дороге у разбитой машины ты видел, чем это закончилось. Люди, хоть и делают вид, что держатся, на самом деле напуганы и подавлены. Ваш же приход всех неслабо воодушевил.
   - Интересно чем же?
   - Спрашиваешь еще! - усмехнулся Владимир, - сначала вы появляетесь, доказывая нам, что еще не все погибли, а потом и вовсе находите другую группу людей. И, даже несмотря на то, что у них потом произошло, ты все равно спас выживших. Ты показал людям, что не все так плохо, и шанс на что-то лучшее, хоть и небольшой, но все же есть.
   - Ха, ну может быть, - Руслан какое-то время задумчиво глядел в землю, - Но мне казалось, все против моей идеи повторно сходить и поискать тех, кто мог спастись.
   - Шансы, конечно, невелики, но все же. К тому же, Саркис с Серегой были только за, да Виолетта их с утра пораньше снарядила за припасами. Сам понимаешь, про себя тоже забывать нельзя.
   - Ну, да. Так твое вчерашнее предложение в силе?
   - А я разве говорил, что нет?
   - Просто странно это, тогда, на вылазке, ты был рьяно против того, чтобы дожидаться посыльных, а после не хотел идти им на помощь.
   - Ты пойми, - Владимир тяжело выдохнул, - тогда мне казалось, что там никто не выжил. А погибло и так уже достаточно. Вот я и не хотел бы ни себе, никому-то из наших такой участи. Короче говоря, струхнул малек. Но когда ты вчера тех девчонок живых привел, мне, ну... Стыдно, что ли стало, вот и, можно сказать, стараюсь исправиться.
   Руслан одобрительно кивнул, а Владимир, отхлебнув пива, передал ему бутылку. Тут из сарая вышел матерящийся Георгий, вытирая ветошью руки, перепачканные маслом. Бросив грязное тряпье на верстак, стоящий рядом с входом в сарай, он направился к остальным. На его правой руке красовался длинный порез, который слегка кровоточил.
   - Фига себе! - присвистнул Владимир, - это ты где так?
   - Да с генератором возился да об косу шваркнулся. - Георгий, приправляя свою речь матом, плюхнулся на скамейку, подобрав пакет с чипсами. Из пакета тут же вылетело несколько мясистых мух, от которых Георгий брезгливо отмахнулся и стал жадно поедать чипсы.
   - Да оставь ты эту штуковину в покое.
   - Не, там хрень какая-то творится! Дай-ка! - Георгий взял у Руслана пиво и принялся его жадно пить, - по расчетам затраты топлива получились меньше, чем он в реале тратит. Будто бы к нам подсосался кто!
   Отхлебнув несколько глотков и заев их чипсами, он предложил пакет Руслану, но тот вежливо отказался, памятуя о том, что до этого там побывали мухи.
   - Ну конечно, зомби воруют у нас ток, чтобы порнуху смотреть! - усмехнулся Владимир.
   - Да понятно, что сбоит что-то, но что - я понять никак не могу. Ладно, потом еще покумекаю.
   - Ты бы это, - Руслан указал ему на рану, - перевязался бы, от греха подальше.
   - А, пофигу, - отмахнулся тот, - само пройдет.
   Какое-то время они еще сидели, допивая пиво и общаясь на тему генератора. Чипсов, кроме Георгия, так больше никому и не досталось. Допив бутылку, Владимир собрал весь мусор в пакет и вместе с Русланом пошел в дом готовиться к очередной вылазке. Георгий же снова направился в сарай, чтобы продолжить разбираться с генератором.
   На втором этаже тем временем Станислав наконец-то сумел расположиться в кресле после того, как Нина вывела детей на улицу. Несмотря на то, что все кругом радовались, что дети наконец-то начали отходить от пережитого и постепенно начинали играть и смеяться, он этих восторгов не разделял. От детских криков и взвизгов у Станислава начинала болеть голова, а их постоянная беготня и суета лишь раздражала его. Пытаясь насладиться тишиной, Станислав развалился на диване и уже собирался открыть книжку, как тут из комнаты Надежды послышалась ругань. Ее муж был недоволен тем, что к ним в комнату подселили еще кого-то, на что жена пыталась его успокоить и объяснить, что ничего поделать нельзя. Станислав какое-то время пытался слушать, о чем они говорят. "Мне все равно! Мне не нравится, что она теперь живет с нами, понимаешь!" - гнусавым голосом орал Дмитрий. "Ну дорогой, не переживай, она же просто ребенок." - отвечала на это его жена Алена. "Ну я не хочу ее тут видеть, - продолжал ныть муж, - вдруг она заразна!" Станислав резко поднялся и, со злостью швырнув книжку в стену, направился вниз. На первом этаже на кухне Никита рассказывал Марии про их убежище, а та лишь со скучным видом иногда кивала. В креслах Ольга, Екатерина и Елизавета обсуждали вопросы, касающиеся различных лекарств и прочих медицинских препаратов. Поняв, что и тут тишины ему не найти, он стремительно направился в свою комнату, громко хлопнув дверью за собой.
   - Как там твоя подруга-то? - поинтересовалась Елизавета.
   - Пока нормально, - грустно ответила Ольга. - Дала ей успокоительное, пока спит.
   - Да ей там не слабо досталось! - поддержала Екатерина, - сначала вроде как всю ее группу уничтожили, потом и нас ...
   После этих слов она замолчала и окончательно погрустнела. Тишину нарушил вошедший Владимир, направившийся к кабинету Виолетты. Постучавшись и дождавшись, пока та откроет, он попросил у нее карту города.
   - Ну ладно, этому делать нехрена, но ты-то куда? - возмутилась Виолетта.
   - А что еще делать? Сидеть тут и ждать непонятно чего? - усмехнулся Владимир. - Руслан хоть какую-то движуху предлагает.
   - Ой, задолбали, делайте что хотите! - Виолетта махнула рукой и, ненадолго удалившись в свой кабинет, отдала Владимиру карту, после чего хлопнула дверью прямо перед его лицом.
   Покачав головой, он позвал Руслана, который до сих пор стоял в дверях, и, подойдя к столу, разложил на нем карту.
   - Дамы, прошу вас присоединиться, - обратился Владимир к сидящим в креслах женщинам, - нам тут без вас не обойтись.
   Ольга с Екатериной подошли к столу и стали разглядывать карту.
   - Так, где, вы говорите, ваши друзья могли засесть?
   - Я понятия не имею, - задумалась Екатерина, - особо с Васей никогда не общались.
   - А я слышала, что они где-то тут место хотели искать, - Ольга указала на центр города, - но точнее сказать не могу.
   - Ясно, - Владимир обратился к Руслану, - ну так чего, будем собираться?
   - Слушайте, думаю, мне лучше пойти с вами, - не дав тому ответить, заявила Екатерина, - у Василисы, скажем так, сложный характер, и я не знаю, как она отреагирует на вас. А так, если она увидит хоть одно знакомое лицо, то...
   - Да ты что? А нам с тобой сюсюкаться прикажешь? - возмутился Владимир.
   - Эй! Я вообще-то могу за себя постаять!
   - Хм... Пожалуй, это разумно, - успокоил ее Руслан, - тогда, думаю, нам пора собираться.
   Руслан с Владимиром направились на улицу, собираясь пойти в сарай и вооружиться. Ольга крепко обняла Екатерину на прощанье, и умоляла ее быть осторожнее. Кивнув в знак согласия, она последовала за мужчинами.
   Татьяна лежала на верху двухъярусной кровати в комнате женщин. В отличие от мужских спален, здесь пахло приятным парфюмом, и в помещении был порядок. Сама комната была довольно просторной: в ней находились две двухъярусных кровати, стоявших у стены, большой шкаф с одеждой, несколько матрасов на полу, а также ряд коек у дальней стены, на которых спали дети. На полу лежал большой ковер с красивым орнаментом, а на стенах висело несколько картин. Сейчас в комнате практически никого не было. Кроме Татьяны в помещении находилась Леся, которая неподвижно лежала на матрасе, укрывшись простыней. На первый взгляд казалось, что она спит, однако Татьяна, наблюдавшая за ней уже полчаса, отчетливо видела, как она моргала. Наконец, ей надоело ждать, и она, спустившись вниз, подошла к лежащей девушке. Постояв над ней какое-то время, Татьяна нагнулась и попыталась с ней заговорить. После нескольких попыток обратить на себя внимание, видя, что Леся никак не реагирует, она попыталась ее слегка потрясти рукой за плечо. Леся недовольно пискнула и отвернулась к стенке. Тогда Татьяна обошла матрас, встав с той стороны, где были ноги девушки, опустилась на четвереньки, и продолжила ее тормошить.
   - Ну же, поговори со мной, - не унималась она, - можешь не волноваться, тебе никто ничего не сделает.
   Девушка никак не реагировала, только еще сильнее закутывалась в простыню. Видя это, Татьяна аккуратно стала разжимать ей пальцы и стаскивать простыню. Леся никак не сопротивлялась, и в конечном итоге, все же посмотрела ей в глаза.
   - Так как тебя зовут? - Татьяна смотрела ей прямо в глаза, улыбаясь и держа руку на ее плече.
   - Леся. - чуть слышно выдавила она.
   - Отлично, Леся, рада с тобой познакомиться, - Татьяна улыбнулась еще шире, - расскажи мне, как там снаружи?
   Девушка не отвечала, лишь смотрела ей в глаза, плотно сжав губы.
   - Ну же, что там сейчас творится?
   - Везде твари... - еле слышно прошептала она, - нигде не спастись... они везде... повсюду...
   - Как интересно, - Татьяна на мгновение задумалась, - но все же, неужели прямо повсюду? Где-то же их не должно быть?
   Леся не проронила в ответ ни слова, лишь сильно зажмурила глаза, начав тяжело дышать.
   - Что тут происходит! - раздался возмущенный возглас Светланы, появившейся в дверном проеме.
   Татьяна резко отскочила, поднявшись на ноги, смотря на нее испуганными глазами. Леся же сразу закуталась обратно в простыню и отвернулась к стенке.
   - Да, так, ничего. - промямлила Татьяна.
   - Тебе же сказали не приставать к ней! - Светлана зашла на середину комнаты, грозно глядя на нее. - Какого черта ты творишь?
   Татьяна, не сказав больше ни слова, выбежала в коридор и устремилась на первый этаж. Светлана, недовольно цыкнув, глянула на Лесю. Убедившись, что с девушкой все в порядке, она подошла к шкафу и начала перекладывать одежду, освобождая полки и вешалки для постиранных вещей.
  
   ***
   Босс стоял на крыше четырехэтажного жилого дома, осматривая окрестности в бинокль. Ничего, кроме всё тех же пустых улиц, на которых царил беспорядок, видно не было. Несмотря на то, что здания администрации с занятой позиции видно не было, Босс мог отлично просматривать узкий переулок, который вел прямо к намеченной цели. Кроме нескольких, шатающихся дергающейся походкой зараженных, на пути никого не было. Мецгер, стоявший рядом, разглядывал окна соседнего здания. В большинстве из них царил мрак, либо они были плотно зашторены, так что рассмотреть что-нибудь не представлялось возможным. Кое-где стекла были разбиты, на одном из подоконников валялись перевернутые цветочные горшки, из которых высыпалась земля. Ставни одного из окна на третьем этаже были распахнуты, а из него вниз спускался самодельный канат, составленный из связанных друг с другом простыней. Мецгер также заметил зараженного человека в окне второго этажа, неподвижно стоящего прямо у стекла. Мужчина был голый по пояс, на шее справа виднелся след от укуса, покрывшийся большими пузырчатыми волдырями. Правая рука и правая половина лица покраснела и полностью покрылась кластерными отверстиями, из-за чего через его щеку были видны зубы и десна. Правый глаз вытек. Существо стояло практически неподвижно, лишь изредка покачиваясь.
   - Все-таки зря ты Мамули заставил вещи стирать, - Мецгер наконец-то оторвался от наблюдения за зараженным, - серьезно, надо было баб заставить.
   - Он меня взбесил, - ответил Босс, не отрываясь от бинокля, - уже два раза облажался, так и выпендривается еще.
   - Ну, смотри сам. - Мецгер сделал пару шагов по крыше взад-вперед, - Видно что-нибудь?
   - Вроде как все чисто. Короче, идем дальше.
   Босс, убрав бинокль, подошел к пожарной лестнице и начал спускаться вниз. Не дожидаясь, пока его догонит Мецгер, он трусцой побежал вперед. Немногочисленные зараженные, слонявшиеся между домами, начинали злобно рычать и стонать, когда тот приближался к ним. Они пытались выйти, ковыляя и дергаясь, чтобы поймать его, но Босс, не обращая на них никакого внимания, быстро пробежал мимо них, не останавливаясь. Мецгер, который бежал следом, отпихнул ближайшего зараженного, перегородившего ему путь, отчего тот повалился на землю, утянув за собой еще двоих. Еще одного он отправил наземь ударом локтя в челюсть. Одно из существ умудрилось зацепить Мецгера за куртку, однако он ловко высвободился из захвата и, схватив тварь за шею, со всей силы ударил его головой об угол здания, отчего ее череп проломился, и она, обмякнув, повалилась на землю. Пока он вытирал руку об одежду зараженного, Босс на секунду притормозил и крикнул Мецгеру, чтобы тот двигался быстрее. Других зараженных на их пути больше не попадалось, и какую-то часть дороги они пробежали без препятствий. Внезапно Босс остановился как вкопанный. Мецгер, встав позади, спросил, в чем дело, но тот только вскинул руку, приказывая молчать. Когда тот подошел ближе, он увидел, что дорогу перегородила собака. Это была довольно крупная дворняга с серой, грязной и свалявшейся шерстью. Клыки и пасть были перепачканы кровью. Пес приглушенно рычал, скаля зубы.
   - Зараженная? - взволнованно поинтересовался Мецгер.
   - Животные не заражаются, - напряженно ответил Босс.
   Широко раскрытыми глазами он не отрываясь смотрел на собаку, его губы были плотно стиснуты, а слегка трясущаяся рука медленно тянулась за пояс. Пес, тем временем, продолжал скалиться и стал рычать еще громче.
   - Может, это, обойдем? - волнуясь, спросил Мецгер.
   Босс не отвечал, не сводя глаз с дворняги. Позвав еще несколько раз, и не дождавшись реакции, Мецгер принялся лихорадочно соображать, как выйти из ситуации. Бегающим взглядом он осматривал переулок, стараясь найти обходной путь. Оглянувшись назад, Мецгер увидел, как зараженные существа медленно надвигаются на них, злобно шипя и воя, преграждая путь к отступлению. Он попытался выставить руки вперед и успокоить собаку, но та продолжала скалиться на Босса, и внезапно молниеносно ринулась прямо на него. Мецгер, не успев ничего сообразить, отпрянул вбок, натолкнувшись на стену. Однако Босс оказался более проворным, и прямо перед прыжком собаки ударил ее ногой по морде. Пес, скуля, откатился на землю, а Босс, не давая ему подняться, кинулся на него и ударом ножа пробил ему череп. Собака жалобно заскулила, а Босс продолжал бешено кромсать ее ножом. Когда пес затих и перестал биться в конвульсиях, он, наконец, успокоился, выдохнул и смахнул пот со лба. Заметив приближение зараженных, Босс встал, отряхнулся и вытер нож о шкуру пса. Затем показал жестом ошарашенному Мецгеру двигаться дальше.
   - Жестко ты! - бросил на ходу Мецгер.
   - Меня собаки с детства не любили, - ответил Босс, голос его слегка дрожал, - а я их.
   Через несколько минут они выбежали из переулка на тротуар, и перед ними открылась небольшая площадь, в центре который находился неработающий фонтан, окруженный газоном. По периметру стояло несколько скамеек, позади которых росли тоненькие березки. Площадь со всех сторон окружала проезжая честь, на которой красовались несколько брошенных машин. Три автомобиля столкнулись на проезжей части за площадью. Справа под колесами одного транспортного средства с раскрытыми дверьми лежало несколько сгнивших трупов с вывернутыми конечностями. Слева к площади примыкало трехэтажное здание администрации, на козырьке которого находились соответствующая табличка и государственный и городской флаги. По бокам и позади к нему плотно прилегали жилые дома. Справа располагались ЗАГС и парковка. Напротив находилась пара длинных четырехэтажных зданий. Прямо перед входом в администрацию стояла огромная толпа зараженных, насчитывающая при беглом взгляде три-четыре десятка тварей.
   - Охренеть! - Мецгер присвистнул, глядя на орду существ, - Какого хрена они творят? Они же должны прятаться по зданиям!
   - Двери заколочены, - Босс указал на вход в здание, - и, судя по засохшим кровавым пятнам, они кого-то жрали. Скорее всего, тех, кто засел в том здании.
   - Так и что делать то будем?
   - Сейчас подумаем.
   Босс, оглядевшись по сторонам, направился к серому джипу, стоявшему слева. Обе его двери остались распахнуты, внутри никого не наблюдалось, только две большие сумки валялись на заднем сидении. На бампере виднелись небольшие вмятины, а неподалеку на асфальте лежали человеческие останки в луже засохшей крови. Подбежав к джипу, Босс принялся рыться в сумках. Мецгер встал рядом с машиной, оглядываясь по сторонам, не забывая наблюдать за толпой зараженных. В сумках по большей части лежала одежда, которую Босс бесцеремонно выбрасывал.
   - Есть! - наконец-то крикнул он, радостно демонстрируя Мецгеру игрушечную пожарную машинку на батарейках.
   - Ты серьезно? - Мецгер смотрел на него с крайним удивлением и недоверием.
   - Абсолютно! - Босс, чьи глаза запылали безумным огнем, вылез из машины и встал рядом с дверью. - А теперь помоги мне.
   Мецгер зашел с другой стороны, и они принялись толкать джип вперед.
   - А не проще будет клаксон врубить, или сигналку?
   - Не хочу, чтобы сюда сбежалась вся округа, давай-ка правее. - Босс указал на переулок, из которого они вышли и стал слегка крутить руль вправо.
   Наконец, они подкатили машину таким образом, что она полностью перекрывала вход в переулок. Босс приказал Мецгеру оставить двери широко открытыми, и, дождавшись, пока тот перелезет на другую сторону, отправился обратно к тому месту, где они взяли автомобиль. Пройдя еще чуть дальше между домов, и оказавшись на перекрестке между зданием администрации и переулком, Босс остановился, осматривая позиции.
   - Так, хорошо, а теперь становись туда, и постарайся сделать так, чтобы тебя не заметили, - указал Босс Мецгеру на перекресток, - и держи оружие наготове, если что - прикроешь.
   Тот, кивнув, двинулся в укрытие, а Босс побежал в сторону толпы зараженных. Зайдя почти на середину небольшого парка и остановившись примерно в двадцати метрах от толпы, он проверил связь с Мецгером через гарнитуру, предупредив его, чтобы тот сообщал, если кто-нибудь попытается обойти с флангов или с тыла. Подождав еще несколько секунд и выдохнув, Босс стал кричать на зараженных и кинул камнем в одного из них. Существа медленно поворачивались в его сторону и, недовольно воя, булькая и рыча, выдвигались в его сторону. Босс потихоньку отступал по мере приближение тварей, которые медленно, но верно ковыляли в его сторону. Десятки людей в грязной, оборванной и перепачканной кровью одежде, покрытые уродливыми язвами и наростами, издавая нечеловеческие вопли, дергающейся и конвульсивной походкой шли вперед прямо на Босса, наблюдавшего за ними, улыбаясь во все лицо. Его горящие безумием глаза практически не отрываясь глядели в пустые стеклянные глаза зараженных. Лишь изредка он оглядывался, оценивая обстановку вокруг.
   Наконец, когда Босс вывел толпу практически на центр парка к фонтану, напротив которого располагался перегороженный джипом переулок, Босс кинулся со всех ног по направлению к нему. Существа моментально среагировали - воя и мыча, протягивая вперед обезображенные инфекцией руки, повернули вслед за ним. Добежав до машины, Босс уселся на водительское сиденье, быстро закрыв и заблокировав за собой дверь, и слегка приоткрыл окно. Затем он поднял оставленную ранее на соседнем кресле игрушечную пожарную машинку и включил ее сирену. Игрушка стала протяжно завывать, переливаясь красно-синим светом лампочек, после чего Босс положил ее на панель позади руля. Тем временем зараженные уже подобрались вплотную к джипу. Первыми в стекло врезались две обезображенные язвами и наростами шипящие морды тварей, которые были моментально повалены на землю и раздавлены напирающими сзади существами. Вскоре зараженные полностью обступили направленную к парку сторону джипа: они ревели и стонали, те, кто был ближе, безрезультатно молотили руками по дверям, багажнику и капоту. Те, кто стоял сзади, лишь беспомощно тянули вперед руки, безмолвно разевая пасти. Босс, довольно улыбаясь, последний раз оглядел собравшуюся вокруг толпу и поспешил покинуть салон автомобиля через пассажирское сиденье. Закрыв за собой дверь, он побежал обратно по переулку в обход стоящих справа зданий.
   Мецгер, стоявший в одиночестве, с изумлением и тревогой наблюдал за маневрами Босса, иногда оглядываясь по сторонам. После того, как он запрыгнул в машину, прошло уже больше десяти минут, поэтому Мецгер начал все чаще оглядываться назад, покусывая губу, высматривая приближение командира. Зараженные, тем временем, все так же безрезультатно пытались пробиться в салон автомобиля, однако те, что стояли в самых задних рядах потихоньку начали разбредаться по округе. Мецгер уже было хотел вызвать Босса по гарнитуре, но вскоре тот окликнул его, приказывая двигаться вперед.
   Минуя парк, им удалось добраться до здания администрации, избежав внимания зараженных. Вход в него был надежно заколочен изнутри, а на окнах первого этажа были решетки. Поняв, что в здание так просто не попасть, Босс полез на козырек по примыкающей водосточной трубе. Забравшись наверх, он осторожно прошелся по покрытой рубероидом крыше, усеянной окурками. Осмотревшись по сторонам, он подал сигнал Мецгеру залезать наверх. Босс также обратил внимание на толпу зараженных, постепенно разбредающихся от джипа по всей территории парка. Он помог Мецгеру забраться наверх и они подошли к окну. Несмотря на то, что внутри было темно, можно было отчетливо разглядеть лестничную клетку. Окна в здании администрации были стеклянными в деревянных рамах, поэтому Мецгер легко разбил одно из них при помощи своего секача. Выждав некоторое время и убедившись, что внутри никого нет, они осторожно по очереди проникли в здание. Под ногами Босса, влезавшего первым, раздался хруст разбитого стекла. Воздух в помещении был спертым и затхлым, а глазам было довольно тяжело привыкнуть к темноте.
   - Так, давай действовать быстро, - тихо произнес Босс, - давай на первый этаж, я же осмотрю этот.
   - А где искать-то? А, главное, что?
   - Понятия не имею, думаю, карту или что-то вроде того. Я вообще первый раз в подобных заведениях.
   Мецгер пожал плечами и, держа секач наготове, направился на первый этаж. Босс же аккуратно открыл дверь слева, ведущую в длинный коридор с множеством кабинетов с правой стороны. Заглянув в один из них, он увидел два стола, где стояли потухшие старые черные кинескопные мониторы. Помимо них на столах находились телефоны, канцелярские принадлежности и кучи папок и бумаг. Этими же папками были полностью заставлены шкафы позади столов. У стены рядом с окном на полу лежал большой спальный мешок. Рядом с ним валялись несколько журналов, пустые банки из-под консервов и объедки. Пройдя внутрь, Босс принялся осматривать содержимое папок и ящиков стола.
  
***
   В помещение импровизированного медпункта зашел Данила и принялся подметать пол. Завидев его, Филипп стал брезгливо наблюдать. Он уже пытался несколько раз завязать общение, однако Данила либо игнорировал, либо отнекивался односложными фразами. Закончив уборку пола, он принялся складывать в пакет грязные бинты и пустые пузырьки из-под лекарств.
   - Эй, можешь принести поесть что-нибудь? - вновь попытался обратиться Филипп, - ну там, чипсов каких-нибудь или сухариков?
   - Тетя Лиза не разрешает! - гнусавым голосом ответил Данила, не отрываясь от уборки.
   "Понятно" - подумал про себя Филипп, отворачиваясь к стенке. Дождавшись, пока шум за спиной прекратится, и парень скроется за дверью, он попытался уснуть. Но тревожные мысли о судьбе его друзей и дальнейшей ситуации вновь полезли к нему в голову. Не в состоянии заснуть, Филипп ворочался на кровати из стороны в сторону. Иногда из-за стены доносились голоса, однако, несмотря на все старания, он никак не мог разобрать, о чем велась речь. Наконец, окончательно потеряв терпение от безделья, Филипп осторожно привстал с кровати и принялся аккуратно ходить по комнате. Старясь не разбудить людей с соседних коек, он прошелся до входной двери. Прислушавшись и убедившись, что под дверью никто не стоит, и в коридоре относительно тихо, Филипп подошел к столу, на котором лежали лекарства. Под несколькими коробками анальгина находилась тонкая зеленоватая тетрадка. Открыв ее, Филипп увидел сделанные неразборчивым почерком надписи, из которых ему удалось понять лишь, что это перечень лекарств. На последующих же страницах был список пациентов с подписанным для них необходимым количеством препаратов. Положив тетрадку на место, он еще некоторое время рассматривал упаковки и пузырьки с лекарствами, пока не услышал в коридоре шаги и чьи-то голоса. Решив, что это идет Елизавета, он собрался кинуться обратно к кровати. Но прислушавшись, Филипп притормозил, поняв, что голос мужской. Подойдя к двери в попытке подслушать, он слегка приоткрыл ее, чтобы лучше разобрать речь. Голос доносился с кухни: молодой парень рассказывал кому-то с выражением различные истории о том, что, по-видимому, ему удалось пережить за все время эпидемии. В ответ унылый женский голос иногда поддакивал. Через некоторое время хлопнула входная дверь, и какой-то мужчина начал кричать на обладателя мужского голоса: "Никита! Я тебе телефонистка что ли бегать передавать! Тебя там Жора третий раз кричит! Иди, помоги ему!" На это парень принялся оправдываться перед девушкой и обещать, что скоро вернется, нехотя встал и направился к выходу. Подождав некоторое время, Филипп приоткрыл дверь и выглянул наружу. В коридоре уже никого не было, говоривший ранее мужчина спешно поднимался на второй этаж. На кухне за столом одиноко сидела Мария, опершись головой о руки. Увидев открывающуюся дверь, она приподняла взгляд и начала рассматривать осторожно вышедшего в коридор Филиппа, который, заметив ее, замер на какое-то время.
   - Слушай, а Лиза где? - наконец спросил он.
   - А это кто, напомни? - ответила она через несколько секунд раздумий.
   - Ну, врачиха, такая, с короткими волосами, - Филипп еще раз огляделся по сторонам, - а ты что, одна из тех, кого вчера Руслан спас?
   - Так она вроде как наверх пошла, сказала, поспит часок-другой. А сам-то ты кто? Я тебя вроде раньше не видела.
   - Да, меня тут цапнули, - Филипп прошел на кухню и сел за стол, - вот отлеживаюсь который день, и вроде уже нормально все, но она до сих пор вставать не разрешает. А я уже заколебался там тухнуть.
   - Фига себе! - девушка приподняла бровь, - я думала, от этой хрени не излечишься. У нас было несколько укушенных, которым отсекали конечности, но большинство все равно превращались.
   - Ну, мне, значит, повезло, - Филипп усмехнулся, - хотя, тут вроде как есть еще один мужик, которого тоже кусали, и с ним опять же все в норме.
   - М-да уж, вы и впрямь поселились под счастливой звездой, - Мария вынула из кармана маленькую пластмассовую игрушку в виде розового краба и принялась вертеть ее в руках, - эта фигня - талисман, приносит удачу, по крайней мере, после пары случаев я готова в это поверить.
   - Я как-то не особо верю во все эти приметы, хотя, после того что было.... Не знаю уже, о чем и думать.
   Их разговор прервал топот, доносившийся с лестницы -- это спустилась Татьяна. Заметив сидящих за столом людей, она поначалу застыла на мгновение и уставилась на них, непонимающе выпучив глаза. Однако, собравшись с мыслями, Татьяна стремительно подбежала и уселась к ним за стол, пристально рассматривая то одного, то другого.
   - До тебя ведь Никитос тоже докапывался? - наконец обратилась она к Марии, - поди, все уши прожужжал, какой он молодец и что тут чуть ли не на нем все держится?
   Мария лишь кивнула головой, скорчив недовольную гримасу.
   - Да он тут к каждой девушке с этой херней докапывался, в надежде, что ему хоть что-то перепадет.
   Мария недовольно искривила рот, а Филипп, чуть было не рассмеявшись, откашлялся, прикрывая рот кулаком и стараясь сделать серьезное лицо.
   - Так что шли его куда подальше, а то он своим занудством от тебя так и не отстанет.
   - Угу, - буркнула Мария, - а то было думала уже ему в нос дать.
   На несколько секунд Татьяна замолчала, ее взгляд бегал из стороны в сторону, пока, наконец, не зацепился за повязку на руке Филиппа. Некоторое время она, не отрываясь, смотрела на бинты, потом придвинулась к нему, взглянув в глаза.
   - Так это тебя укусили? Ты должен был обратиться?
   - Ну да, - Филипп замялся, удивленно смотря на нее, и попытался отодвинуться.
   Но Татьяна схватила его за предплечье, второй же рукой медленно потянулась к перебинтованному плечу, глядя на рану с каким-то восторгом и благоговением, слегка приоткрыв рот. Филипп с изумлением глядел то на нее, то на Марию, которая с презрительной ухмылкой наблюдала за действиями Татьяны. Наконец, та дотронулась до раны, и Филипп, вскрикнув, отстранился назад, высвободив руку.
   - Больно же! - возмутился он.
   - Всего лишь на секунду ... - прошептала она.
   - Дай хоть заживет сначала! Потом гляди и трогай, сколько влезет.
   Татьяна, резко заморгав, убрала от него руки и уставилась в пол.
   - Ты, кстати, так и не сказал, что с тобой приключилось, - вдруг вмешалась Мария.
   - Именно! - подхватила Татьяна, - подробности!
   - Ну, хорошо! - начал рассказывать Филипп. - Значит, возвращались мы с турбазы...
  
   ***
   Руслан и Екатерина стояли поодаль у серой стены четырехэтажного здания, пока Владимир медленно подходил к краю, пытаясь разведать обстановку. Позади них осталась небольшая улица, на которой одиноко стояла пара брошенных машин, одна из которых врезалась в столб. Впереди располагался небольшой проулок между невысокими панельными домами. С правой стороны слышалось какое-то ворчание и стоны, поэтому Владимир подходил к краю медленно и осторожно.
   Заглянув за угол, он сразу же отпрянул и, с перепуганным лицом, кинулся обратно, жестами показывая остальным отойти и спрятаться. Екатерина быстро побежала, укрывшись за противоположный угол дома, рядом с ней спрятался Руслан, встав с краю, наблюдая за обстановкой. Владимир притаился между кустами и деревом, растущими вдоль тротуара. Руслан слышал постепенно приближающийся шум, издаваемый зараженными, вскоре ему в нос ударил знакомый, но до сих пор тошнотворный запах гнили. Екатерина, прижавшись к стене, сморщилась и зажимала нос и рот руками. Через несколько мгновений показались сами зараженные. Они шли медленно, ковыляя, дергаясь, иногда воя. Изредка один или два из них останавливались, будто бы осматриваясь вокруг, после чего продолжали движение. Всего Владимир насчитал больше двадцати существ. Через несколько минут ковыляющая и воющая процессия, наконец, скрылась из виду. Когда крики и стоны, издаваемые существами, окончательно затихли, Владимир вышел из своего укрытия и жестом подозвал остальных.
   - Ну и дела! - шепотом сказал он, слегка трясущимися руками вытирая пот со лба, - первый раз вижу такое, что эти уроды средь бела дня разгуливали.
   - Может, они уже окончательно оголодали и отправились на поиск еды? - предположила Екатерина.
   - Если так, то плохи наши дела. Днем еще более-менее безопасно было, - Владимир оглянулся по сторонам, - ладно, потом поговорим, а сейчас идем куда шли!
   Направившись первым в сторону проулка, он держал наготове топорик. Следом за ним шла Екатерина, замыкал Руслан, вооруженной монтировкой, изредка оглядываясь назад. На земле и стенах домов иногда попадались пятна засохшей крови. Один раз они наткнулись на прилично обглоданные и уже сгнившие человеческие останки, плотно облепленные мухами и личинками, оттуда группа поспешила удалиться как можно скорее. Пройдя еще через пару кварталов, они, наконец, остановились у длинного здания, перегородившего им путь, решая, что делать дальше.
   - Ты уверена, что мы идем правильно? - шепотом спросил Владимир.
   - Да, вроде как да, - неуверенно отвечала Екатерина, - они вроде что-то говорили про одну из квартир в центре.
   - Ты точно адреса не знаешь? - чуть повысил голос Владимир, - мы же весь день так бродить можем.
   - Я уверена это где-то здесь, - Екатерина нервно осматривалась по сторонам, - думаю, они оставили для нас какой-нибудь знак. Или, быть может, они сами выйдут нам на встречу?
   - Может, не стоит тут задерживаться? - беспокойно спросил Руслан, - А то та толпа еще вернется.
   - И то верно, - заметил Владимир, - ладно, обойдем это здание, а там видно будет.
   Они двинулись вправо, иногда поглядывая в окна четырехэтажного здания, но из-за темноты рассмотреть что-либо не представлялось возможным. Подходя к краю, они расслышали гулкий удар, исходящий из глубины строения. Владимир, на секунду остановившись и прислушавшись, показал жестом идти вперед, однако Руслан попросил его не спешить.
   - Что такое? - возмутился тот шепотом.
   - А ты не слышал? Там вроде кто-то матерился.
   - Тебе послышалось, идем дальше!
   - Да нет же! - не унимался Руслан, - я точно голос слышал. Вроде со второго этажа.
   - Ну и что мы делать будем? Окна выбивать, чтоб вся округа сюда сбежалась? - раздраженно огрызнулся Владимир.
   - Идите сюда, - шепотом позвала их Екатерина, тем временем разведавшая обстановку впереди, - тут залезть можно, и окно открыто!
   Зайдя за угол здания, они действительно увидели канат, свисающий с подоконника третьего этажа. Окно второго этажа было слегка приоткрыто.
   - Должно быть, так они и попадали внутрь. Твари то не умеют лазить по веревкам, - заметил Руслан и обратился к Екатерине, - как думаешь, это могут быть те ваши люди?
   - Надеюсь, что да, - робко ответила она.
   Руслан первым полез наверх. Добравшись до второго этажа, он распахнул окно пошире и, ухватившись рукой за раму, перелез в здание. Внутри было темно, спертый воздух, казалось, пропитался пылью. Руслан задержался на подоконнике, выждав некоторое время и убедившись, что внутри зараженные отсутствуют, и подал сигнал остальным. Екатерина начала карабкаться наверх, а Владимир, держа обеими руками топор, ждал внизу, осматривая окрестности и постоянно полушепотом матерясь. Руслан, постоянно оглядываясь назад в коридор, подал руку Екатерине, когда та добралась до нужной высоты, и помог перебраться на подоконник. Она, спустившись на пол, встала рядом у стены и принялась рассматривать коридор.
   По его стенам располагалось множество дверей, некоторые из которых были открыты. Владимир убрал топор в рюкзак за спиной и с кряхтеньем и матершиной залез в окно при помощи Руслана, который попросил его вести себя тише. Спустившись на пол, они медленно начали двигаться вперед, прижимаясь к стене. Екатерина осторожно следовала за ними. Пройдя до середины коридора, Руслан шепотом скомандовал остановиться и прислушаться. Спереди доносился едва различимый шум. Группа начала медленно продвигаться вперед. По мере приближения, звук постепенно стал преобразовываться в приглушенный голос.
   Руслан первым подошел к двери, откуда неизвестный шепотом говорил: "На кой хрен ты поднялся? А кто еще, если не ты? Я же шаги слышу". Оглянувшись на остальных и дождавшись одобрительного кивка Владимира, он резко распахнул дверь. В небольшом кабинете у стола, стоящего у окна, где были разложены карты, стоял человек, облаченный в черное пальто. Приложив руку к гарнитуре на ухе и глядя на бумаги, он с кем-то переговаривался. Неизвестный резко обернулся на шум от открытой двери, и Руслан смог рассмотреть его истощенное лицо с впалыми щеками. Однако серые глаза незнакомца были полны энергии и быстро скользили от одного вошедшего к другому, стараясь внимательно рассмотреть каждую деталь. "Нифига себе!" - думал про себя Руслан, когда Босс остановил свой взгляд на нем. - "Да он же ровесник Фильки! И как он только выжил тут?". Однако его размышления прервал взвизг Екатерины.
   - Это он! - надрываясь, кричала она, - он убил всех в поликлинике!
   Руслан взволнованно оглянулся на Екатерину, которая с ужасом на лице пятилась назад, трясущимися руками прикрывая рот, после чего вновь перевел взгляд на Босса.
   - Мецгер!!! - закричал тот в гарнитуру, и резко запустил руку под плащ.
   Руслан, не дожидаясь, кинулся на него, сжав кулаки. Отступив назад, Босс выхватил пистолет, но, понимая, что не успеет прицелиться, попытался ударить его ногой в пах. Однако, не рассчитав расстояния, он попал в живот. Руслан лишь приглушенно охнул, но продолжил наступление и ударил его кулаком в лицо. Отшатнувшись назад, Босс уперся спиной в подоконник и от удара выронил пистолет. Видя, что Руслан продолжает наступать, Босс за секунду осмотрел пространство вокруг себя и молниеносно схватил со стола карандаш, пытаясь ударить им в шею нападавшего.
   Заметив это, Руслан поднял правую руку, закрываясь от удара, и карандаш вонзился ему в трицепс. Босс попытался вытащить его, однако, карандаш обломился, и его острый конец застрял в руке. Вскрикнув от боли, Руслан пришел в ярость и, навалившись всем своим весом, толкнул Босса, отчего тот завалился на подоконник, и, разбив стекло, вывалился из окна. На секунду остановившись и усмирив эмоции, Руслан начал осмысливать происходящее. "Господи! Да я же убил его!" - ужаснулся он про себя. На его лбу проступил холодный пот, и он бросился к окну. Однако, увидев шевелящееся на асфальте тело в окружении осколков, он выдохнул с облегчением.
   Тем временем Владимир услышал со стороны лестницы топот бегущих ног и бросился к выходу на лестничную клетку. Когда звук шагов приблизился, он распахнул двери, и прямо перед ним предстал Мецгер. Заметив в его руке большой секач, Владимир попятился, выставив перед собой руки, и попытался успокоить незнакомца. Однако Мецгер, не обращая внимания на разговоры, рубанув наотмашь, отсек ему мизинец и безымянный палец на правой руке. Владимир в недоумении уставился на кровь, выплескивающуюся из раны и растекающуюся по руке. Не успел он почувствовать боль от утраты фаланг, как Мецгер нанес ему второй удар секачом, на этот раз попав ему в шею. Вскрикнув, Владимир попятился назад, зажав левой рукой кровоточащую рану на шее, и коснувшись стены, медленно съехал по ней на пол.
   Из комнаты на крики выбежал Руслан, держа в руках выроненный ранее Боссом пистолет. Увидев его, Мецгер, проматерившись, бросился бежать вниз по лестнице. Руслан собирался кинуться следом, но его остановил жалобный оклик Екатерины, которая уже кинулась к раненому Владимиру. Видя, что товарищ истекает кровью, он, ругаясь, поспешил к ней на помощь.
   - Я ничего не чувствую! - дрожащим голосом сказал Владимир, не мигая глядя на искалеченную конечность.
   - У тебя шок! - Екатерина, сильно прикусив нижнюю губу, извлекла трясущимися руками из рюкзака аптечку, - покажи рану, убери руку!
   Владимир медленно убрал изрядно окровавленную руку от пореза, не прекращающего кровоточить. Топор Мецгера отсек часть воротника куртки и оставил длинный тонкий разрез между трапецеидальной мышцей и шеей.
   - Так, артерия, вроде, не задета, - заикаясь, промямлила Екатерина, вынимая из аптечки кусок ваты и, полив его перекисью, прижала к ране, - прижми здесь! Меня больше беспокоит рука!
   Владимир прижал левой рукой белый кусок ваты, кровь при соприкосновении с перекисью начала шипеть и пузыриться. Екатерина несколько секунд пристально глядела на его раненую руку, после чего снова начала копошиться в аптечке.
   - Сожми руку в локте и подними ее! - затем она обратилась к Руслану, - есть ремень? Или веревка? Быстро! Надо наложить жгут!
   - У меня есть. - простонал Владимир, выматерившись, - Черт, оно болеть начало.
   Выдав несколько стонов, он откинул голову назад, лицо его, блестящее от пота, побелело. Руслан стал быстро расстегивать и стаскивать с него ремень, пока Екатерина, наконец, нашла в сумке обезболивающее.
   Мецгер, выбежав на улицу через окно на первом этаже, принялся оглядываться по сторонам, пока не заметил лежащего на асфальте Босса, пытающего ползти. К нему уже вплотную приближалась парочка зараженных, шипя и протягивая вперед руки. "А ну, пошли вон!" - крикнул на них Мецгер, ударив ближайшую к нему тварь ногой в живот, отчего она отшатнулась, но устояла на ногах. Сжав секач обеими руками, он нанес сильный удар прямо в голову второму зараженному в перепачканной розовой массой одежде, чья шея и нижняя челюсть были покрыты кластерными отверстиями. Другое существо протянуло к нему руку с откушенным указательным пальцем, однако Мецгер отсек ее мощным ударом, а затем снес ему половину черепа.
   Глядя, что новые зараженные уже приближались со всех концов площади, он бросился к Боссу, помогая ему встать. "Нога!" - зашипел тот, когда Мецгер принялся его поднимать. Босс облокотился на помощника, поджав под себя левую ногу, и они начали медленно продвигаться в сторону жилых кварталов. Однако пройдя несколько десятков метров, Мецгер стал чувствовать, как силы покидают его, и тащить раненого, перемещающегося на одной ноге, становится неудобнее и тяжелее с каждым шагом. Сообщив об этом Боссу, он предложил остановиться и вызвать помощь, на что получил лишь молчаливый одобрительный кивок. Они подошли к ближайшему зданию, где и встали, переводя дыхание. Босс, побелевший и стиснувший зубы, прислонился плечом к стене, а запыхавшийся Мецгер принялся возиться с рацией. "Прием! Срочно! - затараторил он, осматривая здание и выискивая название улицы. - Пришлите транспорт! Босс ранен! Мы на улице Ельцина, около дома 23!"
   Его перебил раздавшийся поблизости вопль, который издала зараженная женщина, выскочившая из-за угла здания. Правая сторона ее лица была покрыта отвратительными наростами. Сходу она накинулась на Босса, метя раскрытой пастью ему в шею. Попятившись, он успел выставить перед собой руку, и тварь с воем вгрызлась ему в предплечье. Свободной рукой он вынул из-под плаща нож и нанес твари удар в висок, вонзив клинок ей в череп. Та, сразу же обмякнув, повалилась на землю. Мецгер, который со всех ног бежал на помощь Боссу, остановился на середине пути. Широко раскрыв глаза, он, не отрываясь, смотрел на укушенную руку. Босс, заметив его, задрал рукав своего пальто, демонстрируя гладкую кожу на месте укуса.
   - Хрен они это прокусят! - сквозь зубы процедил Босс, сморщившись от боли, но, тем не менее, сумев скривить рот в своей безумной улыбке.
  
***
   Постепенно на улице смеркалось. Воздух становился холоднее, небо темнело, и начинало слышаться стрекотание сверчков. Стоявший на вышке Анатолий заметил приближающихся Саркиса и Сергея, возвращавшихся с вылазки. Охотник крикнул проходящим внизу Клавдии со Светланой, носившим в дом высохшее белье, о приближении добытчиков. Те сразу же оповестили об этом тех, кто был в доме. На улицу вышел Виталий, открыл калитку и, выйдя за забор, принялся принимать у добытчиков рюкзаки, пока те перелезали через баррикады. Занеся, наконец, припасы в дом, Сергей плюхнулся на диван, тяжело дыша и вытирая пот со лба. Саркис открыл свой рюкзак и извлек коробку замороженной пиццы.
   - Эй, народ! - закричал он, демонстрируя всем упаковку, - смотрите, что мы добыли! А?
   Детишки, игравшие на ковре, радостно закричали, подбегая к прибывшим добытчикам. Сидевшие на кухне и обсуждавшие проблемы с генератором Никита и Олег, так же заинтересовались необычной находкой.
   - Нифига себе! - присвистнула Светлана, спускаясь со второго этажа, - это где это вы такое раздобыли?
   - Да короче, нашли один дом, более-менее укрепленный. Походу, там кто-то жил, - начал рассказывать Саркис, - ну там, окна, двери заколочены.
   - Только он вроде как заброшен уже, - перебил его Сергей, - куча пыли, кое-что стухло уже. Короче, где-то неделю там никого не было.
   - Ну, так вот, - продолжил Саркис, - особо ничего не было интересного, кроме переносной морозилки, где мы это и нашли. Всего пять пачек было.
   - А чего вы тогда морозильник с собой не взяли? - упрекнула их Светлана, - вы же знаете, что у нас холодильник не работает. Где мы их тут хранить будем?
   - Так она здоровая же, - начал оправдываться Сергей, - к тому же она и так на ладан дышала, скоро точно бы поломалась.
   - Да нормально все! - добавил Саркис, - Сегодня прям, съедим все, и не пропадет.
   - Только микроволновки у нас тоже нет, если ты забыл.
   - Да в сковородке пожарим - и нормально! Вон, пусть ребятишки хоть покушают нормально.
   Дети радостно закричали и засмеялись. Сергей, найдя в себе силы, встал и принялся помогать Саркису разбирать рюкзаки. Найденные продукты они передавали Светлане, чтобы она относила их на кухню. Поскольку кухонный стол был занят, Олег, чтобы не мешать Светлане готовить, направился на второй этаж. Никита же вышел на улицу, вслед за Марией, которая пошла курить минутой ранее.
   Наверху в комнате отдыха на креслах расположились Филипп и Станислав, которые обсуждали зараженных.
   - Ну а если использовать их внутренности? - произнес после небольшой паузы раздумий Филипп, - Ты же говорил, они на запахи реагируют? Так может измазаться их ошметками, тогда пахнуть будет так же, как и от кадавров, тогда они не будут обращать внимания, и можно будет спокойно ходить!
   - А ты прям думаешь, что первый, кто до этого додумался? - усмехнулся в ответ Станислав, пока Олег усаживался рядом на диван, - был как-то паренек, который решил эту идею воплотить. Поначалу, да, твари его не видели. Только вот под вечер у него уже вся спина была в язвах и волдырях.
   - Ну а если там простыню вымазать и на себя накинуть?
   - Да пойми, что к этой дряни лучше вообще не прикасаться. У тебя же по любому есть какие-то порезы там, прыщи, еще что-то, через что инфекция может попасть в организм. Ну или случайно в глаз или в рот чего попадет.
   - Может она вообще через поры проникает? - добавил Олег.
   - Ну, хрен знает... - Филипп, задумавшись, уставился в пол.
   - Слушай, - нарушил длившееся пару минут молчание Олег, обратившись к Филиппу, - а вот как ты думаешь, откуда вся эта дрянь пошла?
   - Да по любому наши умники что-то мутили, но, как всегда, через одно место.
   - Вот только не понятно, такое только у нас творится, или во всем мире? - задумчиво сказал Станислав. - Мне кажется, это вообще какие-нибудь психи, террористы там, или сектанты устроили. Решили, типа, конец света организовать. Вряд ли, если какое государство додумалось разрабатывать биологическое оружие, то так бездарно и халатно к нему относились, что оно вырвалось.
   - А я не верю, что эта хрень человеческих рук дело, - заявил Олег, - какой такой вирус или болезнь заставит людей поедать друг друга?
   - Ну и что же это тогда, по-твоему?
   - Я думаю эта дрянь из космоса.
   - Может, это вообще Бог создал? - произнес Филипп, глядя в пол, - типа человечество настолько его достало, что он решил с нами покончить?
   - "Ожидаю воскресения мертвых и жизни будущего века", как в Символе Веры? - процитировал Олег, - я все же думаю, что имелось в виду немного не это.
   - Не знаю, - помотал головой Станислав, - я особо в религию никогда не верил, так что вариант с террористами кажется мне наиболее оптимальным.
   Беседа о природе происхождения катастрофы продолжалась еще около получаса. Были озвучены различные гипотезы, начиная от мутации какого-либо вируса и началом биологической войны, заканчивая мировым заговором по сокращению численности населения земли и инопланетянами. Наконец их спор прервала вышедшая из женской спальни Елизавета.
   - Так! - недовольно сказала она, глядя на Филиппа, который тут же начал оправдываться, - Ладно, мне надоело тебя уговаривать, станет хуже - потом не ной.
   Наверх в это время поднялась Светлана и позвала всех на ужин. Дети к этому моменту закончили прием пищи и теперь сидели на полу в зале, где Нина занималась с ними математикой. На кухне стоял запах подгоревшего хлеба. Клавдия заканчивала жарить на сковородке последнюю пиццу, которая громко шкварчала и сильно дымила. Еще одна уже стояла на столе, где сидели Виолетта, Саркис, Сергей и Ольга. Мария, Никита и Татьяна стаяли рядом у стены. Некоторые уже уплетали куски пицц, лежащих на столе.
   - Тесновато тут у вас, - заметил Филипп, садясь за стол, и беря кусок пиццы с ветчиной и грибами.
   - Не страшно, - отозвался Никита, - я могу и стоя есть.
   В дом вошли Георгий с Виталием, ругаясь между собой. Георгий выглядел уставшим и часто потирал слипавшиеся глаза. Его лицо, по которому градом лился пот, сильно покраснело.
   - Серьезно, ты ж себя угробишь так! - упрекал его Виталий, - ты ж целый день там провозился!
   - Да нормально все, - отмахнулся от него Георгий, тяжело дыша и вытирая пот, - не гунди.
   После чего прошел к столу и, неуклюже плюхнувшись на стул, взял себе кусок пиццы, положил его на тарелку и поставил ее рядом с собой.
   - Ох, что-то в сон клонит, - пробурчал он, склонившись над куском пиццы и подперев голову руками.
   Никита тем временем пытался разговорить Марию, но та лишь отвечала односложными предложениями равнодушным голосом. Через несколько минут вниз спустилась Ольга, приведя с собой Лесю. Девушка выглядела намного лучше: мешки под глазами стали менее заметными, с глаз спало покраснение, и на ее лице была еле заметная улыбка. Елизавета, сидящая рядом с Филиппом, тут же принялась засыпать медсестру вопросами о состоянии ее подруги. Так же вниз удосужился спуститься Дмитрий, чтобы забрать несколько кусков пиццы для себя и своей беременной жены. Но под едкие комментарии Станислава поспешил удалиться. Филипп же неустанно пялился на Виолетту, сидящую напротив, пока его не отвлек Саркис.
   - Что-то долго Руслана с Вованом нет, - обратился он ко всем присутствующим, - вроде как должны уже вернуться.
   - А, не парься, - успокоил Сергей, - еще даже не стемнело. К тому же ребята там толковые.
   - Толковые? - усмехнулся Станислав, - сколько там дней без перерыва Руся бегает?
   - Не будь таким злым, - перебила его Елизавета, - он же помочь старается.
   - Угу, - ухмыльнулась Виолетта, - делаем ставки, вернутся ли они, и побежит ли он завтра?
   Их разговор прервал с грохотом свалившийся с табуретки Георгий. Саркис и Станислав громко рассмеялись. Остальные тоже слегка развеселились, одна только Леся с тревогой глядела не него.
   - Ты опять, что ли, на грудь принял? - смеясь, Саркис встал, чтобы помочь ему подняться, - Ладно, хорош народ смешить, подъем.
   Саркис несколько раз попробовал растормошить его, затем похлопал по щекам, однако Георгий не приходил в себя.
   - Эээ... Народ... - с лица Саркиса пропала улыбка, и он озабоченно глядел на остальных бегающим взглядом, - походу ему реально плохо.
   - Дай-ка я посмотрю. - Елизавета, встав со своего места и дожёвывая кусок пиццы подошла к нему.
   Прощупав пульс, она положила ему ладонь на лоб.
   - Да он же горит весь! - взволнованно сказала она, - Так, помогите-ка мне перенести его в лазарет.
Сергей вскочил и подбежал к ним, помогая Саркису взять его под руки. Станислав и Олег взяли его за ноги и кое-как смогли поднять.
   - Ну и тяжелый же, зараза! - ругался Саркис, - так, стулья быстро уберите с прохода!
Девушки, стоявшие рядом, тут же принялись переносить стулья и отодвигать стол, освобождая проход.
   - Голову ему держите! - крикнула на них Елизавета, придерживая открытую дверь в медпункт.
   Кое-как они занесли его внутрь и уложили на койку, где ранее лежал Филипп. На всякий случай Виолетта попросила Нину увести детей на второй этаж. На Елизавету тут же посыпались многочисленные вопросы о состоянии Георгия, на что она, психанув, попыталась выгнать всех из медпункта. Однако внезапно Станислав разорался матом на всю комнату.
   - Смотрите! - беспокойно закричал он, увидев, что все на него смотрят, - смотрите на его руку!
   Елизавета обернулась, разглядывая покрытую волосами кожу на его руке, но, не замечая ничего, что могло бы взволновать Станислава. Подойдя ближе, она сдвинула вверх рукав его футболки, после чего, вскрикнув, отступила на пару шагов назад. Из-за ее спины послышались матершина и взволнованные возгласы тех, кто остался стоять в коридоре и не видел происходящего внутри. Кожа вокруг пореза на руке Георгия была покрыта ярко-красными кластерными отверстиями, а из самой царапины росли небольшие продолговатые наросты. Сам же мужчина тяжело дышал, обливаясь потом и издавая протяжные стоны.
   - Какого хрена! Когда он успел заразиться то! - орал, матерясь через каждое слово Саркис.
   - Какая на хрен разница! - перебил его Станислав, - он же обратится сейчас!
   - И что же делать!?
   - Нужно запереть его где-нибудь! - взволнованно крикнула Ольга.
   - Да вы угораете! - не унимался Станислав, - куда мы его запрем то? Он же огромный, если он превратится, нам его не остановить! Саркис, бегом принеси ствол!
   - Что? Зачем это еще?
   - А то вы на хрен не догадываетесь? Нужно его пристрелить пока не поздно!
   - Вы что, спятили?! - возмутилась Ольга, - он же живой человек!
   - Действительно, так нельзя, - неуверенно затараторил Саркис, - к тому же я его знаю и не смогу вот так вот хладнокровно...
   - Погодите! - вмешалась Светлана, - Филю же вылечили, может и тут так же выйдет!?
   - Ну да! - поддержала ее Ольга, - можно на крайняк руку ампутировать, если уж совсем...
   - Да ни хрена это не поможет! - крикнул Станислав, - и вы это прекрасно знаете!
   Тем временем, Георгий со стоном перевернулся на бок, и его вытошнило на пол отвратительной белой массой. Все с ужасом отступили и принялись кричать друг на друга, споря, как они должны поступить. Мужчина, лежавший на другой койке со сломанной ногой, и вовсе орал благим матом на всех, требуя немедленно вынести его из помещения. Елизавета, глядя на всеобщий балаган, кинулась к столу с лекарствами и принялась перебирать пузырьки. Найдя, то, что искала, она забрала шприцом бесцветную жидкость и вколола ее Георгию в вену.
   - Так все! - закричал Станислав, - раз все ссут, я сам за стволом пойду! Дай мне ключи!
   - Да угомонись! - гаркнул на него Саркис, - никто никого убивать не будет! Мы же не звери, в конце концов!
   - Реально, ты спятил что ли! - чуть не плача, кричала на Станислава Екатерина, - ты же детей до смерти перепугаешь своей пальбой!
   Спор на повышенных тонах продолжался еще с двадцать минут. Станислав продолжал настаивать на необходимости ликвидации Георгия, пока остальные пытались ему противостоять и предлагали более гуманные способы. В результате дошло до взаимных оскорблений, и дело готовилось перерасти в драку. Однако, Станислав заметил, что Георгий сильно побледнел, пот с него лился градом, а рвота участилась. Дыхание стало сильно прерывистым и редким.
   - Он же сейчас превратится! - кричал Станислав, - он же сожрет нас всех!
   - Нет, не превратится! - крикнула Елизавета, - Я ввела ему морфий.
   - И что?
   - И то, что ты был прав, - опустила глаза Елизавета, помолчав несколько мгновений, - это был лишь вопрос времени, когда он обратится. А этого допустить я не могла.
   На какое-то время в комнате повисла тишина, которую, наконец, потревожил тихий плач Светланы. Саркис, выматерившись, опустил голову.
   - Надо тело вынести отсюда. - безразлично сказала Виолетта.
   Однако никто так и не отреагировал на ее слова: большинство просто молча стояло, пытаясь спрятать глаза, Светлана продолжала рыдать, а Станислав вышел из медпункта, направившись к себе в комнату.
  
***
   - Я отрежу ему яйца! - кричала Лариса, пока Сергей осматривал и латал раненного Босса, сидящего на ящиках со строительными материалами в комнате на втором этаже.
   - Ты можешь хоть на секунду помолчать?! - крикнул на нее биолог, закончив осмотр, после чего обратился к командиру, - так, теперь аккуратно откинься назад и прислонись к стене, и постарайся не двигаться.
   Босс, кивнув, выполнил требования, морщась от боли. Его босая нога была вытянута и лежала на другом ящике в приподнятом состоянии. Ступню покрывал обширный темно-фиолетовый синяк огромных размеров.
   - Ну, как он? - поинтересовался Мецгер.
   - На ноге обычный вывих, я его вправил, - ответил Сергей, - на спине, вроде, переломов нет, но ушиб сильный, поэтому пока пусть сидит так, больше ничего я сейчас все равно сделать не смогу.
   - Мда... - заключил снайпер, стоявший возле окна, затем обратился к Боссу, - лучше бы я с вами пошел, глядишь, все обошлось бы.
   - Нет, - процедил тот, закрыв глаза, - ты мог погибнуть. А потерять тебя мы не можем.
   - Ох, ну да, - усмехнулся Максим, - если умрешь ты, это, конечно же, никак не скажется.
   - Откуда я мог знать, что там будет кто-то живой? - прошипел Босс.
   - Кто хоть это был? - поинтересовался Горан, - мы, что ли, бомжей не всех добили?
   - Не, - ответил Мецгер, - эти вроде прилично выглядели.
   - Одна из них узнала меня, - Босс сделал небольшую паузу, слегка прошипев от боли, - это были выжившие из поликлиники.
   - Опа! - обрадовался Мамули, - так может, это, найдем их и замочим?
   - С большой радостью! - процедили сквозь зубы Лариса, - я заставлю их страдать по полной!
   - Я, кстати, грохнул одного из них! - между прочим похвалился Мецгер.
   - Нет, - осек их Босс, - никто ничего не будет делать.
   - Ну, серьезно, - добавил Горан, - а вдруг они нас выследят, что тогда?
   - Даже если и так, то они ничего нам не сделают.
   - Да с чего ты взял!
   - Мецгер, - произнес Босс, глядя в потолок, - почему они не стреляли в нас?
   - Эээ, ну мало ли... Вдруг они испугались и там среагировать забыли?
   - У них не было оружия или не было патронов. - заключил Босс, - А раз так, то и нападать на нас они не будут. Поэтому избегайте столкновений любой ценой, найдите бензин, и убираемся отсюда как можно скорее.
   - Но вдруг?
   - Это не обсуждается, мы еще разделаемся с ними, но - когда придет время! - Босс принялся зловеще хохотать во все горло. Иногда он срывался на ужасный кашель, но, тем не менее, не прекращал смеяться. Люди смотрели то на него, то переглядывались между собой, не зная, как реагировать. Когда Босс отсмеялся, он объявил, что устал, откинул голову и закрыл глаза.
   Пожав плечами, Мецгер развернулся и направился вниз. Вслед за ним направилась Лариса, сообщив, что настало время ужинать. Мамули попытался возмущаться по поводу очередных консервов, на что Лариса предложила ему перестать есть и похудеть. Рита предложила Боссу принести еды, но тот отказался и просил больше его не беспокоить. Максим, дождавшись, пока все уйдут, уставился в окно, глядя на закат и пытаясь разглядеть зараженных в соседних домах. Трупы, оставленные после побоища, учиненного Лидией, до сих пор оставались лежать. На них периодически слетались вороны, выклевывая им глаза и отрывая небольшие куски мяса с рук и лица. Однако птицы тут же разлетелись, когда с заходом солнца из домов с воем и мычанием начали выходить зараженные.
  
***
   На улицу спустился сумрак, и стало гораздо холоднее. Темнеющее небо затягивали тучи, ветер усиливался. Виолетта, Светлана и Филипп молча сидели за столом на кухне. Саркис и Олег только что вернулись, унеся тело покойного в сарай. Елизавета с Ольгой наводили порядок в лазарете, когда в помещение ворвался Анатолий.
   - Я вам что, орать, что ли, должен? - раздраженно рявкнул он, - там наши вернулись, только им, походу, помощь нужна.
   Саркис, успев до этого расположиться на диване, моментально подорвался и побежал на улицу. Олег же, заглянув в спальню и позвав на помощь Станислава, направился следом. Надевая куртку и матерясь, Станислав вышел из комнаты и двинулся к входной двери. Филипп привстал со стула, собираясь пойти за ними следом, но Виолетта остановила его, пояснив, что без него справятся.
   Через несколько минут Станислав с Олегом ввели в комнату еле волочащего ноги Владимира, повязки которого на руке и шее уже обильно пропитались кровью, и принялись звать на помощь. Выбежав из лазарета на крики, Елизавета, проматерившись, велела им немедленно заводить его внутрь, одновременно прося о помощи Ольгу. Следом в дом вошли Саркис, Екатерина и Руслан, который плюхнулся на диван и принялся вытирать пот с лица.
   - Охренеть! - Филипп сразу же подбежал к нему, - Вы... то есть, ты как, что у вас там за ад был?
   - Ты как? Ранен? - следом за ним взволнованно затараторила Виолетта, - Укусили?
   - Нет, все нормально, - отмахнулся Руслан, тяжело дыша, - воды дайте!
   Светлана, зачерпнув кружкой воду из ведра, передала ее Руслану.
   - Но у тебя кровь! - Виолетта указала правую руку, где из раны торчал обломок карандаша.
   - Какого ж хрена ты молчишь? - тут же возмутилась Екатерина, которая присела на пол, прислонившись к стене.
   - Да пофиг, нормально все, - поморщившись, Руслан выдернул из руки обломок и бросил его на пол.
   - Так что у вас там стряслось-то?
   - Короче, нарвались мы там на уродов, которые поликлинику разгромили.
   - Охренеть - проматерился Саркис, - так он там не один был?
   - Как минимум двое. Одного из них я вырубил, а второй Вована чуть топором не зарубил, - Руслан какое-то время помолчал, уставившись в пол, - выживших мы, к сожалению, не нашли.
   - Просто жесть! - подытожил Филипп, - и чего теперь?
   - Понятия не имею, будем надеяться, сюда они не сунутся.
   - Уверен? - усмехнулся Саркис, - они вас точно выследить не могли? А то оружия у нас не особо много.
   - Это плохо, - Руслан стиснул зубы, - неизвестно, сколько их там, так что не плохо бы вооружиться.
   - Ты чего так развоевался? Помнится, не ты ли был против убийств?
   - А я и не предлагаю их убивать! - огрызнулся Руслан, - но и постоять за себя мы должны, чтобы им даже близко было неповадно сунуться.
   Из медпункта вышла Елизавета, стягивая с рук окровавленные перчатки. Заметив, что Екатерина промывает ватными тампонами кровоточащую рану на руке Руслана, она недовольно цыкнула.
   - Так, а с тобой чего? - спросила она у него.
   - У него рука ранена! - не дав ему раскрыть рта, пояснила Екатерина.
   - Да нормально все, - отмахнулся тот, - пройдет.
   - Ага, десять раз. А если у тебя там заражение крови будет? А потом гангрена? Ты понимаешь, что можешь руку потерять? - возмущалась Елизавета, гладя на тревожно меняющееся лицо Руслана, - А ну, марш за мной!
   Тот, ворча и ругаясь вполголоса, встал с дивана и направился в медпункт. Елизавета, сказав напоследок Филиппу, чтобы тот не засиживался и шел отдыхать, последовала за ним и закрыла за собой дверь.
   Закончив с перевязкой, Руслан поднялся наверх. На втором этаже на диване его ждал Филипп, который сидел, подперев голову, и пялился в пол.
   - Ты чего тут? - раздраженно буркнул Руслан, - сказано же было, иди спать!
   - Да я хотел узнать, что там у вас на вылазке случилось?
   - Нечего рассказывать... - пробормотал Руслан, стараясь отвести взгляд, - давай потом поговорим?
   - Да что у вас стряслось там? - голос Филиппа был крайне взволнован, - ты как пришел, сам не свой стал.
   Тяжело выдохнув, Руслан сел в кресло напротив и принялся пересказывать то, что им пришлось пережить при сегодняшней вылазке.
   - Ну, это жестко конечно ... - заметил Филипп, когда тот закончил рассказ, - ну, хорошо хоть все живы остались.
   - Да что там... Я ж этого паренька в окно выбросил, а он ненамного старше тебя был, - Руслан, глядевший в пол, провёл ладонью по лицу, - Я тогда просто контроль потерял над собой. Как представил, что он убил всех тех людей в поликлинике... Психанул буквально... В итоге чуть не совершил поступок, о котором сожалел бы до конца жизни.
   - Мда... Ну, главное, в итоге все живы остались.
   - Это да, - Руслан поднялся с дивана, - ладно, пошли спать. Уже времени много.
   С этими словами он направился по коридору к своей комнате.
  
   Глава следующая
   Просидев на ящиках всю ночь, Босс так и не смог сомкнуть глаз. Не отрываясь и не мигая он глядел в окно, но со своего места мог разглядеть только свинцовое небо и барабанящие по стеклу капли дождя. Несмотря на то, что на улице уже давно было светло, снаружи не прекращался вой бродивших зараженных. Некоторое время Босс пытался прикинуть, сколько сейчас времени, однако достать часы он так и не решился, поскольку любое движение отдавало страшной болью во всем теле. "Да какая разница, который сейчас час, - подумал он про себя, - все и так летит к чертям! Мы должны были свалить отсюда еще вчера! Вместо этого двое погибло, мы остались без топлива, а я искалечен!"
   Вид из окна внезапно заслонил Сергей, который бесшумно поднялся с первого этажа и теперь наблюдал за ситуацией на улице. Босс, отвернувшись, оглядел спящих бойцов и уставился в пол. "Этого не должно было случиться! Так не должно было быть! Нельзя чтобы все так закончилось, и эти твари ушли безнаказанными! Вы думаете, я забыл, что вы сотворили?! Я найду вас, чего бы мне это не стоило! - гневался про себя Босс. - Если бы не этот бородатый козел, который выкинул меня из окна... Думаешь, тебе это сойдет с рук?! Когда я поймаю тебя, то срежу твою долбанную бороду вместе с лицом! Я заставлю тебя смотреть, как твоих корешей будут потрошить!"
   - Эй, Босс! - тихо окликнул его Сергей, отвлекая от размышлений, - ты как там?
   - Нормально все! - отмахнулся тот.
   - Да ладно, ты ж всю ночь не спал, может, все-таки обезболивающее?
   - Я же сказал, не нужно! - Босс сморщился от боли после резкого движения, - лучше скажи, что там на улице происходит?
   - Твари все не унимаются, бродят и воют, похоже, это все из-за дождя.
   Босс молча уставился в стену. Сергей смотрел на него несколько минут, дожидаясь ответа, но не дождавшись, отвернулся к окну. Он наблюдал, как некоторые зараженные люди слонялись взад-вперёд. Некоторые шли куда-то целенаправленно, вскоре исчезая за поворотами. Кто-то тупо стоял на месте, воздев голову к небу, чтобы капли дождя орошали их пораженные инфекцией лица. Твари полностью игнорировали трупы существ, убитых вчера Лидией, из-под которых вода вымывала мерзкие на вид темноватые лужи.
   Через несколько минут он разбудил Риту, попросив подменить его. Сняв ботинки, Сергей улегся на матрас и практически моментально вырубился. Девушка, потягиваясь и зевая, неохотно поднялась. Накинув куртку, она направилась к окну, протирая глаза.
   - Ну как вы? Вам лучше? - обратилась она к Боссу, заметив, что тот не спит.
   - Все нормально. - отмахнулся тот.
   - Может, пивка? У меня там несколько банок есть.
   - Алкоголь? - Босс сморщился, - только не сейчас.
   - Тогда, может, шоколад? Вы же вчера так ничего и не съели.
   - Ладно, - сказал он после нескольких секунд раздумий, - неси.
   Рита, улыбнувшись, аккуратно вернулась к своему спальному месту. Достав из рюкзака плитку шоколада, она подсела к Боссу на соседний ящик, и, развернув фольгу, протянула ему кусочек.
   - А чего ты меня, кстати, на "Вы" зовешь? - прожевав и прекратив морщиться от боли вполголоса произнес Босс, - я же не сильно старше тебя?
   - Да не знаю... - замялась Рита, - Мамули так говорил, вот я и решила...
   - Мамули - идиот, - перебил ее Босс.
   - Раз так, то какой смысл нам его держать?
   - Я сказал, что он идиот, но я не сказал, что он бесполезен. Как я понял, до всей это херни он был сыночкой из богатой семьи. Когда все началось, он с кучей своих друзей заперся у себя в особняке, где они благополучно бухали и трахались.
   - А что случилось потом? - с интересом спросила Рита.
   - То, что и должно было произойти. Не знаю, как, но зараженные пробрались к ним и устроили там ад. Самое смешное, что Мамули был не только единственным выжившим, но еще и перебил всех тварей на участке. А раз так, то он чего-нибудь, да стоит.
   - Кстати, а почему Мамули? Что за имя?
   - Когда мы нашли его, он додумался представиться официально - Мамулян Андрей Арсеньевич. Мне было лень запоминать, поэтому стал звать его сокращенно.
   - Ну а Мецгер? Его-то почему так?
   - А это ты уже у него спроси, - Босс слегка сморщился, тяжело дыша, - он так и представился.
   - Ясно. - Рита на какое-то время замолчала, уставившись в пол. - Может, тогда свою историю расскажешь?
   - Она слишком длинная, нудная и неинтересная, - Босс помрачнел, отведя взгляд в сторону.
   - А мы куда-то торопимся?
   - Если коротко, то, когда все это началось, я и люди, которые назывались моими друзьями, пытались выбраться из Москвы, дабы бежать на восток, где, как нам казалось, было безопасно. Но однажды, когда обстановка накалилась, они оставили меня умирать, чтобы спастись самим, - Босс повернул голову, заглянув Рите прямо в глаза, а на его лице расплылась безумная улыбка, - только вот я выжил. И теперь хочу с ними поговорить.
   - Так вот почему мы так рвемся на восток...
   - А что такого? - не дал ей договорить Босс, - ведь в ваших же интересах оказаться в безопасности. Все честно.
   - Ну да... - Рита замялась на пару секунд, собираясь с мыслями, - так как же тебя зовут на самом деле?
   - Это уже не важно, больше это имя ничего не значит, - Босс запрокинул голову, сморщившись от боли, - глянь лучше, что на улице творится.
   Кивнув, Рита ушла на пост, оставив недоеденный шоколад на ящике. Босс закрыл глаза, погрузившись в собственные мысли, надеясь уснуть. Однако периодически вспыхивающая боль в поврежденной ноге и спине не позволяла ему этого.
  
***
   Филипп, занявший койку раненого Владимира, стараясь не разбудить еще спавших в комнате людей, подошел к окну. Снаружи барабанил дождь. Несмотря на духоту в помещении, воздух стал влажным и холодным. Во дворе было пусто, намокшая трава и листья деревьев прогибались под падавшими на них каплями. Слева шумела бегущая по водостоку дождевая вода, образуя лужу внизу около стены. За забором, напротив, наблюдалось оживление: десятка два существ беспорядочно быстро перемещались вдоль дороги взад-вперед. Иногда кто-то из них напарывался на шипы, торчащие из баррикады, начиная неистово орать и размахивать руками.
   Внезапно к шуму дождя и воплям зараженных добавился приглушенный голос, доносившийся со спины из-за стены. Обернувшись, Филипп постарался прислушаться, но, не разобрав ни слова, начал аккуратно двигаться к выходу. Идя практически на цыпочках, он окинул взглядом спящего Руслана и, миновав его койку, подобрался вплотную к двери. "Да прекрати ты увиливать. Знаю же, что ты припрятал что-то на черный день", - говорила вполголоса какая-то женщина, Филипп так и не мог разобрать, кто это. В ответ он услышал знакомый голос Станислава: "Я тебе сказал уже, слышать об этом не хочу. Никуда я не пойду, даже не думай". "Неужели ты не понимаешь, к чему все катится?" - не унималась женщина. - "Валить надо, бежать. Когти рвать пока не поздно. Там наше спасение, не тут".
   Решив больше не затаиваться, Филипп резко открыл дверь и вышел в коридор. Слева у окна стояли Станислав и Татьяна, которая встрепенулась и, выпучив глаза, глянула на Филиппа. Но затем ее взгляд сузился, а рука сжала край футболки, который она до этого теребила. Станислав же, твердо сказав, что разговор закончен, и обсуждать больше нечего, быстрым шагом направился в сторону лестницы и спустился вниз. Татьяна, пробурчав что-то себе под нос, пролетев мимо Филиппа и едва его не толкнув, вошла в соседнюю комнату, хлопнув за собой дверью. Филипп, пожав плечами, направился вниз следом за Станиславом.
   На кухне за столом сидел Саркис и завтракал овсяными хлопьями, заваренными на воде. Увидев Филиппа, он пригласил его за стол, указывая на кастрюлю, стоящую на плите. Взяв себе порцию, Филипп подсел к нему за стол, с подозрением попробовав кашу. Она была не слишком приятная на вкус, с комочками, но, в виду отсутствия альтернативы, Филипп медленно и без энтузиазма начал есть. Когда он заканчивал, сверху спустилась Мария. Поздоровавшись с Саркисом, она стремительно подошла к Филиппу, сказав, что нужно срочно поговорить, взяла его за руку и отвела в гостиную к дивану.
   - К чему такая секретность? - спросил он, удивленно и, в то же время, улыбаясь глядя на Марию.
   - Я тут думала о том, что вчера говорил твой друг. Ну, про оружие, - начала она объяснять вполголоса, - я знаю, где его можно добыть, возможно, осталось что-то в отделении полиции. Я бы смоталась туда одна, но боюсь, мне не донести его. Поэтому мне нужна помощь.
   - О, нет, спасибо, - отмахнулся Филипп, показывая повязку на руке, - мне и прошлого раза хватило.
   - Знаю, именно поэтому и хочу, чтобы ты мне помог. - Мария оглянулась по сторонам, - ты не будешь геройствовать и выпендриваться, а, значит, мы быстро войдем, возьмем то, что нам нужно и вернемся.
   - Ну, я даже не знаю... - замялся Филипп.
   С полминуты он размышлял над идеей Марии о добыче оружия: с одной стороны, ему страшно не хотелось вновь приближаться к зараженным и рисковать жизнью, но с другой стороны он понимал, что это отличный шанс сблизиться с единственной девушкой его возраста, которая к тому же была довольна симпатична. Размышления его прервал выскочивший из коридора Никита, который, улыбаясь, собирался что-то сказать Марии, но при виде Филиппа тут же осекся и удивленно уставился на него.
   - Маша, -не сводя подозрительного взгляда с Филиппа, обратился он к девушке, - я тут тебя как раз искал.
   - Ну что опять? - раздраженно спросила она.
   Их разговор прервал вошедший в помещение Анатолий, с силой открыв дверь, которая гулко ударилась о стену, и кинув в кресло промокший плащ. Винтовки при нем не было, по-видимому, он уже отнес ее в оружейную. Несколько секунд он недовольно разглядывал собравшуюся в гостиной молодежь, затем подошел к ним, ткнув пальцем в плечо Филиппа.
   - Ты! Тебе вроде как уже стало лучше? - дождавшись утвердительного кивка, он продолжил говорить, - тогда иди-ка постой на часах, сделай хоть что-то уже полезное.
   - А оружие-то мне хоть дадите? - поинтересовался Филипп.
   Анатолий усмехнулся в ответ и направился на кухню, взяв себе порцию каши.
   - Дождь там уже закончился, - сказал он громко на весь этаж, - ублюдки расходятся, пора кому-нибудь убрать трупы с ограды.
   - Хорошо, я займусь, - крикнула ему в ответ Мария, недовольно глядя на Никиту, и тут же направилась к выходу.
   - А... Я тебе помогу, - неуверенно сказал тот, бросившись за ней следом.
   Филипп несколько секунд глядел им вслед, после чего, забрав с кресла пальто, вышел на улицу. В лицо ему сразу ударил холодный и влажный воздух. Поежившись и накинув на себя пальто, Филипп по мокрой дорожке, перешагивая через лужи, направился к импровизированной сторожевой вышке. Криков зараженных больше не было слышно, лишь где-то вдалеке раздавалось пение птиц.
   Дойдя до поста, Филипп принялся карабкаться наверх, стараясь не поскользнуться на мокрых лестничных деревянных перекладинах. Дощатый пол скрипнул, когда он осторожно ступил на него. Сделав несколько неуверенных шагов, Филипп убедился, что конструкция достаточно прочная и принялся расхаживать взад-вперед, рассматривая окрестности.
   Слева от дома на шипах баррикады повисло шестеро зараженных, еще двое обнаружились на передней части, справа все было чисто. Улицы уже опустели, лишь вдалеке виднелись конвульсивно дергающиеся силуэты, разбредающиеся по домам. Снизу послышался звук открывающейся калитки. На перекрытый заграждениями участок дороги перед домом вышли Мария и Никита, вооруженные деревянными кольями. Быстрым шагом они направились к левой баррикаде. Зараженные моментально среагировали на них, принялись тянуть руки, шипеть и кричать. Ближайшая к ним тварь, бывшая когда-то женщиной средних лет, у которой теперь изо рта торчали отвратительные наросты, а руки покрылись волдырями. Подбежав, Мария засадила колом ей прямо в глаз, существо тут же обмякло, повиснув на заграждениях, по которым сразу же побежала кровь.
   - Маш, - робко обратился Никита, глядя, как она безжалостно и ловко умерщвляет зараженных, - я тут все сказать хотел...
   - Ну чего еще-то? - раздраженно огрызнулась она, пробивая череп очередной твари, - чего ты до меня докопался-то?
   - Ты же ведь совсем одна! - начал он оправдываться, - я же помочь тебе хочу!
   - А я что, просила тебя? Ты же мне просто проходу не даешь! Заколебал!
   - Извини ... - грустно промолвил Никита, уставившись в пол.
   Добив, наконец, последнего зараженного, Мария перелезла через ограждение и осмотрела тела. Объявив, что все чисто, она подозвала Никиту, чтобы перетащить тела убитых к груде трупов зараженных, что лежала в десятке метров поодаль от баррикады.
   - Ну, Маш, - заговорил Никита после того, как они отволокли очередного мертвеца, - ты же знаешь, я же как лучше хочу.
   - Если ты решил привлечь мое внимание, - прошипела она в ответ, - то выбрал самый идиотский способ сделать это. Пошли, давай, за следующим!
   В это время на кухне к завтракающим присоединился Руслан. Еда в горло практически не лезла после случившегося вчера. Зевая и протирая красные глаза, он еле-еле находил в себе силы отправить в рот очередную ложку каши. Кроме того, царившая в доме гнетущая атмосфера еще сильнее портила настроение. Практически никто ни с кем не разговаривал, лишь иногда кто-нибудь перебрасывался короткими и отрывистыми фразами. Помимо этого, присутствующие за столом сидели с мрачными лицами, стараясь лишний раз не поднимать взгляд, чтобы случайно с кем-либо не пересечься. Те, кто заканчивал завтракать, сразу же ставили тарелку в раковину и стремились поскорее удалиться. Несмотря на то, что день уже давно начался, дети из своей комнаты так и не выходили, очевидно, было решено оставить их наверху, дабы они не видели, в каком состоянии взрослые, или, чего доброго, случайно не наткнулись на тело Георгия в сарае. Неожиданно с улицы раздался оглушительный визг. Бросив свои дела, все тут же повыскакивали со своих мест, опрокидывая все, что попадалось на пути, и ринулись наружу.
   Мария в очередной раз пыталась пресечь попытки Никиты завязать общение, когда тело лысого зараженного с пробитой головой, чья раздувшаяся шея пестрела кластерными отверстиями, неожиданно встрепенулось, и, взвыв, принялось размахивать руками. Никита, пронзительно закричав, отпрянул в сторону и повалился на асфальт, уставившись выпученными глазами на существо. Мария также попыталась увернуться, однако зараженный успел ухватиться за ее куртку. Она, неистово крича, старалась вырваться, но существо, повиснув на ней всем своим весом, повалило ее на асфальт.
   Мария пыталась оттолкнуть его, но тварь, нависнув прямо над ней, всячески пытаясь укусить. Мария ухватилась свободной рукой за шею существа, стараясь не дать ему приблизиться. Из отверстий начинал сочиться отвратительный гной, растекаясь по рукам девушки и капая ей на лицо. Никита, кое-как поднявшись, стоял поодаль, совершенно остолбенев, бешено таращась на происходящее с открытым в немом крике ртом. Филипп принялся яростно кричать на него, требуя, чтобы он помог девушке. Видя, что тот не реагирует, бросился вниз сам.
   Спрыгнув наземь с середины лестницы, он кинулся за ворота, едва не снеся дверь. Попутно он пытался докричаться до Никиты, который все так же беспомощно стоял, в ступоре наблюдая за борьбой. Филипп перелез через баррикаду и, подхватив деревянный кол, поспешил к месту схватки. Мария, почти выбившись из сил, рыдая, продолжала неистово кричать и звать на помощь. Тварь, воя и шипя, с каждой секундой все ближе и ближе подбиралась к лицу девушки, и наконец, резко дернувшись вперед, вцепилась ей в щеку. Мария, зажмурившись, заорала, кровь из раны хлынула по ее лицу, попадая в рот. Сочащийся из шеи зараженного гной стекал по подбородку твари, попадя в рану. Существо же, выгрызя кусок плоти из щеки, вцепилось ей в шею. Никита отвернулся - его вывернуло на асфальт.
   Подлетев к зараженному, Филипп нанес ему мощный удар колом в затылок, тварь сразу обмякла и повалилась на девушку. Мария к этому моменту уже перестала кричать, лишь ее конечности судорожно тряслись. Под ней расплылась приличного размера лужа крови. Тем временем из дома выбежали Руслан и Саркис, а несколькими мгновениями позже Анатолий, вооруженный топором, и Станислав, державший в руке длинный заостренный кол. Добежав до Филиппа, Станислав крикнул остальным, указывая на дома поодаль, откуда к ним уже приближались несколько зараженных. На пару с Анатолием они кинулись в атаку. Руслан, подхватив с земли валяющийся деревянный кол, присоединился к ним. Саркис подбежал к Марии и, спихнув с нее труп существа, принялся осматривать ее раны. Половина лица была изодрана в клочья, из рваной раны на шее кровь выплескивалась толчками, сама девушка, посерев, уже не выказывала признаков жизни, лишь смотрела в никуда безжизненными глазами. Саркис покачал головой и, мрачно глядя на тело, закрыл ей веки. Филипп, так и не опустив кола, стоял с перекошенным лицом неподвижно, глядя на все это. Наконец, придя в себя, он отбросил кол и кинулся к Никите, который стоял, упершись руками в колени и не мигая смотрел в землю. Схватив его за грудки, он принялся трясти его, выкрикивая оскорбления и проклятия.
   - Какого хрена ты стоял и не помог ей! - Филипп отвесил ему оплеуху, - из-за тебя она умерла, трус чертов!
   Саркис тут же кинулся к нему и, ловко скрутив, оттащил в сторону от паренька.
   - Так, все, тихо, хорош, - пытаясь успокоить Филиппа, он отвел его к баррикаде.
   Никита повалился на асфальт и разревелся. Тем временем Руслан и остальные расправились с зараженными, которые явились на крики. Станислав безэмоционально осмотрел их тела и что-то нецензурное пробурчал себе под нос. Анатолий пошел обратно на участок, попутно вытирая платком кровь со своей одежды.
   На шум из дома поспешно выбежала Виолетта, за ней с трудом ковылял Владимир, морщась от боли всякий раз, когда приходилось двигать головой или раненой рукой. За ним вышла Ольга, всячески призывая его вернуться в медпункт, но, увидев растерзанное тело Марии, она, вскрикнув, зарыдала. Станислав попытался узнать у Руслана о их дальнейших действиях, но тот лишь смотрел вперед и не реагировал.
   - Твою же мать... - проговорил он, наконец, и сделал несколько шагов по направлению к груде трупов зараженных, вокруг которых роем вились мухи.
   - Да что случилось-то? - недоумевал Станислав.
   - А ну, идите-ка все сюда!
   Станислав и Саркис подошли к нему, непонимающе глядя то на кучу тел, то на Руслана.
   - Помнишь, мы тогда сидели на скамейке и пили пиво? - спросил Руслан у Владимира и, когда тот одобрительно кивнул, указал на груду тел, - Жора тогда предложил мне пакетик чипсов, но я отказался, поскольку там ползали мухи. А теперь посмотрите! Возможно, мухи ползали по этим мертвым телам, а потом сели на еду, которую съел Жорик! Может, так он и заразился!
   - Етит твою мать... - побледнев, пробормотал Владимир.
   - Охренеть! - проматерился Саркис, - он же ведь еще в тот день руку поранил? Или, например, муха могла сесть на тот порез и занести инфекцию?
   - Ну, в принципе, - неуверенно и заикаясь, начала говорить Ольга, успокоившись и утерев с покрасневших щек слезы, - такое вполне могло произойти.
   - Тогда как мы можем знать, вдруг зараженные мухи ползали еще где-нибудь, - взволнованно начал тараторить Саркис, - посуда, одежда, еда, да что угодно! Я слышал, мухи еще и кусаться могут!
   - Так, Виолетта! - обратился Руслан к девушке, - собери всех немедленно в зале, мы должны решить, что делать с телами.
   - И чего это ты вдруг раскомандовался? - попыталась возмутиться она, но договорить ей не дало внезапно раздавшееся бульканье.
   Изо рта Марии толчками полилась смесь крови и бежевой жижи, само ее тело конвульсивно затряслось. Девушка протяжно застонала, выгибая спину, потом неуклюже перевернулась на бок, пытаясь подняться. Виолетта, закричав, отшатнулась. Руслан, было, кинувшись на помощь раненой, остановился, увидев ее пустые, лишенные чувств глаза.
   - Она превращается! - заверещал матом Владимир, - Сделайте же что-нибудь, какого хрена встали! Она же обратилась!
   Первым опомнился Станислав, подскочив к зараженной девушке, он ловким движением вогнал ей кол в череп. Та моментально затихла, мешком повалившись обратно на асфальт в лужу собственной крови. Ольга, глядя на все это, снова зарыдала, отвернувшись в сторону. Владимир же продолжал материться, но уже на два тона тише.
   - Охренеть! - сказала Виолетта, удивленно и в то же время брезгливо глядя на тело, - я думала, эта дрянь заражает, а не оживляет мертвых.
   - Пару раз видел такое, - ответил Станислав, - Леха тогда всадил две пули в одного засранца, а через несколько минут тот встал и разорвал ему глотку. Видно, укушен был. Походу, если мозг цел, то при гибели эта хрень захватывает человека моментально.
   - Ну да, учитывая, что этих тварей хрен убьешь, - добавил Руслан, с опаской поглядывая на тело, - видел несколько таких штук, у которых половины внутренностей не было.
   Вдруг из дома выбежала Елизавета и с ходу накинулась на Владимира.
   - Вот куда ты вылез! - запричитала она, - я кому сказала лежать?
   - Но я же тут...
   - Я сейчас мокрым полотенцем по лицу надаю!
   - Не надо! Тут же это...
   - Ну-ка, марш в койку, чтобы я тебя больше не видела! - Елизавета практически под шиворот повела Владимира обратно в медпункт.
   Филипп, высказав еще пару оскорблений в адрес Никиты, так же поспешил вернуться в здание. Руслан кинулся догонять его, пытаясь успокоить словами. Когда они удалились, Станислав подозвал Анатолия, прося его помочь оттащить трупы зараженных в кучу.
- А с этой что будем делать? - мужчина указал на тело Марии.
   - Да туда же ее к остальным, - безучастно произнес Станислав, подходя к ее телу.
   - Что?! - услышав это, прокричала сквозь слезы Ольга, - она же девушка, черт тебя дери, не какая-то тварь! Она мой друг! Она... Она...
   Медсестра, впав в истерику, кинулась на Станислава и принялась лупить его кулаками по груди. Тот лишь попятился назад, требуя у нее отвалить в грубой форме. Саркис принялся успокаивать ее, но девушка лишь рухнула на асфальт и заплакала навзрыд.
   - Ну ладно, мы ее в сарай отнесем, нормально так?! - попытался разрядить обстановку Станислав, но, видя, что та не реагирует, махнул рукой и принялся помогать Анатолию с телами.
  
   ***
   В большой комнате собрались практически все обитатели убежища, за исключением Сергея, который стоял на сторожевом посту. Дмитрий с Аленой, как всегда, закрылись у себя в комнате. Владимир и остальные раненые находились в медпункте. Нину попросили занять детей наверху, поскольку на улицу им было выходить опасно из-за зараженных мух. Руслан еще раз пересказал всем свою версию относительно того, как заразился Георгий. Елизавета подтвердила, что такой способ передачи инфекции вполне возможен. Некоторые из присутствующих пришли в ужас от услышанного, кто-то же напротив, усомнился в их словах.
   - Так, хорошо, допустим - это правда, - подытожил Анатолий, - и что ты предлагаешь?
   - Надо завесить все двери, окна и щели москитной сеткой, чтобы ни один комар не проскочил, - высказал свои соображения Саркис, - кроме того, есть теперь можно только в доме, а еще...
   - Боюсь, этого недостаточно, - перебил его Руслан, - мы должны сжечь все тела, что вы складывали снаружи!
   - Что? - возмутилась Виолетта, - но ведь они отпугивают других зараженных!
   По комнате прокатилась волна возмущённых возгласов в поддержку Виолетты.
   - Кроме того, - добавил Олег, - откуда нам знать, что другие зараженные мухи с других мест не прилетят сюда?
   - Да в этих горах тел тысячи мух! - возразил Руслан, - они же каждый день будут залетать к нам. Как знать, как скоро заболеет кто-то еще.
   -- Вот именно! - поддержала его Елизавета, - вообще, удивительно, как до сих пор никто не заразился.
   - Хоть мне это и не нравится, но трупы надо убрать, - добавил Саркис.
   - И как же мы будем защищаться? - скептически заметил Станислав, - уберем трупы, и ночью эта орда ринется на нас.
   - Ну, смотри, - попытался объяснить Руслан, - баррикады достаточно крепкие, мы могли бы после каждой ночи раскладывать трупы тварей, а как только там начнут накапливаться мухи - сжигать их. К тому же вдруг пепел тоже сработает, или запах сгоревших тел себе подобных тоже будет отпугивать их?
   В помещении вновь поднялся шум: Саркис, Анатолий и Виолетта решительно отрицали и критиковали план Руслана, сетуя на то, что он хочет оставить их без защиты. Саркис и обе докторши активно поддержали его идею. Страх перед зараженными мухами вызывал у них куда более серьезные опасения.
   - Вы забыли о самом главном, - неожиданно прервал их Филипп, который до этого угрюмо сидел молча в углу, погруженный в собственные мысли. Лицо его было мрачнее тучи, а голос стал необычайно жестким, что даже Руслан оторопел, поскольку никогда еще не видел своего друга таким, - Мы по-прежнему все еще безоружны. А эти психи до сих пор еще там и могут нагрянуть к нам в любой момент. И тогда мухи или нет - нам уже будет все равно.
   - Ты прав, - заключил Руслан после короткой паузы, - оружие нам нужно как воздух.
   - Мария говорила про отделение милиции, - продолжил Филипп, - мы собирались его проверить, пока...
   - Забудь, - перебил его Станислав, - там повсюду эти твари, да и, похоже, оттуда все вывезли. Остались только трупы в камерах, умершие там от голода. До сих пор не забуду эту жуть, мы к тому же потеряли там человека...
   - Но где же нам тогда искать?! - возмутился Руслан, - хоть где-то оружие должно быть?
   - Есть у меня одна мысль, - с опаской начал говорить Олег, - но она просто жесть как мне не нравится.
   - Выкладывай, - подбодрил его Руслан, - всяко ведь лучше, чем ничего.
   - На железнодорожной станции военные организовали что-то типа КПП, где жителей проверяли на наличие инфекции, сажали в поезда и отправляли в карантинные зоны. Возможно, там что-то могло остаться.
   - Ты сдурел что ли? - усмехнулась Виолетта, - ты хоть знаешь, где станция находится? Она же почти на другом конце города, до нее дотемна ни за что не поспеть.
   - У нас нет другого выхода, - возразил Руслан, - эти ублюдки действительно опасны и могут нагрянуть в любой момент, это лишь вопрос времени. Мы не знаем, сколько их, и как скоро они нападут. Что если они явятся уже завтра?
   - Тогда они напали без предупреждения, - мрачно произнесла Екатерина, - ни переговоров, ничего, он просто ворвался и убил всех...
   На какое-то время в комнате вновь повисла тишина. Люди испуганно переглядывались, кто-то просто уставился в пол, погруженный в свои мысли. Виолетта мялась с ноги на ногу, пытаясь придумать достойный аргумент против затеи с походом на станцию, однако она понимала, что в случае нападения им действительно будет крайне тяжело отбиться.
   - Сколько у нас есть стволов? - спросила она, наконец, у Саркиса.
   - Четыре винтовки, два двуствольных и одно помповое ружье и шесть пистолетов, - ненадолго задумавшись, ответил он, - с патронами дела обстоят не густо. Хорошо если полную обойму к каждой пушке снарядить сможем.
   - Вы что, серьезно? - возмутилась Клавдия, - Тут же дети малые! А вы войну и пострелушки собрались устроить?! Вы совсем одурели!
   - Как раз наоборот, - сказал Руслан, - если мы покажем этим психам, что мы хорошо вооружены, и что мы можем дать отпор, есть шанс, что они отвалят.
   - Но мы ведь не солдаты, - мрачно возразил Олег, - что, если они все же решатся на нас напасть?
   - Если все же дойдет до этого, - поддержал Руслана Саркис, - значит, придется отбить у них охоту нападать раз и навсегда. К тому же на звуки выстрелов сбегутся зараженные, а поскольку мы за стенами, а они нет, преимущество будет за нами.
   - Все это хорошо, но кто пойдет на станцию? - недовольно сказал Анатолий, - я, например, просто так помирать не собираюсь, я никуда не пойду.
   - Действительно, - заметила Виолетта, - это же чертовски опасно, вы ведь можете и не вернуться.
   - Я бы пошел с вами, - из лазарета вышел Владимир, - но в таком состоянии от меня мало проку снаружи. Но послушайте, народ: Руслан впрягся за нас в первый же день, во что бы то ни стало пытался помочь людям, хотя он и не был обязан. Да что там, он мог оставить меня истекать кровью, но вместо этого тащил на себе хрен знает сколько. Так что, если кто и сможет раздобыть стволы и защитить нас от тех психов - так это он.
   - А ведь так и есть, - грустно сказал Олег, - меня ведь тоже ранили на той вылазке, но Руслан помог мне добраться. Я должен ему, так что пойду я.
   - Ты сума спятил совсем! - закричала на него жена, - кому тут твой выпендреж сдался!
   - При чем тут это? - возмутился тот, - нам нужно раздобыть оружие, и раз никто не хочет идти, то пойду я.
   - О себе не думаешь, так хоть сына пожалей! - не унималась она, - забыл уже, что у тебя ребенок?!
   - Который будет расти и видеть, что его папа трус и прячется от своих обязанностей? Уж нет, я иду, и это не обсуждается.
   Тут Клавдия психанула и направилась наверх, громко топая ногами, бросив напоследок пару крепких слов.
   - Я тоже пойду, - заявил Филипп, - в конце концов, я тогда уже договорился с Марией, и после того, что с ней случилось, было бы неправильно ее подводить.
   - Стас, - твердо сказала Виолетта, - пойдешь с ними.
   - Чего? С какого это?
   - С такого! Я не хочу, чтобы с ними что-то случилось, нам действительно нужно, чтобы они доставили оружие.
   - И что, другого некого, что ли, отправить?
   - Если ты забыл, то это мой дом, и я решаю, кто и что будет делать! - твердо ответила Виолетта, - будешь продолжать канючить - останешься без еды на день!
   - Охренеть... - Станислав проматерился, но не посмел дальше пререкаться.
   Определившись с составом группы, Саркис принес и развернул на столе карту города. Подозвав остальных, он принялся обсуждать с ними наилучший маршрут, показав месторасположение станции, которая находилась практически на окраине в противоположной стороне. Олег заметил, что напрямик до нее идти несколько часов, однако Саркис возразил, что город кишит зараженными, и на деле время пути серьезно увеличится. Мысль о том, чтобы обойти город по окраине отметалась сразу, поскольку в таком случае им ни за что было не успеть до темноты. Пока Руслан, Олег и Саркис спорили по поводу маршрута и обсуждали, какое снаряжение и провизию с собой брать, Станислав незаметно от остальных подошел к Виолетте.
   - Ну и какого хрена это было? - тихо спросил он, - чем я тебе так насолил?
   - Ничем, - ответила она, не глядя на него, - но опытнее тебя в вопросах выживания нет никого, а я хочу, чтобы все вернулись обратно живыми и здоровыми.
   - Правда? - усмехнулся Станислав.
   - Ну и, главное, чтоб они достали пушки, - поспешно добавила Виолетта, опустив взгляд, - разумеется.
   - А, по-моему, ты на полном серьезе переживаешь за нашего героя? - язвительно сказал Станислав, - не так ли?
   И не дожидаясь ответа, ушел в свою комнату, хлопнув за собой дверью.
  
   ***
   Олег и Руслан залегли на склоне у дороги, ведущей из города, неподалеку от четырехэтажки. Станислав засел в кустах рядом с ними, а Филипп затаился чуть позади у мусорного контейнера. Перед ними на дороге мимо разбитых и брошенных машин ползала, припав к земле подобно дикому зверю, зараженная серокожая женщина. Время от времени она нюхала воздух и рычала. Рядом безвольно стояло несколько существ, не реагируя на происходящее.
   - Эй, народ! - шепотом позвал остальных из кустов Станислав, - ну чего там? Мы уже почти час тут торчим? Она свалила?
   Олег, держа наготове помповый дробовик, жестом велел ему молчать и пригнуться. Однако, произведенного им шума оказалось достаточно. Тварь резко приподнялась и, грозно рыкнув, повернула голову в их сторону. Некоторое время она всматривалась своими красными глазами, после чего начала медленно приближаться. Руслан и Олег убрали головы и вжались в склон, чтобы не выдать своей позиции. Станислав же, стараясь не шевелить кусты, почти не дыша наблюдал за приближающимся существом.
   Когда зараженная женщина почти доползла до позиции группы, из подъезда четырехэтажного здания ковыляющей и дергающейся походкой вышло существо с сильно раздувшимся животом. Через несколько шагов его скрутило и вывернуло прямо на асфальт. Женщина, пронзительно заверещав, молнией прыгнула к нему и, повалив на землю, принялась избивать, пока его голова не треснула. После этого она еще некоторое время осматривалась и принюхивалась, а затем быстрыми рывками понеслась прочь. Несколько минут все члены группы оставались на своих местах, не шевелясь и прислушиваясь, опасаясь возвращения твари. Наконец, Олег осторожно вышел на дорогу и, стараясь не попадаться на глаза бродячим зараженным, бесшумно перебежал на другую сторону улицы. Убедившись, что все в порядке, он подал сигнал остальным.
   - Охренеть, мы никогда так не поспеем вовремя! - начал ворчать Станислав, - мы же час ждали, пока она свалит!
   - А что мы могли сделать? - осадил его Олег, - она же нас порвет, вступи мы с ней в бой!
   - Знаю, но меня не радует перспектива провести ночь на улице.
   - Значит, найдем, где заночевать, как и планировали.
   - Ладно, тут нам споры не помогут, - вмешался Руслан, - сейчас нам бы поесть.
   - Хорошо, - согласился Станислав, - тогда нам на крышу.
   Он указал на ближайшую четырехэтажку, и все двинулись прямо к ней. Около дома на тротуаре были припаркованы старенькие жигули, несколько окон было разбито, однако, зараженных поблизости не находилось. Найдя пожарную лестницу, группа начала подниматься наверх. Лестничные перекладины были холодными, краска на них облупилась, а сама лестница кое-где проржавела. Когда Станислав попытался забраться наверх, она угрожающе заскрипела. Выругавшись, он велел остальным карабкаться по одному. Через некоторое время они все-таки оказались на крыше, покрытой рубероидом и утыканной трубами и вытяжками.
   - Который час? - поинтересовался Станислав.
   - Без двадцати пять, - ответил ему Филипп, глядя на наручные электронные часы.
   - Охренеть, ну все, мы уже не успели, - он раздосадовано сплюнул на пол, - Олег, ты хоть остальным передай, что мы сегодня не вернемся.
   - Само собой, - Олег сразу подумал о том, какой скандал ему закатит жена по возвращению.
   Найдя место, где можно расположиться, они сняли с себя рюкзаки и положили их на пол. Станислав достал лапшу быстрого приготовления и, вскрыв упаковку, принялся заливать в коробки кипяток из термоса. Олег связался с Виолеттой и объяснил сложившуюся ситуацию.

***
   Виолетта отложила рацию и уставилась на стол, где под слоем бумаг и карт лежал ноутбук.
   - Ну чего там? - поинтересовался стоящий напротив нее Саркис, - они уже на месте?
   - Да какое там, - мрачно отмахнулась она, - они только на полпути.
   - Етить-колотить, - проматерился Саркис, - до ночи они ни хрена не успеют.
   - Знаю, - Виолетта раздраженно постукивала пальцами по стулу, сильно сжимая губы, - хоть бы они живыми вернулись, хрен с ним с оружием.
   - Это точно.
   - Так, ладно, - она хлопнула ладонью по столу, - у нас сейчас есть более срочная проблема. Созови всех, мы должны решить, как поступить с телами.
   Поднявшись с кресла, она направилась в зал, где уже дожидались Сергей и Светлана. На кухне за столом сидели Ольга, Леся и Никита. Саркис вышел на улицу, окликнув тех, кто находился там, затем, вернувшись в дом, поднялся наверх и позвал людей со второго этажа. Через некоторое время собрались и все остальные. Последним в комнату зашел Анатолий, вынужденный оставить сторожевой пост.
   - Какого хрена этот козел опять заперся в своей комнате? - рявкнул он недовольно, оглядев помещение и не найдя среди собравшихся Дмитрия, - Из-за этого чухана на часах никого нет, хоть бы раз жопу от своей коровы отодрал и хоть что-то полезное сделал!
   - Ладно, уймись! - осадила его Виолетта, - это не долго, но важно. Мы все же должны решить, как поступить с телами.
   - А что тут решать? - удивилась Елизавета, - мы же вроде решили, что их надо сжечь?
   - Еще чего! - возмутился Анатолий, - они сколько дней обороняли нас от этих сволочей!
   - Именно! - поддержала его Светлана, - они нужны нам! Ведь если их убрать, твари начнут бросаться на нас, как это было в первые дни!
   - Правильно! - продолжил Анатолий, - повесим сетку и будем внимательно следить, чтобы мухи никуда не садились!
   - Да ты ошалел совсем? - набросилась на него Екатерина, - прикинь, если такая вот муха кому-нибудь ночью в рот залетит, тот успеет превратиться и пожрет всех остальных?
   Тут же поднялся галдёж, все принялись критиковать друг друга, однако тех, кто выступал за сохранение тел, явно было меньшинство.
   - Послушайте! - заговорила Елизавета, когда все более-менее успокоились, - У нас ведь достаточно крепкие баррикады, и эти твари не смогут их снести за одну ночь, так? А значит, после каждой ночи у нас будет некоторое количество зараженных, которые напарываются на колья. Мы можем использовать их тела пару дней, пока в них не расплодятся мухи, а за это время мы успеем восстанавливать баррикады. А потом снова будем их сжигать.
   - А как сжигать-то их? - возмутился Анатолий, - Бензином заливать? Таким макаром он быстро у нас закончится!
   - Не знаю, но, может, можно найти другой способ?
   - И все же, это лучший вариант, - поддержала ее Екатерина, - Сейчас от этих трупов больше вреда, чем пользы.
   - Ладно, хрен с вами, - махнул рукой Анатолий, - делайте что хотите, только сейчас они все насквозь промокшие после дождя.
   - Действительно, - сказала Ольга, - давайте хоть мужиков дождемся и все вместе сделаем?
   - Они не успеют вернуться до заката, - разочаровала ее Виолетта.
   Люди начали испуганно переглядываться, послышались возмущенные возгласы. Клавдия и вовсе начала истерить, но Виолетта велела всем успокоиться.
   - Они сообщили, что найдут укрытие на ночь и вернутся завтра.
   - Значит, завтра и сожжем тела? - задал вопрос Саркис.
   Однако ответа не последовало. Клавдия, рыдая и обвиняя всех в том, что они погубят ее мужа, удалилась наверх. Остальные же молча стали расходиться, старясь не пересекаться ни с кем глазами. Анатолий, тихо проматерившись, направился на улицу обратно на сторожевой пост.
  
   ***
   Станислав вел группу вдоль улицы на окраине города. Слева от дороги находился обширный пустырь, где росло лишь несколько одиноких деревьев. Четырехэтажные дома справа мало чем отличался от прочих зданий по всему городу. Иногда из разбитых окон доносилось ворчание зараженных. Слыша тварей, люди старались не задерживаться на месте и производить поменьше шума.
   Руслан, замыкавший шествие, заметил в переулке силуэт небольшого роста, стоявший совершенно неподвижно. Попросив остальных остановиться, он медленным шагом направился в сторону неизвестного. Игнорируя вопросы Станислава, он, наконец, смог рассмотреть в этом силуэте мальчика лет десяти, одетого в поношенную футболку, шорты и сандалии. Стоял тот совершенно неподвижно, глядя в окно. Кожа ребенка имела здоровый цвет, других признаков заражения не наблюдалось.
   Руслан попытался позвать мальчика, однако он не реагировал. Со спины раздавались ругательства Станислава по поводу замешательства. Филипп и Олег пытались узнать, что там происходит. Не слушая остальных, Руслан попытался потормошить мальчика по плечу, дабы привлечь его внимание. Однако, когда он протянул руку, ребенок повернул голову. Увидев полностью затянутый бельмом левый глаз и рваную рану вместо уха, от которой расходились наросты и кластерные отверстия, Руслан резко отпрянул. Отойдя на несколько шагов назад, он начал беспорядочно осматриваться вокруг, лихорадочно пытаясь придумать, что делать. Тварь же, пронзительно завизжав, двинулась на мужчину. Руслан буквально впал в ступор, глядя в безжизненный оставшийся глаз зараженного.
   - Бей его! - закричал матом Станислав, войдя в переулок, и увидев, что происходит, - Ты
   чего стоишь, бей его!
   Однако Руслан не реагировал, беспомощно наблюдая за приближающимся клацающим зубами и шипящим существом, изо рта которого обильно лились слюни. Видя, что Руслан не двигается, Станислав кинулся вперед и, оттолкнув товарища с дороги, ударил ногой зараженного. Тварь повалилась на асфальт, и, визжа, попыталась подняться. Однако налетевший Станислав принялся бить со всей силы ногой по голове, пока череп существа не раскололся, и оно не затихло.
   - Это же ребенок! - затараторил Руслан, который, придя в себя, поднялся и отряхивался, - Черт подери, это же был ребенок, я видел!
   - Да, представь себе, дети тоже могут заражаться! - огрызнулся Станислав в ответ, - давай двигать отсюда, пока новые не нагрянули!
   Олег и Филипп, стоявшие на выходе из проулка, стали расспрашивать о том, что произошло, но Руслан лишь отмахнулся, в общих чертах описав случившееся. Станислав велел помалкивать и двигаться дальше. Услышав в близлежащем здании усилившуюся возню зараженных, группа поспешила покинуть район.
   Они прошли еще пару кварталов, прежде чем, наконец, Станислав остановился, осматривая жилой дом слева по улице.
   - Вот это! - он указал на здание, - Видите, тут есть решетки на окнах. Отлично подойдет, чтобы ночью к нам никто не залез.
   Получив одобрительный кивок Олега, они принялись обходить здание в поисках входа. Во внутреннем дворе на удивление не наблюдалось признаков зараженных. На детской площадке валялись брошенные вещи, у дальнего подъезда стояли зеленые жигули с открытыми дверьми. Олег и Станислав принялись осматривать округу, держа оружие наготове, проверяя кусты, мусорные контейнеры и оставленные машины. Руслан остался в переулке, следя, чтобы никто не зашел к ним со спины. Филипп, для которого никакой работы не нашлось, какое-то время мялся неподалеку от Руслана, а потом направился к ближайшему подъезду. Зайдя на старое бетонное слегка разбитое крыльцо, он открыл деревянную входную дверь.
   - Народ, идите все сюда! - закричал он.
   Руслан сорвался с места и бросился к нему, вслед за ним подоспели и Олег со Станиславом. В подъезде стоял полумрак, однако света от окон хватало, чтобы рассмотреть обстановку. На полу лежало окровавленное тело с разбитой головой. На трупе была грязная одежда, а его руки покрывали кластерные отверстия. На лестнице лежало еще одно обезглавленное тело.
   - Смотрите! - Филипп по очереди показал на трупы, - это же зараженные!
   - Точно! - подтвердил Станислав, - и кровь свежая, их убили не так давно.
   - Значит, тут кто-то есть. - шепотом произнес Руслан, сжимая свою монтировку, - возможно, те же ублюдки, что перебили всех в поликлинике. Будьте начеку.
   Олег, сняв с плеча помповый дробовик, начал подниматься по лестнице первым, следом шел Станислав, вооруженный пистолетом, замыкали движение Руслан и Филипп. Оказавшись на втором этаже, он подошел к входной двери одной из квартир, прислушиваясь и пытаясь понять, что происходит в помещении. Филипп с Русланом остались на лестнице, контролируя подходы снизу. Станислав же, стоя на лестничной клетке, следил чтобы никто не подобрался к ним сверху. Попробовав открыть дверь и поняв, что она заперта, Олег направился к следующей. Она оказалась открытой, однако в квартире не наблюдалось каких-либо признаков жизни.
   В комнатах царил бардак. Ящики всех шкафов были выдвинуты, а вещи валялись разбросанными на полу. Кроме того, в помещении стоял едкий запах мертвечины. Бегло осмотрев квартиру, группа двинулась дальше. Следующие две двери оказались запертыми, поэтому Станислав жестом приказал всем идти на третий этаж. Почти поднявшись на лестничную клетку, шедший первым Олег замер, велев остальным не шевелиться.
   Из одной из квартир послышался звук разбивающегося стекла и приглушенные ругательства. Подойдя к приоткрытой двери, обитой дерматином, Олег аккуратно отворил ее и зашел внутрь. Напротив прихожей находилась кухня, но там никого не было. Приглушенный шум доносился из коридора с правой стороны. Стараясь не издавать ни звука, Олег направился туда, держа наготове дробовик. Слева по коридору располагалось несколько комнат, заглянув в первую из них, Олег увидел стоящего спиной к ним мужчину в камуфляжных штанах, жилетке поверх футболки и такой же расцветки панаме. На полу валялись разбросанная одежда, книги и разбитая ваза. Сам же мужчина рылся в шкафу, разбирая и вытряхивая на пол постельное белье. Едва группа заняла позицию напротив входной двери, как неизвестный резко развернулся, наставив на них пистолет Люгера с самодельным глушителем.
   - А ну стволы на землю! - твердо скомандовал он, наставляя оружие по очереди на каждого.
   - Э нет, это ты давай мордой в пол, - ответил ему Станислав, направляя ему в голову свой пистолет.
   - Второй раз повторять не буду, - настаивал мужчина, - оружие на землю!
   - Эй, дядя, нас тут больше, - усмехнулся Станислав, - выстрелишь в одного, остальные положат тебя!
   - Ты в этом уверен? - раздался более грубый голос из глубины коридора.
   Повернув голову, Станислав увидел неизвестно откуда взявшегося небритого мужчину с широкими пухлыми губами лет сорока в брезентовом плаще, вязаной шапке и больших прямоугольных очках с широкой оправой. Неизвестный в один скачок оказался возле Олега и приставил к его горлу вакидзаси.
   - Спокойно, мужики, - попытался урегулировать ситуацию Руслан, - мы вам ничего не сделаем! Мы вообще не знали, что вы тут!
   - Неужели? - усмехнулся мужчина в панаме, - тогда что вы тут забыли?
   - Мы просто искали убежище на ночь, - начал оправдываться Руслан, - увидели свежие трупы на первом этаже, подумали, что тут кто-то есть и решили проверить.
   - Так вы, ребята, не местные? - с подозрением спросил мужчина с мечом, - как же вы выживали до сих пор без укрытия?
   - Мы часть группы, у нас есть убежище на... - Руслан осекся, когда Станислав слегка толкнул его в плече, - в другом конце города.
   - Тогда что вы забыли здесь? Неужели так быстро обобрали всю округу?
   - Нет, нам нужно оружие, а оно должно быть на железнодорожной станции, где базировались военные.
   - Послушайте, - вмешался в разговор Филипп, - тут где-то бродят психи, которые нападают на других людей, натравливают на них этих тварей. И для защиты нам нужны стволы.
   - Вот как? - мужчина в панаме не сводил с них пистолет, - А как мы можем знать, что это вы не психи, которые грабят и убивают выживших?
   - А мы что, похожи на тех, кто собрался кого-то грабить? - возмутился Олег.
   - Может и не похожи, - усмехнулся мужчина в очках, убирая меч и подав сигнал товарищу опустить оружие, - ладно, в любом случае перебить друг друга - это не самая лучшая идея.
   - Согласен, - Руслан протянул руку, представляясь.
   - Я - Владислав, - пожал ему руку мужчина в очках и указал на своего товарища, - он -Александр.
   - Очень рады встрече! - с сарказмом произнес Александр, убирая пистолет.
- Ладно, - заключил Владислав после обмена рукопожатиями, - поможете нам тут закончить сбор припасов - сопроводим вас в место побезопаснее, там все и обсудим.
   - А ты уверен, что им можно верить? - возмущенно спросил Александр.
   - Не думаю, что трое мужиков с одним ружьем и мальчуганом решили специально выйти на улицу, чтобы добивать оставшихся в живых людей.
   - Спасибо за доверие, - обиженно усмехнулся Станислав.
   Владислав раздал всем указания, и они приступили к обыску нетронутых ящиков, полок, холодильников и шкафов в оставшихся незапертых квартирах.
  
   ***
   После долгого плутания дворами и закоулками, Владислав, наконец, вывел группу к забегаловке, расположенной на окраине города у шоссе. Остановившись у торца ближайшего дома, он взял висящий на шее бинокль и принялся осматривать окрестности. Убедившись, что поблизости нет зараженных, он взял рацию и принялся вызывать кого-то.
   - Да, прием, я тебя слышу! - раздался женский голос сквозь помехи.
   - Аня, это я, со мной выжившие, встречай.
   Получив утвердительный ответ, он поднялся и зашагал в сторону закусочной. Люди Владислава укрылись в одноэтажном здании с большими арочными окнами, выходящими на дорогу. Над входной дверью красовалась надпись: "Закусочная". Перебегая дорогу, Филипп увидел на крыше женский силуэт, который помахал им рукой. Подходя ближе, стало видно, что окна наглухо заделаны при помощи перевернутых столиков. Постучавшись три раза, Владислав открыл входную дверь, приглашая остальных внутрь.
   В помещении стоял полумрак, в дальнем углу находились прилавок и дверь, ведущая на кухню. Столы, с помощью которых были перекрыты окна, плотно скреплялись при помощи досок и приваренных металлических и арматурных прутьев. У входа их встретил короткостриженый мужчина с каштановыми волосами, одетый в кожаную куртку и державший в руках ружье МР-153. На гостей он косился с явным недоверием. На полу позади него лежали несколько спальных мешков и два матраца. Рядом находился единственный стол, не использованный для строительства баррикад, и стояла пара стульев. За столом сидела женщина лет тридцати, также подозрительно разглядывая вновь прибывших. В противоположном от прилавка углу, рядом с запасным выходом, стоял бордовый диван, на котором лежала молодая девушка в коротких джинсовых шортах, блондинка с голубыми глазами. Ее правая нога выше колена была ампутирована, культю обматывали чистые белые бинты. Услышав звук открывающейся двери, она приподнялась и, улыбнувшись, поприветствовала гостей.
   - Это еще кто такие? - возмутилась женщина, вопросительно сверля глазами Владислава.
   - Мы нашли их, когда осматривали квартиры, - сказал Александр.
   - И долго они прятались там? - поинтересовался мужчина в кожанке, не опуская ружья.
   - Да они из группы, вроде, - ответил Владислав, представляя вновь прибывших, после чего обратился к ним, - вон тот с ружьем - Алексей. Милая дама - это Регина.
   Одноногая блондинка, не дожидаясь своей очереди, подхватив костыль и вскочив с дивана, кое-как доковыляла до входа и, представившись Еленой, пожала всем вновь прибывшим руки.
- Ну, проходите, располагайтесь, - сказала она, возвращаясь на диван, - хорош стесняться-то!
   Филипп неуверенно прошел на середину комнаты, но Елена пригласила его на диван, и, когда тот присел, принялась расспрашивать о том, что с ними приключилось. Станислав направился к столу, попросив чего-нибудь выпить, Регина предложила ему кофе. Руслан, глядя, как Елена, смеясь и жестикулируя, рассказывала Филиппу про начало эпидемии, попросил Владислава отойти в сторону, на что тот, пожав плечами, согласился.
   - Слушай, а что с ней произошло-то? - полушепотом спросил Руслан.
   - А, да что только с ней не случалось... До сих пор поражаюсь, откуда в ней эта жизнерадостность, - глядя в пол, мрачно произнес Владислав, - потеряла обоих родителей, затем парень предал ее - бросив на растерзание тварям и сбежал, собственно тогда ее и укусили... Выбора не было, пришлось ампутировать ногу. Зато хоть осталась жива. Правда, с такой раной она никуда идти не может, поэтому мы и остались тут.
   - Так вы не местные?
   - Нет, сам я из Ульяновска. Когда вся эта катавасия началась, нас пытались организованно эвакуировать в один из этих карантинных лагерей. Народу там было несколько тысяч, поначалу никто не понимал, что вообще творится, рассказывали всякое... Одна история охренительнее другой. Рулили там всем военные, сперва рассказывали, что скоро все вернут под контроль, и мы сможем разойтись по домам. Потом, когда голодные орды этих тварей из города ринулись к нам, стали успокаивать, что армия уже на подходе, и нас всех спасут. Благо, стены и укрепления могли выдержать их натиск. Но время шло, никого не было. Потом связь со штабом и вовсе прекратилась, указаний и приказов не было сначала день, два, потом неделю. Отбивать атаки зараженных становилось все тяжелее, в итоге часть солдат подняла бунт, перебили офицеров, собрали добрую половину оружия и припасов и свалили на вертолетах. - Владислав остановился на несколько секунд, едва слышно матерясь, - А дальше стало хуже. Начала распространяться какая-то инфекция, которая быстро перекосила половину оставшихся выживших. Люди слегали с температурой, лихорадили, блевали кровью и умирали. Врачи понятия не имели, что это, пытались лечить, да только сами заражались. Тогда я понял, что дальше оставаться смысла нет, пора валить, тем более из моего подразделения в живых никого уже не осталось...
   - Так ты сам военный? - перебил его Руслан.
   - Ага, СПН ГРУ, - ухмыльнулся тот в ответ, - в общем, уговорить удалось лишь пару десятков человек, остальные либо не хотели бросать родственников, либо боялись, либо это были оставшиеся в живых тупые солдафоны, решившие, что обязаны исполнять бессмысленные приказы тех, кто, скорее всего, уже мертв. В итоге это все, кто выжил, плюс еще Аня на крыше дежурит.
   - Погоди, - вмешался в разговор Олег, - ГРУ - это же разведка, что вы вообще там делали?
   - Скажем так, - Владислав слегка помялся, - были основания полагать, что это фигня не природная, а биологическая атака. Но подтверждений этому, по крайней мере, мы не нашли.
   - Как же армия допустила все это? - возмущенно поинтересовался Станислав, - все же, сколько солдат, техники, самолетов?
   - Знал бы ты, сколько зараженных оказалось среди солдат, - мрачно ответил ему офицер, - когда армия, наконец, сумела оправиться, была потеряна уже треть страны. Поступали сообщения, что на востоке сумели закрепиться и организовать безопасную зону, но, потом связь пропала и подробностей я не знаю.
   - И куда вы собирались? - перевел тему Руслан.
   - Да просто шли вдоль ж-д путей, надеясь найти место, где будет не так плохо. Останавливались в городах передохнуть и пополнить запасы. До Владика нам, понятное дело, не дойти, так что думали, может по пути что попадется.
   - Понятно, - Руслан окинул взглядом помещение, - а неплохо вы тут все обустроили.
   - Это не мы, - отмахнулся Владислав, - кто-то заделал это место еще до нас, мы нашли его пустым, и, видя, что тварей внутри нет, подумали, что оно надежно. Кстати, вы, вроде, говорили, что у вас с кем-то проблемы, может, выложите поподробнее?
   - Слушай, тут бродят убийцы, настоящие психи! Нападают на выживших, убивают всех подчистую, - Руслан начал рассказывать о событиях в больнице и районной администрации.
   Филипп глядел, как Руслан, стараясь говорить шепотом, рассказывал что-то Владиславу, иногда активно жестикулируя. До него долетали отдельные фразы, но разобрать речь в целом у него так и не получалось.
   - Слушай, - оторвала его от подслушивания Елена, - а ты, случайно, магазина маскарадных костюмов не видел по дороге?
   - В смысле? - не понял Филипп.
   - Ну вот, смотри: ноги у меня уже нет, рано или поздно не будет и руки. Останется потерять глаз, и я таки смогу сойти за пирата!
   Филипп нервно усмехнулся, и, заметив, что Елена смотрит ему прямо в глаза, опустил голову, уставившись на перебинтованную культю.
   - Все не решишься спросить, кто ногу оттяпал? - спросила Елена, увидев направление взгляда Филиппа.
   Тот быстро отвел глаза в сторону, пытаясь оправдываться и извиняться, но девушка, рассмеявшись, заверила его, что все в порядке.
   - Хотя на самом деле все было печально, - лицо Елены сделалось мрачным, - вот у тебя когда-нибудь была девушка?
   - Ну, эээ... - Филипп замялся, стараясь подобрать слова, - ну так, я бы не сказал.
   - Вот и у меня не было, - Елена задумалась на какое-то время, после чего встрепенулась, - ах да, нога. Короче, мы с Димкой решили добыть всяких ништяков, пока Владос обчищал квартирки. Мы думали по бырому через город проскочить тогда. Приносил он по мелочи, нам фигово было, вот мы и придумали пойти в супермаркет, чтобы добыть жратвы, а то с этим совсем печально было. В общем, поперлись мы туда, а там этих петухов толпы. Если говорить коротко, лоханулись мы по полной. Сагрили на себя всю толпу, они и зажали нас тогда.
   - Ого - удивился Филипп, - и как же вы спаслись?
   - Да никак... Загрызли меня! - Елена рассмеялась, - ну, если серьезно, Диман, козел, смотался тогда, а меня к стенке приперли. Было там оконце, через которое я и вылезла, да только за ногу цапнули. Думала все, трындец, но Влад сказал, надо резать, ну и, сам видишь...
   Елена подергала обрубком ноги, мрачно глядя на него. Филипп опустил глаза в пол, не зная, что говорить, и, какое-то время они просидели молча.
   Тем временем, Владислав, дослушав рассказ Руслана, какое-то время переваривал услышанное.
   - То есть, вы влезли в какие-то разборки, даже не поняв, кто был виноват и в чем была причина того нападения? - удивленно произнес он, - потом сами же напали на тех выживших, а теперь ищите от них защиты?
   - Какие тут могут быть причины? - возмутился Руслан, - они напали и перебили людей! Живых людей! А ведь там были старики! Женщины и дети!
   - Но вы же не знаете причин нападения? Вдруг те из поликлиники сами нарвались? Может, они первые напали, или еще чего?
   - Какая разница, нельзя просто так хладнокровно истреблять людей! Тем более беззащитных стариков и детей вместе с их матерями!
   Внезапно, в рации Владислава раздалось шипение, и женский голос стал требовать выйти на связь. Ответив на вызов, он услышал, как Анна просит его срочно подняться на крышу. Подумав пару секунд, Владислав поинтересовался у Руслана, есть ли у них оружие и, получив утвердительный ответ, попросил их подняться вслед за ним к черному входу. Филипп поднялся с дивана, и хотел было направиться вслед за ними, но Руслан попросил его остаться. Выйдя на улицу, Владислав вскарабкался по пожарной лестнице на крышу, покрытую рубероидом. Наверху их уже ждала женщина с короткими волосами, в бронежилете, со складным автоматом калашникова с глушителем. Без особых церемоний она подозвала всех к краю крыши, выходящему на дорогу. Владислав потянулся к биноклю, висящему на шее, но, подойдя ближе и разглядев, что происходит на проезжей части, ругаясь, отпустил его болтаться на веревке. К городу неспеша приближалась огромная толпа из нескольких десятков зараженных.
   - Что это за мать твою... - полушёпотом спросил Олег, глядя, как воющие и галдящие зараженные медленно надвигались на них.
   - Стадо, - ответил ему Владислав, снимая с плеча автомат и готовя его к стрельбе, - когда эти твари сжирают всех, кого только можно, и у них заканчивается еда, они сбиваются в стаи и шагают в другое место.
   Твари, тем временем, с каждой секундой оказывались все ближе. Вонь, исходящая от существ, постепенно начинала бить в нос. Один из зараженных, с разъеденными почти до костей язвами ногами, рухнул на землю, пытаясь ползти, но был тут же затоптан существами, шедшими позади. Через несколько минут зараженные почти вплотную приблизились к зданию.
   - Не шумите, - шепотом сказал Владислав, - пусть пройдут мимо.
   Однако, подойдя к кафе, одно из существ, громко завыв, кинулось к окну и принялось молотить руками по доскам. Через мгновения от толпы зараженных стали откалываться новые существа, присоединяясь к осаде закусочной. Вскоре уже более десятка тварей ломились в окна и двери, начал слышаться хруст досок и звук выбитого стекла. Владислав, проматерившись сквозь зубы, приказал Анне стрелять по зараженным. Оба они, встав на край, принялись методично отстреливать тварей, целясь в голову. Благодаря приборам бесшумной стрельбы, звуки выстрелов становились приглушенными, рассеивались и перекрывались воем зараженных. В результате внимания остальных существ удалось избежать. Большая часть толпы по-прежнему продолжала шагать в сторону города, не обращая внимания на кафе.
   Внутри здания люди, отойдя от окон, наблюдали, как зараженные стараются проломить баррикады. Вскоре одна из досок с треском раскололась, и в образовавшуюся брешь одно из существ тут же просунуло руку и голову. Александр кинулся на него и вонзил нож в висок. Тварь обмякла, и он вытолкнул ее наружу. У соседнего окна один из зараженных ухватился за доску, принявшись ее выламывать. Александр, заметив это, одним ударом отсек ему пальцы. Снаружи раздался пронзительный рев. Александр, глядя между досок, заметил, что кто-то расталкивает зараженных, продвигаясь в сторону закусочной.
   Владислав сверху видел, как к зданию пробивается существо, замотанное в обрывки одежды. Мышцы его невероятно раздулись, полопавшись и вывернувшись в некоторых местах, обнажая кости. Владислав попытался прицелиться в него, но тварь, зарычав, резко прыгнула на крышу. Ухватившись за край, она схватила за ремень Анну. Девушка, закричав, попыталась отскочить и высвободиться из захвата, но существо, не ослабив хватки, резким движением сбросило ее вниз. Ее вскрик резко оборвался, когда она упала прямо в толпу зараженных и была моментально разорвана на части зубами и когтями. Руслан и Олег, отступая вглубь, приготовили свое оружие, ожидая нападение твари, пытавшейся забраться на крышу. Владислав, подойдя к краю, открыл огонь по существу, целясь в голову. Однако пули попадали в бок и плечо, так и не достигнув цели. Тварь моментально отпустила край крыши и спрыгнула вниз, спрятавшись за другими зараженными. Владислав попытался взять ее на прицел, но поняв, что это бесполезно, лишь раздосадовано наблюдал, как существа обгладывают растерзанные части тела его подруги, после чего снова принялся отстреливать зараженных.
   Александр через щель пытался прицелиться, но тут внезапно раздался треск ломающихся досок баррикады соседнего окна, и в помещение ворвалось то самое существо с вывернутыми мышцами. Матерясь, мужчина попытался направить на него свой пистолет Люгера, однако, оно оказалось быстрее и сумело одним ударом лапы распороть ему горло. Захрипев, Александр повалился на пол, хватаясь за шею. Из раны толчками выплескивалась кровь, вскоре она полилась и изо рта. Через несколько секунд он потерял сознание, и его лицо начало синеть. Регина закричала, отбегая назад, а Алексей трясущимися руками попытался снять ружье с предохранителя. Существо, завыв, уставилось на него и через мгновение прыгнуло, повалив мужчину на пол. После нескольких секунд борьбы, тварь сумела вцепиться зубами в его плечо. Станислав попытался подобраться сзади и ударить существо ножом в затылок, но промахнулся и попал в лопатку. Оно оторвалось от кричащего от боли Александра и ударом лапы наотмашь отбросило Станислава к стене. Елена же, видя, что существо отвлеклось, подхватив костыль, подпрыгнула к нему и со всей силы ударила им монстра по голове. Тварь неуклюже грохнулась на спину, затихнув на пару секунд. Елена тут же надавила костылем на горло существа, которое, тем не менее, попыталось высвободиться. Понимая, что долго она не сможет удержать его, девушка глянула на трясущегося Филиппа и крикнула: "Давай!". Тот, опомнившись, подскочил к ним, на ходу вынимая нож, и всадил его в голову существу, которое сразу обмякло и затихло. Елена без сил рухнула на пол, тяжело дыша. Станислав, придя в себя, попытался помочь Алексею, зажав его рану куском тряпки.
   Тем временем Владислав продырявил голову последнему из пытавшихся проникнуть внутрь зараженному. Большая часть толпы существ продолжала двигаться вглубь города, не обращая внимания на забегаловку. Убедившись, что они ушли на достаточное расстояние, Владислав скомандовал всем спуститься вниз. Руслан кинул последний взгляд на поле боя перед забегаловкой. Он отвел взгляд, заметив среди тел зараженных растерзанный труп Анны, и поспешил к лестнице. Войдя в помещение, все трое встали как вкопанные, разглядывая последствия атаки инфицированных. Регина сидела на стуле около стены и плакала. Елена кое-как поднялась и, тяжело дыша, доковыляла до дивана. Александр уже не дышал, его посеревшее лицо было перепачкано кровью, которая уже растеклась под ним большой лужей. Алексей стонал, пытаясь приподняться, но Станислав удерживал его, говоря, что он должен лежать.
   - Укусили? - с горечью спросил Владислав, подходя ближе.
   - Ага, - сквозь зубы цедил Алексей, матерясь, - урод мутировавший цапнул.
   - Прости, друг, - едва сдерживая досаду, произнес Владислав, - ты знаешь, что это значит.
Он снял автомат с предохранителя и направил на раненого ствол.
   - Эй, вы чего, стойте! - крикнул Филипп, становясь между ними.
   - Парень, не дури! - зло рявкнул Владислав, - ты прекрасно знаешь, что с ним произойдет.
   - Вот! Смотрите! - Филипп принялся скидывать с себя рубашку и разматывать бинт, - укусу уже пять дней! Меня укусили почти неделю назад, а я жив!
   - Что? - удивился Владислав, - Как? Это... это правда?
   Он принялся вертеть головой по сторонам, растерянно и вопросительно переводя взгляд с Руслана, на Олега и на Станислава. Получив от них утвердительный ответ, он с нерешительностью и подозрением подошел к Филиппу, внимательнее рассматривая заживающую рану.
   - Как... как ты не превратился? - почти шепотом спросил он.
   - Скорее всего, повезло, - Филипп потупил взгляд, - меня пичкали лекарствами, антибиотиками, лежал пару дней без сознания, и вот я выжил.
   - Опа! - удивленно проговорила Елена, - так значит, ножку мне можно было и не отрубать? Ах вы, петучи!
   Она обиженно уставилась в пол, пнув костыль.
   - Ладно бы вы голодные еще были, я бы поняла, а так зря мясо перевели, - пробубнила она, но, увидев удивленные непонимающие взгляды окружающих, пояснила, - а это я типа так шучу. Все норм.
   - Так это... - сквозь зубы процедил Алексей, - получается, для меня еще не все кончено?
   - Шанс есть, небольшой, но антибиотики могут помочь, - мрачно ответил Станислав.
   Владислав, облегченно выдохнув, подошел к сумке, лежащей у стены и достал оттуда аптечку. Подойдя к раненому, он попросил Станислава убрать тряпку, после чего принялся промывать и обрабатывать укус.
   - Погодите-ка! - взволновано спросила Елена, - а где Анна? Она осталась охранять крышу?
   - Ее больше нет, - злобно бросил Владислав, не оборачиваясь, продолжая перебинтовывать рану.
   Только-только успевшая успокоиться Регина вновь разрыдалась. Руслан, было, попытался посочувствовать ей, однако женщина накричала на него и принялась обвинять их во всем случившемся. Окончательно сорвавшись в истерику, она уткнулась лицом в ладони и глухо зарыдала. Станислав объявил, что больше им тут делать нечего и будет лучше продолжить поход к железнодорожной станции. Владислав, поддержав его слова, коротко объяснил, как лучше и безопаснее дойти до вокзала. Пожав всем четверым руки и поблагодарив за помощь, продолжил заниматься раненым. Алексей, шипя от боли, также попрощался, извинившись, что не встает. Регина продолжала истерично рыдать, забившись в угол. Руслан попытался с ней заговорить, но Станислав, выйдя на улицу, попросил пошевеливаться.
   - Эй, Филька, не забывай писать мне! - крикнула им вслед Елена, - то, что нет инета - не оправдание, голуби-то остались!
   Попрощавшись с ней, Филипп принялся догонять группу, которая уже покинула забегаловку.
  
   ***
   К концу дня на улице стало пасмурно и заметно прохладнее из-за поднявшегося ветра. Отойдя от закусочной, группа, вернувшись в частный сектор, двигалась мимо одноэтажных и двухэтажных домиков. Иногда им попадались редкие магазинчики и ларьки. Руслан, сверившись с картой, объявил, что они уже почти у цели. Внезапно в воздухе стал ощущаться запах разложения, усиливающийся по мере их приближения к станции. Вскоре он стал настолько невыносимым, что людям приходилось прикрывать лицо кусками ткани. Пройдя еще один квартал, они наткнулись на стену из габионов высотой около трех метров, поверх которой была натянута колючая проволока, а у подножья лежали спирали Бруно. За домом виднелись две смотровые вышки, расположенные близко друг к другу. Станислав предположил, что, скорее всего, там находится вход.
   Когда группа обошла здание, перед ней предстала ужасная картина: несколько десятков почерневших от разложения трупов лежали прямо на дороге. Над телами клубились тучи мух, создавая монотонное непрерывное жужжание. В самих же трупах копошились и ползали тысячи личинок. Стены близлежащих домов усеивали многочисленные пулевые отверстия, большая часть окон была разбита. Несколько тел повисло на ограждениях вдоль проезжей части. В конце улицы находился КПП, представлявший собой две рамки металлодетектора, рядом с которыми были устроены заграждения из мешков с песком. За ними по обочинам стояли две машины передвижных лабораторий. Между стенами из габионов располагались двустворчатые ворота из массивного стального профиля и сетки-рабицы. По краям ворот за стеной находились две бронированные вышки охраны, оборудованные прожекторами и динамиками сигнала тревоги.
   Олег, закашлявшись, зажмурился и отвернулся от мертвых тел. Филиппа практически сразу же вывернуло, и он еле устоял на подкашивающихся ногах. Руслан поспешил было к нему на помощь, но, тот заверил его, что все в порядке.
   - Какого же хрена тут творилось? - поинтересовался Олег.
   - Видимо, эти уроды пытались прорваться за заграждения, - предположил Руслан.
   - Не похоже, - заметил Станислав, - тела лежат очень странно.
   - В смысле?
   - А ведь действительно, - пробормотал Филипп, протирая рот, - похоже, будто они бежали от входа, а не к нему.
   - Именно, - подтвердил Станислав, - смотрите, на некоторых трупах видны следы от пуль на спине.
   - И что это значит? - Руслан откашлялся, отводя взгляд от тел.
   - Походу, это были живые люди, и солдаты открыли по ним огонь. Возможно, кто-то из стоящих в очереди обратился, началась паника, и военные, дабы не допустить прорыва периметра, решили просто всех перестрелять. Я уже видел такое в Москве.
   - Мужики! - взмолился Олег, - давайте уже уйдем отсюда, я сейчас прямо тут вырублюсь.
   Они стали осторожно продвигаться вперед к воротам, стараясь не наступать на лежащие на асфальте тела. Станислав предложил перелезть через мешки с песком, опасаясь, что рамки металлодетекторов могут еще работать, и их звук привлечет зараженных. За заграждениями лежала пара пустых деревянных ящиков, какого-либо другого военного имущества обнаружить не удалось. Двери передвижных лабораторий оказались наглухо запечатаны.
   Подойдя к воротам, Руслан и Олег принялись обсуждать, как лучше перелезть на ту сторону. Станислав, приблизившись к одной из створок, попытался подергать ее, и она со скрипом открылась вовнутрь. Объявив, что путь свободен, он осторожно прошел вперед, держа пистолет наготове. Впереди дорога расширялась в небольшую автобусную стоянку, где с краю был припаркован старенький Икарус. Вокруг стояли несколько магазинчиков и ларьков, а чуть левее располагался вокзал, за которым виднелся надземный пешеходный переход между платформами. Напротив вокзала на небольшой площади было установлено несколько больших армейских палаток и полевая кухня. Внезапно, Станислав заметил мелькавший мимо палаток человеческий силуэт. По дергающейся походке было понятно, что это зараженный. Еще пару тварей он приметил около автобуса.
   - Твою же мать! - раздался полушепотом за его спиной голос Руслана, - они уже здесь.
   - Ага, походу они пришли вот отсюда, - Станислав указал на дальний правый конец платформы, где лежали несколько неподвижных трупов существ.
   - Так что будем делать? - тихо спросил Олег.
   - Я не вижу характерных следов бойни, - разочарованно сообщил Станислав, - похоже, военные ушли организованно.
   - Не понял?
   - Это значит, они забрали все самое ценное с собой.
   - Да ты издеваешься? - проматерился Олег.
   - Не может быть! - Руслан ударил по габиону кулаком, - Не говори, что мы приперлись сюда впустую!
   - Тише! - осадил его Станислав, показывая рукой на зараженных, - без паники. Для начала, давайте все осмотрим. Может, что-то осталось.
   Они осторожно стали продвигаться к палаткам, держа холодное оружие наготове. Подобравшись к ближайшей из них, Руслан подождал, пока туда подойдет зараженный. Это был человек в военной форме, без каких-либо видимых укусов на теле, однако вся его шея покрылась язвами и отверстиями, откуда сочился гной, оставлявший жирные разводы на полевом кителе. Как только существо оказалось к нему спиной, Руслан нанес удар монтировкой, размозжив ему затылок. Его внимание привлекла портупея с кобурой, из которой торчал пистолет Макарова. Аккуратно вытащив и рассмотрев его, Руслан вынул магазин. Оружие оказалось полностью заряженным. Продемонстрировав ствол остальным и получив одобрительный кивок от Станислава, Руслан вернул магазин на место и убрал пистолет в рюкзак.
   Заглянув в первую палатку, они увидели несколько двухэтажных коек и пустые открытые тумбочки. Не найдя ничего интересного внутри, они принялись осматривать другие. Остальные палатки мало чем отличались от первой, лишь иногда кое-где попадались брошенные вещи, сумки и предметы гигиены. Закончив осмотр палаточного лагеря, группа, посовещавшись, решила осторожно продвигаться к зданию вокзала. По мере приближения из разбитых окон стали доноситься шорохи, возня и бормотание зараженных. Подойдя к вокзалу вплотную, Станислав осторожно заглянул в окно, но сразу резко отдернул голову. Показав жестом остальным двигаться дальше вдоль стены, он подобрался к следующему окну. Заглянув внутрь, Станислав наблюдал несколько секунд, после чего подозвал к себе остальных.
   - Так, мне нужно чтобы кто-то сейчас полез со мной туда, - шепотом произнес он, - остальные ждите здесь и прикрывайте.
   - Хорошо, я с тобой, - отозвался Руслан.
   Станислав аккуратно подтянулся и забрался в окно, затем помог влезть Руслану. Помещение оказалось небольшим. Внутри царил полумрак, в воздухе витал запах пыли. Около стен стояли пустые стеллажи. Деревянная дверь, находящаяся напротив окна, оказалась лишь слегка прикрыта. Станислав указал рукой в дальний угол, где на полу между стеллажами втиснулся зеленый ящик. Жестом показав Руслану следить за дверью, он осторожно вытащил его из-за стеллажа и перенес ближе к окну на свет. Открыв его, Станислав еле слышно подозвал Руслана. Внутри оказались около десятка ручных гранат и коробочка с запалами. Открыв рюкзак, они принялись складывать туда взрывчатку, постоянно озираясь на дверь, когда за ней раздавался какой-либо шум. Закончив, Станислав передал рюкзак через окно Олегу и принялся выбираться наружу.
   - Ну, чего нашли? - шепотом спросил Олег, когда Руслан вылез из окна.
   - Гранаты, и запалы к ним, - ответил тот.
   - Отлично, ну что сейчас...
   - Мужики! - чуть громче перебил его Филипп, - смотрите!
   Он указал пальцем на горизонт, где сквозь облака проглядывало солнце, которое уже практически село.
   - Вот же срань! - проматерился Станислав, - давайте-ка бегом отсюда!
   Руслан закинул рюкзак с гранатами за спину, и все четверо сорвались бегом к выходу, не обращая внимания ни на издаваемый ими шум, ни на ответные вопли зараженных.
  
***
   Руслан бежал впереди, периодически подгоняя остальных. Филипп, тяжело дыша и держась за бок, плелся в конце.
   - Давай живее! - подгонял его Станислав, - беги, если жить хочешь!
   С каждой минутой становилось все темнее, небо из серого постепенно превращалось в темно-синие. На горизонте еще виднелась ярко-алая полоска заходящего солнца. Из домов по бокам улицы все громче и громче начали доноситься звуки возни зараженных. Вскоре впереди показалась закусочная, в которой они держали оборону с другой группой выживших несколькими часами ранее. Когда до забегаловки оставалась пара сотен метров, Руслан заметил, как дверь одного из домов распахнулась, и из толпы на улицу медленно проковыляло существо с язвами на пол-лица. Оглядевшись по сторонам, он увидел, как зараженные повсеместно выходят на улицу.
   Выругавшись, он крикнул остальным ускорить темп. Через минуту гомон и вой зараженных слышался уже отовсюду. В нос бил неприятный запах, исходящий от их тел. Очень скоро твари заметили бегущих людей, и, воя и визжа, бросились на них с обеих сторон улицы. Добежав до закусочной, Руслан уже собирался ударить кулаком в дверь, однако она оказалась незапертой. Распахнув ее, он быстро огляделся и увидел, что внутри никого не было. Развернувшись, Руслан криком и жестами принялся подгонять остальных. Последним вбежал Филипп и рухнул на пол, обливаясь потом, тяжело дыша и держась рукой за бок. Руслан захлопнул дверь прямо перед брызжущей слюнями тварью, которая с ходу принялась колотить и царапать деревянную поверхность. Вскоре к ней присоединился еще десяток рук, долбящихся в стены и заколоченные окна. Филипп, кое-как встав, доковылял до дивана и плюхнулся на него, вытирая пот со лба.
   - А где все? - тяжело дыша, спросил Олег.
   - Видимо, свалили после сегодняшнего, - ответил Станислав, сплевывая на пол.
   Филипп, встревоженно глядя на входную дверь и прислушиваясь к крикам и ударам за стеной, нащупал лежащий на диване клочок бумаги. На нем аккуратным женским почерком было написано: "Фил, не дай себя загрызть, выживи, и еще увидимся!" Внезапно его отвлек треск ломающегося дерева. Подняв голову, он увидел, как один из зараженных, проломив доски, ввалился внутрь и пополз по направлению к людям. Следом за ним в окно стали протискиваться еще два существа. Крича и матерясь, Станислав пробил голову подползавшей к нему твари и крикнул остальным отступать к центру комнаты.
   Доски на соседнем окне трещали и ходили ходуном, готовясь вот-вот проломиться под ударами зараженных. Руслан подбежал к черному ходу и приоткрыл дверь, осторожно глянув в щелку. Поблизости никого не было, лишь на другом конце улицы сновали толпы существ. "Бегом сюда!" - крикнул он, вылетая наружу. Остальные, не раздумывая, кинулись за ним следом, спасаясь от десятка зараженных, уже успевших ворваться в помещение. Добежав до пожарной лестницы, ведущей на крышу, Руслан крикнул остальным лезть наверх. Пропустив вперед Филиппа, он полез следом. Когда все забрались на крышу, Руслан осторожно глянул вниз, где несколько зараженных вышли из здания и в растерянности стали бродить около закусочной.
   - Кажется, они нас потеряли, - шепотом произнес он.
   - Так отойди от края, пока они нас не заметили, - вполголоса ответил ему Станислав и обратился к Олегу, - и что мы будем теперь делать?
   - Похоже, придется пережидать ночь тут, - заключил тот.
   - Ну, зашибись, будем надеется, что эти уроды не умеют лазать по лестницам.
   На улице тем временем полностью стемнело, поднялся холодный ветер. Небо заволокли плотные облака. Поскольку фонари на улицах давно уже не горели, а в домах некому было включать свет, вокруг раскинулся практически непроглядный мрак. Птицы замолкли, со всех сторон доносились лишь гомон и визг зараженных. Кое-как перекусив, Станислав связался по рации с базой, сообщив о случившемся, что все они живы и проведут ночь в городе. Руслан, вызвавшись дежурить первым, иногда осторожно подходил к лестнице, проверяя, не пытаются ли зараженные подняться. Остальные же, подложив рюкзаки под головы, не снимая обуви и одежды, пытались уснуть.
  
Глава последняя
   Виолетта в своей комнате завтракала хлопьями с молоком. Полночи она не могла уснуть, в голове постоянно крутились мысли о не успевших вернуться товарищах. Думая о том, как им придется выживать ночью, она неожиданно поймала себя на мысли, что слишком сильно беспокоится за Руслана. Лишь под утро, когда группа вышла на связь, она позволила себе расслабиться и поесть. Раздавшийся стук в дверь отвлек Виолетту от размышлений. После ее утвердительного ответа в комнату вошел Саркис.
   - Привет, ты как? - поинтересовался он, - парни уже связывались? Живы они там?
   - Да - прожевав хлопья, ответила девушка, - вроде как уже выдвигаются, через пару часов будут у нас.
   - Это хорошо, - Саркис помялся пару секунд, лицо его помрачнело, - пора, наконец, решить, что делать с телами.
   - А что там народ? - раздраженно спросила она, бросив ложку в тарелку, - чувствую, что бы я не решила, никого опять ничего не устроит!
   - Ничего не поделать, но дальше тянуть нельзя.
   - Ну, все это в жопу! - твердо заявила Виолетта, - тела надо сжечь, и пофигу, кто чего там ныть будет!
   - Хорошо, пойду, передам остальным.
   Саркис вышел, закрыв за собой дверь. Виолетта еще пару минут сидела, глядя в стол, потом, словно очнувшись, продолжила завтракать.
   Переговорив по-быстрому с Анатолием и Сергеем, Саркис собрал всех в главном зале, объявив о решении Виолетты. Екатерина и Елизавета полностью поддержали ее решение. Клавдия начала кричать и критиковать, призывая оставить тела на месте, а также похоронить Георгия, но никто ее особо не слушал. Леся снова принялась плакать, и Ольга поспешила увести ее наверх. Дмитрий также предпочел удалиться и не участвовать в споре. Остальные же молчали, предпочитая не вмешиваться. Поняв, что поддержки ей не добиться, Клавдия ушла наверх, матерясь и причитая. Объявив, что сейчас они вынесут тела Георгия и Марии за забор, а после кремируют трупы, Саркис предложил желающим попрощаться с усопшими.
   Анатолий и Сергей, надев толстые перчатки и марлевые повязки на лицо, вынесли погибших из сарая, положив их рядом с кучей тел зараженных. Затем принялись переносить к ним трупы зараженных с других концов баррикады. Саркис и Виталий спустились в подвал, прихватив с собой канистру. Подпол представлял собой небольшое, довольно сырое помещение, где вдоль стен располагались полки с соленьями. На полу у дальнего конца стояли несколько бочек с топливом. Электричество в подвале не работало, поэтому люди освещали помещение при помощи ручных фонариков. Открыв одну из бочек, Саркис аккуратно принялся наполнять канистру, которую придерживал Виталий, бензином. Никите же поручили собирать сухие ветки и хворост. Собранные в одну кучу тела обкладывались валежником, тряпками и газетами. Все тела обильно полили топливом, израсходовав канистру целиком. Через пару часов все было готово. Саркис предложил собравшимся сказать несколько слов, однако все лишь стояли, мрачно смотря на гору трупов и не проронив ни слова. Тогда Анатолий поджег кончик тряпки, пропитанной бензином. Огонь ярко вспыхнул, быстро перекинувшись на тела. Куча стала шипеть и испускать едкий черный дым, поэтому люди поспешили удалиться в здание и заняться своими делами.
  
   ***
   Сергей, проснувшись одним из первых, вышел на улицу, вдыхая свежий воздух полной грудью. Отойдя за стену, он вынул из внутреннего кармана плаща белую флешку, принявшись ее рассматривать. "Надо сохранить ее любой ценой!" - думал он про себя, - "Может, нам повезет натолкнуться на других ученых. Я должен продолжить свои исследования несмотря ни на что! Сколько еще ждать? Сколько еще эта дрянь будет свирепствовать?!"
   - Ты чего там рассматриваешь? - прервал его размышления раздавшийся за спиной голос Риты.
   - А? Что? - встрепенулся Сергей, быстро пряча флешку обратно во внутренний карман, - Ничего, просто поссать вышел.
   Ученый резко повернулся и стремительно направился обратно в здание, едва не сбив девушку с ног.
   - Я ведь все равно узнаю, что у тебя там, - ехидно сказала она, - А потом посмотрим, что на это скажет Босс!
   Сергей не ответил ей, лишь ускорил шаг. "Тупая дурында!" - от злости он хлопнул входной дверью, - "Я не позволю ей загубить работу моей жизни! От нее надо избавиться. Я защищу человечество от этой инфекции даже ценой жизни этой девки!" Лариса гаркнула на него, чтобы он не хлопал дверьми, но ученый не отреагировал и направился на второй этаж.
   Мецгер пару раз пнул спящего Мамули, объявляя ему, что все уже давно проснулись и пора заниматься делами. Сергей принялся осматривать и перевязывать челюсть раненого Игоря. Максим стоял на крыше и осматривал окрестности, держа наготове снайперскую винтовку. Курсируя по крыше, он пытался придумать, где можно добыть топливо. От размышлений его отвлек возникший вдалеке столб черного дыма, поднимающегося над зданиями. Присмотревшись внимательнее, снайпер попытался вычислить местоположение возгорания, после чего связался с группой через гарнитуру.
   - Босс, вижу черный густой дым на востоке на самой окраине! - доложил он, - похоже на пожар.
   - Ничего себе! - удивился Босс, приподнимаясь с ящиков и стискивая зубы от боли, - как думаешь, что это?
   - Сложно сказать, твари разжигать огонь не умеют, - Максим на секунду задумался, - у меня тут мысль возникла: такой пожар устроить не так просто, возможно, те, кто это сделал, использовали бензин. И раз им было его не жалко, возможно, у них есть еще. Надо бы сходить проверить.
   - Отличная мысль, спасибо! - улыбаясь, Босс на мгновение задержал дыхание, пытаясь унять боль, а затем позвал Мецгера.
   - Да, что случилось? - спросил тот.
   - Видел дым на окраине? - Босс указал в сторону окна, - возьми двоих и сходи, проверь. Возможно, там остались выжившие, и у них есть топливо.
   - Босс, - вмешался Сергей, - может, лучше я пойду?
   - С чего бы? - возмутился Мецгер.
   - А с того, что я лучше тебя умею договариваться с людьми, - твердо ответил тот, - а ты чуть что, за ствол хватаешься.
   - Верно! - заметил Босс, - не хотелось бы лишний раз устраивать стрельбу, тем более мы не можем позволить себе больше терять людей. Ладно, хорошо, идешь ты.
   Сергей кивнул и, стараясь не подавать виду, что рад полученному заданию, спустился на первый этаж. Найдя Риту и Мамули, он приказал им взять оружие и собираться. Сам же он вооружился пистолетом-пулеметом Бизон и повел свой отряд по направлению к источнику черного дыма. "Ну, тупая девка!" - думал про себя Сергей, глядя в спину Риты, - "поспорю, ты пожалеешь, что решила меня донимать!"
  
   ***
   Несмотря на то, что дежурство Руслана давно закончилось, он все равно никак не мог уснуть. Всю ночь он не мог выкинуть из головы слова Владислава касательно печального положения в лагерях для выживших. Переживания по поводу судьбы своих родителей лишь возрастали, и Руслан терял надежду увидеть их живыми. Параллельно с этим, ему не давала покоя мысль, что психи, разгромившие поликлинику, ночью могли напасть на убежище. Его крайне опечалил отказ Владислава помочь им, однако винить его он не мог. Руслан понимал, что проблем у бывшего спецназовца хватает, и он должен позаботиться о своих людях. Поглощённый размышлениями, он неожиданно осознал, что наступил рассвет. Дежуривший в это время Станислав, заметив, что Руслан уже не спит, велел ему подниматься и будить остальных. Потирая опухшее лицо и окаймленные темно-синими мешками глаза, он разбудил Олега и никак не желавшего просыпаться Филиппа. Гомон зараженных постепенно затихал. Твари, чувствующие восходящее солнце, спешили забиться по своим логовам. На завтрак у группы были консервы и чай. Руслан, наконец, выдохнул с облегчением, когда Олег сумел выйти на связь с убежищем.
   - Что они сказали? - Обратился к нему Станислав, доедая свои консервы.
   - Ждут нас, трупы решили сжечь от греха подальше.
   - Ну и отлично! - Руслан, сидя на крае крыши и осматривая окрестности, повернул голову и обратился к Филиппу, - ты там как, доел?
   Тот лишь мрачно угукнул, продолжая лежать на боку и медленно пожевывать печенья, иногда сильно зевая и потирая покрасневшие глаза. Все его мысли были посвящены вчерашней обороне забегаловки, одноногой девушке и прошлой ночи, во время которой ему так и не удалось нормально поспать из-за воплей зараженных и ужасного запаха, исходящего от них.
   Солнце постепенно поднималось над городом, разгоняя утренний туман и сырость, а ветер выметал гнилостный запах, оставленный зараженными. Руслан, наблюдавший за обстановкой, видел вдалеке несколько небольших разрозненных групп существ, бесцельно бродящих между зданиями. Объявив, что все чисто, он приказал остальным выдвигаться. Очередь нести рюкзак с гранатами выпала Олегу. Как только все были готовы, парни начали по одному спускаться с лестницы. Когда все собрались внизу, Станислав повел группу обратно по направлению к улице Касьянова.
   Первый час пути они преодолели без происшествий, двигаясь по окраине города и удачно огибая скопления существ. Однако вскоре из-за домов послышались сильные вопли и крики, издаваемые зараженными. Шепотом посовещавшись, группа приняла решение забраться на крышу близлежащего двухэтажного коттеджа и осмотреться. Осмотрев здание и убедившись, что дом закрыт и следы зараженных отсутствуют, они принялись искать путь на крышу. Руслан обнаружил в незапертом сарае стремянку и, подставив ее к зданию, вместе со Станиславом полез наверх. Рюкзаки предварительно были оставлены внизу, дабы не создавать лишнего шума. Олег и Филипп заняли позиции внизу, чтобы прикрывать подступы. Оказавшись наверху, Руслан стал осматривать окрестности. Поднимавшийся следом Станислав, слыша ругательства товарища, собирался спросить, что случилось. Однако, когда он забрался, то увидел, что на дороге и на полях за городом бродят десятки зараженных. Примерно половина из них хаотически курсировала, ковыляя и мыча, другая же половина двигалась из города по направлению к полям.
   - Твою мать, какого хрена тут творится? - прошептал Руслан.
   - Наверное, это то, о чем говорил тот мужик, - ответил Станислав, указывая на ковыляющих из города существ, - они понимают, что им мало еды, вот и решили мигрировать в другое место.
   - Это ведь хорошо? В городе останется меньше тварей, а, значит, у нас появится лишний шанс выжить? - Руслан на секунду задумался, и, не дожидаясь ответа, подытожил, - только непонятно, как нам пройти сейчас.
   - Я думаю, есть смысл обойти их полями, - предложил Станислав, - идея углубляться в город, где нас могут зажать, мне не нравится.
   - Но, боюсь, другого выхода у нас нет, - Руслан указал на двух резво скачущих вдалеке на четвереньках зараженных, - Это же те быстрые уроды? Они нас только так догонят за секунды, и хрен мы от них сбежим.
   Станиславу ничего не оставалось, кроме как, матерясь, согласиться. Спустившись на землю, они рассказали остальным об увиденном. Никто не стал спорить по поводу необходимости двигаться через жилые районы. Собравшись, группа направилась в обход толп зараженных вглубь города. Минуя уже привычные пейзажи вымершего частного сектора, и обходя дома, из которых доносилась возня существ, они вскоре вышли в спальные районы. Олег, пожаловавшись на боль в спине, передал рюкзак с гранатами Станиславу. Пройдя пару кварталов, группа была готова свернуть на прежний маршрут, как вдруг раздались звуки выстрелов.
  
   ***
   - Какого хера ты творишь, тупой даун? - кричал Сергей на Мамули.
   - А что мне было делать? - дрожащим голосом спросил тот, тыкая дымящимся стволом автомата в лежащего рядом с ученым зараженного, - он бы укусил тебя!
   - Нож-то тебе на что? - не унимался Сергей, показывая на толпу существ, надвигающихся на них спереди, - сюда сейчас вся округа сбежится!
   Мамули глянул в сторону изуродованных тварей и, зажав автомат подмышкой, выпустил по ним короткую очередь. От грохота выстрелов у Риты заложило ухо и, сильно ругаясь, она потребовала от него прекратить. Пули вырывали из существ пораженные язвами куски плоти, дурнопахнущая кровь проливалась на асфальт, однако они не переставали наступать.
   - Идиот! Перестань! - проматерился на него Сергей, глядя на то, как зараженные с воплями медленно выходят из зданий, надвигаясь в их сторону. Спереди и сзади по улице на них также наступали существа, отрезая им пути отхода. Оглядевшись, Сергей заметил единственный подъезд, в котором никого не было. "Туда!" - крикнул ученый, бросившись к двери. Пропустив вперед остальных, он, глядя на приближающихся зараженных, и держа автомат на изготовке, зашел в подъезд, не спуская глаз со входа. Когда твари начали протискиваться внутрь, толкаясь и мешая друг другу, Сергей открыл огонь, простреливая передним существам колени. Падая на пол, те неуклюже и безуспешно пытались встать. Напирающие сзади твари спотыкались об них и валились, создавая давку и мешая проходу наступающим позади. Игнорируя звон в заложивших от стрельбы в тесном помещении ушах, Сергей поднялся вверх по лестнице, крича Мамули и Рите, которые уже ждали его там, следовать за ним.
   Взбежав на второй этаж, он попытался открыть двери квартир, дергая за ручки, однако ни одна из них не поддалась. Крикнув остальным двигаться выше, он рванул на третий этаж, однако и там все квартиры оказались запертыми. На четвертом этаже одна из дверей распахнулась, но за ней на Сергея тут же уставились несколько пар мутных безжизненных глаз. Раздалось мычание и шипение, зараженные резво бросились ко входу. Сергей, пронзительно закричав, захлопнул дверь и побежал вниз, крикнув остальным отступать. Глянув через перила вниз, он увидел, как зараженные постепенно стали заполонять подъезд, направляясь к лестнице. Из квартиры, открытой ранее Сергеем, вышли еще шестеро существ, ковыляющей и конвульсивной походкой двинувшись вниз. Спустившись на третий этаж, Сергей подошел к одной из дверей, велев остальным держаться позади него, направил свой автомат на замок и произвел несколько выстрелов. Деревянная дверь брызнула щепками, и через секунду искорёженная личинка замка вывалилась на пол. Сергей влетел внутрь, прикрывая лицо от смрада разложения, царившего в темной квартире.
   Из коридора справа от входа на него бросился зараженный, однако ученый ударом приклада в голову повалил его на пол. Вбежав в большую комнату, он кинулся к окну. Увидев за ним балкон, Сергей попытался открыть дверь, однако она не поддавалась. Слыша за спиной приближающийся вой зараженных, он разбил автоматом стекло и приказал остальным следовать за ним. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что соседний слева балкон застеклен, а до правого было слишком далеко. Тогда Сергей посмотрел вниз, где под домом бродила небольшая группа зараженных. Балконы второго этажа оказались не остеклены. Ученый подозвал Риту и Мамули, объясняя им свой план. "Так, аккуратно лезем на нижний балкон! Оттуда перебираемся на соседний, и через квартиру выходим в другой подъезд!" - Приказал он, после чего, перекинув оружие через плечо, начал спуск. Повиснув на руках и спрыгнув вниз, Сергей, стараясь не задерживаться, забрался на ограждение и перемахнул на соседний балкон. Через окно он осмотрел квартиру. Убедившись, что все чисто, Сергей приказал остальным следовать за ним.
   Первой перелезла Рита, ловко спрыгивая и преодолевая препятствия. Следом, подгоняемый приближающимся со спины гомоном зараженных, стал спускаться Мамули, который чуть было, не сорвался, услышав сильный визг под окнами. Взглянув вниз, Сергей увидел, что помимо обычных тварей прямо под их окном сидела серокожая лысая зараженная женщина в рваном офисном костюме. Она скалилась, шипела, с ее рта обильно капала слюна. Когда взгляд ученого встретился с бешеными покрасневшими глазами существа, та с воем сорвалась с места и кинулась к зданию. Проматерившись, Сергей крикнул остальным поторопиться, разбил стекло и ворвался в помещение. Внутри Рита, наступив на разбросанные по полу детские игрушки, подвернула ногу и упала на ковер. Остальные продолжили бежать к выходу, не обращая внимания на ее крики. Выскочив в прихожую, Сергей попытался открыть дверь, но она не поддавалась. Тогда он повернул ручку нижнего замка, но дверь все равно не открывалась. Матерясь, он трясущимися рукам попытался направить автомат на верхний замок, однако Мамули остановил его, указав на лежавшие на тумбочке ключи. Схватив их, наконец, отпер дверь. Стоная и стараясь игнорировать боль в ноге, Рита пыталась встать. Внезапно она услышала позади себя тот же протяжный вопль и стук металла. Обернувшись, Рита увидела красноглазую тварь, уцепившуюся за перила балкона и пытающуюся забраться наверх. Крича и матерясь, она, не успев до конца подняться, побежала вперед, едва не спотыкаясь. Сергей же, попав на лестничную клетку, захлопнул входную дверь сразу после того, как из квартиры выскочил Мамули, и принялся запирать ее на ключ.
   - Какого хера ты творишь! - крикнул он, - Ритка же еще там!
   - Ее укусили! - не оборачиваясь, ответил ученый, - сам же слышал вопли этой твари и ее крики!
   Не дожидаясь ответа, Сергей побежал вниз. Мамули пару секунд метался между дверью и лестницей, но затем все же последовал за ученым.
   Рита выбежала в коридор, но, подлетев к двери, с ужасом поняла, что она закрыта. Девушка попыталась отвернуть замки, но это не помогало.
   - Чертов ты ублюдок!!! - орала она, матерясь на Сергея, срывая голос и долбясь в дерматин, - открой эту сраную дверь!!
   Через пару секунд она услышала позади себя рычание. Медленно обернувшись, Рита увидела стоящее на четвереньках посреди коридора серокожее существо, которое, шипя, изготавливалось к прыжку. Протянув руку к поясу, она попыталась вытащить из кобуры пистолет, однако трясущиеся руки не слушались ее, отказываясь расстегивать ремешок. Завизжав, существо прыгнуло прямо на девушку, но та успела отпрыгнуть в сторону, ударившись о деревянную стенку-вешалку. Существо врезалось в дверь, разодрав когтями обивку и начало переворачиваться, пытаясь встать. Рита моментально поднялась на ноги и, схватившись за стойку-вешалку, сорвала ее со стены и уронила на тварь. Та принялась оглушительно вопить и молотить руками, пытаясь сбросить с себя деревянную конструкцию. Рита, не теряя времени, побежала обратно к балкону. Она уже начала перелезать через перила, пытаясь спуститься на этаж ниже, но, глянув вниз, увидела, что балконы на первом этаже отсутствовали, а прыгать на землю означает получить травму. Из квартиры раздался очередной взвизг твари и грохот ломающихся досок. Матерясь, Рита вернулась на соседний балкон и, плечом разбив окно, влетела в квартиру.
  
   ***
   - Вон там, видели! - крикнул Филипп, указывая на окна второго этажа, - Та девушка забежала внутрь.
   - Я ничего не видел, - скептически ответил Олег, - почему бы нам не двинуться, куда шли?
   - Нет, он прав, - возразил ему Руслан - если человек в беде, мы обязаны ему помочь!
   - Тебе реал заняться нечем?! - сердито бросил Станислав, - всех все равно не спасешь...
   Не дав ему договорить, Филипп устремился к пятиэтажке. Остальные, матеря и крича ему остановиться, кинулись следом. Подойдя к водосточной трубе, он, сбросив рюкзак, принялся забираться наверх. Достигнув второго этажа, Филипп перелез на коробку кондиционера, которая была установлена под соседним окном. Несмотря на скрип болтов, конструкция выдержала. Долго не задерживаясь, парень перепрыгнул на балкон, ухватившись за перила. Подтянувшись, он сумел перелезть, и сразу ворвался в квартиру.
   Из-за торца здания вывалились пара зараженных, потревоженных появлением Филиппа. Станислав, выхватив нож, всадил его ближайшей твари в висок. С оставшимися существами разобрался Руслан, размозжив им головы монтировкой. Убедившись, что поблизости больше никого нет, они, глядя наверх, начали решать, что делать дальше.
   - Так, вы оставайтесь, - Руслан скинул с себя рюкзак, - я полезу наверх за ним.
   - Тогда уж лучше я, - с досадой выругался Станислав, - ты тяжелее меня, и вряд ли эта рухлядь выдержит тебя. Карабкайся теперь, спасай этого дауна, етит его мать! Вы же оставайтесь тут и прикрывайте подходы!
   Сбросив рюкзак, он полез вверх по трубе. Когда Станислав перелез на кондиционер, тот сильно заскрежетал и слегка прогнулся под ним. Мужчина ухватился за подоконник, боязливо глядя на шатающийся под его весом ящик. Внезапно стекло напротив разбилось, и на него выпрыгнул безглазый зараженный с отвратительными волдырями на щеках. Закричав и отшатнувшись, Станислав полетел вниз на землю. Упав, он завалился на спину и, крича и матерясь, схватился за лодыжку. "Осторожнее!" - крикнул ему Олег, и Станислав, подняв голову, увидел, как зараженный вывалился из окна и полетел вниз. Откатившись в последнюю секунду в сторону, он успел увернуться. Тварь упала на землю и попыталась ползти, но подоспевший Руслан добил ее ударом лома в голову.
   - Ты как, цел?! - подбежал к Станиславу взволнованный Олег.
   - Да ногу, походу, подвернул! - матерясь и морщась, прошипел он.
   - Снимай ботинок, посмотрим, что там, - Руслан заметно нервничал, иногда поглядывая наверх.
   Тот снял обувь и закатал штанину, обнажая слегка опухшую и покрасневшую стопу.
   - Вроде, перелома нет, - заключил Руслан.
   - Надо холодное что-нибудь приложить! - предложил Олег, - в рюкзаке там ложка металлическая, вроде, есть. Или полотенце холодной водой обмочить.
   - Лучше к Лизе меня отведите! - матерясь, цедил Станислав сквозь зубы, - она точно знает, что делать!
   - Фила я не оставлю! - твердо заявил Руслан и обратился к Олегу, - так, ты присматривай за ним, я постараюсь обойти здание и зайти через подъезд.
   Не дожидаясь ответа, он побежал к углу дома.
  
   ***
   Филипп, зайдя внутрь, какое-то время привыкал к темноте. Помещение оказалось душным, в воздухе стойко ощущалась пыль. Интерьер представлял собой пару советских шкафов, обеденный стол у стены с парой стульев и диван. На полу в центре комнаты лежал ковер. Точно такой же ковер висел у дальней стены. "Здесь есть кто-нибудь?" - крикнул Филипп, - "Я вам ничего не сделаю! Наоборот, я могу помочь!" Однако никто так и не отозвался. Подождав несколько секунд, Филипп вышел в коридор, заставленный вдоль стен коробками.
   У двери на полу беспорядочно лежала обувь. Не успел он зайти в другую комнату, как сзади послышался глухой удар и бешеный топот ног. Развернувшись и выглянув обратно в коридор, Филипп вскрикнул, увидев в дверном проеме серокожего монстра, пялящегося на него красными глазами. Зарычав, зараженная женщина медленно поползла вперед, наступая на парня. Ретировавшись в комнату, он с ужасом вспомнил, что все его оружие осталось в рюкзаке на земле. Судорожно Филипп попытался найти что-то, чем можно обороняться. К несчастью, в комнате кроме пары шкафов, письменного стола со стулом, кровати и комода не нашлось ничего, что можно было бы использовать как оружие. Рычание приближалось, и вскоре жуткое существо показалось в дверном проеме. Филипп кинулся в сторону от стола и, схватив стул, направил его ножками в сторону твари, которая как раз прыгнула на него с диким воплем. От сильного удара парень повалился на пол, однако не выпустил из рук стула, продолжая удерживать существо, которое, щелкая зубами и брызжа слюной, пыталось укусить его за лицо. Филипп кричал и звал на помощь, увидев, что челюсти твари становятся все ближе и ближе.
   Внезапно двери одного из шкафов открылись, и оттуда выскочила бледная трясущаяся девушка в черной куртке. Увидев, что происходит, она выхватила из-за пояса нож и крикнула: "Эй! Удержи ей бошку!". Филипп, обернувшись на крик, попытался утвердительно мотнуть головой, и, улучив момент, схватил зараженную женщину за шею. Рита, не теряя времени, подлетела и всадила твари нож прямо в висок, от чего та моментально затихла и обмякла. Филипп поспешил сбросить ее с себя и, пролежав несколько секунд, тяжело дыша и вытирая вспотевшее лицо, попытался встать. Пару секунд они нерешительно глядели друг на друга, затем Рита кинулась к Филиппу, крепко его обняв. Тот в нерешительности похлопал ее по плечу, смущенно поблагодарив за спасение.
   - Надо валить, - дрожащим голосом произнесла она, отстранившись, - там на верхних этажах и в коридоре этих тварей дохрена!
   - Давай тогда через окно, - предложил Филипп, - пошли за мной, там внизу меня друзья ждут.
   Получив ответ в виде утвердительного кивка, он направился обратно в большую комнату.
  
***
   Руслан, выглядывая из-за угла здания, наблюдал за двумя десятками тварей, слонявшимися около подъезда, монотонно мыча и вереща. Некоторые заходили внутрь здания, другие, конвульсивно дергаясь, выбегали на улицу, нелепо озирались и принимались бесцельно бродить. Не видя возможности незаметно проскочить, Руслан тихо ругался про себя, пока не услышал позади оклик Олега. Вернувшись, он увидел, как по трубе вниз спускается Филипп в компании неизвестной девушки. Дождавшись, пока они окажутся на земле, Руслан подошел к нему, и, положив руку ему на плечо, указал на раненого Станислава.
   - Ты понимаешь, что из-за твоего безрассудного поступка пострадал человек? - строго спросил он, глядя Филиппу в глаза.
   - Я... но... - он смущенно опустил глаза, не зная, что сказать, - я как-то сразу кинулся... хотел успеть...
   - Неужели тяжело было подождать, обсудить план со всеми и действовать слаженно?
   - Но ведь... - Филипп на секунду задумался, после чего обреченно опустил голову, - да, ты прав, прости.
   - Не передо мной, а перед Стасом извиняйся. Он же из-за тебя пострадал.
Филипп кивнул и попросил прощения у раненого товарища. Тот лишь отмахнулся, что-то пробурчав себе под нос и попросил Олега помочь ему встать. Руслан перевел взгляд на девушку. Она стояла, глядя в пол и держа себя за правое плечо. Губы ее были плотно сжаты, а сама она едва заметно дрожала.
   - Тебя как зовут-то? - спросил, наконец, Руслан.
   - Рита, - тихо ответила девушка, не поднимая взгляда.
   - Ты цела? Не ранена?
   Рита отрицательно покачала головой.
   - Расскажи, что случилось?
   - Я искала припасы, вдруг налетела на толпу этих существ, - она замолчала на секунду, вытирая рукавом нос, - один из них почти укусил меня, но мне удалось его застрелить. Ну а потом и сбежались остальные... И эта тварь серокожая вылезла.
   - А ствол-то у тебя откуда? - недоверчиво поинтересовался Олег.
   - Нашла, - осторожно ответила она, - около дома возле брошенной машины.
   - Так ты, значит местная? - удивился Олег, - а живешь где? Что-то раньше я тебя в этом районе не видел.
   - Так ладно, хватит, это все можно обсудить потом! - перебил его Руслан, затем обратился к девушке, - а тебе лучше отправиться с нами.
   - Нет, я не могу! - испуганно ответила девушка, выпучив глаза, - мне надо назад.
   - Не понял? - удивился Руслан, - почему это еще?
   - Действительно, пошли лучше с нами! - поддержал Филипп, - у нас безопасно, есть стены, много людей, чтоб отбиваться от зараженных! Даже генератор с запасом топлива есть, так что без света сидеть не будем!
   - Генератор и топливо? - с недоверием посмотрела на него Рита.
   - Ну да, - подтвердил Олег, - скачали оставшееся топливо с заправки, так что его на какое-то время хватит.
   - Далеко ли?
   - Нет, совсем рядом, на Касьянова шестнадцать, - Олег велел жестом замолчать начавшему возмущаться Станиславу, - в паре кварталов всего отсюда!
   - Но нет, я не могу пойти! - Рита сделала шаг назад.
   - Да блин, почему? - расстроенно произнес Филипп.
   - Понимаете, я... Я живу не одна. В квартире остался мой дедушка, и я не могу его бросить.
   - Так давай заберем твоего дедушку! - бодро ответил Руслан, - и пойдем все вместе.
   - Он не ходит, - помрачнела Рита, - поэтому я добываю припасы.
   - Блин! - выругался Руслан, - тогда у нас проблемы.
   - Да тише, нормально все, - попытался успокоить его Олег.
   - А что нам делать? - возмутился тот, - у нас и так Стас раненый, как мы двух-то поведем?
   - Давайте так, - предложил Олег, - я пойду с ней к ее деду. Вы ведите Стаса обратно. Я осмотрюсь там что к чему, после свяжусь с вами по рации. А потом приедете на машине и заберете нас.
   - Да не стоит, мы сами справимся, - попыталась отбиться Рита.
   - Стоит, мы вас не оставим, - ответил Олег, - какой у вас адрес?
   - Я не помню... я сама не местная...
   - Ладно, не страшно, тогда покажешь, - после чего Олег обратился к остальным, - ну, чего мужики, как вам такая мысль?
   - Не знаю, - сквозь зубы процедил Станислав, морщась от боли, - на машине все-таки опасно.
   - Ничего лучше мы все равно не придумаем, - подвел итог Руслан, - мы и так торчим тут слишком долго. Хорошо, иди вместе с Риткой, а мы потом вас подхватим.
   Рита еще робко пыталась отказаться от помощи, однако ее уже никто не слушал. Руслан нацепил на себя рюкзак с гранатами, затем они вместе с Филиппом взяли под руки Станислава и повели его по направлению к базе. Олег же, похлопав девушку по плечу, велел ей показывать дорогу. Она обреченно кивнула и повела его к окраине города.
   ***
   Через полчаса ходьбы спальный район сменился частным сектором. Переждав в кустах, пока небольшая группа зараженных проковыляет в сторону, Олег и Рита миновали дорогу. Перемахнув через стоящий впереди забор, они стали пробираться через участок двухэтажного коттеджа. Держа ружье наготове, осторожно открыв калитку и, убедившись, что все чисто, Олег подал ей знак, и они вновь вышли на дорогу.
   - Далековато же живет твой дед, - вполголоса возмутился Олег и глянул на Риту, которая шла всю дорогу с мрачным лицом, иногда шмыгая носом, - ты как?
   - Сойдет, - буркнула она в ответ.
   - А чего такая кислая? - постарался подбодрить ее Олег, - все ж хорошо, теперь вы будете в безопасности.
   - Зря вы со мной пошли. Я бы и одна справилась...
   - Да как же мы тебя одну бросим-то? Тем более бояться теперь надо не только чудовищ, - Олег задумался на секунду, - тут в округе бродят маньяки, которые нападают на людей и убивают их. Мы уже столкнулись один раз с этими психами, так что все мы сейчас в опасности.
   - Правда? - робко удивилась Рита, - зачем им это?
   - А хрен их знает, - Олег зло сплюнул на землю, - психи же. Когда вся эта срань случилась, много у кого башню сорвало. В поликлинике после их нападения почти никто не выжил.
   - И все равно вам не стоило со мной идти, - Рита вновь смущенно уставилась себе под ноги.
   - Да ладно тебе, - Олег слегка ткнул ее в плечо, - мне не сложно.
   - Да я не об этом, просто тогда мне бы не пришлось ... - Рита резко посмотрела куда-то в сторону и указала за спину Олега, - Там! Берегись!
   Мужчина моментально вскинул ружье и развернулся, высматривая, что же так напугало девушку. В это время Рита быстрым движением выхватила из-за пояса свой армейский нож и точным ударом вогнала его в шею Олега прямо промеж позвонков. Мужчина еле слышно хрипнул, после чего мешком рухнул на землю. Из его рта полилась кровь, широко раскрытые глаза уставились в никуда, больше он не шевелился. Робость и неуверенность на лице Риты уступили место злорадной ухмылке. Она подобрала с трупа Олега дробовик, патронташ и принялась обшаривать его карманы. Рация разбилась при падении и не представляла никакого интереса. Не найдя больше ничего полезного, Рита побежала по направлению к своему лагерю.
  
   ***
   Группа добралась до убежища через полтора часа. Стоящий на часах Сергей, увидев, что один из них ранен, тут же спустился вниз и кинулся на помощь. Сменив уставшего и задыхающегося Филиппа, он вместе с Русланом поспешил затащить раненого Станислава в дом. Позвав Елизавету, они понесли его в лазарет. К ним подбежала Клавдия и принялась искать мужа. Объяснив ей ситуацию, Руслан при помощи Елизаветы и Сергея смогли разместить Станислава в медпункте, где врач принялась оказывать ему помощь. Филипп рухнул на диван без сил. Руслан вышел в коридор, там к нему тотчас пристали Саркис и Виолетта с расспросами относительно того, что с ними произошло.
   - Да у тебя тут всего лишь ушиб, - успокоила раненого Елизавета.
   - А я уж думал, слягу, - Станислав облегченно выдохнул, - не хотелось бы становиться бесполезным.
   - Ну, перестань, мы ж не звери, как в той группе, про которую ты рассказывал, чтоб раненых выкидывать!
- Да я в курсе, - поморщился Станислав, - но все равно, неудобно нахлебничать.
   Поблагодарив докторшу, он поднялся и поковылял в свою комнату. Так за разговорами, рассказами и приготовлением планов по обороне, прошло полдня. К обеду обстановка накалилась. Олега до сих пор не было, и Клавдия начала напрягаться, приставая к участникам похода с вопросами. После нескольких неудачных попыток выйти на связь, она нервничала все сильнее и сильнее.
   - Который сейчас час?! - грозно спросила Руслана Клавдия, выходя из кабинета Виолетты после очередной провальной попытки связаться с мужем.
   - Почти пять, - виновато проговорил он, глядя в пол.
   Филипп, Владимир и Саркис, сидя на кухне, прекратили есть, дабы не издавать лишних звуков, и осторожно наблюдали за происходящем. Анатолий, Екатерина и Светлана, сидевшие на диване, так же не рисковали вмешиваться в спор. Виолетта, заглушив рацию, осторожно вышла за ними следом из комнаты.
   - А пришли вы во сколько?! - гаркнула Клавдия, проносясь взад-вперед по коридору.
- В двенадцать.
   - Так, а какого черта его до сих пор нет? - крикнула она, - Какого дьявола вы отправили моего мужа черт-те куда с черт-те какой прошмандовкой!
   - Но мы же не могли оставить ... - попытался оправдаться Руслан.
   - Его нет уже пять часов! - перебила его Клавдия, - Где мой муж шляется, по-твоему!? Почему не отвечает на рацию!?
   - Послушайте, уверен, с ним все будет в порядке, - попытался успокоить ее Руслан, - Если что, я сам пойду искать его!
   - Да много ты понимаешь! - не унималась Клавдия, - наверняка, убили его уже эти уроды! И ты будешь виноват, что одного Олега отправил! Ты!
   Женщина упала на колени и начала истерически рыдать, закрыв лицо руками. Елизавета со Светланой подскочили к ней и попытались поднять на ноги. Клавдия после долгих пререканий, приправленных оскорблениями, все же согласилась вернуться в комнату. Елизавета наказала Светлане сопроводить ее наверх, а сама пошла в лазарет за успокоительными. Когда они поднялись, и стенания Клавдии более-менее затихли, Станислав, наконец, осмелился встать и, сильно хромая, отправился к себе в комнату, а сидящие за столом продолжили трапезу.
   - Ну, - спросила Виолетта, выйдя из комнаты, - ты доволен? Захотел стать героем, а что в итоге?
   - Я же сказал, что пойду за ним и приведу обратно! - недовольно сквозь зубы процедил Руслан, - и пойду прямо сейчас!
   - Куда ты пойдешь? Сам же говорил, там какие-то психи шляются. Так что хватит пытаться доказать непонятно кому и непонятно чего.
   - Ничего я не доказываю, ясно?!
   - А что ты все время хочешь выпендриться? - не унималась Виолетта, - зачем пытаешься показать, что ты лучше всех? В итоге теперь человек пропал.
   - Да что ты вообще несешь?! - Руслан ударил кулаком по стене.
   - А то ты не понимаешь? Правда глаза колет? - Виолетта подошла ближе, - так почему бы тебе не успокоиться, пока ты не наворотил еще больших проблем?
   - Потому что мне страшно! - крикнул Руслан, - ты это хотела услышать?! Мне страшно! Мне страшно, потому что я не знаю, что с моими родными! Мне страшно, что кто-то еще из моих друзей может погибнуть! Мне, черт тебя дери, страшно, что, может быть, мы последние люди на земле, кто остался в живых!
   После чего он, проматерившись, отвел взгляд. Виолетта какое-то время стола, переваривая услышанное. Она сознавала, что все это время ошибалась, и ее начало глодать чувство стыда. Виолетта молча подошла к Руслану и положила руку на плечо.
   - Прости, - тихо произнесла она, - я, кажется, перегнула палку. Напридумывала черт знает чего.
   Руслан не ответил, лишь неопределенно кивнул. Виолетта положила вторую руку ему на щеку и поднаняла его голову, заставив посмотреть на себя.
   - Все будет хорошо, - она старалась говорить как можно ласковее и доброжелательнее, - сейчас мы успокоимся, соберемся и решим, как нам оперативно найти Олега.
   Лицо мужчины, наконец, прояснилось, в глазах снова появилась осмысленность. Слегка улыбнувшись, он собирался что-то сказать, однако, через мгновение, Руслан напрягся, нахмурив брови. Он обернулся к окну и стал вглядываться вдаль.
   - Ты слышишь? - спросил Руслан, тыкая пальцем в стекло.
   Виолетта прислушалась и вскоре смогла различить нарастающий гул. В ее рации раздался тревожный голос Сергея, стоявшего в это время на вышке, который пытался их о чем-то предупредить. Однако, он, сильно нервничая, принялся тараторить, не в состоянии связать и двух слов. Тем временем уже отчетливо различался шум мотора грузовика.
   Через минуту раздался треск ломающихся баррикад. Руслан с Виолеттой моментально пригнулись, спрятавшись за стеной под окном. Рев мотора резко заглох, и вместо него раздался оглушительный гудок, повторившийся пару раз. Виолетта вжалась в пол, а Руслан подал сигнал людям, прятавшимся на кухне под столом, не приближаться к окнам. "Выходите, я знаю, что вы там!" - раздался с улицы чей-то окрик. Пару секунд Руслан глядел на Виолетту и, когда она утвердительно кивнула, направился к выходу. Девушка осторожно двинулась следом. Выйдя на улицу, они с опаской подошли к калитке. Укрываясь за бетонным забором, Руслан, толкнув ее рукой, аккуратно выглянул из укрытия. На дороге валялись обломки баррикады, а улицу перегородил военный броневик, пулемет которого угрожающе был направлен в сторону здания. Рядом с ним стоял Босс, опираясь на костыль. Увидев его, Руслан поспешил скрыться за забором, опасаясь получить пулю. Удивление моментально сменил страх того, что шансы на мирный исход минимальны, и сегодня прольется кровь. "ТЫ!" - подумал про себя Босс, заметив лицо бородача, выбросившего его в окно, - "Прячься сколько угодно, тебя это не спасет!". "Господи, почему ты довел до этого!" - едва не плача, Руслан молился про себя, - "Ну почему это случилось! Прошу тебя, не дай никому погибнуть!". "Наконец-то ты расплатишься за все!" - Босс злорадно улыбнулся, - "Я не позволю тебе остаться безнаказанным! Я устрою тебе такую страшную смерть, что ты пожалеешь, что не убил себя сам!" Какое-то время они оставались на своих позициях.
   - Что тебе нужно! - первым не выдержал Руслан.
   - Значит, слушайте меня, - прокричал Босс, - я знаю, что у вас есть топливо. Оно нужно нам. Я даю вам десять минут на то, чтобы вы вытащили его сюда, и тогда никто не пострадает!
   - Ты, совсем, что ли, охренел! - попытался вразумить его Руслан, - тут же женщины, дети, старики! У нас беременная...
   - Также, вы выдадите нам бородатого ублюдка, который выкинул меня из окна, - перебил его Босс.
   - Ты спятил! - испуганно закричала Виолетта, - он же...
   - Я уже сказал, как все будет! - продолжил Босс, не обращая на нее внимания, - если через десять минут я не получу топлива и бородача, вы об этом пожалеете! Время уже идет!
   С этими словами он проковылял назад, укрывшись за бронемашиной. Руслан какое-то время удивленно смотрел ему вслед, тяжело дыша, потом, схватив трясущуюся Виолетту за руку, побежал обратно в дом.
   - Ну, чего там? - взволнованно спросил Саркис, как только они вошли в помещение, захлопнув за собой дверь.
   - Эти психи заявились прямо к нам и хотят забрать наше топливо, - матерясь, произнес Руслан, - более того, они хотят, чтобы я им сдался.
   - Что?! - удивленно прокричал Саркис, голос его заметно дрожал, - они сдурели?!
   - Но, ты же не собираешься к ним выходить? - робко спросила Виолетта.
   - У нас нет выбора! - резко ответил Руслан, - если я сдамся, то он обещал оставить вам жизнь.
   - Ты прикалываешься? - нервно начала тараторить Виолетта, - они же кончат тебя! Этот козел тебе фигню порет!
   - Ты сдурела? - возмутился вышедший из своей комнаты Станислав, - они же пригнали сраный танк! У нас нет выбора!
   - А ну заткнись, дебил! - гаркнула на него девушка, после чего обратилась к Руслану - А ты вообще с чего решил, что те пидоры нас пощадят? Вдруг они специально хотят тебя выманить, чтобы у нас осталось меньше бойцов, и им легче было нас перебить?!
   - Я все же надеюсь, они сдержат слово...
   - Да ты поехал совсем! - Виолетта схватила его за руку, - Вспомни поликлинику, они ж там всех убили! Катюха, ты ж видела все!
   - Да... - робко ответила докторша, - он привел толпу зомби, которые никого не оставили в живых.
   - Филя, ты хоть ему мозги вправь! - девушка обратилась к вылезшему из-под стола пареньку.
   - Ладно, пожалуй, ты права, - недовольно пробурчал Руслан, - скорее всего, они не собираются нас щадить.
   Саркис, Владимир и Светлана поддержали это решение, принявшись заверять, что так будет правильно. Станислав лишь молча стоял, стиснув зубы и сжав кулаки. "Дауны чертовы, выдали б этого мудака с топливом, остались бы живы. Он же сам тем более хотел! - возмущался он про себя - Но нет, зачем? Давайте умирать ради него! И, ведь если скажу чего, все на меня ополчатся!"
   - Так, а что мы против танка-то их сделаем? - вмешался Анатолий.
   - Это не танк, а броневик, - успокоил его Руслан, - к тому же, я кое-что придумал!
   - Ну и что будем делать? - поинтересовался Саркис.
   - Значит, Вова, Стас, - принесите сюда все стволы, патроны и прочее что только есть, - дал он распоряжение мужчинам, затем обратился к Саркису, - а мы наверх, посмотрим, что там. И бегом, мужики, времени у нас мало!
   Руслан, Саркис и Филипп не теряя времени взбежали по лестнице. Оказавшись у окна, выходящего на дорогу, они, старясь не высовываться, принялись изучать обстановку. Внизу все так же стоял броневик, а пулеметчик, держа палец на спусковом крючке, наблюдал за домом. Из своей комнаты выглянул Дмитрий, взволнованно спрашивая, что же там случилось. Руслан попросил его подождать и попросил у Саркиса рацию.
   - Серег, ты меня слышишь? - спросил он.
   - Да! - шепотом ответил тот, - что за ад у вас там творится?
   - Приперлись эти уроды и, походу, сейчас будет жарко. Они тебя заметили?
   - Думаю, нет.
   - Отлично, сможешь подстрелить пулеметчика?
   - Постараюсь.
   - Отлично, тогда жди моего сигнала.
   Руслан прервал связь и вернул рацию Саркису. Тем временем из противоположной комнаты выскочили перепуганные Ольга и Татьяна. Они присоединились к Дмитрию, безуспешно пытающемуся узнать, что происходит. Саркис велел им молчать, собирать всех и немедленно спускаться вниз.
   - Что ты задумал? - обратился он затем к Руслану.
   - Смотри: Серега бьет по пулеметчику с вышки. Мы стреляем отсюда. Когда мы его вырубим, кто-то должен будет забраться на крышу и закинуть гранату прямо в люк броневика, так мы избавимся от него.
   - Думаешь, получится? - неуверенно спросил Саркис.
   - Должно получиться! - Руслан вытер пот со лба и снова глянул в окно.
   - Ну ладно, тогда я полезу на крышу, - вызвался Саркис.
   - А мне что делать? - нервничая, пробормотал Филипп, - я тоже хочу сражаться и могу помочь.
   - Так, Фил, а для тебя есть особая миссия, - Руслан, стараясь не показывать страха, положил ему руку на плечо и посмотрел в глаза, - собери всех женщин и детей внизу, и, если все вдруг накроется, ты должен будешь их вывести.
   - Я тебя понял, - ответил Филипп, видя, что спорить бесполезно.
   - Давайте, мужики, погнали! - объявил Руслан, - времени почти нет!
   Филипп побежал вниз рассказать людям вкратце о том, что происходит, и что же от них сейчас потребуется.
   Тем временем, Владимир со Станиславом перенесли в дом из сарая все имеющееся оружие. При помощи женщин, они принялись снаряжать магазины и заряжать ими стволы. Станислав вооружился пистолетом и захватил однозарядную охотничью винтовку для Руслана. Владимиру досталось двуствольное ружье. Анатолий выбрал свою любимую СКС и пистолет про запас. Взяв как можно больше магазинов и патронов, вместе с Никитой, которому доверили пистолет, они направились на второй этаж занимать позицию. Руслан сходу крикнул им тащить к окнам мебель и матрасы, дабы соорудить баррикады.
   По пути Станислав постучался в комнату Дмитрия, пытаясь призвать его помочь остальным, но в ответ услышал лишь мат и оскорбления. После за дверью раздалась ругань Алены, которая требовала выйти и помочь остальным, на что Дмитрий приказал ей молчать. Не став дослушивать, Станислав поспешил к окну.
   Саркис, проверив наличие за поясом пистолета, подбежал к рюкзаку, принявшись лихорадочно снаряжать гранаты запалами.
   - Ты чего удумал? - окрикнул его Владимир, закидывая на плечо оставшуюся винтовку.
   Саркис коротко пересказал ему идею Руслана.
   - Так пошли, в сарае как раз есть стремянка, по которой мы на крышу залезем, - Владимир поспешил на улицу.
   - Ты-то куда, с такой рукой? - удивился Саркис.
   - Это все ерунда, - ответил он, глядя на свою изувеченную перебинтованную кисть, - и не такое бывало. Вспомни, сколько говна мы разгребали, что до этого ада, что уже после.
   - Я помню, я просто к тому...
   - Да норм все, не ссать, - перебил его Владимир, - знаешь же меня, что не подведу.
   - Знаю! - кивнул Саркис, - ладно, тогда как все закончится - с тебя пиво.
   Владимир одобрительно ухмыльнулся, и, подхватив оставшиеся гранаты, вместе с Саркисом побежал к сараю. На ходу распихивая гранаты по карманам, они сразу кинулись к лестнице, едва войдя в сарай. Вытащив стремянку и прислонив ее к стенке дома таким образом, чтобы можно было забраться на крышу, Владимир залез примерно на середину, стараясь не высовываться из-за дома. Саркис же рапортовал Руслану, что все готово.
   Внизу женщины, закончив заряжать оружие, обнаружили, что на двустволку и пистолет патронов не хватает. Оставшиеся патроны двенадцатого калибра забрал с собой Виталия, так что ружье оказалось бесполезно. К пистолету же удалось снарядить лишь полмагазина. Проклиная про себя Олега, взявшего с собой большую часть патронов для дробовика, Виолетта велела Филиппу взять один из оставшихся пистолетов. Он оказался гораздо тяжелее, чем парень себе представлял. Холодный металл непривычно тяготил руку. Выслушав короткую инструкцию о том, как им пользоваться, Филипп кивнул и сунул пистолет себе за пояс. Последний снаряженный пистолет взяла себе Татьяна, как девушка, умеющая лучше остальных с ним обращаться. Оружие с полупустым магазином было решено оставить на столе на всякий случай. Дети сильно нервничали и начинали плакать. Женщины, старясь скрыть свое волнение и панику, пытались успокоить их как могли. Филипп, озабоченно осматривая обстановку, неуверенно доложил о готовности.
   Руслан указал позиции Станислава и Анатолия в спальной комнате возле окна, под которое вдоль стены они сложили пару матрасов. Сам же он вместе с Никитой и Виталием засел около окна в коридоре, также притащив себе один матрас и стол из гостиной для сооружения импровизированного укрепления. Когда Руслан получил рапорты от Филиппа, Саркиса и Сергея, он, тяжело дыша, и периодически вытирая со лба крупные капли пота, стал немигающим взглядом всматриваться во вражеский броневик.
  
   ***
   Босс отдал приказ Ларисе, стоящей рядом с ним под прикрытием броневика, наблюдать за тылом, а сам попытался вызвать по рации снайпера.
   - Макс, прием, как слышишь? Что там у тебя?
   - Похоже, твой план сработал, - бодро ответил Максим, - нам удалось увести от вас большую часть зараженных, какое-то время они будут заняты, так что время у вас есть.
   - Прекрасно! - улыбнулся Босс, после чего обратился через гарнитуру своему помощнику, - Мецгер, у тебя что?
   - Мы проверили все близлежащие постройки и добили оставшихся зараженных, сюрпризов быть не должно, - рапортовал тот, - сейчас заняли позицию, ждем сигнала.
   - Отлично, главное не атакуйте раньше, чем я скажу, и не выдавайте себя.
   - Понял тебя.
   Мецгер вместе с Ритой и Гораном занял позицию в брошенном доме, расположенном слева от коттеджа Виолетты. После сеанса радиосвязи он передал подчиненным всю информацию, велев им сидеть в здании. Закончив, Мецгер вышел в прихожую и принялся следить за обстановкой, осторожно выглядывая наружу.
   Горан, пройдя по старому ковру, подошел к заколоченным окнам, пытаясь разглядеть что-либо, но в грязных стеклах ничего не было видно. Рита, взяв с книжной полки фотоальбом, присела на стул, стоящий рядом с кофейным столиком, предварительно смахнув с него пыль. Открыв альбом, она принялась разглядывать фотографии незнакомой ей семьи, иногда усмехаясь и отпуская похабные комментарии.
   - И все же я не пойму, - вполголоса заговорил Горан, - почему ты замочила того мужика? Можно ж было схватить его, взять в заложники и обменять на топливо? Обошлись бы без стрельбы.
   - А как ты себе это представляешь? - возмутилась Рита в ответ, - он же здоровый мужик, еще и с ружьем. Если бы он спалил, то что тогда? Он мог сбежать, или вообще убить кого из наших. И мы бы лишились фактора внезапности.
   - Ну, тоже верно, - Горан раздосадовано сплюнул на пол, - не нравится мне все это просто. Лучше бы договорились.
   - Хорош панику разводить! - Рита швырнула фотоальбом в байкера, - и так нервы на пределе, еще ты тут!
   - Так серьезно, мы ж вроде хотели у них по хорошему выменять!
   - Тебе же уже объяснили, что они в курсе про наш налет на поликлинику. Так что разговаривать бы они с нами не стали. Кроме того, они чуть не замочили Босса. Он как услышал описание их главного, так сразу с цепи сорвался, узнал, что это он, - Рита облизнулась, бешено глядя на байкера, - и я с ним согласна! Знаешь же правила: любой, кто поднимет на нас руку, заслуживает самой жестокой расплаты!
   - Да, пожалуй, ты права. Проучить этих даунов, конечно, стоит, - Горан отошел от окна, переключив внимание на свой обрез двустволки, - просто нехорошее у меня предчувствие.
   - Перестань, реал тошно уже! Ну что может пойти не так? Все же продумали по десять раз.
   - Ладно, - Горан прошелся по комнате взад-вперед, - если помрешь раньше меня, застолби в аду котел покруче!
   - Да пошел ты на хер! - Рита, проматерившись, встала и направилась в коридор к Мецгеру. В ответ Горан лишь ехидно вполголоса рассмеялся.
   ***
   Мамули, покуривая сигарету, наблюдал за мелькающими фигурами в окнах второго этажа, облокотившись на пулемет. Босс, осторожно выглядывая из-за броневика, заострил свое внимание на большом дереве, растущем справа около забора. Ему казалось, что обильно разросшаяся крона иногда шевелится, несмотря на отсутствие ветра.
   - Мамули - негромко позвал он, - по-моему, десять минут уже прошли.
   - А, что? - встрепенулся Мамули, отвлекаясь от своих мыслей.
   - Я, говорю, стреляй! - Босс указал рукой в сторону раскидистого дуба, - вон туда, в дерево. Отработай посередине кроны. Как-то подозрительно там ветки шевелятся.
   - Вас понял! - радостно ответил тот.
   Мамули сделал последнюю сильную затяжку и бросил бычок на асфальт. Затем он снял пулемет с предохранителя и, зарядив ленту и прокричав нечто нецензурное, выпустил длинную очередь прямо кроне дерева. В воздух взмыли щепки и листья, вниз посыпались срезанные пулями ветки, а через мгновение на землю упало изуродованное и окровавленное тело Сергея.
   Руслан и люди, занявшие позицию на втором этаже, вжались в пол, услышав грохот пулемета. Несмотря на оглушительную стрельбу, свозь нее доносились матерные крики товарищей. Снизу раздались крики, вопли и плач женщин и детей. Руслан первым поднялся и, увидев, куда ведет огонь Мамули, приказал всем стрелять. Не теряя времени, он разбил стекло локтем и принялся палить из пистолета. Пули со свистом врезались в металл, высекая искры, отчего Мамули вжал голову в плечи и попытался перевести огонь на дом. Тут Анатолий, долго прицеливавшийся из своей винтовки, наконец, выстрелил. Пуля попала Мамули в предплечье, его кровь брызнула на броню. Тот завизжал и, закрывая рану рукой, скрылся в недрах броневика.
   - Саркис! - трясущимися руками Руслан с трудом нашел рацию, - мы уделали стрелка! Давайте!
   - Принял! - взволнованно крикнул Саркис и обратился к Владимиру, - Вова, вперед! Подорвем эту срань!
   Тот, кивнув, принялся быстро карабкаться наверх, порой перемахивая через ступеньки. Саркис лез следом, не отставая. Оказавшись на крыше, Владимир, чье сердце бешено колотилось, побежал к противоположному ее краю, попутно вынимая из кармана гранату. У Саркиса руки от волнения не слушались. С трудом он сумел вскарабкаться на крышу и последовал за товарищем.
   Внезапно голова Владимира взорвалась кровавым фонтаном и тело мешком повалилось на шифер. Саркис с удивлением и ужасом, пытаясь осознать произошедшее и смотря на распластавшееся тело друга с развороченным куском черепа, начал лихорадочно стирать кровь, забрызгавшую его лицо. Через секунду до него дошло, что Владимир погиб от пули. Он выхватил пистолет, лихорадочно высматривая стрелка, как вдруг послышался свист, и его грудь пронзила острейшая боль, наполняющая все тело. Все мышцы моментально свела судорога, ноги перестали его слушаться, и Саркис, чье сознание начало проваливаться в забытье, повалившись на кровлю, кубарем покатился с уклона крыши и упал вниз.
  
   ***
   Максим вместе с Лидией, до того занимавшиеся отвлечением существ от места боестолкновения, подогнали грузовик к многоэтажкам, располагавшимся неподалеку от коттеджа Виолетты. Оставив транспорт внизу, они по пожарной лестнице забрались на крышу, где снайпер занял удобную позицию для наблюдения и обстрела. Лидия же, стоя в стороне, следила за тылами, дабы существа не подкрались к ним незаметно. Винтовка снайпера, оснащенная ПБС, издавала приглушенные хлопки, которые быстро рассеивались и не могли быть услышаны на дальнем расстоянии. Наблюдая в оптический прицел как очередной маленький силуэт камнем упал с крыши, Максим какое-то время выжидал, готовясь к появлению новых противников. Но ничего, кроме двух неподвижных фигур, он больше не видел.
   - Босс, снял двоих на крыше, - доложил он в гарнитуру, - продолжаю наблюдение.
   - Принял! - сухо ответил Босс.
   Максим обернулся, глянув на Лидию, прикрывающую его со спины, которая так же вопросительно глядела на снайпера. Показав ей большой палец и, получив утвердительный кивок, он вернулся к наблюдению за домом.
  
   ***
   Руслан с волнением и надеждой глядел на броневик, ожидая взрыва, который все не происходил. Трясущейся рукой он поднес ко рту рацию и дрожащим голосом принялся вызывать. Однако в ответ ему была лишь тишина.
  
   ***
   Тем временем Сергей, перебинтовав руку Мамули, зло крикнул: "Ну, сейчас я вам устрою!", высунулся из люка и, схватив пулемет, принялся стрелять короткими очередями по окнам второго этажа. Никита поднялся во весь рост и успел сделать пару выстрелов, прежде чем крупнокалиберные пули разорвали в клочья его нижнюю челюсть и шею. Кровь обильным потоком принялась исторгаться из повалившегося на пол обезглавленного тела молодого парня. Виталий, увидев это, с воплем, бросив оружие, кинулся бежать к лестнице, ведущей на первый этаж. Руслан попытался было остановить его, но был вынужден припасть к земле, уклоняясь от свищущих над головой пуль. Пули выбивали щепки из стен и потолка, проделывая огромные дыры.
   Грохот пулемета заглушал вопли, доносящиеся снизу. Нина пыталась успокоить визжащих и плачущих детей, прижимая их к себе и закрывая им уши, руки ее сильно трясись, а сама она постоянно лихорадочно выкрикивала: "Господи, Господи!". Светлана и Екатерина пытались ей помочь, однако сами постоянно вжимались в пол, закрывая головы, после того как пули попадали в стену рядом с лестницей. Клавдия же, прижавшись к стене, непрерывно вопила, иногда разбавляя свою истерику нецензурной бранью. Ольга пыталась утешить сидящую на полу Лесю, которая, закрыв уши, раскачивалась взад-вперед, уставившись в одну точку. Филипп растеряно глядел на все это, не зная, что делать. Лишь Татьяна сохраняла спокойствие и, прижавшись к стене, бегающими глазами осматривала остальных. Когда Виталий сбежал вниз по лестнице и с ошалелым взглядом принялся орать в истерике, что все пропало и надо бежать, паника усилилась еще больше.
   Внезапно одна из девочек с визгом выбежала в открытую заднюю дверь и кинулась в сторону сарая. "Стой! Куда?!" - Нина, рыдая, бросилась за ней со всей скоростью, какой могла, но у нее получалось лишь неуклюже переставлять ноги, едва удерживая равновесие. Видя, как девочка забежала в сарай и скрылась в его недрах, она ускорила шаг и была уже на полпути, как вдруг почувствовала сильный удар и острую боль в бедре. Из проделанного пулей выходного отверстия в сторону полетели брызги крови и куски плоти. Неистово закричав и зажимая рану, из которой кровь выплескивалась обильными толчками, она, как подкошенная, завалилась наземь, принявшись конвульсивно дергаться.
   Виталий, выпучив глаза и заверещав, кинулся к ней, бормоча что-то нечленораздельное. Оказавшись рядом, он, быстро повторяя ее имя, протянул к ней трясущиеся руки. Но не успел он ничего понять, как пуля со свистом попала ему точно в шею. Из его рта раздался хрип, перешедший в бульканье, и из глотки хлынул поток крови. Виталий, обмякнув, упал на прямо на свою жену, пару раз дернув ногами. У наблюдавших за этим женщин поголовно началась истерика: они выли, кричали и рыдали. Все наперебой просили Филиппа что-либо сделать, но тот лишь растерянно вертел головой. Наконец, собравшись с мыслями, он громко приказал, чтобы все замолчали. В ту же секунду на первом этаже наступила тишина, даже Клавдия перестала кричать, лишь наверху слышался мат, а с улицы доносился грохот пулемета.
   - Это снайпер! - трясущимся голосом затараторил Филипп, - он не убивает, специально оставляет раненых, чтобы стрелять в тех, кто побежит их вытаскивать! Я читал про такое в этом, как его...
   - И что нам теперь делать!? - перебила его кричащая сквозь слезы Светлана.
   - Так, смотрите, - Филипп нервно облизывал губы, - он стреляет только когда кто-то выбегает из-за дома, значит, тут он нас не видит. Мы можем перелезть через забор, ну и дальше вниз по склону.
   - А как же они!? - Елизавета показала рукой на корчащуюся в агонии Нину.
   - Он прав, надо бежать! - заговорила Татьяна, единственная из женщин, сумевших сохранить хладнокровие, - им мы уже не поможем.
   - Верно! - подхватила Виолетта, - останемся тут и погибнем!
   - Тогда ты пойдешь первым! - со злостью крикнула Клавдия на Филиппа, - Показывай, что тот путь безопасный!
   Остальные принялись одобрительно поддерживать ее. Филипп, дрожа, осторожно подошел к двери, и, перекрестившись и вжав голову в плечи, кинулся бежать к забору. Мысли его путались, а от ожидания получить пулю в любой момент, сердце колотилось настолько сильно, что готово было выпрыгнуть из груди. Тем не менее, он добежал и, перекинув куртку через колючую проволоку, ухватился за край забора, пытаясь подтянуться, упираясь ногами в каменную кладку. Наконец, ему удалось вскарабкаться наверх, и Филипп смог перемахнуть на другую сторону. "Все чисто!" - закричал он что есть мочи. Остальные воодушевленно затараторили, решая, что делать дальше. "Я перенесу припасы!" - объявила Татьяна, и, не дожидаясь согласия и не слушая возражений, подхватила две большие сумки с наспех сложенными продуктами и медикаментами и побежала к забору. Предупредив Филиппа о том, чтобы он ловил баулы, она по очереди перебросила их на ту сторону, а затем сама стала карабкаться наверх. Спрыгнув вниз, Татьяна сразу же подбежала к Филиппу.
   - Слушай меня внимательно! - сказала она, схватив его обеими руками за лицо и держа его так, чтобы он смотрел ей прямо в глаза, - Бабкам с детьми там не выжить, твари пожрут их только так, они сами умрут и нас за собой утянут! А я не собираюсь умирать! Хватаем припасы и валим отсюда! В жопу их! Мы с тобой выживем!
   - Что ты, я так не могу! - заикаясь, замямлил Филипп, - ведь это неправильно!
   - Да ты тупой что ли?! - Татьяна с силой потрясла его, - Ты что, умереть ради них собрался? Зачем?! Давай свалим вдвоем, и мы справимся!
   - Извини, но нет, - Филипп высвободился из ее захвата и отошел на два шага назад, - вместе у нас больше шансов! Да и как мы бросим их! Там же дети... Как я потом буду смотреть людям в глаза?
   - Идиот! Мудак! - Татьяна сорвалась на визг, - Что ж вы все такие тупые! Тебя же убьют! Убьют вместе с ними!
   - Филя! - послышался с той стороны забора голос Елизаветы, - мы сейчас будем переправлять к тебе детей по очереди, помогай им там перелезать, хорошо?
   - Понял тебя! - отозвался тот, подходя к забору.
   - Ну и оставайся! Будешь медленно съеден заживо ради этих тугосерек! - Продолжала кричать Татьяна, потом подхватила одну из сумок с припасами, - А я не умру! Я останусь жить! Вы все умрете, а я спасусь!
   С этими словами она бросилась бежать вниз по склону, не обращая внимания на просьбы Филиппа остановиться и вернуться.
  
   ***
   Мецгер наблюдал несколько секунд за тем, как люди в панике покидают здание, после чего вышел на связь.
   - Босс, похоже, они бегут, - доложил он, - прикажешь перехватить?
   - Ни в коем случае! Пусть уходят! Нам не нужно, чтобы они заперлись в доме и отстреливались до последнего! В приоритете захватить топливо!
   - Понял тебя, ждем, - ответил Мецгер, наблюдая за тем, как Филипп помогает перелезать через забор маленьким детям. Недовольно сплюнув, он потянулся в карман за сигаретами, однако, едва нащупав их, передумал и продолжил наблюдение. Рита и Горан поинтересовались, что там происходит, но он лишь велел им сидеть тихо и не высовываться.
  
***
   Анатолий, вжавшись в пол и укрываясь за импровизированной баррикадой, выждал момент, когда пулемет перестанет стрелять. Молниеносно высунувшись и держа винтовку наготове, он собрался открыть огонь по стрелку. Однако Сергей, давно заприметивший его в том окне, заранее держал его под прицелом, выжидая момент. Когда Анатолий показался, ученый нажал на спусковой крючок. Две пули крупного калибра попали ему в предплечье, оторвав руку. Анатолий, с ужасом глядя на изувеченную конечность, нечеловеческим голосом завопил, повалившись на землю, корчась от боли.
   Внизу Данила, услышав крики сверху, заткнул уши руками, зарыдал, побежал в противоположный угол комнаты и забился там, съежившись. Ольга пыталась вывести на улицу Лесю, обнимая ее со спины, дабы в случае чего прикрыть собой от шальной пули. Однако, заметив истерику паренька, начала кричать ему, что пора бежать. Игнорируя все призывы подняться и отступать, Данила лишь продолжал рыдать.
   - Да плевать на него! - крикнула ей Виолетта, - валить надо!
   Ольга, недовольно глянув на нее, подвела к ней Лесю.
   - Спаси ее! - приказала она ей, а сама бросилась к Даниле, принявшись тормошить его и пытаться привести в чувства. Однако тот не реагировал ни на какие уговоры, продолжая стенать, закрывая уши. Виолетта какое-то время пыталась вразумить медсестру, но, поняв, что это бессмысленно, потащила Лесю к забору. Ольга с десяток минут старалась расшевелить парня: уговаривала, хватала за руку в попытке поднять, трясла за плечи. Но юноша только сильнее забивался в угол отказываясь повиноваться. Не выдержав, Ольга влепила парню пощечину, и строгим голосом потребовала бежать к выходу. Данила удивленно смотрел на нее пару секунд, потирая покрасневшую щеку. Наконец, он сорвался с места и бросился к выходу.
  
***
   Тем временем, Мецгер, выждав какое-то время после того, как Виолетта перелезла через стену, связался с Боссом, доложив ему ситуацию. Получив одобрение на штурм, он приказал Горану захватить покрывало, и они цепочкой, пригнувшись, направились к забору. Прикрыв покрывалом колючую проволоку, Мецгер при помощи товарищей перелез первым, держа автомат наготове. Не обнаружив противника, он приказал остальным перебираться к нему. Подойдя к заднему входу, он остался прикрывать тыл, пока Горан и Рита заходили в здание. Байкер двигался первым, держа перед собой обрез.
   Внезапно прямо навстречу ему выскочил Данила, уставившись на него испуганными глазами. От неожиданности Горан нажал на один из спусковых крючков, разнеся дробью пареньку череп в клочья. Проматерившись, он лишь удивленно смотрел на упавшее на пол тело подростка, из развороченного лица которого кровь заливала пол. Из ступора его вывел крик Ольги, которая, увидев это, подобрала с кухонного стола пистолет, направила его на Горана. Схватив оружие двумя руками и закрыв глаза, отвернувшись в сторону, она попыталась выстрелить. Однако пуля ушла в потолок, а оружие выбило у нее из рук отдачей. Горан тут же выстрелил в ответ, разрядив второй ствол своего обреза ей в живот. Ольга, вскрикнув, упала на пол, зажимая руками полученную рану.
   - Ах ты, свинота! - заорал Горан, перезаряжая обрез, - Да у нее пули в жиру застряли!
   Он успел сделать лишь пару шагов, когда с лестницы, ведущей на второй этаж, на него накинулся Дмитрий. Выбив у байкера оружие из рук и зажав его в углу, он принялся наносить ему мощные удары кулаком в лицо. Рита тут же вытащила нож и, подобравшись к нападавшему сзади, нанесла ему колющий удар в шею. Дмитрий захрипел, из раны и изо рта у него хлынула кровь. Однако он сумел в развороте ударить Риту локтем в лицо. Девушка, крикнув, отпрянула. Дмитрий, не давая ей возможности оправиться, сжал руками ее шею и начал душить. Видя перед собой его перекошенное лицо с искаженным окровавленным ртом, Рита, издав гортанный хрип, принялась колоть его ножом в живот. Когда тот ослабил хватку, она отпихнула Дмитрия от себя. Обессилев от потери крови, он завалился на пол, прижавшись спиной к стене. Размахивая руками, оставляя кровавые разводы на стенах, он попытался встать. Однако Рита, кинувшись к нему, продолжила колоть его в грудь и в живот.
   - Да когда ты уже сдохнешь! - истерично кричала она, нанося удар за ударом.
Дмитрий, напоследок успев ладонью заехать Рите по лицу, оставив кровавый отпечаток, после очередного удара издал протяжный хрип и окончательно затих.
  
   ***
   В это время Босс приказал Ларисе выдвигаться на штурм. Та схватила трос от лебедки, закрепленной на бампере броневика, и, пригнувшись, подбежала к калитке. Обмотав его вокруг железных прутьев и закрепив, женщина подала сигнал водителю. Тот, кивнув, резко сдал назад, отчего дверь вырвало из петель, и она с грохотом упала на асфальт. Лариса, вскинув автомат, вбежала внутрь, и, открыв входную дверь, ворвалась в здание.
   Босс же, ковыляя при помощи костыля, не спеша направился следом. Войдя на участок, он направился к лежащему возле дерева телу Сергея. Рассматривая превращенную в фарш, из которого торчали обломки костей, грудную клетку мужчины, Босс краем глаза заметил какое-то движение в стороне. Резко обернувшись, он не увидел ничего, кроме стоящего с открытой дверью сарая, внутри которого была темнота. Несколько секунд он пытался разглядеть что-либо внутри, никого не увидев, Босс медленно направился туда, желая проверить, что внутри.
   Внезапно у него над головой раздался звук бьющегося стекла и хруст досок. Развернувшись и подняв голову, Босс увидел, как Руслан, бросив перед собой монтировку, прыгает прямо на него. Он попытался увернуться, однако Руслан мощным ударом сбил его с ног. Выронив костыль и упав на спину, Босс закричал от сильной боли в поврежденной спине. Руслан, моментально придя в себя после падения и обретя равновесие, схватил лежащего Босса за грудки и, подняв его на ноги, снова отправил его наземь мощным ударом в челюсть. Тот упал и, побледнев от боли, мог лишь корчиться, шипя, не в силах пошевелиться. Руслан подхватил с земли монтировку и, встав над поверженным противником, замахнулся, готовясь нанести удар. На секунду, глядя в лицо лежащего на земле Босса, Руслан заколебался. Вспомнив Филиппа, друзей, родителей и тех, кто погиб за все время этого кошмара, он с силой зажмурился, и отвернул голову. Глянув еще раз на Босса, он опустил ранее занесенную монтировку.
   Выдохнув и выругавшись про себя, Руслан пригнулся и побежал к краю дома. Спрятавшись и выглядывая из-за угла, он принялся лихорадочно обстановку. В его голове потоком летели мысли, как еще можно задержать атакующих, дабы выиграть время для спасающихся женщин и детей. Внезапно за его спиной раздался выстрел. Руслан почувствовал ощутимый удар по пояснице. Сразу после этого резкая мучительная боль принялась разливаться по всему телу. В глазах потемнело, на лице проступил холодный пот, а ноги, перестав слушаться, начали подкашиваться. Руслан, постарался удержаться на ногах, но не смог. Он упал на спину, не в силах даже кричать от страшной боли, сводящей все мышцы. Дыхание стало перехватывать, отчего он принялся часто открывать рот, пытаясь поймать воздух.
   Босс, держа в руке дымящийся пистолет, превозмогая боль, стеная сквозь зубы, медленно и неуклюже поднялся. Подобрав костыль, он заковылял к раненному Руслану. Осмотрев корчащегося в агонии мужчину, Босс направил ствол ему прямо в голову. Палец его уже был готов надавить на спусковой крючок, как вдруг он остановился. "И не надейся - с мрачным торжеством подумал он про себя, - так просто ты не отделаешься! Твоя смерть не будет такой легкой! Сейчас ты поймешь, что калечить меня стало твоей самой большой ошибкой!" По лицу Босса расползлась зловещая улыбка, после чего он вышел на связь со своими людьми: "Сергей, Василий, немедленно подойдите ко мне!"
  
   ***
   Мецгер, зайдя внутрь, приказал Рите, помогавшей Горану подняться, проверить подвал, а сам направился к двери в импровизированный лазарет. Увидев вошедшую в дом Ларису, он подозвал ее, попросив прикрыть. Медленно открыв дверь, Мецгер сделал осторожный шаг в комнату. В нос ударило зловоние от пота и духоты, которым было пропитано помещение. Мецгер осмотрелся, приметив стол и несколько коек, на одной из которых неподвижно лежал человек под капельницей. Он сделал пару шагов по направлению к больному, но на него неожиданно с криками набросился мужчина со сломанной ногой, повалил его на пол и принялся душить. Мецгер попытался вырваться, но тот не ослаблял хватку.
   В этот момент в комнату ворвалась Лариса и, увидев происходящее, со всей силой ударила напавшего сапогом в сломанную ногу. Мужчина пронзительно закричал и получил сокрушительный удар прикладом автомата по голове. Громко мыча, он обмяк, и Мецгеру, наконец, удалось сбросить его с себя. Встав, потирая шею и поблагодарив Ларису, он вытащил свой мясницкий тесак. Подойдя к лежащему и стонущему на полу мужчине, двумя ловкими ударами Мецгер отрубил ему голову. Лариса тем временем подошла к лежащему больному. Осмотрев его и пару раз ударив по щекам, дабы убедиться, что он не симулирует, она выдернула катетеры из его рук, а затем вышла из комнаты, оставив мужчину умирать. Мецгер, вытерев тесак о висящее на спинке стула полотенце, также проследовал на выход, перешагнув через тело, чьи руки конвульсивно дергались, а кровь из перерубленной шеи уже заливала пол.
   Выйдя из лазарета, он направился на второй этаж. Лариса, заметив раненую Ольгу, которая лежала на полу, скуля и истекая кровью, закинула автомат за спину, и, облизнув губы, подошла ближе. Присев над ней на корточки, Лариса принялась водить ладонью по груди и животу медсестры. Та протяжно вскрикивала, когда девушка касалась ран от дроби. Напоследок проведя ладонью по ее щеке, Лариса достала нож, и стала маячить им перед лицом Ольги.
   - Давай так, хрюшка, - ехидно заговорила она, улыбаясь, - доползёшь до двери - сможешь уйти. Ну а нет - сделаю тебе липосакцию без наркоза!
   Громко рассмеявшись, она хлопнула ладонью самой большой ране, образованной кучным попаданием трех дробинок. Ольга истошно закричала. Лариса поднялась, наблюдая за тем, как девушка с трудом переворачивается на живот и, иногда вскрикивая от боли, пытается подняться и ползти. Устав наблюдать за медленным передвижением раненой Ольги, Лариса, рассмеявшись, с силой ударила ее ногой по заднице, от чего девушка упала на пол и завопила от боли.
   Внезапно со двора раздался истошный нечеловеческий вопль. Встрепенувшись, Лариса, сняв автомат с плеча, выбежала наружу. Подоспев на крики, она в недоумении остановилась, увидев перед собой вкопанный в землю заостренный кол, взятый из баррикады перед домом. На этот кол был нанизан корчащийся в агонии и дергающийся в конвульсиях Руслан. Острый конец кола выходил у него из правого плеча, ноги мужчины едва касались земли. Рядом стоял Босс, восторженно наблюдая за корчащимся Русланом и истерично хохоча. Поодаль стояли Сергей и Василий, отвернувшись и стараясь не наблюдать этой жуткой картины.
   ***
   Темный подвал встретил незваных гостей сыростью и холодом. Горан шел впереди, при помощи фонарика освещая дорогу перед собой. Матерясь, он потрогал челюсть, куда его ударил Дмитрий.
   - Что, сильно болит? - спросила его шедшая позади Рита.
   - Этот козел походу мне зуб сломал, - недовольно бросил Горан.
   - Фига... Сочувствую.
   Спустившись вниз, байкер принялся водить лучом фонаря по стенам, осматривая полки и стоящие на них склянки. Внезапно из глубины подвала раздался грохот упавшей на пол металлической бочки. Резко направив свет в ту сторону, Горан увидел побледневшего Станислава, смотрящего на вошедших дикими глазами. Его дрожащие руки сжимали перед собой гранату. Рядом с ним стояли жестяные бочки. Одна из них лежала на боку, выплескивая на пол топливо, запах которого тут же разносился по помещению. Вскрикнув, Станислав выдернул чеку и вытянул гранату перед собой.
   - Эй, ты совсем дурной? - голос Горана задрожал, и он начал медленно пятиться назад, - ты чего творишь? Мы ж сейчас взлетим!
   - Ведите меня к своему главному! - истерично прокричал Станислав.
   - Хорошо, хорошо, только успокойся! - Байкер сделал успокаивающий жест рукой, показывая, что все в порядке.
  
   ***
   Максим наблюдал через оптику за захватом дома. Когда он убедился, что Босс со своими людьми успешно закончили операцию, он перенес свое внимание на окрестности. Заметив, что практически отовсюду к месту схватки стекаются толпы зараженных, снайпер отложил винтовку, дабы связаться с остальной группой.
   - Босс! - взволнованно доложил Максим, - твари уже на подходе.
   - Хреново! - ответил тот, - сколько у нас времени.
   - Трудно сказать, минут двадцать, может меньше.
   - Тогда быстро давайте к нам, вывозим топливо и валим.
   Утвердительно ответив, Максим в двух словах объяснил задачу Лидии. Девушка, как обычно не издала ни звука, лишь утвердительно кивнула головой. Она первой принялась слезать вниз по шатающейся ржавой пожарной лестнице. Следом, убедившись, что все чисто, на землю спустился Максим. Забравшись в грузовик и заведя его, они направились к захваченному дому.
  
   ***
   Дослушав доклад, Босс громко объявил о приближении существ. Приказав всем пошевеливаться в сборе припасов, он принялся ковылять по участку. Оказавшись на заднем дворе, Босс, опираясь на костыль, подошел к телам убитой пожилой пары. Осмотрев мертвецов, он потребовал принести ему стул, однако на полуслове его перебил выбежавший из задней двери Горан.
   - Босс - взволнованно сообщил байкер, - у нас проблема!
   Тот недовольно поинтересовался, что произошло, однако Горан не успел ничего сказать. В следующую секунду Рита вывела из дома побледневшего и трясущегося Станислава, который по-прежнему сжимал в руках гранату. Увидев его, Босс лишь рассмеялся. Станислав пялился на него непонимающими глазами. Заметив насаженного на кол Руслана, он вскрикнул, а потом снова перевел взгляд на истощенного человека в черном плаще.
   - Хочешь, я разобью тебе сердце? - ехидно спросил Босс, улыбаясь и подходя к нему ближе.
   Станислав не отвечал, лишь испуганно смотрел на него выпученными глазами, раскрыв рот.
   - Граната учебная! - Босс перевел взгляд на черный металлический шар в его руках.
   - Что? - вскрикнул Станислав, - Нет!
   - Но это так. Черные гранаты - учебные, зеленые - боевые.
   Станислав вскрикнул, принявшись бешено озираться по сторонам.
   - Успокойся, - елейным голосом произнес Босс, указывая рукой в сторону, - выброси ее, и можешь валить.
   Трясущиеся руки Станислава не смогли более удерживать гранату. Протяжно взвизгнув, он разжал пальцы, выпустив ее на землю. Немного откатившись, граната разорвалась, издав легкий хлопок и выпустив струйку дыма. Посмотрев на нее какое-то время, мужчина, побледнев и едва не плача, посмотрел на улыбающегося Босса.
   - Можешь идти, - спокойным умиротворяющим голосом повторил Босс, подойдя к нему почти вплотную.
   - А куда же я пойду? - заикаясь, произнес Станислав.
   - Это разве мои проблемы? - удивился Босс, - сказано же, катись.
   - В одиночку без оружия - это все равно, что смерть! - взмолился Станислав, - примите меня к себе в группу, прошу вас!
   Горан удивленно присвистнул, а Лариса ехидно рассмеялась.
   - Ты серьезно? - Босс, улыбаясь, наклонился прямо к его лицу, - мы только что вырезали твоих друзей, а ты хочешь к нам?
   - Они мне не друзья! - крикнул Станислав, зажмурившись и отвернувшись в сторону, после чего, запинаясь, затараторил, - я сам думал свалить от них, ведь они были слабые. А вы же способны за себя постоять и знаете, как выжить!
   - А кто тебе сказал, что ты нам нужен? - грубо перебил его Босс, - даже будь ты суперменом, где гарантии, что в отместку ты не перережешь нам глотки во сне? Так что пошел вон!
   Станислав, стараясь не смотреть ему в лицо, принялся умолять выслушать его, но пересохшее горло и заплетающийся язык выдавали лишь череду бессвязных звуков. Его прервала возня и женские крики, доносящиеся из дома. Вскоре Мецгер выволок на улицу визжащую и рыдающую Алену, пытающуюся кричать о том, что она беременная. Однако каждый раз попытки что-либо сказать захлебывались в ее плаче. Подтащив ее поближе, Мецгер бросил женщину рядом со Станиславом.
   - Зацени, еще одна пряталась наверху, - запыхавшись, произнес он, потирая оцарапанную руку, - что будем с ней делать?
   - А что с ней делать? Пусть катятся с этим дауном куда подальше, - раздраженно бросил Босс, отходя в сторону.
   Женщина, продолжая истерично рыдать, принялась цепляться за ногу Станислава. Тот пытался грубо отстраниться, но, заметив на себе грозный взгляд Босса, замер как вкопанный.
   - Давайте, может, ее себе возьмем? - заявил подоспевший Мамули, на плече которого красовалась свежая повязка.
   - Я все, конечно, понимаю, но это уже перебор. Ты какой-то извращенец, мне это крайне нравится. - грозно упрекнул его Босс, однако, задумавшись на мгновение, обратился к Станиславу, - Так ты реально хочешь к нам?
   - Да, да! - закивал тот.
   - Тогда ты будешь обязан выполнять мои приказы беспрекословно. И вот тебе первый! - лицо Босса расползлось в улыбке, - убей ее.
   - Что? - Станислав растерянно смотрел на него, часто моргая.
   - Убей ее, докажи, что предан мне во всем, - повторил Босс, глядя ему прямо в глаза.
   - Как, но я не могу...
   Алена, наконец, поняв, что речь идет про нее, истошно закричала и попыталась подняться, но Мецгер ударом ноги отправил ее на землю.
   - Все просто, либо убивай ее, либо забирай и вали. Времени на раздумье у тебя немного. - равнодушно произнес Босс и обратился к остальным, - А вы чего встали? Живо забирайте топливо и валим.
   - Но... У меня даже оружия нет... - промямлил Станислав.
   Босс, не скрывая раздражения, поддел носком ботинка увесистый камень и подтолкнул его к ногам Станислава.
   - У тебя есть руки, и этого достаточно, - пренебрежительно бросил он, - либо убивай ее, либо забирай и вали. Время идет.
  
   ***
   Филипп, подхватив оставшуюся сумку с припасами, бежал впереди остальных. Женщины, некоторые из которых несли детей на руках, двигались следом. Вскоре им удалось добраться до опушки леса, где, помимо кустарников и высоких трав, росли редкие ели и сосны. Увидев поросшее мхом трухлявое упавшее дерево, Филипп из последних сил бросился к нему. Едва добравшись до поваленного ствола, он бросил сумку рядом, а сам облокотился на него, тяжело дыша и вытирая со лба пот. Приятный запах трав, папоротников и хвойных придавал сил. Однако вскоре послышалось противное жужжание слепней, которые начали маячить у него перед лицом. Кое-как отогнав их, Филипп сел на ствол дерева, подперев руками голову. Женщины, нагнав его, также принялись располагаться на привал: Виолетта с Елизаветой уселись рядом с Филиппом, принявшись переводить дух. Леся без сил рухнула на траву, и Екатерине пришлось ее поднимать. Клавдия, прислонившись к тополю, растущему неподалёку, принялась протяжно выть, слезы катились по ее щекам одна за другой. Остальные пытались успокаивать вновь расплакавшихся детей.
   - Вроде оторвались, - немного отдышавшись, проговорил Филипп, - не вижу, чтобы за нами кто-либо шел.
   - И что теперь будем делать? - взволновано спросила его Елизавета.
   - Мне на ум приходит только одно - это пойти в тот лагерь, о котором говорилось в автоматической оповещалке.
   - Я же уже сто раз поясняла, что это какой-то развод и кидалово! - раздраженно бросила Виолетта.
   - У нас есть выбор? - Филипп удивленно развел руками, - в город мы не пойдем - там эти твари, обратно мы тоже не можем вернуться, поскольку там эти психи. Есть идеи получше?
   - Тогда давайте двинем через лес по окраине города, - предложила Елизавета после короткой паузы, - так мы выйдем к железнодорожным путям.
   - Нет, это исключено, - Филипп замотал головой, - когда мы ходили за оружием, то видели на полях десятки бродящих там тварей. Думаю, они еще могут быть там.
   - Но в лесу-то их не должно быть? - с сомнением спросила Виолетта.
   - Откуда я знаю? - Филипп пожал плечами, - по идее, не должно быть, но кто знает?
   - В таком случае, если мы пойдем на юго-восток вдоль опушки, то выйдем на станцию Константиновка - указала в том направлении рукой Светлана, - мы, когда с мужем за грибами ходили, постоянно шли до нее, а обратно ехали на электричке.
   - Сколько дотуда?
   - Километров десять где-то.
   - Отлично, это идея! - обрадовался Филипп, слезая с бревна, - тогда надо двигать, скоро уже будет смеркаться.
   - Сдурел что ли? - огрызнулась Екатерина, - дети устали, мы тоже, в таком состоянии мы далеко не пройдем!
   Филипп хотел что-то сказать, однако видя бледную, смотрящую не моргая в одну точку Лесю, продолжающую рыдать Клавдию, которую за руку безуспешно пытался теребить ее сын, так же готовый вот-вот расплакаться, он понял, что это бесполезно.
   - Эй, у меня нет желания провести тут ночь! - попыталась возражать Виолетта.
   - И чего ты от меня хочешь? - раздраженно ответила Екатерина, - в таком состоянии мы далеко не уйдем.
   Фыркнув, Виолетта умолкла, скривив губы. Филипп, присев на землю, открыл сумку и принялся осматривать, какие припасы удалось спасти.
   - Вы что наделали! - закричала вдруг сорвавшаяся с места Клавдия, - Это все ты виноват!
   Подбежав к Филиппу, который неуклюже попытался встать, бормоча что-то в ответ, она схватила его за грудки и начала трясти. Ее сын попытался, громко плача, успокоить ее, но женщина лишь грубо велела тому молчать. Остальные дети, которых кое-как удалось угомонить усилиями Светланы и Елизаветы, снова принялись кричать, прячась за спинами женщин.
   - Из-за тебя Олежа погиб! Из-за тебя его убили! - неистово визжала Клавдия, - пока вы не пришли, ничего этого не было!
   Виолетта, возмущаясь, кинулась на помощь парню, призывая женщину успокоиться. Однако Клавдия лишь отвесила ей пощечину.
   - А ты вообще заткнись, тварь! Это из-за тебя эти скоты нас убивали!
   Виолетта, охнув, отшатнулась и, яростно закричав, попыталась ударить ее в ответ. Но, Клавдия выхватила из-за пояса Филиппа пистолет, принявшись размахивать им, переводя с одного человека на другого. Виолетта испуганно отпрянула, выставила перед собой руки и начала просить женщину успокоиться. Остальные выжившие так же, занервничав, попытались вразумить Клавдию.
   - Сволочи! Вы все сейчас тут ляжете! - истерично кричала она, тыча в людей оружием, - вы мне за все ответите!
   - Да уймись ты! Тут же дети! - плача, кричала Светлана.
   - Клава, давай успокоимся? - как можно спокойнее попыталась говорить Елизавета, осторожно подходя к ней, - ты же не хочешь кого-то ранить?
   - А ты не лезь! - гаркнула та в ответ и перевела пистолет на Филиппа, - Зачем вы только испортили все своим приходом?! А ну, отвечай мне!
   - Он не виноват, - попыталась заступиться за парня Елизавета, подходя еще ближе и кладя руку на плечо женщине, - прошу, опусти оружие и ...
   - Я же сказала, не лезь! - истошно закричала Клавдия, с силой сбрасывая с себя руку и, переведя оружие на докторшу, нажала на спусковой крючок. Оглушительный выстрел раскатился по всей округе, поднимая в воздух пару ворон. Елизавета вскрикнула, держась руками за окровавленный живот, и осела наземь. После секундной паузы раздался душераздирающий вопль смешавшихся воедино голосов выживших женщин и детей. Леся, громко скуля, поползла в кусты. Светлана и Екатерина, закрывая собой детей, принялись истерично кричать и успокаивать Клавдию. Виолетта же, недолго думая, бросилась бежать в лес. Филипп, на секунду обернувшись на нее, заметил, что Клавдия направила дуло на него.
   Испуганно закричав, он бросился в чащу вслед за Виолеттой. Из-за спины до Филиппа раздалась пара оглушительных выстрелов, после каждого из которых он вжимал голову в плечи. Клавдия, пыхтя, неуклюже бежала за ними, крича и извергая проклятия. Внезапно она споткнулась о выступающий из земли корень и с кряхтением, размахивая руками, повалилась наземь. Машинально выставив правую руку с оружием перед собой, стараясь смягчить падение, Клавдия навалилась прямо на нее, и внезапно раздался выстрел. По ее бедру начала разливаться адская боль, пронзающая все тело. Крича и матерясь, она попыталась перевернуться на спину. Кровь теплым потоком принялась хлестать на ногу, пропитывая одежду. Не успела Клавдия осмотреть рану, как со спины раздался протяжный вопль зараженного. Обернувшись, она увидела, как к ней приближается существо с обезображенным кластерными отверстиями лицом. За ним ковыляли еще несколько зараженных, привлеченные криками и звуками стрельбы. Клавдия, истерично крича, пробовала ползти, но сильная боль в поврежденном бедре не позволяла ей быстро двигаться. Доковыляв, существо навалилось на женщину, которая, вереща, отчаянно пыталась отбиваться. Резко дернувшись вперед, тварь вгрызлась Клавдии в щеку, и, под ее оглушительные вопли, принялась выдавливать ей глаза.
   Екатерина, занятая осмотром раненой Елизаветы, услышав выстрелы и крики, осторожно направилась в лес оценить обстановку. Пройдя несколько метров, она вскрикнула, увидев среди деревьев надвигающихся на нее зараженных. Сперва ей удалось насчитать лишь несколько существ, однако из чащи продолжали появляться все новые и новые твари. Среди них докторша заметила одно необычное создание. Его голова на удлиненной шее имела признаки гидроцефалии. Помимо двух черных, лишенных белков глаз, еще один находился справа на лбу. Тварь была полностью обнаженной. Ее непропорциональные руки, имевшие только четыре когтистых пальца, доходили практически до земли. На груди справа находилась еще одна рудиментарная конечность. Кроме того, тварь имела две дополнительных ноги, растущих со спины. Ступни у существа отсутствовали, как и следы какой-либо ампутации. Оно передвигалось на обтянутых кожей культях, заканчивающихся костяными наростами. Остановившись и заметив Екатерину, оно вскинуло руку, указав на женщину пальцем. Протяжно завопив, тварь сорвалась с места и с огромной скоростью, ломая ветки и небольшие деревья, понеслась прямо на женщину. Закричав и едва не споткнувшись, та принялась бежать прочь.
   Услышав странный крик, Филипп остановился, пытаясь прислушаться и понять, что произошло. Однако он слышал лишь визжание и шипение зараженных, надвигающихся со всех сторон.
   - Ты чего встал! - крикнула ему Виолетта, заметив, что Филипп отстал.
   - Слышала?! - взволнованно крикнул он, указывая в сторону, откуда они прибежали, - там жесть какая-то началась!
   - Да насрать на этих тупорылых! - проматерилась Виолетта, - они свой выбор уже сделали! Если делать нехрен, то иди, возвращайся и рви жопу!
   Не став дожидаться ответа, девушка побежала прочь. Филипп секунду колебался, но, видя, что кольцо зараженных смыкается все ближе, бросился за ней следом.
  
   ***
   Постепенно на городок стали спускаться сумерки. Небо становилось все темнее и темнее, поднимался холодный ветер. Руслан, придя в себя, еле-еле открыл глаза. От адской боли, сковывающей все тело, он окончательно лишился рассудка и плохо соображал, что происходит вокруг него. Приложив нечеловеческие усилия, Руслан смог открыть глаза. Небольшая группа зараженных столпилась вокруг тела Саркиса, жадно поедая его с отвратительным чавканьем. Другая группа существ вереницей медленно проникала в здание через распахнутую входную дверь. Еще несколько тварей бесцельно бродили во дворе, мыча и иногда подергиваясь.
   Слева Руслан заметил пару желтых светящихся глаз, которые, не моргая, смотрели прямо на него. Сфокусировавшись, он заметил уродливое создание, когда-то бывшее женщиной, чье тело было неестественно искривлено как при сильном лордозе. Осунувшееся лицо и длинные тонкие пальцы обильно покрывала кровь. Лишь белый халат и шапочка с красным крестом выдавали в ней бывшую медсестру. Через некоторое время существо плавно, но в то же время стремительно приблизилось к Руслану, продолжая пристально рассматривать его. Затем тварь медленно протянула руку, аккуратно положив ее на его бедро мужчине. Прождав еще пару минут, продолжая смотреть ему прямо в глаза, медсестра, не дождавшись реакции с его стороны, зашипела и, с силой сжав руку, потянула Руслана вниз, еще глубже насаживая его на кол, от чего адская нестерпимая боль вновь пронзила все его тело. Протяжный оглушительный вопль Руслана, последовавший следом, разнесся по всему городу, нарушая ночную тишину.
   ***
   Станислав, сидевший, прижавшись к стене, резко встрепенулся, услышав раздавшийся вдалеке крик.
   - Ты чего? - спросил его Горан, который расположился рядом и доедал открытую банку тушенки.
   - Ничего, - буркнув, отмахнулся от него Станислав, укрываясь курткой поплотнее.
   - Лучше поел бы.
   - Не хочу, - Станислав отвернулся к стенке.
   - Все еще переживаешь из-за той бабы? - усмехнулся Горан, - привыкай, еще и не такое вытворять придется. Мы пойдем на все ради выживания. Все мы тут с длинной и сложной историей. Все брошенные, преданные, обманутые, короче говоря, отверженные. А раз общество решило, что может поступать с нами как хочет, значит, и мы будем действовать, не считаясь со средствами!
   - Ты все сказал? - недовольно гаркнул на байкера Мецгер, - доедай быстрее и бегом спать. Завтра на рассвете выходим.
   Горан лишь недовольно отмахнулся и продолжил уплетать тушенку, иногда морщась от боли и хватаясь за поврежденную скулу, вспоминая нецензурной бранью напавшего на него Дмитрия.
   - А ты чего расселся просто так? - Мецгер пнул ногой Станислава, отчего тот, зашевелившись, недовольно завыл, - Раз жрать не хочешь, то давай приберись тут и ведро помойное вынеси!
   - А почему я? - попытался огрызнуться мужчина, но, наткнувшись на грозный взгляд Мецгера, отвел глаза в сторону.
   - А почему не ты?! Если что-то не нравится - вали, откуда пришел, никто не держит!
   Станислав, скорчив недовольную физиономию, утвердительно пробурчал в ответ. Поднявшись, принялся собирать в пакет банки, бутылки и прочие отходы, оставшиеся после ужина. Внезапно к нему в лицо прилетел комок из черной ткани. Отпрянув, Станислав схватил неизвестный предмет, пытаясь понять, что это, однако в нос ему ударил крайне неприятный запах.
   - И постирай носки мне! - громко смеясь, крикнула ему Лариса и принялась о чем-то беседовать с Мецгером.
   Закончив осматривать раненную руку Мамули, Сергей собрался менять повязку Игорю, но тут со второго этажа спустился Босс, приказывая ему немедленно подняться. Попросив водителя подождать, тот поспешил наверх. Рита сидела в углу рядом с плачущей Лидией, гладя ее по голове и уговаривая хоть немного поесть. Заметив, что Мамули направляется на улицу, она тихонько подозвала его.
   - Я реал удивился, что ты решила вернуться к нам, а не остаться с теми чуханами, - обратился к ней парень, подходя ближе, - я думал, ты конкретно бомбанула из-за того, что случилось...
   - Не могла же я ее бросить, - перебила его Рита, кивая на плачущую девушку, - да и некоторые из вас все-таки мне ближе, чем родная семья. А те уроды все равно были трупами. Не мы, так другие или твари их бы прикончили.
   - Это точно, так бы и было... - Мамули нервно засмеялся, затем принялся нервно тараторить - Послушай, я правда не имею отношению к тому, что было в той квартире. Серега выскочил, сказал, типа ты сдохла, запер дверь и побежал. Я растерялся, не знал, что делать, ну и... В общем, что мне еще оставалось-то?
   - Правда? - Рита удивленно приподняла правую бровь, - Сергей утверждал, будто это ты сказал, что я погибла.
   - Да что ты. Я ж тогда пересрался, я б и двух слов связать не смог, ты ж знаешь.
   - Что ж, спасибо, - Рита слегка улыбнулась, - я верю тебе.
   - Ну... Тогда я пойду спать? - робко спросил Мамули, отходя в сторону.
   Рита кивнула и уставилась на пляшущие на потолке тени, создаваемыми разведенным в бочке костром. "Хоть ты дурак, озабоченный и местами трус, - думала Рита про себя, - но все же на такую подлость ты не способен. Я знаю, как ты дорожишь женщинами, и что ты ни за что бы не избавился от меня. Нет, я знаю, кто это сделал, знаю. И будь уверен, Серя, я еще заставлю тебя пожалеть об этом. Горько пожалеть!" Девушка прислонилась к стенке, закрыв глаза.
   Босс расположился на коробках, обсуждая с Максимом, стоявшим возле окна, детали завтрашнего выдвижения. Снайпер подытожил, что припасов и топлива им теперь хватит надолго, и предложил выступать рано утром. Заметив поднявшегося Сергея, Босс пригласил его присоединиться к беседе.
   - И все-таки я не понимаю, нахрена мы этого придурка с собой взяли? - недовольно бросил ученый, - он же нам проблем создаст.
   - Не переживай. Он будет нам полезен. На крайний случай, если все будет плохо, то пока его будут кушать, мы успеем сбежать, - усмехнулся Босс.
   - Ну, если так...
   - А пока этого не произошло, я бы хотел, чтобы ты приглядел за ним, - произнес Босс, глядя прямо в глаза ученому, - И я имею в виду, чтобы ты глаз с него не спускал! Если подумаешь, что он что-то затеял, сразу же сообщи мне.
   - Угу, - пробурчал Сергей, - это все?
   - А, я еще спросить-то хотел ... - задумался Босс, - что у вас там за фигня с Ритой случилась на вылазке?
   - Да... Ничего такого, - промямлил Сергей, стараясь отвезти глаза, - она там притупила что-то, да и чуть всех нас не угробила. Я думал, она уже того, погибла. Соответственно, что нам оставалось? Только себя спасать!
   - Правда? - по лицу Босса расползлась зловещая улыбка, - Ну смотри сам... Тебе же с ней теперь разбираться.
   Сергей не ответил и поспешил удалиться на первый этаж, чтобы закончить перевязку Игорю. Максим поинтересовался у Босса, не пора ли группе готовиться ко сну. Тот, ответив утвердительно, попросил товарища спуститься вниз и передать остальным, а также сообщить им о завтрашнем выступлении ранним утром. Утвердительно кивнув, снайпер оставил Босса на втором этаже в одиночестве. Пару минут он сидел неподвижно, пялясь в стену без единой мысли. Наконец, Босс поднялся, игнорируя сильную боль в поврежденной спине, и, стараясь не наступать на травмированную ногу, проковылял к окну. Опершись на узкий подоконник, он стал рассматривать бродящих под окнами зараженных. "Наконец-то, этот бородатый хер получил по заслугам, и завтра мы покинем этот сраный город! - ликовал про себя Босс, - А вскоре остальные тоже заплатят за содеянное. И когда я доберусь до них, то заставлю пожалеть о том, что они родились на свет!" Закончив любоваться бродячими тварями под окном, он с мрачным удовлетворением в душе направился к своей койке и придался сну.
  
   ***
   Несколько часов Филипп с Виолеттой продирались через лес, не разбирая дороги. Ночь давно опустилась на землю, становилось все холоднее. Со всех сторон слышался гомон зараженных, однако встречи с ними удавалось избежать. Наконец, они выбрались на асфальтированную дорогу. Филипп остановился, согнулся и уперся руками в колени, стараясь отдышаться и вытирая пот со лба. Морщась от боли в левом боку, он осмотрел окрестности. Заметив странный длинный силуэт, оказавшийся съехавшим в кювет грузовиком, Филипп окликнул Виолетту, которая уже перебежала дорогу и спешила скрыться в лесу. Предложив использовать кабину в качестве укрытия на ночь, он приблизился к грузовику.
   Машина слегка наклонилась на бок, ее правое колесо находилось на дне кювета. Бампер и решетка радиатора были перепачканы давно засохшей кровью. Дверь у водительского сиденья оказалась открыта, но никаких следов шофера не наблюдалось. Филипп первым забрался внутрь. Температура в кабине соответствовала уличной. Поежившись, юноше пролез в перед и уселся на дерматиновое сиденья, которое неприятно поскрипывало. Виолетта, забравшись следом, захлопнула за собой дверь. Кое-как устроившись, она принялась вытирать пот с лица и восстанавливать дыхание. Несмотря на то, что они закрыли все двери, до них доносился приглушенный вой зараженных.
   - Надо было вернуться и помочь им... - шепотом пробормотал Филипп, уставившись в пол, - как мы могли их бросить...
   - Чувак, ты совсем дурак? - огрызнулась Виолетта, - они нас выгнали, грозились грохнуть, забыл?
   - И что? Там же дети! - не унимался Филипп, - Руслан бы...
   - Он сдох! - чуть не плача, крикнула Виолетта, - забудь ты про них! Нам самим сейчас спастись надо!
   Филипп замолчал на несколько секунд, вглядываясь в темноту, где уже едва можно было различить силуэты близ стоявших деревьев. Он пытался отогнать от себя мрачные мысли о судьбе Руслана и всех остальных, но доносившиеся из чащи вопли зараженных мешали ему сосредоточиться.
   - А может, нам и не стоит выживать? - наконец, произнес он, - нас ведь все равно убьют... Что эти твари, что другие люди...
   - Дело твое, - Виолетта отвернулась в сторону, - я просто так помирать не собираюсь!
   - Так и куда мы пойдем? Что предлагаешь делать?
   - Не знаю, разберемся! - нервно отмахнулась Виолетта, - а пока давай просто подождем утра.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"