Юлиана Лебединская, Игорь Вереснев, Елена Красносельская, Николай Немытов, Олег Силин, Юлия Скуркис: другие произведения.

Фимбулвинтер. Пленники бирюзы (первая глава)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Их далеким предкам удалось создать общество всеобщего, поголовного счастья. Общество свободного потребления и свободной самореализации. Оно не нуждается в управлении и регламентации, но... Но неожиданно начинает давать сбои старая, как само общество, система. Система, которая объединяет его и без которой, как выяснилось, утопия не может быть утопией, - транспортная система. Кто виноват в первых звонках хаоса? В чем причина всплеска людских смертей? К чему приведут ОШИБКИ КОММУТАЦИЙ?

    Издательство "Снежный Ком М", 2013

  Часть первая
  Айна
  
  Глава первая
  В трёх минутах от дома
  
  Комм легонько ужалил в запястье. Поторапливал, стервец! Лой покосился на него, пробубнил под нос: "Да знаю я, знаю". До начала сессии оставалось ровно двадцать минут. И означало это, что он, Лой Карев, опаздывает. В который раз! И Вердана будет укоризненно смотреть на него, кривить тонкие губы, отчитывать: "Лой, ты же мне обещал. Ты же клялся! Я доверила тебе маджента-колор, а ты всех нас подвёл. Сколько можно?!" Да, подвёл. Но он же не специально, просто так получилось! Позволил себе понежиться лишних полчасика в мягкой, пахнущей фиалками и розами пене. Человеку свойственно потакать своим слабостям. Человек - существо высокоорганизованное, тонкое и чувственное. Он не может...
  Комм снова ужалил. Лой в сердцах рыкнул на него. Да, веская причина для опоздания у него есть. Но Вердана, а тем более запрограммированный ею собственноручно коммуникатор, считаться с такой причиной не будут.
  - Сушить! - скомандовал он.
  Душевое облако исчезло, в кожу ударили тугие струи сухого горячего воздуха. Не дожидаясь, пока капельки влаги испарятся, Лой открыл дверь, выскочил из ванной комнаты. Надевать пижаму не стал, - некогда! - сразу метнулся в столовую. Хотя... какая столовая, на завтрак времени не осталось. Сейчас этот дурацкий комм опять торопить начнёт!
  - Кофе! - крикнул он в услужливую пустоту квартиры, и как только источающая аромат чашечка материализовалась над обеденным столом, схватил её, отхлебнул... - Ах ты ж!
  Забыл предупредить, чтобы остудили! Хватая обожжённым ртом воздух, Лой в сердцах швырнул чашку на пол и ринулся в гардеробную.
  Клоуз-модельер, будто чувствуя настроение хозяина, поспешно распахнул дверцу. Лой заскочил внутрь, уставился на сенсор-панель в полстены. Нет, наряжаться он не станет, это искушение сумеет перебороть! Закажет стандарт серо-голубой с ультрамариновыми стразами, и пусть девицы с пинк-саунда хихикают за спиной хоть всю сессию. Он их проигнорирует!
  Паучки спрыгнули с потолка, едва палец коснулся сенсора на панели. Сноровисто засуетились, принялись ткать гольфы, рейтузы, жилет.
  - Быстрее, ребята, быстрее! - прикрикнул Лой.
  Разумеется, паучки не поняли, натаскивать модельера на голосовые команды - это уже верх сибаритства. Но эмоциональный фон, видимо, ощутили, забегали проворнее. Спустя пять минут костюм был готов. Лой оглядел себя в зеркале, хмыкнул и вышел из шкафа.
  Пока он одевался, робоуборщики успели подчистить осколки и кофейную лужу. Молодцы, не ленятся сегодня. Хоть что-то хорошее за всё утро! Лой улыбнулся, и тут комм цапнул за запястье. На сей раз от души! Последнее предупреждение: до начала сессии - десять минут. Все уже наверняка собрались, настраивают инструменты, а он до сих пор не вышел из квартиры.
  - Да иду я, иду! - рявкнул Лой и поспешил в коридор.
  Дверь лифта распалась бисеринками, открывая залитое белым светом нутро кабины. Всё же у "заботливости" Верданы было одно преимущество - адрес вводить не надо. Запрограммированный надлежащим образом комм не пустит хозяина никуда, кроме пункта назначения. Даже отклониться от маршрута не позволит. А он и не собирается отклоняться. Дорога от квартиры до Коллизиума занимала со всеми перекоммутациями три минуты. Значит, в этот раз он не опоздает!
  Лой шагнул в кабину. Дверь за спиной тут же вернула себе непробиваемую прочность, свет замерцал. Погас, обрушивая на пассажира непроглядную темень. На миг к горлу подкатила тошнота невесомости, - когда техники справятся с этой напастью?! - и внезапно Лой услышал... Спрашивается, что можно услышать в транспорт-кабине? Тем не менее, он вполне отчётливо различил мелодию. Кто-то насвистывал незамысловатый мотивчик, в который вклинивался то ли хрип, то ли шёпот. Трам-парам-хро-о-оно-пам... "Зачем там хроно?" - поймал себя Лой на бессмысленном вопросе. Впрочем, о чём только не начнёшь думать, лишь бы отвлечься от эффекта невесомости.
  В следующую секунду темнота и тошнота отпустили. Вспыхнувший свет был не ярко-белым, как всегда во время поездки, а обычным, домашним, чуть приглушённым, приятным для глаза. Но мало ли из-за чего? Лой стоял и терпеливо ждал продолжения путешествия - это только первый узел, их в маршруте пять.
  Однако время шло, а ничего не происходило, перекоммутация затягивалась. Что за напасть? Он взглянул на экран комма и, к своему удивлению, обнаружил, что тот пуст. Помедлил, коснулся пальцем табло ввода адреса...
  - Не старайтесь, бесполезно, - сообщили из-за спины.
  Лой обернулся. В маленьком овальном помещении транспорт-площадки толпились ещё пять человек: поблёскивающий голым черепом атлет в праздничном белом трико, две женщины - блондинка в длинной полупрозрачной тунике, подвязанной серебристым кушаком, такая тонкая и хрупкая, что и сама казалась полупрозрачной, пухленькая шатенка в пижаме из пурпурного шёлка, и двое мальчишек лет десяти-одиннадцати, один курносый и белобрысый, второй - смуглый и чернявый.
  - Вот теперь все в сборе, - произнёс атлет. - Полный комплект.
  - Что значит "полный комплект"?! - взвизгнула шатенка.
  - Посадочная площадка сафари-парка "Изумрудная Долина" вмещает шесть человек. Нас шестеро, следовательно, в этом месте кабина лифта на выход работать больше не будет, пока кто-то не покинет помещение. А на вход она и так не работает.
  - Какой сафари-парк? - не поняла шатенка.
  И Лой не понял. И остальные присутствующие, пожалуй, тоже.
  - Этот самый, куда нас "привезло".
  Атлет обернулся и широким жестом указал на противоположную стену комнатки. Там, над дверью, ярко светилось приветствие: "Добро пожаловать в сафари-парк "Изумрудная Долина"!" И чуть ниже, маленькими буквами: "Вход только в сопровождении проводника".
  - Но я не в сафари-парк ехала, - брови блондинки приподнялись, и Лою её лицо вдруг показалась знакомым, да и ипо зелёно-холодный... - Я вообще о нём никогда не слышала.
  - Боюсь, никто из нас не планировал это развлечение. Какой-то сбой в работе транспортной системы, по-видимому. Но раз мы оказались коллегами по несчастью, предлагаю познакомиться. Я - Марк Сейвер.
  - Лой Карев, - машинально назвался в ответ Лой.
  Он всё ещё не мог осознать, что, собственно, происходит.
  - Меня зовут Ялик, - заявил белобрысый мальчишка и ткнул пальцем в грудь приятеля, - а его - Рамир.
  - Айна Лири, - блондинка улыбнулась уголками губ, опустив на миг длинные, припорошённые серебристым инеем ресницы.
  И Лой её узнал!
  - Вы - Айрилл! Вы ведёте утреннее бриз-шоу на Радужном канале гипно-тиви!
  Женщина тихо засмеялась, будто зазвенели маленькие серебряные колокольчики, мило и без всякого кокетства. Кивнула, соглашаясь с тем, что её инкогнито раскрыто. И сказала неожиданно:
  - Знаете, я никогда не думала, что лифт может сломаться. Это ведь такой простой и надёжный способ передвижения.
  - Увы! Видимо, совершенство недостижимо, - пожал плечами Сейвер. Посмотрел на шатенку: - А вас как зовут?
  - Рива, - буркнула та под нос.
  - Просто Рива?
  - Да! Я не знакомлюсь с первыми встречными. И не понимаю, что происходит! Как я здесь оказалась? Я не выходила из дому. Я... Мне всего лишь нужно было на минутку заглянуть к соседям.
  Тут она сообразила, что стоит в пижаме, и густо покраснела:
  - Безобразие какое-то! Это совершенно недопустимо! Я не намерена тратить время из-за чьей-то безалаберности. Меня ждут!
  - В самом деле, - поддержала её Айрилл, - что нам теперь делать?
  И женщины, и мальчишки смотрели на Сейвера, будто всё зависело от одного его слова. И Лой посмотрел. Атлет и впрямь производил впечатление человека знающего и опытного. Ещё бы, индекс популярности в сине-фиолетовой части спектра! Лой со своим янтарным ипо о таком даже и не мечтал.
  - Вариантов, собственно, два, - начал Сейвер. - Ждать, когда техники нас отсюда вызволят, или...
  - И сколько ждать? - перебила Рива.
  - Вот этого я не знаю. Хуже всего, что стандартные коммуникаторы в "Изумрудной Долине" не работают. Особенности местной тропосферы. А специальных, адаптированных, ни у кого из нас при себе нет, насколько я понимаю. То есть, мы полностью отрезаны от мира.
  Лой объяснения не понял, но оно ему не понравилось. За ним стояло что-то такое... о чём лучше не задумываться.
  - Какие ещё предложения? - поинтересовалась Айрилл.
  - Здесь неподалёку есть вторая посадочная площадка. Можем прогуляться туда. - Сейвер помолчал, ожидая реакции. Не дождавшись, добавил: - Видите ли, у меня сегодня ответственное соревнование, не хочу на него опоздать. Потому намерен воспользоваться именно вторым вариантом.
  - А у меня запись, и я бы тоже не хотела опаздывать, - вздохнула Айрилл.
  - И мы, и мы спешим! - завопил Ялик. - У нас сегодня.... важная экскурсия! Если мы на неё опоздаем, то не сможем написать отчёт. И триместр нам не засчитают!
  Лой грустно улыбнулся. У всех была причина торопиться. Только он уже никуда не спешил. Он таки опоздал на сессию, и Вердана не станет слушать оправданий. Просто-напросто убьёт его. Она бы уже это сделала, если бы не... - вспомнился умный термин - ...особенности тропосферы.
  - Нам не обязательно идти всем вместе, - пожал плечами Сейвер. - Кто не спешит, может остаться и подождать. Надеюсь, техники достаточно быстро обнаружат неисправность. Не сегодня, так завтра.
  Переться через неведомый парк Лою не хотелось. Но сидеть одному в этой скорлупке целые сутки... Он кивнул:
  - Ладно, я как все. Только там написано: "Вход в сопровождении проводника".
  Сейвер снисходительно взглянул на его ипо.
  - Юноша, я за свою долгую жизнь успел раз двадцать поохотиться в "Изумрудной Долине". Знаю её не хуже собственной квартиры. Можете считать меня проводником.
  Он ткнул всей пятернёй в сенсор-панель, и дверь послушно отступила.
  
  "Изумрудная Долина" оправдывала своё название. Лой зажмурился от неправдоподобно-сочной зелени, что противоречила всем законам гармонии. И от яркого, огромного солнца, сияющего над головой. Но тут мальчишки радостно завопили, ринулись вперёд, остальные поспешили за ними. Пришлось открывать глаза и идти.
  Снаружи посадочная площадка выглядела огромным замшелым валуном у подножья холма. Дверь выпустила людей и заросла, не оставив и щёлки. Если бы не мигающий ярким светом маячок, то и не понять, где вход. Не определить, что здесь вообще есть вход в цивилизованный мир! Будто они и правда оказались в диком, доисторическом месте, а не в городском парке. Лой даже поёжился. И попробовал вспомнить, когда в последний раз выходил под открытое небо. Получалось, что после школьных экскурсий - никогда.
  В полусотне шагов начинался лес. Начинался как-то сразу, зелёной стеной деревьев, непролазным кустарником, подозрительным полумраком под густыми кронами. Ялик и Рамир подбежали к опушке, не останавливаясь, вломились в заросли. И остальные были на полпути к лесу. Впереди шёл Сейвер, поддерживая под руку Айрилл, Рива плелась в нескольких метрах за ними. Идти замыкающим, спиной ощущать пустоту, Лой не хотел, потому прибавил шагу и догнал спутников раньше, чем они ступили под сень деревьев.
  Сейвер болтал без умолку, описывая Айрилл былые похождения и подвиги. Лой начал прислушиваться, но вскоре потерял нить повествования. Прогулка через лес оказалась далеко не простым занятием! Хоть заросли и были вполне проходимы, но чтобы огибать все эти кусты, ветви и сучья, норовящие вцепиться в одежду, а то и глаз выколоть, чтобы переступать через кочки и коряги, требовалось сосредоточить всё внимание. Нет, избавьте меня от таких прогулок!
  В ботанике Лой не разбирался, ни одно растение узнать не смог. Но даже он быстро понял, насколько разнообразна здесь флора. И это тоже угнетало рафинированное восприятие эстета. Разнообразие форм противоречило откровенной недостаточности цветового спектра. Здесь почти всё было зелёным: трава, листья, молодые побеги деревьев и кустарников, - редкие пятнышки цветков только подчёркивали убогость. А запахи? Они были слишком резкими, неприятными, вынуждали то и дело морщить нос и чихать. И звуки... Хотя их как раз было немного - шорох шагов, хруст сухих ветвей под ногами, шелест раздвигаемой листвы, голоса людей. Звуков, принадлежащих исключительно этому месту, почти не было. Лой только порадовался такому обстоятельству - лучше уж тишина, чем какофония. Его утончённой натуре хватало пыток цветом и запахом.
  А вот спутники Лоя эстетических мучений не испытывали. Особенно мальчишки. Те раздобыли где-то сухие сучковатые палки и теперь носились вокруг, то и дело тыкали самодельными щупами во всё что ни попадя. В конце концов Сейверу пришлось прикрикнуть на них:
  - Ребята, осторожнее! Не ровён час, нарвётесь на кого не надо. Здесь и хищники водятся, между прочим!
  - Хищники?! - тут же ухватилась за его слова Айрилл. - Ой, как интересно! А вы их видели?
  - Не только видел. Лет двадцать назад я здесь неподалёку добыл прекрасный экземпляр тигропитона.
  - Я знаю, знаю, кто это! - заорал, подбегая к ним, Ялик. - У меня по зоологии самый высокий рейтинг в гимназиуме. Это такие рыжие, полосатые, с четырьмя ногами. В древности их приручали и держали, как домашних любимцев.
  - Марк, надеюсь, вы не убивали этих зверушек? - нахмурилась Айрилл. - Предупреждаю, я активистка Фонда защиты дикой флоры и фауны.
  - Эээ... - Сейвер растерялся под таким напором. - Это не совсем тот зверь, о котором... Разумеется, я его не убивал! Охота с разрушающим оружием запрещена, вы же знаете.
  Лой понятия не имел, что собой представляет тигропитон. Но встречаться ни с ним, ни с каким другим представителем фауны ему не хотелось. И "представители" отвечали тем же - лес выглядел пустым. Изредка мелькнёт что-то непонятное в густой кроне, прошуршит еле слышно в кустах. А может, и не было ничего, показалось? Лой не присматривался. Его заботило совершенно иное. Он мечтал обнаружить в кармане случайно завалявшийся тюбик дезодоранта. Солнечные лучи едва пробивались сквозь листву, но в лесу всё равно было жарко и душно. Пот заливал лицо, тёк по спине и груди, рейтузы покрылись влажными пятнами. Но самое отвратительное - пот вонял!
  А ещё Лою хотелось пить. Несколько глотков самой обыкновенной воды. Не верилось, что всего час назад, у себя в квартире, он мог пить воду сколько угодно - и не делал этого.
  Жажда мучила не только Лоя. Но, в отличие от него, Рива молча терпеть не собиралась.
  - Послушайте, а где здесь можно найти какое-нибудь питьё? - перебила она охотника, вновь пустившегося в рассказ о своих подвигах.
  Сейвер замедлил шаг, потом и вовсе остановился, задумчиво посмотрел по сторонам.
  - Если память мне не изменяет, неподалёку течёт река.
  - И что из того? - не поняла Рива. - Не предлагаете же вы нам хлебать из реки?
  - Почему нет? Вода в ней вполне пригодна для употребления.
  - А вы сами её "употребляли"?
  - Нет, но...
  Он не успел договорить - из-за кустов донёсся радостный вопль Ялика:
  - Ура! Вода! Мы воду нашли!
  Это оказалась не река, а ручей в полметра шириной. Не спрашивая разрешения, мальчишки плюхнулись на четвереньки и принялись лакать, будто животные. Это было гадко! Лой хотел возмутиться, но остальные молчали. Стояли и наблюдали за детьми.
  А далее случилось неожиданное. Айрилл присела, зачерпнула в ладони воду, поднесла к губам... и начала пить! Лой видел, как округлились глаза у Ривы, как растерянно потёр мясистый потный затылок Сейвер. Лой был потрясён. Шокирован! А изысканная, рафинированная ведущая гипно-тиви зачерпывала и пила. Облизывая губы, жмурясь от удовольствия, нимало не заботясь о том, что капли из ладоней срываются на тунику, что хрустальные сандалии испачкались в грязи. Лою вдруг показалось, что тёмно-зелёный нимб у неё над головой - не вирт-проекция ипо, а веночек, сплетённый из листьев. Он даже моргнул, силясь отогнать дурацкую иллюзию. Но иллюзия не отпускала. И тогда Лой, сам не веря, что он это делает, опустился рядом на колени и тоже зачерпнул воду.
  Вода оказалась холодной и... вкусной! В ней не чувствовалось ароматических добавок и воздействия ионизаторов, она была бесхитростна и банальна. Но какая же вкусная!
  Пили из ручья все. Потом умывались, мальчишки разделись по пояс и обливали друг друга. Лою хотелось снять жилет и последовать их примеру, но он воздержался. Это стало бы верхом неприличия.
  
  Идти стало легче. Лес больше не казался таким отвратительным. Лой готов был смириться с примитивными цветом и запахом. Тем более, жара вроде начала спадать. А спустя ещё полчаса они вышли на берег реки, о которой помнил Сейвер. Здесь, на открытом месте, Лой с удивлением заметил, что солнце больше не стоит в зените, а весьма заметно опустилось к кронам деревьев на противоположном берегу. День заканчивался. Почему так быстро?
  - И как мы переберёмся? - поинтересовалась Айрилл у охотника. - Где мост?
  - Вон он!
  Сейвер кивнул на толстый ствол упавшего поперёк реки дерева в сотне метров выше по течению.
  - Вы шутите?
  Лой тоже решил, что это шутка. Река была широкой и глубокой, берег, на котором они стояли, обрывался отвесным пятиметровым уступом. Рухнувшее дерево когда-то росло над самым обрывом, но река, видимо, подмыла корни и свалила гиганта. Так что теперь вянущая крона его мокла в воде, самой макушкой касаясь пологого берега.
  Но Сейвер не шутил. Он обогнул вспучившиеся корни, ловко запрыгнул на ствол, уверенно балансируя руками, пробежал до первых ветвей, ухватился за них и вскоре стоял на другом берегу.
  - Идите сюда! Это легко!
  Мальчишки ждать повторного приглашения не стали. С радостным гиканьем подбежали к стволу, вскарабкались на него... Нет, так лихо, как у охотника, у них не вышло. Ближе к середине реки Ялик вдруг взмахнул руками, завопил, уже не радостно, а испуганно, и... Лой поспешно зажмурился. Но ничего страшного не случилось. Когда он открыл глаза, мальчишки стояли рядом с Сейвером и призывно махали руками.
  Следующей была Рива. Она хотела перейти по бревну, как охотник и мальчишки, но с первым же шагом отказалась от подобной затеи. Поколебавшись несколько секунд, опустилась на четвереньки. Таким способом переправляться оказалось куда проще и безопасней. Такой способ Лою понравился больше.
  Между тем, по эту сторону реки теперь были только они с Айрилл.
  - Идите сначала вы, - предложил Лой. - Не хочу, чтобы вы оставались одна. Марк говорит, здесь водятся хищники.
  Он постарался изобразить мужественную улыбку, как подобает благородному рыцарю. Но как же ему самому не хотелось оставаться в окружении непроглядных зелёных зарослей!
  Айрилл воспользовалась методом Ривы. Поначалу казалось, что и у неё не возникнет трудностей с переправой. Но Рива была обута в мягкие тапочки, Айрилл же - в сандалии с жёсткой подошвой. Уже через три метра она поскользнулась, с трудом удержалась за ствол. Затем снова поскользнулась, и снова.
  На том берегу больше не кричали, не торопили, не махали призывно. Ждали, затаив дыхание. И Лой ждал. "Ещё чуть-чуть, ещё, совсем ведь немного", - бормотал, нервно хрустя пальцами. Как здорово, что сам он решил сегодня не наряжаться! Прочные гольфы и прогулку по лесу доблестно выдержали, и для лазанья по дереву подходили идеально.
  Айрилл, наконец, добралась до первой ветви. Осторожно приподнялась, оторвала руки от ствола. Лой замер. Айрилл дотянулась, вцепилась в ветку. Шагнула, перехватила следующую, уже смелей... и вдруг что-то маленькое, серо-зелёное, похожее на листок, выпорхнуло из самой гущи кроны! Айрилл отпрянула, ноги соскользнули со ствола. Она уцепилась за ветку, повисла, пытаясь удержаться, ступни в злополучных сандалиях коснулись воды, заколошматили по ней.
  - Помогите! Да помогите же! - закричала она, крутя головой в поисках спасения.
  Лой растерялся. Нет, он понимал, что нужно делать: запрыгнуть на ствол и мчаться на помощь, быстро и красиво, как подобает мужественному рыцарю.
  Только мчаться он не мог. Ползти на четвереньках - ещё так-сяк. Но не бежать.
  С другого берега на помощь ринулся Сейвер. Ему было даже ближе, чем Лою. Но протиснуться сквозь густые переплетённые ветви сходу не получалось. Айрилл судорожно дёрнулась раз, другой. Но пальцы её были слишком слабыми, чтобы удержать вес тела, даже такого лёгкого и воздушного. Они разжимались сами собой.
  Айрилл ещё раз вскрикнула и, гулко булькнув, ушла под воду. Тут же вынырнула, бестолково замахала руками, пытаясь удержаться на поверхности.
  Река оказалась не только глубокой и широкой, здесь было сильное течение. Когда Сейвер, наконец, пробрался сквозь ветви и, крикнув Лою: "Иди вдоль берега, поможешь её вытащить!" - нырнул, Айрилл унесло метров на двадцать. А пока Лой на четвереньках перебирался на другой берег, они и вовсе скрылись за излучиной. Пришлось не просто идти, а бежать, то и дело напарываясь на пучки высокой, выше пояса, травы с длинными, острыми словно лезвия, листьями.
  Вновь Лой увидел Сейвера и Айрилл уже на берегу - они обошлись без его помощи. Сейвер стоял спиной к реке, стряхивал остатки воды с непромокаемого трико. А дальше, за его спиной, нагая Айрилл выкручивала тунику.
  Лой замер. Он не готов был к подобной сцене наяву, а не во сне. Он был смущён и растерян. И обескуражен. Потому что ведущая бриз-шоу оказалась совсем не такой, как он себе представлял.
  Женщина почувствовала его взгляд. Обернулась, посмотрела укоризненно:
  - Лой, отвернитесь, пожалуйста.
  Он поспешно выполнил просьбу, стал рядом с Сейвером.
  Минуту спустя, уже одетая, она подошла к ним. Вздохнула:
  - Сандалии утонули.
  Мужчины дружно уставились на её босые ноги, молочно-белые, с маленькими ступнями и остатками серебристого лака на ногтях.
  - Плохо. Очень плохо, - нахмурился Сейвер. Перевёл взгляд на ноги Лоя. - Свои ботфорты не предлагаю, по размеру не подойдут. А вот гольфы можно попробовать.
  - А как же я? - удивился Лой. - Я не смогу идти по лесу босиком.
  - Придётся потерпеть.
  - Нет, - покачала головой Айрилл, - так не годится. Нужно придумать что-нибудь другое.
  - Что именно? Здесь, извините, обувных автоматов нет.
  Айрилл ответила не сразу. Постояла, задумчиво почесала пальцем над переносицей. Решительно развязала кушак, протянула охотнику:
  - Попробуйте разорвать это на две части.
  И когда тот справился с прочной материей, села прямо на песок, начала обматывать ноги.
  Сейвер смотрел на неё сверху вниз, следил за процессом "обувания" с неодобрением. А Лой пытался узнать в этой тощей, не очень-то молодой женщине в мятой мокрой тунике, с грязными слипшимися волосами, изящную теледиву. Старался и не мог. Айрилл больше не существовало, у его ног сидела Айна Лири. И было оглушительно больно и обидно от осознания хрупкой эфемерности красоты. Достаточно полуторачасовой прогулки по парку, чтобы она растрескалась и начала осыпаться. А река смыла её окончательно. И даже ипо как будто потускнел, обнаружил в себе ненужную жёлтую ноту.
  Женщина закончила бинтовать ноги, встала, попрыгала, испытывая узлы на прочность. Посмотрела на Лоя... и догадалась, о чём он думает. Улыбнулась грустно:
  - Что, такая я вам не нравлюсь? Больше не будете снить моё бриз-шоу?
  Лой не ответил. Не знал, что сказать.
  
  На полдороге к переправе они наткнулись на Риву. Очень рассерженную и негодующую. Но Сейвер не дал ей открыть рот и обрушить поток обвинений. Спросил первым:
  - А где мальчишки?
  - Да я почём знаю?! Я в воспитатели не нанималась! Я...
  - Рива, вы оставили детей одних в лесу? - Айрилл (нет, не Айрилл - Айна) подалась к ней.
  - Да что с ними станется?
  - Всё, что угодно! - буркнул Сейвер. - Я же объяснял, здесь связь не работает. Как мы их теперь найдём?
  Они начали оглядываться по сторонам, будто в этом зелёном лабиринте можно было хоть что-то увидеть, кроме ветвей и листьев.
  - А если позвать? - предложила Айна. - Нет, не через коммуникатор, просто так.
  И закричала:
  - Ялик! Рамир! Вы где?!
  Все замерли от неожиданности. Голос её всё ещё походил на звон серебряных колокольчиков. Таким голосом хорошо нашёптывать нежные слова на ухо, петь колыбельную. Но чтобы кричать в лесу, он не годился.
  Зато у Ривы голос оказался подходящий, громкий и резкий:
  - Ялик!!! Эй! А ну, отвечайте!
  Это подействовало почти мгновенно.
  - Мы здесь! - отозвались из чащи.
  - Ну, я им задам трёпку! - пообещала Рива и рванула на голос.
  Остальным ничего не оставалось, как поспешить следом.
  На поляну Лой вывалился последним. И остановился - перехватило дыхание от восхищения. На краю лужайки высился громадный, в пять человеческих ростов, цветок. Широкие, мясистые листья были глянцево-гладкими сверху и ворсистыми снизу. Они мерно, ритмично, будто в такт неслышной мелодии, покачивались на длинных, чешуйчатых, отливающих бронзой черешках и переливались всеми оттенками сине-зелёной части спектра. Они будто струились в воздухе, притягивали, манили к себе. И аромат! Такой тонкий, изысканный, совершенно неуместный в этом примитивном лесу. И сильный. Даже на противоположном краю поляны Лой ощущал его, вдыхал, спешил впитать это дивное наслаждение. А ноги сами собой несли всё ближе и ближе.
  Мальчишки стояли у подножья цветка, рассматривали что-то, белеющее в траве.
  - Назад! - внезапно осипшим голосом закричал Сейвер. - Отойдите от него!
  - А что это такое? - полюбопытствовал Ялик. - Здесь кости лежат. Настоящие!
  Рива не оставила охотнику времени на объяснения. Подскочила к мальчишкам, вцепилась Ялику в плечо, оттолкнула от растения:
  - Кто вам позволял сбегать, паршивцы?! Мало без вас неприятностей?
  - Мы только хотели... - начал мямлить растерявшийся Ялик.
  - Хотели! - передразнила его Рива.
  Она не замечала, что делается за её спиной. Зато Лой видел превосходно. Листья цветка задрожали сильнее, черешки, те, что были поближе к людям, начали странно изгибаться, будто и не черешки это были. И вдруг один лист упал на плечи женщины, обхватил, будто мягкое покрывало, и... поднял её в воздух!
  Всё случилось так быстро и неожиданно, что никто и вскрикнуть не успел. Рива взбрыкнула ногами, одна тапочка слетела, сделала замысловатый пируэт, шлёпнулась посередине поляны. И когда Лой, невольно проследивший за траекторией тапочки, вновь поднял голову, Рива была высоко. Лист пеленал её всё туже и туже. Вот руки женщины исчезли в его сине-зелёной мякоти, ноги. Ещё чуть, и края листа сойдутся, превращаясь в кокон... И лишь тогда Рива закричала.
  В крике её было столько ужаса, что Лой попятился. Прочь, прочь с этой жуткой поляны, из этого кошмарного парка! Прочь, под защиту привычного, уютного Мегаполиса!
  И Сейвер начал медленно отступать. И отступала Айна, успевшая подбежать к растению и схватить за руку Рамира. И отступал Ялик. Они пятились, не в силах оторвать взгляды от вздрагивающего, будто он пережёвывал добычу, листа. А Рива всё кричала и кричала.
  Первым опомнился Рамир. Он вывернулся из рук Айны и бросился к растению. Другой хищный лист наклонился к нему навстречу, но мальчишка размахнулся палкой и что было силы врезал. Лист отпрянул, ему на подмогу потянулись собратья. Рамир едва успевал отбиваться от зелёных лап. Он дрался молча, ожесточённо. И было ясно, что проиграет это сражение - один против нескольких десятков.
  Но тут уж и Ялик поспешил на помощь другу. Перехватил покрепче палку и тоже принялся молотить, вопя во всю глотку:
  - Отпусти её, слышишь?! А ну отпусти!
  Айна перестала пятиться, оглянулась на мужчин:
  - Сейвер, Лой, что вы стоите?! Помогите!
  Лой понимал, что как благородный рыцарь он обязан прийти на помощь женщине. Что не имеет права оставить её в пасти чудовища. Но в воображении видел себя самого, накрепко спелёнатого зелёным коконом, раздавленного, может быть, переваренного живьём... И от этого ноги наливались тяжестью. Не позволяли сделать ни шагу!
  Отчаявшись дождаться помощи, Айна подскочила к Ялику, выхватила у него палку и принялась колошматить по атакующим листьям. Тогда наконец и Сейвер решился. Зло выругался, подскочил к растению. Предоставив Айне и Рамиру прикрывать себя, начал сильно и резко бить каблуком ботфорта по черешку ближайшего листа.
  Это оказалось куда действенней. Несколько ударов - и лист хрустнул, отломился, рухнул на землю. А Сейвер взялся за следующий. И тогда растение испугалось людей. Попыталось остановить охотника, а когда это не удалось, будто отпрянуло, съёжилось. Если бы оно могло выдернуть корни и сбежать, унося добычу, так бы и поступило. Но удрать оно не способно.
  Зелёный кокон разжался, вывернулся наизнанку, будто выплюнул содержимое. Перемазанная густой зелёной слизью Рива шлёпнулась на траву, каким-то чудом умудрившись приземлиться на четвереньки. Так же на четвереньках, жалобно, по-звериному скуля, поспешила прочь. Охотник догнал её, ухватил за воротник пижамы, поднял на ноги. Скомандовал всем:
  - Быстро к реке! У этой дряни сок ядовитый, кожу разъедает!
  
  Назад они не шли, а бежали. Насколько можно было бежать сквозь этот отвратительный, мерзкий лес. И, выскочив к реке, Рива тут же, не раздеваясь, плюхнулась в неё. Окунулась с головой, принялась ожесточённо оттирать руки, лицо, волосы, ткань пижамы.
  Сейвер, Айна, мальчишки тоже подошли к воде, начали отмывать брызги сока. Только Лой стоял в стороне. Он не подходил близко к жуткому растению, до него оно не дотянулось. Именно потому, что он не плескался в воде, а пялился по сторонам, Лой первым увидел ЭТО.
  Ветви высокого кустарника, росшего на другом берегу, как раз над обрывом, раздвинулись, и оттуда выглянула... звериная морда?! Была она широкая, приплюснутая, с глубоко посаженными глазами и массивными надбровными дугами. Четыре продольные чёрные полосы перечёркивали скошеный лоб. Но самой запоминающейся частью морды была губастая пасть с торчащими наружу клыками.
  Морда замерла, разглядывая людей. Затем рядом и немного ниже из кустарника высунулась вторая, такая же. А через минуту, внизу, у самой земли, ветви раздвинула третья. Она сладко зажмурилась. И зевнула, продемонстрировав тройной ряд белых острых зубов. А первая весьма аппетитно и многозначительно облизнулась.
  Лой икнул. Тихо окликнул Сейвера:
  - А это кто?
  Охотник поднял голову, проследил за его взглядом. И сразу напрягся. Осторожно начал отходить от воды. Не повышая голоса, приказал:
  - Уходим отсюда. Медленно и без паники. И тихо.
  То ли слова, то ли тон, каким они были произнесены, подействовали на всех. Даже Рива не завизжала. И лишь когда реку и чудовище на берегу заслонила плотная зелёная стена, Лой отважился спросить вновь:
  - Так кто это был?
  - Тигропитон, разумеется. Сонный, на наше счастье. Теперь - бегом! До захода солнца нам нужно выйти из лесу.
  Спорить никто не посмел. Все слишком хорошо помнили схватку с плотоядным растением. А уж зубастые морды...
  Они бежали, не разбирая дороги. Лой то и дело спотыкался о коряги и кочки, колючие ветви хлестали по плечам, по груди, по лицу, цеплялись за руки и ноги, превращали жакет и рейтузы в уродливые лохмотья. Но сейчас это было неважно! Им грозила опасность. Не в игре, не в приключенческом сне или визуале. Эту опасность нельзя выключить, "заморозить" или понизить её уровень. Эта опасность реальна. От неё можно только убежать.
  Из лесу они выскочили, когда солнце коснулось горизонта. Лою это показалось странным - ведь три часа назад был полдень! Но спрашивать он не стал. Как знать, может, здесь и встроенный в коммуникатор хронометр барахлит?
  С этой стороны лес тоже обрывался зелёной стеной. Метров двести стелющейся по земле мелколистной травы, а дальше - пустыня. Самая настоящая, с песчаными барханами до самого горизонта. Странный всё-таки парк!
  Лой надеялся, что идти по мягкому песку будет легче, чем по лесу, но не тут-то было. Да, песок был мягким. Но при том - горячим и сыпучим. Он сразу же набился в уже дырявые гольфы, жёг пятки, натирал между пальцами. Лой чуть не плакал от боли. Что за издевательство?!
  Плохо было не только ему.
  - Сейвер, нам долго ещё идти?! - в голосе Ривы звучали слёзы.
  Её тапки развалились окончательно. Она теряла их через каждых два-три шага, останавливалась, надевала, плелась дальше.
  - Не очень, - пообещал охотник.
  - А точнее?! Вы говорили: "рукой подать!", а мы всё идём и идём. "Не долго" - это сколько, по-вашему? Полчаса? Час? Два?! Сколько нам идти?!
  - Откуда мне знать, сколько придётся плестись вот так - пешком?!
  Подобного ответа никто не ожидал.
  - Как это вы не знаете? - переспросила Айна. - Вы же бывали здесь, охотились? Сами мне рассказывали.
  - Да! Но не на своих же двоих я на охоте передвигался? К вашему сведению, в комплект охотничьего снаряжения входит ранцевый гравилет. Расстояние между посадочными площадками лифта - пятнадцать минут. Если передвигаться достойным цивилизованных людей способом!
  Все остановились. Рива вдруг заскулила и опустилась на пологий склон бархана. Ялик с Рамиром понуро присели рядом.
  - Тааак... - Айна шумно выдохнула. - И что ещё входит в "комплект охотничьего снаряжения"?
  - Я знаю, - подал голос Ялик. - Парализатор направленного действия, ультразвуковое ружьё, лазерный нож, силовая и акустическая защита, походная аптечка с экспресс-диагностом, пищевой рацион на двое суток, запас воды. И, да, ранцевый гравилет.
  На несколько секунд повисло молчание. Наконец Айна произнесла, скривив губы:
  - Подумать только, в своих охотничьих играх вы снаряжаетесь, словно древние космопроходцы! Зачем же нас потащили сюда в пижамах и тапочках?
  - Я не знал, что прогулка так затянется. Уверен был, что за час мы дойдём. Максимум - за полтора. Вы сами виноваты! Нечего было падать в реку и соваться в лапы к птицееду. Если бы не я, вас бы в живых уже не было. Мягкие, ни на что не годные слизняки! Надо было оставить вас на транспорт-площадке. Сидели бы там и ждали своего техника, пока не посинеете!
  Рива зарыдала в голос:
  - Я... я домой хочу! Отведите меня домой!
  Айна подошла к ней, погладила по голове, успокаивая. Потом вновь взглянула на Сейвера:
  - Марк, ещё не поздно. Можете бросить нас на произвол судьбы и уходить. Зачем вам терять время из-за мягкотелых слизняков? Вы же спешили куда-то? А, вспомнила - соревноваться с такими же суперменами!
  Сейвер не ответил, только губы поджал. Но Лой видел - именно так охотнику и хочется поступить.
  Айна обняла Риву за плечи:
  - Всё, всё, хватит. Вон, смотри, дети - и те не плачут. Пошли. Будем надеяться, что наш доблестный "проводник" хотя бы в направлении не ошибся.
  
  Ночь наступила неожиданно. Только что последний луч солнца лизнул верхушки барханов, а вот уже и небо почернело, рассыпав щедрые пригоршни ярких, мерцающих звёзд.
  - Привал! - скомандовал Сейвер. - Переночуем здесь, а с рассветом двинемся дальше.
  - Что значит "переночуем"? - возмутилась Рива. - Где мы, по-вашему, будем спать? Не на земле же?
  - Именно на земле. Вернее, на песке, он мягкий и тёплый. Отдохнёте заодно, а то плетётесь, как дохлые.
  Рива ещё что-то пробурчала под нос, но подчинилась. А остальные и не спорили, упали, кто где стоял. Только Ялик проныл: "Кушать хочется...".
  Песок в самом деле был мягким и тёплым. Лой выкопал ложе, вытянулся, закрыл глаза. Он и не знал, что устал до такой степени, что вообще возможно так вымотаться. И всё, о чём говорили спутники, слышал уже сквозь дрёму.
  - Какое здесь красивое небо! - восхищалась Айна. - Звёзд много, и они такие яркие. Я часто смотрю на небо, и оно всегда разное, узоры никогда не повторяются. Удивительно, правда?
  - Это карта нашей Галактики, - принялся объяснять Ялик. - Она называется Молочный Путь. Люди заселили в ней спиральный рукав Ориона, только это давно было, ещё в прошлой эре. Если карту отодвинуть и развернуть, я вам покажу, где это. Я и Землю могу показать! У меня очень высокий рейтинг по астрономии.
  - Забивают детям голову разной ерундой, - буркнула Рива.
  - Мальчик, ты находишься не внутри школьного визуализатора, - поучительно заметил Сейвер. - Это не карта, это и есть наша Галактика. Поэтому повернуть её не получится.
  - Жалко, а то бы я показал...
  - А я, пожалуй, сумею вам показать Землю, - засмеялась Айна. - Даже ничего не поворачивая. Мы на ней находимся! Эх вы, "знатоки".
  На минуту они замолчали. А затем Сейвер тихо, так, чтобы никто не услышал - на лежащего с закрытыми глазами Лоя он внимания не обратил - прошептал:
  - Землю она покажет... Интересно, о Восемнадцатой Скорпиона она хоть слышала когда-нибудь?
  В голосе его звучал сарказм. Лой удивился - с чего бы это? Он, например, тоже не знает, что такое "скорпион", хоть восемнадцатый, хоть какой. И нимало не страдает от этого.
  
  Ночь закончилась так же быстро, как день. Лой едва задремал, как зычный крик Сейвера заставил открыть глаза:
  - Вставайте, лежебоки! С верхушки бархана транспорт-площадку видно. Завтракать дома будем!
  Новость взбодрила лучше чашки крепкого кофе. Лой вскочил на четвереньки, проворно вскарабкался на бархан. И всё равно оказался там последним!
  Далеко, чуть ли не у самого горизонта, за бесконечными рядами песчаных волн, поднимались источенные ветрами и временем скалы.
  - Там! - махнул рукой Сейвер. - Я узнал это место. Снаружи площадка замаскирована под грот.
  Лой думал, что сейчас помчит, полетит к этим скалам. Но встать на ноги и идти - не бежать, а всего лишь идти - оказалось неимоверно трудно. Зря Сейвер утверждал, что они отдохнут за ночь - вчерашняя усталость никуда не делась. Наоборот, она будто удвоилась. Ноги были чугунными, в пояснице ломило, ныли все мышцы. И то же самое чувствовали спутники Лоя. Что за жалкое зрелище представлял собой их маленький караван! Оборванные, исцарапанные, грязные, дурно пахнущие, будто не представители великой цивилизации, а шайка... неандертальцев!
  Они всё брели и брели, а скалы никак не хотели приближаться. Каждый раз, когда приходилось спускаться с очередного бархана, они пропадали из виду, и становилось страшно - что, если навсегда?! И с каждым шагом идти было труднее. С каждым оставшимся позади барханом солнце поднималось всё выше, песок становился горячее. И пить хотелось неимоверно!
  Караван растянулся на добрую сотню метров. Впереди шёл Сейвер. За ним, далеко отстав, ковыляла Рива. Замыкали шествие Рамир и Айна, тянущая за руку Ялика, который без конца хныкал. Лой оказался в середине процессии. Он не знал, как поступить - спешить за Ривой и охотником или дожидаться последних? Благородному рыцарю подобало быть рядом с самыми слабыми. Но так хотелось скорее добраться до цивилизации! До воды!
  Дорога через пустыню заняла час. И ещё оставалось минут пятнадцать ходьбы. Скалы теперь не прятались за барханами, они выросли, поднялись над головой. Уже различим был заветный грот, и мигал над ним огонёк маячка. Да, они всё-таки дошли. Сейвер больше не оглядывался на спутников, он спешил убраться отсюда подальше. И Рива ускорила шаг, близость цели словно добавила ей сил. Лой и сам ощущал это. Хотелось смеяться и плакать от радости. Наконец-то! Ещё несколько шагов, несколько минут, и все неприятности останутся позади. И можно будет навсегда забыть об этом неудачном приключении.
  Он в очередной раз оглянулся. Рамир шёл, тяжело опираясь на палку, за ним плелись Айна и Ялик. Вот женщина споткнулась, упала на четвереньки. Попыталась подняться и не смогла. Ялик постоял, присел рядом. Лой понимал, что нужно вернуться, помочь. Но это же лишние метры - назад! Он не мог заставить себя сделать это. А потом...
  В первую секунду он не понял, что происходит. Песок между ним и Рамиром пришёл в движение, начал проседать. И вдруг из него высунулось что-то круглое, чёрное, щетинистое. Лой отпрянул, споткнулся, упал. Тут же вскочил...
  Чёрное вылезло из песка. Размерами оно немногим уступало человеку, всё состояло из шаров и коротких членистых лап. И вдобавок - плевалось толстыми белыми нитями, должно быть, прочными и липкими. Две нити успели опутать ноги Рамира, опрокинули его навзничь. Это походило на гипно-шоу для любителей ужасов. И Лой был то ли зрителем, то ли участником представления. Нет-нет, участником он быть не желал! Он и зрителем быть не хотел, но ничего не мог с этим поделать.
  Чудовище выпустило ещё несколько нитей, опутало руки и грудь мальчика, начало медленно подтягивать его к себе. Рамир пытался брыкаться, но как-то неуверенно, вяло, будто не осозновал, что с ним происходит.
  Зато Айна всё поняла. Она вскочила, подбежала к мальчишке, попробовала оторвать от него нити, едва успев сама уклониться от очередного плевка. Нити держали прочно, не поддавались. И тогда Айна посмотрела на Лоя и закричала:
  - Помогите! Да помогите же!
  Лою стало совсем нехорошо от этого призыва. Нет, он не согласен участвовать в таком шоу. Ни за что! С него достаточно приключений!
  И тут он сообразил, что Айна смотрит вовсе не на него, а словно сквозь него, куда-то дальше. Оттуда, из-за спины, донёсся голос Сейвера:
  - Уходите! Это песчаные вертячки, очень опасные! Уходите, пока не поздно!
  Лой и сам видел, что да - очень опасные. Песок справа от Айны зашевелился, потом ещё - чуть поодаль. И под ногами у него, Лоя, чувствовалось какое-то движение.
  Айна обречённо оглянулась, схватила за плечи Ялика, толкнула вперёд: "Беги, быстро!" А сама, вместо того, чтобы тоже удирать, подхватила обронённую Рамиром палку и... бросилась на чудовище!
  Белые нити оказались не такими уж и прочными. Во всяком случае, когда вертячка схватила палку и попыталась вырвать, Айна сумела удержать оружие. Нить натянулась и лопнула! А в следующий миг палка гулко ударила по панцирю твари.
  Атака жертвы чудовищу не понравилась. Вертячка начала отступать, задние лапы принялись разгребать песок. Но выпускать спелёнатого по рукам и ногам мальчика она не желала. А вокруг высовывали из песка головы её товарки, готовились плюнуть в спину женщины.
  И тогда Лой сделал то, чего делать не хотел. Чего не мог сделать никогда, ни за что! Он поднял брошенную убежавшим Яликом палку и пошёл к Айне. Где-то сзади продолжал кричать Сейвер: "Уходите немедленно! Мальчишке вы уже не поможете! Это - смерть, идиоты!!!". Но голос его был так далеко, что не имел никакого значения. Важно лишь то, что ждало Лоя впереди: десяток выползающих из песка чёрных тварей и мечущаяся между ними тщедушная человеческая фигурка в разорванной тунике.
  Это было самое страшное гипно-шоу из всех, в каких Лою приходилось участвовать. Последнее утреннее бриз-шоу от Айрилл с Радужного тиви-канала. Шоу, которое Лой не заказывал и о каком не помышлял. Роль его в нём была очень проста - бить, бить, бить палкой по чёрным панцирям, обрывать цепляющиеся за руки и ноги нити, пока те не присохли и не затвердели. И не думать, чем это шоу должно закончиться. Только не думать!
  Слёзы ужаса и отчаяния застилали глаза, мешали видеть, что происходит вокруг. Но не было времени вытереть их. Нельзя останавливаться ни на секунду, нельзя выпустить палку, нельзя оступиться, упасть. Не то мгновенно превратишься в беспомощный куль и... Нет, не думать! Не думать!
  Сколько длилось это страшное сражение, Лой не знал. И сколько ещё продолжится - тем более. Он бился, пока в руках и ногах оставалось хоть немного сил...
  Рядом затрещало, будто рвалась натянутая материя. К запахам песка и пота прибавился новый, - приятный, свежий. И вдруг чудовище перед Лоем сжалось, замерло. Он лупил его по голове что было силы, а вертячка больше не пыталась защищаться. И когда он бросился к другой, та тоже оказалась обездвиженной.
  Крепкая сильная рука взяла Лоя за локоть, остановила:
  - Всё, уходим отсюда!
  Он обернулся. Только теперь смог вытереть слёзы и оглядеться.
  Несколько неподвижных чёрных туш лежали в смятом, изрытом ногами и лапами песке. Посреди побоища стояла тяжело дышащая Айрилл, и всё ещё сжимала в руках палку. А рядом с ней - немолодой светловолосый мужчина в ярко-оранжевом, с алыми вставками комбинезоне. С нейрохлыстом в руке.
  Незнакомец протянул оружие Айрилл, пояснил: "Бейте, если опять полезут". А сам наклонился, взял на руки Рамира. Выпрямился, вновь скомандовал: "Уходим!" И поспешил к поднимающимся в нескольких сотнях шагов скалам.
  Наверное, это не по законам рыцарской доблести: оружие должны были вручить Лою, мужчине, благородному защитнику. Но в сегодняшнем шоу роль защитника по какому-то странному стечению обстоятельств досталась хрупкой, слабенькой Айрилл. Поэтому Лой не спорил.
  Он догнал незнакомца, спросил:
  - Вы спасатель?
  - Нет, всего лишь техник, - ответил тот. И улыбнулся открывшему глаза Рамиру: -Как ты, парень? Сильно испугался? Ничего, сейчас приедем домой, и всё будет хорошо.
  И начал насвистывать мелодию. Лою она была незнакома, и в то же время он мог поклясться, что слышал её. Совсем недавно!
  У входа в грот их ждали Рива и Ялик. Мальчишка подскочил к другу, испуганно заглянул ему в лицо:
  - Рамир, ты живой?
  - Живой, живой, ясень-красень. - ответил за того техник. - Будем считать, что отделался лёгким испугом.
  - А где Сейвер? - спросила подошедшая последней Айрилл.
  - Да он сразу сбежал, как только до кабинки добрался, - презрительно хмыкнула Рива. - Струсил.
  - Нет, он не струсил, - Айрилл покачала головой. - Ему стало стыдно за свою слабость. Он ведь привык быть сильным. Окажись с ним его снаряжение, он бы вёл себя совершенно иначе. Все мы, люди, такие.
  Техник покосился на неё, улыбнулся едва заметно:
  - К счастью, пока не все.
  
  Уже на посадочной площадке, проводив Айрилл и мальчишек и дожидаясь, когда коммутации лифта освободятся, Лой решился спросить техника:
  - Эта мелодия, которую вы насвистываете... что это? Я специалист по эстет-симбионике, но с ней не знаком.
  - О, это очень старая песня. Я не помню слов, только мотив. Она посвящалась героям первой звёздной экспедиции.
  - Ого! - с уважением согласился Лой. - В самом деле, очень старая. Уже ведь... лет двести, как никто не летает к звёздам, правильно?
  - Значительно больше, - вздохнул техник. - Боюсь, люди начали забывать, где они...
  - И правильно, нечего там делать! - перебила Рива. - Звёзды им подавай, видите ли! Лифты сначала ремонтировать научитесь. И эти ваши парки - кто их придумал заселять всякими тварями? Должен ведь кто-то отвечать за подобное безобразие? Уму непостижимо: мы могли погибнуть в трёх минутах от собственного дома!
  - Да, в трёх минутах от дома... - согласился техник.
  
  Глава вторая
  Бабочка
   Появление Айрилл на съёмочной площадке вызвало фурор.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"