Яшуничкина Нина Яковлевна: другие произведения.

Как девушки становятся ведьмами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Яркий живой рассказ о том, чего хочет каждая девушка - настоящей любви и немножко чудес!


  
   КАК ДЕВУШКИ СТАНОВЯТСЯ ВЕДЬМАМИ,
   сказка о современной Золушке и прекрасном принце. В сказке много неожиданных поворотов и волшебных приключений.
  
   Лера мчалась с работы , как угорелая в надежде успеть хотя бы к середине любимого телесериала, но её 18-й троллейбус на площади Белорусского вокзала продирался через привычную вечернюю пробку как-то особенно долго. А когда троллейбус на Сущёвском валу влился в третье транспортное кольцо, то, проявив автосолидарность с другими транспортными средствами, встал окончательно. Лера подумала, что если б она поехала с работы на большой сказочной транспортной черепахе, то вряд ли бы получилось медленнее. Потом она подумала, что на любимый сериал она безнадёжно опоздала, и что, в таком случае, лучше всего было бы прогуляться четыре остановки до дома пешком, а заодно зайти в магазин купить на ужин чего-нибудь вкусненького. Так она и сделала: она с удовольствием прогулялась по улицам, зашла в магазин и взяла банку клубничного десерта, сыр "Бри" и батон свежего хлеба. А заметив на полке банки с малюсенькими маринованными огурчиками, она просто почувствовала, как замечательно они будут хрустеть на зубах и прихватила сразу две банки. За огурчиками потянулась банка со сладкой кукурузой. За кукурузой - пачка печенья. "Стоп" - сказала себе Лера - а она была девушкой в высшей степени рассудительной - и пошла к кассе. Она шла к кассе, но ей казалось, что что-то она, всё-таки, забыла взять, поэтому она напряжённо осматривала полки. "Так, хлеб взяла, сыр, десерт, печенье. Что же ещё?" Вперёд она естественно не смотрела и конечно же наткнулась на парня стоящего перед стеллажом с журналами. Она вежливо извинилась, но внутри прорвалось раздражение, которое пустило первые ростки в её душе, когда шеф за 10 минут до окончания работы попросил её подготовить к завтрашнему утру пакет документов на покупку множества разных видов бумаги для маленького магазинчика " Офис. канцелярские принадлежности", в результате чего она задержалась в офисе после окончания рабочего времени, выполняя задание шефа. Но через полчаса подумала, что это беспардонная эксплуатация - сам шеф отвалил секунда в секунду, а ей здесь горбаться! - и , решив, что завтра всё успеет сделать, вылетела из офиса, как пробка из бутылки шампанского, рассчитывая, как вы уже знаете, посмотреть хотя бы кусочек "своего" телесериала. Потом эти вечные заторы на Белорусской! И вот теперь этот памятник Новому Русскому Барану делает вид, что знает буквы! Вот буковка бе-е, вот буковка ме-е. Лера и сама не поняла почему "новый русский" - обыкновенный парень лет двадцати семи. Вдобавок, она много раз думала, почему она с таким высокомерием относится к людям, которые покупают глянцевые журналы, и всегда приходила к решению, что это чувство совершенно нелогично, так как она сама, время от времени, с удовольствием рассматривала замечательные манящие фотографии божественно красивых флаконов духов, великолепные модные коллекции и аксессуары и, засыпая, любила помечтать, например, о том, как она в шикарном наряде подъезжает на красном "Феррари" к своему офису и, сначала разумно оформив все документы на увольнение, на последок не сдерживается и говорит своему самодуру-шефу, помахивая плотно сжатыми пальцами правой руки, как будто отгоняя мошку:
   - "А вы на что, собственно, рассчитывали, Олег Сергеевич, когда женились в свои 50 на 25-ти летней девушке? Насмотрелись в телевизоре на богатеньких старикашек? Так они богатые! А вас за что любить? Вы не распределяете роли в театре. У вас только и была - квартира! Но вы, вопя о том, как некрасиво ведут себя ваши дети, и, причитая, что о вашей, такой замечательной, такой доброй и любящей Мариночке, которая родила вам такого прекрасного сына, кроме вас не кому позаботиться, отписали свою квартиру ей. После чего оказалось, что оснований жить с вами у вашей белой и пушистой жёнушки больше нет. Что ребёнок вовсе не ваш. Что его папаша - здоровый 26-летний бугай из Мариночкиных родных Зажёпкиных Выселок, который три года мечтал о воссоединении со своей Мариночкой и её отпрыском. Но рок в виде службы исполнения наказаний, определивший его на 2 года за мошенничество в зону под---- препятствовал осуществлению бугаёвской мечты. Наконец звёзды сложились. Бугай с чувством глубокого удовлетворения воссоединяется со своим семейством в бывшей вашей, а теперь Мариночкиной квартире. И она совершенно не против данного расклада. Даже - за. И теперь вы, Олег Сергеевич, ненавидите всех молодых девушек. Но нас, трёх ваших сотрудниц, вы ненавидите совершенно зря - мы бы с вами не переспали и за миллион долларов". Как было бы здорово видеть, как он шлёпает своими толстыми рыбьими губами, втягивая воздух в желании что-то ответить этой шикарной нахалке, и не находя ответа. А потом с рёвом газануть под его окном, отъезжая на своём красном "Феррари".
   Шефа Лера не любила. И, хотя пуританством не отличалась, не понимала, что даёт основание этим старым, виагрически-похотливым дядечкам так гордиться собой. В зеркало они не смотрятся, что ли?
   Но вернёмся к происходящему в магазине. И так Лера шла к кассе, размышляя о том, что "новые русские" стали выглядеть вполне респектабельно. - Ну почему она решила, что парень - "новый русский"?! - Что они, может быть, и все буквы выучили. Что парень очень даже ничего, и она с удовольствием бы с ним познакомилась бы поближе. А может быть и ещё поближе. Что она на него, вобщем, запала.
   Лера заняла очередь в кассу и стала рыться в своей огромной сумке в поисках кошелька. Она признавала только огромные сумки и только изящные маленькие кошельки. И, хотя действия свои она старалась тщательно продумывать и не совершать опрометчивых импульсивных поступков, в сумках у неё всегда царил форменный бардак. Лера, наконец ,нащупала в этом бардаке свой великолепный бордовый с тиснением кошелёк "от Диора", когда услышала сзади: " Девушка, вы билетик уронили". Она повернулась и увидела, что тот давешний парень, на которого она налетела возле стеллажа с журналами, стоит и спокойно смотрит на неё. Она задумчиво смотрела на него. " Вы билетик уронили", - повторил он и посмотрел вниз. Она тоже посмотрела вниз и увидела свой проездной, лежащий возле стенки кассовой стойки. Она подняла глаза - он спокойно стоял и смотрел на неё. Миллион раз с ней такое случалось: мужчины сообщали ей, что она обронила то-то и то-то, и спокойно шли по своим делам, и не разу до сих пор ей это не показалось неправильным. А вот сейчас она стояла, смотрела на парня, сообщившего ей об уронённом билетике, и, заливаясь краской, сгорала от стыда, потому что он не делал никаких попыток помочь ей и поднять этот самый несчастный билетик, это исчадие ада, которое ввергло её в позор, когда симпатичный молодой человек не считает её объектом достойным ухаживания. И тут Леру понесло.
   Я уже говорила, что она была девушкой очень рассудительной. Но флегматичной она не была. Характер от природы у Леры был импульсивный, но у неё был свой маленький секрет, помогавший ей в сложных ситуациях. Когда она разговаривала с неприятным человеком, например, когда её грубо отчитывал шеф, не отличавшийся ни вежливостью, ни сдержанностью, она твердила про себя: " Держи паузу. Не заводись. Держи паузу". Этот нехитрый приём помогал ей справляться с раздражением и не хамить в ответ. Но тут она напрочь забыла о своём психотренинге и сказала следующее: "Ну что вы стоите, как Монумент Стойкому Оловянному Солдатику? У вас что, радикулит? Вы не можете нагнуться и помочь девушке?"
   После этой глупой и мало приличной тирады ей захотелось мгновенно телепортироваться куда-нибудь на карнавал в Бразилию, и затеряться в толпе весёлых людей, которые не слышали её позорной эскапады. Но тут очень удачно подошла её очередь и Лера, с облегчением выбросив из головы и молодого человека и дурацкий билетик, стала выкладывать свои покупки из корзинки на кассовый транспортёр. Она расплатилась, сложила свои покупки в пакет и пошла к выходу. И вдруг услышала:
   - "Девушка! А билетик?!"
   Молодой человек протягивал ей злополучный билет. Лера молча протянула руку и попыталась взять его, но у неё ничего не получилось. Парень билет не отпускал и говорил уверенным голосом записного ловеласа:
   - "Может быть, я смогу загладить свою вину? Разрешите пригласить вас поужинать? Тут недалеко есть милый маленький ресторанчик".
   Он говорил с уверенностью человека, не знавшего отказов, и Лера, с удивлением, будто со стороны, услышала свой ответ:
   - Очень мило с вашей стороны. Извинение и приглашение принимаются.
   - Подождите меня, пожалуйста, я быстро, - сказал он.
   Лера поставила сумку на столик для покупок и стала думать, что же ей теперь делать. Не пойти с ним после того, как она уже дала своё согласие, вроде бы как-то нелепо и по-детски глупо. Но приняла она его приглашение под гипнозом! Но может быть, даже, скорее всего, это просто реакция на его мужское обаяние. А всё-таки, классный парень! Что-то в нём есть безумно притягательное.
   - " Пойду, - решила Лера, - не съест же он меня, в конце концов. Может быть как раз наоборот - я его съем. Пойду, и ещё поглядим, кто кого съест!"
   Тем временем затянувшаяся авторизация кредитки молодого человека, наконец, состоялась. Он собрал свои покупки: две бутылки вина и большую коробку шоколадных конфет, - и подошёл к Лере.
   - Извините за задержку. Ну что, пошли? - сказал он, и Лера молча направилась к выходу из магазина.
   На улице парень подошёл к серебристому "Мерседесу". "Ничего себе!" - с совершенно детским восхищением подумала Лера, и тут же одёрнула себя: "Но "Феррари" - круче. И вообще, если ты, голубушка, и дальше будешь всем, как идиотка, восхищаться, то вопрос, кто кого съест можно считать уже решённым."
   Молодой человек вежливо открыл перед ней дверцу машины. Она села и вдруг подумала, что садится в машину к совершенно незнакомому мужчине. Что она даже имени его не знает! Вот завезёт в лес и ...! И что потом, Лера не знала. Нет, она, конечно, знала - пуританкой, как я уже говорила, она не была, - но совершенно не понимала, зачем для этого ехать в лес. " И что все говорят про этот лес!? Что за лес такой дурацкий!? И кто на такой классной машине поедет в лес гоняться по нашему бездорожью за призрачным маньяцким счастьем? Скорее уж в какой-нибудь отель с бассейном." Ей вдруг страшно захотелось поплавать!
   - Поплавать в бассейне как хочется! - сказала она. Молодой человек, за то время, пока она размышляла о лесах и маньяках, успел сесть в машину и теперь с интересом смотрел на неё.
   - Денис, - представился он.
   - Лера, - сказала Лера.
   - Валерия. Редкое имя. И - красивое, - сказал он. - Ну что, едем купаться?
   - Ага, чего там мелочиться. Сразу голышом. И на голодный желудок!
   - А что, я так очень даже - за! Но покушать надо! Я как настоящий современный мужчина сейчас съем пол быка!
   - А почему пол? Настоящие мужчины, как я слышала, на быках не экономят.
   - Дело не в экономии. Просто в древности, мужчина должен был за этим быком побегать по лесам, а потом в рукопашную сражаться с теми, кто пытался отнять его законную добычу. А современные мужчины бегают только в тренажёрном зале, а сражаются за столом переговоров. Вот и стали обходиться только половиной быка. Ну что поехали?
   " Куда?" - хотела спросить Лера. Но потом лихо подумала: А какая разница, ну не в лес же, в самом деле, и лаконично ответила: "Поехали."
  
   ГЛАВА 2
  
   Они покрутились по переулкам и остановились у красивого трехэтажного старинного здания. На здании Лера увидела вывеску: "У РЫЦАРЯ", над которой висела на проводе дешёвенькая лампочка без абажура. Ни вывеска, ни "освещение" не побуждали "зайти на огонёк". Сама Лера, без Дениса, ни за что бы не зашла в подобное заведение, но он уверенно пошел к солидной деревянной двери. Вокруг не было никакого движения. Не было ни секъюрити, ни посетителей ресторана, ни даже прохожих, только на литой чугунной лавочке сидели молча два мужичка затрапезного вида. Дверь производила впечатление закрытой наглухо лет сто назад и с тех пор ни разу не открывавшейся. Но стоило им приблизиться, как она плавно и бесшумно " отворилась". Денис остановился, пропуская Леру вперёд. Но странная безлюдность этого места в шумном многомиллионном городе опять разбудила в Лере древний дремучий нецивилизованный страх. У неё в голове закружились хороводом кадры из фильмов ужасов. Она остановилась, страшась войти, и не зная, что сказать. Но Денис взял её за локоть, направляя в таинственную дверь, и она шагнула, как в пропасть.
   Чего она ожидала - трудно сказать. Может быть, увидеть за дверью лестницу в подземелье и самого графа Дракулу? Но их встретил молодой человек в стандартном костюме секъюрити и респектабельный холл с кожаными креслами, цветами в вазах и милыми жизнерадостными картинами на стенах.
   Господи! Вот дурочка-то! - подумала она, - Что-то у меня сегодня нервы расшалились. Нужно немедленно взять себя в руки!
   Денис уверенно вёл её дальше через холл, вверх по лестнице, ещё через один холл и, в конце концов, они оказались в зале оформленном в виде средневекового замка с колоннами, куполообразными каменными перекрытиями и железным рыцарем у входа.
   Где мы сядем? - спросил Денис, - Выбирай, где тебе хочется? Может быть, вот здесь у камина?
   Все сегодня происходило так быстро, её настроение менялось так стремительно, что Лера не успевала за происходящим. Вот и сейчас она не успела осмотреться и покорно пошла за Денисом к столику, расположенному в дальнем конце зала справа от камина.
   Денис галантно посадил Леру. Сел сам. Официант подал им меню, и они погрузились в его изучение. Вернее, Денис, вероятно, просматривал меню, а Лера получила долгожданную передышку и стала думать: "Что же происходит?"
   Ситуация менялась с калейдоскопической быстротой, но её спутник при этом был крайне немногословен, и она совершенно растерялась, не понимая его отношения к ней.
   - Интересно, он так и будет молчать весь вечер, - подумала она, - Позвать, что ль, метрдотеля и сделать ставку, сколько слов он скажет за ужином? А мне что делать: начать болтать самой или "держать паузу", как в фильме "Театр"? И как мне к нему обращаться на "ты" или на "вы"?
   А, была - не была! - подумала Лера и почувствовала нарастающую браваду. Но тут Денис оторвался от изучения меню и спросил: Ну что, выбрала?
   - Нет, - сказала Лера, - Я думала, что бы мне сказать?
   - Извини. И что надумала?
   - Ничего.
   - Да-а, - протянул Денис, - Плохой из меня кавалер. Но всё в наших руках. Обещаю немедленно начать исправляться. И так, что у нас с заказом?
   - Не знаю, - буркнула Лера и погрузилась в изучение меню.
   Турнедо Россини, - читала Лера, как в фильме про невыносимое обаяние буржуазной жизни, - (жареное мясо). Баранина Баботе. Тушёная баранина в гранатовом соусе.
   Она остановила свой выбор на говяжьей грудинке под соусом Борделезе и соусом из хрена и яблок, салате из моркови с орехами под названием " Клеопатра", а на десерт выбрала пирожное "Идеал" - бисквит, вишневое желе, взбитые сливки, грецкие орехи и кокосовая стружка. Выбор вина она предоставила спутнику. Он посоветовался с сомелье и выбрал фруктовое красное вино с красивым замысловатым названием Балполичелло, известное с 5 века, как вино веронских епископов.
   Как по мановению волшебной палочки, рядом со столиком вырос официант, принял заказ и отошел. Лера и Денис остались одни. Они сидели молча, смотрели друг на друга, и Лера вдруг почувствовала острую интимность ситуации. Ей показалось, что и Денис почувствовал то же самое. Его взгляд стал нежным и проникновенным. Он сделал попытку коснуться Лериной руки , но не решился, и его рука, не закончив движения легла на стол.
   Лера поплыла:" До чего же он - секси! Так бы и съела вместо ужина! Но я - девушка порядочная и надо держать марку. Ну, будет он что-нибудь говорить, тюфяк?!" И сказала:
   - Ставлю червонец, что ты за ужином скажешь не больше тридцати слов.
   Денис рассмеялся. - Извини. Как-то мне сегодня хорошо и спокойно, и не хочется трепаться "ни о чём".
   - А мне что делать? Делать вид, что я каждый день молча ужинаю с незнакомцами?! Уже язву заработала на этом ресторанном питании, но добросовестно, как на работу, таскаюсь каждый день, чтобы молча поесть за компанию?!
   - Извини.
   - Уже в третий раз.
   Из неоткуда возник официант с вином, разлил его, и опять растворился в воздухе.
   - Я понимаю, что это банально, но "за знакомство"? - сказал Денис.
   Они соприкоснулись бокалами и пригубили вино. Оно оказалось терпким и не кислым. Оно несло в себе аромат далёких солнечных итальянских виноградников и красивой жизни.
   " Господи! Как хорошо-то" - подумала Лера и сказала:
   - Ты знаешь, обычно парни "распускают хвост", стараясь понравиться. А ты думаешь, что достаточно иметь серебристый "Мерседес" и - "дело в шляпе"? Или просто тебе безразлично нравишься ты мне или нет?
   - А я тебе нравлюсь? Или нет?
   - Некорректный вопрос, и я на него не отвечу. Нет, внешне всё красиво, как в сказке, но может быть это только "нарисованный очаг". А за ним дверь - куда? Кто ты? Что ты? Я не знаю.
   - Не будем торопиться. Давай лучше выпьем за то, чтоб нам однажды повезло, и мы нашли ту самую дверь в волшебную сказку.
   - Прозит, - сказала Лера, они опять соприкоснулись бокалами и выпили.
   Официант принёс салаты. " Какой я голодный!" - сказал Денис и жадно набросился на салат. " А вторая половина быка - моя!" - воскликнула Лера и последовала его примеру.
   Еда была вкусной, а смесь соусов придавала мясу необычный яркий аромат, и Лера получила от еды огромное удовольствие..
   Денис, наконец, разговорился, и они за едой мило побеседовали на тему достоинств и недостатков модной нынче китайской кухни. Потом они выпили кофе - пирожное оказалось в меру сладким и лёгким. Поболтали о достоинствах и недостатках разных кофейных марок, сойдясь на том, что все они, вобщем-то, одинаковы: везде - "арабика", а другие сорта найти почти невозможно, и покинули ресторан - Лера взглянула на часы - в 10 часов 55 минут.
   Во дворе было так же безлюдно. Но теперь Лера была настроена благодушно, и двор ей показался милым и зелёным.
   Они сели в машину, тронулись.
   - Обратно? - спросил Денис.
   - Да, - сказала Лера и назвала свой адрес.
   Они проделали обратный путь в молчании. Возле подъезда Денис пожелал Лере спокойной ночи, галантно поцеловал руку и уехал.
  
   ГЛАВА 3
  
  
   Лера поднялась в свою квартиру. Переоделась. Помыла чашку, оставленную в раковине с утра. Заглянула в холодильник и решила, что салат из помидоров и огурцов уже пора выбрасывать. Выкинула салат и, когда мыла салатницу, у неё из глаз вдруг полились слезы. Сначала выкатились две слезинки. Потом ещё две. Потом слёзы полились ручьём. А потом хлынули потопом:
   - Я ему не понравилась! Он не взял мой телефон!
   - Ну и что! Ничего он не понимает в женщинах!
   Она подошла к зеркалу, чтобы убедиться в своей правоте, но заплаканная перекошенная физиономия в зеркале только мерзко гримасничала, дразня её.
   С кем могла поделиться Лера своим горем? Ну, конечно же, с любимой подружкой Наташкой, и она набрала Наташкин номер.
   - Алло? - раздался в трубке Наташкин голос.
   - О-он не-е-ээээээ попроси-ииил мо-ой телефо-оонныыыы, - Лера завывала в трубку виртуознее и пронзительнее дюжины мартовских котов.
   - Постой, кто не попросил? Почему не попросил? Расскажи всё толком, - рассудительно потребовала Наташка.
   - Потому-ууу, что я-аа - стра-а-ашная! И-и то-олстаааая-аааа, - завыла Лера ещё громче и замысловатее. - По-отомуу, чтоо у меня-ааааа целлю-уууулит на-а по-оопееее.
   - Подожди, - сказала Наташка, - ты ему, что, попу показывала?
   Своим вопросом Наташка настолько озадачила Леру, что та перестала рыдать. И наступила тишина, только бабушкины часы на стенке отсчитывали секунды: тик-так,тик-так, тик-так.
   - Эй, на проводе! - сказала Наташка.
   - Не-ет, - всхлипнула Лера, - Не показывала. И расхохоталась.
   Наташка с готовностью её поддержала. Они хохотали, наверное, целую минуту, вставляя иногда: Ну, ты - ха-ха- даёшь! Ха-ха-ха! Попу! Ха-ха-ха! Показала! Ха-ха-ха. А ты! Ха-ха. Попу! Ха-ха-ха! Кому? Ха-ха-ха!
   Наконец, они отсмеялись, и Лера, более-менее связно, изложила Наташке всё, что с ней сегодня произошло. К концу рассказа Лера опять захлюпала носом.
   - Не разводи сырость, - сказала Наташка, - он же знает твой адрес! Завтра, как миленький, будет ждать у подъезда с огромным букетом роз!
   На этом они и порешили, потому что верить в хорошее легко и приятно и потому, что времени было уже 2-й час ночи, а завтра на работу. Они "почмокались" и распрощались.
   Лера, вопреки ожиданиям, заснула, едва коснувшись головой подушки. И ей приснился сон.
   СОН ЛЕРЫ.
   Они с Денисом в тихом зелёном ресторанном дворике. Весело смеясь и болтая, идут к деревянной двери. Дверь так же плавно и бесшумно открывается. Их встречает респектабельный секъюрити. Они идут через холл к лестнице, и вдруг Лера замечает, что лестница ведёт не только наверх, но и вниз. Денис направляется вниз. "Нам не туда, - говорит Лера, - нам наверх!" Но Денис молча ведёт её вниз. Лера хочет вырваться и убежать, но он крепко держит её за локоть. Лера пытается упираться, вырываться, но все бесполезно: Денис, не сбавляя шага, ведёт её вниз по лестнице. Ещё один пролёт, ещё. Они спускаются всё ниже и ниже. Лестница кажется бесконечной. Лера уже обессилила и перестала вырываться. Она покорно идёт рядом с Денисом. Они спускаются так долго, что ей приходит в голову, что она зря испугалась, что сейчас они пройдут через центр Земли и окажутся в Нью-Йорке. Погуляют по Америке и через такой же ресторанчик в Нью-Йорке вернутся в Москву. Но тут лестница заканчивается. Они оказываются в пустом зале, освещённом свечами. Денис ведёт Леру к огромной двустворчатой металлической двери. Возле двери они останавливаются, и Денис громко стучит по ней массивным металлическим кольцом. Звук отражается от каменных стен многократным эхом и заполняет зал полностью, становясь текучим, как вода. Он со всех сторон сдавливает тело Леры, и оно отзывается болью. Но, в конце концов, звук ослабевает и затихает совсем. Огромные створки плавно открываются, они входят и оказываются в ярко освещённом свечами помещении, размерами под стать дверям. В помещении полно народу, и Лера видит, что все в масках. В помещении видимо, сквозняк, поэтому пламя свечей мечется, рвётся и вспыхивает вновь, и разноцветная толпа в масках выглядит совершенно фантасмагорично. Раздаётся тягучий удар гонга, потом ещё один, и все поворачиваются лицом к возвышению у противоположной входу стены зала. На возвышении появляется фигура. Лера пытается рассмотреть её, но зал слишком велик.
   - Приветствую вас мои подданные! - раздаётся в наступившей тишине звучный голос.
   - Приветствуем тебя, о повелитель! - разноголосо вопит толпа, срывает маски и бросает их в воздух.
   Лера с ужасом видит, что под масками они скрывали ужасающее уродство нечисти. Она видит вампиров - мужчин и женщин - с огромными торчащими клыками; кикимор с тонкими длинными носами, в платьях из водорослей; полуистлевшую мумию, обмотанную лентами. Она замечает поразительно красивую женщину в тёмных очках, у которой на голове вместо волос шевелятся змеи. Змеи шипят и плюются ядом.
   Но вновь раздаётся голос повелителя и толпа умолкает.
   - Кого ты привёл нам, мой наречённый сын? Подойди поближе.
   Денис опять берёт Леру за локоть и ведёт через расступающуюся толпу. Они подходят, и останавливаются метрах в двух от возвышения. Теперь Лера может рассмотреть того, кого здесь называют Повелителем. Он не стар, поджар, одет в старинный черный камзол. Он кого-то Лере напоминает. Он похож на Андрея, Андрея Владимировича, её 46-ти летнего поклонника, который ей откровенно заявил, дурак, что не прочь с ней гульнуть от семьи, но ненадолго, и ей не надо сомневаться в несерьёзности его намерений. Андрей! - понимает Лера.
   - Здравствуй, Валерия, - говорит Андрей. - Как тебя сюда занесло? Чего ты ищешь? Любви?
   Лера молчит, не зная, что ответить. Андрей некоторое время ждёт Лериного ответа, но не дождавшись продолжает сам:
   - Разве ты не знаешь, что любовь иссушает сердца? Разве ты никогда не видела людей с иссушёнными сердцами? Разве у твоего шефа живое сердце? У моего наречённого сына и наследника целая коллекция сердец, высушенных любовью. Ты готова положить на алтарь любви и своё сердце?
   - Нет! Всё неправда! Всё не так! - закричала Лера. Стены начали рушиться, издавая странный звук: бип, бип, бип. Будильник, поняла Лера и проснулась.
   Сердце у неё в груди колотилось быстро-быстро. " Живое", - с удовлетворением подумала Лера, и проснулась окончательно. "Ну и приснится же! В кино ходить не надо! Интересно, что означает этот сон? Ладно, подумаю об этом позже, а теперь как бы не опоздать на работу".
   Лера вспомнила о невыполненном поручении шефа и пришла в ужас от своей вчерашней безалаберности. Неужели это было только вчера? Не могло же так много всего случиться за один вечер: и знакомство, и ресторан, и подземелье! Стоп, про подземелье - это сон. Но какой! Как наяву!
   - Ладно, потом. Всё потом, - приказала себе Лера. - А то на работу опоздаю!
   Она решительно ускорилась и полетела умываться.
   Через полчаса она на секунду остановилась у входной двери, уточняя, не забыла ли что-нибудь. Нет, вроде всё в порядке. Даже позавтракать успела! Она стала уже поворачивать ручку замка входной двери, как вдруг услышала за спиной укоряюще-деловитый басок, очень похожий на дедушкин: "Опять проездной уронила, растяпа". Лера застыла, как вкопанная. Потом медленно повернулась, огляделась и увидела на полу свой злополучный проездной.
   - Кто здесь? - спросила Лера. Никто ей разумеется не ответил. Задумываться времени совершенно не было. "Показалось", - решила Лера и пулей вылетела из квартиры.
  
   ГЛАВА 4
  
   Придя в офис, Лера принялась торопливо доделывать вчерашнюю работу, но из шефова закутка раздалось: "Воронова! Зайдите ко мне!" И Лера уныло поплелась выслушивать нагоняй. Шеф, как обычно, долго и нудно хамил. Лера в очередной раз выслушала, что современные девушки совершенно безответственны. Что у них на уме - одни танцульки, да шашни с такими же безответственными молодыми людьми. Что у современной молодёжи нет ни трудолюбия, ни уважения к старшим по возрасту и по должности. Что, если она и дальше будет так относиться к работе, то им придётся расстаться.
   Лера и сама не понимала, как это она вчера усвистела домой, не доделав порученную шефом работу, но обобщение всей молодёжи в некую безмозглую инертную массу, озабоченную только гедонизмом, считала абсолютной стариковской чушью. "Скорее это он больше заботится о своих старческих удовольствиях, чем об обязанностях и обязательствах", - подумала Лера, затем мысли её вернулись во вчерашний вечер. " Такой парень!" - думала она. " А может и правда он вечером встретит меня с шикарным букетом?" Она в подробностях представила этот букет: и какие цветы, и какая обёртка и какой ленточкой завязан. Тут шеф закончил свой выговор, и ей пришлось вернуться к действительности.
   На работе, как на работе. Лера заполняла бланки и формуляры, договаривалась с заказчиками по телефону и лично. Всё у неё ладилось. Ей, вообще, нравилась её работа. "Вот только шефа бы сменить", - иногда думала она, но понимала, что новый шеф необязательно будет лучше старого. К тому же за год она к нему как-то уже и привыкла, и иногда даже и жалела его, старого наивного дурака, попавшего в лапы к мошенникам. "Впрочем, сам хорош, дон Жуан великовозрастный!" - обрывала она себя, но эта жалость означала, что Лера уже считала шефа не совсем посторонним человеком.
   Лера выполняла текущие рабочие дела, но мысли её всё время крутились вокруг вчерашнего происшествия. Она вспоминала, что Денис говорил, как нежно и призывно он смотрел на неё в ресторане. Нет, ему было небезразлично, как она к нему относится! "Наверное, Наташка права, и он хотел сделать мне сюрприз!" Лера была уже почти совсем уверена, что вечером Денис будет ждать её у подъезда в своём серебристом "Мерседесе".
   С работы она ушла в радостной надежде на приятную встречу. Она старалась не торопиться: вдруг его что-нибудь задержит! Но у подъезда не было серебристого "Мерседеса".
   Она поднялась в свою квартиру, включила телевизор и полчаса сидела, уставившись на экран невидящими глазами. Потом решила спуститься: вдруг его задержала срочная работа или пробки. Но серебристого "Мерседеса" не было.
   "Так! Хватит кукситься! Выбрось всё это из головы!" - приказала себе Лера. Но мысли то и дело непроизвольно возвращались во вчерашний вечер. Два раза Лера ловила себя на том, что она сидит, уставившись невидящими глазами в стенку, и думает о Денисе.
   - Охо-хо, девонька, - вдруг услышала она и вспомнила про утреннее происшествие с проездным. Она испугалась.
   - К-кто здесь? - спросила она.
   - Да не пужайся, я - это, домовой, - ответил ей утренний басок.
   - А г-где ты?
   - Да туточки, я, за батареей центрального отопления. Как за печкой.
   Со стороны батареи раздалось шуршание и кряхтение, и показался человечек, ростом не более полуметра, лохматый, с окладистой бородой, одетый в брюки, клетчатую рубашку с закатанными рукавами и кроссовки.
   - Здравия желаю! Будем знакомы: Пафнутий Мефодьевич - я, - поклонился он, - но ты можешь звать меня дедушка Пафнутий, я не обижусь.
   " Вот это да!" - подумала Лера, - "Галлюцинация, или я сошла с ума?"
   - Не с чего ты не сошла. И не галлюцинация я. Я здесь жил, когда тебя ещё и в проекте не было! - обиделся человечек. - Я здесь ещё с твоим дедом, Кириллом Владимировичем..., царствие ему небесное, ...чаи распивал!
   - А вы что, мысли можете читать? - удивилась Лера.
   - Мысли! Да чего там, мысли! Такие мысли прочесть, никакого умения не надо! И не "выкай" мне. К домовому испокон веков на "ты" обращаются. Да. Вот. Не галлюцинация я. Только ты, эта, никому не говори про меня.
   - Что, даже Наташке?
   - Ей особенно! Другие что подумают? Сочиняет девка. Или, вообще, головой, эта, тронулась. А эта и поверить может! Вот мы с дедом твоим... И с бабушкой, Настасьей Кирилловной - доброй души была человек, царствие ей небесное!...жили душа в душу, а ты обо мне что-нибудь слыхала? Слыхом не слыхивала! Небось, думала, что и нет никаких домовых! Или, там, кикимор. Есть, девонька, всё есть! И не такое ещё есть! Чего только на белом свете не бывает! Но тебе обо всём знать не положено. Да и я бы тебе не показался, кабы в твой сон не заглянул. Да спала ты тревожно, вот и заглянул и - батюшки святы! - нечиста сила девку одолеват! Спасать надо! С меня твой дед, на смертном одре, слово взял, что следить я за тобой буду, помогать, когда что. Что не оставлю я тебя до конца твоих дней.
   - А что, домовой разве не дом охраняет, а людей?
   - Ишь, сказок понаслушалась. А головой не думает! Буду я тебе здесь, как жучка, высунув язык, бегать из подъезда в подъезд, да с этажа на этаж! Дом охранять! А от плохих людей мы можем и из дому уйти! А вот с дедом твоим... и с бабушкой, Настасьей Кирилловной, я сколько этих домов поменял! Ну, конечно, это первая обязанность домового, чтоб в доме порядок был. Найти, когда хозяева что потеряли. Или там, мышей или тараканов не пущать. Только это, когда хозяева хорошие. И сами о доме заботятся. А с тараканами этими, вообще, беда. Без химии с этой египетской напастью не справишься. Вот и выходит, что домовой к хозяевам привыкает. Будто роднёй они ему становятся. Так вот и дед твой... и бабушка, Настасья Кирилловна... Да и ты, смотрю, девка славная: работящая, да аккуратная. Только вот с нечистой силой связалась. Эхе-хе... Выручать тебя надо.
   - Да это ж просто сон. А нечистой силы и нет вовсе!
   - Эх, девонька, сон не сон, а проверить надо. Ишь ты, Фома неверующая! Говорят тебе, что есть она, сила-то нечистая. Только её не в пример меньше стало против прежних времён. Но бывает - куролесит! Да как ещё! Вот у меня приятель есть, в доме напротив живёт. Так к его парню в прошлом годе така кикимора присосалась! Лилит она ещё называется по-западному. Так она что, опутает парня своими заговорами, присосётся к нему и пьёт живительную силушку. Тот сам не свой ходит. Всё у него наперекосяк идёт. Может, не приведи господь, и до смертоубийства дойти! Но тут мы с Васильичем вовремя успели. Отвадили кикимору. Таперича его парень ладный стал - любо дорого посмотреть. А то уж совсем зачах: не ест - не пьёт, только кикимору свою ублажает. До чего дошло: кикимора эта ему в своем истинном виде являться стала! А вид у неё, скажу я тебе! ... Тело белое, покрытое чёрными волосами. По фигуре не разберёшь: то ли мужик, то ли баба. Копыта стучат, как каблучищи. А он будто ничего и не замечает. Так мы с Васильичем на троицу, по-утренне, собрали нужных травок и развесили их по дому. Кикимора, как придёт, так чихает, чихает. А больше ни на кого те травки не действуют. Так вот и отвадили. Да...
   Пафнутий Мефодьевич помолчал и продолжил:
   - Так вот, девонька, сон не сон, а к Васильичу я сбегал посоветоваться. Он говорит, посмотреть на этого твоего Дениса надо. Может он, этот..., по-западному, инкуб называется, а по-нашему - кикимор. Опутал тебя, вот ты и присохла к нему.
   - Посмотреть! - Лера тяжело вздохнула. - Я бы тоже хотела на него посмотреть. Но он обо мне и думать забыл! Не понравилась я ему! - сказала Лера и глаза её наполнились слезами.
   - Ты погоди, погоди, не реви. Может всё и к лучшему. А может ещё и объявится. Ну, поживём - увидим. А сейчас мне на место пора.
   - Ты, эта, - продолжил он после небольшой паузы, - меня попусту не зови. И так первую заповедь домового нарушил. Люди не должны нас видеть. Сам объявлюсь, если надо будет, - и полез за батарею.
   - Постой, дедушка Пафнутий! Скажи мне, что ты так странно разговариваешь: то совсем по-современному, а то, будто ты - сказочный гном из старинной сказки?
   - Гном, ишь ты! - хмыкнул Пафнутий Мефодьевич. - Я против гномов ничего не имею: строгий народ, это правда, но трудолюбивый. И слово их - твёрдое. Вот когда я со своим первым хозяином Афоней-то за три моря ходил, познакомился с гномами-то. Но это - длинная история. Расскажу как-нить, если захочешь. А говорю я по-разному потому, что старинные сказки и правда про меня писаны, да и нынешнего понахватался... Долог век домового... Эхе-хе... Уж и не знаю, хорошо это или плохо... Ну ладно, прощевай, покамест, - сказал он и исчез, будто растворился в воздухе, напомнив ей официанта в ресторане. "Что-то все вокруг, в последнее время, растворяются в воздухе, - подумала Лера, - Так никого не останется".
   Время было позднее, и Лера стала готовиться ко сну. Она начала расстёгивать блузку и вдруг подумала, что она в квартире не одна!
   - Дедушка Пафнутий, а дедушка Пафнутий, а ты за мной не будешь подглядывать?
   - Больно надо, - раздалось из-за батареи, после непродолжительной паузы, недовольное ворчание. - Я порядок соблюдаю.
   Он помолчал, а потом спросил: Ты, часом, номерочек машины не запомнила?
   - Нет, - сказала Лера, - не запомнила. Она ждала ответа, но ответа не последовало. Она вздохнула, подумав, что нужно просто привыкнуть к тому, что она не одна. " Он же меня с детства знает, - подумала она, - Мы с ним почти год уже живём вместе, только я этого не знала.
   - Интересно, а как бабушка с дедушкой при нём..., ведь они тоже когда-то молодыми были? - подумала Лера.
   - Ну ладно, - решила она, - потом разберёмся, решительно выбросила всё из головы и отправилась в ванную совершать вечерний туалет.
  
   ГЛАВА 5
  
   И на следующий день её никто не встречал. И на следующий тоже.
   Только в субботу позвонил Гришка, её старый школьный приятель. У них с Гришкой в 9-м классе завязывалось что-то похожее на роман, но Лера поступила в кружок танцев и очень увлеклась акробатическим рок-н-роллом и своим партнёром Борисом, и на Гришку у неё совсем не осталось времени. Но с тех пор Гришка, почему-то, считал своим долгом опекать её и, время от времени, интересовался её делами. Теперь Гришка заканчивал 1-й курс физфака. Лера же в прошлом году пролетела на филфак, и теперь два раза в неделю по вечерам ходила заниматься на подготовительные курсы. Курсы Лера оплачивала сама из своей зарплаты, потому что родители, в расстройстве от её провала войдя в воспитательский раж, решили, что так она будет более ответственно относиться к занятиям. Правы они были или нет, но Лера решила больше никогда не бывать аутсайдером, и занималась добросовестно. Денег, остававшихся после оплаты курсов, Лере решительно не хватило бы и на неделю. Но дня через три Лера подходила к маме с просьбой одолжить ей денег до получки. Мама, очень волнуясь о том, чтобы ребёнок хорошо питался, "одалживала" раза в три больше, чем Лера просила и тут же забывала о "долге". Лера пробовала провернуть такую же операцию и с папой, но папа никогда не забывал, сколько Лера у него взяла и когда обещала отдать. Лера перестала у него "одалживать", и теперь папа был абсолютно уверен в своём воспитательском таланте: ведь он научил дочку правильно распоряжаться деньгами и жить по средствам. Он время от времени любил порассуждать на эту тему. Лера с мамой выслушивали его рассуждения, но когда он замолкал, считая работу строгого, но справедливого воспитателя законченной, они выходили на кухню и давились там в беззвучном хохоте. Однажды, отхохотавшись, Лера спросила маму, зачем она живёт с папой? Мама яростно стала выговаривать Лере, что нельзя так относиться к отцу! Что он работает! Что всё это для неё, для Леры! А она неблагодарная дочь. А потом, помолчав, грустно сказала, что это в 18 лет хочется пожить одной, а ей в ...(вздох) уже как-то несолидно бегать по чужим мужикам. Хотя может быть иногда и хочется... "Знаешь, Лер, как иногда хочется любви! Что б почувствовать себя женщиной, а не ..." Потом долго плескалась в ванной, под предлогом стирки, и вышла с красными глазами. Лера маму поняла, и с тех пор старалась говорить о папе только хорошее.
   Насколько со всеми этими событиями она выпала из действительности, Лера поняла после Гришкиного звонка. Она совершенно забыла о курсах и пропустила уже два занятия! Она созвонилась с девчонкой с курсов, съездила к ней на Таганку и взяла тетрадку с конспектами. Сегодняшний день Лера намеревалась посвятить учёбе. Когда она возвращалась домой, то возле магазина увидела серебристый "Мерседес". "Как стыдно! - подумала Лера и постаралась побыстрее перейти на другую сторону улицы. " А может быть, это вовсе и не его машина, - подумала она, - Что же я теперь от каждого "Мерса" шарахаться буду? Эх, нужно было посмотреть номер!" Она уже подходила к своему подъезду, и вдруг увидела ещё один серебристый "Мерседес"! "О, господи, - охнула Лера, - ещё один! Как же их много! А я раньше и не замечала". "Ну, это точно не ко мне", - решила она, но дверца машины открылась, ослепив её солнечным бликом, и из неё показалась сначала нога, потом плечо и голова, а потом перед ней предстал Денис собственной персоной и сказал: Здравствуй, Лера. Он показался ей таким красивым и таким невероятно обаятельным, что она потеряла дар речи. Она стояла и молчала, как самая распоследняя закомплексованная дура!
   - Ты не рада меня видеть? - спросил Денис, но выражение его лица говорило о том, что он прекрасно понимает, что творится с Лерой, что Лерина реакция доставляет ему удовольствие и он просто играет с ней в кошки-мышки: "Что попалась, птичка? Стой, не уйдёшь из сети!" Он был совершенно уверен в своей неотразимости, и Лера вдруг рассердилась.
   - Рада, - сказала она, - но ты без предупреждения. А у меня на сегодня уже есть планы: мне нужно переписать лекции и, вообще, позаниматься. Но ты звони, и она назвала 7 цифр своего домашнего телефона. Я весь день занимаюсь, так что звони в любое время.
   Она помолчала. Денис тоже молчал.
   - Ну что, пока? - спросила Лера.
   - Пока, - сказал он, как-то неуверенно скривив лицо и выгнув тело, будто пытаясь отодвинуться подальше, не изменяя положения ног. Он уже не выглядел победителем. И его серебристый "Мерседес" уже не сиял так, будто почувствовал, что хозяин получил щелчок по носу. Или это просто солнце спряталось за тучку? Лера повернулась и пошла к подъезду. "А вдруг он не запомнил телефон?" Она обернулась, ещё раз повторила 7 цифр, помахала Денису рукой и вошла в подъезд. Она не стала ждать лифт, а побежала бегом по лестнице - нервное напряжение требовало выхода. Первый этаж, второй, третий... На свой седьмой этаж Лера взлетела раскрасневшаяся и улыбающаяся. Она весело пропрыгала по этажу на одной ноге, напевая: "Где-то летом звёзды нам улыбались, Где-то летом наши мечты сбывались". Лера вошла в квартиру, бросилась к телефону и набрала Наташкин номер. Наташка долго не подходила. "Ну, пожалуйста! Ну, возьми трубку! - молила Лера. Наконец, на том конце провода раздалось Наташкино хрипловатое: "Алло?"
   - " Наташка!" - завопила Лера, - "Ты - гений!" И плюхнулась в кресло. Но тут же вскочила и побежала на кухню. "Он приехал! Он ждал меня у подъезда!" Конец фразы Лера говорила, уже мчась обратно - из кухни в комнату.
   - С цветами? - спросила Наташка.
   - Без цветов.
   - Это неправильно, - рассудительно сказала Наташка. - Мужчина на машине должен встречать девушку с цветами. Вот если без машины... Я вчера с одним встречалась. Так целый вечер и таскалась с этим веником. Забывала его то здесь, то там. Уже когда домой возвращалась, забыла окончательно. В метро. Я вышла из вагона, а он дальше поехал, путешественник хренов. Вот и скажи, чего я с ним весь вечер таскалась?! А жалко: красивый букет был, постарался мужчинка. Вроде не жадный. Это уже хорошо. А там поглядим.
   - Наташка! - завопила Лера, - Ты меня, что, не слышишь?! Денис встречал меня сегодня у подъезда!
   - Странно всё это как-то, - сказала Наташка. - Сегодня суббота. Он - что, намеревался весь день у твоего подъезда дежурить? Может, он по своим делам приехал. Может, у него в вашем доме любовница живёт. Ты же с ним в своём магазине познакомилась. Он покупал конфеты и вино - явно к кому-то намыливался в вашем районе.
   Наташкины слова подействовали на Леру, как ушат холодной воды. А действительно, с чего она взяла, что Денис ждал её? О, боже! Чуть не опозорилась! Как хорошо, что она сказала про занятия!
   - Наташ, - заныла Лера в трубку, - Ты - права. Он, наверно, ждал не меня. Я чудом не опозорилась: взбрыкнула и сказала ему, что мне нужно заниматься. Но сказала ему свой домашний телефон. Теперь буду сидеть, и ждать звонка.
   - Вот дура, - сказала Наташка, - А если он не позвонит? Ни один мужик, подруга, не стоит ни одной нашей слезинки. Этот не позвонит - другой позвонит. Плюнь. Найдёшь себе ещё лучше. На своём красном "Феррари".
   Наташка сегодня была настроена очень скептично. Лера знала, что дальше последуют рассуждения о неприглядной роли мужчины в жизни женщины, и облагораживающей роли женщины в жизни мужчины. Лера не раз слышала Наташкины рассуждения и в целом была с ними согласна. Но не в этом же случае!
   - Наташ, - сказала Лера, - ты его не видела. Он - классный!
   - Ага, голубая мечта всех 18-тилетних девочек, - Наташкин голос был полон сарказма. Лере в марте исполнилось 19, а Наташке было уже 20, и она иногда позволяла себе смотреть на Леру свысока, как на несмышлёную малолетку.
   - Вот подрастёшь, и мечты у тебя переменятся. В наше время, например, модно цвет менять, - сказала ядовитая Наташка и хихикнула.
   - Нет, Наташка. Он лучше всех. А с тобой в таком настроении, лучше не говорить о любви! Но если б ты его увидела, ты бы со мной согласилась!
   Наташкино настроение вдруг отчего-то резко поменялось, и она сказала мечтательно:
   - Ой, Валерка, убедишь ты меня! Я приеду и отобью! Ну ладно, тут ко мне вчерашний кавалер в гости пришёл. Посмотрим на него в неофициальной домашней обстановке. Всё, побежала открывать дверь. Целую, - сказала она и повесила трубку.
   Лера посидела в кресле еще минуту, потом решительно встала, взяла тетрадку с конспектами и принялась за уроки.
  
   ГЛАВА 6
  
   Лера успела переписать только 4 предложения, как раздался телефонный звонок. Она взяла трубку и сказала: Алло?
   - Ты сказала, что тебе можно звонить в любое время, - раздался в трубке голос Дениса.
   Грудь Леры чуть не разорвалась от восторга, но она ответила спокойным голосом:
   - Рада тебя слышать. Ты что, уже соскучился по мне? "А уж я как соскучилась! -подумала Лера, - Целую неделю без тебя прожила! "
   - Да, уже соскучился. Вот увидел тебя, и погиб.
   - В смысле? - у Леры захватило дух.
   - В прямом. Так вот здесь и стою у твоего подъезда, думаю: Как я мог прожить без тебя 4 дня? Несколько раз звонил тебе, но у тебя было занято.
   Боже, неужели это правда?! - В груди у Леры все ликовало.- "Стой счастье, стой!" Но ответила она вполне спокойным голосом:
   - Но ведь ты же не ко мне приехал.
   - Не к тебе, - в голосе Дениса послышалось смущение, - но это всё неважно.
   - А что важно?
   - Важно то, что когда я тебя увидел, то понял, что приехал именно к тебе. И что я по тебе соскучился. Лер, пошли, погуляем.
   - Нет, - услышала свой ответ Лера. Её сердце сжалось, и из него закапали солёные красные капли, но она продолжала, - Я тебе говорила: я сегодня занимаюсь.
   - А может быть вечером?
   - Может быть.
   - А в бассейн? - вдруг вспомнил Денис.
   Бассейн! Как Лера любила плавать! Но не побежит же она, как болонка, по первому слову записного ловеласа! Может он и про неё через месяц скажет, что "это всё не важно". Но как же хочется в бассейн. Ладно, пойду, - решила Лера, - только вечером, а сейчас нужно заниматься. И сказала:
   - В бассейн, это - здорово! Но давай попозже. Сейчас мне, правда, нужно заниматься.
   Они договорились, что Денис подъедет в 7 часов, и они пойдут в Олимпийский на ближайший сеанс. Лера выбрала купальник: она решила, что наденет розовый купальник, который они недавно связали с мамой в четыре руки. Купальник получился эксклюзивный, он очень шёл Лере, и больше всего подходил для такого случая. Она померила купальник, придирчиво разглядывая себя в зеркале, и осталась вполне довольна тем, что увидела. Сложила в сумку всё необходимое для бассейна и села заниматься.
   Денис позвонил ровно в семь.
   - Ну что, ты готова?
   - Бегу! - сказала Лера, схватила сумку, глянула на себя в зеркало, и выскочила из квартиры.
   Они взяли абонементы и поднялись на второй этаж.
   - Встречаемся у бассейна? - спросил Денис, и они разошлись по раздевалкам.
   Когда Лера вышла из душа, Денис уже ждал её, сидя на бортике. Заметив её, он встал и пошёл ей на встречу. В плавках он выглядел ещё эффектнее, чем в пиджаке. Движения его были плавные и точно рассчитанные, накаченные мускулы эффектно перекатывались под кожей. Было видно, что он явно не пренебрегает заботой о своей телесной оболочке. И это возвращалось ему сторицей: Лера заметила обращённые к Денису заинтересованные взгляды окружающих девушек, и сначала почувствовала укол ревности, а потом закомплексовала, что она не Дженифер Лопес и что у неё на попе уже намечается целюлит.
   - Какой у тебя необычный купальник, - сказал Денис. Лера почувствовала законную гордость:
   - Это мы с мамой. Правда, суперский купальник получился?! Мы взяли образец в журнале, но получилось у нас совершенно другое. По-моему, гораздо лучше, чем журнале.
   - Да, очень красивый купальник. Вы с мамой молодцы! Ну, что прыгаем или по лестнице?
   - Здесь же нельзя прыгать!
   - Я имел в виду, так, аккуратно, с бортика. Или пойдем к сходням?
   - Давай с бортика, - решила Лера, - Только ты меня лови.
   - С удовольствием, - сказал Денис, - Это моя тайная мечта: поймать тебя и больше уже никогда не отпускать.
   Лерино сердце заныло от восторга, но она сказала:
   - А ты не торопишься? Мы ведь видим друг друга всего второй раз. Ведь ты же совсем не знаешь меня.
   - А я тебя, - добавила она и подумала: Я знаю, ты - лучше всех!
   - Ну и что? - сказал Денис. - Я знаю, что ты - лучшая девушка на свете! Ты - само совершенство!
   Краска бросилась Лере в лицо. Скорее в воду! - подумала она и сказала:
   - А, может, я не совсем совершенство? А, может, я плавать не умею?!
   - А вот мы сейчас и проверим, - Денис аккуратно спрыгнул в воду и протянул Лере руку. Она соскользнула с бортика и оказалась в объятиях у Дениса. Все мысли спутались в её голове, и она сказала:
   - Денис, я утону!
   Он медленно отпустил её, поддерживая только одной рукой. Лера схватилась за бортик, пытаясь отдышаться.
   - Ну, попала в переплёт, - подумала она, - Надо что-то делать. Но ничего путного в голову не приходило.
   - Эй, юнга! - виновато сказал Денис, - Ну ты, как ничего?
   - Ничего, - только и смогла произнести Лера.
   - Я поплыву, а ты - догоняй, - сказал он. Лера кивнула, он оттолкнулся от бортика и поплыл, выбрасывая руки из воды короткими сильными взмахами.
   Лера постепенно приходила в себя. Вот попала, так попала, - думала она, - И что он теперь обо мне подумает? Господи, как стыдно-то! Втюрилась, дура, до последней пимпочки!
   Это дурацкое Наташкино выражение всегда казалось Лере малоприличным, и она всегда выговаривала Наташке за него. А вот теперь она чувствовала, что именно эта фраза более всего подходит для определения её отношения к Денису. Что же делать? - думала Лера и решила, что самое разумное - плавать и делать вид, что ничего не случилось. Она оттолкнулась от бортика и поплыла искать Дениса. Но он нашёл её первый, и они, как ни в чём не бывало, стали гоняться на перегонки, плескаться и нырять.
   Когда они вышли из бассейна, было уже совсем темно. Они молча сели в машину и Денис спросил: Ну что? Домой?
   "Господи, - подумала Лера, - Как в прошлый раз! Он, что, так и уедет, ничего не сказав, как в прошлый раз!?" - и молча кивнула.
   Он опять молчал всю дорогу до её дома. Возле дома он, как в прошлый раз, галантно помог ей выйти из машины и спросил:
   - Ты чего погрустнела? Устала?
   - Немного, - ответила Лера.
   Они опять помолчали, и Лера как в прошлый раз спросила:
   - Ну что, пока?
   - Пока, - сказал Денис. Лера повернулась и пошла к подъезду.
   Она вызвала лифт и, поднимаясь на свой седьмой этаж, думала: Интересно, позвонит он мне ещё когда-нибудь. А я-то, дура, растащилась! Навсегда! Само совершенство! Болтун! - и глаза её наполнились слезами. Дома Лера, наверное, ещё полчаса ревела белугой, потом устала плакать и с присущим ей чувством юмора подумала, что это уже становится традицией - реветь после встречи с Денисом. Время было позднее, она разделась и легла спать. И приснился ей сон.
   СОН ЛЕРЫ.
   Они с Денисом на карнавале. Наверное, в Бразилии. Вокруг веселье. Все поют, на незнакомом языке, танцуют, смеются. Почти все в масках. Но встречаются люди без масок. Вот мелькнуло Наташкино лицо. Лера кричит: Наташа! Но Наташка не слышит и исчезает в весёлой суматошной толпе. С Денисом заигрывает высокая черноволосая девушка в маске и сложном карнавальном костюме. Она говорит по-русски, и трещит без умолку. Она то прижимается к Денису, то хватает его за руки и куда-то тащит. Денис упирается и с ней не идёт. Он растерян. Лера пытается оттеснить девушку, но та ловко отталкивает Леру и завладевает вниманием Дениса. И вот Денис уже весело болтает с девушкой, совсем забыв про Леру. Карнавальное веселье пытается утащить Леру от Дениса, закружить её в зажигательных танцах, вытеснить беспокойство из её души и заменить его беззаботным драйвом. Но Лера сопротивляется и старается оставаться поближе к Денису и его спутнице, но вдруг с ужасом понимает, что уже не она, Лера, спутница Дениса на этом карнавале, а эта высокая черноволосая девушка. Денис совсем забыл про Леру, и обнимает свою спутницу за плечи. Лера пытается услышать, о чём они говорят, но слов почти не слышно. Голос девушки кажется ей знакомым. Он похож на голос Юлии из второго подъезда. И волосы, как у Юли. "Как же я сразу не заметила?!" - удивляется Лера. Денис с Юлией куда-то идут, приплясывая и перешучиваясь с другими участниками карнавала. Лера старается не отставать от них. Они заходят в какую-то дверь. Лера с криками: Постойте! Подождите! - бежит к ним, но не успевает, и дверь закрывается. Лера подбегает к двери и видит, что дверь, как две капли воды похожа на дверь ресторана "У Рыцаря". Она пугается и колеблется, но потом решается, стучит в дверь и ждёт. Но дверь не открывается. Она начинает барабанить в дверь кулаками и ногами, но дверь по-прежнему непоколебима и не хочет впускать Леру вслед за Денисом и его спутницей.
   Какая-то проходящая мимо женщина останавливается и спрашивает:
   - Зачем тебе туда, девочка?
   - Мой парень туда ушёл! Его увела какая-то девчонка в маске! - кричит Лера.
   - Не надо тебе туда, девочка. Оставайся лучше здесь, - говорит женщина и медленно растворяется в воздухе.
   - Нет, мне надо туда, надо! - кричит Лера, опять начинает стучать кулаками в дверь, и дверь вдруг открывается.
   Лера хочет войти, но путь ей преграждает рыцарь в латах с поднятым забралом. Лера смотрит на его лицо и не может разобрать, как он выглядит: лицо его будто мерцает - то пропадает, то появляется вновь. И каждый раз появляется чуть изменённым.
   - К кому? - спрашивает рыцарь, и голос его звучит так, словно внутри его лат огромное пространство создаёт многократное эхо.
   - Юлия увела сюда моего парня, - говорит Лера.
   - Как зовут твоего парня? - спрашивает рыцарь.
   - Денис! - кричит Лера, - Его зовут Денис!
   - Проходи, - говорит рыцарь, и, скрежеща латами, медленно отступает, освобождая проход.
   Лера входит в обшарпанное помещение и видит лестницу. Лестница ведёт вверх и вниз.
   - Мне куда? - спрашивает она у рыцаря, но вдруг понимает, что она разговаривает с пустыми доспехами.
   Лера знает, что ей нужно идти вниз, но ей страшно и она колеблется.
   - Ну как же так, он может быть там в беде, а я здесь хвост поджала, как никчемная собачонка. - говорит себе Лера и начинает решительно спускаться по лестнице.
   Она проходит один пролёт, другой, третий. Шаг её всё ускоряется. Четвёртый, пятый. И вот она уже бежит по лестнице, сломя голову, лихорадочно повторяя: Скорее! Мне нужно скорее!
   Лера мчится вниз по лестнице, не замечая ничего вокруг. Лестница, наконец, кончается, и Лера оказывается в уже знакомом ей зале перед огромной бронзовой дверью. Она останавливается, чтобы перевести дух, и вдруг опять начинает колебаться. Она оглядывается назад и видит, что лестница исчезла, её окружают три глухие стены, и у неё остался один выход через дверь с кольцом. Она пытается постучать кольцом в дверь, как это делал Денис, но кольцо оказывается неимоверно тяжёлым. Лера наваливается на кольцо всем телом и ей, наконец, удаётся его сдвинуть. Кольцо ударяется о металл двери и звук, как в прошлый раз, заполняет зал тягучей субстанцией, пронизывая насквозь её тело и наполняя его болью.
   Лера ждёт. Дверь открывается. Лера входит и оказывается... на карнавале. Вокруг люди в масках танцуют и смеются.
   - Я что же вернулась назад? - удивляется Лера, но тут замечает, что одежда на многих танцорах висит, будто под ней нет тела. Замечает она и женщину со змеями на голове. Медуза Горгона, - думает Лера, - а эти, наверное, танцующие скелеты, - но страха почему-то не чувствует.
   - А где же Денис? - спрашивает Лера, обращаясь ко всем, кто может её услышать. Но в зале очень шумно, и её никто не слышит. Тогда она кричит во весь голос:
   - Где Денис?!
   На этот раз её услышали многие. Множество рук указывают ей направление: Там, там. Но ты уверенна, что хочешь туда? Подумай! Оставайся с нами. Мы будем веселиться до конца времен!
   Её хватают за одежду, но она отцепляется и пробирается в указанном направлении. Она заходит в коридор со множеством дверей и начинает открывать дверь за дверью. За каждой дверью она видит гротескных чудищ и уродцев, занимающихся любовью. Наконец она находит нужную дверь и видит, что Денис, обнажённый лежит на кровати, а над ним, занося нож, стоит некто бесполый с длинными темными волосами.
   - Юлия. Кикимора, - понимает Лера и кричит:
   - Стой, гадина!
   Юлия оборачивается. Действительно не разберёшь: то ли мужик, то ли баба, - думает Лера, - И копыта на ногах.
   Юлия, стуча копытами, подходит к Лере и ударяет её ножом в грудь. Лера смотрит на себя и видит, как блузка начинает наливаться кровью. Но боли Лера почему-то не чувствует.
   Юлия поворачивается, идет к, по-прежнему распростёртому на кровати, Денису и снова заносит над ним нож. Лера хочет ей помешать и пытается сделать шаг, но падает. В падении Лера видит, что падает в лужу крови и понимает, что это её кровь. Ого-го, сколько крови из меня уже натекло! - думает она и просыпается.
   Когда нервы её немного успокоились, Лера подумала: Ничего себе, сны мне сниться стали! Так и до психушки недалеко! Хорошо, что я в квартире не одна!
   - Дедушка Пафнутий, ты здесь?
   В ответ ей из-за батареи раздалось тихое шуршание, будто осыпалась штукатурка.
   - И на том, спасибо, - сказала Лера и потянулась, придавая тонус мышцам.
  
   ГЛАВА 7
  
   Сегодня было воскресенье, и можно было сколько угодно нежиться в постели. Лера встала, попила сока, взяла книжку и завалилась обратно в постель. Некоторое время она пыталась читать, но книжка её не увлекла, и мысли то и дело возвращались к событиям последнего времени. Наконец, она оставила попытки вникнуть в содержание книжки, отложила её, и решила взяться за домашние дела, которые уже традиционно занимали её воскресное утро.
   Лера пылесосила, мыла пол, протирала шкафчики и думала:
   - Ну чего я взъелась на эту Юльку! Может, он и не к ней приезжал вовсе! Может у него здесь двоюродный дедушка живет, который был ему в детстве вместо отца. А теперь стал старенький-старенький, и требует постоянной заботы. ... В виде вина и шоколадных конфет. А что, любит дедушка пропустить стаканчик-другой хорошего дорогого вина и конфеткой закусить! А Юлька эта не такая уж и красавица. Фифа просто расфуфыренная.
   Лера рассмеялась над получившейся фразой и вспомнила рассказ, над которым она до слёз хохотала в детстве. В этом рассказе дети спорили, что растёт на ёлке: сыски, фыфки или хыхки. Она расхохоталась, как в детстве, и её настроение, и так, по-воскресному, неплохое, ещё улучшилось.
   - Ну и ладно! Ну и пусть не позвонит! А я и ждать не буду! Нельзя же так издеваться над человеком! Вот сейчас позвоню Гришке, и завалимся с ним на дачу к родителям! Они рады будут.
   Она пошла к телефону, собираясь звонить Гришке, но телефон зазвонил сам. Её глупое сердце сжалось в надежде, отвергая все здравые рассуждения своей хозяйки. Но звонила Наташка.
   - Привет, Валерка, - сказала Наташка, - У тебя какие планы на сегодня? Давай пошляемся по магазинам, а то меня этот, вчерашний, достал. Представь, он ко мне с ночёвкой намыливался, скотина. "А чего, - говорит, - девушка бойкая, живёт одна". Ну я ему вмазала. Очки слетели - интеллигент вшивый! А он: "Ты отстала от жизни! Сейчас другие ценности! Надо брать от жизни всё!" Козёл 40-летний. И чего я в нём нашла?! А у тебя как?
   Лера подробно рассказала Наташке о своём свидании с Денисом, но сон свой решила не рассказывать, а то Наташка начнёт учить уму-разуму. Потребует, чтоб Лера сходила к психиатру, или, по крайней мере, пила какой-нибудь "негрустин". Наташка Леру внимательно выслушала, охая и ахая в нужных местах. Она, вообще, обладала талантом сопереживания, и за грубоватыми манерами прятала нежную, романтичную и ранимую душу. Лера считала, что Наташкина внешняя грубоватость вводит людей в заблуждение, что именно поэтому к ней липнут всякие "козлы", и что ей нужно изменить свою манеру поведения. Но Наташка в этом вопросе проявляла редкостную упёртость.
   - Что ж я с этими придурками сюсюкаться должна? - говорила она, - Не дождутся!
   - Ты хотя бы со мой сюсюкала, - парировала Лера, - А то уже и со мной говоришь иногда, как со своими кавалерами.
   - Валерочка, деточка, - заводила в ответ Наташка голосом их школьной химички, - Ты домашнее задание сделала?
   На этом их спор обычно заканчивался и каждый оставался при своём мнении.
   Лера закончила свой рассказ. Наташка повздыхала и сказала:
   - Вот, Валерка, всё у нас с этими мужиками наперекосяк! И нечего кукситься! Пойдём лучше пошопингуем!
   Лера ничего не имела против, и они договорились встретиться через час на трамвайной остановке.
   Только Лера повесила трубку, как телефон вновь зазвонил. Её сердце опять болезненно сжалось.
   - Лер, - раздался в трубке голос Дениса, - ты уже встала, или я тебя разбудил?
   - Я уже кучу дел переделала. Я - жаворонок, - сказала Лера.
   - Я - тоже рано встаю.
   - Значит у нас с тобой одинаковый режим. Это хорошо.
   - Хорошо для чего?
   - Для семейной жизни, - сказала Лера и обмерла. Эта фраза вырвалась сама собой, прямо по дедушке Фрейду, как отражение её глубинных чаяний.
   - А ты что, замуж за меня собралась?
   - Ещё не знаю. Я прорабатываю этот вопрос, - ответила Лера. Денис неопределённо хмыкнул, и в их разговоре наступила пауза. Они помолчали, а потом Денис спросил:
   - У тебя какие планы на сегодня?
   - Да вот с Наташкой на шопинг собрались.
   - Наташка - это подруга твоя?
   - Да, - сказала Лера, - самая близкая, мы с ней в одном классе учились.
   - Тогда, может быть, вечером? - сказал Денис.
   - Что - вечером?
   - Встретимся.
   Лера очень хотела сказать ему в ответ: Почему вечером? Я позвоню Наташке, отменю шопинг, и мы с тобой, взявшись за руки, пойдём далеко-далеко до горизонта, за горизонт, вокруг Земли, ни на миг не расставаясь. ( Разве только в туалет, - всё-таки хихикнула она), но сказала:
   - Я - с удовольствием. Ты позвони, - и она назвала ему номер своего сотового. - Мы не надолго, только на Манежную. Может быть, где-нибудь в центре и встретимся?
   Они распрощались. Лера повесила трубку и задумалась. Что-то в их разговоре не давало ей покоя. "Как он странно сформулировал: хорошо для чего. Я бы спросила: почему хорошо? А он будто подвёл меня к нужному ответу. Психологическая лингвистика, или лингвистическая психология, или как её там? А может, он из спецслужб? И вообще, что я про него знаю? Даже номера его сотового не знаю. А он, кажется, и не склонен ничего про себя рассказывать. Но это мы сегодня поправим". Она решила, что сегодня она обязательно должна расспросить Дениса о его жизни, о его работе и семье. "Может быть, поэтому мне всё время снятся люди в масках?!" - внезапно осенило её.
   Хотя Лера, как и большинство женщин, любила ходить по магазинам, и особенно любила ходить с мамой или Наташкой, сегодня она не могла полностью погрузиться в весёлую шопинговую суматоху. Рука её поминутно лазила в сумку, потрогать телефон: на месте ли он, не украли ли его? Но ей всё же понравились чёрные атласные брючки с красным атласным поясом и маленьким красным бантиком. Стоили они всего ничего - 300 рублей, и сидели великолепно. И она их купила.
   Телефон, наконец, заиграл свою мелодию.
   - Лер, - сказал Денис, - ты не освободилась?
   - Освободилась, - сказала Лера, и виновато посмотрела на Наташку.
   Они договорились встретиться через полчаса у фонтана.
   - Наташ... - сказала Лера.
   - Да ладно тебе! - сказала Наташка, - Вот я на него и посмотрю!
   К фонтану они подошли одновременно с двух сторон. Лера представила друг другу Дениса с Наташкой, которые, рассыпались в реверансах и сказали оба, что им, ну, очень-очень приятно это знакомство, и они с Денисом пошли к выходу, а Наташка вежливо свернула в ближайший магазинчик.
   - Лер, а ты не против, если мы ненадолго заглянем к моей бабушке? - сказал с Денис с каким-то напряжением в голосе. "Как всё удачно складывается!" - подумала Лера, - "вот я о нём что-нибудь и узнаю". И ответила:
   - Я с удовольствием познакомлюсь с твоей бабушкой. Она мне расскажет, как ты дрался с мальчишками во дворе. Как воровал у неё пирожки, а она делала вид, что не замечает. Как ты боялся темноты. И ещё многое другое. И, наконец-то, я про тебя что-нибудь узнаю.
   Денис молчал. Лере показалось, что он ещё больше смутился. Ага! - подумала Лера, - Бабушка мне, наверное, много чего "криминального" рассказать может!
   Потом он сказал:
   - Да нет, Баба Варя у меня - женщина неразговорчивая. Она, вообще, странная. Ну, ты сама увидишь. Она никогда не интересовалась моей личной жизнью. А тут вдруг звонит сегодня и говорит: Познакомил бы ты, Дениска, меня со своей девушкой.
   - Так значит, я - твоя девушка? - Голос Леры был наполнен спокойным ликованием: вот так, всё правильно, так и должно быть. Но ответ Дениса охладил Лерино ликование. Он неопределённо пожал плечами и сказал равнодушно:
   - Выходит так.
   Лера обиделась.
   - Не поеду я к какой-то странной старушенции, слушать скучные и длинные рассказы о её молодости.
   - Да нет, Лер, я ж тебе говорю: она не такая. Тебе у неё понравится. Она на картах гадает - к ней много всякого народа ходит, погадать. Но она не всем гадает - многим отказывает. А ещё у неё ворон живёт. Давно. Баба Варя мне в детстве говорила, что ему уже триста лет.
   Денис будто вернулся в своё детство. В его голосе появились нотки мальчишеского восторга от причастности к тайне, а лицо, вдруг показалось Лере лицом мальчишки-пятиклассника.
   - И говорит она иногда странно, - добавил он, и левая сторона его лица чуть-чуть скривилась, как будто он вспомнил что-то неприятное.
   - Что за бабушка такая? - подумала Лера, - Наверное, просто сумасшедшая старуха. Но он её, кажется, очень любит. "Поеду!" - решила она и сказала:
   - Если я твоя девушка, то должна познакомиться с твоими родственниками.
   Бабушка Дениса жила в добротном сталинском доме в тихом переулке в районе Пятницкой улицы. На старом лифте с хлопающими дверями они поднялись на пятый этаж и остановились перед монолитной деревянной дверью с цифрой 46. Денис позвонил, и за дверью раздалось кукареканье.
   - Вот это да! - сказала Лера, - первый раз слышу такой звонок! Э-ээ-ээ! - попыталась она изобразить петушиный крик.
   - Да это всё соседи. Я тебе говорил, что баба Варя на картах гадает... Да и не только на картах. Вот и пошла молва, колдунья, мол, ведьма. Те же, кто ходит: "Помоги, баба Варя, погадай", - потом кричат: "Ведьма! От неё все беды!" Это сейчас гадалок уважают, а тогда, в сталинские времена... Мне баба Варя рассказывала, что и в НКВД её вызывали. Но она как-то отговорилась... Так она нашла мастера, который ей по спецзаказу сделал этот звонок: вот, дорогие соседи, петух, разгоняющий нечистую силу, всегда на страже вашего покоя.
   Пока Денис говорил, за дверью послышались шаги, потом звук отпирающегося замка. Дверь открылась и на пороге показалась невысокая пожилая женщина с косой вокруг головы а-ля Юлия Тимошенко.
   - Здравствуй, Дениска! - сказала она, - А это, значит, твоя девушка. Ну, проходите: я вас жду, - и отступила приглашая их в квартиру.
   - Это Лера, - сказал Денис.
   - Валерия, значит. Ну, проходи, не стесняйся.
   Лера с замиранием сердца вошла в прихожую. Прихожая была, как прихожая: ничего таинственного в ней не было. Да и баба Варя стала хлопотать, как обычная бабушка, вытаскивая гостям тапки. Они прошли в комнату и сели на изрядно потёртый диван, обитый чёрной кожей.
   - Меня зовут Варвара Никитична, - сказала баба Варя и вдруг задала неожиданный вопрос: А как твою бабушку звали?
   Интересно, - подумала Лера, - откуда она знает, что моя бабушка умерла? Может быть, у меня две бабушки, живые и здоровенькие.
   - Настасья Кирилловна, - сказала она.
   Варвара Никитична помолчала, потом встала и начала доставать из старинного буфета чашки, блюдца, чайник.
   - Сейчас чай пить будем, - сказала она и вдруг остановилась и, глядя на Леру, спросила:
   - А дедушку, часом, не Кириллом Владимировичем звали?
   - Да, - сказала Лера с удивлением, - Кириллом Владимировичем. Только он тоже умер, - зачем-то уточнила она.
   - А ты, стало быть, Валерия, - констатировала Варвара Никитична, - Значит, прав был Игнатий. Ну, по такому поводу, я особый чай заварю. А ты можешь звать меня просто - баба Варя. Знакомы мы были с твоими бабкой и дедом.
   Вот это номер! - подумала Лера, - Откуда она всё знает? Частного детектива наняла за внуком следить? И что за чай она заварить хочет? Отравить меня что ли? Я о ней ни разу не слышала. А если б они дружили с бабушкой, она бы мне обязательно рассказала! Значит, не дружили!
   - Так-таки и отравить, - сказала баба Варя, - Нетерпеливая ты, я гляжу. А чай хороший, душистый, вкусный. Мне его Дениска покупал.
   Она говорила так степенно и основательно, что в голове у Леры возникло некоторое раздвоение её образа. Речь её, по мнению Леры, должна была принадлежать высокой дородной женщине, с плавными неторопливыми движениями. А Варвара Никитична абсолютно не соответствовала этому образу и двигалась быстро, хоть и без суеты.
   Вот это номер! - подумала Лера, - Она не только гадалка, она ещё и телепат!
   - А с бабушкой твоей, Настасьей, мы дружили. Подруги были - не разлей вода! Только жизнь иногда такие фортели выкидывает! Оговорили меня, а я оправдаться не могла: слово дала, что никому! А она поверила людям, а не мне. Вот так двадцать лет и не встречались больше. А маму твою, Ксению, я хорошо знаю.
   Ну ладно, я пойду, чай заварю, - и вышла из комнаты.
   Лера с Денисом остались одни.
   - Очень необычная у тебя бабушка, - сказала Лера.
   - Я тебе говорил: она - странная. Но она очень добрая. К ней много людей ходит, приезжают даже издалека - она всем помогает. Есть у неё, правда, и недоброжелатели. Сосед сумасшедший, Василий Панкратьевич, из 43-ей квартиры, куда только не писал: уберите нечистую силу! На 101-й километр! Но у бабы Вари везде друзья находятся. Не знаю я, что у них с твоей бабушкой вышло, но я верю бабе Варе.
   Тут вернулась Варвара Никитична с чайником.
   - Кипяток у меня уж давно поспел, подогрела только. Сейчас заварится и почаёвничаем! Дениска, помоги мне с кухни угощение для дорогой гостьи принести.
   Денис пошёл вслед за бабушкой на кухню, а Лера принялась осматриваться. Круглый стол, буфет, старинная этажерка со всякой всячиной. Лера подошла к этажерке рассмотреть красивую яркую шкатулку палехской работы. На шкатулке было изображено народное гулянье в солнечный зимний день. Лера повернулась к дивану и вдруг увидела на шкафу ворону. Ворона сидела совершенно неподвижно, и Лера подумала: "Это, наверное, ворон, о котором Денис говорил. Умер, бедняга, и из него сделали чучело". Тут вернулись баба Варя с Денисом, и они сели пить чай.
   За чаем они говорили о Лериных бабушке и дедушке, о её маме, но, в основном о Денисе, который смущался и всё пытался перевести разговор на другие темы. Лера много чего узнала о Денисе и его семье.
   - Денис у нас - "настоящий мужик", - говорила баба Варя, - Не то, что его брат, Валентин! Тот - шелопут никчемный. А Денис с детства настоящим мужиком рос. Когда мы вернулись с похорон его дедушки, он сказал: Не бойся, баба Варя, я тебя в обиду не дам! И с тех пор держит своё слово, не забывает меня. Помогает.
   - Да и ты, баба Варя, меня от финансового краха спасла, когда Сашка проигрался, (это мой бывший друг и соратник, - пояснил он Лере) и задумал обокрасть фирму. Только меня до сих пор мучает вопрос: как ты обо всём узнала?
   - Я тебе и тогда сказала и теперь повторю: у меня есть свои секреты. И не всё тебе нужно знать, - сказала баба Варя, как отрезала.
   Лера с Денисом выпили по две чашки ароматного чая, изрядно опустошили вазочки с печеньями и конфетами, и баба Варя проводила их до машины. Потом она вернулась домой, прошла в комнату и сказала:
   - Ну что, Порфиша, как тебе девочка?
   - Хоррошая девочка. И способности есть. Только не слабовата ли она? - ответило ей "чучело", взъерошив крылья и тщательно, пёрышко к пёрышку, укладывая их назад.
   - А этого никто знать не может, пока жизнь не придёт с проверкой: кто на что годен.
   - Да и нужно тебе кому-то передать своё умение - не девочка ты уже, Никитична, - проскрипел ворон.
   - Ну, поживём - увидим, - сказала Варвара Никитична.
   Из-за дивана раздалось тихое шебуршение и оттуда, выдираясь с напряжением, вылез огромный чёрный кот.
   - Никак не пойму, Василий, как ты там умещаешься, - привычно сказала Варвара Никитична.
   Кот встряхнулся, потянулся, вспрыгнул на диван и улёгся там, изредка перекладывая с места на место кончик хвоста.
   Лера простилась с Денисом у своего подъезда и поднялась в свою квартиру. Дома она вспомнила о том, что необходимо ликвидировать своё отставание в учёбе, но заниматься ей не захотелось. Она включила телевизор, но никак не могла сосредоточиться на телевизионном действе - мысли всё время возвращались к Денисовой бабушке и её сложным отношениям с бабушкой Настей.
   - Дедушка Пафнутий, ты здесь? - спросила Лера и, хотя её вопрос остался без ответа, рассказала ему о бабе Варе.
   Она не заметила, когда он появился, но к концу её рассказа мужичок-домовой уже сидел на подлокотнике кресла и неодобрительно смотрел на неё.
   - Так я и знал: впуталась-таки в историю! - сказал он, когда Лера закончила свой рассказ. Знаю я эту Варвару - непростая женщина. Ой, непростая! И с домовым её, Игнашкой, знаком хорошо! Он под стать Варваре: всё время тень на плетень навести норовит! Так ты говоришь, не признаёт Варвара за собой никакой вины?
   - Она говорит, что ни в чём перед бабушкой Настей не виновата, - сказала Лера, - И я ей верю!
   В голосе её зазвенел отчаянный детский вызов.
   - Ну, может и так. Охо-хо... А Настасья-то Кирилловна, царствие ей небесное, двадцать лет убивалась. Зря, значит... Вот жизнь, ядрить её! И Игнашка смолчал.
   - Дедушка Пафнутий, а что у них там произошло? - спросила Лера.
   - Это тебе знать не положено, - строго сказал домовой, - Меньше будешь знать - крепче будешь спать.
   - Ложись-ка, и правда, спать лучше: время позднее, а завтра на работу, - добавил он и исчез за батареей.
   Лера разобрала постель и, пожелав сама себе спокойной ночи, подумала: "Интересно, что за сон мне приснится сегодня?"
  
   ГЛАВА 8
  
   Бип-бип-бип, забибикал будильник. Лера проснулась и с огорчением подумала: "Сегодня понедельник. Выходные кончились: как жаль! Это были лучшие выходные в моей жизни!"
   Она сладко потянулась и вскочила с постели.
   - Нечего кукситься! - приказала она себе, - Всё самое интересное впереди! И подумала: "А ведь и правда, день ото дня со мной случаются всё более странные происшествия. Интересно, что будет дальше?" Но размышлять об этом времени не было: нужно было собираться на работу. "Ладно, - решила Лера, - подумаю об этом позже", - и начала одеваться.
   Рабочий день прошёл обычно. К концу рабочего дня позвонил Денис, и они договорились, что встретятся после работы, накупят разных вкусностей и устроят в Лериной квартире небольшой пир со свечами и тихой музыкой. Лера рассказала девчонкам, что Денис будет встречать её с работы, и они дружно решили задержаться в офисе, чтобы посмотреть на него из окна.
   Рабочий день закончился, Лера выглянула в окно и увидела, что серебристый "Мерседес" Дениса припарковывается на стоянке. Она позвала девчонок и с удовлетворением выслушала их многочисленные: "Вау! Какая машина! А парень - блеск, мне бы такого! И где ты его, Лерка, отхватила?! Ну почему мне одни козлы попадаются?! А у него друга неженатого нет?"
   Она вышла к Денису, помахала девчонкам, толпившимся в окошке, села в машину и они поехали реализовывать свои вечерние планы.
   Они накупили множество всяких салатов, торт, великолепно украшенный розами из крема. Напоследок, им попался виноград, у которого каждая виноградина была размером с грецкий орех. Лера подумала, что его будет неудобно есть: не засунешь же грецкий орех целиком в рот! К тому же он, наверное, с косточками. Но удержаться не смогла, и они купили виноград. Потом Денис преподнёс ей огромный шикарный букет. Такого замечательного букета ей никто ещё никогда не дарил. Даже на день рождения. И она гордо шла с ним, ловя восхищённо-завистливые взгляды встречных женщин.
   Когда они поднимались в лифте, Лера думала, что постель у неё не убрана, вещи разбросаны. Хорошо хоть от воскресной уборки не отлынила. У двери она, извиняясь, попросила Дениса подождать, за секунды привела квартиру в надлежащий вид, и, улыбаясь распахнула дверь, приглашая Дениса войти. Он вошёл, и началась суета по приготовлению к пиршеству. Они сервировали стол, раскладывали в салатницы салаты. Денис откупорил вино, а Лера поставила букет в самую красивую бабушкину вазу. Наконец, все приготовления были закончены, они сели друг напротив друга и Денис разлил в бокалы вино.
   - Лера,- сказал он, - я хочу выпить за тот билет, который познакомил нас с тобой. Его нужно вставить в рамку и пусть он будет нашей семейной реликвией.
   "Стой, счастье! Стой!" - подумала Лера цитатой из "Собаки на сене", они чокнулись, выпили и, как две голодные собаки, набросились не еду. Когда первый голод был уталён, Денис опять разлил вино по бокалам и сказал:
   - Теперь твоя очередь говорить тост.
   Лера подняла свой бокал.
   - Я хочу выпить за то, чтобы всё это оказалось правдой. А то я до сих пор думаю: а может быть, мне это снится? Может быть, ты, твоя бабушка, это вино, этот стол, эти цветы только плоды моего воображения. А я так хочу, чтоб всё это было наяву! А если это - сон, то пусть он длится и длится. И не кончится никогда!
   - Лер, я, ей богу, живой. Можешь потрогать, - и Денис взял её руку и поцеловал. Их бокалы прозвонили, отсылая Лерину мольбу небесам. Они выпили, и за столом повисло неловкое молчание.
   - Давай потанцуем, - сказала Лера. Денис согласился. Она включила приятную медленную музыку. Он обнял её, и Лера почувствовала любовное томление. "Только не потеряй голову, как тогда с Борькой", - сказала она себе. Борька был её первым и единственным сексуальным приключением. Их роман продлился полгода и, к обоюдному облегчению, тихо закончился с наступлением летних каникул и прекращением занятий в кружке танцев. Денис поцеловал её. Их поцелуй длился и длился и все здравые мысли покинули её голову. Когда Денис спустился ниже и начал целовать Леру в шею, её голову покинули вообще всякие мысли, и остались только ощущения.
   Они предавались любви с неистовой страстью. Потом ели торт, пили вино, болтали и смеялись. Потом опять занимались любовью. И опять. Потом Лера, переполненная впечатлениями, сказала, что она немного поспит, намереваясь вздремнуть полчасика, а потом ... Но проснулась она, только когда зазвонил будильник. "Уже утро, - огорчилась она, - Ну почему он не разбудил меня?!" Денис мирно спал рядом, никак не реагируя на Лерин будильник. "Надо разбудить его, а то на работу опоздаем", - подумала Лера и потянулась к Денису, чтобы поцеловать его, но на пол пути остановилась, разглядывая его мужественное лицо и думая: "Вот он спит рядом со мной, близко-близко, мой любимый мужчина. Красивый, сильный, успешный. Он будто вышел из волшебных сказок и тысяч девичьих грёз. Я влюбилась в него до конца моих дней. А он? Может быть через месяц, или через год он и про меня скажет, что всё это неважно? Как узнать, что нас ждёт? Пойду к бабе Варе - пусть погадает", решила она и поцеловала Дениса. Он проснулся, схватил её в обьятья и стал целовать. "Денис, - отбивалась Лера, - Уже утро! На работу опоздаем!"
   - Да, - опомнился он, - На работу. Ох, как же мне не хочется отрываться от тебя! Но на работу нужно. Встаём! Но учти, что вечер у тебя сегодня занят!
   - Увы, - сказала Лера, - сегодня у меня курсы.
   - К чёрту курсы! - прорычал Денис, - Я тебя встречу после работы и никаких курсов!
   Лера счастливо рассмеялась и сказала:
   - Я на прошлой неделе уже пропустила два раза.
   - Ничего, еще один раз пропустишь! Ну, один разочек! - и он посмотрел на неё с такой мольбой, что Лера рассмеялась ещё счастливее и согласилась.
   Девчонки на работе сразу всё поняли и многозначительно переглядывались, когда Лера клевала носом, засыпая за рабочим столом. После работы Денис, как вчера, встретил её у офиса, и они сразу поехали к Лере домой. Когда они утолили первый любовный голод, и лежали, тихо лаская друг друга, Лера сказала:
   - Я люблю тебя. Да, я понимаю, что мы знакомы только неделю и почти ничего не знаем друг о друге. Но я знаю, что люблю тебя.
   Денис помолчал и сказал:
   - Лер, давай не будем торопиться с заключениями. Да, со мной тоже никогда такого не было. Я всё время думаю о тебе. Не слышу, что говорят коллеги! Даже неудобно на работе. Но давай позволим нашим отношениям развиваться и разберёмся в себе. Я к браку отношусь ответственно. Я хочу жениться на всю жизнь, хоть сейчас это и не считается достойным настоящего мужчины. Но у меня было много потерь и предательств и в бизнесе, и в дружбе, и я хочу, чтоб за моей спиной был надёжный тыл. Ты - совсем ещё девчонка! Ты торопишься жить! Давай не будем торопиться. Узнаем друг друга получше.
   - А кто говорит о браке? Я говорю о любви! - сказала Лера.
   - А что, это для тебя разные вещи? - спросил Денис, - Тогда ты очень продвинутая девушка!
   "А действительно, - подумала Лера, - Любовь - это секс или что -то ещё?" И сказала:
   - Ты, наверное, прав: незрелая я ещё личность. Я вот только сейчас подумала: любовь - это секс. Но ведь не только секс! Ты прав: это ещё и дружба, и взаимопомощь. Как раньше венчались: " и в радости, и в горе". А теперь, как возникнут какие-нибудь сложности - развод. Но я знаю: я тебя полюбила и на радость, и на горе. Ты - моя судьба. И я знаю: ты меня тоже полюбишь. Но я тебя не тороплю, и замуж выходить пока не собираюсь. У меня даже мыслей таких не было!
   - А ты испугался, - добавила она шутливо-насмешливо и потянула его за ухо. Денис стал защищаться, и началась весёлая потасовка, в которой они растеряли всякую серьёзность, и опять превратились в двух счастливых, бездумных влюблённых безумцев. Ведь любовь, как известно, вид безумия.
  
   ГЛАВА 9
  
   Через неделю наступило 1 Мая. Лера с Денисом решили провести дополнительные выходные только вдвоём, благо заняться им всегда было чем. К вечеру последнего выходного дня, утомившись от любовных игр, они решили пойти поужинать где-нибудь в ресторане, а потом погулять.
   - Я знаю одно милое местечко, - сказал Денис, - Представляешь, тихий красивый сад в центре Москвы!
   - В сад! Хочу в сад! - изобразила капризулю Лера, - В тихий красивый сад в центре Москвы!
   - Но сегодня он вряд ли будет тихим, - она перешла на обычный тон, - Сегодня во всех садах народное гулянье!
   - Хочу гулять и веселиться! - опять изменила тон она, на сей раз изображая капризную властную принцессу.
   Денис привёз её к знакомому ресторану "У рыцаря". Они вкусно поужинали. В этот раз Лера взяла мидии со шпинатом и рыбный воздушный пирожок по-милански.
   Когда Денис стал обсуждать с сомелье выбор вина, Лера опять разыгралась.
   - Хочу шампанского! "Вдова Клико!" - сказала она.
   - Желание дамы - закон! - ответил Денис. У вас найдется "Вдова Клико"? - спросил он у сомелье. Несколько бутылок "Вдовы Клико" оказалось в наличие в ресторанном винном погребке, и официант принес им одну из них в серебряном ведёрке, наполненном ледяными кубиками. Он разлил вино в бокалы и удалился. Лера с Денисом чокнулись и пригубили знаменитое вино.
   - Ну и ничего особенного! - сказала Лера, - Наше "Советское", полусладкое - лучше!
   - Ты не права, - сказал Денис, - Вот видишь, оно окутано туманом?- указал он на дымку, поднимающуюся из ведёрка со льдом, - Это ореол французских винных погребов, флёр гусарских вечеринок и старинных балов. Это придаёт ему непередаваемый привкус шикарности! И как я рад, что могу подарить тебе это вино и весь мир!
   Всё что он говорил, казалось Лере таким прекрасным! На глазах у неё выступили слёзы. Она помолчала, справляясь со своими чувствами, и тихо сказала:
   - Спасибо.
   Лирическая минутка прошла и канула в Лету. Ужинали они, весело болтая, и подшучивая друг над другом. Получив счёт, Денис сказал официанту:
   - Попросите, пожалуйста, открыть нам дверь в сад.
   - В сад? - удивился официант. Он немного стушевался и сказал: Я спрошу.
   Когда он отошёл, Лера спросила:
   - Так сад здесь? Но здесь же кругом дома! Я знаю этот район, здесь нет никаких садов!
   - Он закрытый, только для своих. Ну ты всё сама увидишь, - ответил Денис.
   - Какой-нибудь милый маленький дворик 50 на 50? - спросила Лера.
   - Нет, приличный парк. Ты сама скоро всё увидишь!
   "Как же так, - подумала Лера, - При ресторане большой парк, а официант будто о нём и не знает? И закрыт наглухо, как заповедник какой-то! Всё это очень странно," - и беспокойство, посетившее её в прошлое посещение этого ресторана, поднялось вновь.
   К ним подошёл метрдотель, поклонился и сказал: "Добрый вечер, - ещё один поклон - в Лерину сторону. " Денис Глебович, ваша просьба выполнена. Сад к вашим услугам."
   - Там сейчас, наверное, народное гулянье? - спросил Денис. Метрдотель молчал, вопросительно глядя на Дениса. Над столиком повисло непонятное молчание. Потом Денис сказал:
   - Нам бы хотелось погулять вдвоём, вдалеке от общего праздника.
   - Как скажете. Сад к вашим услугам, - повторил он, ещё раз поклонился и отошёл.
   Они спустились на первый этаж, и Лера увидела, что напротив входной двери есть ещё одна, точно такая же. "Как же я её раньше не заметила!? - подумала Лера, - Какая же я невнимательная!" "Но ведь не было здесь никакой двери! Здесь была стенка и на ней картина висела - яркая, красивая, в современном стиле! Женщина с длинной-длинной таксой. Но это в прошлый раз, а сегодня - я не заметила"
   Секъюрити, тем временем, двинулся к ним, но Денис махнул ему рукой, мол, я сам, и с усилием, дверь, видимо, была тяжелая, надавил на неё. Дверь плавно, как и её двойняшка напротив, отворилась, и Лера увидела дорожку, мощёную серыми квадратными камнями, круглую красочную клумбу, а за ней берёзы и уже расцветшие каштаны. Денис посмотрел на Леру и спросил: Тебе нравится, когда каштаны цветут?
   "Странная у него интонация, - подумала Лера, - Как будто от меня зависит: цветут они или не цветут!" - и ответила:
   - Да, очень! Только они здесь как-то рано зацвели. Или это волшебный сад, как в "Снежной королеве"?
   - Да! - сказал Денис, раскидывая руки, - Это волшебный сад! Он только наш с тобой! Он будет таким, каким мы захотим! - и они пошли по дорожке в глубь сада. Они были совершенно одни, только вдали, на пределе слышимости, звучала музыка. "Как странно, будто действительно никого нет вокруг!" - подумала Лера. Но тут вдруг сзади послышались голоса, и мимо пробежала стайка юношей и девушек в карнавальных костюмах. Одна из девушек подбежала к Денису, прильнула к нему всем телом и сказала голосом, наполненным обольщением и обещаниями: "Пойдемте с нами. Предадим забвению весь скучный мир, и будем веселиться! Сегодня! И завтра! И всегда!" Лера заревновала и сказала, что они сами решат, что им делать! А она пусть догоняет свою компанию! Девушка насмешливо-понимающе посмотрела на Леру и пошла следом за ушедшими уже довольно далеко товарищами. Немного отойдя, она обернулась, прокричала: "Какой скучный у вас сад!" - и бросилась бегом, вдогонку за своей весёлой компанией.
   Лера с Денисом шли, наслаждаясь природой и тишиной. Впереди вдруг блеснула вода. Они подошли ближе и увидели реку и лодку.
   - Какой огромный парк! - сказала Лера с восхищением, - Даже река здесь есть! Давай покатаемся!
   Они отвязали лодку. С дикими первобытными воплями и смехом столкнули её в воду. Запрыгнули в неё, и отдались во власть течения. Течение оказалось довольно быстрым, оно подхватило лодку и понесло. Они плыли и плыли, ни о чём не думая, просто разглядывая берега. За очередным поворотом Лера вдруг увидела поле колосящейся пшеницы, и жниц, серпами срезающих золотые зрелые колосья.
   - Там, наверное, кино снимают, - сказала она, - Давай подойдём, посмотрим.
   - Они далеко, - сказал Денис, - и им до смерти надоело выгонять из кадра зевак! Вдобавок темнеет - вдруг заблудимся! - пошутил он.
   - О! Да мы приплыли к выходу! - вдруг сказал Денис. Лера посмотрела в противоположную сторону и увидела, что река приблизилась к замшелой стене из красного кирпича, которая примыкает к виднеющемуся невдалеке зданию ресторана и по периметру двери уже зажжены желтые лампочки, служа маяком, не позволяющим гуляющим заблудиться в саду в наступающих сумерках. "Как странно! - в который раз за сегодняшний вечер подумала Лера, - А когда мы выходили, я реку не заметила". "Наверно, её не было видно из-за деревьев", - решила она.
   Они подплыли к берегу, вытащили лодку, привязали её к дереву и пошли к выходу.
   Ночью, уже засыпая, Лера подумала: Какой всё-таки странный парк! Откуда там река? Мы плыли по ней, наверное, целый час! И где это видано, чтоб каштаны цвели в начале мая?! - и провалилась в сон.
  
   ГЛАВА 10
  
   На следующий день Денис позвонил Лере на работу и сказал, что сегодня не может её встретить в связи со сложными, затянувшимися переговорами. Лера сначала приуныла, а потом вспомнила о своём желании съездить к бабе Варе. Она перезвонила Денису и спросила, удобно ли ей навестить его бабушку? Денис сказал, что это хорошая мысль. Что, насколько он знает свою бабушку, Лера ей понравилась, и дал ей телефон бабы Вари. Лера созвонилась с ней и получила приглашение "заехать, навестить одинокую пожилую женщину".
   Баба Варя встретила её радостно и хлопотливо. Она говорила, какая Лера молодец, что вспомнила о ней. Что она очень рада видеть Настасьину внучку. Что, если б жизнь так нелепо не повернулась... Тут она замолчала и загрустила. А Лера думала: "И почему Денис, сказал, что она суровая? Напугал меня до смерти: ведьма, ворон. А она - замечательная! И чем-то похожа на бабу Настю. А ворон - просто чучело".
   - Ты, небось, голодная: с работы? - спросила баба Варя и повела её на кухню. Она накормила Леру незамысловатой, но полезн жареной рыбой с картофельным пюре и капустным салатом. Потом налила в чашки свежезаваренный чай и спросила:
   - Ну, рассказывай, какой комар тебя укусил?
   Лера смутилась, не зная, как сказать бабе Варе, что Денис ей рассказывал, что она гадает на картах, и Лера приехала погадать. Но тут Варвара Никитична сама сказала:
   - Да ладно, тебе - смущаться! Я и сама знаю, погадать приехала: любит тебя мой внук или нет? А здесь и гадать нечего, сразу видно - любит! Хоть и упирается, как молодой бычок. Я, девонька, много лет на свете живу, и многое повидала. Я ведь ему не бабка, а прабабка. Дед его, мой сыночек, Петруша, в войну погиб. Да, пережили мы с мужем моим, Петром Алексеевичем, сыночка нашего. А жена его - невестка моя, Дарьюшка, на работе надорвалась, поднимая детей без мужа, и едва до шестидесяти дотянула.
   Варвара Никитична задумалась, а потом непонятно добавила, видно о чём-то о своём: Настасья-то, бабушка твоя, против меня совсем девчонкой была. Да вот обиделась, свернула с пути. Закрылась, и двадцать лет никого к себе не подпускала.
   - Баба Варя, так, сколько ж вам лет? - удивилась Лера, - Я думала: вам лет 60 - 65.
   - Ой, нет, Лера, больше! Намного больше! Я уж сама потеряла счёт своим годам.
   Она вдруг изменилась, будто вышла из роли простецкой хлопотливой ситцевой бабушки. Её осанка приобрела величавость. Лицо словно подобралось и разгладилось. Стало спокойным и чуть-чуть насмешливым. Перед Лерой сидела благородная мудрая пожилая женщина. Новым, более низким и слегка ироничным голосом, Варвара Никитична, помолчав, сказала:
   - Давным-давно, как стареть начала, я стих написала. Хочешь, прочту? Стих коротенький, не бойся. Какая уж из меня поэтесса?!
   - Конечно, баба Варя, прочитайте!
   - Ой, если вспомню. Память уже не та стала, - сказала Варвара Никитична и задумалась.
  
   Лица блёкнут со временем, будто их кто-то стирает ластиком.
   Стать бы неразрушимым вечным пластиком
   Чтоб ни морщинки, ни седого волоса.
   Время - вперёд - без права голоса!
   Время - молчи! Пусть тайну рождения укроют туманы белые.
   И я навсегда - юная, рыжая, смелая!
  
   Они помолчали, задумавшись.
   - Ну, пошли, если хочешь, разложу я карты на Дениску.
   - Пожалуйста, баба Варя, разложите! - заныла Лера, и они пошли в комнату. Там Варвара Никитична взяла с этажерки колоду карт, перемешала их. Лера, как положено, левой рукой, от сердца, "сняла", и баба Варя стала замысловато их раскладывать: сначала по две карты крестом, потом, три карты в середину, потом по три карты вверх и вниз. Карты были очень красивые, в старославянском стиле.
   - Баба Варя, - начала Лера, но Варвара Никитична строго оборвала её: Не мешай!
   Потом она вдруг запричитала:
   - Ой, господи! Вот несчастье-то! Недосмотрела, старая дура! Что же теперь делать?!
   - Я тебе говоррил, что с Денисом твоим что-то не то. А ты всё отмахивалась, - раздал вдруг неизвестно откуда мрачный хриплый голос. Лера в испуге вскочила, повалив стул:
   - Кто здесь?
   - Не пугайся, сядь, - строго и властно сказала Варвара Никитична. Лера взглянула на неё и увидела перед собой сильную, спокойную и уверенную женщину с царственной осанкой. Голос её приобрёл какую-то гипнотическую силу. Не послушаться её было невозможно, и Лера как-то сразу успокоилась, подняла стул и села.
   - Это мой ворон, Порфирий, - сказала Варвара Никитична, - А ты, Порфишка, чего людей пугаешь?
   - Кто? - удивилась Лера, - Ворон? - и посмотрела на шкаф. - А он разве не чучело?
   "Чучело" взмахнуло крыльями, затем тщательно, пёрышко к пёрышку, уложило их и хрипло прокаркало:
   - Пугливые все больно стали! Везде им чучела" меррещатся. А ты, Варрварра, могла бы к моим словам и побольше пррислушиваться!
   Лера, совсем очумела: говорящий ворон! И он не повторяет бессмысленно заученные фразы, а беседует с бабой Варей на равных, как в сказках!
   Баба Варя опять запричитала:
   - Ой, Порфиша, не послушала я тебя, дура старая! Выручать Дениску надо!
   - Что случилось, баба Варя, что с ним?! Он заболел? В автокатастрофу попал? В больницу ехать нужно? - вскочила опять Лера.
   - Сядь! - сказала Варвара Никитична, - Расскажи-ка мне, девонька, не случалось ли с вами в последнее время чего-нибудь необычного?
   Лера вспомнила их вчерашнюю прогулку по волшебному саду, и рассказала Варваре Никитичне про цветущие на 1 Мая каштаны, про их прогулку по реке, неизвестно откуда взявшейся в районе Мещанских улиц, и про, опять же неизвестно откуда взявшуюся, дверь.
   - Господи, Зачарованный Сад! - охнула баба Варя, - В Москве! Никогда такого не было! Раньше его встречали только в тихих местах на малопроезжих дорогах. И как вам удалось оттуда выбраться?! В нём люди навсегда пропадают! А дверь такая массивная, старинная, деревянная, обитая кованными металлическими полосками и с большим металлическим кольцом вместо ручки?
   - Да, - сказала Лера.
   - Видно успокоились мы слишком. Просмотрели... - задумчиво сказала баба Варя. Ты, девочка, вот что: приезжай недели через две ко мне на дачу. Запиши адрес. А пока подумай, хочешь ли ты, как бабушка твоя, Настасья, в молодости, овладеть эзотерическими знаниями?
   - Баба Варя, - Лера никак не могла прийти в себя, - Я сплю, или это всё правда? Домовые, говорящий ворон, нечистая сила? Ведь этого не бывает! Это - глупые предрассудки!
   - Бывает! Еще и не такое бывает! - сказала баба Варя, и Лера вспомнила дедушку Пафнутия, - Но ты всё узнаешь в своё время. Много чего тебе предстоит узнать, если решишь встать в наш Круг. Охо-хо. Нелегкая это ноша. Так что, думай. Серьезно думай! А надумаешь, приезжай!
   - Да и не надумаешь, приезжай. Просто в гости. Я тебе всегда рада, - добавила она, - А теперь иди, а мне Дениску выручать надо. Только ты, смотри ему ничего не рассказывай! Ни ему, ни кому другому. Нечего людей тревожить. Да и не поверит тебе никто. И в Зачарованный Сад больше не ходи и Дениску не пускай - пропадёте!
   Лера спустилась во двор и позвонила Денису
   - Ты где? - спросила она.
   - Я уже освободился и еду к вам, - ответил Денис.
   - А мы уже распрощались с бабой Варей - у неё какое-то срочное дело, и я жду тебя во дворе.
   - Я скоро, - сказал Денис, - минут через пять.
   - Я тебя жду, - повторила Лера, садясь на лавочку и глядя на освещённое окно бабы Вари. Через несколько секунд свет в комнате погас, окно открылось и Лере показалось, что из него взмыла в тёмное ночное небо какая-то тень.
   - Иш, нечистая сила! На шабаш полетела! - неожиданно прозвучал в вечерней тишине высокий дребезжащий голос. Лера повернула голову и увидела на другом конце лавочки тщедушную мужскую фигуру.
   - Вы не правы, Варвара Никитична - очень хорошая женщина! А никакой нечистой силы вообще не бывает, - сказала она и подумала: "Непонятно, кого я хочу убедить: его или себя?"
   - Так ты тоже из этих? - сказал мужчина, вскочил с лавочки и побежал к подъезду, бормоча на ходу: Развелось нечисти! Никуда от неё не денешся! Окошко не откроешь - вдруг влетит какая-нибудь... Он скрылся в подъезде, и конец фразы Лера не услышала. " Какое у вас самомнение, мужчина! Ну, кто к вам может влететь? Разве что, сквозняк", - подумала она. Тут двор осветился фарами и из ночного мрака выплыл Денисов "Мерседес". " Как быстро стемнело! - подумала Лера, поднимаясь с лавочки и идя навстречу подъезжающей машине.
   Денис приехал весёлый, возбуждённый. Ему удалось подписать выгодный контракт, и он всю дорогу оживлённо рассказывал Лере, как это происходило. Но Лерина голова была занята совсем другими мыслями, и рассказ Дениса лишь иногда доходил до неё какими-то отдельными несвязными фразами. А сама Лера в это время думала: "День ото дня всё интереснее. Может быть я тоже, как Маргарита, полетаю на метле? И что там баба Варя говорила? Что за круг такой?! И что я могу решить, если я ничего не поняла?! Нужно ещё раз к ней съездить и узнать, что же она всё-таки имела в виду?
  
   ГЛАВА 11
  
   Варвара Никитична действительно вылетела из окна своей квартиры. Но полетела она не на шабаш, как предполагал Василий Панкратьевич из 43-ей квартиры. Она полетела в район мещанских улиц разыскивать Зачарованный Сад. Сад нашёлся легко - он занимал уже полквартала недалеко от Олимпийского проспекта, и виделся Варваре Никитичне, обладавшей, как уже известно дорогому читателю, магическим зрением, в виде бурлящего грозового облака, ограниченного заговорённой стеной. Баба Варя нашла здание, в котором по рассказу Леры находилась колдовская дверь, спустилась в тихом дворике на землю, пристегнула заклинанием метлу к металлической ограде и произнесла для неё заклинание невидимости, чтоб никакой пьяный или даже трезвый дворник не повредил её, по ошибке приняв за свой, случайно забытый, рабочий инструмент. Метлу свою баба Варя очень ценила. Она собирала её своими руками, веточка к веточке, используя только самые веселые и жизнерадостные липовые ветки, правильной толщины и длинны. В результате, метла у неё получилась скоростная - она могла при необходимости развивать скорость до 180 км в час. Баба Варя подозревала, что метла могла бы летать и быстрее, но случая проверить свои подозрения у неё пока не было. Но был у метлы-таки один недостаток: она не могла, как другие, более тихоходные мётлы стоять смирно, - она постоянно подпрыгивала и пританцовывала. Дома баба Варя отгородила в кладовке участок 50 на 50 см., устроив ей просторное стойло, но на "вылете" ей приходилось жестко пристёгивать свой транспорт заклинанием. Метла не любила неподвижность, сердилась на бабу Варю и, долго простояв пристёгнутой, могла отколоть что-нибудь этакое, например, заложить крутой вираж или взмыть свечкой высоко в небо, но Варвара Никитична хорошо изучила нрав своей метлы и умела аккуратно и строго осадить её.
   И так, пристегнув метлу, баба Варя осмотрелась. Ни одного окна в здании не светилось. Именно это, по-видимому, насторожило и встревожило Леру, когда Денис привёз её сюда первый раз, хотя сознание её почему-то не отметило этот факт. Баба Варя подошла к входной двери, но дверь оставалась наглухо закрытой. Увидев рядом с дверью домофон, она нажала кнопку вызова, но никакой реакции опять не последовало. Баба Варя вернулась, отстегнула метлу и стала последовательно облетать окна второго этажа, останавливаясь перед каждым окном и произнося заклинание зрительной проницаемости. За первым окном она увидела красивый, отделанный мрамором, мужской туалет. Баба Варя, в сердцах, чертыхнулась и полетела к следующему окну. За вторым окном она увидела большой сводчатый зал ресторана. Она отсчитала несколько окон и полетела к окну, которое, по её мнению, уже не выходило в ресторанный зал, но тут открылось одно из окон 3-его этажа, и хорошо поставленный мужской баритон произнёс:
   - Эт-то кто тут у нас проявляет неумеренное любопытство?
   Голос этот был Варваре Никитичне давно и хорошо знаком, и она решительно полетела к распахнутому окну. Она влетела в комнату, приземлилась и, придерживая непоседливую метлу, осмотрелась. Она попала в просторный, современно обставленный рабочий кабинет, а напротив неё стоял её старый знакомый колдун Варфоломей, известный в миру, как удачливый предприниматель, владелец сети ресторанов в Москве и других городах страны, Сергей Александрович Волошин.
   - Вот это кто! - с воодушевлением произнёс Варфоломей, - Уважаемая Варвара Никитична, собственной персоной! Ну, здравствуй, Варвара Никитична. Рад встрече! Сколько ж мы с тобой не виделись?! Годков, поди ж ты, 20? Нет! Уже 22!
   - Здравствуй, мил друг, Сергей Александрович, - ответила баба Варя. - Давненько мы с тобой не виделись! А по мне так и вовсе бы не встречаться - я смотрю, ты так и не остепенился. Всё тебя заносит!
   - Ты это о чём, Варвара Никитична?
   - Ты здесь из кого дурачка-то строишь - из себя или из меня?! - рассердилась баба Варя.
   - Что ты! - пошёл напопятную Варфоломей, - Из себя! Конечно из себя! К тебе я с полным почтением!
   Варфоломей был очень сильным магом. При этом он не был злым, как мог бы подумать сторонний наблюдатель, глядя на разрушительное действие его магической деятельности. Он был, несмотря на свой весьма солидный возраст, безалаберным увлекающимся магом-экспериментатором. Варваре Никитичне и другим ведьмам не раз приходилось исправлять негативные последствия его неаккуратных и безответственных экспериментов с магическими силами. Варвара Никитична подозревала, что и пожар на Останкинской башне, результат его опытов по усилению магической силы заклинаний при помощи атмосферного электричества. Но точно она не знала. И так как, не пойман - не вор, она до получения какой-либо дополнительной информации по этому делу, не собиралась озвучивать свои подозрения.
   - А ты, Варвара Никитична, поплохела: неужто подумала, что я не установлю заклинание оповещения о проявлении постороннего любопытства? - Спросил Варфоломей.
   - Ничего я не думала, - проворчала баба Варя, - Мне ни к чему скрываться. Мне твои архаровцы дверь не открыли.
   - Эт-то я им нагоняй устрою! Не пускать дорогую гостью! - сказал Сергей Александрович, - Но, положа руку на сердце, согласись Варвара, что ребята разнос ни за что получат. Они у меня дрессированные, и ты у них фэйс-контроль не могла пройти.
   Тут бабе Варе возразить было нечего: вылетая из дома, она думала только о том, как поскорее удалить из Москвы Зачарованный Сад. Она собрала в сумку необходимые магические предметы и заклинания, а о своём внешнем виде совсем не подумала. "Прав Варфоломей, - пронеслось в голове у Варвары Никитичны, - старею."
   А Варфоломей продолжал:
   - А помнишь, Варвара, как ты блистала лет уж 70, наверное, назад на новогоднем балу?! Платье - красное, в обтяжечку! Вырез на спине нарушал все нормы приличия! И это в те пуританские времена! Да!...- вид у Варфоломея стал мечтательно-отрешённым, словно он вернулся назад во времени на этот самый бал 70-тилетней давности, - Но этого почти не было видно, потому что вырез этот...офигительный... скрывался под твоими шикарными волосами. И каблуки! Высоченные! Ума неприлажу, как вы женщины на таких каблуках ходить можете? Но смотреть - одно удовольствие. Кто и не знал, не мог ошибиться - ведьма! Настоящая ведьма! Я в тебя тогда Варвара, прямо влюбился, но твой Глеб никого к тебе не подпускал.
   - Да... Было дело...- сказала Варвара Никитична, - А Глебушки моего уже 15 лет как нет. Но ты мне зубы-то не заговаривай! Расскажи лучше, как тебе удалось Зачарованный Сад в Москву перетащить?
   - Как...? Да я и сам, честно говоря, не понял. Еду, гляжу: знакомая дверь. Много я про неё наслышан был. Дай, думаю, проверю, что в этих легендах - правда, а что ложь. Вошёл: сад как сад. Яблони там растут, вишни, крыжовник. Погулял, крыжовника поел. Кислый сволочь, - лицо Варфоломея скривилось, словно он опять ощутил этот кислый вкус, - А когда выходил, захотелось мне выйти в вестибюль этого-вот здания. Вот и всё. За машиной потом, правда, пришлось посылать. А Сад в Москве вместе со мной оказался. Да ты не паникуй, Варвара. Что мы знаем про зтот Сад?! Люди в нём пропадают! А, может быть, они там обретают рай земной и сами не хотят выходить! Опять же, он улучшает экологию города. Деревья, там, кустарники.
   - Деревья! Кустарники! Ты же знаешь, Варфоломей, что каждый видит там, что хочет! Ты видишь деревья. Кто-то видит Лас-Вегас. А кто-то огромную свалку с кровожадными чудовищами и вороньём или жестокую сечу! И растёт он у тебя ни по дням, а по часам. Уже полквартала занял. Не контролируешь, ты его, Варфоломей, и не знаешь, что из этого может получиться! И я не знаю. А потому мы с тобой сейчас запрём Зачарованный Сад в шкатулку, и ты вывезешь его на прежнее место. Только надо окружить его заговоренной нитью. Пошли, протянем нить вокруг стены.
   Варфоломей, рассуждая об экологии города, просто хорохорился, а в действительности был сильно озадачен быстрым и неуклонным расширением Зачарованного Сада. Он предпринимал различные попытки ограничить это расширение, но никакие его магические действия не имели успеха. Сад их будто не замечал и Варфоломей уже начал испытывать неуверенность, и даже страх. И для него было большим облегчением услышать, что Варвара может отправить Зачарованный Сад на прежнее место. Поэтому он без лишних слов накинул пиджак и открыл дверь, приглашая Варвару немедленно начать выполнять задуманное. Они прошли через вестибюль - секьюрити, может, и удивились, увидев женщину, которую они не впустили, но виду, разумеется, не подали, - вышли из здания, и подошли к замшелой кирпичной стене, опоясывающей, Зачарованный сад, отделяя волшебный мир от обычного реального мира. Варвара Никитична вытащила из сумки, висевшей у неё на боку, катушку ниток и металлическую шпильку. Вбила шпильку в зазор между кирпичами, надела на неё катушку, загнула шпильку, чтобы катушка не соскочила, и пошла разматывать нить вдоль стены. А Варфоломей, время от времени, закреплял нить на стене при помощи магических скоб. Примерно через час, обойдя сад вокруг, они подошли к зданию с другой стороны.
   - Ну-ка отойди, - сказала Варвара Никитична Варфоломею. Приблизив конец нити к губам, она тихо произнесла заклинание материальной проницаемости и приставила нить к стене здания. Нить рванулась, исчезая в стене, потом начала дёргаться и извиваться.
   - Видно в ворота уперлась, - сказала Варвара, вытащила нить и, вновь проделав все магические манипуляции, пустила нить чуть дальше от зачарованной стены. На сей раз, всё прошло без сучка, без задоринки. Баба Варя с Варфоломеем обошли здание и увидели, что магическая нить свисает из стены с другой стороны дома. Варвара Никитична дотянула нить до катушки и закрепила. Потом вынула из сумки средних размеров простую деревянную шкатулку, открыла её ключиком и, опять отогнав Варфоломея, стала шептать заклинание. Под действием заклинания, зачарованная стена начала видоизменяться. Она будто растворялась в воздухе, превращаясь в клубящийся мерцающий туман. Туман делал попытки прорваться за контур, обозначенный магической нитью. Он выпускал стрелы и щупальца, пытаясь ухватиться за соседние строения и деревья. Иногда ему это удавалось, и он словно получал энергетическую подпитку, опять обретая вид, напоминающий стену. Но баба Варя, не отвлекаясь, бормотала свои тихие заклинания. Туман постепенно перестал бурлить и клубиться. Втянулся в шкатулку. Баба Варя захлопнула крышку, повернула ключик и с облегчением вздохнула.
   - На, - сказала она, и протянула шкатулку Варфоломею, - отвези на прежнее место и уноси поскорее ноги. Шкатулка может удержать его только сутки. За это время ты должен отъехать как можно дальше, чтобы Зачарованный Сад не мог тебя достать, а то кто знает, что может случиться. Отправляйся немедленно. И без глупостей: дело ответственное.
   Потом они скатали волшебную нить и вернулись в кабинет Сергея Александровича.
   В кабинете царил форменный хаос. Их глазам предстала картина разрушений, произведённых непоседливой метлой, которую баба Варя, озабоченная предстоящей борьбой с Зачарованным Садом, забыла "стреножить". "Слава богу, что не улетела погулять", - подумала баба Варя, глядя на открытое окно. Она стала извиняться перед Варфоломеем за свою забывчивость, но он только махнул рукой:
   - Пустяки! Завтра всё уберут.
   Они душевно распрощались. Варфоломей клятвенно заверил бабу Варю, что выедет немедленно, и она полетела домой.
   А секъюрити потом долго гадали, как вошла в здание и куда потом делась пожилая гостья их строгого шефа, и разыскивали потайной выход, но так и ничего и не нашли.
  
   ГЛАВА 12
  
   Сергей Александрович Волошин был человеком, как я уже говорила, совершенно безалаберным, но он был удивительно удачлив, и, обычно, чудесным образом, но, как правило, вовсе без привлечения своих магических способностей, выпутывался из малоприятных и даже очень неприятных историй, в которые нередко попадал из-за этой своей безалаберности. Когда он обещал бабе Варе, что отправится в дорогу немедленно, он говорил чистую правду,... или... или искренне заблуждался, думая, что говорит чистую правду. Или не заблуждался, а просто говорил. Бог ему судья. Но баба Варя отбыла домой в полной уверенности, что Сергей Александрович проникся важностью своей миссии, и выполнит всё необходимое с должным усердием, тщанием и быстротой. Оставшись один, Варфоломей выпил коньяку и почувствовал, что напряжение, в котором он находился всё последнее время, после того, как понял, что Зачарованный Сад ему неподконтролен, наконец, оставило его. Он почувствовал сначала даже некоторую эйфорию, но вскоре эйфория прошла, и его начало клонить в сон. Он подумал, что ехать до места, где он встретил Зачарованный Сад не более 3,5 часов. 3,5 - это даже с запасом! И что незачем ему тащиться в ночь. И не хочется. А завтра он всё прекрасно успеет. Он, как обычно в таких случаях, когда засиживался допоздна, постелил себе на диване и завалился спать.
   Утром Сергей Александрович проснулся в прекрасном настроении: вопрос с Зачарованным Садом был решён, оставалось только отвезти его на место. Он подумал было: "А не поручить ли это дело Ванюше? Дело-то, вобщем, простое". Ванюша был его правой рукой - секретарём, советчиком и охранником, и Сергей Александрович ему абсолютно доверял. Но, поразмыслив, разумно решил никого к столь деликатному делу, не привлекать. Взял бабаварину шкатулку, процедил охране на выходе: "Буду поздно", - и на своём любимом, очень подходящем, по его мнению, именно для выездов за город, скромном и приличном "Ровере" отправился в путь. Сергей Александрович пребывал в благодушном состоянии духа: мотор работает отлично, проблема с Зачарованным Садом разрешилась. Он расслабился и надавил на педаль газа, пытаясь проскочить светофор на желтый свет. Но, ехавший по перпендикулярной дороге, столь же безответственный сынок одной из известных поп звёзд, тоже торопился по своим делам. Он, так же как и Варфоломей, был, по жизни, озадачен только достижением наибольшего личного комфорта, впрочем, как и большинство из нас. Он точно так же привык давить на газ. Тоже, впрочем, как большинство из нас. И заметив, подъезжая на своем "джипе" к перекрёстку, что светофор на перекрёстке мигнул, собираясь переключиться с красного на зелёный, он энергично нажал на педаль газа. "Ровер" и джип вошли в контакт прямо посередине перекрёстка. Джип врезался в правую заднюю дверь "Ровера", развернул его в противоположную направлению своего движения сторону и обе машины, прочно сцепившись, остановились. Сынок поп звезды видимо ещё не исчерпал запас глупого везения, отпущенного ему провидением, и отделался лишь лёгким испугом. А Варфоломей получил перелом ключицы и, сильно ударившись головой о руль, потерял сознание. Бабаварина шкатулка, стоявшая на соседнем с водительским сиденье, ударилась о дверцу и свалилась под сиденье. В бессознательном состоянии Варфоломей пребывал недолго - минуты две, но, придя в себя, он совершенно забыл о цели своей поездки. Такое часто бывает в американских и латиноамериканских сериалах. У нас же в России амнезия довольно редкое явление. Но видимо божественному провидению надоело отмазывать от неприятностей безалаберного Варфоломея, и он-таки получил своё! В результате всех этих перепетий, Варфаломей уехал в больницу на машине скорой помощи, а волшебная шкатулка вместе с покорёженным автомобилем отправилась на эвакуаторе в ближайший отстойник.
   Хотя человек, изготовивший шкатулку, и не рассчитывал на подобные происшествия, шкатулка была сделана на совесть. Она почти не пострадала, только в нескольких местах появились микроскопические трещинки, заметные разве что только в лупу, но, тем не менее, уменьшившие её магическую силу. Если бы Варфоломей позвонил из больницы Ванюше, тот успел бы выполнить очередное нелепое поручение шефа, а именно: отвезти простую дешёвенькую шкатулку в тьмутаракань - куда-то за город Вышний Волочок и оставить её там у небольшой просёлочной дороги. Он даже успел бы отъехать на безопасное расстояние, прежде чем со шкатулкой начали бы происходить удивительные метаморфозы, и так бы никогда ничего не узнал бы об истинном смысле поручения. Но Варфоломей Ванюше не позвонил. Вместо этого он преувеличенно стонал и охал в приемном покое ближайшей к месту аварии больницы, заигрывал с миловидной женщиной-рентгенологом и медсёстрами, и дотошно и озабоченно расспрашивал дежурного врача о повреждениях своего организма. Вобщем, Варфоломей ныл и ко всем приставал, и не понравился никому, даже ленивой дебелой медсестричке Леночке, основным источником доходов которой были небольшие денежные взносы платёжеспособных пожилых мужчин за определённого рода работу. Варфоломея, в соответствии с его кредитоспособностью, определили в одноместную палату со всеми удобствами. Он обзвонил всех, кого счёл необходимым поставить в известность о приключившемся с ним происшествии, но о бабавариной шкатулке так и не вспомнил.
   Так прошло несколько часов. Волшебная шкатулка, спокойно лежавшая под сиденьем "Ровера" начала вдруг еле заметно вибрировать и светиться, потом малюсенькие трещинки, возникшие в результате ударов во время аварии, начали расширяться, и из них стал просачиваться наружу пастельно-разноцветный перламутровый туман. Туман быстро заполнил всё внутреннее пространство машины и начал сквозь многочисленные щели выпускать щупальца, исследуя пространство вокруг автомобиля. Эту удивительную картину посчастливилось наблюдать вышедшему из конторы покурить работнику аварийной стоянки Михалычу, который увидел, что одна из последних поступивших на стоянку машин, вдруг превратилась в диковинное инопланетное животное, размахивающее разноцветными перламутровыми щупальцами. Хоть Михалыч и был простым работягой с незаконченным средним образованием, он, тем не менее, был человеком с развитым воображением. Он любил читать в газетах и смотреть по телевизору байки про НЛО и, увидев такое необычное зрелище, подошёл поближе, чтобы рассмотреть, что же происходит с покорёженным "Ровером". Когда он приблизился к машине, щупальца совершенно очевидно потянулись к нему. Он сначала отпрянул, но любопытство оказалось сильнее страха, и он протянул руку к одному из щупальцев. Рука исчезла, войдя туман, но Михалыч ничего не почувствовал. Зато он увидел, как щупальце поползло по его руке вверх к голове, а потом вдруг удивительный феномен вместе со всей автостоянкой исчез из поля его зрения. Михалыч вдруг увидел, что он стоит на опушке леса а перед ним, только спуститься с пригорка и пройти метров 50, протекает небольшая и не маленькая, как раз такая, какая нужна для хорошей рыбалки, речка. Вобщем, как вы понимаете, Михалыч стал первой жертвой Великой Иллюзии поразившей чуть позже огромный район, включавший в себя и Щукино и Строгино и Хорошёво-Мневники и Покровское -Стрешнево и многие другие северные и северо-западные районы столицы. Он подошёл к речке и увидел, что к небольшой иве, опасно наклонившейся к воде, прислонён шикарный немецкий спиннинг. Михалыч, надо сказать, был заправский рыболов. Дочка его 3 года назад вышла замуж за поляка и жила в небольшом городке, пригороде Варшавы. Жена уже 10 лет как нашла себе другого мужа. А оставшийся один, как перст, Михалыч пристрастился к рыбалке и всё свое свободное время проводил то с друзьями, а то и один, сидя с удочкой у речки. Михалыч огляделся в поисках хозяина рыболовных снастей, но никого, прямо-таки никогошеньки, рядом не было. Он, для порядка, всё-таки позвал: Есть тут кто-нибудь? Люди добрые, есть тут кто? - и, не получив ответа, взял дорогущий шикарный спиннинг, о котором он мог только мечтать, полюбовался им, потрогал, погладил удилище. Ещё раз осмотрелся и, опять безрезультатно покликав хозяина, умело закинул крючок на середину реки и стал сноровисто сматыват барабан. На этом мы и оставим Михалыча, тем более, что с тех пор никто о нём ничего не слышал, и по документам он считается пропавшим без вести, и вернёмся на автостоянку.
   Волшебный туман, "проглотив" Михалыча, видимо получил некую энергетическую подпитку. Он сначала выбросил метров на 12 вверх яркий разноцветный, похожий на диковинный цветок, протуберанец, а потом стал стремительно расширяться во все стороны. Михалыч, очутившийся в своих грёзах, видел поле, и речку и спиннинг, а проходящая мимо влюблённая парочка, увидела, как со скоростью курьерского поезда на них надвигается полоса мягко переливающегося всеми цветами радуги густого непрозрачного тумана. Они испугались, но сделать ничего не успели, туман накрыл их с головой, и они очутились... Вы, уважаемый читатель, наверное, предполагаете, где могут оказаться влюблённые, попав в свои грёзы. Но в данном случае вы ошибётесь. Как показали дальнейшие события, произошедшие в волшебном тумане с разными людьми, мы с вами редко знаем, чего же мы хотим на самом деле. А ещё реже понимаем, что же нам с вами действительно необходимо в этой жизни, и даже в глубине подсознания мечтаем о какой-нибудь ерунде, типа повышения по службе, красивого платья или встречи с киногероем. Вот и с этой парочкой произошло следующее: девушка очутилась в номере люкс шикарного отеля, который она видела в одном из американских фильмов. Но она оказалась там одна, без своего друга. Она позвала любимого, но ответа не получила. Тогда она вышла в коридор и спустилась вниз. Она хотела просто тихонечко, не привлекая внимания, выйти из отеля и уйти домой. Но вдруг увидела в холле своего кинокумира и остолбенела. А кумир, "ничтоже сумняшеся", подошёл к ней и на чистом русском языке, даром, что считался чистокровным американцем и в фильмах говорил только на родном американском языке, попросил разрешения познакомится с " такой красивой девушкой", чем вогнал её в краску, потому что до тех пор ни она, никто из окружающих её такой уж красавицей не считал, и разрешение познакомиться, разумеется, получил. Получил также согласие посидеть в баре, чего-нибудь выпить и поболтать. И прочее и прочее. И молодой человек, ещё полчаса назад считавшийся любимым, из-за которого она не спала ночей и которого ревновала, прямо-таки, к каждому столбу, был окончательно и бесповоротно забыт. Ему - реальному мужчине - совершенно не было места в идеальных девичьих грезах. Но не торопитесь осуждать девушку. Юноша, очутившись в своих грёзах - в одном из таинственных тайских "заведений", о которых он много раз слышал по телевизору и читал в журналах, вообще не вспомнил о своей подруге, с которой он ещё несколько секунд назад и вроде бы всерьёз собирался официально зарегистрировать свои отношения. В чём уж тут дело, почему волшебный туман разнес эту вполне благополучную, по мнению окружающих, да и по их собственному мнению, пару, уже даже подавшую, после 1,5 лет совместной жизни, заявление в ЗАГС, по разные стороны Тихого океана, ведает только он. Душевные вибрации у них, что-ль, не совпали в тот момент? Или вообще не совпали? Вот так и задумаешся, а если я со своим любимым попаду в волшебный туман, что увижу я, и что увидит он? И хотелось бы знать, где он окажется? Где окажусь я, мне кажется, я знаю. Или не знаю? Вот такая вот "аллюзия с аллегорией"!
   А перламутровый туман, "проглотив" парочку, немного замедлился, и едва ощутимо поблёк. Он растёкся по соседним улицам, и в городе стало происходить что-то невообразимое. Как вы уже поняли, этот необычный туман воплощал в волшебную реальность мечты любого человека, который попадал в него. Все в волшебном тумане видели своё. Например, начинающая фотомодель Марианна, в своём родном городе Чите Марина Волкова, вдруг оказалась на Канарах в купальнике и бриллиантовом колье. И так и пошла купаться в океан - в бриллиантах. А сидевший рядом с ней в машине, её спонсор Владимир Валентинович оказался в игровом зале казино и сорвал в рулетку куш в 1 000 000$. Мечты, мечты... Неизбывная мечта миллионов людей о миллионе, сваливающемся с неба... Да и я, честно говоря... Ну, не знаю... А вы? А чем расплачиваться готовы-то? Ведь за всё нужно платить, это закон жизни. Если не работой до седьмого пота, то чем? Охо-хо... Мечты наши, мечты... Но вернёмся к нашей истории. Как в одном пространстве уместилось и казино, и экзотические острова и много других - реальных и фантастических мест непонятно, но возможности Зачарованного сада по изменению реальности были, по-видимому, неограничены, и тысячи попавших в Волшебный Туман москвичей видели каждый своё.
   Что видел гомосексуалист и педофил Карп Сигизмундович Щука, я описывать не берусь. Скажу только, что случайно попавшая в его видения, Антонина, мать 10-тилетнего умного и послушного сына, маминой звёздочки, расцарапала Карпу Сигизмундовичу лицо так, что продольные глубокие борозды теперь до конца жизни будут "украшать" и так неприятное похотливое лицо мерзавца. И такие мечты воплощал Волшебный туман. Да...
   А Василий Панкратьевич из 43-ей квартиры попал в волшебный туман, когда шёл по улице, направляясь, как обычно, с претензиями, на сей раз в пенсионный фонд. Он, как обычно, бормотал про себя что-то про нечистую силу, когда заметил, что все женщины на улице выглядят странно. Мужчины были, как мужчины, вполне обычные. А женщины, все до единой, и старухи и маленькие девочки - все - были одеты в обтягивающие красные платья с, до неприличия огромным, вырезом на спине. Платья были совершенно одинаковые и различались лишь длинной - мини, по самое некуда, или макси.
   Телохранитель Димон, подъезжая с охраняемым им телом депутата Крокодилова к перекрёстку, вдруг увидел, что перекрёсток перегорожен выстроившимися в два ряда друг напротив друга автомашинами. Ну, типа, баррикады там устроены. И скрываясь за этими стихийными баррикадами палят друг в друга изо всех видов оружия, вплоть до базуки, пацаны. Димон, в палящих в белый свет с его стороны, узнал дружков своей непутёвой юности, прошедшей в маленьком российском городке, и его вдруг охватило давно забытое чувство лихости и бесшабашности. Башню ему снесло напрочь, и он, выхватив свой табельный пистолет, разрешение на который при помощи взяток и шантажа выбил его депутат, которому наличие у охраны оружия придавало вес в собственных глазах, бросил на произвол судьбы охраняемое тело и рванул на подмогу своим.
   Десятиклассница Катя Мамина мрачно мучилась над, висящим уже больше ста лет проклятием над всеми российскими школьниками, пакостно толстым и скучным романом графа Толстого, когда комнату заполнил светлый дым. "Пожар!" - с ужасом подумала Катя, и вскочила со стула. Но запаха гари не ощущалось. И, вообще, дышать было легко. И вдруг она поняла, что она уже не дома. Она стояла посреди африканской саванны, и прямо на неё неслась со всех ног антилопа, преследуемая гепардом. Катя с детства любила лошадей и даже одно время занималась в конно-спортивном кружке. Но с тех пор, как узнала, что самое быстрое животное на земле - гепард, она мечтала покататься верхом на гепарде. Она просто-таки заболела своей мечтой. Ей даже во сне снилось, что она мчится по саванне на гепарде, мимо баобабов и стад антилоп и слонов, а азартно вступившие в соревнование с ними на скорость львы, пантеры, леопарды, и всякая мелочь, вроде шакалов и гиен отстают и "сходят с дистанции". И когда антилопа проскакала мимо совсем рядом с ней, она не успела ни о чем подумать, а просто, без всяких размышлений, вскочила верхом на гепарда. Гепард только слегка повернул голову и одним глазом посмотрел на Катю, но бега не замедлил, и Катя поняла, что сбылась самая заветная мечта всей её жизни, которую она считала неисполнимой блажью - она едет верхом на гепарде. "Йо-хо-хо!" - в восторге прокричала Катя и верхом на гепарде умчалась в свою мечту.
   А 6-тилетняя Машенька, возвращавшаяся с бабушкой от бабушкиной подруги, вдруг очутилась на поляне густо усеянной красивыми яркими цветами. А навстречу ей пулей нёсся, вытянув свой пушистый хвост в струну, "чистокровный дворянин" - пёс Шарик, с которым она подружилась прошлым летом на даче. Пес неизвестной породы, но с весёлой мордой и покладистым и жизнерадостным характером ходил за ней попятам, и в конце лета она очень просила маму взять Шарика насовсем, но мама была неумолима и они уехали в Москву без Шарика. Машенька совсем не плакала и мама думала, что она очень правильно не поддалась на детскую блажь, а то была бы сейчас в квартире шерсть, и грязь, и гуляй с ним в любую погоду. Вот так.
   35-летний бизнесмен Виталий Морозов недавно увлёкся буддизмом. Он ходил на собрания, изучал книги по буддизму, отказался от мясоедения и собирался по окончании своей земной жизни достичь нирваны. Вот только он, как и мы с вами никак не мог понять, как же выглядит рай, или, скажем, нирвана. Виталий ехал с работы домой в своем верном "Опеле" и вдруг увидел, что весь окружающий мир распался на тысячи золотистых прозрачных шаров, и в каждом шаре находится человек. Шары сначала двигались хаотично, но постепенно в их движении начал прослеживаться некий порядок. В конце концов, шары расположились стройными рядами на некотором расстоянии друг от друга, и всякое движение в мире замерло. И Виталий Морозов понял, что он никуда не едет, а неподвижно висит в пространстве в центре ячейки размером 5 на 5 метров, и видит (не глазами, а каким-то внутренним зрением), что вокруг него на бесконечное расстояние тянутся такие же ячейки, с человеком в центре. И никогда он больше уже никуда не поедет. Что он, вообще, больше никогда не увидит ни свой "Опель", ни свой дом, ни свой офис, а будет целую вечность вот так висеть в пустом пространстве, среди таких же бедолаг, как он, точно также по недомыслию попавших в нелепую передрягу. И он стал думать о том, как же им, попавшим в такую дурацкую ситуацию, договориться, объединиться и вернуться домой. И думать об этом ему предстояло ещё целую вечность.
   А третьеклассник Никита Васильев посмотрел на Землю из скафандра, пристёгнутого тросом к космической станции "Мир" и нашёл представившееся зрелище впечатляющим.
   А пятиклассница Ксюша Сотникова попутешествовала по "Красной планете" вместе с гостеприимными марсианами на замечательных местных "лошадях", которых местные жители называли забобами, и которые были похожи на огромных кузнечиков, с горбами, как у верблюдов. На марсианском языке, в котором было очень много согласных, свистящих, шипящих и щёлкающих звуков, их название звучало приблизительно так: зззззз(с понижением тона, а дальше на одной ноте)б(щёлк)бм, но Ксюша придумывала этот язык со второго класса и поэтому прекрасно понимала марсиан и совершенно замечательно с упоением шипела, свистела и щёлкала им в ответ. И над переводом с марсианского языка на русский она тоже работала, поэтому после адаптации абсолютно непроизносимого марсианского слова к нашему речевому аппарату совершенно непроизносимое слово ззззззб-щёлк-бм превратилось в не очень красивое, но легкопроизносимое слово - забоб. Марсиане, разумеется, пожаловались Ксюше на катострофическую нехватку воды на когда-то процветающей планете и Ксюша, разумеется, заверила марсиан, что её родная планета Земля не оставит в беде соседей по Солнечной Системе и, как только Ксюша вернётся домой и выступит в прессе и по телевидению с рассказами о катастрофической нехватке воды на Марсе, земляне немедленно начнут строить космические цистерны для помощи братьям по разуму.
   А шестиклассница Танечка Белова всегда мечтала, чтоб у неё выросли крылья. Она даже на все новогодние карнавалы наряжалась всегда одинаково: ангелом с красивыми белыми крыльями, купленными в магазине Детский Мир за 500 рублей. И вдруг Танечка почувствовала, как затрещало разрываясь платье на её спине, и через два аккуратных разрыва вылезли на свет два больших - много больше, чем карнавальные - белоснежных крыла. Она взмахнула крыльями и взмыла в небеса.
   Детские мечты были разнообразными и, по большей части, добрыми, чего не скажешь о мечтах взрослых. Через 5 километров от автостоянки волшебный туман перестал исполнять мечты о киногероях, борделях и шикарных автомобилях, абсолютно безнадёжно заполнивших души современных москвичей. Он изрядно посерел и почти перестал светиться Он теперь был очень похож на знаменитый английский смог.И надо сказать я его понимаю. На меня тоже произвело угнетающее впечатление, что ни один взрослый человек, из попавших в волшебный туман, не мечтал покорить Эверест или полюс, слетать на Луну, совершить какой-нибудь подвиг во имя человечества, посидеть за штурвалом самолёта или постоять за штурвалом красивого океанского лайнера, или, например, стать президеном. Уверяю вас, никто-никто не захотел стать президентом! Несколько бездельников захотели стать президентами банков, но быстро разочаровались и вернулись к привычному времяпрепровождению с пивком в компаниях дружков и подружек. Всего два, человека мечтали почитать книжки. Один человек мечтал собрать из старых запчастей диковинный автомобиль. Пять увлечённых разведением цветов женщин мечтали о скорейшем появлении цветков у никак не приживавшихся у них растениий. Было несколько сцен из фильмов ужасов с ожившими мертвецами, при жизни родными и любимыми людьми. Несколько школьников мечтали избавиться от двойки в дневнике. Несколько студентов мечтали о 100% рейтинге. И то и другое, разумеется, без усилий.
   Половина москвичей вообще ни о чём не мечтали - они, как оказалось, были вполне довольны своей жизнью, хотя большинство из них отнюдь не катались в этой жизни, как сыр в масле, и постоянно жаловались на судьбу, но Другой Судьбы им, видимо, не надо было. А остальное всё, увы, как в американских фильмах: деньги, секс и насилие. Зачарованный Сад сначала исполнял все желания, поэтому внутри территории, охваченной волшебным туманом, непрерывно грохотали взрывы и стрельба, неслись киношные вопли из сотрясающихся в непрерывных оргазмах автомобилей. И вскоре, волшебный туман стал похож на огромную, спустившуюся на землю грозовую тучу. Он потерял перламутровый блеск и разноцветность. В нём то тут, то там начали посверкивать молнии, и неизвестно, чем бы это всё закончилось, но в небе вдруг появилась небольшая стая диковинных птиц, которая, приблизившись, оказалась состоящей из ведьм верхом на мётлах. Ведьмы разлетелись в разные стороны, охватив кольцом чёрную тучу, внутри которой молнии сверкали уже беспрерывно, и зависли в воздухе. Они некоторое время повисели, ничего, казалось не предпринимая, а потом туча стала уменьшаться, туман потёк к одной из ведьм и вскоре исчез, будто его и не было. А через несколько секунд исчезли, будто испарились, и ведьмы. И на хаос, учинённый в городе волшебным туманом, взирало только чистое закатное небо.
  
   ГЛАВА 13
  
   А теперь я расскажу вам, уважаемый читатель о том, как ведьмам удалось победить Волшебный Туман. Для этого мне придётся вернуться немного назад во времени. Когда Волшебный туман вырвался на свободу из заговорённой шкатулки, Варвара Никитична разговаривала по телефону со своей давней подругой Таисией. Совсем юная 18-летняя Таисия пришла после педагогического училища работать в детский сад, где Варвара Никитична много лет работала нянечкой. Таисия оказалась увлечённой и старательной. Она самоотверженно любила детей. У неё была милая улыбка и ласковый голос. Она сразу понравилась всем работникам детского сада. А дети её просто обожали. Варвара Никитична с Таисией проработали душа в душу 11 лет. Но потом, в связи с образовавшейся демографической ямой их детский сад закрылся и Таисия, как многие другие в то беспокойное время, стала торговать на рынке турецкой одеждой, а баба Варя, уже много лет бывшая по документам заслуженной пенсионеркой, предпочла стать пенсионеркой фактической. Но дружба их не прервалась. Они перезванивались и ездили друг к другу в гости. И сейчас Таисия позвонила, пригласить Варвару Никитичну на свадьбу своей старшей дочери. Таисия с увлечением рассказывала о том, как они решили организовать свадебное торжество, а Варвара Никитична её доброжелательно слушала, радуясь, что у "маленькой" Олечки всё так чудесно складывается, когда ворон Порфирий вдруг, громко каркнув, сорвался со своего места и вылетел в открытое окно. Баба Варя забеспокоилась, скомкала разговор с Таисией и, обещав ей непременно быть на Олечкиной свадьбе, распрощалась. Порфирий был ворон очень старый, умудренный жизнью. Он получил за свою длинную жизнь множество ран в сражениях с другими, волшебными и простыми, птицами, был щипан даже ГБистами, и уже давно привык соблюдать конспирацию. Много лет уже он вылетал из дома прогуляться в небе только глубокой ночью, когда Москва затихала, и беспокойные, суетливые москвичи успокаивались, забываясь в тревожных снах жителей большого города. А теперь непонятное беспокойство влекло Порфирия на север столицы. Он пролетел совсем немного, когда увидел, что весь север Москвы, со всеми улицами и зданиями, накрыла живая перламутровая туча, время от времени выстреливающая в небо протуберанцами, иногда похожими на яркие диковинные цветы, а чаще на атомные взрывы. Туча клубилась и шевелила многочисленными щупальцами. Ворон развернулся и полетел назад.
   Закончив разговор с Таисией, баба Варя места себе не находила от беспокойства, ожидая возвращения Порфирия. Он влетел в открытое окно и сел на своё излюбленное место.
   - Ну что? - в нетерпении спросила баба Варя.
   - Слетай, сама посмотри, - ответил ворон.
   - Что, всё так серьёзно? - спросила баба Варя.
   - И поторопись, - сказал ворон, и добавил: Лети на север.
   Баба Варя свистом подозвала свою верную метлу, оседлала её и, произнеся заклинание невидимости, полетела посмотреть своими глазами, что же вызвало такое беспокойство мудрого старого ворона. Увидев тучу, баба Варя всё сразу поняла. "Варфоломей! - подумала она, - "Вот дура старая, на кого понадеялась! Ну, он у меня попляшет, голубчик, и чечётку, и трепака!" - развернулась и полетела назад.
   Ещё только подлетая к своему окну, она услышала телефонный звонок. Влетев в окно, она отпустила метлу, приструнив её: "Веди себя смирно! Видишь, что у нас тут происходит! Не до игр мне!" - и сняла трубку.
   - Варвара Никитична! Что происходит?! - раздался в трубке голос молодой ведьмы Полины, - Я тут на дне морском побывала, еле выбралась! Пять заклинаний произнесла! Заклинания не действуют! И теперь вот в густом тумане на ощупь нашла телефонную трубку. Варвара Никитична, миленькая, помогите мне, пожалуйста!
   - Не бойся, Полина, попробуй подозвать метлу, - сказала баба Варя, - поднимись вверх над туманом, он не высоко поднимается, и лети ко мне.
   - Варвара Никитична, у меня метла заперта!
   - Ну не вешай трубку и пойди, найди метлу
   - Сейчас, - сказала Полина.
   Баба Варя тревожно ждала, и вздохнула с облегчением, когда в трубке опять раздался теперь уже радостный Полинин голос:
   - Нашла, Варвара Никитична!
   - Ну и хорошо, - сказала баба Варя, - А она летает?
   - Летает! Ещё как летает! Вы знаете, Варвара Никитична, что метла у меня плохонькая: слабая и медлительная, а тут прямо как в "формуле-1"! Лётные качества, как у истребителя, проявились! Я ею управлять не могу: обо всё ударяюсь!
   - Ты, вот что, ты поосторожнее будь, - сказала Баба Варя, - Я тут общий сбор объявляю. А ты, когда из тумана в небо вырвешься, облети там всё, разведай обстановку, а потом тоже прилетай.
   - Хорошо, Варвара Никитична, - ответила Полина и спросила: А что происходит?
   - Потом узнаешь. А теперь не тяни время - лети, - сказала баба Варя и повесила трубку. "Охо-хо", - сказала она и подумала: "Справится ли девочка?" Потом она прошла в кладовую, выбрала один из развешанных там пучков трав и вернулась в комнату. Она положила пучок в простую с неброским узором керамическую миску, подожгла его зажигалкой и стала бормотать заклинание. Через несколько минут в комнате раздался звон. Это звонил колокольчик, подвешенный к одной из реек этажерки. Колокольчик несколько раз прозвонил и затих. Баба Варя продолжала читать заклинания. Колокольчик зазвонил вновь. Он то звонил, то затихал. Наконец колокольчик затих совсем. Баба Варя прекратила бормотать заклинания. "Не все",- подумала она, - "Ну да, ладно. Пора и мне". Она взяла с этажерки красивую палехскую шкатулку, которая так понравилась Лере, вытряхнула её содержимое на стол. Она положила шкатулку в сумку, а сумку повесила через плечо. Потом свистнула, подзывая метлу, оседлала её и, привычно прошептав заклинание невидимости, вылетела в окно. Ворон Порфирий каркнул, сорвался со своего насеста и вылетел вслед за ней. Она полетела в юго-западном направлении к даче старейшей ведьмы Аполинарии Матвеевны, где располагалась тихая, мало кому известная штаб-квартира Московского Союза ведьм и колдунов. В этом союзе состояли все московские ведьмы и колдуны. И, при объявлении "общего сбора", все должны были собраться именно там. Но, по каким-то неизвестным никому причинам, мётлы испокон веку категорически отказывались слушаться мужчин, поэтому колдуны должны были добираться к месту общего сбора на автомобилях, а это намного медленнее, чем на метле. (Но это достижение цивилизации - автомобиль, надо сказать, сильно облегчало колдунам жизнь, ведь раньше им приходилось добираться до нужного места на лошадях.) В связи с этим, на мужчин баба Варя не рассчитывала, хотя их помощь, в сложившейся тревожной обстановке, не помешала бы. Да и ответили на сигнал общего сбора не все ведьмы и колдуны. Как потом оказалось, многие из них, как и молодая ведьма Полина, не смогли вырваться из плена колдовского тумана. На подлете к деревне Ложкино, возле которой была расположена дача Аполинарии, Варвара Никитична увидела, как впереди неё, то справа, то слева, вдруг появляются в небе ведьмы. Она тоже произнесла заклинание, отменяющее невидимость. Это было необходимо, так как невидимость была чревата столкновениями при подлёте и на посадке. Ведьмы приземлялись на лужайке за домом, ставили мётлы к "коновязи" и, задавая друг другу один и тот же вопрос: "Что случилось?" - шли в дом. Варвара Никитична, приземлившись, немного постояла, поджидая своего ворона и наблюдая, как, воспользовавшись случаем покрасоваться друг перед другом, молодые ведьмы при приземлении показывают фигуры высшего метлопилотажа. Когда одна, ещё недостаточно хорошо управляющая метлой начинающая ведьма сшибла-таки в посадочной сутолоке двух подруг, Варвара Никитична только неодобрительно покачала головой: не время устраивать "разбор полётов". "Потом, позже. Всё потом".
   Вскоре прилетел Порфирий, уселся ей на плечо, она прошла в дом и села на свое постоянное место. Она осмотрелась в поисках Полины, но Полины не было. Вскоре поток прибывающих иссяк, и старейшая ведьма Аполинария Матвеевна поднялась со своего места и сказала:
   - Приветствую вас, уважаемые соратницы. Кто из вас объявил общий сбор? Пусть выйдет и расскажет, какие события побудили её экстренно собрать нас всех в этом зале.
   Варвара Никитична поднялась со своего места, прошла к стулу, предназначенному для докладчиков, села и начала свой рассказ. Ведьмы слушали молча и внимательно. Порфирий неподвижно сидел у неё на плече, не подавая никаких признаков жизни и его действительно можно было принять за чучело. Когда Варвара Никитична закончила, самая нетерпеливая молодая ведьма Маргарита спросила: Варвара Никитична, а что это такое - Зачарованный Сад?
   - Об этом потом, - оборвала её Аполинария Матвеевна, - Варвара, что делать будем?
   - Нужно шкатулку подготовить. Для этого мне нужны три сильных ведьмы, знакомых с заговором Уложения, - ответила Варвара Никитична, и со своих мест сразу встали три ведьмы. Варвара Никитична распорядилась вынести на середину зала небольшой столик на высоких, красиво изогнутых ножках, на который она поставила свою палехскую шкатулку и открыла её. Четыре ведьмы встали с четырёх сторон от столика, взялись за руки, образовав круг, и Варвара Никитична начала произносить заклинание, а остальные три ведьмы вторили ей. Заклинание было длинным и замысловатым. В нём встречались фразы на разных древних, уже много столетий забытых, языках. Если бы в зале случайно оказался специалист по древним языкам, он бы мог узнать древнеславянский, древне-арамейский, санскрит, этрусский и, бог его знает, какие ещё другие мёртвые языки. По залу пронёсся ветер, всколыхнув занавески, и внутри круга появилось слабое свечение. По мере того, как голос бабы Вари усиливался, увеличивался и светящийся купол над шкатулкой. Он стал ослепительно ярким. Ведьмы, не участвующие в действе, поднялись с мест. Их волосы распушились и заискрились статическим электричеством. А у совсем юной, еще не умеющей управлять энергетическими потоками, ведьмы Александры, её длинные, ниже лопаток, волосы встали совершенно дыбом, и она стала похожа на фурию. Но её доброе милое испуганное лицо совсем не соответствовало тому впечатлению, которое подобное зрелище могло произвести на стороннего наблюдателя. Но кто из нас с вами, уважаемые читатели, попав в странные обстоятельства и столкнувшись с неопытной ведьмой, не справившейся с вызванными ею энергетическими стихиями, стал бы вглядываться в её лицо? Мы с вами в ужасе поскорее бежали бы от пугающего зрелища, а потом рассказывали бы о дьявольщине, с которой нам довелось столкнуться. И рассказы эти, со временем, всё обрастали бы новыми пугающими подробностями. Потому что люди любят слушать страшилки и потому, что мы с вами, выпутавшись из более сложной ситуации, обладаем большим авторитетом и в глазах окружающих и в наших собственных глазах.
   Наконец, голос бабы Вари стал затихать. Когда она замолчала, раздался мелодичный звон. Световой купол в ведьминском круге начал оседать. Ведьмы отпустили руки, разорвав магический круг, и свет рассеялся по залу.
   - Готово, - сказала Варвара Никитична.
   - Ну, и что дальше? - спросила Аполинария Матвеевна.
   - Заговорённой нити у меня не хватит, поэтому всем нам придётся организовать живой магический круг, - ответила Варвара Никитична.
   - Тогда полетели. А ты, Александра, остаёшься встречать мужчин. Объясни им всё, проинструктируй. Пускай подъезжают, помогут нам навести порядок в городе, - сказала Аполинария Матвеевна, и пошла к двери, а за ней потянулись остальные ведьмы.
   Они вышли во двор и стали седлать своих "коней", когда к даче стали подъезжать первые колдуны.
   - Летим группой, - сказала Аполинария, - Поэтому никакой невидимости.
   - Ну, поехали, - распорядилась она и взлетела. Ведьмы дружно поднялись в воздух и, следом за Аполинарией Матвеевной, полетели к Москве.
  
   ГЛАВА 14
  
   А теперь вернёмся к нашим героям. Лера выписывала в офисе очередную накладную, когда вдруг раздались крики: "Пожар! Горим!" Все повскакали с мест и побежали к выходу, тут-то их и накрыло волшебным туманом, и Лера вдруг оказалась в какой-то загородной местности. Местность показалась ей пронзительно знакомой. Река. А вот и ива, и лодка. Зачарованный сад! - узнала Лера. Как же я сюда попала? - подумала она.
   - Денис! - робко позвала она, но ответом ей был только тихий плеск воды на мелководье. Что же мне теперь делать? - тревожно подумала Лера. Пойду-ка я к выходу, - решила она и направилась по дорожке туда, где, как она считала, была расположена волшебная дверь. Вы уже знаете, дорогие читательницы, что никакой двери Лера бы не нашла. Но она этого не знала, и только чуть тревожилась, надеясь вскоре выйти в знакомое здание ресторана "У рыцаря". Лера прошла метров 50, как услышала сзади: Лера! Она обернулась и увидела Дениса, стоящего на том же самом месте у реки, где недавно стояла она. Денис! - бросилась к нему Лера. Она подбежала к Денису и бросилась ему на шею. Он подхватил её, а она крепко-крепко обхватила его ногами и руками и завопила:
   - Как я рада тебя видеть!
   - Не кричи мне в ухо: оглушила, - сказал он и закружился с Лерой на руках. Он чуть-чуть покружился, потом поставил её на землю и спросил:
   - Где это мы? И как мы здесь оказались? Я ехал к тебе. Хотел встретить тебя с работы. Как вдруг впереди возникла какая-то дымовая завеса. Я не успел затормозить и въехал в густой дым. А потом вдруг оказался у речки. Что произошло?
   - Это Зачарованный Сад, - ответила Лера, - А как мы здесь оказались, я не знаю. Мне баба Варя строго-настрого велела сюда больше не ходить!
   - Постой, какой Зачарованный Сад? Так называется сад при ресторане "У рыцаря"! - удивился Денис.
   - Вот, - сказала Лера, - Он и есть Зачарованный Сад! Баба Варя велела нам с тобой сюда больше не ходить, а мы как-то здесь оказались. Ой, что теперь будет?! - вдруг испугалась она.
   - Постой, - сказал Денис, - Какой такой "Зачарованный Сад"? Почему баба Варя велела сюда не ходить? Расскажи всё толком!
   - Ой, - затараторила Лера, - Твоя баба Варя - настоящая волшебница! И ворон у неё - говорящий! Она обещала и меня научить! И Лера рассказала Денису и про гадание, и про говорящего ворона , и про Зачарованный сад.
   - Вот это - да! - сразу поверил ей Денис, - Я в детстве думал что-то в этом роде! А когда вырос, запретил себе сочинять байки про добрую волшебницу. А она и правда - волшебница! Нет, ты меня разыгрываешь! - вдруг засомневался он.
   - Нет, всё чистая правда! - произнесла Лера торжественно, - Она обещала и меня всему научить!
   - Моя бабушка - настоящая волшебница! - не мог прийти в себя Денис, - Послушай, она запретила нам сюда ходить?
   - Да, - сказала Лера, - Она сказала: "Не ходи туда больше, и Дениску не пускай - пропадёте!"
   - Она так сказала? - переспросил Денис. Он помолчал. - Давай, всё же, попробуем выбраться.
   - Давай попробуем, - согласилась Лера, и они пошли по дорожке в направлении предполагаемого выхода.
   Я не знаю, чем бы закончилось их путешествие при других обстоятельствах, но в этот раз их, возможно, спасло то, что попали они в волшебный туман, когда он, в силу ли своего разочарования желаниями москвичей или по какой-то другой причине, уже совсем остановился и, видимо, изрядно растерял свою колдовскую энергию. А, может быть, их спасло то, что, когда ведьмы зависли в московском небе, сражаясь с волшебным туманом, они целенаправленно искали выход? Знать это теперь уже не может никто. Но известно, что некоторые москвичи бесследно пропали, после того, как в Москве произошло необычное природное явление и на северо-запад столицы, в силу каких-то причин, до сих пор непонятных учёным, низко-низко, прямо на улицы и дома, опустилась грозовая туча. Я думаю, что некоторые люди просто не захотели возвращаться из своей мечты в обыденную реальность. А некоторым одиноким людям, вроде Михалыча, и некуда особо было возвращаться. А Лера с Денисом, когда круг волшебного тумана сузился, оказались там, где они в него попали: Лера - в своем офисе, А Денис - в своём автомобиле.
   Москвичи, побывавшие в своих мечтах, не понимали, что же с ними было, и чувствовали себя неуютно. Но хуже всего обстояло дело на московских улицах, где огромные ряды автомобилей стояли в аварийной сцепке. Невидимые ведьмы и колдуны ещё несколько часов приводили улицы в порядок. И водители, уныло сидящие в своих автомобилях в ожидании инспекторов ГИБДД, вдруг с изумлением ощущали, что их автомобиль сам собой откатывается от впереди стоящей машины, зад которой, оказывается, не имеет никаких повреждений. И тщательный осмотр их собственного автомобиля показывает, что и он тоже не имеет никаких повреждений ни спереди, ни сзади, хотя они точно помнят два ощутимых удара: один, когда они врезались во впереди идущий автомобиль, и второй, когда задний автомобиль врезался в них.
   А на перекрёстке улиц Таллинской и Кулакова прохожие могли наблюдать, как висящий наподобие сильно наклонённой Пизанской башни светофор, свёрнутый фурой, вдруг принял нормальное вертикальное положение. А сама фура с выключенным двигателем откатилась на шоссе. А потом её задняя часть поднялась в воздух и развернулась так, что машина оказалась ровно стоящей вдоль бордюра. Водитель фуры, 32-хлетний спокойный семейный парень Дима, потом пытался рассказать об этом своему другу Саньку, но даже Санёк, сильно уважавший Диму, смущённо посоветовал ему сходить ко врачу. После этого Дима больше никогда и никому не рассказывал об этой странной аварии.
   А жители маленькой деревеньки Ложкино в одночасье помешались всей деревней, и рассказывают, что они своими глазами видели, как к расположенному вблизи деревни дачному посёлку Прометей, слетались ведьмы на мётлах. Сначала ложкинцы от изумления и нервного расстройства просто ошиблись, насчитав 46 ведьм, хотя их было всего 27. Но потом они увлеклись, и из их более поздних рассказов следовало, что ведьм было не меньше 1000! Нет! Их было 10 000! Их было тьма тьмущая! Они носились над головами бедных ложкинцев туда-сюда, распугивая кур. А после этого необьяснимого ведьминского нашествия, вышеупомянутые куры перестали нестись, а коровы доиться. На что жители соседнего с Ложкиным богатого села Куравлёво резонно замечали: А кому там нестись, если они, ложкинцы, последнюю живую курицу зарезали полгода назад, а коров у них, вообще, отродясь, не было. Но ложкинцы такими пустяками не смущались и на "злобные" инсинуации куравлёвцев, с достоинством отвечали: "Вот и хорошо, что не было, а то бы покалечила нечистая сила скотину: только на мясо её и оставалось бы забить". Ну что на это можно ответить? Вот и куравлёвцы молча поворачивались и уходили, тихо переговариваясь между собой, что вот, мол, у людей совсем мозги от безделья и пьянства иссохлись.
   Многие жители города в эту ночь долго не могли заснуть, недоумевая, что же с ними приключилось. Лера тоже долго ворочалась в постели. Уж ей-то было о чём подумать! Наконец она окунулась в беспокойное забытьё, и приснился ей сон.
   СОН ЛЕРЫ.
   Она стоит в большой ярко освещённой красивой современно и шикарно обставленной спальне, а напротив неё стоит очаровательная девушка. На девушке великолепное свадебное платье, расшитое серебряной и золотой нитями, с вкраплениями стразов, которые ослепительно сверкают в ярком свете мощных электрических ламп. И неожиданно Лера понимает, что это зеркало. Что она, Лера, смотрит на себя в зеркало. Что эта очаровательная девушка в платье невесты - она сама. Лера опускает глаза вниз, удостовериться, и видит, что на ней действительно надето шикарное свадебное платье. "Зачем это всё? - думает она, - Это что, маскарад?"
   - Нет, этоу неу маскараад, - отвечает на её мысли странный спокойный протяжный и мягкий, даже какой-то подмяукивающий, голос.
   - Кто здесь? - спрашивает Лера и оглядывается. Но никого, кроме неё в комнате нет. Лишь на огромной белой кровати, застеленной тускло поблескивающим атласным покрывалом, развалился большой чёрный кот. Лера с недоумением смотрит на кота. На усатой кошачьей морде появляется довольная улыбка, и Лера слышит:
   - Дау, это яу говорюу. Что же по-твоему, говорящие воро"ны бывают, а коты, по-твоему, что, глупее, что ли? Коты - они очень даже умные, только им с вами говорить не о чем. Вот они и молчат.
   Лера от неожиданности попятилась и оперлась рукой о спинку кресла.
   - Ннет, я ничего, - сказала она, запинаясь, - Я ничего такого не думаю. Я очень даже кошек... котов... люблю. Они такие очаровательные. Пушистые.
   Кот, видимо остался доволен Лериными оправданиями.
   - Василий, - представился он.
   В комнату вошла, вернее, вбежала, пританцовывая девушка, одетая, как в кино про старинную дворянскую жизнь одеваются служанки: в светлое платье, с множеством юбок, торчащих одна из-под другой, и узким лифом с огромным декольте. "Моник. Горничная", - непонятно почему подумала Лера и сама удивилась необычному имени. Моник затараторила:
   - Ой, какая же вы всё-таки красивая, мадам! Садовник Пьер, которому сто лет исполнилось, наверное, ещё когда меня на свете не было, говорит, что такой красивой невесты он отродясь не видывал. А он за свои сто с лишним лет, небось, повидал много чего. А какое празднество в саду готовится! Но мне строго-настрого велено вам ничего не говорить! Скажу только, что вас ожидает столько сюрпризов! Нет, такой свадьбы, и, правда, никогда не бывало. Я так счастлива, мадам! Я своим внукам буду рассказывать о вашей свадьбе!
   Горничная оживлённо болтала, а Лера, озадаченная происходящим, думала: "Так это и правда, моя свадьба? А за кого же я выхожу замуж? Ну почему я ничего не помню!!?" Она пыталась вспомнить, как она здесь очутилась, но никак не могла. В голове у неё возникло неприятное ощущение, ей хотелось прекратить вспоминать - потом само вспомнится, но никак не получалось переключиться и это её сильно раздражало. Лера начала злиться на без умолку болтающую служанку и, вообще, злиться - на всё, и яростно думала: "Ну, скажет она хоть что-нибудь путное или нет?" Наконец, Моник заметила Лерино состояние и озабоченно спросила:
   -Да, что с вами такое, мадам? Вы будто и не рады вовсе. Вы не заболели? А то вот незадача будет, если невеста заболеет в день своей свадьбы! Всё подготовлено. Гости уже съезжаются. Одной еды на кухне на целый кавалерийский полк заготовлено! Ой, мадам, а, может быть, гусаров ждут? Может быть, они почётным эскортом будут сопровождать свадебный кортеж? Или нести почетный караул возле церкви и в парке?
   Как-то она странно говорит,- подумала Лера, - как в старинном водевиле. Но как бы узнать, кто мой жених? И вообще, что происходит?! Где я?!
   - А со стороны жениха уже приехал кто-нибудь? - спросила она осторожно, пытаясь перевести разговор в нужное ей русло.
   - Да, - ответила Моник, - приехали какие-то родственники, но их никто не знает. Одна пара - с такой очаровательной девочкой! Глаза - синие-синие, как небо! И золотые кудри по пояс. Она, говорят, будет нести ваш шлейф. Хороший выбор, - одобрила она, - Интересно, мадам, а какого мальчика вы выбрали ей в пару?
   "Какого мальчика! - в отчаянии подумала Лера, - Я не знаю, кто жених! И вообще, ничего не помню!"
   - А жених..., - начала она.
   - Ой, что вы! - перебила её горничная, - С женихом вы встретитесь только у церкви. До церкви вас будут сопровождать его отец и брат.
   "Да кто он такой, этот треклятый жених!" - подумала Лера. "Спрошу у кота! - вдруг пришло ей в голову, - Или у мамы! Мама-то должна быть на моей свадьбе?"
   - Моник, - сказала Лера, - А не могли бы вы найти мою маму? Попросите её, пожалуйста, зайти ко мне.
   Тут дверь опять открылась, в комнату влетела Наташка и затараторила, точно так же, как горничная:
   - Ой, Лерка, там такое! Сейчас опробовали фонтан! Такое бывает только в кино! Или во сне!
   - Наташа, - перебила Наташку горничная, - Вы не должны говорить мадам о том, что готовится. Вы забыли? - это должно быть сюрпризом. "Нет, от них не добьёшся толку", - решила Лера, и они обе мгновенно испарились, что вовсе не удивило Леру. Наоборот, она обрадовалась их исчезновению, одержимая внезапно возникшим сильным желанием выпытать у кота всю необходимую ей информацию "Кот, - подумала Лера, - Вот кто всё знает!" " Сейчас я всё из него вытрясу!"- решила она и прыгнула к кровати. Она схватила кота за горло и принялась трясти, приговаривая: "Сейчас ты мне всё скажешь! Всё выложишь, как на духу!" Кот норовил вырваться и яростно отбивался, оставляя на Лериных руках длинные глубокие царапины. Хоть боли Лера и не чувствовала, но вид крови, часто капающей на белое атласное покрывало и на её красивое платье, не то чтобы напугал её, а несколько озадачил. Она перестала трясти кота, но не отпустила и, всё так же придерживая его одной рукой за шею, сказала, указывая на яркие бордово-красные пятна на покрывале и платье: "Смотри, что ты наделал". Кот немедленно воспользовался тем, что Лера сняла одну руку с его горла, для того, чтобы указать на пятна крови, и вырвался на свободу. Он отпрыгнул на середину кровати, встряхнулся и посмотрел на красные пятна, которые всё увеличивались, так как кровь, не переставая, капала из Лериных поцарапанных рук. " Ах, это?- сказал кот, - Фигня". Он подошёл к Лере, оставляя позади себя на покрывале маленькие красные следы, и дунул на Лерины руки. И, как по мановению волшебной палочки, царапины исчезли. Потом он дунул на покрывало и на платье, и всё приобрело первоначальный чистый и благопристойный вид. Пока Лера удивлялась, глядя на свои руки, на которых не было и следа от царапин, кот спрыгнул с кровати и пошёл к зеркалу. Он, не останавливаясь, прошёл сквозь зеркало, изменил направление движения и исчез за рамкой. Лера подошла к зеркалу и, поскольку ракурс её взгляда изменился, вновь увидела кота, который сидел возле зазеркальной двери и мирно чесал задней лапой за ухом. Он почесался, встал, повернул свою большую пушистую голову, ухмыльнулся и, подмигнув Лере, прошёл сквозь закрытую зазеркальную дверь и исчез. Лера не успела толком поудивляться столь необычным происшествиям, как в комнату ворвалась шумная разряженная толпа. Лера заметила, что кое-кто из окруживших её людей был в масках. "Что это, всё-таки, свадьба или карнавал?" - подумала она, но тут двое молодых людей, подхватили её под локти и понесли к двери и вся весёлая, то и дело взрывающаяся приступами смеха толпа, последовала за ними. Её букально бегом пронесли по длинному корридору-террасе, с одной стороны, которой была стена с многочисленными, расположенными через равные промежутки, дверьми, а с другой стороны стена доходила примерно до половины человеческого роста, а сверху множество изящных витых колонн образовывали остроконечные арки, выходящие на улицу. Корридор заканчивался ступеньками. Молодые люди весело сбежали по ступенькам, пронесли Леру через просторную открытую площадку и поставили наверху широкой и довольно высокой лестницы, у подножия которой Лера разглядела бело-золотую карету, запряжённую восьмёркой лошадей, показавшуюся ей с высоты игрушечной. Сказочно красивые белые лошади, украшенные алыми плюмажами с золотыми кистями, нервно переступали на месте, норовя побыстрее пуститься вскачь по дороге к своему, неизвестному ей, месту назначения, и Лера поняла, что карета - настоящая и ждёт именно её. Притихшая толпа почтительно остановилась в некотором отдалении. Молодые люди, поставив Леру на краю лестницы, тоже отошли и затерялись в толпе. Лера почувствовала себя стоящей на краю обрыва: вот сейчас она сделает шаг в пропасть и ничего уже нельзя будет изменить. Она стояла, не зная, что же ей делать. И вдруг решилась, подобрала длинную юбку и сделала шаг вниз по лестнице. Она шла вниз к карете, и шаг её всё ускорялся. К карете она подбежала, и двое незнакомых мужчин, подхватив её под локти, внесли внутрь, минуя лесенку из двух ступенек. Мужчины вслед за Лерой вскочили в карету, усадили Леру, сели напротив неё, и карета тронулась. Сопровождающие молчали, молчала и Лера. Окна в карете были занавешены, и она не могла видеть, где они едут. Но ехали они недолго. Карета остановилась, двери распахнулись, и Лера увидела человека в маске, закрывающей верхнюю часть лица. "Наконец-то, а мы вас уже заждались", - сказал встречающий мужчина голосом Дениса. "Здравствуй, любовь моя", - сказал он, обращаясь к Лере, - "Пойдём скорее". "Но зачем он в маске", - подумала Лера, но озвучить своё недоумение не успела - водоворот событий подхватил их с Денисом. Их кто-то торопил, кто-то тянул, кто-то подталкивал. Лера в раздражении обернулась посмотреть, кто там так беспардонно толкается, но её опять потянули спереди. Она окончательно рассверепела, выдернула подол юбки из рук девушки, которая так беспардонно тянула её вперёд, и остановилась. Тотчас же вокруг них с Денисом образовалось свободное пространство. Они несколько секунд постояли, потом Денис-в-маске взял её за локоть и повёл. Теперь их никто не толкал, и они спокойно дошли до церковных ворот.
   Церемония венчания была какой-то смазанной. Лерино сознание выхватывало лишь отдельные детали. Вот златокудрая девочка с чудесными фиалковыми глазами. " О ней, наверное, говорила Моник", - подумала Лера. Вот они с Денисом идут к алтарю мимо множества незнакомых людей со смазанными лицами. Вот Лера надевает кольцо на палец своему жениху и понимает, что в этот момент он становится её мужем, с которым она отныне будет делить и радость и горе, но рука у него какая-то бледная, будто неживая. Вот она целует своего молодого мужа, но делать ей этого почему-то не хочется. Потом они возвращаются в замок, теперь в открытой коляске и Лера получает возможность увидеть окрестности. Местность очаровывает её. Расчерченные на квадраты поля, лес вдалеке и небольшая речка, которую они переезжают по деревянному мостику, изящный пряничный замок на горе, к которому они подъезжают по серпантину, и Лере предоставляется возможность осмотреть замок со всех сторон. Она находит его очаровательным. Вскоре коляска въезжает в массивные ворота и останавливается на площади перед дворцом. "А где же лестница?" - недоумевает Лера. На площади их встречает та же шумная толпа, которая провожала её в церковь. А в ворота въезжают всё новые и новые гости. Они с Денисом, который всё ещё в маске, что опять вызывает у Леры короткое недоумение, идут по проходу, образованному расступившимися гостями, и их осыпают лепестками роз и рисовыми зёрнами, символизирующими пожелание счастья и достатка. Они входят в огромный зал, где накрытые столы ломятся от обилия разнообразных яств, садятся на антикварные деревянные кресла, стоящие на возвышении в конце зала, и со своей царственной высоты наблюдают за пирующими гостями, выступлениями скоморохов и фокусников. Потом они вдруг оказываются в саду и видят, как в небе расцветают диковинные цветы фейерверков. Напоследок в небе возникают два пронзённых стрелой сердца и фейерверк заканчивается. Но тут раздаётся торжественная музыка и вспыхивает ярко светящимися разноцветными струями большой фонтан, украшенный каменными рыбами и русалкам. Лера видит, как каменные русалки вдруг оживают, собираются вместе и начинают петь. И мужчины, очарованные этой песнью, забыв обо всём, перешагивают через ограждение фонтана и, заворожённые пением водяных див, сомнамбулами бредут по воде, стремясь к источнику волшебного звука. И Денис идёт среди них. Но тут на постаменте в центре фонтана появляется огромный чёрный кот и громко, перекрывая все звуки, шипит на русалок. Те оборвав пение, бросаются врассыпную, но, не добравшись до своих первоначальных мест застывают, где придётся, в случайных позах, и фонтан обретает совершенно новый вид. Потом все возвращаются в зал, в котором уже нет столов и начинается бал. Бал продолжается долго-долго. Лера с Денисом танцуют все танцы, но усталости Лера совсем не чувствует. Время от времени она замечает, как вокруг тех, кому не посчастливилось стоять в первых рядах во время пения русалок, растекаются лужицы воды. Наконец распорядитель объявляет окончание бала, гости провожают жениха и невесту в спальню, и Лера с Денисом остаются одни. Денис снимает маску и Лера с криком: "Я знала, знала, что это ты!" - бросается ему на шею. И вдруг замечает, что лицо у Дениса белое-белое и будто неживое. Заполняя всё пространство комнаты раздаётся хохот и громкий издевательский голос говорит: "Ну, конечно, он. Ты сама его выбрала," - и после небольшой паузы голос добавляет: "Смотри не ошибись". "Батюшки святы" - произносит новый, знакомый ей, чуть-чуть ворчливый голос. Бип-бип-бип. "Дедушка Пафнутий, - обрадовалась Лера. Бип-бип-бип. "Будильник, - поняла она в полусне, - Пора вставать на работу. Вот и прошла моя свадьба". "Но кто же мой жених? Что я о нём знаю?" - подумала она, ещё находясь на границе яви и сна, и проснулась окончательно. Некоторое время Лера неподвижно лежала, приходя в себя. "Нет, я точно свихнусь, - подумала она, - Нужно с кем-нибудь посоветоваться".
   Позвоню бабе Варе", - решила она и стала собираться на работу. Она быстро и привычно совершала рассчитанный по минутам ритуал утренних сборов, как вдруг поняла, что центрифуга фантасмагоричных событий, происходящих с ней в последнее время выкидывает её из привычной жизни в совершенно новую яркую волшебную реальность, в которой присутствуют домовые и говоряшие вороны, женщины, вылетающие из окон, и прочее разное волшебство, и которую она сама бы ещё пару месяцев назад сочла бы бредом больного воображения, а она, как за соломинку, цепляется за привычный образ жизни. "Возьму-ка я на работе отгул, - решила Лера, - А сейчас нужно к Варваре Никитичне". И немедленно у неё на душе стало спокойно и радостно. Она отчётливо поняла, что поступает правильно, взяла телефонную трубку и набрала номер Варвары Никитичны. На том конце долго не отвечали. Лера уже собиралась в огорчении дать отбой, но услышала, наконец, долгожданный щелчок соединения, и вкрадчивый голос произнёс: "Аллоу?" Лера почувствовала какое-то "дежа вю": она не могла идентифицировать голос и, в то же время, он был ей странно знаком.
   - Это телефон ...? - и она назвала бабаварин номер
   - Дау, - услышала она в ответ, и опять на неё накатило пронзительное ощущение "дежа вю". "Где же, все-таки, я слышала этот голос? - подумала она, а в трубку сказала:
   - Можно мне поговорить с Варварой Никитичной?
   - Онау спит, - услышала она в ответ. Мягкий, вкрадчивый голос произнёс фразу так равнодушно-закончено, что Лера почувствовала себя бедной неугодной просительницей и растерялась, не зная, что ей делать дальше. В трубке повисло молчание. Они помолчали. Голос с той стороны нарушил затянувшееся молчание и произнёс: Но тыу можешь приезжауть. Пока тыу будешь ехать, она проснётся, и яу ей скажу-у.
   Теперь голос прозвучал даже ласково, хоть и чуть-чуть насмешливо, и Лера приободрилась.
   - Спасибо, - сказала она. Она сочла разговор оконченным, но в растерянности не вешала трубку, продолжая держать её возле уха, и вдруг услышала - теперь голос звучал сварливо- раздражённо:
   - Друг мой, Пафнутий, не прошло и ста пятидесяти лет, как ты научился подслушивать телефонные разговоры?
   - А ты всё злишся, Василий? - Лера узнала голос своего домового, - А хорошо ты тогда шмякнулся головой об дверь!
   - Я-у с тобой ещё поквитаюсь! - взвизгнул голос. В трубке что-то зашипело, зафыркало и раздались короткие гудки. Лера осторожно положила трубку, и некоторое время посидела молча, в каком-то ступоре, а потом позвала:
   - Дедушка Пафнутий.
   - Чего изволите? - домовому явно было весело. Он появился у дивана, быстро просеменил к Лериному креслу и, как обычно, уселся на подлокотник.
   - А кто это - Василий? - спросила домового Лера.
   - Василий-то? Василий - это Варварин котяра, - ответил домой, и Лера ощутила прозрение и облегчение: Кот! Ну, конечно же, кот! Как я сразу не узнала...!? Хотя, это же был сон.... Или не сон?... Да что же, в конце концов, происходит!? Сны это или не сны!?
   - Дедушка Пафнутий, а на что он сердился? - сросила Лера.
   - Василий-то? Да пошутил я как-то с ним. Как-то приехала Варвара к нам в гости, и котяру своего привезла. Он по ихней кошачьей повадке сразу развалился на диване, как дома, и задремал. Ну, я сбегал к соседям, позаимствовал у них погремушку - у них Костик тогда ещё совсем маленький был...
   - Какой Костик? У них же Ванечка.
   - Это таперячи Ванечка, - тон домового стал сварливо-ерническим, - А тогда Костик ещё пешком под стол ходил.
   - Это что, ты имеешь в виду дедушку Костю? - поражённо перебила домового Лера.
   - Не перебивай, - окончательно рассердился домовой, - Кому дедушка, а кому и Костик. Ну, ты будешь слушать про Василия или тебе про Костика рассказать?
   - Про Василия, про Василия, - нетерпеливо и совсем как-то по-детски заныла Лера.
   - Ну так, слушай. Сбегал я, значит, к соседям, приволок Костикову погремушку и тихонечко, так, привязал Василию на хвост. Он ничего не почувствовал. Так. Да-а...
   На маленьком личике домового появилось мечтательно-довольное выражение, и он сам стал похож на довольного кота.
   - Василий проснулся, значит, потянулся. Погремушка загремела. Он повернулся посмотреть, что это. А сзади опять загремело. Он спрыгнул с дивана, а сзади ка-ак затрещит! Он понёсся к входной двери и ка-ак шмяк головой об дверь! Искры из глаз и сомлел. Даром, что ведьминский кот. Всё важничал, а погремушки напугался, как несмышлёный котёнок. Варвара с Настасьей, бабушкой твоей, царствие ей небесное, разохались, принесли его в комнату. Погремушку отвязали. На меня ругаться стали. А чего я сделал-то? Пошутил просто. Ну, Василий с тех пор всё мечтает со мной расквитаться. Да не удавалось пока.
   Домовой немного помолчал, потом хмыкнул, хохотнул, потом посерьёзнел, и продолжил, резко поменяв тему:
   - Не нравятся мне твои сны, девонька. Неспроста они. Ой, неспроста. Да и сомнение меня берёт: сны ли это?
   - Конечно же, сны! А что же ещё? - с лихорадочным воодушевлением сказала Лера и замолчала, с тревогой ожидая ответа домового и уже предвидя этот ответ.
   - Вот она - косность мышления, - менторским тоном произнёс домовой, обращаясь будто к самому себе, - Девке всего 19 лет и со мной знакома уже достаточно давно, а как спросят её где-нибудь - на улице, например: Вы верите в домовых? - так ответит: Не знаю. Потому, что до сих пор не может признать реальность происходящего.
   Он помолчал и продолжил:
   - И надо, сказать, что она права: что есть сон, что явь? Что реально, а что плод нашего воображения? Может быть, Я ей снюсь, а может быть ОНА мне?
   - Да ладно тебе, дедушка Пафнутий, - прервала философские изыскания домового Лера, - Попросту скажи, что это может быть, если не сны? Я же лежу в своей кровати, и ничего со мной не происходит. Только снится. Конечно же - сны!
   - Сон сну - рознь. Не знаю я. Ты вот, с Варварой лучше посоветуйся.
   - Я так и хотела. Вот сейчас поеду к Варваре Никитичне и посоветуюсь.
  
   Глава 15
  
   Лера вошла в знакомый подъезд, поднялась на 4-й этаж, позвонила в бабыварину дверь и, в который раз, развеселилась, услышав жизнерадостное кукареканье. Она собиралась посоветоваться с Варварой Никитичной насчёт своих странно реалистичных снов, и, вообще, что же всё-таки происходит, и что ей делать дальше, но события приняли неожиданный оборот.
   Механический петух закончил кукарекать, дверь открылась и на пороге появилась Варвара Никитична в плаще и экзотической старинной шляпке с поднятой вуалью. В руках она держала сумочку и массивный зонт-трость.
   - Пошли скорее, - сказала она, - Нас ждут, - и быстро прошла мимо Леры к лифту, продолжая говорить: По дороге всё расскажу.
   Они спустились на 1-й этаж, вышли из подъезда, и сели в поджидавший их черный автомобиль. Автомобиль тронулся, проехал через арку и влился в утренний поток машин, спешащих по неотложным делам своих владельцев. Варвара Никитична вздохнула, повернулась к Лере и сказала:
   - Ну, вот и всё, девонька. Я не знаю, чьё это решение и как о тебе узнали, но тебя затребовали на совет. 12 старейших уже собрались и ждут тебя. И меня - я тебя рекомендовала. А что мне ещё оставалось делать? Не дали тебе подумать, узнать побольше. Да и Настасья... Она и сама понимала, что другого пути у тебя нет. Но ты не волнуйся, отвечай честно - не съедят, - Варвара Никитична улыбнулась, - а то в книжках какой только ерунды про нас не понаписано!
   - Кто съест? - невпопад спросила Лера в растерянности от происходящего.
   - Никто не съест, говорят тебе! Вот ведь как страшные сказки про Бабку Ёжку действуют! А дамы все подобрались солидные - ни пятнышка на биографии. И вегитарианки, в основном, - Варвара Никитична рассмеялась, - Не дрейфь, говорят. Никто тебя не съест, но понравиться ты должна, - и она замолчала, погрузившись в какие-то свои мысли. А Лера, ошарашенная неожиданными новостями, растерялась и никак не могла собраться с мыслями. Она рассеянно, почти в медитации, смотрела в окно на проплывающие мимо деревья и здания, и отрывочные мысли, посещавшие её сознание, не задерживаясь в нём, уносились прочь. И весь дальнейший путь прошёл в задумчивом молчании двух пассажирок, а водитель, вообще, с самого начала не проронил ни слова.
   Ехали они не очень долго и приехали к знакомой уже читателю, но ещё незнакомой нашей героине, даче старейшей московской ведьмы Аполинарии Матвеевны. Она-то, Аполинария Матвеевна, по старшинству и возглавляла совет, состоящий из 12-ти самых мудрых ведьм. Должность председательницы совета старейших Аполинария Матвеевна заняла всего девять лет назад, сменив на этом посту Маргариту Евграфовну, железной рукой правившую советом лет 50, и которую за глаза называли не иначе, как Королевой Марго. Никто кроме, может быть, 12-ти старейших, не знал, сколько Королеве Марго было лет. Никто не знал, откуда она родом. Она так долго возглавляла совет, что для молодых ведьм она была не просто мудрой руководительницей, а уже неким символом ведовского сообщества. Она всегда была энергичной и деятельной. В её присутствии выключенные лампочки начинали слабо светиться. Молодым ведьмам она казалась бессмертной. Но вдруг заболела, сильно похудела и стала просто таять на глазах. Последние дни своей жизни Королева Марго уже не вставала с постели, и около неё постоянно дежурил кто-нибудь из молодых ведьм. 13 июня, в пятницу, когда Аполинария Матвеевна, тогда ещё вторая по старшинству, объявила о кончине Королевы Марго, все ведьмы, уже не сомневавшиеся в трагическом исходе болезни всеми уважаемой матриархини, испытывали тихую молчаливую печаль расставания с близким человеком. И лишь, совсем тогда ещё молоденькая ведьма Вероника, на чьё дежурство и пришлась кончина Королевы Марго, торопливым шёпотом рассказывала своим подружкам, повторяя и повторяя каждой по секрету, чудесную историю о том, что во время её, Вероникиного, дежурства, часов около 9-ти утра, лицо Королевы Марго вдруг засветилось. Она слабой рукой попыталась откинуть покрывало, Вероника ей помогла, и увидела, что сияние охватило все тело умирающей ведьмы. Потом тело Королевы Марго вспыхнуло зеленовато-голубым пламенем, и, когда пламя погасло, на кровати остались лишь хлопья пепла, над которыми поднялось сине-зелёное облачко. Это облачко, как живое, будто прощаясь, облетело комнату, задержавшись у фотографий каких-то давно умерших Маргошиных родственников, и вылетело в окно. Вероника рассказывала, что когда облачко вылетало в окно, она вдруг услышала тихий голос, несомненно, принадлежащий Маргарите, который весело произнёс: "Прощай, девочка! Когда-нибудь свидимся!" Проверить рассказ Вероники для молодых ведьм не представлялось возможным, так как скончавшихся ведьм издревле хоронят в закрытых гробах, но рассказы Вероники сильно озадачили самую молодую часть ведовского сообщества, заставив размышлять: а действительно, почему ведьм хоронят в закрытых гробах? Некоторое время среди самых юных ведьм кипели жаркие споры: правду ли рассказывает Вероника или она всё выдумала, но старейших они спросить не решились. А старейшие, хоть и знали об этих дебатах, помалкивали, и, как будто, не обращали на них никакого внимания. И споры постепенно улеглись. В должность вступила новая председательница. Потом в лесах тверской области объявился магический круг, вступив в который, обычно нечаянно, люди превращались в разных животных, а то и, вообще, в непонятных, ни на что не похожих, чудищ, и споры о кончине предыдущей председательницы, совсем затихли. На борьбу с пакостным магическим объектом в тверскую область в помощь местной ведьме отрядили группу московских ведуний. Они долго исследовали удивительное явление и выяснили-таки, что для того, чтобы принять свой настоящий вид, перевертыш, как стали называть людей и зверей, пострадавших от невиданной напасти, должен пройти по внутреннему периметру колдовской зоны и выйти в том же самом месте, в котором он в неё попал, будучи в своём настоящем обличии. Причём, когда перевёртыш проходил этот путь с ним происходили удивительные метаморфозы: его внешний вид с каждым шагом менялся, и каждый перевёртыш проходил свой, абсолютно индивидуальный путь превращений. И на каких только необыкновенных существ не насмотрелись ведьмы! Перевёртыши превращались то в какого-нибудь хорошо знакомого зверька, например, в зебру или пантеру, а через пару секунд во что-то чуждое человеческому сознанию - то отталкивающее, а то и совершенно, абсолютно чуждое не вызывающее у наблюдателей никаких чувств и будто, вообще, проходящее мимо их сознания. А ещё через мгновение наблюдатели умилялись безумно очаровательным пушистому существу, которое всего через пару шагов, превращалось в ужасающего красноглазого монстра, с неподвижным бледным лицом мертвеца, крыльями, копытами и мерзко извивающимся хвостом. Кроме того, прошедшие магический круг рассказывали, что в голове у них было ощущение, будто кто-то изучает их мысли и даже вроде пытается, что-то сообщить им, но полного контакта с этим "кем-то" не происходит, только крутится в голове какая-то абракадабра - какие-то обрывки несвязных мыслей, которые в обычной жизни перевёртышам и не могли бы даже придти в голову, хотя бы в силу недостатка образования. Когда же перевёртыш, пройдя весь круг, предназначенных ему колдовским местом метаморфоз, благополучно приобретал свой обычный вид, ощущение в голове попытки контакта, совершенно и без каких-либо последствий, проходило.
   Ведьмы проделали огромную работу по поискам пострадавших, так как люди, неожиданно приобретшие новое обличие, сильно пугались и, совершенно растерянные, не зная, что им делать, прятались, кто где мог, по ночам совершая набеги за пищей, и отчаянно пугая случайных встречных. Всех перевёртышей разыскали. Всем волшебным говорящим мишкам, гигантским хомячкам, зайчикам или пеликанам, и прочим, уж совсем ни на что не похожим монстрам, помогли вернуть своё человеческое обличие. Зону накрыли заклятием и оставили около неё небольшую вахту из 4-х меняющихся ведьм для изучения явления. Но на ведьм магическая зона не оказывала никакого влияния, поэтому изучать было нечего, и работы с ней постепенно сошли на нет.
   Но вернёмся к нашему рассказу. Автомобиль, привезший Леру и бабу Варю въехал на дачный участок, огороженный высоким забором, и остановился. Пассажирки вышли и направились к крыльцу, на котором их встречала молодая строгая женщина в сером балахоне с откинутым капюшоном. Варвара Никитична обменялась с встречавшей, короткими приветствиями и они, все трое, прошли в дом. Хотя, как вы понимаете, Варвара Никитична хорошо знала, куда ей идти, но видимо того требовал ритуал, и встречающая ведьма проводила их к залу Совета Старейших, открыла перед ними дверь, слегка поклонилась, пропуская их в зал, а сама осталась за дверью, плотно прикрыв её. Они вошли и остановились у самой двери. Видимо для того, чтобы Лера могла оглядеться и немного освоиться, а старейшие смогли бы рассмотреть незнакомку, в комнате некоторое время царило молчание. И Лера, воспользовавшись предоставленной ей паузой, перевела дух и оглядела комнату. Комната была невелика и ярко освещена. Вопреки бытующему мнению о том, что ведовству всегда сопутствует полумрак и неверный свет свечей (а надо признать, что иногда так и бывает, но далеко не всегда), в комнате сияла великолепная хрустальная люстра, изящные подвески которой переливались всеми цветами радуги и, как показалось Лере, даже едва слышно торжественно звенели. Напротив двери стоял длинный овальный стол, за которым, на противоположном от двери конце, занимая его половину, сидели несколько женщин, одетых в такие же балахоны, как молодая ведьма, встречавшая их с бабой Варей на крыльце. Нарушая торжественную гармонию, пустовало одно место по правую руку от председательствующей. Наконец, Аполинария Матвеевна, а как вы, уважаемый читатель уже догадались, место во главе стола занимала именно она, видимо решила, что времени для того, чтоб Лера пришла в себя, прошло достаточно, и сказала своим красивым низким грудным голосом: "Приветствую вас, вновь прибывшие! Мы, как все вы знаете, собрались по, всегда радостному для нас поводу. Мы сегодня принимаем в наше содружество нового члена." Приблизьтесь, - сказала она, обращаясь к Лере и Варваре Никитичне, и слегка кивнула одной из женщин, сидящих за столом. Лера с бабой Варей подошли к столу и остались стоять. Ведьма, получившая указание председательствующей, поднялась с места и заговорила: Сегодня мы рассматриваем заявку Валерии Вороновой с просьбой принять её в наше содружество". Лера хотела перебить выступающую и сказать, что никакой заявки она не подавала, и что она вообще не знает ни о каком содружестве, но баба Варя слегка сжала ей руку, предостерегая от опрометчивого поступка, и Лера промолчала. А докладчица продолжала:
   - Валерия Воронова является внучкой всем известной Настасьи Кирилловны и в отличие от своей матери, которая не обладает магическими возможностями, в полной мере унаследовала редкий бабушкин талант.
   Докладчица говорила долго. Она откуда-то знала обо всех странных происшествиях, периодически происходивших с Лерой с самого детства, вплоть до их с Денисом посещения Заколдованного Сада. "Откуда она всё это знает? - недоумевала Лера. "Наверное, это - бабушка! - осенило её, - Бабушка всё понимала, ещё когда я была совсем маленькой, и знала, что другого пути у меня нет!" "Наверное, нет," - засомневалась она, ведь она так мало ещё знала и совсем ничего не понимала." И какого такого "пути"? Про какой такой путь мне все твердят? - взяла своё природная скептичность её натуры, - Ведь мне же никто ничего не объяснил - одни совершенно безумные догадки! А вдруг я сошла с ума и всякие, там, домовые мне просто мерещатся? Или сплю". Она вновь собралась прервать докладчицу и попросить разъяснения ситуации и, может быть, предоставления времени на раздумье, и вновь Варвара Никитична предостерегающе сжала её руку.
   Докладчица закончила своё выступление, и в комнате повисло молчание. Аполинария Матвеевна что-то рассеянно рисовала на листе бумаги и будто совсем не обращала внимания на происходящее. Пауза затягивалась, и напряжение в зале нарастало, но никто не решался прервать затянувшуюся паузу: все ждали действий старейшей. Наконец, она подняла голову и сказала:
   - Ну что вы все на меня уставились? Как девочки, ждёте указаний? А вот ты, например, Софья, - она слегка развернулась к женщине сидевшей по правую руку от неё, - всего на четыре месяца ты ж меня младше. Да и имя тебе дали правильное - мудрая ты. Ну, кто что скажет?
   - Не права ты, Аполинария, - отпарировала та, которую председательствующая назвала Софьей, - существует порядок, и мы все придерживаемся установленных правил. Если ты находишь их устаревшими, или просто тебя что-то не устраивает, то подай, как положено, свои предложения. Но речь сейчас не об этом. Давайте вернёмся к предмету нашего собрания, а именно: приём в члены нашего содружества Валерии, внучки Настасьи. Варвара, что ты можешь нам сказать?
   Варвара Никитична вздохнула и сказала:
   - Ну что я могу сказать? Настасья на многие годы закрыла от нас Валерию, но, как оказалось, вела подробный дневник и сделала так, чтобы он в определённых обстоятельствах попал к нам в руки. Судьба вела Валерию, и она просто не могла не оказаться в этом зале. Это, видимо, понимала и Настасья. Она, я думаю, приняла неизбежный ход вещей и согласилась с его правильностью. А это лучшая рекомендация для Валерии на нашем Совете. Со своей стороны могу сказать, что за то небольшое время, которое я её знаю, она не перестаёт удивлять меня своей способностью концентрировать вокруг себя магические силы. Видимо, назрела необходимость принять её в наш союз, и ускоренно обучать. Да, учиться ей придётся интенсивнее, чем обычно учатся молодые ведьмы. Такова ситуация. Я её рекомендую.
   - У кого-нибудь есть возражения? - спросила председательствующая, и с места поднялась одна из ведьм и сказала:
   - Приём Валерии Вороновой в наш союз происходит вопреки всем установленным правилам. Пусть хоть это собрание идёт своим чередом. И по протоколу принятия в наши ряды новой ведьмы претендентка сейчас должна пройти испытание "кристаллом сути". Он высветит, сильны ли у неё магические способности, и сможет ли её человеческая суть справиться с грузом ответственности, которая возлагается судьбой на принявшую данный ей магический дар. Мы видим то, что видим, знаем то, что нам позволено, и понимаем то, что можем. Проверка кристаллом либо подтвердит , либо опровергнет всё это.
   - Ты знаешь Анна, что кристалл может нам показать только то, что есть. Но о будущем он молчит. В ЭТОМ случае, он нам не сможет сказать ничего нового. Но если ты настаиваешь, я согласна, - сказала Аполинария Матвеевна и распорядилась: принесите кристалл.
   Из-за стола встала ведьма и ушла куда-то вправо, в глубину зала, и тут же возвратилась назад, неся в руках большую деревянную шкатулку. Она подошла к краю стола, у которого стояли Лера и Варвара Никитична, поставила шкатулку перед Лерой, откинула крышку и отошла на своё место.
   Лера заглянула в шкатулку и увидела довольно большой и красивый кристалл, как ей показалось, горного хрусталя.
   - Валерия, внучка Настасьи, - произнесла торжественно председательствующая, - протяни вперёд левую руку.
   Лера подчинилась, но словно не поняла, что от неё требуется, и рука её оказалась не над шкатулкой
   - Да не так, - сказала председательствующая, - протяни ладонь над Кристаллом Сути.
   Лера слегка переместила руку, выполнив требование старейшей, и её ладонь оказалась над магическим кристаллом. Некоторое время ничего не происходило. Потом в кристалле начали пробегать искорки. Потом он засветился белым переливчатым сиянием. Сияние всё разгоралось, купол света всё увеличивался, Варвара Никитична слега отодвинулась, а Лера оказалась стоящей внутри светящегося купола. Одна из ведьм ахнула, и Лера в недоумении опустила глаза, осматривая себя. Она увидела, что на ней надето свадебное платье из её сна, а обнажённые руки её светятся ярким белым сиянием. Потом световой купол потемнел. В нём возникли разноцветные вихри, которые рождались и умирали, бешено крутясь вокруг Леры. Она в восторженном экстазе наблюдала это феерическое зрелище. " Словно история вселенной за несколько секунд", - подумала она, но тут через сияющий купол к ней пробился голос старейшей:
   - Достаточно, Валерия. Убери руку.
   Лера подчинилась, опустила руку, и световой купол исчез в один миг, будто его и не было. Перед ней в шкатулке лежал простой кусок горного хрусталя. "Ну почему всё так быстро закончилось?! Почему они не дали мне насладиться этим великолепным зрелищем?! - подумала Лера и на глаза её навернулись слёзы.
   - Охо-хо, - сказала Аполинария Матвеевна, - Не плачь девочка. Тут в пору нам плакать.
   - Ну что, Анна, что скажешь? - обратилась она к ведьме, настоявшей на проверке претендентки магическим кристаллом. Та ответила не сразу.
   - Я бы воздержалась от принятия соискательницы в наш Союз, - она говорила медленно, осторожно, тщательно подбирая слова, - Я думаю, что страсти, которые кипят в её душе, станут очень опасны, если в её распоряжении окажутся силы магии и природных стихий. Ей нужно повзрослеть и научиться управлять своими страстями. И лет скажем через 10 - 15 мы можем вновь рассмотреть возможность принятия Валерии Вороновой в наши ряды.
   К концу своего выступления Анна говорила уже вполне бодро, а Лера подумала: У, грымза! - и поняла, что обзавелась первым в своей жизни врагом.
   - Спасибо, Анна, - сухо произнесла Аполинария Матвеевна, - Кто ещё хочет высказаться перед голосованием?
   - Позвольте мне, - сказала Варвара Никитична. Я не согласна с Анной в интерпретации увиденного. Я считаю, что Кристалл Сути показал нам не страсти, обуревающие испытуемую, а магические энергии, которые активно концентрируются вокруг неё, и промедление с её обучением может обернуться для всех большими неприятностями. А страсти, на мой взгляд, символизирует белое платье невесты. Оно говорит о чистоте её души и её готовности стать хранительницей не только семейного очага, но и мира и жизни, ибо всё в мире взаимосвязано.
   Она замолчала.
   - Ты закончила Варвара? - спросила председательствующая.
   - Да.
   - Тогда приступим к голосованию.
   Та же ведьма, которая приносила шкатулку с магическим кристаллом, встала из-за стола, взяла шкатулку и опять скрылась в глубине зала. Вернулась она, неся в руках небольшую корзинку, из которой все члены совета взяли по два небольших, примерно 2,5 см. в диаметре, шарика - чёрный и белый. Ведьма поставила корзинку на стол перед старейшей, взяла из корзинки два последних шарика, которые, как и у всех остальных ведьм, тут же скрылись в широких рукавах её балахона прошла к своему месту и села. Председательствующая взяла молоток и ударила в гонг, стоящий перед ней. Когда звук гонга затих, с места поднялась Софья и бросила в корзинку белый шарик. Ведьмы, одна за другой, но не по порядку, а вразнобой, вставали со своих мест и бросали к корзинку, кто белый, кто чёрный шарик. Последняя ведьма бросила в корзинку белый шарик и села на место. Старейшая начала по одному вытаскивать шарики из корзинки и раскладывать их на столе: чёрные справа от себя а белые - слева. Справа оказалось 5 шариков, а слева - 7. Аполинария Матвеевна покрутила в руке два своих шарика, выбрала белый и положила его слева от себя.
   - Ну что? - сказала она, - Я поздравляю тебя Валерия, внучка Настасьи: Совет большинством голосов принял тебя в члены нашего содружества.
   Она встала, подошла к Лере и слегка обняла её, прикоснувшись щекой к её щеке. Это ритуальное действие повторили все члены совета.
   - А теперь, - сказала старейшая, - Варвара отведёт тебя отдохнуть и подготовиться к празднику, который устраивается в твою честь.
   - Ну, с богом, - и она махнула рукой. Варвара Никитична взяла Леру за предплечье и вывела из зала совета.
  
   ГЛАВА 16
  
   Варвара Никитична привела Леру в маленькую комнатку, сказала: Ну отдыхай, приходи в себя, а я пойду, помогу девочкам готовиться к празднику, - и ушла. Лера осмотрелась. Комнатка была небольшая, прямоугольная с большим, занавешенным тюлем, окном. В комнате стоял диван, небольшой круглый невысокий столик, два стула и старинная этажерка, заваленная всякой всячиной.
   Лера подошла к этажерке, рассеяно потрогала несколько забавных вещичек, потом села на диван и задумалась. Нет, она не думала ни о чём конкретном. Мысли, так, бродили по воспоминаниям её жизни, обращались к маме, бабушке, дедушке, отцу. Так, отдыхая, она просидела довольно долго, пока, наконец, мысли её не стали более конкретными, и она попыталась понять, как же теперь переменится её жизнь. А работа? А институт? А что я скажу маме? А как же Денис? Я по нему совсем не скучаю. Или это сны заставили меня задуматься, не бросаться в омут очертя голову? - подумала Лера и вдруг почувствовала, что в комнате заметно похолодало. Она подняла голову и увидела, что из маленького круглого зеркальца, небрежно повешенного на этажерку, вырывается короткий столбик голубого света. Она встала и хотела подойти поближе, но световой столбик внезапно изменил цвет - он будто заклубился багрово-свинцовыми тонами и стал удлиняться, словно пытаясь что-то отыскать в комнате, и Лера испуганно отодвинулась к стене, избегая соприкосновения с пугающим явлением. Так продолжалось примерно минуту: Лера стояла, не дыша, у стены, а в комнате клубилось багровое пламя. Потом зеркало погасло, и багровый свет рассеялся. Лера ещё некоторое время постояла, не решаясь выйти из спасительной зоны, но вечно так продолжаться не могло, она собралась и решительно пересекла комнату по направлению к двери. Ничего страшного с ней не случилось, и она с облегчением покинула комнату, собираясь найти-таки Варвару Никитичну и рассказать ей, наконец, о своих тревогах. Но Варвару Никитичну она найти не успела: её окружили молодые ведьмы, стали поздравлять и тормошить, как будто они знакомы, как с Наташкой - почти всю жизнь, и тревога её рассеялась. У Леры вдруг появилось чувство, будто она после долгих странствий и поисков обрела, наконец, дом, и она с патетикой в голосе произнесла, в который раз за этот день, невпопад: Я, наконец, - дома, среди друзей". Молодые ведьмы так и прыснули смешками, а Лера покраснела и нахмурилась.
   - Не сердись, - сказала ей невысокая рыжеволосая, как и Лера, девушка, которая одна оставалась серьёзной, - они не в насмешку. Все мы чувствовали то же самое. И сейчас чувствуем, только не так остро. Но со стороны восторг новеньких всегда выглядит очень забавно, ты сама это поймёшь, когда будешь поздравлять следующую за тобой.
   - Добро пожаловать домой! - добавила она. И Лера поняла, что это правда: она, Валерия Воронова - сказочная ведьма и она - дома, среди таких же, как она. Но тут её взгляд упал на проходящую мимо пожилую ведьму. Она узнала Анну, которая на Совете выступила против неё, и в голове зазвучал грубоватый наташкин басок: "Не дрейфь, Валерка! Жизнь, она - такая - звёздно-полосатая: то зазвездит в лоб, аж искры из глаз; то ползёшь вдоль чёрной полосы." Да, - подумала Лера, - это - только начало, - Что-то меня ждёт впереди?
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"