Арис Юрий: другие произведения.

Семья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение главы "Легенда о драконе"

  Часть вторая. Семья
  
  Деревушка была маленькая и жалкая, но не без следов цивилизации: я уже видел несколько машин, да и одну дорогу покрывал асфальт. Хотя все равно, это дыра. Провода протянуты не к каждому дому, я не заметил ни одного сотового телефона, хотя наблюдал за пляжем весь день. В общем, идеальное место для выхода на сушу.
  Подобные вылазки я совершал редко, но все же они были мне необходимы. Я искал еду и разнообразие. По правде говоря, совсем одному мне было скучно и тоскливо.
  Я держался ближе к обитаемой суше и уже не встречал в этих водах ничего страшнее акул, мне не приходилось отказываться от нормального сна из страха быть проглоченным хищником покрупнее. Одним словом, мое путешествие стало легче.
  И все равно, оно затягивалось. Не знаю, сколько дней длилось мое изгнание, но определенно слишком долго. Мне хотелось домой. Забавно, я ведь совсем недавно стал ассоциировать базу со своим домом!
  В общем, такие вылазки на берег, пусть и рискованные, отвлекали меня от мрачных мыслей.
  Я выбрался из воды ночью, когда деревня окончательно затихла. Освещались здесь только некоторые участки главной улицы, а в целом домики погрузились во тьму - как по заказу.
  Воровать у людей было неприятно. Не то чтобы их жалко, просто воровать что-либо - ниже моего достоинства. Чувствую себя крысой. Но что делать, если организм справедливо требует пищи?
  Я направился к тому месту, где днем было большое скопление людей - я предположил, что там рынок. Штуковина была оставлена в воде, потому что это существо в приступе беспричинной жизнерадостности может развизжаться, а мне сейчас совсем ни к чему такой концерт.
  Выбранное мной место и правда оказалось рынком, только большая часть товаров исчезла - видимо, их привозили откуда-то еще. Но кое-что осталось, и деревянные ограждения не были для меня помехой. Очень скоро я стал обладателем вяленого мяса, каких-то лепешек и большого плода, похожего на дыню - это для Штуковины.
  Ели мы на берегу, в некотором отдалении от деревни. Я старался соблюдать хотя бы видимость приличия, а маленькая зараза бесцеремонно обустроилась прямо внутри плода, так, что оттуда выглядывала только довольная морда.
  - Ты не поверишь, но у нас появился курс, - сообщил я.
  Разговаривать со Штуковиной было бесполезно, потому что она не понимала ни слова. Но эти разговоры помогали хотя бы немного развеять мою тоску. А то вдруг говорить разучусь!
  - Я все еще слабо ориентируюсь в пространстве, но, кажется, я чувствую места, где был раньше. На заданиях, то есть. Если так пойдет и дальше, я пойму, где мы.
  Штуковина одобрительно свистнула, ей понравился тон моего голоса.
  - Конечно, это не значит, что я решу, куда плыть, потому что наша база далеко от моря, да и нельзя нам пока туда. Но мы хотя бы перестанем напоминать бесцельно дрейфующий планктон!
  Ответом мне были звуки, похожие на чавканье, хотя на самом деле Штуковина не ела, а просто выпивала сок.
  Луна висела над черной поверхностью океана, огромная, желтая и круглая. На фоне ее яркого сияния почти не было видно звезд, что меня радовало. Звезды у меня почему-то ассоциировались с Литой...
  ***
  Нет, такой наглости я никогда не видел. Понятно теперь, почему люди недолюбливают акул! Рыбина крутилась вокруг лодки минут сорок, а теперь вот решила перейти к активным действиям - начала биться мордой в мелкое суденышко.
  Пока что лодка выдерживала, да и человек, сидящий там, барабанил по воде тяжелым веслом, иногда попадая по акуле. Но все равно, в лодке метра три длины, а в акуле - все четыре, и сомнений, кто сильнее, не остается.
  Странно только, что такая лодчонка заплыла сюда, до ближайшей суши очень далеко! Да и люди на ней странные - пожилой мужчина и совсем маленький мальчик. До того, как явилась акула, они пытались ловить рыбу, и даже вытащили пару крупных экземпляров, но одному поранили жабры, и в воду пролилась кровь.
  Хотя акула все равно дурноватая. Во-первых, акулам несвойственно охотиться на людей в лодках. Во-вторых, я рядом плаваю, а меня акулы боятся. Но это беременная самка, что делает ее поведение непредсказуемым до нелогичности.
  Мне Лита когда-то дала почитать рассказ Хемингуэя "Старик и море". Сейчас у меня было ощущение, что я оказался в этом рассказе, только непонятно в какой роли. Моря, что ли?
  Мое наблюдение закончилось, когда акула тряхнула лодку так, что пацан повалился в воду. Рыбина даже ошалела от собственной удачи, поэтому метнулась в сторону и не напала сразу, на разворот пошла. Потом, правда, опомнилась, но я был быстрее.
  В большинстве ситуаций я убивал акул без жалости, но и без ненависти - так уж океан устроен. Но убить беременную самку... на такое не мог пойти даже я, очеловеченный. Пришлось расправить перед ней плавники и рыкнуть так, что звук разнесся по воде на десятки метров во все стороны.
  На акулу это подействовало - сработал инстинкт сохранения потомства. Она уплыла, но в правильную сторону - там я совсем недавно чувствовал присутствие косяков рыбы.
  Пацан уже успел отбултыхаться на приличное расстояние от лодки. Дед тянул ему весло, но без толку - ребенок был слишком напуган, он начинал захлебываться. Эх, придется и на этот раз открыть себя. Была бы у меня зарплата, меня б давно ее лишили. И премии.
  Хотя, может, меня уже приговорили к смертной казни, откуда мне знать?
  Я подплыл снизу и поймал мальчишку так, чтобы он не смог пораниться о мою броню. Хотя эта предосторожность была излишней - увидев меня, пацан просто застыл, будто превратился в живую куклу. Дед тоже не издавал никаких звуков, беспомощно переводя взгляд с меня на ребенка. Да оно и понятно: когда видишь морское чудовище, надо стрелять, а если стрелять не из чего - впадай в ступор. У деда не было даже рогатки.
  Однако я не собирался играть у них на нервах - настроение не то. Я медленно, чтобы не травмировать малявку, подплыл к лодке и протянул ребенка старшему мужчине. Тот осторожно принял его и прижал к себе; мальчика начинало колотить от страха. Надо же, совсем недавно я так же прижимал к себе Литу, стараясь успокоить ее.
  Мы с дедом посмотрели друг на друга. Неплохая у него аура, не зря помог... хотя я, в общем-то, всем помогаю, вот такой я добрый. Санта-Клаус прямо!
  Ладно, поразвлекались и хватит. Я собирался уплыть, но дед поманил меня к себе.
  Я подплыл - исключительно из любопытства. Опасности не было никакой: я не чувствовал агрессии, да и самое страшное, что пожилой мужчина мог сделать, это стукнуть меня веслом, а это даже на акулу не подействовало.
  Дед с мальчишкой передвинулись на нос лодки, явно предлагая мне забраться на борт. Я немного посомневался, но лодка выглядела достаточно крепкой, хоть и мелковатой, должна выдержать.
  Я ловко выпрыгнул из воды, чтобы суденышко не сильно накренилось, и сжался на доске, заменявшей сидение. Не от страха сжался, а ради баланса, потому что перевернуть лодку, на которую тебя пригласили, - это уже черный юмор.
  Старик был почтенного возраста, лет, думаю, семидесяти, не меньше. При этом он был в отличной форме, и, судя по загару, нередко вот так выходил в море. Но больше всего мне понравились его глаза - темно-карие, спокойные и мудрые. Чем-то похожи на глаза доктора Стрелова, но не совсем то же самое.
  Некоторое время мы сидели молча, разглядывали друг друга. Пацаненок несколько успокоился и тоже уставился на меня с любопытством.
  Наконец дед указал на себя и произнес:
  - Маршалл, - потом кивнул на мальчика и сказал: - Дэни.
  - Кароль, - представился я.
  Вот и познакомились.
  Старик расстелил на просмоленных досках кусок материи, выложил на нее неровную буханку хлеба, несколько кусков жареного мяса, яблоки, сыр и копченого угря. Мой желудок предательски сжался, потому что мы с едой не виделись уже три дня. Да, удачно я попал.
  Я опустил хвост к воде и тихо свистнул; мне на плавник тут же запрыгнула Штуковина. Яблоки - это для нее.
  Шипастое создание привело мальчика в восторг, и накипающие слезы исчезли сами собой. Он уставился на Штуковину широко распахнутыми глазенками, а эта позерша еще и отряхнулась, от чего мелкие щетинки, обычно плотно прижатые к шипам, сделали ее похожей на пушистый шарик. Безумно мило, если не знать, насколько она ядовита.
  Я был слишком голоден, чтобы дожидаться приглашения, да и дед не возражал. Он наблюдал за мной с полуулыбкой, но не насмешливой, а такой, которая появляется при возможности вернуть долг. В общем, кормили меня за то, что я не съел мальчика. Типа равноценный обмен.
  Скоро старик не выдержал тишины и начал говорить. Долго так, медленно, красиво, глядя в морскую, вернее, океанскую даль. Он прекрасно знал, что я ни черта не понимаю, но все равно говорил - судя по тону, философствовал о жизни.
  Меня не покидало ощущение, что где-то поблизости затаился Хемингуэй.
  Приятно иногда встретить таких людей - особенно учитывая обстоятельства. Я просидел с ними около часа, мы уже сдружились, хотя не понимали ни слова из речи друг друга, в итоге я из симпатии притащил им пару огромных рыбин, больше лодчонка бы не выдержала.
  Когда мы со Штуковиной уплывали, пацан рыдал в три ручья.
  Не знаю, почему, но от этой мимолетной встречи мне стало намного легче. Вроде и поел совсем мало, меньше нормы, а сил прибавилось на много дней вперед. А ведь если бы мне когда-то давно удалось сбежать в океан и совсем не освоиться с людьми, этого бы не было - такого отношения.
  Я таким образом пытаюсь себя убедить, что все, даже гадости, в моей жизни происходит не случайно. Только, честно говоря, сложно в это верить вдали ото всех, кто мне дорог.
  ***
  Первой направление сменила Штуковина. Она сделала это впервые за все дни нашего изгнания, обычно она просто плыла рядом со мной. Но тут - рванулась в сторону, посвистывая, словно за собой меня звала. Это было настолько необычно, что я даже не стал возмущаться, а покорно поплыл за ней.
  Я был более чем заинтригован, потому что знал, что Штуковина чувствует окружающий мир, а в частности ауры, гораздо лучше, чем я. Когда-то Лита даже использовала эту способность зверька, чтобы найти меня в подводном лабиринте.
  Скоро и я почувствовал большой корабль, остров; люди были на обоих объектах, причем немало людей. И что такого? Мы уже давно держались близко к населенным берегам, что так повлияло на Штуковину? Люди ведь и ей не в новинку.
  Но чем ближе мы подплывали, тем четче я чувствовал то, что давно уже распознала она. Поначалу я даже сам себе не поверил, но мои способности не могли обманывать. Ауры знакомые! Я даже знаю, кто это!
  Но почему они здесь, на этом острове? Наверное, задание какое-то, у них ведь много работы, мне рассказывали. Это не так уж важно, я в любом случае не упущу возможность пообщаться с ними - сейчас это мне нужно больше, чем когда-либо.
  И все-таки следовало соблюдать осторожность, потому что, если у них задание, есть определенные правила.
  Они были на корабле, причем держались подальше от обитаемой части острова. Значит, не хотят, чтобы их увидели... хотя с таким громадным кораблем на это мало надежды. Я бы забрался к ним, но все-таки на судне хватало посторонних, а я этого избегаю - привычка такая.
  Так что я подплыл к кораблю и закрепился когтями на его днище, как можно ближе к поверхности, но так, чтобы меня было не видно. Отсюда я мог отлично слышать голоса, доносившиеся с палубы.
  - А давайте еще наденем пачки и станцуем тут танец маленьких утят, - ревел Облом. - Потому что иначе мы совсем уж бесполезны!
  - Ай, не трави душу, - буркнула Рыбка. - Все равно ведь ничего не изменишь, а ты своими воплями только объявляешь им о нашем прибытии. Так что закрой пасть, солнышко.
  - Она права, - Сержант остался спокоен. - Не нужно понапрасну вопить.
  - Да они и так знают, что мы здесь!
  - Знают. Но ничего делать не будут, потому что уверены, что мы не нападем. А мы еще и сами не знаем, сможем ли напасть.
  Короче, угадал я, они на задании.
  Я тренировал этих людей когда-то, учил плавать. Они были отрядом особого назначения, работали всегда вместе. У всех, конечно же, были имена, но они предпочитали пользоваться чем-то вроде прозвищ - такого я среди других людей не встречал.
  - Раздавить надо это осиное гнездо и дело с концом, - в свойственном ему меланхоличном тоне предложил Дух.
  - Если бы все было так просто. Надо все сделать по-тихому, чтобы не спровоцировать межправительственный конфликт. Придется ждать разрешения!
  Знакомые проблемы: есть задание, есть способы его выполнить, но мешает какая-то бумажная волокита. И нужно ждать, пока чинуша в роговых очках заполнит сто двадцать копий разрешения на случайное убийство золотой рыбки, чтобы не придрались "зеленые", а враг, которому на документацию плевать, спокойно удирает.
  Мне еще в меньшей степени приходится сталкиваться с этим, потому что официально считается, что писать я не умею, да и как можно доверить заполнение документов тому, кого юридически не существует? А вот смотрители, в том числе и Лита, стонут, им по двадцать отчетов писать приходится.
  Правда, не так давно моя смотрительница нашла выход. Она стала писать отчеты в очень краткой форме, а чтобы не заставили переписывать, распечатывала их на кислотно-розовой бумаге, прыскала духами или пачкала губной помадой. После этого никто не рисковал требовать от нее большего.
  Но я отвлекся, а люди тем временем продолжали ленивый спор на палубе:
  - Может, нам еще и вежливо к ним в дверь постучаться? - Черт сплюнул в воду. Гад, я же тут плаваю!
  - А так в итоге и придется делать, - ехидно заметил Облом. - С этими их дельфинами непонятно что делать. Так что предлагаю готовить приветственную корзинку с фруктами.
  - Заткнись, сказала же! И без тебя тошно.
  Штуковина пыталась прикрепиться к металлу корабля в явной попытке забраться наверх, но я удержал ее. Понятно, что она хочет к этим людям - они уже знали ее, работали вместе, когда помогали мне освободиться от контроля стаи. На том задании все они получили серьезные ранения, и мы давно не виделись. Приятно знать, что с ними все в порядке.
  Но пускать к ним Штуковину и уж тем более подниматься сам я не мог, только не днем. На корабле кроме них присутствуют другие люди, которым видеть меня нельзя. Так что придется дождаться ночи, когда кто-то из них будет на дежурстве - они всегда кого-то оставляют.
  А пока я решил посмотреть, что же за остров такой. Острова, я смотрю, стали моим основным профилем, на них приходится большинство моих заданий. И на озерах. Хотя... было бы странно, если бы меня послали в пустыню!
  Территория этого небольшого участка суши не подходила для человеческого жилья, но жилья там и не было. Было только одно большое здание, укрытое ближе к берегу; внутри я почувствовал присутствие людей, собак и дельфинов.
  Что за здание такое, интересно. А еще интереснее то, почему к острову направляется второй корабль, тоже военный, но с незнакомым флагом на борту, явно не наш. Думаю, этот корабль - и есть причина нерешительности моих старых друзей.
  У людей все всегда сложно.
  Несмотря на это задание, я не собирался просто уплывать, отказываясь от халявной еды и общения. Просто мне придется вести себя аккуратней, чем планировалось, но удирать я не буду. Посмотрим, вполне возможно, что я могу помочь.
  ***
  Обожаю южные ночи, особенно такие, в которых нет удушающей жары, а еще нет луны в небе, и остаются только звезды. Свет, которые они дают, мне кажется очень ярким, а людям - нет, что дает мне неоспоримое преимущество.
  Даже глубокой ночью спали далеко не все - на обоих кораблях и на острове. Я ожидал чего-то подобного, ведь на этот раз я приплыл не к деревне. Все складывалось очень даже неплохо, учитывая, что почти все бодрствующие люди на нужном мне судне находились где-то в трюме, на палубе остались только Облом и Генсек - этих двоих, видимо, и поставили наблюдать за окружающими водами.
  С чем они, конечно же, справлялись отвратно. Нет, приближающуюся лодку они бы не пропустили, но у них не было ни шанса засечь меня. Так что я очень мягко, почти беззвучно добрался по борту почти до перилл и застыл менее чем в метре от того места, где стояли люди. Издалека я, полагаю, напоминал гигантскую морскую звезду. Хорошо еще, что этого никто не видит!
  - У меня такое ощущение, что мы уже на пенсии, - продолжал ворчать Облом. За прошедшие полдня его настроение нисколько не изменилось.
  - Ты так точно, - невозмутимо согласился Генсек. - Ведешь себя, как старый дед. Подгузник надеть не забудь, а то ведь изгадишь палубу!
  - Да пошел ты... - без следа злобы фыркнул Облом. - Да уж, держу пари, Водяному скучать не приходится!
  Водяной - это в прошлом их товарищ, а ныне Алексей Седых, смотритель Евы. Водяным он был до тех пор, пока ему акула ногу не отгрызла... лучше и не вспоминать об этом, ведь я не смог ему помочь.
  - Скучать - нет, но и работать самому тоже мало. Ты вон можешь дурака повалять, в воде побултыхаться, а Водяной лишен теперь этого. Он уже не боец, а тренер бойца... это другая категория.
  - Кто чей тренер - еще большой вопрос, зверюга ему с характером попалась!
  - А то Кароль не с характером! - расхохотался Генсек.
  Да, я такой. А прикольно вообще, что они меня обсуждают, думая, что я сейчас очень далеко. Интересно, как часто они это делают? Сплетницы перекачанные, блин.
  Они двинулись с места, видимо, решили обойти периметр. Я двигался параллельно с ними, не очень грациозно, зато тихо. Штуковина закрепилась у меня на хвосте и молчала - знает, зараза, когда можно пищать, а когда нельзя! К сожалению, не всегда использует это знание, порой эмоции берут верх.
  - Жаль, что мы больше с Каролем не работаем, - задумчиво произнес Облом. - С ним как-то повеселее было. Хотя и приводило обычно к телесным повреждениям разной степени тяжести!
  - Чего нам с ним работать? Мы ему не нужны, признай, парень плавает раз в двести лучше, чем мы!
  Может, это потому, что я наполовину морская тварь, а, дятлы?
  - Да все равно! Даже тренировки с ним были лучше, чем такие задания.
  Что верно, то верно, гонял я их без жалости, но это принесло результат!
  - Как думаешь, удастся нам на этот раз сделать что-то или опять янки пошлют?
  - Не знаю. Приперлись на нашу голову!
  На палубе располагались два больших прожектора, но были участки, на которые свет почти не попадал. Вот такого участка я и дождался, чтобы выпрыгнуть прямо перед людьми. В темноте я, здоровенный, черный и блестящий от воды, и так смотрелся эффектно, а тут еще и клыки оскалил - не для устрашения, конечно, просто для полноты образа.
  На меня в ту же секунду были направлены два пистолета, но, к чести этих двоих будет сказано, не прозвучало ни одного выстрела. В этом профессионал и отличается от макаки с ружьем: профессионал сначала смотрит, в кого стреляет, а потом только жмет на курок. Все остальные устраивают пальбу, а на свою жертву смотрят уже тогда, когда кончатся патроны и развеется дым.
  Мы не шевелились несколько секунд, и я имел возможность наблюдать, как настороженность в их глазах сменяется узнаванием, а затем - удивлением и радостью. Первым опомнился Облом:
  - Кароль? Ты ли это, тунец тюнингованный?
  - Нет, первый вариант, который "Кароль", был правильный, - усмехнулся я.
  - Да уж, уважения к старшим в тебе не прибавилось!
  Смешно, учитывая, что части моей ДНК несколько тысяч лет.
  - Ты тут тоже на задании? - поинтересовался Генсек. - Твою мать, да сюда всех поприсылали!
  А вот теперь самое сложное.
  - Я не на задании.
  - А что тогда, в море убежал? - судя по голосу Облома, он считал все это шуткой.
  - Вроде того. Я... мне нужно поговорить с вами. Со всеми, если возможно.
  Сообразили быстро, не задавая лишних вопросов. Облом остался со мной, а Генсек отправился за остальными.
  Я думал, он о чем-то спросит, но Облом молчал, что было ему несвойственно. Облом во многом похож на Женьку - такое же жизнерадостное трепло. И поэтому... поэтому я должен сделать все, чтобы его не постигла та же судьба за помощь мне. Никого из них.
  На то, чтобы собрать всех, ушло меньше десяти минут, хотя мне было известно, что до настоящего момента они спали. Что ж, это многое говорит об их отношении ко мне. Люди стояли полукругом, а в центре был я и мог отлично чувствовать, что мне рады. После всех дней одиночества это было чертовски приятно.
  Молчание нарушил Сержант, протянувший мне руку:
  - Проклятье, Кароль, ты умеешь удивлять! Здесь тебя встретить...Надо же! Но мне уже сказали, что ты во что-то вляпался. Выкладывай, поможем!
  Я убрал со своих рук чешую, потому что по-другому рукопожатие повредило бы людям, а потом рассказал - почти все. По крайней мере, главное. Им следовало знать, что против меня предъявлено липовое обвинение в измене, что, возможно, меня ищут и помощь мне может оказаться противозаконной. А вот о людях, которых я спас от акул, им не обязательно говорить - не жизненно важная информация.
  Они не спешили комментировать, и это меня смущало. Честно говоря, я волновался, поэтому не мог даже четко проследить их эмоции через ауру. Больше всего мне не хотелось, чтобы они поверили в бред Костика про мое предательство.
  - Да как у них только наглости хватило? - как и следовало ожидать, первой не выдержала Рыбка, она из всех самая эмоциональная. - После всего, что произошло, после того, как ты вернулся... Черт!
  Далее она перешла на нелестные характеристики моего начальства и всех их родственников. Сержант был более сдержан:
  - Кароль, если мы что-то можем сделать, что угодно... Только скажи. Независимо от законности.
  Прям от души отлегло. Не знаю, что я делал бы, если бы они не поверили мне... в меня.
  - Ну, кое-что вы точно можете. Для начала, не связывайтесь с Водяным. Да, мне хочется узнать, что происходит на базе, что думает Совет, но вы не должны быть втянуты в это!
  Не так давно мне казалось, что я все отдам, лишь бы узнать, что стало с Литой. Но теперь, стоя рядом с ними, я понял, что не все. Если отряд окажется завязан в этой истории, их может постигнуть та же судьба, что и Женьку, а я этого себе не прощу.
  - Но почему? - возмутилась Рыбка. - Он-то должен знать, кто за этим стоит!
  - Кто за этим стоит, я и сам знаю, меня больше интересует реакция других людей. Но все равно, никто не должен знать, что я здесь, с вами. Водяной - мой друг, и Костик об этом знает, так что его телефон может быть на прослушке.
  - Костик? - переспросил Дух. - Уж не Константин ли это Стрелов?
  - Он самый. Думаю, вы успели пообщаться во время моего спасения.
  - Недолго, но все равно, воспоминания остались, - усмехнулся Генсек. - Далеко не самый приятный тип. Угробил полчаса, втюхивая нам, что если ты нападешь, нам не только можно, а даже нужно стрелять на поражение. Похоже, он не сильно жаждал, чтобы ты вернулся.
  - Да он и сейчас не жаждет. И в этом проблема. Я не останусь с вами надолго, но на ночлежку попрошусь, уж очень надоело спать в воде.
  - Не скромничай, - покачал головой Сержант. - Ты ведь прекрасно знаешь, что получишь от нас любую помощь. И все же ты не доверяешь нам. Сомневаешься?
  Я не сомневаюсь, я просто не хочу ставить под угрозу их жизни, а это разные вещи!
  Но сейчас я слишком устал, чтобы что-либо объяснять, для этого еще будет время.
  - Где тут у вас может прикорнуть странствующее чудовище? - сонно поинтересовался я.
  ***
  Я никогда не мог крепко заснуть, если рядом со мной находится кто-то еще, независимо от того, зверь это или человек. Исключение составляли лишь два живых существа: Лита и Штуковина. С Литой я даже спал спокойней, чем один.
  Но вот в комнате с тремя посторонними, пусть и друзьями, я точно не мог полностью расслабиться, так что сон мой в очередной раз напоминал полудрему. Хотя, признаю, спать на корабле, в безопасности, было приятно.
  Когда я полностью не засыпаю, я не теряю способность чувствовать время, поэтому, проснувшись, я мог точно сказать, что прошло около двенадцати часов после прибытия на корабль. Еще не открывая глаза, я проверил, кто находится на одном судне со мной и на острове. Так, больших изменений нет, кроме того факта, что рядом остались только Рыбка и Облом.
  - Ну что, проснулся? - Облому, видимо, не терпелось пообщаться.
  - А даже если бы не проснулся. Ты любого проснешь, - мрачно отозвался я, хотя на самом деле не злился.
  - Да ладно тебе дрыхнуть! Вы, беглые каторжники, долго спать в принципе не должны.
  - Я пока что не каторжник.
  - Вопрос времени, - широко улыбнулся он, но тут же получил по ребрам от Рыбки:
  - Не слушай его, ему каской голову натерло. Есть хочешь?
  - Еще бы!
  - Держи, мы тут тебе насобирали.
  Да уж, сразу видно, что скидывались всем миром. Тут креветки, и сыр, и крекеры какие-то, и овощи, и пиво.
  - Пиво я по-прежнему не пью.
  - Ой, да ладно тебе!
  - Не ладно. Нам, беглым каторжникам, нельзя расслабляться. Так что притащи мне воды, а Штуковине - меда или сахара, если есть.
  Облом, понятное дело, начал бубнить себе под нос что-то про трудовое рабство, граничащее с сексуальным, а в ответ от меня получил:
  - Даже не мечтай, принцесса!
  - Даже рыдать не буду!
  Уходя, он демонстративно хлопнул дверью. Клоун, блин. Женька тоже так всех развлекал. Женьки больше нет...
  - Вы с ним прямо дети, - заметила Рыбка, наблюдая, как я ем. - Но мы все скучали по тебе, Кароль. Да я так по мужу не скучаю, как по тебе!
  У нее муж есть?! Да, остались среди людей рисковые парни.
  - Очень лестно, но у меня есть девушка, - я показал ей клыки в том, что я зову улыбкой.
  - Ты прекрасно знаешь, что я не об этом!
  - Знаю, но не вижу причин быть серьезным.
  - Никогда не видишь, - вздохнула она. - Но... это одна из лучших твоих черт.
  Так, все, мне надоело обсуждать меня, пора менять тему.
  - Вы здесь на задании?
  - Ну... - Рыбка замялась, распространять служебную информацию она не спешила.
  - Не обязательно скрывать от меня что-либо. Я ведь никому ничего не расскажу, потому что некому! Да и потом, свою тайну я вам уже доверил.
  - Ты никогда не открываешь все тайны, - отметил Сержант, появившийся на пороге. - Только те, которые не считаешь особо важными, но даже их - узкому кругу. Раз уж мы оказались в этом круге, ты ожидаешь от нас ответной откровенности.
  Слишком заумно, и охота ему слова лить?
  - Полагаю, что я смогу вам помочь.
  Предложение не было формальной вежливостью, я знал, что этот отряд высылают только на задания, связанные с подводным плаванием. А уж тут мне равных нет!
  - Может, и поможешь. Может, ты как раз то, что нам нужно.
  - Я не "то", я "тот".
  - Не вредничай, - фыркнула Рыбка. - Это действительно серьезное задание, которое идет совсем не так, как должно было!
  - Из-за того второго корабля? - догадался я.
  - Именно, - кивнул Сержант. - Давай по порядку. На этом острове находится база торговцев наркотиками, большинство из которых - русские, поэтому нам и поручено было прикрыть это гнездышко. Но мы сразу поняли, что здесь что-то не так, уж слишком много охраны для лаборатории по изготовлению наркотиков, да и место могли выбрать попроще! А тут как раз пришли сведения о том, что там хранится "Семья".
  - Чья? - резонно поинтересовался я, но наткнулся на неадекватный смех. Люди!
  - "Семья" - это коллекция из пяти крупных бриллиантов, - пояснил Дух. - Их вроде как нашли в одно время и с тех пор они всегда продавались как коллекция. Кучу бабок стоят!
  - Больше, чем весь этот прогнивший остров, - вставил Облом. - Камушки - мечта! Но выяснилось, что "Семью" хозяева этого магазинчика чудес сперли у американского наркобарона, а где он взял - история умалчивает. Поэтому янки вопят, будто камушки - их собственность, потому что их гражданином были добыты. Могли бы дать барону медальку, да вот незадача - почтенный гражданин скоропостижно скончался. От ветрянки.
  - Издеваешься?
  - Факты из дела выдаю! Короче, "Семья" не имеет сейчас официального хозяина и перейдет к тому, кто ее заберет - один из древнейших методов получения прибыли.
  - Ага, хапает тот, у кого лапа больше. Так в чем проблема? Почему и вы, и эти янки, как ты их назвал, стоите тут и рыбку ловите, вместо того, чтобы действовать?
  - Потому что все не так просто, - ответил Сержант. - Сейчас наше командование ведет с ними переговоры, хотя это пустая трата времени. Ни они не уйдут, ни мы, будет, как ты и сказал, гонка за прибылью.
  Люди... Всего пять дорогих камешков на кону, а они уже свару устроили! Сражаться надо за то, что имеет реальную ценность... ну, за охотничью территорию, за еду, за самку...
  Изгнание плохо на меня действует - я дичаю.
  - Если вы знаете, что переговоры бесполезны, чего ждете?
  - Звезды, - засмеялся Облом, хотя лично я шутку не понял. - Этот остров великолепно охраняется, дружище! Оружия там хватает, расположение зданий удачное, да и потом, остров недавно объявили заповедником и палить там сильно нельзя, лишнее внимание привлечем.
  - Почему бы не подобраться с воды?
  - Так нас для того и привезли, чтобы с воды подобраться, - заметил Черт. - Но мы пока не знаем, как это сделать. Видишь ли, со стороны океана базу охраняют дрессированные дельфины. Они не то что с человеком - с кораблем разберутся. Умные зверюги!
  От этих верещалок одни проблемы. И ничего они не умные, дуры дурами! Независимо от пола.
  - Поверить не могу, что вы испугались дельфинов, - я старательно изобразил глубокое разочарование в своих учениках.
  - А, иди к чертовой теще, - отмахнулся Облом. - Самим тошно! Но пока приходится ждать, потому что большой шум мы поднимать не можем, янки распищатся.
  - Я уже запутался. Вам нужно разгромить наркопритон или достать эту "Семью"?
  - Это не притон, это лаборатория по производству наркотиков. И ее уничтожение само собой разумеется, но в ходе получения "Семьи". Мы начнем операцию, как только поймем, как разобраться с янки, они ж просто так не отстанут!
  Судя по общему настроению, они в тупике. Что ж, пора платить за кормежку и ночлег:
  - А у меня план есть.
  ***
  "Семья" была обнаружена в самом начале двадцатого века. Пять алмазов нашли в Африке, там же и обработали, но вставлять в оправу не стали, камни были слишком хороши сами по себе. Их решили не разъединять, так и хранить коллекцией.
  Из Африки кейс с камнями направили в Британию на пассажирском корабле, но в порту выяснилось, что "Семью" сперли вместе с сейфом. Кто и как - долгое время не знали.
  Через двадцать лет бриллианты обнаружились не самым приятным образом. В доме богатого коллекционера были найдены трупы - хозяина и всей его семьи. Создавалось впечатление, что они убивали друг друга. Последней, согласно версии врачей, умерла младшая дочь, сжимавшая в руках два из пяти камней.
  "Семью" передали на хранение в музей, но и там она долго не задержалась. Еще бы, ведь любителей побрякушек хватает, а здесь речь идет о побрякушках высшего класса! На музей напали посреди рабочего дня, в результате чего в перестрелке тогда погибла куча народу, но камни все-таки были украдены.
  Последнее их появление зарегистрировано в аэропорту Лондона. Молодой женщине стало плохо перед самой посадкой в самолет, в медицинском покое она умерла. Во время вскрытия в ее животе обнаружили все пять камней. Точнее, тогда никто не знал, что это та самая "Семья", просто пять крупных бриллиантов и без названия выглядели впечатляюще.
  Только забрать бриллианты обратно в музей никто не успел, они исчезли вместе с телом.
  И вот поступили сведения, что бриллианты на острове, рядом с которым стоит наш корабль. Все это рассказал мне Генсек - ему было скучно и хотелось поболтать. Потом остальные велели ему убавить звук, потому что пришло время для отдыха. Скоро все люди спали, а мне не хотелось. Я думал обо всем этом.
  То, что люди гоняются за ценностями, для меня не новость. В жизни у каждого свои ориентиры, чтобы не сойти с ума, надо хоть к чему-то стремиться. Так что для кого-то высшее достижение - бутерброд с колбасой, для кого-то - слиток золота, для кого-то - сотворение нового вида. Дело предпочтений.
  Я знал уже немало людей, и для всех них деньги были одной из главных ценностей. Как цель или как средство. И только Лита на самом простейшем, инстинктивном уровне была абсолютно равнодушна к деньгам.
  Вряд ли это потому, что она намного умнее и чище остальных. Нет, я конечно люблю свою смотрительницу, но все-таки признаю, что она не идеальна, недостатков у нее хватает. Однако откуда-то у нее есть способность не стремиться к деньгам, и этому должна быть причина.
  - Кароль? - в комнату заглянула Рыбка, которая сейчас должна была находиться на дежурстве. - Ты не спишь?
  - Абонент временно недоступен!
  - Тише ты! Выйди сюда, не буди остальных!
  Я вышел, потому что не спал и спать не хотел. Далеко уходить мы не стали, остановились в коридоре, поскольку по палубе сейчас сновали матросы. Они тут и так пуганные из-за присутствия чужого корабля, так еще меня не хватало увидеть!
  - В общем, так, - она говорила тихо и очень быстро. - Мы с Водяным - хорошие друзья, раньше были большим, поэтому я знаю пароль к его электронной почте, у него на все один пароль! Короче, я влезла на его ящик, хотела найти информацию про тебя.
  - Я же просил этого не делать!
  - Спокойно! Ты не хотел, чтобы нас заподозрили в связи с тобой, а нас и не заподозрят! Если даже кто-то обнаружит, что я совалась на его ящик, что почти невозможно, я скажу, что делала это из ревности. Мол, мы раньше встречались, и я хотела проверить, появился ли в его жизни еще кто-то!
  А ведь неплохо она придумала. Правда, я и предположить не мог, что здесь есть Интернет.
  - Так ты нашла что-нибудь?
  - Меньше, чем хотела, но результат не нулевой. Короче, папку "Входящие" он основательно подчистил, видать, были причины. А вот в папке "Отправленные" сохранилось одно любопытненькое письмо. Я распечатала его для тебя.
  Она протянула мне листок бумаги, от которого еще пахло незасохшими чернилами для принтера.
  Сообщение было коротким: "Продолжает твориться бардак, Совет мечется, как курица с отрубленной головой. Причем адекватной осталась только голова. На базе волнения, особенно среди зверей. На сей раз даже Ева не осталась равнодушной. Она требовала встречи с Советом, чтобы втолковать им, что Кароль не опасен. Пришлось объяснять ей, что дело тут не в опасности или предательстве, а во внутренних интригах. Кажется, это разозлило ее еще больше, но пока она молчит. От Литы вестей нет, но я не думаю, что она в опасности. Карманная Кобра сама о себе позаботится".
  Тут мне пришлось делать паузу, чтобы сдержать смех. Я и подумать не мог, что у Литы такое прозвище! Правда, оно ей очень подходит - моя смотрительница, скажу без ложной скромности, сильна и опасна, но это все при неубедительных размерах.
  "Мы с Литой говорили недавно, и она даже оставила мне послание для Кароля, если я вдруг встречу его на задании. Мне это послание показалось бессмысленным, но Лита знает, что делает. Надеюсь, эта проблема скоро решится, потому что иначе быть беде. Звери, вероятнее всего, примут в этом вопросе сторону Кароля, да и я не уверен, что останусь с начальством даже за огромную плату. Всему должен быть предел!"
  Вот и все.
  - Ну как? - заглянула мне в глаза Рыбка. - Помогло?
  - Да, спасибо тебе огромное. Слушай... если не трудно, зайди на ящик еще раз и удали это письмо, не нужно, чтобы кто-то посторонний добрался до него.
  - За кого ты меня держишь?! Я удалила это письмо сразу же, как только распечатала. Для Водяного это небольшая потеря, скорее всего, он сам просто забыл уничтожить данные.
  - Ты не помнишь, кому предназначалось это письмо?
  - Помню. Какому-то Артему, фамилия не была указана.
  Даже так. Письмо от одного моего друга другому, да еще и какое письмо! За эту небольшую весть из дома я вечный должник Рыбки. Лита жива, с ней все в порядке, у меня есть союзники, которые не поверили, что я мог предать. Есть те, кто всегда останется на моей стороне.
  Значит, все, через что я уже прошел, было не напрасным, начиная с моего побега. Приятно осознавать это. Теперь я выдержу все, потому что знаю, что это не бесконечно.
  А еще Лита ищет меня, передала смотрителям, которым доверяет, послание. Очень умный ход, ведь многие команды теперь работают в океане. Нужно будет повнимательней проверять окружающие меня ауры!
  - Кароль... это ведь не значит, что ты уплывешь прямо сейчас?
  - Нет, конечно! Но и задерживаться я не буду. Я выполню задание вместе с вами, а потом продолжу путь.
  - Ты уверен, что тебе не нужна наша помощь?
  - Я вообще не говорил, что мне не нужна ваша помощь! По сути, я пользуюсь ею прямо сейчас. Просто я беру ровно столько, сколько мне нужно, и не хочу вредить вам.
  - Суди сам, но если что - мы рядом.
  - Я никогда в этом не сомневался.
  Ну, для пущего эффекта можно и приврать...
  ***
  Предполагалось, что это будет простая разведка. При всей моей нелюбви к дельфинам, мне нужно было сначала посмотреть на них, а уж потом нападать. Однако я не предполагал, что встречу возле острова людей.
  В принципе, я сам виноват - подплыл так близко без проверки, потому что был уверен, что не встречу здесь посторонних. Человеческие ауры я почувствовал почти случайно, но тут же резко изменил направление, чтобы не столкнуться с чужаками.
  Значит, они решили опередить нас... что ж, вполне объяснимо. Вряд ли они бы так спешили, если бы речь шла просто о разгроме лаборатории, так ведь бриллианты замешаны! Мне, честно говоря, не очень хотелось получать эти бриллианты, но раз надо, значит, надо.
  В общем, конкуренты вмешались в мой план, на их появление я не рассчитывал. Пока я решил ничего не делать, а только понаблюдать за ними. Может, они тоже на разведке и скоро уплывут!
  Хотя нет, слишком хорошо вооружены для простой разведки. Тут шестеро людей со всем оборудованием, а на корабле я почувствовал в разы больше хорошо подготовленных мужчин - не знаю только, умеют ли они работать под водой. Так что это, вполне возможно, не вся команда, а только те, кому приказали избавиться от дельфинов. Вооружены они хорошо, посмотрим, справятся ли они с верещалками.
  А если справятся, что мне тогда делать?
  Дельфины не заставили себя долго ждать, они появились со стороны острова, быстрые и ловкие, словно тени. На каждом из них была надета сложная конструкция из металла с укреплениями против гарпунов и лезвиями для атаки. Вся эта броня была громоздкой, не чета моей, но дельфины, похоже, чувствовали себя вполне комфортно и не пытались сбросить с себя лишний груз.
  Вообще, дельфины умные твари, их легко дрессировать. Но люди заблуждаются, думая, что дельфины всегда дружелюбны, это ж не киты, которые только планктоном питаются! Просто дельфинам повезло - природа наделила их изогнутой мордой, поэтому создается впечатление, что они всегда улыбаются. Это, кстати, неправда - жители моря не улыбаются вообще.
  У меня не было причин не любить их. Скорее всего, предки современных дельфинов были непосредственной добычей моего первого "Я", жившего много веков назад. А может, не добычей, а врагами, не суть важно. Главное, при таком раскладе я хотя бы перестаю чувствовать себя подводным расистом.
  Дельфинов было восемь, людей - шесть. У людей были ружья, вернее, усовершенствованные гарпуны, а у дельфинов - броня и лезвия, самое страшное из которых размещалось на морде. Я бы на месте людей уплывал отсюда как можно быстрее, но конкретно эти люди оказались смелыми до глупости и решили остаться.
  Ладно, посмотрим, что из этого выйдет.
  Для начала они начали стрелять. Ружья у них и правда были неплохие: быстро перезаряжающиеся, дальнобойные, очень удобные. К сожалению, пластины, из которых была сделана защита верещалок, оказались гораздо толще. Только один гарпун был полезен: тот, что попал прямо в глаз.
  Смерть одного дельфина разозлила остальных, заставила двигаться быстрее, наполнила несвойственной этим существам жаждой крови. Хотя я не был особо удивлен - от верещалок всего можно ожидать, даже противоестественного поведения.
  Люди по-прежнему не соображали, с чем столкнулись. Они выхватили ножи и приготовились перерезать дельфинов вручную; это было настолько нелепо, что я даже хотел вмешаться... но не успел.
  С этими животными работал великолепный тренер, потому что дельфины нападали очень слаженно, не мешали друг другу и никого не щадили. Они грациозно отплывали от ножей, чтобы потом развернуться и стрелой полететь на свою жертву. Если им удавалось вогнать лезвие на морде в тело человека, они на этом не успокаивались, а начинали вертеть головой, разрывая свою жертву на куски.
  Они не могли всего этого знать инстинктивно, их кто-то научил. Мне уже хотелось оторвать этому человеку что-нибудь нужное. Знать бы еще, кто это!
  Старания людей не были совсем уж бесплодными: им удалось найти слабые места в броне и отправить на дно еще двух дельфинов. Но в целом, исход битвы был предрешен еще до ее начала. Терпеть не могу такие сражения!
  Последний человек был особенно хорош: он остался один, но не собирался сдаваться, отчаянно пытаясь отогнать от себя оставшихся пятерых дельфинов. Человек был совсем молодой и боялся их до смерти, но не позволял подобраться к себе. Мне понравилось такое отношение к делу.
  Поэтому я и сделал то, на что не имел права - я вмешался. Я подплыл незаметно, потому что одурманенные кровью дельфины видели только оставшуюся жертву. Впрочем, после того, как я разрубил одного из них пополам, ситуация в корне изменилась.
  Увидев меня, они замерли, не решаясь напасть, и я почувствовал в них страх - даже в них, натренированных убийцах! Если они боятся меня на уровне инстинктов, значит, одна из моих догадок была верна: не дружили наши предки. Вероятнее всего, жрали друг друга, причем мои выигрывали чаще, потому что я дельфинов не боюсь, просто не люблю. Забавно отметить, что ничего подобного в отношении акул я не чувствую.
  Инстинкты велели дельфинам уплывать, а многолетняя тренировка - остаться. Эта нерешительность их и погубила, потому что тот, перед кем противник, уже не имеет права сомневаться. Сначала выживи, потом думай!
  Мой хвост пробивал их броню без особого труда, а вот когти и дополнительные шипы оказались бесполезны. Но это неважно, я и так справлюсь!
  Дельфины сопротивлялись: крутили головами, нападали с разгона, пытались резануть меня посильнее. Словом, они делали все, чему обучили их люди, но к битве со мной они оказались просто не готовы. Один за другим дельфины опускались на дно, разрезанные, порванные, одного я даже умудрился насадить на лезвие другого. Под конец в воде, мутной от крови, остались только я да человек.
  Шок - это довольно распространенная реакция на меня. Человек, пусть и прошедший определенную подготовку, был совсем молодой, младше Литы. Его учили убивать других людей, акул, дельфинов, но уж никак не морских монстров, которые за пару минут до этого ему жизнь спасли!
  В принципе, я допускал, что моя встреча с нашими конкурентами возможна - при похожих обстоятельствах. Поэтому я заранее выяснил у Генсека, знающего английский, нужную мне фразу, выучил и теперь произнес:
  - Keep this secret.
  Я не был уверен, что сказал все правильно. Теоретически, это должно было означать "Сохрани все в секрете", но все-таки Генсек - не переводчик, а вояка, он и в трех словах мог ошибку ляпнуть.
  Однако человек судорожно кивнул и начал подниматься к поверхности, потом повернул в сторону своего корабля. Надеюсь, он все понял.
  Вот ведь как странно жизнь устроена. Я больше никогда не увижу этого человечка и скоро забуду его, как забывал других, встречавшихся на моем пути. А он, вероятнее всего, будет помнить эту встречу до самой смерти.
  У меня не было много времени на философские рассуждения. Неизвестно, как поведут себя наши конкуренты, когда узнают, что вся их команда мертва. Даже если парень не проболтается о встрече со мной, будет плохо, а если проболтается - еще хуже! Нам нужно было действовать быстро и слаженно.
  Я показался над поверхностью там, где ждали остальные:
  - Дело сделано, дельфинов больше нет, но там были эти ваши янки. Их почти всех перебили, одного я спас, сейчас он плывет на корабль.
  - Паршиво, - оскалился Сержант. - Они сейчас еще больше обозлятся и наделают глупостей! Надо опередить их.
  - Наделать глупостей первыми? - не удержался я.
  - Отставить шуточки! Кароль, действуем по твоему плану, начали!
  Они все отправились со мной, потому что атака с воздуха была поручена кому-то еще. Вообще, в таких ситуациях мелкая пальба в стену - не более чем отвлекающий маневр, основная работа на нас.
  Под водой я повел их - так было когда-то на наших тренировках и так будет всегда при совместных заданиях. Моя звериная половина была в разы совершенней, чем все их оборудование и тренировки, этого не отнимешь. К счастью, они понимали это и не устраивали ненужную борьбу за лидерство.
  Я думал, что прибил уже всех дельфинов, но на нашем пути появилось еще двое. Они вынырнули из-за скал так резко, что Дух поддался совсем несвойственному для него страху и выстрелил.
  Попал, естественно, в меня, но моя броня выдержала - гарпун с глухим скрежетом отлетел в сторону. Я бросил в сторону Духа укоризненный взгляд, а тот лишь виновато развел руками. Дорвались дети до игрушек!
  С парой дельфинов было легко разобраться. Эти животные оказались гораздо слабее всех предыдущих, поэтому их и держали в запасе. Через пару минут мы уже могли продолжить путь.
  Дельфины содержались внутри здания в специальном бассейне, в океан они выплывали лишь тогда, когда чувствовали посторонних. Теперь через этот бассейн пробрались мы, потому что более удобного прохода в хорошо укрепленную постройку просто нет.
  Люди пока еще не заметили, что их питомцы не возвращаются слишком уж долго, поэтому большого волнения не наблюдалось. Что ж, это нам на руку.
  Сержант, Генсек, Облом и я выбрались из воды в углу бассейна, под прикрытием каких-то коробок. Люди скинули с себя оборудование для подводного плавания и достали из специальных футляров ружья. Нам четверым предстояло добраться до генератора, который я разрушу, и только тогда вылезут все остальные.
  На таких островах всегда есть генератор, откуда же еще браться электричеству? А если учитывать, что мы находимся в самом центре здания, искать не придется, тем более что у нас чертежи есть. Откуда чертежи, мне так и не объяснили.
  - Теперь ты за нами, Кароль, - едва слышно произнес Сержант.
  Не поспоришь, я уже не в своей стихии. Если задуматься, я вообще занимаюсь не своим делом... так что лучше не задумываться.
  Мы пробрались вдоль стены до прохода, чтобы не попасться на "глаза" видеокамерам, и скользнули в узкий коридор. Здесь были люди... через пару выстрелов уже не было. Меня удивило то, что оружие стреляет практически бесшумно. Я никогда раньше не видел пистолет с глушителем.
  Странно было видеть, как мои друзья убивают себе подобных - очень быстро, без повторного взгляда, без раздумий. Я знаю, что это самая правильная стратегия любой битвы, но мне все равно как-то не по себе от этого зрелища.
  Наверное, они чувствовали то же самое, когда я расправлялся с дельфинами.
  Мне больше не пришлось никого убивать, обо всем позаботились люди, и я был благодарен им за это. Я бы не выполнил это задание так четко. С другой стороны, со мной бы они так не справились.
  Мы достигли комнатки с генератором за считанные минуты, и тут снова всеобщее внимание было обращено на меня:
  - Давай, Кароль, как договаривались!
  Без меня им пришлось бы использовать взрывчатку, что небезопасно, а так... Я вогнал хвост в стенку генератора и высвободил электричество, живущее внутри меня. Эффект оказался впечатляющим: был шипящий звук, был целый дождь из искр, а потом стало темно.
  Меня откинуло в сторону, но без повреждений.
  - Кароль, живой? - быстро спросил Облом.
  - Еще бы!
  - Это было шикарно!
  - А под водой еще лучше, - гордо сообщил я, вытаскивая себя из обломков стены.
  - Ты остаешься здесь, - тоном, не терпящим возражений, сообщил Сержант. - Далее это наше дело, и мы не можем допустить, чтобы тебя заметили.
  Теперь я понимаю, что они чувствуют, когда я отказываюсь от их помощи!
  Но возражать я не стал, потому что понимал, что они правы; все это входило в мой план.
  Обитатели острова были растеряны, из-за внезапного исчезновения электричества они остались в темноте. У моих спутников были с собой приборы ночного видения, что давало им серьезное преимущество. Я у меня прибор ночного видения, что называется, встроенный - я ведь не должен слепнуть даже на большой глубине, так природа задумала.
  И все равно я остался возле бассейна, тогда как они поднялись на верхние уровни. Если бы я хотел пойти с ними, я бы пошел, и никто не смог бы удержать меня. Но я по собственному опыту знал, что геройство только рушит хорошие планы.
  Чтобы отвлечься от стрельбы, гремящей наверху, я прыгнул обратно в бассейн. Мне предстояло ждать, когда люди найдут и принесут бриллианты - даже имея план здания, они не знали толком, где находится "Семья". А потом... потом все будет зависеть от меня.
  А ждать скучно, особенно если совсем рядом гремит действие. Я нетерпеливо наматывал круги по бассейну, стараясь сосредоточить свое внимание не на том, что происходит наверху, а на чем-нибудь важном для меня, например, на Лите. О своей смотрительнице я могу думать часами - рассуждать, вспоминать, мечтать. Но при всем этом я постоянно следил за аурами моих друзей, чтобы прийти на помощь, если понадобится.
  Тут в моей памяти всплыла наша с ней последняя ночь, и... В общем, я разогнался, не рассчитал свою маневренность и врезался в стену. Проклиная все на свете, - ну, кроме Литы, естественно, - я начал выбираться, и только теперь сообразил, что плитка не должна была поддаться так легко, удар был средненький, даже при моем весе. Так что либо бассейн строили на песке, что вряд ли, либо за стенкой что-то есть.
  Я начал разгребать обломки, прикрывавшие нечто вроде ниши - не в человеческий рост, но все же довольно большой. Судя по всему, тут были спроектированы лампочки, которые зажигались, когда кто-то открывал скрытую дверцу. Однако я дверцу не открыл, а ненамеренно выломал, так что к лампочкам претензий нет.
  Собственно, если бы не мое дурное везение, я бы никогда не обнаружил этот тайник - я мог ощущать живых существ, не пространство. У Штуковины еще были какие-то шансы, но ее из соображений безопасности оставили на корабле. В ящике...
  Так что иногда для великих открытий не хватает только врезаться куда-нибудь, к такому выводу я пришел.
  Внутри пролома находился большой серебристый кейс. Судя по резиновым вставкам, он был сделан так, чтобы внутрь ни при каких обстоятельствах не проникала вода. Вполне разумно, если учитывать условия хранения.
  А ведь мы могли бы и догадаться, что самое дорогое спрячут рядом с теми, кто будет охранять без тени намерения спереть - дельфинами.
  Я выбрался на борт бассейна и открыл кейс, на котором, к моему удивлению, не установили замков.
  Тогда я и увидел "Семью". Пять камней были выложены в ряд по размеру, от большого к маленькому... хотя, в принципе, они все были большими. Даже самый маленький мог сравниться с грецким орехом!
  А ведь они действительно красивые... Я взял их в руки, покрутил, обнаружил, что камни создают вокруг себя радужный ареол даже в скудных лучиках света. Красивые побрякушки... и очень прозрачные, думаю, если бы их кинули в воду, даже я не смог бы их найти.
  И все же я не вижу причин умирать ради этих камней - или убивать за них. Я бы с этими бриллиантами поиграл, скажем, кинул их в бассейн и велел зверям первой серии искать. Но если бы меня попросили отдать "Семью", я бы отдал без сожаления. Ничего особенного.
  Однако людям эти булыжники нужны, и я бы предпочел, чтобы они достались моим людям. Только как сообщить им, что камни уже у меня? Наверх мне соваться точно нельзя!
  Пока я раздумывал, на охраняемой территории появились посторонние ауры. Что за...
  Ну конечно! Ауры посторонние, но не незнакомые: команда с другого корабля не могла не заметить начало операции и решила присоединиться. Боятся, небось, что мы камни уведем. А мы уже увели!
  Их присутствие казалось мне забавным и безобидным, пока я не почувствовал, что Дух ранен - не смертельно, но ощутимо, это не царапина. Сомневаюсь, что его могли подстрелить местные обитатели, их тут почти не осталось.
  Первым моим желанием было рвануться наверх и показать им, что соваться сюда было ошибкой, но я сдержал себя. Если они меня увидят, мне точно придется убивать, а я к этому не стремлюсь. Посмотрим, как ситуация будет развиваться дальше.
  Так, неплохо, мои отступают. Вернее, они-то, судя по состоянию аур, подавлены, но я ведь знаю, что мы уже получили то, зачем пришли.
  Первой в зал не спустилась, а практически упала Рыбка; если бы я ее не поймал, она бы не была уже такой оживленной.
  - Кароль, надо уходить! Чертовы янки воспользовались нашей работой и вперлись сюда всем составом! Если не уйти, они нас просто пристрелят, а потом будут заявлять, что приняли за силы врага.
  - Ну так отступим, в чем проблема?
  - В том, что эти выродки получат камни!
  - Не кипятись, ничего они не получат, камни давно у меня.
  - Что?! Но... как? Когда?
  - Потом рассажу, надо убираться отсюда, созывай остальных!
  Рыбка прижала руку к уху, на котором было закреплено переговорное устройство:
  - Сержант, это Рыбка! "Семья" у Кароля!
  Связь была настолько четкой, что я услышал ответ:
  - Да когда этот стервец все успевает?! Мы тут кровь льем, а он все сделал! Ладно, ребята, уходим!
  По его голосу я слышал, что он не злится на меня, а, напротив, очень доволен. Еще бы, я ведь выполнил их работу!
  Они вернулись в зал всей группой, забаррикадировали за сбой дверь. Оборудование они натянули на себя секунд за тридцать, я даже глазом моргнуть не успел! Ну, хоть что-то научились делать хорошо.
  - Уходим, тут все рвануть может!
  Рвануть? Они ведь не собирались закладывать никакие бомбы, даже с собой не брали! Или это не они? Не принципиально, взрывы я крайне не люблю - один такой взрыв чуть не стоил мне жизни.
  Я проводил их до лодки, помог забраться туда, а потом плыл под ними до самого корабля. Лишь под защитой массивного судна я рискнул вылезти из воды, чтобы поговорить с ними:
  - Как Дух?
  - Жить буду, - отозвался сам Дух. - Плечо прострелили, но не смертельно! Приперлись, гады, когда мы всю грязную работу сделали!
  Со стороны острова послышался взрыв, в небо поднялся столп пламени.
  - Варварский метод, - поморщилась Рыбка. - Мы же там и так все зачистили, зачем выжигать землю?
  - Чтобы следов не оставлять, они всегда так делают. Наши, правда, тоже этим частенько грешат, - отметил Сержант. - Но это все не так уж важно. Кароль, камни правда у тебя?
  Вместо ответа я поднял кейс над водой и открыл его. В ярком солнечном свете бриллианты искрились сотнями огней, приковывая к себе завороженные взгляды людей. Правда, дотронуться до "Семьи" никто не решился.
   - Ну ты орел, - присвистнул Облом. - Пока мы мельтешили, ты быстренько камушки заграбастал!
  - Ничего я не заграбастал, а будете хамить - скину эти побрякушки в морскую впадину!
  - Лучше скинь в морскую впадину Облома, - попросила Рыбка. - Мало того, что стрелять не умеет, так еще и под ногами путается!
  - Я стрелять не умею? Кое-кто, расстрелявший плакат с голой девкой на стене, вообще пусть молчит!
  - Я хоть выбираю цели, похожие на людей! А ты, пока всех птиц в округе не перестреляешь, работать не начнешь!
  - Заткнулись быстро оба, - прикрикнул на них Сержант. - Кароль, где ты нашел камни? И как?
  - В бассейне они были, я случайно заметил.
  О том, что я, замечтавшись, пробил головой плитку, этим злопамятным лучше не знать - заклюют ведь!
  - В бассейне. Вот как! А мы пробирались к сейфу, да еще сокрушались, что он достался не нам!
  - В сейфе, скорее всего, тоже что-то было, - сказал Генсек. - Наркота, деньги. Но я ожидал, что "Семью" спрячут отдельно.
  - Если ожидал, то почему раньше не сказал?
  - А чего говорить? Я искал.
  Моя мокрая черная чешуя привлекала слишком много солнечных лучей, к тому же, мне надоело висеть на борту лодки и слушать их треп.
  - Забирайте вы свои камни, а я пойду, поплаваю!
  Сержант покачал головой:
  - Пока оставь их у себя, Кароль. Нужно довести твой план до конца.
  - Но я думал...
  - То, что они тоже напали на лабораторию, ничего не меняет. "Семью" они не нашли и не найдут, значит, и от нас не отстанут. Мы рассчитываем на тебя!
  - Даже слишком сильно, по моему скромному мнению. Штуковину не забудьте выпустить, потому что, если найдут ее, эффект будет покруче, чем от обнаружения "Семьи"!
  ***
   Интересно, понравились бы Лите эти камни? Что бы она сказала, если бы я принес их ей? Это ведь не простое украшение, это, можно сказать, легенда. Хотя, вероятнее всего, вместо благодарности я бы получил необоснованные оскорбления и выговор в строгой форме.
  Поэтому люди без страха доверяли "Семью" мне - они не сомневались, что я не стану красть бриллианты. Даже самый преданный солдат может соблазниться, если столкнется с такими огромными деньгами, ведь каждый из камней стоит целое состояние, но только не я. Не то чтобы я отличаюсь честностью, просто с чудовищем никто не будет иметь дело, даже если у него есть деньги. Поэтому я - самое бескорыстное создание на службе правительства... или на кого я теперь работаю?
  Ай, не важно. Пока что я могу лежать на дне океана и наблюдать за причудливой игрой света в толще воды. На корабле, высоко-высоко надо мной, идет обыск, но меня это мало беспокоит. Людям нужна "Семья", а "Семья" у меня.
  Требование об обыске поступило почти сразу после нашего возвращения на корабль. Вернее, возвращения моих друзей, потому что я-то из воды не вылезал. Они согласились на обыск - к немалому удивлению запрашивающей стороны.
  Понятно, почему согласились! Пока камни у меня, можно ничего не бояться.
  Штуковина плавала рядом со мной. Ей не нравилось большое скопление незнакомых людей, поэтому уплывать она не рисковала. У меня же не было настроения для разминки, я думал о том, что мне делать дальше.
  Очевидно, что у Литы есть какой-то план, она уже придумала, как нам встретиться. Но я-то этого не узнаю, пока не найду смотрителей. К сожалению, я даже приблизительно не представляю, где их искать - мы работаем в самых разных частях света! Эх, ну хоть какой бы намек...
  Когда в воду начали погружаться аквалангисты, у меня уже не было времени на размышления. Очевидно, наши конкуренты не нашли ничего на корабле и решили, что "Семью" сбросили на дно, чтобы потом достать. Как все-таки люди предсказуемы! Я знал, что они так поступят, когда составлял план операции.
  Теперь они будут искать, но мои друзья не останутся на месте. Корабль начнет возвращение в порт, что еще больше убедит наших конкурентов в том, что "Семья" погребена под руинами лаборатории. Вот пусть там и копаются!
  Мне же ничего не стоило догнать и перегнать корабль, опередив людей на много часов. В руке у меня был кейс с бриллиантами, от которых не отказался бы никто. Ради этих камешков погибло столько народу...
  А вот интересно, есть ли какой-либо предмет, за который я отказался бы от жизни? Или убил? Нет, вряд ли, я могу отнять или отдать жизнь только ради жизни, а не ради сувенирчика!
  Пожалуй, хорошо, что никто кроме моих друзей не будет знать, что "Семья" на корабле, а то в порт он прибыл бы с горой трупов.
  В океане я плавал полдня - наматывал круги, гонял акул и сеял панику среди косяков рыбы. Эти воды были гораздо спокойней тех, через которые я плыл раньше - ни одного чудовища уже много дней. Как подумаю, что мне когда-нибудь придется встретиться с теми тварями, так и к людям возвращаться не хочется! Они же, если вдруг узнают, что и кто существует на глубине, обязательно пошлют меня исследовать.
  После заката я вернулся на корабль, где меня уже ждали.
  - Браво, Кароль, - Дух пожал мне руку здоровой рукой. - Видел бы ты их физиономии!
  - Они там еще неделю копаться будут, - злорадно усмехнулась Рыбка. - Ну и пускай возятся, кроты!
  - Фу, какая ты злая, - Облом изобразил могильную серьезность, что не предвещало ничего хорошего. - Готова приговорить бедных парней к году исправительных работ только за то, что они рылись в чемодане с твоими трусиками!
  - А ну иди сюда, скотина!
  Но Облом не был бы Обломом, если бы позволил учинить над собой расправу. Он специально сел поближе к дверям и теперь ловко выскользнул в ночную темноту. Однако и Рыбка медлительностью не отличалась, так что он все равно серьезно рисковал.
  - Дети, честное слово, а ведь обоим давно не восемнадцать, - покачал головой Сержант. - Кароль, покажи нам камни!
  Есть некоторые вещи, которые говорить очень неприятно, потому что они обидные сами по себе. Но не сказать их - еще хуже.
  - Думаю, не стоит. Положите их в сейф вместе с кейсом и не трогайте до самого порта.
  - Что, стырил уже парочку и не хочешь попасться? - расхохотался Черт.
  Сержант не смеялся, он смотрел мне прямо в глаза, но и я не отводил взгляд.
  У этих камней странная энергетика. Может, потому, что с ними связано столько смертей, может, по другой причине. В любом случае, они могут воздействовать на человеческую волю, хоть и не живые. Я-то монстр, мне это воздействие не страшно, а вот людям лучше себя не испытывать.
  К моему немалому облегчения, Сержант все это понял:
  - Пускай будет по-твоему. Я бы даже позволил тебе лично положить их в сейф, но он в каюте капитана, а тебе лучше не шляться по кораблю. Может, ты и прав насчет нас.
  - Я не говорил...
  - И не нужно было. Не чувствуй себя виноватым, и спасибо за все.
  - Вы о чем? - нахмурился Генсек. - Чего там Кароль про нас уже надумал?
  - Оперу в трех действиях, - фыркнул я. - Слушайте, а куда вообще направляется корабль?
  - В Калининград. Путь неблизкий, но... давай-ка ты с нами! Цели у тебя нет, возможно, за тобой охотятся, а на военном корабле тебя искать не будут.
  Заманчивое предложение. Путешествие на корабле означает, что я могу спать в безопасности, что у меня постоянно будет еда, да и общество здесь приятное. Я ведь все равно не знаю, куда плыть!
  Почему бы и нет? Заодно прослежу, чтобы кто-нибудь ненароком не наложил свои потные ручонки на "Семью".
  - Вы ведь понимаете, что, может быть, совершаете преступление, помогая мне? - счел своим долгом напомнить я.
  - Плевать, - отмахнулся Черт. - Ты не виноват, что тебя подставили!
  - Именно, - согласился Сержант. - Кароль... Есть преступления, а есть нарушения: закона, устава, приказа и так далее. Разница - исключительно в морали. Так вот, помогая тебе, мы идем на нарушение. Но если мы тебе не поможем, это будет преступление.
  Как-то пафосно получилось, но от всей души, я не сомневался. Может, и следовало отказаться, не злоупотреблять их добротой, но сама мысль о том, что снова придется быть одному в океане, вызывала дрожь.
  Поэтому я поплыву с ними. Не факт, конечно, что до самого Калининграда, но уж точно до тех пор, пока не придумаю, что делать дальше.
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"