Яворская Елена Валерьевна: другие произведения.

Мои разглагольствования о герое-идеалисте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  МОИ РАЗГЛАГОЛЬСТВОВАНИЯ О ЛИТЕРАТУРНОМ МНОГООБРАЗИИ И БЕЗОБРАЗИИ... А НА САМОМ ДЕЛЕ, НАВЕРНОЕ, О ГЕРОЕ-ИДЕАЛИСТЕ
  
   Когда-то давным-давно, размышляя над биографиями тех, кого традиционно называют титанами прошлого, я записала следующее: "Каждый автор ищет своего героя. Каждый герой нуждается в своем авторе. Шекспировский Гамлет говорит о времени, вывихнувшем ногу. Наше время сломало себе хребет, рухнув с высот научно-технического прогресса в бездну духовного оскудения. И только Герой способен исцелить больное время. Герой не приходит из пустоты. Герой рождается из жертвенных подвигов прошлого и из радостных грез о грядущем. Его ум, воля, душевные силы подчинены единой цели - иначе ему не быть Героем". Пафосно... и тривиально. Эти несколько строк так и остались лежать в запасниках, дожидаясь своего часа. И дождались. Но не так, как я предполагала.
  Не возникло замысла, в который эти строки можно было бы вставить, не рискуя рассмешить читателей.
  Но снова - в который раз в жизни - незвано-непрошено пришли размышления о пресловутом "маленьком человеке", герое большой литературы. А заодно - и тоже вновь, вновь - о человеке большом и важном, вторгающемся во временной поток и обращающем в новые русла ход истории народов и государств. Как несложно догадаться, первое - реализм, второе - фантастика. Ой, да, а промеж ними еще приключенческий роман затесался. То есть книжка, в которой, если брать клише, герой, проходя сквозь множество невзгод и радостей, каких "маленькому человеку" хватило бы жизней на ...дцать, обретает личное счастье (как правило, вполне вписывающееся в представления о буржуазном благополучии) и только в редких случаях - нечто большее. Более альтруистическое, угу.
   Если рассуждать с точки зрения истории литературы, мы обнаружим, что приключенческий роман восходит к городскому, а его предприимчивые герои - к шустрым литературным буржуа эпохи Возрождения. Фантастика вырастает из первородного мифологического сознания и из неистребимых мечтаний (шепотом добавлю: сладких таких мечтаний, что наши проблемы кто-то решит за нас). И только "маленький человек", остающийся, несмотря на все потрясения маленьким, но отнюдь не удаленьким, - результат наблюдений авторов над действительностью.
   Тем не менее, "маленький человек" страдает и ищет. Чем именно страдает и как ищет - по большому счету, вторично. И что бы он ни искал - иголку в стоге сена или смысл своего бытия, найдет он, в лучшем случае, дырявые носки в самом темном углу серого своего обиталища. Читать обо всем об этом так тоскливо, что привлечь читателя можно единственным способом - стилистическими изысками. Массовому читателю, понятно, изыски до... до Вавилонской башни. А вот так называемый интеллектуальный не упустит шанса продемонстрировать свой интеллект. В прошлом, пока цивилизованное человечество не накрыл кошмар всеобщей грамотности, каждого читателя, более или менее условно, можно было считать интеллектуалом. С тех пор, как говорится, много воды утекло. Много добрых чаяний утекло в песок, много мозгов утекло за границу, много слез утекло - много слез школяров докомпьютерной эпохи, вынужденных читать тома и тома, шатаясь по библиотекам, а не краткие пересказы, удобно расположившись дома у компа (скажете, злобствую и завидую? Ага, а то как же! Кто как, а я во время этих голодных шатаний себе гастрит нажила. А заодно и твердое убеждение, что работать по основной специальности, то есть учителем русского и литературы, не буду - хотя бы из чистого, хоть и превратно истолкованного, гуманизма). Сейчас читать умеют все. И - не читают. То есть, читают. Вот это вот конкретное - литературоведы, преподы и горемыки-школяры, претендующие на гордое звание ботаников. А кто же, с позволения сказать, такую литературу сегодня создает? Как правило, счастливые обладатели корочек членов Союза писателей, коим больше обретать-то уже и нечего. И терять нечего, ибо их тиражи и мера их успешности - величина неизменная, как пульс у трупа. Но гордиться-то чем-то надо, а? Вот и придумана удобная психологическая лазейка из белой башни "чистой" литературы в мир - такой грубый для ранимой творческой души, но такой притягательный: мы (ну, то есть, они) создаем Литературу, все прочие - чтиво. Я, закаленная родным филфаком и способная употреблять без ущерба для своего душевного здоровья что угодно - от Гарсиа Маркеса до любовного романа и от Венички Ерофеева до "Мойдодыра" - только скептически усмехаюсь.
  Ладно, идем далее. Герой-приключенец, в отличие от мятущегося "маленького", стабилен, как сфинкс. Как правило, все, что с ним (со сфинксом-приключенцем, то есть) происходит, актуально для тела - не для духа. Дух у приключенца и так ого-го, ничем не перешибешь. Ни злой мачехой в прошлом, ни кучей злодеев в настоящем, ни, надо понимать, сытой жизнью рантье в обществе супруги, постепенно превращающейся из олицетворения успеха в предмет интерьера... но это в будущем, в будущем. Потребитель приключенческого романа (как правило, тот же самый "маленький человек", точнее, его модификация, еще не утратившая амбиций) о таком будущем не задумывается. Ну и правильно. Нечего лишать целую касту литераторов верного дохода. До Бога высоко, до Союза писателей далеко... А эстетствующим в утешение - из создателей книжек для массы иногда вырастают Дюма, а случается и Бальзаки. Правда, все реже и реже. И это "реже" - тоже одно из последствий всеобщей грамотности на фоне падения общей культуры потребления литературно-художественной продукции.
  Более или менее реалистические приключения (я имею в виду больше антураж, нежели суть), пусть даже в дебрях Борнео или вообще на каком-нибудь острове сокровищ, и даже антиреалистические, но типичные, как хрущовско-брежневская застройка городов, псевдодетективные истории с элементами крутых пострелушек все более и более сдают позиции фантастике - уже не научной и даже не психологической, а самой что ни на есть мифологической. Не в том смысле, что сюжет заимствован из мифа, а в том, что автор с ходу наделяет героя всеми признаками ГЕРОЯ (сиречь, следуя мифологическому пониманию слова, - полубога), а то и, не ограничиваясь полумерами, уверенной рукой ведет его к полной и окончательной божественности. Иногда - в самом прямом смысле слова, то есть наделяя божественной сущностью, иногда просто (угу, очень просто!) одаряя способностью влиять на судьбы мира, да так влиять, что дым столбом и клочки по закоулочкам. И как бы мы не посмеивались над таким героем, нам интересно знать: каких еще дел он наворотит в восьмом томе? Просто интересно - и все... Ладно-ладно, не все! Имеет место еще и сублимация той самой идеи, глобальной, потому как она ровесница гомо сапиенса, и мелочной, потому как обнажает эгоцентризм помянутого гомо: придет некто, кто решит наши проблемы за нас. И совсем не важно, что этот кто-то будет похож на реального человека не более, нежели "палка-палка-огуречик" с детского рисунка.
  А теперь самое время вернуться к началу. И перейти к сути.
  Когда были написаны строчки, с которых я начала свои разглагольствования, я была, как это обычно говорится, маленькая и глупая. Но уже тогда - какое счастье! - говоря об этом вот картинном герое, воображала себе не полубога - вершителя судеб. И даже не приключенца, упорно идущего к близкой многим цели - к обретению благополучия. А - человека. Не "маленького". Обычного. С собственными целями, но при этом - не эгоиста. Я называю таких неравнодушными. Все полюбившиеся мне книги - о неравнодушных. Мои герои - неравнодушные. Они не дирижируют, музыка сфер звучит сама собою, без их участия. Они не ведут народы в землю обетованную. И много еще чего не делают. По одной-единственной причине: они живые, они могут ровно столько же, сколько может каждый из нас. Но они - в отличие от многих, очень многих - не замкнулись в собственном мирке со всеми удобствами, не погасили себя. И потому рядом с ними тепло и светло. И потому они способны зажигать других, способны в стоячей воде безвременья создавать течение, потому что остаются людьми времени. Банально? О, да. Как все истинное.
  Но писать о них куда труднее, нежели о супергероях. Труднее в той же степени, в какой труднее создать картину, нежели нарисовать палку-палку-огуречик. В той же, в какой труднее пойти и сделать хоть что-нибудь, хотя бы мусор вынести, вместо того, чтобы лежать-полеживать, составляя планы преобразования государства на основе всеобщей справедливости. В той же, в какой труднее вынести мусор из своей головы, нежели из квартиры.
  Есть в моей жизни книги, которые сопровождают меня много лет. Дилогия ленинградца Вильяма Козлова о президенте Каменного острова. Простые книги без каких-либо художественных изысков, с непритязательной фабулой, с обычными героями. Книги, которым я верю сейчас так же, как верила двадцать лет назад, когда была ровесницей их героев. Книги, реальность которых бывает мне дороже моей собственной реальности. И тогда я начинаю говорить об этих книгах с друзьями. Потому, что нам всем не хватает в жизни того, что есть у героев этой книги, - веры в себя, веры в неравнодушие окружающих, веры в то, в конце концов, что остались еще люди, способные отстаивать свои идеалы... Ох, как же велико искушение назвать человека с идеалами идеалистом! И слова эти однажды прозвучали в разговоре: главный герой - идеалист! И либо станет реалистом, либо реальность вытолкнет его, и бог весть, что с ним станется. Ну а в чем же, собственно, он заключается, этот страшный, этот фатальный идеализм? В случае с героем, о котором мы говорили, - всего лишь в бережном отношении к природе (не гринписовская митинговость, а последовательное противодействие браконьерам) и в четком понимании, что если продашь совесть за деньги, то ее уже ни за какие деньги не купишь. Нет, не совсем верно. Идеализм в том, что герой не поступается своими принципами даже тогда, когда и рефлексирующий "маленький человек", и исповедующий рационалистическую мораль герой-приключенец поступились бы. По разным причинам - поступились бы. Потому что так правильно, сиречь безопасно и выгодно. Фантастический супергерой - этот, конечно же, нет, не поступился бы. По одной простой причине: не может насквозь вымышленный герой попасть в реалистическую житейскую ситуацию. А вот обычный герой - не поступился. Обычный неравнодушный идеалист.
  Как читатель я нашла своего героя-идеалиста.
  Как автор - ищу его. Надеюсь, он меня тоже ищет.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Санди "Последняя дочь черной друзы." (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "Исцеление" (Современный любовный роман) | | А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | Л.Антонова "Академия Демонов" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Л.Антонова "Академия Демонов 2" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"