Иванович Юрий: другие произведения.

Невменяемый отшельник. книга-11, часть-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.15*409  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    5-го марта выкладываю 5-ую часть романа. Приятного чтения, дорогие читатели.


Глава 20

ВСЕМИРНАЯ ПАНИКА

   Уже и ночь наступила, а лоцман с лесорубом всё всматривались по очереди на ту сторону от Шанны. Всё им казалось, что если беглецы остались живы, то они вот-вот вернутся, или как-то иначе дадут о себе знать. Уже и костёр разложили огромный, и пленника так скрутили бубликов, что тому никакие восстановившиеся силы колдуна не помогли бы, и все сомнения свои да предположения вслух высказали... А с той стороны - ничего! Ни малейшего сигнала или отблеска!
   - Как это ни печально, - решил наконец Виль-Ройт озвучить мысли вслух, - Но могло и такое случиться, что никто не выжил. Просто некая сила смогла протащить малый плавер за поворот, тогда как большой - только до ближайшего затона у стены. Вполне возможно, что на той стороне и течения какие-то особенные.
   - А раньше, что случалось с кораблями или лодками, проплывшими за Шанну? - лесоруб оказался совсем молодой, ему ещё и не было тридцати. Да и в этом месте был всего второй раз. Легенду-то он слышал, но вот подробностей о дальнейших попытках пересечения, не знал. - Ты ведь говорил, что пытались многие.
   - Да в том-то и дело, что больше к легенде подробностей не прилагалось. Только и говорится, что никто и никогда. Само собой разумеется, что учёные тут и разные экспериментаторы, что только не делали, но... Меня с ними не было и мне они не докладывали.
   - Так что тогда будем делать дальше?
   - Ждём до утра. Если никакого знака с той стороны, грузимся на плот с этим ублюдком, и несёмся к ближайшему населённому пункту. Там организуем магическую связь - и поднимаем тревогу.
   - Ну да, - кивнул головой дровосек, - Наверняка всполошатся разные... Событие-то неординарное, огромный плавер верноприличников уничтожен, наших сколько полегло...
   - Э-э! Ты даже не представляешь себе, насколько неординарное и насколько всполошатся. Уверен: что уже всполошились, ведь мы должны были к этому времени в Утиное возвратиться. И уничтоженные преступники, с их большим артефактом - это лишь самая малая причина для переполоха. Да и все наши смерти, лишь печаль и горе для наших родственников.
   А так как рубщики леса торчали в этой глуши чуть ли не месяц, и только отголосок последних преобразований до них донёсся, то бывалый моряк пересказал о событиях, и особо остановился на заслугах Кремона Невменяемого перед империей и перед всем миром. Слушатель впечатлился более чем:
   - Надо же?! Если так обстоят дела, то нас и наказать могут, за то что не спасли этого Кремона?
   - И поделом накажут... Ты и представить себе не можешь, насколько принц сурово наказывал нам беречь каждый волосок с головы этого человека...
   Ночью дежурили по очереди, посматривая непрестанно за линию Непреодолимого, да карауля пленника. А чтобы тому меньше думалось о побеге, заставляли его сбрасывать всю накопленную магическую силу по существующей между Эль-Митоланами методике. И сами при этом быстрей восстанавливались, и мнимый, как они считали князь, меньше о пакостях думал.
   Утром загасили остатки костра и поспешили к месту формовки плотов. Отыскали там один, почти доделанный, укрепили его как следует, да и начали сплавляться про Гайде вниз. Пленника тоже не забыли, привязав его накрепко в центре плота, а как только добрались до первого большого городка, сразу сдали его местным представителям императорской власти.
   Связь наладили быстро, и предположение Виль-Ройта, что их отсутствие вызовет переполох, оказалось не просто верным. Судя по поступающим приказам, в том числе и от самого императора, возможная гибель знаменитого героя, исследователя и дипломата, обещала в ближайшие часы всколыхнуть весь мир в целом.
   Обоим спасшимся в кровавом бою сентегам, было приказано оставаться на месте, ждать несущихся к ним спасателей, а потом уже вместе с ними возвращаться к Непреодолимому и на месте оказывать всяческую помощь и содействие следствию.
   Но только прозвучали последние слова данного приказа, как донёсся по магической связи следующий:
   - Быть готовыми к скорому отправлению к месту событий! Ничему не удивляться, потому что к городку уже вылетел сборный отряд драконов и боларов. Они также несут по воздуху нужных специалистов, следователей и даже учёных. Отряд фактически летит прямиком к месту координат с мостом, а за вами могут залететь лишь два дракона. Выложить для них на берегу косой крест из белой материи, чтобы им хорошо было видно с неба место посадки! Немедленно! И ждать!
   После таких приказов, а также новости о прилёте мифических, никем тут не виданных боларов и драконов, обитатели всего городка чуть сами летать не начали в поднявшейся суматохе. И крест выложили чуть ли не собственными телами, и свой караван судов и лодок моментально сформировали, да немедля отправляли вверх по течению, как только команда оказывалась на борту. Как-то у всех единовременно родилась мысль в сознании, что непреодолимую прежде Шанну, на этот раз будут проламывать всем миром, и обязательно проломят.
   А уж как напряжённо всматривались в небо все сентеги и люди! Каждый надеялся первым заметить в густой голубизне крылатого разумного, или зелёную сферу болара. Потому что как те выглядели, в империи знали почти все хотя бы из школьных учебников. Другой вопрос, что в обозримой истории считалось: весь остальной мир пустыня, а всё живое в нём вымерло. Естественно, что увидеть мифических существ собственными глазами, желал каждый.
   И заметить первую группу цапей воздушного океана, удалось самому глазастому из сентегов:
   - Вон там! Чуть севернее! - закричал он. - Группа летит!.. Клином!... Восемь..., нет, девять особей!
   В самом деле, на большой высоте девятка летящих как молнии драконов, шла чуть в стороне, ближе к границе. Но в любом случае придерживалась реки, как главного ориентира. Но самым непонятным оказался тот факт, что к городку они своё движение не подкорректировали, а так и стали пролетать мимо.
   На земле поднялся вой, крик. Буквально все прыгали, махали крыльями и руками, мотали огромными кусками материи, пытаясь привлечь внимание:
   - Здесь мы! Здесь! Куда же вы?! - Крылатые пролетели мимо и стали удаляться, даже не снизившись. Разочарование нарастало невероятное. Пока всё тот же глазастенький тэш не заметил новую группу:
   - Там! Ещё больше!
   Вторая волна спасателей выглядела массивно и солидно, сразу три клина по девять драконов. Удалось рассмотреть и восемь человек, которые висели на длинных ремнях. Причём одна из девяток, идущая без пассажиров, изменив маршрут, стала с набором скорости полого опускаться прямо к городку. Лихая посадка повелителей неба на белый крест из тканей, вообще произвела фурор среди населения. Наверное, гостей затоптали бы, окажись встреча более продолжительной, но те не стали даже глядеть в сторону накрытого на всякий случай стола, а сразу рыкнули на хлебосольных хозяев:
   - Приветствуем вас! Но на большее времени нет. Где те сентеги, которые выжили в бою с бунтовщиками?
   Лоцман и лесоруб тут же шагнули вперёд, заявляя о себе. Им были тут же вручены сложные ременные конструкции, в которые следовало облачиться. При некоторой помощи и советах, оба справились с этим за минуту, ещё через две - каждый оказался поднят в воздух парой летающих разумных. И если бы не грустная причина столь грандиозного переполоха, что молодой лесоруб, что старый лоцман - орали бы от восторга и удовольствия.
   Затем, на небольшой высоте, пролетела первая, малая группа боларов. Плотной кучей, сцепившись корнями, особей двадцать. Ещё позже - огромная стая этих летающих философов, несущая в своих корнях корзины с грузом и людьми. Те вообще уже не поддавались подсчёту, наверное сотни две, не меньше.
   Ну а потом по реке стали подходить разные корабли, быстроходные лодки, изредка плаверы, превратившись почти в сплошной караван.
   На что губернатор городка, только удивлённо помотал головой:
   - Они же там в верховьях просто все не поместятся!..
   К берегу никто не приставал и только третий по счёту, проходящий плавер с императорским флагом кого-то из принцев, буквально на ходу прихватил приготовленного на пирсе пленника, и ринулся с прежней скоростью вверх по руслу. Эпическая операция по розыску и спасению всемирно известного героя, вступала в свою полную фазу, и видно было, что ни средств, ни усилий, ни даже собственной крови участники этой операции - не пожалеют.
  
  

Глава 21

ЗАБРОШЕННОЕ ХОЗЯЙСТВО

   Сны оказались неспокойными, переходящими в какие-то сумбурные кошмары, и выспаться Кремону толком не удалось. Тем более при свете Занваля, которое пока ещё не заглянуло в затопленное ущелье, спать не хотелось совершенно. Как ни печально было на душе, и какая горечь не одолевала по поводу невосполнимой утраты, просто лежать в плавере и пялиться на небо, претила укоренившаяся в сознание, въевшаяся в кровь привычка действовать, действовать и действовать.
   Хотя первым делом Невменяемый спросил мысленно сам себя:
   "Не тянет ли меня к людям? И не попытаться ли пробить обратную дорогу под Непреодолимым?"
   Сомнений не было малейших: совершенно не тянет! Что к людям, что к сентегам, что к кому угодно! А по поводу попыток, логика резонно подсказала: не стоит даже пытаться. Потому что выживший сам переход, и только потом умерший раненый, однозначно доказывал своим существованием, что легенда несколько однобоко подаёт версию событий о влюблённых. Ни в коей мере не чувства помогли сентегам выжить, а скорей всего наличие у каждого этакого артефакта, подобного Жемчужному ордену. Только многократно усиленная мощь Эль-Митолана, его удесятерённые по силе структуры защиты, могут спасти организм от явной смерти в объятиях двойной преграды в Ничейные земли. Да и то, дело скорей всего нечаянное, зависящее от сотен мелких деталей и тысячи невероятных совпадений.
   Повторить подобное на себе, даже имея в распоряжении полноценный, заряженный по максимуму Жемчужный орден, не позволит ни один, хоть немного здравомыслящий экспериментатор. Так зачем, спрашивается стараться? Зачем подталкивать на бессмысленные жертвы молодых и глупых?
   В общем решение остаться здесь, возле мавзолея навсегда, только окончательно окрепло. И никакие больше мысли или страдания об остальном мире не терзали сознание энормианина.
   А вот врождённое любопытство - осталось. Оно манило пройтись по тропе с другой стороны потока, отыскать жилище сентегов и осмотреться в нём. Ну и естественные надобности организма - никуда не исчезли. После вчерашнего морального и физического перенапряжения, следовало хоть чем-то подкрепиться.
   С последней проблемой, Кремон справился, не выходя на берег. Достал все имеющие запасы, которые они прихватили в дорогу, да приступив к завтраку стал рассматривать их, прикидывая насколько и чего хватит. Еды было мало. Настолько мало, что пока подсчитывал, пока прикидывал, пока задумался о наличии тут гигантских тигров да о методах возможного с ними противостояния, всё ...съел. Буквально всё! Ничего не оставляя на обед и на ужин, как планировалось изначально.
   - Как-то я слишком задумался..., - забормотал он ошарашено. - Или мозги мои переехали жить в желудок?
   После чего фыркнул и постарался забыть о поспешном уничтожении запасов. Раз подсознание распорядилось так, значит, организм нуждается. И нечего ему отказывать. А с едой проблем быть не должно, ведь жили же здесь долгое время, если не столетия, те самые сентеги? Вот и человек не пропадёт! Только и надо, что встать и приложить руки куда следует.
   Сердце кольнула поселившаяся там навечно боль, когда представил, что придётся проходить через помещение под водопадом и видеть тело Ягуши. Поэтому Кремон решил причалить на плавере попросту с другой стороны от впадающего в ущелье потока. Там тоже отыскались удобно торчащие скалы, чтобы не только привязать артефакт Древних, но и чуточку завести его под нависающие скалы. После такой предосторожности никакой тигр не сможет запрыгнуть на кораблик с берега. Ну а если они умеют плавать, и так уж мечтают обломать зубы о неизвестный, сверхпрочный корпус плавера, то "приятного им аппетита!"
   Поднимаясь по тропе, держал керечесу наизготовку, часто оглядываясь назад, по русло реки и на окружающие горы. Тигры ведь могут и затаиться на скале, а потом и спрыгнуть на голову. Да и сомневаться не приходилось, эти монстры чем-то питаются, и не обязательно травоядными тушканчиками. Вчера однозначно на кого-то охотились, и явно не на маленькую дичь, раз она так громко визжала.
   Тропа привела к громадным каменным осколкам, отколовшимся от скалы, и нырнула между них. Потом резко стала карабкаться на один из осколков с его тыльной стороны, в виде вырубленной в камне крутой лестницы. А когда человек взобрался наверх, его взору открылась небольшая трещина в скале. К ней можно было пройти лишь по острой грани всё-того же осколка, и не иначе. Вдобавок с данной точки, стоя над лестницей, можно было просматривать отлично все ближайшие подходы и метров сто пятьдесят береговой линии вдоль русла. Отличная наблюдательная позиция, из которой можно рассмотреть любого притаившегося хищника. Ну а из отверстия, явно ведущего в пещеру, отлично и сама лестница просматривалась.
   "Неплохо тут сентеги поработали, - размышлял Кремон. - И судя по их седым перьям, прожили в полной безопасности и довольстве до глубокой старости. Наверняка тигров совершенно не боялись, или удачно высчитывали время, когда можно рыбной ловлей заниматься. Правда в самом водопаде я ни одной рыбёшки не видел, но раз рыба сохранившаяся в мавзолее в наличии, значит где-то её выловили. И вряд ли далеко отсюда..."
   Ещё раз осмотрел окрестности, и подался к скальной трещине. Протискиваясь в неё, заметил следу некоего расширения. Нетрудно было догадаться, что сентегам, с их несколько птичьим корпусом, гораздо сложней здесь пробираться.
   Далее тоннель выровнялся, стал шире, потом и выше. Затем вообще плавно перешёл в расщелину, образовавшуюся в глубокой древности после землетрясений. А там и пещера показалась. Что сразу бросилось в глаза, так это ровные, узкие террасы по краям, поднимающиеся в общем на высоту до трёх метров. Заполненные землёй, они местами изобиловали кучками прозрачных грибов, каких-то перекрученных, в большинстве засохших стебельков, да напрочь ссохшихся пеньков величиной с мужской кулак. Подавляющее пространство подземного огорода - пустовало. Видимо выродилась флора без постоянной поддержки. А может (если судить по пенькам) и сами хозяева к старости резко сократили урожайные посадки.
   И в данном месте, достаточно сыром, с витающим запахом перегноя, никто никогда не жил. Пришлось топать дальше. Очередной тоннель вывел в иную, круто наклонённую расщелину. Тропа вела дальше, вполне удобно пересекая образование в нижней его части, но по склону ввёрх уходила иная протоптанная дорожка. Порой и там виднелись следы вырубки. А далеко вверху, метрах в тридцати виднелось пятно тусклого, но явно дневного света.
   Естественно, что исследователь не мог пройти мимо такого интригующего места, и полез не спеша наверх. И не пожалел впоследствии, потому что многое стало понятно после осмотра. Крутой склон позволял добраться до дна некоего провала, углубления между гор. Небольшое, радиусом метров в сорок, оно было окружено отвесными двадцатиметровыми стенами, и внутри достаточно толстый слой грунта. Вот в этом грунте и выращивалось здешними отшельниками несколько редчайших, не приживающихся во всём остальном мире, деревьев.
   Невменяемый их сразу узнал, потому что и сам взращивал в своё время, да и в Менсалонии насмотрелся на уникальные рощи этих заколдованных растений. Сонное дерево, дающее удивительные Сонные плоды! Причём после съедания плода на ночь, сознание спящего разумного существа переносится на Маргу, где вселяется в только что родившегося дунита. Иначе говоря, становится нечаянным создателем новой, сразу уже взрослого, полноценного существа. И вот в тельце этого сказочного, летающего дунита, спящий всю ночь веселится, водит хороводу в стае таких же, как он, трубит весёлые мелодии и вступает во фривольные связи с такими же особями противоположного пола. В общем, проводит время более чем радостно и весело. Наутро возвращается в своё выспавшееся, отдохнувшее тело, а вот образовавшийся дунит остаётся жить в реальном Сонном мире, обретая уже новое, своё собственное сознание. Разве что при этом получает весь спектр магических сил и умения своего создателя.
   Учёные в данный момент прикладывают все усилия к разгадке этой великой тайны, и пытаются понять: кто же создал дивные плоды и каким образом с их помощью можно резко увеличивать поголовье разумных дунитов на соседней планете. Потому что подобное, при всём безмерном уважении к Древним - даже им не подвластно. Ну а сам Кремон в своё время внёс главную лепту в то, что Сонные плоды, раньше продаваемые в количестве не более одной тысячной процента, теперь невероятно упали в стоимости и продаются на каждом углу по вполне приемлемой цене. Наверное уже и не осталось в мире Тройной Радуги существ, которые не побывали во сне в ином мире, в Сонном, пользуясь волшебными плодами. А если ими пользуются дети и прочие несовершеннолетние разумные особи, то они попадают не в лес, а в бескрайнее поле, где только тем активно и занимаются, что высаживают новые деревца, до просто водят вокруг них обязательные хороводы с песнями. Иначе деревца не принимаются и засыхают.
   Сейчас Кремон рассматривал деревья и диву давался:
   "Так вот как эта пара влюблённых проводила ночной досуг! Не по этой ли причине у них не было детей? Ладно, допустим дети есть, но перебрались в иные места жительства... Но где они взяли саженцы? Хм! Тоже не проблема. Если Менсалония сравнительно недалеко, то и на Ничейных землях Лазурных Туч, может произрастать то же самое. А за долгие годы можно пересадить что угодно..."
   Три дерева были засохшими намертво. Два - на пределе, и давно не плодоносили, а вот на одном ещё виднелись плоды, пусть и редкие, но сотню, а то и другую обязательно насобиралось бы. Кстати Сонные плоды, при всей своей сказочности могли служить и простой, точнее говоря весьма энергетической пищей.
   "Значит с голода не умру, - цинично размышлял энормианин, подхватывая в карман десяток плодов, и начав спускаться вниз. - Если съедать их с самого утра - ночью никакого эффекта..."
   Это он вспомнил по той причине, что после смерти любимой даже представить себе не мог, что посмеет отправиться в Сонный мир. И мысли не возникало, что можно хотя бы одним глазом взглянуть на трубящие рои дунитом, не говоря уже обо всём остальном.
   Продолжив путь по тропе, уже к следующей пещере подкрадывался очень осторожно и в полной боевой готовности. Потому что оттуда доносился некий прерывистый храп, порой переходящий в рычание. Логика подсказывала, что там не могла располагаться обитель хищников, а уж тем более тигров, но воображение живо нарисовало парочку разлёгшихся монстров, отдыхающих после удачной охоты. Пришлось и назад оглядываться чаще, примеряясь к быстрому отступлению. Мелькнуло, правда, желание создать светляк, да отправить его далеко впереди себя, но мужчина не стал малодушничать. В любом случае успеет с помощью своего ночного зрения рассмотреть опасность раньше, чем она до него доберётся.
   Пещера оказалась странная, слишком круглая, чрезмерно резонирующая, наполненная эхом. А тот, кто храпел, находился у дальней, противоположной от человека стены. По первому взгляду, кто-то там поблескивал глазом. По второму: глазом слишком странным, словно он струится вниз. И только присмотревшись, удалось рассмотреть небольшую струю воды, падающую с высоты метров шести в небольшую, но глубокую лужу. Струя неравномерная, колеблющаяся, потому и звук, пробивающий воду, казался прерывающимся храпом.
   - Да уж..., - пробормотал исследователь. - Неужели я, после увиденного тигра, уже и воды стал пугаться? - но тут же вспомнил золотые слова своего наставника Хлеби Избавляющего: "Лучше сто раз испугаться, чем один раз без головы остаться". - Ну да... Кого мне тут стесняться? А и подсмотрит кто..., да пусть хоть со смеху умрёт. Не умрёт сам..., так я могу и помочь...
   Потому так и двигался дальше с достаточной осторожностью. Как ему казалось. Потому что должной бдительности так и не проявил. В третьем по счёту пустом пространстве, напоминающем пещеру с несколькими странными трещинами на дне, только и следовало, что перепрыгнуть всего чуть более метра. Пустяшная преграда, казалось бы... Но как раз то место, на которое резко наступил опорной ногой для дальнейшего прыжка, вдруг легко сдвинулось вниз, увлекая за собой и всё тело человека.
   Спасло то, что не выронил из рук керечесу. Артефакт Древних, своей длиной за метр, и невероятной прочностью на излом, оказался заклинен, словно жесткая перемычка между двумя стенами. Причём ниже от верхнего края на полметра. Несколько мгновений казалось, что оно не выдержит и таки прогнётся, и тогда полёт вниз можно было бы считать делом свершённым. Но магическая поделка продержалась так необходимое время, а потом уже колдун задействовал левитацию собственного тела, облегчая его чуть ли не втрое.
   Но даже при таком весе, плечо словно разрывало болью. Рана, так и не успевшая зажить за ночь, раскрылась, пошла кровь. А сжавшиеся на керечесе пальцы свело судорогой. Чуть передвинуться в сторону, ближе к стене, оказалось делом архисложным. Пришлось особой, расслабляющей структурой убирать судорогу, и лишь затем сдвигаться в нужном направлении. Там имелась всего одна выемка для ноги, что являлось маловато для прочного зацепа. Крайне измучился, пока выкарабкался! Не будь облегчающей левитации, вряд ли смог бы выбраться с повреждённым плечом на поверхность...
   Да и когда выбрался, потратив непозволительно много для воина времени и сил, ещё с полчаса просто лежал на краю трещины и пытался отдышаться.
   "Может, зря я так за жизнь цепляюсь? - опять нахлынули пессимистические мысли. - Ну упал бы вниз, ну разбился бы или утонул, главное что не сам себя жизни лишаю, всё вроде как естественно получается..."
   Но вспомнив, что сам себе пообещал и глаза воина, который отдал ему последние крохи собственных сил, застыдился, тяжело вздохнул и стал подниматься. Ну и, конечно же, решил осмотреться, выяснить причину того, почему он так опростоволосился с падением. Не пожалел зажечь трего, и улёгшись на самый край провала, стал рассматривать место скола. А там и одного внимательно взгляда хватило: ловушка!
   И сомневаться не приходилось, что устроил её тот самый старый сентег. Или его возлюбленная вместе с ним. Потому что скол сделан был ударами клиньев, а чтобы отколотый кусок не свалился вниз под собственным весом, его тщательно закрепили упорными планками. А чтобы дерево не гнило, наверняка пропитали планки специальными отварами и укрепили магической структурой. Со стороны тропы получившуюся трещинку тщательно замаскировали каким-то подобием клея. Вот оно всё и держалось веками. Но на соплях, образно выражаясь.
   Затейники!.. Тэши!.. А сами ставили ногу чуть в стороне. Прыжок на десять сантиметров дальше получался, зато совершенно безопасно. Даже во время быстрого бега не оступишься, если изучил на тропе каждый камешек и выступ.
   Совсем другой вопрос возникал, если раздражение и досаду отбросить: а на кого ловушку ставили, если только сами здесь жили? Обычная паранойя или от безделья руки чесалось? Или захотелось развлечься? Придать остроту серым будням? Всё-таки врождённые врачи живут долго, могли тут и три века протянуть. Вон какие Сонные деревья успели и сумели вырастить. Возможно, нечто интересное, кроме грибов, выращивали и в подземном парнике.
   Предположений много, но единственно верного - нет. Может в самой обители нечто поясняющее отыщется?
   Глубина трещины оказалась более тридцати метров. Внизу - острые скальные обломки. Для гибели - более чем достаточно. Только и оставалось, что благодарить прочность поделки Древних. Правда, при тщательном рассмотрении, пришлось констатировать, что керечеса уже непригодна в действии. Заметно прогнулось всю ложе для зарядной планки с мраморными шариками. Теперь даже теми, что оставались в ружье, стрелять нельзя, могут взорваться сразу же.
   А раз оружия нет, что делать? Возвращаться за иным экземпляром? Немного подумал, Кремон решил двигаться дальше. Коль за многие года здесь никто не прошёл, значит и непосредственной угрозы от живых существ нет. Ну а подобные ловушки, теперь придётся высматривать более тщательно.
   - Если они есть...,- ворчал человек вслух, вновь двигаясь по тропе. - Потому что смысла в них не вижу...
   Жившая здесь когда-то парочка, была иного мнения. Потому что уже в следующей пещерке оказалась новая, довольно мудро устроенная ловушка. Проходящее существо наступало на массивную плиту, та, качнувшись, задействовало систему натяжек, а уже те опрокидывали на тропу массивный, круглый валун, которой прокатываясь сминал всё живое.
   Только за века натяжки сгнили, система сработала самопроизвольно, и валун уже покоился в финале тропы, ставши совершенно безопасным. Прикинув его огромную массу, и размеры в полтора человеческих роста, энормианин поразился:
   "Как они его сумели закатить на исходную позицию? Ведь навскидку, тут и десяток Эль-Митоланов не справятся. Ах да, у них было самое главное: время. Ну и желание, конечно..."
   А вот дойдя до валуна, и начав перебираться через него, резко изменил своё мнение о напрасности созданного устройства против незваных гостей. Потому что в самой финальной части желоба, просматривались чьи-то кости. То есть это не растяжки сгнили! Это кто-то тут проходил и попался! Видимо пытался убежать, от рухнувшего на него сзади валуна, да проворства не хватило.
   Но самое загадочное, что пострадавшим оказался человек! Мужчина. На поверхность торчала только одна рука, всё остальное оставалось под валуном, раздавленное и растрощенное. Одежда и плоть превратилась в прах, местами осыпавшийся, местами чудом державшийся на костях. В глубине, между каменными пространствами просматривалось некое оружие, тоже смятое и насквозь проржавевшее. Каких-либо магических амулетов, или носителей энергии, заметить не удалось. Но именно плачевное состояние остатков оружия заставило серьёзно задуматься о дате случившейся смерти:
   "Получается, что пара сентегов имела врага, - стал рассуждать Невменяемый. - Похоже, что единственного. Они с ним боролись, боролись и наконец-то победили. Пусть и не в прямом столкновении, а таким вот сложным путём. И судя по тому, что валун откатить назад они не попытались, и даже тело для досмотра им не потребовалось - достигнутым они остались весьма удовлетворены. То есть врагов больше не осталось. И стали они жить-поживать, да Сонные плоды на ночь кушать... М-да..., где-то так..."
   И всё равно, увиденное казалось более чем странным, а предварительные размышления - притянутыми за уши. Ведь, судя по косвенным деталям, сентеги и в самом деле последние годы своей жизни, а может и не только последние, жили прекрасно, ничего не опасаясь. Но зачем тогда отколотый краешек глубокой трещины? На всякий случай? Опять неясность... Теперь только и оставалось, что добраться до их жилища, и разобраться во всём окончательно.
  
  

Глава 22

СТРАННАЯ ОБИТЕЛЬ

   А вот на последних метрах тропы, пришлось изрядно повозиться. В закруглённом, весьма коротком переходе, оказался завал из камней. Изначально толком не просматривалось: то ли прежние обитатели устроили преграду сознательно, то ли тут была ловушка, задействованная кем-то уже после смерти сентегов, то ли это чисто природное явление. Хорошо ещё, что препона в самом широком месте не превышала полутора метров. Поэтому повздыхав над препятствием, Кремон приступил к его разборке.
   По ходу выяснилось, что перед ним и в самом деле ловушка. Некогда свод был на одном участке вырублен колодцем вверх, потом перекрыт несколькими плитами, и уже сверху опять заложен камнями. Ныне остатки, а когда-то цельная система пускового механизма - провоцировала вниз падение плит, вместе с нагруженной на них породой. И скорей всего настройка или выключение механизма производилась с обеих сторон прохода. Но вот никого и ничего постороннего под завалом не оказалось.
   Спрашивается: почему тогда каменная западня сработала? По первым итогам расследования, получалось что сентег, уходя в последний путь к мавзолею, сознательно перекрыл за собой дорогу. Или, в крайнем случае, механизм повредился от времени, и падение плит произошло самопроизвольно. А вот строили это коварное препятствие, явно Древние со своими механизмами. В крайнем случае - таги. Потому что кроме них никто не смог бы пролезть через малую дыру в финале уходящего вверх колодца.
   "Что же строители пытались упрятать? - размышлял Невменяемый, заканчивая расчистку. - И по какую сторону от данного прохода? Потому что и шар с желобом - явно не результат титанического труда парочки влюблённых сентегов..."
   Судя по общему направлению тропы, анфилада пещер и проходов между ними вела к тому самому тоннелю с левой сторону ущелья, к которому и спускался крутой желоб с Непреодолимого. Оставалось по прикидкам пройти не так уж и много, километров пять, чтобы преодолеть толщи скальной породы и выйти к точке видимости моста. А так как обилие древних ловушек впечатлило, следовало утроить осторожность и не спешить. Тем более что после завала тропа взяла круто вправо, пошла вверх и почти сразу же привела в открытое пространство. Причём точно такое же по размерам, как и тот провал, в котором произрастали Сонные деревья. Разве что глубина окружающих стен здесь не превышала пяти, шести метров.
   Ну и сразу бросилось в глаза, что здесь наверняка пара сентегов устроила приусадебный огородный участок. Лучи Занваля сюда проникали, света хватало, и на многочисленных грядках наверняка росли собранные по округе и нужные в питании растения, пряности и овощи. Вот только за последние столетия, без хозяйственной руки они все вымерли, а годное пространство уверенно захватил многолетний кустарник свала. Того самого растения, которое снискало славу посёлку Агван, и с которого давили замечательное масло для технической смазки. Видно было, что свал сейчас несколько одичал, но всё равно был великолепен. Да как раз вступил в пору своего цветения.
   А раз пора цветения, то можно собирать пух. Потом формировать его в серый шарик, создавая Флор, годный для значительного взрыва. Взрыв, конечно, не сравнится с зарядом литанры, и даже взрывом мраморного шарика из керечесы, но в любом случае опытный Эль-Митолан может сотворить с помощью Флора (и уж тем более из огромного количества Флоров) массу полезных атакующих и бытовых действий.
   "Хм! Да у них тут были все условия, чтобы горы свернуть, - озадачился Кремон. - И за сотню, вторую лет жизни с Флорами можно такое наворочать..., такое...! Что и Барьер бы не выдержал!.. Видимо парочка ни за что не хотела возвращаться в цивилизацию. Допекли их основательно... Да и одним - влюблённым было тысячекратно лучше. Ведь они и в самом деле любили..., а большего для счастья и долгой жизни - и не надо!"
   Позавидовав с горечью, и тяжко вздохнув, заставил себя двинуться на исследование жилищ. Потому что назвать его единым, у него вначале и в мыслях не было. Входы темнели чернотой практически по всему периметру овала, и насчитывалось их целых двадцать шесть штук. Но чем больше просматривал внутренние помещения, чем больше анализировал, тем больше приходил к выводу, что перед ним единая, многофункциональная обитель. Иначе говоря: многокомнатный дом, практически со всеми удобствами. Ну а сам провал с огородом, являлся как бы внутренним двориком. Скорей всего так и было изначально, и только пара сентегов нанесла сюда земли и устроила приусадебный участок.
   Шесть, а то и восемь комнат, можно было назвать спальными. Две палаты - некое подобие огромных гостиных. Причём одна сделана в толще пород в виде единой квадратной пещеры, а вторая в виде анфилады комнат, соединённых широкими арочными проходами. Имелось четыре помещения, пригодные как для кабинета, так и для лабораторий. Все вышеперечисленные объекты - имели как минимум отхожее место с подачей воды и канализацией, максимум - с ванной и отдельным душем. Правда несущие воду аксессуары - оказались уничтожены временем начисто. Только дыры в стенах остались, да некие куски свисающей ржавчины.
   Ещё пять комнат - некие складские помещения с каменными полками вдоль стен. Один квадратный зал служил входом в три преогромнейших подвала в глубине. И в них было неожиданно прохладно, не более чем пять градусов тепла.
   Две горницы, имели некие подобия печей, духовых шкафов и плит. Вокруг этих кухонь имелась куча мелких кладовок. Ну и остальные комнаты - могли использоваться для чего угодно. Но сразу понималось, подобное жилище - не для одной или пары особей. Тут наверняка когда-то жила внушительная семья. Или общность разумных созданий, занятых одним делом. Судя по некоторым предметам каменной утвари - скорей всего именно людей.
   Не вызвала удивления и такая мысль, что речь может идти про общность тех самых людей, которые когда-то строили мост Непреодолимый, а то и занимались созданием местного участка Барьера. А может здесь обитали не кто иные, как наблюдатели, оставленные для присмотра за новой границей, после её создания?
   Естественно, что логика рассуждений повела Невменяемого дальше. Тем более что он прекрасно знал про технические комплексы, которые управляли каждым подобным участком. А благодаря проштудированным книгам по этой теме, знал, как и управлять этими комплексами. Но сейчас додумался до определённых выводов:
   "Если здесь жили наблюдатели - значит пульт управления комплексом - где-то совсем рядом. Или отсюда имеется прямой переход к этому пульту. Как минимум! Только вот..., почему же пара сентегов, за долгие годы так ничего и не отыскала?.. Хотя, чего это я так решил, что не отыскала?.. Надо самому вначале тщательно осмотреться..., а уж потом делать правильные выводы".
   Надписи, вырезанные в камне, отыскались быстро. Видимо сентег время от времени вносил на одну из стен исторические даты. Причём делал записи краткие, на излишние пояснения не отвлекался, да и всё количество строчек не превышало десятка. Прибыли, освоились, убедились, что потомства у них не будет, разобрались с оставленным наследством, прокляли всех живущих, поняли что выхода отсюда нет, даты нескольких путешествий в верховья Гайды и вдоль Шанны по обоим направлениям, потом ещё проклятие для всех, и последней стояла запись о смерти любимой.
   Вряд ли мужская особь намного пережила женскую, если вообще не помер в тот момент, когда уложил её в мавзолее на возвышения из камней. Так что общая биография здешних отшельников просматривалась довольно скучной. Прибыли они сюда тысячу восемьсот лет назад. Легенда-то оказалась воистину древняя! Прожили - сто семьдесят три года. Проход сквозь барьер выжег у них, так впоследствии и не восстановившиеся детородные функции. Проклятия - тоже вполне понятны, не от хорошей жизни они здесь оказались. Как и повторное проклятье, после путешествий. Наверное, убедились окончательно, что умирать придётся именно здесь.
   А вот фраза "...разобрались с оставленным наследством" - интриговала. Если прикинуть даты, то получалось, человека придавило каменным шаром в желобе, несколько раньше, чем здесь обосновалась парочка влюблённых. А судя по отсутствию чего либо интересного в жилище, никакого "наследства", как такового, здесь и в помине нет. Ни устройств, ни артефактов, ни толковой, сохранившейся с помощью магии мебели. Тогда как дата, перед таким утверждением, даёт понять, что сентеги "разбирались" очень долго: пятьдесят один год.
   Спрашивается, что так долго стоило исследовать? За полвека можно плевками каменную стену пробить, а шлепками - ту же стену в песочек рассеять. Ну и не простые же они смертные, а Эль-Митоланы. И Флоры имели, прессуемые из пуха свала, и еды вдоволь, и...
   "Вот тут, пожалуй, и всё! - оборвал свои перечисления энормианин. - У них даже оружия толкового не было. Ни на нём, ни возле неё, ни здесь... Бежали с той стороны - вполне возможно, что голышом. Свои ремни - уже здесь со шкур животных создавали. Не удивлюсь, если они простыми палками землю копали, в листьях носили, а потом и взрыхляли на огороде. Придавленного покойника, и то не разоружили. А почему? Есть у меня подозрения, что некто им всё-таки мешал... И очень сильно! А кто? Кто мог быть такой злобный и коварный, что после его уничтожения сентег сподобился на сотворение записи? Ведь нечасто такое делал, в среднем раз в двадцать лет, образно, говоря... Хм! А ведь и мне спешить некуда!"
   Сразу просматривать все стены - он и возможности не имел. Вернее не стоило себя истощать отделённым сознанием, когда две трети собственной силы уходит на устранение раны на плече.
   Поэтому первым делом, после первого осмотра жилища и выбора спальни для себя, попросту выспался. Вечером доел жалкие крохи припасов, и вновь завалился спать.
   Утром, наевшись Сонных плодов, отправился ловить рыбу.
   К вечеру, отыскал первую съестную зелень и кустарники со специями, годными в приправу. На пятый день, наткнулся на шахту с грязной, но самое главное что существующей, каменной солью.
   Через неделю, убедившись что гигантские тигры покинули эту местность, заставил приблизиться чуть ли не к самому водопаду упитанного лесного кабана.
   А в остальном... Дни потянулись за днями, ничем друг от друга особо не отличаясь. Проснуться, поесть, проведать любимую, грустно вздыхая полюбоваться её неподвластному тлену личиком, поработать на огороде, в пещерах с грибами, вокруг Сонных деревьев, и вновь, с ленцой и почти полным безразличием, прочёсывать отделённым сознанием окружающие горные массивы. Ни шага в сторону от тропы, ни взгляда в небо, ни мыслей об иных разумных, которые словно перестали одновременно существовать во всех мирах. Про желания вернуться домой - и подобия мыслей не возникало, да и само понятие "дом" - полностью абстрагировалось с найденной обителью.
   Желания умирают - вместе со смыслом жизни.
  
  

Глава 23

ПЕРЕСМОТР ПРИОРИТЕТОВ

  
   Осознав, что она в ловушке, выхода из которой нет, Мальвика не стала рыдать или бесцельно биться головой о стены. Нащупала для себя наиболее оптимальный по удобствам и сухости уголок, да и предалась рациональным размышлениям.
   "Ну да, наплакаться я всегда успею, вначале следует разобраться, чего же я хочу. Слишком уж странно стали исполняться некоторые мои желания в последнее время. Да и не только в последнее... Ещё в Сопле я мысленно вопила о помощи, призывая к себе кого угодно, но Кремона в первую очередь. И чудо свершилось, он меня не только услышал, но и свалился вниз, а потом и меня спас от стаи гигантских крыс. Хм!.. Если на то пошло, то следует вспоминать с самого первого дня нашего с ним знакомства. Меня тогда только чудом чуть не сожрали пленившие колабы и молодой колдун со своими учителями расправился с уродами - более чем своевременно. В свете этих совпадений моё спасение из тюрьмы в Пладе, или совсем недавнее, от взбесившихся механических монстров Древних, можно смело считать закономерностью. То есть во время смертельной опасности, он приходил и успевал меня спасти. Не странно ли это?.. И какие из этого мне надо сделать выводы?.."
   А вывод напрашивался только один: взаимосвязь между нею и Невменяемым существует. Следовательно, и сейчас имеется прекрасная возможность для спасения. Достаточно лишь взмолиться, воззвать, попросить, а то и потребовать, как стенания пленницы будут услышаны. Всемирно известный герой сорвётся со своего места, и поспешит на помощь. Ну и финал - тоже будет закономерен. Спасение из данной ловушки и..., и жёсткий приказ вернуться домой, в Пладу.
   На подобные приказы, маркиза Баризо уже давно реагировала с шокирующей избирательностью. Точнее говоря, всегда выполняла их на свой лад или вообще игнорировала. И если бы только приказами своего названного брата пренебрегала! Она самому королю осмеливалась перечить. Так что ругань со стороны Кремона, а то и жёсткие распоряжения сидеть под домашним арестом, её совершенно не пугали.
   "Тогда что меня останавливает от призыва в его адрес о помощи? - продолжала размышлять попавшая в ловушку Мальвика. - Неужели именно тот факт, что он женился? Неужели я стала его за это ненавидеть? И не хочу о нём даже вспоминать? Или причина в том, что я и в самом деле решила умереть? Странная взаимосвязь!"
   Попыталась проанализировать поставленные самой себе вопросы. Да и в своих желаниях разобраться. Получалось, что увидеть героя она очень хочет, и немедленно. Можно сказать, мечтает об этом. Но не в такой же ситуации! Она вдруг поняла, что ей станет очень стыдно, что вот вдруг появится Кремон и опять её вытащит из смертельной ситуации. И если ничего вслух не скажет, то обязательно подумает: "Вечно она куда-то вляпывается! Как была глупой, и некогда косоглазой выскочкой-непоседой, так её и осталась! С годами на капельки не поумнела!" И это понимания, казалось невыносимым. Позориться в глазах самого совершенного и желанного мужчины - совершенно не хотелось.
   "Уж лучше умереть, чем так глупо (и уже в который раз!) опозориться! - приняла она жёсткое решение. - Причём насмешки с его стороны я бы ещё выдержала, но если надо мной станет ехидничать его..., эта..., та самая приворожившая ведьма, то я их обоих на кусочки разорву! Мм!.. Только вот..., нельзя так. Ну да, я не права... Поэтому лучше остаться здесь и мирно уйти из этой жизни..."
   С этими мыслями - и уснула. Пол внутренним часам, спала долго, часов шесть. Потому что последние сутки и не прилегла ни разу, вымоталась, распереживалась, да и перед лицом гибельной опасности очутилась. То есть отдых оказался более чем своевременным. Наверное, и дольше спала, если бы не жесткое каменное ложе под спиной, да некая излишняя сырость в тоннеле.
   Мало того, сон вернул ясность мышления, бодрость духа, и банальную жажду к дальнейшей жизни. Инстинкт выживания оказался всё-таки сильней, чем моральная и психологическая подавленность, зовущая к бесславной кончине. Захотелось кушать, пить, увидеть свет, пообщаться с людьми или с любыми иными разумными. Само пребывание внизу показалось абсурдным и неуместным. А уж от мыслей о добровольной смерти, и следа не осталось.
   "Надо отсюда выбираться! - после такого решения, жажда действий подвигла юную маркизу на повторное тщательное исследование замкнутой ловушки. - Или как-то подать сигнал тем, кто меня разыскивает. Иначе эти ротозеи, так до меня и не доберутся!"
   Она нисколечко не сомневалась, что о пропаже давно спохватились, и сейчас разыскивают всеми возможными и невозможными силами. Тем более что король обязан был понять, насколько маркиза расстроилась от известия о женитьбе Кремона, и осознать тот факт, что она несколько растерянная и задумавшаяся могла банально заблудиться.
   Также имелась уверенность, что из любой западни имеется выход. Надо только его отыскать. Да и логика подсказывала, что Древние всегда всё делали со скидками на разные обстоятельства, сами могли здесь нечаянно оказаться, и уж для себя лазейку всегда бы оставили.
   Но час проходил за часом, были ощупаны каждый камень, щёлочка или выемка, а ничего, похожего на рычаг или кнопку так и не было найдено. Небольшой кинжал, скорей декоративный, чем боевой, тоже ничем не помог. Разве что уже пойдя по третьему кругу, маркиза отыскала не совсем уж глухое место в стене, после ударов по которому, звук хоть немножко получался более звонкий. С таким хоть имелись шансы, что его услышат спасатели.
   За этим однотонным долблением по камню, прошло ещё невесть сколько времени. Часы шли за часами, изнуряющее действо порой сменялось сном, порой новыми прощупываниями стен и простукиваниями. Но хуже всего, что и отчаяние усиливалось. Безысходность всё больше и больше сжимала сознание невидимыми обручами паники и страха. Всё-таки погибнуть так глупо в каменном мешке, от голода и жажды, никак не прельщало будущую Эль-Митолану. Она вдруг чётко и ясно осознала, что ещё и не жила на этом свете! Ещё и не познала массы того счастья, о котором рассказывали иные люди. И хоть побывала в невероятных ситуациях и приключениях, считать себя пожившей и всё осознавшей личностью, было бы слишком наивно.
   Наверное это осознание, заставило вновь продолжить анализировать все события, которые привели к нынешнему положению дел:
   "Именно я запустила энергетическую установку Древних. И Кремон ещё утверждал, посмеиваясь, что память обо мне в установке останется навсегда, как о второй матери. Ну и когда я узнала о женитьбе - меня накрыло с головой ураганом самых сумбурных мыслей и желаний. Я хотела умереть сама, хотела уничтожить весь мир, и хотела отомстить Кремону самыми страшными карами и наказаниями. Но если установка Древних сохранила некую связь с моими эмоциями, то она ведь могла и среагировать на них... А как именно? Распылить в песок весь мир - ей не по силам. Наказать отсутствующего здесь человека - тоже слабо. Запустить для моего уничтожения сталпней и механических монстров - возможно..., но! Те скорей всего запускаются только переключением соответствующих рубильников на пультах управления. Что остаётся?.. Только отключение всего освещения! Ну и некоторые мелочи... К примеру: создание этой ловушки. Мол, хотела умирать? Так на здоровье!"
   Интересные получились выводы. Продолжая уже скорей неосознанно ощупывать камни, да стучать по ним рукояткой кинжала, Мальвика раз десять прогнала свои догадки в разных интерпретациях, но ничего нереального в них не отыскала. Вокруг и так - сплошная мистика и чудо. Так что одной идеей, тем более весьма продуманной и дельной, эта мистика не разрушится. Следовало попробовать. Причём немедленно, пока ещё есть некоторые силы в теле и ясность мыслей в сознании.
   Придя к такому решению, Баризо стала думать "громко" и целенаправленно:
   "Мне надо срочно выйти наверх! Пусть откроется выход из ловушки! Немедленно нужен свет!" - и подобное, пусть некогда изменяемое в интонации или в словах - постоянно, с напором и без тени сомнений.
   А главное: с истинной верой в свою правоту и в положительный конечный результат. Даже стучать в стену больше не пыталась. Только сидела и "требовала" её немедленно выпустить на волю.
   Голод и жажда наваливались на сознание, мешая думать. Руки и ноги стали коченеть и плохо слушаться от медленного, но всё-таки переохлаждения. Часы шли за часами, словно издеваясь над смешными мыслями человека, наглухо замурованного в каменном мешке, и наивно пытающимся с этим мешком разговаривать.
   Ни одного постороннего звука внутрь не проникало. Ни один спасатель или поисковик не подал знак, и не пробрался в глухое пространство отделённым сознанием.
   И всё равно..., чудо случилось!
   Мальвика уже не могла пошевелить пересохшими губами, когда послышался шорох и негромкий скрип, а потом в лицо донеслась волна свежего воздуха. Ловушка раскрыла свои смертельные запоры.
   С огромным трудом женщина встала на ноги, да так и двинулась вдоль стеночки, придерживаясь за неё руками, и нисколько не сомневаясь, что выйдет куда следует. А в голове крутились уже совершенно иные мысли:
   "Ну вот, я и без Кремона справилась! Не стала его отрывать, от молодой жены... Ведь чем дольше он с ней будет находиться, тем скорей ...она ему надоест. И тем скорей он с ней расстанется... Ведь ещё не было такого случая в нашем мире, чтобы пара жила вместе больше чем пятьдесят, максимум семьдесят лет. В любом случае настанет час, когда они расстанутся... А уж я обязательно дождусь этого часа. Обязательно!"
  
  

Глава 24

НОВЫЙ ГОРОД

   В течении нескольких дней, окрестности и берега реки Гайда, предваряющие пространство ущелья и моста Непреодолимый, стали весьма походи на новый город. Настолько массовое там велось строительство, и настолько огромное количество разумных туда прибывало. Потому что спасательная операция приняла невероятные масштабы всемирного значения.
   Естественно, что просто так весмти исследования и начинать попытки прорыва за Барьер, никто не стал бы. Ведь если герой погиб, то какой смысл рваться на ту стороны Шанны за его телом. Для этого следовало иметь хоть какие-то, хоть мизерные подтверждения того факта, что Невменяемый жив.
   А для этого, как ни странно, подтверждения лоцмана Виль-Ройта и чудом спасшегося лесоруба - оказалось мало. Вроде бы движение плавера на самом малом ходу подразумевало наличие на борту живого Эль-Митолана, который давал импульс управления водомётами, но отыскалось несколько примеров из истории, отрицающих это. Говорилось, что управляющее существо убивали, но повиснув на штурвале, оно (уже будучи фактически мёртвым) ещё некоторое время отдавало остаточные жизненные силы на контур управления. Именно физические силы, а не магические! Вод водомёты ещё какое-то время и могли действовать. Тот факт, что герой до сих пор не вернулся к мосту или ещё каким образом не дал о себе знать, только подтверждало реалии его смерти.
   Но ведь имелась ещё одна возможность проверки состояния жизнедеятельности Кремона. Его несомненная, можно сказать постоянная связь с детьми. И если малютки попросту прочувствуют своего отца, значит уже есть смысл предпринимать любые по масштабности спасательные акции.
   Поэтому первым делом был дан запрос по магической связи в Спегото. Конечно же - с полным разъяснением всего случившегося. Ответ не замедлил сенбя ждать:
   "Что Стефани, что Сандрю - в огромных сомнениях. С одной стороны утверждают, что рассмотреть отца им мешает некая толстенная стена и огромная дальность. То есть они до него ни "достучаться", ни "докричаться" не могут. При этом они слишком нервничают, переживают, и вполне возможно, что чувствуют самое печальное. А вот с другой стороны, на прямой вопрос о самочувствии родного человека, отвечают каждый раз иначе. То говорят: "Его нет". То весьма туманно и неоднозначно заявляют: "Он отправился куда-то очень далеко. Навсегда. И никогда больше не вернётся". А то, чисто по-детски предполагают, спрашивают, заверяют: "Наш папа не мог умереть, правда? Ведь он самый сильный и самый ловкий!"
   Вот такой ответ.
   Причём все с пониманием к нему относились, разумея, что деткам, пусть и невероятно развитым, имеющим по несколько Признаков, трудно правильно понять существующие реалии. С их мизерными силами, практически невозможно "докричаться" до отца, который всегда раньше только на себя взваливал тотальный расход магической энергии при сеансах связи. То есть малыши могли ошибаться как в одну, так и в другую сторону.
   Но сам факт заявления о "толстенной стене и огромной дальности" - придавал оптимизма. Невменяемый-то как раз и находился буквально за двойным Барьером, да и не на близком расстоянии. Если будучи среди сентегов он мог общаться через Сандрю и Стефани с их мамашами, а следовательно и со всем миром, то оказавшись на пространстве Ничейных земель - эт возможность становилась мала до исчезновения.
   Ну и кто-то решил, что окажись детки здесь, один мешающий фактор (расстояние) - исчез бы сразу. Вот и пошла в ответ просьба в Спегото:
   "Постарайтесь устроить так, чтобы дети прибыли в верховья Гайды как можно скорее! Это очень важно для спасения их отца!"
   Увы! Это они не подумали, и не забыли с кем общаются. Наследная принцесса Элиза Майве, и сама выезжать из королевства не имела права, а уж отправиться с дочерью невесть куда, в дикие условия, да ещё и срочно - для неё оказалось полным, неприемлемым абсурдом. О чём она и заявила со всем своим красноречием и категоричностью.
   Естественно, что и графиня Сильвия Лазан, во всём зависящая от своей титулованной подруги, тоже не могла и помыслить об отъезде со своим сыном. Да и всем прекрасно было известно, насколько Сандрю и Стефани становились неуправляемы, капризны и плаксивы, когда их разлучали хотя бы на несколько минут. По этой причине принцесса в своё время и не избавилась от соперницы, не сослала её в ссылку, а наоборот - сделала её графиней и поселила рядом с собственными покоями.
   То есть учёные, которых скапливалось месте главного удара по Барьеру всё больше и больше, получили жёсткий отказ, да ещё и с весьма нелицеприятными выражениями. Они, конечно руки не опустили, продолжив попытки прорыва, но разочарования скрывать не стали. Мол, уж для такого дела её высочество могла бы и прогуляться в империю сентегов. Те более что полёт в креслах под драконами, завоевал наивысшую популярность к тому моменту, за скорость, комфортность и калейдоскоп ощущений. И детей тоже перевозили подобным образом, начиная с только что родившихся младенцев.
   Другой вопрос, что непомерно дорого драконы брали за свои услуги. Выражение даже пошло, "драконьи расценки", но ведь о таком для самой богатой наследницы престола и вспоминать стыдно. Это не говоря о факте, что приглашение и доставку оплачивали чиновники Энормии. И не вспоминая о том, что лишь демонстрация Сторожа, подводного монстра, которого уничтожил Невменяемый, приносила казне Спегото каждый день чистую выручку в пять тысяч стасов. А это равнялось стоимости пятёрки великолепных скакунов.
   Ну и уже чисто формально, был отправлен вызов-приглашение и в царство Огов. Точнее, был передан находящейся на границе с империей Огирии, представительнице правящей верхушки царства. Как ни странно, Огирия чуть ли не сразу заявила:
   - Её величество, Галирема Молли, постарается прибыть с дочерью в самое ближайшее время!
   К её заявлению отнёсся скептически каждый, начиная от молодых Эль-Митоланов, и кончая монархом Энормии, Рихардом Огромным. Уж слишком все хорошо знали о крайних противоречиях, которые возникли между царицами огов, и всемирно известным героем. Именно по причине возникших разногласий, Кремону и пришлось покинуть Галирем после так и не состоявшегося излечения. Ушлые правительницы, считавшиеся самыми великими целительницами в мире, заставляли героя чуть ли не силой остаться у них на вечное жительство, чем и довели его до ненависти в свой адрес. Всякие отношения были расторгнуты, а так и не вернувший себе силы колдуна герой, после определённого этапа подготовки отправился на поиски сентегов.
   Сентеги-то его излечили, да они же теперь чуть не убили. А то и убили...
   Но виновные попали под наказание, а все остальные принимали самое активное участие в его поиске. А для поиска, следовало бы убедиться, что герой остался в живых. В этом могли помочь только дети знаменитого энормианина. Детей нет, и ждать не приходилось. О чём с прискорбием и заявил король в своём окружении, не поверив Огирии:
   - Будем надеяться только на свои силы и верить в бессмертие нашего подданного до тех пор, пока не обнаружим его тело!
   Вот лучшие колдуны мира Тройной Радуги и продолжили массированную атаку на Барьер, применяя все свои знания, наработки, древние артефакты и максимально стимулированную сообразительность.
   Но пока они воевали с преградой, и пока город вынужденно и спешно строился, случились для всех весьма неожиданные события.
   Вначале аудиенции у короля потребовала примчавшаяся из Спегото вместе со своим маленьким сыном, герцогиня Шиари. Причём потребовала немедленно, угрожая скандалом. Ставшая только недавно вдовой, и всё ещё облачённая в тёмный костюм, Вилейма всем своим видом, невзирая на красоту, внушала опасность. Как-то спорить с ней и возражать никому не захотелось, и было доложено по инстанции наверх. Правда тут же службы безопасности стала попутно выяснять всю подноготную о наглой дворянке, а также доставать на свет уже имеющиеся на неё данные. То есть пока весть дошла к королю, конкретные данные оказались систематизированы, и первый секретарь уже докладывал без запинки:
   - Ваше величество, хочу напомнить, что вы уже давали распоряжение выяснить, за кого вдруг заступился господин Невменяемый не так давно. И у нас на руках полные данные, подтверждённые господином Шиндаром, нашим главным резидентом в Баронстве Радуге. Просто, в суматохе последних дней, ещё не было оказии вам доложить о результатах.
   - Давай короче! - досадовал Рихард на излишнюю многословность. - Тут не дипломатический приём!
   После чего секретарь перешёл на деловую скороговорку. Из поданной информации подчёркивалось самое главное: герцогиня не могла родить ребёнка от своего супруга, тогда уже неизлечимо больного. Ну и на самом деле, она никакая не Вилейма, а Золана Мецц, бывшая наёмница особого полка, собранного колабами лет пять назад для войны с Энормией. Как раз того полка, в составе которого молодой Невменяемый, будучи в роли беглого уголовника Кашада Низу, проходил обучение в Ледонии и в царстве Огов. А затем и уничтожил весь полк собственноручно в Гиблых Топях, отправив заодно в пасти монстрам и трёхтысячную дивизию колабов, идущих воевать против родного королевства.
   Уверенность в идентификации дамы имелась почти стопроцентная: описания внешности сходились ещё с теми описаниями, которые лично Кремон передал в своё время непосредственно резиденту. То есть ещё в самом начале создания полка и на первом этапе его обучения. Плюс ко всему, и присутствующие сейчас в ставке болары Спин и Караг, лично видевшие наёмницу в полку, подтвердили её нынешнюю идентичность с Шиари. А от разумных растений, скрыть наружные, видимые изменения своей внешности даже теоретически невозможно.
   Король прекрасно уловил самую суть, но всё-таки уточнил:
   - Как бывшая преступница, она подлежит аресту и допросу...
   - Но как влиятельная дворянка Менсалонии - имеет высокий иммунитет, - мягко напомнил секретарь. - Тем более именно вы за неё заступались перед королём Садовников, когда на герцогиню начались гонения.
   - ...Кто и чем поручится, что она не готовит на меня покушение?
   - Она сама. И фактом наличия здесь её сына. Мальчик имеет имя - Кашад. Как раз он, по всем нашим расчётам, является сыном...
   - Ну с этим-то понятно, - прервал Рихард секретаря, - как понятна и цель прибытия. Вилейма хочет заручиться для себя и для ребёнка гарантией своей неприкосновенности. А уже потом опробовать возможную связь сына с отцом.
   - Совершенно верно, ваше величество. К таким же выводам пришли и аналитики службы вашей безопасности. Если связь не получится с данной точки границы, уже готовятся силы доставки непосредственно к мосту Непреодолимый.
   - Да, да! Готовьте немедленно! Причём учитывайте..., - Рихард сразу с угрозой подвигал указательным пальцем, чуть ли не под носом секретаря. - ...Что я тоже скорей всего отправлюсь к мосту вместе с герцогиней и её сыном.
   - Ваше величество...! - попытался тот воззвать монарха к благоразумию и должной осторожности. Потому что до сих пор всё окружение короля считало бессмысленной авантюрой пребывания первого лица Энормии в невероятно неприспособленной, опасной, страшной дали от благоустроенной Плады.
   Но тут уже Рихард, которого прозвали Огромный как раз за его невероятно сильный голос, гаркнул:
   - Молчать! И выполнять мои приказы! - и уже вслед, метнувшемуся прочь секретарю, добавил. - И эту Вилейму - немедленно ко мне! Вместе с её сыном! - и когда остался один, удовлетворённо проворчал себе под нос: - Будут они мне тут указывать!.. Сам император сентегов - уже давно там, и меня звал, а я всё ещё тут топчусь... Хе-хе! Хорошо, что Светоча повезло домой сплавить, а то бы он мне точно плешь проел своим нытьём...
   Только вчера, Первого Светоча удалось отправить в Энормию, по нетерпящим отлагательства государственным делам. И только его давление на сознание уменьшилось, как и первая радостная весть разнеслась: отыскалась маркиза Баризо. Точнее говоря, сама вышла, добравшись с трудом почти до самой поверхности. А ведь до того почти пять дней поисков прошло, уже и сочли несчастную погибшей. Только она выжила, просидев в какой-то странной ловушке всё это время. Исхудала, осунулась, вроде и ростом уменьшилась, но зато вполне здорова оказалась, без единого синяка.
   Врачи пообещали её за несколько дней на ноги поставить. А она сама, неожиданно для всех, пообещала помочь с восстановлением энергетического функционирования всего комплекса. Мол, она уже точно знает, что и как надо делать. Вот только поднаберёт силёнок и вернётся в хорошо знакомые ей подземелья.
   Подобная заявка вызвала скепсис у одних исследователей: "...мы и сами ничего понять не можем! Куда уж этой непоседливой девице?". И оптимизм у других: "...она тут всё знает, первой, с неё освещение и началось. Так что наверняка знает некие секреты!"
   Да и многие не просто симпатизировали Мальвике, но и верили в счастливую звезду этой будущей Эль-Митоланы. Верил в эту звезду и сам король, сейчас с сожалением припомнивший, как неосторожно была донесена весть маркизе о скоропостижной женитьбе Невменяемого:
   "Вот её и накрыло. Без подготовки-то! Не удивлюсь, если вскоре выяснится непосредственная связь между её тогдашним состоянием и сбоем в работе всего комплекса Древних. Хм!.. И как только таких разных, но сильных личностей вокруг Кремона судьба сводит?.."
   Долго размышлять ему в одиночестве не дали. Вернулся всё тот же секретарь:
   - Её сиятельство ждет вашей аудиенции в приёмной! - заявил он настолько торжественно, словно действия происходили не во времянке из брёвен и неоштукатуренных камней, а в королевском дворце в Пладе. И пока монарх раздумывал, не слишком ли он спешит, прозвучал доклад о второй, нежданной новости: - Только что в городок прибыла в сопровождении нескольких лиц Галирема Молли. Вместе с инфантой Стефанией. В представительстве Огов - переполох. Причём большинство посыльных отправлено в эту сторону, наверняка Галирема Огирия потребует немедленной аудиенции.
   - Сговорились они, что ли?! - ворчал Рихард, хотя при этом не скрывал довольной улыбки. - Но то, что сразу двое деток нашего Кремона здесь, вселяет оптимизм. Вполне возможно, что уже через полчаса мы будем знать, жив ли наш герой. Поэтому..., не отказывайте Галиремам в аудиенции. Просто пусть посидят в приёмной до моего особого разрешения. Попробуем свести детей вместе, и понаблюдать за их поведением...
   - Это может быть опасно! - взмолился секретарь. - Вы не имеете права так рисковать! Вспомните, что творят со своими нянечками Стефани и Сандрю! А ведь они на полгода младше этих...!
   - Вот поэтому мне и интересно! - предвкушал монарх с загоревшимися глазами. - До сих пор у меня перед глазами стоит картинка с малышами Сандрю и Стефани, когда им не было ещё и годика. И до сих пор завидую тем, кто имеет возможность наблюдать за такими детьми постоянно. Так что..., не спорь! Моё терпение небезгранично!
   - Но безопасность..., - всё-таки осмелился оспорить чуть не плачущий секретарь, приказ его величества. - Господин Звёздный нам не простит подобной неосмотрительности!..
   - Ну так осмотритесь, кто вам не даёт?! - ехидничал монарх. Но ругань со стороны Первого Светоча в адрес своего окружения, предвидел. Поэтому пожалел приближенных: - Ну ладно..., принесите мне там парочку амулетов самых мощных, да нескольких боевых Эль-Митоланов за моим троном поставьте. Уж по-всякому такая защита с детскими шалостями справится.
   Пришлось герцогине с сыном ждать ещё лишних десять минут, пока пространство вокруг его величества не посчитают вполне защищённым и пока лучшие колдуны из службы безопасности не займут свои места.
   Ну и лёгкие закуски Рихард распорядился подать, в том числе и сладкое. Всё-таки гости прямо с дороги, и не воины какие, закалённые и привыкшие к лишениям. А женщина и ребёнок.
   И только по завершении всех приготовлений, аудиенция началась.
  
  
  
  

Оценка: 7.15*409  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Обладатель двудесятник" М.Гелприн "Хармонт.Наши дни" Д.Смекалин "Николас Бюлоф - рыцарь-дракон с тысячью лиц" А.Степанова "Темный мастер" Т.Форш "Дневник бессмертного" М.Михеев "Осознание" К.Стрельникова "Скажи мне "да" Л.Ежова "Тень Ее Высочества" Н.Косухина "Мужчина из научной фантастики" А.Большаков "Секреты долгожителей.Искусство быть здоровым" А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи.Догнать мечту" А.Гаврилова "Соули.В объятиях мечты" Г.Долгова "Иллюзия выбора.Шаг" М.Николаева "Фея любви,или Эльфийские каникулы демонов" О.Говда "Операция "Рокировка" Ю.Фирсанова "Божественное безумие" К.Демина "Невеста" А.Левковская "Сбежать от судьбы" Н.Жильцова "Сила ведьмы" Е.Звездная "Все ведьмы-рыжие" О.Куно "Записки фаворитки Его Высочества" В.Чиркова "Ловушка для личного секретаря" Е.Щепетнов "Нед.Путь Найденыша"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"