Диденко-Абраменко Юлия: другие произведения.

Истребительницы тьмы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наступила тьма. Вы еще не знаете? Она повсюду. Но не все могут увидеть то, что скрывает мрак. Я одна из тех, наделенных даром людей, способных разделить свет и темноту. Раньше я считала это проклятьем, но потом приняла свою судьбу. Я - истребительница. Я рождена убивать, уничтожать зло, чтобы обычные люди, незнающие о существовании тьмы, спокойно жили. (полный текст на Книгомане, ПМ)

  Пролог
  
  Без четверти шесть, уже объявили о закрытии библиотеки. Некоторые читатели стали собираться, медленно закрывая учебники, и убирая принадлежности (ручки, тетрадки) в сумку. Кто-то уже побежал сдавать литературу, но большинство, так же как и я, сидели и продолжали работать.
  Вздохнула. Окружающая обстановка успокаивала. Я всегда любила библиотеки. Какой бы быстрый ни был интернет и сколько полезного там ни отыскала, библиотека - это совсем другое.
  Это старые потертые книги, говорящие о множестве читателей. Помятые странички и, иногда, исписанные поля. Книги, словно живые, рассказывают о прошедшем, заставляя окунуться в удивительный мир фантазии и приключений. Ну, это я о классике. А если это научная литература, то там другое.
  Библиотека - это старые скрипучие полы, деревянные стулья и столы. Длинные стеллажи книг и мирное тиканье часов.
  В детстве я любила сюда приходить, нисколько читать, сколько насладиться тишиной. Теперь у меня другая миссия. И насколько я смогла понять, из представленного мне материала, она невыполнима. Нигде не встречается нужная информация - это сильно удручало.
  Ну, давайте начнем сначала.
  Я - Анна - истребительница. Вы, наверное, подумали о вампирах. О, нет, здесь совсем другое и это пострашнее всех кровососущих вместе взятых. Я уничтожаю тьму. Вернее то, что она пытается скрыть. И этой гадости достаточно, чтобы уничтожить весь наш мир.
  Я родилась не такой, как все. Но о своих способностях не знала, пока не встретила... но я забегаю вперед.
  Давайте все по порядку.
  
   1 глава
   Знакомство
  
  В то раннее утро ничего не предвещало особенного. Обычное пробуждение, одевание, завтрак.
  Схватив сумку, выхожу из квартиры.
  Часто думаю, как сложилась жизнь, если бы я не уехала из своего провинциального городка учиться в Санкт-Петербург и, по иронии судьбы, не осталась в культурной столице жить? Но точно ответить на этот вопрос не могу, возможно, вышла замуж, родила двоих детей и была довольна жизнью. А может быть и нет. Но и здесь я не замужем, детей нет. Даже с молодыми людьми как-то не везет. Или я их не понимаю или они меня. Или мы друг друга. Ну, это отдельная история. Тем не менее, я не жалуюсь.
  Очередной рабочий день. Я спешу на любимую работу, любимую, конечно, в кавычках. Направляюсь в то место, которое ненавижу. Всем своим разумом проклинаю тот день, когда согласилась на уговоры подруги и позвонила по объявлению: "требуется продавец книг". Да, начинала с этого, потом был продавец-консультант игрушек, мебели, одежды и вот наконец-то обуви. Чтобы я не делала - не могла вылезти с этого болота. Трясина "продавец" навсегда затянула меня по горло.
  Конечно, можно рискнуть и окончить курсы, пойти на почти бесплатную стажировку. Потом, набравшись опыта, устроиться в более оплачиваемое место. Но все это - время. Драгоценное время, а главное деньги. Накопить могу, но надолго ли их хватит? И кто будет платить за квартиру, пока я буду экспериментировать?
  В общем, все равно я - продавец. И почти каждый день мне приходиться идти на любимую работу, чтобы тупо улыбаться и угождать, бежать, считать, принимать, опять угождать, только теперь начальству. И так по кругу.
  Я вздыхаю и переступаю через лужу, так неудобно расположившуюся посередине тротуара. Наши дороги, вообще, отдельная тема. Это уникальная возможность сломать каблук на новых босоножках. Именно на новых, потому что на старых это сделать уже невозможно. Усмехнувшись, вспоминаю, как месяц назад угробила обновку.
  Спешила на работу и не заметила ямку. Вступив, споткнулась и упала. Я еле сдержала слезы, увидев результат падания. Ободранное колено оказалось не жалко. Я ныла из-за туфель. Они были не мои, а подруги. Новые, фирменные. Она щедро одолжила их на сегодня. Вернее, на тогда сегодня. Мы собирались пойти прогуляться, и Марина обещала для меня найти кавалера. Судьба просто наглым образом сорвалась с крючка. Если до работы я еще хоть как-то дохрамала, то на прогулку со сломанным каблуком идти не собиралась. Если честно, я бы могла что-нибудь подобрать в своем магазине, но так уж сильно хотелось идти на эту прогулку. Так что осталась без кавалера.
  Перехожу через дорогу и иду мимо любимого дерева. Вот опять висит! Сколько можно? На большом дубе, когда-то покончил жизнь самоубийством мужчина средних лет. И его призрак до сих пор находится на одной из ветвей. Глаза закрыты, рот растянут в безмолвном крике о помощи, лицо синее - картина жуть. Ну, что поделать? Я вижу призраков. С самого детства и по своей наивности думала, что их видят все, но потом, оказалась, что я такая одна. Каково было мое удивление, когда поняла, что мне никто не верит. А когда стала настаивать, родители отвели меня к психиатру. Я чуть не попала в дом для душевнобольных детей. Взвесив все, решила, что оказаться там всегда успею, поэтому чудесным образом вылечилась. Вернее, как думали все окружающие.
  Кто-то назовет это даром, я же зову - проклятием. Из-за странных видений у меня не было нормального детства, в школе со мной никто не общался. Городок у нас маленький и слухи о моей странности, как-то быстро разошлись по домам. А кто захочет общаться со странной личностью, что видит умерших? Правильно, никто. Даже после моего "чудесного" выздоровления со мной разговаривали с опаской, как будто проверяли, насколько стала нормально и можно ли мне доверять. Я не могла это терпеть, пришлось окончательно разделить себя на две половины, человеческую и не человеческую, на ту, что жила обычной жизнью, и ту, что озиралась по сторонам, в поисках очередного привидения. Со временем я к ним привыкла, приведения, как приведения, они меня не трогают, я - их.
  Вот, блин, не успела.
  Я вздыхаю и провожу тоскливым взглядом уезжающую маршрутку. Придется еще двадцать минут ждать. В этой части города, а точнее за городом, маршрутки не пышут разнообразием. Так что, если опоздал - жди следующую. Ну, ничего на работу всегда успею. Работа у меня очень важная, я работаю, как уже говорила, продавцом обуви... пусть это будет просто магазин обуви - М.О., вот так его назовут. Вдруг кто-то носит сапоги из этого магазина, а тут я. Расскажу о качестве и производителе... Все, конечно же, не стану, но в общих чертах.
  На лоб подает капля, поднимаю голову и прищуриваюсь. Как будто пытаюсь что-то рассмотреть в небе. О, нет! Опять дождь, сколько можно? Я люблю дождь, но в умеренных количествах. Особенно люблю в момент дождя быть дома и под теплым одеялом выпить кружечку горячего шоколада. Я сильнее кутаюсь в пальто. Влажность большая и, кажется, что вся одежда моментально пропитывается мелкими каплями, которые щекочут спину.
  По поводу зонта у меня отдельная история. Если возьму зонт - дождя не будет. Если же нет, то вот - лови, как говорится. Хотя, по прогнозу, которому никогда не стоит доверять, обещали просто облачно.
  Вздохнув, делаю несколько шагов под небольшой навес над остановкой. Хорошо, что я одна, будь нас человек пять - все бы не вместились. Все-таки есть какой-то плюс в том, что я поселилась за городом. В этом поселке живут, в основном, дачники или пенсионеры. Из многоэтажных домов - только один, в котором снимаю квартиру. Остальное - небольшие дома, рассчитанные на пару человек. Попадаются, конечно, "маленькие" домики с двухметровым забором, но это редкость. Здесь я впервые увидела деревянные постройки, настоящие бревенчатые дома. Никогда не думала, что в двадцать первом веке смогу такое встретить. Некоторые строения уже развалились и большие массивные бревна горочкой лежат на земельном участке. Этот поселок больше используется спросом, когда начинается сезон огородов, а потом плавно переходит в сбор грибов. А так тихо и спокойно, поэтому народу с утра мало. Да и работяги больше предпочитают электрички, на них быстрее и удобнее. Только мне с железной дорогой не по пути.
  Оборачиваюсь и смотрю вдаль, в метрах десяти от остановки расположена станция. На платформе человек двадцать не меньше. А перед прибытием электрички, еще подойдут. Я ездила несколько раз так в город. Довольно удобный вид транспорта, даже позавидовала каждодневным пассажирам. Единственное, что раздражает, это бесконечные торговцы чего-нибудь:
  - Не хотите книжку сказок?
  - Пластырь!
  - Уникальная методика заработать миллион...
  Но с этим можно смириться, если надеть наушники и сделать громче любимую музыку.
  А вот мой автобус. Удивительно быстро. Мне на транспорт тоже не везет. Смотрю на часы. Только пятнадцать минут прошло. Улыбаюсь, приеду как раз по время.
  Автобус останавливается. Зайдя, кладу плату за проезд, заранее приготовленную, и, найдя свободное место, быстро присаживаюсь. Людей человек пять. Это остановка вторая по следованию, основная масса народу будет еще заходить, поэтому нужно сеть подальше от двери и ближе к окну. Тыльной стороной ладони протираю вспотевшее окно. Люблю смотреть на мелькающие дома и деревья, так дорога проходит быстрее. Достаю наушники и погружаюсь в мир музыки. Иногда, это единственное, что спасает от нервного срыва после работы, а утром помогает настроиться на позитивный лад.
  После автобуса, метро. И вот он мой М.О. Издалека замечаю в больших окнах, что частично завешены баннером, свет. Значит, Оля уже там. Оля - это наш непосредственный начальник, старший менеджер, и очень хороший человечек в одном лице.
  Как большинство магазинов, помещение располагается в высотке на первом этаже. Возможно, несколько квартир было выкуплено, две - это точно. Снесены ненужные перегородки и пристроен вход с широкими ступеньками. Площадь большая, не то, что в торговых центрах. Закуточки, где представлены несколько пар обуви, если вдвоем зайти, то и тесно уже будет. Наш же магазин вмешает много народу. Ассортимент достаточный, только вот модели часто просто отличались цветом. Иногда такое ощущение, что дизайнеры экономили на фантазии, использую одно и тоже лекало.
  Я открываю дверь, затем вторую и оказываюсь во владении босоножек, царстве туфель и мире сапог.
  - Привет, - улыбаюсь, увидев кучу коробок в углу. Привезли новый товар. Скорей всего, это вчерашний. Утром никогда не привозят, потому что склад начинает работать с двенадцати, а не с девяти часов.
  - Привет, как выходные? - интересуется Оля. Она смотрит на меня, заправляя за ухо выпавшую русую прядь волос, и опускает взгляд на накладные, что разложены на коробках.
  Точно вчерашний, потому что положить сверху что-нибудь на только что привезенный товар, означало окунуть вещь в толстый слой пыли. Я всегда удивляюсь, где хранятся эти коробки? Такое чувство, что перед отъездом их обрызгивают из баллончика с надписью: "Пыль".
  - Олечка, ты не поверишь, замечательно, - поднимаю руку, готовясь загибать пальцы. - Выспалась, навела порядок, приготовила кушать, постирала, побывала в гостях. - Показываю кулак совершенных дел.
  - Вот видишь, какая молодец, - готовит Оля, не подняв головы.
  - Да, это точно, - смеюсь и ухожу в подсобку, чтобы повесить пальто.
  Помещение у нас небольшое. Вдвоем тут тесно, поэтому едим по одному, переодеваемся так же. Сразу на двери расположена вешалка, куда и отправляется пальто. Сапоги ставлю около батареи, это единственное место, где их не затопчут и они никому не помешают.
  - Анна.
  Дергаюсь и выглядываю из подсобки:
  - Да, Оля.
  - Что? - удивленно спрашивает меня коллега.
  - Ты меня звала! - поднимаю бровь и сверлю взглядом коллегу.
  - Нет. Тебе, наверное, показалось.
  Ага, уже двадцать пять лет кажется. Иногда шутки некоторых людей просто убивают. Я улыбаюсь и возвращаюсь в подсобное помещение. Нужно поставить чайник. Какой рабочий день без утреннего кофе?
  Пьем кофе. Оля сидит на стуле в подсобке, я рядом в проеме стою. Переговариваемся, шутим. Наш старший продавец замечательный начальник, еще нигде таких не встречала. Как-то привыкла, что старшие всегда приказывают и управляют. С Олей же можно посоветоваться, посекретничать. Оставаться просто человеком, а не подчиненным.
  После кофе, приступаем к приему товара.
  А вот и первый посетитель. Да, я знаю, что это неправильно подобранное слово и каждый входящий - потенциальный покупатель, но я вижу эту девушку - это посетитель. Она внимательно осматривает стойку с осенними сапогами и спрашивает размер:
  - А 38 есть? - указывает на нужную модель.
  Я бросаю принимать товар и направляюсь к посетителю. Подойдя, смотрю, что девушка выбрала и говорю:
  - Нет, только 37 и 40 остались.
  - Я померяю 37.
  - Это маломерки, - предупреждаю я.
  - Они очень мне понравились.
  Важный аргумент.
  Я снимаю ценник и протягиваю сапог девушке. Та садится, снимает обувь, берет сапог тридцать седьмого размера и начинает надевать.
  Да, я вижу, что они тебе понравились. Краснея и пыхтя, сует ногу в сапог. Модель узкая, поэтому щиколотка не идет вниз, но девушка усердно пихает. Сидя сделать это не удается. Девушка встает и силой своего веса пытается просунуть ногу. Глаза сейчас выпадут. Вот, дура! Просто слов, нет. Я внешне без эмоционально наблюдаю за кряхтением.
  Через пару секунд сапог сдается и, с громким выдохом, девушка засовывает ступню в несчастную обувь.
  - Ой, молния не застегивается, - удивленно произносит посетитель. - Нет, девушка, они мне маленькие.
  Да, что вы говорите? Неужели?!
  - А точно, нет 38? - наигранно расстроено спрашивает девушка.
  - Извините, но нет, - отвечаю вежливо, еле сдерживая улыбку.
  - Жаль.
  А мне-то как жаль, но все комментарии всегда остаются при мне.
  Пытается снять сапог, я наблюдаю.
  - Девушка, не поможете.
  - Да, конечно, - с милой улыбкой помогаю снять сапог. Я же для этого пять лет училась на педагога, чтобы теперь вам снимать сапоги! Одно дело, когда это просит сделать бабушка лет так под восемьдесят, а другое, молодая кобыла, которой нечем дома заняться. Ходит просто так по магазинам, прогуливается.
  Сняв сапог, возвращаю его на витрину. Тем временем девушка-посетитель обувается и идет дальше. Берет другой сапог, меряет, просит принести второй. Приношу.
  - Нет, левый давит.
  - Правый на витринке стоял, его уже разносили. Это натуральная кожа, она сядет по ножке после второй примерки.
  - Нет, спасибо. Что-то не так.
  Так она еще меряет пару моделей и уходит.
  Не люблю женщин покупателей, мужчины совсем другое дело. Пришел, увидел, примерил, купил. Все просто и хорошо, нет мороки. Нет, конечно, попадаются экземпляры, но это такая редкость. У женщин же все по-другому. Пришла, выбрала, померила, походила, померила, подумала, еще померила и так несколько раз. И хорошо, если купила, а есть же просто придут, нервы помотают и все. У меня однокурсница подрабатывала в отделе косметики в свободном графике, и сколько раз рассказывала, что если кто-то доведет, она закрывала отдел и уходила в другой магазин, доводить продавцов там и, потом со спокойными нервами возвращалась к работе.
  Я так не могу. Всегда пропускаю все через себя, наверное, в это и проблема. Каждое негативное слово, сказанное покупателем, впитываю, как губка. Возможно, я бы не так близко все принимала к сердцу, если по-другому относилась к людям. А так, я ненавижу людей. Нет, не потому, что многие из них тупые и идиоты (ну, в некоторых случаях и из-за этого), но в большинстве - это странные особи, без дела тратящие драгоценное время и пытающие обвинить в своих проблемах кого угодно, только не себя. Могу привести кучу примеров, и вы поймете, что я права. Я даже раньше никогда не задумывалась над тем, что сказала выше. Все это родилось после того, как стала работать продавцом. Десятки людей ежедневно сменяли друг друга: погружая, бросая тебя в свои проблемы. Срываясь, обижая, крича, пытаясь зацепить хоть чем-нибудь. Уколоть, оскорбить и уйти с чистым сердцем, что он сделал какую-нибудь пакость.
  А я по своей должности, воспитанию, да и, вообще, такой человек, который не сможет постоять за себя. Ответить оскорблением за оскорбление. Скорее я подставлю вторую щеку, чем отвечу. За это и любят меня на работе. Сколько бы ни пыталась раз уволиться, когда меня доведет очередной покупатель. После уговоров Оли, всегда остаюсь. Я отходчивый человек, как бы больно не было и как бы мое сердце не грызли крысы-обиды, постараюсь все забыть. И через пару дней успокоюсь, в памяти еще будут всплывать неприятные моменты, но они уже окажутся не такими красочными и яркими, чтобы снова подстегнуть и обидеть.
  Я всегда не могла дать сдачи. Еще в школе все обижали.
  Грустно вздыхаю. Нет, не от воспоминаний. Я направляюсь принимать товар. Дело не из легких. Но со временем привыкаешь. Оля говорит мне восьмизначный код, ищу среди коробок нужную модель. Сравниваем количество, проверяем коробки. Вытаскиваю правый сапог самого маленького размера, откладываю в сторону. Попутно, во время приемки еще решаем, куда поставить коробки. А выгадать место из того что есть - очень трудно.
  - У меня уже голова болит, - стону я. - Куда все деть?! - Возмущенно указываю руками на гору сапог, которая после завершения приема товара станет еще больше.
  Это же нужно не только модели разместить на витрине, еще и коробки убрать, желательно, к осенней обуви.
  - Может, сгруппировать летную обувь в туалет, а новый привоз выставить в зале? - предлагает Оля.
  Не удивляйтесь. Да, в нашем туалете тоже находятся стопки из коробок.
  Я чешу подбородок, представляя все эти манипуляции с перестановками. Только хочу ответить, что у меня нет ни малейшего желания все передвигать, дверь открывается и вбегает наш сегодняшний опоздавший третий продавец.
  - Привет, девчонки, - Борис машет нам рукой и юркает в подсобку. Этот молодой человек, нет не молодой, то есть... как бы правильно его назвать... он гей. Эта особа всегда вызывала у меня улыбку. Такой милый, вежливый. Всегда поинтересуется, как дела, посоветует, поможет. В общем, если бы он был нормальным парнем, то мне понравился. И мордашкой тоже, кстати, ничего. Но таких милый натуралов не бывает или я просто не там искала. Короче, у нас чисто бабский коллектив.
  - Привет, - одновременно отвечаем я с Олей.
  Продолжаем решать, куда же ставить новый товар, но закончить нам не дают. Дверь открывается и входит женщина с пакетом, на котором логотип нашего магазина. Возврат? Провожу взглядом до кассы. Женщина останавливается и оборачивается к нам. Оля подходит к пришедшей. Да, точно возврат. Оля дает, заявление, для экспертизы. Но, если честно, тут и так все понятно, на правом сапоге, отпала подошва. Мне даже с середины зала видно, что брак. Ну, правила, есть правила. Не мы их устанавливаем. Женщина заполняет заявление. Я подхожу ближе. Когда покупательница отдает листок старшему продавцу, Оля начинает объяснять правила и говорит, когда прийти за результатом экспертизы.
  Я вспоминаю эту серьезную процедуру и еле сдерживаю улыбку. К нам приезжает старший. Мы отдаем ему брак, он пересматривает. Некоторые модели забирает, когда сразу непонятно что и где давит, протекает и прочее. А в основном эта процедура происходит на наших глазах. Он дергает элементы брака. В данном случае - это окажется подошва. Если она полезет дальше, а зная, качество нашего товара, полезет. Он даст добро на возврат денег.
  Когда принесшая отдавать обувь закрыла дверь, я аккуратно, двумя пальчиками, поднимаю сапог и рассматриваю полу отвалившуюся подошву.
  - Бракованные, наверно, - предполагаю.
  - Уже третьи за неделю, - говорит Борис, увидев, какие именно принесли сапоги. - Я больше эту модель продавать не буду.
  - Их, наверное, рублей за сто купили...
  - За восемьдесят, - подсказывает Оля. - Только я тебе это не говорила.
  Я улыбаюсь и, положив, сапоги в коробку, иду мыть руки. Открываю кран... красная вода. Закрываю глаза, открываю - красная. Недоуменно пытаюсь пощупать воду, понимая, как странно это выглядит со стороны. Но такого еще со мной не было. Набираю в ладони и подношу ближе.
  - Закрывай дверь в туалет, - слышу голос Оли и оборачиваюсь. Когда поворачиваюсь, вода уже обычная, прозрачная. Разжимаю ладони, неотрывная глаз от странного потока воды. Потом провожу влажной ладонью по лицу.
  Надо на ночь поменьше ужастиков смотреть. Это моя бывшая коллега подсадила меня на ужастики. Она в какой-то книге вычитала, что фильмы ужасов снимают сильные стрессы. И стала так лечиться, бросил ее парень, она фильм про зомби посмотрела, и все замечательно. Моя жизнь не так уж и плоха. Вон в фильме, головы отрывают, жрут людей, а меня всего лишь парень бросил. Может быть, в этом и есть какой-то смысл, но если, честно, с трудом вериться. А я просто так смотрю, ради интереса, иногда очень смешные попадаются. Как, вообще, можно бояться таких фильмов, они совсем нестрашные.
  Звонит мой телефон.
  Быстро выхожу из туалета и смотрю. О, Марина.
  - Аня, со мной такое произошло... - ревет в трубку.
  - С Олегом поругались? - обычная история.
  - Расстались...
  Вспоминаю, сколько раз слышала эту фразу.
  - Ага...
  - Нет, теперь уже навсегда, - сквозь рыдания утверждает подруга.
  Тоже слышала и не один раз.
  - Аня, ты мне нужна.
  Я, конечно же, понимаю, что трагическая ситуация, но у Марины они, в последнее время, часто случаются. То кошелек потеряла, потом оказалось, что его просто дома оставила, то каблук сломала на новых сапогах. Удивляюсь ее проблемам, но помогать-то надо. Подруга все-таки. Причем, когда я каблук сломала, ей не звонила. Ну, да ладно.
  - Мариночка, я на работе. После девяти - в полном твоем распоряжении.
  Марина соглашается, и мы договариваемся о встрече. Но через полчаса снова звонок. К концу рабочего дня я знала все подробности их ссоры, что, кто, кому сказал, что сделал и так далее. Марина уникальный человек, у нее в телефоне около сто подруг, и она, действительно, считает их всех подругами. Я в этом списке просто первая. Я знаю всё о жизни всех остальных, а все, уверена, знают о моей. Не скажу, что она сплетница, Марина просто не умеет держать язык за зубами.
  
  2 глава
  Я их слышу
  
  С бесконечными телефонными звонками время на работе пролетает быстро. Прощаюсь с коллегами - теперь в гости к Марине.
  Снова звонок.
  - Анечка, он мне только что звонил... - опять ревет.
  - Марин, я уже еду, скоро буду.
  Хорошо, что в метро у меня сеть не берет. Так только начинаю подниматься по эскалатору, приходят два сообщения - "мне звонили". Кто?.. Марина, конечно. Перезванивать не хочу, быстро перебегаю через дорогу, пара домов, лестница и вот уже звоню в дверь. Дверь открывается. Вау, опять перекрасилась. Сразу вспоминается песня: "Раньше я была натуральная блондинка...". Темный ей к лицу, очень хорошо подчеркивает форму лица. Марина, можно сказать, красавица, по крайней мере, она так считает и ведет себя подобающе. Иногда ее замашки бесят, что нет сил, но что ж поделать мы все разные.
  Глаза подруги заплаканные, я бы даже сказала зареванные.
  - Классно выглядишь, - говорю я.
  - Спасибо, солнышко мое, ты как всегда приходишь на помощь, - Марина обнимает и помогает снять пальто. - Это я, чтобы снять стресс утром сходила в салон красоты. Мне так тяжело... - Делает печальный вид, вздыхает. - Ужинать будешь?
  - Нет, надо худеть. А то скоро на корову буду похожа, - отвечаю, но подруга шутку не поняла.
  - Абсолютно с тобой согласна, - она кидает оценивающий взгляд на мою фигуру.
  Ну, не девяноста, шестьдесят, девяносто, но вполне нормальная. Мой любимый сорок шестой размер. Я пару раз пыталась худеть, но не смогла. Просто вначале у меня вытягивается лицо, впадают щеки, потом уменьшается грудь - это потерпеть не могу. Мой неполный третий меня устраивает. А когда в похудении дело должно дойти до живота, я сдаюсь. Сколько ни пыталась диету совмещать с упражнениями и бегом, все равно сценарий один и тот же. Поэтому задумки сбросить вес я оставила еще несколько лет назад. Меня все устраивает, а кому не нравится - пусть идет лесом.
  Проходим в комнату, Марина начинает рассказ с самого начала. Это надолго, я вкрадце - Олег получил зарплату, Марина пошла и купила себе сапоги от Балденини. Олег, конечно, возмутился и слово за слово, парочка поругалась. Потом шел пересказ всех звонков и разговоров. В общем, они еще не померились. Это меня сильно удручало, потому что жилеткой долго быть не хотелось.
  После нескольких часов бесконечной трескотни подруги у меня начинает гудеть голова. Нужно что-то делать.
  - Марина, ты веришь в приведения? - спрашиваю неожиданно.
  Марина усмехается и пожимает плечами:
  - Я не знаю. Что за странный вопрос?
  - Нет, ну вот, как ты сама считаешь, возможно ли существование в нашем мире приведений или это все выдумки?
  Подруга удивленно смотрит на меня, не понимая, с чего это я вдруг начала разговор о приведениях:
  - Я никогда не задумывалась над этим. Наверное, нет. Я думаю, если они были, их можно было как-то увидеть, а если их никто не видит, то, соответственно, их нет.
  Марина склоняет голову в бок, ожидая моей реакции, думая, что она полностью ответила на вопрос, и данная тема больше не нуждается в обсуждении. Я киваю, понимая, что с таким интеллектуалом, как Марина, лучше не спорить. Она, вообще, не любит, когда с ней спорят, Мариночка у нас всегда права.
  - Так, вот, - продолжает Марина. - На чем ты меня перебила... Ах, да, сумочка! Прохожу я мимо магазина, в мыслях только слова этого придурка, что я не могу рационально использовать денежные средства... и вдруг вижу ее. Боже, она прекрасна, цвет слоновой кости, он только вошел сейчас в моду... Ей! Анна, куда ты смотришь? - Марина оборачивается и смотрит в сторону. - Ты слышишь меня?
  Киваю, а Марина продолжает удивительный рассказ о покупке новой сумочки. Замечательная логика, я ругаюсь со своим, потому что купила сапоги и снова иду в магазин, чтобы приобрести еще и сумочку. Великолепно! Честно говоря, если бы я была парнем, то давно бы уже бросила эту транжиру, но так как я девушка, приходится выслушивать очень интересные подробности покупки сумочки. Пытаюсь слушать подругу, а сама снова посматриваю в темный угол комнаты, где кто-то стоит. Я пока не вижу ничего, но чувствую чье-то присутствие. Темнота зовет и манит, легкое колыхание и появляются очертания человека, это девушка. Она вся мокрая, челка подает на закрытые глаза, платье плотно облегает тело, а босые ноги испачканы в грязи.
  И ничего не удивляет меня, потому что эта девушка уже давно обитает в этой квартире. Но сегодня что-то изменилось. Силуэт кажется точным, можно сказать, реальным. Внимательно осматриваю утопленницу, а все ясно. Сегодня ее горло разрезано, и из него стекает кровь. Медленной струйкой, начиная с шеи, кровь бежит по груди, растворяется на влажной материи, окрашивая в красный цвет. Такого раньше не было. Сглотнув большой липкий комок слюны, стараюсь не показывать собеседнице, страх, что медленно начинает ползти по коже. Опускаю глаза, потом снова смотрю в угол. Губы мертвой раскрываются, и я слышу хриплый голос: "Помоги".
  Кашляю, становится не по себе. Голова начинает кружиться. Я ни разу не слышала голоса призраков.
  - Что с тобой?
  - Поперхнулась... - через кашель говорю я.
  - Может воды?
  Киваю, пытаясь растащить уголки губ и улыбнуться. Марина поднимается и идет на кухню, а я внимательно смотрю на призрак девушки. Что-то не так. Сегодня день активности призраков? Мертвая девушка проходит по комнате к окну, залезает на подоконник и выпрыгивает вниз. Ну, последнее она делает всегда, я предполагаю, что каждый день.
  Марина входит в комнату со стаканом воды. Как только она пересекает порог, продолжает свой рассказ. Машинально протянув мне стакан, подруга направляется к шкафу, где, скорей всего, находится та самая новая сумочка. Я улыбаюсь, услышав фразу:
  - А вот и виновница раздоров, - Марина демонстративно вытаскивает сумочку.
  На мой взгляд, сумочка, как сумочка, ничего особенно не нахожу. Если честно, к дизайнерским вещам отношусь ровно. Я не шмоточница, не шопоголик. Мне без разницы, какая на человеке одежда, главное, что он добрый и умеет помочь в трудную минуту. Я не бегаю по магазинам в надежде снять стресс или кого-то довести. Я иду в магазин за вещами, которые до этого уже присмотрела и померила. Экономия времени и сил. Некоторые подруги, особенно Марина, меня не понимают. Говорят, что я за женщина, которая не любит ходить за покупками? А я не понимаю радости обойти десятки магазинов, перемерить сотни вещей и купить одну. Я от такого "круга почета" сдохла бы. Ну, что ж тут поделать, вот такая я вся.
  У Марины звонит телефон.
  - Да, Олег, - твердым голосом говорит подруга. - Нет, я не хочу с тобой разговаривать.
  Если не хочешь разговаривать, положи трубку, но подруга уходит на кухню. Смотрю на часы, полпервого. Поднявшись, прохаживаюсь по комнате. Вот, блин, завтра на работу. А еще нужно будет сейчас обсудить звонок Олега. Как трудно быть хорошей подругой. Если бы была просто подругой, то выслушала Марину по телефону, и лежала бы уже в кроватки, видя десятый сон. Но, а так придется завтра целый день ходить сонной. Еще пару часов разговоров и где-то только около трех я лягу спать. Вздохнув, допиваю воду и, поставив стакан на прикроватную тумбочку, сажусь на стул и дожидаюсь подругу.
  
  Все, как я думала. Пару часов пустой болтовни и только под утро я могу заснуть.
  А утром, пиная себя, к сожалению, только двумя ногами, так как у меня больше нет, собираюсь на работу. Глаза закрываются, руки не слушаются. Как буду работать? Еле причесавшись и, сделав макияж, иду на кухню. В зеркало смотреться даже не хочется, потому что красилась с открытым одним глазом, что намалевала, трудно представить. Надеюсь, не перепугаю всех пассажиров метрополитена.
  Марина же чувствует себя замечательно, как огурчик, даже кофе мне приготовила, мое любимое - капучинно. Даже запах ароматного кофе не помог полностью проснуться. Я машинально делаю глотки и одним глазом посматриваю на подругу, которая пытается мне рассказать свой сон. Кому-то еще что-то и снилось. Вот счастливица! Мне же показалось, что я только легла на подушку, и тут же прозвенел будильник. Допив кофе, стараюсь быстро покинуть апартаменты Марины. Подруга провожает меня до двери.
  - Спасибо, ты самая-самая моя лучшая подруга, - Марина обнимает меня.
  - Не за что. Помни - все будет хорошо, - говорю я и быстро начинаю бежать по лестнице.
  Как только открываю дверь - утренний прохладный воздух бьет в лицо. Как холодно! Часть сна сразу же растворяется в легком осеннем тумане. Еще пару шагов и ощущаю себя практически человеком, жаль ненадолго. Как только я захожу в метро понимаю, что снова начинаю засыпать. Эскалатор медленно спускает вниз, привычный шум бегущих пассажиров, звук редуктора - и меня, как обычного жителя Северной столицы, начинает укачивать. Я закрываю веки, повременно следя, когда окажусь в самом низу. Дорожка и вагон. Стараюсь пройти в самый дальний угол и опереться на поручень. Меня кто-то толкает, открываю глаза, какая остановка?
  - Следующая станция площадь Ленина, Финляндский вокзал.
  Не проспала, мне выходить.
  Снова прохладный ветерок и вот мой - М.О. Оля уже на месте, наводит порядок, сортирует сапоги (платформа, каблук, натуральная кожа и дальше по списку). Смотрит, что все стояли ровно и аккуратно. Сегодня мы работаем вдвоем. Увидев меня, улыбается.
  - Что случилась? Ты вагоны ночью разгружала?
  - Нет, слушала Марину - это одно и то же, - вздыхаю и прохожу в подсобку.
  Оля смеется, мне нравится ее улыбка - искренняя, чистая. Говорят глаза - зеркало души, но и улыбка много значит. Я бы хотела, чтобы все начальники были такими. С Олей можно поговорить по душам, открыто ничего не утаивая, и не бояться, что это будут знать все окружающие.
  - Я ставлю чайник и двойной кофе должен помочь прийти в себя, - говорю, снимая пальто.
  - Пойду куплю что-нибудь сладенького. Ты что хочешь?
  Я делаю задумчивое лицо, поворачиваюсь к Оле:
  - Давай сначала машину, потом квартиру...
  - Полегче на поворотах, - смеется Оля и, взяв кошелек, выходит из магазина. Напоследок кинув фразу: возьму на свое усмотрение.
  Я машинально киваю и остаюсь одна в магазине. Сегодня понедельник и первые покупатели придут, может быть, через час, а то и позже. Так что до десяти - у продавцов свободное время. Осматриваю пространство для работы: полки, обувь, коробки. Богатый выбор для фантазии. Вчера товар весь приняли, осталось рассортировать коробки, потому что половина так и осталась в углу. Проблема заключалась в том, что его некуда было ставить. Вся подсобка забита. В зале тоже нет места. Нужно было перебрать старый товар, пересортировать и освободить место. Эту работу я называла "тетрис".
  Слышу, как щелкнул чайник и иду делать кофе.
  - Анна!
  - Как ты быстро бегаешь, - улыбаясь, выхожу из подсобки, никого нет. - Опять! - Вздыхаю, никак не могу привыкнуть к голосам из неоткуда. Они стали больно часто появляться в последнее время, может усталость дает о себе знать?
  Возвращается Оля, пьем кофе с бисквитными пирожными.
  - Что с товаром будем делать? - спрашиваю, поставив кружку на стойку, рядом с кассой. - Все же не вместиться.
  - Знаю, - кивает Оля. - Я вот думаю убрать туфли.
  - Их не так уж и много, - пожимаю плечами.
  - Но хоть что-то, - она выходит в зал, осматривая стоящие в углу коробки. - Еще можно вот ту модель ботильонов убрать. - Она показывает пальцем на страшные красные полуботинки, которые мы не продали ни одной пары. - Я думаю, они не будут пользоваться популярностью.
  - Это точно, - киваю. - Кто такое уродство придумал?
  Оля смеется.
  - После кофе чувствуешь себя человеком, - вздыхаю. Еще несколько минут блаженства и нужно будет работать. Так хочется, чтобы вот такие минуты длились дольше. Мои мысли прервала Оля, спрашивая:
  - Так, что там с Мариной случилось, ты так и не рассказала?
  - Ты хочешь в подробностях на часа три или кратенько одну минуту? - улыбаюсь. Оля показывает указательный палец. Понимаю, что одной минуты достаточно. - Марина купила сапоги за тридцать штук, на распродаже. Олег, естественно, возмутился. Вот и поругались.
  - Сапоги за тридцать тысяч?! - коллега чуть кружку не роняет из рук.
  - Ну, не рублей же, - пожимаю плечом.
  - Я бы тоже возмутилась...
  Про салон красоты и сумочку - промолчу.
  - Откуда она берет деньги?
  - Не знаю, - пожимаю плечами. Не скажу же я Оле, что у Марины кроме Олега еще есть пару, как бы парней, один из которых директор какой-то компании. Каждый выполняет ее желания по своим возможностям, у Олега, к сожалению, никаких возможностей нет, кроме симпатичной внешности. Этот молодой человек пока ничего не добился. Вот бедная Марина и крутится, как белка в колесе, не зная кого выбрать. Богатство или красоту. Зная ее она, хочет все сразу, но ведь такого не бывает. Смотрю на Олю. - Может, в лотерею выиграла?
   - Если бы я в лотерею выиграла... - мечтательно произносит Оля, ставя кружку на стол.
  - То, что? - мне становится интересно, что же пожелает старший продавец.
  - Ну, тридцать тысяч маловато будет, - кривиться девушка и, разводя руками, продолжает. - Если играть, то по-крупному - пятьсот.
  - Ого...
  - Чтобы хотя бы на первый взнос на ипотеку хватило, - оправдывается Оля и вздыхает.
  Да, у каждого свои мечты.
  Жилищный вопрос - основной в молодых семьях. Оля уже два года живет с молодым человеком и в этом году они собираются пожениться. Естественно, возникает вопрос - где будут жить новобрачные? А негде. Хочется свое жилье, но цены - оставляют желать только лучшего. Чтобы в конце своей жизни ты что-то приобрел недвижимое, и скорей всего с моей зарплатой это будет гроб, нужно работать и работать. Странное слово, корень - раб. Чтобы заработать, ты должен работать, как раб.
  Смешно.
  
  3 глава
  Первая атака
  
  За женской болтовней и "тетрисом" пролеает весь очередной рабочий день.
  Работа закончена, возвращаюсь домой. Я спокойно спускаюсь в метро, день сегодня тяжелый, понедельник, вообще, день тяжелый, покупатели недовольны, возмущаются, бубнят. Но стараешься не обращаться внимания, хотя бывает, не получается. А иногда становится так обидно. Ты-то тут причем, если у тебя жизнь не сложилась.
  Вздыхаю. Как хорошо, что наконец-то домой. А дома тихо и спокойно, выпью чашечку капучинно, съем любимый омлет и спать. Под ложечкой засосало. Проголодалась я сильно. Но сначала, конечно же, душ, а потом все остальное. В полных красках представляя, все удобства моего скромного жилища, вхожу в вагон метро. Двери закрываются, поезд трогается.
  Ехать после девяти вечера в метро одно удовольствие, нет давки, тихо (относительно, потому что в вагоне метро всегда шум), и раздражителей меньше. Я спокойно стою, облокотившись на противоположную дверь, с надписью "не прислоняться", и рассматриваю пассажиров вагона. Все такие занятые, кто читает книгу, кто слушает музыку, кто играет. В общем, каждый занят важным делом для себя самого. Иногда мне тоже хочется что-нибудь почитать или тупо поиграть, но та усталость, что валится мне на плечи после покидания работы, не дает возможность думать о чем-то другом кроме душа, постели и позднего ужина.
  Вздыхая, замечаю бабушку, что одиноко стоит у поручня. Вот и никто место не уступит. Старенькая и сутуловатая, она изредка посматривает на меня, маленькими, прищуренными глазками, как будто это я ей место не уступила. Я отворачиваюсь. Мало ли что, вдруг сглазит. Понимаю, что чушь, но все же.
  Остановка, выходят люди. Встаю боком, чтобы никому не мешать. Краем глаза замечаю, что бабка стоит возле меня и так же пронзительно смотрит. Ну, вот чего ей надо! Разворачиваюсь и замираю. Как я сразу не поняла, что это очередной призрак. Глаза пустые, кожа бледная, губы синие, одежда грязная и рванная. Я собираюсь отойти, но бабка бросается ко мне и хватает за руку. Пытаюсь вырваться, но хватка у призрачной бабульки, оказывается, еще та. Пару раз дергаю рукой, затем начинаю пятиться, одновременно удерживая равновесие, чтобы на кого-нибудь не упасть. Старушка не отпускает. Легкая паника забирается в голову. Вдруг не отпустит?
  Не заметив с боку мужчину, сталкиваюсь с ним и начинаю падать. Кто-то подхватывает и ставит на ноги, интересуясь, все ли со мной в порядке. Я киваю. Понимаю, что меня уже никто не держит. Осматриваю вагон, призрак исчез. Вздыхаю и закрываю на секунду глаза. Вот такого точно никогда не было. Что это, вообще, было?! Отхожу и опять прислоняюсь к двери. Запястье чешется, перевожу взгляд на руку и замечаю красный след, оставшийся от пальцев крепкой старухи. Вот это да! Не могу найти случившемуся объяснение. Немного колотит, как будто в морозный день вышла на улицу раздетая. Внутренняя дрожь пытается вырваться наружу. Стараюсь унять страх и тревогу. Задерживаю дыхание, чтобы успокоить безумно бьющееся в груди сердце.
  Так, все хорошо, успокойся!
  В следующую секунду давлюсь воздухом и начинаю кашлять. В стекле противоположной двери вижу бабку-призрака. Лицо изменилось, словно прошло лет двести после нашей удивительной встречи. И без того старая кожа стала еще бледнее и морщинистее. Глаза превратились в темные колодцы с бесконечным дном и, наверное, если долго в них смотреть, они затащат тебя туда безвозвратно.
  Я желаю отвернуться, но страх приводит в ступор. Мне остается лишь наблюдать, как морщинистое лицо постепенно приближается. Теперь оно уже не в стекле, а плавно парит в воздухе, направляясь ко мне.
  - Трудная судьба у тебя, спаси себя, а потом другим помогай, - стонет голос, эхом ударяя по ушам.
  От этих слов бросает в жар, отхожу, наступаю кому-то на ногу. Машинально извиняюсь. Понимаю, что на меня начинают косо посматривать пассажиры. Парочка молодых людей тычут пальцами и откровенно смеются. Бросаю взгляд на двери. Сейчас остановка и можно просто выйти. Я выбегаю из вагона. За мной закрываются двери. Нужно отдышаться и успокоиться. Сажусь на скамейку и закрываю лицо руками. Пальцы дрожат, такое со мной было только перед экзаменами, когда сильно переволновалась.
  - Что такое происходит? Я не понимаю! С ума можно сойти! Ну, лежали, висели, бегали, зачем на людей нападать? - и тут ловлю себя на мысли, что говорю вслух, поднимаю голову, на меня странно косяться ожидающие следующего поезда. Я улыбаюсь. - Все хорошо, просто тяжелый день. - Нужно убираться отсюда, а то еще вызовут дурку, попробуй потом отвертеться. Хотя таких - говорунов, много ходит. Бросаю взгляд на ступеньки, ведущие к эскалатору. Нужно домой. Нужно выбираться отсюда.
  Иду к эскалатору.
  Сумка! Проверяю. Висит на плече. Вздыхаю и поворачиваюсь. В метрах двух от меня стоит та же самая бабка.
  Ну, что она ко мне привязалась?
  - Не подходи, - вырывается у меня.
  Мужчина, что идет за мной, останавливается и удивленно смотрит на меня. Как тут объяснишь, что ты нормальная? И это я не ему говорила. "А кому?" - спросит он, потому как поблизости людей-то нет.
  - Извините, - улыбаюсь и ускоряю шаг, поглядывая на бабку, которая пока стоит на месте. Практически бегу по эскалатору, дыхалка оказывается у меня слабая. Да, бегом со школы не занималась. На последней ступеньке чуть не спотыкаюсь. Впереди стоит призрак старушки. Схожу с эскалатора и замечаю, что бабка движется ко мне. Боком рвусь к выходу. Толкаю дверь, впереди ступенька. Спотыкаюсь, подаю. Смотрю, старушка проходит сквозь стекло и направляется ко мне. Вот привязалась!
  - Что ты от меня хочешь?! - срываюсь на крик.
  Женщина, что хочет помочь мне подняться, медленно отступает.
   - Сгинь нечистая! - ору я, и люди бросаются врассыпную, обходя меня стороной. Да, такой агрессивной лучше держаться дальше, действительно, бегите! Мне не хватает только махнуть рукой и произнести какое-нибудь заклинание. Тогда бы точно "03" позвонят.
  Я поднимаюсь, не забывая при этом делать шаги в сторону, чтобы случайно бабка не догнала. Пока она движется медленно, не делая резких движений. Осматриваюсь. Увидев шашечки, бегу к такси, быстро открываю дверцу, прыгаю в машину.
  - Девушка, - недовольно начинает таксист, - я свою смену закончил.
  - А я что бесплатно прошу? Везти сказала! - повышаю голос. - Поехали!
  Обалдевший от такой наглости, таксист трогается, я оглядываюсь по сторонам, старухи пока не видно. И понимаю, что адрес не назвала, куда едим - неизвестно. А куда ехать? В голове бардак, мысли все перепутались, рука, за которую схватила старуха, болит, нет сил. Как будто я засунула ее в кипящую воду.
  - Куда едем? - спрашивает таксист недовольным голосом, даже не смотря в зеркало заднего вида.
  - Я думаю... угол Энергетиков и Заневского.
  Достаю телефон, набираю Марину, хоть бы ты была дома, пожалуйста, возьми трубку. Идут гудки. Я смотрю на телефон и вот разговор начат. Я подношу к уху телефон и тараторю, не дав шанса подруге ответить:
  - Мариночка, как хорошо, что ты дома, - облегченно выдыхаю. - Я сейчас приеду, нужно срочно с тобой поговорить. - Она сегодня не звонила, значит, планов на вечер нет. По крайней мере, очень на это надеюсь. Отключаю звонок.
  Господи, что я несу? О чем поговорить? Марина сама скорую вызовет, если начну про призраков рассказывать. Думай, думай! Ладно, едим к Марине, там разберусь.
  - А можно побыстрее?
  Таксист недовольно бурчит что-то себе под нос и указывает пальцем на дорожный знак.
  Да, шестьдесят, я вижу. Но быстрее, быстрее!
  Постепенно начинаю успокаиваться. Бабки пока не видно, часто посматриваю в окно. Может, ее больше и не будет, что так переживаю? Спокойно, спокойно.
  Бляха от сандалика!
  На дорогу выбегает мальчик.
  - Стой! - ору я.
  Водитель давит на тормоза. Я чуть не вылетаю на приборную доску. Хорошо сижу посередине и успеваю выставить руки, чтобы опереться на спинки.
  - Ты, что совсем сдурела?!
  - Мальчик! - показываю дрожащим пальцем на дорогу и вижу, как его переезжает машина, затем еще одна.
  - Какой мальчик?! - кричит таксист.
  Сзади начинают сигналить автомобили. Водитель злобно смотрит на меня через плечо и заводит машину.
  - Сумасшедшая!
  И не говорите! Кажется, я схожу с ума. Меня всю трясет, не могу прийти в себя. Рука сейчас отпадет. Что такое, почему она так болит? Я когда руку сломала, она и то меньше болела. Отодвигаю манжет, что это? Пальцы старушки были пропитаны ядом? Моя кожа разлагается? В тех местах, что прикасалась бабка, появились углубления. Розовое мясо созерцаю в полной красе, оно покрыто какими-то маленькими пузырьками. Стараюсь дышать глубже. Вдох, выдох... медленнее.
  - Приехали, - бросает таксист и называет сумму.
  Я отдаю деньги и выбегаю из машины:
  - Сдачи не надо.
  
  4 глава
   Встреча
  
  Домофон, лестница, дверь. Все - я у Марины.
  Она ожидает, потому что дверь не заперта. А домофон у них сломан, можно спокойно зайти и без ключа.
  - Прости, если отвлекла отчего-то важного, - хотя прекрасно знаю, что будь подруга занята, никогда бы не взяла трубку. - Просто я не знала, кому мне позвонить. - Тараторю, быстро расстегивая пальто, снимаю обувь и затем прохожу в кухню. - Со мной такое произошло... - Наливаю стакан воды и подношу к губам.
  Марина молчит, странно. Я поворачиваю голову...
  Шея подруги разрезана, и из нее течет кровь, медленно, тонкой струйкой. Прям, как у вчерашнего призрака-девушки, что все время из окна прыгает.
  Роняю стакан на пол.
  Глаза! Они мутные, словно покрыты пеленой тумана. Что произошло?
  - Марин?
  Тишина. Девушка склоняет голову и отрывает рот. Или хочет что-то произнесли или пытается напугать. Второе получается лучше.
  - Марина?! - в моем голосе тревога. А страх холодный и будоражащий липкой, тянущейся слизью пробирается по коже. Хочется закричать и убежать.
  Сглотнув вязкую слюну, отступаю, цепляюсь за стул, он падает. Пячусь, и вот стена, больше некуда отступать. А "не Марина" начинает идти ко мне. Нужно что-то делать. А что?
  Кинувшись вперед, толкаю подругу. Она падает. Я бегу в прихожую. Хватаю пальто, сумку и убегаю. Выбежав на лестничную площадку, ощущаю холод, сапоги остались в квартире. Поворачиваюсь и смотрю в распахнутую дверь. Не пойду же я босиком? Коридор пустой, сапоги стоят в метрах трех. Вот нельзя было сразу разуться? Ругая себя, медленно делаю шаг к проему. Секунда ожидая, всматриваюсь в дальний угол, откуда может появиться девушка. Потом резко бегу, хватаю сапоги, и, развернувшись, сталкиваюсь лицом к лицу с девушкой в маске.
  - Держи ее, - говорит другая, нагло входя в квартиру.
  За ней еще, всего четыре, последняя закрыла дверь. Все в черных светящихся масках, одеты очень странно. Они проходят так быстро, что я и рассмотреть их не успеваю.
  Это что? Ограбление? Я стою офигевшая. Не могу сообразить, что происходит. Может праздник какой, а я не в курсе? Что происходит?!
  - А... - но больше я ничего сказать не успеваю, меня прижимают к стенке, приставив нож к горлу. Я огромными глазами смотрю на девушку с фиолетовыми волосами и не знаю, что делать. Интересно меня убьют или нет? Там "не Марина", тут маскарад с холодным оружием.
  В комнате что-то рычит. Странно у Марины нет пса. Что-то тяжелое падает на пол. Я дергаюсь.
  - Стоять, - приказывает мне девушка в маске и ее глаза начинают излучать приятный голубой свет.
  Я прищуриваюсь, что это? Но потом свет начинает успокаивать, отпускаю сумку и пальто, что держу в правой руке. Падающие предметы возвращает к реальности. Чувствую, что хватка ослабевает, нож незнакомка медленно отодвигает. Пользуясь моментом, я резко бью девушку сапогами по голове, которые все еще держу в другой руке. Как мне эта мысль сразу не пришла в голову? Потом толкаю со всей силы в грудь странную незнакомку и бегу в комнату. Марина или "не Марина", но эта моя подруга. Может, ей помощь нужна, а я убегать собралась. Стыдно за свое поведение.
  Открываю дверь в кухню и замираю, на полу лежит Марина, над ней парит странное светящееся облако, в котором узнаю призрака девушки с порезанным горлом. Призрак активно рвется наружу, пытаясь пробиться сквозь тонкую преграду, что окружает его. По бокам стоят две девушки в масках и, раскинув руки, что-то говорят на странном языке. Третья - бросается на меня, я отпрыгиваю в сторону.
  - Что вы делаете с Мариной? В нее, что призрак вселился?
  Третья останавливается и внимательно меня осматривает. На мне что грибы выросли? В комнату вбегает четвертая, которой попало по голове сапогами.
  Свечение над подругой начинает пульсировать и уменьшаться. Через несколько секунд превращается в небольшой прозрачный камень и падает на пол рядом с Мариной. Девушка с русой косой, что бросалась на меня, поднимает камень и убирает в мешочек, что висит на поясе.
  Теперь я могу полностью рассмотреть этот маскарад.
  Первая, что взяла камень, лет тридцати на вид, может быть меньше, с русыми волосами. Высокая, красивая. Одета в черный кожаный корсет, к которому сзади прикреплен плащ, спускающийся почти до самого пола. Брюки красные, такого цвета сапоги. На бедре широкий пояс, за спиной длинная какая-то палка. А на шее татуировка, что за символы не могу рассмотреть.
  Вторая, может быть такого же возраста, блондинка, коротко стриженная. Одета в облегающий темно-синий топ и шортики, я бы сказала трусы, по бокам, которых висят два бумеранга. На ногах ботфорты, у этой татуировка на бедре.
  Третья, полненькая румяная русская девушка. На вид простая, как бы сказала Марина: "как пять копеек". Брюнетка, в коричневой кофте без рукавов и под горло, внизу - черные брюки. В руках держит две свернутые веревки, тату - на предплечье.
  Ну, и четвертая, где-то моего возраста, среднего роста, с фиолетовыми волосами. Одета в топ, который прикрывает только грудь, и юбку по колено, с двумя боковыми разрезами, сапоги и фиолетовые перчатки. За спиной два меча, тату - под правым ребром.
  Как я успела заметить, татуировки у всех одинаковые. Значит, секта! Находятся на видных местах или просто так одеваются, чтобы тату было видно. Улыбаюсь, пытаюсь понять, что это реальность и я случайно не ударилась головой и не отключилась.
  Девушка в плаще с серьезным видом осматривает меня. Не нравится мне ее взгляд. Как-то странно она смотрит.
  - На нее не подействовал гипноз, - говорит фиолетоволосая, показывая на меня пальцем.
  - Ты что духовидец? - спрашивает первая, ну, та, что с косой.
  - А вы, как я понимаю, зорихи? - усмехнувшись, нагло сажусь на стул. Умирать так с песней. Ясно, что эта четверка сумасшедших. Страх растворился, это, наверное, от переизбытка чувств. Меня даже оружие не смущает. В мозгу все больше укрепляется мысль, что это все мне снится.
  - С какой ты организации? - первая, наверное, у них главная, раз только она задает вопросы.
  Вид у нее не очень довольный, она складывает руки на груди и прищуривается. Что-то недоброе она замышляет. Может зря выпендриваюсь. А вдруг все реально, сейчас грохнут и ищи-свищи. Аккуратно, чтобы никто не видел, ущипнула себя. Больно. Нежели все реально? Ой! Кажется, нужно сбавить темп. Ну, вот что у меня за характер. Где надо что-то сказать молчу, а где помолчать да жизнь спасать... Нет уж - не надо на рожон лезть. Я решаю больше не ерничать и отвечаю:
  - Да, я просто человек. А это моя подруга, - кивнула в сторону Марины.
  - Просто человек, который видит призраков? - переспрашивает главная.
  Видать, не верит. Да, мне столько лет не верили!
  - Ага, - я киваю и складываю руки на груди, как будто подражаю ей. Первый раз в моей жизни люди серьезно отнеслись к этому заявлению. Да еще сами об этом спрашивают.
  - Забираем, - дает команду первая и махает рукой в мою сторону. Сама она и фиолетоволосая направляются к двери. Главная что-то шепчет блондинки на ухо и скрывается в проеме.
  - Эй! - я в недоумении, вдруг на мне будут ставить опыты или еще что-нибудь. Мне становится страшно. Вот, доигралась, сразу нужно было валить или хотя бы на рожон не лезть. Ко мне подходят блондинка и полненькая и, взяв под руки, выводят из комнаты. - А Марина?
  - Она через пять минут очнется, - сообщает блондинка.
  - А кто такие "зорихи"? - спрашивает полненькая.
  Ей, что, действительно, это сейчас интересно?
  - Вы, что фильм "Зорро" не смотрели? - удивляюсь. - А зорихи - это я имела в виду, женщин.
  Блондинка поднимает брови и недовольно качает головой, как бы говоря - вот мы сейчас тебе покажем "зорихи". Ответ мой, пришелся не по душе. Нужно придумать какую-нибудь организацию, о которой они спрашивали, вдруг прокатит. Судорожно пытаюсь что-нибудь вспомнить, как назло, в голову ничего не лезет.
  - Я без обуви. Можно сапоги надеть? - говорю первое, что пришло в голову. Ну, я, действительно, босая.
  Меня отпускают и, забыв про сапоги, как бешеная бегу без оглядки вперед. Вниз бежать нельзя, там остальные маскарадницы. Только наверх. Я и не знала, что умею так быстро бегать. Слышу топот сзади и угрозы остановиться, но я пока хочу жить. Бегу изо всех сил. Ступенька за ступенькой. Сердце набирает темп с каждым шагом, создается ощущение, что скоро оно вырвется из груди. Последний этаж. Что делать? А что я хотела бежать вверх и оказать на первом, глупо, да? Паника, пытаюсь сообразить, что дальше. Куда? Подбегаю к окну. Открываю, смотрю вниз - ого-го, двенадцатый этаж, от меня и мокрого места не останется.
  Шаги приближаются и на ступеньках показываются девушки в масках.
  - Не подходить! - кричу я, ставя ногу на подоконник. Дыхание частое, в горле пересохло. За несколько часов два кросса взять. Это надо же было так влипнуть?
  - Стой, дура! Ты куда? - возмущается блондинка и поднимает руки. - Ничего мы сто бой не сделаем.
  Конечно, так я и поверила. Что ты еще можешь сказать? Минута молчания затягивается. Маски стоят на месте, я косо посматриваю, то на них, то вниз.
  Еще шаги. В надежде жду появление, какого-нибудь нормального человека. Может закричать, но во рту пересохло. Я жадно хватаю воздух и молю, чтобы это оказался кто-нибудь дедушка, решивший прогуляться с собачкой или взрослый мужчина... да что там! Просто нормальный человек, который вызовет полицию. Но это оказывается старшая маскарадница, подойдя, она командует:
  - Пора.
  - Хорошо, Лора.
  И развернувшись, старшая бросает:
  - Пусть прыгает.
  Что?! Им все равно?
  Девушка с косой останавливается, пропускает вперед остальных. Потом обернувшись, бросает на меня недовольный взгляд, как будто я у нее конфету забрала.
  Я все еще стою на поддоннике. И не подумаю спуститься, пока не увижу, что эти "маски" уехали. Главная скрывается в темноте лестничной клетки. Я облегченно вздыхаю и опускаю взгляд, слежу, когда эти девушки покинуть здание. Присев на край подоконника, вижу, как тройка "людей в черном" выходит из подъезда, садится в черный автомобиль и уезжает. Вздохнув, прислоняюсь спиной к проему, только теперь чувствую холод и прохладный ветер, что обдувает со всех сторон мое вспотевшее тело. Мурашки бегут по коже. Я опускаю ноги и касаюсь пальцами цементного пола. Медленно спускаюсь по лестнице на нужный этаж, хорошо никто не попадается по пути.
  Дверь в квартиру Марины открыта, спокойно захожу внутрь. Прохожу на кухню. Подруга сидит на полу и что-то бормочет.
  - Ты как?
  - Анечка, что случилось? Я ничего не помню, что меня ограбили? Я очнулась, голова болит. Плохо помню вечер... только зашла в комнату что-то случилось... я это...
  - Ты сознание потеряла, - лгу я.
  - Как? Ой, мамочки! Как же так? - пытается подняться, но потом снова садится на пол. - Это я из-за Олега перенервничала и вот результат. А ведь, я ему говорила, как это важно...
  Узнаю Марину.
  
  5 глава
  День раздумий
  
  Этой ночью спать не хотелось, прохаживаясь по кухне, чтобы не мешать подруге, я обдумываю происшедшее. Подойдя к окну, прислоняю лоб к холодному стеклу. В голове крутятся девушки в масках, не понимаю, как такое возможно. Всю жизнь пыталась скрыть свою странность, а тут вдруг четыре маскарадницы. Еще странней, чем я. Что за духовидцы, что за организации? Пока ничего не понимаю.
  Смотрю на осеннюю листву, медленно и беззаботно летящую по ветру. Каждый листочек танцует удивительный и последний танец жизни. Деревья сбрасывают временную одежду до весны.
  Вздохнув, замечаю автомобиль, стоящий перед подъездом. В нем кто-то сидит, мне кажется, что этот человек смотрит именно в это окно. Я делаю шаг назад. Постояв немного, снова подхожу к окну, машина стоит. Присматриваюсь внимательно - вроде окна закрыты. Наверное, показалось. Кто в три часа ночи будет сидеть и смотреть в окна?
  Так пора спать, сегодня был трудный день.
  Я задираю рукав, смотрю на еще ноющее запястье, тело все также красное. Только теперь без волдырей и розового мяса. Может быть, показалось? Я на нервах была, вот и привиделось непонятно что. Вздыхаю. Но место прикосновения старушки все же болит. Может, в поликлинику сходить? А что скажу? Здравствуйте, доктор меня тут призрак старушки за руку схватил... Дурка - обеспечена. Меня даже до конца не выслушают.
  Выпиваю стакан воды и направляюсь в комнату, собираясь лечь спать. Как только голова опускается на подушку, сон приходит моментально:
  
  Я стояла у окна и рассматривала облака, которые почему-то были красные. На голубом небе красные облака. Странно! Гром пронзил все пространство, заставляя меня вздрогнуть от неожиданности. В ту же секунду начинался дождь. Он тоже красный. Алые капли шумным потоком падали на землю, окрашивая все в кровавый цвет. Кажется, что на небе вскрыли вены все боги.
  Открыла окно и протянула руку, чтобы ощутить и потрогать такое удивительное зрелище.
  Что это?! Моя рука в трещинах, как сухая, безжизненная почва, что готова впитать в себя весь пролитый весной дождь, пусть даже и кровавый. Посмотрела на руку, потрогала твердую кожу, ощущая углубления. Острые края трещин покрыли всю поверхность, есть большие, есть слегка заметные. Как такое возможно?! Кожа стала землей, пересохшей землей. Страх наполнил тело, я не знаю, что делать. Хочу кричать, но понимаю, что не могу открыть рот. Дрожащей рукой потрогала лицо... не может быть! Твердая кожа, такая же, как на руке. Схватила зеркало, что каким-то непонятным образов оказалась рядом. Лучше бы не смотрела. Что случилось с моим лицом?! Глубокие, всепоглощающие трещины изуродовали его, теперь оно похоже на страшный кадр из фильма ужасов.
  Моргнув, не понимаю, как могу шевелить веками. Они же покрылись легкими трещинами. Через одну, даже когда закрываю глаза, могу увидеть окружающий мир. Через бровь прошла глубокая борозда нескольких углублений, разделяя ее на четыре части. Самая близкая к виску, раздвоилась на самой брови, превращаясь в подобие перевернутой галочки. Я приподняла волосы и вижу, что правое ухо буквально висит на мочке...
  
  В холодном поту просыпаюсь и трогаю лицо... Быстро, дрожащими руками, ощупываю веки, бровь и ухо.
  Боже! Это сон! Задерживаю дыхание, чтобы успокоиться и смотрю на часы. Шесть утра. Можно уже просыпаться. Лежу с закрытыми глазами и прикасаюсь пальцами друг к другу. Нужно отогнать страшный сон подальше. Нужно быстрее прийти в себя. На некоторое время закрываю глаза и глубоко дышу. Ну вот, приснится же такое. Бред! Открываю веки. Смотря в потолок, заставляю себя встать. Работа зовет. Важная работа. Любимая работа. Организм не реагирует, словно я и не с ним разговариваю. Вставай! Пара попыток и я сажусь на край дивана. Ноги тянут и болят от вчерашних забегов на дальние расстояния. Беру со стула водолазку и начинаю одеваться. Делаю это тихо, чтобы не разбудить подругу. После - иду в ванную, затем на кухню. Быстро завтракаю. Оставляю Марине записку и убегаю на работу.
  Выйдя на улицу, долго колеблюсь. Стоит ли ехать на метро или лучше на такси? Возможность, пусть даже маленькая, что встречу старушку все же есть. Но если каждый день ездить на такси, то разорюсь. Деньги ставят точку в споре, и я направляюсь к метро.
  Немного потоптавшись у двери, как-то не по себе при мысли, что на меня кто-то может напасть, захожу в метро. Машинально осматриваюсь. Пока спокойно. Прохожу турникет, спускаюсь на эскалаторе. Захожу в вагон и сажусь на свободное место. Стоять долго не смогу, мышцы гудят. Как буду работать? Вот это я вчера дала маху. Настроения нет, странное чувство не покидает. Тревога грызет изнутри. Что это - предчувствие? Стараюсь не думать о вчерашнем. Пытаюсь подремать - не помогает. В глаза словно спички вставили. Рядом мужчина читает газету, машинально начинаю просматривать страницы. "Отец насиловал дочь в течение пяти лет", многообещающий заголовок, продолжаю читать. Слышу, что следующая остановка моя, готовлюсь к выходу. Девушка, что стоит передо мной, роняет папку, присаживается на корточки и начинает собирать, выпавшие листы. Я опускаюсь рядом и начинаю помогать. Мне выходить, а тут бумага везде. Вдруг что-то важное...
  - Спасибо. Я такая неуклюжая, - незнакомка мило улыбается и принимает из моих рук, собранные листы.
  - Не за что, рада помочь, - сухо отвечаю.
  Остановка, выхожу.
  - Извините, - девушка выходит за мной и догоняет.
  - За что? - удивляюсь я. Смотрю на неуклюжую, в ней есть что-то знакомое, где могла видеть эту девушку? Карие глаза, длинная коса на правое плечо.
  Я прищуриваюсь.
  Лора понимает, что я узнала ее и берет меня под руку, уводя в сторону. Указывает рукой на скамью.
  - Нужно поговорить. Садись, - тон становится резче и вся вежливость куда-то пропадает. Ее слова звучат, как приказ.
  Говорить как-то не хочется. А что делать? Убежать? А кто мне даст гарантию, что она здесь одна? Вчера-то их было четыре. А может их, вообще, десяток...
  Я молчу, медленно присаживаясь на скамью.
  Лора садится рядом со мной.
  - Послушай... Анна, - Лора ехидно улыбается, увидев, как мое лицо вытягивается.
  Откуда она знает мое имя?
  Девушка протягивает мне папку, машинально беру. Открываю и... Дело ?3451 Анна Евгеньевна Толокова. Три тысячи четыреста пятьдесят один?
  - Анна, ты такая не одна. Твои психиатры только делали вид, что первый раз сталкивались с таким нарушением у детей. Шизофреническая психопроекция встречается в нашем мире. Это просто не афишируется, - Лора говорит тихо, но так чтобы я могла услышать ее голос, когда приближается очередной поезд.
  Листаю свое дело, все анализы, результаты обследований. Как, откуда? Я не понимаю. Удивленно смотрю на Лору. Кто эта за организация?
  - Я вижу, что ты удивленна. Но, Анна послушай меня, то, что ты вчера видела, не должно никуда просочиться. Мы не оставляем свидетелей. - Последняя фраза звучала, как приговор.
  - А что вы делаете? - спрашиваю, протягивая дело обратно Лоре. После такого, как-то сразу перехотелось общаться.
  - Используем гипноз и внушаем человеку, что хотим. Человеческий мозг очень уязвим.
  - Но со мной это не вышло, - вспоминаю вчерашнюю попытку с приятным голубым свечением.
  - Да, потому что ты одна из духовидцев, на нас гипноз не действует. И сейчас ты представляешь для нас опасность.
  - Это смешно, что я могу сделать?.. - пожимаю плечами.
  - Многое. Один человек может стать залогом успеха или поражения.
  Она еще афоризмы будет мне тут рассказывать? Что ей нужно? Прищуриваюсь:
  - Вы хотите, чтобы я присоединилась к вам?
  - У тебя есть выбор, - Лора встает.
  - А если я не соглашусь? - она что, вот это сейчас серьезно? Смотрю в глаза. Боже, действительно, серьезно. Такой человек не будет шутить.
  - Парапсихологи будут рады увидеть тебя в клинике, - говорит девушка совершенно спокойно. Точно так же, как вчера, когда уходила с последнего этажа. Кажется, что жизнь других ее нисколько не заботит. - Извини, но тот, кто не с нами, тот - против нас.
  Зарядила свои высказывания. Эта маскарадница начинает раздражать.
  - Что?! - я не верю своим ушам. - Я хочу жить дальше, как раньше.
  - Не получиться, тебя видели с объектом. И они точно знают, кто ты. Знаешь, как мало осталось духовидцев, за каждого из нас можно получить хорошее вознаграждение.
  Я в бешенстве. Как?!
  - Ты сказала - нас?! - встаю и повышаю голос. - Ты такая же, почему же они не трогаю вас?
  - У нас договор. Мы полезны им. Предоставляем им призраком и таких, как ты. А они взамен не трогают нас, - девушка тоже поднимается.
  Стою, как будто меня окатили холодной водой. Причем не одним ведром, а сразу вылили всю бочку и ванну и... В общем, я в шоке. Ценой своей жизни, эти "зорихи" губят других! Вот правильно, что они мне сразу не понравились. Сволочи! Как так можно?!
  - У меня есть время подумать? - это единственное, что нашлось в голове. А так хочется высказать, все, что я думаю о них. С другой стороны, кто мне даст гарантию, что меня в тот же миг не заберут на опыты.
  - Да, конечно, - Лора кивает, поднимает папку. - Только знай, что такое же дело есть и у них. Ты не останешься незамеченной. Они следят за нами, а значит, и за тобой.
  Лора разворачивается и уходит. Через несколько шагов к ней присоединяется блондинка. Теряю их из поля зрения. В голове все еще крутятся слова Лоры. Что же теперь делать?
  Звонок. Машинально беру трубку.
  - Анна, ты где? - это Оля.
  - Я иду, - автоматически отвечаю. Голос старшего менеджера немного приводит в себя. Я еще жива и пока работаю продавцом.
  Смотрю на часы, пять минут десятого, опоздала на работу. Направлюсь к эскалатору, почти бегу по ступенькам. Выход. Вот уже вижу свой М.О. Пара шагов и я на работе.
  - Привет, извини, - запыхавшись, выпаливаю и быстро иду в подсобку. Снимаю пальто и возвращаюсь в зал.
  - Все нормально? - Спрашивает Оля.
  Стараюсь улыбаться, но как-то не выходит.
  - Да.
  Я напряжена, о работе, вообще, не могу думать. Что делать? Оля с тревогой смотрит на меня. Не знаю, что сказать. Я просто человек такой, у меня все проблемы, как будто на лбу написаны. Принимаю все близко к сердцу и любой, ну, может и не каждый, но настроение мое легко увидит.
  - Ты уверена, что все в порядке? - переспрашивает старший продавец.
  Нужно что-то придумать, отвлечься.
  - Тут пока ехала, одну статью прочитала, - начинаю, вспоминая поездку в метро. Стараюсь быть убедительной. - Не могу забыть. Отец в течение пяти лет насиловал дочь, а мать и старшая сестра молчали. Первый раз он это сделал, когда девочке два года было...
  - Кошмар! - перебивает меня Оля, и поднимает руку, чтобы я замолчала. - Такие новости не для меня.
  - Как у него встал на собственного двухлетнего ребенка? Кастрировала бы урода.
  - Я тоже не понимаю этого, - коллега передергивает плечами. Еще раз показывая, что слушать не хочет.
  Заходит мужчина, смотрит по сторонам.
  - А где электротовары, на вывески написано "Электротовары"?
  - Рядом дверь, - отвечает Оля.
  Мужчина уходит.
  - Они, что слепые? Неужели не видно, что это обувной магазин, - возмущенно говорю я. - У меня знакомая в книжном работает. Сразу в магазин заходишь: справа - канцтовары, все остальное - книги. И умудряются некоторые зайти, сразу направо свернуть и недовольно спросить: "А где же книги?".
  Я поднимаю руки и закатываю глаза.
  - Слушай, тебя сейчас от отрицательной энергии порвет на кусочки, ты вся искришься. Что с тобой?
  Пытаюсь натянуть улыбку и произношу:
  - Все нормально.
  Оля поднимает бровь, слабо верится, что она воспринимает мои слова всерьез.
  - Ладно, - говорит она. - Давай кофе попьем и работать.
  Соглашаюсь. Без кофе, вообще, не смогу работать. Хотя сейчас бы подошло что-то из успокоительного.
  
  Работаю на нервах, пытаюсь взять себя в руки, но не получается. В голове все время возникает Лора со своим предложением. Выбор есть, но он, конечно же, странный. Или идти к маскарадницам или - в психушку. Ни то, ни другое - не устраивает. Ну, вот как можно было так вляпаться? Двадцать пять лет - все нормально, никто не подозревает. А тут сразу четыре... как она там говорила? А, духовидцы. Интересное название.
  И, как назло, покупатели какие-то странные попадаются, последней каплей был мужчина средних лет.
  - Девушка, помогите, пожалуйста, - обратился он ко мне.
  Подхожу.
  - Мне нужны вот такие сапоги 39 размера, - показывает мне модель.
  - К сожалению, таких 39 нет, они последние - только 36.
  - То есть у вас нет сапог 39 размера? - удивленно интересуется он.
  Секундное молчание. Странный тип, потом вежливо говорю:
  - Конечно, есть, вот эта модель, и эта, - показываю, какие модели есть. Я уже наизусть выучила размеры. Каждый день по несколько раз одно и то же, тут даже обезьяна запомнит.
  - Нет, мне нужны эти, - мужчина указывает на сапоги.
  Беру эту модель в руку и поднимаю на уровни его глаз, медленно повторяю.
  - Именно такой модели 39 - нет. Можно подобрать другие.
  - Нет, - отрезает он и продолжает настаивать. - Я хочу, эти сапоги, может быть, поищите.
  - Где? - спрашиваю, поднимая бровь.
  - На складе.
  - У нас они одни, - говорю, сдерживая раздражение.
  - А если хорошо поискать?
  Меня всегда раздражали такие умники. Ну, я уже говорила о подобных людях и как к ним отношусь, поэтому не буду повторяться.
  Ну, вот чего такой приставучий попался? И так мозг взрывается да ноги болят.
  Улыбаюсь, уже не так приветливо и ухожу в подсобку. Еще раз по компьютеру пробиваю эту модель сапог. Они, действительно, остались одни. Эта модель старая. Они приходили, когда я еще не работала.
  Присаживаюсь на стул и жду. Через какое-то время, заглядывает Оля.
  - Ты, что тут делаешь? - удивленно интересуется она.
  - Ищу сапоги, - пожимаю плечами я.
  - Какие?
  - Серые, классические, код 531146, в углу стоят.
  - Они же одни остались.
  - Ага, - киваю.
  Оля удивленно смотрит и уходит. Через минуту опять заходит.
  - Тут мужчина сказал, что он попозже зайдет насчет сапог.
  - Можно выходить, - констатирую и возвращаюсь в зал. - Что за люди! Они, что русского языка не понимают? Я говорю - нет, а он - ищите. Где я их тебе возьму, если их нет? Может сшить? Сейчас организую, лично для вас мастерскую по пошиву обуви. Ему в лоб, а он - по лбу.
  Оля внимательно смотрит в мою сторону.
  - Тебя к покупателям сегодня подпускать опасно. С тобой точно - все в порядке?
  - Да, все нормально, это ПМС, - нахожу отговорку.
  Стараюсь больше ничего не говорить и меньше подходить к покупателям, чтобы не сорваться.
  Меня больше всего беспокоит - сколько мне времени на обдумывание дали? Ну, чтобы я успела. Вдруг сейчас откроется дверь и ввалятся или те или другие, а я не подготовленная. Боже, о чем думаю!
  
  6 глава
  Выбор
  
  Наконец-то заканчивается день. Настроение немного улучшается, что теперь хоть доставать не будут. Но не настолько, чтобы с улыбкой попрощаться с Олей. Она последний раз спрашивает о моем неуравновешенном состоянии. Я опять повторяю, что все хорошо и мы расходимся по домам.
  Снова метро. По сторонам иногда посматриваю, вдруг снова что-нибудь привидится. При мысли о той старушке - ладони потеют. Запястье ныть уже перестало, остались лишь маленькие розовые пятнышки. Всю дорогу, косо посматриваю по сторонам, не переставая думать о старушке. Чем дольше еду, тем спокойнее становится, а после выхода из метро успокаиваюсь окончательно.
  Я глубоко вздыхаю, задирая нос к небу. Погода все больше напоминает осень. Хорошо сегодня нет дождя, лишь чувствуется прохлада и сырость. Хотя последнее в Питере присутствует всегда.
  К остановке подходит мой автобус. Захожу, еще немного. Обычно дорога занимает не больше сорока минут и я окажусь дома. Сажусь на свободное сиденье с краю, зная, что любая вошедшая бабулька сгонит.
  
  Подъехав к остановке - выхожу. Вот почти дома. Сейчас душ, ужин и постелька. Быстрым шагом направляюсь по мало освещенной улице. На ней никогда не горят полностью все фонари. Если вкрутили все лапочки, на следующий день - одной нет. Потом освещенных участков становится все меньше. И приходится, чуть ли не перебежками двигаться от одного кружка света до другого.
  Перепрыгиваю ямку в асфальте, и поворачиваю голову. Прищуриваюсь. Странно! На дереве никто не висит. В течение года каждый день встречать висуна, а тут... я уже начала его называть - мое любимое дерево, он никогда никуда не пропадал. Останавливаюсь. Что-то не так? Куда он мог деться? Не сам же ушел? Может просто день такой - ограждающий от призраков? Я же никого сегодня не увидела. Такое случалось, но редко. Бывало, сама не замечала, иду после работы, ничего не вижу. Странная личность человек. Видит призраков - плохо. Не вижу - тоже плохо. Нужно как-нибудь определиться.
  Немного постояв, продолжаю путь. Перехожу через дорогу и медленно иду к дому. Иногда оглядываясь по сторонам, какое-то мерзкое чувство тревоги не покидает, даже усталость постепенно начинает отступать. Как перед цунами обнажается прибрежный берег, морская линия отходит на несколько метров. И все знают, что скоро придет беда. И мне кажется, я уже ее вижу. Возле моего подъезда стоит темно-синяя машина, в марках не сильна, тем более она стоит боком, и логотип не вижу. Замедляю шаг, наблюдая за автомобилем. Такое ощущение, что я раньше это авто видела. Похоже, меня паранойя началась. Мне же Лора говорила о слежке, вот и кажется сейчас. Нужно просто успокоиться и все.
  Кручу края рукава пальцами и еще замедляюсь. До машины остается метра три, двери авто открываются и выходят двое крепких мужчин. Смотрят в мою сторону. Меня обдает жаром и, недолго думая, поворачиваюсь, и быстрым шагом иду в обратном направлении.
  - Все нормально, сейчас прогуляюсь и обратно вернусь домой, - бурчу себе под нос, пытаясь успокоиться. В теле появляется странная дрожь. Оглядываюсь, мужчины начинают движение в мою сторону. Я укоряю шаг, они - тоже. Я бегу, набирая темп. А в школе по физической культуре было - "три". Сегодня снова день бега? Часто стала бегать, может, спортом заняться. Дыхание ровное, вдох, выдох, нужно держать себя в руках. Еще неизвестно, сколько километров придется пробежать и по какой местности. Тем более после вчерашних забегов, долго такой темп держать не смогу. Мышцы у меня не железные. Но жить-то хочется, поэтому буду идти до последнего. Может быть, в парк? Нужно срочно уйти с дороги.
  За несколько секунд я добежала до остановки. Хочу рвануть дальше, пока не знаю, в каком направлении. Мужчин сзади не обнаруживаю. И, правда, зачем бежать, если машина есть. Твою дивизию, как я от авто-то убегу. Тут же из-за угла показывается автомобиль, причем спешит он не сильно.
  Действительно, зачем торопиться? Куда же я могу деться? Меня начинает колотить. Растерянно озираюсь по сторонам. Какие люди? Кого ищу? В этом пригородном поселке даже днем пусто, не то что в одиннадцать часов вечера. Не думаю, что кто-то вдруг захочет прогуляться. Помощи ждать неоткуда, нужно спасаться самой.
  Что происходит? Эти пару дней, как кошмар в моей жизни. Что делать? Те парни явно не внушали доверия. Они не будут спрашивать и уговаривать, просто сделают, что нужно и все. И как-то надеяться на мороженое или угощения сладостями глупо.
  Мои мысли прерывает серебристое авто, что на большой скорости появляется из-за угла. Резко развернувшись, такие фокусы я только на "Формусе-1" видела, останавливается передо мной. Я еле успеваю отскочить, намериваясь бежать в другую сторону.
  Это конец! Все, меня окружили! Тело ломит от боли, дыхание до сих пор прерывистое. Краем глаза замечаю, что с другой стороны уже подъезжает темно-синий автомобиль. Дверь серебристого авто открывается.
  - Садись, быстро, - в нем сидит блондинка, одна из четырех.
  Недолго думая, прыгаю в машину и хлопаю дверью. Блондинка давит по газам, и мы скрываемся за поворотом. Что это было? Меня хотели забрать в психушку? Могу ли я быть уверенна, что с этой блондинкой в безопасности? А зачем села? Голова сейчас разорвется от вопросов. Искоса поглядываю на блондинку, что довольно ловко управляется с вождением. Мы на бешеной скорости несемся по дорогам. Хоть бы кочки не попалось. А то подлетим и скроемся в облаках. При очередном повороте, хватаюсь за сиденье и закрываю глаза. Мне кажется, что сейчас врежемся. Нет, путь продолжается.
  Надо бы что-то сказать... поблагодарить хотя бы:
  - Спасибо, - выдавливаю из себя, пытаясь отдышаться.
  - Потом поблагодаришь, если выберемся.
  Если что? Ой, мне это заявление не нравится. Оглядываюсь, темно-синяя машина едет за нами. Скорость тоже приличная. Очередной поворот, еще один. Кажется, меня начинает укачивать. Сглотнув, опять оглядываюсь, преследователи начинают отставать. Я запутываюсь в череде петляний, краем глаза лишь пытаюсь уловить знаковые дома, но через несколько минут память сдается.
  Резко свернув на следующем повороте, мы останавливаемся. Блондинка глушит мотор.
  - Почему остановились?
  - Тише.
  Молчу. Мимо проезжают преследователи, как будто нас нет. Я вопросительно посмотрела на девушку.
  - Защитная маскировка.
  - Супермобиль?
  - Тебе сколько лет? - блондинка улыбается. - Такое чувство, что ты комиксов перечитала и фильмом про супергероев пересмотрела.
  Я недовольно смотрю на девушку. Сегодня маскарадница одета, как обычный человек. Просто джинсы и футболка, сверху куртка.
  - Ты же с Лорой? Что ты тут делаешь, я же не сказала - да? - перевожу тему разговора.
  - Можешь тогда выходить, тебя никто не держит, - блондинка, кивает на дверь.
  Она серьезно или как?
  - А кто это был? - спрашиваю, чтобы отодвинуть момент покидания автомобиля. Блондинка поворачивается ко мне. - Просто так, интересно.
  - Люди из клиники, - сухо отвечают мне. Девушка, можно сказать, красавица. Правильные черты лица, пухлые губы, большие глаза. И редко когда встретишь такое сочетание: какие глаза и белые волосы. Возможно, она крашенная, но смотрится обалденно.
  Перевожу взгляд с девушки на приборную доску автомобиля. Сижу, думаю. Какую из зол выбрать. Может эти парни из машины не так уж и страшны. Что я несу, как будто не видела их "добродушных" лиц. Не думаю, что люди из парапсихологической клиники будут вести задушевные беседы с человеком, который видит призраков.
  - Анна, - выдыхаю.
  - Кара, - улыбается. - Могла не представляться. Я знаю, как тебя зовут.
  - Очень приятно, - говорю. Можно было догадаться, что с делом моим она ознакомлена. И не знаю, что дальше сказать. Надо бы поблагодарить, что осталась невредима. - Спасибо.
  - Не за что. Рада помочь, - улыбается. - Скажу честно, ты со своей наглостью меня просто убила. Не каждый бы смог так легко разговаривать.
  Наглость - первое счастье. Здорово, а я всегда считала себя робкой и застенчивой. Не знаю, почему в тот момент повела себя именно так.
  - Тебя послали за мной?
  - Нет, я просто прогуливалась.
  Она шутит или серьезно. Прогуливались? Она может живет здесь? Хорошая прогулка вышла.
  Кара заводит мотор. Едим до конца проспекта, потом по КАДу, дальше на небольшую улицу, на которой находятся склады.
  Как же мне все это не нравится, но сказать что-либо не решаюсь. Если она остановится, то мне придется выйти. И куда пойду? До поселка только часа три идти пешком, а там еще до дома. К утру, может быть, буду на месте. А если еще меня там поджидают?
  Всю дорогу пытаюсь уловить знакомые элементы, чтобы потом дорогу домой отыскать, мало ли что может случиться. А с последними событиями, готовлю себя ко всему, что угодно.
  Заезжаем в один из складов. Темно. Кара открывает дверь и скрывается во мраке.
  Я сглатываю, скопившейся комок слюны, и так же выхожу из машины, стою рядом. Боясь куда-нибудь шагнуть. Паника снова начинает завладевать разумом. Зажигается свет, я дергаюсь от неожиданности, и прищуриваюсь, прикрывая глаза ладонью.
  - Добро пожаловать, - говорит Кара. Она стоит возле распределительного щита.
  Я смотрю перед собой и удивленно поднимаю бровь. Знаю, что передо мной стоит автомобиль, но я лишь вижу часть салона, которую можно рассмотреть из-за открытой дверцы. Все остальное невидимое.
  Как такое возможно?
  - Внешний корпус машины, - поясняет Кара, видя мое удивление, - обработан специальным веществом, которое делает ее невидимой для окружающих, если активировать защиту.
  - Здорово! - восхищенно говорю я.
  - Пошли все остальное покажу, - кивает она в сторону.
  Кара ведет меня прямо по большому коридору, несколько дверей в одну сторону, так же в другую.
  - Здесь София работает, это тоже ее комната, - указывает на следующую дверь блондинка.
  - София это...
  - Толстушка, пампушка, - поясняет та.
  - Понятно, - бегло пытаюсь уловить всё, но понимаю, что сейчас не смогу запомнить ничего. Хватит пока пути сюда, а дальше разберемся.
  - Дальше апартаменты Шу. Это с фиолетовыми волосами, вредина страшная. Это - мои. - Кара указывает на следующую дверь. - Кабинет Лоры. А дальше общая и зал для тренировок, - Кара показывает быстро, сильно не думая о том, что я все не запомню.
  Растерянно киваю.
  - И все? Вас четверо?
  - А сколько ты хотела увидеть? - улыбается девушка.
  Да, Лора говорила, что нас таких не много.
  Кидаю взгляд по сторонам. Склад большой и позволяет свободно разместиться не только четырем, здесь бы уроки по физической подготовке проводить.
  - А где остальные? - спрашиваю я.
  - Они ловят очередного "вселителя", - махнув рукой, девушка направляется в общую комнату.
  - Кого? - следую за ней.
  - Это мы так призраков называем, которые в людей вселяются, - поясняет Кара. Заходим в общую, это что-то виде кухни-столовой, плита, холодильник, стол, стулья. Блондинка садится на стул. - Кофе будешь?
  - Нет, я на ночь кофе не пью, не могу потом уснуть.
  - Это правильно, - Кара одобрительно кивает и тянется до чайника, щелкает кнопку.
  - Так чем вы занимаетесь? - складываю руки на груди, как будто ставлю защиту от всей полученной информации.
  - Ловим призраков, спасем тех, кто подвергся атаке.
  - Призраки нападают? - удивляюсь и я перевожу взгляд на чайник, который только что закипел.
  - Это странно звучит, но последнее время что-то изменилось, - Кара встает, берет кружку со странным изображением чего-то пушистого в тапочках. Достает банку кофе, открывает. В воздух наполняется горьковато-жженным ароматом. Быстро насыпает пару ложек, продолжая рассказывать. - Призраки стали вселяться в людей, за последний месяц мы зафиксировали пять случаев. Достаточно много если учесть, что за всю историю их было семь.
  Залив кипятком кофе, девушка располагается за столом.
  - За всю историю? А сколько вы уже... работаете? - не найдя нужного слова, говорю первое, что приходит в голову.
  - Это тебе лучше Лора расскажет, она основатель группы, у нее отец занимался... - Кара не успевает договорить, услышав звук открывающейся роллеты, улыбается. - А вот и остальные.
  Она ставит кружку с недопитым кофе на стол и выходит в коридор. Я следую за ней. Вижу трех девушек, одетых в свои костюмы. Они выходят из автомобиля и направляются к нам.
  - Какие люди! Как прошло исцеление? - спрашивает Кара.
  - Замечательно, - отвечает Шу и, достав из-за перчатки небольшой камушек, бросает Каре.
  - У нас гости! - радостно произносит София.
  - По-моему я говорила, что думаю, по этому поводу, - недовольно высказывается Лора.
  - У тебя сильно предвзятое отношение, - Кара кивает в сторону кабинета. - Может, сначала поговоришь с ней.
  - О чем тут разговаривать? - спрашивает Шу. - И так все понятно.
  - Тебя никто не спрашивает, - резко отвечает Кара.
  Видно, что отношение у этих двух напряженные.
  - Закрой клюв, Кара. Не ты старшая, - повышает голос Шу и, развернувшись, направляется в свою комнату.
  - Шу, Шу, сейчас укушу, - язвит Кара и провожает девушку недовольным взглядом.
  - Ладно, я подумаю, - говорит Лора.
  - Вот и замечательно, - Кара провожает Лору до комнаты, что-то тихо рассказывая.
  София, улыбнувшись, подходит ко мне.
  - Привет, я София, - она протягивает ладонь. Эта, что не в курсе, кто я? Наверное, мое дело не все читали. Успокаивающе. А то я начала думать, что стала местной знаменитостью.
  Смотрю на ее ладонь, так обычно мужчины здороваются, но чтобы не обидеть новую знакомую, отвечаю рукопожатием:
  - Анна.
  - Очень приятно, - девушка проходит мимо меня на кухню.
  Я стою в проходе, не знаю, что делать.
  Блондинка возвращается на кухню, допивать кофе. Камушек она кладет на стол. Он похож на тот, что я видела, когда выгоняли призрака из Марины. Круглый, прозрачный, но если присмотреться, внутри светится бусинка. Не знаю даже как описать, маленькое, пульсирующее и еле заметное, похожее на огонек.
  Я наблюдаю, как София открывает дверцу холодильника.
  - О, еще остался тортик, - толстушка радостно достает два кусочка и, сев за стол, принимается поглощать сладкое столовой ложкой. И пережевывая, пытается со мной разговаривать. - Ты не обращай внимания, Лора, не злая. - Потом протягивает мне остатки торта. - Будешь? Этот кусочек я не начинала.
  - Нет, спасибо. Я на ночь сладкое не ем, - меня больше интересует камень. Его пульсирующий свет завораживает, косо посматриваю на него.
  - Это хорошо, - кивает сладкоежка, приступая к последнему кусочку.
  - Вот, обжорка, - улыбается Кара, наблюдающая за исчезновением торта. - Не лопни, деточка. Хотя бы маску сняла да руки помыла.
  - Руки у меня чистые, - говорит София и большим пальцем снизу вверх проводит по правому виску, черная маска растворяется.
  - Ну, да чистые, - кивает блондинка.
  София что-то бормочет, я не могу разобрать ни одного слова.
  - Кушай, кушай. Не буду мешать, - Кара хлопает по плечу Софию. И обращается ко мне. - Анна, не глупи. Лора сейчас должна позвать тебя для беседы. Будь сговорчивей. Мы не кусаемся. - Она берет камень и приближается. - Позволь дать тебе совет - в психушку ты всегда успеешь.
  Заметив, что я рассматриваю камень, который Кара перебрасывает с ладони с ладонь, улыбается.
  - Это "слеза света", в него мы загоняем призраков.
  - Загоняете? - поднимаю бровь, странная формулировка.
  - Тебе все Лора расскажет, - Кара выходит в коридор.
  Я бросаю взгляд на Софию, которая уже доела торт.
  
  7 глава
  Правда
  
  Иду в коридор и вижу Лору, которая как раз выходит из кабинета. Она подзывает меня рукой, следую за девушкой. Подхожу к кабинету, меня первой пропускают.
  - Заходи, садись, - указывает она на стул.
  Бросаю взгляд на обстановку. Весь кабинет уставлен стеллажами, на которых располагаются разные бумаги, рабочий стол Лоры тоже завален документами. На полу стоят коробки с фотографиями, какими-то пожелтевшими бумагами. На рабочее место это мало чем походит, больше на хранилище, библиотеку или, в крайнем случае, - свалку бумаг. Вспоминаю, как в детстве родители сдавали макулатуру. Ненужные бумаги, журналы, книги связывались и сбрасывались в стопку, напоминая нечто непонятное. Я прохожу мимо кучи тетрадей и каких-то записей, что лежат в углу, сажусь на стул.
  - Еще раз, привет, - говорю я.
  - Привет-привет. Так значит, все-таки решила к нам? Мы никого не заставляем и никогда не уговариваем. Не хочешь не надо, - сухо произносит девушка и садится за стол. Наверное, это привычное дело для нее. Хотя стул стоит рядом.
  - И отправляете людей в психушку? - интересуюсь я. - Очень лояльно.
  - Зачем так грубо - это научный центр исследований паранормальных явлений. И не надо о лояльности. Человек самого жестокое существо на Земле. Это из-за нас исчезают виды животных, птиц, растений. В день вырубается несколько сотен квадратных метров леса. Это человек убивает из-за забавы, насилует, издевается. Ни одно животное не убьет себе подобного просто так.
  Да, я согласна с Лорой, и ничего не могу сказать в защиту человечества. Несколько десятков лет растет дерево, а его за несколько минут срубают. Вспоминаю новый год, какое количество елей и сосен, продается на рынке. А сколько просто выбрасывается после нового года. Это просто кошмар!
  - Тем более нечасто встретишь взрослого духовидца, - продолжает Лора, перейдя к нашей теме. - Нас еще в детстве вербуют или забирают в центр. Редко кому удается остаться не замеченным. Например, как ты. - Она указывает пальцем в мою сторону.
  - Я исцелилась, ты же знаешь, - поясняю. Лора читала мое дело, а значит, в курсе.
  - Да, читала, - кивает девушка. - Удивительное выздоровление. - На лице появляется усмешка. Что-то вроде: "Знаем, знаем!".
  Лора упирается руками о стол и внимательно смотрит на меня.
  - А как же вы остались? - задаю вопрос, который так и крутится на языке.
  - У меня отец занимался исследованием приведений...
  - Семейный бизнес? - улыбаюсь я.
  Лора бросает на меня недовольный взгляд.
  Так, нужно держать себя в руках, а то мало ли что.
  - Ладно, тебя можно понять. Ты не можешь сразу воспринять все серьезно, - начинает разговаривать более мягко. - Давай, я расскажу с самого начала. - Лора встает, подойдя к стеллажу, облокачивается. - Еще в древности существовали отдельные Боги, которым молились о защите от призраков. В шумерской мифологии это, например, львиноголовая Ламашту, поднимающаяся из подземного мира и ведущая за собой темные силы. Богиня злых духов, призраков, озлобленных теней мертвых. В мемфисской космогонии существует Бог Хека, который персонифицирует творческую энергию и магическую силу, переходящую из человека в дух. Такие Боги есть в каждой культуре, я не буду все перечислять. Это значит, что о существовании духов знали еще давным-давно возможно с самого начала времен. Более серьезно, с научной точки зрения, к этому вопросу подошли после исследований Гиппократа. Он называл подобные явления - галлюцинации. Гиппократ говорил: "Существует достаточно большое количество психических отклонений и болезненных состояний, при которых люди могут видеть галлюцинации: людей, животных, даже мифологических существ. В определённых условиях галлюцинировать могут даже совершенно здоровые и трезвые люди".
  В конце девятнадцатого века была создана тайная всемирная организация по изучению феномена парапсихологии, она просуществовала до Второй Мировой войны. После, в 1947 году в СССР было принято решение о продолжении исследований. Вот. - Лора берет со стола и кладет передо мной старую пожелтевшую фотографию. - Одиннадцать человек, о которых ты не найдешь ничего: ни даты рождения, ни смерти, даже имен нет. Эти люди проработали всю жизнь на правительство в закрытой лаборатории. После, их сменила другая группа, в которой был мой отец ѓ- Дмитрий Алексеевич Паров. - Лора кладет другую фотографию и указывает на молодого человека, сидящего посередине, на снимке четверо мужчин и одна женщина. - Эта группа ученых занималась изучением призраков, что это такое, как появляются и так далее. Они выезжали в те места, где их видели, разговаривали с очевидцами, снимали показания приборов. В общем, вели более свободную жизнь. Но в 1987 году был обнаружен последний призрак. И в течение нескольких лет никаких упоминаний, ни свидетельств не было. Все призраки пропали.
  - Такое возможно? - удивляюсь и поднимаю взгляд на Лору.
  Все еще с трудом верится во все происходящее. Какие Боги, что она говорит? Какие организации? Неужели такое было?
  Я изредка посматриваю на фото, что лежат передо мной.
  - Да, возможно. Я сколько ни пыталась, не нашла ни одной заметки на эту тему. Естественно, исследовательскую группу распустили. И все забыли об ее существовании. Мои отец женился, родилась я. И все, - Лора забирает фото, бросает печальный взгляд на пожелтевшие снимки. Затем убирает в одну из папок.
  - Но сейчас же призраки есть?
  - Да, примерно тридцать лет назад, был зафиксирован первый случай. И этой нечисти становится больше, - девушка проходит к стулу и опускается на него, руки складывает перед собой.
  - А ваша организация, она... - чешу висок, не зная, как бы выразиться и назвать то, что я видела.
  - Я сама создала "Истребительниц тьмы" - так мы называется. Мы не государственная организация, а частная. Сейчас всем наплевать на призраков, существуют более важные проблемы, чем то, что один из миллиона людей может увидеть. Да, существует центр исследований, но они занимаются только изучением призраков и никак не связаны с поимкой.
  - А вы ловите? - слегка наклоняя голову.
  - Да, ловим и теперь еще исцеляем, - говорит спокойно.
  - Теперь? - переспрашиваю.
  - За всю историю парапсихологии, было семь случаев вселения. Пять из которых произошли за последний месяц, - девушка поддается вперед.
  - Мне Кара говорила, - киваю. - А вы не предполагали, что некоторые... исцеления просто не были зафиксированы, поэтому вы и не в курсе.
  Лора усмехается и обводит взглядом кабинет:
  - Ты думаешь, это анекдоты я собираю?
  Я оборачиваюсь, еще раз взглянув на стеллажи с множеством папок, бумаг, хочу сказать, но меня перебивают:
  - Все давно просмотрено. Всего... семь.
  - Тогда, наверное, дело плохо? - прищуриваюсь я.
  - Поэтому нам нужна помощь. Вчетвером мы уже не справляемся. Поможешь нам?
  Стать такой же маскарадницей? Я еще не успела подумать над этим вопросом. Я не знаю, что ответить. То Лора говорит, что я представляю для них угрозу, то спасают, то просят о помощи. На мой взгляд, все выглядит слишком странно. Но одно я знаю точно, в клинику - не хочу.
  - Помочь? То есть теперь я не представляю для вас опасности?
  Лора улыбается и слегка покачивает головой.
  Попалась! Как я сразу не догадалась - это такая тактика. Ей нужно было как-то меня привлечь на свою сторону. А на войне, как говорится...
  - А те два амбала? - спрашиваю я, улыбаясь. - Наемники?
  - Центр действительно есть. Один звонок и они у твоих дверей. Но никто тебя не тронет, если ты присоединишься к нам.
  - Хорошо, тогда я с вами. Умеете уговаривать, - киваю, хоть бы поверили.
  - Ты сама напросилась, не надо было так дерзко разговаривать, - говорит Лора, показывая пальцем в мою сторону.
  -Так получилось, - пожимаю плечами. - Это, неверное, от страха.
  Девушка поднимает бровь и кивает:
  - Ну, тогда, если ты согласна, осталось пройти посвящение.
  - Какое посвящение? - с тревогой в голосе спрашиваю я. Не ожидала, что нужно будет еще что-то делать.
  - А ты что думала, мы призраков в камень силой мысли загоняем? - скептически произносит Лора. - На это нужна магия, сила звезд. Называй, как хочешь.
  - Вы ведьмы? - волосы на голове шевелятся. Боже! Куда я попала?!
  - Нет, это грубо, - качает головой девушка. - Мы шаманы духов. Хертуммимами - так нас называют по книге заклинаний. Мы используем магию древних шаманов для запечатывания призрака в "Слезе света".
  - Это безопасно? Любая магия ведет к последствиям, - стараюсь держаться спокойно. Язык заплетается, хоть бы не начать паниковать.
  - Нет, я десять лет потратила на изучения Книги мертвых Амдуат и поняла, что есть заклинания способные удержать духа. Но для того, что использовать подобного рода заклинания, человек должен быть посвящен. Неподготовленный не сможет активировать всю силу. При посвящении читается определенный текст, которым пропитывается все тело и разум. И в дальнейшем тебе не надо произносить нужное заклинание вслух, так как в твоем мозге оно уже есть. Достаточно активировать энергию и слова сами выстроятся в нужную цыпочку. Конечно, для такого нужно много тренироваться, но это все дело времени. - Увидев мое перекошенное лицо, Лора пытается успокоить. - Это абсолютно безопасно, я и все остальные уже много лет используем этот способ поимки призраков.
  - Много лет? - интересуюсь я, сколько же лет этим девушкам.
  - Я и Кара около десяти лет, мы вместе приняли посвящение. Шу - пять, а София - только год, - Лора встает, обходит стол и останавливает около меня. - После прочтения заклинаний у тебя может открыться какая-нибудь способность. Шу приобрела гипноз, я - телекинез.
  - А остальные? - поднимаю глаза, чтобы видеть лицо Лоры.
  - Нет, способности открываются не сразу, может пройти несколько лет, а могут и, вообще, не открыться.
  Не знаю, что делать, столько информации, голова сейчас треснет. Вздыхаю, понимаю, нужно дать ответ, но не могу. Ерзаю на стуле. Сомнения съедают изнутри, не могу принять решение. Время становится бесконечным, каждая секунда, словно вечность, проходят в голове. Что сказать? Что сказать?
  - Если не хочешь, не надо себя так мучить, - увидев мое сосредоточенное лицо, говорит Лора.
  - Я думаю. Если вы используете заклинания, зачем вам оружие? - пытаюсь отсрочить роковой момент моего согласия. А то, что именно нужно будет согласиться - не сомневаюсь. Тем более после того, что услышала, меня живую вряд ли отпустят на свободу, чтобы они там не говорили. Я уверенна, после сказано мною "нет" - клиника обеспечена.
  Лора делает шаг к стеллажу:
  - Не все призраки позволяют приблизиться к себе настолько близко, чтобы использовать заклинания. Иногда приходиться действовать издалека. Это не простое оружие, оно пропитано магической силой, чтобы обездвижить. Обычное оружие, никак не повлияет на призрака. - Лора смотрит на меня, не отрывая взгляда, это немного напрягает и мешает сосредоточиться. - На сегодня, информации достаточно. Подумай. Я оставлю тебя одну.
  - Я меня есть выбор? - надеюсь услышать что-то типа: "Конечно, можешь идти домой!".
  - У тебя есть время сказать - да, - обрывает все мои мечтания Лора и покидает кабинет.
  Значит, не ошиблась в своих предположениях, но если есть только - да, зачем оставлять думать? Странные люди.
  Мне еще многое хочется узнать, но от того, что сообщили, руки трясутся и ноги подкашиваются. Пытаюсь прийти в себя. Все нормально. Спокойно! Постепенно начинаю снова владеть своим телом и поднимаюсь. Прохожу по кабинету. Вздыхаю, останавливаюсь у одного из стеллажей, на глаза попадается коробка с фотографиями. Присаживаюсь рядом. Беру несколько снимков в руки. У всех в разных местах запечатлены размазанные силуэты непонятных объектов. Можно сослаться на дефект пленки, но все остальное в кадре четкое, только небольшой кусочек расплывчатого белого тумана, говорит о том, что фотография уникальна. И таких снимков здесь сотни. Кладу обратно фото.
  Я провожу ладонями по лицу, вспоминая "Секретные материалы", "Паранормальные явления" и подобного рода сериалы, фильмы, передачи.
  - Ну, что подумала? - в кабинет заглядывает София. - Мы ждем тебя.
  
  8 глава
  Посвящение
  
  Медленно выхожу из кабинета. Сердце стучит так громко, кажется, что его биение слышат все вокруг. Сглотнув, осматриваюсь. Большие лампы, расположенные под потолком, потушены. Слабое освещение дают свечи, большим кругом, выставленные на полу. В центре начерчена гексаграмма около метра в диаметре. Быстро девочки работают или я так долго думала, что успели все подготовить? Возле каждого угла гексаграммы нарисован какой-то символ, похожий на иероглиф, трудно рассмотреть из-за полумрака.
  - А мне готовиться нужно? - оттягиваю время, чтобы насладиться последними секундами свободы. Хотя сейчас трудно от чего-то получать удовольствие. Дрожь начинает окутывать тело. Трудно дышать, воздуха катастрофически не хватает.
  - Нет, - говорит Лора, стоящая с большой книгой в руке. - Проходи в центр.
  Ее лицо серьезное, из-за полумрака кажется зловещим.
  Так, Анечка, только не паникуй. Все же нормально. В голове возникает мысль о побеге. Если бежать, то куда? Бросаю взгляд по сторонам. В полумраке, даже не могу понять в какой стороне выход. Осматриваю других девушек, которые стоят справа и слева от Лоры. Лица сосредоточенные, словно к экзамену готовятся.
  А что будет, если я сейчас скажу: "нет"?
  - Мы ждем, - кивает в центр круга Лора.
  Посвящение! Боже, кто бы поверил?! Идти. Нужно идти, меня же ждут. А ноги как-то не двигаются. Сжав кулаки, делаю несколько маленьких шагов. Аккуратно перешагиваю через свечи и прохожу в центр гексаграммы. А что если они меня в жертву предадут? А нужно было раньше думать. Что теперь делать? Странный трепет наполняет тело. Начиная с кончиков пальцев на ногах, он плавно поднимается и распространяется по всему телу. Что это? Волнение или нечто другое? Может быть, ритуал уже начался? Я не знаю. Вздыхаю, еще раз - глубже. Нужно успокоиться. Смотрю на девушек. Спокойные, как танки. А, действительно, чего им беспокоиться.
  Лора начинает читать какой-то непонятный текст. Слова странные, труднопроизносимые, она читает их медленно по слогам. Я хочу закрыть глаза, но думаю, вдруг пропущу что-нибудь интересное. Может быть, сейчас появиться призрак старого шамана и сотворит чудо. А может быть, попаду в другой - параллельный мир? Я не знаю, потому что меня никуда не посвящали. Но пока ничего не происходит. Стою молча, внимательно смотря на большую старинную книгу, которая находится как раз перед моими глазами. Сама не понимаю, как стала совершенно спокойной, тревога ушла, все вопросы, что так беспокоили меня - растворились, настало умиротворение. Медленно вдыхая, чувствую каждую клеточку организма. Как бьется сердце. Как быстрым пульсирующим потоком по артериям двигается кровь.
  Кажется, что время останавливается.
  Девушки достают камни и протягивают на раскрытой ладони, у каждой только один. Слезы света поднимаются и летят ко мне. Летящие камни - это удивительное зрелище. Они излучают тускло-голубой приятный, манящий цвет. Камни приближаются к голове и делают несколько кругов, я внимательно слежу за каждым оборотом. Как только камень появляется в поле моего зрения, я провожу его взглядом. Появляется следующий, я переводу взгляд на него. Как они летают? Никогда не думала, что смогу увидеть такое! От напряжения начинают болеть глаза, но закрыть не могу. Хочется все видеть.
  Лечащее чудо медленно начинает спускаться, каждый обвивает меня тонкими светящимися ниточками. Начиная с головы и до самих ног. Когда последний виток, у моих щиколоток сделан, камни исчезают. А воздушные нити по-прежнему колыхаются около тела. Как волны, что прибывает к берегу, и они постоянно движутся. Я отвлеклась на девочек и не замечаю, как светящиеся нити медленно приближаются. Бросаю взгляд на них, как будто испугавшись, они замирают вплотную возле моего тела. Ощущаю легкое тепло от каждой. Замираю, даже дыхание задерживаю. Боюсь пошевелиться. Нити начинают нагреваться. Ругаю себя, что задержала дыхание. Испуганно перевожу взгляд на Лору, которая со спокойным лицом наблюдает за происходящим. Точно в жертву решили придать. Чувствую, как нити медленно проникают в мое тело. Не могу пошевелиться, даже пальцем ноги не получается. Словно окаменела, превратилась в статую. Тело перестает подчиняться, я перестаю ощущать его. Воздуха не хватает. С трудом держусь. А нити все дальше уходят в кожу. В каждом миллиметре себя - чувствую движение, они проникают внутрь, глубоко и безвозвратно. В мозгу появляется образ меленьких червячков, что поедаю плоть. И вдруг движение прекращается, и я чувствую легкость, как будто парю где-то в облаках, словно гелевый шарик. Глубоко вздыхаю. Закрываю глаза. Тусклый свет, откуда он? Я не могу понять, где находится источник. Свет становился ярче, открываю глаза и понимаю, что свечение идет изнутри, как будто в моей груди находится лампа.
  Выдох, глаза режет яркий свет, тело становится горячим.
  Вдох - немеют пальцы.
  Выход. Кажется, что нахожусь в парной, меня обдает жаром. Внутри полыхает огонь. От горячего воздуха становится трудно дышать. Задерживаю дыхание и зажмуриваю глаза.
  Секунда...
  Вторая...
  Все закончилось.
  Нет жара, нет света. Прислушиваюсь к ощущениям - ничего не происходит. Как будто бы и не было ритуала. Открываю глаза, девушки улыбаются и смотрят на меня. Я все так же стою в центре круга.
  - Добро пожаловать, Истребительница, - говорит Лора и кладет правую руку на свою татуировку.
  Остальные повторяют за ней, только каждая прикладывает ладонь к тому месту, где у нее тату. Что за странные телодвижения? К чему все это?
  Я еще не все понимаю, что произошло, но рада, что жива.
  - Ну, как? Ничего не болит? - с улыбкой спрашивает Кара.
  - Не знаю, - растерянно отвечаю я, и ощущаю легкое покалывание в районе правой лопатки.
  - Через какое-то время у тебя на теле проявится татуировка... - произносит Лора.
  - Что? Какая татуировка? - перебиваю девушку.
  Еще одни укол в область лопатки. Я скривилась.
  - Это отметка, печать, что ты теперь одна из нас, - поясняет Лора.
  Боль становится сильней, я пригибаюсь, держась за плечо. От покалываний в области лопатки немеют ноги, не могу больше стоять ровно. Медленно опускаюсь на пол.
  - Принесите, воды, - спрашивает Лора, присаживаясь рядом со мной. - Что с тобой?
  София бежит за водой.
  - Татушка, - предполагает спокойно Шу.
  - Еще рано, она только прошла посвящение, - покачивает головой Лора. - Она должна появиться через пару дней, как обычно...
  - Боже, моя лопатка! - перебиваю я девушку. Кажется, что лопатку сейчас вырезают на живую ножом. - Больно! - Кричу. - Становится страшно, потому что онемение ног плавно переходит на тело. Дрожащими пальцами, начинаю расстегивать пуговицы на пальто. Лора помогает мне раздеться. Пальто стягивают, переходим на кофту, остаюсь в одном бюстгальтере. Я пытаюсь дотронуться до больного места, но не могу дотянуться.
  - Она проявляется, красная... - с ужасом в глазах говорит Лора.
  Прибегает София со стаканом воды, останавливается рядом со мной.
  - У тебя был контакт с призраком, он трогал тебя? - с тревогой в голосе спрашивает Лора.
  - Да, - шепчу и, дрожащей рукой, тянусь за стаканом с водой. Во рту такой сушняк, словно я неделю пила без продыха. Язык с трудом шевелится. София протягивает стакан, испуганно косясь на мою спину. Хочу выпить, но задают очередной вопрос, на который я должна дать ответ:
  - Почему ты не сказала?
  - Меня никто не спрашивал, - так же шепотом отвечаю я. Стакан у меня, тяжело дыша, подношу к губам и делаю глоток. Еще, еще. Воды больше нет. Но жажда не исчезает, а наоборот, становится сильнее. Возвращаю стакан Софи.
  - Почему ты ее не осмотрела? - повышает голос Лора, обращаясь к Каре. Она встает и сурово смотрит на блондинку.
  - Она была здоровой. Человек, подвергшийся нападению, не может так быстро двигаться и здраво рассуждать...
  - Правила есть правила, их нельзя нарушать, - перебивает ее Лора, она в бешенстве, как раздразненная собака. Старшая присаживается снова рядом и спрашивает. - Где?
  Я понимаю, что она имеет в виду, и показываю кисть, на которой остались лишь маленькие красные пятнышки. Тело уже практически не ощущаю, будто меня придавило несколько бетонных блоков, сижу и не могу пошевелиться.
  - Я не вижу, - Лора внимательно всматривается, подносит кисть ближе.
  - Вот, - указываю пальцем на пятнышки и, сжимаюсь от невозможной боли, которая рвет меня изнутри. Вырываю кисть из рук Лоры и прижимаю дрожащие конечности к груди. Еще одни такая атака боли и меня разорвет на части. От содроганий, падаю набок.
  Кара наклоняется, не прикасаясь ко мне, пытается осмотреть мою кисть:
  - Поток уже впитался в кожу, возврата - нет.
  - Что же делать? - спрашивает София, испуганно наблюдая за всем происходящим. В ее глазах чистая, искренняя тревога.
  - Будем ждать, - тихо произносит Лора. Поднимается и отходит.
  - Ты же знаешь, что это напрасно. Шансов, что она выживет - нет, - Кара следует за старшей и шепчет это на ухо, но я почему-то все слышу.
  Лора не отвечает, опускает голову и бросает встревоженный взгляд в мою сторону. Неужели и она переживает?
  Я кричу, потому что не могу больше терпеть боль. Крик вырывается изнутри, поглощая все пространство. Тело выкручивается в странные формы, как будто у меня нет костей. Боль, только боль. Нет ничего кроме нее. Сил что-то сделать нет.
  Становится темно.
  
  9 глава
  После смерти
  
  Боль стучит по вискам, делая невозможным открытие век. Обхватываю руками голову. Как же больно! Еще одна попытка, и глаза медленно открываются - все такое мутное. Не могу понять, где нахожусь. Я растеряна, страх и ужас переплелись в один большой комок. Всматриваюсь в предметы, глаза режет солнечный свет. Откуда утром такое яркое солнце? А может быть, сейчас не утро? Предметы становятся четче, осматриваюсь, я в своей квартире. Кровать, стол, шкаф. Все предметы на местах. Успокаиваюсь, переворачиваюсь на другой бок и снова закрываю глаза. Боль постепенно стихает. Осторожно поднимаю голову, еще раз осматриваюсь. Так на всякий случай. Вдруг первый раз показалось, что дома. Ведь, последнее, что всплывает в памяти - это странные действа и какой-то обряд. Было это или нет? Нет, я все-таки дома. Наверное, приснилось. Медленно сползаю с кровати. Встаю, немного качает, голова кружится. Пытаюсь вспомнить, что же произошло? Как оказалась в квартире? Снова всплывает, что-то мутное на счет посвящение. Истребительницы... тьма... о, истребительницы тьмы. Бред какой-то. Все такое мутное... свечи... камни... и темнота.
  Иду на кухню, наливаю полный стакан воды. Во рту, как в пустыне. Пью жадными глотками спасительную влагу.
  - Как я оказалась в квартире? - повторяю вопрос, но мозг отказывается отвечать. Так, что было до посвящения - машина, бег, дорога, работа... Да, работа! Сколько времени? Быстро иду в комнату и ищу телефон. В сумке нет, на подоконнике - нет, на столе - нет. Бляха от сандалика, сколько раз хотела купить себе настенные часы, но все твердили, покупать самой себе часы - плохая примета. Дарить - тоже. И что? Я теперь без времени. Солнце встало, уже явно не девять утра. Что я на работе скажу, проспала, потому что не помню, где вчера была? Смешно!
  Время! Сколько времени? Как узнать сколько времени? У соседей спросить? Да, что я туплю - ноутбук! Подбегаю. Включаю. Быстрее, миленький, быстрее. Снова возвращаюсь к поиску телефона. Куда я могла его положить? Думай! Бегу в кухню, краем глаза замечаю брошенный сапог. Я обувь дома никогда не оставляю у входа. Подхожу, сапоги валяются на полу, а рядом лежит телефон. Интересно... что же все-таки случилось? Может мы с Мариной в клуб были? Стою, пытаясь разобраться в воспоминаниях, но пока ничего не выходит. Поднимаю телефон, сапоги ставлю на полочку. Телефон разряжен. А где зарядка? Ноутбук уже загрузился, смотрю на часы.
  Твою ж дивизию! Пол-одиннадцатого! Мне крышка!
  Что делать? Позвонить не могу...
  В бешеном темпе собираюсь, носясь по комнате и, пытаюсь понять, куда и что вчера положила.
  Вся боль давно развеялась и осталась лишь безграничная паника. Собравшись где-то за десять минут, покидаю квартиру и направляюсь к остановке. Бегу, ничего не замечая вокруг и ни на что не обращая внимания. Автобус! Ускоряюсь и успеваю к посадке пассажиров. Пытаясь успокоить сердцебиение, несколько раз медленно выдыхаю и сажусь возле окна. По привычке начинаю рыться в сумке, ища наушники, достаю... Телефон-то, севший, куда я собираюсь их вставлять. Кладу обратно гарнитуру.
  Так, нужно придумать, что сказать. Чтобы такого придумать, чтобы сказать... бр-р-р... что за чушь несу. Анна, успокойся и сосредоточься, ты едешь на работу, опоздала на несколько часов и тебе нужно придумать уважительную причину. Перебираю все возможные варианты, но ничего толкового в голову не лезет. Упала... откуда, почему не позвонила? Сел телефон... Попала в больницу - почему, что произошло?
  Всю дорогу думаю о причине опоздания.
  Автобус подъезжает к метро, выхожу. Спешу, обгоняю прохожих, касса, эскалатор, вагон метро. Рядом стоит мужчина и разговаривает по телефону. Как можно в метро разговаривать? Ведь ничего не слышно.
  - Да, знаю, остался день. Послушай, если я сказал в пятницу, значит, все будет готово. Не надо так нервничать.
  Один день до пятницы? Что за чушь? Выхожу, быстрее наверх. Перебегаю дорогу и вот он мой М.О. Вбегаю в магазин и останавливаюсь перед Олей. Тяжело дыша, наблюдаю, как глаза старшего менеджера округляются. Оля кричит, я дергаюсь от такой странной реакции. Пячусь и упираюсь спиной к полкам с обувью, какой-то сапог падает, но мне сейчас не до него. Покупатели оборачиваются и удивленно смотрят на продавца. Больше всего ошарашена Ольга, она медленно отходит, мне становится не по себе, как будто она видит призрака, а не живого человека.
  - Оль, что с тобой? - интересуюсь, пытаясь дышать ровно.
  - Ты же умерла?! - дрожащим голосом говорит Оля.
  Эти слова вводят меня в ступор. Я не знаю, как реагировать. Что делать? Пошутить?
  Лицо старшего продавца искажено в ужасе, не думаю, что сейчас самое время иронизировать. Я смотрю на нее, она на меня. Молчание.
  В двери входит Борис и останавливается:
  - Это, что шутка?
  - Я ничего не понимаю! - хватаюсь за голову. - Кто вам сказал, что я умерла?
  - Девушка, - отвечает Оля, делая нерешительные шаги в мою сторону. - Ты вчера не вышла на работу. Я позвонила, трубку взяла девушка и сказала, что ты не можешь прийти, потому что умерла.
  Я засмеялась, странным идиотским смехом, переводя взгляд то на Бориса, то на Олю.
  - Не вышла на работу?
  - Да, тебя вчера не было, - отвечает Борис и уходит в подсобку.
  Голова закружится и я медленно оседаю на пол. Ко мне подходит Оля, поднимает, ведет меня в подсобку. Садит на стул, и приносит воды. Я как в тумане, не могу ничего понять, как такое возможно?!
  - Я не понимаю! - растерянно произношу.
  Коллеги смотрят на меня, знаю, что у них куча вопросов, но я даже на свои не могу ответить. Сижу, как статуя со стаканом воды. Олю подзывают покупали и она уходит.
  - Интересно, что же с тобой произошло? - спрашивает Борис и подходит ближе. - Просто удивительно. - Облокачивается на дверной проем и смотрит на меня, поглаживая подбородок. - Мы уже и деньги начали на твои похороны собирать.
  - Мо-олчи-и... - цежу каждую букву.
  - Как же так получилось?
  Я поднимаю голову, ну, точно девочка, его жесты, манеры, никак нельзя назвать мужскими. Ну, разве нормальный мужик подошел сейчас и стал спрашивать?
  - Я не помню...
  - Совсем не помнишь? - поднимает бровь Боря.
  - Только последние три буквы, - произношу я и улыбаюсь. Без чувства юмора тут не обойтись. Я ставлю стакан, раздеваюсь. Постепенно приходя в себя. - Надо работать. - Это единственное, что отвлечет от случившегося. В голове такая каша. Кошмар! Ужас!
  - Ну, вообще-то, у тебя по графику сегодня выходной, - говорит Боря.
  - Как? Я же в четверг выходная?
  - А ты забыла, что прогуляла среду?
  - Да, - киваю. Такое сложно не то что забыть, вообще, вспомнить нереально.
  - Так, что произошло? - спрашивает подошедшая Оля.
  - Я не помню, все как в тумане, - отвечаю, пожимая плечами. - Последнее, что я запомнила - это дорогу домой... машина...
  Замолкаю.
  - Может быть, тебя машина сбила? - спрашивает Оля.
  - Я же хожу... двигаюсь... - поднимаю руки и прыгаю на месте, демонстрирую всем, что со мной все хорошо.
  - Знаешь, у тебя просто шок, - говорит Боря. - Такое бывает.
  - Не бывает, чтобы человек проснулся через день и ничего не помнил, - нервничаю я.
  - Какие страсти, - Борис складывает ладошки вместе.
  - Что теперь мне делать?
  - Не переживай, что-нибудь придумаем, - говорит Оля. - Скажем, что перепутали и другая Анна умерла. А ты - в больнице лежала просто. Тебе, кстати, не помешало бы в поликлинику сходить.
  - Один день в больнице? - усмехаюсь я. - Кто поверит?
  - У тебя сегодня выходной.
  - И на завтра замену уже нашли, - добавляет Борис. - Иди, вспоминай, чтобы нам было что рассказать.
  - Мне кажется, что мне не понравится, то, что я вспомню, - тихо говорю я. - Интересно, кто звонил?
  - Ты о чем? - спрашивает Оля.
  - Ну, как вы узнали, что я...
  - Я же говорила, - вздыхает Оля. - Ты на работу не вышла в среду. Где-то в десять позвонила и спросила, что случилось. А мне девушка сказала, что ты умерла. Я не знаю, кто это был, но точно не ты. Я подумала, что просто опаздываешь, но не так не...
  Я киваю, вспоминая, что все это уже слышала. Кто же мог ответить на звонок? Может... нет, не было посвящения. Пытаюсь вспомнить, но все такое мутное и неестественное.
  - Ань, ты где? - Оля машет рукой у меня перед глазами. - Алле.
  - Прости. Я немного растеряна. Мысли в голове... - вздыхаю. - Я пойду домой, ладно?
  - Иди, у тебя же выходной, - говорит Оля. - Я сама начальству позвоню и все расскажу. В субботу выходи на работу - хорошо?
  Киваю, я до сих пор растеряна. Одевшись, прощаюсь с коллегами.
  - Когда успокоишься, нам позвони, - напоследок кричит Борис.
  Представляю, сколько сейчас будет возмущений, разговоров, споров. Выхожу из М.О. и спокойно иду к метро. Без страха и опасений захожу. Спокойно прохожу турникет, становлюсь на эскалатор.
  Как я оказалась дома? Который раз задаю себе этот вопрос, но ответа нет. Что же все-таки произошло? Почесываю подбородок, подхожу к вагону. Захожу, выбираю самое свободное место, прохожу туда. Поезд трогается. Смотрю на окно, где приклеена реклама, счастливая девушка улыбается, держа в руках какую-то бутылочку с лекарством. Читаю - успокоительное. Мне бы тоже не мешало выпить чего-нибудь. Выпить. Да, надо обязательно заглянуть в магазин. А то в поселочном магазине ничего путного найти нельзя, ну кроме водки.
  Выйдя из метро, направляюсь в магазин. Сразу в спиртной отдел, останавливаюсь и задумчиво смотрю на бутылку "Мартини". Может что-нибудь более существенное попробовать? Ладно, остановимся на этом. Беру бутылку. Потом в корзину оправляются: яблочный сок, шоколадка, ванильное мороженое и взбитые сливки. Я осмотрела содержимое корзины и решаю взять еще консервированный ананас. Все набор для снятия стресса - готов. Рассчитываюсь на кассе и отправляюсь на остановку.
  Настроение как-то само по себе уже улучшается. Даже неважно, что до дома еще больше получаса ехать. Эти минуты провожу в полном отчуждении. Иногда в голове возникают образы, как я лежу в теплой ванне, пью "Мартини" и ем мороженое.
  С остановки, почти бегом направляюсь домой. Выкладываю покупки, набираю ванну. Пены обязательно побольше. Пока набирается вода, скидываю одежду, не забываю поставить телефон на зарядку. В неглиже отправляюсь на кухню, открываю бутылку спиртного, ананасы. Отношу в ванну стул, на который отправляются напитки и фрукты, а так же мороженое. Не забываю про бокал, ложку и вилку.
  Пробую воду... Блаженство. Осталось еще чуть-чуть и я окунусь в мир "без проблем". Стою, постукиваю ногой по полу. Ну, скорей уже наливайся. Давление воды сегодня оставляет желать лучшего. Чтобы зря не ждать наливаю в бокал "Мартини", разбавляю соком. Так мне больше нравится. Делаю глоток, сладкий, пьянящий вкус растворятся во рту, нежно окутывая ароматом фруктов.
  М-м-м...
  Ждать уже больше нет сил. Окунаю ногу в ванну. Она лишь на треть заполнилась водой. Медленно опускаюсь в теплую воду и запрокидываю голову.
  Лежу в ванной, пью "Мартини", ем мороженное и балдею. Вода уже полностью окутала тело, она так умиротворенно струиться, что не хочется выключать. Мысли успокоились, тревога отступила.
  Как же замечательно! Кто придумал ванны - был гений, ему нужно памятник поставить. Сейчас только массажа не хватает. Ставлю стакан и начинаю разминать шею, потом ниже... Провожу рукой по шероховатой поверхности. Что это? Пытаюсь ощупать ниже - не получается.
  Встаю, вылезаю из ванной, босиком иду в коридор, где висит большое зеркало. В ванной оно маленькое ничего нельзя увидеть. Поворачиваюсь боком, чтобы рассмотреть лопатку.
  Татуировка? Татуировка! Два круга, один над другим, внизу полукруг. Если я не ошибаюсь, условные обозначения - солнце, земли и луны. Стою, мокрая, голая в коридоре и не знаю, что делать.
  Что за бред? Вернее, получается не бред. Так, значит, посвящение было. Все вот это... снова в голове прокручиваю мутные воспоминания прошедшего. Свечи, книга, камни, склады... Значит, я прошла посвящение. С этим разобрались. Что дальше? Почему меня привезли домой и зачем сказали, что я умерла? Это тоже часть ритуала? Так и должно быть? Нужно все выяснить.
  Я вызываю такси, пока оно едет (а это где-то минут двадцать): принимаю душ, одеваюсь. Успеваю все убрать из ванной и выпить бокал "Мартини". Забираю телефон, который даже и наполовину не успел зарядиться, хватаю сумочку. Выхожу из квартиры и быстро спускаюсь по лестнице. Не люблю лифты. Только я распахиваю входную дверь - подъезжает такси. Улыбаюсь. Бутылку-то "Мартини" я все же выпила. Сажусь.
  - Куда едим? - спрашивает приятный мужчина где-то за сорок.
  - Я покажу дорогу, адреса не знаю, - начинаю говорить куда ехать, где повернуть. - В памяти возникают странные повороты и знаки. Как будто я нахожусь в автомобиле с Карой и мы несемся на большой скорости по шоссе.
  Я все помню. Нужно было только немного сосредоточиться. Или это после выпитого память стала улучшаться? Но не только воспоминания стали четче, настроение тоже поползло вверх.
  В конце дороги, я даже начинаю про себя напевать старую, полюбившуюся с детства песню: "Вишня, не спелая вишня. Как же так вышло скажи..."
  Подъезжаем к складам.
  - Остановите, здесь, пожалуйста, - показываю на одно из строений.
  Водитель удивлено смотрит на меня, но останавливается. Наверное, думает, что я ненормальная. Прилично одетая девушка приезжает на старые, заброшенные склады. Но до него мнения мне дела нет, пусть, что хочет то и думает.
  Плачу, выхожу. Некоторое время просто стою, ожидая пока авто скроется вдалеке, потом начинаю искать нужный. На вид они все одинаковые, делаю несколько шагов в сторону, осматриваюсь. Нет, различия все-таки есть, следы от цивилизации нельзя скрыть. На одном из складов стоят камеры наружного наблюдения. И видны калии от недавно проехавшей машины. Уверенным шагом направляюсь к этому складу.
  
  10 глава
  Разговор
  
  Уже несколько минут тарабаню в роллету. Может, ошиблась? Еще раз осматриваюсь, прохожу до соседнего склада, еще дальше. Нет, следы только к этому ведут, вздыхаю и направляюсь назад. До роллеты остается несколько шагов, она начинает медленно открываться.
  Ну, слава Богу! А то я уже подумала, что опять придется кулаки отбивать. Если честно, ладони и пальцы уже болели от ударов о железо. Увидели таки, наконец. Улыбнувшись, нагибаюсь, и прохожу внутрь. Странно, но ни страха, ни тревоги не ощущаю. Иду, как к себе домой.
  Передо мной в нескольких шагах стоит Лора в костюме маскарадницы с алебардой или чем-то похожим, я в оружие не сильна. Лицо серьезное, колющее оружие направлено на меня.
  - Это я! Анна! - радостно говорю, разводя в стороны руки.
  Может, не узнала?
  Кидаю быстрый взгляд на обстановку. Да, я здесь была. Это точно то место, где проходил обряд. Воспоминания все ярче проявляются, словно начинаю их раскрашивать цветными карандашами.
  - Ты умерла, - стиснув зубы, говорит девушка. Оружие не убирает.
  - Мне уже подобное говори. Но каким-то странным образом я жива, - показываю пальцем на Лору. - И, кажется, это из-за вас. - Почему я такая спокойная? Мне уже дважды сообщили о собственной смерти.
  Девушка внимательно меня изучает, словно пытается найти лишнюю деталь. Я опускаю взгляд: ноги и руки - вроде все на месте. После смерти ничего лишнего не выросло. Поднимаю взгляд, стою, молчу, жду реакции. Через минуту гляделок, истребительница опускает оружие и подходит ближе.
  - Такое невозможно! Как так получилось?
  - Вообще-то, это я хотела спросить у вас, - указываю пальцем на Лору.
  Девушка растеряна, видно, что сразу сообразить, что делать не получается, но через время Лора берет себя в руки и показывает в сторону кабинета.
  - Ты одна? - еще раз осматриваюсь, пока идем в кабинет.
  - Да, днем, мы по очереди дежурим, следим, смотрим. Вдруг что-то произойдет, - девушка пожимает плечами и пропускает меня вперед. Прохожу, пара шагов, опускаюсь на стул и поворачиваюсь к Лоре. Она ставит оружие в угол около двери, потом начинает прохаживаться по кабинету. - Я не могу понять, как такое могло произойти.
  - Может, расскажешь, что случилось? - с нетерпением интересуюсь я. Мне уже надоело наблюдать за мельтешащей маскарадницей.
  - Ты хорошо помнишь ритуал?
  - Смутно, огни, боль и туман... - лгу я. Чтобы сейчас не вспомнила, хотелось узнать от третьего лица, что же все-таки произошло. Мне нужно узнать подробности со всеми деталями. Сейчас любая мелочь имеет смысл.
  Лора как будто уловила мои мысли и прищурилась. Неужели на моем лице все написано, когда уже научусь скрывать эмоции?
  - Если вкратце - ритуал прошел успешно... - да, она все поняла. Разгадала, что я хочу, и уклоняется от деталей. Стоит ли теперь верить тому, кто, возможно, причастен к твоей смерти?
  - Так, - я поднимаю открытую ладонь. - То есть мог пройти и неуспешно... - нужно раскрутить на откровенный разговор.
  - Такого еще не случалось, - успокаивает Лора, но девушка довольно сильно нервничает, поэтому доверять ей не могу. - Потом выяснилось, что у тебя был контакт с призраком. - Продолжает девушка.
  - И поэтому меня так трусило и я умерла?
  - Предположительно... возможно... - выдыхает истребительница, она не может ответить.
  - Почему это произошло? - я должна все выяснить досконально. Понимаю, как это выглядит со стороны. Поэтому слово "смерть" не произношу. Да и самой восприниматься себя, как бывшего покойника не хочется.
  Девушка вздыхает.
  Ага, нужно было все сразу рассказывать, а не после.
  - Понимаешь, Анна. Мы используем разную энергию, - видно, что Лора подбирает слова проще, чтобы я поняла. - Призраки... плохую. А мы - хорошую. Вместе они не могут существовать. Когда к тебе прикоснулся призрак, он отдал тебе часть отрицательной энергии. Она впиталась в твою ауру, а после обряда, проявилась.
  - А почему ее не заметили сразу? Вы же эти... духовидцы...
  - И ты, кстати, теперь одна из нас, - кивает Лора. - Мы много чего не можем. Поверь, мы не всесильны.
  - Допустим, вы не заметили, но почему сразу смерть... и как получилось, что я жива?
  - Плюс и минусом не могут вместе существовать, - разводит руками девушка. - К сожалению, результат был известен, как только ты дала положительный ответ о действии призрака на тебя.
  Печально, но... с интересом смотрю на Лору, ожидая дальнейших объяснений.
  - На второй твой вопрос я не могу дать ответа. Просто, потому что не знаю, - пожимает плечами. - Нужно спросить у Кары. Она отвозила тебя домой, может, она просто не заметила, что ты жива...
   - Что?! - встаю. - Не заметить, что человек живой?! Кстати, если даже я и умерла. - Поднимаю указательный палец. - Почему домой? Убили и решили избавиться от трупа? - Звучит мерзко, у меня даже по спине начинают бегать мурашки.
  - Успокойся, - Лора протягивает руку и указывает на стул. - Все выясним. - Берет телефон.
  - Еще вопрос, - садясь, говорю я. - Почему отвечали на мой телефон? И если ритуал прошел вечером, что до утра делали с моим телом? Потому что звонок с работы был в десять утра.
  Лора вздыхает и пожимает плечами.
  Ой, сколько она недоговаривает. Мне врут, нагло и бесповоротно. Но что делать других источников информации у меня на данный момент нет. Приходиться кивать и ждать.
  - Кара, - начинает разговор по телефону девушка. - Тебе срочно нужно приехать в "тьму". Нет. Вопрос требует немедленного решения.
  С этими словами, Лора кладет трубку и смотри на меня. Временами мне кажется, что Лора искренна со мной, но потом... это взгляд, он такой пронзительный, властный, что хочется съежиться, спрятаться.
  Что из сказанного правда, как мне узнать?
  - Где-то через минут сорок, может, час, приедет Карина и все выяснится.
  - Карина - это Кара?
  Лора кивает.
  - Можешь меня Ларисой называть, - говорит она. - Это наши настоящие имена.
  - Ясно, - маскировщицы хреновы и убийцы. Я поднимаю бровь. - А мне тоже можно будет другое имя взять? - Всю жизнь этого хотела, ну вот не нравится мне "Анна", хоть убей, какое-то оно простое и предсказуемое.
  - Можешь, конечно, - говорит Лариса. - Тебе еще инструктаж нужно провести, все рассказать.
  - Я еще что-то должна знать? - испуганно интересуюсь.
  - Это уже мелочи...
  - Ф-м... - конечно мелочи. Убили, отвезли домой. Если что, про ритуал тоже говорили, что ничего страшного, но тем не менее. Каким-то странным образом я оказалась мертва, ну, по крайней мере, так думали почти сутки.
  Лора бросает на меня недовольный взгляд:
  - Тебе много, что нужно узнать...
  - Я вам просто удивляюсь, гражданочка, - начинаю язвить. - Не с того ни с чего посвятили меня, вернее, заставили меня принять это решение...
  - Никто тебя не заставлял, - повышает голос Лариса. - Если бы сама не захотела, то ритуал бы не прошел положительно.
  - Это считается положительно - я сутки валялась и все считали меня трупом!? - перехожу на крик. Наверное, нужно чаще пить перед важными разговорами. Прям, голос стал прорезаться.
  - Я не могу дать объяснения случившемуся. Такое произошло впервые, - раздраженно говорит девушка. - Я десять лет занимаюсь древней магией и никогда... никогда, понимаешь, такого не происходило!
  Лариса сосредоточена, в голосе слышится уверенность, смотрит мне в глаза. Понимаю, что вот сейчас она не лжет. Может, действительно, произошло что-то такое, о чем не может знать даже она - основательница и старшая из истребительниц. Теперь будет повод сходить в библиотеку и порыться в архивах, пыльных и полных тараканов или клопов. Да неважно, что там водится. Главное, я хочу узнать, почему так вышло.
  - Ладно, давай подождем Карину, - более спокойно произношу я.
  Молчание, вижу, как напряжена Лариса. Нужно что-то сказать...
  - А тату зачем нужно? - спрашиваю я, не найдя ничего более существенного.
  - Это знак отличия.
  - Солнце, Земля, Луна?
  - Да, раньше планетам приписывали магическое свойство, - начинает объяснять Лора, голос становится спокойным. Она поднимается, идет к стеллажу, продолжая рассказывать: считалось, что чем ближе планета, тем сильнее она влияет на человека. - Берет какую-то книгу и подходит ко мне. - Земля - центр вселенной. - Показывает на странный рисунок, на котором изображен круг, а вокруг расположены множество точек. - А все остальное непостижимое пространство энергии. Это было вначале, но потом к главному богу (нашей Земле) добавились солнце и луна. Они просуществовали достаточно долго, как самые могущественные источники энергии. Потом, естественно, все забылось. Немногочисленный магический народ истребили, а древние книги сожгли. Остались лишь легенды и сказания. Мы используем магию трех планет, активировав ее с помощью заклинаний, и уничтожаем зло.
  Я удивленно смотрю на Ларису:
  - А почему у каждой она в разных местах?
  - Мы все индивидуальны. Силы сами выбирают нужное место...
  Ого, а если они выбрали... легкая усмешка пробегает по губам. Это замечает Лариса и прищуривается.
  - Все нормально, я просто подумала... - как же объяснить это Лоре. Нет, лучше что-то другое сказать. - Вы их все время выставляете напоказ?
  - Да, когда мы переодеваемся в истребительниц, нужно чтобы она была видна. Это только на тот случай, если случайно встретимся с работниками центра.
  - Предусмотрительно, - киваю.
  - Просто они немногословны и вопросов задавать не будут - заберут и все. Не хочется терять время, - Лариса кладет передо мной книгу и возвращается на свое место. - Можешь почитать на досуге. Все равно пока тебе лучше не стоит отправляться с нами на поимку.
  - Это почему? - мне обидно, столько усилий и на тебе.
  - Нужно выяснить, почему так получилось и неопасно ли это для нас всех.
  - И что я буду делать?
  - Живи пока своей обычной жизнью. Мы же тоже в первую очередь люди. Работаем, учимся. Днем каждый делает, что хочет, а ночью уже становимся истребительницами, - пожимает плечами Лора.
  - Призраки есть и днем. Я их видела.
  - Днем они не активны и напасть не могут. Это происходит после захода солнца.
  Ясно, как вампиры, значит.
  - Ларис, а ты говорила, что после посвящения могут открыться способности?
  - Могут, но не сразу.
  - А у тебя - телекинез?
  Лора улыбается и смотрит на книгу, что положила на стол около меня. Старое издание дергается, а я вместе с ним. Книга медленно поднимается.
  Я смотрю с открытым ртом. Литература плавно начитает двигаться к Ларисе и застывает у ее руки.
  Вот это фокус!
  
  11 глава
  Проверка
  
  После увиденного, больше вопросов задавать не хочется.
  Лариса принимается пересматривать стопки своих бумаг. Я еще какое-то время наблюдаю за Лорой, потом решаю полистать книгу. Переворачиваю медленно странницы, внимательно изучаю текст и картинки.
  Через какое-то время звук открывающейся роллеты, отрывает Ларису от вороха бумаг. Поднявшись, девушка направляется ко входу.
  - Что случилось, ты была так взволнована, когда звонила? - слышу быстрые шаги Карины.
  - Идем, это словами не опишешь, - голос Ларисы.
  Я усмехаюсь, представляя удивленное лицо блондинки. Опа, сюрприз! Но то, что я увижу - намного лучше. Как только показывается Кара, ее лицо удлиняется, брови ползут вверх. Мне кажется, что они сейчас поднимутся до самого потолка. В следующий момент, девушка роняет сумочку и облокачивается на косяк.
  - Привет, - говорю я, улыбаясь.
  - А... э...
  Кара переводит взгляд на Ларису, та пожимает плечами.
  - Вот как-то так, - говорит старшая. - Сама ничего понять не могу.
  Кара сказать ничего не может, стоит, моргает. Секундное замешательство начинает затягиваться. Лариса меняет в лице, девушка чем-то не довольна, она рукой указывает блондинке на стул. Та садится, продолжая изумленно изучать меня.
  - Я настоящая... не призрак...
  - Я ви-ижу, - выдавливает из себя Карина, заикаясь. - Ка-ак?
  - Ну, вот как-то так... - пожимаю плечами. От такой непонятной реакции, я не могу сдержать смех. Удивительный разговор получается.
  - Это не смешно, - бросает недовольный взгляд в мою сторону Лора, потом поворачивается к Карине. - Давай, приходи в себя. - Быстрым шагом выходит из кабинета и через минуту появляется со стаканом воды: рассказывай, что случилось после того, как ты увезла Анну домой.
  Карина берет стакан, делает глоток. Она о чем-то думает, это видно, как сильно напряженно лицо.
  - Ничего... - пожимает плечами и пытается улыбнуться. - После того, как Анна потеряла сознание, и у нас не получилось ее вернуть...
  Ого, они пытались оказать помощь! Интересно. Они не такие уж и плохие. А я подумала, что убили и закопали без суда да следствия.
  А Кара тем временем продолжает:
  - И ты сказала, что тело лучше увезти домой. Я вызвалась на это, София решила помочь. Мы погрузили Анну в багажник...
  Какой сервис! Как приятно слышать, что меня везли в багажнике.
  - Привезли, выгрузили. Поехали назад.
  - И все? - спрашивает Лора и складывает руки на груди.
  - Кто-то ответил с моего мобильного...
  - Он выпал из сумки, - отвечает Карина. - Я это узнала, когда он зазвонил. Ну, и ответила. Поняла, что сделала глупость. Телефон у меня, а хозяин дома. Поехала к тебе, - блондинка показывает на меня. - Вернула телефон и уехала.
  - Почему об этом мне не сказала? - интересуется Лариса, внимательно слушая рассказ.
  - Не было необходимости, - растеряно пожимает плечами Кара.
  Лора недовольно смотрит на блондинку.
  - С телефоном-то ладно, - машу рукой. - Что со смертью? Почему я жива? - Смотрю на Кару.
  - А я откуда знаю, - девушка перепуганная, как будто первый раз призрака видит. - Я была уверенна, что ты мертва.
  - Мы все были уверены, - чешет висок Лариса.
  - И что теперь делать? - пожимаю плечами. А я-то думала, что сейчас получу все ответы. Оказывает не всё так просто.
  Молчание. Девушки переглядываются.
  - Ну-у-у... - терпение мое на исходе.
  - Нужно проверить неопасна ли ты для нас, - говорит Лора.
  - А потом?
  - Давай, пока займемся этим, - говорит Лариса. Встает и выходит из кабинета, за ней Карина.
  Замечательно. Как могу представлять опасность, я что зараженная? Но делать нечего, тоже встаю и следую за девушками. Мне самой интересно, что же из меня получилось.
  - И как это будет происходить, очередной ритуал? - интересуюсь я. Пытаясь догадаться, куда же меня все же ведут.
  Склад довольно большой, суда десяток другой танков влезет да и еще место останется.
  Лора оборачивается ко мне:
  - Нет, просто посмотрим, как твоя внутренняя энергия отреагирует на атаку.
  Стоп! Я замираю и ошарашено смотрю на Ларису.
  - Не беспокойся, магия действует только на внутренний мир.
  Успокоили! Меня будут атаковать, а я должна не беспокоиться.
  Девушки останавливаются перед дверью. Я бросаю взгляд на вход. Может быть, просто убежать, пока не поздно.
  - Это наш тренировочный зал, - поясняет Лора и открывает дверь. Хлопает в ладоши и загорается свет.
  Я вхожу, смотрю по сторонам. Зал напоминает школьный, спортивный. В углу маты, рядом козлы. Веревки под потолком. Только здесь еще добавлены деревянные столбы по бокам, на дальней стене огромная мишень, а рядом две маленькие. Справа почти под самым потолком два небольших прямоугольных оконца, в которые пробивается солнечный свет. Для окраски помещения использовали приятный для глаз - голубой цвет. И если исключить из зала спортивно-тренировочной инвентарь, то можно подумать, что ты находишься на небе, среди бескрайнего пространства.
  - Итак, - говорит Лариса. - Прошу.
  Она показывает на центр зала. Я бросаю взгляд на Кару, потом на Лору и не большими шагами начинаю продвигаться в середину помещения.
  - Это точно безопасно? - на всякий случай интересуюсь я. Второй раз умирать не хочется.
  - Да, абсолютно, - отвечает Карина. - Нам просто нужно выяснить, какая из энергий тебя активировала.
  Звучит не очень. Словно я какая-то машина. Я дохожу приблизительно до центра и оборачиваюсь. И резко замираю, потому что ко мне летит странное свечение. Что делать?
  - Не двигайся, - приказывает Лора. Она стоит с протянутой рукой.
  А что остается? Конечно, не двигаюсь. Ждали, пока я отвернуть и в спину. Вот мерзость же.
  Огонек останавливает около меня, я недовольно сверлю его взглядом. Мысленно высказывая богатым русским языком, что я по поводу всего этого думаю. Затем свечение делает попытку обогнуть меня справа, но начинает распадаться на более маленькие огоньки и пропадает.
  Я все еще не двигаюсь. Напряженно смотрю на то место, где только что исчез огонек.
  - Не понимаю... - растерянно говорит Лора.
  Я перевожу взгляд на нее:
  - Что опять не так? - недовольно спрашиваю. - Я заразная?
  - Свет должен был или пройти сквозь тебя или улететь ко мне...
  - А он? - поднимаю бровь.
  - Ты что не видела? - раздраженно начинает Кара и выбрасывает вперед руку со словом: лови!
  - Не надо, - тревожно произносит Лариса, но не пытается остановить идущий ко мне свет.
  Я пячусь. Свечение ускоряется и, остановившись около моего лица, начинает шипеть, как змея.
  Только не лицо...
  Я с замиранием сердца смотрю на огонек, который так же как и первый начинает распадаться. И через мгновение ничего не осталось.
  - Вы! - тычу пальм в сторону девушек. И замираю, потому что те стоят, разинув рты, и моргают. - Что это было?
  - Э... - у Кары видно слова закончились.
  - Ты нейтрализатор... - еле слышно говорит Лариса.
  - Кто?
  - Я читала о таком, но ни разу не приходилось общаться... - Лора начинает улыбаться, голос звучит радостно.
  Я пока ничего веселого не вижу. Пожимаю плечами.
  - Ты не понимаешь...
  - Конечно, - возмущаюсь я и медленно иду к девушкам. - Мне же никто ничего не может нормальным языком пояснить.
  - Ты не воспринимаешь магию - ты ее устраняешь, - восторженно отвечает Лора. Она похожа сейчас на меленькую девочку, что получила долгожданную игрушку. Со стороны выглядит все странно.
  И чего же тут такого особенного?
  - Как такое возможно? - выходит из ступора Кара.
  - Возможно, - кивает Лариса. Она делает несколько шагов ко мне на встречу. Я как-то машинально отстраняюсь, но девушка берет меня за руку, потом резко обнимает.
  - Это такое радостное событие? - не могу пока понять я.
  - Конечно, - Лариса отодвигается и ведет меня из зала. - Если ты нашу магию не воспринимаешь, то же самое должно происходить и с призраками.
  - Должно?
  - Теоретически... я об этом читала.
  - А можно на практике, - мне пока ритуала хватило. Вот "теоретически" - это слово, от которого аш скулы сводит.
  - Нет, это точно, - уверенно заявляет истребительница.
  Счастью Ларисы нет придела. Так хочется ей поверить. Но в голове снова столько вопросов, ну, не будем пока ее расстраивать.
  Старшая оборачивается к Каре, которая медленно следует за нами и говорит:
  - Нужно девочкам сказать.
  - Знаешь, я думаю их лучше подготовить, - качает головой Карина.
  Лариса останавливается, я тоже.
  - Да, Кара, ты права. Это шок. Но так хочет поделиться...
  - Может вечером, когда все соберутся, - предлагает Кара.
  - Да, не будем спешить, - соглашается Лариса.
  - А мне что делать? - неужели до вечера сидеть тут и ждать.
  Лора переглядывается с блондинкой.
  - Больше никаких опытов, - поднимаю указательный палец.
  - Ты можешь ехать домой, - улыбается Лариса. - Отдохни. На досуге подумай над костюмом...
  - Я должна буду одеваться, как вы? - скептически интересуюсь я.
  Униформу никогда не любила. Мне школы хватит с формой. Специально работу без спецодежды искала. А тут... Нет, не хочу.
  - Это условное одеяние. Ты сама выбираешь, в чем будешь ходить. Главное, чтобы татуировка была видна, - пожала плечами Лора. - И желательно черный цвет.
  - Но необязательно? - уточняю, вспоминая, что у девушек есть элементы других цветов.
  - Да.
  Это уже лучше. В мыслях всплывают детские мечтания о том, как я хотела стать спасительницей мира. У меня будет свой костюм, оружие и прочее. Глупо, наверное. Мысленно улыбаюсь. Да, я любила смотреть фильм про "Зорро", про супермена, человека-паука. Это были спасители, кумиры. Они казались самыми удивительными и грандиозными персонажами. Но это было в детстве, теперь же я сама стала персонажем чей-то выдумки и это немного пугало. Теперь это не фильм и не сказка. Это моя жизнь, которую я чуть не потеряла.
  - Кара отвезет тебя домой, - перебивает мои мысли Лариса. Она обнимает меня на прощание. - Я позвоню завтра вечером, как подготовлю девочек или завтра. В общем, отдыхай пока.
  - Хорошо, до свидания, - прощаюсь. Отдохнуть мне нужно.
  Лора машет рукой. Я следую за блондинкой, которая видимо еще полностью не отошла от стресса, потому что ведет себя молчаливо и, как будто осторожно.
  Мы садимся в машину. Роллета открывается и автомобиль выезжает на улицу. Дорогу к моему дому Карина знает, поэтому я молчу. Тишину нарушает она:
  - Ты даже не представляешь, на сколько это меняет дело... - качает блондинка головой.
  - Да? - может она толком что-нибудь объяснить.
  - Теперь все будет по-другому, - продолжает она.
  Мне пока ничего непонятно. Ну, не действует на меня магия ни та, ни другая, ну и что?
  - Мы выиграем, - она поворачивается на секунду ко мне, в ее глазах виден блеск. Радость начинает искриться из девушки. Все тоже самое, что происходило с Ларисой. - Ты наше спасение.
  Звучит приятно, я даже улыбаюсь в ответ.
  - Надеюсь, я не жертва, которую разрежут на алтаре для очередного ритуала.
  Кара смеется.
  - Ты все потом поймешь...
  Надеюсь на это.
  
  12 глава
  Отдых
  
  Мы подъезжаем к дому. Странное ощущение, как будто и не покидала этих стен. Автомобиль останавливает. Кара протягивает ключ.
  - Держи, - пожимает плечами, видя мое удивление. - Надо же мне было как-то закрыть квартиру. Я в сумке не рылась. Это запасной, он у тебя на крючке в прихожей висит.
  - Ага, не рылась, - улыбаюсь я. - Как будто первый раз дверь, я сама вам открывала.
  Блондинка смеется:
  - Так получилось.
  А я представляю, как труп вдруг ожил, нашел в сумке ключ от квартиры, открыл, потом опять отключился.
  - Понимаю, - не переставая улыбаться, говорю я. - Ладно, до встречи. - Я выхожу из авто, машу рукой.
  Кара на прощание кивает. Машина уезжает, быстро скрывшись между деревьями. Я облегчено вздыхаю. Дома как-то чувствуешь себя уверенней. Направляюсь к подъезду, открываю дверь, медленно поднимаюсь на пятый этаж.
  Странно ощущать себя не такой, как все... как там они сказали нейтрализатором. То, что особенная, я знала с детства. Видеть призраков - это не куличики лепить. Но чтобы настолько! Вырубать силу - это... это круто. Самооценка как-то сама по себе поднимается. Я гордо шагаю на лестничную площадку и достаю ключ. Открываю дверь и захожу в квартиру. Закрываю дверь, разувшись, оставляю на вешалке пальто. Подхожу к зеркалу, что висит в коридоре, и внимательно себя осматриваю. Несколько раз отхожу назад, потом приближаюсь.
  - Да, вот я какая! - развожу раками. - Спасительница мира!
  Звучит глупо. Но так мне сказали, хотя самой с трудом верится. Я знала, что есть другой мир - ведь каждый день видела доказательства его существования. Но вот, что окажусь втянутой в него по уши, даже не представляла.
  Улыбнувшись и, подмигнув отражению, направляюсь на кухню.
  - Что есть покушать? - открываю холодильник.
  На меня смотрят остатки фруктов, полпачки сливочного масла, одно яйцо, и остатки яблочного сока. Да, с этим не разгуляешься.
  Трудно держать в холодильнике еду, когда живешь один, да еще и работаешь допоздна. Я люблю готовить, но мне много не надо. А после работы обычно так лень о чем-то думать кроме душа и постели. Конечно же, когда я еду, то рассуждаю, что же приготовить, но, оказавшись дома, происходит все по накатанному сценарию. Душ и сон.
  Вздыхаю. Есть-то хочется. После спиртного меня просто распирает от голода. Да и времени уже достаточно прошло, пора бы и поужинать плотно. Надо в магазин ехать за продуктами. Наша местная забегаловка не славится свежими продуктами. Если, конечно, хочу попасть в больницу с отравлением, можно и сбегать. Я всегда удивляюсь, кто в этом магазине отоваривается, что он до сих пор работает? Нужно ехать в гипермаркет, а так не хочется. Это на маршрутку идти, потом где-то полчаса в пути (если пробок не будет), потом по магазину столько же, а то и больше. Потом обратно. Так лень... А что делать?
  Мои мысли прерывает телефонный звонок. Подхожу, смотрю - Марина. Улыбаюсь:
  - Привет.
  Она, как обычно, не спрашивает, как дела и переходит к цели звонка.
  Один из ее любовников пригласил в клуб. Я сразу понимаю, в чем проблема. Нужна подруга для друга. Пройденный этап. Наверное, никто больше не согласился, вот и Марина решила позвонить мне, я-то никогда не откажусь. Я на свою зарплату сильно не погуляю. А если это тот дяденька, что подумала, можно ни в чем себе не отказывать. И напоят, и накормят. При этом платить не за что не надо, ни деньгами, ни другим чем-нибудь. Хорошие дедушки. Нет иногда, конечно, я выхожу прогуляться отдохнуть, но у меня строгий лимит. Потрачу больше и все - за квартиру нечем будет платить. Поэтому не согласиться на такое предложение было бы с моей стороны глупостью.
  - Да, Марина. Я согласна.
  Слышу визг.
  - За тобой, когда заехать? - спрашивает она.
  - Давай через час, только домой не надо. На остановке, возле магазина. Ну, ты знаешь. Только не опаздывать.
  - Ладно, - соглашается подруга.
  Кладу трубку. Вздыхаю. Помню, как в прошлый раз я почти пятнадцать минут ждала, пока за мной заедут. Все мимо проезжающие машины - сигналили. Несколько раз пытались познакомиться.
  Так, заканчиваем с воспоминаниями, теперь нужно выбрать наряд, люди-то солидные. Надо рядом с ними не выглядеть мышью. Хотя, если честно, мне совершенно наплевать на мнение других, но упасть в грязь лицом не хочется.
  Иду в комнату, открываю шкаф. Приличного-то ничего нет. Все больше на рабочий вариант смахивает, правильно, зачем мне куча вечерних платьев. Если я кроме работы и дома ничего не знаю. Есть один комплект, но я его уже несколько раз одевала. И Марина не удержится от комментариев на этот счет. Что делать? Мне почему-то хочется выглядеть сегодня неотразимо. Начинаю перебирать гардероб.
  Нет. Не то. Фу. Боже, не ужели я это еще ношу?
  Наталкиваюсь на старое платье. Купила на распродаже, надевала один раз и забросила. Оно просто короткое. Если танцевать нужно быть осторожной и руки не поднимать, а есть садишься, то аккуратно прикрывать ладонями "основание". А если надеть леггинсы? Вешаю платье на дверцу шкафа и отхожу, мысленно представляя картину. У меня как раз есть темно-синие, по бокам с поетками, обтягивают хорошо. И туфли темно-синие. Туфли на высоком каблуке у меня одни, осенне-весенний вариант. Можно и зимний вариант, если что-то срочное. Еще есть на летние - открытые. А зачем много, если нужно в год пару раз выйти? Под них и подбираю наряды на выход.
  Определившись с нарядом, иду принимать душ. Потом крашусь, делаю укладку. Не выдерживаю и перекусываю остатками фруктов, допиваю сок. Смотрю на часы - осталось двадцать минут. А до остановки минут десять идти, нужно поспешить. Направляюсь в комнату, начинаю одеваться. На всякий случай кладу в сумочку немного денег, мало что может случиться. И так по мелочи: помаду, пудру, телефон, салфетки обычные и влажные. Начинаю закрывать. Блин. Черная сумка у меня миниатюрная. Ну, вот какого, я ее покупала. Это все Марина:
  - Такая сумочка должна быть у каждой, уважающей себя женщины, - передразнивая подругу, кривляюсь. Выкладываю салфетки. Закрываю.
  Иду в двери, смотрюсь в зеркало, получилось неплохо. Стильно и скромно, поворачиваюсь. Твою ж... Забыла, что у платья плечи открыты и часть спины. Мое тату в полной красоте на обозрении. Как-то не хочется Марине объяснять, откуда оно взялось. Я завишу от мнения Марины. Просто она сама хотела сделать татушку, буквально месяц назад, я ее отговорила. Сказала, что-то типа не нужно портить тело. А тут вдруг я покажусь... смотрите, какая красота!
  Вздохнув, возвращаюсь в комнату, открываю шкаф. Переодеваться так не хочется, времени мало остается да и вот что? Больше подходящей одежды нет. Хватаю черный пиджак, должен подойти. Иду обратно в коридор. Надеваю пиджак, сверху пальто. Обуваюсь и выхожу из квартиры. Закрываю дверь. Еле засовываю в сумочку ключи. Думаю, может пудру выложить, но там же зеркало. А это важная часть в образе девушки. Сильней приживаю сумочку. Еще немного. Закрылась, значит, все нормально. Проверяю застежку, чтобы просто так не открылась по дороге. Замечательно, можно идти!
  Начинаю спускаться. Звонок. Беру трубку.
  - Да, Марин.
  - Ты готова? - голос веселый.
  - Да, спускаюсь.
  - Мы уже подъезжаем.
  - Хорошо.
  Нужно поторопиться. Не хочу, чтобы меня забирали из дома. И дело не в том, что кто-то будет знать мой адрес. Просто как-то не по себе, когда дорогущая машина останавливается около подъезда, и я в нее сажусь. Чувствую себя падшей женщиной. У людей же стразу складывается о тебе железное мнение и не какая исповедь не поможет исправить перешептывающихся бабушек.
  Открываю подъездную дверь и гордо выхожу. Не забывая при этом выбирать более ровную дорогу. На мое удивление на лавочках никого нет. Только на детской площадке гуляет пара мальчуганов, под пристальным взглядом мамы. Женщина живет этажом ниже. Она далеко, кричать не хочется, поэтому делаю вид, что не замечаю и прохожу мимо. Перехожу через дорогу, дальше тротуара нет. Поэтому иду по проезжей части до самой остановки. Дойти я не успеваю, из-за угла появляется внедорожник и направляется ко мне. Подъехав, останавливается. Из машины выходит солидный дедушка в дорогом костюме:
  - Здравствуйте, Анна! Прошу, - открывает дверь. - Я - Владимир Сергеевич. Для вас можно - Вова.
  Ну, если только дедушка Вова. Киваю. Как можно не ответить на такое?
  - Спасибо, - улыбаюсь. Я ошиблась. Это какой-то новый кавалер. Его я не знаю.
  - Вот видишь - вовремя, - говорит Марина, выглядывая из машины.
  - Это редкость, - язвлю я.
  Марина закатывает глаза, но как только я сажусь, обнимает и целует.
  Дедушка Вова садится на переднее сиденье. За рулем водитель. Круто.
  - Рада тебя видеть, как ты? Что не звонила? Как работа?
  - С чего начинать? - улыбаюсь я. - На работе все так же. Телефон сел, потом заглючил, вообще...
  - А я тебе говорила, нужно новый купить, - кивает Марина. - У тебя модель позапрошлого года.
  Демонстративно поднимает указательный палец подруга. Это, наверное, громадное упущение. Марина никогда не покупает вещи на распродаже. Это большая редкость в это время не то, чтобы купить, просто зайти в магазин. "Распродажи для лохов", - вспоминаю ее слова. Для меня же распродажа - возможность одеться дешево.
  Улыбаюсь. Марина, как всегда, начинает рассказывать, что я себя не люблю, раз у меня такой телефон.
  Подруга сегодня на высоте. Блестящее платье с алой лентой под грудью, такие же туфли и сумочка.
  
  За болтовней дорога пролетает быстро.
  И вот мы у клуба с огромной вывеской. Теперь первым выходит водитель, которого я так и не успела рассмотреть. Открывает дверь для дедушки Вовы, он в свою очередь, открывает мою дверь и подает руку. Галантный пень! Я выхожу, улыбаясь. Потом показывается Марина. Предоставив дамам взять его под руки, дедушка Вова делает шаг ко входу, где нас без вопросов пропускают.
  Миром правят деньги. Есть бабло - ты человек, если же нет - никто. Я вспомнила, как в прошлом году мы пытались пройти в этот клуб с Мариной. Отстояли очередь, а нас не пустили. А сейчас, даже если бы я была в спортивном костюме - пустили.
  Вздохнув, начинаю рассматривать яркое убранство. Все светится, моргает. Музыка безудержно орет. С непривычки странно и неуютно. Смотрю на Марину, она улыбается и разговаривает с кавалером. Дедушка Вова, ведет нас наверх к vib-столику.
  Иногда у меня проскальзывает ехидная улыбочка, когда какая-нибудь дамочка провожает нас недовольным взглядом. Хочется еще обернуться и показать язык. Но понимаю, что не будь Марины, ничего бы этого не было.
  Подходим к стеклянному столику, вокруг которого располагаются красные кожаные диваны.
  - Как раз под мои туфли и сумочку, - перекрикивая музыку, говорит Марина.
  Ну, конечно же. Качаю головой и присаживаюсь. Именно под твои вещи тут интерьер и подбирали!
  Нас уже ждали. На столе стоит шампанское, вино - две бутылки. Две нарезки фруктовая и сырная.
  - Это аперитив, - говорит Вова. - Если что-то хотите еще, не стесняйтесь, заказывайте.
  - А что здесь есть? - спрашиваю. Я-то есть хочу, вернее уже жрать.
  - Для Вас, девочки, все, что угодно! - с милой улыбкой, произносит дедушка Вова.
  Он что сейчас со мной заигрывать пытается?
  - Я просто после работы...
  - Минуту, - дедушка Вова оборачивается. Сначала не понимаю зачем. А пытается найти официанта. Но результатов нет, работников этого заведения нигде не видно. Тогда дедушка встает, улыбнувшись мне и Марине, уходит.
  Как же все-таки приятно, когда за тобой ухаживают. Я уверенна, что этот Вова, какой-нибудь начальник, но, тем не менее, он пошел за меню или за официантом.
  Снимаю пальто и пересаживаюсь ближе к Марине:
  - Где ты выкопала этого дедушку?
  Марина кривится:
  - Фу, какая ты привереда. Вот потому ты и до сих пор одна. Мужчинами не раскидываются.
  Поднимает бровь и складывает руки на груди.
  - Слушай, ну, тот с усиками и то был симпатичнее и моложе...
  - Он с женой в Индию уехал, - пожала плечами Марина. - А я что должна ждать? Я - молодая девушка...
  - А Олег? - перебиваю подругу, мне не интересно выслушивать про ее любовников.
  - Да, пошел он, - берет сумочку, достает телефон и показывает мне. - Смотри, какое позорище он мне подарил.
  - Да, радуйся, хоть что-то подарил... у парня, может, денег нет...
  - Анна, какая ты... мне, что до пенсии ждать пока он их заработает?! - кричит подруга. С психом открывает сумочку, бросает туда телефон и отворачивается.
  Я пожимаю плечами и беру с тарелки кусочек сыра. Пока дождешься этого Вову, с голоду сдохнешь.
  - Какие небесные создания...
  Поднимаю голову и созерцаю мужчину за сорок в джинсах и белой рубахе, которая под неоновыми лучами, светится. Он щедро улыбается и садится на противоположное кресло.
  - Занято, - ору я.
  - Можно к вам. Я не на долго...
  - Слушай ты, приземленный...
  - О, а говорил, что дела-дела, - слышу я сзади и оборачиваюсь. Дедушка Вова с щедрой улыбкой смотрит на пришедшего. - Девочки, познакомитесь - это мой давний друг - Алексей Александрович. Ну, я думаю, можно просто Алексей.
  Хозяин клуба кивает.
  Я сглатываю. Вот, блин. Кавалер, видя мое смятение, улыбается и протягивает руку, чтобы поздороваться.
  - Анна, - здороваюсь.
  - Мужской характер, - произносит Алексей и протягивает руку Марине.
  - Марина, - мило улыбается.
  Ей он целует руку. Вот гад.
  Подруга низко наклоняется над моим ухом и шепчет:
  - А твой симпатичнее, отдашь.
  А так же на ухо, отвечаю:
  - Забирай двоих.
  Она смеется.
  - Что за шушуканье, - качает головой Вова. - Все в слух. - Потом обращается к другу. - Лешь, уволь своих официантов. Кто так работает? Я пока нашел хоть кого-то, столько сил потратил. Я же сюда не за этим пришел. - Улыбается нам. - Мы гости почетные, он должен тут крутиться.
  - Ой, Вов, ты прав, но вот проблема с кадрами сейчас. Хорошо человека днем со гнем не отыскать.
  Надо же перед нами сам хозяин заведения. Так хочется ему высказать все, что я думаю. Я хватаю за руку Марину:
  - Пошли в туалет, - потом обращаюсь к Вове. - Где дамская комната?
  - Направо, там увидите указатели, - отвечает Алексей.
  Я улыбаюсь мужчине, хочется сказать, что не у тебя спрашивали, но хозяин клуба, ясное дело, лучше знает, где и что находится. Встаю и чуть ли не волоком тащу Марину за собой. Подруга не спешит, медленно следует за мной молча.
  Оказавшись в туалете, говорю:
  - Марин, я поеду домой.
  - Это еще почему? - удивлена подруга. - То есть ты хочешь оставить меня тут с человеком, которого я второй раз вижу, а твоего, вообще, первый.
  Я цокаю языком. Ну, вот что она за человек? Но учить жизни ее уже поздно. Я тоже хороша, можно было и расспросить. Да и силком никто не тащил.
  - Что тебе не нравится? - разводит руками Марина. - Что тебя не устраивает?
  Я разворачиваюсь, чтобы уйти.
  - Я даже тебе простила туфли и сорванный вечер...
  - Что?! - оборачиваюсь. Она, что обалдела?
  - Ты прекрасно знаешь, как они мне достались, а ты за один день...
  Да, знаю, поработала хорошо, только какой частью своего тела? Внутри все кипит. Слова крутят на языке, готовые с любую секунду сорваться. Я прищуриваюсь.
  И тут голос Марины меняется:
  - Аня, ну ты, прекрасно знаешь, что кроме тебя у меня никого нет. Кто мне поможет? - подруга смотрит на меня печальными глазами. Очередной прием "ангельских глазок". - Настоящую подругу так трудно отыскать. Ведь ты всегда мне помогаешь. Никогда не отказываешь. Ты самый добрый человечек, - Марина протягивает каждое слово, словно поет. Делает это специально, чтобы слова звучали более трагически. Если я сейчас уйду, то перевернется весь мир.
  Постукиваю каблуком о кафельный пол. Почему я такая мягкотелая? Улыбаюсь. Вот, может же. Поняв, что я остаюсь, Марина подскакивает ко мне и обнимает. Я обнимаю ее.
  - Обожаю тебя, - целует в щеку. Очередной прием "глазок", прошел успешно.
  - Ага, - выдыхаю.
  Возвращаемся к столику. На столе около меня стоит какой-то салат и жульен. Ну, хоть что-то. Присаживаюсь и хочу приступить к еде. Слюни сейчас начнут капать на стол.
  - Дамы, давайте поднимем тост за встречу, - говорит дедушка Вова.
  Я сразу и не замечаю, что наши бокалы уже наполнены.
  - Надеюсь не шампанское, - беру бокал.
  - Белое вино, только вино, - с усмешкой отвечает Алексей.
  Подношу бокал. В нос ударяет резкий запах. Фу, гадость. Какая-то тварь подлила сюда водки. Перевожу недовольный взгляд на графин, что стоит на столе. Наши "мальчики" пью водочку. Я беру с тарелки сыр, откусываю кусочек. Жду, пока выпьют мужчины. Марина пригубила вино и смотрит на меня. Я, выдохнув, залпом выпиваю бокал, и ставлю на стол. Горячая горечь плавно расползается по телу. Потом, закусив сыром, говорю:
  - В следующий раз, наливайте сразу водки. Полумерками не люблю пить.
  Подруга удивлено поднимает бровь. Вова смеется:
  - Это Алексей решил подшутить.
  - Очень смешно, - серьезно отвечаю я.
  Марина смотрит растеряно на свой бокал.
  Я беру ее бокал, нюхаю. Вино, чистое вино! Поднимаю взгляд на хозяина клуба, он молча наливает еще по рюмке: себе и другу. Это только мне месть была. Замечательно! Но я не из слабых. Могу и водку. Только вот, как завтра голова болеть будет, даже думать не хочу. Забираю у Алексея стопку и ставлю ему бокал.
  - Уверена, - усмехается хозяин клуба.
  - Еще бы, - отвечаю и беру вилку, чтобы приступить к поглощению еды.
  - Она шутит, - улыбается Марина и ставит рюмку назад.
  Я не возражаю. Рот и руки все равно заняты. Еда для меня сейчас важнее пререканий. Марина начинает рассказывать, как встретилась с Вовиком. А я молча поглощаю салат, кстати, вкусный или это с голодухи просто. Куриная грудка, помидоры, салат, сыр - кажется все ингредиенты. Надо посмотреть, как называется.
  Второй тост. Девочкам наливают вино.
  - За небесных созданий, - говорит Алексей и посматривает на меня.
  - Ой! - вскрикивает Марина.
  Я дергаюсь и удивленно смотрю на подругу.
  - Моя любимая песня, - и, сложив ладони вместе, поворачивается ко мне. - Ну, пошли.
  Ну, почему если танцевать или куда идти, так сразу я? Подруга умиленно смотрит снова прием "ангельских глазок". Вздыхаю, снимаю пиджак. Чем меньше одежды, тем удобнее танцевать. Беру телефон и встаю. Хорошо, я успеваю схватиться за край дивана, потому что мир как-то резко расширяется, а потом приходит в движение не зависимо от меня. Мужчины не замечают моей качки, о чем-то усердно разговаривают. А Марина тащит меня за руку вниз, на танцпол. Я отрываюсь от дивана и быстро, как только могу, начинаю идти за подругой. Ноги ватные, я только вижу, как мелькают ступеньки. Хоть бы не упасть. Вот лестница закончилась. Марина бросает мою руку, начинает пританцовывать. Я шагаю за ней.
  Вот что, а танцы люблю. Просто движение под музыку у меня ассоциируется с детством, я ходила на бальные танцы. Какое было время! Это удивительные часы, где можно было уйти от реальности, погрузиться в другой мир. Летящий, манящий, воздушный.
  Сейчас движения получаются не очень. Нет практики, да и выпитый алкоголь все чаще просится наружу. С каждым проглатыванием слюни, понимаю, что долго я не продержусь. И возможно, в следующий раз, все выпитое и съеденное окажется на полу. Чтобы этого не произошло - нужно сходить в туалет. Ищу глазами официанта или охранника, чтобы спросить о дамской комнате. Наверх, я думаю, уже не успею добраться. Второй нашелся быстрее. Направляюсь к нему, обхожу танцующие тела, которые так и норовят мне в глаз тыкнуть пальцем или зацепить ногой. Добравшись до цели, дергаю за рукав высокого брюнета. Он опускает глаза.
  - Простите, где внизу туалет?
  Охранник показывает пальцем на горящую табличку, где изображены два силуэта: мужской и женский.
  - Спасибо, - киваю и отправляюсь в путь.
  Добравшись до двери, дергаю, заперта. Что за? Пячусь. Тут дверь открывается и выходит изрядно поддатая дамочка во всем белом, особенно поразил цветок на макушке. Провожаю ее взглядом, смотрю охранник, у которого я спрашивала дорогу, пристально на меня глазеет. Я прищурилась. Потом перевожу взгляд на дверь. Так больше не пью, а то уже дверь открыть не могу, вернее могу, но в другую сторону. Я смеюсь и захожу в туалет. В кабинку, к унитазу. Ну, здравствуй, Жора.
  Сделав дело. Выхожу, иду к раковине. В соседней кабинке, знакомые звуки - кто-то тоже перепил. Мою руки. Брызгаю на себя прохладной водой, главное не переборщить, чтобы тушь не потекла, бью по щекам.
  - Так, давай приходи в себя, - разговариваю с отражением в зеркале. Видок отвратительный. Качаю головой, хороший отдых получился и это только начало. Показываю язык зеркалу, вздыхаю и направляюсь к двери. Выхожу и сталкиваюсь с кем-то. Поднимаю голову. Охранник. Что ему нужно? Отхожу в сторону, но он берет меня под руку. Опа, что за манеры?
  У меня в кармане начинает вибрировать телефон, смотрю. Незнакомый номер.
  - Мне нужно ответить, - кричу охраннику. Он как будто не слышит и ведет меня куда-то.
  Чтобы не терять время беру трубку.
  - Да!
  - Анна, ты нужна нам, срочно, - голос Ларисы взволнован.
  - Лора? Что случилось? - быстро бросаю взгляд по сторонам, мы направляемся к выходу.
  - Софию убили...
  - Как?! - ступор. Что сказать не знаю. Может, тоже не по-настоящему и она очнется... о чем я думаю? Если убили, то уже все! - Я сейчас приеду. - Вырывается у меня. - Дергаю руку и обращаюсь к охраннику. - Да, пусти. - Но меня держат крепко.
  Мы оказываемся на улице. Холодно, начинаю дрожать. Руки пытаюсь сложить на груди, но не получается. Смотрю на брюнета, он косится на плечо.
  Твою дивизию - тату.
  - А что у вас в центре все такие красавчики? - а откуда он еще может быть, как не из психушки. Кто кроме истребительниц и этого учреждения знаком с таким сочетанием символов? Он ослабляет хватку. Я вырываю руку. - Дела у меня, понимаешь? - Не свожу с него глаз. Он молчит. - И догадываешься, какие ночью у таких, как я могут быть дела. - Опять молчит. Может, немой?
  Я возвращаюсь в клуб, никто не пытается меня остановить. Зачем выводил - непонятно. Может, понял, что мне плохо и просто проветривал? Ладно, хрен с ним, с этим охранником, до него сейчас нет дела. Глазами ищу подругу. На танцполе нет, поднимаюсь. Иду уверенно, после прохладного воздуха, вообще, отпустило. Марина сидит на диване и мило беседует с мужчинами. Я спокойно подхожу, беру пиджак, надеваю, потом тянусь за пальто. Марина удивленно смотрит на меня. Я качаю головой:
  - И не уговаривай.
  Подруга как-то спокойно реагирует на новость о моем уходе.
  - А как же тост за любовь? - спрашивает Алексей, протягивая мне бокал.
  - За любовь вы выпьете с другими небесными созданиями, - беру сумку и двигаюсь к выходу. Через пару шагов меня останавливают, оборачиваюсь.
  - Что же так быстро? Не понравилось угощение? - усмехается Алексей.
  - Как же очень понравилось. Я шутку оценила, - хочу продолжить спуск по ступенькам, но хозяин клуба преграждает дорогу.
  - Так идем продолжим, вечер только начался.
  - Дела, спешу...
  - Струсила?
  - Слушай, ТЫ! - я указываю пальцем на Алексея.
  - Поосторожней на поворотах девочка. Ты только что пила и ела за мой счет, в моем клубе. И за пару сотен, будешь готова сделать все, что скажу я, - он с усмешкой бросает брезгливый взгляд на меня.
  Я в бешенстве. Резко разворачиваюсь, возвращаюсь за столик, хватаю за руку Марину. Она в шоке.
  - Аня, что случилось?
  - В чем дело? - удивленно интересует девушка Вова.
  - Идем, - говорю. - Я не хочу тебя оставлять с ними. Я киваю в сторону мужчин. Алексей уже сел на свое место.
  - Никуда не пойду, - дергает руку подруга. Я знаю, что она выкручивалась и не с таких передряг, за нее беспокойства нет. Просто принципиально хочу ее увести.
  - Можешь больше мне не звонить, - бросаю я ей. И разворачиваюсь, чтобы уйти. На моем пути стоит охранник-амбал. Я бросаю злобный взгляд на хозяина клуба, тот лишь усмехается.
  И что делать? Марина отвернулась и делает вид, что меня уже нет. Вот и подруга! Перевожу взгляд на дедушку Вову, он растекается перед Мариной. До меня никому дел нет, кроме Алексея, что только что поменялся в лице. Хозяин клуба смотрит куда-то за мою спину. Поворачиваюсь, рядом с амбалом возник высокий брюнет и качает головой. Алексей удивленно поднимает бровь и смотрит на меня. Брюнет подает руку и показывает на лестницу. Я не заставляю себя ждать. Обойдя быстро первого охранника, почти бегом, насколько позволяют каблуки, бросаюсь к лестнице, потом вниз. Прорываюсь сквозь танцующие тела и вот спасительный выход. Открываю дверь, в лицо бьет прохладный воздух, я глубоко вдыхаю. Свобода!
  Достаю телефон, набираю номер такси и вызываю к клубу машину. Такси жду вся на иголках, каждую секунду оглядываюсь. Вдруг хозяин клуба выскочит с парой охранников и затащит назад. Каждый раз при виде шашечек, чуть ли не бросаюсь под машину. Нервы расшатаны до придела. Не проходит и минуты, как я достаю телефон и смотрю на часы. Обещали через десять минут, уже шесть прошло.
  Когда долгожданная машина подъезжает к клубу, я кидаюсь в нее. И дело уже не только в страхе, я замерзла. Меня всю колотит.
  - Куда едим? - интересуется водитель.
  Я, дрожащими губами, объясняю дорогу и прошу сделать печку горячее. Шофер кивает и трогается с места.
  
  13 глава
  Похороны
  
  Вот уже и склады видны. Хорошо, что деньги с собой взяла, как угадала с суммой. Расплачиваюсь и бегу к уже открывающемуся входу. На пороге стоит заплаканная Лора.
  - Как это произошло? - с порога интересуюсь, прохожу дальше и вздрагиваю от увиденного. На полу лежит София, вернее то, что от нее осталось. Тело, как будто пропустили через мясорубку. Создается ощущение, что кости отсутствуют. Конечности выгнуты в разные варианты углов. Лицо накрыто полотном.
  Хорошо, что я уже все вырвала, потому что после увиденного, захотелось сходить и позвать Жору еще раз. Отрываю взгляд от тела и прикрываю рот ладонью. Сглотнув, прислушиваюсь к ощущениям, кажется, прошло.
  Смотрю на девушек. Кара стоит в углу, опустив глаза. Шу, обхватив свое тело руками, качается на стуле. Лора подходит ко мне:
  - Не удачная ловля, - всхлипывая, говорит она.
  Я с трудом узнаю, твердый взгляд и волевой характер этой девушки.
  - Мне жаль... - Делаю шаг на встречу и обнимаю Ларису. Становится тоскливо. Я не успела узнать Софию, но мне она показалась доброй, позитивной, милой. - Как это случилось? - Спрашиваю я.
  - Обычная ловля, - начинает Лора, отодвигается от меня и переводит взгляд на труп. Потом продолжает: ничего особенного. Призрак показал активность и мы поехали проверить, не представляет ли он угрозы для людей. Но там оказалась целая группа. Призраки разлетелись по лесу, мы разошлись в стороны, чтобы больше поймать. Потом я услышала крик и побежала. Когда достигла Софии, было уже поздно. Ее атаковали... - Девушка вытирает заплаканные глаза ладонями и направляется в кабинет.
  Я провожу ее взглядом. Не знаю, что делать? Как быть? Я как бы одна из них, но толком же никого не знаю. Покосившись на Софию, я подхожу к Каре. Вроде бы общались уже.
  - А что у вас нет дополнительной защиты, прикрытия?
  Кара усмехается:
  - Если бы ты немного проявила интерес, то узнала бы раньше, что мы частная организация...
  - Это мне Лора рассказывала, - перебиваю блондинку. Странные они, когда мне интерес проявлять, после того, как меня убили или когда узнала, что нейтрализатор?
  - А еще, что высшее руководство центра всеми силами пытаются от нас избавиться, - Кара повышает голос. - Они считают нас клоунами, бегающими в костюмах.
  Ну, я тоже так изначально подумала. Пожимаю плечами. Почему я должна слушать недовольство какой-то блондинки. Мне придурков на работе хватает.
  - А я не просила делать из меня пугало, - тыкаю я пальцем себе в грудь. - Меня моя жизнь устраивала.
  - Девочки... - голос Ларисы.
  Мы обе поворачиваемся.
  - Давайте споры оставим на потом, - продолжает Лора. - Нужно к похоронам приготовиться.
  - А кто вам сказал, что я с вами? - усмехаюсь, разводя руками.
  Шу удивленно смотрит, Кара машет рукой и направляется к Софии. А Лора опускает глаза.
  - Да, тебе никто не может заставить, - кивает Лариса. - Но послушай, если не мы, то мир превратится в хаос.
  - Он столько лет справлялся без вас, - делаю пару шагов назад. - Десять лет это мелочь.
  - Возможно, ты именно так смотришь...
  - Да, я никак ни на кого не смотрю, - повышаю голос. - Я просто хочу жить. - Развернувшись, начинаю идти к выходу.
  - Живи, только однажды ты можешь проснуться в совершенно другом, незнакомом для тебя, мире, - говорит Лора. - Вспомни призрака, который на тебя напал. Что-то изменилось. Теперь их сущность может близко подбираться к человеку и причинять вред...
  Я не слушаю. Все с меня хватит, поиграли и закончили. Ничего они со мной не сделают, нужно было раньше от всего этого избавиться, а то сделали клоуна. Теперь еще и виноватая останусь. Валить нужно отсюда и быстро.
  Выхожу из склада. И смотрю по сторонам. Предрассветная зорька, слегка поддернула горизонт алым. Вздыхаю полною грудью. Прохладный осенний воздух проникает в легкие. Как же хорошо.
  Нужно домой. А как добраться? Денег нет. В принципе, могу заплатить, когда доеду, я так делала. Вызываю такси, с большим трудом объясняю, куда нужно приехать. Стою, жду.
  
  Утренняя прохлада начинает забираться под пальто. Я дрожу. Начинаю прохаживаться. Хорошо дождя пару дней не было и почва достаточно крепкая, а то утонула бы на своих каблуках. Пальцы на ногах немеют: не сколько от холода, сколько от усталости. Решаюсь выйти на дорогу, заезд есть только с одной стороны, так что автомобиль не пропущу. Делаю пару шагов и вижу, как авто сворачивает с трассы. Присматриваюсь. Шашечки. О, наконец-то! Не могу дождаться, когда машина подъедет. Стою, улыбаюсь. Как только авто останавливается, прыгаю в машину. Как же хорошо! Прижимаю руки к себе и смотрю на удивленного водителя.
  - Это ж каким ветром тебя деточка сюда занесло?
  - Секта... - отвечаю я. Это единственное, что приходит в голову, когда я представляю маскарадниц.
  Водитель серьезно смотрит на меня и вздыхает.
  Я называю адрес, трогаемся.
  
  Подъехав к дому, начинаю рыться в сумочке:
  - Ой! - испуганно говорю я. - Кажется, деньги выронила, когда смотрелась на дороге в зеркало. - Главное, искренне играть.
  Таксист недовольно поворачивается ко мне.
  Я пожимаю плечами:
  - Сейчас принесу. Честно.
  - Знаем мы таких...
  - Давайте телефон оставлю, в залог. Он дороже стоит.
  Водитель скептически смотрит на телефон:
  - Ладно беги, только быстро, у меня еще вызов.
  Я выскакиваю из машины. И бегом направляюсь к подъезду. Лестница сначала дается довольно легко, но чем выше поднимаюсь, понимаю, что последние ступеньки придется преодолевать ползком. А ведь потом еще спускать, а затем снова подниматься. Боже! Снижаю темп. Еле доковыляв до двери, открываю и вхожу внутрь. Снимаю туфли. Какое блаженство! Сползаю по стенке и, раскинув ноги, сажусь на пол. Мне последний раз было так хорошо, когда я ездила в отпуск на море. Легкий ветерок ласкает тело, горячий песок и море. Сижу, балдею, медленно шевеля пальцами ног и понимаю, что меня внизу ждут. Нужно встать, а это так не хочется делать, и отнести деньги. Скривившись, поднимаюсь и иду за заначкой. Я же не рассчитывала, что буду сегодня тратиться, а зарплата только через неделю. Основную сумму нужно сберечь.
  Взяв деньги, бегу ко входу, обуваю балетки и спускаюсь вниз. Рассчитавшись с таксистом, обратно поднимаюсь, совершенно не спеша. Теперь нужно поспать, мысли о сне еще больше расслабили, захотелось лечь прям тут, на ступеньках. Нет, нужно взять себя в руки и дойти, смотрю наверх, еще два пролета. А после сна я захочу кушать, а в холодильнике мышь повесилась. Останавливаюсь. Нужно ехать за продуктами. Гипермаркет работает круглосуточно, маршрутка начнет ходить с полшестого. А сколько сейчас времени? Открываю квартиру, достаю с сумки телефон. Двадцать минут шестого. О, как раз, пока до остановки дойду. Беру деньги, запихиваю их во внутренний карман пиджака и выхожу из квартиры.
  
  Маршрутка приезжает с опозданием в десять минут. За время ожидания, замерзаю так, что десять раз успеваю поругать себя за то, что не переоделась. Меня уже всю трусит от холода. Зайдя в салон, я расплачиваюсь и сажусь возле окна. Посильней закутываюсь в пальто и грею руки дыханием. Осенью средства передвижения редко отапливают, поэтому приходится согреваться своими силами.
  Маршрутка практически пуста. Впереди сидит старушка и еще кто-то сзади, его я не успела разглядеть, кажется, мужчина. Я хочу закрыть глаза, но не решаюсь. Ехать недолго, а после бессонной ночи, могу задремать даже здесь. Я ежусь и машинально оборачиваюсь, когда маршрутка останавливается на остановке. В салон проходит мужчина, за ним женщина с ребенком.
  Вздрагиваю, потому что за ними следует призрак, он настолько не обычный, что я провожу существо пристальным взглядом. Никогда не видела полуразложившуюся нечисть. Его плоть растрескалась и клочками свисает, слегка подрагивая при движении. Запах идет ужасный, словно рядом находится мусорка всего микрорайона. Один глаз отсутствует, рот перекошен, волосы клочками присутствуют на полуоблезлом черепе. Заметив меня, нечисть оскаливается, а потом берет ребенка за руку. Мальчик начинает плакать и хватается за ногу матери, которая в это время расплачивается за проезд.
  Дети могут их видеть или чувствовать? Я и представить себе такого не могла. Может, мальчик духовидец? Не отрываю взгляда от существа. Оно прекрасно знает кто я, поэтому и злиться.
  Мама с ребенком присаживаются, та начинает успокаивать малыша. Ну, сколько ему, может года два не больше. Призрак шипит и показывает зубы. Мне кажется, начинаю понимать, что он пытается сказать.
  - Мо-и-и, не дам... ухо-ди-и.
  У меня глюки?! Я отворачиваюсь, но искоса посматриваю на нечисть, она все так же продолжает держать мальчика за руку. Ребенок плачет, мать пытает успокоить:
  - Ну, что с тобой, маленький мой.
  Интересно, я могу отогнать нечисть? Пересаживаюсь ближе, вытаскиваю из кармана ключи, отстегиваю брелок и протягиваю ревущему мальчику:
   - Смотри, какая прелесть... - улыбаюсь и поднимаю взгляд на мать. Замираю.
  Женщина улыбается и берет игрушку для своего ребенка.
  - Посмотри, что тетя тебе дает... - голос матери звучит хрипло. Он бьет по перепонкам. А я не могу отвести взгляд от пустых, туманных глаз родительницы. В ее вселился призрак и он привлекает своих сородичей к мальчику. Эта мысль как-то сама собой приходит ко мне в мозг. Я даже не подозреваю, что такое возможно. Причем, сразу и не поймешь, что в человеке, что-то находится. Боже! Мальчик чувствуют свою мать или призрака, что рядом? Перевожу взгляд на ребенка, он отталкивает руки матери и бьет по гнилым рукам нечисти.
  Провожу ладонями по лицу, потом пересаживаюсь на свое место. Впереди вижу гипермаркет. Но мне сейчас не до продуктов. В голове один вопрос: как помочь? Ведь по идее я могу изгнать призрака, но я не знаю как. Что нужно для изгнания? Лариса говорила, что слова сами должны прийти. Пытаюсь сосредоточиться, но ничего не выходит. Что делать? Я бы могла спросить у Лоры, но теперь. Уже поздно, я не одна из истребительниц. Еще раз бросаю взгляд на маму с ребенком, действительно, все изменилось и эти перемены мне не нравятся. Раньше такого не было. Призраки не вселялись в людей или я просто этого не замечала.
  Вдыхаю. Мне жалко мальчика, но сейчас я не могу ему помочь. Изредка посматриваю то на женщину, то на ее ребенка. Становится грустно. Я всегда хотела изменить мир к лучшему, а теперь, когда представилась такая возможность - просто сбежала. Ведь передо мной сейчас только один случай вселения. А если их тысячи? И активность растет, ведь поэтому меня взяли в команду, они не справляются. Сейчас это будет еще сложнее, их осталось только трое. Нет, их все так же четверо!
  Я решаюсь отправиться к истребительницам.
  
  Доехав до метро, перехожу дорогу и направляюсь к пригородным автобусам, что идут мимо складов. Я смотрела на указатели, когда ехала и знаю направление. Сажусь, заранее прошу остановить на нужном съезде. Водитель удивленно кивает. Я представляю, что он думает. Приличная девушка выходит на дороге, посреди полей.
  А я беспокоюсь сейчас о похоронах. Ведь, когда я уезжала они готовились предать земле Софию. Вдруг приеду, а их там нет. Что делать? Искать ближайшие церкви? Или ждать пока приедут? Хотя не думаю, что вот так скоро все организуют. На это требуется время, скорей всего застану кого-нибудь дома. Я вот больше суток лежала и ничего со мной не сделали. А если бы похоронили? По коже бегут мурашки, даже думать об этом не хочу. Заживо погребенная. Бр-р-р...
  Внимательно слежу за дорогой, чтобы случайно не проехать съезд.
  Автобус останавливается, выхожу. Осматриваюсь. Да, место то. Склады виднеются вдалеке. Быстрым шагом направляюсь к истребительницам.
  Надо придумать, что скажу: я передумала и хочу к вам. Нужно бороться с темной силой...
  Останавливаюсь. Звучит как-то пафосно. Нужно проще.
  Склады уже видны хорошо. Вот поднимается роллета и оттуда выезжает машина, за ней вторая. Ускоряю шаг. Первый автомобиль проезжает мимо. С открытым ртом провожаю его взглядом. Второй, сравнявшись со мной, останавливается. Дверь открывается. За рулем Кара, на заднем сиденье Шу. Я сажусь рядом с фиолетоволосой.
  Молчу, они тоже.
  Машина трогается. Я не знаю куда едем, вернее, догадываюсь - церковь. Мы выезжает на трассу. Движемся за первой машиной. Едим медленно.
  Начинаю рассматривать бескрайние поля, что простираются по обе стороны от дороги. Мои предположения оправдались, когда впереди показался купол. Я никогда не была на похоронах, мама не брала меня на такие мероприятия, поэтому понятия не имею, как себя вести. В церковь ходят в платках, а я без головного убора. Да и вид для похорон вызывающий. Накрашена ярко. Пальто еле прикрывает колени. Девочки вон переоделись. Скромно без масок и оружия. Во все черное. А я как бельмо на глазу. Становится неудобно. Я кошусь на Шу, но та сидит, как статуя и даже глазом не ведет.
  Мы останавливаемся у ограды. Я выхожу, поднимаю взгляд на купола. Атмосфера тут грустная, напряженная. Вдалеке видна оградка кладбища, поле крестов и памятников вдавливает в депрессивное состояние.
  Кара и Шу выходят, идут к первому авто. Я отрываюсь от созерцания окружающего пространства и следую за ними. Из автомобиля выходит Лора, глаза у нее красные. Увидев меня, я предполагала, что девушка рассердится, но Лариса вздыхает и произносит:
  - Спасибо, что пришла, нам любая поддержка сейчас нужна, - она обнимает меня.
  Становится еще хуже, чувствую себя какой-то... в общем, не знаю, мерзко мне. Тяжесть утраты, которую сразу не могла воспринять, как-то неожиданным образом сейчас оказывается на моих плечах. Воздуха перестает хватать, хочется, широко открыв рот, сделать глубокий вдох.
  Лариса начинает плакать, я сама еле сдерживаюсь.
  Я не замечаю, как подходят двое мужчин и забирают гроб, который находился в машине. Заметив движение, оборачиваюсь.
  - Идемте, - говорит Шу, показывая рукой на храм.
  Сжав кулаки, я следую за остальными. При в ходе в храм, девушки крестятся, повторяю.
  - Деточка, - обращается ко мне бабушка. - Возьми платочек, в храм так нельзя.
  Я оборачиваюсь, бабушка кривится, видя мое лицо, покрытое макияжем.
  - Извините, не успела привести себя в порядок, - оправдываюсь я.
  Но старушка уже отвернулась и продолжает заниматься насущными делами. По телу пробегает дрожь. Я покрываю голову платком, завязав его под подбородком, как делала моя бабушка. Захожу в храм.
  Тишина. Оглушительная, манящая, приводящая в ужас и заставляющая трепетать перед Всевышним. Я замираю у прохода и поднимаю глаза, под куполом изображен Бог. Он раскрыл свои объятия, принимая всех, кто входит в его дом, с добрым и любящим сердцем. Мне почему-то захотелось шагнуть, подпрыгнуть и взлететь туда, к нему, чтобы меня обняли.
  Церковь маленькая, при каждом шаге раздается гулкое эхо и разносится, по всему помещению. Я стараюсь идти тихо, но не получается. Останавливаюсь около Лоры и опускаю голову.
  Когда я последний раз была в церкви? Не помню. Какие-то смутные отголоски, как будто сны, всплывают в голове. Но тогда мне не было страшно - это точно. А почему же сейчас вся дрожу? Я точно знаю, что не замерзла, потому что меня бросает в жар. Дрожь от жары не бывает, по крайней мене, у меня такого еще не было. Вздрагиваю.
  Начинается панихида. Я стараюсь повторять все за Ларисой, крестясь и кланяясь. Но все равно, кажется, что чего-то не доделываю. Я не слушаю молитвы. Мне бы сдержаться от слез, что комом в горле не дают дышать. Лора уже ревет. Шу шмыгает носом. Кара пока держится. София чужой для меня человек, как могу горевать о ее потере, она лишь та, что любит сладости. Она толстушка, никогда не препирается, носит странную одежду с оружием, и она почти всегда улыбается...
  Слезы льются в два ручья, никогда не думала, что могу так горестно плакать. И как назло сумку не взяла, платки остались дома. Вдруг Кара протягает мне салфетку, киваю и начинаю вытирать слезы.
  Я реву все похороны. Даже, когда заканчивается служба и уносят хоронить, все равно не могу успокоиться. Дорогу я не могу рассмотреть. Ориентируюсь на всхлипывания Шу и частое Карино:
  - Успокойся.
  Блондинка, оказывается, самая стойкая.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"