Диденко-Абраменко Юлия: другие произведения.

Оливия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оливия осталась сиротой и была взята на воспитание другой семьей, но жизнь девушке не предвещает ничего хорошего, ведь на нее стал засматриваться молодой хозяин, который не привык слышать "нет" в ответ. Полный текст только на ПМ и Книгомане.

  Пролог
  
  - Я никому тебя не отдам, - проговорил молодой человек, обнимая темноволосую девушку. - Мила, ты моя! Только моя!
  - Возможно, - вздохнула девушка и подняла взгляд на брюнета. - Но ваш отец никогда не позволит нам быть вместе. Роналио, вы же знаете это. - Мила попыталась освободиться от нежных объятий, но молодой человек ей не позволил.
  - Не отпущу, - Роналио сильней прижал любимую. - Никогда так не говори! Слышишь? Я что-нибудь придумаю, обязательно.
  Мила улыбнулась, погладив по кудрявым волосам любимого, уткнулась носом в плечо молодого человека. Девушке так хотелось верить Роналио, но, увы, она знала, как жесток мир. И как жестоко высшее общество.
  - Как скажете, господин граф, - вздохнула Мила.
  - Ты что?! - молодого человека словно ударило током, и он резко отскочил от возлюбленной. - Не смей меня так называть! - Грудь Роналио начала высоко подыматься, а взгляд стал выразительным. Граф прищурился. - Я запрещаю называть меня граф.
  - И как же мне теперь вас называть?
  - Роналио... - выдохнул молодой человек и снова обнял девушку, он провел по волосам любимой и поцеловал одну из прядей. Роналио был без ума от этой милой девушки. Как только он увидел ее, сердце забилось сильней, молодой человек больше не видел никого кроме Милы. Граф провел пальцем по нахмуренному лбу, дальше вниз по переносице и остановился на пухлых губах Милы. Роналио наклонился, чтобы поцеловать их.
  - Не нужно, - проговорила Мила, трепеща от желания. Девушка желала этого поцелуя больше всего на свете. Но еще она знала, что ни в чем не сможет отказать любимому.
  - Ты не хочешь? - посмотрел ей в глаза Роналио.
  - Нет, - солгала Мила и попыталась освободиться от крепких рук любимого.
  - Не правда, - наклонился над ее ухом и прошептал молодой человек.
  Девушка на секунду замерла, потом опустила взор и затихла. Сердце бешено колотилось. Мила задыхалась от желания, еще мгновение и девушка забудет как дышать, набросится на молодого человека и окунется в блаженство. Ей хотелось, чтобы тело ласкали, целовали.
  Граф наклонился и поцеловал Милу. Нежно, желанно, сладко.
  - Никому тебя не отдам, - он крепче прижал ее к себе.
  Мила запрокинула голову и закрыла глаза.
  
  - Я не женюсь на этой уродине! - выкрикнул Роналио и вскочил со стула.
  - Сядь! - повысил голос отец. - Ты сделаешь так, как я сказал. Это достойная партия. Род герцога Ран Гдафна состоятельный и древний.
  Роналио усмехнулся.
  - И ты женишься на Нариции, пусть она будет самой страшной девушкой во всех землях. Я прикажу и ты послушаешься! - указал пальцем на сына граф. - Ты мой единственный сын и мне нужны хорошие внуки.
  - Ты говоришь, как будто выводишь какую-то породу собак, - скривился молодой граф.
  - Пусть для тебя это будет выглядеть именно так.
  
  Как только Роналио женился, Нариция сразу невзлюбила молодую и красивую служанку. Новая госпожа видела, как муж смотрит на Милу, и знала, чем заканчиваются такие взгляды. Но как бы Нариция не старалась выжить и унизить служанку, Роналио всегда стоял на своем:
  - Эта девушка не покинет поместья.
  После скоропостижной смерти отца, Роналио перестал скрывать свои отношения с Милой. Все знали об их любви.
  - Перестань сгорать, - посмотрела на Милу старая кухарка. - У него уже жена и ребенок. Ты мучаешь себя ложными надеждами.
  - Я знаю, знаю, Рада, - вздохнула девушка и подошла к женщине. - Сердце просто болит.
  Мила с самого начала знала, что Роналио никогда не будет ее, общество не допустит, чтобы граф женился на служанке.
  - Господин подобрал хорошую партию для молодого графа, - вставила слово только что вошедшая горничная.
  - Только тебя тут не хватало, - буркнула Рада.
  - А что я такого сказала, - развела руками горничная. - Вот какого сынишку заделали, загляденье просто. Кучерявый и блондин - большая редкость.
  - Он может еще поменяться, - бросила Рада, недовольно посмотрев на девушку.
  Мила вздохнула, вспоминая мальчугана Роналио. Лузару скоро будет четыре года, а все ему пророчат красивую внешность и острый ум.
  - Я за яблоками, - поднялась девушка и, взяв корзину, вышла из кухни.
  Мила никогда не тешила себя надеждами на счастливое и безмятежное будущее, она просто хотела счастья с любимым, но как-то не сложилось. И в этом некого было винить. Просто она родилась не в той семье или может не в то время. Девушка подошла к яблоне и увидела, что по дороге идет старая цыганка. Заметив девушку, старушка поманила ее рукой. Мила сорвала два яблока и пошла к незнакомке.
  - Добрый день, красавица, - проговорила цыганка. - Уезжай, береги свою дочь и покинь это место...
  - Что? - голос Милы задрожал, и одной рукой девушка схватилась за живот.
  - Да, девочка у тебя родится. Но если не хочешь ей твоей судьбы, уезжай из этого проклятого места... не будет здесь тебе счастья... никогда... - отрезала старушка и пошла дальше.
  А Мила так и осталась стоять, держа в руках яблоки.
  
  Через какое-то время Мила родила девочку, кареглазую красавицу с темными вьющимися волосами.
  - Ты получишь все, что захочешь, - наклонился над колыбелью Роналио. - Красавица моя.
  - Не нужно нам ничего, - сказала Мила и попыталась встать, но после родов она чувствовала слабость.
  - Нет, она получит лучшее образование, лучшие наряды...
  - НЕТ! - выкрикнула Мила. - Не нужно ничего.
  Граф посмотрел на любимую, в чьих глазах читалась злость.
  - Я все равно буду заботиться о вас. О тебе и об Оливии.
  
  Глава первая
  Семнадцать лет спустя
  
  "Какой замечательный и удивительный день, - Оливия подняла глаза, чтобы полюбоваться лазурным небом. - Никогда не видела более чистого и завораживающего небосвода. Ни одного облачка".
  - Оли! Оли! - услышала девушка и резко обернулась. Прищурившись, Оливия сорвалась с места и, придерживая подол, рванула к стоящей на пороге женщине. Высокой, худощавой, в белом переднике.
  Девушка бежала быстро, вдыхая носом свежий утренний воздух. Ноздри щекотал запах только что распустившихся тюльпанов. В этом году весна как никогда пестрила многообразием цветов. Буквально за пару дней на всех клумбах зацвели первоцветы, подснежники, а за ними, чтобы не отставать, подняли бутоны к солнцу тюльпаны.
  - Да не беги ты так, еще упадешь, - вставила слово пожилая женщина, что кормила кур во дворе.
  - Конечно, еще скажи, пусть совсем не работает, - сказала высокая баба и вытерла руки о передник. - Это ты, Нария, разбаловала девчонку. Она совсем от рук отбилась. - Возмутилась женщина.
  Нария посмотрела на кухарку - Ожалу и промолчала.
  Оливия добежала до порога и улыбнулась.
  - Хватит лыбиться, иди яблоки принеси на пирог, - Ожала ткнула пальцем на большую корзину. - Полную.
  - Ты чего, она же не донесет... - возмутилась Нария.
  - Еще скажи, что она калека?! - подбоченилась кухарка. - Если нет голоса, это не значит, что и силы нет. - Ожала кинула взгляд на девушку и кивнула.
  Оливия опустила взгляд и направилась к корзине.
  "Конечно, как скажете, - вздохнула Оли. - Полную, так полную". Девушка привыкла к такому отношению, поэтому не сильно волновалась. "Пусть говорят, что хотят", - покорно направилась к корзине служанка, взяла утварь и пошла к погребу.
  Сегодня приезжает молодой хозяин. Он несколько лет отсутствовал, обучаясь в самом престижном учебном заведении страны. Теперь, получив диплом, герцог возвращался домой. Поэтому все с самого утра бегали и носились, ублажая прихоти хозяйки. "Сколько он отсутствовал? - задумалась Оливия, идя к погребу. - Когда я попала в этот дом, его уже не было. Возможно, семь лет или восемь". Девушка открыла дверцу и вошла в погреб. Здесь пахло сыростью, никогда даже в самую сильную жару сюда не проникали лучи солнца. Плоские камни, которыми были отделаны стены помещения, покрылись зеленым мхом. Оли прикоснулась пальцами к мягкой поверхности и поставила ногу на ступеньку, что круто уводила проход вниз. Служанка знала точное количество выступов, какая надломлена и в каком месте. Оливию часто сюда посылали. Сначала, как только она тут появилась, как шуструю и быструю девчонку. А потом, как самого опытного человека, который без света может сходить и взять в погребе все, что нужно. Свет сопровождал девушку лишь до половины пути. Дальше служанка следовала по памяти, какое-то время Оливии пришлось постоять, чтобы глаза привыкли к темноте. Спустившись, и поставив корзину на пол, Оли на ощупь нашла ящик с яблоками и стала складывать их в ношу. Быстро наполнив фруктами корзину, девушка пошла назад. Путь наверх был сложнее из-за тяжести. Глаза медленно привыкали к яркому весеннему солнцу. Выйдя из подвала, девушка закрыла дверь и сделала шаг в сторону кухни.
  - Поберегись!
  Оли вовремя отскочила, чтобы мимо промчавшийся наездник не сбил ее с ног. На коне находился молодой человек в темно-зеленом дорожном костюме. Служанка не смогла рассмотреть наездника, только уловила цвет его одежды. На удивление Оли, молодой человек повернул коня и с интересом осмотрел девушку серо-голубыми глазами. Служанке стал неприятен такой взор и девушка опустила глаза. Послышалось цоканье копыт, и рядом с Оливией остановился жеребец молодого человека.
  - Угостишь? - спросил молодой человек и протянул руку.
  Девушка подняла взор, удивленно посмотрела на брюнета, его волосы были зафиксированы черной атласной лентой на затылке. Кивнув, Оли подала яблоко.
  - И как же тебя звать? - улыбнулся молодой человек, принимая плод.
  Оливия опустила глаза и отошла.
  Сероглазый прищурился, улыбка быстро покинула его губы.
  - Я задал воп...
  - Господин прибыл! - закричал кто-то. - Господин Донаган приехал! Герцог Оранг Руат!
  Молодой человек резко обернулся и бросил недовольный взгляд на слугу, что поднял такой крик. В одно мгновение перед домом собрались люди, что приветствовали молодого хозяина.
  - Вот и решил сделать сюрприз, - процедил Донаган. Он выбросил в сторону яблоко и дернул за поводья.
  - Какое счастье...
  - Радость...
  - Хозяин вернулся...
  Фактически Донаган еще не являлся собственником поместья, но все знали, что после смерти Лунарии Оранг Руат, он станет полновластным хозяином. Лунария не имела сыновей, а две дочери, что появились на свет, быстро покинули этот мир. Первая, мать Донагана, умерла при родах. Бабушка взяла на себя все обязательства по воспитанию, потому что зять совершенно не нравился ей. С помощью своих связей, Лунария забрала ребенка и запретила видеться с родственниками. Вторая дочь вела беспечный образ жизни и, нагуляв ребенка, была лишена наследства строгой матерью. Внучку Лунария воспитывала в строгости и планировала удачно выдать ее замуж. Ни тот, ни другой ребенок, не видели родителей. Единственной родной душой для Донагана и Аклиры являлась бабушка - Лунария.
  Будущий хозяин подъехал к крыльцу и спешился. Тут из дома вышла хромающая бабушка, под руку ее держала помощница Ругия, за ними медленно плелась Аклира.
  - Сыночек мой! - воскликнула старушка, протягивая руки. На первый взгляд она казалась дряхлой и немощной, но как только дело доходило до чего-то важного, Лунария выпрямляла плечи, делала строгий вид и молодела лет так на двадцать. Донагану всегда было интересно, зачем бабушка показывает предсмертное состояние? Но к этой странности внук уже привык. - Как же так? Я же послала экипаж...
  - Так долго ехать, - снимая перчатки, проговорил Донаган. - Верхом быстрей.
  - Дай-ка я тебя обниму... - дохромала до ступенек Лунария.
  Молодой человек бросил стоящему рядом слуге перчатки. Потом поднялся к бабушке и, наклонившись, обнял.
  - Какой ты уже большой стал... - похлопывая по спине, приговаривала Лунария. - Сколько лет прошло! Ты, наверное, соскучился?
  - Да, конечно. - Кивнул Донаган и выпрямился.
  - А ты помнишь свою сестру? - указала на Аклиру старушка.
  - Маленькую, рыжую проказницу? - улыбнулся герцог.
  - Я не рыжая, - гордо заявила девушка, поправляя волосы, которые она специально затемняла отварами. Аклире недавно исполнилось семнадцать, и она считала себя достаточно взрослой, чтобы высказывать собственное мнение. Но вот, к сожалению, герцогиня Оранг Руат так не считала.
  Внешности у родственников были совершенно разные. Донаган пошел в отца. Высокий, плечистый, темноволосый со скверным характером. Аклира, как и все девочки рода Оранг Руат имела тонкую фигуру, нежные черты лица, медные волосы, зеленые глаза, покладистый характер и множество веснушек.
  - А веснушки откуда? - наклонился к сестре Донаган, внимательно всматриваясь в конопатое личико.
  - Это солнце...
  - Хватит, - перебила бабушка. - Донаган устал с дороги, идемте в дом. - Проговорила Лунария, потом обратилась к своей помощнице. - Помоги.
  Женщина тут же оказалась рядом, подавая руку. Старушка использовала Ругию, как опору.
  - Как же замечательно, что ты так быстро закончил учебу, - восхищалась Лунария, медленно продвигаясь к выходу.
  - Не так уж и быстро, восемь лет, - уточнил внук.
  Внучка уже проскочила в дом, а Донаган слегка отставал, иногда придерживая бабушку за локоть.
  
  Оливия стояла в стороне и смотрела на встречу.
  "Все-таки как у богатых все странно, - подумала она. - Если бы ко мне кто-нибудь приехал, я бы прыгала от счастья. А тут скупые объятия и все".
  Пожав плечами, девушка подняла корзину и направилась на кухню.
  Навстречу ей выбежала запыхавшаяся служанка Ания:
  - Уже приехал? Ты видела его? - забросала вопросами девушка Оливию.
  Та улыбнулась.
  - Как он? Красавчик? - глаза Ании загорелись.
  - Ты куда рванула? Быстро на кухню, - выскочила Ожала на крыльцо. Потом увидела Оливию и обратилась к ней: - А ты что стоишь? Быстрей неси!
  Девушка посмотрела на изнывающую от ожидания Анию, и дернула плечом.
  - Что? Совсем не красивый? - разочарованно протянула девушка и посмотрела на окно хозяйского дома, что вело в гостиную, как будто Донаган должен был обязательно находиться там.
  - На кухню, быстро! - звала кухарка, начиная злиться.
  Оливия обошла Анию и ускорила шаг.
  - Только бы лясы точить, вот молодежь! - бубнила под нос Ожала.
  "Сколько можно возмущаться? - подумала девушка, ступая на крыльцо. - Я отсутствовала совсем немного, а столько шума!"
  - Тебя только за смертью посылать... вот пирог уже готов, только начинка осталась, - продолжала возмущаться Ожала. - Давайте быстро, мне нужны порезанные яблоки. - Кухарка указала на корзину и быстро прошла до печи, проверяя стоящие на огне кастрюли.
  Слуги тут же приступили к делу, кто-то схватил тарелку, кто-то - нож. Оливия высыпала яблоки на стол и вышла из кухни, чтобы отнести корзину. Сейчас на кухне и так достаточно рук.
  Несмотря на двух жильцов дома, Лунария держала большое количество слуг. Только горничных было пять. Хозяйка любила чистоту и порядок, поэтому заставляла все перестирывать, убирать, вытирать несколько раз в день. Так же герцогиня обожала цветы. За огромным количеством клумб и цветников ухаживали четверо садовников.
  Состояние рода Оранг Руат позволяло жить, как захочется и не скупиться на такие мелочи, как слуги. Лунария платила подчиненным не много, но никогда не обижала. Предоставляла бесплатное жилье и еду. Многие выросли в поместье Оранг Руат. Как, например, Ания. Девушка родилась здесь. Ее родители встретились в поместье, поженились и добросовестно служат этому дому. Мать из обедневшего дворянского рода - Ругия, а отец простой садовник - Рунд.
  Оливия оставила корзину и направилась в поле. Там ждал простор и одиночество, которое она так любила. А еще ее просили нарвать луговых цветов. Молодой господин, по словам распорядителя поместья Вамина, любит А-алун (небольшие голубые цветы, в виде колокольчиков).
  Девушка подняла глаза, небо постепенно затягивалось тяжелыми, несущими бочки воды, тучами.
  "Странно, - подняла уголки губ Оливия. - Ничего не предвещало дождя".
  Девушка осмотрела небо и ускорила шаг. Нужно было дойти до самого ручья, чтобы найти А-алун. В отличие от всех цветов, эти маленькие красавцы цвели всю весну и лето. Только осенью, когда листья начинали покидать ветки, растение вяло до следующего года.
  Ветер, поднявшийся неожиданно, трепетал волосы, вырывая тонкие пряди из косы Оливии. Девушка убирала с лица волосы и продолжала идти к ручью.
  "Будет дождь", - оглянулась девушка, смотря, как быстро приближается туча. Оливия ускорила шаг, чтобы быстрей добраться до нужного места. Девушка не боялась намокнуть, она обожала дождь и часто просто так выходила под струи, чтобы насладиться прохладной небесной водой. Просто, если пойдет дождь, а она будет в поле, то не успеет снять белье, и Калия будет сердиться.
  Добравшись до места, Оливия присела, быстро срывая цветы. Набрав охапку, поднялась и быстрым шагом направилась к поместью.
  Тучи обширно расстилались по небу, занимая все больше пространства. Девушка поглядывала вверх и молила небеса, чтобы она успела добраться домой. Оливия увидела управляющего и, подбежав, отдала цветы.
  - О, спасибо, Оли! - принял А-алун мужчина и погладил девушку по голове. Потом повернулся: - Ная, быстро поставь в комнату молодого хозяина.
  Оливия улыбнулась и направилась на задний двор, где сушилось белье.
  "Вот, что происходит, когда хозяин приезжает раньше положенного срока, - подумала служанка. - Еще бы несколько часов и все бы было готово".
  Сняв белье, девушка зашла в комнату, где была прачечная.
  - Солнце, - обратилась к девушке прачка и вздохнула. - Отнеси Нарии.
  Девушка кивнула и направилась к выходу.
  - Какая сегодня неразбериха... - всплеснула руками женщина. - Приехал один человек, а столько забот.
  - Дура ты! - бросила ей старуха, что складывала вещи в большую бочку. - Это же хозяин!
  - Анира, занимайся делом, - указала на бочку пальцем прачка.
  Оливия вышла из помещения и пошла в хозяйский дом, чтобы отнести белье. Очередной раз взглянув на небо, девушка удостоверилась в скором дожде. Войдя, Оли локтем открыла дверь, задом протиснулась внутрь и, толкнув дверь бедром, прошла по длинному коридору. Потом вышла к комнатам слуг и столкнулась с Донаганом.
  - О, кто у нас тут! - улыбнулся молодой хозяин, внимательно осматривая девушку. - Богиня яблок!
  Оливия сделала легкий реверанс и хотела обойти герцога, но тот не дал.
  - Так, кто тебя воспитывал? Такую невежливую и молчаливую...
  Девушка опустила взор.
  - Кажется, хозяин задал тебе вопрос? - Донаган снова обрубил попытку Оли уйти. - Ты куда-то торопишься?
  Оливия начала теребить край постельного. Девушка смотрела в сторону и молчала.
  - Смотри на меня, - повысил голос хозяин и схватил за подбородок служанку, поворачивая лицо к себе. - Ты будешь говорить?
  Оливия еле заметно покачала головой.
  - Вот значит как! - со злостью посмотрел на девушку герцог. - Тогда я тебя накажу. У тебя есть последняя попытка...
  Оли молчала.
  - Тогда, - Донаган выхватил из рук девушки белье и кинул на пол. Потом прижал испуганную служанку к стене. - Ты принесешь для меня сейчас же табак, кажется, он продается в лавке Альберта... - прищурился герцог. - Но тут не далеко ведь так? - Молодой человек достал из внутреннего кармана золотую монету и быстро сунул в декольте девушки.
  Оливия испуганно посмотрела на герцога и прикрыла рукой вырез. Хозяин усмехнулся и сказал:
  - Чем быстрей принесешь, тем лучше для тебя.
  Отступив, Донаган скрылся за дверью.
  "Небеса, что ему нужно? Какой хищный и злобный взгляд! - Оли провела ладонью по лбу. - Не нравится мне этот новый хозяин". Девушка посмотрела на дрожащие пальцы. Она давно не испытывала такого страха. И никогда в жизни не хотела, чтобы что-то из прошлого повторилось.
  Оли достала монету из декольте, положила в карман и направилась в лавку. Она находилась около часа ходьбы от поместья. Можно было добраться верхом, но девушка плохо ездила, тем более намечался дождь, а вдруг гроза, конь испугается. "Нет, я лучше пешком", - решила Оли и ускорила шаг. Она не успела пройти и четверть пути, как первые капли упали на землю. Большие, крупные предвестники проливного дождя. Ветер трепетал накидку, закручивая между ног голубую материю.
  Девушка любила этот цвет, и большинство одежды было в нежно-голубых тонах. Светлое подчеркивало бледную кожу и черные, волнистые волосы Оливии. Ее карие глаза днем становились янтарными, излучая теплоту и свет. Девушка никогда не считала себя красавицей, хотя многие засматривались на тонкий стан и милое, нежное личико не говорящей девушки.
  Кто из слуг шутил:
  - Отличная жена будет, все время молчит, что еще нужно...
  Девушка поежилась от холодного ветра и сильней закуталась в накидку, которая не помогла, когда прорвались тучи, выпуская скопившуюся воду. В минуту Оли промокла до нитки. Девушка дрожала от прохладной воды и пронизывающего ветра. Солнце еще не настолько прогрело воздух, чтобы можно было наслаждаться дождем. Как только бесконечные капли обрушились на землю, весенняя прохлада обволокла округу, погружая в вязкую и тянущую, словно болото, погоду.
  Оли шла по дороге, что с каждой минутой заполнялась потоками ручейков. "Если дождь не прекратиться, то на обратном пути мне придется плыть", - подумала девушка и оглянулась. Плотный поток воды не дал ничего рассмотреть. Оливия шла по знакомой дороге, все чаще уходя от разъезженной колеи, чтобы не топтать грязь. Трава, что щедро расстелилась вдоль проезжей части, на какое-то время спасла одежду и обувь. Но, когда девушка поднималась на возвышенность, нога предательски соскользнула и Оли скатилась в большую лужу.
  Встав, служанка потрясла руками, подняла подол, пытаясь стряхнуть грязь. Потом вздохнула, понимая, что все бесполезно. Сильней укутавшись в мокрую накидку, девушка снова поднялась на возвышенность, с которой увидела небольшое поселение, где и находилась лавка Альберта. Эта деревня не имела название, ее просто считали продолжение имения герцога Оранг Руат. Кто-то шуточно называл десяток домов - герцоговы постройки.
  "Пришла", - обрадовалась Оли и тут же загрустила, представляя, как ей придется возвращаться. Вздохнув, девушка быстро спустилась с холма, стараясь не упасть на склоне. Служанке повезло, она поскользнулась лишь раз, перед самой лавкой, но Оливия успела ухватиться за сливную бочку и не упасть. Остановившись у двери, девушка громко постучала.
  - Кто там? - отозвались из помещения.
  Девушка дернула ручку, дверь заперта. Оли застучала сильней.
  - Кто спрашиваю?! Зачем стучать и молчать?! - возмутился мужчина и приоткрыл дверь. - Вот я сейчас... - Увидев, кто именно стучал, Альберт утихомирился, быстро отошел от двери, пропуская девушку внутрь. - Оли! Кто тебя послал в такую погоду?
  Оливия пожала плечами.
  - Что-то срочное? - забеспокоился мужчина.
  Девушка покачала головой и указала пальцем на мешочек с табачными листьями.
  - Табак?! - изумился торговец. - Герцогиня не курит...
  Оливия покачала головой и покачала пальцем на Альберта.
  - Мужчина... - задумался торговец. - Ах да! - Стукнул по лбу себя Альберт. - Внук приехал!
  Оли закивала.
  - А зачем в такую погоду? - чуть наклонившись вперед, поинтересовался мужчина.
  Девушка пожала плечами и подала монету.
  - На все? - удивился торговец. - Зачем так много? И промокнет ведь... - Альберт задумался. - Давай, ты немного возьмешь, а остальное я завтра утром привезу?
  Оли задумалась. "Про завтра хозяин ничего не говорил, только срочно и быстрей. Вдруг рассердиться, он и так не в добром настроении".
  Девушка покачала головой и показала руками на себя.
  - Ладно, как хочешь, бери все, - торговец подал пять мешочков с табаком.
  Поблагодарив кивком головы, Оливия покинула лавку и направилась в обратный путь.
  
  - Какая мерзкая погода в этом году, - протянула Лунария, поправляя кружевную накидку на плечах.
  - Как всегда весной, - отозвалась внучка и посмотрела на Донагана, стоящего у окна. Девушка не видела брата несколько лет, когда он покидал дом, она была маленькой, чтобы запомнить досконально все черты. Сейчас Донаган казался ей совершенно другим, девушка с интересом изучала молодого человека.
  Внимание Донагана, казалось, полностью поглотил дождь.
  - Нет, в этом году отвратительней всех, - настаивала старушка.
  И все понимали, что спорить бесполезно.
  - Да, бабушка, - кивнула Аклира, девушка сделала глоток чая и поставила чашку на стол. Снова бросая украдкой взгляд на брата.
  - Сынок, что ты там высматриваешь, что потерял? - повернулась к внуку Лунария. - Иди сюда, расскажи. Я столько лет тебя не видела. - Герцогиня активно замахала рукой, подзывая Донагана к себе.
  - Жду служанку, - ответил молодой герцог и сделал шаг к бабушке. - Я все время писал. Ты осведомлена о всех происшествиях во время учебы.
  - Слуги все в доме, кого нужно позови, - подняла палец старушка, решив подозвать помощницу, что сидела в стороне на стуле. Понимая, что внук ничего нового не расскажет.
  - Нет, этой нет. Она пошла за табаком, - повернулся снова к окну молодой человек.
  - В такую погоду? Донаган, нельзя было потерпеть? - всплеснула руками Лунария. - И ты же столько раз говорил, что бросаешь... это дурная привычка! - Занервничала старушка.
  - Это в наказание, она дерзила, - оправдался молодой хозяин.
  - Что?! - возмутилась старушка. - Сейчас же скажи ее имя, я прикажу наказать. Безобразие! - Пальцы Лунарии затряслись.
  - Я не знаю ее имени, она не сказала. И вообще не отвечала на вопросы, - ответил Донаган и прошел до стола, где стоял поднос с чаем. - Молоденькая, кареглазая в голубом платье.
  Ругия прикусила губу и с тревогой взглянула на хозяйку:
  - Это Оливия.
  - Оливия? - улыбнулся Донаган.
  - А-а-а, та калека, - махнула рукой старушка, как будто ничего страшного не произошло. - Милый она не говорит, ненужно было так.
  - С каких пор ты стала принимать калек в слуги? - удивился внук и сел на диван.
  - Она не совсем калека, она просто не говорит, - пожала плечами Лунария.
  - Немая? - спросил молодой герцог и взял чашку чая.
  - Нет, раньше она разговорила, но потом в их семье произошло горе, и она замолчала... последствие травмы, - добавила Лунария и вдохнула. - Бедняжка.
  - А что произошло? - заинтересовался молодой человек.
  - Ругия, напомни, - подозвала пальцем хозяйка дома служанку.
  Женщина встала и подошла. Оказавшись у стула герцогини, сказала:
  - Ее брат убил отца.
  - Ах, да! - замахала пальцем Лунария. - Только ведь Роналио Мо Санже Луа не был ее отцом. Это лишь слухи, что она незаконнорожденная. Граф просто взял ее на воспитание. - Поправила помощницу хозяйка. - Не думаю, что такой многоуважаемый человек стал бы так поступать. Это же позор! - Герцогиня затрепетала, как будто пойманная в клетку курица, и мельком взглянула на внучку, что молча сидела и скучала.
  - А как она оказалась у тебя? - продолжил допрос Донаган.
  - Нариция Мо Санже Луа моя старая знакомая, когда это произошло, она попросила позаботиться о девочке. Врач посоветовал сменить обстановку... на глазах ребенка такое произошло... это травма... - с волнением рассказывала герцогиня. - Вот я и взяла Оливию. Она тихая, спокойная. Никаких нареканий по поводу нее я никогда не слышала. Вот она и осталась.
  - Ага, значит, не говорит... - задумчиво протянул молодой человек.
  - Не хорошо получилось с девушкой... такой дождь... - вздохнула старушка, наиграно беспокоясь о том, кого не знала. Если бы Лунарию спросили, как выглядит девушка, она бы никогда не ответила, потому что герцогине не было дело до слуг. Но хозяйка хотела показать свою "любовь" и заботу о работниках перед внуками.
  - Я извинюсь, - заверил внук и встал, снова подошел к окну и увидел силуэт вдалеке. Донаган улыбнулся и проговорил: - Простите, мне пора.
  - Ты куда? - взволновалась бабушка.
  - На улицу, - честно ответил молодой герцог.
  - В такую погоду?!
  - Дождь уже практически перестал, - улыбнулся Донаган и ускорил шаг.
  Эта юная особа заняла все мысли герцога. Его как магнитом тянуло узнать больше, но теперь была маленькая проблема, она не говорит.
  - Как же быть? - задумался Донаган, спускаясь по лестнице. - Ничего, у меня заговорит. - Молодой человек вышел на улицу, посмотрел в небо, легкая морось пропитала воздух. Герцог увидел, что девушка уже приближается к дому, и пошел навстречу. - Вышло недоразумение. - Проговорил Донаган, подойдя. - Я узнал, что ты не говоришь. Да, Оливия.
  Девушка подняла глаза на хозяина, потом резко отвела взор и кивнула.
  "Что ему нужно?" - подумала девушка. Не было похоже, что он искренне сожалеет.
  - Да, не хорошо... - протянул молодой хозяин. - Но я готов извиниться. - Донаган протянул руку, чтобы взять девушку за плечо, но Оливия отстранилась. - Ты вся промокла, идем.
  Герцог слегка подтолкнул Оли, ощущая ее дрожь. Потом забрал груз и указал рукой на дверь.
  - Идем, не бойся, - прошептал он над самым ухом. - Или тебе напомнить, что я твой хозяин и ты должна подчиняться?
  Оливия покачала головой и проследовала к дому, стараясь идти на расстоянии. Это забавляло Данагана, он внимательно следил за растерявшейся и смутившейся служанкой. Как только молодые люди вошли, Донаган бросил на пол мокрый табак и, взял за руку служанку. Оливия дернула руку, но герцог только сильней сжал ладонь:
  - Не зли меня, - посмотрел на девушку Донаган и повел за собой.
  Служанка оглядывалась, с волнением думая, куда они направляются.
  "Куда он меня ведет? - сглотнула Оли. - Нужно было сразу уйти".
  Как только они остановились у большой белой двери, девушка снова дернула руку. Молодой герцог вовремя усилил хватку, не давая сбежать служанке, потом открыл дверь и, чуть ли не силком, затащил в гостиную.
  - Иди, присядь, выпей чаю, - проговорил герцог и отпустил руку девушки.
  Оливия тут же остановилась и опустила взор. Девушка чувствовала неудобство и растерянность. Служанка обернулась, посмотрела на дверь, словно ища защиты. Потом заметила мокрый след, что оставляла промокшая одежда.
  Увидев девушку, Лунария удивленно вскинула бровь и посмотрела на Ругию, что стояла рядом.
  - Бабушка, я не мог оставить бедную девушку на улице, - с печальным лицом сказал Донаган. Затем вернулся к девушке и подтолкнул вперед. Оли шла с трудом, все время оборачиваясь. Молодой герцог делал вид, что не замечает недовольного взгляда бабушки и растерянности, смущенности Оли. Донаган проводил служанку до стула под пристальными и удивленными взорами присутствующих. Герцог надавил на плечи Оли, заставив ее сесть, и обратился к помощнице герцогине:
  - Ругия, принеси горячего чаю. Оливии нужно согреться.
  Девушка замотала головой, с опаской посматривая на хозяйку, но старушка молчала.
  Как только молодой герцог убрал с плеч девушки руки, Оли тут же подскочила. Донаган схватил ее за руку.
  - Донаган, - спокойно проговорила Лунария. - Оливия, сядь.
  Молодой герцог отпустил служанку, а Оли послушно опустилась на стул. Девушка опустила глаза на промокшее платье, с которого потоком стекала вода. Оли стало неудобно и, больше всего на свете, она хотела покинуть эту комнату. Украдкой взглянув на хозяйку дома, она помялась. Герцогиня как будто уловила ее мысли и проговорила:
  - Сиди.
  Оливия положила руки на мокрую одежду и еле заметно кивнула.
  - Принеси одеяло, - приказал Донаган слуге и, встав, направился к девушке. Протянул руку, желая снять накидку. Оли тут же отстранилась. - Я лишь хотел помочь.
  - Оливия может и сама это сделать, - вставила слово хозяйка дома.
  Аклира еле заметно усмехнулась, девушка хотела покинуть комнату, но когда появилась служанка, не позволила себе этого сделать. "А вдруг что-то интересное пропущу", - подумала Аклира и внимательно наблюдала за внезапно ставшим обходительным братом. При встрече, сестра обиделась на Донагана за упоминание о веснушках. Это было больной темой для девушки, поэтому почти весь вечер Аклира спокойно и мирно переваривала обиду, желая уединиться в комнате.
  Оли сняла накидку и повесила ее на спинку стула.
  - Я не знал, что ты не говоришь, - вздохнул молодой человек и повернулся на звук открывающейся двери.
  Принесли чай и одеяло. Девушка провела взглядом служанку, которая поставила поднос на стол и стала разливать чай. Сначала Ругия предложила напиток господам и только потом Оли. Пока разливался чай, Донаган расправил одеяло и укрыл плечи Оливии.
  "Скорей бы отсюда уйти, - переживала девушка, посматривая на недовольную старую герцогиню. - Пусть меня просто отпустят".
  - Пей, чай остынет, - указала на чашку молодой хозяин.
  Оливия чувствовала скованность и неудобство. Она не могла спокойно пошевелиться, не то чтобы сделать глоток.
  - Неужели ты не видишь, что девушка стесняется, - выдала Аклира, ей было интересно наблюдать за резко поменявшимся поведением брата.
  - А что тут такого? - наигранно изумился Донаган. - Я чувствую вину и пытаюсь исправить положение. - Потом приблизился к Оли и, наклонившись, спросил: - Может еще что-нибудь?
  Ошарашенная девушка замотала головой.
  - Думаю, ей всего достаточно, - высказалась Лунария, давая понять внуку, что забота о служанке излишняя. - Девушка сейчас допьет чай и пойдет к себе.
  Услышав, что она скоро будет свободна, Оливия чуть не залпом осушила чашку и подскочила. Быстро откланявшись, девушка выбежала из комнаты, забыв на спинке накидку.
  - Отнесу, - забрал накидку Донаган и направился к двери.
  - Рои, - позвала Лунария. - Отнеси Оливии ее вещь. - С укором посмотрела на внука старушка.
  - Да, госпожа, - поклонился слуга и протянул руку, чтобы молодой человек подал накидку.
  Донаган с неохотой отдал вещь и вернулся на диван.
  
  "Что это было? - думала служанка, быстро идя по коридору и сильней укутываясь в одеяло. - Герцогине точно такое не понравилось. Она так смотрела. Ой, что будет!"
  Девушка прикусила губу и остановилась. Теперь Оли корила себя за добросердечность, нужно было отказаться, придумать что-нибудь, лишь бы не идти в комнату. А еще Оливия поймала себя на мысли, что часто вспоминает о глазах молодого хозяина. "Голубые, как небо! - восхищенно вздохнула девушка. - Такие красивые!" Она никогда не видела у мужчин небесных глаз. "Почему красота присуща только богатым? - задумалась девушка. - Или я ошибаюсь?" Оли свернула в коридор, что выходил в часть дома для прислуги.
  Здесь жили те, кто прислуживал в доме. Остальные работники жили в другом помещении, возле конюшни.
  - Оли, стой! - позвал Рои. - Твоя накидка.
  Девушка обернулась. Подождала, пока мужчина приблизится и отдаст вещь. Приняла накидку, поблагодарила кивком головы.
  - Хозяйка добрая женщина, - проговорил Рои.
  Оливия еще раз кивнула.
  "Да, кто бы стал терпеть присутствие слуги, - подумала девушка. - Пусть даже ее внук был тысячу раз не прав".
  Рои улыбнулся и удалился.
  - О, Оли, это правда! - выскочила из комнаты Нария. - Как же так! - Всплеснула руками женщина, видя, как с Оли стекает вода. - Идем быстрей, я тебя сейчас приведу в чувство.
  - Апчхи! - еле успела прикрыть рот ладонью Оливия.
  - Еще не хватало, чтобы ты заболела, - закачала головой женщина. - Быстрей, срочно чай с медом!
  
  Глава вторая
  На следующий день
  
  Оливия долго не могла уснуть. Как только она закрывала глаза, сразу видела образ молодого хозяина. "Он так смотрел на меня, - подумала девушка, прикасаясь рукой к груди. Оли показалось, что сердце забилось быстрей. - Он такой..." Оливия не смогла подобрать слова. Вначале молодой граф показался ей высокомерным, избалованным, но потом...
  Девушка приняла сидячее положение и, поджав ноги, обняла колени. "Он беспокоился, - улыбнулась девушка. Ей приятно было вспоминать, как он приказал принести чаю. Оли давно не испытывала уюта и заботы. Она ни разу не слышала, чтобы господин признал, что был не прав перед прислугой. А Донаган это сделал при всех. - Он... " В воспоминаниях мелькнули кадры из детства, и Оливия тут же загрустила. Не долгие минуты счастья, сразу сменились ужасными картинами прошлого. Оно не давало покоя и заставляло девушку жить в страхе, опасаться и оглядываться.
  "Все, нужно забыть! - решила Оли. - Я больше не буду вспоминать!"
  Сжав кулаки, девушка снова легла на кровать и закрыла глаза. Но сон все так же не шел. Оливия приоткрыла веки и на мгновение увидела образ Донагана. Его лицо растворилось в темноте, оставив лишь приятное воспоминание. Девушка улыбнулась.
  Всю оставшуюся ночь Оливия грезила молодым хозяином. Она понимала, что это только лишь мечта, но какой она была сладкой. Такой манящей и обволакивающей.
  Проснулась Оли в хорошем настроении. Все утро улыбка не сходила с губ. Девушка ежеминутно прокручивала в мыслях вчерашний день.
  Хорошее настроение Оли не осталось не замеченным.
  - Смотри, Ладия, как ей понравилось гулять под дождем, - толкнула локтем Анира проходящую мимо белокурую девушку с корзиной фруктов.
  - А? - отозвалась Ладия, замечтавшись, девушка не услышала, что сказала помощница прачки.
  - Ты где летаешь? - удивилась женщина и покосилась на Оли, что спокойно сидела в углу за привычной работой, перебирая овощи. - Или, может, понравился наш новый хозяин? - Прищурилась Анира, пройдя мимо служанки.
  Женщина сердилась на Оли, потому что молодой герцог позвал ее в комнату, где хозяева пили чай. Никто из слуг не удосуживался чести даже стоять рядом, а тут лично пригласили и напоили чаем. Эта новость быстро облетела поместье, и те кто и так недолюбливал Оли стали откровенно завидовать.
  - Тебе что заняться нечем? - крикнула Ожала, смотря на Аниру. - Иди, поработай!
  - Что ты тут раскомандовалась?! - возмутилась женщина.
  - Моя кухня, что хочу то и делаю, а ты у себя будешь отдавать приказы, - кухарка кивнула на дверь.
  Женщины не скрывали своей неприязни друг к другу. Анира всегда недолюбливала кухарку, зная, как та получила это место.
  "Ну ничего, я тоже добьюсь чего-нибудь, подстилка управляющего," - усмехнулась помощница прачки и вышла.
  - Работать! Что глазеем?! - похлопала в ладоши Ожала и посмотрела на дверь, куда только что вышла Анира. - Ладия, что застыла? Шевелись быстрей!
  Девушка закивала и, поставив корзину на стол, кинулась к тазам с водой. Мысли Ладии были заняты молодым пастухом, что недавно пришел в поместье.
  - Оли, Жана отправили в город, отнеси еду пастухам, - сказала Ожала.
  Ладия бросила взгляд на Оливию.
  - Можно я, - отозвалась блондинка.
  - Я тебе сказала - мыть посуду, - указала на таз кухарка.
  Ладия вздохнула и завистью посмотрела на Оли. Девушка не поняла этого взгляда. "Почему она так смотрит?" - удивилась служанка.
  - Что стоишь? Давай уходи! - толкнула к выходу девушку Ожала.
  Кухарка не любила Оли и всегда старалась ее куда-нибудь отправить, если не нужно было много работать. Женщину раздражала ее молчаливость и готовность всегда помочь. Как будто у Оливии не было своих дел, как только помогать всем. Чтобы не попросила Ожала, Оли всегда делала, не прикословя. Просто кивала и шла выполнять поручение. Ожала знала, что Оли не немая, она просто так молчит и это злило женщину большего всего. Кухарка, как будто зареклась целью любым способом заставить девушку заговорить.
  Как всегда, просто кивнув, Оли вышла из кухни, прихватив узелок с едой. Дорогу на пастбище девушка знала, так же ей показывали короткий путь, через рощу.
  Улыбнувшись первым лучам солнца, Оливия вышла на тропу.
  "Какой удивительный день", - подумала девушка. Она старалась радоваться каждому мгновению, думать о красочности природы, постоянно занимая свою голову чем-то, лишь бы не вспоминать прошлое.
  Оли заметила бутоны на кусте сирени и подошла ближе.
  "Скоро распустятся, - потрогала ветки девушка. - Совсем чуть-чуть и воздух наполнится томящим благоуханием весны".
  У Оливии весна ассоциировалась не с частыми дождями, не с зелеными лугами или еще чем-то. Весна - это благоухающие кусты сирени. Только в поместье Оранг Руат, девушка наложила стойкое сочетание на два слова: весна и сирень.
  Вдоль всей аллеи росли большие и густые кусты сирени, что практически в одно время зацветали. Эти дни были самыми волшебными для девушки.
  Оли услышала топот копыт и обернулась. По дороге скакал молодой герцог. Девушка отошла, пропуская наездника, но приблизившись, Донаган остановился.
  - Доброе утро, - улыбнулся молодой человек.
  Оливия кивнула.
  - Куда направляешься? Ах да... забыл! - слегка коснулся пальцами виска Донаган.
  Девушка наклонила голову, скрывая улыбку.
  - Далеко?
  Оли покачала головой.
  - А могу сопроводить?
  Оливия засмущалась, никто не предлагал ей такого, тем более сам герцог. Оли покачала головой и дотронулась до щеки, девушке показалось, что кожа вспыхнула огнем.
  Но Донаган спешился и догнал ее:
  - Я просто буду рядом.
  Оли растерялась еще больше, молодой хозяин подошел слишком близко. Девушка не успела отойти, и Донаган схватил ее за руку и привлек к себе вплотную.
  "Что он делает? - испугалась Оливия, пытаясь вырваться. - Нужно уходить. Убегать!"
  Сердце задрожало, передавая волнение и трепет всему телу. Молодой человек перехватил руку выше, почти у самого локтя, чтобы девушка не отстранилась. Оли делала тщетные попытки освободиться.
  - Ну, что ты? - улыбнулся Донаган и потянулся к губам девушки.
  Оли отвернулась и, резко дернув рукой, отскочила в сторону.
  - Стой! - приказал герцог.
  Но Оли понеслась в сторону пастбища, не оглядываясь.
  - Я еще тебя догоню, - прошептал молодой человек и оседлал коня. Бросив взгляд на убегающую служанку, Донаган поехал в поместье.
  Герцогу не нужно было торопиться, он знал, где найти то, что ему нужно. Испуганное и растерянное личико молоденькой девушки не давало покоя Донагану.
  - Она такая милая, - улыбнулся молодой человек.
  У главной тропы он увидел слугу, что, заметив хозяина, сразу направился к герцогу.
  - Господин, вас ищет герцогиня, - сообщил слуга и поклонился.
  - Спасибо, - поблагодарил Донаган и спешился, сразу вручив поводья мужчине.
  Молодой человек быстрым шагом направился в дом. Прошелся до гостиной и заглянул в комнату:
  - Доброе утро, сестренка.
  - Доброе, Донаган, тебя ищет бабушка, она прям вся извелась, - улыбнулась Аклира, отрываясь от чтения любовного романа.
  - Я уже иду, - кивнул молодой герцог. - Где она?
  - В кабинете, - улыбнулась сестра. - Готовься.
  - Все настолько серьезно?
  - Увидишь, - дернула плечом сестра.
  Донаган покинул гостиную и отправился в кабинет герцогини Оранг Руат. Постучав, молодой человек вошел:
  - Бабушка, вы меня искали?
  Лунария подняла взгляд на внука. Хозяйка дома сидела за большим старинным столом и перебирала бумаги, увидев Донагана, старушка отложила в сторону листы и сказала:
  - Да, проходи. Я хотела с тобой поговорить о вчерашнем дне.
  - Хорошо, - согласился Донаган и, пройдя к столу, опустился на рядом стоящий стул, сделанный в одной стилистике со всей мебелью комнаты.
  - Твое поведение весьма меня насторожило, - проговорила Лунария, вцепившись взглядом в молодого человека.
  - Вы о том, что я не захотел брать экипаж? - как бы не понимая о чем идет речь, поинтересовался герцог.
  - Прекрати, Донаган, ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю, - указала рукой на внука Лунария. - Оливия!
  - О, бабушка, прости, совершенно вылетело из головы. Я не извинился перед бедной девушкой, - сделал печальное лицо молодой человек.
  - Я не люблю, когда ты кривляешься...
  - Бабушка, я чувствовал себя виноватым, вот и привел бедную, озябшую девушку в комнату. В этом нет ничего предосудительного, - проговорил Донаган.
  - Я понимаю, но достаточно было просто сказать, что ты не знал о ее странности... и не нужно было делать из этого трагедию, - возмутилась Лунария. - Она просто служанка!
  - Я понимаю, - вздохнул Донаган. - Я растерялся и хотел, как лучше. Ты сама учила быть добрым.
  - Да, учила, но есть люди, к которым не обязательно показывать свою предрасположенность, например, слуги.
  Молодой герцог кивнул. Старушка всегда ограничивала себя от общения с простым народом. Ругию она взяла себе в помощницы только из-за того, что она была дворянкой.
  - Прикажи слугам принести мне чай сюда, - сказала после небольшой паузы старая герцогиня.
  - Ты не будешь пить чай с нами? - поинтересовался Донаган.
  - Я уже не молода и люблю побыть в тишине, - проговорила Лунария и пододвинула к себе бумаги. - И расходы нужно просмотреть...
  - Хитришь, - прищурился молодой человек.
  - Донаган, Аклира невыносимая рассказчица, я устала от бесконечного потока слов из ее уст, - призналась старушка. - Эти все ее любовные рома-а-аны. - Выделила последнее слово Лунария.
  - Вот как, - улыбнулся внук, ему стало жаль бабушку. - Займи чем-нибудь Аклиру.
  - Чем? - вздохнула герцогиня Оранг Руат. - Она ничем не увлекается, кроме чтения. Я решила выдать ее замуж и забыть.
  Это признание удивило Донагана. "Бабушка, действительно, стареет. Раньше я не замечал усталости в ее глазах", - подумал молодой герцог и встал.
  - Возьми кого-нибудь ей в помощницы, у тебя же есть, - предложил герцог.
  - Это нужно отбирать, я не допущу до внучки кого попало, - махнула рукой старушка. - А у меня уже возраст, я не выдержу все эти похвальные письма и беседы.
  - А Ругия?
  - Ее не трогать, она хорошо справляется и моя помощница бедная, но знатная, - проговорила Лунария.
  - Необязательно, чтобы помощница была дворянкой, - задумался Донаган и его губы дернулись.
  - Не надо, - пригрозила пальцем герцогиня. - Я знаю нынешнюю молодежь. Эти вольготно ведущие себя девушки ничему хорошему Аклиру не научат. Только и будут болтать о мужчинах.
  - Ничего плохо в разговорах о мужчинах не вижу, - пожал плечами Донаган. - Но можно найти молчаливую девушку, скромную...
  - Где ты ее найдешь? Кто будет молчать?
  - Например, та, кто не говорит, - прищурился молодой человек, ожидая реакции бабушки. - Спокойную, скромную, послушную...
  - Ты об Оливии говоришь? - поняла Лунария. - Да, она соответствует требованиям.
  - Так почему бы и не попробовать, - развел руками Донаган. - Ведь никому плохо не будет.
  - Ладно, я поговорю с этой девушкой, - согласилась герцогиня. - Аклира давно просила помощницу.
  - Замечательно, - улыбнулся молодой человек. "Как же все хорошо складывается", - подумал молодой хозяин и вышел из кабинета.
  
  Оли бежала, не останавливаясь, почти до самого пастбища.
  "Что ему нужно? Зачем все это?" - думала девушка. Она не могла понять такого поведения молодого хозяина. Волнение и тревога закрадывались в сердце. Оливия ловила себя на мысли, что ее не пугает присутствие Донагана, ей просто не нравится, как он себя ведет. "Вот, если бы... - Оли остановилась и представила, как молодой человек подходит ближе. Просто так, чтобы просмотреть в ее глаза. - О чем я думаю. Оли, остынь. Он герцог, а ты кто... " Девушка вздохнула и поплелась к движущимся точкам на пастбище.
  Собаки учуяли ее раньше, чем Оливия смогла рассмотреть людей. Два больших рыжих пса, громко лая, рванули навстречу. Девушка улыбнулась и потрепала верных друзей за уши.
  - Оли, ты что ли? - как будто не видя кто пришел, спросил мужчина средних лет с длинными, белыми волосами.
  Он подмигнул, но Оливия не заметила его игривости и молча прошла до второго пастуха. Высокий, коренастый мужчина встал и, забрав еду, сказал:
  - Спасибо, - потом повернулся к улыбающемуся напарнику и позвал его: - Алан, давай сюда, а то съем все без тебя.
  - Жан, только попробую, - пригрозил блондин и шагнул к коренастому мужчине.
  Собаки учуяв еду, завиляли хвостами и подбежали к хозяевам, выпрашивая угощения.
  Отдав корзину, Оли сразу направилась в обратный путь, только на сей раз она пошла длинной дорогой, чтобы случайно не встретить молодого герцога.
  "Его поведение... - думала девушка, не зная, как реагировать на молодого хозяина. - Я не хочу терпеть такое!" Решила она и уверенным шагом направилась по дороге.
  Легкий ветерок трепал выпавшие из заплетенной косы пряди. Солнце ласково играло лучами, щедро освещая луг, по которому шла девушка. Оли иногда переходила на бег, нагибаясь, чтобы коснуться кончиками пальцев зеленых стебельков. Вчерашний дождь принес свежесть и прохладу. Травы щедро напитались влагой и в скором времени выпустят бутоны. Осталось немного и весь луг запестрит яркими красками весны.
  В каждом листочке, цветке Оливия находила удивительную и неповторимую красоту. Девушка любовалась тонкими нитями листка или мощными стволами деревьев.
  Большинство слуг считали Оли умалишенной, потому что часто видели, как она часами рассматривала какую-нибудь букашку или цветок. Иногда ее находили заплаканную где-нибудь в поле. Все привыкли к ее причудам и никогда не обращали внимание.
  Оли добралась до поместья и сразу отправилась в кухню, где ей сказали, что ее хочет видеть герцогиня.
  "Зачем это?" - подумала девушка, направляясь в дом. Как только Оли вошла, дворецкий сообщил:
  - Госпожа в кабинете.
  Оливия кивнула, благодаря Ронага, затем прошла по коридору. Остановилась перед дверью в кабинет и постучала.
  - Входи, - отозвались изнутри.
  Служанки открыла дверь и вошла.
  - А это ты, - отозвалась Лунария. - Долго же тебя пришлось ждать. - Бросила хозяйка и недовольно посмотрела на девушку, которая тут же опустила взор. - Я хотела с тобой поговорить. - Выдавила из себя старуха, рассматривая грязный подол служанки и старое, изношенное платье. - Моей внучке нужна помощница, я знаю, что ты не образована и многого не знаешь, но твоя молчаливость является большим плюсом. - Проговорила Лунария и поднялась. Женщина прошлась до девушки, обошла ее, бросая взгляд по фигуре. - Вы бы отлично поладили, ты бы не болтала лишнего и не давала дурной пример, а Аклира смогла бы говорить, сколько захотела.
  "Что? - изумилась Оли. - Меня берут, как игрушку?" Неприятные, скомканные эмоции накатили на девушку, но она не могла ничего сказать. Служанку не спрашивали, ее просто известили о готовом решении.
  - Вы, почти одинаковой комплекции, Аклира могла бы поделиться с тобой нарядами, чтобы я не видела на тебе вот эти обноски. Теперь ты будешь жить в доме, - сообщила Лунария и прошлась до двери. - Идем, я скажу эту новость внучке.
  Оливия чувствовала себя как будто во сне. "Не может быть! Это невозможно!" - думала девушка. Эта тема давно обсуждалась между прислугой и каждая девушка или женщина желала быть помощницей молодой герцогини.
  - Представьте, - сказала одна из слуг. - Когда будет прием, я буду среди гостей.
  - Ой, да ладно мечтать, - буркнула Ожала. - Работать давайте.
  - Она просто завидует, ей-то ничего не светит, - усмехнулась Анира.
  - Размечтались тут, еще скажите, что кто-то из приглашенных молодых людей на вас внимание обратит и замуж позовет, - рассмеялась кухарка.
  Оли, конечно, не надеялась на такое внимание, но шанс удалиться от всех, служанка не могла упустить. Девушке надоели усмешки и издевки слуг, надоели косые взгляды. В доме меньше народу и теперь она будет общаться только с Аклирой. Если бы Оли позволили, она бы убежала на край света и жила одна.
  Лунария прошла по коридору и без стука вошла в комнату. На большом диване сидела внучка и читала любовный роман. Возле окна стоял Донаган и пил чай.
  Увидев молодого герцога, Оливия остановилась и застыла у порога. Его усмешка, что на секунду проскользнула на губах, заставила Оли вздрогнуть.
  - Что застыла, проходи, - указала рукой на середину комнаты Лунария. - Теперь ты будешь тут.
  - Бабушка? - изумилась Аклира и отложила книгу, смотря на служанку.
  - Это твоя помощница, внученька, - сказала герцогиня.
  Девушка подскочила с места и, подбежав к бабушке, обняла.
  - Какое счастье, спасибо, - засияла Аклира. Потом посмотрела на Оливию. - Она все так же будет молчать?
  Лунария повернулась к Оли:
  - Думаю, да.
  - И ее никак нельзя вылечить? - скривила личико молодая герцогиня.
  - Возможно, сестренка, ты сможешь ее разговорить, - шагнул к дамам Донаган.
  Оли опустила взор. Сердце трепетно забилось, девушка почувствовала непреодолимое желание просто развернуться и убежать.
  - Я позову доктора на следующей неделе, - сказала Лунария. - Возможно, что-то изменится. - Старушка повернулась к служанке. - А пока это... - герцогиня указала на Аклиру, - твоя новая хозяйка. Ты должна слушаться ее во всем. - Потом обратилась к внучке. - Поделись со своей помощницей гардеробом, не люблю, когда слуги в таком виде.
  - О, да! - обрадовалась Аклира, думая, что теперь она при любом удобном случае может попросить новые наряды.
  - Щедрость ваша не имеет границ, - слегка наклонил голову Донаган и посмотрел на Оливию.
  Девушка волновалась. "Возможно, нужно было отказаться, - возникло в голове Оли. - Теперь молодой герцог все время будет рядом". От этой мысли стала тепло и холодно одновременно.
  - Ну что ж, пошли, - выбежала из комнаты Аклира. - Покажу тебе все, подберем наряды.
  Оливия и так знала расположения всех комнат и ничего бы нового молодая герцогиня не показала бы, но уйти хотелось. Выскочив за новой хозяйкой, Оли вздохнула с облегчением, как будто огромный камень свалился с груди.
  - Как же это здорово, - радовалась Аклира.
  "Наверное, для вас - да, - пожала плечами девушка, которая начала успокаиваться от встречи с Донаганом. Она не понимала своего волнения, такое было для нее ново и каждый раз, когда Оли думала о молодом герцоге, она не могла объяснить, почему так волнуется. - Для меня же это просто шанс убежать от лишних разговоров и людей".
  - Я отдам тебе... - Аклира остановилась и бросила на помощницу загадочный взгляд. - Свое красное платье, оно бабушке не нравится. Она говорит, что оно вызывающее. Не знаю, кого я в нем вызываю, но спорить не хочется. Ты же сама знаешь, какая эта герцогиня Лунария Оранг Руат.
  "Знаю, - еле заметно кивнула Оли. - Наверное, лучше чем вы, потому что с вами она добра и мила, а со слугами бывает строгой, даже если они ничего и не сделали".
  Девушки вошли в большую просторную комнату, посередине которой царствовала большая кровать с балдахином. Справа находились двери в гардеробную и ванную. Аклира сразу проследовала к первой, остановившись, девушка распахнула створки, показывая богатые наряды.
  Оли видела эти платья, когда прибирала комнату, поэтому госпожа не могла удивить ее множеством нарядов.
  Аклира сразу принялась дарить свой гардероб. Платья выбрасывались с такой скоростью, что Оливия не успевала заметить цвет.
  - Нет, это я оставлю, - улыбнулась девушка и повернулась, осматривая огромную гору, образовавшуюся на полу. - Вот! - Указала рукой на наряды. - Забирай.
  Оли растерялась и покачала головой. Аклира нахмурилась. Оливия подошла, взяла, не рассматривая два платья, и показала хозяйке.
  - Всего лишь... - расстроилась молодая герцогиня. - Вот то еще возьми с голубыми цветочками. - Девушка подошла и из горы платьев вытащила нужное. - Оно мне ужасно не нравится. И еще красное, как обещала. - Подала наряд девушка. - И...
  Оли дотронулась до плеча хозяйки. Аклира обернулась. Оливия покачала головой.
  - Я просто так даю... это подарок... - растерялась молодая герцогиня, решив, что первый раз служанка просто растерялась и теперь возьмет все, что представлено. - Ты же не хочешь обидеть бабушку?
  Помощница помялась и покачала головой. "Не хочу, - подумала Оливия. - Но и все принять тоже не могу". Девушка помялась и дернулась от закинутого на нее платья. В руки уже не вмещалось, и хозяйка просто набрасывала на помощницу наряды.
  Ситуацию спасла Лунария вовремя появившаяся на пороге. Она удивленно осмотрела на обвешенную с ног до головы платьями служанку и спросила:
  - Это что?
  - Я отдаю ненужное, столько вещей старых...
  - Не думаю, что сейчас будет время на что-то новое, - как будто прочитав мысли внучки, проговорила герцогиня.
  Аклира сразу сникла.
  - Я думаю, будет достаточно... - Лунария убрала несколько нарядов, оставив только то, что держала в руках Оливия. - Остальное пока останется у тебя. - Обернулась к внучке герцогиня.
  Аклира нахмурилась.
  - Убери тут, - приказала герцогиня помощнице и направилась к выходу. - Скоро обед, тебе еще нужно успеть переодеться. Не стоит в таком виде появляться за столом. - Указала рукой на наряд Лунария. - И я распорядилась, теперь твоя комната будет на этом этаже, последняя дверь справа.
  Оливия кивнула и сделала реверанс.
  - Как жаль, - выдохнула Аклира, когда бабушка покинула комнату. Девушка села на стул и стала смотреть в окно. Молодая герцогиня уже представляла себя в новых нарядах, украшенных кружевом и атласными лентами. А теперь придется снова надевать старое.
  Оливия отложила в сторону подаренное и принялась убирать вещи в гардеробную. Все это время Аклира мечтательно смотрела в окно. Когда все платья оказались на прежнем месте, помощница подошла и коснулась плеча хозяйки, девушка обернулась:
  - А? - Аклира увидела, что Оли все убрала и продолжила: - Иди, я тебя позову.
  Оливия поклонилась, забрала подаренные вещи и направилась в комнату. В коридоре она встретила молодого герцога, который, как ей показалось, ждал ее.
  - Ну как новое назначение? - улыбнулся молодой хозяин.
  Девушка кивнула и хотела пройти, но Донаган перегородил дорогу, взглянув на платья, молодой герцог потянул за красную материю.
  - Интересно...
  Оливия отошла, пальцы герцога сильней сжали кусок ткани.
  - Я бы хотел тебя в этом увидеть, - улыбнулся Донаган. - Красивый цвет, яркий...
  Девушка удобней перехватила платья и развернулась, желая обойти "препятствие". Молодой человек отпустил материю и дал пройти служанке.
  - Теперь мы будем видеться чаще, - спокойно проговорил он, направляясь в противоположную сторону.
  Он этих слов Оли бросило в жар. Девушка резко остановилась и посмотрела вслед уходящему хозяину.
  На мгновение ей показалось, что все не просто так. И это молодой герцог поспособствовал ее новому назначению.
  "Нет, ему нет дела до меня, он просто забавляется", - подумала девушка.
  Оливия продолжила идти в комнату, обдумывая интерес господина к ней. Добравшись до комнаты, девушка вошла. Она знала эту небольшую, уютную спальню. Иногда, когда никто не видел, ночью Оли пробиралась сюда, чтобы почитать. Никто не знал о том, что девушка образована. Оливия не только читала, но и писала. Играла на фортепьяно и знала несколько языков. Но ее никто не спрашивал об умениях, а прежние хозяева представили ее как безмозглую игрушку, что держал граф Роналио Мо Санже Луа, вспоминая любовь юности. Оли не верила ни единому слову и видела в глазах графа больше, чем просто игру. Зачем бы он нанимал для нее репетиторов, зачем приходил на занятия и слушал, как Оли играет или поет. Вот пела она дурно и занятия по вокалу отменили.
  В воспоминаниях возникли небольшие кусочки счастья, которые так быстро развеялись. Девушка не успела насладиться детством, как стала слишком рано взрослой.
  Оли положила на стул платья, с интересом пересмотрев подаренное. Материя дорогая и красивая. Красное было из шелка, но девушка сразу дала себе обещание, что не наденет его. Следующее было грязно-синего цвета в голубой, мелкий цветок. Квадратное декольте, рукав ниже локтя с кружевными оборками. Третье - бледно-розовое, совсем простое по меркам господ. "Неудивительно, что я никогда не видела это платье на Аклире, - подумала девушка. - Оно новое!" Оли улыбнулась, думая какие же странные богатые люди, зачем заказывать, тратить деньги, чтобы потом оно висело в гардеробной. Последнее платье было серое со вставками из цветного материла, на котором красовались розы. Длинный рукав, скромный вырез.
  "Вот это и подойдет для обеда!" - улыбнулась Оливия и стала переодеваться.
  
  Донагану нравилось наблюдать за растерянностью Оливии. Он никогда не был настолько увлечен девушкой такого круга. Молодой герцог следил за каждым движение служанки, она стояла в углу обеденного зала и ждала приказаний от хозяйки. "Она такая невинная и скромная, как нежный бутон... - молодой герцог задумался, пытаясь ассоциировать какой-нибудь цветок с девушкой. Герцог отметил, как похорошела служанка, надев этот наряд. Даже серый, неприметный цвет шел этому милому лицу.
  - Донаган! - позвала Лунария, недовольно посмотрев на внука. - Ты меня слышишь?
  Молодой человек улыбнулся, отрываясь от блаженных мыслей, и посмотрел на родственницу.
  - Я жду твой ответ, - подняла брови герцогиня.
  Но молодой человек был настолько погружен в мысли о нежной Оли, что совершенно не воспринимал окружающий мир и, естественно, пропустил вопрос хозяйки дома.
  - Про прием, - слегка наклонившись, подсказала Аклира и покосилась на бабушку.
  - Я вижу, ты так увлекся обедом, что не слышишь меня? - сказав, Лунария потянулась за бокалом вина.
  - Слышу, - дотронулся до салфетки Донаган, пытаясь вспомнить о чем шел разговор до того, как он провалился в ассоциативные мечтания. "Ах да! - дернул бровью молодой человек. - Прием в честь моего возвращения!" - Думаю, это хорошая идея. - Согласился герцог и покосился на помощницу Аклиры. "Она тоже там будет, - промокнул нижнюю губу салфеткой Донаган. - Нежная и недоступная... пока недоступная Оли".
  - Хорошо, - кивнула старушка. - Тогда после обеда составим список гостей и... в воскресение можно организовать прием.
  - Нужно новое платье! - встрепенулась Аклира.
  - У тебя достаточно нарядов, милая, - осекла ее бабушка.
  - Они все старые, - скривилась девушка. - Тут такой праздник! - Указала рукой на брата Аклира. - Донаган вернулся.
  - Не думаю, что это столь важное мероприятие, - отозвался молодой герцог, за что получил неодобрительный взгляд сестры. - Не стоит делать грандиозный прием... близкие люди.
  - Но графа Аранг Миссал ты же пригласишь? Он твой друг, - вспомнила Лунария.
  - Я лично доставлю письмо ему, - улыбнулся Донаган, понимая, на что намекает бабушка.
  Герцогиня Оранг Руат давно говорила внуку, как бы Рудол и Аклира здорово смотрелись вместе. Молодой герцог был не против, он хорошо знал Рудола, практически с детства и мог точно сказать, что он бы никогда не обидел сестру.
  Аклира пропустила мимо ушей приглашение будущего жениха, потому что была занята помощницей. Девушка подозвала служанку и приказала поправить ожерелье. Оли послушно выполнила поручение и отошла на место.
  - Соус сегодня был отвратительный, - скривилась Аклира.
  - Все как обычно, - проговорила Лунария, заметив взгляд внука, что с интересом продолжал изучать Оливию. Старушка опустила взор, потом покосилась на стоящую у стены служанку. - Ругия, распорядись о подачи чая в мой кабинет... на двоих. - Добавила герцогиня и перевела взор на внука. - Нам с Донаганом нужно обсудить список гостей.
  - Как скажете, - спокойно кивнул молодой человек, отвлекаясь на мгновение от интересующего его объекта.
  "Она ни разу не посмотрела в мою сторону, - передвигая овощи в тарелке вилкой, думал герцог. - Это нужно как-то исправить".
  Молодой человек привык к обильному вниманию женщин, и такое равнодушное поведение служанки заставляло Донагана злиться и пылать еще большим интересом к этой персоне.
  Как только обед закончился, старая герцогиня с внуком ушли в кабинет.
  - Донаган, я бы хотела с тобой поговорить, - присаживаясь на свой любимый стул, проговорила Лунария.
  - Конечно, бабушка, я думаю, что пятьдесят человек будет достаточно, - присел на противоположный стул молодой человек.
  - Об этом позже... - вздохнула женщина. - Я бы хотела дать тебе наставление, не увлекаться тем, что потом будет тебе не нужно.
  - Ты о чем? - не понял сразу Донаган.
  - Твои взгляды на служанку достаточно откровенны, чтобы я могла пропустить их, - сказала герцогиня.
  - А, ты об Оливии... ничего серьезного... - покачал головой молодой человек.
  - В твоем возрасте можно наделать много ошибок, - предупредила Лунария. - Некоторые исправить не получится.
  - Вы намекаете на мою мать? - встал Донаган и прошелся до стола. - Ее неподобающая для герцогини связь с обедневшим дворянином?
  - И об этом тоже, - постучала пальцами по подлокотнику герцогиня. - Мы должны помнить свой долг и статус.
  - Да, ты с детства мне это говорила... - сдержал раздражение Донаган. Иногда молодой человек чувствовал себя породистым скакуном, что растили для выведения какой-то новой и редкой породы. - Я это понимаю. И, обещаю, что никогда не огорчу тебя своим неправильным выбором.
  - Это хорошо, - кивнула Лунария. - А теперь займемся гостями.
  Бабушка пригласила молодого человека сесть.
  Долго и тщательно подбирался контингент для приема. У Донагана сложилось железное мнение, что Лунария просто хочет найти подходящие партии для своих внуков. Если вдруг Рудол не понравится Аклире, герцогиня подыскивала замену графу. Так же и для внука были отобраны несколько девушек знатного происхождения. Каждую герцогиня описывала с таким трепетом, что Донагану становилось безумно скучно и неинтересно общаться с каждой из них.
  "Ну не может быть человек такой положительный, - сдержал зевоту очередной раз молодой герцог. - Прям ангел, а не девушка!"
  - Она безукоризненна, - продолжала Лунария. - Отличное знание пяти языков...
  Донаган встал, прошелся до стола, где стоял чай и, взяв чашку, сделал глоток.
  - Удивительная девушка, - кивнул молодой человек, делая вид, что ему безумно интересно.
  - Да, я бы советовала тебе обратить внимание именно на герцогиню Раг Онаскую, она единственная дочь Ноганса. Он ничего не пожалеет для нее. Аланиария к тому же обладает удивительным голосом. Если ее сможем уговорить, то она споет.
  - Ее еще и уговаривать придется? - не сдержался молодой хозяин.
  Герцогиня Оранг Руат бросила недовольный взгляд на внука. Он держался из последних сил, и когда бабушка стала расхваливать очередную претендентку, Донаган не сдержался:
  - Я думаю, что список готов и пора преступить к раздаче пригласительных. Осталось мало времени, до воскресения нужно многое успеть, - поставил чашку чая на стол молодой человек. - С вашего разрешения, я отправляюсь к графу Аранг Миссал.
  Не дождавшись ответа, герцог быстро покинул кабинет и направился к выходу. Донаган давно не видел друга и хотел узнать, как он? Много лет назад они вместе уехали в столицу Азам-Анионских земель для поступления в академию, но на середине учебы Рудол решил, что дипломатия не его конек и уехал домой.
  До поместья Аранг Миссала было не больше трех часов верхом.
  Донаган не останавливался на привалы, желая быстрей добраться до друга. Как только показалась ограда поместья, молодой герцог ускорил темп. Около ворот Донагана уже встречал Рудол.
  - Доброго дня, друг, - улыбнулся молодой человек. Он был среднего роста, с белесыми волосами и не сильно привлекательной наружности. Его лицо портил шрам, травма детства, что заставила отрастить волосы, чтобы прикрыть часть щеки.
  - Давно ждешь? - спешился герцог и, подскочив, обнял друга.
  - Со вчерашнего дня, как только сообщили, что ты приехал в родовое поместье, - пошутил Рудол и постучал по спине друга. - Как я рад тебя видеть!
  - Взаимно, - взял за плечи друга Донаган. - я привез тебе приглашение на прием. Отказа не принимаю.
  - Я бы не смог, - указал рукой на дом Рудол, приглашая гостья внутрь. - Рассказывай, как прошла учеба, сколько несчастных девушек окончили свою жизнь страданиями о тебе?
  - Не преувеличивая мои возможности, я скромный слуга, наделенный божественной красотой, - рассмеялся герцог, идя в ногу с другом.
  - О да! Как я это сразу не заметил, - усмехнулся Рудол. - Поэтому все девушки академии, которых и так было не много, сохли по тебе. - Напомнил друг.
  - Я не виноват, клянусь.
  Подойдя к дому, граф Аранг Миссала подозвал слугу и указал рукой на коня гостья.
  - Прошу, - пригласил в дом Рудол. - Что будешь после дороги?
  - Обижаешь! - посмотрел на друга брюнет.
  - Ар, вина, - приказал граф, пропуская гостья вперед. - Сколько прошло лет... - вдруг загрустил молодой человек. - А ведь совсем недавно мы были детьми.
  - Что за странный настрой? - удивился Донаган.
  - Родители... - вздохнул Рудол, - все твердят о свадьбе и обязанностях.
  - О, не завидую тебе, - улыбнулся молодой герцог и достал из кармана приглашение. - Здесь тебя ждет моя бабушка, которая пророчит тебя в мужья моей сестре.
  - Зачем же так сразу и о плохом, - проговорил и сел на стул хозяин, как только ни вошли в большую, светлую залу.
  - Я не мог ничего поделать, иначе переключатся на меня, - сел напротив брюнет. - Бабушка и так стала подбирать кандидаток, только не так активно, как для Аклиры.
  - Какой ужас, - огорчился друг. Увидел слугу с подносом, молодой человек встал и произнес: - Давай выпьем за свободу.
  - А за встречу? - удивился Донаган.
  - За нее еще успеем, ты же остаешься на ужин?
  Молодой герцог лишь кивнул, принимая бокал из рук хозяина дома.
  
  Оливия не могла дождаться конца обеда. Каждый раз, когда она поднимала глаза, то ловила на себе взгляд Донагана.
  "Почему он так смотрит? Словно изучает новую игрушку", - подумала девушка и отвела взор. Стараясь внимательно наблюдать за Аклирой, чтобы, как только хозяйка позовет, подойти.
  Девушка облегченно вздохнула, когда закончился обед.
  - Позови Вамина, - обратилась Лунария к Оли, как только хозяева встали из-за стола.
  Девушка поклонилась и вышла. Пройдя до первого этажа, где находился кабинет управляющего, Оливия постучала и вошла.
  - Что случилось? - спросил мужчина, откладывая в сторону перо.
  Девушка указала на управляющего, потом подняла палец. Вамин прищурился и спросил:
  - Госпожа зовет?
  Оли кивнула.
  - Удивительно, как можно все просто изъяснять, не используя слова, - проговорил мужчина и встал.
  Девушка улыбнулась и покинула кабинет, она хотела вернуться, но встретила в коридоре Ругию:
  - Идем, нас отослали на кухню, в помощь, сейчас господам есть чем заняться без нас.
  Оли кивнула. На кухне и по дому всегда найдется работа. Ругия бы могла спокойно дожидаться приказа хозяйки, но женщина предпочитала провести это время с дочерью. Мать часто оставалась на ночь в соседней комнате, когда герцогине нездоровилось, а последнее время Лунария часто жаловалась на плохое самочувствие. Поэтому поход на кухню был желанием Ругии. Оли не возражала, любовь Ругии к дочери грело сердце Оливии. Где-то в почти уже не существовавшем детстве у нее тоже была мать, которая любила и заботилась. Память жестоко обошлась с девушкой и кроме нескольких слов от слуг с соседнего поместья, Оли ничего не помнила о родительнице.
  Выйдя на улицу, Оливия сразу заметила косые взгляды.
  "Неужели они в курсе моего назначения? - удивилась девушка. - Да, тут ничего не скроешь".
  Слухи в поместье распространялись быстро. Не успела герцогиня сказать Оли, что она теперь помощница Аклиры, эта новость облетела все края.
  Девушка поправила складки платья, Оли стало неудобно. Разговоров о ней и так хватало, теперь прибавится еще и это.
  - Выслужилась, - процедила Анира, вытирая руки о передник. - Погуляла по роще и теперь помощница.
  Оливия не услышала ее слов, но поймала на себе завистливый взгляд женщины.
  - Работай, - проговорила Калия. - Да на себя смотри...
  Женщина не любила сплетни и каждый раз одергивала помощницу, когда та очередной раз пересказывала какие-то сомнительные новости по поместью. Заправив под косынку выпавшие пряди волос, Калия забрала пустую корзину, что стояла перед Анирой и пошла в дом.
  - Это правда? - выскочила радостная Ания из кухни и обняла Оли.
  - Да, теперь Оливия будет работать в доме, у нее своя комната и госпожа Аклира подарила ей свои наряды, - ответила за девушку Ругия.
  Последнее можно было и не говорить, все и так заметили перемену платья.
  - Как здорово, - восхищенно осматривая платье Оли, проговорила Ания.
  Иногда старые вещи доставались прислуге, но чтобы вот так, почти новое, попало в твой гардероб, это было редкостью. Поэтому Ания немного завидовала Оли, но старалась не показывать своих чувств.
  - Скоро будет прием в честь молодого герцога, столько работы... - всплеснула руками Ругия. - Ожале нужно будет помощь. - Женщина приобняла девушек и повела на кухню.
  Так как сообщили о предстоящем торжестве, кухарка уже отдавала приказы.
  - О, явились! - крикнула женщина. - Быстро ощипывать кур... - потом покосилась на Оли. - Передник не забудь одеть, а то испачкаешь наряд. - Процедила женщина.
  Оливия молча взяла со стула полотенце, отряхнула и повязала, на талию.
  - Да, что с тобой такое?! - закричала Ожала на Ладию, которая только что пролила кипяток мило миски. - Ты куда льешь?! Не видишь что ли?!
  Оливия вовремя успела отскочить, чтобы ее не обдало горячей водой.
  - Что за день-то сегодня такой?! - не унималась кухарка. - А ну брысь отсюда! Иди кур покорми и не попадайся мне сегодня на глаза. - Потом женщина взглянула на Оли и продолжила: - И ты уйди, не раздражай меня.
  Девушка посмотрела на удивленную Ругию, потом развязала полотенце, бросила на стул и вышла следом за Ладией.
  "Раздражаю я ее, вот еще королева нашлась! - возмущалась Оли. - Мне что теперь нужно было до конца дней на кухне работать и помои выносить?!"
  Девушка выдохнула и дернула плечом, потом заметила, как Ладия юркнула за сарай.
  "Что-то странное с ней творится, - подумала Оливия и насторожилась. - Ладия всегда была веселой, общительной, а сейчас как будто в рот воды набрала".
  Оли проследовала за девушкой, нагибаясь под ветками щедро цветущей яблони. Прошла вдоль стены и оказалась у загона для гусей. Оливия осмотрелась, Ладию нигде не было видно. "Куда она подевалась? - удивилась девушка и прошла еще дальше. - Тут-то и спрятаться негде". Оли присмотрелась, отдаляясь дальше от загона и направляясь к большой яблоне. Под деревом сидела Ладия и плакала. Оливия подошла к стволу, оглянулась, никого рядом не было, потом аккуратно рядом села и поджала ноги. Оливия не любила, когда ей мешали плакать, поэтому просто сидела и ждала, когда Ладия заговорит сама.
  За эти годы существования в поместье Оранг Руат, Оли потеряла счет слезливым дням. Часто ей доставалось просто так от кухарки, сказать что-то в ответ Оливия не могла. А заступиться за сироту никто не горел желанием, зная крепкий нрав Ожалы.
  Оливия вздохнула и осторожно положила ладонь на плечо Ладии. Девушка никак не отреагировала. Оли погладила ее по голове и приобняла.
  - Понимаешь, я и сказать никому не могу, - всхлипывая, проговорила Ладия. - Слухи, как пыль, что ветер разнесет по всему поместью... а отец потом меня убьет...
  Оли закивала. Ладия задумчиво подняла голову:
  - Но ты ведь никому не скажешь? - с надеждой посмотрели на девушку заплаканные глаза.
  Оливия покачала головой.
  "Если бы и хотела, не смогла", - подумала служанка.
  - Многие видели, как за мной Алан ухаживал... - нерешительно начала Ладия, потом замолчала, оглянулась, чтобы убедиться, что здесь больше никого нет, и продолжила: - Я думала, он замуж позовет. Говорил, что я самая красивая... самая... - Девушка всхлипнула, еле сдерживая слезы. - А он...
  Оли погладила по голове несчастную.
  - Что теперь отцу скажу, он убьет...
  "Да, Догн строгий родитель", - подумала девушка.
  - И самое обидное, что Алан теперь делает вид, что ничего не было, он ничего не говорил... - протянула Ладия. - А сегодня утром я его с другой видела... - девушка снова сорвалась на слезы.
  Оливия не знала, как успокоиться бедняжку. Девушка гладила по голове Ладию и думала о Донагане. "Что ему на самом деле нужно? - возник вопрос у Оли. - Ведь он не просто так проявляет интерес".
  Девушки долго сидели под яблоней. Оли несколько раз пыталась увести Ладию, но та снова начинала плакать. А, выйдя девушка заплаканной, сразу пойдут вопросы. "Что случилось? Где и с кем?" и прочее. Когда Ладия успокоилась, девушки сразу направились кормить птицу.
  - Девочки, где вы ходите? - всплеснула руками Нария.
  - Куры голодные, - спокойно ответила Ладия, стараясь не смотреть на женщину.
  - За то время, что вы отсутствуете, можно всю худобу покормить, - покачала головой Нария, понимая, что девушка хитрит. - Ты что такая? - Подошла ближе женщина. - Плакала что ли?
  - Отец снова злой... - солгала девушка и покосилась на Оли, что спокойно продолжила кормить проголодавшихся кур.
  - Давайте быстрей тут и на кухню, - махнула рукой полная женщина и ушла.
  Девушки быстро покормили птицу и вернулись в помещение, где уже кипела работа по готовке. Ожала знала, что нужно и когда заготовить, чтобы все успеть. Женщина много лет работала на эту семью и изучила предпочтение каждого гостя.
  Сегодня нужно было все подготовить, засолить, заквасить. Работы много и до самой ночи будут стучать топоры, резать ножи, мыться посуда, укладываться в бочки закваска и прочее.
  К ужину помощниц герцогинь не позвали. Допоздна Ругия и Оли помогали на кухне. Перед сном, Лунария вызвала Ругию и та покинула этот кипящий и шумящий котел под названием - "Кухня".
  Оливия устала, ноги ныли, руги болели. Некоторых слуг Ожала уже отпустила, но только не ее. Женщина словно хотела за что-то отомстить, унизить, показать, кто здесь выше.
  - Ну вот как ты толчешь капусту?! - подбежала к девушке кухарка и стала кулаком давить в бочке сложенное. - Сильнее, понимаешь?
  Оли опустила руки, которые она едва ощущала от усталости. "Вот Ругия молодец, сама напросилась, потом ушла, а теперь мне отдуваться", - вздохнула девушка и подняла глаза на оставшихся работников.
  Кроме ее и Ожалы в кухне еще находился старик, что точил топор после буйного дня. Сегодня сталь отрубила немало птичьих голов. Еще, в уголку, чуть не дремая, уставшая Одила пыталась мыть посуду. Эту девушку Ожала тоже не любила. И к завершению компании на подоконнике сладко спал белый, пушистый кот Огонек.
  - Не спим! - похлопала в ладоши Ожала, отчего кот лениво открыл глаз, посмотрел, что вкусного ничего нему не светит, и дальше продолжил мирно спать.
  "Везет Огоньку, - вздохнула Оли, продолжая накладывать капусту в кадку. - Мне не светит сон еще долго". Девушка посмотрела на Ожалу, что зевнула и села на стул. Оливия не понимала, почему кухарка так предвзято относится к ней. Возможно, из-за того, что Оли ничего не может сказать. Не пожалуется госпоже и не распускает ненужные сплетни о жестокости Ожалы. Оливия не может отомстить, сделать пакость. Девушка спокойная, ее всегда учили покоряться и выполнять приказы.
  Оливия увидела, как глаза кухарки медленно стали закрываться. Оли переглянулась с Одилой, которая печально вздохнула. "Когда эта капуста уже закончится?" - возмутилась девушка и со всей оставшейся силы, затолкала пучок капусты в бочку. Потом посмотрела на миску с накрошенной капустой и, взяв, высыпала в кадку. Побила кулаками и закрыла крышкой, сверху положила два камня, что лежали у ее ног. Груз оказался тяжелым и после второго подъема, Оливия ощутила, как дрожат от бессилия руки. Девушка посмотрела на старичка, что сонно занимался своим делом, и направилась к двери. Оли хотела одного, быстрей уйти и никогда не возвращаться сюда. Ни за какие уговоры больше она сюда не придет.
  Оказавшись на улице, Оливия прислонилась спиной к стене и посмотрела на звезды. Множество сверкающих огоньков рассыпались по черному покрывалу. Как крошки, что небрежный хозяин оставил после завтрака. Подумав о еде, девушка положила руку на живот. "Сейчас бы перекусить", - вздохнула она, но возвращаться на кухню не было никакого желания. Собравшись с силами, девушка оторвалась от стены, за несколько минут Оли показалось, что прохладные камни приклеились к ее телу. На плечи навалилась огромная, возможно, с рост девушки каменная глыба.
  "Нужно в свою комнату..." - вздохнула Оливия, подбадривать себя не было сил, девушка только могла думать о том, что сейчас дойдет до кровати и упадет. Медленно, еле передвигая ногами, Оли дошла до крыльца и присела на ступеньку. "Я только немного посижу и пойду дальше", - подумала девушка. Она не заметила, как плавно закрылись глаза и крепкий сон унес Оли далеко от реальности.
  - Не может быть! - услышала Оливия где-то рядом и сонно открыла глаза. Девушка удивилась, сама не понимая, почему сидит на ступеньках, а над ней склонился господин Оранг Руат. - Ждете хозяина? - Усмехнулся Донаган и сильней подался вперед, обдавая девушку стойким запахом спиртного. - Умная прислуга.
  "ЧТО?! Обращается, как с собакой!" - возмутилась девушка и хотела встать, но ей не дали, положив руку на плечо.
  - Сидеть! - приказали Оливии и другая рука легла на плечо, теперь молодой герцог упирался на ее плечи и смотрел, словно на пойманную и загнанную в ловушку дичь.
  Оли опустила глаза и постаралась повернуть голову в сторону, чтобы не чувствовать стойкий аромат спиртного.
  "Сколько он выпил и как в таком состоянии доехал на коне домой?" - возникло в голове девушки.
  - Милая... - проговорил молодой человек и дотронулся до щеки девушки.
  Оли убрала руку и, нагнувшись, выскочила из захвата герцога, который, потеряв опору, упал на ступеньки.
  - Стой! - приказали девушке и, быстро поднявшись, догнали за пару шагов. Шел Донаган покачиваясь, но схватить и прижать к себе жертву смог. - Куда ты? - Держа за руки и прижимая спиной к своей груди, проговорил молодой герцог. - Не нужно так дергаться.
  Девушка пыталась освободиться, применяя последние остатки сил после долгого и трудного дня. Ее так никогда не нагружали работой и руки просто ныли от усталости. Если бы в них осталось хоть немного силы, Оли сейчас бы оттолкнула хозяина и убежала. Но пойманная "птичка" только делала тщетные попытки вылететь на свободу.
  "Отпусти! - мысленно кричала Оливия, сердце бешено стучало и готово было выпрыгнуть. - Просто отпусти!".
  - Посмотри какие звезды... - наклоняясь, прошептал над ухом Донаган и, перехватив одной рукой талию девушки, второй схватил за шею и приподнял подбородок. - Правда, красиво?! Можно полюбоваться... вместе... - последнее слово молодой человек произнес едва слышно. Потом пальцы хозяина медленно стали сползать вниз и оказались на груди. - Не переживай ты так. - Еще секунда и ладонь на границе материи, желая оказаться в потаенном месте. Донаган опустил глаза, предвкушая прелесть женской груди. "Какая она у нее? - подумал молодой человек и усмехнулся. - Такая как и у всех". Пальцы углубились в декольте.
  Оли резко дернулась, Донаган сжал ее сильней.
  - Что такое? - прошептал герцог, его ладонь поползла вверх.
  Оли сжала материю платья в кулаках, девушка не знала, что делать.
  - Умная девочка, - провел пальцем по губам молодой человек.
  Оливия ощущала противные прикосновения его кожи на губах. Еще движение и молодой хозяин засунул палец в рот. Девушка не сопротивлялась. Донаган поцеловал шею служанки, и в этот момент Оли укусила его за палец.
  - А! - вскрикнул хозяин и отступил жертву. Пошатнувшись, молодой человек упал на траву.
  Пользуясь моментом, Оливия рванула в дом. Не слушая угрозы в свой адрес, девушка вбежала в дом, потом дальше к лестнице и по коридору к спасительной двери. Оказавшись в комнате, Оли дрожащей рукой закрыла задвижку и выдохнула. Пальцы дрожали, сердце бешено колотилось в груди. Оливия долго стояла около двери, ожидая шагов. Казалось, прошла целая вечность, когда девушка поняла, что никто не придет.
  Мысли путались и перемешивались. Теперь Оли видела не голубые глаза Донагана, а лишь ощущала противное и отталкивающее прикосновение его рук. Как ее держали, как приказывали, повелевали.
  "Неужели все мужчины такие?!" - не могла успокоиться девушка, все еще подпирая спиной дверь. Горечь воспоминаний заскребла в горле, первая несчастная слеза скатилась по щеке. Оливия плакала от усталости, от боли, от безысходности, от непонимания.
  
  Глава третья
  Перед приемом
  
  Оливия старалась не попадаться на глаза Донагану после происшедшего, а молодой человек делал вид, что ничего особенного и не произошло.
  Дни летели быстро. Настала суббота. Уже с утра все кипело, слуги готовились к празднику.
  После подготовки наряда Аклире, Оли отправили на помощь к Рою, которому поручили перенести в залу нужную посуду.
  - Возьми подсвечники, - указал на вещь мужчина, а сам взял стопку тарелок.
  Оливия взяла два больших канделябра и проследовала за мужчиной.
  - Оли, - позвала Нария.
  Девушка обернулась.
  - Ты не видела Ладию? - спросила женщина.
  Оливия помотала головой.
  - С утра не могу ее найти, столько работы, а она где-то ходит, - развела руками Нария.
  Оли пожала плечами и двинулась дальше. Девушка прошла коридор, свернула в комнату и резко остановилась, потому что перед ней сверкнуло острие шпаги.
  - Куда это мы спешим? - усмехнулся молодой герцог, направляя оружие в грудь девушке. Донаган осмотрел ношу, как будто оценивая сможет ли Оли применить подсвечники против него.
  Девушка посмотрела на шпагу и сделала маленький шаг назад.
  - А, - приблизился герцог. - Не стоит. - Покачал головой молодой человек.
  - Оливия! - позвал Рои. - Где ты делась?
  Оли обернулась на зов. Донаган прищурился и опустил шпагу. И тут же из коридора показался слуга.
  - Что ты стоишь? Столько дел! - возмутился мужчина.
  - Я тоже об этом ей говорю, - произнес молодой герцог и, взяв оружие двумя руками, немного согнул лезвие. - Иди! - Кивнул хозяин.
  Девушка шустро покинула комнату, решив больше не отставать от Роя и везде следовать за мужчиной.
  "Нужно больше не попадаться на глаза хозяину, - думала Оливия. - Через время он забудет про меня и все".
  - Идем, нужно с подвала принести еще канделябров. Госпожа Оранг Руат решила осветить весь дом, - проговорил Рои, зовя Оли за собой, и потом шепотом добавил: - Расточительно, лучше бы слуг наградила за адский труд.
  Но все и так прекрасно знали, что этого никогда не будет. Не такая у них хозяйка, чтобы раздавать подчиненным монеты, за труд, который считает оправданным.
  Мужчина взял свечу и ступил на винтовую лестницу, что вела вниз. Идя позади, Оли могла рассмотреть лысеющую макушку не молодого мужчины. Еще пару лет и на месте небольших зарослей, будет красоваться голое круглое пространство.
  Остановившись на последней ступеньке, Рои достал ключ и хотел вставить в скважину, как дверь сама со скрипом приоткрылась.
  - Странно, точно помню, что вчера замыкал... - протянул мужчина и толкнул дверь.
  Взору Оли предстала лежащая на полу Ладия, лицо было повернуто к выходу. В память служанке врезались глаза, что смотрели с тревогой и просьбой о защите. Зрачки остекленели и застыли навсегда.
  Оливия дернулась и прикрыла рот ладонью.
  - Как... - растерялся Рои, поняв, что перед ним мертвая девушка. - Небеса... иди... скажи... - мужчина посмотрел на Оли, потом на Ладию. - Стой тут. - Скомандовал Рои и, отдав свечу девушке, бросился вверх по лестнице.
  Оливия нерешительно шагнула к лежащей, присела рядом и дрожащей рукой дотронулась до щеки мертвой. Девушке вдруг показалось, что Ладия просто притворяется, вот сейчас она встанет и улыбнется. Кожа лежащей оказалась холодной, как лед, Оли резко одернула пальцы и сжала их в кулак.
  - Зачем? - прошептала Оли и почувствовала, как слезы покатились по щекам. Всхлипнув, девушка встала и, отойдя, прижалась спиной к двери.
  Слуги прибежали быстро. Шум и паника окутали дом.
  Оли стояла и плакала. Заметив Донагана среди пришедших, Оливия отвернулась и отошла дальше к стене.
  "Что она наделала? - думала девушка. - Как же так?"
  Вскоре узкая лестница не могла вместить пришедших, и хозяин быстро всех разогнал, приказав заняться своими делами. Герцог взял на руки девушку и понес наверх. За ним последовали наблюдающие и любопытные, переговариваясь, кто и когда видел последний раз Ладию.
  - Она несколько дней была сама не своя...
  - Да, пряталась и плакала...
  - Что же случилось...
  - Ее отец опять побил...
  Голоса стихли, и Оли осталась одна, смотря на все еще открытую дверь в помещение. Перед глазами девушки все еще находилась Ладия, лежащая на полу. Оливия не могла поверить, что теперь ее нет. "Снова смерть... безжалостная, грубая..." - подумала девушка.
  - Оли! - позвал Рои, затем, забрав свечу у девушки, шагнул в подвал. - Бедный Догн, единственная дочь... - мужчина вздохнул и прошел к старой, окутанной паутиной, полке.
  В этом помещении давно обитали только пауки и крысы. А еще темнота и сырость, поселившаяся здесь с первого дня, как только построили это поместье. Но Оли сейчас почему-то чувствовала присутствие еще кого-то. Возможно, это был просто страх от увиденного, но девушка несколько раз оглянулась и попыталась всмотреться в мрачные углы, куда не доходил свет от свечи.
  - Держи, - вручил подсвечники мужчина, поднимая свечу над головой, чтобы захватить больше пространства.
  Оливия принимала канделябры и думала, что как же быстро проходит человеческая жизнь. Вот была она, и вот уже нет. Только вчера Оли видела Ладию, расстроенную и подавленную. Девушка снова жаловалась на жестокую и несправедливую жизнь. Что не будет ей покоя, что если узнает отец, то убьет... а теперь Ладия мертва.
  "Ее больше нет... Ладии нет... - вздохнула Оли и проследовала на выход за Рои. - Ведь прошло так мало времени. Неужели Алан смог подтолкнуть ее на самоубийство? Ведь, если бы он не обещал ничего... " Девушка поднялась и отнесла подсвечники в зал.
  Из каждого угла доносились разговоры о случившемся.
  - Этого не может быть!
  - Я не верю...
  - Шутка? Ты дура! Все серьезно!
  - Покончила с собой?
  В комнату вбежала растерянная и испуганная Аклира:
  - Оли, эта правда? - подбежала молодая герцогиня к служанке, но потом вспомнив, что та не разговаривает, бросилась к другой девушке.
  Оливия стояла в стороне, прижавшись к прохладной стене. По спине пробегали мурашки, от чего девушка дрожала. "Она мертва", - снова и снова эта фраза крутилась в голове, не давая покоя.
  В залу вошла старая герцогиня. Лицо было взволновано. Оливия сочувственно посмотрела на женщину: "Она переживает", - мелькнуло в голове девушки, но так она думала до того момента, пока старуха не открыла рот и не сказала:
  - Какой кошмар, беда! Еще и это на нашу голову свалилось, - махнула рукой хозяйка дома. - Теперь гости будут обсуждать гибель этой несчастной.
  - И что... приема не будет? - забеспокоилась Аклира.
  - Ты что?! Конечно, будет... - герцогиня Оранг Руат похлопала в ладоши. - Что встали?! Умерла, так умерла. Быстро за дело!
  "Им нет дела до нас... - прищурилась Оливия. Она растеряно смотрела на обеспокоенную старуху, что так пеклась и переживала о приеме, что не заметила, как с боку подошел Донаган.
  - Кажется, все ушли на кухню, - прошептал он, наклоняясь к девушке.
  Оли вздрогнула и рванула к выходу. Молодой хозяин усмехнулся и подошел к сестре.
  - Донаган, какая трагедия... - протянула Аклира.
  - У нас достаточно слуг, ее можно заменить, - махнула рукой старуха и прошла до дивана. - Все должно быть готово. Понято? - Хозяйка повернулась к управляющему, что стоял около выхода.
  - Я забыла... - растерялась Аклира. - Прическа! - Повернувшись к Вамину, проговорила: - Позови Оливию. Она мне нужна.
  - Сейчас слуги полезнее на кухне, - отозвалась герцогиня Оранг Руат.
  - Ну, бабушка... - протянула Аклира.
  - Сестра, - встрял в разговор Донаган, подойдя сзади, взял сестру за плечи. - Бабушка права.
  Девушка повернула голову, чтобы посмотреть на брата и скривилась. Не получив одобрения, обиженная Аклира покинула комнату.
  - Какой ужас случился, - села на диван хозяйка и приказала: - Вамин, распорядитесь о чае.
  - Конечно, госпожа, - поклонился управляющий.
  - Не забудьте, нам еще нужно точно подсчитать все расходы, - напомнила герцогиня. - Как это затруднительно в моем возрасте обо всем помнить. - Посмотрела на внука хозяйка дома.
  Донаган сделал вид, что не заметил укора и подошел к окну. Приоткрыв шторку, молодой человек наблюдал за девушкой, что шла в сторону кухни. "Что же в этой служанке такого? - задумался Донаган. - На первый взгляд обычная девушка, ну не разговаривает и что?"
  - Донаган! - позвала старая герцогиня. - Ты меня слышишь?
  - Да, бабушка... - повернулся молодой человек к родственнице.
  - На первый взгляд не видно, - выразила свое недовольство госпожа Оранг Руат.
  - Просто этот случай, - солгал Донаган. - Я нес эту девушку и видел ее лицо... такой кошмар... - наигранно покачал головой молодой герцог.
  - Не напоминай, - покачала рукой старушка. - Эта новость теперь не даст покоя всем соседям. У нас такое захолустье, что даже господам не о чем будет поговорить, как о смерти служанки. Но если их кто-то спросит, кто она и чем занималась, никто и не вспомнит. - Возмущалась герцогиня. - Людей интересует только сам факт смерти. - Вздохнула женщина и посмотрела на слугу, что внес поднос. - Страшное время.
  - Да, - согласился Донаган и присел на противоположный диван. Понимая, что бабушка говорит и о себе тоже. - О чем же вы хотели со мной поговорить?
  - Ты разговаривал со своим другом о свадьбе?
  - Да, только его родители уже подыскали подходящую партию для Рудола, - ответил молодой человек.
  - Это ерунда, лучше Аклиры ему никогда не найти, - махнула рукой хозяйка дома и приняла чашку чая от слуги. - Я поговорю с графом Аранг Миссалом.
  "Ну, что ж друг, я сделала все, что мог, - подумал Донаган. - Кажется, от свадьбы тебе не уйти. - Вздохнул молодой человек. - А когда бабушка устроит Аклиру, она займется мной. А хватка у бабушки еще та. Нужно срочно что-то придумать".
  Молодой герцог сделал глоток и бросил взгляд на окно.
  
  В кухне все кипело.
  - Бедный Догн, я видела, как он плакал, - проговорила конопатая девушка, чистящая яблоки.
  - Плакал? - переспросила Одила. - Или, ты что?
  - Да, и сказал, что убьет того, кто это сделал, - посмотрела на женщину и бросила очищенный фрукт в большую тарелку.
  - Что ты несешь?! - возмутилась Ожала. - Все знают, что она покончила с собой.
  Оли оторвалась от сортировки по размеру клубники и подняла голову. "Откуда они знают"? - задумалась девушка.
  - Откуда знаешь? - как будто прочитав мысли Оливии, спросила Одила.
  - Ха, - усмехнулась кухарка, чем вызвала презрительный взгляд Оли. - Я не слепая и видела, как она маялась несколько дней... после того, как с ней кое-кто переспал, а потом бросил. - Как бы невзначай проговорила Ожала.
  Оливия опустила взор.
  - Мало ли почему Ладия ходила грустная, - пожала плечами Ругия.
  - Ну-ну... - покосилась на женщину кухарка. - Все в курсе, только бояться признаться.
  - А ты не боишься, значит, - с вызовом посмотрела на Ожалу Ругия.
  - А чего мне бояться, за правду не наказывают, - ответила кухарка.
  "Наказывают, еще как, - подумала Оли и продолжила перебирать клубнику, раскладывая ягоду на три тарелки, сортируя по размеру. - И бывает сильней, чем за ложь".
  - Оли, - позвал вбежавший на кухню мальчишка. Сын дворецкого - Маш. - Тебя госпожа зовет.
  Ожала с недовольством посмотрела на мальца.
  Оливия встала, вытерла о фартук руки и направилась к выходу. Кухарка перегородила ей дорогу:
  - И в этот раз тебе повезло, подкидыш, - усмехнулась женщина. - Учти, я знаю, что ты прошлый раз ушла без разрешения. Я добрая и не стала жаловаться, но это было последний раз, когда я простила тебя.
  - Оли, госпожа ждет... - стоял у порога мальчик.
  Ожала отступила:
  - Иди.
  Оливия выскочила из кухни, надеясь, что больше никаких приемов не будет, и она никогда не попадет на глаза кухарке.
  Мальчик быстро шел впереди, и когда Оли хотела направиться к главному входу, Маш сказал:
  - Нет, сюда.
  Девушка удивилась, но проследовала за мальчиком. Они обошли дом и направились в сад. Оли оборачивалась и удивленно осматривала деревья, не понимая, зачем госпожа позвала ее сюда. Старая герцогиня редко когда выходила из дома, ограничиваясь прогулкой по балкону или чаепитием на террасе.
  Осторожность и настороженность девушки позволила ей вовремя заметить прохаживающегося под деревом Донагана. Оли тут же остановилась. Бросив взгляд на мальчика, потом на молодого хозяина, Оливия бросилась бежать.
  - Стой! - прокричал Маш. - Герцог, она убежала!
  - Оливия! - услышала девушка вслед, но останавливаться она не собиралась. Напротив, Оли ускорила бег. Добравшись до дома, Оливия обернулась, за ней никто не гнался. Отдышавшись, она спокойно проследовала к крыльцу.
  - Оли, - обрадовалась Аклира. - А я тебя ищу, идем. - Молодая хозяйка поманила рукой.
  Оливия быстро вбежала на ступеньки.
  - Бабушка сказала, что ты занята, но мне срочно нужна помощь, - прошептала Аклира, как будто кто-то мог ее услышать.
  Они вошли в дом.
  - Давай, быстрей, - подгоняла девушка.
  Герцогиня со служанкой проследовали до комнаты госпожи. Аклира шла быстро, посматривая по сторонам.
  Оли не понимала такой загадочности и секретности. Только когда Оливия закрыла дверь, герцогиня села на стул и объяснила:
  - Бабушка не разрешила тебя отрывать от дел, но я не могла успокоиться. Моя прическа... - вздохнула девушка. - Нужно подготовиться...
  "Да, знати всегда было наплевать на слуг, - подумала Оли. - Произошло такое горе, а им все равно. Прием, наряды, прически". Девушке стало противно из-за такого отношения к людям. Она думала, что какого бы положения не был человек, он остается человеком. Бедный или богатый - без разницы.
  - Я понимаю, что сейчас не время... - повернулась девушка к Оли. - Но я ее не знала.
  Оливия почувствовала, как задыхается, ей не хватает воздуха. "Она столько лет служила у вас, а Вы?!" - приложив руку к груди, девушка отошла к двери.
  Аклира сделала вид, что не заметила переживаний помощницы и стала открывать шкатулки, доставая шпильки и украшения.
  - Тебе нужно потренироваться делать прически, я хочу выглядеть неотразимо.
  Оли глубоко вздохнула. "Мы только слуги, господам всегда на нас наплевать", - успокаивала себя девушка. Придя в себя, Оливия подошла к молодой герцогине.
  - Я думала о локонах... - посмотрела в зеркало Аклира, чтобы увидеть подошедшую служанку.
  Оли еле заметно кивнула.
  - А может, высокую прическу, хотя я слышала, что они теперь не в моде, - наклонила голову набок девушка, представляя на своей голове начес и завитушки. Потом Аклира повернулась к помощнице, взяла ее руку, что Оли положила на спинку стула и посмотрела на девушку. - Я бы хотела, чтобы мы стали подругами.
  Оливия опешила, такое поведение госпожи было удивительно и неправдоподобно.
  - Я понимаю, что ты мне не веришь, но у меня никогда не было подруг, ты же знаешь, бабушка не любит все эти приемы и праздники. Никто к нам сильно не захаживал, кроме старых кляч моей бабушки, а с ними точно не подружишься. Я хочу поговорить, обсудить... - Аклира бросила взгляд на помощницу. - Или хотя просто поговорить. Это же не так сложно доверять друг другу?
  Оли растерялась. "На первый взгляд она говорит искренне, но где я, а где она!".
  - Я понимаю твое смятение, но я знаю, что меня скоро выдадут замуж. Я не хочу, но бабушка спрашивать не станет, - пожала плечом Аклира. - А мне нужна будет помощница и там.
  "Это возможность уехать, покинуть навсегда эти края", - возникло в голове служанки.
  - Я должна доверять и быть уверенной в этом человеке, - продолжала госпожа.
  Оливия улыбнулась. Она сделала это просто так, девушка не успела обдумать, нужно это ей или нет. Первый порыв, что она скоро отсюда уйдет сказался на решении. И еще Оли подумала, что никто у нее спрашивать не будет, прикажет герцогиня и поедет она, как миленькая.
  - Вот и замечательно. Как думаешь, мне достанется хороший муж? - повернулась к зеркалу девушка.
  Служанка кивнула, распуская волосы госпожи.
  - Хоть бы не старый... - скривилась Аклира. - Нужно на завтра подготовиться, чтобы смотрели только на меня... - девушка улыбнулась и взглянула на служанку. - А ты наденешь то красное платье.
  Оли дернулась и отошла.
  Аклира посмотрела в зеркале, ловя взгляд испуганной девушки.
  - Нет, ты должна его надеть, я не хочу, чтобы ты выглядела блекло. Ты будешь стоять с Ругией, но должна выделяться, - настаивала госпожа. - Я же могу приказать, но пока просто прошу надеть то красивое платье, что подарила тебе.
  Оливия склонила голову и сделала реверанс.
  - Вот так-то! - успокоилась девушка и улыбнулась.
  "Красное платье! - думала Оли. - Что теперь делать?" Она не любила этот цвет, но не это беспокоило девушку. Ведь молодой герцог просил надеть именно это платье. Увидев на ней красный наряд, он может все не так понять. "И объяснить не смогу, - забеспокоилась девушка. - А вдруг они сговорились? - Прикусила губу служанка. - Они же родственники, брат попросил сестру приказать помощнице надеть то, что нужно. Такая странная игра господ". Оливия посмотрела на отражение Аклиры. Лицо было милое и спокойное. "Не похоже она на заговорщицу или подлую девушку", - вздохнула Оли.
  До самого ужина, пока их не позвали, девушки подбирали прическу. Аклира захотела попробовать разные варианты. Многие модели Оли не умела делать и Аклира долго объясняла, как и что нужно зафиксировать, куда повернуть и украсить. Сложностью прически не отличались, везде присутствовали локоны, только наличие и отсутствие украшений разделяло сделанное от простого и нарядного.
  Оли не любила прически, на них уходило много времени. А у слуги его нет. Нужно встать, быстро одеться и отправиться служить. "А ведь когда-то я укладывала волосы", - вспомнила девушка, но сейчас эти дни казались такими далекими.
  - Так все, идем, а то герцогиня рассердится, - проговорила Аклира, вырывая Оливию из воспоминаний. Девушка обрадовалась, что не углубилась дальше и не затронула грустные моменты.
  Девушки спустились в столовую, где уже было накрыто. Аклира прошла до стола, Оливия скромно встала у двери, рядом с Ругией.
  - После ужина состоятся похороны, - прошептала помощница старой герцогини девушке на ухо.
  Оли кивнула. "Похороны", - подумала девушка. Это мероприятие ассоциировалось с тяжестью, слезами и утратой. Первое довольно четкое воспоминание из детства - это похороны мамы. Оливия помнила этот день, как никакой другой. Грустный, окутанный печалью и болью. В тот день тучи опустились низко, и темно-серые тряпки отжали свое содержимое на идущих на кладбище людей. В тот день девушка не ощущала мокрой одежды, в память врезалось грустное, заплаканное лицо графа Мо Санже Луа. Оли помнила, как мужчина подошел и взял на руки малышку, крепко прижал и сказал одну фразу, что перевернула мир Оливии. "Я твой отец". Она не помнила, говорила ли мама об отце, но в то мгновение, то грустное, печальное мгновение эта фраза была, как гром среди ясного неба. "Я любил ее", - проговорил отец и поцеловал свое дитя в щеку. Этот мужчина плакал и не скрывал своих слез. Больше никогда Оли не видела его плачущим. Граф стал злым, суровым, кричащим. Отец изменился после смерти Милы, как будто часть его ушла вместе с этой женщиной в землю и была закопана навеки-вечные. Граф больше не устраивал праздники, не было веселья. Улыбка и радость покинули дом Мо Санже Луа.
  Девушка углубилась в воспоминания и не заметила, как прошел ужин. Ругия позвала Оли за собой. Захватив черный платок, девушка вышла на улицу, где собрались слуги.
  Уже стемнело, мужчины держали факелы в руках. Женщины собрались кружком, как будто боялись, что мертвая, которая лежала на покрывале, встанет и подойдет прощаться с каждым. Около Ладии сидел отец. Лицо мужчины, как показалось Оли, постарело. Появилась седина и морщины. Или это просто темнота старила Догна? Мужчина просто сидел, держа за руку дочь. Оливии снова на мгновение показалось, что девушка просто спит и сейчас проснется. Такой безмятежной и спокойной была ее фигура. Лицо нежное, юное. Оли могла бы поверить, что Ладия умерла, если бы увидела кровь. Но вот так, без повреждений, все происходящее казалось просто плохой игрой.
  Оливия отошла в сторону, пропуская дворецкого и управляющего, что вышли из дома и направились к Ладии. Мужчины нагнулись и что-то сказали Догну.
  С неба упало несколько капель, как будто кто-то всплакнул по девушке, что покинула этот мир. Оли подняла голову. В этом году дождей было мало. Тучи, грозные и большие только пугали, и через время убегали словно щенки, которых прогнал большой и жирный кот - солнце.
  Подошел падре, дал распоряжение о том, кто будет нести девушку и, зажег свечу. Тихое и медленное пение разнеслось по воздуху. Началось погребение.
  Впереди шел падре Ругадин, потом несли Ладию, следом шел отец, а за ним - все остальные. Оли не спешила и спокойно шагала рядом с Нарией, которая не переставала плакать. Все медленно прошли до кладбища. Остановились около вырытой могилы.
  "Ее просто бросят на землю", - возникло в голове девушки. Все понимали, что денег на гроб нет, а герцогиня не станет сейчас тратить средства. "Да, прием важнее, - усмехнулась Оли, проникаясь большей ненавистью к господам. - Слуги никогда не имели ценности".
  - Это ты! Я убью тебя! - услышала Оли и вздрогнула, голос Догна прогремел на всю округу.
  Девушка встала на цыпочки, чтобы увидеть, как мужчины сдерживают отца Ладии. Оливия не поняла на кого собирается броситься Догн, пока из толпы не вытолкнули Алана.
  "Когда он пришел?" - задалась вопросом девушка. Она была уверенна, что у дома его не было.
  - Не держите меня, я... знаю, - добавил мужчина и осунулся, медленно спускаясь на землю.
  Падре продолжил читать молитву, служитель прихода на мгновение запнулся, когда Догн разрыдался в голос. Оли стало не по себе, воспоминания детства с новой силой стали всплывать в памяти. Вот рядом стоит отец, которого она не знала столько времени. Мужчина сильный и крепкий, но сейчас рыдающий и падающей перед гробом Милы на колени. Старая женщина, имя которой Оливия сейчас и не вспомнит. Еще слуги, размытые образы которых слабо запечатлел детский мозг. Девочка смотрела только на отца, и больше ничего ее не волновало.
  Гроб, обитый черный бархатом, дорого и одиноко ютился на краю вырытой ямы. Скоро все закончится и так же, как и всех остальных мертвых людей, Милу закопают. Больше никто не увидит ее нежного и бледного лица.
  Оливия помнила мать грустной, больной и расстроенной. Женщина постоянно переживала и беспокоилась о дочери. Оли не понимала мать, пока не осталась одна. Возможно, только что возникший отец сможет о ней позаботиться. Но почему же граф не сказал эту новость раньше? Почему Мила так беспокоилась о дочери? Оли не знала. Так же как и не знала многого из жизни своих родителей.
  Печальный и грустный день плакал, прощаясь с любимой женщиной графа. Если бы кто-нибудь ему сказал, что он полюбит служанку больше собственной жизни, он бы не поверил, но стоя на коленях у гроба, мужчина понимал, что потерял все. Только одна надежда, маленькая и испуганная, что стояла и смотрела большими карими глазами на похороны матери, давала силу графу Мо Санже Луа жить.
  - Идем, - толкнула Нария девушку.
  Оливия вздрогнула, понимая, что снова окунулась в воспоминания. Сейчас она не хоронила Ладию, она только что снова похоронила мать. Сердце сжалось. Оли закрыла глаза и глубоко вдохнула.
  - Хочешь плакать, плач, - проговорила заплаканная женщина и развернулась, направляясь к дому.
  Но Оли не хотела плакать, она хотела лишь все забыть. Освободить голову от воспоминаний, что не дают покоя. Девушка ступила на дорогу и заметила вдалеке мужской силуэт на коне. Оливия прищурилась, как будто желая увидеть лицо, но всадник резко развернулся и ускакал в непроглядную ночь. Кто это - было трудно сказать, сумерки густо сковали воздух, играя воображением и фантазиями.
  "Донаган? - возникло в голове, и девушка тут же вздрогнула. По телу пробежали мурашки. Прохладный ветерок, которого Оли не замечала, тут же прокрался под накидку, стало зябко. - Как же не хочется его видеть... он... он такой..."
  Оливия не знала, что испытывает к этому человеку. В первую очередь, он для нее хозяин, который повелевает, приказывает, унижает. Потом - враг, что желает уничтожить, а лишь потом мужчина, который желает. И что опаснее для девушки, она еще не решила.
  Опасаться, бежать, защищаться. Последнее Оли делать не умела. Никто не учил ее стоять за себя. Мать всегда только терпела, отец повелевал, но никогда не перечил законной жене.
  
  Глава четвертая
  День приема
  
  С самого утра в поместье творилось нечто непередаваемое. Еще до рассвета все слуги были на ногах, готовясь к важному приему гостей.
  Оли надела красное платье, в котором чувствовала себя неуверенно и неуютно. Ей казалось, что теперь все смотрят на нее и думают, что она выслуживается перед хозяйкой. Волосы девушка собрала на затылке, закрепив подаренной Аклирой, заколкой. Молодая герцогиня не отпускала помощницу до самого обеда. Пока дворецкий не сообщил, что прибили первые гости.
  - О, Боже! - вскочила с места девушка и подбежала к окну.
  Оли проследовала за хозяйкой и украдкой взглянула из окна на прибывших. Это оказались соседи из поместья Мо Санже Луа. Графиня Нариция с сестрой Руницией.
  - О, это твои прежние хозяева, - улыбнулась Аклира.
  Оливия опустила глаза.
  - Идем встречать, - поманила рукой молодая хозяйка.
  Оли больше всего на свете не хотела видеть этих женщин. Девушка не знала, что раздражало сильней, прикрытая заботливость Руниции или открытая неприязнь ее сестры. Оливия понимала чувства графини, но вот ее сестра - Руниция оставалась для Оли загадкой. "Возможно, она просто импонирует сестре", - думала девушка, следуя за Аклирой, что не оставила выбора слуге.
  Оливия не горела желанием встречаться с прибывшими гостями, сейчас она спряталась бы куда-нибудь и просто сидела в уголке до окончания приема. Девушка отстала и остановилась около зеркала, висящего над камином. Как непривычно было видеть свое отражение. Дрогой наряд, прическа.
  - Любуешься, - рядом возникло отражение молодого герцога.
  Девушка хотела быстро уйти, но Донаган положил руку на камин, перегораживая дорогу служанке.
  - Я рад, что ты послушалась моего приказа, а то я уже думал, что придется тебя снова наказывать... - улыбнулся молодой человек. - За это! - Донаган коснулся пальцем плеча девушки. - Я готов простить даже твой побег из сада. - Хозяин подошел ближе, отчего Оли дернулась и хотела отбежать. - Ну, неужели я такой страшный?! - Схватил за талию служанку Донаган и прижал к стене. - Я ничего такого не замечал... - молодой человек заглянул в зеркало и поправил выпавшую прядь волос.
  Пользуясь моментом, что ее держат одной рукой, Оли оттолкнула герцога и побежала к входу.
  - Стой! - донеслось сзади, но девушка и не думала слушаться.
  "Да что он привязался?! Что ему нужно?", - Оливия добежала до двери и резко остановилась. Обернулась, никто ее не преследовал. Девушка отдышалась и вышла на крыльцо, ожидая увидеть графиню Мо Санже Луа.
  - Где Донаган? - возмущалась Лунария.
  Первых гостей уже не было. На крыльце находились хозяева и слуги.
  - Не прилично отсутствовать на приеме в честь самого себя, - трусилась от гнева хозяйка дома. - Найди Донагана. - Приказала женщина и указала пальцем на дворецкого.
  Оливия прошла за колону и встала за Ругией, чтобы ее никто не заметил.
  - Ты от кого прячешься? - поинтересовалась женщина оборачиваясь.
  Девушка пожала плечами, как бы говоря, что ни от кого. Просто так стою. Ругия прищурилась, но ничего говорить не стала.
  Гости постепенно прибывали. Хозяева с радушной улыбкой встречали всех. Оливия иногда выглядывала из-за колонны, ловя на себе злобный взгляд Донагана.
  "Теперь точно нельзя попадаться ему на глаза, - вздохнула девушка. - Куда бы деться?" Но деться было некуда, потому что как только прибыли все гости, Аклира позвала Оли за собой в зал, куда приказали подать обед. Оливия стояла около двери, рядом с Ругией и следила за молодой герцогиней, чтобы вовремя успеть подойти, если та что-то захочет.
  Обед длился достаточно долго, потом гости перешли в соседнюю залу для чаепития. Музыканты играли какую-то тихую, едва уловимую мелодию.
  Оливия увидела, что ее подзывает Аклира и быстрым шагом подошла к госпоже.
  - О, кто здесь! - дотронулась до плеча Оли графиня Мо Санже Луа. - Позволили находиться в доме, а не чистить конюшню?
  - Она моя помощница, - подошла к говорящим Аклира.
  - Помощница-служанка, забавно, - улыбнулась графиня и покосилась на сестру, что тут же подошла ближе.
  - Она не говорит, отличная девушка, которая будет хранить секреты, - защищала Оли Аклира.
  Оливия прониклась уважением к госпоже. За нее никто так не заступался.
  - Ее немота временная, - встряла в разговор Руниция. - И кто знает, когда наступит выздоровление. - Женщина покосилась на девушку, что смотрела в пол.
  - Простите, - подошел Донаган. - Сестра, куда ты убежала?
  - Я искала Оливию, - отозвалась Аклира.
  - Господа уже ищут слуг, - отозвалась графиня Нариция.
  - Мир перевернулся, - возмутилась ее сестра. - Столько разговоров о вашей служанке, что покончила жизнь самоубийством.
  - Никому не было дела до ее жизни, а теперь только и слышно: "О, какая трагедия!", "Это безумие!" Столько фальши, - посмотрела на молодого герцога Нариция.
  "Фальши?" - подняла глаза Оливия.
  - Ну, говори, - усмехнулась графиня. - Что молчишь?
  - Оли, не говорит, - отозвалась Аклира.
  - Вам повезло, - ответила Нариция.
  - ДА?! - удивился молодой человек. - В чем же?
  - У этой особы очень острый язычок, - покосилась на служанку графиня.
  Донаган хотел задать еще вопрос, но Лунария перебила внука, не вовремя подойдя к говорящим:
  - Вот ты где, Аклира, а я тебя везде ищу.
  - Я тут, бабушка, - улыбнулась девушка, видя, что за старушкой идут родители Рудола.
  - Ты весь вечер куда-то убегаешь, - взяла под руку Лунария Аклиру. - Тебя же Рудол ждет.
  - Бабушка...
  - Жаль моя Ариналия вышла замуж, а так могла составить хорошую партию для вашего сына, - проговорила Руниция Аран Уа Франг.
  "Хорошую? - сдержала спокойное лицо Оли. - Она же страшная как смерть. Бледная и болезненная". Девушка вспомнила худощавую фигуру Ариналии.
  - Да, жаль, - учтиво ответила графиня Аранг Миссал и покосилась на мужа, что был поражен такой наглостью.
  Рудол стоял в стороне, стараясь не подходить к родителям.
  - Милый, что ты стоишь там, - возмутилась Лунария. - Какая замечательная музыка. Идите, потанцуйте!
  Донаган еле заметно покачал головой. Друг хотел незаметно уйти, пока бабушка повернулась к Аклире:
  - Покажи, как ты замечательно умеешь танцевать.
  - Сынок, - позвала графиня Аранг Миссал Рудола, видя его настрой скорее удалиться.
  Донаган сдержал улыбку. "Не повезло", - подумал молодой герцог и бросил взгляд в сторону Оли, что усердно рассматривала пол.
  - О, какой шрам! - ужаснулась графиня Мо Санже Луа.
  Оливия подняла голову и удивленно посмотрела на женщину. "Кажется, все знаю о нем, - прищурилась Оли. - Что за игра?".
  Наступила секунда молчания.
  - Мужчина должен быть мужчиной, - отозвался граф Аранг Миссал. - Шрамы украшают тело. - Седой и упитанный мужчина посмотрел на графиню, потом на хозяйку дома.
  - Рудол всегда был замечательным мальчиком, - сказала Лунария.
  - Мужчиной, - поправил бабушку Донаган.
  - Так вы идете танцевать, - всплеснула руками старая герцогиня и, сложив веер, указала внучке на жениха.
  "Нариция всегда была груба, теперь еще и невежество прибавилось", - прищурилась Оливия. Эта женщина вызывала у девушки ненависть. С графиней были связаны самые страшные и жестокие воспоминания, те, что хотелось забыть и никогда не вспоминать.
  Как только Аклира шагнула к будущему мужу, принимая приглашение на танец, Оливия отступила и незаметно отошла к стене. Ее уход не остался не замеченным. Молодой герцог украдкой следил за девушкой, стакан за стаканом, придавая своему организму смелость. Донаган не сводил глаз с не разговаривающей служанки. "Что она хранит в себе? Почему не говорит?", - он хотел узнать непременно. Забыв о приеме в честь себя, молодой человек отошел к стене и юркнул за дверь следом за Оли. Девушка шла быстро, добравшись до лестницы, Оливия обернулась и увидела Донагана.
  - Стой! - приказал хозяин.
  Девушка ускорила шаг.
  - Пожалуйста, - попросил молодой человек, ставя ногу на ступеньку. - Кажется, я много выпил, помоги мне.
  Оли остановилась и оглянулась. Донаган шатался и умоляюще смотрел на служанку.
  - Ты же не откажешь просящему...
  "Если ослушаюсь в этот раз, может что-нибудь случиться. Откуда я знаю, что задумал герцог?" - подумала служанка. Она сомневалась, стоит ли идти, но он ее хозяин.
  Девушка спустилась, герцог схватил ее за руку и упал, таща за собой на пол.
  - Кажется, я много выпил, - вздохнул Донаган и посмотрел на служанку. - Ты такая красивая...
  Оли покачала головой и попыталась подняться, молодой человек не дал.
  - Просто побудь со мной, я не кусаюсь, - усмехнулся Донаган.
  Оли пыталась освободиться, запястья девушки крепко держали. "По хватке и не скажешь, то он пьян, - возникло в голове Оливии. - Что ему нужно?". Девушка посмотрела на господина, который, шатаясь и держась за перила, поднялся. Вытащил из вазы букет и протянул служанке.
  - Это для тебя... - вздохнул молодой человек, не отпуская запястье девушки.
  Оли покачала головой, но это не удовлетворило Донагана:
  - Возьми... ну, возьми. Возьми! Я тебе приказываю! - голос звучал напористо. Молодой герцог ткнул в грудь служанке букет, но девушка не взяла. Как только Донаган отпустил цветы, они упали на пол. - Что? Не такого внимания к себе ожидала? Да ты должна радоваться, что я рядом... вот тут стою... - Господин смотрел хищно, как будто ястреб, готовый напасть в любую секунду.
  Девушка попятилась, ощутила спиной тумбу. Обернулась и, схватив одной рукой вазу, выплеснула содержимое на герцога. Оли хотела попасть в лицо, но из-за того, что ваза была тяжелая и держала девушка ее одной рукой, большая часть воды оказалась на сюртуке и брюках. Оливия рассчитывала, что ее сразу отпустят, беспокоясь о внешнем виде, но Донаган лишь усмехнулся. Потом бросил быстрый взгляд по сторонам и дернул служанку на себя.
  - Мне надоело быть хорошим и обходительным, - процедил он. - Я всегда беру, что мне нравится...
  Оли задрожала, смотря в глаза полные злости и ненависти, а еще похоти.
  Молодой хозяин быстро обогнул тумбу. Теперь Донаган шел уверенно, как будто вовсе и не пил. Девушка упиралась, стараясь остановить господина, но напористость герцога не могла победить страх и растерянность. Оли обернулась, ища кого-нибудь глазами, но в коридоре никого не было. Донаган добрался до двери, ведущей в подвал, ударом ноги открыл ее и потащил Оли вниз по лестнице. Девушка продолжала сопротивляться, дергала руку и мысленно молила, чтобы молодой хозяин не сделал ничего плохого.
  Круговая лестница быстро закончилась, упершись в запетую дверь, но она не стала помехой. Оливия с надеждой посмотрела вверх.
  - Ну, что же ты молчишь, кричи! - громко проговорил Донаган, смотря на испуганное и обеспокоенное лицо девушки. Хозяин подошел ближе, прижимая жертву спиной к стене. - Ах да! Ты же молчишь... все время молчишь!
  Господин дернул девушку за руку, отводя себе за спину, и ударом ноги выбил дверь. Потом толкнул внутрь Оли, от чего девушка потеряла равновесие и полетела на пол.
  - Сегодня будет замечательный вечер! - усмехнулся Донаган и шагнул в темноту.
  Служанка упала на холодный, каменный пол, царапая ладони о неровности.
  Донаган хищно окинул грязное, темное помещение, думая, что это то самое место и Оли хорошо сюда вписывается. Служанка, что много о себе возомнила. Герцог был уверен, что девушка будет в восторге, она просто строит из себя недотрогу. Опустившись рядом с Оливией, Донаган прижал девушку к полу, обрывая попытку к бегству.
  - Тебе понравится, - усмехнулся молодой человек и одной рукой зашуршал юбками, пробираясь в укромное место.
  Оливия замотала головой. ... сцена изнасилования только на ПМ и Книгомане
  Внутри девушки что-то дернулась, она не поняла, что произошло и замерла.
  - Молодец! - похлопал по спине хозяин и облегченно выдохнул. - Вот и все получилось. Замечательно!
  Герцог отсел, застегивая брюки. Усмехнулся и с презрением посмотрел на девушку, как будто это был мусор, что забыли убрать. Встав, Донаган вышел из подвала.
  Оли сдвинула ноги, села и прижала к себе руки, прикрывая ладонями открытые плечи. В голове было пусто, никаких мыслей. Девушка наклонилась и уперлась лбом о прохладные камни. Легкий сквозняк, что гулял по полу, касался лица. Слезы капали из глаз. Дрожь не проходила, тело постоянно трясло и колотило, как будто у девушки был приступ. При очередном вздрагивании Оли завалилась на бок и разревелась.
  Где-то в углу пробежала крыса, боязно укрываясь в куче мусора. Паук продолжал плести паутину, как будто ничего и не происходило.
  Кому было дело до одинокой истерзанной девушки, лежащей на полу грязного, сырого подвала.
  Проходили минуты, вокруг обитала тишина. И часы не изменили в подвале ничего.
  Дрожь Оли постепенно прошла, теперь девушка просто лежала и плакала.
  - За что? - протянула она и сильней обняла себя за плечи.
  В голове стали проявляться старые, как казалось, давно забытые образы. Картинки так быстро менялись, что Оливии пришлось закрыть глаза ладонями, чтобы информация переставала всплывать. Она хотела все забыть. Никогда не думать о произошедшем.
  Всю жизнь пытаться забыть, начать заново...
  - Что теперь делать?
  Мир рухнул. Огромное строение, что девушка возводила эти годы, моментально обрушилось и нежное, истерзанное тело лежало на руинах прежней жизни. Мечты, стремления - больше ничего не осталось. Не было сил даже подняться, Оли оперлась рукой о пол, ощущая прохладу, и упала снова на камни. Перевернувшись на спину, девушка сложила руки на груди и смотрела в потолок. Глаза уже привыкли к темноте, и Оливия могла рассмотреть неровности потолка.
  В углу пискнула крыса, привлекая внимание девушки. Оли повернула голову. "Я одна посреди крыс. Они съедят меня, и никто не заметит моего отсутствия... как Ладии... А будет ли кто-то скучать по мне? - задалась вопросом девушка. - Кто думает обо мне?" Оливия пыталась вспомнить хоть одного человека, но увы. Слезы снова навернулись на глаза, Оли всхлипнула и закрыла лицо ладонями.
  Жизнь, не имевшая теперь точной цели и стремления, просто превратилась в нечто размытое и не существующее. Все вокруг казалось пустым, темным. Оли находилась в темноте, окутавшей ее сознание и тело.
  Писк крысы заставил девушку повернуться и посмотреть на две бусинки, смотрящие на нее из горы мусора. Мохнатые существа не боялись девушки, грызуны с интересом наблюдали и подходили все ближе. Оли раньше бы испугалась, отогнала крыс, но сейчас равнодушие поселилось внутри, и девушка никак не отреагировала на приближающихся вредителей.
  Оливия лежала, тело не ощущало прохлады, что ползла по полу тонкой, тягучей змеей. Времени больше не существовало, как перестала жить и эта девушка. Мысли растворились, сознание не разделяло сон или явь. Оли шла по ступенькам вниз, держа свечу. Медленно шаг за шагом, звуки шагов отражались в ушах. Дверь со скрипом открывается и Оли видит Ладию, она лежит на полу. Несчастная девушка, потерявшая смысл жизни, испуганная и лишенная надежды.
  - Покончила с собой...
  - Отравилась...
  "Отравилась... " - повторилось в голове. Оливия повернулась и посмотрела на пузырьки, что стояли на полках.
  - Эта старые лекарства и яды, что не пригодились хозяину, - возникает в голове Оливии. Это Рои рассказывал, что, когда был жив старый герцог, он увлекался целительством и собирал травы и делал настои.
  "Яд... " - прошептало сознание, и рука сама потянулась за пузырьком...
  
  Донаган усмехнулся, вспоминая нежную кожу девушки.
  - А я думал, что она девственница, а оказывается, что все поместье отымело молчунью... странно, почему она тогда так сопротивлялась? - прошептал герцог и остановился около двери. Донаган прислушался, если кто-нибудь в коридоре и, убедившись, что там пусто, переступил порог.
  Молодой хозяин ждал наслаждения, радости от удовлетворения похоти. Вот сейчас оно придет, еще шаг и волна блаженства захлестнет его, но девушка осталась в подвале, а герцог здесь в коридоре, но, на удивление молодого человека, ничего не происходило. Донаган посмотрел на свои ладони, на мгновение ему показалось, что они грязные. Капельки чего-то темного покрывали кожу. Герцог вздрогнул и стал вытирать руки о рубашку. Ощутив прохладу, молодой человек опустил глаза и увидел, что грудь мокрая. Перед глазами всплыл момент, когда Оливия выливает воду из вазы на него. Дальше кадр за кадром менялись движения. Донаган закрыл глаза и шагнул к лестнице.
  - Нужно переодеться, - решил молодой человек и поднялся в свою комнату.
  Каждый шаг эхом отдавал в ушах, как будто Донаган шел по огромной пещере, где никого кроме него не было. Герцог не понимал, почему ему было так неспокойно. В своей жизни он первый раз брал девушку силой, Донаган вспомнил рассказы друзей, что девушки только на первый взгляд сопротивляются, а потом им нравится. Но вспоминая дрожь и всхлипы Оли, герцог не был уверен, что девушке понравилось. Он сам ощущал странное волнение и тревогу. Донаган хотел показать силу, власть, но произошедшее вызвало отчуждение, возможно, презрение самого себя.
  - Но почему она не сказала, молчала... просто молчала, - проговорил Донаган и направился к двери, остановился у входа в залу. Молодому человеку вдруг стало душно, захотелось вдохнуть полной грудью прохладный вечерний воздух. Развернувшись, герцог вышел из дома и спустился со ступенек.
  - Господин, вас герцогиня ищет, - проговорил дворецкий, выбегая на крыльцо. Мужчина указал рукой на вход, приглашая войти молодого хозяина.
  - Спасибо, - кивнул Донаган и сделал шаг к двери. "Сейчас я войду, и все забудется. Мысли об этой девушке покинут мою голову", - решил герцог. Уверенным шагом прошелся по коридору и оказался в зале. Поискав глазами друга, Донаган, на первый взгляд, спокойно подошел к Рудолу и встал рядом.
  - Ну, как успехи? - улыбнулся друг.
  - Ты о чем? - как бы удивился герцог и взял бокал вина с подноса, что проносили мимо.
  - Не притворяйся, я видел тебя у лестницы с той служанкой... и не говори, что ты много выпил. Я-то знаю, сколько ты должен употребить, чтобы не держаться на ногах, - подмигнул Рудол.
  Донаган отвел взор, увидев, что к ним направляется Лунария, быстро ответил:
  - Все нормально.
  - Отказала? - усмехнулся Рудол. - Ну что ж и тебе должны были когда-нибудь сказать: "нет". Не всегда же получать все, что захочешь...
  - Где ты был? - возмутилась бабушка, как только подошла к внуку. - Что за поведение? Прием в твою честь, а ты ходишь где-то!
  - Пролил вино на манжет, ходил переодеваться. Прости бабушка.
  - Прости, - передразнила старая герцогиня. - Ты хоть понимаешь, какие тут серьезные люди.
  Женщина стала читать морали внуку, невзирая на стоящего рядом друга. Донаган покосился на Рудола.
  - И не смотри на него так, я бабушка и имею право тебя наказать...
  Молодой человек вздохнул, продолжая слушать возмущения герцогини.
  После долгой тирады о непристойном поведении, герцогиня заставила внука танцевать с "невестами". Пока Донаган отсутствовал, Лунария договорилась с четырьмя девушками.
  "Хорошо, что еще не женили", - подумал молодой человек, совершенно не слушая болтовню очередной "невесты". Девушка сразу не понравилась Донагану, блондинка, постоянно улыбалась и пыталась рассмешить кавалера.
  - Знаете, чем мы занимались в ваше отсутствие? - улыбнулась девушка.
  - И чем же? - вздохнул Донаган.
  - Танцевали! - рассмеялась блондинка.
  "Небеса, за что мне такое наказание?" - подумал герцог, и перед глазами возникло испуганное лицо Оли. Донаган дернулся и остановился.
  Партнерша растерялась.
  - Прошу меня извинить, - поклонился молодой человек и направился к выходу. Остановившись у двери, Донаган схватил бокал с подноса.
  - Ты точно не видела Оли? - интересовалась у Ругии Аклира.
  Молодой человек повернулся, делая вид, что не слушает их разговор, а просто так стоит и пьет вино.
  - Куда она могла подеваться?! - возмущалась Аклира.
  - Простите, госпожа, кажется, она выходила из залы, - услышал Донаган незнакомый голос и обернулся. Около его сестры стояла женщина и указывала на дверь.
  - Спасибо, - кивнула Аклира и вышла.
  Молодой человек пошел следом.
  - Сестренка, ты куда? - улыбнулся через силу герцог.
  - Оли ищу, эта негодница куда-то делась, - махнула рукой девушка.
  - Можно слугу послать, - прошептал над ухом Донаган.
  Аклира вздохнула:
  - Бабушка... - указала рукой на дверь девушка. - Она меня чуть уже замуж не отдала за Рудола.
  - И ты решила убежать, - кивнул молодой человек. Думая, что он сделал то же самое.
  Аклира вздохнула и пожала плечами, как бы говоря, ну вот так вышло.
  Тут открылась дверь и вышла разъяренная хозяйка дома:
  - Это хорошо, что гости... а то бы я сейчас, - тряслась от гнева Лунария.
  - Бабушка не нужно так нервничать, в вашем-то возрасте такая нагрузка, - прошептал Донаган, наклоняясь к уху старушки. Лунария хотела возмутиться, но внук ее перебил: - Я бы хотел с сестрой побыть наедине, чтобы услышать ее впечатление от Рудола, он же мой друг.
  Глаза герцогини загорелись и, кивнув, женщина вернулась к гостям.
  - Что ты ей сказал? - удивилась Аклира.
  - Тебе это не понравится, - ответил брат. - Идем искать твою служанку.
  - Да, ну ее, - махнула рукой девушка. - Спит, наверное, в комнате. Куда она могла еще деться. Я просто хочу побыть дальше от всех этих кавалеров.
  - Понятно, - бросил взгляд на лестницу герцог. - А кто-то вчера за ужином говорил, что хочет больше внимания...
  - Ну не столько же! - указала рукой на дверь залы девушка. - Тем более половину из них натравила на меня бабушка. - Вздохнула Аклира. - Брат, обещай мне, что если будет выбор, я его сделаю сама. Не хочу всю жизнь жить со старым и горбатым стариком.
  - Ну, всю жизнь ты точно с ним не будешь, он раньше умрет, - улыбнулся молодой человек.
  - Скорее, я его раньше удавлю, - хихикнула девушка. - Вот твой друг мне всегда нравился, милый, обходительный. Только почему-то редко приходит в гости, хотя живет не так уж и далеко.
  - Я скажу бабушке, что ты согласна выйти за него замуж, - сделал шаг к двери молодой человек.
  - Тебе достаточно просто ей сказать, что он мне понравился, бабушка все сама тут же организует, - улыбнулась девушка.
  - Если бы на приеме был падре, она бы уже вас обручила, - согласился Донаган и снова бросил взгляд на лестницу. Какая-то непонятная тревога все сильней окутывала сердце молодого человека. Он старался отгонять все плохие мысли и думать только о приеме.
  Через несколько минут появилась Лунария, счастливая и радостно заявила, что родители Рудола не возражают против брака.
  Аклира закатила глаза и вздохнула.
  "Этот прием был лишь прикрытием, чтобы кого-нибудь женить или выдать замуж", - подумал Донаган и проследовал за бабушкой.
  Прием продолжался до позднего вечера. Ближе к двенадцати гости стали расходиться.
  - Мы ждем вас завтра на обед, - проговорила герцогиня, прощаясь с графом и графиней Аранг Миссал.
  - А что завтра за повод? - как-то незаметно рядом образовалась Руниция.
  Лунария улыбнулась через силу и посмотрела на графиню Аран Уа Франг. Эта женщина навязчиво лезла со своими советами весь вечер к гостям, и хозяйке дома не раз приходилось спасать людей от "прилипалы".
  - Мы сестрой тоже приедем, да, Нариция? - обратилась к женщине Руниция.
  - Конечно, как соседи могут остаться в стороне, - женщина ближе подошла к хозяйке дома и улыбнулась. - Вы столько сделали для нас, взяли на попечение мою служанку... кстати, - графиня растерянно осмотрела зал. - Я не видела ее давно.
  - Это же служанка, выполняет свои обязанности где-то по дому, - ответила хозяйка дома. - Доброй ночи. Будем рады вас видеть завтра.
  Гости покинули дом. Лунария облегченно вздохнула и села на диван.
  - Вамин, чаю.
  - Сию минуту, госпожа.
  - Как же я устала, - призналась старушка.
  - И вы еще не танцевали, - вошел в зал Донаган, проведя последних гостей.
  - Вы молодые, зачем жаловаться, - возмутилась Лунария. - Вот доживешь до моих лет...
  - Ее нигде нет! - вошла Аклира в зал и топнула ногой.
  - Кого, милая? - повернулась к внучке герцогиня.
  - Оли! - развела руками девушка. - Ее комната пуста, никто из слуг ее не видел!
  - Вот придет, накажу, - пригрозила пальцем старуха. - Не нравится мне такая вольность!
  - Да, что переживать, это же служанка, - отозвался Донаган.
  - Это благодаря тебе, Аклира получила в помощницы такую легкомысленную особу, - затряслась хозяйка дома. - Небось сейчас милуется с кем-то из слуг... молодые девушки ее круга очень неразборчивы и легкомысленны!
  - Спасибо за замечание, я это учту, - кивнул Донаган и обратился к сестре. - Иди спать, я распоряжусь о поиске Оли.
  - Спасибо, но кто поможет мне раздеться? - закапризничала девушка.
  - Ты же сама как-то справлялась эти годы, - улыбнулся брат, провожая сестру к лестнице.
  - Надеюсь, бабушка ее не выгонит, она такая милая и добрая... - вздохнула Аклира.
  - Помощница скоро к тебе придет, иди, я сам буду ее искать, - заверил Донаган сестру.
  - Ну, если сам герцог Оранг Руат пойдет на поиски...
  - Иди уже, - улыбнулся молодой человек.
  Как только сестра повернула в свою комнату, Донаган направился на кухню и спросил об Оливии, но там ее никто не видел.
  - Господин, она же на приеме была, - улыбнулась Ожала. - Неужели и оттуда сбежала?
  - Сбежала? - удивился молодой человек.
  - Да, она может... лишь бы только не работать, - шепотом ответила кухарка. - Бездельница.
  - Спасибо, - кивнул герцог и ушел.
  Донаган несколько раз порывался спуститься в подвал, но каждый раз останавливался у порога и думал, что девушка давно покинула это место. И вдобавок мешали слуги, что постоянно шныряли из стороны в сторону.
  "Возможно, она куда-то убежала, - предположил молодой человек. - Но проверить подвал нужно". Решив просто убедиться, что помещение пусто, Донаган спустился в подвал, как только в коридоре стало тише. Герцог остановился у двери и приоткрыл ее. Каково было его удивление, когда он заметил на полу материю. Он еле смог разобрать очертания платья из-за тусклого освещения.
  - Оли? - присел рядом молодой человек, думая, что ему все же показалось и это просто тряпка. Подтянув материю, Донаган увидел ногу. - Оли!
  Герцог схватил девушку, приподнял. Тело оказалось бесчувственным, руки свисали, голова склонилась на бок. Донаган повернул лицо Оли к себе, всматриваясь в знакомые черты лица. От девушки пахло гнилью и горечью. Молодой человек провел пальцами по губам Оли и поднял к глазам, пытаясь рассмотреть мелкие белые крупинки. Вздрогнув, молодой хозяин взглянул в темноту, словно пытаясь увидеть какой именно раствор выпила девушка. Его руки затряслись и, подхватив Оли, Донаган понесся наверх.
  - Воды! Быстро! - закричал молодой хозяин.
  Встреченная им в коридоре Нария дернулась и выронила скатерть.
  - Что стоишь, быстро воды... много!
  Женщина бросила взгляд на Оли, потом на Донагана и побежала из дома.
  - Сынок, что за крики? - выглянула из залы Лунария. Увидев бездыханную девушку, старушка выдохнула: - Это что болезнь какая-то?!
  - Бабушка не сейчас! - крикнул молодой человек, от чего старушка вздрогнула и возмущенно посмотрела на внука.
  Лунария хотела наставить невоспитанного отпрыска на путь истины, но тут вбежала служанка с кувшином воды.
  - Вот, как просили...
  Донаган усадил Оли, как мог, на пол и открыл рот:
  - Лей, - приказал молодой человек.
  - Как? Она же...
  - Лей!
  Растерянная и испуганная служанка, посмотрела на господина, присела около бездыханной девушки.
  - Быстрей!
  Служанка вздрогнула и, дрожащей рукой, стала заливать в рот Оливии воду.
  Донаган поддерживал подбородок, чтобы больше жидкости попало внутрь. Но вода струйками сбегала вниз по шее, пропитывая материю разорванного платья.
  Лунария внимательно смотрела на внука, вспоминая, как вот таким способом ее муж спасал людей. "Как давно это было", - вздохнула женщина. Единственный человек о ком скучала Лунария - это был ее покойный супруг. Ни дочери, ни внуки не могли заставить старушку улыбаться так, как это делал Генриналл. Герцог увлекался лекарственными травами. Выписывал из далеких стран разные книги по целительству.
  Старая герцогиня прошла мимо внука, бросая презрительный взгляд на наряд служанки, и направилась в свою комнату. Лунарии совершенно не хотелось видеть, как сейчас девушку начнет тошнить.
  Как только вся принесенная вода закончилась, молодой человек наклонил девушку вперед, придерживая за талию.
  Нария, что принесла еще воды, с опаской посмотрела на разорванное платье. Женщина присела рядом и взяла руку Оли, осматривая окровавленный пальцы.
  - Выпитое, наверное, причиняло боль, - предположил Донаган. - Она скребла пол и рвала одежду.
  Молодой герцог держал девушку, ожидая, пока вода начнет выливаться.
  - Еще, - скомандовал он и запрокинул голову Оли. - И пошлите за доктором.
  - А понадобится ли он? - отозвалась служанка, что стояла в дальнем углу.
  Герцог бросил недовольный взгляд на девушку и сказал:
  - Понадобится, иди, позови!
  Девушка поклонилась и выбежала из комнаты.
  После второй порции воды, Оли вытошнило на пол. Жидкость имела темный оттенок, и в воздухе сразу поселился запах горечи и гнили.
  - Молодец, - погладил по голове Донаган Оливию.
  Девушка не подавала признаком жизни. Если не прислушиваться, можно было предположить, что она умерла. Ее грудь еле заметно подымалась.
  - Она будет жить? - с опаской спросила Нария.
  - Конечно, - ответил господин. - И еще, принеси воды. - Донаган поднял на руки пострадавшую и понес наверх. "Небеса, Оли! Что же ты наделала! - сглотнул молодой человек. - Еще немного и вода бы не понадобилась". При этой мысли герцога бросило в жар.
  Добравшись до комнаты служанки, он толкнул дверь, внес Оли внутрь и аккуратно положил на кровать. Донаган взял прохладную ладонь девушки и поцеловал. "Прости, я не думал, - герцог покачал головой. - Я не мог предположить".
  - Господин, вода, - внесла служанка и поставила на тумбочку. Девушка удивленно посмотрела на сидящего около кровати Донагана.
  - Что стоишь? - недовольно посмотрел на служанку герцог. - Иди, работай! - Молодой человек резко поднялся и направился к двери. - Позвать меня, когда доктор прибудет.
  - Да, господин, - отозвалась девушка и присела, склоняя голову.
  Донаган покинул комнату служанки и направился к себе, как увидел в коридоре сестру.
  - Дон, я слышала крики... - растерянно проговорила Аклира, указывая на лестницу.
  - Все нормально, твоя помощница решила выпить вместо вина яд, - проговорил герцог.
  - Ах! - схватилась за щеки девушка.
  - Все нормально, я успел... она в комнате, - указал на дверь молодой человек. - Я спать, пока доктор не приехал.
  Аклира растерянно провела брата взглядом и повернулась, направляясь к комнате помощницы. Но молодая госпожа не дошла до двери, ее нерешительность и мысли о том, что она может увидеть бледное, еле живое лицо девушки, заставили повернуться и уйти к себе.
  "Я навещу ее завтра", - пообещала сама себе молодая герцогиня.
  
  Глава пятая
  Важные и не важные события
  
  Боль никак не могла покинуть тело. Она сжигала, разрывала плоть. Оли перестала сопротивляться и стала терпеливо ждать смерти. Когда-то все должно закончиться. Огонь погаснет, увлекая в темноту. А с темнотой придет облегчение. Спокойствие и безмятежность.
  Но сколько бы не проходило времени, грудь все так же болела, а горло жгло. Каждый вздох давался с трудом.
  "Когда я перестану дышать? - задавалась вопросом девушка. - Когда же все закончится?"
  Но мучения продолжались. Боль мучила и сводила с ума, хотя Оливия не понимала, где реальность, а где вымысел. Ей все время слышались крики и голоса. Далекие, едва уловимые, но они были. И девушка не могла понять, откуда они? Вначале она подумала, что уже умерла, на мгновение чувство полета и легкости окутало тело. Но потом снова голоса, жжение и дрожь. Через какое-то время Оли перестала чувствовать тело. Темнота, кругом царила темнота с постоянными голосами.
  "Где я, это ад? - подумала девушка. - Я умерла?"
  Оли не хотела жить, ее существование казалось ей таким мимолетным и неестественным. Как будто среди зимы сквозь снег прорвался нежный подснежник. Оливия решила покончить со всем, она больше не хотела терпеть унижение. Приняв яд из нескольких пузырьков, девушка надеялась быстро отойти в мир иной. Но мучения и боль заставили ее подумать, а правильно ли она сделала? И непонятное чувство тяготы и недосказанности заставило Оли на минуту пожалеть о случившемся. Она еще не знала, почему ей так больно уходить? Почему сердце сжалось и плачет? Но как бы тяжело не было, Оливия была готова принять смерть и оказаться рядом с родителями. Возможно, они давно ее ждали. Как же они обрадуются, увидев свое дитя! Девушка представила темные локоны матери, нежные руки и крепкие объятия. Это все, что она помнила о ней. Отец вырисовывался более четко, его портрет, висевший в кабинете, был проникнут величием и добротой. Но каким бы хорошим человеком не был граф, он не смог уберечь любимых людей. Роналио Мо Санже Луа потерял любимую женщину, а затем и жизнь. Уйдя из этого мира, он обрек дочь на вечное унижение и скитание по жизни.
  Законной жене графа не было выгодно распространять слухи о дочери. Нариция и ее сестра постарались как можно быстрей забыть о существовании девушки, передав ее в другие руки. Сплетни постепенно рассеялись. Осталась только сирота-служанка, что теперь находилась в другом поместье.
  Оливия приоткрыла глаза. Непонятные и расплывчатые серые полоски ни на что не были похожи. Девушка решила, что это нити, пока те не дернулись и не отодвинулись.
  Седая голова мужчины нависла над очнувшейся девушкой. Вначале Оли подумала, что это ее состарившейся отец, но как только помутнение отошло, девушка сразу узнала доктора герцогини. Он часто приходил, когда хозяйке нездоровилось. И именно мистер Пор Апног осматривал девушку, когда та прибыла в поместье, рассчитывая найти, в чем причина молчаливости. Мужчина сидел на краю кровати и внимательно смотрел на девушку.
  - Очнулись, - улыбнулся Пор и поправил тряпку на лбу пациентки. - Вот и хорошо. Жизнь продолжается. - Мужчина встал и подошел к тумбочке.
  - Я... не хочу жить... - протянула девушка.
  Доктор замер, осторожно повернулся, поискал глазами в комнате еще присутствующих, потом медленно развернулся к Оли. За несколько лет мужчина привык к молчаливой девушке, а тут... Пор осторожно подошел к постели и наклонился.
  - Это вы сказали?
  Оли отвела взгляд в сторону. Девушка старалась держать себя в руках, но не смогла, с глаз покатились слезы.
  - Удивительно! - обрадовался доктор. - Столько лет молчать и попытка самоубийства... это... - Мужчина не мог найти слов.
  Девушка не понимала такого восторга и радости Пора.
  - Так в чем причина? - наклонился к девушке врач.
  - Не нужно... - прошептала Оливия, потом покачала головой. - Не говорите не кому, это вопрос жизни...
  Пор внимательно посмотрел на девушку и хотел что-то сказать, но дверь открылась, и вошел Донаган.
  - Как она?
  Услышав голос хозяина, Оли закрыла глаза.
  - Уже очнулась, но очень слаба... она не хочет жить, - проговорил Пор, обескураженный таким признанием.
  - Это вы как поняли? - прищурился молодой человек.
  - Ну, начнем с того, что те, кто хочет, яд не выпивают, - сказал мужчина и засунул большие пальцы в карманы камзола.
  - Может, она просто так... - пожал плечами Донаган.
  Доктор удивленно посмотрел на герцога, но ничего не сказал.
  - Господин, - заглянула в комнату Ругия. - Герцогиня Оранг Руат ждет вас к обеду. - Служанка повернулась к доктору. - И вас тоже.
  - Бабушку лучше не заставлять ждать, - бросил взгляд на Оли молодой человек и вышел.
  За ним проследовал господин Апног.
  - Вы замечательно провели процедуру очищения организма, - сделал комплимент доктор герцогу, стараясь идти с ним в ногу. - Не знал, что вы умеете. Где вы научились?
  - Мой дедушка увлекался целительством, - ответил Донаган. - А я любил смотреть. Честно говоря, делал такое впервые.
  - У вас замечательно получилось, - улыбнулся доктор. - Девушка жива только благодаря вам.
  "И благодаря мне, чуть не стала мертвой", - подумал молодой человек.
  Мужчины прошли до лестницы, спустились и вошли в столовую, где уже ожидали жители дома и прибывшие гости.
  - Наконец-то, - повернулась хозяйка дома, осматривая вошедших.
  - Прошу простить, - склонил голову доктор.
  Донаган же сразу направился к своему месту.
  - Как там... - начала Аклира.
  - Дитя, давай не будем о плохом, - покачала головой Лунария. Потом указала на пустое место около Нариции и обратилась к доктору: - Проходите, присаживайтесь.
  - Благодарю, - поклонился Пор и прошелся до стула.
  - А что случилось? - тут же подхватила тему разговора Нариция Мо Санже Луа.
  - Небольшое недоразумение со служанкой, - ограничилась скромным пояснением хозяйка дома.
  Донаган переглянулся с сестрой.
  - Да, слуги иногда ведут себя очень странно, - возмутилась сестра графини.
  Лунария молча взглянула на непрошенных гостей.
  - Герцогиня Оранг Руат, вы простите нашу вчерашнюю бестактность, - забеспокоилась Нариция. - Я иногда веду себя ужасно. - Женщина посмотрела на супругов Аранг Миссал, что сидели напротив друг друга, сразу за Аклирой и Донаганом.
  - Ничего страшного, - через силу улыбнулась Лунария.
  - Ерунда, - кивнул граф Данул Аранг Миссал. - Да, милая?
  Жена еле заметно кивнула.
  - Нет, так неудобно вышло, - продолжала беспокоиться Нариция. - Но я готова загладить свою вину. - Заверила женщина и переглянулась с сестрой. - К нам недавно прибыл родственник нашего старого слуги. Образованный молодой человек, служил у знатного человека, но старик скончался, а сын не захотел оставлять слугу. Ему пришлось уехать домой, а там все умерли, никого не осталось. Единственным родственником оказался наш дворецкий, но у нас и так слуг много, а имение небольшое. А у вас как раз потеря...
  - Ну что вы... - вздохнула Лунария. - Не нужно!
  - Мне так будет спокойно, что я хоть что-то смогла сделать для вас, - озадаченно проговорила графиня.
  Супруги Аранг Миссал переглянулись, но промолчали. Хозяйка дома искала поддержку у внука, но он думал совершенно о другом. Мысли молодого человека были заняты Оли, которая так болезненно восприняла его поведение. "Ведь ничего серьезного не произошло, - успокаивал себя Донаган. - Если бы ей не нравилось то, что случилось, она бы закричала". Молодой человек вспомнил испуганное лицо, дрожащие губы и холодные пальцы девушки.
  - Хорошо, - проговорила Лунария, не зная, как отказать настойчивой гостье.
  - Вы не пожалеете, - улыбнулась Нариция, потом осмотрела комнату, как будто пыталась кого-то найти и просила: - А где Оливия?
  - Так она... - начала Аклира.
  - Дорогая, только не за столом, - перебила Лунария внучку и, посмотрев на Рудола, улыбнулась: - Может быть вам прогуляться, погода замечательная.
  Аклира переглянулась с молодым человеком.
  - Если он уже закончил, то я с удовольствием, - отозвалась девушка.
  Рудол тут же отложил приборы и встал:
  - Конечно, я с радостью.
  Молодой человек подошел к Аклире, отодвинул стул и подал руку. Пара вышла из столовой, под пристальными взглядами.
  - Какая пара, - не удержалась от комментария Руниция. - Когда объявите о помолвке?
  - Еще ничего не решено, - отозвался Донаган, его начала раздражать эта навязчивая особа.
  - Конечно, извините, это только ваше решение, - улыбнулась Нариция.
  - Но смотрятся они великолепно, - поддержала разговор хозяйка дома, желая найти отклик у графа Аранг Миссала, но мужчина ничего не ответил.
  - Замечательный обед, - сказала Руниция и посмотрела на сестру.
  - Ваш повар изумительно готовит, - кивнула графиня Мо Санже Луа.
  Обед проходил скучно. Донаган несколько раз ловил себя на мысли, что не слушает разговоры, погрузившись в воспоминания о вчерашнем дне. Угрызения совести не покидали молодого человека. Он хотел все поменять, но, к сожалению, ничего уже вернуть было нельзя.
  
  Аклира вышла из дома, следом шел Рудол. Выйдя, девушка заметила высокого молодого человека, что прогуливался у крыльца. Увидев девушку, незнакомец поклонился.
  - Доброе утро, госпожа. Я Фелн, ваш новый слуга.
  - А, это тебя подарили, - усмехнулся Рудол и посмотрел на удивленную Аклиру.
  Девушка заметила ровную спину и красивые черты лица нового слуги. Он был молод, хорошо сложен. Длинные белокурые кудри едва касались плеч. "Редко когда можно увидеть такого красивого слугу", - подумала Аклира и прошла мимо.
  - Знаете, он не похож на слугу, - поделилась своими мыслями с молодым человеком девушка.
  - Аклира, вы же слышали, что сказала гостья, он работал у знатного человека помощником, возможно, его руки никогда не держали ничего тяжелее вилки. Манеры и осанка скопирована с хозяина, - оглянулся Рудол, оценивающе посмотрев на слугу.
  - Наверное, вы правы, - улыбнулась девушка. - Но можно ли расстаться с человеком, кто так преданно служил...
  - Слуги часто предают, - вздохнул молодой человек. - Мы доверяем им свои секреты, а потом становимся заложниками своей доброты.
  - Вы так сильно разочарованны в людях? - повернулась девушка к Рудолу.
  Молодой человек остановился, взглянул на скамью и сказал:
  - Не настолько, чтобы сразу доверять.
  - Я бы не сказала, чтобы у вас был большой жизненный опыт на этот счет, по крайней мере, мне так кажется.
  - Вы ошибаетесь, я уже многое увидел, - заверил Рудол.
  - И кто она?
  - О! - улыбнулся граф. - Почему сразу девушки винят во всем других особ.
  - Просто я подумала...
  - Аклира, - перебил Рудол девушку. - Вы мне очень нравитесь, и я не хочу ранить вас ничем, даже словом.
  - Вы не можете меня ранить, - ответила герцогиня.
  - Но решение о браке принимает мой отец, это его решение и я возражать не стану, кого бы он для меня не выбрал, - проговорил молодой человек.
  - Вы так покорны? - возмутилась девушка.
  - Есть еще одна причина, по которой я не смею настаивать на нашем союзе.
  - Какая?
  Рудол указала на свой шрам.
  - Не понимаю, - покачала головой Аклира.
  - Вы красавица, зачем каждый день видеть с собой... - Рудол снова показал на свое увечье.
  - Вы ошибаетесь, - сдвинула брови девушка. - Я не красавица и как только отцветут эти деревья. - Аклира показала рукой на сад. - Вы сразу убедитесь в этом. Мое лицо покроется веснушками...
  - И это будет прелестно, - перебил Рудол герцогиню.
  Девушка осеклась и не знала, что сказать.
  - Думаю, нам пора, - указал на крыльцо молодой человек.
  Аклира повернулась, увидела, как гости покидают дом.
  - Как быстро, - расстроилась девушка.
  - Возможно, ваша бабушка пригласит нас снова.
  - Надеюсь, - кивнула Аклира.
  Молодые люди прошли до крыльца. Карета с графиней Мо Санже Луа и ее сестрой, только отъехала.
  - Ну что ж, - проговорила Лунария. - Надеюсь, это не последний ваш визит.
  Граф и графиня Аранг Миссалы переглянулись.
  - Приятно было увидеть, соседка, - проговорил Данул. - До скорой встречи.
  - До свидания, - улыбнулась Лунария, провожая гостей.
  Донаган ограничился кивком головы. Молодой человек взглянул на друга и быстро покинул крыльцо. Сейчас молодого хозяина беспокоило другое. Но явно показывать свою озадаченность Донаган не стал. Он вернулся в гостиную, где остался недопитый чай и сел на диван.
  - Бабушка... - протянула Аклира и вбежала в гостиную, с разбегу упав на диван рядом с братом. - Он удивительный.
  Следом вошла Лунария.
  - Аклира, не стоит себя так вести, - покачала головой хозяйка дома.
  - Она еще юна, - заступился за сестру Донаган.
  - И не нужно... в ее возрасте я уже вышла замуж... и ей пора, указала на девушку старушка.
  Аклира встала, улыбнулась и покинула комнату.
  - Завтра поедешь к графу Аранг Миссалу и пригласишь его на ужин, - указала на внука Лунария. - Нужно все обсудить без лишних глаз и ушей.
  - Как ты вытерпела этих... - молодой человек не знал, как назвать двух непрошенных сестер.
  - Если бы не хорошие отношения графа Мо Санже Луа и моего покойного супруга, я бы никогда не допустила такого, - заверила хозяйка дома. - Как так можно! - Решила высказаться старушка. - Везде совать свой нос!
  - Да, не красиво, - согласился молодой человек, протягивая руку к кружке чая. Убедившись, что напиток остыл. Донаган подозвал служанку. - Принеси горячий.
  Девушка поклонилась и ушла, а бабушка продолжала возмущаться:
  - Рассказывать всем, как ее дочь удачно вышла замуж, как будто никто не знает, что ее отдали за карточные долги ее отца. Еще неизвестно, сам ли граф Аран Уа Франг покинул этот мир или ему помогли. Руниция поэтому и переехала жить к сестре, чтобы оставить, как приданное поместье мужа. Они полностью разорены. Девушку отдать за старика! Сколько ему лет? - повернулась к внуку Лунария.
  - Я не настолько знаю историю этой семьи, - оправдался молодой человек, нервно ожидая чай.
  - А это лицемерие по поводу слуг. Сколько Нариция говорила о никчемности этих людей, но при любом удобном моменте интересуется Оливией, - скривилась хозяйка дома. - Противно просто!
  Донаган, услышав это имя, напрягся.
  - Бабушка, я пойду.
  - А твой чай? - удивилась старушка.
  - Пусть принесут в комнату, - ответил молодой человек и покинул гостиную.
  Донаган прошелся до лестницы, поднялся и направился к комнате служанки. Его беспокоило ее здоровье. Не доходя до двери, молодой человек услышал голос сестры:
  - ... он такой милый, ты не представляешь, что он мне говорил, - сказала Аклира.
  Донаган остановился.
  - Я бы была не против, если бабушка договорится о свадьбе.
  - Господин, - услышал сзади молодой герцог голос доктора и обернулся.
  - Я шел узнать, как Оливия?
  - С девушкой все хорошо, еще день другой и встанет на ноги, - ответил доктор и указал на дверь, пропуская вперед герцога.
  Донаган вошел, затем Пор.
  Оли бросила взгляд на хозяина и опустила взор. Аклира, покусав губу, и поняв, что посекретничать не получится, произнесла:
  - Ладно, я потом зайду, - девушка подскочила, погладила помощницу по голове. - Поправляйся. - И вышла.
  - Почему вы не поели? - развел руками доктор, увидев, что поднос с едой не тронут. - Вам нужно хорошо питаться.
  Девушка смотрела на свои пальцы, что перебирали на груди завязки.
  - Тебе точно лучше? - сделал шаг к кровати герцог.
  Пор посмотрел на обеспокоенное лицо молодого человека, потом на девушку.
  Оли молчала, словно и не слышала вопроса.
  - Господин, думаю, она просто хочет побыть одна, - ответил за Оли доктор.
  - Да, хорошо, - согласился Донаган и вышел.
  Как только пациентка и врач остались наедине, Пор проговорил:
  - Ты должна благодарить герцога за жизнь.
  Оливия резко подняла глаза, в которых читалось возмущение. "За что благодарить? - не могла успокоиться девушка. - Да он... если бы вы знали, что он сделал!"
  - Он спас тебе жизнь вчера, - проговорил доктор. - И может хватит этой странной игры, разговаривай уже... не каждый хозяин потерпит такое... - возмутился Пор и вышел.
  Оли стало до безумия больно и обидно. Слезы сами навернулись на глаза и, уткнувшись в подушку, девушка заплакала.
  
  - Вы видели? - запищала Одила, забегая на кухню.
  - Что случилось? - подбоченилась Ожала.
  - К нам прислали красавчика, он там, на крыльце стоит, - восхищалась девушка.
  - Тебе, что нечем заняться, чем чужих слуг рассматривать? - кинула фразу кухарка и указала на корзину с картофелем.
  - Нет, поговаривают, что он у нас останется, - ответила девушка. - Как подарок...
  - Ну останется так останется, тебе какое дело? - оборвала девушку Ожала.
  - Иди сюда, помоги, - подозвала Нария, видя недовольное лицо кухарки. Женщина поманила рукой Одилу и указала на стул рядом с собой.
  - Лишние руки не помешают, - прокомментировала ситуацию старушка, что возилась с посудой.
  - Да, Раала, правильно, - подметила Ожала.
  Две служанки готовили стол к обеду, выставляя посуду. В кухню стали подтягиваться слуги. В помещение юркнула молодая блондинка и присела рядом с Одилой.
  - Ты нового слугу видела?
  Нария покосилась на девушек.
  - Да, - гордо ответила девушка. - А что?
  - Одила, Нила, давайте сюда, - подозвала кухарка и указала на стол, чтобы девушки помогли быстрей накрыть.
  Служанки подскочили и стали выставлять посуду, переговариваясь.
  - Говорят, он у герцога служил, - прошептала Нила. - А потом за долги его продали.
  - Нет, просто выгнали, - утверждала Одила.
  Ожала бросила недовольный взгляд на служанок.
  - Да откуда ты знаешь? - спросила Нила и замолчала, потому что в кухню вошел Фелн. Девушка сразу заулыбалась и поправила волосы.
  - А вот эта наша кухня, - проговорил управляющий, который шел следом. - Накормите работника. - Обратился Вамин к кухарке, потом повернулся к молодому человеку и сказал: - После, найдешь меня, придумаем тебе работу.
  - Хорошо, - кивнул Фелн и бросил взгляд на улыбающихся девушек, что восхищенно любовались новеньким.
  - Ну, что стоишь, проходи, - указала на стол кухарка. - Не стесняйся, я - Ожала. Тут заправляю, я здесь главная. - Обвела рукой пространство женщина. - Без моего спроса тут ничего не делается.
  Молодой человек кивнул:
  - Очень приятно. Я - Фелн.
  - Нила.
  - Одил...
  - Давайте есть, - перебила девушку кухарка. - Потом познакомитесь, работы еще ого-го.
  Фелн посмотрел на Ожалу, выбрал самое крайнее место и сел. Рядом тут же присела Нила и улыбнулась.
  - А ты надолго?
  - Навсегда, - ответил блондин и пододвинул тарелку ближе. "Неужели мне придется теперь тут жить", - подумал молодой человек, стараясь как можно сильнее скрыть раздражение и недовольство.
  - Да, это не шикарный дом, - присела напротив Нария. Она сразу увидела острожные взгляды и отчужденность новенького.
  - К хорошему быстро привыкаешь, - бросил понимающий взгляд на женщину Фелн.
  На кухне уже собралось много слуг. Они шумели, переговаривались. Кто-то знакомился с новеньким, кто-то быстро садился и начинал есть.
  - А ты у кого служил? - продолжила расспрос Нила.
  Одила, что не успела сесть рядом, со злостью посматривала на молодых людей.
  - А тебя выгнали? - очередной вопрос, заставил Фелн вздохнуть. Ему надоела девушка и ее разговорчивость. "Как же она достала, - посмотрел на похлебку молодой человек. - Еще и еда не вкусная".
  После очередного вопроса, Фелн не выдержал и сказал:
  - А есть кто-нибудь менее говорливый?
  Мужчина с седой бородой рассмеялся и ответил:
  - Это тебе нужно с Оли тогда общаться.
  Смешки раздались за столом. Молодой человек посмотрел на перекошенное и недовольное лицо Нилы.
  - А кто это?
  - Девушка, - ответила Ожала. - Она не разговаривает.
  - Немая? - прищурился молодой человек.
  - Нет, - с раздражением проговорила Нила. - Просто не разговаривает. - Девушка гордо подняла голову и встала.
  Фелн провел обиженную взглядом и вопросительно посмотрел на Ожалу, ожидая, что к нему сейчас сядет Оли.
  - Она не придет, - подсказала Нария. - Она служит помощницей у Аклиры, нашей молодой госпожи.
  - А сейчас не служит, а отлеживается, - вставила слово Анира.
  - Что-то случилось? - прищурился Фелн.
  - Решила выпить яд, - усмехнулась помощница прачки.
  Молодой человек заметил радость в глазах Аниры. "Чем же она так насолила тебе?" - подумал молодой человек.
  
  Глава шестая
  Новые или старые знакомые
  
  Оливия провела в постели практически сутки, на следующий день, после обеда, девушка покинула комнату. Вначале Оли помогла разобрать вещи и подготовиться к ужину Аклире. Госпожа летала в облаках, рассказывая о Рудоле. Какой он милый, привлекательный и добрый молодой человек. Оли не сильно развлекали такие разговоры, поэтому помощница просто делала вид, что слушала.
  После того, как Аклира отпустила Оливию, девушка направилась в библиотеку. Оли не хотела идти на кухню или попадаться кому-нибудь на глаза. Ведь сразу начнутся расспросы, где, что и как. Несмотря на молчаливость, Оли была уверенна, что каждый будет надеяться, что она все-таки расскажет причину. Поэтому Оливия хотела остаться одной и подумать. А библиотека была лучшим местом. Тем более девушка ужасно соскучилась по книгам. Слуг сюда не допускают. Зачем разрешать читать, если нужно работать.
  Аккуратно проскользнув внутрь, Оли остановилась у полки и провела пальцами по корешкам. "Как давно я не читала, - загрустила девушка. - Сколько прошло времени?" Оли хотела навсегда забыть прошлое, рассчитывая, что, если начнет совершенно другую жизнь, все постепенно уйдет из памяти. Но она ошиблась. Воспоминания не покинули ее, каждый раз, засыпая, девушка боялась увидеть реальные дни своего детства. И теперь, когда ей не оставили выбора умереть или жить, все решив за нее, Оли не стремилась больше ничего забыть. "Будь, что будет", - подумала девушка. Только одно она точно знала: "Ни один мужчина теперь ко мне не прикоснется!"
  Оливия достала книгу и пролистала первые страницы, читая название: "Труды философа Анга Арутауса". Девушка провела пальцем по буквам и вздрогнула.
  Дверь в библиотеку резко открылась, и на пороге предстал Донаган. Увидев Оли, молодой человек удивился. Девушка опустила глаза на открытую книгу, стараясь не смотреть на герцога. Она думала, что хозяин ошибся дверью и сейчас уйдет. Но Донаган, посмотрел по сторонам и вошел, тихо закрывая за собой дверь.
  - И что же ты тут делаешь? - шагнул к служанке герцог. - Читаешь?
  Оли захлопнула книгу и хотела выйти, но молодой человек перегородил дорогу. Девушка отскочила, чтобы господин не успел до нее дотронуться.
  - Ты ведь не грамотная? - Донаган схватился за книгу, вырывая ее из рук служанки. - Или нет?
  Оли отпустила буклет и отошла.
  Господин пролистал книгу:
  - Для того, кто не умеет читать, тут много букв, - прислонился к книжной полке господин. - Если хочешь просто полистать книгу... - растянуто проговорил молодой человек. - То вот эта как раз! - Донаган повернулся, достал с верхней полки большое издание и протянул девушке. - А это... потом почитаешь, когда научишься. - Герцог положил на стол, выбранную Оли книгу.
  Девушка посмотрела на обложку, того, что ей нужно полистать и скривилась. Это была книга откровенной любви с подробными иллюстрациями. Оли знала, что эта за книга, отвращение и возмущение родилось внутри нее. Реакция служанки на название Донагана устроила, он был доволен собой.
  - Ты умеешь читать. Зачем притворяться? - поинтересовался герцог. "Будь она не грамотна, то так бы не отреагировала на эту книгу", - подумал молодой человек.
  Оли бросила недовольный взгляд на господина и кинулась к выходу. Донаган швырнул книгу на стол и в два шага оказался у двери, хватаясь за ручку. Девушка одернула руку и хотела отступить, но герцог прижал Оливию к двери своим телом. Молодой человек тяжело дышал, смотря на прическу служанки. Несколько локонов были закреплены на макушке атласной лентой. Донагану захотелось снять эту ленту, потянуть за край, чтобы волосы шелковым потоком оказались на плечах.
  - Оли... - прошептал господин и запнулся. - Я не хотел...
  Девушка молчала и не пыталась освободиться. А герцог ждал, он сам не понимал чего, но ждал. Возможно, он надеялся, что Оли что-то скажет, оттолкнет или заплачет. Но ничего не происходило. Тишина. Господин отпустил ручку двери и попятился.
  Оливия тут же открыла дверь и выскочила наружу. Она не знала куда бежать, просто неслась по коридору, пока не достигла двери и не выскочила на улицу. Вдохнув прохладный, после утреннего дождя воздух, девушка остановилась и прижалась спиной к стене.
  "Что ему еще нужно? - Оли взглянула на дверь, как будто ожидая появление господина. - Пусть он останется в библиотеке". Секунды проходили, дверь не открывалась.
  - А это наша Оли, - услышала девушка сбоку и дернулась, испуганно прижимая руку к груди. - Извини, милая, не хотел напугать. - Проговорил Вамин.
  - Привет, - улыбнулся молодой человек. - Я Фелн.
  Девушка медленно повернулась на голос и удивленно посмотрела на Фелна.
  - Теперь это мой помощник, - улыбнулся мужчина. - Он грамотный, это большая редкость.
  Оливия улыбнулась. "Что он тут делает?" - подумала девушка.
  - Это она не разговаривает? - кивнул молодой человек.
  - Да, - ответил управляющий.
  "Ничего, разговорим, - улыбнулся Фелн, не сводя глаз с девушки. - Милая".
  - Идем дальше, - позвал Вамин.
  Фелн поклонился и последовал за мужчиной. Оли провела блондина взглядом и сошла со ступенек.
  - Что понравился? - подскочила Одила, улыбаясь. - Мне тоже. Красавчик.
  Оли через силу улыбнулась и погладила лоб, девушке показалось, что она вспотела. "Только не он! - подумала девушка. - Что же я в жизни сделала не так? Почему со мной все это происходит?"
  
  - Оли, ты какая-то рассеянная, - проговорила Аклира и забрала из рук девушки заколку. - Я кричу, кричу тебе, а ты как будто оглохла. У тебя что теперь и со слухом проблемы? - Раздраженно спросила госпожа и повернулась к помощнице.
  Девушка виновато опустила глаза, перебирая пальцами материю на манжетах. Оливия ни о чем другом не могла думать, как о новом помощнике управляющего. Весь день она ходила сама не своя, не реагировала на вопросы и старалась никому не попадаться на глаза.
  - Так что с тобой? - настаивала Аклира.
  Оли сложила вместе ладони, прикасаясь кончиками пальцев к подбородку, и печально посмотрела на служанку.
  - Это из-за того случая? - прищурилась герцогиня. - Не нужно так волноваться, что было, то было. Тебя спасли и у тебя новая жизнь.
  "Как же у нее все просто, - подумала Оли. - Если бы только из-за этого".
  Девушка выпрямила ладонь и указательным и средним пальцем как бы прошлась по кисти, потом указала на себя.
  - Хочешь прогуляться? - догадалась Аклира.
  Оли закивала.
  Госпожа недовольно посмотрела на девушку. Если честно Аклире на вечер не нужна была служанка, просто сам факт, когда помощница отпрашивается сама, а не герцогиня отпускает, немного смутил молодую хозяйку.
  - Ладно, иди, - как будто нехотя ответила Аклира.
  Оли улыбнулась и быстро направилась к двери.
  - Только не попадайся Лунарии на глаза, - предупредила Аклира. - Я скажу, что ты плохо себя чувствуешь.
  Оли кивком поблагодарила госпожу и вышла. То, что нужно держаться подальше старой герцогини, Оливия и без Аклиры знала. "Нужно уйти из дома, - решила служанка. - Как раз подумаю, что делать дальше".
  Покинув дом через черный ход, девушка направилась в сад и стала бродить между деревьями. Вечер плавно переходил в ночь, обволакивая темнотой щедро цветущие деревья. Пахло свежестью и нежным ароматом цветов. Оливия прохаживалась, думая, как быть? Стоит ли остерегаться и как себя вести?
  - Гуляем? - услышала Оли за спиной и дернулась. - Все такая же пугливая и маленькая. - Усмехнулся Фелн и шагнул к девушке.
  Оли отскочила, выставив руку вперед.
  - Все так же не разговариваешь? Жаль. - Наигранно загрустил блондин. - А я хотел поболтать. Ведь так давно не виделись.
  "Уходи! - мысленно просила девушка. - Прошу, уходи!"
  - В тюрьме так одиноко, - вздохнул Фелн.
  Оли отошла еще дальше, как только молодой человек предпринял попытку подойти.
  - Боишься? Жаль, - снова наигранно опечалился блондин.
  Девушка быстро обошла дерево, решив убежать, но Фелн перегородил ей дорогу.
  - Куда это мы спешим? - расставил руки молодой человек, словно норовя поймать дичь, которая пытается улизнуть.
  Оли попятилась, потом резко рванула в сторону. Фелн кинулся за ней.
  "Что ему нужно? Пусть уходит!" - думала Оливия, пытаясь ускорить бег. Но молодой человек настиг бегунью и сбил с ног.
  - Куда? Я тебя еще не отпускал, - процедил Фелн, заламывая руки девушки. Молодой человек толкнул девушку и, не удержавшись, упал вместе с ней на землю.
  "Ни один мужчина ко мне не прикоснется!" - твердила мысленно Оли, пытаясь освободиться, но блондин держал крепко. Он попытался поцеловать лежащую, но девушка вовремя отвернулась.
  - Не хочешь по-хорошему? - молодой человек перехватил запястья девушки одной рукой, второй схватил за подбородок. - Пожалеешь.
  - А ты пожалеешь, что пришел сюда, - выкрикнула Оли. Внутри все кипело и гнев, как будто лава из извергающегося вулкана, в любой момент мог вырваться наружу.
  - Ух ты! Заговорила! - почему-то обрадовался Фелн. - А кто-то помниться говорил, что никогда, ни при каких условиях... - усмехнулся блондин.
  - Уйди! - процедила девушка. - Пошел прочь!
  - Да как ты смеешь мне приказывать?! - блондин сел на талию девушки и схватил за горло.
  - Здесь ты помощник управляющего, забыл? - захрипела Оливия.
  - Но с тобой, я твой господин, - усмехнулся молодой человек и сильней придушил девушку, наслаждаясь ее хрипами.
  Оли выкручивала руки, чтобы освободиться, когда она почувствовала, что хватка ослабела, девушка дернула рукой и со всей силы ударила блондина по лицу. От такой наглости, молодой человек отстранился. Оливия воспользовалась замешательством Фелна и наградила его еще пощечиной. Потом толкнула блондинка, скидывая с себя, и кинулась бежать. Оли неслась по саду, не разбирая дороги. Оглянувшись, она хотела убедиться, что нет погони. За ней, действительно, никто не гнался. Но девушка пропустила мгновение, когда на тропу вышел Рудол и со всего разбегу, врезалась в господина. Молодой человек не успел подхватить служанку, и они оба упали на траву. Свалившись на молодого человека, Оли подумала, что это Фелн опередил ее, и снова от души залепила по лицу ладонью. Девушка дрожала, а, увидев, кого именно она ударила, растерялась. Испуг прошел, уступая место ступору и онемению.
  "Что я наделала?!" - возникло в голове Оливии.
  - Вот это удар, - держась за щеку, проговорил Рудол.
  - Простите, - выдохнула Оливия, обескураженная собственным поведением.
  - Я поражен вдвойне, - не смог скрыть улыбку граф.
  Девушка опешила, сама не понимая, как ей удалось сказать слово. Сегодняшний вечер нес сюрпризы не только Оли. Рудол находился в удивленном состоянии до того времени, пока Оливия не прошептала:
  - Прошу, никому...
  - Думаю, я теперь буду молчать, как вы, до нужного момента, - кивнул молодой человек. - Но хотелось бы узнать, чем вызвано такое решение.
  Девушка понимала, что ответить было нужно, но вот что. "Правду - никогда, - решила Оли. А лгать не хотелось. - Этот человек ничего дурного, в отличие от других, ей не сделал. Как поступить?"
  - Рудол? - услышали молодые люди голос Аклиры.
  Рудол переглянулся с Оли и помог подняться.
  - Я ничего не скажу, но вы должны будете мне все рассказать, - указал на девушку граф.
  Оли закивала. "Потом, только не сейчас", - успокоила себя девушка.
  - Рудол! - воскликнула молодая герцогиня. Увидев графа, девушка расцвела в улыбке, но заметив служанку, стоящую рядом, Аклира остановилась и с непониманием посмотрела на Рудола.
  - Твоя помощница тут бродила, - солгал граф. - И упала. - Потом молодой человек обратился к девушке. - Вы не ушиблись?
  Оли покачала головой, отряхивая платье.
  - Оливия, с тобой все в порядке? - приблизилась Аклира.
  Служанка кивнула и, поклонившись, направилась к дому. Оли шла спокойно, потом ускорила шаг и, у самого дома, сорвалась на бег. Проскочив коридор и лестницу, девушка забежала к себе в комнату и закрылась. Первый раз в жизни Оливия почувствовалась себя не защищенной. Как будто она стояла на вершине и холодный, пронизывающий ветер обдувал со всех сторон, и негде было скрыться или спрятаться. Прислонившись лбом к закрытой двери, Оли стояла и думала, что ей делать дальше. Этот блондин не оставит Оливию в покое, она достаточно хорошо его знала, чтобы предположить самое худшее.
  - Но зачем он тут? - вздохнула девушка и отошла к окну, осторожно приоткрыв штору, Оли увидела прогуливающихся Аклиру и Рудола. - Что ему нужно?
  Девушка вздохнула и подняла взгляд на темное, усыпанное огоньками, небо.
  Стук в дверь, что раздался так неожиданно, заставил Оли подпрыгнуть на месте и схватиться за сердце.
  - Оливия? - проговорил Донаган.
  "Вот только его здесь не хватало", - недобродушно отозвалась девушка. Этого господина она тоже не хотела видеть.
  - Оли, я видел, как ты вошла, открой... - настойчиво постучал герцог.
  "Он что следит за мной?", - решила служанка и прислонила руку к груди, чтобы успокоить дыхание. Она так давно не бегала. Сердце бешено и тревожно стучало.
  - Нужно поговорить, открой дверь, я сказал! - раздалось в коридоре и по дереву пару раз крепко ударили.
  Девушка все еще стояла и не знала, как поступить. Если она откроет, кто даст гарантии, что то, что случилось в подвале, не повторится. Это властный и безжалостный человек. "Поговорить? - повторила Оли. - О чем он хочет со мной разговаривать?"
  - Не хочешь по-хорошему, сама пожалеешь! - снова удар в дверь.
  Теперь, наверное, ногой.
  Оливия вздрогнула и схватилась рукой за штору, как будто та могла ее защитить, если вдруг Донаган надумал бы сломать дверь.
  "А ведь он может", - подумала девушка.
  Но на удивление, Оли услышала отдаляющиеся шаги. Осторожно подойдя к двери, девушка прислушалась, ловя каждый шорох. Было тихо. Облегченно вздохнув, Оливия опустилась на пол и закрыла лицо ладонями.
  
  - Аклира и Рудол восхитительно смотрятся вместе, - улыбнулась Лунария и сделала глоток чая.
  Хозяйка и гости находились в гостиной.
  Данул посмотрел на герцогиню и проговорил:
  - Я против мнения молодого поколения, но спрашивал у сына, он сказал, что ваша внучка ему понравилась.
  - Он должен сам определиться, - вставила слово Розаллия. Было видно, что графиня недовольна таким обстоятельством.
  - А тоже считаю, что чувства в браке лишнее, - обратилась к графине Лунария. - Я вот с мужем всю жизнь прожила и не могу пожаловаться.
  - Но сейчас другое время... - сказала Розаллия.
  Муж бросил на графиню суровый взгляд. Женщина замялась и замолчала.
  Дверь открылась и вошел Донаган.
  Лунария обернулась, потому что сидела спиной к входу.
  - Что-то случилось?
  - Нет, - через силу улыбнулся молодой человек.
  - А я думал - это наши молодые нагулялись, - почему-то радостно произнес граф Аранг Миссал.
  - Сейчас юноши и девушки имеют свободу, возможность узнать друг друга до свадьбы, - протянула хозяйка дома. - В мои годы, я увидела своего будущего супруга только на помолвке. - Лунария задумалась. - А когда будем обговаривать детали приготовления?
  Графиня Аранг Миссал еле слышно кашлянула, граф никак не отреагировал на это и лишь сказал:
  - Предлагаю, завтра в обед, - посмотрел на жену. - Зачем затягивать такое событие.
  - А ты как считаешь? - обратилась бабушка к внуку.
  Донаган прошелся до камина, что занимал чуть ли не треть стены, потом повернулся:
  - Если Аклира не против, я возражать не стану.
  - Вот и замечательно! - улыбнулась герцогиня, затем повернулась к двери, поманила рукой слугу. - Шампанского. Это нужно отметить.
  - Но Аклира еще не дала согласие, - напомнила графиня.
  - Внучка никогда мне перечить не станет, - сказала Лунария. - Тем более, где она найдет такого прекрасного мужа. Рудол такой замечательный молодой человек.
  - Абсолютно согласен, - обрадовался Данул.
  - Если вместе возьмемся за подготовку, то через два месяца, думаю, можно будет уже сыграть свадьбу, - проговорила хозяйка дома.
  - Лето - замечательная пора для заключения браков, - продолжал радоваться граф Аранг Миссал. Он с нетерпением ждал того момента, когда женит сына и станет свободен от ведения хозяйства. После свадьбы Данул рассчитывал уехать в другое, более уединенное поместье и прожить дам до конца дней.
  Его же жена никуда уезжать не собиралась и считала, что Рудолу еще рано думать о женитьбе. И возлагать на плечи сына управление имениями не правильно. Но, к счастью, Данул никогда не слушал жену и делал все по-своему.
  - Позови, наших голубков, - обратилась Лунария к Донагану. - Обрадуем их.
  Молодой герцог направился к двери. Его почему-то не волновала свадьба сестры, он общался с Рудолом много лет и не сомневался, что для Аклиры он будет самой лучшей партией. Если так захочет сестра, он перечить не будет. Донагана больше волновала молчаливая и загадочная Оливия.
  Выйдя из дома, молодой человек обернулся и посмотрел на окно служанки. Заметив скрывшийся за занавесками силуэт, Донаган остановился и прищурился. "Может, показалось?" - предположил герцог и немного подождал. Штора слегка качнулась. Донаган сжал кулаки.
  - Я вернусь, - процедил он и быстрым шагом направился к саду. Если, стоя у двери Оли, он сомневался, вдруг ошибся, то теперь... "Она не могла ослушаться, она обязана была открыть дверь", - злился молодой человек.
  Увидев розовое платье сестры, Донаган снизил скорость и спокойно подошел к паре.
  - Как прогулка? - через силу улыбнулся герцог.
  - Замечательно, погода удивительная сегодня, - сияла от счастья Аклира.
  - Да, - согласился Рудол и прищурился, видя озадаченность друга. - Что-то не так?
  - Нет, все хорошо, вас зовут в гостиную, - указал рукой на дом Донаган.
  - Да, думаю, мы задержались, - согласился молодой человек. - Аклира, прошу.
  Девушка улыбнулась и прошла вперед.
  - Что случилось? - прошептал Рудол, почти у самого уха друга.
  - Пока ничего серьезного, это мое...
  - О чем вы там шепчетесь? - повернулась девушка. - Так не честно.
  - Это мужские разговоры, сестра, - успокоил герцог.
  - Ой, знаю я ваши мужские разговоры, - улыбнулась Аклира.
  Дойдя до двери, Донаган сказал:
  - Вы идите, я сейчас подойду.
  - Не задерживайся, - протянула вслед сестра и, приняв руку жениха, проследовала в гостиную.
  Молодой человек быстро вбежал по лестнице на второй этаж и увидел в коридоре помощника управляющего.
  - Что ты тут делаешь? - спросил хозяин дома.
  - Проверяю, - солгал Фелн. Он направлялся к Оли, но не успел дойти до ее комнаты.
  - И что же ты тут проверяешь? - прищурился Донаган.
  - Вамин попросил сосчитать свечи, - спокойно проговорил молодой человек и пошел вдоль коридора, как будто продолжая считать утварь.
  - Потом посчитаешь, уходи, - приказал герцог.
  Лицо блондина перекосилось. Донаган заметил недовольство и возмущение, не понимая такой реакции, молодой хозяин прошел до двери служанки и громко постучал. Потом повернулся и посмотрел на Фелна, что медленно направлялся к лестнице.
  - Открой! - приказал Донаган.
  С другой стороны двери было молчание.
  Молодой человек убедился, что помощник управляющего покинул коридор и постучал еще раз. Донаган подождал какое-то время.
  - Ну все! Завтра тебе несдобровать!
  Резко развернувшись, молодой человек ушел. Герцог вернулся в гостиную, где его встретила восхищенная сестра, подскочив с места, чуть не прыгая на шею к брату. Аклира светилась от счастья.
  - Где ты был? - поинтересовалась девушка и, указав на Рудола, продолжила: - Поздравь меня, я скоро выхожу замуж!
  Донаган улыбнулся.
  - Сядь, - спокойно проговорила Лунария.
  Аклира обошла диван и медленно опустилась. Не сказать, что молодая герцогиня так хотела замуж или настолько сильно любила Рудола, ей просто было интересно. Она всегда была под опекой бабушки, а теперь ей выпадает шанс стать свободной и делать, что пожелаешь. Девушка не вникала в подробности супружеского союза, но покинуть родительский дом хотела непременно.
  Донаган прошелся до камина, где стоял Рудол и пожал руку, поздравляя друга.
  Герцогиня Оранг Руат проследила за внуком и улыбнулась. Она была довольна, что отдает внучку в хорошие руки. Старушка поставила себе две цели, которые должна была выполнить: выдать замуж Аклиру и женить Донагана. Сейчас, когда первая свадьба была не за горами, Лунария чувствовала легкость. "Молодого человека женить легче", - всегда считала хозяйка дома, поэтому в первую очередь занялась внучкой.
  Самой недовольной в комнате была мать Рудола. Розаллия искоса посматривала на будущую невестку и молча пила чай. Не сказать, что женщина была недовольна Аклирой. Кто бы сейчас не находился на месте девушки, был бы противен и вызывал негатив. Сам факт, что Рудол женится, оказался таким чуждым и далеким. Графиня Аранг Миссал не хотела так рано терять сына. Она знала, какие трудности его ждут, и желала оберегать, как можно дольше. Но увы, ее муж решил по-другому. Грусть и неизбежность предавали лицу Розалии загадочный вид.
  Донаган с интересом посмотрел на гостью, потом поднял бокал шампанского и сказал:
  - За родителей молодых!
  - Замечательный тост, - Данул улыбнулся и почти залпом осушил бокал.
  - Ну что ж, - сдержанно проговорила графиня. - Тогда, увидимся завтра, за обедом.
  - Так быстро? - возмутился, уже слегка поддатый, граф Аранг Миссал. - Давай еще...
  - Нам, правда, пора, - увидев недовольный взгляд матери, вставил слово Рудол. Он знал, чем это может закончиться, и поэтому решил спасти ситуацию.
  - Хорошо, - встала Лунария. - Мы проводим вас.
  Аклира радостно подскочила, все время посматривая на будущего мужа.
  Гости медленно прошли к двери. Хозяева дома шли рядом.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"