Юбер Алекс: другие произведения.

Жнец. Отношение к смерти (Update Section 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Дары и проклятья богов.
      Первое приближение...

  
   Разум помнил. То время нельзя было назвать спокойным. День работы в саду
   казался несбыточной мечтой, хотя где-то в седой древности затерялось предание
   о предназначении. Тогда подобные ему еще не были воинами.
   Предтечи доверили им опеку Священных Деревьев, дававших жизнь целым поселениям
   в пустоте - сберегаемые силовыми полями, гигантские листья хранили влагу и
   впитывали свет материнской звезды, оплетенной густейшей сетью ветвей одного
   единственного древесного патриарха. Одно Древо кормило целую семью и
   всех служивших ей. Тогда жнецы знали только служение. И так бы и остались
   умелыми работящими садовниками, подрезавшими день-деньской сухие листья
   и мертвые плети Лозы, не могущие прокормить свою хозяйку, но идиллия
   кончилась, когда начался разлад в самой Семье.
   Так случилось. Исконный порядок нарушили сами дарители жизни - один из
   создавших жнецов, впоследствии проклятый Семьей как отступник, открыл глаза
   спящим.
   Кто вы, слуги могучих богов? Или пасынки разума, несущие ярмо служения...
  
   Разум помнил. Он уже родился воином, поэтому с детства знал своего врага.
   Высокая тень в обсидиановых доспехах - похожий на изваяние призрак, одетый
   в мерцающий покров живых драгоценностей... Плод незаконного союза садовника
   и Лозы - хранитель единственной споры, несущий смерть... Хранимый самой
   смертью - ведь охотничьи лозы были побегами Змеиного Древа, истока войны и
   раздора, сущего до Порядка... Суть его - запрет, убийство, не избытый грех -
   плод гордыни и семя гибели. Поэтому у призрака тело Лозы и покровы Лозы...
   Цена гибельного союза - порочный договор, сделавший садовника жнецом...
   Шипы и когти, ножи и лезвия - какой урожай ты пришел собирать?
  
   Разум помнил. Он родился во время жестокой войны, поэтому с рождения знал
   лик своей смерти. Вот ответ:
  
   "Далеко-далеко - где лежит граница сотворенной пустоты, за которой кипит сама
   добытийная бездна, в считанных мгновениях от самого рождения мира, вмороженных
   в вечность в назидание заклейменным жизнью, таился источник зла..." Кто были
   предтечи Предтеч, кто были Те-Что-Были-До-Них - о том молчат изустные
   предания, но первозакон достался первосеятелям уже таким, каким его
   узнал первосадовник, входя в священный сад, чтобы служить: заботься о
   Дарящем Жизнь, дорожи жизнью живой и уважай всякую жизнь в ней... И садовники
   служили Древу и правде его живой, заповеданной Сеятелями, устроением мира
   занятыми - сея новую жизнь среди звезд и множа число звезд засеянных... Так
   никто не знает средь живых - где источник самой жизни, как и мирам, где
   есть жизнь, нет числа. Но таила благодать семя проклятия, и ростки
   взросли змеистыми побегами Лозы - всем известен исход и всякой жизни конец...
   У Смерти много имен. Был средь Древа Сынов Тон когда-то любимый сын.
   Но мала показалась ему колыбель жизни. Многим не дала судьба и части
   одной из многих частей того, чем владел молодец - под его водительством
   садовники стали оправлять звезды в узор из священной листвы, не было над
   ними начальника искусней... Когда б не великие знания - искушения великие.
  
   "Отчего, сказал, без садов своих мои садовники? Кому как не им быть ныне в
   радости, о жизни живой достойным радетелям?"
  
  
   Так гласили преданья. Обрывки легенд, доносимых голосом матери, сидящей в
   изголовье, лица которой он не помнил - за ее спиной мерцало пламя. Огонь
   тоже был живым. Но сама завораживающая жизнь эта таила в себе парадокс - он
   помнил боль в обожженной руке. Знал и конец Колыбельной Песни: молодой бог
   Тон - не Первый Сеятель, но первый среди них, задумал небывалое. Он решил,
   ни много, ни мало, осчастливить народ садовников, издавна служивший Сеятелям,
   что не встретило среди его братьев самой малости: понимания. По легенде,
   садовники были странным народом: то, что они были слугами не казалось
   унизительным или несправедливым - таков был порядок вещей, и никто не
   удивлялся в Засеянных Мирах. Они отлично знали свою работу по уходу за уже
   существующими деревьями богов, так и за выращиванием новых - в конечном
   итоге, деревья, Дающие Жизнь, кормили и их, расширяя пределы владений
   Сеятелей. Тона назначили наблюдать за ними как способного архитектора
   жизни живой. Странным на его взгляд было то, что, не зная печалей в выполнении
   своего благородного труда, его подопечные не умели радоваться... Может быть,
   находил он, размышляя над смыслом материнских песен, молодому богу было просто
   одиноко среди молчаливых слуг... Так или иначе, Тон поклялся, что узнает
   способ дать им счастье - счастье восторга творца, созерцающего дело рук своих.
   Тон отправился в путешествие - для богов это была совсем плевая штука,
   преодолеть одним махом расстояние, при мысли о котором кружится голова -
   впрочем, не так важно, как далеко он отправился - важно куда. Сеятели были
   древним народом, ведущим свою историю прямиком от неведомых Предтеч - одному
   Хаосу известно, какими тайнами они обладали.
  
   Среди этих тайн были и такие, которые для самих богов были запретны.
  
   По легенде Тон проник в самое средоточие запретного знания, что было слишком
   даже для богов. Потому-то сами легенды называют его отступником или
   проклятым - он "похитил", то есть постиг, понял, овладел тайнами жизни,
   что попросту напугало остальных Сеятелей - они испугались возвышения Любимого
   Сына Древа - отчего предания связывают с его возвращением наступление Конца
   Времен, воцарение предвечного мрака - весь привычный уклад жизни Сеятелей
   оказался под угрозой, потому что неразумный молодой бог задумал дать
   одной из низших жизненных форм то, что до сих пор было их божественной
   привилегией. Разум. Волю понимать счастье жизни...
  
   У смерти много имен. Одно из них - гордыня. Сеятели боялись возвышения равного
   себе. Возвышение низших - в этом они узрели реальную угрозу.
  
   Разум помнил: разгневались боги на "неразумного". И убили его, не успев понять
   главного. Смерть, однажды выпущенная на волю, порождает смерть. Умирая, Тон
   проклял своих убийц, впрочем, и дар его не принес счастья. Из крови убиенного
   взросло особое Древо - Змеиная Лоза, давшее начало Концу Времен, разобщившее
   Семьи некогда единого народа Сеятелей и племена служивших им, отныне
   разумных. Бывших уже садовников.
  
   Потому он знал свою смерть и так часто видел ее глаза. Ее можно было даже
   коснуться, но никогда - убить. Когти невредимо проходили сквозь зеркало воды,
   разрушая облик жнеца. Его собственный облик.
  
   Смысл проклятия тоже таил в себе парадокс. Жнец рождался убивать подобных
   себе. Таких же, заключенных в "хитин", детей Лозы из других кланов, так и
   не научившихся радоваться жизни... Во всяком случае, с тех пор, как они
   перестали быть садовниками. Парадокс заключался в том, что он был обречен
   вновь видеть живьем то, что должен был убивать и уже убивал - единственное,
   в чем он был не властен, если хотел выжить, - это увидеть в луже воды
   собственное лицо, скрытое под хитином. Из зеркал на него всегда смотрела
   смерть, жнец, враг. Змеиное отродье...
  
   От всех этих мыслей раскалывалась голова - разбираться в высоких материях
   пристало философам, которые были редкостью в роду жнецов, даже среди
   старейшин...
   Они только смущали его инстинкты - смутным ощущением угрозы, неясного
   беспокойства открытых пространств, - невольно заставлявшего топорщить
   жесткую гриву пластин на голове...
   Они искал врага, и не находил - инстинкт ошибался, а зеркала лгали: еще одним
   непостижимым свойством зловещего могущества богов и их последнего дара была
   способность понимать разницу между ликом врага и сами врагом; немедленно и
   неотвратимо было ощущение мучительной раздвоенности, буквально рвущей на
   части его существо - одна часть могла отстраненно наблюдать. Другой
   оставалось бессильно сжимать в кулаки когтистые пальцы ладоней, привычно
   гася поднимающуюся изнутри волну опасного возбуждения. В пору взросления
   эта опасность была вполне реальна - то, что должно было быть просто игрой,
   могло отнять жизнь любого из молодых жнецов, если он забывал об осторожности -
   товарищ по играм мог по неопытности "забыть" придержать свои инстинкты в
   пылу не взаправдашней схватки. От этого не спасала и опека взрослых -
   такова цена взросления...
   Клану не были нужны беспечные или слабые, а остальные могли сами о себе
   позаботиться - такова цена взросления... Как и одиночество. Молодые воины,
   еще не доказавшие свое право принимать участие в делах племени, а главное -
   контролировать свои инстинкты, уходили в ничейные земли - земля Клана могла
   не выдержать повышенной концентрации молодых агрессивных особей.
  
   Найро-Кай Авайру-Тон Хахру Эум.
  
   Черный Хрустальный, последний из Клинков Тона, тоже ушел так однажды. Где вы
   теперь Мечи Забытого Бога?
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"