Иванович Юрий: другие произведения.

Становление империи (Раб из нашего времени 10)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Здесь только одна часть, остальное будет выложено на "Целлюлозе.ру"


РАБ ИЗ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

книга десятая

СТАНОВЛЕНИЕ ИМПЕРИИ

пролог

   Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косясь на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо очень опасался, что они рухнут ни с того, ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками
   Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что, в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта, и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её, громоздились покорёженные остатки монумента. А может и памятника, неизвестно по какой причине разрушенного специально неблагодарными потомками.
   И в тот же момент с другой стороны площади, послышался крик:
   - Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?
   - Крайний срок ещё не вышел! - крикнул в ответ Баккартри. - Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?
   И сделал скорей чисто символические два шажка на пространство площади. С той стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал, вполне искренним, дружеским тоном:
   - Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чем. Тем более что последние события - могут привести к вселенской катастрофе.
   - Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? - при этом худощавый Грибник оставался на месте.
   - А то ты сам не в курсе! - уже сердито выкрикивал Тамихан. - Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!
   - Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, - перешёл на спокойный тон Петроний. - Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.
   Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:
   - Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!
   - Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?
   - Ну-ну! Ты следи за словами-то! - Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но наверное понял, что собеседник ближе не подойдёт, и перешёл на гневный ор:
   - Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!
   Высокий и худощавый скептически рассмеялся:
   - Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем, помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?
   - Ты ответишь за свои слова! - перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. - Мы приговорим тебя к казни!
   - Руки коротки, - скривился в ухмылке Баккартри. - А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.
   - Да ты глупец, Петроний! - вопил его оппонент в споре. - После окончания корректировки, система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!
   - Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! - он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.
   - Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!
   - Запросто. Потому что обниматься с тобой, меня почему-то не тянет...
   - Ведь мы были друзьями, - надрывался Тамихан, - И всегда раньше распивали бутылочку, вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость...
   - О-о! Нашёл о чём вспоминать! - возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью: - И ещё, о чём я хотел завить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!
   Он резко перешёл на бег, и вскоре срылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан, со злобой пнул один из камней и запричитал:
   - Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?
   Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них, наконец, прорычал с презрением:
   - Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так...
   - Что я сделал не так? - окрысился Тамихан.
   - Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх..., и почему судьба мне дала такого тупого соратника...?
   Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.
  
  
   Глава первая
   ГДЕ ИСКАТЬ ВЫХОД, КОГДА ЕГО НЕТ?
  
   Когда ноги опять нащупали опору под ногами, и я второй раз выбрался из странного масла по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее: кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте, путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек сразу же обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла - дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.
   Разве что заранее следовало отправляться сюда в водолазном костюме и с независимой системой акваланга. Но и не факт, что сразу не захлебнувшись на глубине четырёх, пяти метров, человек в дальнейшем сумеет выжить. Допустим, всплыл он, как и я нащупал опору под ногами, а дальше что? И дело не в окружающей ядовитой, полной гадостных испарений атмосфере, а в том, что отсюда нет выхода. Такого быть не могло, но так мне виделось изначально. Ведь как я ни присматривался по сторонам, как ни напрягал своё ночное зрение, ни единой двери, крышки, люка, пандуса или лестницы не замечал. Тем не менее, стараясь подавить в себе как иррациональный, так и рациональный страх, я в немалом шоке пытался как-то осознать творящееся вокруг меня чудо.
   Изначально поражали размеры. Этакий зал-пещера со сторонами метров по пятьдесят, и в высоту - до тридцати. Причём свод не из чего-то сплошного и стабильного. Там виднелись многочисленные движущиеся части и механизмы, от которых низвергался настоящий дождь из капель чёрного масла. Именно меня "дождь" не задевал, благодаря цельному участку свода как раз надо мной. Но мелкие капли тумана, оседали
   Вот две стены по сторонам, те смотрелись сплошными образованиями. Причём не из стали, как мне удалось просмотреть из точки моего расположения, а из массивных каменных блоков. По крайней мере, ткамень скрывался под слоем прикипевшей за долгое время смазки,
   Там, откуда я "приплыл", стены не существовало. В самом низу - стальная плита, одной гранью закреплённая на глубине и другой - возвышающаяся над уровнем жидкости метра на полтора. Она регулярно опускалась в центр зала, приоткрывая за собой плохо различимые мне тоннели. Плохо, так как я видел только верхние кусочки сводов этих самых тоннелей. Но именно поступательные, равномерные движения плиты и создавали этакие волны в здешнем "озере".
   Выше плиты, и до самого свода торчали хвостовики осей или стержней, закреплённые в гигантских, до двух, а некоторые и до трёх метров, подшипниках. Каждый подшипник, как и валы, тоже щедро поливались изнутри маслом, и оно стекало по общей стене вниз, к той самой продольной плите. Но данная стена уже явно была собрана из стальных плит.
   Рассмотрев её, я аккуратно развернулся, стараясь не уйти с удачно выбранной позиции. Потому что опора под ногами регулярно, где-то раз в минуту вздрагивала и дёргалась, словно норовила меня сбросить. Лишний раз "выплывать" из потока маслянистой грязи не хотелось.
   Вторая стена из механизмов, начиналась внизу шнековыми валами, толщиной до полуметра. Причём эти валы, в количестве шести штук, протянулись на всю ширину стены строго друг над другом. Напоминали они валы зерноуборочного комбайна, подбирающего пшеницу с поля. Прижимались друг к другу плотно, вращались быстро, но именно они создавали тот самый скрежещущий шум прибоя, когда очередная волна накатывала на них. Чёрные потоки брызгали в стороны мельчайшими брызгами и горячим туманом, а специфический скрежет указывал на несомненную грязь и посторонние, нежелательные частицы в смазочной субстанции.
   Выше валов деловито сновали по направляющим каретки, виднелись шатуны, что-то куда-то толкали странные поршни, периодически открывались и закрывались клапаны. И всё это тоже в свою очередь обильно орошалось ручейками чёрного масла.
   Вот такая картина, наталкивающая на мысль:
   "Никак я в картере какого-то несуразного мотора. А точнее: в трюме некоего завода, невесть что производящего... Если сам не превратился в лилипута... Но в любом случае, данный мир очень, ну очень технически развит. Но имя ему никак не "Молот". Наверняка местные обители обиделись бы за такое отсталое название. Ну и на ловушку или на западню - этот зал никак не смахивает. Понять бы ещё, почему именно сюда выводит окно портала? И неужели все остальные здешние порталы, забрасывают в подобные озёра грязного масла?.."
   Логичные вопросы, которые я бы с удовольствием, и с неким пристрастием задал бы создателям подобных порталов. Ибо получалось, что они созданы именно для умерщвления неосторожных, совершенно не информированных путешественников. Простой человек здесь бы не выжил. Даже Светозарный, не обладающий умениями создавать мощные эрги'сы - был бы обречён. Хотя и не факт, что я своими таранными ударами сумею проломить выход наружу, в нормальное пространство. Или хотя бы остановить всю эту гигантскую машину.
   Да и с чего начать? И тут же второй вопрос: а стоит ли вообще давать о себе знать местным жителям? Помня о таких существах как зроаки, кречи (ладно, пусть будут с прилагательным "чёрные") и гаузы, следовало остерегаться первого контакта. В идеале, следовало всё узнать о здешних жителях, и только потом вступать с ними в какие-либо отношения. К тому же логика мне подсказывала: не стоит обольщаться и по поводу собственных сил и бессмертия. На любого терминатора - отыщется более совершенный терминатор. Любая крутая вершина - может оказаться маленьким холмиком по сравнению с иной вершиной. Ну и любой Кощей Бессмертный, может оказаться смертным при стычке с Иванушкой дураком.
   Именно эти рассуждения, заставили меня отложить порчу здешнего имущества на самый крайний случай. Первые страхи улеглись, панику в себя я подавил, пора было и включать соображение на максимальную мощность.
   "Портал двусторонний. Значит надо опуститься на дно, и шагнуть в обратную сторону. Наверное там у меня за спиной остался некий порог или ступенька... Весь фокус в том, как оказаться на той ступеньке? Я ведь её даже отыскать не смогу..."
   В самом деле, бурлящая чёрная субстанция, никак не позволяла просмотреть её на глубину. Мне даже не удавалось понять до сих пор, на чём таком вздрагивающем я стою. Только и убеждал себя время от времени, что подо мной не спина какого-нибудь монстра и не готовящаяся вот-вот открыться заслонка мясорубки.
   Да и как опуститься на дно? Приказать защитной вуали сжаться, лишая меня положительной плавучести? Не знаю, получится ли отдать такой приказ. А если моя защита вообще растворится и даст окружающей жидкости свободный доступ к моему телу? Не задохнусь ли я при этом? Это пока я на удивление сухой и чистый, но как только представлялось полное окунание, по спине пробегали мурашки озноба и отвращения. Интуиция громко кричала, что в такой купели лучше крещение не устраивать.
   Может надо обвешаться тяжестями и тогда уж шагать по дну? Даже если бы получилось их отыскать и не себе закрепить, вряд ли я рассмотрю под ногами нужное место с символом перехода. И что делать? Не стоять же здесь до того момента, пока сюда заявятся техники для профилактического ремонта?
   Хотя именно ремонт, или точнее говоря, смена масла, данному заводу требовалась давно. Я слабо разбирался в металлах, но будь тут всё сделано из титана, или ещё из чего прочнее, всё равно поломки трущихся и скользящих поверхностей неизбежны. Слишком много грязи, мелкого абразива и микроскопических кусочков того самого металла. Уж это я, приподняв руку с зачерпнутой смазочной субстанцией, рассмотреть сумел.
   Ну и дальше у меня пошли вполне логичные рссуждения. Коль масло совсем уж негодное, но менять его никто не спешит, значит, замена или очистка ведутся автоматически. Следовательно, по самому дну расположен забор, в который ведут стоки или сток. Иначе любая подобная система механизмов долго не протянет.
   Но сколько я не присматривался, нигде водоворота в озере, или места с усиленным течением не заметил. То есть лишнее масло, стекающее сюда по стенам и со свода, , уходило либо по тоннелям за плитой, создающей волну, либо через валы, создающие грохот прибоя. А так не могло быть по умолчанию. Все вредные для трения частицы должны скапливаться на дне, и оттуда вытягивается в фильтрующие системы. Иного не дано.
   То есть я, после наблюдений и размышлений пришёл к выводу, что завод уже работает в аварийном режиме. Иначе говоря, в преддверии аварий. Сток на дне озера забит, но здешние системы контроля на это не реагирует. Такое тоже случается, при выходе датчиков из строя, или при повреждении самой системы.
   Что же в таком случае предпринять? Пробить дырку в дне, чтобы масло вытекло? А где у меня гарантии, что оно вытечет? Вдруг по законам сообщающихся сосудов, оно наоборот хлынет сюда из выше расположенных резервуаров? Тогда меня точно снесёт с нестойкой опоры и бросит прямо на валы. Ну и шнеки меня не преминут порезать на мелкие кусочки вместе с хвалёной вуалью Светозарного.
   Пробить каменные стены чуть выше уровня смазочной субстанции? Вначале следовало рассмотреть, какой они толщины и есть ли за ними стоящие, пригодные для перемещения пустоты. Для этого лучше подплыть к стенам вплотную.
   Перспективу выхода отсюда сулили и тоннели, верх которых просматривался за равномерно качающейся плитой (или заслонкой?). Но как в них забраться? Плита над уровнем вздымается метра на полтора, при наклоне в мою сторону, опускается до метра, и как, спрашивается, мне ухватиться за её скользкий край, находясь при этом на плаву? Левитировать то я не умею!
   Да и честно говоря, слишком много плавать по чёрной жиже, меня не тянуло. Благоразумие подсказывало, что там возможно находятся коварные иголки, острые лезвия, а то и капканы, от которых меня вуаль может не спасти.
   Так что примерно после часа осмотра и размышлений, внутренний голос возмутился:
   "Хватит пялиться по сторонам! Ты не в джакузи! Пора действовать! Начинай с пролома стен!"
   Ладно, с пролома, так с пролома. Сам с собой не поспоришь. Вначале я хорошенько запомнил ориентиры моей опоры. Затем помянул благих шуйвов, и с содроганием стал сползать в чёрную жижу. Ведь прежде чем бить тараном по стене куда ни попадя, следовало её не только осмотреть с близкого расстояния, но и руками пощупать.
  
  
   Глава вторая
   ПЕРЕПОЛОХ
  
   Сегодня её императорское величество, Мария Ивлаева-Герчери, вышла из своего личного крыла замка, задолго до обеда. Чего придворные никак не могли предвидеть. Всегда она появлялась коротко перед обедом, а порой только после него. Причём для неё обед заменялся именно завтраком. Все прекрасно знали, что во время нахождения в столице у высшей правительницы именно такой распорядок и нарушать его, никому не позволено.
   Также никто не допускался в личные покои главы государства. Разве что обеим принцессам или главнокомандующему империи, Апаше Грозовой, позволялось пройти на запретную для остальных территорию. Или сама дочь богини Герчери проводила в свои спальни избранных фаворитов, применяя для этого никем не используемые коридоры и двери.
   Вот по причине слишком раннего выхода, императрицу окружило лишь три десятка особо настойчивых дворян и прочих представителей знати, вместо сотни, а то и полутора сотен. В это раннее время тут околачивались самые стойкие и терпеливые, которые оказались готовы к любому развитию событий.
   Но и факт, что их мало, не означал, что коронованная особа соизволит остановиться возле кого-то и милостиво выслушать просьбу, жалобу или предложение. Порой Мария пролетала мимо, только кратко отвечая на приветствия. После такого игнорирования знати, никто не расстраивался и не стенал, все понимали чрезвычайную занятость коронованной особы. Грустно вздохнув, придворные молча устремлялись за своей харизматичной правительницей и пытались поймать удачу за хвост в течении целого дня, а возможно, что и ночи.
   Сегодня Мария смилостивилась. Видать находилась в хорошем настроении. Причём все знали причину этого настроения: вчерашняя победа над стаями кречи, положенная вечеринка в её честь и стоны страсти и удовольствия, которые доносились из спальни её величества чуть более двух часов назад. Пошатывающийся от усталости фаворит ушёл только два часа назад, вот потому никто и не ожидал появления первой дамы империи так рано.
   Причём выглядела она великолепно и настолько свежо, словно спала не меньше шести, а то и восьми местных каров, иначе говоря, часов. Остановилась возле первого, склонившего голову маркиза, и поинтересовалась своим грудным, завораживающим голосом:
   - Как поживает ваше семейство, баресс? - если тебе повезло спасти людей из гибнущего мира, приходится помнить в лицо все значительные фигуры из числа спасённых. И даже знать, что творится в их семьях: - Можно поздравить с пополнением?
   Маркиз заулыбался, не в силах скрывать радость:
   - Да, дочь родила без осложнений, и теперь у меня есть внучка. Если твоё величество не даст ей имя лично, придётся тебе участвовать в церемонии посвящения богине Герчери в роли второй матери.
   Подобная церемония соответствовала крестинам на Земле, а высшая знать имела полное право обратиться с подобной просьбой к вышестоящим особам. И отказаться нельзя. Либо имя - либо на церемонию. Мария уже раз попала по глупости на такое мероприятие. Было конечно шумно, весело и сытно, но время!.. Три часа - на развлечение? Такого себе не один правитель, пекущийся о благе своего народа, да ещё и в военное время, позволить не имеет права. Поэтому приходилось пользовать лазейкой, которая отыскалась в правилах и традициях: достаточно было дать только имя ребёнку, тем самым получая полное освобождение от участия в церемонии. А уж этой прелести у бывшей землянки, хватало на годы вперёд.
   Вот она и огласила:
   - Предлагаю имя Лилия! - а так как подобного цветка не было в мире Трёх Щитов, а могли и не знать в погибшем мире Эйтранов, то сразу и пояснила: - Это такой очаровательный белый цветок, растущий на воде.
   Судя по глазам баресса, губы которого шевелились в повторении нового имени, оно ему понравилось. Новое, и в самом деле красивое. И он рассыпался в благодарностях. Но только императрица собралась пойти дальше, как новоиспечённый дедушка воскликнул:
   - Но я жду твоё величество ещё по одной причине! Жалоба у меня! Причём мне позволено и от имени остальной знати сразу сделать заявление.
   - Ого! Неужели вся знать чем-то не довольна? - нахмурилась императрица.
   - Не вся, но большинство! Потому что во дворце свершилось вопиющее безобразие! - маркиз подозрительно покраснел от гнева, губы его стали трястись: - Ибо где это видано, чтобы детей, и совсем юных отроков мобилизовать на войну?!
   Коронованная особа с недоверием осмотрела остальных просителей и придворных, замечая, что более половины из них согласно закивали головами, и недовольным ропотом выражая поддержку сказанному.
   - О чём речь? - решила всё-таки уточнить Ивлаева-Герчери.
   - В течении ночи и раннего утра, из наших семей и из семей нашей прислуги были забраны отроки в возрасте от двенадцати до четырнадцати лет!
   У эйтранов взрослели рано. В пятнадцать лет уже получали полную самостоятельность и могли отправляться хоть на войну, хоть на собственную свадьбу, хоть в кругосветное путешествие. С четырнадцати, могли совершать то же самое, но лишь при согласии обоих родителей. Или одного, если второго нет в живых. Но при более раннем возрасте не могло быть и речи, чтобы влиться во взрослую жизнь. Детей эйтраны слишком любили, лелеяли и берегли, особенно после гибели своего мира и обоснования в мире Трёх Щитов.
   Да и спасшие их дочери богини, делали всё для комфорта детей, усиления мер их безопасности и того, что называется "Дети наше достояние, цветы и наивысшая радость". Именно поэтому, коронованная особа изволила гневаться, и даже повысить голос:
   - Кто посмел?!
   - Новый атрегут-комендант дворца, Платон Когуярский! - излишне сухо, сугубо официально доложил баресс. - В общем итоге мобилизовано только во дворце шестьдесят два отрока, которые не имеют права быть оторваны от родителей.
   Любой из придворных знал, кто такой экселенс Когуярский, что собой представляет как маг, и что в некоторой степени является фаворитом её величества. Правда в последние две, три ночи он как бы был отторгнут от божественного тела, но мало ли какая последует реакция Марии на подобное самоуправство. Вернее, права комендант имел максимально возможные, скорей всего и такие. Но титулованная знать вполне справедливо возмущалась: такого в истории не бывало. Кто-то из них даже выкрикнул:
   - Мы требуем возвращения наших детей! - стараясь это сделать, оставаясь за спинами впередистоящих.
   Тогда как Ивлаева явно растерялась. Не сумев совладать с эмоциями, она неуверенно спросила:
   - И для каких дел ребят мобилизовали?
   - Для отладки внутренней секретарской службы, работы посыльными, и младшими порученцами! - тут же подсказал один из секретарей императрицы, оказавшийся сбоку.
   - И как к этому отнеслись сами дети?
   - Они в восторге! И уже перебрались с вещами в выделенные для них апартаменты при комендатуре. Сейчас ведётся их переодевание в единую форму и начинается распределение обязанностей. Через два часа назначены первые занятия по освоению и изучению арбалетов.
   Подобные объяснения заставили с досадой и недовольством скривиться маркиза и всех остальных просителей по данной теме. Потому что отроки давно рвались к какому-нибудь полезному делу на благо новой родины, и просто мечтали вырваться из-под надоевшей опеки родителей или иных родственников. Всё-таки патриотизм и чувство ответственности, в них воспитывались с раннего детства. А тут ещё и такие факторы вмешались в судьбу, как война, переселение в иной мир, таинственный дворец вокруг. Конечно, что ребятне хочется любыми правдами и неправдами покинуть надоевшие апартаменты родителей и приевшиеся классы со строгими учителями. Вот они и радуются до поросячьего визга.
   Да и не на войну их мобилизовали, а для помощи внутри громадного комплекса. Именно это и попыталась обсудить императрица:
   - Значит, речь о войне не идёт. Ребята так и останутся рядом с родными..., так зачем волноваться?
   - Но им собрались выдавать новое, убийственное оружие! - вспылил маркиз. - Они могут попросту убить друг друга. Ведь это не учебные мечи из дерева.
   - Я рада, что вы это осознаёте. И вы сами вскоре приступите к обучению стрельбы из этого оружия. Мною подписан указ, вступающий в силу уже с завтрашнего утра. Арбалет будет выдан каждому, кто достиг десятилетнего возраста. В том числе и девочкам. Разве что у них будет несколько облегчённый вариант. Но стрелять из него обязаны научиться все. Без всякого исключения. Так что господин комендант только немного предвосхитил моё распоряжение, призвав себе не помощь самую активную и боевую молодёжь.
   После такой речи, просители сникли. Понимали, что против императрицы никакие жалобы не пройдут. Последняя инстанция, дальше жаловаться можно только богине Герчери. Хотя один из придворных, всё-таки проворчал дольно громко:
   - Конечно, в должность коменданта за красивые глазки не производят...
   Иначе говоря, ерничал, нахваливая экселенса Когуярского вслух, а на самом деле намекая на его недавнюю близость к божественному телу. Мария на подобное не могла смолчать. Сдвинулась чуть в сторону, рассмотрела ёрничающего виконта, и строго процедила:
   - Господин клайден! А кто тебе мешал стать комендантом, когда я вас всех умоляла добровольно взвалить на себя эти хлопотные обязанности? Напомнить, как ты же плакался и ссылался на древние законы старого мира, запрещающие тебе занимать подобные должности? И утверждал, что твоё место по праву древности рода только в моей свите? - она обвела всех огненным взглядом, и повысила голос: - А вам всем не стыдно жаловаться, зная что до того на должности коменданта находилась хрупкая и слабая женщина? Да и когда Марта Вольна вас просила о содействии, как вы себя в ответ вели? И это вам напомнить?!
   Наверное впервые, с момента создания новой империи, спасительница эйтранов настолько грозно и сердито отчитывала своих придворных. И многие позавидовали тем просителям, которые сейчас спешили отоспаться. Императрицу обожали все без исключения, поэтому тем больней прозвучала откровенная ругань и справедливые укоры в адрес собравшегося здесь дворянства. В подавляющем своём большинстве, им подобные, титулованные особы, воевали на фронтах, даже те, которые могли по праву древности своего род оставаться в свите её величества.
   А эти вот, остались. Поэтому Мария их не жалела. Хотя и старалась не доводить свою ругань до крайности. Потому что тоже помнила одну из самых главных причин: все, кто стоял перед ней, являлись многодетными родителями, сумевшие чудом спасти из погибающего мира своих отпрысков. Те, кому это не удалось - воевали все без исключения.
   Поэтому завершила встречу словами:
   - В остальном я разберусь. И если кто из детей не захочет служить при комендатуре, будет возвращён под опеку родителей.
   И уже ни с кем больше не заговаривая, поспешила по своим делам. Кроме секретарей, телохранителей и ординарца, её сопроводить поспешило человек двадцать. Тогда как оставшиеся в зале дворяне, затеяли оживлённую дискуссию между собой. Но вся она сводилась к сути одной, сказанной фразы:
   - Как же! Захотят наши сорванцы отказаться от службы! Тем более при выданном арбалете! Я бы сам в их возрасте зубами ухватился за такую возможность уйти из дому.
   Тогда как императрица шла в сторону комендатуры:
   - Где сейчас находится атрегут-комендант?
   - Неизвестно! - отозвался семенящий сзади секретарь. - По словам заместителя коменданта, господина Бродского, экселенса Когуярского в его апартаментах нет.
   - А где он может быть? И почему об это никто не знает? - сердилась Ивлаева-Герчери. - Немедленного его разыскать! Хотя бы с помощью тех же только что мобилизованных отроков. Остальные воины пусть отсыпаются после ночи.
   Кто-то из секретарей ринулся вперёд процессии бегом. Но не намного всех и опередил, пока подошли отставшие, он только переговорил с юной девицей, старшим порученцем коменданта, и устремился сторону большой столовой. Видимо там проводился основной инструктаж набранных рекрутов.
   Тогда как Мария, по-хозяйски прошла сразу в апартаменты искомого Платона Когуярского, оставив телохранителей снаружи и приказав никого без крайней надобности в помещение не впускать. С ней вместе и шустрая ординарец заскочила, похожая на лилипутку Аня. Вот ей и последовал приказ:
   - Обыщи спальни! Этот жук может и за шторой прилечь, чтобы выспаться без помех. - Сама же приступила к осмотру письменного стола в углу гостиной.
   На нём была разложена чистая бумага, стояли писчие принадлежности, словно экселенс готовился к написанию важного письма.
   - Нет тут никого! - вскоре доложила коротышка. - Зато высокая стремянка стоит возле самой стены.
   Сидящая за столом женщина, разглядывая бумаги, только плечиком на это дёрнула:
   - Это он, наверное, свой дурацкий балдахин над кроватью подвешивал..., - замерла, поморщилась, что-то припоминая: - Правда он балдахин раньше повесил, и лестницы там не было... И там где он стены пробил, точно такие же апартаменты...,- после чего быстро прошла в спальню, рассматривая местоположение стремянки и бормоча: - Но там он пирамиду из столов выстроил. Точно в том самом месте. И вот спрашивается, зачем?..
   - Понятия не имею! - искренне заявила ординарец, думая, что вопрос последовал в её адрес. И первое пришедшее на ум предположение выдвинула: - Он ведь пустоты ищет и думает, как в них пробраться. Атрегут - познающий твердь!
   Последние слова сказала с такой гордостью, словно Платон - это её брат, а то и супруг. И тут же смутилась под строго-насмешливым взглядом императрицы:
   - Хм!.. Познающий, говоришь?.. Знаю, что он больше всего познавать любит... Знаю... Присмотри, чтобы сюда никто не вошёл!
   После чего, руководительница и основательница империи Герчери, заправив подол своего роскошного платья за пояс, лихо стала карабкаться по стремянке к потолку.
   Аня замерла на пороге спальни, отвесив чёлюсть и пытаясь сообразить: что же наверху может быть интересного. На входную дверь она регулярно посматривала, но вот за действиями своей повелительницы наблюдала с ещё большим вниманием. А та принялась ладошками ощупывать всю стенку до самого свода, а потом и сам потолок. Затем опять вернулась к стенке, аккуратно пальчиками прощупывая нечто, невидимое со стороны. Ну разве что бормотала себе под нос еле слышно. К ординарцу донеслись только некоторые слова:
   - Вот ведь...! ...какой зрячий! ...а мы только...
   Минут десять сидела, словно на насесте. Потом спустилась вниз, и что-то нарисовала на листе бумаги. Озадаченно покривилась, свернула лист и упрятала в кармашек пояса. После чего поспешила на выход, и в коридоре столкнулась с ожидающим заместителем коменданта. Видно было, что телохранители ему даже в дверь не разрешили постучаться, и по этой причине он выглядел раздражённым:
   - На розыск коменданта, я организовал ребят в тройки и отправил по всему дворцу. Но твоё величество позволит поинтересоваться, зачем вдруг так срочно понадобился господин Когуярский?
   - Позволю! - ещё в большем раздражении отвечала Мария. - Неважно зачем, важно, что он мне срочно нужен! И получит строгое взыскание только по причине личной недисциплинированности. Человек на его должности категорически обязан в любое время дня и ночи находиться на своём посту. А если его там нет, его подчинённые обязаны знать, где искать своего начальника в случае экстремальной ситуации. Ты знаешь, где Платон?
   - К сожалению, нет, - развёл руками Двухщитный целитель.
   - Если в течении часа он не будет найден, ты будешь снят со своего поста!
   - Да я за него и не держусь! - заявил Шеян. - Чисто по дружбе приятелю и бывшему пациенту помогаю.
   - То есть тебе твоя должность не интересует, и ты готов отправиться на фронт?
   - Да хоть сию секунду.
   Мария рассердилась на такие ответы ещё больше, хотя внешне сумела не показывать свои эмоции:
   - Ладно, пусть сам Платон с тобой разбирается. А он сам от меня лично наказание получит. Пока же займись поисками своего пациента. И постарайтесь замечать любую странность или необычность в любом месте.
   На последнем слове всё-таки сорвалась на фальцет. Слишком много язвительности и переживаний выплеснула. Поэтому постаралась выйти в коридор, после чего вновь устремилась по совсем иному направлению, никому ничего больше не объясняя. Естественно, что сопровождающим только и оставалось, что двигаться следом. И вскоре они все оказались возле того самого коридора на шестом этаже нежилого крыла, где недавно комендант вывалил стенку между апартаментами и где его пытался прижать изгнанный из дворца Вирник Глот.
   Там всё оказалось забаррикадировано, и обклеено запрещающими надписями. Причём запреты оглашались от имени высшей представительницы императорской власти. Хорошо, что она лично присутствовала, заставляя кого надо и баррикаду разобрать и на поиски запасных ключей отправиться.
   Непосредственно в коридор, а потом и в нужные апартаменты, императрица вошла сама, лишь в сопровождении ординарца. Затем сама вскарабкалась на так и не разобранную пирамиду из столов, и принялась вновь ощупывать стенку под самым потолком. Теперь ей всего лишь пять минут понадобилось, чтобы нащупать нечто таинственное и срисовать это на бумагу.
   После чего покинула этаж, распорядившись одному из секретарей:
   - Подключить к поиску коменданта всех свободных от вахты и выспавшихся лучников! А так же организовать пары добровольцев из гражданских лиц, выздоравливающих пациентов госпиталя и прислуги. Если что-то отыщется, немедленно докладывать мне. Я буду находиться в рабочем кабинете её высочества Веры.
   В дворцовом комплексе начался переполох.
  
  
   Глава третья
   ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ
  
   Где-то я слышал однажды такое утверждение: "Спасение утопающих зависит от плотности жидкой среды. То есть в Мёртвом море, где солёность воды зашкаливает, утонуть можно, только очень постаравшись". Но то - в плотной среде, никак не сопоставимой с плотностью машинного масла. Так что я лишний убедился, плывя к ближайшей стене, что на поверхности держусь только благодаря вуали Светозарного. Она словно пузырь, отталкивала окружающую, скорей всего ядовитую среду, пытающуюся что снизу ко мне подобраться, что сверху залить.
   И больше всего мешало то, что льётся и капает сверху. Видимость сразу упала до нуля, и я вскоре пожалел, что вообще сдвинулся с места: я не видел куда плыть! Да ещё и ногами не рисковал особо размахивать, мало ли каким механизмом снизу попытается отрезать? Поджал их под себя, и в таком вот сидячем положении грёб только руками. Волны дезориентировали ещё больше, и я только по звуку "прибоя" справа, пытался удержаться на курсе. От страха вздрагивал регулярно, стоило только представить, что меня затянет между шнековых валов.
   Видел я в интернете, как с помощью подобных шнеков в специальном барабане, перерабатывают крупный мусор. Холодильник, или здоровенный диван со стальным, раскладываемым каркасом, там перемалывало в щепки и стружки за десять секунд. Проверять, продержится ли Светозарный дольше - не хотелось.
   Даже удивился, когда всё-таки доплыл до стены. Там тоже повезло: сверху почти ничего не капало. Дотрагиваться до толстенного слоя загустевшей смазки, было неприятно. Не помогали снять отвращение даже "перчатки", обволакивающие пальцы и не дающие черноте прикасаться к коже.
   Зато тактильное касание, помогло "Оку Волхва" просмотреть каменную стену как можно глубже. Солидная оказалась стеночка, чего уж там! Примерно до полутора метров, на уровне ватерлинии. При всём хвастовстве, я такую мощную структуру вряд ли пробью своими таранными ударами.
   Просмотр куска метров в двадцать, ничего не дал. Стал просматривать выше, но только на высоте четырёх метров стена резко утончилась до сорока сантиметров, а ещё чуть выше мне удалось обнаружить довольно большой, наверняка обзорный иллюминатор. Примерно в метр диаметром. Просто он настолько оказался закрыт слоем накипевшей смазки, что ничем не отличался от общей стены. Уже легче, но вопросов не стало меньше.
   Это ж, сколько времени прошло с тех пор, пока в этот зал-картер заглядывали техники? И насколько это нарушает все правила технического использования окружающих механизмов? Я ни разу не механик и не моторист, но некие представления всё-таки получил. Помогал отцу два раза разбирать мотор ещё самого первого нашего "Жигулёнка", а потом и двадцать четвёртой "Волги". Точнее говоря, это мы с отцом вдвоём помогали возиться с разборкой мастеру мотористу. Вот тогда и я увидел ту самую накипь на внутренних стенках картера, и услышал рассуждение за какие сроки идут накопления. Не забыл и советы, как это надо смывать.
   Понятно, что здесь не "Жигулёнок". Мир не тот, и масло может быть "вечным". Но накипь эта в виде уплотнившейся смазки, таким слоем могла накопиться только за год. Не меньше. Что из этого следует? Что создатели этого сюрреализма забили эпическую гайку на своё детище? Или специально испытывают его износоустойчивость и на прочность?
   А что, вполне возможно и такое! Этакий полигон, на котором испытывается целая туча валов, подшипников, поршней, уплотнений, редукторов и всего остального, что только взбредёт в голову местным гениям. Потому что представить себя в днище огромной машины - здравый рассудок не позволял. На некий титанический дизель гигантского суперлайнера - это тоже не похоже. Всё-таки некие каноны построения и единая, связующая цепь - тут отсутствовали напрочь. Всё раздельно, всё как бы само по себе. Значить всё-таки Полигон?
   Ладно, так и назову его с большой буквы. Но теперь следовало думать, как добраться до иллюминатора. Его-то я вышибу, как и тонкую стену ниже его. Но как мне подпрыгнуть на высоту в четыре метра? Был бы я дельфином...
   "Ага! То сразу бы сварился в этом едком вареве! - ёрничала логика. - Тоже мне, дельфин отыскался!.. И нечего тут думать: долбить надо! Если на грохот выбитого участка никто не прибежит из техников или спасателей, тогда ниже лупить, и ниже. Так до уровня озера пролом и опустится..."
   С логикой трудно спорить. Разве что жадность с осторожностью плевали на любые авторитеты:
   "Не факт, что стена окажется простой, возможна и некая магическая защита на ней. Тот же Сияющий Курган нельзя разрушить при всём желании, как утверждали хранители. А ведь на сводах драгоценные камни, да и зроаки когда-то там свирепствовали, но ни камешка отковырнуть не сумели. Значит и тут сил может уйти немеряно, а они не бесконечны. Не лучше ли нанести повреждение окружающей технике в самом уязвимом месте? Создать тот самый пресловутый "камешек в жерновах"?.."
   Тоже логично. Порой и песчинка может привести к фатальной поломке...
   Но я всё-таки поплыл влево, к той самой плите, которая создавала волну. Тем более что вдоль стены это было сделать намного проще. Другой момент, что чем ближе к плите, тем круче волны. Но самое главное я рассмотрел: на стыке каменной и железной стен, имелась солидная щель сантиметров в сорок. И через неё удалось заглянуть за плиту. Пусть только и увидев при этом лишь зев крайнего тоннеля. Пустой, ничего из него не течёт, идти можно свободно, если не обращать внимания на уровень отработки под ногами. Примерно по колено будет.
   Ну и самое главное, что используя эту щель вместе с покачиванием плиты, можно забраться чуть выше, а потом и перевалиться на ту сторону. Если туннели тупиковые, обратно в озеро плюхнуться ещё проще.
   Подумал. Представил несколько рисковый процесс перелезания в скользкой среде. И ...поплыл обратно. Всё-таки решил вначале пошуметь.
   На свой островок добрался несколько уставший, и уже стоя на вздрагивающей основе, с удивлением прислушался к своему физическому состоянию?
   "Воздух! - озарила догадка. - В этих испарения ничтожно мало пригодного для дыхания кислорода! Вуаль Светозарного - и та не справляется с фильтрацией и очисткой ядовитых взвесей. Надо пошевеливаться!.."
   Вот потому и не стал выискивать место в механизмах, куда засунуть пресловутый "камешек". Сразу сосредоточился на иллюминаторе. Зная, где он находится, отыскать его повторно, оказалось легче даже с такого расстояния.
   Прицелился, и отправил первый эрги'с таранного типа. Небольшой, всего в пятую часть от максимально возможного. Хрустнуло, почти громыхнуло, но... Но иллюминатор остался цел. Только накипь обвалилась и расползлась пятном. Да стал виден кусочек металлического обода.
   Ладно, мне не жалко и максимальным по силе эрги'сом. У-ух! Кряк! Хоть небольшая дыра, но появилась! Да и сам обод по всему периметру явно сдвинулся. Ну и третий удар, окончательно открыл провал в тёмные пространства внутренних переходов.
   Увы, стена только немножко надкололась. А когда четвёртый удар только чуток это надкол расширил, жадность вновь стала главенствующей в сознании:
   "Так недолго и без сил остаться, растрачивая их понапрасну! А рюкзачка-то с едой нет! - на что грустно отозвалась её величество прожорливость: - Вот это меня больше всего и беспокоит!.."
   Но минут на пять я замер, присматриваясь и прислушиваясь. Свет не мелькал в образовавшейся дыре. Звуков тревоги - тоже не слышалось. Отключать механизмы Полигона - тем более никто не торопился.
   "Работнички! - досадовал я на местных техников. - Спят, что ли? Или вообще вымерли? Может здесь тоже какая вселенская катастрофа стряслась? Как у тех же эйтранов было?.. Ну нет, там землетрясения и смещения всей планетной коры, а такое никакой завод не выдержит. Пусть и магически укреплённый. Значит, всё-таки ...спят?"
   Зато лёгкие вскоре почувствовали волну свежего, живительного воздуха. То есть образовалась некий сквозняк, несущийся упругой волной как раз из образовавшейся дыры в стене. Уже только ради этого стоило напрягаться!
   Добавка кислорода, положительно сказалась и на умственной деятельности:
   "Чего это я туплю, и стены крошу? Не лучше ли пару раз острым лучом по дну этого картера ударить? Ведь наверняка имеются стоки для слива всего этого озера в случае замены масла. Главную пробку я не найду в этой чёрной черноте, но попытка не пытка".
   В самом деле, если смазочная субстанция схлынет, я легко отыщу желанную ступеньку портала, да и сигану обратно. Несмотря на всю экзотичность данного мира, его неординарность, исследовать его совершенно не хотелось. Если в другие миры тропинки выводили путешественника в тихие, укромные уголки, и оттуда можно было наблюдать, то здесь - не приведи шуйвы оказаться повторно.
   Бить себе под ноги, являлось неуместным, не хватало сломать единственную подставку для упора ног. Но и куда попало - можно растратить силы втуне. И ведь обязательно имеется наиболее глубокое место возле пробки слива, но мне её никак не нащупать. И нечем. Поэтому решил просто выбрать примерную середину озера, плыть туда и уже там заниматься вандализмом.
   Но только я собрался отправиться в путь, и начал соскальзывать со своей опоры, как зацепился взглядом за темнеющий провал в стене. И заметил там сдвигающуюся тень. Дальше видимость мне заслонила льющаяся со свода отработка, но я живо вскарабкался обратно и уже минут десять пристально вглядывался в сделанный мною провал. Чётко рассмотрел даже каменную кладку задней стены коридора, сложенную из таких же гранитных блоков, а вот тени - словно не бывало!
   Померещилось? Вполне могла капелька на моей вуали особо густого масла не растечься, вот в движении и наслоилась одна тень на другую.
   Или всё-таки за мной тщательно следил кто-то из местных аборигенов? Да с плохими намерениями? Тогда тем более надо скорей отсюда сматываться.
   Вновь отправился в плавание, и вот уже примерно в центре озера, отправляю вниз мягун, сформированный в виде острого клин. Жидкая субстанция, воспринятая им как первая преграда, преодолевалась без всякого сопротивления, а вот в твёрдое дно клин ударил со всей свое силы.
   Можно сказать, что с первого раза повезло. Даже сквозь толщу черноты я расслышал короткий скрежет, а потом вокруг меня вздулся такой солидный пузырь воздуха.
   "Что-то всё-таки пробил! - порадовался я за себя. - Теперь бы только не засосало внутрь".
   Куда там! Несколько минут наблюдения, показали, что течения вниз как такового нет. Воронки - тем более не наблюдалось. А время-то идёт! Я и решил не пожалеть для хорошего дела ещё пяток эрги'сов.
   Три из них сработало, как и первый: скрежетнуло, на поверхность всплыл воздушный пузырь. Да и некое течение стало заметным. Мне бы остановиться, понаблюдать, но желание сделать из днища некий дуршлаг, тем самым ускоряя процесс слива всего озера, возобладало над осторожностью. И чуть сдвинувшись в сторону, я ударил ещё одним мягуном.
   Мне-то казалось, что я двигаюсь по одной линии, и опасности попасть в воронку не будет. Но меня видимо кружило волнами на месте, вот я и пробивал дырки аккурат вокруг крепления к днищу гигантской трубы. А вся эта труба, возьми да вывались к чёртовой бабушке. При этом булькнуло так, что я буквально провалился в громадном пузыре воздуха вниз, а уже потом, из получившейся воронки спастись было нереально. Меня засосало вниз, несмотря на резко возросший объём моего шара, в который превратилась вуаль. Внизу несколько раз солидно ударило о какие-то рёбра жесткости, и понесло в бурлящем потоке грязи по каким-то тоннелям, желобам и даже лестницам.
   И при таких многочисленных ударах с разных сторон, моя личная защита Светозарного не справилась на сто процентов. Хорошо, что я ещё и магическую защиту воздвиг вокруг себя, которую умел делать. Так что в итоге: не захлебнулся, не получил резаных или рваных ран, избежал переломов и даже одежда моя осталось целой. В минус следовало записать с десяток ушибов по всему телу, и мокрая, скользкая, пропитавшая насквозь этой дрянью одежда. Даже волосы и лицо запачкались, словно я специально умывался этой горячей гадостью.
   Несло меня долго, минут десять. Из чего сразу делался вывод: технические подвалы под Полигоном - безразмерные. И если весь этот мир Молота устроен подобным образом, то пропади он пропадом на веки вечные! Сам в него никогда не войду, и потомкам строго накажу на "молоток" не заглядываться.
   Потом мне удалось всё-таки зацепиться за какой-то выступ и откатиться чуть в сторону. А река грязного масла ещё минут пять текла бурно мимо меня, постепенно превращаясь в ручеёк.
   Сирена некая, где-то далеко внизу всё-таки рявкнула. Но звучала недолго, минуты три, потом захлебнулась. Освещение так и не появилось, хотя некие утопленные в свод плафоны просматривались. Да и команды спасателей так и не возникли.
   Пока я встал, пока отряхивался от мерзкой скользкой гадости, пока пытался очистить одежду и тело умениями Трёхщитного, напяливал на голову, чудом сохранившееся в кармане кепи, загрохотало, заскрежетало где-то далеко вверху. Минут мять грохот и шум усиливался, а затем резко оборвался визжащим крещендо рвущегося металла. И тишина...
   Относительная, конечно. Шум капель, шум ручейка, шлёпанье по лужам, ещё какой-то удалённый гул. Вполне возможно, что это в рабочем режиме продолжал действовать ещё какой-нибудь полигон. А шлёпанье?.. Эти странные звуки приближались со стороны изогнутого тоннеля. Масла там стояло по щиколотку. Ответвлений не просматривалось. Технический коридор?
   Зато вокруг меня располагался сложный перекрёсток. Две разные лестницы, уходящие наверх, причём вторая совершенно чистая и сухая. Одна лестница, ныряющая на нижние уровни. И шесть сходящихся тоннелей, разной высоты и разного сечения. Частично лестницы опирались на каменные столбы, за одни из которых я и сместился. Потому что со своим слухом уже чётко определил: тому кто шлёпает по лужам, осталось пройти до поворота метров пятьдесят. Ну и понималось, что неизвестный двигался без света, то есть видел в полнейшей темноте.
   "Спасатель? Светозарный? - гадал я мысленно. - Или ...молотобоец?"
   Ну а как ещё можно назвать обитателей данного мира? Молотовцами, что ли? Или они - молотане? А может молотчане? Бывает же рыба-молот? Значит и человек-кувалда вполне может существовать в мироздании. Я бы уже ничему не удивился, после конфликта с гаузами, дружбы с когуярами и войны с кречами да зроаками. Про Грибников вообще молчу, те вообще могут киборгами оказаться.
   Увы, увидеть новый вид разумных существ, мне не довелось. Шлёпанье замерло метрах в пятнадцати от поворота. Затем раздался такой звук, словно существо утробно отрыгнуло. И я уже не удивился бы, окажись он пьяным сантехником, выпившим литра четыре пива. В нашем подъезде жил такой тип, тоже издавал частенько подобные звуки.
   Несколько минут полной тишины, словно незнакомец тщательно прислушивался к окружающему пространству, затем щелчок, и звук открываемой массивной двери или ворот. Очередные несколько шагов и уже грохот закрывшейся двери.
   А я так и стоял, прислушиваясь и раздумывая:
   "Экий странный житель! Тут грязь разлилась, можно сказать всё вокруг загадила, а он на это никак не отреагировал? Или сумел как-то меня заметить? Да и спрятался от греха подальше?.."
   Ведь и в самом деле, существа, живущие в полной тишине, феноменально ориентируются по звуку. Вдруг местный абориген моё дыхание услышал? Возможно, что и сердцебиение засек. При желании и должной настройке я тоже так смогу. Но я - это я... И тут же пришлось самому себе напомнить:
   "Не забывай, Борька, всегда могут оказаться существа, которым ты на один зубок. Нечего бравировать! Выжидай и будь настороже!.."
   Уж не помню, сколько я простоял, в конце концов, это мне надоело. И я, с недовольством принюхавшись к одежде, которая продолжала лосниться жиром и прилипать к телу, решил двигаться. Понятно, что маршрут выбрал только один: в тот самый картер, откуда меня выплеснуло вместе с маслом. Хотя теперь я не сомневался: обратная дорога домой открыта. Надо только забраться на дно озера, отыскать символ и шагай куда положено.
   Но уж больно меня заинтриговало: что там за дверь такая интересная за поворотом? Уж одним глазком взглянуть на неё имею право?
   "Конечно, имеешь! - отозвалась на этот вопрос чистоплотность. - Тем более что там может оказаться пункт срочной химчистки, где тебе помогут очистить дурно пахнущую, лоснящуюся одежду! Ведь нельзя будет в таком виде появиться перед императрицей Герчери".
   "Да пошла она...!" - нагрубила в ответ уязвлённая гордость.
   Но в сторону двери я двинулся довольно уверенно. Хоть и старался при этом не шлёпать ботинками. Потом я всё-таки замер на месте, разглядывая показавшуюся мне дверь. То ещё зрелище! Широкая, до метра, в высоту - метра три, ну и вся находится выше уровня пола в коридоре, сантиметров на сорок. Подобные запоры ставят для герметичности отсеков в бункерах или на секретных подземных заводах. Не хватало ещё только сканирующего устройства на стене. Но ладно бы только блеском нержавеющей стали поражала, так она буквально притягивала к себе несколькими рисунками на поверхности. Три гламурные девицы, стояли, сидели, изгибались обнажённые в разных, но в явно манящих позах. И выглядели как живые. Даже дух захватывало при их рассмотрении и вполне естественное желание появлялось. Могу с уверенностью подтвердить: расписывал полотно великий мастер.
   Смог бы я такое сотворить? При надлежащих натурщицах, естественно? Боюсь, что мне на рисование времени не хватало бы. Ходил бы только вокруг, и поправлял позы, передвигал в нужном ракурсе..., да и не только передвигал.
   Ну а мысли общего плана в голове возникали только одни:
   "Что здесь может находиться? Да уж явно не прокат надувных Барби. И не кинотеатр с мультиками именно для таких девчонок. Скорей всего здесь специальный клуб для местных сантехников, в простонародье называемый борделем. И самое главное, если судить по длинноногим телам, люди здесь ни на молотки, ни на кувалды не смахивают. И ничего у них поперёк не располагается..."
   Естественно, что на такие заявки вперёд шагнула недоверчивость, подталкиваемая в спину похотью:
   "Прежде чем утверждать голословно, надо всё проверить лично. И мы тут с народом посоветовались, чуть ногами жадность попинали, и вспомнили о нескольких золотых монетах и нескольких камешках в карманах. Чем-то, да расплатимся, чай не бедные!"
   Ну да, валюта она во всех мирах одинакова. Если не золото, то камни всегда ценятся. Но меня больше всего смущала странная дверь в таком вот более чем странном месте. Да и сам факт проживания здесь людей, как-то в голове не укладывался. О том, что нарисовано на двери для завлечения какой-то недоверчивости, вообще говорить не стоило. Всё свои внутренние рассуждения я воспринимал как шутку и попытку поёрничать над самим собой. Потому что такого не бывает: ничего больше нет и вдруг бац, такие шикарные девочки! А где ресторан? Где кинотеатры и огни отелей, что заманчиво горят?
   "Значит остаётся одно из двух: либо тут проживает художник шутник, либо за дверью серьёзная, если не сказать жуткая ловушка. Исходя из этого, надо просто тихо отсюда уходить. Художники мне неинтересны (я сам академик изобразительного искусства!), а в ловушки лезть (без всякого смысла) - ищите дураков в другом месте!.."
   Да, да! Именно так я и думал, осторожно касаясь ладонью ручки двери, и медленно усиливая на неё давление для открытия.
  
  
   Глава четвёртая
   РИСКОВАЯ ЗАТЕЯ
  
   Прошло уже более часа с начала масштабного поиска, а никаких докладов в кабинет принцессы Веры Ивлаевой-Герчери, так и не поступило. Тогда как сама хозяйка кабинета интенсивно наседала на императрицу, пытаясь вырвать у той признание:
   - Машка, колись! Всё равно видно по тебе, что ты нечто знаешь про этого Платона Когуярского, чего не знаем мы.
   - Да я тебе уже всё рассказала...
   - Не ври! Иначе сейчас Катюшу позову, и мы тебе тут устроим!
   - Ага! - с сарказмом хмыкнула та, продолжая рассматривать листы с рисунками. - Ты ещё тётю позови!..
   - О! Тоже интересный факт! - Вера нависла над подругой сзади, ещё и локтями опёршись ей на спину. - Как так получилось: Апаша Грозовая явилась во дворец, узнала про этого экселенса и отправилась его убивать...
   - Ну да, узнала-то она всякие гадости от вас!
   - ...Но по пути зашла к тебе, - продолжила принцесса, чуть ли не в самое ушко императрицы. - И ты ей что-то такое нашептала. После чего тётя наша превращается в ручного, добрейшего хомячка, идёт к этому спесивому экселенсу и напивается с ним до скотского состояния. Вот и возникает вопрос: что ты такого сказала Апаше? Или чем ты её сумела подкупить? Или запугать?
   - Кончай меня смешить, - проворчала Мария. - Чем это можно подкупить или запугать нашего главнокомандующего? Просто сказала ей, что данную ночь буду с ним, а вот утром можно будет его прижать к ногтю. И раз уж вы с сестрой считаете Платона спесивым, то зачем приняли у него пояса с груанами?
   Вера задумчиво уставилась в стенку, продолжая облокачиваться на подругу:
   - Сама понять не могу. Но как-то он нас слишком ловко уговорил... Словно заранее предвидел каждое сказанное нами слово. А потом раз - и мы уже в нирване инициации... Хорошо, что успели стать Светозарными до нападения кречей на замок.
   - Ну, раз хорошо, то успокойтесь и больше не лезьте в мои с ним отношения!
   - Отношения? Про основу которых ты так нам и не хочешь признаться?
   - Ну сколько можно про одно и то же?! - стала раздражаться императрица, отталкивая от себя разлёгшуюся на спине у неё подругу. - Пообещала, что вы хотели? Вот и радуйтесь! Тем более что я устрою ещё и добавочное шоу представление. Обхохочетесь!
   - Маш, - Вера игриво стала поглаживать подругу по шее и плечам. - А вдруг этот Платон ушёл навсегда? И больше никогда не вернётся?
   - Не говори так! - окончательно вспылила Мария, вскакивая на ноги и начиная ходить по кабинету.
   - То есть тогда шоу не получится?
   - Естественно!
   - И обещание ты не сможешь выполнить?
   - Конечно, нет! - вырвалось у императрицы, и она тут же попыталась переиграть: - Без Платона развлекательного шоу не получится.
   - Но ты ведь прекрасно поняла, что я о первом обещании спрашивала! - принцесса резко шагнула навстречу подруге, перегораживая ей путь, схватила за плечи и пытаясь заглянуть в глаза: - Ну? Расскажи ты уже всё, наконец!
   Как императрица не морщилась с досадой, чувствовалось, что она вот-вот заговорит. Тем более что раньше у неё никогда и никаких секретов с двойняшками не было. А тут уже сколько дней держится, как партизан на допросе. Разные спектакли устраивает и целые представления, позорит своё доброе имя, а для чего - непонятно.
   И она уже стала открывать рот для признания, как в кабинет вкатилась её личный ординарец, начавшая докладывать на ходу:
   - Ваше величество! Нашли некую странность. Но совсем в ином крыле, где комендант запретил появляться посторонним. Там, один из апартаментов, а так же простенок между спальнями, оказался залит странной, неприятной на вид и совершенно чёрной жидкостью...
   - Веди нас туда! - приказала Мария, устремляясь наружу из кабинета. - И не молчи! - маленького роста помощница, затараторила снова, будто и не останавливалась:
   - ...Она слегка маслянистая, но пачкается страшно. Практически вся мебель в апартаментах и паркет с коврами - на выброс. Причём под самым потолком раскрытый зев со странными выступами. Выход на эти выступы имеется из тайного лабиринта, и по нему можно взобраться в спальню этажом выше. Вот как раз на этот выступ, и в простенок тайного хода и льнула львиная доля странной чёрной жидкости. И такое впечатление, что вылили очень много...
   - Откуда вылили?
   - Как бы с верхней спальни. Но там всё чисто... Я только краем глаза всё рассмотрела и сразу помчалась сообщать.
   К моменту прибытия коронованных персон, приборка в загаженных апартаментах уже велась полным ходом. Жижу собирали совками в вёдра, остатки на полу собирали тряпками и пучками соломы. Над одним из таких вёдер и склонись обе подруги:
   - Давай Верусик, определяй, что это такое. Ты ведь у нас химик-нефтяник.
   - Не смешивай чеснок и манго! - заметила та, начав растирать пальчиками несколько капель непонятной субстанции. Даже понюхала. После чего заявила с уверенностью: - Чего тут определять. Машинное масло, используемое в двигателях. Жутко старое и грязное, видимо выкинутое, после замены на новое.
   - Ага..., выкинутое, говоришь?
   - Подозреваешь своего древнего грека Платошу?
   - Пока - нет. Но идём наверх, глянем оттуда.
   Но вначале отдала распоряжение принести высокую стремянку.
   Наверху обе землянки пробыли ещё дольше, заглядывая в простенки тайного лабиринта и обсуждая саму суть трёх раскрывшихся фрагментов:
   - Смотри, этот уходит вверх и в сторону, этот идёт вторым сюда. А потом уже кусок стены опускается вниз, делая весьма удобным выход из стены.
   - И куда дальше? Карабкаться с трудом вверх? Или прыгать в спальню с высоты чётырёх метров?
   - Подумай лучше: не прыгать, а "шагать".
   - О-о-о! Ты думаешь?..
   - Уверена! Потом снизу заберёмся по лестнице и обязательно нащупаем на торце того выступа какой-нибудь символ.
   - Ой, как здорово! Неужели они есть в этом дворце?!
   - Чего ты так кричишь?.. Тут много чего есть, просто мы с тобой эти символы е видим...
   - Ага... А он, значит, видит?
   - Не сомневайся. Причём очень хорошо видит, издалека!
   - Ух ты-ы-ы... Именно это ты от нас скрывала?
   - Не столько скрывала, сколько сама была неуверенна в своих выводах и предположениях.
   - Постой... Но теперь получается, что Когуярский - это ходок между мирами? Точнее говоря - Грибник?
   - Ну-у-у..., вряд ли он Грибник. А вот между мирами туда, сюда шастает. И уверена, что в подвале он тоже что-то отыскал. Иначе куда это он за поясами с груанами мотался? В данном мире даже легенд о подобном не существует. А он посмотри, сколько нанёс, да и потом, сколько на раненых потратил. Так что..., теперь почти всё рассказала. Осталось только дождаться возвращения, экселенса Когуярского.
   Вера с минуту рассматривала то императрицу, то зев потайного выхода:
   - А что, боишься, что он не вернётся? Что он тебя бросил?
   - Ох, Верка! Не трави душу. Бросить он меня не может по умолчанию, но... Кто поймёт, что у него на уме? Ни один философ ещё толком не объяснил предпосылки в сознании мужчин, толкающие их на те, или иные поступки. Но в данном случае я боюсь другого: что он не сможет вернуться.
   - С какой стати?
   - С какой? Давай думать вместе. Сколько раз мы с тобой мотались в статую богини Герчери, вытаскивая сокровища - не счесть. Потом и в три других мира, после рассказов Кати заглядывали. И помнишь как при переходе в мир Морской Бездны, да и обратно, вода морская за нами проскакивала?
   - Ещё бы! Один раз так хлестнуло следом, что нас чуть с приёмного камня не смыло. Тем более он под уклоном стоял.
   - Вот! А теперь представь, куда это Платон отправился, если при уходе туда, здесь чуть ли не тонна отработанного масла выплеснулась?
   На этот раз Вера, считавшаяся наиболее технически подкованной в трио Ивлаевых, представляла не долго. Почти сразу выдохнула:
   - Кошмар! Получается, что с той стороны некий резервуар с большим давлением. Он в него шагнул..., э-э-э..., там всплыл, а вот назад... И как назад?
   - Правильно рассуждаешь, - похвалила Мария, сама при этом выглядящая жутко озабоченной. - Всплыть-то он должен, вуаль Светозарного спасёт, а вот дальше что?..
   - Дальше будем его ждать... Или что?..
   - В том-то и дело, - тяжело вздохнула императрица. - Что придётся мне отправляться следом за ним...
   - Ты с ума сошла! - тут же повысила голос Вера. Но встретившись с ответным, спокойным, но решительным взглядом подруги, поняла:
   "Всё, теперь эту кобылку не переспоришь! Закусила удила!"
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"