Яворская Елена Валерьевна: другие произведения.

Легенда об орловском десанте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Памяти Александра Ивановича Овчинникова. Агитки - необычные графические подписи Опубликовано в альманахе "Орловский край", 9/2010.

  Ты помнишь песню про десантный батальон,
   А там такие же гвардейцы, как и мы,
   С Днепра к Берлину он с победою дошел,
   А мы шагаем от Кабула до Чечни...
  
   Когда я слушаю эту замечательную песню "Голубых беретов", то сразу вспоминаю Александра Ивановича Овчинникова, ветерана-десантника, участника того самого Днепровского десанта. Именно он поведал мне о другом десанте. Поведал историю, запоздало вошедшую в научные труды, но к тому времени уже ставшую легендой. Историю об Орловском десанте.
   История - вечное поле боя многих со многими. Особенно если речь идет о недавнем прошлом. Понятно, когда борьба ведется не истины ради, а для удовлетворения чьих-либо амбиций или просто в расчете на острые ощущения. Понятно, хотя и крайне досадно. Хуже, когда люди, имеющие общую цель (в данном случае - увековечить память воинов-десантников, погибших в бою 3 октября 1941 года), те самые люди, которых невозможно заподозрить в каких-то меркантильных выгодах, перестают видеть друг в друге единомышленников, едва речь заходит об этом бое. Считать ли его попыткой обороны города? Или продолжать упрямо твердить: "Орел сдали без боя"... А может, попросту определиться, что же следует понимать под обороной - и тогда все само собой встанет на свои места?
   Не меньше копий сломано и при обсуждении другого вопроса: следует ли упоминать, что на рубеже, пролегшем через Кромское шоссе, сражались не только десантники 201-й воздушно-десантной бригады, но и чекисты из 146-го отдельного конвойного батальона. Да-да, те самые, в "мирную" обязанность которых входила охрана небезызвестного Орловского централа. Чистюли-краеведы трогательно краснеют и запинаются, едва приходится в этом признаваться. Может быть, беда в том, что среди них, этих самых краеведов, не осталось ветеранов Великой Отечественной войны, знавших цену своим словам.
   Александр Иванович Овчинников цену своим словам знал. Неполных восемнадцати лет он, солдат-десантник, принимал участие в десанте на Днепре. Фактически - принял там боевое крещение. О пережитом тогда он рассказывал без рисовки, обстоятельно и четко - так, что у слушателей складывалась целостная картина происходившего. Ядро десанта активно действовало в тылу немецких войск; десантники сыграли значительную роль при освобождении города Черкассы, но сухие строчки архивных документов говорят: десант не выполнил свою задачу. Там же, в Центральном архиве, есть документы, посвященные другому десанту. Орловскому. О котором говорится: десант выполнил задачу.
   Выполнил. И оставил бы память о себе лишь в архивных документах, если бы...
   Первыми о десанте в Орле заговорили отнюдь не историки. Заговорили все еще молодые тогда ветераны Великой Отечественной - строители и работники орловского завода "Дормаш". Заговорили тогда, когда при возведении корпусов завода подняли из земли части амуниции, детали вооружения. Послали запрос в Подольск, в архив, получили однозначный ответ: 3 октября 1941 года здесь, на этом рубеже, держали оборону воины двух батальонов из состава 201-й воздушно-десантной бригады РВГК. Начали собирать материалы, а потом и памятник на территории завода открыли - стелу "Скорбящие матери"... Правда, в последние годы все реже и реже загорается Вечный огонь у подножия стелы. Что тут говорить - времена.
   Дормашевцы положили начало.
   Продолжил благородное дело Александр Иванович Овчинников, заметьте - опять же не историк-профессионал, а фотокорреспондент газеты "Орловская правда"... но главное - воин-десантник, человек, по определению не равнодушный к памяти о подвиге. Он сделал то, за что до срока не отваживался взяться ни один историк: слишком уж много душевных сил требует такой труд. К детальной архивной информации А.И. Овчинников добавил собранные за несколько лет свидетельства очевидцев.
   Но ни архивные документы, ни рассказы не дают ответа на все вопросы. История Орловского десанта по-прежнему далека от точного знания и близка к легенде. Замечательная легенда, единственная в своем роде! Мы, орловцы, тяготеем к легендам, не случайно в ответ на вопрос о названии города никогда не скажем: строили его-де на берегу реки Орел (нынешний Орлик), вот и назвали, как водится, - недолго думая. Нет, мы будем говорить о татарском полководце, атакованном раненым орлом и бежавшим от стен города... Признайте, а ведь в этой легенде есть то, чего нет в обычном рассказе об исторических событиях, - отношение.
   Тем не менее, подозреваю, что выводы интереснее делать по исторической информации, поэтому говорить буду лишь о фактах, историческая достоверность которых не вызывает сомнений.
   И начать приходится с тех, которые для меня, историка-краеведа, крайне неприятны. Орел, центр военного округа, исторически - щит Москвы, сам оказался на удивление беззащитным перед танками Гудериана. Один только факт, который говорит о многом: из города, оборона которого заведомо не была организована (кроме батальона чекистов и оборонять-то было некому), не эвакуировали госпиталь. И теперь мы с гордостью говорим о почти двухлетней героической истории "Русской больницы" - подпольного госпиталя, действовавшего под прикрытием обычной городской больницы... О том, что эта страница не должна была появиться, стыдливо умалчиваем.
   Горстка артиллеристов-зенитчиков у Малой Фоминки на дальних подступах к городу (сразу оговорюсь - имена героев так и остались неизвестными), да чекисты на окраине... Если бы всё было только так, согласилась бы с теми, кто категорически отрицает факт обороны Орла. Но - оборона все-таки была организована. Не в городе. Извне.
   Задача у оборонявшихся была вполне четкая, сформулированная с учетом ближайшей перспективы. И дальнейшие события позволили отметить в архивных документах: "Десант выполнил задачу".
   Но обо всём по порядку.
   О предшествующих событиях наиболее полно рассказал в своих мемуарах Д.Д. Лелюшенко, который в те тревожные дни занимался организацией обороны под Мценском. Самой главной проблемой было время, ведь свой штаб во Мценске Лелюшенко развернул только утром 3 октября; в течение 3-4 октября во Мценск спешно подтягивались войска формируемого буквально на ходу корпуса; даже некоторое количество танков 4-й танковой бригады М.Е. Катукова (той самой, которая, получив боевое крещение под Мценском, несколькими месяцами позднее станет именоваться 1-й гвардейской) было переброшено по воздуху. Счет шел буквально на часы - Мценск и Орел разделяет расстояние менее чем в 50 км, так что, с ходу взяв Орел, Гудериан мог обедать во Мценске. Блицкриг в масштабах отдельно взятой области. И вот эти-то жизненно необходимые часы должны были выиграть десантники двух батальонов 201-й воздушно-десантной бригады, в ночь со 2 на 3 октября переброшенные в Орел из г. Тейково Ивановской области.
   Это - бесспорные, многократно подтвержденные факты.
   Что же касается событий в Орле, противоречия начинаются с момента высадки десанта. Краеведы не могут определиться, о каком аэродроме идёт речь в архивных документах: о том, который находился здесь же, на юго-западной окраине Орла, или же это был более удаленный от места предстоящего боя аэродром в районе Наугорского шоссе, на северо-западе города.
   Не принципиально. В любом случае утверждение о том, что десантники вступили в бой с ходу, представляется более чем обоснованным. Равно как не вызывает сомнения, что чекисты к этому времени уже заняли оборону.
   Продолжительность боя вряд ли кто-то определит. Некоторые краеведы, вопреки здравому смыслу, говорят чуть ли не о сутках, в то время как достоверно известно, что во второй половине дня гитлеровцы уже заняли город. Могу предположить, что ближе всего к истине те, кто утверждает, что, не прорвав оборону с ходу, немцы разведали иной путь - восточнее, и потом, не встречая сопротивления, вошли в город со стороны Семинарки и Лужков. Десантники имели четкий приказ относительно дальнейших действий - они организованно отступили по направлению ко Мценску.
   Следующий пункт разногласий - потери. О потерях чекистов речи не идет, ибо соответствующих документов нет. Чекисты были орловцами, а о каком учете может идти речь в данных условиях? Совсем другое дело - десантники из резерва Верховного Главнокомандования. Есть архивные документы, где указано, что переброшено "в район Орла" было 1358 человек. Это, надо полагать, 1-й и 2-й батальоны. Несколько часов спустя севернее Орла, на аэродроме Оптуха, был высажен 3-й батальон. А на следующий день во Мценск перебросили остальные подразделения бригады. Общая численность десантников - 3425 человек.
   Общие потери 201-й воздушно-десантной бригады в ходе боев на Орловщине - 634 человека. Что же касается безвозвратных потерь десантников в Орле, есть официальная справка, составленная одним из лучших орловских военных историков, бывшим заведующим музеем-диорамой (ныне - Военно-исторический музей) А.И. Жутиковым на основе архивных документов. Справка содержит поименный список погибших, всего - 44 человека. Казалось бы, обилие официальных свидетельств должно успокоить страсти. Увы, вопрос остается открытым и по сей день.
   Но все эти разногласия - лишь пена. А суть такова: несколько часов обороны Орла десантниками и чекистами позволили должным образом организовать оборону под Мценском, длившуюся порядка двух недель. Потом на пути захватчиков встала Тула. Вожделенная цель - Москва - так и осталась для гитлеровцев недостижимой.
   Такова история. А легенда - самая молодая и самая героическая из городских легенд - есть и будет.
   Хочется верить, что останется и памятник на территории завода "Дормаш", что не поднимется на него рука у нынешних и будущих хозяев завода.
   И по сей день стоит в 909-м квартале города Орла, там, где пролегала линия обороны, памятный камень, открытый 3 октября 1997 года. И цветы у камня появляются не только от случая к случаю, не от праздника к празднику, а порою и без всякого официального повода. Люди приносят. Правда, сейчас камень сместился на несколько метров - рядом появилась часовня Александра Невского. Возводили ее по старинной традиции - на народные пожертвования, как говорится, всем миром. На открытии присутствовали подростки - поисковики, ребята из клуба "Юный десантник". Пришли и ветераны.
   Только вот Александра Ивановича Овчинникова уже нет. В память о себе он оставил замечательные фотоальбомы, посвященные Городу Первого Салюта, несколько повестей и сборников рассказов, стихи... Но главный труд его жизни - две книги: автобиографический "Десант над Днепром" и исследовательский "Десант в Орле". Александр Иванович был из тех, о ком поют "Голубые береты": "А десантура не бывает бывшей".
   Он никогда не участвовал в словесных баталиях. Потому что искал истину. Он был хранителем легенды об Орловском десанте - и летописцем Орловского десанта.
   В одну из последних наших встреч, накануне 8 Марта, он подписал мне на память свою книгу "Десант в Орле". Разные подарки дарят в Женский день. Но этот - самый неожиданный и самый дорогой. Будем помнить!
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"