Алева Юлия: другие произведения.

Ловушка для мотыльков 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 9.73*6  Ваша оценка:

  Когда за Тюхтяевым захлопнулась дверь, поведение гостя окончательно вышло из-под контроля. Он отчего-то глянул на брегет, кивнул собственным мыслям и пытливо уставился на хозяина.
  - А вот теперь, когда мы собрались чисто семейным кружком, можем и пообщаться. - он деловито нарезал мясо. - Отчего меня ни на одну свадьбу не пригласили?
  И только я начала было подбирать цензурные выражения, как Николай Владимирович глухо произнес от своей тарелки.
  - Ты занят был, когда мы с Ольга Александровна оказала мне честь. - о как. Словно два царствующих дома скрепили себя вековыми узами. Мне бы уметь столь веско произносить формальные по сути выражения.
  Та еще раз покрылась пятнами. Небось, тихие семейные беседы впрок не пошли, а ведь считанные часы гостя принимают.
  - Да и что с того, что занят, уж выделил бы денек. - конечно, именно такой гость способен украсить любой праздник. - А вот отчего крестник мой не соизволил порадовать такой честью?
  Три пары глаз обратились ко мне. Две - с облегчением, а третья... Почему-то напускная игривость этой беседы не захватывала меня, казалась лишь маской, под которой совсем другое что-то... И как раньше мне не рассказывали о крестном отце Петеньки!
  - Мы с моим покойным мужем обвенчались очень скромно. - выдавила я из себя и вслед за графиней опустила взор к отварному горошку. Вот бы сейчас эту тарелку да вытереть о шикарный, без единой морщинки сюртук.
  - Да-да, наслышан. Про сиротку, подобранную саратовским купцом, да про доброго самаритянина графа Татищева, который ее нашел, отмыл и к алтарю отвел. - нараспев, смакуя каждое слово произносил приезжий упырь. - Сказка же рождественская, как у господина Диккенса. Мадам знакома с этим произведением?
  Мадам аккуратно отложила вилку, промокнула губы салфеткой и попрощалась с планами быть хорошей девочкой. Прости, Михаил Борисович, не получится по-твоему.
  - Грамоте обучена, Ваше Сиятельство, только на роль Скруджа из моих саратовских знакомцев отнести было некого, да и до сегодняшнего вечера идеальной кандидатуры не попадалось.
  Господин Шпренгтпортен только хмыкнул, а papa заинтересованно откинулся на стуле.
  - Да и ладно, дело прошлое. Соболезную всем в Вашей утрате. - без особой грусти произнес он. Лихо любимого крестника вычеркнул. - А что ж вы с Ольгой Александровной на двоих детках всего остановились? Наследников-то побольше надобно заводить, для надежности. Вот в Османской Империи в гаремах только так и устроено: каждая наложница, а тем паче жена, стремится дюжину сыновей нарожать, чтобы потом у них были силы конкурентов перебить, а там и она сама выберет, кого живым оставить.
  Графиня плотно сжала маленькие кулачки и дрожащим голосом сообщила о разыгравшейся мигрени.
  - Прошу меня извинить. Ксения, не сочтите за труд побыть хозяйкой вечера. - пискнула она, не глядя ни на меня, ни на мужа.
  Еще одна крыса сбежала с тонущего корабля, и мне бы последовать за ней, так почему же я киваю и соглашаюсь?
  - А Вы, Ксения Александровна, знаете ли об этих забавных туземных традициях? - он вновь переключился на меня.
  - Наслышана. - я осторожно отодвигаю столовые приборы, особенно острые, а то некрасиво может получиться.
  - Не задумывались о посещении столь интересных мест между Вашими похождениями? - да что же это за сволочь-то такая любознательная?
  - Да, знаете ли, Георгий Александрович, все что-то было недосуг. - я сознательно переврала имя собеседника. Помнится, где-то нас учили, что в дискуссии это позволяет сбить собеседника с мысли, а тут подобный прием, хоть и числится в топ-рейтинге неучтивости, но вряд ли уже хоть чем-то испортит семейный ад. А ведь когда-то я еще переживала, что нас с Петенькой плохо встретили. Если у них такие семейные традиции, то тогда просто царский прием случился.
  - Александр Георгиевич. - суховато уточнил мумифицированный хам.
  - Да-да. Обязательно запишу, чтобы не забыть. - я мелко-мелко закивала. Вот интересно, насколько сильно можно довести этого гада без особых последствий? Безнаказанность в моих прошлых проделках окрыляла, а благосклонность товарища министра внутренних дел так и вовсе вскружила голову.
  - Но про приключения Ваши, мадам, я столько противоречивого наслушался, что впору интервью брать. - недобро улыбнулся крестный родственник. Это ж из какого уголка Преисподней можно было такое отыскать и на нашу грешную долю депортировать? - Видано ли чтоб порядочная женщина, графиня, да по солдатским госпиталям шлялась как девка подзаборная?
  - Прекратить! - Кулак papa взмывает и опускается на столешницу, хрупкий фарфор подпрыгивает и обращается в черепки, и дальше я созерцаю идеальную, едва ли не британскую вышколенность местной прислуги - по звонку колокольчика горничные уносят скатерть и все, что на ней не подлежит восстановлению, беззвучно стелют новую, так же возникают целые тарелочки, прочие приборы...
  Странно, что же он так нервничает-то? Сейчас я бы смогла отбиться.
  - Да ты не шуми, Николенька, небось и самому любопытственно. - утешил братец.
  - Еще госпожа Найтингейл, вполне себе достойного происхождения дама... - начала было я. Издалека начала, красиво. Без мата бы даже обошлась - все же свекру только этим и аппелировала.
  - Пример мисс Флоренс как раз и подтверждает мои слова. - отрезал гость, причем так, что стало понятно: легендарная для меня, ему эта женщина весьма знакома. И, возможно, лично.
  Не был бы таким парнокопытным - обязательно бы расспросила. А пока остается только подыгрывать чужой партии.
  - Вы, Ваше Сиятельство, хотели что-то определенное уточнить? - главное, надо очень ровно дышать.
  - Свое определенное я уже уточнил. - уклончиво ответил гость. - Теперь вот только осталось хоть как-то репутацию дорогой мне семьи восстанавливать.
  А чего восстанавливать-то? У нас все хорошо, превосходно, можно сказать. Вдовая графиня чудит с инженерами и жандармами, но покуда никому вообще не бросилась в глаза. В свет не выходит, желтой прессе неинтересна. Или все же мои эксцентричные выходки вредят papa?
  Тот сидел окаменелой статуей, словно не единокровного родственника угощал, а медузу Горгону.
  - Гляжу, во вдовицах Ксения Александровна не засиделась? Как же ты ее так ловко своему клеврету пристроил? - не унимался новоявленный моралист. А вот Тюхтяева трогать не смей.
  - Это их личное дело. - обрубил Татищев.
  - Да уж, совсем личное. Кроме объедков со своего стола наградить нечем что ли?
  Жаль, очень жаль, что я не имею протокольного права вызывать на дуэль кого-либо, особенно мужчину. И пусть лучше всего у меня бы получилась драка на сковородках, но как papa это может терпеть?
  Но эти двое продолжают какую-то свою, только им ведомую игру.
  - Хотя ты всегда был trop incompréhensible - и добавил что-то еще, столь же непонятное мне, отчего мой граф сорвался окончательно.
  И вот через стол несутся французские грубости, а я ни черта не понимаю. Ну практически ничего.
  - ... grincheux bâtard... - это Татищев оппонента по больному месту ударил. Неспортивно, но я подписываюсь под каждым словом.
  - ...misère... - и еще солидная тирада от гостя, который что-то тоже раскраснелся и уже ослабил воротник. А вот уже сам граф Татищев вскакивает со своего места, подлетает к заморскому гаду и этот самый воротник ему поправляет не братским совсем жестом.
  Они вдруг оба замолкают, тяжело смотрят друг на друга и внезапно, словно и не было ничего раньше, возвращаются на свои места. Как будто мне привиделось все это. Но гнев подлинный, такого не бывает на пустом месте. И тут не просто соперничество повзрослевших мальчишек - горечь у обоих серьезнее.
  
  Ужин проходит в тяжелом молчании. А что, на моих глазах люди друг друга едва не переубивали, но из-за собственной лингвистической тупости я не знаю ни повода для склоки, но причины прекращения смертоубийства. И уточнить не у кого. Эх, Петя, родня у тебя - как на подбор. Один краше другого.
   Тишина становится неумолимо давящей и нужно хоть что-то сделать, хоть что-то сказать.
  - А Вы, Александр Георгиевич, - я старательно делаю нажим на его имени и выдаю в эфир одну из тупейших своих улыбок. - Тоже много путешествуете? За четыре года нам так и не случилось встретиться.
  Оба наследника графа Татищева вздрагивают от звука моего голоса.
  - Да, имею привычку такую. С юности. - недобро уставился гость и я пожалела о своей попытке сыграть хорошую девочку. - Не по чужим постелям, да армейским обозам, но путешествовал.
  Дальше беседа забуксовала. Даже утонченная французская кухня встает комом в горле, когда такая удачная компания собирается за столом. Я с остервенением расцарапывала порцию жюльена, и завидовала одному на редкость везучему обитателю унылого казенного кабинета в жандармском департаменте. Вот чем бы он сейчас не занимался с этим своим серьезнейшим видом, какие бы судьбы не спасал, ему легче, чем нам тут.
  
  Ничто не вечно, поэтому даже самое плохое заканчивается, вот и блюда сменил десерт. Но даже нечто изысканное в креманках не привело гостя и хозяина в благостное настроение.
  Тут господин Шпренгтпортен отставил стул (заметьте, сам, не побрезговал!) и встал.
  - Надеюсь продолжить эту чудесную беседу у себя. - и замер надо мной.
  А вот я бы еще поклевала малину с карамельного крема, но раз не судьба...
  Костлявая лапа ухватила меня за локоть чуть сильнее, чем это позволяли приличия, но внешне он эмоций не проявил. Я же натянула улыбку и двинулась вновь изучать живопись позднего Возрождения.
  
  - Это Караваджо? - все же сорвался у меня с губ вопрос, стоило лишь переступить порог комнаты.
  Мумифицированный гад озадаченно хмыкнул.
  - Да. Юдифь и Олоферн. - Занудливым тоном сообщил мне хозяин античного логова.
  Я таки смогла ее рассмотреть. Два с половиной персонажа: трогательная юная главная героиня с кинжалом, дряхлая служанка с восхищением, а третий герой уже частично обезглавлен, и его алая кровь хлещет практически на зрителя. Атмосферная картинка, скажу я вам. Почти драматический комикс шестнадцатого века. И можно было бы прикоснуться к этакому раритету. В иное время за ее стоимость можно дом построить, пусть и не такой, как Усадьба, но всяко побогаче моего собственного. Но вдоволь повосхищаться прекрасным и почахнуть над златом мне бы никто не дал.
  - Сударыня разбирается в живописи? В провинциях нынче и такое образование дают? - ехидно продолжил мой мучитель.
  - Саратовский музей живописи не уступает столичным. - ляпнула я и замерла.
  Что по собранию наш музей третий в России, не перестают хвастаться все провинциальные культурные деятели, но то в двухтысячных. А сейчас? Признаюсь со стыдом, я в этот, первый общедоступный в России музей, так и не соизволила зайти.
  - Ну да, ну да. - хмыкнул новообретенный родственник. Духовный свекор, можно сказать. - и сюжетец Вы прямо под себя приглядели.
  Если бы ты только догадывался, насколько под себя.
  - Наслышан я, что на мужской пол общение с Вами крайне губительно влияет. - хватка становится болезненной. Небось до синяков. Это что же за хама приютил любезный Николай Владимирович? А что если не родня, а просто посторонний мужик, которого бы вовсе на мороз неплохо было выставить. Аккурат после рождения.
  - За себя опасаетесь? - вновь ляпнула раньше, чем подумала, и осеклась под буравящим взглядом.
  А ведь Тюхтяев намекал, да что там намекал - прямо высказался, чтоб не лезла.
  - Да уж рискну, пожалуй. - несказанно удивил меня мой спутник и рывком развернул к себе.
  Вот за спиной ледяной итальянский мрамор, щеку царапает рама драгоценного полотна, а на меня смотрят мерзкие стылые глаза.
  - Раз уж Вы столь благосклонны к мужчинам этого дома, то и я не откажусь. - негромко, но внятно сообщают его тонкие губы.
  И это смешно, конечно, но он лапает меня не прекращая гипнотизировать взглядом. Под юбку практически лезет. Да не практически, а реально. Это что, всерьез все со мной происходит, да?
  Все навыки, которые в мою бедовую голову терпеливо вбивал Хакас, вылетели, как и не было ничего. Все же не зря он твердил, что для мало-мальски приличной выучки нужны хотя бы полтора года, а не пара жалких недель. Зато то, чему учил папа Сережа, и что уже разок помогло в Саратове, очень даже действует. Ну порвалась юбка при рывке, не велика беда. Мой несостоявшийся насильник в некотором ошеломлении присаживается передохнуть, по пути сбивая с мраморной тумбы старинную вазу, которая с мелодичным звоном раскалывается об эту иссушенную мерзкую голову, а я срываюсь и бегу, бегу, бегу...
  Прямо в грудь любезному батюшке добегаю.
  Тот с подозрением рассматривает меня и молча уводит в свой кабинет. А коньяк у него все же вечно лучше моего. И где только закупается-то?
  
  - Ксения, граф Александр Георгиевич... - papa заметно растерян и не встречается со мной взглядом. - несколько... эксцентричен, как ты уже заметила.
  Вон оно как называется. Да козел он старый.
  - Николай Владимирович, его Сиятельство упали. - я внимательно смотрю ему в глаза. Он не может не помнить ту сцену. Даже мне иногда снится. - Об вазу споткнулись и упали.
  Тот сначала не понял, прямо вот совсем не понял, а потом разразился хохотом.
  - Живой хоть?
  Подозреваю, что да. Все же тонкий полупрозрачный фарфор не чета бронзовому пресс-папье, но все же справиться бы неплохо. Но ведь теперь мне никто не поверит, что он и в самом деле сам на нее упал.
  - Я, пожалуй, поеду домой. - если гад жив, то пусть приходит в себя наедине с любящей родней. А если паче чаяний нам всем повезло, то пусть Сутягин его как-то сам утилизирует. Если подзабыл, то я ему адресок бесхозной могилки могу подкинуть.
  Свекор протирал глаза от слез, все же повеселился чему-то своему, и потому просто махнул рукой.
  Я высунула нос из кабинета, огляделась и опрометью шмыгнула к лестнице, по которой кубарем, разве что не верхом на перилах, слетела вниз. Вслед мне несся лакей, громогласно обещавший лично доставить до дома. Ни разу я так стремительно не покидала родовое гнездо. Покуда запрягали лошадей вертелась на крыльце, и вообще была склонна пешочком прогуляться до дома, благо что уже дело к белым ночам, да и не страшно мне, мерзко, но не страшно.
  Так и вышло, что я уже сидела в экипаже, а вторую лошадь только подогнали... И осторожно придерживая полотенце у головы, из окна за моим бегством наблюдал свежеобретенный враг. Отлично у меня началась новая, счастливая, законопослушная жизнь.
Оценка: 9.73*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Каминская "Как приручить рыцаря: инструкция для дракона" (Юмористическое фэнтези) | | А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга первая" (Любовное фэнтези) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | И.Лисовская "Рецепт (не) счастья" (Современная проза) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"