Язева Марианна Арктуровна: другие произведения.

Нелегкий дар чужого мира (главы 12-15)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Ч А С Т Ь II
  
  
   ГЛАВА 12
  
  
  
  Если подробно описать все происшедшее с нашим юным героем за последующие два дня, потребовался бы целый том. И примерно половину страниц в нем заняло бы описание эмоций Стася. Здесь было бы и недоверие, и восторг, и ужас, и богатейшая гамма всех существующих в человеческой природе степеней удивления. Но мы не будем углубляться в такие описания, а просто по возможности коротко и бесстрастно постараемся суммировать то, что услышал Стась от двух своих новых знакомых, Биглана Спарка и Кассио Базита, благословленных на это великолепной Лайзой.
  Эта потрясающая дама, попивая свой любимый "Остров отдыха", произвела "поверхностный анализ психических качеств скира Полосухина Стася с целью определения его способности восприятия информации, могущей привести к нервно-эмоциональному стрессу". Знаменитейшая из метарков, как называют в этих краях людей, способных, по определению Базита, "копаться в чужих мозгах", пришла к выводу о том, что, несмотря на юный возраст (а может быть, как раз и благодаря ему), упомянутый скир Полосухин обладает достаточной психической восприимчивостью, устойчивостью и пластичностью, чтобы узнать то, что ему предстояло узнать, и при этом, грубо говоря, не свихнуться.
  А свихнуться, честно говоря, было с чего.
  Для начала Спарк и Базит препроводили Стася в замечательное помещение, оказавшееся библио-, аудио-, видео- и даже аромотекой. И там они обрушили на голову ошеломленного, потрясенного и совершенно выбитого из колеи реальной жизни паренька ту самую "информацию, могущую и т.д." Но кээри Фалесса была права. Недаром она считалась метарком высочайшего класса (следует заметить, что название это произошло от имени одного из первых обнаруживших этих дар, - Климма Метарко). Стась не только не впал в прострацию или какое-нибудь "запредельное торможение", но воспринимал упомянутую информацию с все возрастающим интересом.
  Итак, как и обещано, по возможности коротко и бесстрастно.
  
  Первое, что узнал Стась, это то, что находится он сейчас не в родной ******* области. И даже не в России. Хотя, безусловно, на Земле. Но - ни больше ни меньше, как в одном из параллельных миров.
  
  " ... в каждом втором фантастическом романе! - воскликнул Стась.
   - И совершенно справедливо, - заметил Кассио. - Но это вовсе не фантастика. Кстати, пару - тройку сценариев мы вам сами... подбросили. Ваши фантасты, как правило, рассматривают параллельность как одновременное существование прошлого, настоящего и будущего. То есть миры, параллельные во времени. А на самом деле ..."
  
  На самом деле, объяснили Стасю, одновременно на Земле существует несколько "слоев". Слой может быть полным, то есть весь слой занят одним миром. Как раз в таком слое живем мы с вами, уважаемые читатели, у нас один мир занимает всю поверхность планеты. Наш слой, как Стась уже мимолетно слышал, называется Геей.
  Сейчас же наш герой находился в другом "слое", - во Флорте. Мир, гостем которого оказался Стась, занимает одна страна, именуемая Юланией. Этот мир занимает поверхность Земли размером с пол-России, и соответствует, в основном, ее территории.
  В этом же "слое" находится еще несколько миров. Юлания контактирует с двумя из них: с Брименом, который по площади в 3,5 раза больше Юлании и состоит из двух государств, Кромма и Джаганы, а также с Ледяным Краем. Но с Ледяным Краем, правильнее сказать, понятие "контакт" существует лишь в том смысле, что из Юлании в этот мир можно попасть. Как и в наш, на Гею. Контактировать же там, похоже, не с кем.
  Из одного мира в другой (как в пределах одного "слоя", так и из "слоя" в "слой") существуют переходы. При том отнюдь не из каждого в каждый. Может быть несколько переходов (юланцы называют их "перепонками"), может - ни одного. "Перепонки" бывают разного размера, поверхностные и воздушные, двусторонние и односторонние, а также пульсирующие, то есть периодически открывающиеся и закрывающиеся.
  Так, например, в Гею (и именно в Россию) из Юлании есть один - единственный переход, причем воздушный, высоко над землей. В эту самую "перепонку" пролетел сегодня Клетчатый самолет, когда Стась крепко спал, а за бортом были сплошные облака.
  А в Бримен есть два перехода. Но одна "перепонка" очень неудобно расположена, - в открытом море. (Об этом море нам вместе со Стасем еще предстоит многое узнать.) Вернее, это здесь, в Юлании, море. А по ту сторону "перепонки" - горный склон. Этот склон регулярно оказывается облитым соленой морской водой, потому что нижний край перехода находится в трех метрах выше уровня спокойной воды, а в сильный шторм захлестывают через "перепонку" гребни бушующих валов.
  
  " ... если бы она была немного ниже? На пять метров ниже? Тогда море что же, перетекло бы в соседний мир?! - ужаснулся Стась.
  - Природа не делает таких ляпов. Ни разу не встречались случаи, чтобы "перепонка" открывалась с одной стороны, скажем, внутри скалы. Или под водой. Мы считаем, что для ее существования необходимо с обеих сторон воздушное пространство ..."
  
  Переходы могут быть односторонними. То есть в одну сторону пропускают, а обратно - нет. Как раз такая "перепонка" есть из Геи в Юланию. Находится она в Монголии, в практически пустынном районе, так что в Юланию оттуда заносит только песок и прочий мусор (забавно наблюдать это посреди зеленой лужайки). К тому же эта "перепоночка" совсем маленькая, меньше квадратного метра. Однажды из Монголии попала в Юланию змея. Угораздило же ее именно в этом месте проползать! И упрямая же, видимо, была змея: при переходе через "перепонку" ощущается некоторое сопротивление, словно воздух вязким становится. Животные очень чувствительны к этому сопротивлению, инстинктивно пугаются и стремятся улепетнуть куда подальше. А эта змейка проползла, хоть бы что.
  У перехода специальный кордон находится, постоянное наблюдение. Эту змейку всей стране по телевидению показывали. Совсем недавно это произошло, года три назад. Она даже жива еще, в персональном террариуме содержится со всеми почестями. Специалисты говорят, старая она уже совсем.
  
  " ... раз она односторонняя, шут знает, в какой глухомани, да еще такая маленькая! Зачем этот кордон, наблюдение? - поинтересовался Стась.
  - Как зачем? Это ведь проход в чужой мир ... вернее, из чужого мира. Мало ли что? Как же без контроля! А кроме того, переход может стать двусторонним. Или изменить размер. Это крайне редко, но бывает ..."
  
  Такое случилось, например, с третьим переходом в Бримен. Очень удобный был переход: с одной стороны - огромное поле, с другой - пригородный лесок. Размер, правда, небольшой, - в ширину около трех метров и в высоту полтора. Человек пригнувшись проходил. И в один прекрасный момент "перепонка" - хлоп! - и закрылась. Исчезла. Хорошо, неподалеку другая есть. Здоровенная, - два железнодорожных пути проходят, и еще место остается.
  
  " ... идешь, предположим, в ус не дуешь... вдруг небольшое сопротивление - и раз! - ты в другом мире? - поразился Стась.
   - Да, примерно так. Внешне "перепонка" не заметна. Нужно точно пересечь ее плоскость ... ну, как бы воображаемую линию на земле, если переход поверхностный. И во время непосредственного перехода ты на какое-то время словно в тумане оказываешься. Такой зрительный эффект. Потом - раз! - и картинка вокруг уже другая. Был в лесу - попал в пустыню. Или из города - в дикую степь.
  - Ну, а ваши миры? Которые только часть своего "слоя" занимают? Как они отделены друг от друга?
  - Это что-то типа ... В вашей фантастике так описывают силовое поле. Невидимая преграда. Причем со своей стороны каждый видит свой пейзаж.
  Скажем, с нашей стороны граница идет по лесу. Значит, так и видишь деревья до горизонта. Когда подходишь вплотную, - тоже ощущаешь сопротивление, только иного рода. На мозги давит. Так давит, что шаг-другой сделаешь - назад.
  - А если все-таки ... вперед?
  - Замертво рухнешь. В своем еще мире. Ничто живое не суется в эту границу..."
  
  Известно, что в давние времена в Юлании был такой варварский способ казни. К длинным шестам приговоренного привязывали, - и толкали к этой границе, - вперед, вперед... Обратно уже труп втягивали. Пятиметровых шестов вполне хватало.
  С развитием цивилизации особенно опасными оказались полеты. Несколько самолетов разбилось. Дело в том, что граница вверх не обязательно вертикально уходит. Где-то она полусферой поднимается, где-то наклонной стенкой.
  А сверху все "слои" закрыты, как крышей. Похоже, что только с Геи есть выход в космос. У Геи вообще уникальный "слой", - единый, не разделенный на миры.
  Юланцам известны четыре "слоя". Сколько их всего, никто не знает. Может, их и всего-то четыре, а может - бесконечное множество. Известны же четыре, потому что из самой Юлании есть переходы в миры двух "слоев", кроме своего, - Геи и Пелькостры. В этом слое известен только один мир, по его названию юланцы и называют весь "слой". Территория этого мира расположена на территории Юлании, частично - Бримена, и еще огромный кусок поверхности прихватывает. На Гее он соответствует примерно территории всей России, Европы, Атлантического и Тихого океанов.
  А четвертый "слой" известен, так как в расположенный в нем мир есть переход из Бримена. Его назвали Тетрон. Сами жители Бримена назвали, так как местные жители ему названия не дали. Они, собственно, и себя-то никак не называют. Это не люди, а примитивные обезьяны. И мирок у них крохотный, всего несколько квадратных километров. Словно огромный вольер. Есть у них там озеро с прекрасной водой, тропический лес с фруктами, - и никаких хищников, никаких опасностей. В другие миры этого слоя брименцы, как ни старались, проходов не нашли. Так что чем там занята практически вся территория планеты - неизвестно.
  
  " ... а другие миры? - поинтересовался Стась. - Пелькостра, например? Там нормальные люди живут? Или тоже звери?
  - Этот мир мы плохо знаем. Тамошние жители очень негостеприимны. Недоверчивы. У них был печальный исторический опыт, какая-то война. Предполагается, что имеется у них "перепонка" с очень агрессивным миром. В своем "слое" или нет - мы не знаем. И с нами они общаться не хотят, пока, во всяком случае.
  - Откуда же вы тогда знаете о размерах этого мира, об этом их... историческом опыте?
  - У нас был оттуда перебежчик. Это вообще непонятная история, как он к нам попал. У него были серьезные проблемы с психикой. С ним работал один из наших метарков, извлек лишь невнятные отрывки информации.
  В общем, этим занимались специальные люди... Тут мы мало что компетентны тебе сказать. Это почти закрытая тема. Считай, что мы о Пелькостре ничего не знаем, кроме того, что она существует..."
  
  Теперь о родном для юланцев "слое" Флорт. Как мы уже знаем, кроме Юлании, здесь известны Бримен и Ледяной Край.
  С Ледяным Краем, как упомянул Спарк, контакт весьма условный. Расположение его совпадает с Крайним Севером на Гее. Точные границы не известны. Обитатели тоже. Две экспедиции отправились из Юлании в Ледяной Край, и обе не вернулись. Замерзли они, погибли от руки аборигенов, случилось ли что-нибудь другое - неизвестно. Теперь переход в Ледяной Край блокирован.
  А вот Бримен - партнер Юлании. Незаменимый партнер. Страшно представить, что случится, если между этими мирами закроется переход.
  Бремен - мир, состоящий из двух государств, Кромма и Джаганы. Они находятся в прекрасных отношениях друг с другом, и с Юланией тоже. Бримен - очень технологический мир. Промышленный. И весьма загрязненный. Очень попорчена в Бримене экологическая обстановка, особенно в Кромме (а "перепонка" из Юлании как раз в Кромм открывается). Юлания же - наоборот, на чистоте помешана, так что между этими мирами взаимовыгодное сотрудничество: Юлания в Бримен отправляет сырье на переработку, обратно получает готовый продукт. На определенных условиях, конечно. Бримен охотно приобретает в Юлании ювелирные изделия, ткани, а также пищевые продукты, так как овощи, фрукты, молочные изделия и т.п. в экологически чистой Юлании на порядок качественнее. И еще уникальную помощь оказывает Юлания Кромму и Джагане, отправляя в Бримен своих врачей. Почему - вы еще узнаете.
  
  " ... рельеф "слоев" не совпадает? У нас...то есть, на Гее, в России, например, горы, у вас, на Флорте, море, а на Пелькостре, скажем, лес непроходимый? - подытожил Стась.
  - Именно. Никакой связи нет. А вот климат совпадает. Это и понятно, - планета-то одна, ее расстояние от Солнца, вращение...
  Кстати, Солнце в каждом "слое" по-своему называют, и Луну тоже. Да и в разных мирах одного "слоя", если нет между ними давнего языкового контакта. У нас с вами названия одинаковые. А в Бримене, например, Солнце - Жэо, Луна - Адаланк. Знаем, что в Пелькостре Солнце называют Ко-Рдест, а Луну тот несчастный сумасшедший вообще никак не называл..."
  
  Теперь о языке. Как мы уже убедились, в Юлании говорят на русском. Судя по этому, в прошлом она активно общалась с Россией. Возможно, население Юлании вообще родом из России, это вполне можно допустить, если существовали большие переходы в населенных районах. Потом, вероятно, эти переходы закрылись.
  Конечно, язык развивался длительное время обособленно, и очень многое для российского уха звучит необычно. Это научные и технические термины, меры длины, веса и т.п., дни недели (цикл у них тоже семидневный), названия месяцев, спортивные игры ... Да мало ли что еще! Всему этому Стасю пришлось учиться. Но чтобы не перегружать наше повествование, мы будем опускать его бесконечные переспрашивания и, соответственно, многословные объяснения его собеседников. Так сказать, будем сразу давать перевод на русский. Только некоторые слова (как, например, метарк) переводить мы не будет. И синонимов для них нет в русском языке, и какую-то индивидуальность Юлания без них теряет.
  Переварив немного информацию, Стась снова заговорил о "перепонках". Как их можно обнаружить, если внешне они ничем не отличаются от окружающего ландшафта? В поверхностную еще как-то случайно можно попасть, а воздушная? Она-то совсем недоступна для случайного обнаружения?
  И узнал Стась, что да, раньше только случайно могли обнаружить люди переход между мирами. И естественно, перепугаться насмерть, когда на твоих глазах кто-то или что-то бесследно исчезает, или, наоборот, из ниоткуда появляется. Так и возникали всякие суеверия, легенды и т.д. Нужно достичь определенного уровня развития, чтобы понять суть этих "перепонок".
  А обнаружение их - штука непростая, но реальная. Но об этом Стасю знать не положено. Есть тут и технические секреты и еще кое-что, что молодому гостю знать пока не полагается ...
  Вот, вкратце, и все, что узнал Стась вечером того дня, и было ему обещано, что назавтра он узнает не меньше, и переживаний ему предстоит еще масса. А на сегодня хватит.
  Впечатлений, действительно, было более, чем достаточно. Стася просто распирало от эмоций, преобладающей среди которых был восторг. Хотелось тут же куда-то мчаться, смотреть, запоминать, записывать, спрашивать. Священное чувство первооткрывательства будоражило со страшной силой!
  Но новые знакомые его первобытного энтузиазма не разделяли. Прервав свою ознакомительную лекцию, слегка приправленную для убедительности и достоверности видеоматериалами (это заняло немало времени, так как в каждом случае между импровизированными лекторами возникали споры о том, что именно и в каком объеме следует демонстрировать; растолковывать гостю элементарные для них истины оказалось непростым делом), Кассио и Биглан решительно заявили, что на сегодня с них достаточно. Давно не мешало бы подкрепиться. И вообще, переполненному впечатлениями организму нужен отдых.
  Молодой организм возражал и рвался поглощать информацию. Хотя поглотить изрядное количество пищи телесной он отнюдь не отказывался.
  Базит куда-то ненадолго отлучился и вернулся с сообщением, что уважаемых кээров и скиров ожидает накрытый стол. После чего вся троица не без приятного предвкушения покинула библиотеку (будем называть ее для простоты так) и отправилась на свидание с обещанным столом.
  
  
  
   ГЛАВА 13
  
  
  Ужин состоялся в маленьком кафе здесь же, на том же втором этаже, три минуты ходьбы по коридору. Обстановка кафе была вполне обычная, к разочарованию Стася, настроенного видеть кругом исключительно чудеса.
  Усевшись за столиком, на цветастой клееночке которого (Стась специально пощупал, - обычнейшая клеенка!) были расставлены тарелки с салатом, стояла плетеная корзиночка с белым хлебом и графин с фруктовым напитком, все принялись за еду.
  За стойкой приглушенно звучала музыка и звякало стекло; молоденькая девушка в ярком передничке поверх легкого светло-желтого сарафана занималась какими-то своими "кафешными" делами, с любопытством поглядывая на посетителей.
   Как только опустели тарелки с салатами, - а произошло это на диво стремительно, - Кассио позвал:
  - Метти!
  Девушка тут же доставила к столику поднос с аппетитно дымящимся горячим блюдом. Блюдо оказалось чудесно приготовленной рыбой с гарниром из жареного картофеля и какой-то ароматной зелени. Преодолев искушение, Стась отказался от добавки, так как на десерт улыбающаяся Метти принесла довольно вместительные вазочки с содержимым, напоминающим по вкусу взбитые сливки с ягодами и кусочками фруктов.
  - Ну, как вам наша кухня? - поинтересовался так и не перешедший "на ты" Биглан.
  - Обалдеть! - честно признался Стась. Добавить было нечего.
   Часы на руке Стася показывали уже 22.47.
   - Куда теперь? - спросил Спарк своего приятеля. Тот закинул руки за голову, со смаком потянулся и объявил: - Сейчас мы ведем скира Стася в блок отдыха на первый этаж.
  На первый этаж спустились по самой обычной лестнице. Никаких технических штучек. Ночевать Стасю предстояло в небольшой скудно обставленной комнате, где к его услугам были узкая кровать, столик с блестящей пластиковой поверхностью, на которой стояла лампа с высокой подставкой в виде пружины, и в углу - шкаф для одежды. Неприметная на первый взгляд дверь вела в санузел. ("И здесь - совмещенный!" - поразился Стась.) Обычная обстановка скромного номера в недорогой гостинице. Только ковер на полу, - коричнево-голубой расцветки с геометрическим черным узором по краю, - смотрелся неуместно роскошным.
  - Располагайся, - широким жестом пригласил Базит. - Отдыхай. Утром за тобой кто-нибудь из нас зайдет. Вернее, не утром, а попозже, где-нибудь часов в восемь.
  "Ничего себе - не утром! - хмыкнул про себя Стась, но вслух сказал только:
  -Да-да, конечно.
  - Если что-то понадобится, - добавил Спарк, - можно позвонить.
  Он показал на не замеченный Стасем аппарат, пристроившийся на полочке возле кровати. - Обычная кнопочная система, как у вас. Мой личный номер - 988-13-14. Я запишу.
  Он достал из кармана блокнотик, черкнул в нем несколько цифр крохотным карандашиком, вырвал листок.
  - Первый номер мой, второй - Кассио.
  - Это домашние? - по привычке спросил Стась, и тут же поправился: - Да что я, действительно. Сотовые?
  Базит непонимающе смотрел на юношу. Спарк после секундной заминки кивнул головой:
  - Да, примерно так. Носим с собой.
  Он вынул из кармана и продемонстрировал Стасю небольшой пластмассовый прямоугольничек с разноцветными кнопками.
  - Так что - в любое время. Не стесняйтесь.
  Попрощавшись со Стасем, они удалились. При этом Кассио Базит пожелал ему приятных снов с таким чудовищно унылым выражением лица, что сцена скорее напоминала прощание с усопшим.
  Стась снова взглянул на часы: было 23.19. Всего восемь часов назад он был еще в родном городе. Если бы кто-нибудь предупредил его тогда, что ожидает его в ближайшем будущем, решился бы он на полет в Клетчатом самолете? Да, ответил он сам себе. Еще бы. Бегом бы побежал, впереди той "Газели". Ведь повезло же? Повезло! Расскажи кому - не поверят!
  Спать не хотелось совершенно. Какой тут сон! Стася распирали эмоции, чувства, вопросы... Он покрутился по комнате, присел на кровать, снова вскочил, развязал рюкзак, вынул из него все необходимое и отправился в ванную.
  Вернулся он оттуда освеженный, с мокрыми волосами, в спортивных трусах и босиком. Снова бесцельно закружил по комнате, часто подходя к окну и вглядываясь в уличную темноту. Но окно выходило во внутренний двор, где неярко светили два унылых фонаря. Лишь однажды через бледно-желтое пятно света промелькнула чья-то неясная фигура, и снова двор опустел.
  Тогда Стась извлек на свет заветную тетрадку и, завалившись на кровать поверх одеяла, начал торопливо писать.
  
   Из дневника Стася Полосухина
  
  " ... сейчас в комнатушке, которую мне предоставили для ночлега. Ничего так, скромненько, но уютно. Одно плохо, - уже час ночи, а я бодрячок - бодрячком, хоть зарядку делай. Видимо, нервная система перегружена. Без конца вопрос за вопросом возникают. И, между прочим, главный из них мне только что в голову пришел. Если уж они к нам втихаря летают по каким-то своим делам, и даже в контакт не входят и, похоже, не собираются ... Так чего же они мне все это чуть ли не с порога выкладывают? Неужели не боятся, что я их инкогнито нарушу? Нет, чтобы запудрить пацану мозги и отправить побыстрей назад, пока он ничего не узнал!
  Объяснений напрашивается несколько.
  Первое. Я им так понравился, что меня решено использовать в качестве посредника между нашими мирами. Чушь собачья. Бредятина. Не нужны им никакие посредники. Они к нам летают запросто.
  Второе. Их метарки умеют стирать память. Но на черта тратить время, нагружая меня информацией, чтобы тут же все стереть?
  Третье. Я в роли подопытного. Выясняют мои реакции, или еще что-нибудь. Раз уж я им подвернулся, используют на всю катушку. Но опять как-то не очень похоже. Тот же Спарк - вообще случайный попутчик. Хотя, может быть, он как раз какой-то спец? Мало ли чем он у них тут занимается? Короче, версия реальная, хотя и малосимпатичная.
  Четвертое. Может, меня вообще отсюда выпускать не собираются?! Вот и общаются, ничем не рискуя (см. также версию Љ3). Что-то мне уже не по себе, ей-богу! Чувствую, спать мне сегодня не суждено ..."
  Минут через десять выпавшие из рук Стася тетрадь с ручкой валялись на ковре возле кровати. Запрокинув голову и приоткрыв по-детски рот, наш герой крепко спал.
  
  
   ГЛАВА 14
  
  
  Проснулся он рано утром, еще не было и семи. Летнее солнце за окном уже вовсю рассыпало свои лучи, и немалый их пучок попал в окно Стасевой комнаты, пробежав по его лицу и заставив пробудиться.
  Первая мысль открывшего глаза Стася была не оригинальной. Вряд ли стоит сомневаться, что любой на его месте первым делом ахнул бы: так это все было на самом деле! Вот и Стась, окинув взглядом обстановку своего ночлега, раскуроченный в углу рюкзак, валяющийся на полу дневник с конспектом событий вчерашнего дня и лежащий на столе листок бумаги с нацарапанными на нем цифрами, подумал примерно то же: "Вот же елки-моталки, так это правда!"
  Бурные ночные видения возбужденного юношеского мозга сплелись в яркий клубок. Смутно помнилось: какие-то безлицые люди, мечущиеся по бескрайнему полю аэродрома; белые прямоугольники дверей посреди густого леса; Мишка Стручков, целый и здоровый, что-то старательно пишущий под диктовку огромной дамы... Кажется, на даме красовалась корона, и в каждой руке - по пузатой бутылке.
  Стась уселся на кровати, свесив на пол босые ноги. Упругий ворс ковра щекотал ступни и побуждал к движению. Следовало приступить к водным процедурам, и означенные процедуры были проведены в полном объеме. Затем настала очередь энергичных физкультурных телодвижений.
  Вошедший в комнату Базит застал Стася за поглощением захваченного из дому печенья.
  - Какое прекрасное утро! - со страдальческой гримасой констатировал вошедший. - Судя по цветущему виду, сон был глубок и освежающ. Как не позавидовать ресурсам молодого организма?
  Он вытащил из лежащего на столе пакета квадратик печенья "Привет" и глубокомысленно принялся жевать. Выражение его лица явно указывало на наличие в рецептуре "Привета" солидной дозы стрихнина.
  - Вкусно, - горестно признал он и взял второе печенье. Некоторое время оба жевали молча.
  - Собственно говоря, тебя ждет вполне съедобный завтрак, - заметил Базит, доев четвертую печенюшку. - Но без штанов будет как-то неловко. Девушка, понимаешь ли ... Кстати, ты ей, по-моему, вчера приглянулся.
  Зардевшийся Стась быстро облачился в джинсы и свежую тенниску. Из рюкзака были извлечены легкие кожаные сандалеты.
  - Орел, - грустно подытожил Кассио, - покоритель сердец. Элегантен и обворожителен. Носки действительно ни к чему. Вперед!
  Завтрак состоялся во вчерашнем кафе, как следовало ожидать из намеков Базита на улыбчивую Метти. ("Ну и нагрузочка, - отметил Стась, - вчера в двенадцатом часу она еще на работе, сегодня в восемь - уже".)
  За едой Стась поинтересовался, где Спарк, и узнал, что "душка Биглан" занят неотложными делами и присоединится к ним после обеда. "Снизойдет", - подумав, добавил Базит. В ответ на недоумевающий взгляд Стася он пояснил:
  - С шестого этажа. А мы уж тут, внизу, пообщаемся.
  "Внизу" - это была знакомая уже библиотека (будем называть ее так, привычным словом) на втором этаже. Едва они вошли туда и расположились в мягких креслах, Стась без лишней дипломатии выложил перед Кассио свой "главный" вопрос, уже знакомый нам по дневниковой записи.
   Нисколько не обескураженный Базит покивал головой.
  - Логично, - оценил он, потирая указательным пальцем свой замечательный нос. - Как это радует, что эмоции не захлестнули хладный разум.
  Стась молча ждал. Закончив массаж органа обоняния, Базит продолжил:
  - Сейчас я собирался рассказать тебе о нашей стране. О Юлании. И о нас, - в смысле, о жителях. Ответ на твой вопрос, некоторым образом,...гм... проистекает из этой информации. Даже непосредственно...проистекает. Ты не возражаешь, если ответ родится сам? Постепенно.
  Возражать Стась не собирался, поэтому он утверждающе кивнул головой и приготовился слушать. Но Базит для начала дал ему в руки книгу. Взглянувший на обложку Стась был несколько уязвлен тем, что это "Книга для чтения учеников 4-тых классов". Кассио попросил его открыть двадцать девятую страницу. На искомой странице Стась обнаружил некий рассказ под интригующим названием "Великое Морское Землетрясение".
  - Странно, - заметил он, - морское землетрясение. Как-то непривычно. Хотя опять же - не моретрясение же!
  - Собственно говоря, трясется-то в любом случае земля, - добавил Базит. - А что уж на этом участке земли трясет, - город, лес, пустыню или море, - это уже не суть важно. Дно, берега, острова - не земля, что ли?
  - Да я так, - оправдывался Стась, - непривычно как-то. Я разве против? Морское так морское... - А сам уже начал читать.
  
   Великое Морское Землетрясение
  
  " Когда-то, давным-давно, это море ничем не отличалось от других морей в мирах нашей планеты. В старинных книгах, бережно хранимых в Пирамонском музее, можно обнаружить, что уже тогда называли море Юланским.
  Если случится вам побывать на берегах Юланского моря, вам не раз подадут к столу блюда из очень вкусной рыбы - юланки. Ее и сейчас немало добывают в морских водах, а уж раньше, судя по тому, что целое море назвали таким "рыбьим" именем, ее было просто видимо-невидимо. Не удивительно поэтому, что жил на берегах Юланского моря в основном народ рыбацкий, отлично умевший рыбу ловить и впрок заготавливать: коптить, солить, вялить да сушить. Суденышки рыбацкие сновали по всему морю и возвращались с богатыми уловами. И себе рыбы хватало, и в дальние города попадала славная рыбка юланка, где удивлялись ее необычному пряному вкусу. И ценили ее очень высоко, потому что не только вкусна, но и большая редкость, - кроме своего родного моря нигде не встречается. ("Эндемик, стало быть", - глубокомысленно заметил биологически подкованный Стась).
  Хорошо жилось людям в этих местах, - и сытно, и спокойно; море щедро делилось с ними своими богатствами: не только юланкой, но и другими вкусными рыбами, и маленькими рачками тартопусами, и кисловатой сочной подводной травой нилинией ... Да всего и не перечислишь!
  Строили люди себе крепкие дома из дерева аскарата, растили пшеницу, разводили многочисленный домашний скот и птицу, а особенно любили лошадей. Это с тех давних времен ведет свое начало знаменитая порода - гелларская. Лошади - геллары неутомимы в беге, легки и быстры, как олени. Ноги у них тонкие, но сильные, шеи длинные, красиво изогнутые, а головы изящные, с умными выразительными глазами и чуткими ушами. Хорош и под седлом гелларский конь, - летит, как стрела, послушный всаднику; и повозку везет быстро, но аккуратно: кочки обойдет, под гору шагом пойдет, по ровной дороге пулей помчит!
  Так и шла жизнь на берегах Юланского моря, и никто не знал, что грядут неожиданные и страшные перемены, - приближался день Великого Морского Землетрясения.
  Утро в тот день не предвещало ничего необычного: по небу ходили редкие облака, с моря дул легкий свежий ветерок, мирные волны лениво набегали на берег. Жизнь шла своим чередом: просыпались в домах хлопотливые хозяйки, разводили в очагах огонь, шли доить коров, кормить кур и гусей; вставали рыбаки, собирались пораньше вывести в море свои шхуны; поднимались все жители приморских селений, приступая к привычным ежедневным занятиям; высыпала из домов на улицы шумная ребятня, затевая игры и поднимая веселый шум... Начинался обычный летний день.
  Да только обычный ли? Многие жители заметили, что беспокоятся, храпят и бьются в стойлах, отказываются от корма послушные обычно гелларские лошади. Хозяйки не могли выгнать во двор птицу, - куры, утки, гуси да индюки жались по дальним углам птичников и прятали головы под крылья, словно пытаясь укрыться от какой-то известной им надвигающейся беды. Завыли во дворах собаки, и ничем не унять было их тоскливый многоголосый хор. А из многих домов одновременно исчезли кошки, и напрасно в поисках домашних любимиц и неутомимых охотников за мышами озадаченные матери посылали ребятишек спускаться в погреба и обшаривать сады.
  И все же день шел своим чередом. К полудню вдруг стихло, словно замерло, море. Поверхность воды стала совершенно ровной, как темно-синее стекло. Ни малейшего ветерка не ощущалось в душном знойно-тяжелом воздухе.
  Обвисли паруса на рыбацких шхунах, и они бессильно замерли среди застывшего в каком-то загадочном и зловещем ожидании море. А люди, - и те, что вышли в море, и те, что остались на берегу, почувствовали необъяснимую тревогу, которая нарастала с каждой минутой и буквально давила на плечи и безжалостно сжимала сердце.
  В наступившей гнетущей тишине вдруг послышался неясный шум, словно где-то в глубине моря заворочалась какая-то огромная туша. Чуть дрогнула земля под ногами у высыпавших на берег юланцев, и снова все замерло. Но не надолго.
  Зародившись в далекой морской пучине, там, откуда и слышался глухой недобрый гул, чередой пошли на берег волны. И не волны даже, а настоящие валы в шапках белой бурлящей пены загрохотали на прибрежных камнях.
  Приморским жителям не привыкать к неожиданностям буйной морской стихии, но штормовой прибой при совершенно неподвижном воздухе и ясном небе, - это было непривычно, необъяснимо и потому жутко. Однако шум все же немного успокоил юланцев: все же ожило море! И они уже стали возвращаться к прерванным делам, как вдруг ...
  Людям в первый момент показалось, что раскололось небо, - такой оглушительный раздался грохот! Задрожала, да не просто задрожала, а ходуном заходила под ногами земля, так, что не все даже смогли удержаться на ногах. А со стороны моря, от самого горизонта, огромной темной стеной поднялась и стремительно пошла на берег гигантская волна ...
  Много-много лет прошло с того страшного дня, но до сих пор юланцы рассказывают о том, как в считанные минуты ушел под воду восточный берег моря с плодородными землями и необъятными лугами, как огромная волна разрушила многочисленные поселения, как немногие чудом уцелевшие шхуны спасали людей, унесенных в открытое море отступившей волной ...
  Лишь одна деревня оказалась непострадавшей в день Великого Морского Землетрясения, как стали впоследствии называть его юланцы. Эта крохотная деревушка под названием Валлея находилась на склоне горы. Жители Валлеи занимались в основном тем, что добывали в ущелье Джи-Клип, что неподалеку от деревни, редчайший драгоценный камень, называемый в народе "зуб дракона" или клип-баяр. Из этого камня искусные мастера делали прекрасные украшения, - кольца, браслеты, кулоны, броши и статуэтки.
  Нелегок был труд добытчиков камня. От деревни к ущелью вела узкая опасная тропа, нередко разрушаемая камнепадами. После них днями, а то и неделями, все взрослые мужчины Валлеи занимались расчисткой тропы. Рискуя сорваться в пропасть, они сбрасывали вниз преграждающие путь огромные камни. В само же ущелье нужно было спускаться по веревочной лестнице, подвешенной на вбитых в скалу крючьях.
  В день землетрясения все жители Валлеи были в деревне, - готовились к свадьбе местного молодого мастера и девушки с побережья. Поглощенные радостными заботами, они не заметили, как стихло и замерло море, не почувствовали и первого слабого толчка. И лишь когда загудела и задрожала земля, когда застонали потревоженные горы, когда по склонам побежали разрастающиеся с каждым метром ручейки из катящихся камней, перепуганные люди выбежали из домов. Замерев от ужаса, валлейцы смотрели с высоты, как огромная волна обрушилась на берег и смела с лица земли людей, животных и постройки, выбросила и разбила о скалы рыбацкие шхуны ...
  Судьба пощадила валлейцев: ни один из них не погиб под сорвавшимся с горной вершины камнем, не были разрушены их дома и мастерские. Но единственное в мире место, где добывали клип-баяр, - ущелье Джи-Клип, - было засыпано многометровой толщей камней, на которую сверху еще и рухнула огромная скала.
  И сейчас можно найти в горах заброшенную деревню Валлею. Деревянные строения, конечно, давно рассыпались в прах, но полуразвалившиеся каменные стены мастерских и фундаменты домов еще сохранились.
  А валлейцы ушли из этих мест сразу после землетрясения, и, говорят, поселились так далеко от Юланского моря, что о них здесь больше не слышали."
  
  
   Стась захлопнул книгу.
  - Эффектно написано, - признал он. - Для ребятишек - эффектно. Что, так все и было?
   - Ну, что-нибудь в этом роде. Свидетелей, как ты понимаешь, в наличии нет.
  Кассио вдруг хохотнул.
   - Мой младший сын по этому тексту в школе задание делал, что-то там с какими-то сочетаниями... Ох, и натворил он дел! Грамотей...
   - А мне этот текст - тоже ради сочетаний? - не удержался Стась. - Я понимаю: разрушения, катаклизмы, - без этого никакая история не обходится. Наводнения, пожары, эпидемии, вулканы, наконец. Есть у вас вулканы?
  - Вулканы? Нет у нас вулканов. В Бримене есть три, один даже действующий. Да при чем тут вулканы? Это землетрясение не зря ведь Великим назвали. Ты рано книгу закрыл. Прочитай-ка еще рассказик, он маленький совсем, не волнуйся.
  
  "... Однажды утром один из рыбаков (звали его Толлер Осташек) выбрался из своей повозки, чтобы пораньше развести костер для завтрака и... остолбенел. В воздухе стоял какой-то непонятный шипящий звук! Этот непрерывный шум шел со стороны моря.
  Пройдя через песчаный пляж, Толлер вышел к воде. Здесь звук стал сильнее, но самое удивительное было впереди. Море словно ... кипело! Миллионы мелких и крупных пузырьков поднимались со дна и, достигнув поверхности, лопались, выбрызгивая вверх капельки воды. Это так напоминало закипающую в котелке воду, что у Толлера, как он потом рассказывал, мелькнула мысль, что море должно быть горячим. Но утренний воздух был наполнен прохладой и свежестью. Хотелось дышать полной грудью; казалось, что этот воздух, подобно волшебному эликсиру, пробуждает в человеке бодрость, силу и уверенность в себе.
  Старый рыбак осторожно подошел к воде. Ветерок дунул ему в лицо брызгами лопающихся пузырьков. Они были холодными! Осташек опустил в воду руку. Пузырьки приятно щекотали ладонь и выталкивали ее на поверхность. Толлер поспешил в лагерь, будить своих товарищей, и скоро они все вместе стояли на берегу, удивляясь и недоумевая.
  Загадочное "кипение" моря продолжалось еще часа два, а затем постепенно прекратилось. Все стало по-прежнему: волны спокойно набегали на берег, над водой кружили чайки ..."
  
   - Ого, - оценил Стась, - и это тоже правда?
  - Самая что ни на есть! - заверил его Кассио. - Думаю, ты еще сможешь лично понаблюдать это явление.
  Он поднялся с кресла и прошелся по библиотеке, заложив руки за спину и сутулясь. В профиль его фигура напоминала мягко вышагивающую огромную птицу, пристально глядящую себе под ноги в поисках пропитания. Стась наблюдал за этими перемещениями, не решаясь помешать ему каким-нибудь вопросом. Наконец, Базит решил, что приличествующая важности момента пауза выдержана, и остановился прямо напротив кресла собеседника.
  - Итак, начал он торжественно, - пришло время тебе узнать о Даре Моря.
  
  
  
   ГЛАВА 15
  
  
  Склонные к некоторому пафосу в определениях, юланцы назвали появление загадочных пузырьков в воде отнюдь не напрашивающимся "кипением", а, не без фантазии, Выдохом Глубин. Этот самый Выдох происходит каждые восемь дней; если быть точными, в среднем - через 198 часов плюс-минус 45 минут. Продолжается он, - опять же, в среднем, - 4 часа 11 минут.
  Объяснение природы Выдоха таково: во время Великого Морского Землетрясения на дне моря образовался раскол, огромная тонкая трещина. через которую периодически и выдавливается в воду накапливающийся где-то в земных глубинах некий газ. И вот этот-то газ и изменил круто всю жизнь страны Юлании.
  Сначала люди заметили, что после Выдоха Глубин другим становится воздух. Как прочитал Стась, - свежим, бодрящим, заметно повышающим работоспособность. Потом оказалось, что он еще и целебный: исчезли мелкие недомогания, кожные болезни, гуще и красивее стали волосы. Сократилась потребность во сне, человек вставал вполне отдохнувшим после 4 - 5 часов крепкого сна. Пышно расцвела вся природа. Ярче и сочнее стала зелень, значительно возросли урожаи.
  Увеличилась продолжительность жизни! Совершенно обалдевший Стась узнал, что в настоящее время юланцы живут по 150 - 180 лет, и выглядящему на тридцать лет Базиту на самом деле недавно стукнуло сорок девять, а Спарку - и вовсе под шестьдесят.
  Но на всякий "плюс" неизбежно находится соответствующий "минус". Покинув свой мир и, таким образом, потеряв возможность "подпитываться" живительным газом, юланцы жить не могут. Уже к концу первой недели они чувствуют недомогание, постепенно усиливающееся и обостряющееся, и еще через три недели состояние становится практически безнадежным ...
  - Это что же, - пробормотал Стась, - как наркотик?
  - Такое сравнение абсолютно неуместно! - тут же возразил задетый Кассио. - Наркотик разрушает организм, убивает именно своим присутствием. А Выдох Глубин включился в метаболизм организма, стал его необходимым компонентом. Можно сказать, что в нашем мире особая атмосфера, и в другой мы просто-напросто жить не можем. Причем заметь, - долго жить. К вам в Гею мы летаем, и одну - две недели вполне работоспособны.
  - Так вот почему вы так переполошились из-за того вашего ... ну, того, чей билет я нашел, - сообразил Стась.
  - Конечно. Срок уже критический. К тому же возраст ... Кээр Долгинь уже очень не молод, хотя и замечательно крепок здоровьем.
  - И что, его, наверное, уже ищут, полетели обратно?
  - Все не так просто ...
  И Кассио рассказал Стасю, что воздушная "перепонка" между нашими мирами - пульсирующая, и открывается лишь на 391 минуту каждые 6 дней. Самолет успевает слетать туда - обратно, - и жди следующего раза. Поэтому сразу вернуться для поисков пропавшего нереально. Но этой проблемой сейчас занимаются, есть специальные органы, все возможное будет сделано, успокоил Стася Базит, после чего продолжил свой рассказ.
  Долгая жизнь, короткий сон, крепкое здоровье - это далеко не все, что приобрели люди благодаря Выдоху Глубин. Сообщив это, Кассио с видом опытного интригана снова выдержал паузу, прохаживаясь по библиотеке. Потом он остановился, стоя боком к собеседнику, поднял в стороны на уровень плеча выпрямленные руки, словно крылья расправил, заметно сосредоточился...
  И вдруг, как-то с усилием прогнувшись в спине, плавно подтянул колени к груди и ... повис в воздухе.
  Стась с грохотом вскочил с кресла и тут же застыл, боясь пошевелиться. Кассио все с тем же выражением крайней сосредоточенности на лице стал медленно разгибать ноги, и при этом - подниматься все выше, как будто опираясь подошвами на что-то твердое; но его ботинки - и Стась видел это совершенно отчетливо! - парили в воздухе примерно в полуметре от пола. Полностью выпрямившись, Базит как-то слегка наклонился вперед и сделал прямо по воздуху широкий шаг, передвинувшись при этом примерно на полметра. Потом он снова "присел", сложившись грудью к коленям, и медленно, по одной, выпрямил ноги (подошвы оказались сантиметрах в тридцати от пола). Тут он опустил руки, расслабился, - и со стуком встал на пол. С силой потерев ладонями лицо, он повернулся к остолбеневшему в буквальном смысле Стасю.
  - Ну как? - подчеркнуто деловито поинтересовался он.
  - Я не понял , - прошептал Стась, - нет, правда... я не понял...
  - Левитация. Конечно, не бог весть какая, - поскромничал Базит, жестом приглашая Стася вернуться в кресло. - Но главное - в прогрессе. Сначала я мог только вертикально... и всего сантиметров на тридцать-сорок.
  - Это что, тоже... следствие? - охрипшим от волнения голосом спросил Стась. - И вы все так можете?
  - Да, - явно наслаждаясь потрясением юноши, ответил Кассио. - И нет. В смысле, на первый вопрос - да, на второй - нет.
  Оказывается, необыкновенные - с точки зрения обычного человека - свойства приобретают примерно десять процентов жителей Юлании. И не сразу, не от рождения, а в возрасте, который принято называть "переходным", - то есть лет в двенадцать - пятнадцать.
  Способность к левитации - только один из возможных Даров Моря, кстати, весьма редкий. Такой же редкий, как и возможность оказаться метарком.
  Некоторые оказываются способными видеть в полной темноте. Или чувствовать цвет кончиками пальцев. Двигать взглядом предметы. Наблюдать биополя живых веществ и воздействовать на них. Может развиться фантастическая память, способность к языкам, быстрому счету. Могут возникнуть сверхъестественные физические способности: к бегу, прыжкам, плаванью, подъему тяжестей и т.п. (Кстати, поэтому в Юлании практически нет привычных для нас спортивных соревнований. Как соперничать физически "нормальному" человеку с таким "суперменом"?) Очень и очень немногие способны мгновенно перемещаться в пространстве ("Нуль-транспортировка"! - ахнул Стась).
  В общем, Дар Моря может оказаться любым для этих счастливых десяти процентов. Какие-то способности могут возникнуть и развиться значительно позже "переходного" возраста (у Базита, например, левитация - сравнительно "свежее" приобретение, обнаружившееся всего три года назад), но это случается только у людей, уже получивших в свое время какой-либо Дар Моря.
  Дар может быть неизменным, а может постепенно или скачкообразно развиваться, то есть быть в прогрессе. По степени развития Дара (что, конечно же, весьма условно) его обладателей относят к классам "Е", "А", "М", "С", "Д", "К" и "Р". Большинство, как правило, не дотягивают и до "С". А уж "Р" - единицы по всей стране.
  Всех "дароносцев" регистрирует специальная государственная служба. Она же рекомендует каждому сферу деятельности. Похоже, иногда этой службе приходится нелегко, так как Дар порой оказывается такого характера, что трудно представить, какую пользу он может принести обществу. Однако этот принцип - Дар должен использоваться во благо! - незыблем.
  Поэтому особенно ценится приобретенный благодаря Выдоху Глубин дар целительства. И на врачей из Юлании, приезжающих пользовать больных в Бримен, там буквально молятся. Тем более, что в технологическом мире у людей проблем со здоровьем более чем достаточно.
  
  
   Из дневника Стася Полосухина
  
  "... нереальности происходящего. Тревоги особой, правда, уже не испытывал. Настолько все интересно, что о себе думать забываешь. Но последняя информация, прямо скажем, испугала. У живущих здесь этот морской газ включается в метаболизм организма, при этом в качестве важного компонента. То есть, короче говоря, жить без него они не могут! Какое-то время еще ничего, дальше - хуже, а потом и совсем - каюк. Недельки так через три.
  Этот пассажир в самолете... Даже неудобно, что я его Алкашом про себя прозвал. Человек на пределе возможного срока домой возвращался, для чего-то слишком долго у нас проторчал. А тот, по билету которого я прилетел, уже совсем на грани, по-видимому. Хоть я и не виноват, но все же жутко как-то!
  И я тут этого воздуха надышался уже, и эффект ощущаю явно: легкость в теле, бодрость исключительная, мозги ясные. Но! Что, если я теперь тоже без этого жить не смогу?! Вернусь домой - и через пару недель загремлю в больницу, где вскорости тихо зачахну от неизвестной медицине (нашей родной медицине, не юланской...) болезни! Вот это перспектива, с ума сойти! Мои ясные мозги - нараскорячку. Жить-то, братцы, мне еще не надоело..."
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"