Иванович Юрий: другие произведения.

Роль чужака (Раб из нашего времени 9)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.38*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь будет только фрагмент, остально - по ссылке https://zelluloza.ru/my/books/ Пока издательство издевается и тянет резину, решил воспользоваться правом продавать элекстронную версию. О сути: Фентези, приключения, наши люди проникшие в иные миры. Только вот судьбы разводит друзей почти с самого первого шага в иной мир, а главному герою только и приходится, что прикладывать все свои усилия при поиске подруг. И когда это ему удаётся, он, увы, находится в непритязательном виде, неузнаваем, не обласкан, обижен и прочее... Вот ему и приходится действовать среди своих - как чужаку.


РАБ ИЗ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

книга девятая

РОЛЬ ЧУЖАКА

  
  
   Глава первая
   ГЕРОИ И ТРАГЕДИИ
   Посыльный ввалился в светлицу с таким грохотом и напором, словно штурмовал личную спальню императора зроаков. И дверь чуть не вынес, и сапогами топал, и шпорами звенел, и всем остальным железом на себе гремел о косяки, словно делал это специально. Ещё и кричать начал что-то, наверняка считая, что без его срочного сообщения мир рухнет в тартары, не иначе.
   Тем более он поразился оказанной ему встречей. Рот его заклеило нечто ватное и тягучее, мешая даже выдохнуть. Двое личных телохранителей императрицы метнулись к посыльному беззвучными молниями и не просто остановили или сбили с ног, а приподняли над полом и прижали к себе. А главный воевода эйтранов, Юлиан Некрут, уже стоял почти рядом, занося кулачище для внушительного удара по лбу. Просто чудо, что он успел расслышать в наступившей тишине шёпот главнокомандующего имперскими войсками, Апаши Грозовой:
   - Юлий, стой!
   Ну, он и сдержал кулак ценой неимоверного усилия. Зато теперь сам зашипел в лицо растерянного, задыхающегося воина:
   - Если ты разбудил императрицу, я тебя!.. - похоже, он всё-таки хотел завершить удар. Хотя бы несильно, но настучать по лбу слишком ретивому посыльному. Но Апаша уже стояла рядом, движением ладошки забирая с лица прибывшего магический кляп, и делая строгие наставления максимально тихим голосом:
   - Тише! Ты не на пожаре! Соображать надо, капрал, прежде чем в верховную ставку так врываться! И как ты только прорвался?..
   Бурно задышавший капрал, с хеканием попытался объяснить:
   - Так я... бегом! Не успели... сбить...
   - А-а! Ну, тогда понятно. Но всё равно наружная охрана будет наказана. Мария двое суток не спала, с ног валится, всех предупредили, чтобы даже вне дома не шумели, а ты!..
   Воина, который ко всему ещё числился личным ординарцем полковника егерей, уже поставили на пол, и весь его вид выражал такое крайнее раскаянье и печаль, что Юлиан спрятал свой кулак за спину, и проворчал:
   - И кто вас таких инициативных и шумных рожает, а? - на то, что капрал не совсем чист, покрыт пятнами крови, пыли и весь в боевых отметинах, он старался не обращать внимания. Хотя как раз этого посыльного с огромным нетерпением в ставке ожидали уже несколько часов.
   - Что хоть за новости ты принёс? - спросила Грозовая, возвращаясь к столу и жестом увлекая посыльного за собой. - Только шёпотом докладывай.
   Выглядел капрал карикатурно, когда двинулся за ней на цыпочках, всё равно при этом позвякивая шпорами. Тут уже главный воевода ухватил парня за плечо и приказал с приглушенным рычанием:
   - Стой лучше на месте! И докладывай, не тяни. Что там с вашими?..
   Вот тут и скрипнула дверь из спальни, выпуская на свет Марию Ивлаеву-Герчери. Хмурая, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами, и заметно похудевшая в последние дни, она только одним своим видом вызвала стон у Апаши Грозовой, ещё большее рычание у Юлиана Некрута, и лязг зубов у ретивого капрала, попытавшегося встать смирно.
   Императрица прошла к столу, уселась, и сразу потянулась к горячему чайнику. Наливая себе в кружку крепкий чай, без всякого раздражения или досады просветила окружающих:
   - Зря на парня вы тут шипели. Я уже и не спала... Сон дурацкий приснился... Представляешь, - она полуобернулась к главнокомандующему, и доверительно продолжила: - Вначале какое-то жуткое сражение с взрывами и реками крови, а потом чей-то гнусавый голос начал мне твердить, что мои приказы не выполняются, пленных тайланцев убивают самыми изуверскими способами. А? Как тебе такой кошмар? Или это неспроста?
   Апаша грузно уселась рядом, но не спешила отвечать на вопрос. Вместо этого попыталась подсунуть Марии стакан с соком. При этом её черты, тон и легендарная стальная выдержка неожиданно сменились мягкими чертами заботливой, исстрадавшейся матери:
   - Может лучше фрукты? Или булочку с маслом?.. А то от крепкого чая ты вон и так не спишь. А потом кошмары снятся... - смутилась под укоряющим взглядом Ивлаевой, вспомнила, что они не одни, и вновь мгновенно изменилась. Подобралась, расправила плечи, взгляд окаменел, и вновь стала той самой "грозой всего и вся" что возникает и мешает на пути молодой империи. И рассуждать стала деловито:
   - Любой сон, особенно тебе - это знак свыше. Так что немедленно надо проверить. Хотя в последние дни к нам в плен тайланцы не попадали. А те, что есть, под строгим учётом и контролем...
   Тут со стороны героя-посыльного раздался несмелый кашель, коим он пытался привлечь к себе внимание. Привлёк. Императрица так на него взглянула, что он без единого приказа из её уст, зачастил словами доклада, ради которого и прибыл в ставку:
   - Попытка нашего егерского полка, прорваться через Борнавские долины на Грохву, и далее на соединение с войсками Леснавского царства, не удалась. Лошадей захватили достаточно, для формирования полноценной колонны, но навстречу враг двинул элиту своей рыцарской конницы, усиленную сотней тяжёлых рыцарей тайланцев, которые вели тыловое прикрытие колонны. Получилась западня, в которой полк заперли с двух сторон. В лоб нас атаковало шестьсот, а с тыла двести рыцарей. То есть противник численно превосходил нас вдвое, достигая общего количества в восемьсот особей...
   Императрица прервала посыльного звоном колокольчика и выкриком:
   - Секретарь! - и тут же приказала докладчику: - Продолжай! - но стоило видеть, насколько горькая печаль омрачила не только её осунувшееся личико, но и лица всех присутствующих в комнате. Все однозначно предположили только одно: полк егерей, в четыреста двадцать отборных универсальных воинов перестал существовать. И теперь все с нарастающей тоской готовились выслушать подробности. А на лихого капрала поглядывали так, словно он единственный остался в живых из всего полка.
   - ... соотношение потерь таково, - продолжил с неуместным задором посыльный: - С нашей стороны сто пятьдесят три человека убитых, более ста раненых, жизнь которых уже вне опасности, помощь им оказана на этой стороне гор Велеса. Сказалось своевременное решение командира полка, который дал приказ двум с половиной сотням егерям незамедлительно разворачиваться и прорываться назад. Отряд прорыва справился с задачей, уничтожив колонну людоедов в тылу, но сам при этом понёс тяжелейшие потери в количестве восьмидесяти двух павших. Но основное сражение произошло во время фронтального столкновения на линии основного удара. Там развернуться в широкую цепь мешала узкая дорога, и не совсем пригодные для конного манёвра обочины...
   Считать хорошо умели все. Поэтому быстро отняли, сложили и умножили, получив в уме совсем уж нереальное соотношение: в лоб колонну зроаков в шестьсот рыцарей атаковало всего лишь сто семьдесят егерей. И среди них пало семьдесят. Значит, по всей видимости, остальные своевременно отступили. Только как они тогда смогли захватить с собой "более ста" тяжелораненых товарищей? И ведь наверняка многие имели лёгкие ранения, при которых оказывать помощь кому бы то ни было проблематично. Не так ли? Тогда какими силами, и каким чудом эти легкораненые ещё сумели оторваться от погони? В придачу скрыть все следы своего выхода через тоннель на ту сторону гор? Потому что последнее считалось обязательным условием для полковника, уговорившего императрицу и главнокомандующего дать ему разрешение для грандиозного рейда по тылам врага.
   По этой причине Апаша Грозовая не смогла смолчать, прерывая посыльного:
   - Капрал! Я правильно поняла: тайна тоннеля зроаками раскрыта?
   - Никак нет, госпожа командарм! - постарался тот по-молодецки расправить плечи. Не тушевался, однозначно считая себя героем, лично принимавшем участие в таком эпохальном сражении. - Вчера вечером полк организованно отошёл к горам. Потом, в наступившей темноте сместился к выходу тоннелей на поверхность и при помощи интендантских рот обслуживания тоннелей, быстро эвакуировал внутрь раненых, тела наших погибших товарищей, захваченных пленных и самые ценные трофеи...
   Тут уже сама императрица не выдержала:
   - Какие трофеи?! - а главный воевода эйтранов вторил ей словно эхо:
   - Какие пленные?! - и только Грозовая сделала логическое предположение:
   - То есть основная колонна людоедов повернула вспять и сбежала с поля боя?
   - Никак нет! - еле скрывая радостную улыбку, рявкнул капрал. - Основная колонна врага уничтожена почти полностью. С поля боя, по разным оценкам, сумело уйти не более двух, трёх зроаков.
   Такому вообще никто не мог поверить. А Юлиан Некрут, так и не севший за стол, опять сжал кулак:
   - Ты не умеешь делать доклады, или специально над нами издеваешься?
   - Только не надо горячиться! - тут же встала на защиту воина Мария Ивлаева. - Мы сами не даём ему толком высказаться и сбиваем своими вопросами. Давайте помолчим и выслушаем до конца. Рассказывай!
   Стоило видеть, с какой благодарностью и восторгом воин смотрел после этого на императрицу. Он-то её и раньше боготворил, но сейчас видно было: поглупел от счастья и высочайшего доверия находиться так близко и общаться с самой дочерью богини Герчери. Но слова дальнейшего доклада из него и дальше вылетали вполне связные, дельные и рассудительные.
   По ним получалось, что полк егерей спасло две вещи. Сообразительность его командира и некие неразгаданные чудеса.
   По первому пункту, всё казалось удивительным, но хоть объяснимым. Полковник, всегда отличавшийся своей невероятно развитой интуицией, можно сказать звериной, заранее и довольно точно прочувствовал место главного столкновения с противником. Поэтому отослал вперёд только двадцать добровольцев, которые и ринулись колонной за ближайший поворот. Тогда как все остальные универсальные воины, быстро спешились и успели занять весьма удобные позиции на склонах окружающих дорогу оврагов. Авангард вступил в рубку, почти сразу теряя десять человек. Остальные сумели развернуться, уводя всю колонну людоедов за собой. И вот там врага встретили рухнувшим градом из стрел. Ведь егеря изначально умели в десять раз лучше стрелять из луков, чем атаковать в конном строю тяжёлой кавалерии. В итоге дорога оказалась покрытой грудой окровавленной плоти, в которой полегло чуть ли не три сотни элитных воинов империи Гадуни. Причём путь оказался совершенно непроходим для верховых. Поэтому в какой-то момент лучники остались без работы. Никто из-за поворота больше не показывался, а грохот боя за ним нисколько не ослабевал.
   Хоть это и было очень рискованно (стрел фактически больше не осталось), полковник приказал подчинённым выдвинуться ближе к противнику, непосредственно по гребню холмов. Вот тогда все и увидели необъяснимое чудо, которое растолковалось позже только частично. Второй участок дороги и все буераки вокруг него, тоже оказался завален трупами зроаков в общем количестве где-то под двести пятьдесят особей. Только и пришлось лучникам уничтожить десятка два подранков. Да чуть позже ходить с ножами, и со слезами на глазах добивать несчастных, покалеченных лошадей, коих в сумме было тоже за две сотни.
   А вот третий участок дороги, за вторым поворотом, к тому времени уже прочно оседлали лысые тайланцы, которые встали на пути людоедов, пытающихся покинуть поле боя. То есть та самая сотня бывших предателей, которая решила искупить свою вину кровью, нанося неожиданный удар в спину врага всего человечества.
   Сами тайланцы соответственно понесли внушительные потери, около сорока погибших и тридцать тяжелораненых, но свои позиции отстояли. Они же в основном потом и транспортировали своих раненых, помогали собирать трофеи и пытались дать объяснение тому, что и почему творилось на среднем участке дороги. Сами они толком не видели ничего, как и егеря, но утверждали только одно: зроаки сцепились друг с другом.
   Дальнейшие вопросы и ответы казались до банальности простыми. Почему сцепились-то? Сошли с ума. С какой стати потеряли разум? По вине нескольких Трёхщитных из их состава, которые использовали неправильно какое-то страшное заклинание. То есть виновато заклинание? Несомненно! Носители щитов просто "не донесли" заклинание до места основного сражения и "уронили" среди своих. А почему такие страшные раны у рыцарей и лошадей? Так Трёхщитные тоже с ума сошли, вот и начали вокруг себя всё уничтожать огненными эрги'сами огромной силы.
   Вот и получилось, что ели бы не данная счастливая случайность в рядах самих людоедов, от полка егерей мало что осталось бы. И так потери выглядели не маленькими. Но исходя из того как оно было на поле боя, в западне, капрал имел все права радоваться за себя, за своих товарищей и за своего командира. А уж по соотношению потерь, всего сто пятьдесят три у себя - на более чем семьсот у врага, каждый егерь тотчас становился вровень с самыми легендарными героями.
   Как только капрал окончил, и приготовился отвечать на заготовленные в большом количестве вопросы, Мария первым делом кивнула давно стоящему в дверях секретарю. А пока тот подошёл к столу, пожаловалась Апаше:
   - Ты права, сон в руку. Вон сколько пленных появилось у нас. Не удивлюсь, если к тяжелораненым тайланцам кто-то и отнесётся с предубеждением. Поэтому! - перевела она взгляд на секретаря. - Хватай всех наших целителей, и мчитесь к тоннелю. И пусть немедленно заковывают в кандалы тех, кто не успел или не захотел оказать помощь раненым. Бегом!
   Затем тяжело вздохнула и уставилась на посыльного. Позволила себе вымученно улыбнуться, прежде чем заявить:
   - Конечно, потери у вас всё равно страшные. Предпочла бы не знать о мёртвых зроаках, но видеть всех твоих товарищей среди живых... Но вы всё равно герои! И каждый из вас получит щедрую награду из моих рук. Так и передай всем своим однополчанам. Да и сама я скорей всего туда отправлюсь... мм, часа через два.
   Она не заметила, как Апаша Грозовая многозначительно переглянулась с Юлианом Некрутом и оба одновременно покачали отрицательно головами. Никуда они императрицу отпускать не собирались, пока она не выспится. Только ещё пока не могли сообразить, как это сподручнее сделать, как заставить строптивую дочь богини лечь и уснуть. Тем более, если все целители, могущие незаметно усыпить императрицу уедут немедленно из ставки.
   Поэтому главный воевода эйтранов направился к выходу, увлекая за собой капрала со словами:
   - Идём, вначале перекусишь, и заодно мне некоторые подробности расскажешь... А! И вы тоже пока снаружи постойте! - это он телохранителей вывел из светлицы.
   А когда дверь за ними закрылась, Апаша уже не стала церемониться и выбирать выражения:
   - Да сколько можно тебя уговаривать?! Ты ведь скоро ходить от усталости не сможешь! Так и умереть недолго!
   И тут же была ошарашена ответными действиями Марии. И не просто ошарашена, а на некоторое время окаменела от неожиданности. Девушка вдруг придвинулась к грозной воительнице, прильнула к её груди и истошно зарыдала. Только после минуты сотрясающееся тело выдало несуразные фразы:
   - А зачем жить?.. Если меня никто не любит?..
   Грозовая чуть глаз не лишилась от услышанного, настолько те вылезли из глазниц. И вначале даже задохнулась от возмущения. Как такое можно сказать?! Ведь Марию любили, обожали все подданные империи! Каждый готов был за неё жизнь отдать! Да и с мужской точки зрения самые лучшие, самые великие воины были готовы по малейшему знаку, вырвать у себя из груди сердце и вручить его своей повелительнице.
   Но через минуту интенсивного размышления, главнокомандующая поняла, что не в этом дело. Не о той любви причитала молодая Мария Ивлаева-Герчери. Скорей всего, она ждала выхода другой, именно своей любви, которая теснилась в её сознании и рвалась на свободу.
   Но полюбить императрице было некого. Пока...
  
  
   Глава вторая
   ПАГУБНЫЕ ПРИСТРАСТИЯ
  
   Я никогда в жизни не курил. Даже не пробовал. Вначале был маленький. Потом, в десять лет стал инвалидом. Чего ж себя ещё и дымом травить? Да и среди родных никто не курил, так что положительных примеров хватало. Подруги-защитницы сами не курили, и мне бы не дали, возжелай я побаловаться дымком. В школе тоже везло: на меня никто внимания не обращал, так что пристраститься к пагубной привычке было не с кем.
   Поэтому весьма странным мне показался сон, в котором я курил. Что это сон, я понял сразу, потому что там было целых две не умещающихся в сознании вещи: я курил не сам (это был первый нонсенс, но ещё как-то мог уложиться на подсознание), я курил в компании с моей мамой. А это уже вообще, ни в какие ворота не лезло!
   Причём курили мы по очереди: вначале мать втягивала дым из большой индейской трубки, потом мне её передавала. Тогда я втягивал много дыма, ничуть не закашлявшись, и не поперхнувшись. Причём дым казался невероятно вкусным, пах копчеными колбасками, черносливом и абрикосами одновременно. И уж никак не походил на ту вонь, которой иногда меня окутывало на улице от впереди идущего по тротуару курильщика.
   Вот я и подумал (во сне), что этот сон вещий. Надо будет его только запомнить хорошенько, как остальные я помнил, а потом смотреть и ждать, когда он сбудется. Логика мне подсказала, что такое не сбудется никогда, и подкинула идею:
   "Подобная чушь тебе снится, по причине твоего нового, честно говоря, совсем уж идиотского имени. И раз ты назвал себя Чингачгук, то тебе положено будет курить трубки мира до самой смерти".
   Курить "до смерти" не хотелось. По этой причине очередная затяжка мне не пошла, спазмы сдавили горло, я стал задыхаться и ...проснулся.
   Открыл глаза. И замер, рассматривая странного типа, застывшего от меня лицом всего лишь сантиметрах в тридцати. Если так прикинуть, то он весьма напоминал меня недавнего: покрасневшая лысина на голове с несколькими порезами, шишками и потертостями. Лоб, скула и бровь рассечены, покрыты сукровицей. Нос распухший, вправленный после перелома. Губы тоже распухшие, в двух местах лопнувшие. Не красавец, в общем. Только у меня ещё и брови с ресницами отсутствовали, выжженные во время того памятного побега от шаманов когуяров.
   Тип пялился прямо в мои глаза и медленно выдувал на меня клубы того самого дыма, который недавно приснился. Якобы... И естественно, что моя новая попытка вдохнуть, привела к ещё большим спазмам в организме. Сам поражаюсь, как мне удалось из себя выдавить вместе с хрипом:
   - Что творишь, гад?! Я ведь не курю! - после чего так глубоко закашлялся, что чуть сознание не потерял и внутренности не выплеснул из себя от рвотных потуг.
   Слёзы застлали глаза. Вскочить или перекатиться, тоже не удавалось. И я понял, что крепко связан. А потом и о дальнейшем догадался: раз вижу перед собой тайланца, пытающего меня дымом, значит я у них в плену. Наверняка эти прислужники людоедов меня поймали и приступили уже к планомерным мучениям.
   "Стоп! - проснулись логика и память. - Но мы же явно слышали голоса иных людей, которые не хотели нас лечить! Какой-то целитель и его помощница собирались вырезать из моих внутренностей Первый Щит! Нас приняли за лысого тайланца, которого по приказу какой-то императрицы оставили в живых... Как-то так..."
   На этом логика сдулась, потому что отыскать императрицу, отдавшую подобный приказ - это уже нонсенс по умолчанию. Если всё-таки думать в том же направлении, то получалось: у меня были или есть галлюцинации. Иначе говоря, бред. Только следовало выяснить, раньше я бредил - или сейчас. И уже от этого топтаться дальше. А может всё сейчас происходящее мне снится дальше?
   Ущипнуть я себя не мог. Так что попытался хотя бы перестать кашлять. Ну и проморгаться постарался, чтобы слёзы не мешали видеть. Хоть и с трудом, но получилось: противная побитая харя вновь появилась передо мной в густом дыму. Только теперь харя самодовольно улыбалась, показывая дырки от трёх выбитых зубов.
   Точно кошмар мне снится! Галлюцинация!
   Но и этого оказалось мало: слух стал улавливать и слуховые галлюцинации:
   - ...ы ...ыши...
   "Картина Репина "Ыый" - нашёл в себе я силы на чёрный юмор, припомнив, что есть такая картина "Вий", по мотивам роман Гоголя. - Только здесь не просто картина, а натуральное кино. Если вспомнить последнее, за что я могу ручаться... - тут внутренний голос попросил задуматься, могу ли я в таком состоянии хоть за что-то ручаться. Но я спорить с ним не стал, просто проигнорировал. - ...то это - падающий на меня лошадиный круп. И не просто круп, а ещё и прикрытый рыцарской бронёй. После такого удара - не выживают. А если выживают, то потом доживают остатки дней своих с очень нехорошей улыбкой на лице. Может и я с проломленной "крышей"?.. Может и себе попробовать улыбнуться?.."
   Решил и попробовал. Чем вызвал ещё более радостную улыбку на лице моего палача, и усиления звука вдвое:
   - Ты меня слышишь?.. Ха! Точно слышишь! Раз лыбишься, значит дело пошло.
   Лучше бы оно не шло! Никуда! Я пожалел о своём неуместном сарказме. И решил больше не проявлять ни малейшей инициативы. Ибо, если я сейчас не в кошмаре, то скоро я вылечусь. А когда я вылечусь - я стану сильным. Ну и понятно, что с новыми силами я и этой роже покажу, где раки зимуют, и всем остальным тварям вокруг меня не поздоровится.
   Увы! Моего решения затихнуть и не отсвечивать больше, палач не оценил. С появившимся фанатичным блеском в глазах, он заговорщески прошептал:
   - Дым помог, теперь дело за микстурой! Готовься!
   Издевался. Потому что от меня ничего не зависело. Он же, приподнял мне голову, и он же влил что-то в рот. И тут же зажал нос пальцами. Да я первый раз и не сильно испугался, глотнул. И тут же понял, что это я глотнул: вонючая, гадкая, мерзкая и одновременно ядрёная самогонка. Я подобную несколько раз видел, нюхал и даже пробовал на язык ещё в раннем детстве. Потом помню, что долго плевался. В Лаповке многие гнали аналогичный "термоядер", деревня всё-таки. Но с тех пор меня бы и под угрозой расстрела не заставили пить подобную дрянь.
   А тут и не спрашивали.
   Кажется, я захлебнулся и утонул. Когда меня откачали, экзекуцию повторили вновь. И вновь. И вновь. Дым - самогон. Дым - самогон. Покурил - утонул. Покурил - утонул. Со счёта своих утоплений и оживлений, я сбился сразу.
   Что больше всего смущало, что мой палач меня ни о чём не спрашивал. Ни о чём не выпытывал. Ни в чём не требовал признаться. Не желал узнать вселенских тайн. Даже имени не спрашивал. Просто мучил. Тривиально радовался всё больше и больше. Хотя я давно порывался признаться, что я Борис Ивлаев, с Земли, убил императора зроаков, никакой я не барон, развратник, обобрал Первого Лорда, больше так не буду. Да и во всём другом, наверное, признался бы. Но!.. Приходил в себя от дыма, жутко кашлял, и вновь отключался от вливаемого в меня самогона. Как в таком состоянии признаваться-то?
   И я, в конце концов, догадался:
   "Да он садист! Маньяк! А то и просто ставит надо мной опыты! И никакой это не кошмар, а самая натуральная действительность! И если я сейчас не умру, то точно потом ...умру!"
   Вот тогда и ощутил что сильно, скорей всего мертвецки пьян. Вливаемый насильно самогон сделал своё чёрное (зачёркнуто) благое дело. Мне стало всё по барабану. Ха! Мне стало почти хорошо! Даже морда моего мучителя вдруг показалась вполне милой, доброй и симпатичной. И в очередной момент, я успел выговорить, перед тем как закашляюсь:
   - Всё, я г-г-готов! Мне б-б-больше не н-наливать!..
   Кошмар сразу же перешёл в иную стадию:
   - Ну, наконец-то! Тебя хоть понять можно теперь!
   - А-а р-р-раньше? - выдавил я из себя, заметив, что говорю со странным заиканием.
   - Раньше тебе только казалось, что ты говорил. На самом деле только мычал и блеял. Да и теперь, давай не будем отвлекаться на пустопорожний разговор. Времени у нас совсем мало: микстура вскоре тебя совершенно пьяным сделает, а потом на полсуток откат наступит. Ты отключишься совершенно. А поговорить с тобой надо немедленно, кровь из носа. И так удивляюсь, как имперцы к тебе допустили.
   - Им-м-мперцы? - озадачился я.
   - Во! Сразу вижу, что ты удивлён! И тогда наши догадки верны: ты не слышал об империи Герчери?
   - Н-нет! - моё заикание, ещё пока не раздражало, меня интриговал разговор.
   - И ты до сих пор не знал, что княжество Тайланов вошло в состав империи?
   - Откуда?!
   - И что любого тайланца императрица приказала брать в плен живым, нанося как можно меньше ранений?
   - К-к-кая им-м-мпертрица?
   - Дочь богини Герчери! Да и долго рассказывать. Всё с тобой понятно: тебя зроаки держали в своих рядах, не давая выйти на контакт с земляками. Многие наши до сих пор воюют с людоедами в одном строю, не зная, что они нам уже совершенно не союзники. А что такое Герчери, не скажу. Тем более что мы сами не до конца все подробности знаем образования этой странной империи. Но в любом случае наше княжество вошло в её состав вместе с Шартикой, эйтранами и какими-то белыми кречами. В нашем отряде мы об этом узнали давно, и все сговорились бежать или ударить зроакам в спину. Но нас держали в тылах, изолировав от всего мира. А позавчера, из-за дикой спешки, нас всё-таки бросили на прикрытие арьергарда их рыцарской элиты. Они устроили ловушку полку имперских егерей и намеревались их попросту смять численным преимуществом с двух сторон.
   - И? С-смяли? - вот теперь уже заикания стало доставать понемногу.
   - Наоборот получилось. Трёхщитные зроаки в твоей колонне "упустили", "уронили" какое-то страшное заклинание, и там произошло что-то ужасное. По всей видимости, они стали уничтожать друг друга...
   - У-у-у? - замычал я удивлённо.
   - А ты хоть что-то помнишь?
   Если прикинуть, что сейчас я не брежу, то вот так сразу признаваться о том, что я помню и какое принимал в этом участие - явно не стоило. По многим причинам: первая - я продолжал тайланцев ненавидеть. Вторая - я им не верил. Третья - я не верил этой странной харе. Ну и так далее, список большой.
   Меня они, вроде как, принимали за своего, и даже пытались лечить (если так назвать устроенные надо мной издевательства!), но до сих пор мне было рассказано только часть того, что собирались рассказать. Поэтому, не лучше ли лежать и просто поддакивать? Или спрашивать, но нечто второстепенное, не столь важное?
   Вот и мыкнул нечто отрицательное на последний вопрос. На что мой палач, пытающийся перекрасить себя в целителя, с довольной улыбкой заявил:
   - Это и следовало ожидать, по твоему внешнему виду. У тебя на голове целых четыре шва! (мамочка родная, это меня бронёй на лошадином крупе так приложило!) Их наверняка зашили ещё в тоннеле тамошние лекари, (ага, некий тоннель сквозь горы всё-таки есть!) Но через дыры, часть мозга у тебя вытекла, небось! (вдруг и в самом деле вытекла частичка самых ценных воспоминаний!?) Да и вообще все думали, что ты - не жилец.
   "Ничего, ничего, вы меня только развяжите! Я вам покажу, кто тут жилец, а кто нет!" - но связанные конечности настолько затекли, что я их совершенно не чувствовал. Даже обидно стало, что меня тут за дурака держат и лапшу на уши вешают:
   - Зачем м-меня св-в-вязали?
   Харя искренне удивилась:
   - Да ты в желейном коконе побывал, и на тебе живого места нет! Кто бы тебя связывал? Да и нас вообще никого, даже в оковы не заковали. Всё-таки егеря видели, что мы хвост колонны зроаков уничтожили и не дали остаткам врагов разбежаться по долинам.
   Но видя, что я смотрю на него зло, больше ничего доказывать не стал, а просто одну за другой поднял мои руки и поднёс их к самым моим глазам. А я присматривался к красным, опухшим ладоням, и никак не мог поверить, что они мои. Я их совершенно не чувствовал! Даже в какой-то момент испугался, представив, что их у меня отрубили и теперь таким вот способом издеваются.
   Потом сильно, сильно напрягся и попробовал пошевелить большим пальцем правой руки. Он шевельнулся! А я чуть не заплакал от ужаса. Что они со мной сделали?! И кто посмел?!
   Только и сообразил, что краснота и бесчувственность могут быть связаны только с двумя факторами: упоминаемом желейном коконе и переломом моего позвоночника. Причём переломом многократным и неизлечимым. Поэтому опять заикнулся:
   - Жел-л-лейный к-к-к...
   - Кокон! - с раздражением закончил за меня тайланец. - Потом про него расскажу, если успею. Ибо скоро ты отключишься. Нам братишка надо с тобой срочно определиться. Потому что у нас тут у всех неприятности, как раз с тобой косвенно связанные. И ты бы очень мог помочь, если бы что-то слышал или что-нибудь видел.
   Хотелось мне ему крикнуть: "Тамбовский волк тебе братишка!" но как вспомнил, что заикаюсь и как представил эту фразу, начинающуюся на три буквы "т", так сразу рот и прикрыл. Только угукнул соглашательски, мол, чем смогу, тем помогу. Ну а тайланец, оказавшийся в самом деле целителем и носителем Двух Щитов, принялся излагать проблему.
   То, что меня нашли в общей куче со зроаками, тонущего в крови и пытающегося судорожно вздохнуть, егерей не удивило. Мало как на дороге велось сражение и кто, куда, за кем гонялся. Признали тайланцем, оказали первую помощь, выровняв грудную клетку, качнули внутрь воздуха, да и сдали на руки моим, как бы, землякам. Ненависти к лысым предателям, эйтраны никакой не испытывали, а уж приказы своей святой императрицы выполняли беспрекословно.
   "Лысые" меня признали своим, и тоже подлечили в меру сил и возможностей. Дальше, уже в тоннеле, мне солидно голову заштопали тамошние санитары. Ну и уже на этой стороне, удивляясь, как это я до тех пор не помер, отнесли в полевой госпиталь. Да и забыли на какое-то время.
   А вот там вокруг меня наслоились странности, трагедии и случайности. Началось всё с целителя. Один полевой хирург, оказался из окруженцев, которые одним или другим способом вливались в состав армии империи Герчери. Родом мужик был из Ледового царства. А там все, как последовало объяснение, мозгами двинутые на шаманстве и разных рисковых хирургических вмешательствах во внутренности человека. Вот у того ледовчанина и оказалась некая брошюрка с рисунками и инструкциями на тему: "Как вырезать из носителя Первый Щит, а потом приживить его на другом человеке".
   Абсурд полный! Книжонку наверняка какой-то псих написал, потому что подобное испокон веков считается невозможным. В противном случае многие бы только и делали, что на носителей Первого Щита охотились, как на дикого зверя. Ну, хирург решил, что у него всё получится, а умершего тайланца никто не хватится. Вот и приступил к подготовке эпохальной операции. Погрузил пациента в желейный кокон, который отключает у человека всю нервную и иннервационную системы. Метода знакомая целителям, они в таком коконе проводят самые сложные хирургические операции. Но если чуток человека "передержать" в желе, он навсегда останется дергающимся дебилом, даже не умеющим говорить.
   Ледовчанин уже и инструменты разложил, и живот мой местным антисептиком промыл и книжечку у себя на видном месте с инструкциями приспособил... Но тут-то и вмешался кто-то. Самого хирурга попросту рубанул мечом по шее, а его ассистентку убил стилетом прямо в сердце. И скрылся с места преступления.
   Затем повезло мне лично, что в палату зашёл кто-то из посторонних и поднял тревогу. Проведённое следствие выдало заключение о преступных намерениях целителя и его пособницы, так как следов было слишком много и явных. Пациента-то спасли, хоть и с некоторым опозданием вытащили его из желейного кокона. Приводить его в чувство придётся долго, да и впоследствии он (то есть я!) не сможет обходиться без вдыхания дыма и взбадривания себя особой микстурой на самогоне.
   Но главный вопрос: кто убил хирурга и ассистентку остался открытым. И понятное дело, среди основных подозреваемых оказались именно тайланцы. Кроме них некому было заступиться за своего земляка. Да ещё и поступить так жестоко со штатным персоналом полевого госпиталя. Поэтому всех "лысых" определили под весьма строгий домашний арест, а следствие продолжалось. Да и все остальные работники госпиталя обозлились на пленников, требуя немедленной их казни, без всякой поблажки и исключения.
   Вот по этой причине Двухщитный "братишка" и переживал. Вследствие чего и мучился со мной, приводя в сознание такими изуверскими способами. Поэтому спросил в финале своих объяснений:
   - Мы сами подозреваем, что это сделал кто-то из наших. Но кто? Сам он не признаётся. Хотя все решили, что лучше найти виновного и уже пытаться спасти его (всё-таки он был вправе мстить за своего земляка), чем всем пребывать под арестом, в роли обвиняемых. Поэтому и прошу тебя: напрягись, вспомни хоть что-нибудь. Ты ведь слышал их разговоры? Или видел, как они тебя готовили к операции?
   И опять я задумался над выбором. Можно было рассказать всё, как было, и "умыть руки". Можно было прикинуться вообще ничего не слышавшим и не видевшим. Тем более что глаза у меня тогда, в самом деле, не раскрывались. Но можно было подумать, и попытаться самому сообразить, что же такого странного произошло в операционной? Тем более что я себя, и тайны своих внутренностей знал лучше всех остальных целителей всего мира.
   Вот я и стал размышлять:
   "Во мне Первый Щит и груан. Вуаль Светозарного если и осталась, то лишь в инертной, остаточной форме. Потому как пояса с груанами больше нет. Жаль, не успел поэкспериментировать с вживлением их под кожу. Тем не менее, и два симбионта, живущие во мне могут творить чудеса. Только вспомнить те, что уже совершались вокруг меня и с моим телом без всякой на то моей воли - сразу можно признать себя полубогом. И следует понимать, что симбионты тоже понимают: с моей смертью - погибнут и они. Однозначно! А чем можно помочь мне в выживании, коль я лежу на операционном столе и не могу при этом двинуть даже пальцем? Правильно! Только гипнозом! Ведь сколько я его раз уже применял, совершенно не понимая, как я это делаю. И чем чаще экстремальная ситуация вокруг меня, тем действенней этот гипноз срабатывал. Придерживаясь за красную нить данных рассуждений, нетрудно догадаться, что Первый Щит и груан в критический момент объединили свои усилия и заставили совершенно постороннего человека меня спасти. Те, кто находился далеко - отпадают. Хирург, носитель Щита - тоже. Вряд ли он поддался бы на внушение, да и не смог бы нанести сам себе удар по шее. А вот его ассистентка... Хм! В яблочко!.."
   Придя к таким выводам, я сделал заявление. Причём оно утомило и меня и моего дознавателя чуть не до смерти по причине кошмарного заикания. Но вкратце оно прозвучало так:
   - Уф! Значит, мне моё первое воскрешение не привиделось. А то я думал, что меня посетил кошмар: кто-то собрался мне вырезать Первый Щит, напирая на то, что меня никто не хватится. И они спорили. Мне удалось хорошо расслышать: женщина была категорически против подобной операции. Они очень сильно ругались. Потом она завизжала, и мужчина больше не отзывался ни словом. Ну а затем и женщина запричитала: "Что же я наделала?! Как я посмела поднять руку на целителя?!.. Не смогу жить после такого..." Ну и... скорей всего...
   Харя опять наклонилась ко мне, с радостной улыбкой:
   - А ведь ты не врёшь! - конечно, и Двухщитные умели отличать правду ото лжи. Не все, но каждый десятый. - И теперь нас никто не сможет обвинить! Молодец! И не дрейфь, я тебя живо на ноги поставлю! У меня микстуры и коры священного дерева для дыма хватает... Отдыхай...
   Моего желания никто не спросил, хоть я и был против "отдыха", но в сон погрузился моментально.
  
  

Оценка: 5.38*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"