Иванович Юрий: другие произведения.

Куратор истории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Могут ли совмещаться в одном человеке склонность к групповому разврату и крайнее неприятие малейшей несправедливости? Может ли мужчина превозносить женщину, как таковую, на вершину чувственного олимпа, в то же время убивать безжалостно иную женщину? Да ещё при этом обрекая её перед смертью на самые жуткие, нечеловеческие мучения? Преклоняться и уничтожать? Одну целовать томно в шейку, а другой сворачивать голову? Таких людей не бывает. Тем более среди джентльменов. Но я и не собираюсь никому доказывать, что я человек. И не собираюсь объяснять: что и кто меня толкает на такие противоположные действия и поступки. Меня может осудить или рассудить только одно: ИСТОРИЯ.


   аннотация
   Могут ли совмещаться в одном человеке склонность к групповому разврату и крайнее неприятие малейшей несправедливости? Может ли мужчина превозносить женщину, как таковую, на вершину чувственного олимпа, в то же время убивать безжалостно иную женщину? Да ещё при этом обрекая её перед смертью на самые жуткие, нечеловеческие мучения? Преклоняться и уничтожать? Одну целовать томно в шейку, а другой сворачивать голову?
   Таких людей не бывает. Тем более среди джентльменов. Но я и не собираюсь никому доказывать, что я человек. И не собираюсь объяснять: что и кто меня толкает на такие противоположные действия и поступки. Меня может осудить или рассудить только одно: ИСТОРИЯ.

КУРАТОР ИСТОРИИ

дилогия

книга первая

   Пролог
  
   Мягкое беззвучие громадного, затемнённого кабинета, оборвал деликатный голос секретаря:
   - Босс! Тут к вам Галиар Шенски рвётся, говорит очень важно. Дело касается операции "гвоздь". Просит напомнить, что Вы давали указание ему ввести Вас в курс дела, когда события выйдут на финишную прямую.
   Ответ последовал не сразу, словно боссу не удавалось вспомнить о собственном распоряжении. Потом всё-таки прозвучало милостивое:
   - Ну да, помню... Пусть войдёт.
   После чего в помещение энергичной походкой ворвался безупречно одетый мужчина, смазливой наружности и с ослепляющей белоснежной улыбкой истинного дамского искусителя. Чернявый, с томным взглядом, он скорей походил на записного Жигало, чем на директора отдела спецопераций громадной корпорации. Так о нём и думало большинство людей его знающих. Ведь в тридцать два года сложно занять высокий пост. И считанные единицы знали, насколько Галиар жесток, циничен, коварен, настойчив и непредсказуем.
   На ходу раскрывая ноутбук, директор отдела приступил к докладу:
   - Началось. Примерно полчаса до итогов. Вампир - на подходе. Все наши люди на постах. Мы готовы к любой ситуации. Решения - за Вами.
   Одной из отличительных особенностей господина Шенски, являлась его речь. Старался он всегда говорить короткими рублеными фразами. А то и вообще умещать целое предложение в одно слово. И каждое такое слово великолепно дополнялось мимикой, тоном, жестами и всей осанкой. Обычно это нравилось начальству.
   Но сегодня он был встречен с раздражением:
   - Что-то быстро у вас всё сложилось. Гал, ты ведь знаешь о моей занятости. И если ты поспешил с выводами...
   - Знаю. Боюсь. Надеюсь. Жду.
   При этом пантомима сопровождения и постороннему человеку помогла бы понять каждое слово во всей его полноте. При первом слове, вежливый кивок. Мол, кому как не мне знать о легендарной занятости главы корпорации. При втором, лёгкое содрогание плеч, словно при ознобе, явно притворном. Третье слово сопровождалось взглядом, уверенного в себе хищника. Ну и последнее предложение прозвучало под вытянутую лодочкой ладонь и потиранием большого пальца об указательный. То есть открыто упоминалось о большой премии, которая ему была обещана за отлично проделанную работу, и которая вскоре окажется на счету Галиара.
   Хотя само по себе сокращение имени при обращении к нему, звучало предостерегающе. Обычно такое фамильярное обращение со стороны босса предшествовало жестокой взбучке:
   - Хорошо... Гал. Показывай, что у тебя получилось.
   - Наши расчёты оправдались. Подставы сработали. Вампир повелся на клиента. Вышел на охоту. Вот диспозиция на данный момент...
   Он стал тыкать в экран раскрытого ноутбука, попутно продолжая принимать информацию через наушник правого уха:
   - Всё правильно, данные сходятся. Эта точка на схеме - приближающийся охотник. Он - в соседнем здании, через дорогу от цитадели "гвоздя". При установке вспомогательных средств он потоптался по рассыпанным кристаллам и отныне нами помечен. Вот эта - его жертва сам "гвоздь" собственной персоной. Как только они окажутся рядышком друг с другом, приговорённого Вами человека можно списывать со счетов.
   Палец босса в недоумении ткнул в экран:
   - Неужели атака будет вестись непосредственно на главный офис "Пангирро"?
   - Именно!
   - Но кто, будучи в здравом уме, решит туда прорываться?
   - Кровопийца - не имеет здравого ума. Все в этом уверены. Хотя его действия в последние дни, когда он аккуратно разведывал все подступы к "Пангирро", выходя на единственно возможную лазейку, заставили меня очень насторожиться. "Вампир" крайне ушлый и сообразительный тип. Несколько раз наша система наблюдения оказывалась на пороге своего разоблачения. Приходилось выкручиваться на грани фола. Мало того, он сумел узнать заранее, что в данный момент половина всей личной гвардии Ромы Грэйхемцена брошена на сопровождении крупнейшей партии алмазов. Мы и то пронюхали об этом лишь сегодняшним утром. Но сейчас охотник вооружён до зубов, и движется к единственно возможной лазейке внешнего периметра. Только там он...
   Крупный бриллиант кольца на пальце босса, дал отблеск, прерывая докладчика:
   - Как же вы узнаёте о точном положении охотника и жертвы?
   - С камерами - не получилось. Как и с прочими спецсредствами. Зато удалось обнаружить буквально час назад место, как я уже упомянул, откуда Вампир решил проникнуть в "Пангирро". Мы там насыпали особый порошок, который вонзился в подошвы охотника особыми кристаллами трония-413. И там прорастёт. Подобные кристаллы - уже давно в обуви Ромы. Благодаря этому мы сможем отслеживаем местоположение обоих фигурантов операции. Огрехи - не более дециметра.
   - И слышать их можете?
   - Увы. Нет. Разве что они попадут в радиус действия иных внутренних устройств наблюдения. Ибо в связи с намечаемой акцией, я убрал с пути вампира всё наше, что может навести на наш след. Выполнял ваше указание.
   - Как же мы проследим за развитием событий в самом офисе?
   - Два внедрённых нами техника, великолепно сумели присоединиться к внутренней системе безопасности! - когда надо было, Шенски умел и сложноподчинёнными предложениями изъясняться. - Так что с началом заварушки, вся информация будет перед Вами на экране. В том числе просмотр помещения видеокамерами. Скорей всего.
   Вопросы со стороны босса не прекращались:
   - Есть шансы у "охотника" остаться в живых после мести, или скрыться с места событий?
   - Почти нет. Но мы знаем, на что способен Вампир. Судя по легендам и прежним его жертвам. Так что...
   - Но как же наши техники?
   - Они в любом случае сейчас на пути охотника, ибо пополнили ряды охранников. К тому же им приказано ценой своих жизней защищать Рому Грэйхемцена. В том числе сеансом гипновнушения над ними поработали. Так что их судьба предрешена. Мы останемся чисты.
   - А сам Рома, если ускользнёт или спасётся?
   - Отсрочка. Не больше. Тогда уже мы сами организуем на него покушение. Через подставных, лиц, конечно. Или уберём сегодня же, во время эвакуации.
   - Хм! Нежелательно... Вампир - самый идеальный вариант...
   - Потому мы так и старались. Но на всякий случай разместили в пяти, наиболее важных точках, лучших снайперов. Их действия будут зависеть от Ваших непосредственных приказов. В том числе, Вы сами решите в конце: убирать Вампира или нет... О! Сейчас начнётся!.. Он уже внутри главного корпуса.
   И два человека с азартом голодных гончих склонились к экрану ноутбука.
  
  
   Глава 1. Оправданная жестокость
  
   Внутрь главного офиса, удалось проскользнуть на удивление просто. Ещё заранее Финк присмотрел на углу небоскрёба постоянно открытые в дневное время окна кофейного бара, устроенного внутри для инженерного корпуса корпорации. Шестой этаж, правда, и всё здание снаружи покрыто отражающим зеркальным экраном. Но этот экран местами приоткрывался, создавая щели для добавочной вентиляции. Посетители бара этим пользовались, устраивая в простенке между окнами место для перекура. Нарушали запрет о курении, так сказать, потакали своим низменным привычкам.
   "За что и пострадают! - нисколько не злорадствовал, а скорей даже сочувствовал Финк. - И ведь все знают, что курение - вред, но себя не берегут".
   С этими мыслями, глянул на часы: 11:20. Самое лучшее время. Именно сейчас в баре минимум возможных посетителей. Проследил, пока троица курильщиков покинет простенок, выждал на всякий случай десяток секунд, и оттолкнулся от подоконника соседнего здания. Тот же уровень, позволял рассчитать прыжок идеально, а помогал в плавном выносе тела в нужную точку, закреплённый на максимальной высоте линь. Причём сам линь, сделанный из прозрачного, сверхпрочного капрона, крепился на такой же прозрачной балке, выдвинутой с крыши используемого здания до середины разделяющего пространства.
   Ну и сам охотник, укутанный в плащ-хамелеон, постороннему наблюдателю со стороны казался размытым, непонятным пятном в пространстве. Да и то следовало знать, куда и как присматриваться.
   Вот пятно промелькнуло над улицей, прилипло к противоположному зданию, принадлежащему могущественной корпорации, да там и зависло на короткое время. Потом словно впиталось в раскрытую щель.
   В самом баре, диверсант действовал быстро и жестоко. Пяток посетителей, бармен за стойкой и официантка, тихо полегли под градом усыпляющих капсул. Каждому хватило бы и по одной, но следовало перестраховаться. Рано поднятый крик или тревога, многократно усложняли стоящую перед Финком задачу. Две капсулы, а тем более три или четыре - могли спровоцировать смерть усыплённого человека. Передозировка, она всегда остаётся передозировкой. Но в данном случае все имели шанс на выживание, если им окажут помощь в течение ближайших двух часов. А сюда, за такое время, в любом случае съедутся все бригады скорой помощи доброй трети города.
   Поиск ключей не занял много времени, как и таблички с надписью: "Закрыто до 12:00". Свёрнутый плащ пристроился во внутреннем кармане, открывая взору штатную форму внутренней охраны. Но оказавшись в коридоре, охотник чуть не столкнулся с двумя девицами, спешащими напиться кофе. Причём одна из них, ещё и недовольство выразила:
   - Чего это вы? Здесь только для инженеров!
   - Вот потому и не пустили! - печально пожаловался мнимый охранник. - Прошу вас, богини всех моих мечтаний! - и галантно раскрыл перед дамами дверь.
   Те скривили свои смазливые мордочки в презрительных ухмылках и сделали шаг вперёд. В следующий момент получили одновременно с пинками ускорения, по ампуле в свои точёные шейки и, не успев пискнуть, завалились на пол.
   - Кофе - тоже вреден! - бормотал мечтатель о богинях, запирая дверь и вешая табличку о закрытии. - Только труд продлевает жизнь, позволяя дожить до пенсии. И хорошее питание... И море... И секс...
   Дальше Финк двинулся на нужный этаж, прекрасно ориентируясь во внутренностях громадного здания. Благо изучил всё заранее и чувствовал себя здесь как дома. Несмотря на драконовские меры контроля и надзора, царившие в "Пангирро" на входах-выходах, достаточно было попасть внутрь, чтобы затеряться среди двух тысяч сотрудников. Ненадолго, естественно. И лишь до определённого места.
   Тот же этаж, где находился офис главы корпорации Ромы Грэйхемцена, посещали лишь особо доверенные лица и те, кого вызывали туда по надобности. Ну и каждый квадратный сантиметр пространства там просматривался видеокамерами. Стояли самые современные датчики движения, не позволявшие даже прозрачной бабочке пролететь незаметно. Ну и вся это информация сводилась в бронированный центр безопасности, где три постоянно просиживающих стулья оператора, могли задействовать всеобщую тревогу.
   Дополнительно на этаже имелось два поста у лифтов, и два - у пожарных лестниц. Именно с лестницы и появился ложный охранник, волокущий два стула, нагло спионеренных из какого-то пустующего ниже офиса.
   - Тебе чего тут надо? - прищурился охранник на посту, пытаясь узнать служащего
   - Мне - ничего! Господин Валич приказал отнести эту мебель сюда...
   Речь шла о начальнике внутренней охраны. Это замедлило шквал событий всего лишь на секунду. Но порой и секунда много значит: лишний шаг, движение в сторону, лишний выстрел, второй.
   - Стой на месте! - гаркнул охранник, уже доставая оружие. Но не успел.
   И сам упал, и его товарищ, сражённый боевыми пулями. Здесь уже посторонних или невинных не было, одни враги, которых нельзя было оставлять в живых. Следующими пали мордовороты у лифтов, хоть и успели сделать по нескольку выстрелов в мечущуюся по всему коридору тень. Уже ревела сирена, и щёлкали замки перекрываемых дверей, когда в последнюю пару вояк, засевших за углом, прилетела мощная граната. Чуть позже, несколько выстрелов завершили агонию израненных тел.
   Двинувшись по коридору к нужной двери, Финк всюду щедро разбрасывал квадратные, прозрачные насквозь коробки, не больше спичечных. Десяток подобных он успел разложить и на лестнице, по которой поднимался. Страшное оружие, убивающее взрывом любого, кто приблизится на расстояние полутора метров. Причём вначале безопасное, для сеятеля, оно становилось на боевой взвод через две минуты после падения или после короткого перестука ногтями..
   Вроде мало, для несущихся сюда по тревоге подразделений. Но в то же время много. Или, иначе говоря, достаточно для последнего рывка и завершения дел, которые можно назвать "прикрытием и задержкой погони". Прямо на ходу охотник приклеил более массивный коробок на стенку. Второй, такой же, прилепил к иному участку ничем не примечательного коридорного пространства и рыбкой нырнул в самое безопасное место под нужной стеной.
   Два взрыва раздалось почти одновременно, разнося кусок стены со скрытой за ней разводкой энергокабелей всего этажа, а также проламывая дыру прямо в кабинет главы корпорации. Основной свет погас, остался только аварийный. Сирена убавилась по громкости втрое. Бронированные двери вначале к секретарю, а потом и в сам кабинет, которые считалось трудно и тараном вышибить, просто остались нетронутыми.
   Возмутитель спокойствия обошёл, казалось бы, непреодолимые преграды, сразу прорываясь к своей цели. Разве что сама цель оказалась слишком кусачей. От неё неслось две очереди пистолетных пуль, пытавшихся срезать метнувшуюся из коридора тень.
   Ответных выстрелов от нападающего не последовало. Он легко уходил, сбивая прицел, и чуть ли не со спокойствием Сфинкса просто дождался, пока у стреляющего с обеих рук господина Грэйхемцена не кончатся патроны.
   Вообще-то Рома, имевший некогда кличку Вездеход, славился своей меткой стрельбой, особенно в молодости. Воевал, и не только на войне, но и за интересы своей корпорации. Да и раз в неделю, как минимум, посещал тир, поддерживая себя в нужной форме. Поэтому сейчас выглядел крайне растерянным безрезультатностью своей стрельбы, когда затворы его восемнадцати зарядных пистолетов остались во взведённом состоянии, а патронов уже не было. И хуже всего, что перед ним стоял целёхонький, не получивший ни единого ранения террорист, нагло улыбаясь и говоря полным ехидства голосом:
   - Старость, пьянство и курение - вот причины дрожи в руках и коленках.
   - Курить я бросил, - выдохнул Грэйхемцен, медленно опуская пистолеты и лихорадочно соображая, как протянуть время до прихода охраны. - Ибо вредно. С чем пожаловали? Поговорить о старении клеток в организме?
   Для данной обстановки, фактически в последние секунды перед надвигающимся адом, знаменитый миллионер держался великолепно. Очень хотелось ему порвать врага голыми руками, и он готов был вот-вот ринуться в последнюю, отчаянную схватку. Но так и не решился на это.
   Ибо наряду с бешенством и злобой, остро чувствовал: одно неверное движение, и гость свернёт ему шею. Или сделает всё иное, что только пожелает. Обстановка - у него под строгим контролем. А почему? Казалось бы: что может такому монстру как Вездеход противопоставить стоящий напротив молодой парень, лет двадцати, с очень простеньким, незапоминающимся лицом? Да потому и замер Вездеход, что прекрасно узнал нежданного гостя по многочисленным рисункам и фотороботам. Или Вампира, как его в последнее время называли средства массовой информации всего мира. Безжалостный убийца, который казался бессмертным, мог проникать в окружение любой намеченной жертвы, после чего оставлял её умирать в страшных мучениях. Порой - убивал сразу. Но такое человеколюбие фиксировалось крайне редко. Действовал всегда нагло, с невероятной для живого существа скоростью, и никогда не задерживался на месте преступления дольше нужного для налёта времени.
   С жертвами он не общался. Только предъявлял обвинения в тяжких грехах, да порой перечислял самые яркие из них. Об этом узнавали от самих жертв. Потому что те не сразу умирали, а покидали этот мир дня через четыре, а то и через пять. Но при этом они всегда умоляли их убить и завидовали жутко тем, кто умер сразу. Потому что никакие лекарства или сильнейшие наркотики не годились для облегчения страданий. Жертву укуса Вампира крутило, ломало болью и выворачивало наизнанку уже со вторых суток начавшихся преобразований в теле. Опухшая кожа местами рвалась, внутренности вываливались, вытекали глаза, выпадали зубы, крошились пересохшие суставы. И до последней минуты умирающий находился в полном сознании, испытывая всю гамму ужасных ощущений.
   Напоследок, распухшее и обезображенное чудовище не просто умирало, а окончательно растекалось вонючей слизью, которую и для похорон нельзя было толком собрать в баночку.
   Всё это промелькнуло в сознании главы корпорации за сотую долю секунды. Как и тот факт, он осознал прекрасно, что Вампир не начал сразу с укуса, а потом с перечисления выдвигаемых обвинений. Хотя чаще он всё обвинение сводил к простой фразе:
   - Да ты и сам (сама) знаешь, за что тебя следовало уничтожить.
   Сейчас этого не было, и разговор начался со странного упоминания о старости.
   "Неужели у меня есть какой-то шанс? - мелькнула новая мысль. И тут же краем глаза, Рома-Вездеход рассмотрел, как дверь ведущая к секретарше, стала медленно приоткрываться: - Она ведь здорово стреляет! Неужели попытается..."
   Своей секретаршей он не только пользовался для снятия стресса в интимном плане, но ещё и гордился. Супер-красотка, бывшая "Мисс страны" и каких-то там галактик, она вводила в исступление и в сексуальное вожделение почти любого мужчину одним своим видом. К тому же считалась умницей, вполне толково справляющейся со своими официальными обязанностями.
   Но сегодня явно был не её день для подвига: даже не повернувшись в ту сторону, Вампир выстрелил всего раз, из-под локтя левой руки. Не иначе, как у него глаза на затылке!
   Двумя мгновением позже дверь распахнулась, и мёртвое уже тело, роняя пистолет, свалилось на ковёр. Вместо правого глаза на кукольном личике виднелось пулевое отверстие.
   - Она была сразу перекуплена, - ровным голосом проинформировал убийца. - И работала без малейшего зазрения совести на троих твоих конкурентов.
   Рома судорожно сглотнул, не в силах адекватно оценить ситуацию.
   Тогда как посланник смерти, стал производить странные манипуляции со своей одеждой, попутно перейдя на скороговорку:
   - У меня всего несколько минут, не больше. Так что слушай внимательно. Тебя подставили, подбросив сфальсифицированные материалы о страшных преступлениях твоими руками. Подобное случается, и я тогда просто предупреждаю жертву, чтобы он принял дополнительные меры безопасности. Твой случай - исключение. Ты нужен миру живой и здоровый. И должен прожить хотя бы с десяток лет. Но ты смертельно болен... И о своей болезни узнал три дня назад.
   Несмотря на сложившуюся обстановку и умение себе держать, Рома заметно побледнел. Да и говорить смог, лишь после попытки облизать пересохшие губы и прокашляться:
   - Об этом никто не мог знать...
   Потому что он прошёл все обследования, прикрываясь чужим именем и под иным обликом. Заподозрив в себе неладное, заранее и тщательно приготовился к скрытному уходу даже от своей охраны. Об этом не знал никто на свете, даже нынешняя супруга, дети и бухгалтер, самый доверенный человек в корпорации.
   - Кроме меня! - заверил Вампир. - Я тебя видел довольно близко позавчера и успел просканировать. Есть у меня такой дар, вижу человека насквозь. Именно поэтому я здесь. Тебя надо спасать. И не только от болезни. Вокруг тебя одни враги и предатели, которых я значительно проредил. Не верь никому... э-э-э, кроме бухгалтера и её напарницы. Если бы не я сегодня к тебе пришёл, тебя сняли бы снайпера при выходе из корпорации. Поэтому ты должен панически орать, что я тебя укусил, но требовать при этом доставки в госпиталь своего имени. Ну тот, который в дальнем пригороде... Оттуда я тебя постараюсь послезавтра утром умыкнуть. Тебе только и надо устроить официальный вывоз своего якобы тела, а самому спрятаться в подсобном помещении первого этажа, под семнадцатым номером. И не переживай по поводу внешних признаков начавшегося процесса. При этом старайся чаще орать, словно тебе больно. Но не давай колоть себя морфием или иным наркотиком.
   - Э-э-э... так ты меня будешь кусать?
   - Обязательно. Иначе до вечера не доживёшь. Но при этом мой укус позволит твоей усилившейся регенерации справиться за неделю с болезнью. И ещё...
   Со стороны лестницы послышались хлопки взрывов. Местная охрана уже собиралась ворваться на этаж. Но охотник прервался лишь на мгновение:
   - ...пока будешь первые часы в больнице, постарайся сменить все коды своих счетов. Причём делай это под видом распределения наследства. Никому не доверяй, делай всё лично, только не забывай притворно орать при этом от боли. На твоей обуви - маяк, постарайся от неё избавиться вместе с бутафорным телом. Всё... мне пора!
   Не успел Рома отстраниться, как Вампир метнулся к нему, и довольно грубо укусил за шею. Причём всегда укус после него на телах жертв оставался вполне себе человеческий, никаких вампирских дырочек с обезболивающей слюной, а потому достаточно обширный и болезненный.
   Дёрнувшаяся жертва на какой-то момент потеряла сознание, а пришла в себя, уже развалившись в кресле для посетителей. Руки сложены на коленях, пистолетов нет. Успел открыть глаза, и еле слышно прошипеть в спину уходящего существа:
   - А кто меня подставил?
   - Об этом ты и сам догадаешься при свидании с первыми же посетителями твоей палаты..., или со вторыми, - теперь уже взрывы гремели в самом коридоре. Но выглядывающий туда охотник, не торопился, и успел дать совет: - В палате сразу установи три камеры, на которые тщательно запиши визиты всех соболезнующих, попытаемся вычислить позже твоего главного недоброжелателя. Можешь даже спровоцировать визитёров, пусть сорвутся и в порыве злорадства выговорятся перед тобой.
   После чего кинул нечто справа по коридору, а сам рванул влево. Затрещала серия микровзрывов, послышались вопли брани и боли, а чуть позже ещё более мощный взрыв послышался, но уже слева.
   Снова ругань, топот, промчавшиеся в боевом облачении фигуры охранников, а потом и отчаянный вопль-команда:
   - Уходит! Он уходит по внутренним лестницам дальнего крыла! За ним! "Наружка", встречайте его на крыше!
   А в сам кабинет, через провал в стене уже вбегали обеспокоенные, раскрасневшиеся, а то и жутко побледневшие подчинённые. И после взгляда на окровавленную шею своего босса, они сразу начинали догадываться, что несокрушимый прежде мир "Пангирро" рухнул как Колосс на глиняных ногах.
  
  
   Глава 2. Неудачная победа?
  
   Две личности, склонившиеся к экрану ноутбука, заволновались несколько раньше удачного побега Вампира с места событий:
   - Почему они так долго находятся рядом? - палец босса попытался раздвинуть стоящие вплотную зелёные точки. - О чём они общаются?
   - Да как обычно: охотник зачитывает своей жертве все её прегрешения! - нервно хохотнул Галиар Шенски. - Дескать: "Как смел, козёл, немытом рылом, мутить моё законное питьё?!"
   - Перевираешь, басню-то... Но если Рома успеет отмежеваться от собранного на него компромата?
   - Хо! Не было ещё такого. Вначале Вампир кусает, и лишь затем может снизойти до объяснений. Ну и, самое главное: словами от нашей липучей и едкой напраслины не отделаешься.
   - И всё-таки! - босса явно терзали тяжкие сомнения. - Если Грэйхемцен поймёт из обвинений, кто его подставил, он может успеть отомстить. Иначе говоря, сам издохнет, но отправит своего палача на нас.
   И опять директор отдела спецопераций позволил себе бесшабашный смешок:
   - А на нас нет подобного компромата. Мы - истинные святоши. Разве что сам факт..., - он коротко задумался, формулируя свою мысль, - ...нашего не совсем благовидного поступка, подвигнет убийцу на некие действия против Вашей корпорации. В этом - да, у нас нет никакой гарантии. Потому что разговор мы их не слышим.
   - Тогда..., - пальцы второй ладони босса, выбили ногтями барабанную дробь по столешнице. - ...лучше этого Вампира уничтожить! Смогут?.
   - Конечно! Мы ведь ждали его там, поэтому всецело успели подготовиться. Напомню, что наши лучшие снайперы на самых ключевых позициях. Решение - только за Вами...
   - Оно принято: уничтожить!
   Галиар шепнул всего два слова в микрофон на своей гарнитуре, и пустился в дальнейшие объяснения:
   - Вампир невероятно быстр, для простого человека. Но вне стен "Пангирро", он обязан будет смешаться с толпой и вести себя как обычный горожанин. Вот тогда его и настигнут пули большого калибра. От их разрывной мощи - ничего не спасёт.
   Одна из точек, наблюдаемых на экране наконец пришла в движение. Ещё чуть позже, стала быстро двигаться к краю здания. Затем схема изменилась, показывая быстрое смещение точки вверх.
   - Вот это скорость! Но почему он уходит на крышу? - недоумевал босс. - Неужели использует вертолёт для эвакуации?
   Шенски внимательно прислушивался к докладам, несущемся ему прямо в наушник. Тут же дублировал услышанное вслух:
   - Нет, небо чистое... С противоположного края здания появилась группа наружной охраны... Они готовятся ударить со всех стволов по охотнику... Вряд ли теперь он вырвется... Есть! Мелькнул на крыше!.. И... Хм! Утверждают что спрыгнул вниз... Иной наблюдатель утверждает, что скорость перед прыжком уже была огромная, у него одежда оказалась для планирования, упорхнул за угол соседнего небоскрёба, словно белка-летяга.
   - Ты утверждал, что он не уйдёт! - голос босса зазвенел от ярости и неприкрытой угрозы. Но это нисколько не смутило внешне красавчика Галиара:
   - Не надо забывать о нашей метке с помощью трония-413. Все наши силы уже начали смещаться к месту примерного приземления вампира. Далеко он от нас не уйдёт.
   - А если сменит обувь?
   Шенски на это шумно, с досадой выдохнул, но признал откровенно:
   - Тогда будет очень сложно его захватить в прицел. А то и вообще может временно от нас скрыться. Но потом мы его всё равно достанем.
   - То есть вины за собой ты не чувствуешь?
   - Нет, конечно! Ничего лучше сделать не получилось бы и у государственных служб. И только мы нащупали его каналы информации, только мы сумели вычислить его и заметить в толпе горожан, и только мы имели шанс убить его буквально полчаса назад, когда он, прикрываясь обычными людьми приближался к "Пангирро". Но задача ставилась: уничтожить "гвоздь". Что и было выполнено.
   - Да? Ты уже имеешь гарантии, что Вампир укусил Грэйхемцена?
   - Гарантии...? - словно задумался Галиар. И тут же довольно оскалился: - Уже имею! Перехвачены приказы самого "гвоздя" приготовить ему реанимационную палату в госпитале его имени. И принять там все меры безопасности. Сейчас его эвакуируют на крышу и ждут срочно вызванный вертолёт. Так же личный состав охраны, в переговорах между собой откровенно ужасается случившемуся. Мелькнуло пару раз слово "укушенный", а также словосочетания "кровь на шее", "здоровенный укус" и "отмеченный вампиром". По городу объявлена всеобщая полицейская тревога...
   Пока директор отдела вёл подробное перечисление всех действий полиции, глаза босса неотступно следили за оставшейся в здании точкой. Она довольно медленно тоже смещалась на крышу. Затем рот раскрылся, выпуская наружу слова, полные злорадства и торжествующей мстительности:
   - Ну что, Рома, допрыгался? И много тебе помогли твои миллиарды? Хе! И много они тебе помогут при лечении? Теперь будешь гнить последние часы своей жизни и корячиться от нестерпимой боли. Тогда и посмотрим, на кого ты молиться станешь. Тогда и узнаем, поддержит ли толпа своего кумира, которого ещё сегодня утром готова была носить на руках. Всё течёт, Рома, всё меняется...
   Тогда как Шенски чувствовал себя совсем неуютно. Не желал он слушать такие откровения, пусть и в виде неразборчивого бормотания. Поэтому прибавил громкости своему рассказу, всем телом делая вид, что буквально заслушался потоком новостей, несущихся в его правое ухо. Ещё и левое ухо прикрыл ладонью, и от стола отвернулся, чтобы ни единого важного слова не пропустить. Якобы такой весь деловой! Такой весь активный!
   Только вот начальство не оценило все его усилия. Голос скрипнул, переходя на окрик:
   - Хватит паясничать! И не надо кормить меня чепухой! Мне плевать, что делает полиция, эти недоумки чёрта лысого поймают, но никак не Вампира. Лучше доложи о действиях снайперов. Ну?
   - Да правильно они действовали, - защищал директор своих подчинённых. Но его артистическая мимика, уже говорила о неутешительном итоге: - Гад. Ботинки сбросил. Одежду сменил. Пока к месту приземления наши примчались, от Вампира уже и след простыл. Сволочь. Шустрый. Хитрый. Дальновидный. Перестраховщик.
   Он вроде и не ругался, а просто констатировал очевидное ровным тоном, и это как-то разрядило обстановку в кабинете. Потом Галиар замолк, послушал чуток, и сообщил новости:
   - Прибыло три вертолёта. Один из госпиталя. Второй шефа полиции. Третий - помощника президента. Как только все на крыше уместились...
   - И что?
   - Оба высоких гостя обступили лежащего на носилках "гвоздя". Что-то оживлённо у него выспрашивают... Помощник президента сочувственно пожимает руку пострадавшему... О! Возле них корреспондент, снимающий всё это на камеру...
   - Ну да! Разве упустит этот баран шанс засветиться на публике?! - негодовал босс. - Да ещё в данном случае?
   - Политика. Низость. Двуличность.
   За эти слова Шенски был удостоен жёсткого взгляда, полного подозрительности и строгости. А потом ещё и слов, порицающим тоном:
   - Ханжа. Демагог. - Но тут же тон сменился, на заинтересованный: - Иначе говоря, уже сейчас эта новость выплеснулась в эфир и обсасывается всеми средствами массовой информации?
   - Несомненно!
   - О-о! Это хорошо! Значит, все сейчас ринутся к Роме со своими соболезнованиями. А в этой толпе и мы будем выглядеть вполне естественно. Правильно?
   - Я бы не стал на Вашем месте так спешить, - пустился в объяснения директор отдела. - Господин Грэйхемцен изначально будет окружён теми, кто претендует на долю от его наследства. Именно среди них он и может заподозрить тех, кто возвёл на него напраслину. А вот завтра с утра, когда он уже начнёт покрываться красотой, вспухать и корчиться от боли - и настанет самое время для визита и соболезнований. Тогда у него уже и не возникнет мысли наслать предсмертное проклятие именно на Вашу персону.
   - Ну да, верно рассуждаешь... Пожалуй так и сделаем. Распорядись, чтобы всё устроили что надо и подготовили... И подтверди секретарю, что я дальше остаюсь в непомерной занятости. Никто до вечера меня не должен беспокоить.
   - Понял. Могу уходить?
   И столько лицедейства прозвучало и проскользнуло в облике и словах чернявого красавца, что в ответ послышался смех:
   - Конечно, можешь! И не надо так скорбно изгибаться всем телом и с укором заглядывать мне в глаза. Награду ты заслужил и сейчас я её переведу на твой счёт.
   - Да я и не сомневался!..
   - Топай, топай! - вновь отблеск алмазов, на кольцах, мигнул многозначительно и внушительно. - Мне и в самом деле некогда..., - а когда дверь за ушедшим плотно прикрылась, в кабинете прозвучало издевательски-насмешливое брюзжание: - Пусть поломают головы, чем это можно заниматься в такой момент! Ха! А я попросту возьму и напьюсь! Имею право. И выпью за самую мучительную кончину этого ублюдка..., чтоб ты издох, Рома!
  
  
   Глава 3. Мирские забавы
  
   - Эй, девочки! Вы всегда такие очаровательные, или со съёмок в кино прямо сюда явились? Присаживайтесь! Угощаю любым коктейлем!
   Две длинноногие, семнадцатилетние девицы осмотрели меня оценивающе с ног до головы, еле заметно улыбнулись, и одна из них выдала:
   - Дядя, сейчас твоя жена подойдёт, придётся для тебя "скорую" вызывать. Оно тебе надо?.. Так что мы лучше пойдём...
   Понятно, не прошёл фэйсконтроль. Мужчины моего возраста им ещё не интересны. Слишком молоды и глупы, ищут принца на белом коне, который их одним взглядом или пинком забросит на седьмое небо.
   Но я здесь для того, чтобы проверить все шансы, предоставляемые мне фортуной. Я настойчив, азартен и нисколько не комплексуюсь после отказов, даже самых резких и не всегда тактичных. Благодаря этому, мне везёт всегда.
   Вот и сейчас, только проводив взглядом задиристых малолеток, но так и не погасив мечтательную улыбку на лице, вновь поворачиваю голову на поле ведущейся охоты. И сердце ёкнуло в предвкушении: она! Девушка лет двадцати пяти, несколько растеряно оглядывает данный зал в поисках кого-то. А я вовремя привлекаю её взгляд к себе вскинутой кверху рукой и радостной мимикой. Ещё и голосом не стесняюсь в меру громко добавить:
   - Здесь я! Давай ко мне!
   Умею я выбирать место, давно учусь этой стратегии. Посредине изогнутого бананом зала, барная стойка, и я на самом удобном стуле. Если кто кого ищет, обязательно до этой точки добирается, чтобы окинуть взглядом весь взгляд. Вот тут и надо вовремя подсуетиться, каждый раз напрягая свою фантазию на что-нибудь новенькое или изменив нечто забытое старенькое. Иначе часто сидящие здесь завсегдатаи, друзья, подруги и прочие знакомые уважать перестанут, коль я часто начну повторяться. А так делают вид, что меня не слышат и не видят, но позже обязательно перемывают мне косточки с перцем, потому что личность я в здешней тусовке всё-таки известная, заслуженная и (хочу в это верить) весьма востребованная.
   Девушка в недоумении уставилась на меня, прищурилась, пытаясь припомнить, где и когда мы с ней могли познакомиться. Следовало поднажать:
   - Недавно видел Кати, она вскоре к нам подойдёт.
   Названное мною имя, в последние месяцы самое популярное в центре. И не потому, что разные Кэт, Катерины или Катхен собрались в наш город со всего мира как мухи на мёд. Нет, здесь просто принято раз на квартал, или пол квартала вводить моду на конкретное мужское и женское имя. Чаще они совпадают с именами истинных "Мисс" или "Мистер" красоты, побеждающих на весёлом ежемесячном конкурсе, и ими представляются потом все, кому не лень. Путаница, конечно огромная, зато всем весело, традиция понравилась и всегда можно обозначить время, ссылаясь на: "Когда я был Фредди, а ты Мари..."
   - Будешь коктейль или свой любимый сок?
   Взгляд красотки на меня стал более заинтересованным. С упомянутой Кати могло не прокатить, но вот раз я знаю её любимый сок, это уже говорит о многом. Вдруг она и сама позабыла о знакомстве с приятным, моложавым мужчиной? И ведь можно легко проверить, благосклонно разрешив заказать именно тот, самый любимый напиток. К тому же мужчина (это обо мне!) одет весьма прилично, высокий, подтянутый, не уродливое лицо блондина, не хамит, совершенно трезв, и ни на что кроме общего трёпа об общих знакомых не претендует. Да и себе взял один из самых дорогих коктейлей.
   Всё это промелькнуло наверняка в сознании незнакомки, когда она шагнула в мою сторону со словами:
   - Ладно, давай мой сок.
   Дальше на первое место выходил фактор удачи, вкупе с соучастием и наблюдательностью. Можно было перехватить избирательный взгляд, брошенный посетительницей на громадные бутыли с красочной наклейкой именно нужного сока. Ведь недаром я сижу на этом месте, прекрасно зная, что у меня за спиной и в какой именно точке зеркальной витрины. Вот и ловлю внимательно тот момент, где взгляд соискательницы озарится удовлетворением узнавания. Это получается - если не моргну в самый ответственный момент.
   Можно ещё сказать бармену "Ей, как обычно!" И тот даст безошибочный вариант. Они тут не только знают всех, но и обладают истинным даром предвидения, заранее угадывая все прихоти клиента. Жаль, что не всегда.
   Ну и банальная удача, отталкивающаяся от умения проводить молниеносный анализ ситуации. Девушки непроизвольно подбирают камни на серьгах, поясе или сумочки с туфлями, именно под цвет своего любимого сока. При этом он должен быть дорогой, вкусный и сладкий. Правда встречаются и оригиналки, употребляющий морковный, свекольный или томатный сок. Но и в таком случае остаётся свобода для манёвра словами.
   На девушке был поясок яркого апельсинового цвета и такого же цвета сумочка. Но при этом она выглядела персоной одетой более чем изысканно. Значит не апельсиновый а...
   - Один манго для моей подружки! - судя по дернувшейся вверх брови, и расширившимся зрачкам, я попал с заказом в яблочко.
   Теперь следовало развить успех, делая при этом что угодно, лишь бы незнакомка не начала задавать вопросы. Для этого надо сделать три вещи: поразить, рассмешить и сделать всё возможное для создания впечатления о себе, как о человеке равнодушном к женским прелестям. Иначе говоря, просто веселиться, словно ты проводишь время, встретившись со своим старым товарищем.
   Конечно, любая дама может обидеться, если джентльмен не станет восхищаться её красотой и сыпать комплиментами. Особенно дама, знающая себе цену. Но тут, особый случай: я намного старше незнакомки; она не в игривом настроении; явно не ищет богатого "папочку", годного для соблазнения. А значит, мне придётся изгаляться в поте лица:
   - А ты помнишь, почему толстокожие лимоны не рекомендуются к употреблению? - и тут же перехожу к сути: - Да потому что поспевающий лимон, если его не сорвать в конце осени, на зиму вновь становится зелёным. А в следующем году желтеет повторно. Но при этом у него толстая кожура и втрое меньшее количество нужных витаминов!
   Уже явное движение бровей, говорящее, что она не знала. Значит, пора пускать в ход анекдоты. А их у меня с избытком, на все случаи жизни. Пусть и старые, но рассказчик я не плохой, и вот уже девушка фыркает в бокал с соком, а потом и вообще заливается звонким смехом. Второй анекдот, вдогонку первому, и тут же самые последние местные новости:
   - На втором этаже любители сэгвея устроили кучу малу, в которой Элен-малая (знаешь её, такая, в очках?) сломала ногу. Вот криков-то было!
   Анекдот. Ещё анекдот! Попытка вскользь заинтересовать новым роялем на пятом этаже. Очередная сплетня про самого крутого здесь ди-джея. Анекдот. Вопросы на засыпку по выставкам художников. Смешная история о талантах кисти и палитры. Очередной анекдот. И после вопроса о разминочке в кегельбане, получаю неопределённый ответ:
   - Да я и пришла часик, полтора посбивать кегли...
   Ну чем не подарок судьбы? И я его моментально использовал. Заверил, что надо мчаться на этаж с кегельбаном немедленно, пока там свободно. Иначе потом придётся ждать очереди. Да и сам я, мол, только и ждал кого-нибудь в напарники:
   - А остальные друзья вместе с Кати потом сразу туда подтянутся.
   И довольно удачно увлёк очаровашку за собой, заливаясь соловьём и заговаривая зубы. Теперь бы только не обломилось!
   Не скрою, бывали и в такие вот минуты начинающейся близости срывы и досадные промахи. То подруга вдруг заявится, то прежний любовник кандидатки на ночь встретится, то сам что не так ляпнешь, но...
   Но всё-таки! В данный момент я чувствую, как во мне поднимается и крепнет уверенность, что именно сегодня я опробую этот великолепный персик! Жизнь прекрасна! И как не радоваться...
   Только что это? Что здесь делает столько полиции? И почему они у всех поголовно проверяют документы и сканируют отпечатки?
   Я замер на месте, непроизвольно заслоняя собой свою новую знакомую, имя которой так и не удосужился выяснить. А может и специально заслонил? Пытаясь при этом обнять... Как бы непроизвольно...
   Причём свои вопросы умудрился задать вслух.
   На что тут же получил приправленный иронией ответ:
   - Ты что, не в курсе? По всему городу ищут Вампира, который укусил Рому Грэйхемцена.
   - Ух, ты! Это который глава корпорации "Пангирро"?
   - Он самый. И ты ведь знаешь, насколько он популярен в массах.
   - Ещё бы! Но если ищут Вампира, то почему проверяют и всех подряд женщин?
   - Так в последние часы стало известно, что в главном офисе находилось две сообщницы кровожадного убийцы. Они помогли ему проникнуть внутрь, а потом и сами успели скрыться из здания. При этом сумели выкрасть все секретные счета корпорации и какие-то ценные бумаги господина Грэйхемцена.
   Рассказывая это, девушка достала и свой документ из сумочки, готовясь его предъявить приближающейся цепи полицейских.
   - Жуть-то, какая! - возмущался я, доставая свои документы и стараясь выбрать самую выгодную позицию во время предстоящего действа. - Как же он мог держать возле себя таких предательниц?
   - Говорят, что они были его любовницами.
   - А-а-а..., вон оно что! - отсутствием логики я не страдал, и всегда при случае не стеснялся ею похвастаться. - Так ведь вся собака зарыта в другом месте. Верно? Эти женщины имели доступ к счетам своего шефа, и пока того пытались спасти после метки кровопийцы, они преспокойно украли всё самое ценное. И смылись! Правильно?
   - Не знаю, но слухи такие пронеслись. Хотя большинство утверждает, что девицы - всё-таки сообщницы неуловимого преступника. Вот бы у полицейских спросить...
   - Ага, так они тебе и скажут! - понизил я голос до шёпота. - Только то говорят, что им выгодно...
   В общем народ, даже будучи слегка навеселе, с большим пониманием отнёсся к неожиданной проверке документов. Никто не роптал, даже те, кто оказался ни с чем, и как-то подпадал под критерии разыскиваемых преступников. Они просто молча, со смирением выходили из зала, будучи уверенными, что после более тщательной проверки личности в специальной машине, их отпустят на все четыре стороны.
   Нам тем более бояться было нечего, и я первым протянул документ идентификации, подошедшему к нам лейтенанту. Он его проверил, подставил сканер под мой указательный палец. Вернул, проворчав:
   - Приятного отдыха!..
   Хотелось злобно рыкнуть, что у меня с крючка может сорваться золотая рыбка по его вине, но я промолчал. Мне в тот момент было не до того. А вот та самая рыбка не побоялась возмутиться безобразием:
   - Неужели преступники, после того, как украли миллиарды, посмеют прийти в такое вот публичное заведение? Да здесь же видеокамер натыкано - больше чем людей и сотрудников.
   - Наше дело маленькое, мадам, - вроде как с ленцой отвечал лейтенант. Но глаза его не хуже рентгена осмотрели женскую фигурку. - Нам приказали, мы - выполняем.
   Потом опять сосредоточился на вычитке карточки. И я наконец-то рассмотрел всё, что мне требовалось. А конкретнее имя стоящей возле меня красотки:
   "Хм! "Моника М. Чамзини"! Надо же, горячих южных кровей девица, хотя, если присмотреться, в самом деле на итальянку похожа... Но теперь-то у меня козырь в рукаве появился. Работаем!"
   И мы двинулись дальше, скорей всего к одной цели. Ведь для соблазнения женщины самое главное, что надо - это время и умение говорить. И за полтора часа предстоящей игры, я уговорю кого угодно. Ну... в подавляющем большинстве случаев, мне подобное удавалось.
   А уж в такой обстановке!..
   Обожаю это место! И чаще всего спешу отдохнуть после работы именно здесь. А мэру нашего города, за постройку этого Молодёжного Развлекательного Центра Искусств (МеРЦИ, как мы его называем сокрыщённо), готов и руку пожать, и выпивкой угостить, и свечку поставить и даже в нашу компашку пригласить.
   Кажется, подобного центра, размером с гигантский стадион, ни у кого нет, только у нас. Громадный, на шесть этажей, с постоянно действующими выставочными залами, дискотеками, минибарами, кинотеатрами, СПА, саунами и небольшими бассейнами, минибутиками, кегельбаном и даже кёрлингом. Причём на двух этажах, можно ездить на сэгвеях, арендуемых за сущие центы. Да что там говорить, всё остальное тоже стоит символические деньги, а кое-что предоставляется бесплатно, за счёт города. В общем, легче перечислить, чего здесь нет, чем то, что есть.
   Народа здесь вращается - тучи. Большинство молодёжь, а то и дети с десятилетнего возраста. Но и людей моего возраста - завались, и постарше меня - обретаются с удовольствием. Ибо здесь отыщется всё кроме интернета и электронных игр. Занятие, спорт, развлечение, викторины, забавы и подвижные игры - на любой вкус и для каждого. В эпоху засилья интернета, когда каждый теряет себя как личность в игровых баталиях всяких "стрелялок-убивалок", даже удивительно становится от такой посещаемости. Кто раз, а тем более два раза побывал здесь, уже тянется сюда инстинктивно. Потому что обязательно отыщет себе увлекательное занятие, досуг или развлечение.
   И общение! Здесь любой посетитель быстро отыскивает свою компанию по интересам.
   По вопросам внутренней безопасности наша МэРЦИ, как мы в обиходе называем центр - впереди планеты всей. Камерами утыкано всё и просматривается буквально каждый сантиметр пространства, кроме кабинок в туалетах. Вначале это кажется несколько странным, даже смущает, но уже к концу первого посещения об этом забываешь напрочь, настолько тут интересно и разнообразно. Да и чего скрываться честному человеку, который ничего преступного не совершает? Этот вопрос муссируется и подчёркивается во всех рекламных плакатах, информативных бюллетенях и висящих возле входов вывесках.
   Правильно! Нечего ему скрывать.
   Потому здесь и не крутятся распространители наркоты, химической гадости, ядовитых галлюциногенов, или мерзко действующих на умы таблеток. Потому здесь и чувствуют себя очень некомфортно любители похулиганить, подраться или упиться вусмерть. Ради этого наш мэр (опять хвала ему до небес!) протолкнул специальные суровые законы, которыми внутренняя служба безопасности центра пользуется с невероятной эффективностью.
   Другой вопрос, что за эти, весьма популярные в народе нововведения, нашего славного мэра пытаются сожрать иные чиновники. Да ещё как пытаются! Мол, нецелевое расходование казённых средств, нечеловеческие законы, не толерантные строгости... которые мешают воровать рвущимся к власти дегенератам.
   Судебные тяжбы идут постоянно. Кляузы и доносы льются Ниагарой. Сражения, в которых на стороне нашего мэра сражаются самые искренние его почитатели, а с другой - всё подлое, гадкое и грязное, своими отголосками на всю страну разлетаются. Доходит порой до крайностей...
   Но сейчас мне об этом вспоминать не хотелось, отдых всё-таки. И очаровательная нимфа рядом, которой следует уделить всё своё внимание, сосредоточить на ней максимум умственного потенциала и задействовать всю глубину моего жизненного опыта. Желаемый, вожделенный результат - того стоил.
   Я старался. Что надо - задействовал. Где следовало - льстил и сыпал комплиментами. Когда удавалось - блистал своим остроумием и удивлял тонкой иронией. При всём при этом, старался показать себя человеком серьёзным, не нарушающим данное слово и никогда не позволяющего пренебрежительно относиться к прекрасной половине человечества. Истинные, настоящие женщины подобное ценят. Ну а глупые овцы, так от тех я сразу сбегаю, как только раскрываться начинает их гнилая сущность.
   Все мои старания новой знакомой были подмечены с нарастающим интересом. Я был одарен возросшей благосклонностью. А в финале оказался награждён высочайшим доверием и допущен к прекрасному телу.
   И вот мы с Моникой в постели. Где после часа интенсивного кувыркания, не прекращая поглаживать эрогенные зоны любовницы, я начинаю серию своих, давно спланированных и выверенных вопросов:
   - А как тебе нравится больше всего?.. А если вот так?... Или вот так и так?..
   Естественно, что и Моника не стала скрывать недоумения:
   - Не поняла... А как это? Подобное невозможно!..
   - Конечно, невозможно, - соглашался я, продолжая чувственно ласкать расслабленное женское тело. - Подобное возможно, когда там, внизу, будет ещё один партнёр. Или партнёрша. Ты только представь себе, что сейчас, вместо моего пальчика, там чей-то язычок...
   Никогда не забивал себе голову обывательской моралью. Или косным ханжеством некоторых религий. Особенно в той части, где утверждалось о бережном, джентльменском отношении к женщинам. И где утверждалось, что однажды совратив прекрасную незнакомку, мужчина прямо-таки обязан на ней жениться. Моё кредо выражается в старом, но достойном каждого истинного мужчины выражении: "Всех женщин мира перепробовать не получится, но стремиться к этому надо всю жизнь!"
   Кстати, многие нимфы придерживаются того же, только в отношении мужчин.
   Вот потому я и не женат в свои сорок лет, хотя и выгляжу не старше тридцати пяти. Вот потому и предаюсь оголтелому разврату, чуть ли не каждую ночь, утро, вечер, а порой и весь день (если выпадает выходной или не надо тащиться на обязательную работу). Оно того стоит, чтобы наслаждаться прелестными женскими телами, ни о чём не думая, ничем не заморачиваясь и никуда не спеша.
   А уж сам процесс знакомства! Да со сладким предвкушением предстоящего коитуса! О-о! Сказка! Вулкан свежих чувств, ярких эмоций, таинственности и каждый раз новых ощущений! Только сама фаза знакомства, сближения и первого поцелуя - сродни всем последующим страстным безумствам.
   Причём мои широкие, современные взгляды позволяют один и тот же персик сорвать как минимум дважды. Первый раз - при индивидуальном коитусе с почти незнакомкой. И второй - когда мы предаёмся бурным сексуальным утехам уже в компании с иными партнёрами и партнёршами. Ибо именно тогда, как правило, женщина раскрывается более полно во всей своей чувственности, фантазии, искренности и резвости скрываемого прежде темперамента.
   Главное перед вторым разом, суметь убедить представительницу прекрасной половины человечества, что стесняться не надо, комплексоваться - тем более, и что её в тесной компании никто и словом не обидит. И доказать словами - что предстоящее действо - самое то, чего не хватало в её жизни. По поводу обид, для женщин особенно важно: ведь они всегда опасаются розыгрыша, едких насмешек и надуманного, чаще всего, позора. А вот когда понимают, что их приглашают расслабиться искренне, от всей души, и будут при этом относиться как к лучшему другу, сохранив все тонкости отношений в тайне, соглашаются почти на всё.
   Вот и Моника ломалась и возмущалась недолго. После моего отработанного комплекса разъяснений, всё-таки поинтересовалась:
   - Неужели тебе мне одной мало? Обязательно ещё и подругу брать?
   Подобный вопрос сразу значил, что она уже согласна на трио, где двое мужчин и одна женщина. Но и не против позвать в нашу компанию свою, или мою подругу. Тут уже зависело от наличия у неё именно нужной знакомой, которая пойдёт на подобную забаву.
   Но на вопрос следовало ответить, и я вновь повторил уже не раз сказанное:
   - Количество поз для оргазма при наличии ещё одного партнёра или партнёрши - сразу удваивается. К примеру...
   Примеров у меня всегда хватало с излишком.
   - А если нас будет четверо?
   - При наличии двух дополнительных партнёров, количество поз возрастает в геометрической прогрессии. Иначе говоря - вчетверо.
   После чего с воодушевлением, не забывая при этом ласкать и поглаживать, где следует (очень важно!), перешёл к описанию иных примеров.
   Подействовало. Принципиальное согласие Моники было получено. И мы, уже вдвоём приступили к обсуждению возможной кандидатуры, и выбору пола предстоящего партнёра. Кстати - тоже весьма приятный и полный предвкушения момент. В особенности ели девушка всё-таки решает привести свою подругу.
   Следующий вечерний отдых представлялся ещё более насыщенным бурными и страстными эмоциями. Вот она - настоящая жизнь!
  
  
   Глава 4. Ожидание покаяния.
  
   По всем признакам, бедняге Грэйхемцену грозила печальная, мучительная смерть в ближайшие дни. Потому что подобных прецедентов уже имелось намного более двадцати. Конкретно: двадцать восемь. Именно столько жертв насчитывала прежняя статистика, учитывающая всех людей укушенных Вампиром.
   Лечения от этого не существовало. Наркотики, даже самые сильные - тоже не помогали убрать болезненные ощущения. Медицина, знахарство и даже нетрадиционные методы - оказывались бессильны.
   Первые сутки после укуса, человек покрывался краснотой и синюшными разводами, начинал опухать. Уже тогда у него возникали порой ощущения, что его кожу рвут на части, протыкая её при этом тысячами иголок. И страх! Сознание человека сковывал жуткий, леденящий страх. В перерывах между всплесками боли, он вздрагивал от каждого громкого звука, морщился от говора родных и раздражался от яркого света.
   Вторые сутки проходили под усиливающиеся болевые ощущения. Кожа вспухала ещё больше, начинала трескаться и кровоточить. Уже тогда, в большинстве случаев, пациент прекращал всякие самостоятельные работы с клавиатурой, не мог писать, у него всё двоилось перед глазами во время чтения. Ну и паузы некоторого облегчения наступали гораздо реже, доходя постепенно всего лишь до пяти минут, в течении часа.
   Третьи сутки - начинало вздуваться всё тело. Боли становились постоянными и лишь разнообразились по силе или по месту на теле. Орущая от боли жертва, приходила в осмысленное сознание очень редко.
   На четвёртые сутки, пострадавший как правило начинал сходить с ума.
   В конце пятых суток - вздувшееся чудовище, никоим образом не похожее на человека, с растворившимися в гнили внутренностями и костями, умирало.
   Никаких врачебных рекомендаций не существовало. Любое вмешательство или попытка облегчить страдание, лишь многократно усиливало боли и приближало смерть, сводило в могилу всего лишь за трое суток.
   Но одно спасение от болезненных кошмаров, всё-таки существовало. Хотя о нём никто из первого десятка "укушенных" не признался даже перед лицом мученической смерти. Называлось оно просто и не витиевато: покаяние. Лишь двенадцатый по счёту, сенатор Чарли Бузинский, на вторые сутки после укуса собрал вокруг себя представителей прокуратуры, нескольких следователей, самых прославленных корреспондентов и операторов ведущих телеканалов. После чего устроил свою предсмертную пресс-конференцию. И начал с самого страшного, но не сразу оценённого для присутствующих предупреждения:
   - Если вы утаите хоть слово из моего покаяния, то вас настигнет в течение месяца смерть от руки Вампира. Если кто сомневается в своей совести, ещё имеет возможность уйти.
   Тогда никто из тридцати не ушёл, все были взбудоражены предстоящим заявлением и думали примерно одинаково:
   "Предвидится сенсация! Сейчас я услышу великие откровения и стану знатоком великих тайн! И чего мне бояться? Тем более что у меня есть начальство, и не от меня всё в этом мире зависит".
   Чарли Бузинский частил словами более часа. О том, кого и как он убил лично в своей молодости, кого приказал убить впоследствии, у кого где и сколько украл, какими махинациями занимался в последнее время и прочее, прочее, прочее... И к концу его исповеди очень многие из присутствующих пожалели, что остались и всё это выслушали. Ведь чаще всего от многих знаний - многая печали.
   Нет, сенатор всё равно умер в начале шестых суток. Точно так же сгнил и превратился в вонючую жижу, как ранее "укушенные". Только вот последние трое суток он не метался и не орал от боли, а просто, тихо умирал с блаженной улыбкой идиота на расползающемся подобии лица. Но с тех пор стразу по всей стране и за её пределами вошло в жизнь многозначительное выражение:
   "Покаялся, как Бузинский!" или "Покайся как Бузинский, иначе..." - и много куч производных словосочетаний от этих, ставших нарицательными.
   А вот с теми, кто выслушал исповедь, оказалось ох как не просто. Половина из них затаила материалы или кардинально извратила их. А потом ещё и начала поливать грязью тех коллег, которые донесли миру всё услышанное дословно. Вот эти пятнадцать человек и пали первыми жертвами начавшего убивать Вампира. Он их не кусал, он им просто и весьма показательно сворачивал головы. Невзирая на пол, старость, инвалидность, многодетность или прежние заслуги перед обществом.
   Ещё шестерых, оказавшихся честными, принципиальными и начавших раскручивать маховик следствия, убили типы, заинтересованные в их молчании. Но было поздно, всё равно правда стала известна всем. Волна последствий прокатилась по всему миру. Начались аресты, многие лишились своих высоких должностей, многие сменили роскошные пентхаузы или приморские виллы на одиночные камеры. Многих банально растерзали разгневанные мстители, узнавшие от чьих рук погибли их ближайшие родственники или по чьей вине рухнуло дело всей их жизни.
   Но именно с Чарли Бузинского, сугубо криминальный характер жутких убийств, резко преобразовался в сонм остро-политических, экономических и личностных проблем. И вот уже более чем три года, каждый "укус Вампира" сопровождался всесокрушающим интересом и пристальным вниманием почти всего мирового сообщества. Потому что порой на свет всплывали такие информационные бомбы, что впору было говорить о резкой смене курса развития всей цивилизации.
   А "укушения" с последующими жуткими смертями каждого "укушенного", продолжались довольно регулярно, примерно раз в два месяца. Или чуть реже.
   Но это не значило, что каялись - все. Тринадцатая по счёту жертва, заявила о своей невиновности и умерла в жёстких мучениях. Четырнадцатую жертву попросту взорвали, вместе с госпиталем.
   Пятнадцатый человек покаялся, умирая затем в блаженстве и покое и проклинаемый всеми своими подельниками и соучастниками преступлений.
   Шестнадцатый и семнадцатый - покаялись. Следующих троих - добили, чуть ли не в первый же день после "укуса". Причём старались больше всех, как это было ни прискорбно, их ближайшие родственники.
   Последних восемь жертв - охраняли со всем тщанием, не сумев уберечь только одного. Из них покаялось трое, четверо - заслужили некоторое уважение своим мужественным молчанием. Но в глазах народа, они остались банальными, так и не покаявшимися преступниками. Потому что, сколько бы ни ловили Вампира, в чём бы его не обвиняли и чтобы ему не инкриминировали, уже сложилось чёткое мнение о жертвах:
   "Если его или её укусили, значит, оно: редчайшая тварь, кровавый убийца, мерзкий преступник и циничный ублюдок. И оно полностью заслужило такую смерть!"
   Порой добавляли: "Не такую, а ещё худшую смерть!" А убийцу, убивающего таким экзотическим способом явных преступников, называть стали по разному, начиная от "посланника небес" и заканчивая "палачом гиены огненной". Но больше всего прижилось в народе определение "посланник высшей справедливости". И даже сокращение появилось в быту, звучащее примерно так: "ПВС".
   То есть, Вампир в мыслях обывателей занял весьма почётное и уважаемое место.
   На кухнях домохозяйки частенько говаривали:
   - Интересно, кто следующий попадёт на зуб к ПэВээСу?
   - Да-а... Что-то давно наш ПВС никого не кусал. Зажрался? Или...
   - ...или все такими честными стали?
   Увы, честными становиться никто из преступников не спешил. Пока...
   Рома Грэйхемцен оказался в этом списке двадцать девятым. И с первых же минут, после распространения этой новости, реакция всколыхнувшейся общественности оказалась весьма и весьма неоднозначной.
   Одни громко вопили и откровенно радовались. Возносили молитвы своим богам и рьяно доказывали, что высшая справедливость на свете всё-таки существует. При этом проклинали Рому и желали ему мучиться годами, а не пять дней.
   Другие банально не верили поначалу в случившуюся трагедию. Возмущались поведению первых, самых злорадствующих. Недоумевали странному выбору Вампира и совершенно не верили в виновность Грэйхемцена. Даже начались на второй день стихийные митинги и демонстрации, декларирующие немедленного разбирательства инцидента, поиске виновных, которые явно подстроили покушение, сымитировали, подстроили нападение ПВС, и таким образом убрали с арены наиболее популярного и наиболее честного миллионера в истории планеты.
   Потому что Грэйхемцен, таковым и являлся по всем опросам, оценкам, статистикам и общественным мнениям. Вся его биография, каждый его шаг описывался и освещался неоднократно. Его перепроверяли, изучали и пытались поймать на лжи многократно. Ему много раз инкриминировали разные преступления, кражи, даже убийства, но после судебных разбирательств всё это оказывалось наветами. Ему не верили, когда он вкладывал заработанные миллионы в благотворительность. Его презирали, когда он создавал рабочие места для своих соотечественников, теряя при этом очередные миллионы. Созданную им корпорацию пытались разрушить всегда, ежедневно, а то и ежечасно. На него постоянно лилась грязь со страниц газет и со страниц периодических изданий. Его старательно оплёвывали, стараясь порой вообще умалчивать любые позитивные начинания.
   Народ, в своём большинстве, его любил. Народ за него сражался. Роме посвящали не только стихи и песни, ему преподносили великие произведения искусств художники и скульпторы. Его одаривали своим вниманием самые прославленные спортсмены и артисты. К нему стремились попасть на работу лучшие учёные и самые талантливые практики. Да и завидовали ему не со злостью, а с восторгом, приговаривая:
   - Вот он какой! Не то, что остальные!..
   Грэйхемцен создал всемирно известную корпорацию "Пангирро". Только в ней непосредственно работало сорок три тысячи человек. А если считать смежников и прочих им подобных, цифра завязанных на него людей легко перескакивала за миллион. На его миллиарды поддерживались разные общественные программы. Существовали сотни благотворительных фондов. Его силами и влиянием прикрывались и пользовались честные чиновники, борцы с наркотиками, противники военного противостояния, разоблачители воровства и обмана во всех сферах бизнеса, политики и деятели межконфессиональных отношений.
   И прочее, и так далее, и тому подобное...
   Но в то же самое время господин Грэйхемцен, никак не был святым. У него тоже имелись некие человеческие пороки, за которые его нещадно колотила судьбы, высмеивали средства массовой информации, и со скрежетом зубов выслушивали поклонники и последователи. Общая харизма и эти пороки переваривала и обращала во благо своему носителю, но... Всё равно не справлялась с некоторым негативным мнением.
   А именно: Рома оказался совершенно неприспособлен к семейной жизни. Только официально он женился одиннадцать раз, имел от этих браков девятнадцать детей, и спасало его от полного, тотального разорения при разводах, лишь скрупулёзное и верное составление брачных контрактов. Иначе его никакие организаторские таланты не спасли бы от нищеты и забвения.
   Помимо жен, он и кратковременных сожительниц менял регулярно, не удерживая возле себя больше месяца. В итоге, частые скандалы, дрязги, склоки основанные лишь на одной теме супружеской неверности.
   О каждой рассказывать - долго и муторно.
   И вот, всё это кончилось. Слава, богатство, всемирная популярность, развратное сожительство с королевами красоты...
   Рома оказался в госпитале своего имени, построенном на его деньги, и готовился к смерти. А вся страна, да и весь мир замерли в ожидании. Всех волновал только один единственный вопрос: состоится покаяние или нет?
   И когда на вторые сутки после "укушения" пронеслась весть, что вскоре в прямом эфире состоится выступление жертвы Вампира, все ринулись к экранам телевизоров. Кто не успевал - собрались перед общественными телеэкранами на площадях. Кто мог - задержался на работе и в офисах, где имелось телевидение. Кто имел - уставились на экраны своих персональных коммуникаторов и телефонов.
   Все вздрогнули непроизвольно, когда увидели на экранах ужасно изменившееся лицо всеми известного человека. Именно все: и кто любил его, и кто ненавидел, и кто сомневался в нём.
   И прежде чем услышать первое слово, каждый подумал:
   "Не жилец..."
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Л.Миленина "Ректор моего сердца" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"