Аллард Евгений: другие произведения.

Король Неба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он был талантливым летчиком, но судьба выбросила его на помойку, сделала изгоем. И его ждала бы печальная участь, если бы он, такой никому не нужный, не оказался единственным, кто сможет спасти Землю.


   -- Пилот авиамобиля "Р-27-18", Сергей Глебов! Вы являетесь нарушителем воздушного пространства! Немедленно снижайтесь и сдайтесь в руки полиции! Иначе будет открыт огонь! На поражение!
   Сволочи! Все-таки вычислили! Где я мог проколоться?! Я отдал штурвал от себя, резко снизился и начал кружить между башнями, решив, что полицейские, которые неслись за мной с оглушающим рёвом, не станут сбивать меня над жилыми кварталами. Я поднырнул под многоуровневым переплетением туннелей, обогнул висевшую в воздухе на антигравитации массивную "сторожевую башню", похожую на перевёрнутую панаму с загнутыми полями.
   -- Машина "Р-27-18"! Открываем огонь!
   Нарастающий свист. Два огненных метеора промчались надо мной. Голографический экран с картой Гигаполиса, висящий над панелью в кабине, передёрнулся и растворился в воздухе. Как я и ожидал, копы пустили заряды СВЧ-пушки, решив, что выведут из строя электронный блок управления, и мой беззащитный авиамобиль повиснет на невидимых цепях силового поля "сторожевых башен". Но на моём "летуне" основное управление аналоговое.
   Я включил форсаж и ушёл с левым креном в разворот. Копы пронеслись мимо и лишь минут через пять поняли, что я лечу в противоположном от них направлении.
   Вот уже показались кварталы моего района. Ещё немного, и я дома. Но полицейские уже догоняли меня. Я щёлкнул тумблером и сбросил файер, а сам поднырнул в незаметный туннель. И посадил там авиамобиль.
   Выбравшись из кабины, я подбежал к выходу и стал наблюдать, как кружатся, словно коршуны над добычей, полицейские машины, пытаясь рассмотреть сквозь клубы чёрного дыма нарушителя, то есть меня. Но вскоре они развернулись и убрались восвояси. Вопли сирены начали стихать. А когда воцарилась тишина, я вновь залез в кабину и спустя пару минут посадил аппарат на дворе рядом с двухэтажным каменным зданием. Открыв фонарь, провёл пятерней по взмокшим волосам.
   Через пару минут явилось двое парней: небольшого роста, но жилистый Глен Марино, и плечистый бугай Буч Герман.
   -- Ну, что, удалось, полковник? -- спросил Буч.
   -- А ты как думал? -- я открыл грузовой отсек и широким жестом продемонстрировал ряд деревянных ящиков. -- Разгружайте!
   Я прошёл сквозь склад и вышел в небольшой двор, вымощенный выщербленной плиткой, к которому с двух сторон примыкало обветшалое двухэтажное здание. На грязно-жёлтых стенах зияли чёрные дыры от обвалившейся штукатурки, а выбитое окно на первом этаже было небрежно заткнуто куском фанеры. Поднялся на второй этаж кафе по винтовой лестнице и присел за столик. Посетителей было немного, они собирались ближе к вечеру, когда в подвальном помещении начиналась игра в покер.
   Рядом появилась худенькая темноволосая девушка в синем платье и несвежем кружевном передничке.
   -- Как обычно, полковник? -- приветливо улыбнувшись, спросила она.
   -- Да, Линда. Как обычно.
   Через пару минут малышка принесла большой кусок мяса с зелёным горошком, выглядевшим подозрительно, и мутную бурду, заменяющую кофе. Но я так проголодался, что набросился на еду с жадностью.
   На допотопном плоском экране крутили рекламу очередной летающей игрушки для толстосумов, с двумя бассейнами из мрамора, баром, установкой для голографических шоу. Никогда не понимал, зачем в воздухе нужен бассейн. Летательный аппарат, смахивающий на военный крейсер, сменился на объёмную карту, отображающую в мельчайших подробностях Гигаполис: стройные ряды высоких полупрозрачных башен из проницаемого для света особого строительного бетона -- лисенткона, лабиринт переходов, гладь каналов, утопавших в изумрудной пене парков, огромная "бабочка" со стеклянными крыльями, где на разных ярусах проглядывала кудрявая зелень.
   -- Двадцать лет назад усилиям нашей корпорации "Футурист" для самого крупного городского агломерата Земли была введена в действие "Нервная система Гигаполиса". Центром её стал "Симулятор жизни", который умеет создавать "слепок будущей реальности" практически со стопроцентной вероятностью. Теперь мы сможем предсказать и предотвратить любую катастрофу: извержение вулкана или падение метеорита, цунами или землетрясение, политический конфликт или нападение инопланетян!
   На фоне уходящих шпилями в стратосферу величественных зданий появилась фигура Дерека Хейсига, главы корпорации "Футурист", немолодого, но прекрасно выглядевшего шатена с округлым румяным лицом, в анахроничных очках в тонкой оправе.
   Карта Гигаполиса сменилась на безжизненный лунный пейзаж с астронавтом, стоящим рядом с американским флагом.
   -- Почти сто лет назад Нил Армстронг, ступивший на Луну, произнёс фразу, ставшую бессмертной: "Один маленький шаг для человека. Но громадный скачок для всего человечества!" И этот чип -- такой же маленький, почти незаметный шаг для одного человека является огромным прорывом для всего человечества в иную реальность! -- Хейсиг с гордостью продемонстрировал маленький квадратик. -- Достаточно подключиться через него к поисковой системе "Универсум-портал", созданной нашей компанией и все накопленные за тысячелетия знания поступают в мозг в режиме реального времени!
   Заставка сменилась на просторную студию, словно парившую в небе над Гигаполисом. В одном кресле расположилась очаровательная темнокожая ведущая Пола Риверс, в другом -- довольно улыбающийся Хейсиг.
   -- Скажите, господин Хейсиг, почему вы так настаивали на ликвидации транспортных средств, которые управляются людьми? -- спросила Пола.
   -- Человек -- самый непредсказуемый элемент в "Нервной системе Гигаполиса", -- важно проговорил Хейсиг, сцепив тонкие пальцы. -- Поэтому наша компания "Футурист" разработала систему, которая позволила полностью заменить человека. В первую очередь это касается пилотирования самолётов. После того, как гражданские авиалайнеры стали беспилотными, мы решили проблему катастроф!
   Безумно захотелось вмазать Хейсигу по самодовольной физиономии! Из-за этого мерзавца я потерял всё! Ещё год назад я был командиром истребительного полка на авиабазе и инструктором лётной школы. Полк расформировали, школу закрыли. Электронный блок управления, созданной компанией "Футурист", вначале ставили на гражданские авиалайнеры, а потом дело дошло и до военной авиации. Мне пришлось уйти с авиабазы, переселиться в город. Вместе со своими друзьями Бучем и Гленом я открыл маленькое кафе. Мы не делали ничего противозаконного, за исключением того, что я сам пилотировал авиамобиль. Компания "Футурист" добилась того, что людям было запрещено управлять любым транспортным средством. Нарушителей ждало суровое наказание.
   -- Электроника стала неотъемлемой частью нашей жизни, но она очень подвержена помехам, -- заученно продолжила Риверс.
   -- Да, разумеется! -- бодро воскликнул Хейсиг. -- Вот поэтому филиал нашей корпорации "Футурист Электроникс" вывел на орбиту Земли спутниковую платформу, которая защитит Гигаполис от электромагнитных бурь.
   Весь экран заняло изображение орбитального комплекса в виде длинного серебристого цилиндра с двумя "колёсами".
   -- Здорово Хейсиг развернулся, -- рядом со мной присел немолодой мужчина, с уже обозначившимся животом и лысиной. -- Никуда от него не денешься. А вы согласны с тем, что людям запретили пилотировать самолёты?
   -- А почему вы спрашиваете? -- поинтересовался я.
   -- Потому что я знаю, что вы -- лётчик, -- ответил собеседник со странной грустью в голосе. -- Полковник Сергей Глебов. Верно? Авиагруппа "Синие молнии". Я бывал на ваших шоу. Это выглядело невероятно, невероятно красиво, -- у него сорвался голос.
   -- Не знаю, наверно, в этом есть смысл, -- я решил уклониться от прямого ответа, вдруг странный посетитель был замаскированным копом. -- Человеку свойственно ошибаться. После того, как все гражданские авиалайнеры стали управляться компьютерами, катастрофы прекратились.
   -- Прекратились, говорите? -- горячо воскликнул мужчина, словно ждал именно этих слов. Круглое добродушное лицо раскраснелось, в уголках глаза заблестела влага. -- Нет! Сергей, нет. Катастроф не стало меньше. Просто о них не говорят. Смотрите.
   Он вытащил из кармана коробку с голографическим проектором. Вспыхнул и замерцал экран, на котором одна за другой начали сменяться объёмные фотографии лежащих на земле обгоревших обломков фюзеляжа, хвостового оперения. Искажённые предсмертным ужасом окровавленные лица людей.
   -- Что это такое? -- я нахмурился.
   -- Недавняя катастрофа, где я был экспертом по расследованию. Самолёт попал в сильную электромагнитную бурю, электронная система вышла из строя. Погибли почти триста человек.
   -- Странно, я ничего не слышал об этой катастрофе.
   -- Вы не найдёте эту информацию в системе "Универсум-портал". Её там просто нет. Понимаете?
   -- Да, понимаю. Но что из этого?
   -- А вот что, -- он так близко наклонился ко мне, что стали видны склеротичные прожилки на лице и лопнувшие капилляры в глазных яблоках. -- Я уверен, если бы в кабине находился пилот, он смог бы спасти людей. Не рассказывайте об этом никому.
   Он убрал голографический проектор в карман пиджака и, понурив голову, вышел из кафе. У меня совсем пропал аппетит. Зачем странный посетитель рассказал эту историю? Только разбередил рану, которая отдалась тупой болью. В такой же катастрофе погибла моя жена. Мне даже не отдали её тело. Компания Хейсига все скрыла. Я смахнул набежавшие слезы и бросил взгляд на часы, вспомнив, что нужно выполнить ещё один заказ.
   На Гигаполис уже опустилась ночь. В атласных темно-синих складках неба сверкали скопления звёздной пыли. И лисенткон, вдоволь насытившись энергией солнца, начал щедро делиться ею, эффектно разгоняя мрак. Мой авиамобиль пронёсся над ярко освещёнными широкими улицами, между башнями, залитыми огнями, затмевавшими звезды. Влетел в извилистый туннель, где на каждом повороте рябило в глазах от горящих указателей: бело-голубые огни сменились на оранжевый орнамент, затем -- фиолетовый, ярко-золотой. Казалось, разработчики огненного пиршества поставили цель вызвать у людей эпилептический припадок.
   Высокие башни Гигаполиса переливались безумным разноцветьем, словно горячечные видения запойного алкоголика. Под куполом звёздного неба разыгрывались рекламные феерии: низвергался мощный водопад, проезжал паровоз начала двадцатого века. Леопард спрыгивал сверху, издавал громогласный рык и растворялся в воздухе. Изящная маленькая фея облетала цветочный луг.
   Промелькнула внизу широкая площадь Теслы с фонтанами в виде трансформаторных катушек, изобретённых сербским гением. Значит, я уже близко. Небоскрёбы сменились на небольшие домики под плоскими крышами. И я приземлился на бетонной площадке рядом с унылым пятиэтажным зданием из серого камня.
   Я подошёл к двери, выкрашенной облупившейся бежевой краской, и постучал. С грохотом открылось окошко, в котором промелькнула знакомая усатая физиономия охранника и дверь распахнулась. Сделал шаг в полутьму и машинально заслонился от ослепившего яркого света. По барабанным перепонкам ударил хлёсткий звук передёргиваемых затворов, и зычный голос произнёс:
   -- Руки вверх! Не двигаться!
   По спине пробежала холодная змейка, предательски подкосились ноги. Меня окружили копы, вооружённые винтовками "тавор-коммандо". Человек десять не меньше. Трусы несчастные! Неужели они так боялись меня, не спецназовца, не террориста, всего-навсего бывшего лётчика?
   От группы отделился высокий худощавый мужчина в форме капитана полиции. Квадратное лицо, жёсткий бобрик седых волос и взгляд заледеневшей стали.
   -- Бинго! Сергей Глебов! Долго же мне пришлось за тобой гоняться, мерзавец! -- его лицо осветила злорадная улыбка.
   Он вытащил из кармана электронный "ошейник" и нацепил на меня. Выскочившие иглы больно впились в шею. Копы вывели меня на двор, где стоял полицейский авиамобиль, и усадили на заднее сиденье.
   С такими людьми, как я, в Гигаполисе не церемонились. Будет суд. Быстрый и "справедливый". В лучшем случае мне грозит лет десять каторги на рудниках. В худшем меня отведут в каменный мешок без окон. Взорвётся электронный ошейник, забрызгав моей кровью стены. Приходилось лицезреть подобные казни в медиа-системе "Универсум-портал". Я закрыл глаза, откинулся на спинку сидения, пытаясь унять бешённый ритм сердца, готового разорваться на куски. Ладони стали противно влажными, пальцы замёрзли. Мне приходилось много раз быть на волоске от смерти. И тогда разум работал чётко и ясно. Эта рефлекторная способность помогала выбраться из любого, самого опасного положения. Но сейчас я ощущал себя загнанным в угол дрожащим зверьком, которого скоро раздавит кованый сапог правосудия.
   Вдруг авиамобиль, потеряв устойчивость, провалился вниз, словно в глубокий колодец. Я больно ударился затылком. Открыл глаза и с удивлением заметил, что мои конвоиры безвольно распластались на сиденьях. А мимо с пугающей скоростью проносились этажи из стекла и бетона. Бросился к декоративной вставке, вделанной под лобовым стеклом. Все экраны, на которых отображалась информация, погасли. С силой вдарил по кнопке эвакуации. "Парашют! Где парашют, мать твою?!" -- вырвалось у меня.
   И когда надежда иссякла -- громкий шелест вырвавшейся ткани, словно машина услышала меня. Авиамобиль дёрнуло с такой силой, что я шваркнулся затылком о крышу, в глазах рассыпался яркий сноп искр. Раскрылся полупрозрачный прямоугольный купол. И вовремя: до земли оставалось метров пятьдесят -- не больше. Авиамобиль медленно спустился на землю, сверху накрыло куполом. Я вышиб дверь, выбрался наружу и замер, поражённый.
   На небе плясали разноцветные всполохи. И чем ярче они становилось, тем больше ослабевало свечение в башнях, словно небеса, как электровампир, жадно высасывали энергию. Внезапно погас свет в окнах, исчезла, словно растворилась, объёмная реклама. Воздух разорвали испуганные вскрики, грохот сталкивающихся друг с другом машин.
   С радостью я обнаружил, что мы улетели недалеко от того места, где меня арестовали. И бросился назад, лавируя между грудами искореженного железа и телами людей. Вернувшись, я нашёл на стоянке свой авиамобиль. Присел за штурвал и, затаив дыхание, щёлкнул тумблерами. И с облегчением обнаружил, что приборы-будильники подсветились фиолетовым, хотя слабее, чем обычно. Лишь голографический экран с картой остался уныло чернеть.
   Мотор ответил привычным мягким рокотом, авиамобиль взвился в воздух и я направился в район, где находилось моё кафе.
   Авиамобиль парил в пляшущих радужных бликах, словно катер в волнах диковинного моря, пролетал под величественными переливающимися всеми цветами радуги арками, "мостами", созданных безумной фантазией небесных архитекторов. А внизу, как мрачные памятники на кладбище, темнели башни.
  
   ***
   -- Твою ж мать! -- я смачно выругался и, плюхнувшись в роскошное кресло в стиле Людовика XIV, снял ботинок. Начал выковыривать из подошвы острый камешек, которым поранил ногу.
   Весь двор перед кафе усыпали ярко блестевшие под солнечным светом бриллианты, сапфиры, аметисты, вперемешку с осколками бутылок элитного алкоголя.
   -- Люк, ты не подметёшь эту хрень? А то я уже себе все ноги изрезал, -- обратился я к худосочному молодому человеку в роскошном смокинге и цилиндре.
   -- Хорошо, полковник, -- послушно согласился он.
   Ушёл вглубь двора и, вернувшись с метлой на длинной деревянной рукоятке, стал сгребать сверкающее великолепие в кучу.
   -- А это чего ты такое притащил? -- поинтересовался Глен, вальяжно развалившийся на огромном белом кожаном диване.
   Он лениво ткнул пальцем в бронзовую статую обнажённой девушки, держащую над собой матовый шар.
   -- А это торшер старинный. Спёр из фойе какого-то банка. Просто так. Понравился.
   Говорить, что фигура девушки стройным станом напомнила мне жену, не хотелось.
   -- А на черта нам торшер? -- зевнул он. -- Света все равно нет. Ты бы лучше газовых баллонов побольше нашёл, а то скоро Линде не на чем готовить будет.
   Магнитная буря, благодаря которой я смог сбежать от копов, вырубила всю электронику и электричество в Гигаполисе. И хотя в нашем кафе готовили на допотопных газовых плитах, подача газа централизованно прекратилась. Глену пришлось переделать одну плиту для использования баллонов. С водой была та же проблема. Но рядом с кафе проходил канал, из которого мы протянули трубу.
   Время от времени я летал в центр, чтобы чем-то поживиться. Мне становилось не по себе, когда я ходил по улицам, заходил в банки и дома. И видел застывших в трагической неподвижности людей. Они находились в коме, но помочь им никто был не в состоянии. Гигаполис умирал.
   Перестали работать насосы на автозаправочных станциях, но я просто сливал синтезированное топливо в канистры из брошенных повсюду авиамобилей и легковых машин.
   Хуже всего обстояло с едой. Всё холодильные установки отключились. Продукты портились. Мы перешли на сухие полуфабрикаты, которые я люто ненавидел.
   -- Слушай, полковник, -- во двор вышел Буч, одетый в бархатный костюм бордового цвета, который смотрелся на нём, как на корове седло. -- А если нам слетать куда-нибудь? На Гавайи? Может там жизнь есть? Погуляем. Мы же теперь богачи, -- он уселся в кресло "бержер", жалобно скрипнувшее под его тушей.
   Когда мы поняли, что в городе осталась лишь горстка людей, впали в немыслимую эйфорию. Тащили всё, что попадало под руки. Буч питал особую нежность к золотым слиткам. И я натаскал этого добра из банковских сейфов столько, что мы могли выстроить ещё одно кафе из золотых кирпичей. Но быстро потеряли интерес. Золото, драгоценные камни ничего не стоили, если на них нельзя было приобрести еду, воду или горючее.
   -- Я же тебе говорил: нет там ни хрена. Пусто. За каким чёртом мы туда полетим? Всё, смирись, Буч. Скоро нам всем крышка.
   -- Почему? Я не согласен, -- возразил Глен. -- С таким количеством жратвы мы продержимся долго. А потом может быть сможет восстановить электроподстанции?
   -- Нет, Глен, -- я устало вытянул ноги перед собой. -- Пока магнитные бури не прекратятся, мы ничего сделать не сможем.
   Время от времени неведомый "художник" поражая безумной фантазией, разрисовывал небо яркими всполохами. Взлетали огненные бабочки, птицы-фениксы, били фонтаны, низвергались водопады. Кто бы мог подумать, что красота может быть смертоносной? Бури добивали город. Но мне не хотелось об этом думать.
   -- Полковник, -- застенчиво улыбаясь, рядом со мной возникла Линда в роскошном вечернем платье. -- Вам нравится?
   Платье из прозрачного алого шифона я обнаружил в лучшем магазине Гигаполиса на центральной авеню. Там этого добра было навалено целые кучи. Набил грузовой отсек ящиками с одеждой, обувью, бельём. И подарил Линде. Никогда не видел, чтобы женщина так радовалась барахлу.
   -- Классно, -- улыбнулся я. -- Тебе очень идёт. Настоящая леди. Ну-ка повернись. Да, прямо по тебе.
   Глаза девушки вспыхнули невероятным счастьем. Она обвила меня руками за шею и по-детски ткнула в щёку влажными губами.
   -- Линда! -- воскликнул Глен ей вслед с заметной ревностью в голосе. -- Когда обедать будем?
   -- Сейчас, сейчас. Я уже почти всё приготовила.
   -- Приготовила она, -- проворчал Глен. -- В прошлый раз меня без десерта оставила.
   -- Ладно, слетаю в город, -- сказал я, поднимаясь.
   -- Зачем? -- удивился Буч. -- Мы ж сейчас жрать будем, -- он почесал густую поросль, торчащую сквозь кружева белой рубашки. -- Для тебя никто подогревать не будет.
   -- Я быстро. У меня спички кончились.
   -- Спички, -- закинув голову, Буч извергнул громовые раскаты хохота, вспугнув мирно клюющих просо жирных голубей. -- Ну-ну. И пива прихвати. А то у меня закончилось.
   -- Да, и не забудь пушку взять, -- предупредил Глен. -- А то пристрелят тебя. И чего мы будем делать?
   Я вышел на улицу, где в окружении шикарных ретро-автомобилей, смахивающих на крейсера, стоял мой авиамобиль. Из покосившегося кирпичного дома под двухскатной крышей раздавались громкие весёлые возгласы, звон бокалов.
   -- А это ты, наш дорогой полковник, -- на двор вывалился толстяк в женской атласной пижаме нежно-кремового цвета.
   Фиолетовый нос и опухшая физиономия в окружении свалявшихся сальных волос свидетельствовала, что он пьёт, не просыхая, уже несколько дней. Но ещё мог держаться на ногах.
   -- Дай я тебя поцелую, -- размахивая початой бутылкой дорогущего коньяка "Хеннеси", он двинулся ко мне. -- Чтоб мы без тебя делали.
   От лобызаний я постарался уклониться, сел за штурвал и, шутливо отдав честь соседу, направился в центр.
   Сверху город казался прежним. Те же проницаемые для солнечного света башни, уходящие шпилями в стратосферу, стеклянные бабочки и лабиринт туннелей, гладь каналов, куда солнце выплеснуло дорожку серебра. Только не было "сторожевых башен" и летающих машин. В воздушном пространстве над городом царил только я один, оправдывая своё прозвище лётчика-истребителя -- "Король неба".
   Издалека я услышал хлёсткий звук автоматных очередей и решил облететь опасное место. Но заметил, что толпа отморозков в кожаных куртках атакует единственную жертву, спрятавшуюся за поставленный боком автомобиль. И решил помочь.
   Метров с двадцати промчавшись над бандой, я полоснул из пулемёта, который пристроил на авиамобиль. И с удовлетворением заметил, как один из парней рухнул на асфальт. Остальные угрожающе вскинув винтовки, подняли головы. Но я мгновенно взял штурвал на себя. Взмыл свечой вверх, оказавшись вне досягаемости выстрелов. Бандиты, узнав мой авиамобиль, кинулись к своим байкам, и через пару минут рёв моторов растаял вдалеке.
   Я посадил авиамобиль, открыл фонарь кабины и тут же болезненно закашлялся. В нос ударило сладковатым запахом разложения и гари пожаров. По обеим сторонам широкого проспекта тянулись ряды бутиков с разбитыми витринами, и отделанные мрамором входы в офисы и банки. И везде, куда хватало глаз -- неподвижно лежащие человеческие тела.
   -- Господи, Глебов, это ты?! Ты жив?!
   Меньше всего на свете я хотел увидеть этого человека. Адам Бакстэр, командир отряда беспилотных систем. Мой главный соперник. В первую очередь благодаря ему мне пришлось уйти с базы. Но жалкий вид небритой физиономии Бакстэра и его драного костюма порадовал.
   -- Твою мать, если бы знал, не спасал бы, -- я уселся за штурвал, и демонстративно положил на колени винтовку "тавор-коммандо".
   -- Глебов, подожди! -- вскрикнул он. -- Помоги! Ты один можешь.
   -- Скажи на милость, оказывается, я ещё кому-то нужен. Чего тебе, Бакстэр?
   -- Мы можем спасти город! Людей! Послушай, -- запинаясь, начал он. -- У нас есть план. Нам очень нужен лётчик. А ты ведь лучший, Глебов.
   Он так унижался передо мной, что стало противно.
   -- Ладно, садись, -- бросил я хмуро.
   Авиамобиль взвился в воздух, и я повёл его до боли знакомым маршрутом: на авиабазу, которая располагалась на границе города.
   -- Слушай, Бакстэр, ты знаешь, почему люди потеряли сознание? -- я решил прервать затянувшееся молчание.
   -- Конечно. "Универсум-портал" накрылась и все, кто был к ней подключён, вырубились.
   -- Стоп, -- я замер, чуть не выпустив штурвал из рук. -- Так у тебя этот чип не стоит? Ну, ты и подонок. Меня гнобил, а сам... -- я готов был его задушить.
   -- Что я идиот что ли? -- буркнул он. -- Зато я смог подключить часть людей с чипами к системам жизнеобеспечения.
   -- Каким образом? -- удивился я.
   -- Энергосистема базы частично сохранилась. А так, -- он махнул рукой, -- Все бы погибли.
   Когда авиамобиль благополучно приземлился, мы с Бакстэром направились к входу в подземную часть базы. В туннелях было пустынно, встроенные в сводчатый потолок лампы с трудом разгоняли тьму. Он провёл меня до лифта, на котором мы спустились в глубокую шахту. Флюоресцентные лампы заливали ослепительным светом круглый зал, где на выкрашенных в жёлтый свет стойках висел белоснежный красавец космолёт "Спейс Файтер Ф-120".
   -- Так вы его сохранили! -- радостно воскликнул я.
   -- Часть аппаратов мы спрятали от проверяющих комиссий. Вот, надо уничтожить эту штуку, -- он подал мне пачку фотографий.
   Я с удивлением увидел знакомые очертания орбитального комплекса "Футурист Электроникс".
   -- Ни чёрта не понимаю. Эта платформа должна была защищать Гигаполис от электромагнитных бурь.
   -- Вот-вот, -- Бакстэр тяжело вздохнул. -- Но вместо этого стала конденсировать излучение и атаковать город. В итоге бури только усилились, и всё полетело к чертям собачьим. У одного человека в городе сохранился допотопный оптический телескоп. Он долго наблюдал за этой станцией с момента, как её вывели на геостационарную орбиту. Всё проанализировал и пришёл к нам.
   Медленно я обошёл космолёт. Какая-то мысль не давала мне покоя.
   -- А почему я должен верить тебе? -- спросил я, остановившись напротив Бакстэра. -- Может ты всё врёшь? Почему ты своими беспилотниками не уничтожил?
   -- Да потому что! Вся спутниковая связь, наземная вышла из строя. СВЧ-атака этой станции выжгла всю электронику. Сейчас беспилотники -- куча металлолома!
   -- Значит, все спутники не работают, а этот -- работает. Но не так? Что-то не сходится, Адам. Темнишь ты, однако.
   -- Твою мать, Глебов, если бы знал, что ты такой трус, никогда бы не стал к тебе обращаться, -- буркнул он.
   Возможно, Бакстэр врал. Хотя вряд ли он придумал такой хитроумный план, чтобы убить меня. Но я ощутил, как от радости и невероятного азарта распирает грудь. Я смогу отомстить Хейсигу, уничтожив его детище! За всю мою разрушенную жизнь. Чёрт возьми, это здорово! Ради этого стоит рискнуть.
   Космолёт вырвался из объятий Земли. Голубой дымкой изогнулся горизонт, слившись с быстро темнеющим небом. Внизу остался Гигаполис, ровные ряды башен, пробивая взбитые в густую мыльную пену облака, напоминали огромный орган, созданный для того, чтобы кто-то сыграл на нём симфонию вечности.
   -- Слышишь меня, Глебов? -- услышал я голос Бакстэра. -- Ты уже совсем близко. Давай!
   От комплекса оторвался клин серебристых аппаратов: длинное веретенообразное тело и тонкие изогнутые под углом крылья. Я должен успеть до того, как они настигнут меня, потому что провести маневр уже не успею.
   Я нажал кнопку на панели управления. И на экране отразилось, как невидимый луч лазерной пушки прошёлся по всей махине от начала и до конца. Станция вздрогнула и вдруг начала распухать, словно её надували изнутри.
   Но ракеты неслись прямо на меня, я сбил лучом одну, вторую. И тут смертоносный ливень из обломков комплекса обрушился на космолёт. Он потерял управление и рухнул вниз. Нестерпимый жар стал рвать лёгкие на куски. Я закашлялся, схватившись за горло, упал без сил рядом с панелью управления, на которой уже начал плавиться пластик. Но перед тем как потерять сознание, показалось, что какая-то сила подхватила космолёт, словно поймав в сачок, и задержала падение.
   Сознание медленно прояснилось. И я обнаружил, что лежу на кровати в тускло освещённой комнате. Рядом -- стойка с попискивающими приборами. Приподнявшись на локте, взглянул в широкое во всю стену окно. Солнце расплавилось в еле заметную полоску золота над горизонтом. Обычно в это время Гигаполис окутывала чернильная тьма. Но сейчас в высоких башнях сияли мириады огней. Туннели и широкие улицы заливал ослепительный свет. Как заворожённый я стал следить за сменой феерических представлений, которые разыгрывались в небе.
   На миг всё исчезло, едва заметно проступила алмазная россыпь звёзд. Но словно из глубин космоса явилась тройка стремительно летящих элегантных синих "птиц". Они закружились в головокружительном вальсе акробатических трюков. Один из самолётов свечой пошёл круто вверх, два других зеркально отклонились от него по параболе, и вместе они прорисовали на глубоком бархате неба цветок лотоса. Соединились в группу и начертали фразу "Синие молнии".
   Господи, неужели у меня все получилось?! Или всё это только показалось?
  
   март 2014 г.
   март

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) В.Касс "Избранница последнего из темных"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Соул "Семь грехов лорда Кроули"(Любовное фэнтези) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"