Иванович Юрий: другие произведения.

Обладатель - десятник (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.95*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все части произведения


ОБЛАДАТЕЛЬ - ДЕСЯТНИК

ПРОЛОГ

   Этот высотный московский дом уже считался возведённым до конца. Оставались только внутренние облицовочные работы ну и окончательная внешняя отделка и покраска. Но круглосуточная работа монтажников, непрерывно ведущаяся восемь месяцев окончилась, и последние несколько ночей здесь царила непривычная тишина. Цикл работ перешёл в дневной режим.
   И, тем не менее, не в угоду общему мнению о вечно пьяных сторожах, охрану на объекте вели в ночное время суток, более чем на высоком уровне. Один дежурный оставался всё время в оборудованной экранами комнате и следил за внутренностями огороженной стройки через видеокамеры, а пара его коллег совершала чуть ли не постоянные обходы территории. Ещё и овчарку с собой водили на поводке. Иначе - никак. Желающие поживиться за чужой счёт в столице не переводились, тем более в условиях так называемого кризиса люди нечистые на руку так и норовили прибрать всё, что "плохо лежит".
   И вот именно собака, первой почувствовала на стройке посторонних. Замерла на месте, и, глядя куда-то наверх, предупреждающе зарычала.
   - Ты смотри! - удивился хозяин умного животного, - Неужели кто-то мимо нас умудрился на этажи проскользнуть?
   - А то не знаешь, на что некоторые ловкачи способны! - фыркнул его товарищ, тут же по переговорному устройству связываясь с их третьим напарником: - Ты там не заснул? Вроде кто-то в здание пробрался...
   - У меня всё чисто, - отозвался тот с недовольством. - Скорей всего это ваш бобик опять крыс почувствовал.
   - Сам ты бобик! - Обиделся хозяин собаки за своего питомца. - Мой Топыч уже давно на крыс не реагирует.
   - Рад за него! И за вас! Потому что лифтов ещё нет, ха-ха!.. Идите в здание и всё осмотрите. А ещё лучше, спусти своего Топыча, пусть он сам поохотится.
   Пара охранников, совет спустить пса проигнорировала. Вошли в здание все вместе, хотя поведение животного было несколько странным. Бесстрашное, прежде животное явно боялось и уже с третьего этажа не захотело подниматься выше.
   Не успели обсудить такое поведение и решить, как поступить дальше, как вдруг где-то на верхних этажах, если не на самой крыше послышались выстрелы. Причём не только пистолетные, но и автоматные. Затем последовали взрывы, и вскоре на участок возле крана рухнуло первое окровавленное тело. За ним тут же, сразу три, причём одно из тел, явно принадлежало женщине.
   Пёс Топыч отчаянно заскулил от страха, а все три охранника одновременно задействовали имеющуюся у каждого экстренную связь с полицией.
   В то же самое время с полицией связался ещё один мужчина, который захлёбываясь словами, принялся спешно пересказывать о страшных кровавых разборках, которые неизвестные бандиты устроили на крыше только что возведённого высотного здания. Послушав живописание событий около минуты, молоденький лейтенантик, принявший вызов, позволил себе усомниться в услышанном:
   - Эй, уважаемый, может вы выпили и не ту программу на телике включили?
   - Я не пьющий! - орал мужчина. - И всё это вижу вживую!
   - Ага! И видите это всё с вертолёта или...
   - Нет, я не Карлсон! И мой номер у вас высветился. А живу я в таком же примерно доме и наблюдаю за убийствами через бинокль... О! Взрывы пошли!.. Ещё два трупа вниз полетело!.. Да делайте же вы хоть что-нибудь!!!
   К тому времени по иным линиям уже шли интенсивные звонки от иных, законопослушных москвичей, так что через минуту все боевые подразделения полиции, а также специальный антитеррористический взвод уже сорвался со своих мест по тревоге. А к месту кровавых событий спешили дежурные вертолёты. Локальный конец света для громадного мегаполиса начался неожиданно.
  
  

Глава первая

ГЛУХОМАНЬ

   Родители Ивана Фёдоровича Загралова, встречали его довольно бурно и экспансивно. Два года они не виделись с сыном, но о событиях последнего месяца были наслышаны как из общения по скайпу, так и проинформированы в письменном виде. И всё равно на лицах виднелись радостные улыбки, а тон любого предложения звучал самый оптимистический.
   Да и вообще эта пара почитателей природы и здорового образа жизни, к смерти относилась с философскими улыбками всё познавших умников. Что Фёдор Павлович, что Татьяна Яковлевна никогда не устраивали тризн или поминок по знакомым. Мол, умер человек - так не горевать надо, а радоваться за него. Дескать, отмучился несчастный в этом мерзком задымленном мире и теперь наверняка путешествует освободившейся душой по бесконечной Вселенной.
   Но в данный момент и их сын выглядел вполне себе довольным жизнью субъектом, смеялся, радовался встрече вместе с родителями, и нельзя было сказать, что он слишком переживает по поводу похищения своей любимой женщины. Правда худоба, особенно заметная на лице, даже таких закоренелых оптимистов как старшие Заграловы впечатлила.
   - Придётся тебя посадить только на фрукты! - констатировал отец. Но мать непреклонно добавила:
   - Только вначале неделю посидит на овощах. В крайнем случае - на смешанных салатах без соли.
   Иван на это хохотнул:
   - Ничего, ничего! Вот посмотрите, как много и насколько калорийной пищи я съедаю, в обморок упадёте. Поэтому давайте лучше сразу заедем в здешний магазин, где есть всё. Мне надо будет, как следует скупиться. А то знаю я ваши запасы: одна капуста да морковка... Ха-ха! Как это вы ещё в кроликов не превратились?
   Выйдя из станционного здания, семья отправилась с вещами к автомобилю. И возле транспортного средства Иван не удержался от восклицаний:
   - Ай, да монстр! Ай да чудо! Батя, неужели тебе местные поли разрешают на такой колымаге ездить? Мне казалось подобных агрегатов уже и в музее не сыщешь.
   Вместительный, со всеми ведущими колёсами УАЗ 452, смотрелся не столь допотопно или архаично, как жутко пострадавшим после многочисленных косметических поправок внешнего вида. Складывалось впечатление, что данная колымага постоянно участвует в гонках на выживание. Латка, на латке, слой шпаклёвки на ином слое, краска защитного цвета нанесена не пульверизатором, и даже не валиком, а скорей всего старой, малярной кистью. Ну а крупные деформации облицовки скорей всего подравнивались не молотками, а просто крепкими корягами или ломами. Только и оставалось удивляться, как при данном перекосе всех стоек лобовое стекло не выпадает наружу.
   Прибывший из Москвы пассажир, даже потрогал стекло руками и продолжил подначивать владельца авто:
   - Или оно специально так вырезано, чтобы в эту кривую дырку вставлялось?
   - Смейся, смейся! - задиристо отвечал отец. - Вот посмотришь, как мой вездеход ездит по лесу! Причём в таких местах, где ты пешком не пройдёшь.
   Иван, уже усаживаясь на сиденье, озадаченно помотал головой:
   - Это ж в какие дебри вы забрались, что туда пройти нельзя? Чувствую, что мне в магазине придётся хорошенько затариться...
   - И не думай! - рассердилась мать. - У нас дома всего полно!
   - Нет, нет, нет! Знаю я ваши розыгрыши с тёртыми яблоками... В магазин!
   Правда, вначале подались на заправку, где помимо заправки баков обменяли четыре пустых газовых баллона на полные да прикупили три сорокалитровых канистры с соляркой. И только потом подрулили на центральную площадь городка. Даже в такой глубинке, оказался вполне приличный, имеющий почти всё в ассортименте супермаркет. Ну и на входе в это обилие обжорства, приехавший сын напряг родителей тем, что не только сам взял тележку, но и их заставил перед собой катить по емкости для товара. Мать на это саркастически хмыкнула, и шепнула специально громко:
   - Денег-то у него всё равно нет. Мы ведь ему на билет высылали...
   - Ну..., судя по тому, что он приехал не в плацкартном вагоне..., - слишком громко секретничал отец. - Ему могли вернуть часть денег, которые нашли при трупе нашей невестки-аферистки.
   - Как же! Вернут они! - возмутился мимоходом Иван, внимательно осматривая все полки с товарами, чтобы сориентироваться, что брать и сколько. - Как мне сразу заявили соответствующие органы, на тех деньгах мои подписи не стоят, доказать кражу их именно у меня, невозможно и требовать их возврата - нелегитимно. Так что... Приступим!
   И широкими, барскими жестами стал аккуратно укладывать в первую телегу выбираемые ёмкости с пищей. Причём выбирал в основном только высококалорийные, долгого хранения и довольно компактные в объёме продукты. Например, красной икры он набрал двести разных баночек, почти всё, что имелось на витрине.
   - Зачем тебе столько? - поразилась Татьяна Яковлевна.
   - Да мне одной баночки на один большой бутерброд хватает, - хмыкнул сын. - А съесть в день я могу и полтора десятка таких "бутриков".
   Отец не выдержал и рассмеялся:
   - Ну и шутки у тебя! Признавайся: наверное, следом за тобой большая компания приезжает? И хотят недельку у нас порыбачить? Или поохотиться?
   - Па! Охотиться я буду сам. Потому что мне полезна свежая дичь. Врачи настоятельно рекомендовали кушать отбивные, котлетки, а то и ростбифы с кровью.
   - Ха! Из рогатки будешь кабанов стрелять?
   - Нет, голыми руками им буду шею сворачивать.
   Но когда вторая телега оказалась заполнена с горой, и на них уже пялились все продавцы и покупали, родители обеспокоились не на шутку:
   - Ты что нас, опозорить хочешь? Все прекрасно знают, что мы сыромоноеды! - стал ворчать покрасневший отец. А мать попыталась сына предупредить:
   - У нас денег с собой, всего чуть-чуть! Кто рассчитываться будет?
   - Да не переживай, мамульчик! - веселился Иван, начав третью тележку закладывать самыми дорогими, красочными бутылками водки и коньяка. - Мир не без добрых людей! Не оставят нас голодными!
   На кассе сразу попросил пачку пакетов, и загрузил семью укладыванием товара. При расчёте рядом стояли сразу два охранника, а к молоденькой, раскрасневшейся кассирше подошла её старшая коллега и лично осматривала пятитысячные банкноты. Она же с кривой, но вежливой улыбкой поинтересовалась:
   - Свадьба?
   - Да нет, - скорей грустно, чем радостно "признался" покупатель. - Губернатор со своей кодлой приезжает! Разве их одними салатами прокормишь?
   Пока выгружали покупки в машину, Фёдор Павлович не удержался:
   - Что и в самом деле? Губернатор?
   - Ну вот, а хвастаешься, что сыромоноед! А шуток до сих пор не понимаешь!
   А мать интересовалась совершенно иным:
   - Тогда откуда у тебя столько денег?
   - Значит, если бы мы ждали в гости губернатора, ты бы не удивлялась наличию таких денег? Вот менталитет российский!
   - И всё-таки? - если Татьяна Яковлевна хотела что-то выяснить, она могла уморить до смерти любого своего собеседника только одними вопросами.
   Так что, уже усевшись в машину, и во время длинного пути, пришлось ей весьма обстоятельно рассказывать о щедрости друзей, моральной и административной помощи приятелей, и якобы небольшом научном открытии, которое удалось сделать, запатентовать и даже получить значительную премию. То есть логика была во всём. Даже в таком вот обильном, кощунственном с точки зрения людей природы питании. Дескать, во всём виновата странная болезнь, исходящая из неправильного обмена веществ. Вот потому и приходиться питаться за пятерых. Напоследок ещё и было добавлено:
   - Да и некоторые приятели ко мне будут заезжать, а то и жить постоянно.
   Объезжая ямы, рытвины и лихо выискивая из колдобин, а порой и вообще проезжая по нетронутым, не имеющим дорог участкам ещё заснеженного леса, отец тем не менее нити рассказа не терял, и главные несоответствия подмечал сразу:
   - Как же твои приятели нас отыщут?
   - Легко. У меня с собой и маяк специальный имеется, да и потом для них тропу с ориентирами нарисую и через комп отправлю.
   - Так у тебя комп на батарейках? А то ведь у нас электричества нет. Почти... Дизеля для освещения запускаем только по праздникам.
   - Пустяк. У меня с собой две солнечные батареи. Даже при облачной погоде хватает для работы ноутбука не только днём, но и на ночь аккумулятор зарядится в достатке. Ну и вы в курсе, сколько новое поколение батарей, держит заряд?
   - И про старое поколение ничего толком не знаем...
   - До шестнадцати часов! А как вы там, кстати, стираете? - припомнил чисто городской житель, о стиральных машинах.
   - Ручками, сынок, ручками...!
   - Вот и зря. Постараемся сделать заказ, и при следующем выезде в город, заберём несколько больших солнечных плит вместе с машинкой, и будет вам стирать солнышко. Конечно только в ясные дни.
   Кажется, родители по поводу стиральной машинки ничего не имели бы против. Потому как руками стирать любому цивилизованному человека довольно глупо и зазорно. Но и тут раздались вздохи сожаления:
   - Ну, бак-то у нас с водой для душа есть, а вот денежные средства...
   - Тем более, неизвестно какие...
   Чувствуя напряжение со стороны родителей, ещё недавно не имевший за душой ни рубля сын, озадаченно почесал макушку и признался:
   - Ну со средствами и у меня не настолько вариативно... О! Придумал! Тогда загрузим этим делом моего приезжающего в гости приятеля. Не хочет ручками стирать свои вещи, пусть захватит наш заказ с собой и оплатит его сразу. И мы тоже под эти милости цивилизации попадём. Здорово?
   Давшие ему жизнь люди, только переглядывались от таких прожектов, да недоверчиво мотали головами. Но зато полтора часа пути прошли совсем не скучно. А уж дорога измотала - не передать словами. После такой поездки и в самом деле легендарный советский всепроходный автомобиль по полезности и неприхотливости перегнал всякие зарубежные джипы подобного типа.
   Даже Иван поменял своё мнение об УАЗ:
   - В самом деле, вездеход! Жалко, что новых таких уже не выпускают...
   - А вот и не угадал! - веселился отец, аккуратно подруливая к каким-то деревянным избам, которые издалека среди разлапистых елей и не просматривались. - При наличии средств можно вот такую машину новенькую купить, чуть ли не в смазке. Военные ими торгуют со стратегических складов, проводя у себя по ведомостям, как старую списанную воентехнику. А на самом деле на ту технику даже муха не садилась.
   Они остановились, на каком-то каменном участке выходящей на поверхность скалы, где "стояло на парковке" ещё несколько подобных колымаг. Но именно с этого возвышения можно было хорошо рассмотреть небольшое, компактное поселения из восьми изб, и десятка полтора сараев, примыкающих друг к другу. Причём все строения как бы стояли в едином кругу, образуя своими стенами внушительный двор посредине, но тоже заполненный деревьями. То есть лес никак не прерывался и для данного хутора не выкорчёвывался. Ну и наружные стены стояли, словно нерушимая крепостная стена, украшенная только маленькими, чисто смотровыми оконцами.
   Одним краем круг домов и сараев довольно близко подходил к солидному оврагу. Не то, чтобы крутой или совсем опасный, но для сброса зимой снега из внутреннего двора лучше места и не придумаешь. Для этого на той стороне кольца, один сарай был снабжён широкими воротами.
   Несколько портили наружный вид домов массивные, утеплённые будки для собак, которых на ночь привязывали к крыльцу цепями. Причём любая собака, по утверждениям, никогда даром среди ночи тревогу не поднимала. Умные были псы, специально обученные.
   Обстановка, несмотря на глухомань леса, казалась пасторальной. Над трубами вился дымок, пахло свежеиспечённым хлебом, лаяла собака, слышались звуки вращения коловорота и звон цепи, раздавались голоса детей, донеслось мычание коровы.
   - Добро пожаловать в Аргунны! - провозгласил отец.
   - Не слишком ли звучное название для вашего хутора?
   - В самый раз. Тем более не нами придуманное.
   - Ну и ошеломляет тот факт, что в этой глухомани ещё кто-то кроме вас живёт? - от всей души поразился прибывший горожанин.
   - Естественно. Двадцать шесть человек всего. Ты получаешься - двадцать седьмым.
   - Мм..., , - вдруг расстроился и стал досадовать Иван. - А я думал поработать тут в полном одиночестве...
   - Дык, кто тебе мешать-то будет? Выделим комнату, и сиди там хоть годами. У нас тут не принято ни с расспросами приставать, ни в гости без приглашения вламываться. Все встречи, разговоры, договорённости, свидания - возле колодца. И звукоизоляция отменная, не чета панельным домам, где слышно как соседи салат жуют.
   - И всё-таки название такое странное..., Аргунны?
   - Длинная история, не на ходу будь сказана. Разгружаемся!
   Конечно, уточняющих и дополнительных вопросов у приезжего хватало, но и в той самой обещанной комнате хотелось устроиться как можно быстрей. Поэтому и начали с того, что перенесли в дом Заграловых все купленные продукты и не громоздкий багаж. Вытащили баллоны с газом и канистры. Потом сразу взялись устанавливать на крыше, в наиболее солнечном месте две привезённые с собой солнечные пластины. Там же установили и специальную антенну, которая принимая сигналы спутника, должна была обеспечивать доступ к мировому интернету и давать нужное покрытие для мобильной связи в посёлке и около него.
   Комната Ивану понравилась: в меру просторная, уютная, сухая и пахнущая именно лесом. Словно стены только недавно были оббиты свежераспиленными сосновыми досками. Холодно - да. Видимо с самого утра, если не со вчерашнего вечера в доме не топили. Но уже через час, небольшая буржуйка в углу дала столько тепла, что оставалось только удивляться да радоваться. Видимо эти избы строились не кое-как, а по самым передовым технологиям, позволяющим использовать древесину настолько максимально и рачительно, что никаких химических утеплителей во внутренности стен не понадобится.
   Пока располагали, да обустраивали временного поселенца, отец с матерью только и хвастались здешними достижениями. И как место было правильно выбрано, и кто строил да какими способами, и где огороды с садами находятся, да как за этими садами уход ведётся. И какие тут великие люди проживают.
   Честно говоря, наличию сада в такой лесной глуши, Загралов-младший подивился больше всего:
   - Ну ладно ещё морковь с капустой... Но сад? Я думал вам сюда яблоки и груши привозят?
   - Жди! Сам видел, как сюда добираться приходится. Всё сами. И всё нужное растёт на окружающих землях.
   Понятно, что выращивать фрукты, да в здешнем климате и на открытых пространствах трудно, но данная община, решившая жить в строгом единении с природой, не только уникальный посёлок сумела построить, но и окрестности выбрать для всего остального пригодные. Чуть подаль находилась возвышенность, окаймлённая скалами, которую очистили от леса, употребив стволы на стройку. На открытом пространстве проходов возвели забор из кольев, местами перекрыли каменными стенами, и огромная делянка оказалась недоступна для дикого зверья. А на освободившейся площади, достигающей пятнадцати гектаров, сделали огороды и высадили сад. Давно деревья высадили и привили, лет десять назад. Но к данному моменту они плодоносили настолько обильно, что яблок, груш и даже слив, при правильном хранении в глубоких подвалах, хватало до нового урожая.
   На практике именно эта площадь с садами огородами и давала жителям возведённого в глухомани посёлка жить здоровой, полноценной в плане питания и витаминов жизнью. Ну а всё остальное давал лес. Начиная от кедровых шишек, лесных орехов и мёда и заканчивая найденным и разрабатываемым пластом с каменным углём. Правда, уголёк был не высшего качества, но в любом случае пользоваться им гораздо экономнее, резоннее, чем дровами.
   Фактически сразу же, родители возжелали повести сына именно в сад, вроде бы только, только снег сошёл на открытых пространствах, и смотреть вроде было не на что, но Фёдор Павлович очень хотел похвастаться своим детищем. По сути, он и считался главным садоводом посёлка, и в рекордных урожаях была именно его заслуга. Потому и стремился показать первые набухшие почки, да поучить сына как надо ранней весной подрезать ветки.
   - Батя, давай уже завтра на ваш сад полюбуюсь? - предложил Иван, раскладывая на доставшемся столе все свои вещи, которые ему были необходимы при работе. - Мне первым делом надо с друзьями в контакт войти, последние новости узнать, да некоторые мысли, которые ещё в пути возникли, в нужные файлы внести.
   - Ну ладно, - не унывал Фёдор Павлович. - Тогда до самого вечера нас с матерью не жди, нам тоже работа в саду предстоит немалая. А уже подвалы и наши сараи завтра осмотришь.
   На том и расстались с сыном, набрав в карманы своих курток ярко-красных яблок, прихватив садовые ножницы, да отправившись по самой нахоженной тропе в глухомань леса. А оставшийся гость, не поленился запереть обе входные двери на внутренний засов, а затем плотно занавесить шторками оба окошка в своей комнате. Одно, маленькое, размером с экран ноутбука - выходило в лес, а второе, нормального размера - во внутренний общественный двор. Уж больно не хотелось, чтобы с первого дня соседи что-то нечаянно подсмотрели. Доказать-то ничего не докажут, но вот подозрения да ненужные расспросы точно начнутся.
   Включил компьютер, ввёл коды паролей, добавил нужные настройки. Пришпилил кнопками на стене различные схемы, графики и таблицы. Проверил наличие интернета и бегло просмотрел последние новости.
   И только после этого, проконтролировав запас имеющихся у него сил, да прислушавшись к окружающей обстановке, шумно выдохнул и решился на создание физического фантома.
  
  

Глава вторая

ЖЕНА

   Появившаяся в комнате Ольга, сразу принялась интенсивно осматриваться, выглядывать аккуратно в окна и задавать кучу вопросов. Но уже с первых слов и восклицаний, было видно, что ей здесь понравилось, и она про последний семейный скандал пока не вспоминает. А может просто отложила ругань на другое время. Из одежды на женщине оказался вполне тёплый спортивный костюм и закрытые домашние тапочки на толстой подошве. Но вот как раз такие одеяния мадмуазель Фаншель и не пришлись по вкусу:
   - Представляю, как твои родители на меня смотрели, если бы я в таком виде стала с ними знакомиться. Я ведь артистка! Из приличной семьи. Правильно воспитана, имею свой стиль и вкус.
   - Но здесь ещё довольно свежо и прохладно..., - попытался объясниться Иван.
   - В любом случае, мог бы одеть меня более изысканно!
   - Я себе плохо представляю костюм, достойный такого тела и на него уйдёт больше силы...
   - Причём тут сила? Тут нам ничего не угрожает, - перешла красавица на капризный тон. - Тем более оставлять тебя одного я не намерена.
   - Милая! В любом случае долго я тебя не смогу поддерживать, - перешёл Загралов на тон, каким обычно уговаривают любимых детей и очень капризных любовниц. - Не забывай, что мне ещё далеко до десятника.
   - Конечно, не забуду! Как и не смогу забыть, что ты мне изменил с подлой и развратной подругой!
   - Олечка! Но мы ведь договорились на эту тему...
   - Кто с кем договорился?! - разозлилась она не на шутку. - Как только я начинаю выдвигать тебе претензии или пытаюсь что-то уточнить, ты сразу находишь повод меня развеять! То у тебя силы кончаются, то ещё кто помешает! А мне каково? Не успеваю тебе и пары вопросов задать, как вновь оказываюсь в другом месте и в другой обстановке! - и моментально, совершенно неожиданно скорей и для самой себя, красавица залилась слезами, а горло ей сдавило от вырвавшихся рыданий: - И так... не живу!.. Ещё... и ты... с ней...
   Мужчина от досады сник, стал ниже ростом и с минуту не мог ничего придумать в своё оправдание. Только и обнял рыдающую Ольгу, да аккуратно подталкивая в нужном направлении, подвёл и усадил на кровать. Решил было перейти на просительный тон, но вовремя вспомнил древнюю истину: начни женщине потворствовать в малом, она тебя прищемит и во всём остальном. То есть, как бы ты ни обожал свою прекрасную половинку и не боготворил её, надо чаще посмеиваться над причинами ссоры, балагурить и сводить на шутку решение самых сложных вопросов.
   Поэтому, так и продолжая обнимать любимую за плечи, и постаравшись изобразить улыбку стоика, он стал рассуждать на затронутую тему:
   - Да, уж! Ситуация - нарочно не придумаешь. Утром мы с ней просыпаемся - оба в шоке. Елена в слёзы и в истерику..., - рыдания Ольги прекратились, хотя плечи продолжали вздрагивать. - Кричит: "Я Илье изменила! Как мне жить теперь?!" А я тоже слова вымолвить не могу: мне ведь не просто снилось, мне чётко казалось, до того как проснулся, что это я с тобой любовью занимался. До чего я только в тот момент не докатился в мыслях... Хотел чуть ли не в окно выпрыгнуть...
   Любимая перестала вздрагивать от всхлипываний, хотя ладони с лица не убрала. Так и проворчала неразборчиво:
   - Почему же не выпрыгнул?
   - Ну..., - Иван задумался, припоминая и попутно взвешивая, стоит ли быть до конца откровенным. Затем кивнул головой, решившись: - Вспомнил, что я голый... Да и Ленка мне всю грудь слезами продолжала заливать...
   - Ага! То есть она за утешениями на тебя взгромоздилась?
   - Не совсем..., точнее говоря, не полностью...
   - И тоже голая?!
   - Э-э..., так мы сразу как проснулись, истерить начали...
   - Начали с истерик...? А закончили?!.. - она резко от него отстранилась, а пальчики с ноготками опасно изогнулись, готовые расцарапывать глаза и всё остальное. - Ну?! Договаривай до конца все подробности!
   - Чего там договаривать... У меня от горя в те дни рассудок совсем помутился... И когда мы обнимались, я всё твоё имя повторял...
   Забыв о выбранной линии поведения, Иван ссутулился, поник головой, и в голосе его зазвучала такая вселенская скорбь и печаль, что Ольга вздрогнула. Вспомнив, что она и в самом деле как бы, не имеет права укорять своего любимого в измене. Ведь она и в самом деле умерла. А всё, что происходит в мире после подобных трагедий, уже никоим образом не может волновать усопших.
   Пальчики её выпрямились и после тяжкого вздоха, она сама обняла любимого за плечи. С минуту они сидели молча, размышляя о случившемся.
   - Ну ладно..., ты хоть уже знал, что меня не стало... Но Ленка?! Как она могла так поступить?! Она ведь до сих пор уверена, что я у похитителей!
   Мужчина покривился, наморщил лоб, припоминая:
   - Да она меня постоянно Ильёй называла...
   - Извращенец! - Ольга вскочила с кровати и стала порывисто расхаживать по комнате. Слов двадцать её последующего текста характеризовались скорей как ругательные или как не лестные эпитеты. Затем она замерла посреди комнаты и перешла на обвинительный тон: - Всё равно я хочу выяснить всё до конца! К тому времени ты уже видел мой фантом, и умел его создавать. Даже половину текста расшифровал из сигвигатора. Значит знал, что я опять смогу быть возле тебя. Так почему же ты...!
   Он оборвал любимую на полуслове, сам переходя на крик:
   - Да потому! Ну как ты не поймёшь! Одно дело - тебя любить! А другое - тобой обладать! Неужели не ощущаешь разницу? Неужели не осознаешь опасности, которая совсем рядышком со словом "рабство"?! Я простой человек, подобными умениями никогда и не мечтал манипулировать. Мне страшно: было, есть и будет! Я никогда не смогу тебя воспринимать как надо! Потому что подспудно во мне навсегда останется убеждение: если ты на меня разозлишься, разлюбишь и захочешь бросить - ты никогда подобное сделать ...не сможешь... И в какое тогда чудовище я превращусь? После этого мне только и останется, что пустить себе пулю в лоб!.. Но смогу ли тогда погибнуть сам, зная, что и ты при этом обязательно умрёшь?.. Если бы хоть фантомы не обладали сознанием... Если бы хоть один фантом случайно получился у меня разумный... Но ты! Ты совсем другое дело...
   Загралов почувствовал, как у него начинает болеть голова, и неосознанно попытался унять боль, растирая её подушечками пальцев. Заметив это, Ольга нахмурилась:
   - Сколько у меня ещё времени?
   - Мне кажется, на восемьдесят минут хватит...
   - Ага! Значит, голова у тебя заболела от раскаяния и сомнений? - так как он на это в ответ лишь печально кивнул, красавица добавила в свой голос строгости: - И ты меня сейчас развеешь навсегда или лишишь разума?
   - Ты что?! - испугался он. - Как у тебя язык поворачивается ляпнуть такое? Я сомневаюсь в своём праве воссоздания тебя в мире живых! Ну а раскаиваюсь..., в том что с Еленой..., это самое...
   Ольга опять стала энергично расхаживать по комнате, но при этом не спускала взгляда с мужчины:
   - Это самое?! И сколько раз за это, ты готов покаяться? За каждый раз отдельно? Или за каждые сутки измен будешь вымаливать у меня прощения? Ну? Признавайся: сколько ночей вы провели вместе, пока меня не было?!
   - Так ведь..., какая разница сколько? - но разглядев опасный блеск в глазах любимой и опять согнувшиеся, готовые к атаке пальчики, понял, что разница имеется и стоически выдохнул: - Шесть ночей...
   - Ну вы..., ну вы..., - растерялась красавица, не зная какие плохие слова подобрать в данном случае. - ...Ты даже траур по мне не носил! Даже сорок дней не продержался! Ну и как после этого можно назвать мужчину? Животное! Ограниченный чурбан, думающий только одним местом! Да вы все, только и думаете, как нас..., - она запнулась на полуслове, осознавая подноготную событий. - М-да..., веру в женщин я тоже из-за Ленки потеряла... И дружбы не существует...
   Пока она горестно вздыхала, немного взбодрился Иван, опять попытавшись вернуть своему голосу оптимизм и бодрость:
   - Зато в этом оказался и положительный фактор... Дорогая, только не смотри на меня так страшно... Пожалуйста!
   Но Ольга уже сделала первый шаг к кровати. Ноготки выставила вперёд, и прошептала с угрозой:
   - Положительный фактор?!.. Это какой?!.. Вы с Ленусиком ждёте ребёнка?!
   - Нет! Дослушай меня внимательно: я понял окончательно, что люблю только тебя и никакая женщина тебя заменить не в силах. А потому решил тебе вернуть сознание и будь что будет...!
   Она замерла от него всего в полушаге:
   - И как же твои сомнения о рабстве? Как же твои сомнения о моей зависимости от тебя?
   - Ну, начнём с того, что твой характер не изменит никакая зависимость, - бесстрашно улыбался Загралов. - Значит, ты в любом случае останешься прежней и духовно независимой. В рабыню тебя никакие обстоятельства не превратят. Ну а мои моральные терзания частично развеяли беседы с Фролом. Ты не представляешь, как он умеет правильно всё расставить по полочкам логики и насколько грамотно убеждать. Недаром я ещё в двенадцатилетнем возрасте проникся к нему таким безмерным уважением, доверием и даже сыновней любовью. Мне ещё тогда хотелось иметь такого отца или деда. Вот... Короче, он меня убедил окончательно... Кстати, именно он настоятельно советовал тебе во всём признаться...
   - Мог бы и ослушаться! - фыркнула женщина.
   - Да-а-а...? Какой же я...
   - Но тогда я бы тебе точно глаза выцарапала! - без всякой логики продолжила она. - И всё остальное оторвала, делая тебя импотентом на все триста процентов! - пока он бочком отодвигался подальше на кровати от подрагивающих женских пальчиков, Ольга смотрела, куда-то сквозь стену над ним: - А до этой подружки..., я ещё доберусь! Повезло ей, что она в Москве!
   - Э-э-э...? Милая, тебе такая кровожадность не к лицу, - взволновался Загралов. - Да и за подобные деяния тебя в тюрьму упекут.
   - Неужели? И чего это ты так беспокоишься о своей любовнице? Неужели она тебе так близка? Ах, какая досада, что ей недолго осталось! Да! И только попробуй её защищать!
   - Но так нельзя. Ей же будет больно вдвойне!
   - Но зато как мне будет приятно! И к тому же..., ты ведь меня из любой тюрьмы вытащишь, правда? Ну?! Чего засомневался? Вытащишь? - дождавшись его неуверенного кивка, резко сменила тон: - Дорогой, сколько у меня ещё осталось времени на наше свидание?
   - Пятьдесят пять минут...
   - Тогда приступаем к запланированным экспериментам! У тебя всё готово?
   - Более чем! - Иван постарался незаметно вздохнуть, радуясь, что тяжкая часть разговора окончена. - Чуть ли не половину местного запаса продуктов скупил.
   - Отлично! Тогда двадцать пять минут интенсивно меня откармливаешь, а потом занимаемся сексом, пока ты не потеряешь ...сознание.
   И первая побежала на кухню. А обладатель, озадаченно почёсывая затылок, поспешил следом.
  
  

Глава третья

ЭКСПЕРИМЕНТ

   Предстоящий эксперимент и в самом деле считался и важным и знаковым.
   В одной из сносок, расшифрованного текста, который Загралов до сих пор считывал из иномирского устройства, подавались некоторые примеры того, как продлить существование созданного фантома. Естественно, что на первом месте шли ежедневные передачи силы, которую сигвигатор накапливал в течении суток. На втором, шло упоминания о некоем кулоне-регвигаторе, который помогал до последней капельки собирать вокруг себя потоки пару раз упоминаемых потоков венгази, а затем преобразовывать их в силу и передавать её обладателю. Пока кулон-регвигатор упоминался только раз, и что он собой представлял, да на каких рынках Галактики продавался, данные не проскакивали.
   На третьем месте, да и на четвёртом тоже, шли названия странных устройств, которые видимо, не поддавались переводу на русский язык, так же как и осмыслению только по произношению. Те есть кулон-регвигатор, ещё как-то был созвучен самому сигвигатору, а вот иные иномирские приборы, которым пришлось дать просто номер три и четыре, не поддавались классификации, а потому забывались сразу после прочтения.
   А вот с пятым местом было всё ясно и понятно: обладатель должен усиленно пихать в себя иную, доступную ему энергию в виде калорийной пищи и яляторных удовольствий. И если что такое "яляторных", тоже догадаться не получилось, то уж с пищей, всё было понятно. Там же указывалось, что и сам фантом меньше забирает сил у обладателя, если подпитывает едой и теми самыми непонятными, иномирскими удовольствиями. Вот Иван и решил проверить что получится, если закормить фантом ненаглядной актрисы ну очень обильной и страшно калорийной пищей. Она дала предварительное согласие, но с учётом, что на любовные отношения у них тоже будет выделено как минимум полчаса.
   И вскоре уже Загралов интенсивно вскрывал банки с икрой, мазал белый хлеб маслом, сооружал бутерброды с высококалорийной бастурмой и уговаривал любимую опрокинуть не просто одну, а целых четыре рюмочки коньяка. Она кривилась, фыркала, давила в себе позывы к рвоте, но дисциплинированно и невероятно быстро закидывала в себя ударную порцию калорий.
   В самом деле, управились за двадцать пять минут, после чего Ольга с испугом выдохнула:
   - Ванюша, у меня - перебор. Кажется, я сейчас умру от обжорства...
   - Ничего, ничего..., побежали на кроватку!
   - Ага! Сейчас попрыгаю! И мне кажется, секс у нас не получится...
   - А я тебе что-то такое интересное покажу!..
   - Животное! Как при жизни моей, то притворялся неполноценным! А как я умерла, так ты Ленке это показывал?!
   - Ну..., вот так случилось... Тем более что я уже вину осознал, и мы разговор на эту тему завершили.
   - Пока! Пока завершили!..
   Под эти ворчания, Загралов раздел любимую, уложил на кровать, и практически без предварительных ласк стал переходить к самому главному. Ольга вроде и возмущалась, но как-то без огонька, словно ленилась. Больше просила не давить на живот, да не стеснять дыхание при бурных объятиях. Но постепенно они как-то приноровились, освоились, расслабились и секс перешёл уже в более интенсивную, а чуть позже и разнузданную фазу.
   Дальше - больше. Ольга перестала сдерживать в себе страстные стоны, а Иван стал ей вторить, ещё и разные страстные признания наговаривая. Хорошо, что он вовремя опомнился, и осознал, где находится. Вроде как бревенчатые избы обладали отличной звукоизоляцией, по словам родителей "превосходной", но вдруг соседи услышат? Да не так поймут? А зная, что гость сам, ещё и в дом ломиться начнут? Телевизоров тут нет, про работающий здесь комп, они могут и не догадываться, как же потом выкручиваться придётся из щекотливого положения? Да и родители, вернувшись из своего взлелеянного сада, будут весьма заинтригованы криками неизвестной женщины.
   Поэтому Загралов резко сбавил темп, экспансивность, и перешёл к плавным ласкам, без активного форсирования финальных ощущений. В принципе, обоим и так понравилось. Блаженная истома настолько сильно овладела влюблёнными, что они забыли посматривать на часы. И только преддверие приближающегося обморока от бессилия, заставило Ивана замереть в удивлённой прострации:
   - Милая! Мы вместо тридцати минут, уже час и сорок минут кувыркаемся!
   - Феноменально! Теперь я буду есть, как..., как тигра! Всё, любимый, растворяюсь! Целуй меня быстрей!
   Прощальный поцелуй получился на удивление длинный: ещё минуты на три. И только окончательно ощутив полное бессилие, Иван рассеял фантом обожаемого тела. Затем минут пять пытался отдышаться, прикидывая все положительные результаты проведённого эксперимента.
   Личное удовлетворение и возможность так долго побыть с любимой - естественно, превалировали. Но немаловажное значение имел сам факт подтверждения: чем больше фантом съест, тем меньше он тянет сил из обладателя. А если так, то нельзя ли как-то искусственным путём усилить эффект? То есть изобрести, создать некую капсулу, или проще говоря "бомбу", в которой сконцентрировать десятки тысяч калорий. По сути, для современных химиков, подобные капсулы не проблема. Маленькая, компактная, проглотив которую, неприятных ощущений не будет, в желудке ничего не помешает. Зато бегать можно часа четыре лишних. Ну..., или не только бегать... Зависит от поставленной перед фантомом задачи. Да и без "бомбы" вон как потрясно получилось: более чем в три раза время удалось увеличить!
   "Надо будет в следующий раз у Ольги поинтересоваться, как быстро у неё пища рассосалась, - думал Ванюша, так и валясь на кровати, раскинув руки. - В финале мне показалось, что она двигалась, как в лучшие времена... И животик втянулся... Мм! Какой животик!.."
   Додумать не получилось, в наружное оконце кто-то постучал. Несильно, но по-хозяйски. Пришлось открывать внутреннюю раму, чтобы выглянуть через наружную. А там и голос послышался возмущённого Фёдора Павловича:
   - Сынок! Да ты никак родителей решил из дома выгнать? Неужто, так дом понравился? - а когда засов на двери был отодвинут, и он с женой вошли в кухню, продолжил с ворчанием: - И зачем закрылся? Соседи засмеют, скажут: волков боится, а в лес припёрся.
   А мать сразу обратила внимание на остатки короткого, но обильного пиршества:
   - Знатно отобедал. А теперь что?
   - Полдничать буду. Вы со мной?
   - Да посидим, составим компанию... Мы ведь такого не едим.
   - Да помню, помню..., - Иван шустро расставлял на столе очередную, более чем ударную порцию деликатесов. - Тогда начинайте меня вводить в курс вашей здешней жизни. Какие правила в посёлке, что можно, что нельзя, что не приветствуется.
   - Свод правил, проще не бывает, - начала мать. - Никому не мешай, и не лезь в личную жизнь, пока совета не попросят. Помощь во всём и всегда - очень приветствуется. Отдыхаем вместе, празднуем тоже, короче говоря, живём как одна, дружная семья.
   Далее, со всё больше округляющимися глазами, родители стали дополнять друга, всё-таки некие правила и определённые законы здесь существовали. Например общественные работы. Даже редкие гости, бывающие здесь, обязаны были хотя бы два часа в день отработать на благо общества. В разное время года и заботы разнились: прополка огородов, сбор урожая, заготовка кедровых шишек, сенокос, сбор целебных трав и редких лечебных растений, помощь животным во время самых лютых морозов и обильных снегопадов.
   Кое-как прожевав очередной кусочек хлеба с кусищем корейки, гость стал удивляться вслух:
   - Постойте! А зачем вам животные и сенокос? Хотя ладно, с сенокосом, для коровы пригодится... Но ведь на дичь и на животных вы не охотитесь. Или я ошибаюсь?
   - Не охотимся, - подтвердил отец. - Разве что волки повадятся в окрестностях хулиганить, или кабаны проблемы создавать, тогда отстреливаем. Но остальных лесных красавцев только подкармливаем и оберегаем. Особенно в тяжкую годину, когда зима свирепствует. Ты бы видел какие тут к нам олени и косули выходят! О-о! Прямо пищу из рук берут! - но тут же нахмурился, и с досадой и злостью добавил: - Брали...
   Рот Загралова младшего был опять забит полностью, поэтому он только вопросительно уставился на мать. Татьяна Яковлевна огорчённо махнула ладошкой:
   - Да тут, сравнительно недалеко, стадо отморозков поселилось да на охоту в округе повадилось. И ладно бы как все цивилизованные и порядочные охотники себя вели. Так они зверствами натуральными занимаются: просто травят животных злобными боевыми собаками. Причём трупы косуль или оленей даже не прикапывают, а так и оставляют гнить на месте убийства. Да и людям из-за собак стало опасно в ту сторону ходить. Сволочи редкостные!..
   Уж на что Иван вроде был равнодушен и к лесу, и к фауне, его населяющей, но и он возмутился до крайности:
   - Неужели вы этих козлов на место поставить не можете? Да и не обязательно сами с наказанием лезьте, пожалуйтесь в органы. Напишите, куда следует, бейте в колокола, управа в любом случае найдётся.
   Теперь уже родители вместе вздохнули печально. А Фёдор Павлович стал объяснять, стараясь сдерживать негативные эмоции:
   - Вначале мы так и попробовали вразумить этих недоносков, так они на нас собак натравили и автоматы наставили. Пришлось уходить, слушая вслед угрозы, что наш посёлок и огороды с садом бульдозерами раскатают вместе с жителями, если ещё раз сунемся. Но мы давай дальше по инстанции жаловаться, да только совсем худо стало. Среди тех ублюдков сам генерал местной полиции подвизается, сынок губернатора и пяток наиболее оголтелых бандитов местного разлива с депутатскими значками. Наших троих активистов покусали в лесу собаки, а потом ещё и охотники помяли знатно прикладами автоматов. А на наши огороды нагло уселся вертолёт, на котором сосунок губернатора летает, и пяток бандитов, увешанные оружием словно разбойники притопали сюда и сделали последнее предупреждение: "Ещё раз вякнете - сожжём вместе с окружающей тайгой!"
   Он грустно притих, а мать добавила:
   - Хуже всего, что эта банда там решила некую базу построить. Участок там голый, так и называется Голая Флешь. Там на шести гектарах в виде вытянутой полоски даже кустарник не растёт. Вот они на нём и возводят пару изб, да для собак своих бешенных настоящие хоромы отгрохали уже. Дальше они вообще собираются там какое-то бомбоубежище строить, двинпсисы проклятые!
   - Кто-кто? - переспросил сын.
   - Двинпсисы! - словно сплюнул отец, и стал пояснять: - Это так коротко в наших краях называют двинутых на идее апокалипсиса. Они к декабрю собираются забраться в густые дебри тайги и там "выживать" назло всему остальному человечеству. Понятное дело, что строят они эти бомбоубежища и крепкие заимки за народные деньги. Но если остальные двинпсисы ещё как-то соблюдают правила приличия и ведут себя в рамках законности, то эти...! Бешенные, как и их собаки!
   Нарезая себе очередной кусок копченого окорока, Иван и сам озадаченно нахмурился:
   - Вот уж не повезло вам с соседями. Не приведи судьба, в самом деле какое всемирное бедствие, так эти уроды к вам сразу за вашими яблоками нагрянут.
   - Да..., мы тоже так предполагаем...
   - А что если самому президенту России пожаловаться? Всё-таки для него навести порядок - только раз отдать команду.
   - Так-то оно так..., да только как донести жалобу в нужные уши? - резонно рассуждал Фёдор Павлович. - Ведь перехватят, обязательно перехватят! И тогда нам ничего, кроме кровавой войны с этими двинпсисами не останется.
   Глядя на расстроенных родителей, сын даже есть перестал:
   - Вот те раз! Мне казалось, что я в рай приехал, надеялся от всех проблем отгородиться, а тут такие страсти-мордасти!
   Отец натужно рассмеялся:
   - Ладно, забудь! Всё рассосётся. Этим дятлам тут скоро в любом случае надоест. Найдут себе иные развлечения, и всё у нас вернётся на круги своя. Живи себе и радуйся! А вот по поводу этого...! - переводя разговор на иную тему, он ладонями указал на стол. - И в самом деле озаботиться следует по максимуму. Какой-то у тебя неправильный обмен веществ. Не просто нарушенный, а практически гибельный. Даже у конченых алкашей подобное не наблюдается. Выглядишь как Кощей, и съедаешь больше чем слон. Куда оно в тебя только влезает? И ты себе только представь, с каким перенапряжением работают у тебя те же почки, и печень, к примеру? Это же какая нагрузка на них идёт! Да и где это видано, чтобы хлеб и мясо коньяком, словно колодезной водой запивали!
   Ну и мать тут же добавила:
   - Среди нас один изумительный знахарь живёт, так он у тебя не только обмен веществ травами отрегулирует, но и всю иммунную систему поправит. Вот сам убедишься за пару недель, какие он чудеса творить может. Осматривает, прощупывает и через час уже точно знает: что и в каких количествах следует употреблять для полного исцеления. Можно сказать, что дедушка Игнат - это наша самая большая тайна и наша самая великая гордость.
   Иван уже с улыбкой хотел было отказаться от знакомства со знахарем, но неожиданно для себя, задумался:
   "Одного человека, с паранормальными способностями, я уже знаю. И можно сказать, мне повезло, что Женька Кравитц мой друг детства и только мне рассказал о своей тайне. И факт остаётся фактом: он и в самом деле различает некие цвета и оттенки в духовной характеристике, а может и физической любого человека. Причём настойчиво продолжает отрицать, когда я настаиваю на определении этого феномена, как умении просматривать человеческую ауру. Так почему бы мне и со знахарем не познакомиться? Вдруг и от него какая польза моему организму? А если это какой-нибудь шарлатан, или обычный травник, то вреда от знакомства всё равно не будет. Значит надо соглашаться..."
   И вслух выразил своё одобрение:
   - С настоящим знахарем и в самом деле интересно встретиться.
  
  

Глава четвёртая

ПЕРЕДРЯГИ

   Визит к местной знаменитости не стали откладывать на иное время:
   - Так давай сразу к нему и отправимся? - предложил отец. - Дед Игнат как раз с нами в Аргунны вернулся из леса. Сейчас наиболее благоприятный сезон для сбора лечебной коры, да некоторые корешки лучше всего откапывать...
   Пока Фёдор Павлович перечислял, чем лес в это время полезен, едок прислушался к себе. Вроде мог бы ещё жевать и жевать, но некоторое насыщение всё-таки присутствовало. То есть большого урона в калориях не случится, если на час от стола отлучиться.
   Так что через три минуты, всё семейство вышло во внутренний двор. Там оказалось две женщины, прихрамывающий мужчина с забинтованной рукой, да малый, чуть более года от роду карапуз. Заграловы представили своего сына, а того взамен познакомили с соседями. Долго расшаркиваться не стали, а отделавшись общими фразами, поспешили через весь двор к дому напротив. Пожалуй данное крыльцо с навесом, отличалось особой вычурностью выпиленных древесных кружев, да глубокой, весьма искусной резьбой по двери и дверным наличникам.
   - Любит он красоту навести, эстет! - похвастал Фёдор Павлович в треть голоса. После чего постучал висящим на верёвке деревянным молотком, прямо по опоре навеса: - Игнат! Ты нашего сына не осмотришь?
   С минуту в доме даже скрипа нельзя было расслышать, а потом дверь беззвучно отворилась наружу, и на пороге показался сам знахарь. Причём внешним видом он никоим образом не походил ни на древнего, уважаемого старца, ни на умудрённого, таинственного лекаря. Макушка головы - лысая, по бокам, чуть ли не до плеч свисают каштановые кудри, словно они и не натуральные, а парик. Лицо круглое, радушно улыбающееся и изборождённое морщинами во всех направлениях. Но пожалуй именно морщины и выдавали древний возраст старика (мать утверждала, что по паспорту деду пошёл девяносто второй год). Ну и в остальном мужик смотрелся как средней комплекции мужчина, и не худой, и не полный. И уж тот запредельный, фантастический возраст ему ну никак не подходил. Шестьдесят пять, максимум семьдесят лет на первый взгляд.
   - Сына посмотреть? Да без проблем! Заходите.
   Его изба отличалась планировкой: сразу за узкими сенями не коридор или кухня, как у Заграловых, а внушительный зал-приёмная, все стены которого были укрыты полками. Ну и на тех полках чего только не было: сундуки, банки, коробки, глиняные кувшины и фаянсовые сосуды, груды веников и стопки расфасованной, нарезанной тонкими чурочками коры. И запах! Здесь царил настолько необычный и дурманящий запах, что Иван непроизвольно замер на месте. Даже не сразу сообразил, что его представили и надо бы сказать подобающее "Очень приятно!" или "Рад знакомству!". Только рассеянно кивнул, да продолжал крутить головой и восторженно втягивать в себя запахи.
   Хозяин при этом почему-то насторожился:
   - Что, никогда среди лечебных трав не был?
   Первым порывом было воскликнуть: "Так тут не только травами пахнет! И корой, и снегом, и цветами и ещё фиг знает чем!" Но помогла выработанная в последние дни выдержка, победила необходимость обдумывать каждое слово:
   - Нет, никогда раньше не приходилось..., - только и сказал вслух.
   - Ну, тогда присаживайтесь! - гостеприимным жестом целитель указал на стол и две широкие лавки по сторонам. Пришедшие уселись на одну, он на другую, и сразу перешёл к делу: - Вначале расскажи Иван, что тебя беспокоит, где болит, что вызывает дискомфорт?
   - Да вроде как ничего не болит..., - попытался говорить правду лишенец. Но пока раздумывал, как обрисовать свои чаяния или просьбы, вмешалась в разговор Татьяна Яковлевна.
   Пусть кратко, но описала предысторию лишений. Как подло поступила невестка, как обокрала и как её за это покарали сами соучастники. Ну и дальше сделала свой вывод: мол, на нервной почве, да после ошибочного ареста, болезни на сына и напали. Обмен веществ нарушился, метаболизм странный, да ко всему и внешний вид сразу на слёзы пробивает. Сколько не ест, да всё мимо. Как говорится, не в коня корм. А дары природы, фрукты да овощи в живом виде, употреблять не спешит.
   - И что с ним делать теперь? - закончила она вопросом.
   К тому времени дед Игнат совершенно перестал улыбаться и сидел скорее хмурый и настороженный, чем задумавшийся или обеспокоенный состоянием пациента. Затем молча встал, с кряхтением, словно вдруг очень резко состарился, прошёл за спину Ивана и положил ему ладони на плечи. Прикрыл глаза, да так и стоял минут пять в полной тишине, чуточку покачиваясь, словно от ветра.
   Потом вернулся на своё место и, отводя взгляд в сторону, пробормотал:
   - Не буду я его лечить... Да и не помогут ему мои травы...
   - Что значит, не помогут? - Фёдор Павлович не просто недоумевал, он возмущался: - И с каких это пор, ты заявляешь, что "не будешь"?
   Целитель с досадой покривился, усталым жестом потёр глаза, словно те вдруг стали слипаться от сна, и только потом пустился в разъяснения:
   - Если я говорю, что не буду, то это совсем не значит, что я не хочу. Просто мои умения в данном случае бессмысленны и не к месту. Например, ты ведь не зовёшь меня, когда в твоём УАЗе забился бензопровод? Точно так же и мои травы не помогут автомобильному аккумулятору поддерживать должный уровень зарядки. Понятно?
   Татьяна Яковлевна шумно фыркнула:
   - Дед Игнат! Намекаешь, что наш сын превратился в робота? Или в андроида?
   Целитель замотал головой, и его буйные кудри заиграли искорками света:
   - Я вам машину привел только для сравнения, и ни в коей мере не хочу утверждать, что человека могут превратить в андроида. Тут нечто другое..., как бы вам толком объяснить...? Такое у меня впечатление, что Ивана уже как бы подлечивает некто... Причём этот некто, по сравнению со мной настолько иной..., настолько не поддающийся осмыслению..., настолько огромный, если тут уместно сравнение с величиной наших тел, что я могу на него смотреть задрав голову. И то! Никак при этом, не охватывая весь масштаб. То есть мне кажется, что некий доктор массивен, а в самом деле я только рассматриваю (опять-таки, задрав голову) только часть его шнурка от ботинка.
   На это уже замотал головой Фёдор Павлович. Ещё и крякнул при этом явно осуждающе:
   - Экий ты, Игнат, демагог стал! Туману напустил, того и гляди видеть мир разучимся и трезво мыслить перестанем. Мне кажется, несмотря на всё моё невероятное уважение к твоим талантам, что подобными сравнениями тебе только перед детьми у колодца выступать. Они там любое слово на веру принимают. А вот по отношению к нам - подобное не проходит. Так что будь добр обосновать свой отказ более внятными словами и более вескими причинами. А то факт лечения моего сына каким-то "шнурком" - нас не впечатлил. Конкретно: кто лечит, как и когда вылечит?
   На такие требования, старый целитель вдруг рассердился:
   - Утомил ты меня, Федька, своими расспросами! Ещё и обвинять меня вздумал в излишней демагогии! Сам-то давно это слово выучил? Указывать он мне будет, да к детям посылать! А сам ты кто против меня?! - заметив, что гость покаянно опустил голову и не знает, куда спрятать от накатившего стеснения руки, несколько сбавил обороты: - По твоему сыну только одно скажу: его и без меня вылечат. Кто - понятия не имею, не того я ранга и зрения такого у меня для рассмотрения нет. А вот как лечат - постараюсь посматривать, самому интересно. Пусть раз в день ко мне на полчасика заходит для осмотра. Если что-то пойму, то и вам растолкую..., может быть...
   Поняв, что аудиенция местным светилом закончена, родители первыми сорвались на ноги и поспешили к выходу. Как-то скомкано прощаясь и жестами призывая сына не отставать. Но того уже возле самой двери догнал Игнат, и поймав за рукав остановил на месте:
   - Ванюша, а ты в Аргунны сам прибыл?
   - Мм? В смысле? А! Родители привезли...
   - Но до того как мы из лесу вернулись, ты сам в доме был?
   - Конечно! - недоумевал Иван.
   - Да? А почему тогда от тебя таким женским духом тянет? - вдруг ошарашил дед вопросом. Ещё и пояснения дал: - Словно ты всю ночь с женщиной провёл и только сейчас с кровати встал?
   "Подсмотреть он не мог, подслушать - тоже! - заметались мысли в голове, пока лицо пыталось мимикой выказать непонимание. - Неужели кто-то из соседей во дворе подслушал постанывания Ольги? А потом и деду успел "настучать"? Ну да, иначе, откуда он мог узнать? Не по запаху же, в самом деле!"
   Но полностью сбрасывать с себя обвинения в близости с некоей женщиной не стал. Хотя и начал с удивлённого переспрашивания:
   - Неужели это так заметно?
   - Для меня - да! - строго подтвердил целитель.
   - А что, нельзя было?
   Теперь ошарашенным показался Игнат. Подвигал бровями, громко хмыкнул:
   - Да вроде..., как можно..., - пожал плечами, и после перешёл на заговорщеский шёпот: - Но как это у тебя получилось?
   Иван тоже воровато оглянулся на стоящих в сенях, возле дальних дверей родителей, и тоже заговорил шёпотом:
   - Ну как, как... Дело молодое, с кем не бывает? Тем более что мне эта проводница очень понравилась. Вот потому, она до моего выхода на станции всё время со мной в купе находилась. Обещала даже тут проведать...
   Дед шумно выдохнул, а голос его окрасился сарказмом и ёрничеством:
   - Проводница? Которая в поезде осталась? Ты кого внучёк провести собрался? Ты ведь только за полчаса до прихода ко мне с женщиной миловался! От тебя так и прёт её любовная сила.
   - Ну да..., мы очень крепко обнимались, - продолжал "откровенничать" младший Загралов. - Мне и самому до сих пор её запах всюду мерещится. Даже в душ сегодня по этой причине не пойду...
   - М-да!.. Ну-ну! - он отпустил рукав, и его голосе проскользнули оттенки обиды: - Чужие секреты я всегда берегу, не сомневайся. Так что если что спрашиваю, не таись. Для твоего же блага стараюсь... Понимаешь? Нельзя тут у нас жён уводить! И я этого так просто не разрешу творить!
   Этими словами он окончательно разжёг любопытство гостя, и тот зашептал более настойчиво. Словно в него какой-то бесёнок вселился:
   - Дед Игнат! А распознать можете, к какой женщине этот любовный дух принадлежит?
   - Распознаю! И приму к вам обоим самые строгие меры воздействия!
   Угроза прозвучала нешуточная в словах, но Иван наоборот радостно и облегчённо улыбнулся:
   - Это хорошо! Теперь буду уверен, что и она мне ни с кем посторонним не изменит. До завтра!
   Развернулся, и поспешил на выход. Вышедшие во двор родители, дождавшись сына сразу же заинтересовались у него:
   - О чём это вы там шептались? - проворчал отец. А мать уточнила:
   - Мне показалось, что вы ругались... Да?
   Чтобы снять напряжение, пришлось перейти на бесшабашный тон разгильдяя:
   - Ха! Попробуй поругайся с тем, который вас тут всех строит, - и сразу стал менять тему разговора, указывая глазами на площадку у колодца: - Народ митингует?
   Там к прежним трём поселянам добавилось ещё пятеро взрослых. Две моложавые женщины, одна пожилая и двое мужчин. Причём один из них вроде и стоял на своих ногах, но при этом экспансивно размахивал костылём и громко, негодующе что-то рассказывал. Когда подошли ближе, стала понятна суть его негодования. Совсем недавно, когда он ковылял по лесу к дому, на него опять вышла группа двинпсисов, которые терроризировали своими разбойными выходками, как животных, так и людей. Подвыпившие молодчики, цинично выражались в сторону пострадавшего уже от их собак, направляли на него оружие, и даже угрожали опять спустить своих исходящих слюной шавок.
   - Да так вскоре и детям нельзя будет в лес выйти! - возмущался мужчина. - Собаки эти где угодно носятся! А их скоты хозяева - окончательно человеческий облик потеряли! Ещё таких несколько выходок и придётся тварей отстреливать!
   Остальные мужчины выглядели не менее решительно. И кажется, совсем не желали прислушиваться к советам и просьбам женщин остыть, не хвататься за оружие. Начался диспут и споры. На сторону женщин тут же встали и старшие Заграловы, напоминая, что только одной кровью подобное противостояние не закончится. Пострадают все: начиная от жён и кончая детьми малыми. А уж на самих Аргуннах можно будет сразу ставить могильный крест. Плод десятилетий, итог огромного труда, будет сметён и растоптан в единочасье.
   На шум подтянулась ещё одна женщина, вышло трое детей среднего возраста, лет по десять, двенадцать. Показался и дед Игнат.
   И только Иван продолжал стоять чуточку в сторонке и с огромным разочарованием прислушивался к каждому слову:
   "Что же такое в мире творится? Уж на что глухая, безжизненная тайга, а и тут всякая мерзость несправедливость и подлости творит! И ведь в данном случае даже вмешательство уникального фантома не спасет, не исправит создавшегося перекоса. Пострелять собак? Сразу на этих людей обвинение падёт... Пострелять тех самых недоносков? Так ещё хуже будет для Аргунн и его жителей... Поговорить с этими двинпсисами да попытаться образумить словами?.. Что-то мне подсказывает интуиция, что гиблый номер! Только хуже станет... А что делать? Только одно...!"
   И он поспешил в дом, оставив родителей у колодца. Там встал в своей комнате у большого окна, поглядывая за двором, прикинул наличие силы у себя, и постарался вызвать фантом Фрола рядом с собой. Материализовавшаяся разумная сущность давно убитого бандитами Пасечника тут же отозвалась:
   - Что-то случилось, Ванюша?
   На что обладатель попытался общаться сразу в двух сферах возможного контакта: взывая мысленно о помощи, и одновременно, негромко говоря голосом. Раньше он уже так пробовал, и получалось вполне неплохо:
   - Фрол, мы с Ольгой попробовали и теперь уверены: чрезмерное обжорство помогает фантому "зависать" в реале чуть ли не в три раза дольше.
   Тогда как мысленно описывал, что творится на Голой Флеши и какие там собрались моральные уроды. При этом пытался показать всю опасность прямого вооружённого вмешательства. И в первую очередь опасность для самих посельчан. По этому вопросу Фрол, ненавидящий несправедливость на генном уровне понял всё и сразу:
   "Ты не волнуйся! Я на месте вначале осмотрюсь, и всё хорошенько продумаю! - и тут же дал свой ответ по поводу пищи с высоким содержанием калорий: - Готов и я поэкспериментировать немедленно. Хотя честно тебе скажу: сама мысль о еде вызывает в моей сущности рвотные позывы и нежелание даже на эту пищу смотреть..."
   "Мамочка! А я Ольгу ещё и коньяк заставлял пить! - запоздало ужаснулся Загралов, - Как же она выдержала?.." - воспоминания о сексе он попытался даже не вызывать в собственной памяти, но всё равно Пасечник нечто уловил. Потому что тон его стал какой-то сочувственный:
   "Значит любит, раз ела как не в себя... Но у тебя запасы имеются? Потому как я - не она. Если уж приложусь к твоим деликатесам..."
   Не прекращая мысленного общения, Иван устремился на кухню, благо там вроде как и долго выискивать ничего не пришлось бы. Половина купленного товара, так и громоздилась на виду. Материализовав Фрола рядом с собой в некоем подобии длинной трикотажной майки почти до колен, обладатель указал на стол:
   - Налегай! Мне только говори, какую банку вскрыть, и какой пакет разорвать.
   Но разумный фантом и так прекрасно осознавал, насколько трудней поддерживать его физическую копию в материальном мире. Поэтому с завидной активностью набросился и на икру, и на мясо, и на яйца с коньяком. Только и указывал порой пальцем на некоторые банки. За десять минут он съел раза в три больше, чем впихнула в себя здесь же не так давно Ольга.
   - Сейчас меня стошнит, - признался Фрол с полным ртом. - Перекидывай меня к цели!..
   И тотчас Иван, отправил своё разумное орудие наказания в район нахождения злобных двинпсисов с их боевыми собаками. А сам словно сомнамбула отправился к кровати и улёгся на неё. Собственные силы тоже следовало экономить.
   Ну а со всем остальным, такая многоопытная личность как Фрол, и сам теперь разберётся.
  

Глава пятая

НАКАЗАНИЕ

   Поддерживать существующего "где-то там" фантома, дело затратное, как стало известно из текста в сигвигаторе. Поэтому, что обладатель, что созданная им матрица существа, пребывающая в данный момент в виде банального уплотнения воздуха, старались не тратить даже минимальные усилия на переговоры. Иван лишь давал направление деятельности и мысленно, настоятельно просил во всём разобраться. При этом, будучи уверен, что Фрол находится где надо и рассматривает, заодно и прислушивается, к самым нужным аспектам жизни обитателей Голой Флеши.
   В любом случае для обладателя, наиболее позитивным считался малый, можно сказать мизерный расход силы, и то, что проведённое перед этим неуёмное поглощение пищи, давало неожиданно существенные результаты. А следовательно проводимая таким образом, явно затянувшаяся разведка, обязательно поможет фантому определиться на месте на все сто.
   Минуть десять прошло, прежде чем в сознании пронеслась просьба-вздох:
   "Ванюша! Забирай меня! - и тут же вопрос: - Хочешь узнать, что и как?"
   Загралов вначале растворил созданный вдалеке дух и прислушался к собственным силам. Порадовался, что их ещё осталось предостаточно, и в то же время понял, что место в ещё недавно набитом желудке опять освободилось. Поэтому устремился на кухню и набросился на поглощение запасов. При этом стоял у стола и поглядывал через окно на внутренний двор посёлка. Там вроде как собрались все без исключения жители Аргунн и митинг возмущения находился в самом разгаре. А значит в ближайшие минуты, никто не помешает непосредственному общению, и стул скрипнул под тяжестью возникшего на нём тела пасечника Фрола.
   - Как состояние? - первый вопрос по поводу принятой ударной дозы.
   - Ощущения тошноты, прошли почти сразу как ты меня отправил туда, - приступил фантом к докладу, при этом деловито начав поглощать им же нарезаемую ветчину. - И сейчас ощущения, что могу съесть опять столько же. Ну а по поводу тех тварей..., - он с непонятным рычанием пережевал заброшенные в рот ломти. - Так их следует расстрелять немедленно. Да что там расстрелять, каждого из них подобает показательно казнить особо изуверским способом.
   - Что, прямо вот так и каждого? - побледнел и перестал есть Иван.
   - Точно тебе говорю! Поверь на слово. Да ты и сам бы послушав этих уродов, душил бы их голыми руками!
   - Нет! Нельзя! Ты же понимаешь, на кого сразу падёт подозрение! - и обладатель озабоченным взглядом прошёлся по митингующим посельчанам. - Даже собак злобных, которыми они людей травят, пострелять нельзя.
   - Да я понимаю..., - кивал Фрол, с какой-то нездоровой активностью начавший наворачивать ложкой красную икру. При этом он даже не пытался жевать, просто глотал. Кривился от отвращения, но глотал. И кощунственно запивал это водкой, прихлёбывая прямо из бутылки словно минералку. Ещё и бормотал скороговоркой время от времени: - Ты в моих действиях не сомневайся..., недаром ведь ты мне сознание вернул..., а не кому-нибудь другому... А стрелять я их не стану..., иная задумка есть... Тебе только и надо мне вместо амуниции пару клочков ветоши мне дать. Ну и выждать мне придётся..., чтобы момент должный выбрать... То есть постараюсь их самих между собой перессорить...
   - О! Самое верное решение! - почти обрадовался Загралов. Всё-таки ему претили убийства, пусть даже ублюдков, подлежащих немедленной смерти. И так уже спонтанно, сам не желая того, побывал в роли наказующего палача и выносящего приговор судьи, лишив жизни более чем десятка человек. В том числе своей бывшей жены. - Но сколько тебе понадобится времени?
   Продолжая заниматься обжорством, Фрол подумал и с сомнением признался:
   - Трудно сказать... Хочется, чтобы там и комар носа не подточил. Но думаю, что вначале ты меня там создай в самом экономном режиме. Опять в виде того же невидимого духа. А как только подходящий момент наступит, я тебя попрошу о материализации и о нескольких кусочках ветоши у меня в руках. Ну и там материализуешь но точно сказанное время. Одежды на мне не понадобится. Вроде как не сложно?
   - Да уж куда проще, - согласился Иван. - И что, прямо сейчас попробуем?
   Здоровенный мужчина пошевелил плечами, прикидывая время:
   - А сколько прошло с того момента, как ты меня убрал оттуда и я появился здесь?
   - Минуты три, не больше.
   - Тогда ещё минут пять у нас есть..., - половину названного отрезка, они уплетали в чётыре руки, а потом Фрол обеспокоенно ткнул пальцев в заставленный уже пустой тарой стол: - Тебя тут за такое обжорство на костре не сожгут?
   Аналогии с больным и опасным колдуном прослеживались в его словах сразу. Да и прав он был в некоторой степени. Поэтому обладатель раскрыл большой пакет для мусора и довольно ловко стал смахивать в него обрывки упаковки, пустые банки и опустошённые бутылки:
   - В самом деле пойдут ненужные расспросы... А так я в лес отнесу, да сам закопаю..., - бормотал он. И тут Фрол тоже додумался до очевидного:
   - Вместо этой объемной пищи, ты бы подумал над каким-нибудь пищевым концентратом. Чтобы в нём содержание калорий зашкаливало все разумные показатели. Иначе скоро "засветишься" на таких покупках.
   - Самому недавно такая идея в голову пришла. Только вряд ли мы здесь в лесу отыщем нужную для создания концентрата лабораторию. Ну что, готов?..
   - Да! Сейчас мне плохо станет..., - фантом уже старался отворачиваться в сторону, чтобы не видеть пищу. - Только ты меня вначале ещё минуты две не создавай, как мне показалось, так лучше энергия во мне усвоится. А потом - как договорились...
   Он растворился в пространстве, а Загралов поспешил в свою комнату. Пакет с отходами засунул под кровать и прикрыл свисающим одеялом. Сам улегся, расслабился и приступил к созданию фантома, отправляя его сразу в Голую Флешь. Прислушался к шелесту у себя в голове чужого сознания: "Отлично! Я уже здесь! Наблюдаю!", и жутко пожалел, что ему ещё далеко до тех умений обладателя, когда тот сам может воссоздавать своё второе "я" рядом с фантомами. Было бы верно самому оценить степень опасности двинпсисов, самому выбрать меры пресечения их неблаговидной, анти человечной деятельности.
   "Хотя, чего я так переживаю? Если уж Фрол имеет собственное сознание, то в любом случае лучше меня разберётся. И лучше меня придумает, как тех поддонков на место поставить. Наверняка у него чувство справедливости лучше развито, да и прав он, как судья, имеет несравненно больше... Опять-таки: можно ли обладателю быть судьёй в данных вопросах мирового торжества справедливости? Вдруг на сигвигаторе некий лимит убиенных жертв установлен? Перебрал - самого обладателя развоплотят? М-да..., судя по действиям и кровожадности всё того же Безголового, никакого лимита не существует. Да и эти кровавые события на крыше высотного дома в Москве - явно дело рук прежнего владельца сигвигатора..."
   Новости о перестрелке, взрывах и падающих вниз трупах он слышал, просматривал в выложенных на "ютубе" кадрах, и прекрасно всё понял. Не пришлось даже на место событий посылать Фрола для осмотра. А все потому, что некоторые соседи сняли падающие тела, а вот потом ни одного трупа полиция не обнаружила. А значит, на крыше сражались между собой фантомы.
   А это как раз и поражало больше всего, подводя к определённым мыслям. Каким бы ни был кровавым маньяком и садистом Безголовый, создавать экипированные сущности и заставлять их убивать друг друга - полный нонсенс. Ему попросту нельзя банально растрачивать свои силы. Те и так с каждым днём идут на убыль после утери им иномирского устройства. На демонстрацию своих возможностей, события на крыше тоже не тянули.
   Тогда кто сражался и для чего? Ответ напрашивался вполне логичный: нечто подобное могли совершить только обладатели. Причём обладатели, нечто явно не поделившие между собой. И очень жестоко не поделившие. Настолько жестоко, что раньше подобного никогда не случалось, а сейчас вот нечто секретное стало достоянием гласности. Всё-таки что простые люди, что средства массовой информации, что службы безопасности столицы признавали однозначно и в один голос: разборки устроили инопланетяне!
   А значит, существуют иные сигвигаторы?
   И только ли в России? И не ведётся ли за них война постоянно?
   Воспоминания о недавних событиях в Москве, а также их непрекращающийся анализ, были прерваны возникшим требованием от фантома:
   "Давай! Воплощай меня! И ветошь не забудь!"
   После чего донеслись отголоски напряжённого сопения, а затем и непонятные отзвуки короткой борьбы. Обеспокоенный обладатель тут же попытался уточнить:
   "Может оружие нужно?.." - ответ скорей походил на крик:
   "Забирай меня!"
   Иван развоплотил Фрола где-то там, и сразу стал прислушиваться к себе. Сил оставалось мало, но уж очень хотелось узнать хоть некоторые подробности "наказания" для двинпсисов, которые придумал пасечник. Для этого можно было его даже материализовать рядом полную матрицу естества. Но вначале бы не помешало в доме осмотреться, вернее, узнать как там митингующие. Не хватало только, чтобы мать с отцом вломились и заметили постороннего в доме.
   Встал, подошёл к окну во двор, и не удержался от изумлённого хмыканья. Все жители посёлка стояли, словно каменные статуи и смотрели все в одну сторону: поверх крыш и как раз туда, где располагалась Голая Флешь.
   Но уже в следующий момент люди зашевелились, загомонили все враз и замахали в жестикуляции руками. Довольно быстро пришли к единому мнению, и половина мужчин бросилась в свои дома. Заскочил и отец, схватил с кухонной полки небольшой рюкзак с красным крестом, из крынки с надписью "Соль" вытащил пистолет и, выскакивая через наружную дверь постройки, крикнул пытавшемуся что-то расспросить сына:
   - Там что-то неслабо взорвалось! Может, помощь нужна..., - и уже удаляясь от крыльца, бросил через плечо: - Ты со мной?
   - А почему бы и нет...? - бормотал Иван, спешно натягивая на себя только свитер и вязаную шапочку. - Если сил хватит бежать как все, попробую...
   Сильно надрываться не пришлось, как и опасаться заблудиться: перед ним бежал пожилой, лет под шестьдесят поселянин наверняка считавшийся здесь самым тучным, и оставалось только размеренно двигаться за ним следом. Все остальные шесть мужчин, в том числе и Загралов старший, оказались на диво шустрыми и прыткими, они чуть ли не сразу скрылись за стволами деревьев, а когда отставшая пара пожилой -Кощей через полчаса добрались к месту происшествия, посельчане уже полным ходом оказывали помощь раненым и пытались достать иные тела из руин, покрытых копотью и вялыми язычками огня.
   Голая Флешь представляло собой место страшной катастрофы. А о причинах можно было судить по открывающимся взгляду подробностям. Когда-то тут в центре стояла огромная домина, с ещё большим по размеру, пристроенным к нему сараем. В домине пировали и ночевали охотники, а в сарае отдыхали их боевые собаки. И именно в этот комплекс строений и упал потерпевший аварию, довольно громадный по размерам вертолёт. Хорошо упал, вдребезги разнося всё и самое себя. Как выяснилось позже, в доме ещё и взрывчатки хватало в виде аналогов толовых шашек. Некоторые из них тоже детонировали во время взрыва или чуть позже, во время пожара. Так что от находившихся в доме обитателей остались только зловонные, обожжённые трупы. Погибли и все пассажиры вертолёта. Оказались уничтожены огнём и взрывами и все четырнадцать "собачек".
   Выжило только пятеро охотников, которые в это время находились чуть дальше места катастрофы, да и то, трое из них оказались сильно ранены или обожжены.
   Совершенно не пострадали строители, которые ютились в двух домиках барачного типа метрах в ста от обломков вертолёта. Там же возле домиков виднелся солидный котлован, и фундаменты ещё сразу трёх готовящихся к возведению зданий из древесины. Между новостройками и главной доминой располагались стеллажи стройматериалов, крытые изначально навесами, крытыми рубероидом. Кстати навесы, с подсыхающими под ними досками горели настолько интенсивно, что жар мешал спасательным действием среди руин основного здания. Благо ещё, что лес от места событий отстоял далеко, был влажным и мокрым и всеобщий пожар тайге не грозил.
   Рабочих было человек двадцать, но пытались помочь в спасении своих работодателей, только трое-пятеро из них. Остальные ошарашено толпились чуть в сторонке и во все глаза смотрели на пламя и на коптящие руины. Именно к ним и поспешил Иван Фёдорович Загралов, когда осмотрелся, как следует и понял, что его помощь в спасении людей или при тушении пожара не нужна.
   Он примерно уже сообразил, что тут произошло и кто главный виновник, но хотелось и у главных свидетелей пораспрошать:
   - Что же тут произошло и как?
   При его приближении рабочие примолкли, нахмуренно косясь, и явно отвечать не спешили. А вот самый старший среди них, седой бурят, скорей всего бригадир или мастер, вместо ответа спросил сам:
   - А ты откуда?
   - Из Аргунн.
   - Что-то я тебя там не видел...
   - Так я только сегодня к родителям приехал. Фёдор и Татьяна Заграловы. Вон мой отец носится...
   - А-а! - успокоился пожилой. Расслабились и все остальные рабочие. - Тогда в курсе, какие тут людишки собирались?
   - Да уж! Наслышан... Вот потому и интересуюсь: не пострадал ли кто из рабочих? Может, кто как раз из ваших там был в момент катастрофы?
   - Повезло! - с двусмысленной иронией хмыкнул бурят. - Да и не подпускали нас к хозяйским хоромам, не про нашу честь.
   - И всё-таки? С чего это оно и как? - Иван мотнул головой в сторону руин.
   - Да вот так, кверху каком, - скривился бурят, отчего его глаза вообще скрылись в узких щелочках век. - Они тут на этом вертолёте чуть ли не все летать умели..., хм, и всегда все пьяные... Вот видимо кто-то с тягами и не совладал. Машина неожиданно завалилась на винты, да так и рухнула с высоты метров ста. Ну и нам показалось, что и мотор во время падения заглох. М-да...! Вот несчастье-то!.. Вот горе-то!.., - но по его интонации было понятно, что ни он, ни его товарищи нисколько не горюют. - Это ж и сам главный полицай губернии сгорел, и сынок губернаторский, редкий..., по характеру мальчик. А как они собачек любили, как любили!..
   К группе приблизился Фёдор Павлович и его товарищ из поселковых. Поздоровались с рабочими и со вздохом констатировали:
   - К сожалению, спасать больше некого... Ваши говорили, что вы сразу по рации сообщили куда надо?
   - Ну естественно! И органы предупредили, и машины попросили, чтобы за нами с треста выслали... Нам здесь тоже оставаться среди трупов не хочется, а эти..., - кивок в сторону трупов. - Не разрешали нам на своём транспорте сюда добираться! - проворчал бурят, и с какой-то странной весёлостью сказал грустные слова: - Эх, жаль, что стройка тут закончилась. Вряд ли кто больше, обладая здравым умом захочет на этом гиблом месте копаться.
   - В том-то и дело, что здравый ум нужен, - согласился с ним Фёдор Павлович, и заметив как ему машут соседи, стал прощаться: - Ладно, мы уходим. Спасать тут больше и некого, а попадать в перекрёстный допрос - тоже не хочется. Сейчас ведь на это ЧП всероссийского масштаба кто только не слетится...
   - Вот-вот, - грустно закивали строители. - Нам самим ещё тут такие допросы предстоят... Ага! Пока домой доберёмся...
   Заграловы поспешили в лес, за остальными поселянами. И уже на краю пустого не имеющего деревьев пространства, Иван огляделся по сторонам, присматриваясь к негустой траве Голой Плеши, редким кустикам по колено, и удивился:
   - И что здесь не так? Луга вроде для хутора пригодные.
   - Да есть тут народные страшилки про это место, - стал неспешно рассказывать отец. - По ним получается, что здесь долго даже находиться нельзя. Дескать кто бы тут и как ни селился, в любом случае умирал от плохих болезней в течении нескольких лет. Мы ведь тоже изначально Аргунны здесь планировали возвести, уж больно с виду пространство заманчивое. Хорошо, что прислушались к старикам и легендам. Потом, сколько ни пытались тут хоть одно дерево посадить: ни одно не выжило. И пробы грунта на анализы отдавали, и учёных сюда с приборами подманивали, но так причину неблагоприятственности среды и не отыскали. Кстати, наш Игнат про местные легенды лучше всех знает, вот ты у него и поспрашивай. И он...
   Он замер на полушаге, прислушиваясь к стрекоту вертолётов. Они прошли не над самой головой, но было понятно, что их не меньше чем три единицы.
   - О! Вот и похоронные команды прибыли..., - затем двинулся дальше, бормоча себе под нос: - Грех так думать..., но вроде даже как радуюсь..., что пятеро недоносков выжило. Хоть видели, кто виноват и нас сюда никоим образом не припишут. Да и рабочие тоже хорошо катастрофу рассмотрели. Как и странные "танцы" вертолёта в воздухе. Все в один голос заявляют, что сидевшие за штурвалами были подвыпившими... Хотя следствие, естественно, найдёт какую-нибудь неисправность в моторе...
   Иван прекрасно уже понимал, что и как случилось, но попытался порассуждать вслух:
   - Как мне кажется, при отказе мотора подобное устройство падает всё равно колёсами вниз... А тут лопастями упало. Нонсенс?
   - Вот именно! Ветра нет, а значит налицо несуразные попытки джигитовки на вертолёте. И не знаю, удастся ли без экспертизы опознать трупы тех, кто сидел в кабине: там всё страшно раскурочено взрывами и выгорело словно под напалмом. И ещё: пятеро оставшихся в живых охотников не просто в шоке, они явно чего-то сильно боятся... Хотя понять их можно: губернатор за своего сопляка им сам головы снесёт...
   "Напалм? - переживал уже мысленно младший Загралов. - А где его мог взять Фрол? Скорей всего это топливо так выгорало. Может и ещё что в доме было... Но всё равно, надо будет прилечь, да всё у Пасечника расспросить в щадящем режиме... Ах! Опять надо будет пить коньяк и ...! Ещё немного и мне вообще пища опротивеет. Махтитун дроботун!.. И Едритун - тоже! А из чего же мне концентрат калорий соорудить?"
  
  

Глава шестая

ДОБИВАНИЕ

   Так группой в семь человек, мужчины и вошли во внутренний двор Аргунн. Бросившихся навстречу родных и близких, остановил успокаивающими жестами именно Фёдор Павлович:
   - Ничего опасного для нас не произошло. Угрозы пожара тоже нет. Хотя стройматериалы до сих пор догорают. При катастрофе на них видимо плеснуло керосином... Ну и жертвы есть: пьяные охотники на вертолёте упали прямо на главное строение Голой Флеши. Около двадцати человек погибло. Пали в огне да взрывах и все собачки, которые над лесной живностью зверствовали, да наших детей пугали.
   От женщин, среди которых и мать Ивана находилась, посыпались десятками вопросы к вернувшимся мужчинам, а недавний поселенец поспешил в родительский дом. Выбрал из обилия продуктов то, что ещё не приелось, и стал пичкать себя калориями. Заодно постарался определить запас сил для беседы с фантомом. Получалось, что и материализовать его рядом с собой сможет без труда минут на двадцать. Но даром тратить накопленные энергии не стал, лучше уж Ольгу подержать в объятиях перед сном. Да и вообще, мало ли для чего вдруг понадобится срочное создание фантома? В расшифрованной инструкции обладателю настоятельно рекомендовалось иметь нерастраченными, или иначе говоря, держать в резерве как минимум половину своих возможностей.
   Насытившись, да по пути выглянув на митингующих посельчан, отправился на выделенную ему кровать. Шум в комнату со двора совершенно не проникал, что лишний раз доказывало надёжную звукоизоляцию помещений. А это осознание заставило Ивана улыбнуться: вряд ли его возможные шалости с Ольгой кто-нибудь услышит. Расслабился, создал фантом Пасечника где-то там, вполне возможно, что и у себя в сознании, и приступил к беседе:
   "Фрол, а не слишком ли ты перестарался?"
   "В самый раз! - с яростным бешенством отозвался тот, словно они уже давно продолжали бурную беседу. - Этих тварей следовало казнить, как я раньше предлагал!.."
   "И всё-таки..."
   "У них там в подвале сауна была, а рядом, за стенкой - пыточная! А в ней окровавленное тело! - звенел в ушах голос Фрола. - И даже опознать пол трупа было невозможно! Окровавленный кусок мяса без кожи!.."
   Загралов непроизвольно вздрогнул всем телом. Подобное страшно было себе представить! Одно дело пьяные выходки недоносков, да травля собаками животных! Правда и посельчан, эти обнаглевшие от безнаказанности и власти выродки собаками травили... И совсем другое: похищение человека и уничтожение его с применением пыток! За такие преступления и в самом деле просто убить или сжечь - слишком гуманное, несоразмерно мягкое наказание. Особенно если представить, что на месте Фрола сделали бы с преступниками ближайшие родственники замученной жертвы.
   Иван вспомнил собственную ярость, после убийства Базальта, и в особенности после гибели Ольги, и малейшие попытки предъявления претензий фантому в превышении полномочий, сразу же рассосались. Сомнений в правильности подобных действий не осталось.
   "Ладно..., туда этим тварям и дорога! И теперь становится понятным, почему те пятеро, оставшихся в живых охотников так боятся..."
   "Верно! У них тоже руки по локоть в крови. Надо будет и за ними проследить. А ещё лучше выяснить, кого там в подвале насмерть замордовали, да его друзьям и родственникам наводку скинуть. Пусть и другие мстители свою руку к уничтожению падали приложат. Так что, Ванюша, копи силы и отправляй меня обратно на ту Голую Флешь. - Надо бы мне ещё раз там хорошенько осмотреться..."
   Понимая, что сегодня он уже вряд ли Ольгу обнимет, обладатель загрустил. Хотя даже мысли не возникло оспорить здравое рассуждение Фрола: подобные дела всегда следует доводить до полного завершения. Иначе последствия могут быть самыми катастрофичными для родных и близких людей.
   В своё время они наплевательски отнеслись к драке в сквере, подумали, что гопники успокоились и больше к ним не сунутся. А в результате подобного пренебрежения - погиб Базальт. Да и Елена на волосок от смерти оказалось. Чудом выжила после смертельного ранения.
   Воспоминания о Елене, неожиданно повернули поток размышления в иную сторону. Всё-таки шесть ночей, проведённых вместе. вчерашних приятелей сблизили настолько крепко, что несмотря на всю свою любовь к Ольге, лучшая нынешняя подруга тоже представала во всей своей телесной красоте, стоило только прикрыть глаза и вызвать её образ. Да и сама Леночка относилась к нежданному любовнику с таким трепетным уважением и эпатажем, что это казалось нечто большим, чем дружба и в то же время совершенно иным, чем любовь.
   Совсем неуместные размышления были прерваны попытками Фрола достучаться до сознания своего обладателя:
   "Эй! Ты чего в транс впал? Давай решай быстрей и отправляй меня в экономном режиме на место катастрофы!"
   "Постой, постой, - осадил его Иван. - Но ты мне так и не рассказал все подробности. Ведь если ты забил ветошью топливный провод в двигателе вертолёта, это сразу выяснит экспертиза. Начнутся ненужные разборки, допросы и поиски виноватых..."
   - За кого ты меня принимаешь? - обиделся Пасечник. - Я ведь тебе рассказывал, где служил и чем занимался. Да и твой дружок Кракен на меня дело собрал и тебе дал на изучение... Так что ветошь - она совсем для иного предназначалась. А с этой плесенью я совсем иначе расправился. Сразу аннулировал связь, повредив рацию. Тут же отключил "чёрный ящик", а потом материализовался в кабине и вырубил одним ударом пилота. Перехватил управление, перевернул вертолёт и с ускорением вонзил его в дом с остальными ублюдками и с их милыми собачками. Так что никакая экспертиза ничего там на посторонних лиц не накопает".
   "Хм! Лихо! - вынужден был признать профессионализм своего фантома Иван. - Но это когда ты там телом, то можешь действовать. А что происходит, когда ты просто подсматриваешь и подслушиваешь?"
   "Понятия не имею, мне со стороны не видать. Нечто вроде как упругого комка воздуха. Причём, что мне очень и очень не нравится, этот комок люди не только чувствуют, но и как-то замечают периферийным зрением. Уж слишком часто они безумными, напуганными глазами по сторонам водят, причём чаще - в мою сторону. Правда если не двигаюсь, замирая на месте, меня больше не видно и не ощутимо. Всё кто что-то заметил, успокаиваются и расслабляются. Как видишь, несуразиц, секретов и загадок с твоим сигвигатором - хоть отбавляй..."
   Иван решил сразу ещё одну тему, для него весьма важную обсудить с Фролом:
   "Если бы только загадок! Всё никак не мог понять одного: в пояснениях и таблице указано чётко - вначале один фантом и только рядом. Ты же играючи действуешь в нескольких километрах от меня, да вдобавок я могу создать и второй фантом. Даже учитывая все возможные погрешности, отклонения, льготные бонусы, связанные с какими-то потоками венгази и наши античеловеческие эксперименты с пищей, такого просто не может быть!.."
   "Но ты ведь ещё не до конца расшифровал текст сигвигатора. И вторая сторона тебе откроется только при обладании вторым десятков фантомов..."
   "Про вторую - вообще речь не идёт. А вот первый текст, всё больше и больше вступает в диссонанс с имеющимися реалиями. Как бы это нам не вылезло боком..."
   " А когда попробуешь создать и меня и Ольгу одновременно? Будь она со мной в деле, это бы мне сильно помогло и ускорило".
   "Ты что?! - возмутился Иван. - Она же женщина! Актриса! Да ей даже нельзя на тех уродов издалека смотреть! Ещё бедная повредится рассудком... У неё же нет твоего защитного иммунитета от несправедливостей... Она такая тонкая и ранимая..."
   "Хорош плакаться! - бесхитростно оборвал Пасечник разглагольствования обладателя. - С твоей любимой актрисой будем разбираться отдельно. И погрешностями да не схождениями - сознание бедного фантома не забивай напрасно. Мне всё равно этого не понять, да и другие у меня задачи. Отправляй мою сущность туда! Ну и сам не забывай прислушиваться к моим словам. Мало ли что..."
   "Ладно... Только ты учитывай, уже слышу, как мои родители в дом входят, так что могут меня отвлечь..."
   "Передавай им привет от меня!" - эдак бодренько добавил Фрол и где-то замер, на дальней границе восприятия. Понятно, что обладатель не удержался от реплики в ответ:
   "Щас передам! Не смотря на всю их экзальтированность и оригинальность, они меня после этого точно в дурку запрут!.."
   Ответа на это не последовало, фантом ушёл в работу. Да и самому Ивану было над чем поразмышлять:
   "Интересно, если бы я и в самом деле передал привет? Как бы родители среагировали? Фрола они знали при его жизни, и наверняка помнят. Такую колоритную личность нелегко забыть. Но суть не в этом... Как они отнесутся к сигвигатору и к моему статусу обладателя? Хотя тут же возникает встречный вопрос: стоит ли вообще сейчас поднимать эту тему? Несмотря на мой выезд из Москвы, опасность нападения на меня Безголовым до сих пор актуальна, если меня начнут щемить, достанется и моим близким родственникам. А если они ничего не будут знать... Стоп! Если уж смотреть правде в глаза, то незнание их от неприятностей не спасёт. О чём тогда я тут с собой спорю? Конечно же - о доверии! Но тут вроде иной трактовки быть и не может: честней моих родителей отыскать трудно. Скорей всего они и от цивилизации отделились, по причине морального несоответствия с ней. Мздоимство, страсть наживы, накопление материальных ценностей - это не для них. Про способ их питания в данном контексте спорить не стоит, они в любом случае правы, питаясь только "живой" пищей. Но значит ли это, что я могу...(а может обязан?) поделиться с ними всеми своими тайнами? Трудно сказать... Вон, оказывается у отца и пистолет появился... А ведь он мирный пацифист раньше был до мозга костей. Скорей мать могла любого разбойника чем попало под руку огреть, а отец бы начал вещать о неправильности зла и о стремлении каждого разумного существа к высшей справедливости. А сейчас глянь только, с пистолетом носится..."
   Тут послышался глухой стук в дверь:
   - Да! - крикнул Иван, а увидев вошедшего отца, заулыбался: - Долго жить будешь, только о тебе вспоминал.
   - Эвон как! - заулыбался и он, осматривая рабочее место за столом, да развешанные по стенам графики и таблицы. - Долго жить - никто не откажется. Знать бы ещё как... Думал, ты работаешь?
   - Можно и так сказать. Пытаюсь обмозговать одну идею со всех сторон.
   - Могу чем-то помочь?
   Вопрос прямо в точку, заставил Ивана опять просмотреть хоровод недавно одолевавших его мыслей. Естественно, что вот так в лоб и сразу, открывать главную тайну вроде не следовало. Но с другой стороны, он ведь и от Ольги все свои приключения с сигвигатором скрывал, и что это дало? Ничего кроме боли и острого сожаления, что не успел, не подумал, не предусмотрел...
   Так что скорей всего родителям придётся открываться. Пусть и позже, но придётся. А пока, не забывая следить периферией сознания за возможными сигналами от Фрола, можно было навести некие мосты к будущему признанию. Тем более что Загралов старший являлся по профессии физиологом и по его же утверждениям уже давно мог бы стать доктором наук по своему профилю:
   - Да, есть у меня несколько проблем. Например, мне надо создать некое лечебное, или пусть реабилитационное средство, вмещающее в себя массу калорий. Или не создать, а отыскать в природе...
   - Рыбий жир?! - Фёдор Павлович присел в ногах кровати и опёрся спиной на высокую боковину. - Или мёд!
   - Фи! Сам же утверждаешь, что это "мёртвая" пища. И про рыбий жир, судя с твоих не раз сказанных слов, ты не с ностальгией вспоминаешь. К тому же надо нечто поубойнее, позабористей. Раз, эдак..., в тысячу! А?
   - О-о-о-о! Я даже не знаю, существует ли такое в фармацевтике, - задумался отец. - Хотя, по сути, создать этакий концентрат - не сложно. Только вот попадая в желудок к человеку, он его попросту может убить. Причём в течении часа, максимум двух. Разве что вовремя устроить рвотные потуги, да сделать экстренное промывание желудка.
   Так и продолжая лежать, Иван озадаченно помотал головой:
   - Однако! Неужели излишки калорий - настолько опасны?
   - Ха! Эта бомба похлеще голода. Там человек худеет и умирает медленно, а тут раз, и ..."финита ля комедия" за пару часов.
   - А если концентрацию уменьшить: Скажем некий порошок, разбавлять водой? Да и самого порошка сыпать меньше?
   И пожалуй впервые, Фёдор Павлович не смог скрыть на своём лице досаду и озабоченность. На вопросы отвечать не стал, зато сам уселся ближе к центру кровати и уставился сыну прямо в глаза:
   - Что с тобой не так? Мы же видим, как ты исхудал, от ветра шатаешься. И эти твои калорийные продукты, которые ты набрал якобы для гостей... Неужели у тебя анорексия? А может кахексия? Или что-то в том же роде?
   Иван постарался говорить самым убедительным и спокойным тоном, тем более что тяжёлые последствия кахексии, проявляющаяся нарушением метаболизма, ещё и явственно указывала на шизофрению. Только этого не хватало для полного счастья. Поэтому следовало уже начинать приоткрываться свои тайны:
   - Дело в том, что если я буду есть нормально, то в течении нескольких дней приду в норму. При этом мне не нужны никакие излишки калорий в потребляемой пище. Только вот в последнее время мне приходится участвовать в одном очень важном эксперименте. Пока все секреты открывать не стану, могу только намекнуть, что это связано, в том числе, и с передачей мыслей на расстояние. И вот именно в момент такого общения происходит порой катастрофический забор моих жизненных сил и энергий.
   - Порой? - выхватил нужное слово отец. - То есть ты никак не контролируешь силу, уходящую на эксперимент?
   - Верно. И вот как раз для таких экстренных ситуаций я и нуждался бы в некоем концентрате калорий. Хорошо бы было попробовать нечто подобное с малых доз, и постепенно их увеличивать. К сожалению, я не химик, и не физиолог, так что даже не знаю, как подойти к решению данной проблемы.
   Фёдор Павлович немного отстранился, разглядывая исхудавшее лицо своего отпрыска и его ввалившиеся глаза, а потом пробормотал:
   - Я тоже не знаю как, зато знаю того, кто это знает. И он...
  
  

Глава седьмая

ПОМОЩЬ

   Но не успел отец договорить, как в сознание ворвалась просьба Фрола:
   "Мне надо на пару мгновений материализоваться. Но только на пару! Иначе умирать придётся..."
   "Понял. Говори когда и как?"
   "На счёт "три!" и продолжительностью всего "раз, два!". Готов? - получив подтверждение от обладателя, Пасечник досчитал до трёх, куда-то там нырнул, материализовавшись, и тут же зарычал от неприятных ощущений: - Оторвись оно всё в пропасть! Чуть живьём не изжарился! Вроде как бессмертный, а всё равно умирать не хочется...!"
   "Что там у тебя?"
   "Наблюдаю дальше. Экономим. Потом расскажу..."
   Иван открыл глаза, и улыбнулся замершему отцу:
   - Нет, сейчас всё прошло в щадящем режиме. Так что к столу спешить мне не стоит.
   - А зря. Мать, в кои веки, решила что-то приготовить горяченькое специально для тебя. Неужели откажешься?
   - Конечно, что нет! Помню в детстве мне очень нравились в её приготовлении плов и голубцы. Фирменные блюда! Только я чуть позже приду..., когда освобожусь... Кстати, ты так и не договорил о ком-то, кто много знает, и может помочь. Кто он и далеко ли находится?
   - Совсем рядом, и ты уже с ним знаком. Мало того, он не один может помочь, ещё один есть. Первый - это тот грузный мужик, который бегает так же медленно как и ты. Ну да, Михаил Станиславович. Он у нас занимается научной деятельностью, химик микробиолог. Известнейший учёный физиолог. Сам он не сыромоноед, но уже давненько изучает нас как подопытных кроликов. Титанический труд, я тебе скажу, зато и результаты у него скопились грандиозные. Благодаря проводимым анализам, он знает о наших телах больше, чем мы все вместе взятые. Ну разве что, дед Игнат, как целитель нас ещё насквозь видит.
   - Постой, так у Станиславовича и лаборатория здесь есть?
   - А то! У него почитай самая большая домина, пять комнат жилых, а шестая - лаборатория. По сути, это его родная семья в наши ряды вовлекла, точнее к нам в соседи заманила. Так вот, если ему нужные ингредиенты купить, то он любой концентрат создать может. Мне так кажется...
   - Понятно, - воодушевлённый Иван, отщёлкал ритм пальцами, словно кастаньетами. - Ну а второй кто?
   - Дед Игнат, кто же ещё. Правда он в своих действиях больше на мистику опирается, да прочие чудеса, недоступные современной медицине, но мы люди непривередливые, нам главное результат.
   - Чудо - это звучит интригующе. Но ведь этот дед меня лечить отказался?
   - Ой, не притворяйся тугодумом! - осадил его отец. - Ты ведь слышал озвученные причины. Другой вопрос, когда ты его конкретно попросишь о чём-то ином.
   - О создании концентрата? Калорийного? Из трав и вытяжек коры? - не удержался от ёрничества Загралов младший. - Скорей подобные средства мне худеть помогут, а не жирок набрать.
   - Ничего, ничего! Вот поужинаем, прихватим с собой Михаила Станиславовича и наведаемся опять к деду Игнату.
   Опять появился в сознании шёпот Фрола, и продолжающему лежать Ивану пришлось закрыть глаза и сосредоточиться. Поняв, что некий диковинный эксперимент продолжается, Фёдор Павлович поднялся и тихонько вышел из комнаты. Дверь за собой прикрыл более чем плотно, чтобы не помешать разговором с супругой.
   Ну а обладатель прислушивался к словам фантома. Вначале тот поинтересовался, как дела обстоят с силами. Потому что по всем прежним понятиям, сроки давно вышли. Но прислушавшийся к себе Загралов, в некотором удивлении констатировал, что ушло только процентов двадцать, от начального момента операции по просмотру. А ведь он ещё и материализовал фантома на несколько мгновений!
   Порадовались оба. После чего Фрол настоял на продолжении просмотра и предложил одновременно вести переговоры. Если мол, силы начнут таять слишком быстро, вновь переходим на строжайший режим экономии.
   Ну и начал рассказывать, что он там видит, что слышит, и что вытворяет. А Иван прислушивался к своему состоянию и не менее внимательно к состоянию дел в Голой Флеши. А события там развивались весьма интересно.
   Первыми на место катастрофы всё-таки успели силовики и полиция. Видимо рабочие знали, кого следует предупредить в первую очередь. Причём от ФСБ прибыл немалый чин, покруче чем погибший генерал. Ещё с ним был некий угрюмый полковник, называемый в личном разговоре прозвищем Клещ (потом выяснилось, что это не прозвище, а его фамилия!). Эти двое живо убрали на второй план силы полиции, заставив их выставить оцепление, да тушить догорающие остатки строительных заготовок. А сами стали в буквальном смысле этого слова "рыть землю".
   Вот тут и появился убитый горем губернатор на своём вертолёте и в окружении нескольких наиболее крикливых местных депутатов. Всем скопом они набросились на представителей ФСБ, приказывая тем выматываться отсюда и дать спокойно работать полиции и следственным органам. Изначально просматривалось их категорическое нежелание видеть на месте катастрофы нежелательных, а скорей всего и враждебно настроенных людей. И по всем понятиям старшинства, губернатора вроде как нельзя было ослушаться, тем более что нужного повода для вмешательства и генерала, и полковника не находилось.
   К тому времени до сауны и до пыточной комнаты ещё не успели добраться. Хорошие бетонные перекрытия не дали завалиться подвалам и у Пасечника сложилось впечатление: губернатор что-то знает. Потому и выпроваживает ненужных, а скорей всего опасных свидетелей. Вот потому он и решился подать некий знак, и попросил Ивана материализовать его па пару мгновений именно в подвале. Оттуда и подал он достаточно громкий стон. Замершие было во время прилёта столпов власти спасатели, вновь бросились разгребать завалы с утроенной силой. И уже через пять минут, несмотря на истерические крики одного из депутатов, добрались до окровавленных останков неизвестного человека. Пол определили быстро, мужчина.
   Но самое невероятное, что офицерам ФСБ потребовалось ещё всего пару минут, чтобы определить и личность замученного человека. Как оказалось, это был один из их коллег, недавно пропавший без вести.
   И вот тогда стал действовать Клещ. С несколькими сотрудниками он ураганом налетел на губернатора и его четырёх прихвостней. Вначале полковник, правда успел выкрикнуть; "Стоять на месте! Вы все арестованы!" Но арестом последовавшее действие назвать было сложно. Напавшие банально избивали представителей власти, ломали им кости на руках и выбивали с хрустом коленные чашечки. Видимо давно на этих уродов были все ополчены и только не хватало улик для ареста, да формального повода для вот такого неприкрытого зверства. Сильно наболело у силовиков, раз они на такое пошли на глазах у почти сотни свидетелей, в том числе и полицейских. Наверняка им потом припишут превышение полномочий, никакие ссылки на сопротивление при аресте не прокатят.
   Но в тот момент они оторвались по полной. Особенно Клещ не стеснялся, накладывая наручники, ещё и пальцы арестованным ломал. И Фрол сумел расслышать хриплые бормотания полковника: "Это вам за мою семью! Это вам за Белого! Это вам за его семью!.."
   Губернатор и три его подельника потеряли сознание, а вот оставшегося генерал оттащил к своему вертолёту и стал там, под прикрытием свисающего брезента проводить экспресс допрос. Пасечник не успел к самому его началу, потому что не мог оторваться от наблюдения за Клещом. Но и последние услышанные слова дали некое представление о сути допроса. Генерал, раздирая стволом пистолета рот арестованного, выпытывал где находится некий Буга, отморозок-уголовник, который замешан был как в похищении Белого, так и во многочисленных убийствах.
   Депутат выплёвывал зубы вместе с кровью и божился, что он про Буга ничего не знает. Только, дескать и подслушал, что видели бандита вчера в ресторане того самого городка, где Загралова встречали с поезда родители. То есть сравнительно недалеко...(если на машине, да по лесу напрямик!). На вопрос генерала, кто же всё-таки оплачивает все телодвижения Буги и прикрывает его грехи, арестованный без обиняков назвал имя того самого генерала, который тоже погиб в катастрофе. То ли и в самом деле так было, то ли отныне на погибших будут валить и собственные прегрешения все, кто собирается выкрутиться. А депутат очень надеялся на свою безнаказанность, потому что несколько раз сорвался на угрозы и обещания типа: ты у меня ещё попрыгаешь!
   Вот такие страшные дела творились в глухой тайге.
   Но если Фрол Пасечник кипел от возбуждения и жаждал до конца уничтожить всё бандитскую клику в верхах громадной губернии, то сам обладатель, оказался мягко говоря напуган продолжающейся эскалацией событий. И тем более своим косвенным участием во всём этом:
   "Фрол, пора нам уходить в сторону. Думаю, что руководство ФСБ само до конца всех преступников разоблачит. У них уже и все данные, и все улики, и круг подозреваемых значительно сузился. А у нас своих забот хватает".
   На что фантом отвечал с крайней уверенностью в собственной правоте:
   "Нельзя, Ванюша, останавливаться на полпути и принимать половинчатые решения. Как выяснилось, меня убили не потому, что я плохо защищался и был слаб, а потому что сам не шёл в атаку. Сам не нанёс по бандитам упреждающий удар. А ведь наверняка у меня были шансы... Так и тут: почистим властные структуры от пробравшихся туда ублюдков, нам тысячи людей мысленно скажут спасибо. Остальных уже и сами поприжмут. Иные гады тоже надолго запомнят, как беспредел творить и никогда не пойдут на подобное зло!.."
   "Но я ведь не всесильный! - попытался аргументировать Иван самым существенным недостатком. - И мы при всём желании не сможем везде и всем помочь!"
   "Ничего, ничего! Ты посмотри, как мы уже с тобой сработались! И как ты здорово с пищей придумал. Я теперь готов икру в себя через лейку закачивать, лишь бы больше узнать, да вовремя нужное дело сделать!"
   "А если мы что-то сделаем не так? Вдруг с тобой нечто страшное случится? И ты развоплотишься навсегда? А следом за тобой и Ольга исчезнет?"
   "Ха-ха! Так бы сразу и начинал со своих главных страхов, - вроде как развеселился Пасечник. Хотя и дальше его тон оставался более чем серьёзен. - По моему поводу не переживай, ради правого дела я погибнуть не боюсь. Ну а уж имея подобные возможности как сейчас, я просто обязан бороться с теми, кто меня убил и на других свои кровавые ручки поднимает. А вот с Ольгой мне надо самому поговорить. Когда ты нам уже встречу организуешь?"
   "Да я одного тебе еле вытягиваю со своими силёнками!" - возмутился обладатель.
   "А ты пробовал?"
   "И второй фантом у меня вообще чисто случайно, на эмоциях получился. Про расстояния твоей "заброски" - вообще понять не могу, но по инструкции такого быть не может..."
   "Вот! Именно что не может! А раз есть? Значит силы твои особенные, иначе говоря, двужильные. Поэтому давай, не будь подкаблучником. Можешь прямо сейчас свою актрису рядом со мной создавать, я с ней и поговорю, и поможет она мне сразу. Разорваться в несколько мест я не в силах".
   Такое требование наверняка изначально не могло бы последовать от фантома любому другому обладателю. По умолчанию, да и прямым текстом говорилось, что имея даже собственное сознание, скопированная в реале матрица естества только и должна, что выполнять волю своего создателя. При желании - чуть быстрей, без желания - чуть помедленнее. Но, выполнять в любом случае.
   Тут же получалось нечто, вряд ли когда-либо заложенное в память сигвигатора. Обладатель невероятно уважал, ценил и доверял созданному фантому. И в любом случае считал его неподвластным самому себе. То есть свободной во всех отношениях личностью. Тем более личностью, которая может и имеет право, как высказывать своё мнение по любому вопросу, как давать советы в любой ситуации, так и настаивать на принятии именно его варианта решений. В данный момент погибший семнадцать лет назад дед Фрол, был в одном лице и другом, и отцом, и наставником и мудрым учителем. И если он решил продолжать зачистку данной губернии от преступников, значит так тому и бывать.
   Только вот за Ольгу прямо сердце кровью обливалось:
   "Что, прямо вот так сейчас и создать её матрицу где-то рядом с тобой? Там ведь кровь, гарь, трупы!.."
   "Давай, давай! Время уходит, не тяни! Тут столько интересных разговоров ведётся! Заодно и силы твои проверим".
   "Ладно..., сейчас попробую..."
   Начал с того, что просто попытался "позвать" Ольгу, создавая её где-то там. К огромному удивлению она отозвалась сразу, словно только этого и ждала:
   "Дорогой! Я тебя не вижу! Где я?"
   "Пока не имею понятия, как оно называется. Но так гораздо экономнее общаться".
   "Но я хочу к тебе! Мне одного общения мало!" - Стала капризничать красавица.
   Пришлось в три минуты сжать пересказ событий, которые произошли недавно в тайге. Потом добавить, что Фрол хочет с ней познакомится, поговорить, нуждается в помощнике и сейчас находится среди окровавленных трупов. Ну и напоследок спросить: согласна ли она "немножко помочь". Как и следовало ожидать, Ольга отказалась наотрез. Ещё и призналась, что её уже тошнит. И это - не имея ещё, и не ощущая собственного тела.
   Со вздохом облегчения, Иван попытался создать другой канал связи с Пасечником и заявил:
   "Не женское это дело. Вот моя жена и отказалась..."
   "Ванюша! Ты мне зубы не заговаривай, переправь ко мне Ольгу, а уже сам с ней тут разберусь. Тем более что место работы я ей выделю не пыльное и не грязное, будет в сторонке работать да телефонные переговоры прослушивать..."
   Непонятно как, но Ольга Карловна услышала отголоски разговора, разобрала их и сама влезла в разговор:
   "Фрол, если без вида крови, то я согласна помочь!"
   Только вот первый фантом ничего этого не услышал, а только стал сердиться на обладателя, интересуясь, чего это он так надолго примолк. И стал дальше сыпать своими доводами. Тогда как Загралов попытался отрегулировать своё восприятие и чётче разделить свои, так сказать, передающие способности:
   "Слышишь его? - спрашивал у Ольги, одновременно отвечая Фролу односложно и неопределённо. - А сейчас?" - и каждый раз пытался варьировать некими коридорчиками в сознании.
   "О! Вроде поймала его монолог!.. Хм! Опять пропал..."
   Вот так, пусть примерно, но удалось как-то понять систему двойственной внутренней связи с фантомами. От такого общения кружилась голова и приходилось лежать, крепко сжав ресницы. Так и казалось, что сейчас сознание свихнётся и как минимум тихая шизофрения гарантирована.
   Но так как его любимая выразила настойчивое желание помочь в силу своих возможностей, он с некоторым недовольством и даже непонятной досадой согласился:
   "Ладно..., Фрол. Сейчас я перекидываю Ольгу к тебе. Постарайся сразу как-то её прочувствовать, и прикрывать. Ни в коем случае нельзя, чтобы она проявилась всей физической сутью. Сам понимаешь, к чему это приведёт..."
   "Всё будет хорошо, не переживай, начальник! - убеждал фантом с номером первым. - Отправляй!"
   Уцепившись обеими руками за кровать, и будто бы перекидывая женщину отсюда с помощью телепортации, Иван перенёс разумное облачко сознания туда, к Голой Флеши. При этом старался шептать постоянно и требовать от любимой ежесекундного отчёта.
   "Всё, я уже всё вижу! - доложила она. - Ой! Меня кто-то толкает!"
   "Всё нормально, это я! - тут же отозвался Фрол. - Рад познакомиться, и сразу скажу, что ты мне видишься в виде размытой в воздухе синей кляксы..."
   "И я тебя вижу! - обрадовалась Ольга. - А остальные люди?"
   "Да я к ним чуть в мозги не забираюсь - не замечают... Тебе вот сюда..., здесь генерал сидит и со всеми своими по телефонам общается. Никуда отсюда и всё старайся запомнить! Ванюша, - это он уже к обладателю обращался. - Прекращай общение, нам ещё много подслушать надо!"
   И вроде как умчался на другой участок расследования. Понятно, что Загралов и не думал прекращать шёпот со своей любимой. Почти сразу же поинтересовался, как она там. Но та сама попросила пока не мешать, ссылаясь на то, что разговоры ведутся очень важные, да ещё и записи надо прочитать, которые громоздились на столе перед генералом. Кажется она сразу вникла в суть проблем и теперь старалась изо всех сил оправдать высокое доверие начальства.
   "Ха! А кто тут начальство? - с довольной улыбкой размышлял Иван. - В теории - обладатель. А у нас получается, что фантомы. Эдак они меня скоро только и будут использовать как источник своего существования и установят график очередности между собой... Вот смешно будет! Кстати, что у меня с силой? - прислушался. Вроде как стали тянуться вдвое быстрей, но где-то так и предвиделось - И эти кляксы..., да ещё и синие... Это получается, что Кракен по сути сможет видеть и различать в пространстве не только таких как я обладателей, но ещё и фантомы? Что-то в тексте об это ни слова не сказано... А вот проверить Кракена следует немедленно. Если он такое вытворять может, то и другие отыщутся. А чем это для меня, Ольги и Фрола чревато? Хм, лучше о печальном не думать. Скорей всего Безголовый уже послал подобных людей на поиски. А мы тут так открыто вступаем в сражения за справедливость..."
   Было о чём подумать и по какому поводу упорядочить мысли.
  
  

Глава восьмая

ЗВОНОК

   Ещё минут пятнадцать обладатель так и лежал, размышляя, да осторожно прислушиваясь к "эфиру" в своём сознании. А потом, как-то резко почувствовал приближающуюся слабость. Глянул на некое озерцо силы и обомлел: ручейки энергии вытягивались из него не двукратно больше, а троекратно. Причём поток в сторону любимой шел именно двойной мощности.
   "Милая! Ты как? - и уже обоим фантомам одновременно: - Приплываю! Второй номер тянет вдвойне! Скоро вырублюсь! У вас минута, две, не больше!"
   "У меня нормально, вроде много услышала и вычитала, - отчиталась Ольга и посетовала: - Запомнить бы теперь!.."
   "Жаль! - досадовал Пасечник. - Тут ещё копать и копать! - и тут же добавил предположение: - Надо было вначале покормить мадмуазель Фаншель! Эх, забыли!"
   Действительно верное напоминание, но, к сожалению, запоздалое. Уже перед самым развоплощением, Ольга решила напомнить о делах семейных:
   "Ванюша! Не забывай, что мне надо маме позвонить! Так что всё там продумай, и приготовь, пока меня не будет!"
   "Не волнуйся милая..." - напоследок чуть не ляпнул "целую!". А оставшись "один" и расслабившись, чуть не рассмеялся вслух. Получалось, что любимая вела себя так, словно и не думала о собственной гибели и продолжала жить полнокровной жизнью. Хорошо это, или плохо? Судя по довольной улыбке, которая так и оставалась на лице, Загралов понял, что хорошо. Конечно, черви сомнения его грызли постоянно в последние недели, обстановка вокруг оказалась чуть ли не боевая, будущее выглядело неопределённым и непредсказуемым, но вот существование Ольги в физическом мире, пусть и временно, наполняло душу каким-то странным ощущением счастья, неким пульсирующим, согревающим изнутри светом. Ну и само собой - оптимизмом, верой, что всё наладится и будет хорошо.
   Даже та ложь, которую следовало в очередной раз продумать для тёщи с тестем, казалась уже не настолько дикой или неоправданной.
   А тут и отец постучался в комнату, а заглянув, и увидев улыбающегося сына, бодро подмигнул:
   - Вижу, твои эксперименты проводятся благополучно? Пошли кушать! Всё готово.
   А уже за столом, подождав пока сын утолит первый голод, мать задала вопрос как раз по теме последних рассуждений:
   - Как там Лариса Андреевна и Карл Гансович? - они знали все детали похищения, суть всех телефонных разговоров и то, что похитители до сих пор не решаются потребовать должный выкуп за актрису. Об этом поведал по скайпу и в письмах как сам Иван, так и гипотетические сваты, с которыми родители однажды, довольно долго общались по интернетовской видеосвязи. Познакомились, так сказать.
   Причём во время того общения, Лариса Андреевна и Карл Гансович не раз подчеркнули, что Иван Фёдорович Загралов - для них законный и полноправный зять, невзирая на отсутствие каких-либо официальных бумажек на эту тему. Причём такую позицию они занимали не по причине предсказанных Иваном первых звонков от дочери, а потому что она при последних, пусть и кратких разговорах с матерью всегда передавала привет своему Ванюше. Кстати, она в последнее время и называла следующую дату своего звонка. Через три, четыре, а то и пять дней.
   Всероссийский розыск так и не смог отыскать того хакера, который действуя с похитителями в сговоре, взламывал каждый раз сети и задействовал разговор с несуществующего номера. Как и не смогли лучшие специалисты проследить, откуда ведётся разговор. Даже город не могли определить.
   Следующий телефонный разговор якобы томящейся в плену пленницы, был намечен на сегодня-завтра, так что и семейству Заграловых об этом было известно.
   - Да вроде нормально, - стал отвечать на вопрос Иван. - Перед высадкой с поезда я им как раз позвонил. Крепятся, и ждут следующего звонка.
   - А почему..., почему она тебе не звонит?
   - Как мы поняли, похитители разрешают разговаривать только с матерью. И связано это с тем, что Ольгу стерегут именно женщины. Психологи объяснили это фобией, подспудной ненавистью к мужчинам. Но нам по сути никакой разницы. Лишь бы они в конце концов выпустили Ольгу. Карл Гансович готов заплатит любой выкуп и на любых условиях. Ну и радует, что сама Ольга полна оптимизма и ни на что не жалуется. Уж каждое её слово и каждый оттенок интонации целые институты психотерапевтов расшифровывали.
   Мать, подперев щуку рукой, грустно констатировала:
   - Да-а-а..., вот они гримасы большого мегаполиса...
   - Да ты вокруг глянь! - рассердился досадующий отец. - То же самое творится!
   - Ну да, ну да..., сегодняшняя катастрофа и смерть двинпсисов - тоже показатель... Хотя, тут всё-таки виноват несчастный случай, не иначе...
   Фёдор Павлович продолжал сердиться:
   - Как бы то ни было, хвала подобным случаям. Почаще бы такие случались!
   - Ну нельзя же так...
   - Что за ерунда? Почему нельзя? Эти подлые англичане, извечные враги славян, придумали абсурдную поговорку: "О мёртвых либо хорошо, либо ничего". И зачем? Да потому что сами только и творят подлости по всему миру. А потом восхваляют своих покойников. Ну а нам, желательно про этих любителей злых собачек, на каждом перекрёстке подробную опись их грехов вывесить следует. А потом и зарыть в каком-нибудь безымянном овраге трупы поганые, чтобы другим неповадно было! Так ведь нет, наверняка похороны устроят, словно Героям России. Не меньше!
   Пока родители спорили на эту тему, их оголодавший сын незаметно для себя приговорил всю кастрюлю плова, поливая его густо сметаной и майонезом. Да поглощая вприкуску плоды авокадо, которые славились немалой калорийностью. Но как не были предки увлечены беседой, на непомерное обжорство обратили самое пристальное внимания. Мать попросту замолкла, закусив губу: она рассчитывала, что приготовленного плова сыну хватит дня на два, не меньше. А отец, завершив свои мысли крепким словцом, решительно заявил:
   - Перекусил малость? Вот и хорошо, теперь и в гости прогуляться можно, без опасения, что ты соседей голодными на ночь оставишь.
   Ну в любом случае, пообщаться с местным светилом науки физиологии, и опять с целителем, Иван был не против. И поводы для этого имелись веские. Да только почувствовал, что некоторая часть сил опять успела поднакопиться, и на пять минут телефонного разговора с Москвой должно хватить. А раз так, то надо действовать по принципу: сделал дело, гуляй к следующему делу смело.
   Поэтому он попросил отложить визит на четверть часа:
   - Всё-таки живот у меня не безразмерный, надо хоть чуток полежал, чтобы там плов устаканился и обратно не вываливался через глотку! Ха-ха! - шутка не прошла: на него смотрели с жалостью, сопереживанием и сочувствием. - Как мне чуть полегчает, сам выйду.
   В своей комнате привычно улёгся на "рабочее место", создал матрицу Ольги вначале где-то там, и хихикнул не к месту:
   "Я тут выгляжу из-за пуза, словно тётка на сносях. Но зато у тебя появилась отличная возможность поговорить".
   "А меня, почему ужином не угощаешь? - ворчала обиженно жена. - Могу я хоть раз нормально с мамулькой пообщаться? В смысле - долго?"
   "Милая, ну ты же знаешь, что так нельзя! Мы и так заставляем людей на износ работать, при попытках определения кто и откуда звонит..."
   "Ну хоть пару минуток дай. Ты ведь знаешь, как мама ждёт каждого моего слова".
   Причём тон был совсем не капризный, или требовательны, а именно рассудительный. И обладатель поддался на уговоры:
   "Ладно... Если сам выдержу, добавлю три минутки... Готова разговаривать?"
   "Ну если я тебя не боюсь, то с мамой у меня и подавно проблем нет! - с гордостью и шутливым апломбом заявила потомственная актриса. - Не тяни резину, дорогой, давай связь!.."
   Загралов себе представил часть экипировки фантома, из которой луч связи несётся к одному из непроданных ещё мобильных телефонов. Тот срабатывает, давая соединение с хорошо известным номером Ларисы Андреевны. И после второго гудка, словно с одного метра слышен взволнованный женский голос:
   - Да! Я слушаю!
   - Мамулька привет! Со мной всё нормально, - затараторила Ольга деловитым тоном. - Кормят меня отлично, очень боюсь испортить фигуру. Но сразу и сходу хочу передать одно предупреждение от моих опекунов: пусть прекратят все попытки высчитать место, откуда идёт вызов моего телефона. Причём немедленно прекратить. За это мне в награду дадут несколько лишних минут для разговора. И в следующий раз, который обещают дня через три, разрешат мне говорить минут десять. Так что пусть папа скажет кому надо...
   - Ольга Карловна! - неожиданно раздался на линии голос того самого Саши, который считался одним из самых доверенных помощников всемогущего "друга семьи". - Передайте вашим опекунам, что мы согласны на любые условия. К тому же выкуп давно готов и мы готовы его доставить немедленно, куда вы скажете.
   - Увы! Пока вы не прекратите попыток прослушки наших разговоров, опекуны не намерены рисковать. Будут перестраховываться по максимуму. По большому счёту, у нас сложились вполне хорошие, если не сказать дружеские отношения. И я даже поклялась, что сама доставлю деньги в любое место, даже после того как меня отпустят. Пока мы эту тему обговариваем постоянно.
   - Доча! - не выдержала Лариса Андреевна. - На чём ты хоть спишь? В чём одета?
   - Скромно, без претензий, но меня устраивает, - заверяла дочь. - Ты мне лучше расскажи как там Ваня и что делает?
   - Уехал в тайгу, погостить к родителям, как и собирался. Мы сейчас с ним свяжемся или отправим ему подробное письмо. Или ты хотела услышать его голос?
   - Он у меня и так звучит в голове постоянно, - фыркнула Ольга излишне многозначительно. Правда тут же исправилась: - И я очень довольна, что он не торчит в Москве. Пусть как следует отъедается, а не то я его худого сразу разлюблю. Так ему и передайте! Кстати, тут всё равно меня ещё не меньше нескольких недель продержат. Но я не переживаю и вам с папой запрещаю расстраиваться или паниковать!
   - Ну как же так, доча...?!
   - Конец связи, я вас всех крепко обнимаю и целую! До скорого!
   Завершив разговор с Москвой, Иван почувствовал что у него ещё осталось чуток сил для того чтобы поругаться с любимой:
   "Ну и кто тебя за язык тянул городить всякую отсебятину? С чего вдруг - десять минут?! Почему через три дня?! Я и так сил и времени не имею тебя обнять, так ещё и на разговоры распыляться!"
   "Покричи, покричи! - однозначно хихикала любимая. - Как разумное существо я тоже имею право на некоторую инициативу. Тем более что я женщина, а ты должен потакать женским капризам. Мало того, запер меня неизвестно где, а сам чем только не занимается! - тон с игривого и беззаботного, стал переходить на ревнивый. - Так что тебя надо контролировать как можно чаще. И на минутку тебя одного оставлять нельзя..."
   "Милая, здесь глухая тайга..."
   "Видела я твою глухомань. К тому же правильно говориться: кобель ничего не соображает, когда сучка перед ним хвостом махнёт".
   "Как тебе не стыдно?... Ты же интеллигентный человек, а так выражаешься! И силы даром тратятся..., - попытался он увести разговор в иную сторону. - А мне тут к местному знахарю надо спешить..."
   "Ну, ну! Попробуй только там ещё какую-нибудь ленку-пенку-зубы-в-стенку в постель заволочь! Тогда уже точно тебя никто не спасёт!.."
   "Всё милая, до скорого!"
   Ничего не оставалось, как развоплотить суть фантома где-то там. Хотя на пару минут сил для разговора ещё хватало. Но именно что разговора, а никак не ругани.
   Покряхтывая, словно старый дед, Иван поднялся к кровати и подсел к ноутбуку. Он прекрасно понимал раздражение и обиду любимой: она где-то там, а он тем временем может творить и делать что хочет.
   "С Еленой и в самом деле некрасиво получилось..., - подумал он, и сам себе противореча добавил: - Хотя, что там врать? И красиво всё было и приятно... Тьфу, ты! Что за мысли дурацкие в голову лезут?! Права малышка: кобель я и больше брать с меня нечего! Не мозгами думаю, а..."
   Он хотел ещё припомнить, что по большому счёту это именно Ольга его таким и сделала, заставила забыть о скромности и отдаваться сиюминутным желаниям и вожделениям. Но пришёл вызов на скайп от семейства Фаншель. И вскоре уже раскрасневшаяся Лариса Андреевна слово в слово зачитывала лежащий перед ней разговор с дочерью. При этом она и жутко радовалась, и страшно расстраивалась. А конкретно высказалась в итоге:
   - Хорошо, что время её разговора увеличат, и что с ней так отлично обращаются. Но эти слова "несколько недель" меня убивают! Ванюша, я не знаю, как продержаться ещё хоть одну неделю! А тут...!
   - Да всё нормально, главное, что сама Ольга верит, а уж нам и подавно нельзя допускать в сердца даже крохи сомнений. К тому же мне дано конкретное задание - избавиться от худобы. Иначе вам придётся другого зятя себе подыскивать. А тут как раз за эти сроки я и наем солидный пивной животик, да щёки до плеч. И уже тогда точно на венчании буду выглядеть как солидный и представительный дяденька.
   В итоге его красноречие и бодрый оптимизм пошли на пользу дела. Семейство Фаншель заметно приободрилось, а тесть, показавшийся на экране, даже деловито поинтересовался: ничего ли не надо?
   - Пока все проблемы решаются собственными силами! - похвастал Иван. - Что ещё радует: лес поливать не надо. Сам растёт!
   На том и расстались, а лишившийся сонливости, но не усталости обладатель, поковылял на кухню к родителям. Предстоял второй визит к местному целителю.
  

Глава девятая

ЧУДЕСА

   На улице уже стояла глухая ночь. Глухая, потому что даже если бы не было туч, вряд ли кроны могучих сосен и лапы гигантских елей позволили рассмотреть звезды или свет Луны. А вот в окнах свет виднелся, причём из некоторых довольно яркий, так что тусклого освещения для перехода через двор хватало вполне. Пользовались в посёлке в основном лампами, работающими на газу, хотя и керосинки виднелись, а то и простые свечи. Имелись в посёлке и генераторы на дизелях, но их использовали редко.
   Вначале отец и сын зашли к Михаилу Станиславовичу и объяснили суть проблемы ему. Химик-микробиолог въехал сходу и обнадёжил, что некий концентрат с повышенным содержанием калорий он создаст, чуть ли не за день. Только сразу предупредил, что компоненты невероятно дороги, и за второй порцией средств придётся ехать чуть ли не в Иркутск. На что Иван без раздумий выдал специалисту двадцать тысяч рублей и пообещал добавить любую сумму, если будет необходимо. Помимо этого пообещал:
   - Могу и прямо сюда заказ сделать. Только дайте полный список чего и сколько, я закажу, а мой товарищ, который обещался на днях заскочить, прямо всё сюда и доставит.
   - Вот так прямо и всё? - засомневался учёный.
   - Если оно есть в продаже - запросто.
   - И некоторую специальную посуду для химической лаборатории?
   - Запросто.
   - Хм! Голубчик, да я для вас сутками буду работать и любые заказы выполню! - После чего не поленился живописать некоторые свои достижения на ниве создания весьма сложных пищевых соединений. Но так как собеседники явно не понимали многих терминов, вовремя спохватился и словно предвидел дальнейший маршрут соседей: - Сейчас к колдуну двигаете по тому же вопросу? Тогда я с вами! Интересно, что этот шаман толковое предложит.
   Фёдор Павлович заулыбался:
   - Ну, если вы друг друга не побьёте в споре, то можешь и с нами. - И уже выходя во двор, пояснил сыну короткой фразой: - Ох, и любят они поцапаться между собой!
   Входя в дом деда Игната, тучный Михаил сразу же подтвердил, чуть ранее сказанное только здороваясь:
   - Привет, жрец племени яблоедов! Ты ещё не заплесневел среди своих корешков и мухоморов?
   Целитель отвечал ворчливым, но вполне дружеским тоном:
   - Привет, алхимик! Когда тебя будут сжигать на костре, ты ещё сам попросишь вытяжки из мухоморчиков. Присаживайтесь! С чем пожаловали?
   Загралов младший и тут довольно сжато и чётко изложил суть проблемы и своё видение её разрешения. Попутно, заметив явные сомнения на лице деда, добавил, что любые денежные расходы он покроет и должную оплату произведёт заранее.
   - Да с этим у нас в посёлке проблем нет, друг для друга живём и трудимся, - стал рассуждать дед. - Разве что покупное на стороне, приходится как-то компенсировать деньгами от пенсий да прежних накоплений. А вот по поводу концентратора, так вначале надо хорошенько подумать, да некоторые пробы провести. Вот ты для него, что собираешься делать?
   Последний вопрос он задал Михаилу Станиславовичу, и учёный бегло перечислил комплектующие задуманного им средства, способ приготовления, дозирование и ожидаемый результат. Казалось бы, странная абракадабра из научных терминов вгонит в ступор любого, но местный целитель всё понял, покивал головой и даже сделал дельное замечание:
   - Лактозы можно и поменьше на треть, а монокрахмалфосфата, так и вполовину. Иначе при худобе парня, почки у него начнут болеть.
   - Почему бы и нет, - легко согласился "алхимик".
   - Ну а с моими средствами, - продолжил "шаман яблоедов", - Следует вначале определиться, что твоему телу больше пользы принесёт. Например, с корнем женьшеня, проблем нет, он для любого подходит...
   - О! У тебя и это есть? - удивился Михаил Станиславович. - Дашь пожевать?
   - Обойдёшься мухоморами! Или своими эритрозинами! - фыркнул на него дед Игнат и опять продолжил объяснять Ивану: - Женьшеня у меня всего чуток, но закажу бурятам местным, они враз доставят. Тем более за нормальную плату. Да и других компонентов у меня хватает... Только вот есть средства и более действенные. Правда они редко кому подходят, а проверять опытным путём - можно месяцы потратить.
   Гость уже понял, что у целителя есть некие наработки, а то и готовые панацеи, но он пытается что-то и у него при этом выведать. Поэтому подбодрил старика:
   - Так что от меня требуется? Говорите смелее, постараюсь всё сделать.
   Хозяин дома смешно пошевелил губами и, встряхнув своими длинными кудрями, перешёл к делу:
   - Я ведь не зря в твой первый визит спросил, как тобой чувствуются запахи в этой комнате. Мне показалось, что ты не только аромат трав уловил, или дух настоек. Верно?
   - Ну да, есть в этой комнате ещё масса непонятных запахов, - признался Загралов младший. - Только мне-то откуда знать, как тут, что и откуда.
   - Вот-вот! - оживился старик. - Но запахи все приятные?
   - Вполне...
   - А самый странный и диковинный определить можешь?
   - Хм! Да тут столько всего намешано...
   - Так ты не спеши. Встань, походи, можешь брать в руки что хочешь и нюхать отдельно. И на нас не обращай внимания, мы про иные дела поговорим.
   Иван встал, с недоверием оглядывая комнату:
   - Так у меня уже привыкание. Как вошёл - ощущал, а сейчас - одно от другого не отличается. Этакий общий фон вокруг, без всякой конкретики.
   - Не стой, не стой. Ходи вдоль полок. Как что странным покажется, бери в руки и осматривай, запах улавливай. А потом и мне говори.
   Ну, надо, так надо. Тем более что гостю самому было интересно не только всё тщательно осмотреть да ощупать, но ещё и понять чего целитель добивается. Ведь он хорошо знал, что после восприятия одного запаха, надо следующий сравнивать секунд через шесть, не раньше. А после апробации четырёх, максимум пяти ароматов, вообще подобает сделать перерыв полчаса, а то и час.
   Ходил долго, минут пятнадцать. Один из пучков травы, к которому принюхался вначале, оказался настолько резким по запаху, что последующие и не ощущал совершенно. Да и не принюхивался больше, перейдя к визуальному осмотру. Открывал сундуки и коробки, заглядывал в мешочки. Хмыкал при виде странных ингредиентов, похожих не то на лапки тараканов, не то на усики кузнечиков. Внушили несколько засушенных жуков, явно экзотического вида и гротескного, нереального размера. В каких-то банках плавало нечто размытое и осклизлое. Попались отрезки кожи, прикоснувшись к которым, показалось, что они человеческие. Уж больно они и по цвету и по консистенции напоминали кожу, но только живую.
   Уже хотел было спросить об этих кусочках, как взгляд зацепился за торчащую с нижней полки корягу, а рука так сама к ней и потянулась. По первому рассмотрению, коряга, как коряга. Скорей всего самый нижний кусочек ствола, с несколькими расходящимися в сторону обрубками корневищ. Без кусочка коры, отскобленная до непонятного фиолетового блеска. Хотя где именно ствол, а где корни, понять было трудно, срезы тоже соскоблены и закруглены. Килограмм пять по весу. Древесина ссохшаяся, почти до окаменения, не гнётся. Ногтём не оцарапывается.
   Но именно при попытке оцарапать, ноздри уловили всплеск того самого запаха, пожалуй самого странного и несуразного, который удавалось уловить в момент захождения с улицы. Поднёс ближе к лицу и принюхался более сильно к древесине.
   Вот тут мо мозгам и шарахнуло! Земля качнулась под ногами, изображение покрылось калейдоскопом цветного мельтешения, а пальцы непроизвольно разжались, выпуская корягу на пол. Как она только ноги не покалечила?
   Но грохот враз оборвал помутнение в сознании и разговор за столом. После паузы, во время которой Иван стоял, ухватившись руками за полку, послышался напряжённый голос деда Игната:
   - Ванюша, ты что?
   Расслабляясь и отпуская полку, Загралов младший ошарашено помотал головой:
   - Что-то башка закружилась... Корягу вот, уронил...
   - А брал-то её зачем?
   - Запах у неё больно диковинный...
   Целитель тут же оказался рядом, заботливо поддерживая проводил к столу, усадил на лавку. Потом метнулся к коряге, подобрал и водрузил на центр столешницы. Вначале демонстративно и показательно сам обнюхал, точно так же при этом пытаясь ковырять ногтями. Затем потребовал то же самое сделать и своих односельчан, интересуясь, какой именно запах они ощущают и как к нему относятся.
   Первым высказался Михаил Станиславович:
   - Да нет у него никакого запаха! - ещё и хохотнул, колыхнувшись всем своим тучным телом. - За тысячи лет весь давно вышел.
   - Наверняка! - подтвердил его мнение Фёдор Павлович. - Только пылью от него несёт..., да может от остальных трав что-то впиталось.
   - Вот и я ничего не чувствую. И никто из наших не улавливал запаха. Да и сколько гостей здесь не перебывало, никто эту корягу не учуял. А вот Ванюшу приложило. Только одним запахом приложило. Вон, чуть с ног не свалился.
   - Может, показалось? - усомнился Иван в своих ощущениях. - Да и травы, в самом деле...
   - Ну так попробуй ещё раз.
   Пожав плечами, гость наклонился к коряге, но вобрал запах в этот раз самую малость, медленно, осторожно. Аромат у древесины был! Несомненный, сильный и диковинный! Правда осторожность помогла: удара по сознанию не произошло, а калейдоскоп разноцветного мелькания был уже не настолько ярок, словно промелькнул в щадящем режиме.
   Иван немного посидел, подумал, затем принюхался ещё разок. Прислушался к себе, заодно проверяя наличие силы обладателя. В той ничего не изменилось: накапливалась, как и прежде, с привычной скоростью. Ещё раз повторил процедуру, вдохнув резко и много. Эффект явно стал снижаться, видимо пошло привыкание. Зато никаких иных запахов трав, улавливаемых прежде - не чувствовалось обонянием совершенно.
   И только после этого приступил к подробным описаниям своих ощущений. Так же высказал свои предположения по поводу, что это такое. Хоть и сделал это вопросительным тоном:
   - Никак редкое плодовое дерево? Да вдобавок пропитанное неким специальным отваром? Причём пропитанное годами?
   Могло показаться, что перед ответом Игнат слишком долго раздумывал. Словно сомневался, стоит ли открывать некий огромный секрет. Потом начал с рассуждения, словно с самим собой:
   - По сути, никакой тайны в этом древесном обломке нет. А если и есть, ты вы зря трепаться на каждом углу не станете. Мне его уже давно, двадцать лет назад подарил один старый-престарый тувинец. Чувствовал свою смерть близкую, потому и позвал меня, выделив как хорошего целителя из числа всех остальных поблизости. Сам он утверждал, что прожил гораздо более ста лет, а потом попросту сбился со счёта. Как я выяснил позже, тувинец ещё и шаманом был, да отошёл от дел по старости и дряхлости. Вот он при дарении и поведал мне массу баек и рассказов об этом куске древесины. Изначально о самом главном: называется дерево Тава-Гры и его запах может обонять лишь человек способный стать шаманом...
   На что сразу отозвался учёный-физиолог:
   - Ха! Так тебя ещё значит рано на костре сжигать?
   - Жаль тебя разочаровывать, но рано, - отмахнулся от него целитель ладонью, и продолжил: - Второе: самой древесине Тава-Гры, уже много тысяч лет, и раньше коряга была преогромной. А когда-то, по легендам, над ним ещё и дерево росло. Но поколения шаманов использовали древесину, делая сколы, а то и просто соскребая толику окаменевшей пыли. Для чего использовали? А для всего, что в голову взбредёт. По словам престарелого тувинца, хоть для выращивания рогов на голове. А вот как это сделать, это каждый шаман получал только в момент своего наивысшего "прозрения". Или иначе говоря полного единения со знаниями предков. Рассказать просто словами такие знания нельзя, не получится.
   - Ну оно и понятно, - согласно, но с ехидством закивал Михаил Станиславович. - Будь у тебя такие знания, ты бы уже с рогами ходил.
   - Ага! Или тебя бы давно рогатым сделал! - не остался в долгу дед. Но вот Фёдор Павлович переживая только по поводу сына, вычленял из рассказа самое главное:
   - Так получается, что Ванюша предрасположен стать шаманом?
   - Хм! Выходит - что расположен.
   - И как это должно выглядеть? Или он уже прошёл инициацию, как только понюхал этот остаток дерева Тава-Гры?
   - Да нет, этого мало. Мало даже последующего употребления соскоба древесины на кончике ножа. Надо это принять с чистой водой, и только после сна, проснувшийся человек осознаёт своё единение с предками. Что, опять-таки - не у каждого получается. Но мы прямо сейчас и попробуем...
   Целитель мотнулся на кухню, вернувшись со всем необходимым, и тут же стал священнодействовать над корягой. Наскоблил должную дозу вещества, всыпал её в воду и тщательно вымешал ложечкой. Глядя на его манипуляции, Иван нервно хихикнул:
   - Какой же с меня шаман, товарищи и господа, жрецы и алхимики? И вдруг это - яд? А я ещё такой молодой, только недавно женился...
   - Не трусь, казак, атаманом станешь! - нахмурился Игнат, протягивая стакан: - Пей! И не сомневайся, я раз десять над собой эксперименты проводил, и хуже мне не стало. А некоторое улучшение всё-таки имеется. Присмотрись к моему хотя бы внешнему виду. И ведь мне девяносто один год, а выгляжу не старше этого обрюзгшего алхимика.
   Кивок на учёного, заставил того обидеться. Хоть глаза и поблескивали смехом:
   - Я в девяностые тоже мог себе хоть сорок лет к паспорту и биографии добавить. Чуть ли не даром за пару копеек знакомая паспортистка предлагала, чтобы пенсию раньше получить. Так что ты мне возрастом своим не тычь, видели мы таких!.. Ну а с этой корягой, я бы тоже её жрать не рискнул. Вдруг это останки некого гигантского мухомора? Проглотишь щепотку и бабой Ягой навсегда останешься. Ты вон, попробовал, сразу волосы до плеч отросли. Так что отпили мне отросток вначале, и я его обследую хорошенько, а только потом наивным людям предлагай.
   - Ты его не слушай, - совершенно спокойно отнёсся к огульным наговорам дед Игнат. - Пей, и ничего не опасайся! - ещё и Загралова старшего укорил: - Ну, чего же ты не подгонишь отпрыска? Знаешь ведь, что я плохого не предложу.
   - Да я бы выпил без сомнения, - протянул тот, намекая, что у каждого своя голова на плечах. И за эти слова сын ухватился:
   - Не пойму, зачем оно мне надо? Как-то стать шаманом не стремлюсь, да и сюда пришёл с совершенно иной просьбой.
   - Так оно же всё взаимосвязано, парень! Настоящие шаманы, живут долго, очень энергично и в полном здравии...
   - Но не сказать что счастливо, - успел буркнуть главный оппонент целителя.
   - ...То есть они сами, могут регулировать основополагающие жизненные процессы, менять метаболизм, ликвидировать иные, ненужные организму нарушения. Так что пей, пей! Если это не поможет, то я за пару деньков некий конгломерат из природных средств сооружу и в любом случае мы с Мишкой твою проблему с худобой как-то решим. А это - прими как довесок, как возможность альтернативного решения твоих проблем. Получится - отлично, не получится - тоже вреда не будет.
   Иван наконец-то принял стакан с мутно-грязной жидкостью и принюхался. Как ни странно, теперь уже пахло несколько иначе, хоть всё равно резко. Но никаких головокружений или цветных пятен перед глазами не возникло. Глянул на отца, который просто сидел и спокойно ждал, - на физиолога, затаившего дыхание и улыбающегося, и на целителя, в глазах которого горела вера в свои действия и надежда на нечто великое и таинственное.
   Немного подумал, и залпом выпил. Выдохнул, облизался. Признался:
   - Не вкусно! Горькое, сухое, словно с пыльцой какой..., - и с некоторым опозданием поинтересовался: - А в сон когда потянет?
   - Вот прямо сейчас и потянет.
   - Надолго?
   - По разному и кому как. Эту смесь не только я пробовал, но ещё человек двадцать. Кто на пару часов засыпал, кто на сутки, а то и двое. Но шаманом никто не стал, потому как запаха никто не улавливал. К сожалению...
   - О-о! Что ж вы раньше не сказали? Так долго спать мне никак нельзя! - обеспокоился гость. - Дела у меня, работа.
   - Здоровье - дороже всего! - дед Игнат смешно поднял вверх свой узловатый, указательный палец и торжественно изрёк: - Ну и коль судьба в твои руки некие силы даст, не забывай о помощи людям. Береги природу. Ратуй за здоровый образ жизни!..
   Как-то у него слова стали вылетать с излишним пафосом и напыщенностью. Да и слишком преждевременно целитель приступил к наущению "коллеги" на путь истинный. О чём Иван, сдерживая очередной смешок, постарался мягко напомнить:
   - Меня ещё и в сон-то не тянет. Может вначале обсудим, сколько понадобится денег для покупки женьшеня?
   - Про это не переживай. А лучше сразу спать отправляйся, - стал настаивать Игнат. - Иначе нам потом нести тебя придётся. А как выспишься, будем дальше думать да гадать, мысли новые рожать! Фёдь, проводи сына!
   - Да я сам! - Загралов младший, припомнил, что хотел ночью и в самом деле поработать, поэтому решил поспешить в свою комнату. Попрощался, встал из-за стола, да и двинулся через двор, подсвечивая себе фонариком.
   На этот раз светилось уже только в парочке окон, а снаружи кольца строений, слышались позвякивания цепей: на ночь сторожевых собак привязывали с той стороны, дабы знать, когда кто нежеланный, или просто посторонний пожалует. В доме тоже было тихо, наверняка мать уже спала, а может у какой соседки засиделась. Так что мешать предстоящим действам, никто бы не смог.
   Но только Иван уселся за стол и включил ноутбук, как некая сонливость его стала и в самом деле сковывать. Присмотрелся к наличию силы: всё, как и предполагалось, накапливается помаленьку. И понятно, что для полноценного сотворения фантома Ольги, не стоит напрягаться. Только минут на пять хватит. С обильной едой - на пятнадцать.
   "Мало...! - ворчала недовольная плоть. - Надо бы и самому хорошенько подкрепиться, пока отца нет".
   Своевременная идея, заставила броситься на кухню и там наложить на поднос всего, на что упал взгляд. Можно ведь совместить сразу несколько дел: и калориями подзаправиться и над остатками нерасшифрованного текста поработать. Так и получалось в течении получаса. Но вот когда основные гигантские бутерброды оказались съедены, глаза стали слипаться не по-детски. Но сомнения по поводу выпитого соскоба из таинственной коряги Тава-Гры, всё ещё оставались. День-то был более чем напряжённый, любой спортсмен с ног свалится.
   Тут пришла вторая идея: глянуть, как поможет всплеск вливаемой силы из сигвигатора. Достал, включил, прислушался. Оживление пришло, сил чуток прибавилось, но ни в коей мере не полной дозой. Всё-таки сутки заканчивались только утром, и порция получилась урезанная.
   "Ладно, завтра тоже вечером подзаправлюсь..." - подумал обладатель, вновь набрасываясь на работу и на остатки еды.
   Но минут через двадцать поймал себя на том, что чуть не клюёт носом в клавиатуру. Это уже действительно смахивало либо на крайнюю усталость, либо на воздействие шаманского зелья.
   "Вот те раз! - изумлялся Иван, выключая комп, гася свечи и укладываясь на кровать. - Неужели и в самом деле шаманом стану, и рога выращивать научусь? Надо бы будильник выставить на раннее утро..."
   Эта мысль оказалась последней.
  
  

Глава десятая

ОБЛОМ

   Проснулся Загралов оттого, что у наружного порога лениво гавкнула собака.
   "Оп-па! Уже светает! - рассмотрел он легкое свечение в наружном оконце. - И выспался отлично..., и будильник не понадобился. Мм? А что с моей инициаций как шамана?"
   Но сколько ни прислушивался к себе и сколько ни вглядывался в неведомое нечто своего сознания, ничего нового в себе не обнаружил. Силёнки обладателя, правда, выросли более ожидаемой нормы, но ведь не стоило забывать, что на ночь он накушался как кабан в поле с молодой кукурузой. А вот зова предков, или там обещанной связи с некими сокровищницами шаманизма, не слышалось и никак не ощущалось. А значит можно вздохнуть свободно и не опасаться ночных позывов плясать у костра с бубном из человеческой кожи.
   Да и вообще все вчерашние разговоры и таинственные россказни деда Игната о коряге теперь, в свете наступающего дня, казались не больше чем страшилками для наивных октябрят. Уже во время включения компьютера, подготовки рабочего места, вырвался смешок и вспомнился анекдот:
   "Такой большой, а в сказки веришь! Ха! Как раз про меня. Ага..., желудок то странно пуст. Что есть - хорошо! Теперь надо сгонять в туалет, и ещё один поднос себе сообразить, пока все спят!.."
   Зря он надеялся на одиночество, родители уже возились на кухне, ополаскивая себя яблоки, морковь и собираясь на работу в сад:
   - Что ж вы так рано-то? Ни свет, ни заря?
   - Весна весь год кормит! - нравоучительно заметил отец, тогда как мать несколько странным тоном спросила:
   - Ну и как самочувствие? Выспался?
   - Отлично! Как огурчик!
   - А ничего..., такого...? - однозначно Татьяна Яковлевна уже знала о попытках превратить её сыночка в местного колдуна.
   - Нетушки! Со мной всё в порядке и хвост не вырос! - смеялся сын, наваливая продукты питания на поднос.
   - Ну раз ты такой бодрый, то давай присоединяйся к нам. Хоть пару часов, но за два прошедших дня отработать должен. Будешь обрезанные веточки собирать и относить на край сада.
   Иван с досадой скривился. Он ничего не имел против пары часов интенсивного действа в этом средоточии полезного, целебного воздуха. Но ведь дел в самом деле накопилось много. Да и Фрола надо будет послать разгребать последствия вчерашней катастрофы. Поэтому он выбрал соломоново решение:
   - Давайте я к вам позже подойду? Часика через два? Мне и позавтракать надо и на связь кое с кем выйти.
   - Без проблем, - пожал плечами отец. - Дорогу видел, тропа самая натоптанная, не заблудишься.
   - Уговорили! - подхватил поднос и отправился в свою комнату.
   Пока творил бутерброд и приноравливался к первому укусу, родители ушли, прихватив с собой и собаку. Теперь, после гибели на Голой Флеши двинпсисов и их злобных шавок, можно было опять гулять по лесу с нормальными и умными друзьями человека.
   Подумав, что надо поскорей отправить по делам фантом Пасечника, Загралов потянулся к мышке, и открыл почту. Подивился большому количеству писем и спама, но только при удалении ненужных, вдруг сообразил, что список сей охватывает двое суток. Глянул на дату и обомлел: он проспал не остаток ночи, а плюс к этому ещё и целые сутки. Стали понятны вопросы матери, и намёки отца, что отрабатывать проживание уже надо за два дня.
   "Меня Ольга убьёт! - появилась первая паническая мысль, которая обычно появляется у каждого мужа, загулявшего лишнюю ночь "на стороне". - Вот тебе и коряга..., будет! Шаман недоделанный! - ругал он себя. - А ведь мог выставить будильник, мог! Так поленился... Ай, да дед Игнат! Хоть в этом не соврал. А что ж теперь?.."
   Как бы там ни было, но в свете жуткого провала во времени, работу с текстом придётся отложить. Вначале создание, кормление и посыл фантома под первым номером, а потом и нелёгкие разбирательства с самым любимым номером, вторым.
   Рванул на кухню, так и не прикрыв ноутбук. Сконцентрировался, и вот уже Фрол сидит за столом и, сообразив сходу, сразу тянется к баночке с икрой:
   - А что с концентратом калорий? - интересуется он.
   - Пока в разработке, но это не столь важно сейчас. Позавчера меня упоили таинственным снотворным, и я проспал лишние сутки. Представляешь? Так что учитывай это в своей работе.
   - Мм? - только и промычал Пасечник с набитым ртом и укоризненно мотая головой. Потом как-то прожевав, показал два пальца и начал вопрос: - А-а...?
   - Пока ещё не вызывал, вначале тебя отправлю. Если нужна будет помощь, то сразу требуй.
   Фрол на это понятливо хмыкнул. Обладателю всяко лучше отослать свою супругу работать, чем выслушивать от неё упрёки. Ну а пока он наворачивал в четыре руки, Иван ему пересказал все причины и следствия визита к целителю, вылившиеся в такой дивный по продолжительности сон. Естественно и про итог сказал: что шаманом ему стать не суждено, предки в него в голове не отзываются.
   Но настроенного на продолжение личного следствия Фрола, эти нюансы совсем не волновали. Засунув напоследок в рот кусок солидный мяса, он уже жестами показал, что пора его отправлять на ту самую Флешь.
   Когда его не стало, Иван вспомнил о сигвигаторе, включил его и принял силу, величиной в сутки. При этом запоздало сожалея, что одна ночь пошла насмарку в плане накопления. Затем быстро убрал со стола объедки и, заставив его заново обилием деликатесов, материализовал свою любимую сидящей на стуле.
   - Привет, милая! - он прислонился ней сбоку и чмокнул в подставленные губки. - Кушай быстрей, а то Фрола я уже отправил, и он может попросить о помощи с минуты на минуту.
   Ольга ела так, что умудрялась ещё и слова вставлять в короткие паузы:
   - Разве я не заслужила вчерашней работой твоих объятий? Или что-то срочное?
   - Да не знаю..., пока. Но мало ли что за два дня могло произойти. Мы тут, кстати, подумали, и решили создать некий концентрат калорий, который бы заменил эту обильную и жирную пищу. Тут и целитель дед Игнат подключился, и Михаил Станиславович, учёный-физиолог и химик-микробиолог. Ко всему прочему меня жутким средством опоили...
   Продолжая жевать, Ольга всё больше хмурилась, явно не понимая что-то. А потом попыталась переспросить:
   - Что значит "за два дня"?
   - Ну так я же тебе и рассказываю! - и он продолжил уже более подробно живописать события с корягой Тава-Гры.
   Реакция супруги оказалась непредсказуемой. Она перестала сеть, и расплакалась:
   - Что же ты творишь? - всхлипывала она, заливаясь слезами. - А если бы с тобой что-то случилось? Как тебя угораздило выпить неизвестно что? Ты представляешь как мне страшно? Я ведь даже с тобой проститься не успею...
   Для успокоения красавицы, ничего больше не оставалось, как подхватить на руки и отнести в свою комнату и уже там ласкать и обещать впредь быть осторожным в любом вопросе. За что получил дополнительный нагоняй:
   - Обещаешь? А зачем тогда вместе с остальными побежал на Флешь после катастрофы? Чего ты там не видел? У тебя есть мы с Фролом вот и посылай нас куда угодно и слушай наши рассказы. Мы вроде как бессмертные, значит нам ничего не страшно и везде безопасно. Зачем же тебе рисковать собой?
   - Ну так причина какая...
   - Ага! Ещё оправдывайся как в том фильме: "Все бежали и я побежал!"
   - Милая, я обязан вести себя как мужчина.
   - А ведёшь себя как наивный мальчишка! - продолжала сердиться надувшая губки супруга. - Ведь чем больше ты сидишь на месте и накапливаешь сил, тем больше имеешь возможностей к познанию остального мира и влиянию на него через нас. Сам ведь объяснял текст подобным образом. И вообще!.. Хватит гладить меня на одном месте, дырка получится и моё бессмертие не спасёт. Начинай меня ласкать, как положено.
   - Вдруг Фрол в помощи будет нуждаться?
   - Он и сам справится. А мне уже за два дня причитается. И учти, сдерживаться я не буду.
   Со вздохами и предвкушением, Иван бросился закрывать входные двери на засовы и включать тихую музыку. Лишать себя удовольствия он и сам не собирался.
   Правда, через час влюблённым пришлось вернуться на грешную землю. Отозвался Пасечник, который явно понимал, почему помощница ещё не в его распоряжении:
   "Ванюша! У тебя ещё силёнки остались? Если да, попроси Ольгу мне помочь. Сам никак всюду успеть не могу. Тут ещё столько народу понаехало..."
   Не включая у себя в сознании "общую связь", Загралов в несколько изменённой форме перенаправил вопросы любимой:
   - Развлечься не желаешь?
   - Только "за"! - тут же отозвалась она.
   - Это так ты желаешь моих объятий? - обиделся он. - А как только...
   - Но мне же интересно, дорогой! Жутко интересно! Конечно, жить полноценно лучше, но я ведь и сейчас живу и когда где-то там нахожусь. А ощущения при этом невероятные. Можешь себя представить невидимым облачком, которое способно летать, носиться куда хочешь, видеть, что пожелаешь и подслушивать, где только возможно. Честно тебе говорю - это нечто грандиозное. Так что пока мне это ещё в новинку, дай мне спокойно поразвлечься и разнообразить своё существование как фантома. Или ты меня создаёшь только для сексуальных домогательств?
   - Кто бы говорил?!
   - Конечно, ты не признаешься. Но и мои капризы не вздумай игнорировать. К тому же, это и не капризы, а самая настоящая моя потребность и здравые рассуждения. Ведь сам посуди, чем быстрей ты обретёшь силы и станешь полным десятником, тем быстрее я смогу жить в этом мире возле тебя постоянно. Верно?
   - Ну-у-у..., да...
   - Тогда целуй меня крепко-крепко и отправляй на помощь моему коллеге.
   Правоту рассуждений и логику отрицать было бессмысленно, поэтому мужчина послушался. Ещё раз обнял желанное женское тело, зацеловал в щёчку и в шейку и отправил в пространство, окружающее Пасечника.
   "О! - сразу отозвался тот. - А я уже и не мечтал..."
   Между собой фантомы общались как-то иначе, и подслушивать их не удавалось. Хотя тут вопрос наверняка стоял в банальном незнании обладателем всех своих умений. Следовало и над собой работать и текст до конца перевести, имеющийся в сигвигаторе.
   Как ни странно, мысль о переводе текста, вызвала противления всей сутью души. Как и заниматься копанием уже имеющихся возможностей, их шлифовкой и тренировкой не хотелось. А вот воспоминание о ждущем его трудового подвига саде, неожиданно понравилось. Да и посмотреть захотелось на творение рук человеческих в центре глухой тайги. Ну а с фантомами общаться и при нужде перекидывать их с места на место можно и во время движения. Накопленные силы, как ни странно, это позволяли и после секса ка бы нисколечко не уменьшились. Тем более что перед выходом из дома, Иван соорудил себе несколько бутербродов, каждым из которых могло насытиться отделение голодных солдат, да и двинулся в лес по указанной ещё позавчера тропинке.
   Конечно, хоть и мизерного расхода сил для движения было жалко, но ведь ничего страшного, или экстренного на горизонте не маячило, а значит особо экономить смысла не было. Пора переходить к нормальной жизни.
  
  

Глава одиннадцатая

ГОСТИ?

   Тропинка оказалась почти ровная, с плавными поворотами. Почти идеальная дорога. Да и широкая настолько, что по ней легко проедет мотоблок с солидным прицепом. Именно такими мотоблоками, по рассказам родителей, посельчане перевозили урожай с поля и сада в свои подвалы и сараи. Вела тропа в противоположную от оврага сторону и всё время с небольшим уклоном вверх.
   Но идти было легко, даже постоянное насыщение на ходу бутербродами не сбивало дыхание, а уже тем более не мешало мыслям. Особенно хотелось обладателю обойти ту часть инструкций прочитанного текста, где говорилось о необходимости увеличения сил только с помощью питания. А почему? Почему, к примеру, нельзя создать фантом сразу с тремя килограммами высококалорийной чёрной икры в руках? Да и пусть лопает на здоровье? А потому и нельзя, что созданная икра относится к подразделу "экипировка", и создание там именно пищи, забирает сил больше, чем того же оружия. Пачка бумаги, пусть и с водяными знаками и прочими секретами производства денег - запросто! А вот чтобы создать килограмм икры - сил уходит больше, чем тот же фантом получит при насыщении.
   Также нельзя создать фантом сразу с переполненным деликатесами желудком. Тут действует закон незыблемости имеющейся матрицы естества. Вот как запомнился Фрол, идущий по лесу и несущий на себе двенадцатилетнего Ванюшу, таким он всегда и предстаёт в новой жизни. А Пасечник тогда, пройдясь больше десяти километров по лесу был более чем с пустым желудком.
   Точно так же была сильно проголодавшейся и Ольга, когда её матрица естества отложилась с памяти Загралова навсегда. Они тогда как раз обнимались напоследок после продолжительного секса. Результат: можно отправлять фантома на задание и сразу, да и на довольно продолжительное время, но все силы ему даёт только обладатель. В ином случае, для экономии сил, фантом надо интенсивно подкармливать.
   "Знать бы ещё, что такое конкретно собой представляют яляторные удовольствия? - размышлял Иван. - Неужели и секс к этому понятию относится? Потому что явно увеличение времени получается, когда Ольга у меня в объятиях... Отыскать бы расшифровку этого понятия... А ещё лучше понять, а может и создать кулон-регвигатор, который собирает вокруг энергию невидимых потоков силы... Неужели кулон есть и даётся в комплексе с сигвигатором? Но тогда он точно остался у Безголового. И подступиться к ценному устройству раньше чем через полтора года и мечтать не стоит. Да и потом, вряд ли мой предшественник согласится кулон отдать по доброте душевной или продать... А убивать по такой шкурной причине не хочется. Иначе ничем от него в моральном плане отличаться не буду, а это ни к чему кроме умственной деградации не приведёт..."
   Рукотворный сад, открылся перед взором неожиданно. Только ещё теснились толстенные стволы лесных великанов, нависающие над крутой скальной преградой, а вот уже неуместным для тайги цветом раскинулось огромное пространство, небольших, но ухоженных плодовых деревьев. Цвели не все, а те что покрылись первыми лепестками различались по окраске, распределяясь двойными рядами, которые делили растения на сорта и виды. Вся эта рукотворная долина в пятнадцать гектаров полого опускалась строго на юг, стараясь вобрать на свою площадь максимальное количество солнечных лучей.
   И где-то там внизу просматривались полоски огородов с высаженной на грядках порослью и рассадой. Возле них и виднелось больше всего работников посёлка, которые согнувшись, втыкали в землю маленькие горшочки или сразу, непосредственно растения.
   Пройдясь немного влево по гряде, Иван добрался до участка со стеной из камня, и открывающихся ворот из жердей. А потом и родителей увидел, которые длинными садовыми ножницами сноровисто подрезали ещё нерасцветшие деревья.
   - А! Вот и помощничек пожаловал! - обрадовался отец, заметивший сына. - Мы уж не чаяли тебя дождаться. Чем так занят был?
   - С календарём сверялся, - отвечал Иван. - Чего ж вы не сказали, что я лишние сутки проспал?
   - К слову не пришлось, - улыбнулась мать. - Ну и думали, что ты в курсе, раз такой бодрый был и радостный. Готов к работе? Тогда смотри...
   Она расстелила кусок простого, но прочного и лёгкого полотна, после чего стала набрасывать в него разложенные под деревьями кучки веток. Когда собрали внушительную гору, углы полотна свели вместе, и получившийся баул можно было легко переносить на спине. Указали и место у скальной гряды, куда следовало сносить обрезки, и складывать возле кострищ. Те в свою очередь использовались во время резкого ночного похолодания, спасая густым дымом нежный цвет плодовых деревьев.
   И работы оказалось много. У Загралова младшего сложилось впечатление, что кучки веток ещё с прошлого года оставили специально для временного работника. Но так как ворчать не приходилось, да и труд оказался как раз по его умениям и для его комплекции, то следовало как можно быстрей управляться, не оглядываясь по сторонам. Да и пару раз приходилось общаться с фантомами, которые просили их куда-то перемещать. Так незаметно пролетело часа полтора.
   Наверное поэтому, нерасторопный помощник садовода не обратил внимания на торчащий из обработанной земли корень, зацепился за него ногой, да так и растянулся в междурядье, придавленный рассыпавшейся кучей обрезного хвороста. А когда поднял голову и стал отплёвывать от земли, в которую неудачно зарылся лицом, то вздрогнул от заливистого женского смеха. Кое-как, очистив глаза и поднявшись на ноги, угрюмо уставился на согнувшуюся от смеха девицу, лет двадцати от роду. Лицо раскрасневшееся, довольно смазливое, правильнее сказать - симпатичное. Тело стройное, в брюках, сапожках и подбитой мехом жилетке. В руках несколько небольших орудий труда огородника.
   Порой девушка порывалась что-то сказать, но не могла от очередного, наваливающегося приступа смеха. Поэтому перед тем как опять складывать гору веточек на полотно, Загралов церемонно поклонился и произнёс:
   - Я тоже рад тебя видеть, незнакомка. Хотя и не до такой экзальтации, которая тебя настигла.
   Это лишь усилило ставшее затихать веселье. Видать та ещё хохотушка! Правда, такой вот девицы среди жителей Аргунн, припомнить гостю не удалось. На митинге её кажется не было, хотя там вроде как все собирались. Да это было и неважно. Хотелось хоть определённую часть работы сделать за день сегодняшний, а не тратить время на бессмысленные выяснения причин смеха.
   Поэтому Иван быстренько набросал ветки обратно, вскинул свою ношу на плечи и пошёл к гряде не попрощавшись. Кажется девушку это несколько обидело. Она перестала срываться на смех, догнала мужчину и пристроившись рядом, стала засыпать его вопросами:
   - И откуда ты такой неуклюжий взялся? - причём сама же и отвечала на свои вопросы. - Из Москвы, откуда же ещё могут отправиться в нашу тайгу городские жители. А к кому ты приехал? Хотя чего спрашивать, коль ты очень похож лицом на Фёдора Павловича. Опять-таки, если землю с бровей стереть... Хочешь, вытру?.. Ну, если тебе так ходить нравится, то ходи на здоровье. А зовут тебя как? Не отвечай, я сама угадаю: э-э-э..., Ванюша! Хи! По глазам вижу, что угадала. А моё имя знать хочешь? Елена меня зовут. Что так глазами моргаешь? Много у тебя Леночек знакомых? Или это твоё любимое женское имя? О-о! Вижу, вижу, что ты от моего имени без ума. Правильно? Хм! И что это ты, Ванюша, такой неразговорчивый стал? А? Вначале намекнул что рад, а теперь чего волком смотришь?
   Сбрасывая ношу возле кострища, подмастерье садоводов не выдержал. Да и возраст неожиданной прилипалы он рассмотрел более точно. Несмотря на развитые женские формы, девице могло быть всего семнадцать годков, а то и меньше:
   - Малышка! Я тебе в отцы гожусь, так что веди себя вежливо.
   Та опять рассмеялась, причём делала это так звонко, раскрепощено, что её наверняка слышали на всей территории сада:
   - Неужели ты мой возраст угадаешь? Ну-ка, ну-ка?
   Хотелось сказать, что ей двенадцать, но отправившийся обратно по междурядьям Иван, передумал. Огородница опять шла рядом, с чётким намерением дождаться ответов на свои вопросы. Зная, как подобные пигалицы стараются казаться старше своих семнадцати лет, смотреться опытней и взрослей, мужчина решил прибавить ей все десять, а то больше. Попросту говоря, тонко поиздеваться:
   - Чего там гадать, если я и так вижу, что тебе тридцать годков.
   Как и следовало ожидать, симпатичное личико разочарованно скривилось, а глаза раскрылись с осуждением и обидой. Казалось, она сейчас скажет "Столько не живут!", но прозвучали совсем другие слова:
   - Так нечестно! Ты, наверное уже обо мне всё расспросил у своих родителей? Ну да! Иначе как ты мог так точно угадать?
   Не сомневаясь, что пигалица подобными словами пытается ёрничать, Загралов великодушно улыбнулся:
   - Опыт не пропьёшь. Тем более что я любую ведьму за версту вижу. А все они пытаются выглядеть молоденькими и наивными девушками-хохотушками.
   Эффект от сказанного оказался поразительным: девушка остановилась, да там и замерла. Мельком на неё оглянувшись, Иван подумал:
   "Явно обиделась! Может, не надо было так грубо? Да ещё и ведьмой обозвал... Ладно, зато отстала и не мешается..." - возле очередных кучек обрезков расстелил ткань, и продолжил работать. Ещё и Ольга в тот момент ворвалась в сознание с вопросом: "Что там у тебя с силёнками? Надолго хватит нас держать? Нам бы ещё минут десять выкроить на подсмотр".
   Чем он занимается, она знала, так что вопрос был вполне актуален. Обладатель прикинул, присмотрелся к себе, да и обнадёжил, что десять минут у них есть. При этом такое же время он собирался оставить в резерве. Опустошать себя полностью и для здоровья вредно и никакой помощи от фантома не будет в случае непредвиденной ситуации. К такому мнению фантомы пришли коллегиально, ещё в самом начале нынешней разведки, а обладателю только и оставалось, что согласиться со здравым предложением.
   Как раз последняя адресная мысль, пошла к Ольге, и очередная заготовленная ноша вскидывалась на спину, когда Иван вздрогнул от вида стоящей возле него всего в полуметре огородницы:
   - Тьфу, ты, Ленка, напугала!
   Что интересно, сказанные вслух слова услышала и Ольга, находящаяся где-то там. И сразу же поинтересовалась:
   "Не поняла? Что это возле тебя за Ленка такая?"
   "Ну..., девочка тут одна..."
   "Так ты ведь в саду?!"
   "Ну и она тут работает. Огородница, рассаду высаживает. Никогда москвича живым не видела..."
   "Если я до тебя доберусь, то она уже и не увидит больше! - начала ругаться супруга. - Живым! И главное: опять Елена! Что у тебя за хобби?!"
   "Милая, ты о чём? Этой девочке всего-то лет шестнадцать, - пытался хохмить Иван, - Ребёнок ещё!" - и был жутко озадачен, прозвучавшим вопросом от этого самого ребёнка:
   - Ванюша, а с кем это ты общаешься?
   "Видимо все мои эмоции на лице прочитать можно! - расстроился обладатель, тем не менее, грамотно отсекая связь с фантомами. - А может я вслух шептал ответы Ольге?" После чего постарался криво улыбнуться, поправить свою ношу и двинуться к гряде. А так как девушка пошла рядом, глядя на него круглыми глазами, решил и дальше её тиранить "тонкими" издевательствами:
   - Леночка, ты ведь хорошая девочка, и как любая настоящая ведьмочка должна знать некоторые правила с существами твоего круга...
   - А именно? - тут же вставила она с невероятно повысившимся интересом.
   - Ну вот, например, ты знаешь, кто я? - усмотрев отрицательное мотание головой, продолжил: - Ну а деда Игната знаешь? - утвердительные кивки. - Хорошо знаешь? Тогда легко поверишь что он может вытворить с человеком? Ага, видимо и тебя он "лечил"... Вот и меня он, представь себе, позавчера превратил в шамана. Точно, точно! Можешь сама у него спросить. И теперь я, просветлённый да облагодетельствованный, имею возможность общаться с духами, а вернее со своими далёкими предками. Ну а тем, сама понимаешь, всё интересно. Как мы тут живём, чем занимаемся, новинки моды, что по телевизору показывают... Вот мне и приходится с ними постоянно переговариваться на ментальном уровне. Кстати, что такое ментальный уровень, в курсе?
   - Конечно, - солидно заявила девчушка. - Сама двумя пользуюсь.
   - О, как! Ну и отлично! Значит, теперь ты должна запомнить, что к коллегам и прочим людям, причастным к нашему кругу..., - он на момент замялся, чуть не проговорив вслух "придурков и лохотронщиков". Но пауза получилась даже лучше, многозначительнее. - ...э-э, уникумов, приставать с прямыми и наглыми вопросами некрасиво. Некорректно. Даже не вежливо...
   - Ах, простите, извините! - девчушка опять весело рассмеялась. - Только мне казалось наоборот: что мы должны помогать друг другу и держаться всегда вместе.
   - Ошибка! - посмеивался Иван в ответ. - Те ведьмы, что так думали, уже давно на костре сгорели. Ха-ха!
   Неожиданно Елена озлобилась. Глаза заблестели, зубки словно удлинились, готовые для укуса:
   - Не вижу в этом ничего весёлого! Или считаешь себя бессмертным?
   - Ха! Когда это шаманы были бессмертными? Но мы в основном возле костра пляшем. С бубнами! - он как раз сбросил очередной ворох веток и двинулся обратно. Но огородница на этот раз следом не пошла. Только и донеслось от неё:
   - Странный ты... Но мы ещё поговорим на эту тему.
   Иван и оглядываться не стал, радуясь, что разбалованное дитё от него отстало. Хотя тут же себя укорил, что девушка нисколько не балованная, просто весёлая и соскучившаяся по общению и по новым впечатлениям. Вон как бедная в огородах пашет, с самого утра, небось, с рассадой возилась.
   Ту время пришло, развоплотить фантомы, которые вроде как узнали массу интересного и важного, подслушивая и подсматривая. Фрол по теме разведки только выдал: "Потом! Долго рассказывать!" Тогда как Ольга перед развоплощением строго поинтересовалась: "Ну и где там твоя Леночка?" Удалось ответить с непритворным равнодушием:
   "Помчалась к своим куклам. Играться любит в дочки-матери. Ну а вечером я постараюсь тебя тоже использовать по назначению..."
   Ольге это понравилось:
   "Жду - не дождусь! - хотя тут же добавила: - Если Фролу помощь не понадобится. Там такое закручивается..."
   "Вот пока не отчитаешься, будешь заниматься только своими обязанностями супруги!" - на этой угрозе закончился сеанс связи и временное существование фантомов. А ещё после одной ходки, Загралов младший встретился с родителями.
   - Ты ещё не свалился с ног? - удивился отец. - А кто это возле тебя там так громко хохотал?
   - Была тут одна пигалица. Из огородников. Смешливая, да заумная.
   - А по какому поводу смеялась?
   - Ногой за корешок зацепился, да лицом в землю. Ха-ха!
   Пока он собирал очередную кучу прутиков на ткань, родители стояли на месте, да переглядывались. Наконец мать спросила:
   - Звать-то её как? Не Елена ли случайно?
   - Никак не случайно, а точно. Лет на семнадцать выглядит..., правда на митинге во дворе я её не видел.
   Отец сотворил на лице маску полного безразличия. А вот мать от явной досады несколько раз шумно выдохнула, цокнула языком, и только потом продолжила с тревогой в голосе:
   - Да она пока ты спал, вчера в гости к своей родне приехала. Всегда при посадке помогает, да и не только весной. Только вот, Ванюша, старайся с ней вообще не общаться. А если и говоришь, то очень вежливо и на дистанции её от себя держи.
   - Ха! Ты чего, ма? - поразился сын, так и замерев над готовой возлечь на его плечи ношей. - Девчушка хоть и боевая, с наглецой, но с какой стати я перед ней вежествовать должен?
   - Ох! Ты ведь знаешь, что мы даром беспокоиться не станем. Никогда с отцом в твою жизнь не лезли и мнение своё не навязывали. Но тут будь добр, послушайся! - видя готовность сына внимать каждому слову, Татьяна Яковлевна продолжила: - Непроста эта Елена, жуть как непроста. Хоть и выглядит как дитя, а ей уже тридцать лет недавно минуло. Да, да! Не делай такие глаза большие. Уж мы-то знаем. Но хуже всего, что эта женщина, слишком часто в иных семьях разлад устраивает. Глазёнками поморгает, улыбнётся мужикам, а те глупые за ней как бычки и ведутся. Уж сколько из-за этого ссор и скандалов в округе было. В том числе и в нашем посёлке, неприятностей хватало..., - почти незаметно, она покосилась на мужа, который так и стоял с философским видом, словно его ничего не касается. - Нехорошо она себя ведёт, нехорошо! Ну а то, что так молода да пригожа, всё дружно приписывают её принадлежности к ведьмам. Честно говоря, её даже дед Игнат побаивается и ни разу за плохое поведение укорить не посмел. Только и вещает, что судьба каждого человека в его руках, и приходящие напасти в лице иных людей его не собью с пути истинного. Прям как поп начинает проповеди читать, когда с этой ведьмой сталкивается, или кто на неё жаловаться начинает. Ну, ты понял, насколько она..., не нужна для общения?
   Сын озадаченно подвигал бровями:
   - Надо же! А я пальцем ткнул в небо - и попал. Сколько раз ткнул в шутку, столько и попал. Представляете, решил над ней поиздеваться, и обозвал тёткой тридцатилетней. Дальше - ведьмой нарёк. А потом и на себя напраслину возвёл, дескать, меня ваш целитель корягой огрел и в шамана превратил. Теперь с духами предков общаюсь прямо на ходу, во время работы. Ещё и поучал, чтобы она ко мне, как к коллеге, с лишними расспросами не приставала, да с уважением, с трепетом обращалась. Вот мы как славно повеселились и пообщались.
   Сам на пару мгновений замер, размышляя и соглашаясь с матерью:
   - Права, ты, конечно. Есть в ней нечто странное и таинственное... Хе! Но вот с производством её в ранг ведьмы - это уже явный перегиб. Не бывает такого...
   - А вид несовершеннолетней девицы? - напряглась мать.
   - Ма, ну ты на деда Игната глянь! Да и все у вас в посёлке, кушающие только фрукты, лет на десять моложе своего возраста выглядят. Здоровый образ жизни, целебный таёжный воздух..., сама ведь утверждала.
   Тут вмешался отец:
   - За корешок, говоришь зацепился? А где?
   - Вон там, у той яблони.
   - Давай глянем...
   Место падения нашли легко. А вот ни единого торчащего корешка так и не обнаружили. Сколько Иван не рыл носу землю, и сколько не повторял себе под нос:
   - Как же так? Точно ведь зацепился! - наконец отец не выдержал:
   - А вот так! Просто эта хохотушка и в самом деле ведьма. Мать права: постарайся с ней вообще больше не встречаться и не общаться. А встретишься случайно, говори что очень занят и спешишь. Хорошо, что у нас в дома никто без разрешения не входит. Постучатся раз, молчок? Значит, второй раз уже никто и стукнет. Хуже, что Елена может где угодно возникнуть, словно в засаде поджидает...
   Иван рассмеялся, справедливо подозревая, что его разыгрывают:
   - Уф! Ну и страху вы на меня нагнали. Отныне даже на работу прекращаю выходить. Только дома! Только за компьютером! - и взвалив ношу на спину, двинулся привычным маршрутом к скальной гряде.
  
  

Глава двенадцатая

ЗАСАДА

   Возвращался в посёлок сам, родители ещё остались в саду. Хотя и для него, даже если работать так же интенсивно как сегодня, ещё оставалось работы дня на четыре. Мелькнула даже мысль:
   "Хорошо бы создать фантом какого-нибудь силача. Пусть бы и занимался такой вот простой физической работой. А я бы не отвлекался... Тем более что вариантов для подбора матриц естества более чем достаточно".
   Рекомендаций на эту тему для обладателя и в самом деле хватало. По ним получалось, что достаточно приложиться ладонями к половине площади тела любого человека и его матрица естества навсегда оседает в подспудной памяти. Потом только и следует создать фантом, да запомнить его порядковый номер. Ну и перед очередным заданием выбрать самое подходящее для этого тело. То есть, побывав массажистом, или попросту добившись доверия нужного человека, можно получить в свою распоряжение рабочую копию любого супермена. Хоть умельца по скалолазанию, хоть специалиста по рукопашному бою, хоть лётчика-космонавта, способного управиться с боевым истребителем. Простор для фантазии неограничен!
   Но и это ещё не всё. Обладатель мог пробраться в морг и там снять матрицу естества с трупа. Правда лишь при условии, что этот труп имел повреждения не более двадцати пяти процентов и не находился в режиме смерти, более двух суток. При этом отмечалось, что фантомы, созданные с трупов, уже никак не могут получить новое, или вернуть своё старое сознание. Они до конца остаются обездушенными марионетками.
   Если брать этическую сторону вопроса, то естественно, что любой гуманитарий или борец за права разумных существ, предпочёл бы создавать фантом из отжившего материала. Это и проще, и спокойнее, и никакие моральные стороны не беспокоят. Материализовал послушные физические копии, да и пусть работают, где надо и сколько сил хватит у обладателя. Такие и погибнут тысячи раз - никаких претензий не предъявят: памяти нет, сознания тем более. Да и у слишком совестливого обладателя не появится угрызений совести. Ведь матрица естества снята с трупа, значит обвинения в рабстве - бессмысленны.
   "Только когда я ещё сумею создать фантома под номером три? - стал мыслить более приземлёнными понятиями Загралов. - Хоть с номером два мне сильно повезло, но вот очередного скачка в силе следует ожидать только на шестой месяц. Вроде такие сроки назывались..."
   Уже в пределах видимости посёлка, ему навстречу попался прихрамывающий мужчина, с которым родители познакомили во время самого первого выхода во двор. Причём посельчанин хоть и спешил, но успел выдать с явным непониманием, если не с завистью:
   - Иван, там тебя Елена дожидается. Так что поторопись! Иначе точно уведут такую красавицу!
   Останавливать человека, и выспрашивать подробнее, как-то показалось не с руки. Зато мысли зароились тучами, а недавние предупреждения родителей, по поводу ведьмы, сразу испортили настроение. Как взрослый, образованный, современный и понимающий житель Земли, Загралов хорошо осознавал, что ни шаманов, ни тем более ведьм в природе не существует. Да! Чудеса имеются! Тот же сигвигатор, к примеру! Но тут совсем другое. Ему повезло обладать иномирским устройством, которое создала некая цивилизация великих космических путешественников. Покорители пространства с помощью фантомов не только находили и осваивали новые миры, но и попросту развлекались, облегчали собственное существование и наверняка становились чуть ли не бессмертными.
   Хотя такая общность мыслей ещё ни разу не была подтверждена конкретными словами в расшифрованном тексте. Но там иначе и быть не могло.
   А тут слишком молодо выглядящая ведьма... И что? Зачем она его ждёт? Чего от него возжелала?
   Нет, если посмотреть на любящую посмеяться огородницу чисто с точки зрения самца, или иначе говоря, мужчины, не имеющего ничего против сексуальных утех, то всё было бы нормально и без лишних сомнений. Но дело в том, что Иван даже не помышлял изменять Ольге. Вернее, изменять ещё хоть раз. Потому что с подругой, в Москве получилось чисто случайно, во время тяжкого духовного кризиса, когда он решил что потерял любимую женщину навсегда. Сейчас духовный кризис прошёл, Ольга среди живых, пусть и не в роли постоянно существующего фантома и она его законная супруга. Иного не дано. Так что никакие фривольные ситуации ему не страшны.
   "Значит, что теперь? И с чего я вдруг испугался? - удивлялся замерший на тропе Загралов. - Я в себе уверен на все сто. А надо будет придумать способ, как избавиться от надоедающей ведьмочки, вызову Ольгу. И не обязательно в физическом теле. Она мне сразу подскажет, что говорить и как себя вести".
   Только успокоив себя такими мыслями, он двинулся дальше. Причём полностью был уверен как в собственной невозмутимости, так и в своей силе воли.
   Как же он оказался ошарашен, когда увидел во дворе посёлка, в окружении приличной толпы из десяти человек Елену. Только горло пересохло и в голове помутилось не от того, что он узрел недавно впервые увиденную огородницу, ведьмочку и местную нимфу, а потому что рассмотрел отчётливо ту, с которой дружил, спал и изменял супруге уже неоднократно. Во дворе его ждала Елена Дмитриевна Шулемина.
   Бывшая любовница Базальта, погибшего от рук бандитов. Ближайшая подруга Ольги, хорошо осведомлённая, что ту похитили и якобы держат в плену у неизвестных женщин. Лучшая подруга и самого Загралова, по советам которого она сумела пройти отбор на кастинге и теперь снимается в лучших фильмах у знаменитого русского режиссёра. И не просто лучшая подруга, а ещё и близкая женщина с которой они вместе пережили самые тяжкие минуты после потери своих любимых.
   Понятно, что Шулемина даже не догадывалась, что Ольга уже умерла и теперь её может возрождать и материализовать только обладатель. Да и она одна, больше всего сомневалась в лживых звонках Ольги к матери. Словно чувствовала, что ту на самом-то деле убил подлый похититель. Потому и пришла утешать Ивана. Потому и грела его своим телом, что сама нуждалась точно в таком же тепле.
   Вроде дела минувших дней. Вроде немыслимо её увидеть в этой глухой тайне.
   "Но она здесь! Почему...?
   А в данный момент, красавица довольно мило беседует с собравшимися вокруг неё женщинами и детьми и живописует некоторые секреты закадровой жизни киноартистов. Да и выглядит она великолепно, несмотря на дальний, проделанный сюда путь.
   Вспомнив о законах гостеприимства, Иван открыл внутреннюю дверь дома и довольно холодным, официальным тоном пригласил Елену внутрь. Та вроде зашла чинно, степенно и с достоинством, но как только они оказались наедине, сбросила с плеч короткую шубку прямо на пол, прыгнула к мужчине на грудь, обвивая шею руками, а талию ногами и восторженно зашептала:
   - Я так рада тебя видеть! Так рада! А как я переволновалась, ты бы только знал! Как услышала про катастрофу с вертолётом, да про гибель целой тучи местных пиплов у власти, да посмотрела по карте, что это всего лишь пару километров от тебя, так и места себе не находила. Хорошо, что съёмки закончились, и я пока получила недельку отпуска. Прыгнула в самолёт, а уже сюда меня вертолетом доставили. Всё-таки кино - великая сила. И нужные рекомендации творят чудеса. Ты рад?
   Пришлось Загралову признаваться:
   - Жутко рад. Честное слово. Но..., Лена, я ведь женат на Ольге и между нами уже невозможна та близость..., ну ты понимаешь..., в постели...
   - Да ладно тебе, расслабься! - она со смехом спрыгнула с него, чмокнула в край увернувшихся губ, и стала осматриваться по сторонам. - Ты как и все мужчины сразу думаешь только о постели. А почему бы не валить всё на нашу дружбу? Я ведь имею право к тебе приехать просто так? Не боясь быть изнасилованной?
   - Мм? Конечно можешь!
   - Ну вот я и приехала!
   - Ну ты понимаешь..., вдруг Ольга узнает...
   - О чём?! - чистосердечно изумилась Елена. - Разве она не знает, что мы дружим?
   - Ты понимаешь, о чем я. Она будет вне себя из-за нашей интимной близости...
   - Ха! Так ты не вздумай ей рассказывать, и всё будет нормально, - пожала плечами актриса, прохаживаясь по кухне и рассматривая обилие продуктов. - Нет ничего хуже в этом мире, чем излишне болтливые, раскаивающиеся в грехах мужчины. Ты ведь не из таких?
   Считать себя болтуном не хотелось, но Иван хотел сразу расставить все точки над "и", поэтому создал суть матрицы своей любимой где-то совсем рядом, чтобы она всё слышала и начал цедить сквозь полусжатые зубы:
   - Считай, что "из таких". И я не смог обмануть Ольгу...
   - Не смог?! - уставилась на него Шулемина округлившимися глазами. - Как это понимать? Ты с ней разговаривал?
   Пришлось Ивану, сделать лицо ящиком, и выкручиваться прямо на ходу. При этом ещё и несколькими словами успокаивая мысленно созданный фантом, который начинал истерить, требуя объяснить откуда тут вдруг взялась подруга. Естественно, что голос свой он приглушил, стараясь не выказывать эмоций и говорить только с покаянием:
   - Мысленно я уже ей во всём признался. Мало того, я написал ей несколько писем, которые её уже ждут дома и в которых полностью раскаялся. Когда она вернётся, то думаю, она меня простит...
   Елена моргала глазами, не в силах осознать правду такого поступка:
   - Простит? А меня? Да она меня просто на кусочки расцарапает!
   "И то немедленно! - орала Ольга. - Создай меня целиком! Сейчас же!"
   - Не паникуй. И тебя она простит..., - бормотал он, чувствуя, как его сознание уже рвётся на части.
   - Издеваешься? Или плохо Ольгу знаешь? Да она тебя в первую очередь порвёт как Тузик грелку! Потом воскресит - и порвёт снова!
   - Ну зачем же так кровожадно...? - хотя в голове раздавалось отчётливо: "Да! Тебя я сразу рвать начну за такое предательство! Пригласил эту блудницу сюда, и решил в тайне от меня с нею забавляться?!"
   - А ты иного и не достоин! - кричала в свою очередь нежданная гостья. - Если хочешь каяться - с песней! Но меня, зачем называть? Меня, зачем выставлять в роли самой неприглядной и самой неприличной? Как ты мог? Как ты посмел? Это ведь не просто не джентльменское поведение и низкий поступок, это - подло! Я тебе разрешила себя соблазнить, разрешила воспользоваться своим телом в самую трудную и печальную минуту, а ты мне, таким образом отблагодарил за ласку, тепло и участие? Ну как же так? И что мне теперь делать? Только одно остаётся, пойти и повеситься... Нет, это я не смогу!.. А вот утонуть... Да! Только это мне и остаётся...! Здесь вроде было поблизости озеро? Точно! Я помню...
   Она в какой-то экзальтации бросилась вначале к окну, потом к двери, и оцепеневший от страха Иван сдвинулся с места только после приказа своей любимой, сменившей ругань на конкретику: "Лови эту дуру!" и успел поймать гостью в самый последний момент:
   - Стой! Что за глупые мысли? Так нельзя!
   - Ах! Нельзя? А тебе значит можно всё?! Наплевать на меня, на мою жизнь и на мои чувства?! Воспользоваться, а потом плюнуть, растереть и выбросить из своей жизни? Так зачем такая жизнь мне нужна? Пусти! Я уже всё решила!
   И неожиданно с визгом выкрутилась из его совсем не мощных объятий, выхватила откуда-то нож с тонким лезвием и со всего маху попыталась вонзить себе его в сердце. Только в самый последний момент, Иван чудом успел подставить под удар правую руку, и полоска стали вонзилась наискосок в подушку ладони у большого пальца, вылезая концом посередине между безымянным и средним пальцами.
   На пару секунд от группового шока замолкли все трое, наблюдая, как брызнувшая кровь заляпала платье на груди у Елены. Потом первым, скорей всего от боли, заругался в своей манере Загралов:
   - Махтитун-дроботун! И три едритуна на твою голову!
   Затем у него в сознании завизжала Ольга. И напоследок перед глазами рухнула в обморок Елена.
  

Глава тринадцатая

ЛЕЧЕНИЕ

   В голове от переживаний образовался полнейший бардак. И что делать дальше, Иван никак не мог сообразить. Только и продолжал держать вытянутой перед собой руку, с торчащим в ней ножом, да глядеть, как кровь капает на лежащую Елену.
   Помогли сориентироваться обиженные и мстительные крики на периферии сознания: "Так тебе и надо, похотливый извращенец! И тебе ещё повезло, что умрёшь от потери крови! Права эта несчастная дура, ты заслужил более страшной казни: от моих рук! И надо было ей сразу тебя в сердце бить, а не себя! Это ты во всём виноват!"
   Заставили действовать слова "умрёшь от потери крови". Умирать при такой банальной, бытовой ссоре ну совсем не хотелось. Но сложность была ещё и в том, что левой рукой спасать самого себя весьма трудно. Даже если и удастся выдернуть нож, то кровотечение сразу станет в пять раз сильнее и...
   Бросив взгляд на неудобно лежащую Елену, Обладатель материализовал возле себя Фрола с бинтами, промывочными средствами, кривой иглой с со вдетой нитью и йодом в руках:
   - Умеешь перевязывать раны?
   У того глаза округлились от увиденного, но действовал он как всегда великолепно и без раздумий. Подтолкнул вялого Ивана к столу, усадил на стул, прижал к столешнице руку и резко выдернул лезвие из плоти. Тут же залил страшную рану перекисью и сжал её края:
   - Держи левой рукой!
   Пытаясь собрать разбегающиеся глаза в кучу, Загралов кое-как сжал рану пальцами, одновременно шипя от пронзительной боли. Дезинфекция пошла. И тут же огромные, казалось бы гротескные пальцы Пасечника стали быстро зашивать порез. При этом он умудрялся и забытую где-то рядом Ольгу слушать, и отвечать ей и укорять раненого:
   - Да не кричи ты так! Я не глухой. Да спасу я его, спасу... Подумаешь, вслух... А ты, Ванюша, чего варежку раззявил? Не мог эту буйную просто за руку схватить? Или по запястью ударить? А теперь моли бога, чтобы твои нервы и сухожилия удалось срастить правильно... Неприятная рана..., может и навсегда ладонь усохнуть... Слушай, убери Ольгу? Она мне мешает...
   Словно на автопилоте, Иван выполнил просьбу, и присмотрелся к своим силам. Видимо обильное чревоугодничество помогло, Фрола в таком рабочем состоянии можно было поддерживать чуть ли не четверть часа.
   Но следовало быстро выяснить, что делать дальше:
   - Так мне срочно надо к хирургу?
   - Желательно... И рентген сделать... Оторвись оно всё в пропасть! Аккуратней держи! И не так сильно..., я говорю, слабей жми! А вот уже и артерии все передавил, кровь течь перестала... Или она у тебя вся кончилась? Малохольный ты наш... Когда тебя откормим уже до нормального состояния справного мужчины? М-да..., и в самом деле некогда... Да хватит прижимать!
   На его раздражение, Загралов тоже стал сердиться:
   - Да я уже и не держу совсем! Вот, смотри! - он демонстративно убрал пальцы левой руки в сторону, показывая, что края раны не расходятся и кровь не течёт. - Может и в самом деле вся вытекла...?
   - Ага! Размечтался! Просто рана свежая, края слиплись.... Ничего, сейчас мы вот тут..., ещё вот тут..., - наложив ещё несколько швов, он обрезал нитку и скомандовал: - Переворачивай руку!
   На рану с другой стороны они смотрели с недоумением оба. Порез там был, сантиметра два длиной, но как раз между пальцев, рядом с виднеющейся артерией, и уже почти не кровоточил.
   - Хм! Тут никак не зашью... Да дырка вроде как и сама уже зарастёт, если пальцами шевелить не будешь...
   - Как же я ими пошевелю, если у меня сухожилия перерезаны? - шептал раненый в шоке. Но бывалый Пасечник утешал:
   - А может ничего страшного. Смотри, какое лезвие узкое. Вдруг повезло и ничего важного не задето?
   - Тогда надо к целителю бежать? Или к физиологу? А лучше к обоим...
   Тут за их спинами раздался стон, и резко оглянувшись, мужчины увидали сидящую Елену, которая растирала себе виски и усиленно моргала веками, пытаясь вспомнить, что и как здесь произошло. Фрол тут же получил мысленную команду, в пять секунд промыл раны и всю руку дезинфицирующим раствором, промокнул тампоном и замотал ладонь, да и всю кисть по запястье бинтами. После чего молча, подхватив остатки врачебного инвентаря, прошёл в комнату родителей. Когда дверь за ним закрылась, очнувшаяся от обморока артистка тупо поинтересовалась:
   - Кто это был?.. - босоногий гигант в простой холщовой рубахе мог бы и мёртвую заинтриговать. Следовало срочно отвлечь внимание от фантома:
   - Сосед выручил, рану мне забинтовал.
   - Ох! У тебя же столько крови было?! - но видя, что Иван со стула не падает, перевела взгляд на своё окровавленное платье, и жалобно заныла: - Мамочки-и-и, что же я наделала-а-а-а...
   - Что, что! Чуть меня не убила! Хорошо, что вены не перерезала! - стал на неё покрикивать Загралов.
   - Платье-е-е...! - словно осознала, как бы она нелепо смотрелась мёртвая в окровавленном, некогда шикарном платье.
   - Плевать на платье! А вот убила бы меня, в тюрьму бы села! Оно тебе надо? И не думай, что тем, кто топится - всё равно. Вначале бы срок отмотала, а лет через десять только пошла бы топиться. Это же надо додуматься, нож с собой таскать?! Зачем он тебе? Ну! Отвечай, чего молчишь как рыба?
   Лена тяжело вздохнула и с покорностью стала отвечать:
   - После гибели Базальта, я всегда с ножом хожу... Не хочу умирать как овца, хоть кого-то прирежу...
   - Ага! Вот меня и решила первого на тот свет отправить? За что, спрашивается?
   - Ты плохой... Ты и меня и Ольгу обманываешь...
   - Едритун сто раз! - возмущался Иван. - Да ты меня сейчас обвинишь, что я это я сам себя порезал?!
   - Ну да..., косвенно...
   Пока велся этот диалог, Загралов прислушивался к руке и лихорадочно размышлял к кому бежать за помощью. В ладони постреливало болью, крутило и дергало, но в сумме ощущения оставались терпимыми. Даже не верилось, что ладонь пробита лезвием насквозь, да ещё и наискось, и в случае неудачного ранения навсегда останется недейственной.
   В какой-то момент приподнял руку к самому лицу, присмотрелся к посиневшим пальцам, и непроизвольно попытался ими пошевелить. Как ни странно, они шевельнулись вполне обычно. Правда, тут же захлестнула волна боли, но не столько острой, сколько тупой и тут же утихающей. То есть, если пальцами не шевелить, казалось вполне сносно и терпимо.
   "Делов-то! Могу и не шевелить..., пока не заживёт... Но к деду Игнату идти надо. Пусть глянет. Если скажет "К хирургу!", позову отца, и пусть везёт в городок. Ой, а что же с Еленой делать? - та так и сидела на полу, рассматривая пятна крови как на своём платье, так и на полу рядом с собой. - Да и с Ольгой бы не помешало парочкой словечек перекинуться..., мысленно!"
   Естественно, сотвори он свою супругу в физическом теле, то одна ножевая рана , а сравнении с возможным последующим Армагеддоном, покажется детской царапиной. Не говоря уже о том, что прибывшая гостья, увидев свою подругу могла бы провалиться в беспамятстве более длительное время, чем несколько минут.
   Создал где-то рядом. Попытался сразу предупредить:
   "У меня последние крохи сил. Но я бы хотел с тобой объясниться..."
   "Зачем ты её сюда пригласил?" - тут же последовал вопрос.
   "Она прибыла сама, по собственной инициативе. Я сам оказался настолько ошарашен, что не сообразил сразу тебя пригласить на прослушивание нашего разговора. Но ещё раз хочу настоять: моей вины нет. И я ей не давал малейшего повода для приезда сюда. Даже поражаюсь, как она отыскала это место и как сюда добралась..."
   "Повод? А что ты с ней кувыркался в кровати, это не повод? А что ты её ублажал и лелеял - не повод?! А что ты предавался с нею разврату - это пустяк?! Вот она к тебе и прилетела, как голубка к голубку!"
   "Милая, мне нечем крыть на твои обвинения, хотя ещё раз не поленюсь повторить: ты моя любимая и единственна. Но сейчас мне надо уходить, а я не знаю, что с Леной делать, оставлять её одну тоже не следует..."
   "Почему же? Дай ей нож и уходи себе преспокойно".
   Он замолк, но видимо его удивление подобным цинизмом прорвалось как-то к Ольге. Потому что она перешла совсем на иной тон, отметая показную кровожадность:
   "Ладно, ты ведь знаешь, что я не такая... И если бы я тебя не подогнала, она бы точно себя зарезала... Видел? Прямо в сердце себе метила. Кстати, как твоя рука?"
   "Да потому и надо уходить, что местному целителю следует на глаза показаться. Если важные сухожилия задеты, придётся к ближайшему хирургу мчаться..."
   "И что ты этому лекарю скажешь? Кто тебя ножом пытался пырнуть?"
   "Да неважно! Порезался, да и всё. А вот на кого это чудо скандальное оставить?.."
   "О! Ты её жалеешь? Тогда оставь меня, - деловито предложила супруга. - Уж мы с ней как-нибудь разберёмся... Ладно, сама понимаю, что нереально и не сдержусь. Да и мозгами она окончательно свихнётся только от одного моего вида..."
   "И сил у меня нет..." - успел вставить Иван.
   "Поэтому позови со двора любую иную женщину, а лучше - мужчину. Он за ней присмотрит, придержит..., - и опять сорвалась на яростные интонации: - ...А потом поимеет, как последнюю блудницу!.."
   Досадливо скривившись, Загралов сообщил: "Силы кончились!" и опять остался наедине с Еленой. Та кое-как встала на ноги, прошла, словно пьяная парочку метров и уселась на второй стул. Её остекленевший взгляд уставился на окровавленный нож, поэтому незадачливому мужчине пришлось прятать короткий стилет любовницы куда подальше. Вернувшись из кладовки, он хотел было уже выйти во внутренний двор, как открылась наружная дверь, и в дом вошли родители.
   С порога отец проговорил на выдохе:
   - Тучи собираются, первая гроза скоро грянет...! - да так и замер с приоткрытым ртом. Затем с минуту длилась немая сцена, пока её участниками велись наблюдения и придумывались должные слова. Не все пятна крови успели впитаться и потемнеть до неузнаваемости, да и забинтованная рука сразу вызвала нездоровый блеск в глазах пришедших садоводов.
   Поэтому Иван стал говорить сам и быстро, быстро:
   - Мама, папа, познакомьтесь - это Елена Дмитриевна Шулемина, ближайшая Ольгина и моя подруга, и суженая трагически погибшего Ильи Степановича. Я вам уже и писал об этом и рассказывал. Леночка приехала к нам в гости на несколько дней, давно мечтала побывать в тайге и заодно посмотреть, как живут такие вот маленькие общины сыромоноедов. Ну и пока мы тут с ней общались, я при показе фокуса немножко порезал руку. Мякоть зацепил, ничего страшного, но крови натекло порядочно. Вы пока тут посидите и пообщайтесь, а я сбегаю к деду Игнату, пусть ещё он на рану глянет. Всё, я побежал, не скучайте тут.
   И выскочив на двор, да облегчённо вздохнув, неспешно двинулся к цели. Встал по центру двора, засомневавшись: "Не зайти ли вначале к Михаилу Станиславовичу?" Глянул на пальцы правой руки, которую придерживал у груди левой, пошевелил ими, и удивлённо хмыкнул про себя: "Кажется, онемела. Фрол слишком туго затянул, потому что и боли почти не чувствуется... Или самому послабить повязку?"
   Но двинулся всё-таки в сторону крылечка, принадлежащего семейству Романовых. Рассуждая: коль не будет физиолога дома, тогда двинется дальше, к деду Игнату.
   Учёный оказался дома. Заметив гостя в окно, он даже вышел ему навстречу:
   - Ха! Никак шаман номер два ко мне пожаловал? И как тебе порошок с коряги пошёл? Уже тянет танцевать в центре стойбища?
   - Ага! - в тон ему отвечал Иван. - Только вот вся проблема в барабане. Надо ведь определённый, из человеческой кожи...
   - Да, да, да! И коже чтобы было не менее девяноста лет. Как же, как же! Знакомы мне ваши законы. Так ты ко мне вначале за ножом, а потом уже за кожей Игната? Или...?
   Он вопросительным взглядом указал на забинтованную руку. Но раненый лишь презрительно фыркнул, изображая незначительность травмы:
   - Ерунда! А вот что там с моим заказом?
   - Ха! У меня всё готово, заходи. И раз порошок из мухоморов у тебя память не отшиб, значит живучий, опробуем на тебе и моё средство.
   Михаил Станиславович провёл гостя в небольшую комнатку, служащую ему кабинетом, усадил к столу и выложил перед ним десяток пакетиков. После чего ещё и полстакана воды рядом водрузил и чайную ложечку.
   Дождался, пока Загралов рассмотрит в развёрнутом пакетике порошок и приступил к пафосным объяснениям:
   - Этому концентрату - цены нет. По большому счёту он может быть использован как космонавтами и подводниками, так и бойцами спецназа, для которых на боевом задании каждый грамм груза учитывается. Назвал я его просто, незатейливо, и название чисто рабочее: "Няма". Потом сообразим иное, более звучное имечко... Да ты пробуй, пробуй, а я говорить буду...
   - Все? - уточнил Иван, имея ввиду все десять пакетиков.
   - Очумел, что ли?! - даже испугался учёный. - Слишком огромная доза получится, можешь и загнуться. А вот один порошок "Нямы" - в самый раз. Ага, ага...! Размешай хорошенько..., и!.. Как на вкус?
   - Почему-то горчит..., - кривился пациент.
   - Так и надо. Мне такой же привкус показался. На себе вчера испытал. Веришь: до сих пор на еду не тянет. А я, скрывать не стану, любитель пожевать. Опять-таки, от таких концентратов, как бы меня ещё больше не разнесло.
   Далее он рассказал, как отлично себя чувствует со вчера, как бодр и как повысилась его работоспособность. Утверждал, что можно зараз и два пакетика употребить, если организм крепкий и предстоит чрезмерная физическая нагрузка. Три пакетика - максимум, при котором скорей всего начнутся осложнения или иные проблемы. Причём не обязательно с желудком. При большой дозе, концентратор, по расчётам ученого, мог ударить в первую очередь по нервной системе, вызывая неконтролируемую ярость, неадекватную оценку обстановки и переоценку собственных возможностей.
   То есть противопоказания были только при излишествах. Придерживаешься нормы - проблем нет. Что, конечно же, заказчика устраивало более чем. И естественно, прислушавшись к себе и не заметив никаких резких изменений, он поинтересовался:
   - А почему так мало? Разве больше нет?
   Нахмурившийся Романов немножко подумал, потом пожал плечами и пробормотал:
   - Ты уже взрослый, на дурака не выглядишь, а захочешь умереть, так легче себе вены перерезать..., - взгляд его упал на забинтованную руку, и он усмехнулся: - А?
   - Хм! Буду я ещё резать! - обиделся раненый. - У нас, шаманов, попроще: сразу топором по руке. Отсёк кисть, и на морозе ложишься, в тенёк...
   - М-да... Вот потому твои коллеги все и вымерли.... Ха-ха! Как мамонты. Но! - он прекратил смех и неопределённо покрутил у себя перед носом ладошкой. - Если всё-таки почувствуешь дискомфортное состояние, тошноту, сухость в горле или колики, сразу беги ко мне, поправим. Хотя я уверен, что ничего не случится, но мало ли что. И вот..., - он достал из ящика стола полиэтиленовый кулёк с ещё четырнадцатью пакетиками. - Это всё, больше нет. Ингредиенты тоже закончились...
   Гость намёк понял:
   - То есть надо покупать?
   - Если твои прежние обещания в силе?
   - Несомненно! Я за свои слова ручаюсь. Хотя и могут быть некоторые трудности... Что надо конкретно? - и тут же получил в руку два листа бумаги с длинными и подробными списками. - Вона сколько...! Ладно, друг уже в пути, если всё сложится, то завтра, послезавтра доставит.
   А Михаил Станиславович уже держал иные списки и улыбался заискивающе, словно упрашивал жену приготовить ему казанок пельменей:
   - Если бы ещё и это привезли, то я оплачу оба заказа из своего кармана и готов делать тебе концентрат "Няма" по первому требованию.
   Иван почитал непонятные ему названия, покривился, но даже спрашивать не стал, для чего это всё химику-микробиологу. Небось, для дела человек просит. Ну а там уже как получится: удастся всё это доставить вместе с фантомами - хорошо. Нет - тоже не смертельно. Вдруг вообще ничего образовать в экипировке из сложных, химических соединений не получится? Вдруг они столько силы из обладателя потянут, что сама идея на корню погибнет?
   Но пробовать надо, поэтому просто пообещал, что заказ через интернет сделает. А дальше уже всё будет от друга зависеть. Поблагодарил, спрятал списки в карман, и отправился на выход. Но уже на крыльце, прощаясь с Романовым, поинтересовался:
   - Тут ко мне знакомая приехала, к кому посоветуете её на постой определить? Если такое здесь уместно?
   - А-а! Видел я эту кралю, говорят, в кино снимается? - получив утвердительный кивок от гостя, учёный продолжил: - Да без проблем, любой такую красотку приютит. Но ведь у твоих родителей есть свободная комната. Вход прямо из второй спальни. Чего у себя не поселишь?
   Загралову стало стыдно признаваться, что он в комнате родителей так ещё ни разу и не удосужился побывать. Упущение. Опростоволосился. Но хорошо хоть причина имелась уважительная:
   - Так ведь моя жена жутко ревнивая, если узнает, что мы под одной крышей с подругой спим, такое мне устроит...
   - Вот теперь понятно, - хмыкнул Михаил Станиславович, и обвёл рукой по контуру зданий: - Хотя тут в любом случае над всеми домами общая крыша. Ха-ха! Но если надо, то и мы взять можем, комната есть, небольшая, но уютная. Сейчас только со своей мадам переговорю да и пошлю к вам.
   - Спасибо большое, выручили.
  
  

Глава четырнадцатая

ЦЕЛИТЕЛЬ

   До деда Игната в принципе идти-то было шагов двадцать. Но даже во время такого коротенького передвижения, Загралов ощутил в себе некоторые странности. Испугавшись, что это его начинает колотить после "Няма", он замер на месте и стал к себе и прислушиваться и присматриваться. Тошноты не было, желудок не пучило, а вот странная лёгкость явно появилась.
   Заглянул на озерцо, как оно ему в последнее время всё чаще казалось, силы. Показалось странным: вроде приток в озеро большой хлынул, а вот наполнения нет. Словно в песок Сахары вода просачивается, исчезает бесследно. Неужели концентратор калорий так отменно и быстро стал действовать? Верилось в это с трудом, но общая эйфория всё увеличивалась и увеличивалась.
   Задумавшись об этом, он уже стучался в дверь к целителю скорей по инерции, необдуманно. А когда тот показался на пороге, да спросив "С чем пожаловал?", протянул руку для рукопожатия И лишь в последний момент успел испуганно отдёрнуть свою забинтованную ладонь. Причём та от резкого рывка только чуточку заныла, а пальцы неожиданно легко сжались в кулак. Неплотно сжались, скорей наполовину, но сжались! И это насторожило ещё больше, чем появившаяся в теле эйфория:
   "Никак Романов какого-то возбудителя и обезболивающего в "Няму" намешал! Вот меня и плющит как наркомана!"
   Затем пришлось отвечать, на заданный повторно вопрос:
   - Ну как же, вы обещали мне некий концентратор калорий создать. Вот я и зашёл.
   Дед мотнул своими неестественными завитками волос и указал рукой на стол и лавки рядом с ним:
   - Тогда заходи, присаживайся, - а когда уселись оба, с некоторым придыханием и плохо скрываемым напряжением поинтересовался: - А как тебе ощущения, общее состояние после употребления Тава-Гры?
   - Да что сказать..., выспался хорошо. Сегодня с утра силы даже нашлись в саду с родителями поработать.
   - Мм? А сны? Сны какие-нибудь снились?
   - Ни одного за полторы суток, - честно ответил Загралов. И тут же попытался уточнить: - А что, должен был потеть от кошмаров?
   Дед Игнат разочаровано подвигал нижней челюстью, скривился и забарабанил пальцами по столу. Словно рухнули давно лелеемые им планы. Затем вздохнул и признался:
   - Знаю, что не потел, заходил к тебе три раза. Спал как младенец. Тебе будет смешно, но с кошмарами ты угадал. Тувинский шаман мне особо указывал: коль тело Тава-Гры даст человеку силу, то эта сила будет так будущего шамана первые три ночи обжимать, что тот будет криком страшным кричать от кошмаров. И его следует компрессами обкладывать холодными, да держать порой ремнями крепкими, дабы вреда себе не нанёс в падучей...
   И всё это было сказано целителем в печали и жутком расстройстве. И не верить ему смысла не было. Но раз сказанное правда, то какой же надо быть сволочью, чтобы не предупредить пациента заранее?! Каким же надо быть циником, чтобы промолчать о побочных эффектах, ради достижения положительного результата?!
   Задав себе эти два вопроса, Иван почувствовал в себе странную ярость. Злость, Даже бешенство. Ему захотелось дотянуться, до этого моложавого старца и так его приложить лбом о столешницу, чтобы у того долго "рога чесались". Еле себя сдерживая, он прошипел:
   - Так ты кошмары для меня заготовил? И ждал, что я в падучей буду биться? Ах ты урод старый! Колдунишка недоделанный! Да я тебя сейчас...!
   Целитель видимо ещё раньше увидел опасность, и настолько ею проникся, что резко отодвинулся на край лавки, вылупил глаза, побледнел и вдруг выдал их себя странный гудящий звук, причём очень напоминающий звуковой эффект в мистическом кино:
   - Бу-у-у-у-у-у...!
   Но вся агрессивность Ивана неожиданно исчезла, словно её и не бывало. Наоборот, напала смешливость:
   - Да ты дед не колдун? Никак бабай из детских сказок? Ха-ха!
   Тот в ответ чуть порозовел от натуги и выдал:
   - Г-г-г-г-а-а-а-а-а...! - после чего на гостя накатила волна такого раскаяния, стыда и стеснения, что ему и смеяться расхотелось, и вообще тут находиться.
   Но в то же время он понял отчётливо: "Старый хрыч свои колдовские штучки запускает! То веселит, а то стыдить пытается! Хочет меня ещё и виноватым выставить! Тоже мне, целитель-умелец! Ну я его сейчас и в самом деле с кулаком своим познакомлю! Гад он ползучий!"
   Злость и ярость резво прогнали стыд и вину, и с резким вздохом вырвались шипящие слова:
   - Ты что творишь, дедуля?!
   Кажется местный колдун теперь ещё больше струхнул, потому что побледнел опять, но ещё больше чем в первый раз. Но повторный звук увеселения у него получился на "отлично";
   - Бу-у-у-у-у-у...!
   И опять Ивана пробило на веселье:
   - Махтитун-дроботун! Дед Игнат, что за чудеса творишь? Или всегда так над одинокими гостями потешаешься? Ха-ха!
   Видимо повторно глушить Загралова волной раскаяния и стыда хозяин дома не решился. И в самом деле, пусть лучше веселится, чем пылает яростью. Вытер пот с лысой макушки, нервно сглотнул и пожаловался вслух:
   - Что-то ты, Ванюша, сегодня такой нервный? Прямо не узнать тебя... То еле дышишь и слова не скажешь, а то сердишься без причины, да готов на людей...
   - Кидаться? - перебил гость с язвительностью и без всякого уважения. - А как бы ты поступил, если тебя попотчуют ядом, а потом ждут повышенной потливости, кошмаров и падучей, да ещё и заявляют, что это здорово? Мол, так и надо! Всё под контролем! А?
   - Ну всё, всё. Признаю, что был неправ..., - дед Игнат так горестно вздохнул, словно прощался с жизнью, и только потом горестно пробормотал: - Знал бы ты, как хочется верить в чудо и как потом печально понимать, что чудес не бывает. Двадцать лет! Целых двадцать лет я искал человека, которые сможет учуять запах Тава-Гры. И не мог найти! Правда шаман утверждал, что искать бесполезно, дескать природа сама выведет на меня кандидата... И вот вроде как вывела..., а что толку? Никакого...
   Плечи его опустились, голова повисла, ещё чуток и зайдётся стоном-рыданием. И Ивану в самом деле стало жалко старика. Без всякого гипнотического "гаканья", на него навалилось чувство вины и раскаяния. В самом деле, не следовало так наезжать на престарелого человека. Трагедии не произошло, кошмары не снились, судороги не ломали... А что человек свой ориентир в жизни потерял, так это и в самом деле трагедия.
   Поступая по совести, следовало деда Игната хотя бы простить:
   - Ладно, я зла не держу..., - выдал гость, вздохнул, но тут же вспомнил о причинах своего прихода, и начал со второй, по изначальной важности: - Так что с концентратом калорий? Получилось что-нибудь?
   Целитель поднял голову, присмотрелся к посетителю и не удержался от сарказма:
   - А не боишься? Вдруг кошмары начнут сниться после моих средств? Или вспотеешь? Или ещё чего пострашней?
   - Не-а, не боюсь. Думаю, мы уже поняли друг друга: если что - лучше говорить сразу и заранее. Иначе..., я хоть худой да кашляю, но... Хе-хе! Могу и сорваться на грубости.
   Неожиданно дед Игнат оживился:
   - Заметил. И давно у тебя так? В драках частенько бывал?
   - Ну как сказать..., - врать не хотелось, лучше всегда говорить правду. И губы словно сами, непроизвольно от разума заговорили: - С кем не бывает... Не так давно с приятелем по скверу бегали, да от бандитов с битами отмахивались... Жаль, что на месте тот, тех тварей до смерти тогда не добили... Они оклемались, а потом моего друга..., ввосьмером напали... Гады!
   Хозяин дома помолчал, а потом так деликатно, неназойливо поинтересовался:
   - И где сейчас те восемь бандитов?
   Так и находясь мыслями в Москве, в той самой тяжкой године, Иван пробормотал:
   - Где, где..., в земле гниют. Одного сам Илья в драке убил, остальные чуть позже от рук мстителей дух испустили. Собакам - собачья смерть!
   И только потом осознал, насколько зловеще, злобно прозвучали его слова в этой деревянной избе, и попытался улыбкой сгладить впечатление:
   - Может, не будем о грустном?
   Целитель выглядел странно: словно одновременно был и напуган и разочарован. Но предложение принял охотно:
   - В самом деле, раз шаманом тебе стать не суждено, значит и не камлать тебе грустные песни..., - с этими словами он прошёл к старинному деревянному комоду в углу комнаты, и достал оттуда небольшую коробочку, сделанную из коры лиственницы. Возвращаясь с ней к столу, приговаривал: - Значит, живи добрый молодец да не тужи! Радуйся жизни - ни горестей, ни печали не зная, ни голода, ни бедствий не испытывая. Потому что видится мне, коль бедствия на тебя падут, всем остальным несладко придётся. Ой, не сладко!
   Опять уселся напротив, открыл коробку и придвинул вперёд, чтобы гость мог лучше рассмотреть её содержимое. Две горсти лесных орехов, ничем не отличающиеся от миллиардов им подобных, заставили Ивана недоумённо хмыкнуть:
   - Что в них особенного? Хоть название своё имеют?
   - Имеют: Яшисарри. Что в переводе с древнего славянского обозначает "приятные".
   - Хм! Странное название... Вроде иранское слово?
   - Почти. Но не забывай, что все арии вышли из славян, А точнее из Гиперборейского царства.
   - Приятные...? Эти Яшисарри проварены в сахаре?
   - А ведь почти угадал, - с улыбкой подивился старец. - И сахар в том сиропе был. Но главные составляющие сиропа - это те природные накопители, о которых до сих пор наука ничего толком не знает, а мы, люди, не умеем полноценно использовать. Я подобные секреты и составляющие собирал долго, почитай семьдесят лет, и сам поражаюсь, как мне порой везло, как мне судьба благоволила. Тот же шаман, что и Тава-Гры мне передал, сразу три огромных секрета мне раскрыл на то, как выбирать эти накопители. И ещё десяток просто ценнейших советов дал... Жаль будет, если люди не научатся этим всем пользоваться.
   Повисшую паузу, Загралов оборвал вопросом:
   - Жаль? Так почему не раздашь эти секреты, а то и готовые Яшисарри людям?
   - Есть несколько причин, и одна из них: рано! Я ещё сам всего не понял, да и средство не прошло должных испытаний на добровольцах. А те результаты, что я уже имею, слишком порой расходятся и противоречат друг другу. Так что сразу честно предупреждаю: желаемого тобой эффекта насыщения может и не быть. Данный концентратор никоим образом никому не вредит, простой организм его практически не воспринимает, не приспособлен. Для этого тело наше надо очистить до идеала, лет десять питаться только живыми продуктами и только потом у нас откроются те каналы, которые смогут перерабатывать природные накопители для нужд нашего организма.
   - Ну так тогда и мне ничего не поможет, - пожал гость плечами. - Уж я какую только гадость не ем, по понятиям сыромоноедов. Почему же всё-таки хочешь скормить мне эти орешки?
   - И тут, несколько причин. Первая: у тебя странный, если не сказать что дичайший метаболизм. Таких чрезмерных потреблений пищи, при такой худобе - мне в моей жизни не встречалось. Откуда знаю: запах мне в твоей спальне не понравился и мать вытащила из-под твоей кровати огромный пакет банок и упаковок... Медведь столько не сожрет!.. Второе: над тобой довлеет некая сила, которая сама тебя постоянно пытается лечить. Не знаю что это, так что лучше не спрашивай, я сам ничего понять не могу. Но чувствую, нечто тебя вытягивает, и как только ты чуть округлишься телом, твой ненасытный жор исчезнет. Следовательно, мой природный концентрат теоретически как-то поможет той силе, которая тобой опекается, ускорит процесс выздоровления, позволит быстрей накопить нужную энергию. Да уж..., верь мне..., - он чуть подумал и словно решился: - Редко кому рассказываю, но было в моей практике с десяток случаев, когда мои концентраторы вытянули людей с того света. Жаль, что случаев довольно мало, да и то в результаты никто не поверил. А ведь следует учитывать, что те мои пробы были ещё не на сегодняшнем уровне. Сейчас видимые тобой орешки - и в самом деле огромная сила... Опять-таки, по моим понятиям... И силы воздействия эти не поддадутся никакой измерительной современной аппаратуре.
   Иван решительно выдохнул:
   - Уговорили! Готов быть испытателем. Как употреблять?
   - Лучше всего не разжёвывая, сразу проглотить. Запивать не стоит.
   С некоторым сомнением, рассматривая довольно крупный орех, гость уточнил:
   - А если разжевать?
   - Эффект будет уменьшен впятеро. Мало того, маленькие кусочки сразу атакуют микрофлору желудка, не изменив её под себя. Могут появиться боли.
   - Эх! Ну, если так...!
   Яшисарри удалось проглотить на удивление легко, он словно сам скользнул в пищевод. Ну и сразу ощутить нечто, было бы крайне глупо, следовало либо уходить, либо решать второй вопрос. Но вначале поблагодарить и спросить о цене полученного природного концентрата.
   - Дел Игнат, как мне рассчитываться за орешки? Тем более с учётом, что может мне уже в ближайшие дни понадобится сотня таких Яшисарри. Так сказать про запас и для моих товарищей, которые страдают примерно той же самой болезнью, с нарушенным метаболизмом.
   Целитель покряхтел с некоторым недовольством, а потом признался:
   - Так и чувствовал, что тебе этого мало покажется! А ведь ты ещё сам не ощутил никакой пользы? Что ж сразу торговаться начинаешь?
   - По многим причинам. Самая банальная - не хочется выглядеть неблагодарным. А самая главная - вера в ваши умения целителя. Есть ещё и средняя причина: со средствами у меня вроде как проблем пока нет. Тесть мне открыл неограниченный кредит на любые покупки и благодаря его карточке могу оплачивать любые полезные для меня исследования и эксперименты.
   - М-да..., - согласно закивал головой старик. - Оплата в наше время - это чуть ли не главное, получается... И честно говоря, хорошая денежная помощь мне бы очень помогла. А в будущем и всему человечеству польза была бы...
   - Верю! Поэтому сразу переходим в делу: чего надо, сколько единиц, в каких коробкам и в какой валюте наличность?
   Игнат всё-таки сомневался:
   - Мне мало того, что денег очень много надо, так ещё и...
   - Конкретней! - подбодрил его Иван.
   И вскоре перед ним лежал список довольно редких природных элементов, экстрактов, наименований засушенных корней и растений. Напротив суммы в деньгах стояла цифра восемьдесят три тысячи рублей. Пошутив на тему, что истинный экспериментатор всегда округлять должен в сторону повышения, Загралов пообещал начать некие доставки уже завтра. В том числе и денег. Но судя по сдвинутым бровям целителя и по опущенным краешкам губ, он не слишком-то верил в такую сказочную щедрость, а скорей всего в расторопность московского гостя.
   Разубеждать его пока было нечем. Вот раненый и перешёл к последнему вопросу на сегодня, протягивая правую руку вперёд:
   - Дед Игнат, глянете ладонь? Повредил...
   Тот расслабленно выдохнул и ехидно усмехнулся:
   - Попробовать через бинты? Или может, я их лучше размотаю?
   - Да, да! Конечно!
   Глядя, как ловко пальцы старика стали разматывать бинты, никто бы не сказал, что этому человеку уже идёт девяносто второй год. Впечатлился и Загралов. Тут же у него в мозгу пронеслась цепочка ассоциативных восприятий и воспоминаний: Тава-Гры - двадцать (а может только десять?) порций принятых для испытаний - удивительная молодость и дивные кудри на голове с лысой макушкой. Значит - польза от коряги как бы есть? Так почему бы не воспользоваться?
   - Дед Игнат! - слова вылетали, словно из подсознания. - А подарок мне сделаешь?
   - Какой? - замер тот, словно его отключили от электропитания.
   - Кусочек коряги отрежешь? Или отломаешь?
   - Зачем тебе? - вроде как старик и дышать перестал.
   - Ну как зачем! Отличное снотворное, получается. У меня в последнее время столько неприятностей, ужас! Порой до утра заснуть не могу. А тут хряпнул рюмочку - и две ночи спишь как младенец. Лепота!
   Целитель посмотрел на гостя ещё какое-то время и шумно сделал первый вздох. Потом пошевелил губами и обижено проворчал:
   - Нашёл снотворное... Ты даже не представляешь, насколько это ценное вещество!
   - Подумаешь! Вот ты умрёшь, что с корягой сделают? Да просто выкинут или в печку сунут. Не правда ли? А так хоть я иногда высыпаться спокойно буду.
   Уже почти закончив снимать бинты, Игнат с грустью согласился:
   - А ведь ты прав... И в самом деле отпилю для тебя кусок... А лучше в завещании укажу передать тебе и то что останется.
   Иван уже и улыбнулся, готовый сказать: "Вот это правильно! Верно мыслите, товарищи!", но так и замер. Теперь уже и сам не дыша, а только нервно сглатывая.
   Раны на руке не было.
  
  

Глава пятнадцатая

ВМЕСТЕ

   Пока Ивана не было в доме, его родители попытались оказать всё своё радушное гостеприимство нежданной гостье. Хотя первым делом и старались выяснить, как случилось происшествие, и что за такие фокусы пытался сын устраивать. Но девушка на такие вопросы только мотала в непонимании головой:
   - Сама ничего понять не могу... Подкидывал ножик и ловил его, а потом раз..., и я в обморок от вида крови.
   С этим разобрались. Да и не были они уж настолько заполошными людьми, чтобы трястись над взрослым мужчиной, словно над дитём неразумным. Так что дальше начались хлопоты по стирке платья, и переодеванию Елены в нечто простенькое и домашнее. Попутно поинтересовались, причём прямо и откровенно:
   - А спать вам, где стелить? В комнате Ивана, или в дальней спаленке?
   Шулемина в душе очень хотела как-то насолить своему любовнику, отомстить за доведение её до такого ужасного нервного срыва. Уж она-то надеялась, что здесь, вдали от цивилизации Загралов не только её обнимет и утешит, радуясь приезду, но и приласкает, а то и сразу потащит в постель. А он вдруг решил разыгрывать из себя девственника. Вернее, верного и примерного семьянина.
   Так что по сути следовало с гордостью заявить: "А мы всегда спим вместе! И дальше будем спать, пока Ольгу не освободят!"
   Но чуток подумав, решила, что получится явный перебор по всем статьям. Так будет только хуже. Иван может настолько разозлиться, что вышвырнет её на улицу в любом виде. Эта его излишняя щепетильность требовала к себе самого пристального внимания, уважение и тщательного исследования. Так что главное сейчас, таки остаться с ним под одной крышей. А то ведь может и в другое место заставить переселиться.
   - Конечно в дальней спаленке, - огласила девушка, хотя тут же умудрилась добавить весьма прозрачное дополнение: - Он ведь теоретически женат, ему нельзя себя компрометировать.
   Старшие Заграловы на это между собой только понимающе переглянулись. После чего мать стала замачивать испачканное кровью платье в тазу, а Фёдор Павлович повёл гостью показывать комнатку.
   - Правда проход в неё через нашу спальню, - рассказывал он, проходя в дверь, - Но мы встаём и уходим рано, так что можете спать с утра сколько вам угодно.
   Елена шла за ним следом, несколько неуверенно. При этом ещё и глазами моргала в явном непонимании:
   - Вы меня с кем-то поселить хотите? Тут больше никто не живёт?
   - В смысле?
   - Ну..., сосед какой-нибудь? Вернее такой здоровенный босой мужик лет сорока?..
   - Не переживайте сударыня, тут никто не живет. - Он гостеприимно раскрыл следующую дверь. - Вот, располагайтесь!
   Комнатка и в самом деле казалась совершенно нежилой, простой, но уютной. С одинарной кроватью, и с минимумом мебели. Даже стул возле маленького столика всего один стоял.
   Елена осмотрелась, поставила сумку на стол, выглянула в предыдущую комнату, и несколько растеряно произнесла:
   - Но мне показалось, что тот мужчина, вошёл в вашу комнату.
   - Какой мужчина?
   - Ну тот, босой... Который помогал Ванюше рану перевязать...
   Фёдор Павлович деликатно так хмыкнул и пожал плечами:
   - Как видите, здесь нет никого. Да и дверей у нас много, вы могли ошибиться.
   - Да, да..., конечно могла...
   - Чувствуйте себя как дома, а мы пока что-нибудь на обед сообразим для вас и для Ивана.
   Хозяин дома вернулся на кухню, и сразу шёпотом стал делиться с супругой своими размышлениями:
   - Странная она какая-то. Напуганная, нервная... Мужика какого-то босого и здоровенного видела, который, дескать, рану помогал перевязывать. Надо будет у сына поинтересоваться, может и в самом деле кто из соседей заглянул...
   - Так у нас босой только дед Игнат ходит, - резонно припомнила Татьяна Яковлевна. - Да и то лишь летом. И уж никакой он не здоровенный.
   - Вот и я говорю: странная она. Скорей всего ещё от обморока не отошла, мерещится всякое... Так, а что же им такого приготовить на горячее? - задумался он, припомнив о пропущенном обеде. - Поставлю ка я в духовку картошечку запекаться.
  
   Ивана не было слишком долго. Уже картошка спеклась, и стол накрыли, уже и с гостьей о последних московских новостях и сплетнях наговорились, когда мать увидела сына через окно:
   - Идёт! И рука уже не забинтована.
   - Ну да, - хмыкнул на это весьма саркастически отец. - Небось царапинка, ничего не стоящая, а паники развели - словно руку отрезали.
   Елена от воспоминаний о "царапине" непроизвольно содрогнулась и побледнела. А вот мать припомнила:
   - Откуда же столько кровищи?
   Сын вошёл в дом, прямо на ходу заматывая руку куском бинта. Причём на боку у него висела полотняная сумка на широкой шлейке. На три вопросительных взгляда, он лишь небрежно отмахнулся:
   - Мелочь! Можно ранку и открытой держать, но лучше перебинтовать, чтобы пыль да грязь не попадала! - иначе бы он и в самом деле не знал бы как толково объяснить своё дивное исцеление. - А вы тут что?
   - Да вот, обедать тебя заждались, - констатировал очевидное Фёдор Павлович.
   - Можете начинать банкет! - бодро разрешил раненый, мотнувшись в свою комнату, оставив там сумку и тоже присаживаясь за стол.
   Но не успели взяться за вилки, как в дверь, выходящую во двор кто-то постучался. Хозяин довольно громко рыкнул "Входите!", и на пороге объявилась худенькая, пожилая женщина лет пятидесяти шести, пятидесяти восьми:
   - Приятного аппетита! Извините, что помешала, но мой Михаил послал забрать у вас постоялицу к нам на поселение. Комнатка у нас хорошая, просторная...
   - Как же так? - перебила соседку Татьяна Яковлевна. - Мы уже Леночку у нас поселили. Сын сказал, что она к нам приехала. Ну, чего молчишь?
   Теперь уже четыре человека озадачено уставились на Ивана. Тому ничего не оставалось, как выкручиваться в оправданиях и выискивать достойные причины:
   - Так ведь я переживал, что моя супруга вдруг приедет... И товарищ к завтрашнему дню обещался... Вот и поспрашивал у Михаила Станиславовича...
   - Вот товарища к Романовым и поселим, - решила мать, переводя взгляд на супругу учёного. - Возьмёте к себе?
   - Несомненно! - хитро заулыбалась та. - С мужчины в доме проку больше, а с красавицами одни хлопоты. Как приедет, так сразу пусть к нам и поселяется.
   Когда она ушла, хозяйка дома пояснила подобное отношение к половым различиям постояльцев:
   - Зять у неё смазливый да глазастый. Так что она вместе с дочерью за ним строгий надзор ведёт. - Она стала нарезать столовым ножом яблоко для себя, как вдруг припомнила россказни о таинственном мужике: - А кто это тебе помог перевязку делать? Леночка какого-то мужика громадного видела.
   - Да? А тебе не померещилось? - после этого вопроса, пользуясь тем, что родители смотрели на девушку, он умудрился ей заговорщески подмигнуть и приставленным пальцем к губам показать, что следует помалкивать на данную тему.
   Гостья немного покривилась с задумчивым видом, но согласилась подыграть:
   - Может быть... Мне ведь и в самом деле так поплохело...
   На некоторое время за столом воцарилось молчание. Сыромоноеды хрустели яблоками. Девушка вполне интенсивно, как для недавно потерявшей сознание особы, поглощала деликатесы с горячей картошкой. Ну а Иван, забывшись за интенсивными размышлениями, тоже поддался напавшему на него аппетиту. Когда он садился за стол, то у него имелась твёрдая уверенность: ни кусочка не съест. Настолько насыщенным казался желудок, и настолько приятной бодростью казалось наполненным всё тело.
   Концентрат Романова с детским названием "Няма" стал действовать чуть ли не сразу. Скорей всего именно он и дал нужные силы для чудесного исцеления. Мало того, пока дед Игнат отпиливал кусок Тава-Гры, да потом отвечал на вопросы о здешней ведьме Елене, начал действовать и его природный концентратор, сконцентрированный в лесном орешке. Причём он начал действовать более чем странно и загадочно: вначале со стороны желудка разлилась первая волна успокаивающего благоденствия. Словно сигнал или аванс начинающегося воздействия. Потом вторая волна, более резкая, на грани боли и восторга. Затем волны пошли равномерными, бархатными толчками и продолжались до сих пор. Так что вполне понятны были опасения, что кушать не захочется.
   Оказалось, что и от иной пищи тело не отказывается и воспринимает её вполне адекватно и привычно:
   "Мне ничего больше не остаётся, как радоваться таким фактам. Если ещё оба концентратора помогут Ольге и Фролу - чуть ли не все наши проблемы окажутся решены. Неужели мне так повезло? - Иван на короткое время прикрыл глаза и замер, присматриваясь к тому средоточию силы, которое составляло основу его естества как обладателя. И новая волна радостного восторга окатила сознание: небольшое озерцо, а правильнее сказать лужица в виде родника, теперь смотрелось словно приличный бассейн с кипящей водой и бурлящими в ней гейзерами. - Мать честная! Да что же это?! Никак дедушка Игнат и в самом деле великий колдун? Или великий учёный? Такие природные концентраторы создать - не каждому громадному институту под силу..."
   В реальный мир его вернуло прикосновение матери к руке:
   - Сынок, ты о чём это так задумался? Сидишь со стеклянными глазами и улыбаешься, словно счастье неземное узрел.
   - Ну да, - признался он в ответ. - Земное - неземное, а что-то в этом роде...
   Отец тоже на него смотрел несколько настороженно:
   - И ешь ты уже как-то..., вполне умеренно, что ли...
   - Ну так и Михаил Станиславович меня всякими витаминами подкормил, и дед Игнат настойками из травок подпоил, - раскрыл некоторые секреты, Загралов младший. - Так что я теперь снова на человека становлюсь похож... Ага! Только я совсем забыл! Мне ведь рекомендовалось часика на два, а лучше на три прилечь и по возможности вздремнуть. Так сказать для упорядочения внутренних форм.
   Елена на это не удержалась от ехидства:
   - А чем же ты ночью заниматься будешь, коль днём выспишься? Да и со мной бы мог вначале пообщаться, околицы показать.
   - Леночка, честное слово, часа через три обязательно прогуляемся по округе. Я тебе и сад покажу и огороды. Ну и посплетничаем, заодно. А ты пока тоже приляг с дороги, да с переживаний. Добро? Тогда я вас покидаю, спасибо за вкуснейший обед!
   И он убрался в свою комнату, слыша в спину ворчание отца:
   - Да всегда, пожалуйста! Картошки испечь мне интеллекта хватит... Занятой, ты наш!..
   Оказавшись сам, он немного подумал, а потом сноровисто и привычно подпёр дверь изнутри стулом. Естественно, если с разгона, да мощным плечом пытаться открыть преграду, то она поддастся. Но в данном случае следовало хотя бы так обезопаситься от внезапного вторжения. Хотелось не просто сотворить физически оба фантома и накормить их новинками от учёного и колдуна, но и сделать так, чтобы Пасечник постарался сдержать, образумить разгневанную, взбешенную ревностью Ольгу.
   Так что уселся на кровать, и материализовал Фрола, сидящего на стуле:
   - Привет! Давно не виделись, как по мне, - сразу начал он вводить своего наилучшего защитника в курс дела. - Тут у меня масса приятных новостей и событий. Вначале выпей этот порошок. Называется "Няма". Вот, стакан и графин сзади.... Отлично! Теперь глотай этот орешек! Название самое ласковое: Яшисарри. Что обозначает: "приятный". Не бойся, не бойся! Во мне тоже такой, силой распирает... вот, молодец! А теперь смотри! - и он сунул под нос фантома правую руку. - А ведь только чуть более полутора часов прошло. Как тебе?
   Фрол внимательно присмотрелся к руке, и восхищённо хмыкнул:
   - Однако! Только шрам остался после наложенных мною швов! Невероятно...! А как пальцы слушаются? - понаблюдав за более чем справными движениями, поинтересовался: - О чём-то подобном в расшифрованном тексте есть?
   - Да так, в общих чертах и лишь намёки на определённое могущество. Но всё это переносно... Я вот подумал: может меня та пыльца Тава-Гры и в самом деле в шамана превратила? Только не в полноценного, а ущербного? С духами предков общаться не могу, а вот самоисцеление - раз плюнуть. А?
   Гигант пожал своими плечищами:
   - Понятия не имею. Шаманом никогда не работал, опыта нет..., - после чего наложил свои ладони себе на живот и озадаченно прислушался: - А больно не будет, как при переедании? И когда твои "Нямы" с Яшисарри начнут действовать?
   - Да вроде как скоро... И не больно это..., - Иван присматривался в своему собственному резерву и теперь ему явно удалось рассмотреть поток, этакий ручей, который тянулся в сторону фантома: - Вон оно как! Да на тебя порядочно силы уходит! Теперь мне понятно, почему я в обмороки падал при твоих активных действиях...
   - Кстати, о действиях, - вернулся к актуальным темам Фрол. - Кушать буду или сразу меня отправишь на разведку? Надо вокруг губернатора и его клики до конца все махинации раскрыть срочно, потом информацию нужную для полковника Клеща подбросить. Пусть он и того Бугу с его приспешниками арестовывает, и всю остальную мразь из руководства губернией помещает на цугундер. Мне кажется, эти лидеры ФСБ справятся и доверять им можно.
   - Хорошо, сейчас отправлю. А поесть - возможности нет, не догадался сюда поднос занести. В кухне родители и Елена, и она, кстати, не может понять, кто ты такой и куда делся. Но вопрос тут иной, весьма деликатный назрел. Ты ведь знаешь, как Ольга к своей подруге относится. И за что... Так что соприсутствуй, пожалуйста, как нейтральное лицо или как примиряющий судья. Хорошо?
   Внушительный по габаритам Пасечник как-то сразу сник, и голос стал какой-то неуверенный. Хотя явное ёрничество в его словах слышалось:
   - Начальник, может, без меня справишься? Мне легче в сечу лютую броситься, чем при семейных разборках разделительным столбом участвовать. Сжалься, благодетель!.. Тьфу ты, хотел сказать обладатель!
   Тем самым он как бы в шутку напоминал, что и по дружбе поможет, но и по сути никогда отказать не сможет. Ведь его существование, как и свобода действия находиться только в воле обладателя. Иван на подобные оговорки не обратил внимания, напирая всё-таки на дружбу и полную, в существующих реалиях, свободу действий самого Фрола;
   - Я бы рад тебя не вмешивать. Но если не ты, то кто? В данный момент ты не только мой защитник, но и как отец, как старший брат и как единственный друг и советник в одном лице. Так что проникнись ответственностью и наберись терпения.
   - Ладно, готов, - смирился Пасечник. - Только давай проворачивать ваше примирение быстро и слаженно. Некогда мне засиживаться с вами, там бандиты на свободе гуляют и зло творят.
   - Постараемся, - с тяжёлыми предчувствиями выдохнул Загралов и вначале создал любимую где-то рядом. Причём сделал общение возможным сразу не только с собой, но и с фантомом "номер первый": "Милая, привет! Мы тут уже обсуждаем, как бы лучше..." - но его не дослушали:
   "Почему без меня?" - строго поинтересовалась сердитая Фаншель.
   "Да хотел Фрола отправить сразу на разведку, но он очень хочет с тобой увидеться. Только сразу хочу напомнить: Елена с родителями на кухне, так что не стоит громко здесь разговаривать. Хорошо, моя сладенькая?"
   "Хорошо, хорошо, мой дорогой! Не надо меня позорить подобными предупреждениями! Я женщина рассудительная и умная. Умею сдержаться. Так что давай..., не тяни..."
   В следующий момент она материализовалась прямо на коленях у своего супруга, который её обнимал и придерживал и сразу постарался поцеловать в губки. Удалось только в щёчку, после чего Ольга соскочила с колен и быстро осмотрелась. Присутствие ещё одного мужчины в комнате всё-таки сказалось и помогло ей сдержаться от явно намеченной ссоры:
   - Хорошо. Я веду себя тихо и примерно, - поджав обиженно губы, она уселась на второй стул, закинув одну роскошную ножку на вторую. - Какими заданиями нас сегодня облагоденствует наш обладатель?
   Грустно выдохнул, Загралов положил на стол пакетик и орешек. После чего стал объяснять, что к чему и как надо это употреблять. Изначально в ответ раздалось нежелание и протест. Красавица нагло заявила, что опасается специального отравления, дабы от неё избавиться. Никакие увещевания со стороны обиженного мужа и попытки пристыдить не помогли. Зато пригодился "номер первый". Он вполне логично напомнил, что фантомы бессмертны, яды им не страшны, и травить влюблённому мужчине свою ненаглядную - не комильфо. Напоследок он сам проглотил уже повторную для себя порцию концентраторов, демонстрируя необоснованность подозрений в попытках отравления. Пришлось обладателю доставать ещё одну дозу.
   Когда его жена, с явными сомнениями и увещеваниями всё-таки съела предложенные концентраторы, супруг показал ей зажившую руку и устроил небольшие дебаты на тему: "Как это могло случиться?" Тут уже Ольга ожила окончательно, перестала дуться и довольно активно поучаствовала в беседе. Обрадованный этим Фрол, решил сразу же воспользоваться:
   - Ну ладно, вы ещё пока тут пошушукайтесь, а мне пора. Олечка, как только сможешь, помоги мне обязательно, сам зашиваюсь. Договорились? - дождавшись вежливого согласия, потребовал от Ивана: - Отправляй!
   - Сейчас, сейчас..., - тот решил проверить, как там с его резервуаром силы и был сильно поражён увиденным. - Надо же! Да к тебе, Фрол, вообще тонюсенька ниточка силы утекает! И к Ольге, ручей прямо на глазах всё меньше и меньше становится, словно усыхает! Вы волны благости у себя из желудка чувствуете?
   Вначале признался Пасечник:
   - Да не волны у меня, а какая-то приятная вибрация...
   - А у меня вроде лёгкой щекотки, - добавила красавица.
   - Вот это да! Действует! - восторгался Загралов, - Ещё как действует! Да мы теперь можем и некоторые проекты опробовать. Хотя бы с доставкой заказанного Романовым длиннющего списка ингредиентов и некоторой лабораторной посуды. Да и другие вещи! Ха-ха!
   Взгляды фантомов разнились: смиренный, стоический у Фрола и пронзительно-подозрительный у Ольги. "Номер первый" опять поторопил:
   - Ну, так я пойду?
   - Да-да, отправлю...
   - Ведите тут себя хорошо!.. - успели раздаться в комнате слова исчезнувшего Пасечника, а губки Ольги Карловны Фаншель уже открывались в строгом вопросе:
   - Ну и как ты будешь оправдываться?
   - Как всегда милая: своей жаркой любовью и ублажением твоего очаровательного тела! - он встал возле неё на колени и обнял за ноги и талию. - Теперь ты сможешь возле меня быть чуть ли не постоянно...
   - "Чуть ли!" - меня не устраивает. Тебя и на минуту оставлять нельзя! - продолжала дуть губки бантиком супруга. - То к нему какая-то малолетка пристаёт прямо в саду, то эта коза из Москвы как снег на голову свалилась! А ведь я ещё про остальных девиц, которые тут в посёлке живут, ничего не знаю. Кстати, надеюсь ты не оставил развратную предательницу в этом доме на постоянное проживание?
   Иван постарался смотреть в глаза любимой самым честным и откровенным взглядом:
   - Милая, прежде чем пойти к деду Игнату, сразу же спросил у Михаила Станиславовича про свободную комнату. А вскоре и жена его пришла забирать нежданную гостью к ним на постой. Но тут вмешались мои родители, уже разместившие Елену в дальней комнате, проход в которую только через их спальню. И все мои попытки, а также отговорки о скором приезде жены и друга - были проигнорированы. Так что ничего такого не думай. В том, что случилось, моей вины нет.
   Любимая некоторое время смотрела словно сквозь стену, интенсивно размышляя о чём-то своём, потаённом и мстительном. А потом перешла на совершенно нейтральный тон, вначале:
   - Да мне в принципе всё равно. Только вот имею одну просьбу. Не пора ли нам форсировать события? Только не смотри на меня так, словно ничего не понимаешь! - и дальше стала излагать быстро и требовательно: - Я имею ввиду, что пора уже меня как бы выпускать из рук похитителей. А ещё лучше я сделаю вид, что сбежала от них, и это было совсем где-то рядышком, а потом ты меня подобрал и привёз сюда...
   - Да ты что?! - не стал он дальше слушать. - Полный бред! "Спалимся" сразу же! Ты себе только представь, что случится: сюда не только твои родители устремятся, но и пол Москвы следом! И потом что за нонсенс: похитители тебя вывезли к Байкалу, а потом выпустили из-под опеки? Никто не поверит! Да и мы уже не раз обсуждали наилучший вариант: ты должна появиться несколько раз коротко в Москве, а потом спрятаться якобы в своей квартире не желая ни с кем кроме меня общаться...
   - Так только хуже: мама будет торчать возле меня постоянно. А так получается что я вдали от неё и за твоей спиной...
   - Тоже не факт! Твой папа может окружить нас таким постоянным и плотным слежением, что мне придётся держать тебя в реале чуть ли не круглосуточно. А сил для такого подвига у меня пока нет.
   - Тогда не создавай Фрола. Он в любом случае пока не нужен!
   - Даже в таком случае твоё официальное появление на свободе более чем преждевременно.
   - У-у ты какой! Хитренький! - сжала Ольга в бессилии кулачки и непроизвольно повышая голос. - Всё что я не предлагаю, на всё ты находишь отговорки! Лишь бы меня держать сутками от себя вдалеке. А сам тем временем будешь тайком встречаться с Ленкой и ублажать эту развратную сучку!
   - Тише, милая, тише! - зашипел он на неё. - Мы ведь не одни в доме. И эти двери - не толстая стена, ограждающая нас от тайги или двора.
   Предупреждение подействовало, но не окончательно. Супруга так и продолжала шипеть, брыкаться и царапать его ноготками даже после того, как он обнял её и завалил на кровать. Но настойчивый мужской шёпот не смолкал ни на мгновение:
   - Умоляю, не думай о плохом и ни в чём не сомневайся. Я теперь постараюсь тебя поддерживать в режиме бестелесного фантома чуть ли не постоянно, особенно когда с кем-то общаюсь. Будешь сама всё прекрасно видеть, контролировать и подсказывать мне, как вежливо и деликатно выходить из фривольных ситуаций. Я с себя вины за случившуюся с вдовой Базальта близость не снимаю, но и ты понимаешь, что с моей неопытностью и наивностью могу опять легко попасть впросак. Ляпну что-то не так, а потом окажусь в щекотливой ситуации. А ведь на самом деле только и хочется порой, что оказать обычное для людей, дружеское участие.
   - Ага! Как вспомню как долго и часто ты "дружески учащал" эту голодную нимфетку, так мне и хочется вас обоих придушить! Жаль, что у меня сил Фрола нет... Эй!.. Ты что делаешь? Мне уже пора лететь на помощь к Пасечнику...! Прекращай, я тебе говорю!.. Всё равно я тебя ещё не простила...
   - Вот потому и продолжаю вымаливать прощение..., - Иван вначале возложил Ольгу на себя, а потом на краткий момент растворил её в пространстве и вновь материализовал обратно уже совершенно голой. После этого его пальцы ускорили нежные ласки бархатного тела: - Я ведь знаю, что ты не злая и тоже меня любишь...
   - Так нечестно! - вяло сопротивлялась красавица. - Ты меня насилуешь...
   - Ну должен же я хоть в чём-то иметь перед тобой преимущество!
   - Я сейчас буду кричать..., - но при этом уже отвечала на ласки.
   - Что? Вот так сразу? Так быстро?
   - Ну да... Буду звать на помощь...
   - Зачем? Я и сам с тобой справлюсь.
   Наконец-то и уста у них слились в поцелуе. А дальше уже процесс семейного замирения пошёл по нарастающей. Тем более что Иван по большому счёту нисколечко не был виноват в неожиданном приезде Елены. Это скорей всего была спонтанная инициатива с её стороны и фантом под номером "вторая" - это прекрасно понимала. Ну и главное, что она уже вроде как не сомневалась в его обещаниях поддерживать её возле себя чуть ли не постоянно. И явно успокоилась со своей идеей выйти оттуда немедленно и официально. Скорей всего и сама понимала, что ещё слишком рано показывать свою физическую сущность всему миру. К этому следовало тщательно приготовиться, всё продумать и самому обладателю поднакопить силёнок.
   Нынешнее приобретение Загралова в виде "Няма" и орешков Яшисарри, с концентрированными в них природными накопителями - открывало огромный оперативный простор для деятельности создаваемых в реале физических тел. Но и предвидимых сложностей оставалось огромное количество. Это если не вспоминать о непредвиденных рытвинах и колдобинах.
   Да с теми же концентраторами ещё следовало экспериментировать не одну неделю. А потом ещё и иных накопить, да как-то замаскировать, чтобы всегда их иметь под рукой в любом количестве, в любом месте и в любое время. А как это сделать? Учёный Романов не всегда окажется рядом, а иным специалистам открывать данный секрет "Няма" скорей всего не стоит. Ещё сложней с дедом Игнатом. Его в Москву тем более не затянешь, да и сотворить в мегаполисе чудо вроде Яшисарри у него никак не получится.
   На примирение, а точнее говоря сильно приглушенный секс, ушло около часа. После чего Ольга не сдержала недовольных высказываний:
   - Я так не могу, когда в доме ещё кто-то кроме нас. Половины удовольствия лишаюсь...
   - Сама знаешь, у меня - то же самое, - поддакнул он, - А что делать?
   - Как можно быстрей уговорить колдуна на создание кучи его чудодейственных орешков. А! Кстати, ты мне так и не рассказал подробно, что дед Игнат поведал об этой ведьме? Хм! Тоже Ленкой зовут! Какое странное совпадение в именах...
   - Да много не рассказывал, - пустился Иван в рассуждения, проигнорировав последние слова супруги. - Знаком с ней Игнат лет десять, очень расстроился, когда она не уловила запах Тава-Гры, потому что сразу приметил её умения "не от мира сего". Но пить пыльцу ей давал, уж очень в ней сил мистических много. Сродни великого шамана, может девка стать к старости. В данный момент, все растения и рассады, которые она высаживает лично, приживаются и дают гораздо лучший урожай, чем все остальные. Поэтому она при посадке самый востребованный помощник в Аргуннах и благодетель. Два раза дед Игнат её поил пыльцой Тава-Гры, с её согласия и всё ей рассказав. Но ничего не помогло, а в третий раз девица сама отказалась, заявив, что волшебная коряга совсем не может воздействовать на её личную вселенную. Мол, точек влияния и соприкосновения нет. Что ещё... Эта Елена с удивительной, редкой фамилией Сестри, и в остальном личность довольно уникальная. Заочно, а фактически с помощью интернета оканчивает медицинский институт по профессии психолог. Живёт в восьмидесяти километрах отсюда, здесь её родственники по материнской линии, семейство Лазаревых. Глава семейства, тот самый дядька, которого злые псы покусали. Ну..., вот вроде и всё...
   Ольга удивлялась как ребёнок:
   - Чудеса настоящие. А вдруг она и в самом деле с древними ведами общается? А то и сама либо друид, либо эльфа какая-либо... Неужели ведьмы и в самом деле бывают?
   Загралов заглянул в её круглые глаза, и в приливе нежности чмокнул в носик:
   - А ты сама разве не чудо? Причём не только в данную секунду, а вообще? Ещё какое чудо!
   - Ладно, не подлизывайся... А что сейчас делать будешь?
   - Да хочу хоть час на расшифровку текста потратить, а потом надо будет Елену по округе выгулять. Конечно, только с тобой и под твоим контролем. Обещал ей сад показать и огород.
   - Ну.... Если под моим контролем..., то я тогда хоть до нашей прогулки Фролу помогу. Отправляй меня туда, пока я опять не пожелала твоих извинений. Только не забудь одеть во что-то приличное. А лучше всего костюм спецназовца.
   - Но ты ведь не всем телом проявишься...?
   - А вдруг? Так что заранее мне форму подбери..., и пистолетов пару...
   - Милая! Там же не кино, - попытался он её образумить
   - Знаю..., - она печально вздохнула. - Отправляй!
   Сказано - сделано. Присмотревшись к своему уже перестающему кипеть бассейну силы, чтобы знать, как и что там расходуется, удовлетворённый Загралов отправил супругу к Фролу, который где-то там решал вопросы торжества справедливости. А сам уселся к ноутбуку.
   Сразу работа пошла в хорошем темпе. Да и навыки уже появились настолько отработанные при работе с буковками, что частично удавалось разобрать расшифровку сходу. Но всё-таки без программ коррекции и анализа пришлось бы возиться непростительно долго и тяжко.
   Нельзя сказать, чтобы на это раз попались особо важные, основополагающие инструкции обладателю, но вот один аспект показался очень и очень интересным. Что-то в тех нескольких абзацах было запутанное, затуманенное косноязычием и сложными, подменёнными понятиями, но в конце концов удалось добиться ясности и понять саму суть.
   Вкратце она воспринималась вот так: "Можно менять матрицу естества на иную родственную, но только один раз и только после сознательного добровольного разрешения самого фантома. Иначе говоря, можно довольно сильно изменить внешность созданного фантома. То есть он получает иное родительское сходство, возможное по генам изначально. И называется это сходство тремя словами: "полярное - отец-мать", и довольно сильно отличается от оригинала. Порой так отличаются два брата от одних и тех же родителей. Только один похож на маму, второй на папу. В том числе и ростом, фигурой, а то и отличительными жестами, движениями, сноровкой, голосом, интонацией.
   Десяток раз вчитавшись в полученные строки, Иван задумался над их значением:
   "Что это может нам дать? Именно нам, всем троим? По сути появление Фрола в его исконном виде, может привести к встрече с людьми его хорошо знающими и отлично помнящими. В итоге - получится нежелательный ажиотаж, лишние расследования и ненужное чрезмерное внимание к моей же персоне. Есть два выхода: всегда создавать физическое тело Фрола в маскировочной шапочке или таки изменить внешность. Но тут уже будет решать только он сам. Недаром делается ударение на добровольном согласии фантома. Понятно что, разумного... А вот что на эту тему скажет Ольга? Как по мне, то лучше бы было ей легализоваться уже в ином обличье и преспокойно жить со мной, пока..., хм..., стоит ли загадывать так далеко? И всё-таки: как она к этому отнесётся?.."
   Размышления были прерваны настойчивым стуком в дверь, и еле слышимым голосом Елены, который она направляла в щель возле рамы:
   - Эй! Сколько можно спать! Ты обещал устроить экскурсию по окрестностям!
   Пришлось сворачивать работу и прекращать думы о будущем. На пороге ждало настоящее.
  

Глава шестнадцатая

ВЕДЬМА

   После услышанного напоминания сквозь дверь, пришлось вызывать Ольгу:
   "Милая, ты мне тут нужна. Можешь оторваться?" - в ответ донеслось:
   "Три секунды! Сбрасываю информацию Фролу... Готова! - правда она удивилась, когда поняла, что не окажется рядом с супругом физически: - В чём дело?"
   "Да тут гостья стучится, требует променада, - оповестил с досадой Загралов. - Так что слушай всё, и будь готова мне подсказать: что говорить, и что делать..." - пока он открывал дверь, услышал полный ехидства совет:
   "Тогда сразу, со старта, надавай пощёчин и скажи, что это ей от меня!"
   "Ты желаешь новой истерики? - поинтересовался он, уже открыв дверь и нацепив на лицо вымученную улыбку. - Если я сделаю нечто подобное, Елена сразу побежит топиться. Оно нам надо?"
   " Ладно, я сама это сделаю... Потом..."
   - И чем ты тут занимался? - гостья во все глаза рассматривала комнату, пытаясь чуть ли не под кровать заглянуть. Мы слышали голоса... Родители сказали, что ты так любишь спать под включенный на экран ноута кинофильм. Странно, таких привычек раньше за тобой не было...
   Она всё ближе подходила к письменному столу, жадно вглядываясь в непонятные ей таблицы, графики и разрисованные листочки. Вроде ничего страшного, там и специалист ничего не поймёт, но Иван решил быть со своей временной любовницей построже и стал подталкивать её к выходу со словами:
   - Гулять, так гулять! У меня на вечер ещё масса работы.
   - Ты обещал мне полную экскурсию! - закапризничала девушка.
   - Так поспешим! - и крикнул в сторону кухни, услышав, что родители там: - Отец, ты с нами? Или может мама?
   - Ха! Мы в этом саду каждую веточку знаем, и каждый день любуемся, - отозвалась мать. - Идите сами!
   Кажется, Елена уже и не рада была, что задержалась с расспросами, так что накинув шубку поспешила из дому за Иваном. А тот сразу попытался взять хороший темп движения, направляясь к знакомой тропе.
   - Не спеши так, я задыхаюсь! - взмолилась сзади Елена. Как только он приостановился, она его догнала и вцепилась мёртвой хваткой в локоть. - А я так слаба ещё после обморока...
   "Притворщица! - кипятилась Ольга, - Подлая лгунья! Она ведь притворно дышит, словно паровоз!"
   "Ну да, ей только в кино сниматься", - пошутил Загралов, а вслух сказал:
   - Всё равно долго погулять не успеем, скоро темнеть начнёт, Так что поспешим!
   - Темнеть? Ничего страшного, я взяла фонарик. Да и правильно говорят: темнота - друг молодёжи.
   - Так могут говорить только те старики, кого в глупой молодости не съели волки. А фонарик от них не защитит, и весной они жутко голодные и агрессивные.
   Ругательства Ольги перешли в похвалу: "Правильно ты её!". Да и Елена непроизвольно ускорила шаг, хоть и понимала, что скорей всего её просто пугают. Пару минут они шли очень быстро, потом она опять стала тормозить:
   - Что за сигналы ты мне подавал по поводу того босого мужика? Я ведь его точно видела!
   - Уверена?
   - Только не надо меня за полную дурру принимать! - обиделась девушка и потребовала. - Рассказывай, кто он и куда делся?
   Правильно говорят, одна голова хорошо, а две лучше. При должных подсказках и советах со стороны супруги, получилась невероятно правдивая отговорка:
   - Да тут всё банально, бытовуха. Отец приревновал этого соседа к матери, и пригрозился пристрелить, если тот ещё раз на порог заявится. Вот я и не хотел, чтобы ты о нём по глупости своей дальше рассказывала. Сам-то я вынуть нож из руки не смог, ты в обмороке, вот и пришлось позвать первого, кто на глаза попался. Ещё хорошо, что он тоже поверил моей сказке про фокус, иначе тебя бы уже давно вызванные по рации полицаи забрали. Могли ведь и покушение в убийстве приписать.
   Ошарашенная актриса притихла в раздумье. Но сразу было ясно, что данный вопрос она больше поднимать не станет. И сама виновата, и с секретами личной жизни иных людей связано.
   - И чего ты замолк? С мужиком понятно, но расскажи тогда хоть про посёлок. Он так оригинально построен, что я диву даюсь.
   Удивляясь вопросу, и мысленно соглашаясь с высказыванием у него в голове "Она наверняка уже всё у Фёдора Павловича за три часа выспросила!", мужчина стал пересказывать все известные ему факты и детали возведения Аргунн. Так и дошли до сада, а потом двинулись по естественной скальной гряде влево. Дошли до иной рукотворной стены, и там прошли на территорию сада через калитку. Были показаны кострища, кучи обрезанных веток, и даны объяснения для чего их порой на ночь поджигают. В общем, гостья выглядела заинтересованной и довольной, давала много дополнительных вопросов и сама оказалась вполне знающей, разбирающейся в породах фруктовых деревьев. Даже прислушивающаяся Ольга вынуждена была признать: "Прям профессор, внучка Мичурина! Не иначе как специально к этой прогулке готовилась, в интернете сидела!"
   Тогда как Иван, задал прямой вопрос:
   - Откуда ты так много знаешь?
   - Ещё в школе была завсегдатаем всех кружков по природе. А потом и в лесотехнический институт собиралась поступать, на агронома-садовода учиться хотела.
   - Надо же!.., - на что получил ехидное и откровенное:
   - А ты думал, я только на уговоры мужчин умею поддаваться?
   - Я тебя не уговаривал! - вспылил Иван, останавливаясь и отстраняясь от подружки на шаг. - Как тебе не стыдно такое говорить?!
   А в голове уже у него звучал другой женский голос: "Ну-ка, ну-ка? Посмотрим, как она станет тебя оправдывать? Вот сейчас и выясню, как оно всё было!" А Елена просто пожала плечиками и не стала возводить напраслину:
   - Да ладно тебе! Это я про других мужчин говорила. У нас с тобой и в самом деле всё чисто случайно получилось. Не спорю..., - она понуро опустила голову и печально произнесла: - Просто хотелось умереть, и если бы не ты, я бы ушла за Базальтом... Съёмки меня нисколько не спасали. Да плюс ко всему похищение Олечки... Это меня подкосило окончательно... Я её так любила..., - но тут же спохватилась и поспешила исправиться: - Я её так люблю! Она мне больше чем сестра, больше чем сотни подруг. Такой другой нет... И ты знаешь, когда она вернётся, я сама ей во всём признаюсь и буду вымаливать прощения. Лишь бы она на тебя ничего плохого не подумала...
   "Чего ж тут думать! - ворчала недовольная Фаншель. - Если все грехи и так наружу лезут... Ну и чего ты встал? - прикрикнула она уже на Ивана. - Не видишь, девушка плачет? Обними..., но только за плечи! И одной рукой! Успокой... Можешь сказать, что я добрая и всё пойму правильно..."
   "Странная ты какая-то! - поражался супруг, но одной рукой всё-таки прижал к себе всхлипывающую подругу, - То советуешь ей пощёчин надавать, то утешать заставляешь?"
   "Дитё ты, ещё, Ванюша! Неужели не понимаешь, как ей тяжело? - не совсем логично рассуждала Ольга. - Да я сама, только представлю, что тебя вдруг не станет, сразу выть хочется и топиться бежать!"
   "Ну, если меня не станет, то тебе уже и выть не придётся..."
   "Честно говоря, только это меня и радует, - хихикнула супруга, - что умрём в один момент и вместе. И не молчи! Она же ждёт слов утешения... И не лапай её за спину! Деликатно так..."
   "При таких советах и окриках поневоле неврастеником станешь! - пожаловался обладатель неизвестно кому. - А если десять таких голосов в голове окажется?.."
   - Лен, ты не расстраивайся так, - начал он вслух. - Жизнь течёт, время зарастит любые раны. Да и Базальт был бы против, если бы ты так себя мордовала переживаниями. Ты красивая, обязательно тебе стоящий человек на пути жизненном. Надо только успокоится, отдаться полностью работе и сама увидишь, как легче станет...
   - А мне не станет! - ещё громче и обильнее зарыдала Елена. Потом вывернулась и сама обняла мужчину под мышками, сцепив руки у него на спине: - А мне только Илюша нравился и ты! С другими мне и представить страшно, что целоваться придётся! Все они гады, сволочи и похотливые козлы! Ненавижу!..
   В то же время и Ольга нисколько не молчала: "Чего это она творит?! Совсем мозгами поехала, или как? Эй! Руками не смей её трогать! Да и вообще, чего она мелет?... Только тебя и Илюшу? Вот бы сейчас Базальт здесь появился, он бы и тебе голову оторвал, и ей глаза выдавил после такой сцены!"
   "Милая, ты бы не кричала зря, а посоветовала, что дальше мне делать? - расставив руки в стороны, и стоя в неуклюжей позе, вопрошал Иван. - Сама ведь меня заставила её за плечико обнять и словами утешить, вот теперь и выкручивайся. Вот так оно в жизни всё и случается: то от жалости, то от растерянности..."
   "Может, дай ей пощёчину? - и сама себя пожурила: - Неудачный совет... Тогда скажи ей что-нибудь злое? Или..., обзови плохим словом? Ах, да! Ещё утопится, дура! Тогда лучше напугай её предположением, что я это всё подсматриваю..., - но тут же резко сменила тон на истерический и чуть напуганный: - А это кто справа от тебя?! Откуда она взялась?!"
   Загралов быстро повернул голову направо и не удержался от вздрагивания всем телом. В метре от них стояла ведьма, та самая Елена Сестри, с которой он познакомился сегодня перед обедом. На этот раз без своего огородничьего инвентаря, и в несколько ином, похожем на охотничий, костюме
   От вздрагивания мужского тела, замерла на всхлипе и Елена Шулемина. Тоже повернула голову и в испуге прижалась ещё сильней. Непроизвольно и мужчина прикрыл подругу руками.
   А ведьма, словно рассуждая вслух, стала бормотать:
   - Я-то думаю, кто это здесь милуется так? И воркуют между собой, словно голубки? А это наши гости дорогие, из столицы нагрянувшие...
   "Что ей надо?! - почти кричала разнервничавшаяся Ольга. - Гони её прочь! Скажи, чтобы не смела, мешаться в чужую личную жизнь!"
   Скорей от растерянности, чем верно соображая, Загралов и выдал:
   - А ты что, всегда чужим разговорам мешаешь? Может у нас тут личная, приватная беседа?
   - Да вижу, что приватная! - женщина со странной фамилией Сестри повысила голос, а потом и с невероятной наглостью заявила: - А может, я тоже хочу с тобой обниматься, да целоваться?
   - Но мы не целуемся! - возмутился он.
   - Сейчас нет. А раньше-то у вас чего только не было! - самодовольно заулыбалась ведьма. Причём своими словами она немало озадачила и смутила москвичей. И не двух, а всех троих! Так она ещё и продолжила: - По имеющемуся у меня праву, я сама себе мужчин могу выбирать. И они не смеют даже слова вякнуть против, так что..., Ванюша, готовь и для меня свои объятия.
   Елена Шулемина не знала кто перед ней, но на такую наглость не могла смолчать:
   - Уходи отсюда! Немедленно! И перестань говорить гадости! Это мой друг, и у него есть супруга! Я тебе за них...
   Договорить она не успела. Вторая Елена зашипела на неё кошкой, заставив замолкнуть на полуслове. А потом и заговорила угрожающе:
   - Подруга? А его жена знает, как ты с ним любовью занималась? Потом за это тебе глаза не выцарапает?
   Одновременно с этим послышались в сознании Загралова яростные крики Ольги:
   "Я ей сейчас пасть разорву! Что за тварь такая? Как она смеет?!" - и судя по последовавшему визгу, в самом деле отчаянно бросилась на тело хорошо видимой ею ведьмы. Только вот, находилась она в где-то рядом, простым сгустком воздуха, имеющего только сознание, а её противница существовала в реале.
   И всё равно произошло невероятное. Елена Сестри от страха вскрикнула, быстро отступила на два шага назад и скрестила перед собой руки наискосок. При этом глаза её заблестели аквамариновой, странной зеленью, а изо рта вырвалось совсем иное, более угрожающее шипение:
   - Кто ты?! Откуда?!
   "Сейчас ты у меня получишь! - вопила разъярённая Фаншель, что-то там вытворяя и тяжело дыша от непонятных движений. Что совсем не укладывалось в сознании у обладателя: тела-то у неё не было! - Сейчас ты узнаешь, кто я такая! Ах ты, тварь! Прикрылась?!"
   Тогда как Иван на всё это взирал и ко всему прислушивался в какой-то прострации или в шоке, не зная, что дальше делать и что сказать. Но что-то вообще уму непостижимое продолжало рядом твориться. Вначале ведьма прикрыла руками голову, потом пах, затем грудь и всё это время стояла с плотно закрытыми глазами. Только губами шевелила, словно читала про себя молитву. Потом резко вытянула руки вперёд, ладонями вверх и так замерла окончательно.
   "Ага! Испугалась?! - ликовала со странными взвизгиваниями Ольга. - Будешь знать, как к моему мужу приставать! - потом чуть помолчала, не то, шипя от злости, не то, пытаясь унять несуществующее бурное дыхание, и добавила уже своему любимому: - Дорогой, не обращай на неё внимания больше... И перестань обнимать Ленку!
   Он опять несуразно расставил руки вокруг подруги, которая с нахмуренным видом повторяла раз за разом:
   - Да она сумасшедшая!..
   Тут и ведьма глаза открыла и сделала шаг вперёд, опуская руки. Даже улыбку изобразила, обращаясь вначале к своей тёзке:
   - Извини за шантаж, малышка. Я не знала, что его супруга в курсе ваших отношений. - Потом уставилась в глаза Ивана: - Надо же, какой ты неприступный!.. Да ещё с такой охраной?.. Но как бы там ни было, нам надо будет обязательно встретиться и поговорить наедине. - И, словно спохватившись, многозначительно добавила: - Всем поговорить!
   Развернулась, да и пошла в сторону посёлка. А Иван, ничего лучше не придумал, как за шелухой обычных слов и болтологии скрыть грызущую его душу растерянность:
   - Вот уж деревенщина! Ни тебе здравствуйте, ни тебе до свидания! И такой концерт с воплями устроила, что и сама ничего не поняла, наверное. Точно, сумасшедшая! Недаром её тут все побаиваются и избегают.
   Шулемина жалобно пыталась заглянуть ему в глаза:
   - Ванечка, она меня жутко напугала. И что это она такое про Олечку говорила? Как она может быть уже в курсе?
   - Да не обращай внимания, эта женщина тут ведьмой считается, вот и городит чепуху всякую...
   - Но она такая молодая.
   - Как же! Старше тебя! Уже ей тридцать! Думаешь, даром в средние века подобных ей колдуний, сразу на костёр тащили? Ей уже стареть пора давно, а она всё малолеткой выглядит. Вот народ и бесился. Ладно..., уже темнеть начинает. Пойдём и мы домой...
   Так и не дойдя до огородов, и не полюбовавшись делом рук огородников, гости из мегаполиса поспешили обратно в Аргунны.
  
  

Глава семнадцатая

ДОСТАВКА

   Ночь прошла сравнительно спокойно. Если не считать того факта, что Фрол с вечера потребовал переноса его сущности несколько в иное место и настоял на продолжении расследования. Сказал, что помощница ему не нужна, он и сам справится, но вот ночью поработать надо.
   Поэтому перед тем как лечь спать, Иван проверил свои силы, и, заметив, что от "бассейна" осталось только половинка, принял один порошок "Няма". Это не считая того, что он целый вечер и привычную еду не отвергал. Затем тоже сразу уснуть не удалось, пришлось с удовольствием выполнять супружеские обязанности, растянувшиеся часа на полтора, если не на два. Но зато за полночь более, менее справился уже со своими расследованиями фантом номер первый. Только и потребовал напоследок, перекинуть его в несколько иных мест, экипировав при этом всего лишь коротенькими записочками, в которых для полковника Клеща и для его шефа, генерала ФСБ были подброшены нужные сведения. И подпись там была в виде очень сложного, витиеватого факсимиле из одного слова "Народник".
   Утром только и следовало мотнуться, да проверить результаты своего кропотливого труда. Правда, Фрол упрашивал обладателя вообще оставить его где-то там на всю ночь. Ибо надеялся, что сил теперь хватает, и в данной не физической ипостаси он их расходует минимально. Но потом, уже все втроём решили такое не делать. Ведь всё ещё неизвестно и не испытано. Вдруг оттоки энергии возрастут, а глупый владелец сигвигатора так и умрёт во сне от бессилия?
   То есть решили не рисковать. Даже Ольга благоразумно отказалась от своей идеи всю ночь сторожить возле супруга и бдеть, не проберётся ли к нему в постель подруга Ленка за теплом и сочувствием. Правда сама перед дематериализацией лично проверила, насколько надёжно стул блокирует открытие двери. Сама когда-то на этом "пролетела" и теперь желала злорадно подруге потыкаться лбом в закрытую дверь. Как потом выяснилось, мадмуазель Шулемина спала долго, крепко и на кухню вообще из своей спаленки ночью не выходила.
   Ну и когда Загралов наконец остался сам и уснул, то ему приснился знаковый сон. Снилась всё та же ведьма, Елена Сестри, неотрывно смотрящая ему в глаза и вопрошавшая: "Ты кто?" Только этот вопрос и взгляд, больше ничего. Ни злобного шипения, ни угроз, ни просьб подаваемых вместе с колдовским завыванием.
   Проснувшись утром, когда жители посёлка в своём большинстве ещё спали, Иван сразу проверил личностный "бассейн", наполненный почти по края, и плеснул в себя силы из сигвигатора. Впервые наблюдаемое им соединение сил завораживало: словно в белый туман запустили под напором струйку тумана разноцветного и искрящегося. Слияние привело и к тому, что общая сила набухла как тесто и раздула стенки воображаемого "бассейна".
   - Растём! Наращиваем мускулы! - тихонько похвастался обладатель призванным воочию обоим фантомам, и разрисовал увиденную им картинку слияния сил. - А вот ведьма меня беспокоит не на шутку!
   И поведал о сне и о своих предвидениях, что знакомство с этой странной женщиной просто так не кончится.
   - Она же рядом! - в озарении зашептала Ольга. - Надо за ней проследить. А ещё лучше опять как вчера ногтями рвать её плоть, как я это делала.
   - Ну зачем же так сразу, - стал резонно возражать Фрол, - Человек на нас вроде не нападает, просто любопытствует. Видимо есть у нее некое видение того мира, где мы бестелесно передвигаемся. Да и в Ванюше она однозначно нечто заметила. Поэтому считаю, что надо просто вот сейчас, с самого утра за ней и понаблюдать: что делает, как двигается, с кем общается. А так как опыта в разведке у меня больше, то я смотаюсь. Только убирай моё физическое тело.
   Естественно, что супруга хотела сама присмотреть за соседкой, тем более что считала идею своей, но Иван её сразу осадил напоминаниям, что ей лучше быть при нём и помогать советами. Фрол отправился сам и надолго затих.
   - А мне чем заняться? - оставшись наедине с мужем, Ольга сразу поспешила усесться у него на коленях.
   - Начнём с того, что подкрепимся комплектом из "Няма" из Яшисарри. - Он вполне легко поднял её на руки, пронёс к столу и усадил на краешек. - Причём комплектом двойным.
   - Зачем нам так много? - удивлялась Фаншель, рассматривая доставаемые пакетики и орехи. - Будем до обеда заниматься...?
   - Размечталась! Забыла архиважность сегодняшних планов? Нам следует начать пробные доставки дорогостоящих ингредиентов, как для Романова, так и для деда Игната. Твоё перемещение мне даётся легче, потому что масса тела меньше, вот и будешь сейчас материализоваться то с одним заказом, то с другим. Сама понимаешь, насколько это сложно.
   Действительно, подобного обладатель ещё ни разу не творил. Одно дело создать в комплекте экипировки фантома пачку бумажных денег, а второе дорогостоящую коробку с какими-нибудь реактивами. Или сложную стеклянную посуду для химической лаборатории. Или всё тот же кусочек корня женьшеня.
   Кстати, при воспоминании о последнем, в голову Ивана пришла мысль, которую он тут же озвучил для любимой:
   - Когда старикан мне отпиливал кусок коряги от Тава-Гры, то плакал крокодильими слезами. Так что надо попробовать сотворить аналог того кусочка, что теперь у меня. И если получится...
   - То отдать ему два? - попыталась жена предвосхитить продолжение.
   - Нет. Просто я сделал предположение: если уж кусок такой редкой на Земле коряги удастся воссоздать при экипировке, то почему бы не замахнуться на большее?
   - А именно?
   - Например, представим себе некое лекарство, допустим от рака. Именно то, которое создают те умельцы, сотворившие сигвигатор. Не поверю, если они, создав такое немыслимое по совершенству устройство, продолжают умирать от рака или иных неизлечимых болезней.
   - Логично, - согласилась Ольга и просто добавила: - Я готова! - но тут же спохватилась: - А что с легендой для жителей посёлка? Ты придумал, как легализуешь доставку?
   - Ну, вначале надо, чтобы Ленки не было дома. Да и все остальные поменьше в окна выглядывали. Потом придумаем, как и на чём сюда подъедет Фрол. Или не подъедет, а банально перетаскает из кустов кучу сумок и баулов. Но ещё раньше надо вообще попробовать, что у нас получается. Может мне сил не хватит? Сотворим хоть что-нибудь, а остальное будем додумывать по ходу дела.
   Он с удовлетворением прислушался к своим ощущениям, восторженно хмыкнул и спросил:
   - Как тебе двойная порция концентраторов пошла?
   - Замечательно! - Ольгу пару раз прикрыла глаза, вникая в свой внутренний мир, потом вдруг покраснела и призналась: - Мне кажется, что если ты меня только обнимать начнёшь, у меня сразу..., оргазм начнётся...
   - Ничего себе! - поразился Иван с округлившимися глазами, но вовремя сам себя осадил: - Тогда за работу!
   Начали с простейшего, с того, что Загралов, благодаря своим знаниям мог если не чётко представить, то хотя бы предположить в собственном воображении. Причём не стремились всё сделать только в одной материализации, а за каждым предметом, пакетом, коробкой или пучком корешков делали "одну ходку".
   Изначально расход силы казался небольшим, и вскоре чуть ли не половина заказов, по списку учёного физиолога, громоздилось в углу комнаты. Легко также создались и деньги, уже привычно заказываемые в любых по номиналу купюрах. А вот с заказами целителя сразу начались ощутимые трудности. Во-первых: пошёл внушительный расход энергии, начавший стремительно иссушать переполненный ранее и раздавшийся "бассейн". А, во-вторых: стала себя хуже чувствовать, а вернее сильно устала Ольга. Вначале она помалкивала, но потом не выдержала и жалобным голоском призналась:
   - Ванюша, у меня такое ощущение, словно я вместо паровоза вагоны таскаю. И с каждым разом пара в котле всё меньше и меньше...
   Пока задумались, пока осматривались и совещались, "отозвался", а потом и "вернулся" Фрол. Причём материализованный он выглядел до забавности смущённый. Вначале, косясь на женщину, явно не желал рассказывать, а потом всё-таки решился:
   - Да что тут скрывать, не в детском саду и все люди взрослые... Так вот, вначале эта ведьма ещё спала, и я решил в вещах её хоть поверхностно осмотреться. Ни метлы со ступой, ни котла с варевом из мышей и лягушек не нашёл, зато в шкафу, на верхней полке для шляп умудрился высмотреть сразу восемь черепушек. Человеческие, в идеальном состоянии, чуть ли не полиролем натёртые.
   - Бр-р! - зябко повела плечами Ольга, - Может она из них кровь пьёт?
   - Вряд ли, не приспособлены они для этого, - скривился Пасечник. - А вот свечи, которые у неё вокруг кровати и на столе стоят - весьма и весьма дивные. С мою руку, витые, разноцветные и ароматические. Уж на что запахи раньше не улавливал, будучи в состоянии "духа", а тут обоняние вдруг прошибло...
   Загралов высказал предположение:
   - Раз вы раньше запахи не улавливали, то может те ароматы как раз на "духов" и рассчитаны?
   - Вот и мне так показалось. Потому как не успел я их все обнюхать, как эта Елена проснулась. Причём именно тревожно проснулась: уселась резко на кровати, прикрываясь одеялом и с напряжением оглядываясь по сторонам. Я отлетел в самый тёмный уголок, да и присматриваюсь оттуда. И минуты через две, она вдруг прямо на меня и уставилась. Ну, думаю, померещилось! Мотнулся влево, потом далеко вправо ушёл. Вроде как потеряла она меня взглядом. Встала, так и закутанная в одеяло, и зажгла одну свечку на столе. И опять на меня уставилась. И куда бы я не перемещался, сразу меня ухватывала.
   Ольга припомнила вчерашнюю схватку с ведьмой в саду:
   - Похоже, она и меня вчера как-то увидела или почувствовала. Даже рассмотрела кто я такая и кем Ивану прихожусь.
   - О! Видишь, как всё сходится! - увлёкся рассказом Фрол. - Она и меня не только заметила, но и рассмотрела отлично. Потому что вдруг ни с того, ни с сего заявила: "И не стыдно тебе, старому козлу за девушками подсматривать?"
   - Тоже мне "девушка"! - не удержалась от фырканья Фаншель. - Да ей уже за тридцатник.
   - Да не столь важно, - отмахнулся рассказчик. - А вот что дальше было!.. Я-то молчу, как партизан, а она и так на меня и сяк: то шипела, то плевалась, то руками махала. Я держусь! Но тут она одеяло сбросила..., м-да... Скрывать не стану, хороша девка. Всё на месте, да ещё и в лучшей форме. А уж как стала передо мной разные позы принимать..., верите: даже в состоянии "духа", вспомнил, что я мужик. Затем она на стол уселась в очень развратной позе ну и стала..., - он чуть запнулся, а потом всё-таки договорил: - ...Мастурбировать. Ну, тут я уже не выдержал и сбежал.
   Он опять застеснялся, покраснел и затих в молчании. Молчали и супруги. В свете только что сказанного, получалось, что находиться в посёлке, скорей всего, больше нельзя. Если эта дамочка-нимфоманка, с паранормальными способностями видит фантомов, да ещё и половую принадлежность может рассмотреть, да ещё и Загралову это в вину записать, то может случиться что-то нехорошее. А то и страшное.
   Судя по агрессивному поведению Елены Сестри, она так просто оставлять в покое Ивана не собирается. Да и сам факт её таинственных умений, навевает печальные мысли. Не дай бог она врагом станет..., если уже не стала. Тогда только и остаётся как-то заставить её замолчать. А кто лучше всего молчит: только мёртвые. Но до такой степени конфронтация не дошла, да и вообще убивать человека только за его уникальность, такого себе ни обладатель, ни его фантомы в мыслях представить не могли.
   Вывод получался один. И его весьма верно озвучил Загралов:
   - Значит нам надо форсировать доставку заказанных ингредиентов, забирать созданные "Нямы" и Яшисарри и дёргать подальше от этого самого "глухого" места нашего мира. Мне казалось, что тут мы спокойно отсидимся, а тут прямо пуп Земли какой-то! Колдуны, шаманы, ведьмы, великие учёные, и разные коряги типа Тава-Гры. Я уже не упоминаю о скопище бандитов, которые облюбовали место по соседству. Честно говоря, я себя в Москве более одиноким и спокойным чувствовал, чем здесь. О! Ещё и Ленка Шулемина припёрлась! - Последние восклицания он прошипел уже после стука в дверь. - Только ещё твоих родителей для полного счастья не хватает...
   - А что ты имеешь против них?! - зашипела в ответ возмущённая Ольга.
   - Как раз наоборот, - успел он прошептать в ответ.
   После повторного стука послышался голос матери:
   - Сынок! Завтракать встаёшь? Или не поевши в сад отправишься?
   Иван шагнул к двери, но открывать её не стал:
   - У меня работы много! Берите вместо меня Елену, она в саду работать любит и умеет! Прямо внучка Мичурина, как говорит..., - в последний момент оборвался себя на полуслове, чуть не сказав "...моя жена!"
   - Она и так с нами уже собралась, - отвечала мать, на что обладатель и его фантомы радостно переглянулись. - Но и ты должен за себя отработать.
   - Позже, мамульчик! Обязательно позже подойду и свои нормы перевыполню! - пообещал Загралов, а потом приложил ухо к щели и шепнул одним губами: - Вроде уходят...
   Ольга уже выглядывала в щелочку между занавесками окна, выходящего наружу и вскоре заявила:
   - Ага, уходят... А Ленка, развратница, всё назад оглядывается... Иди, иди! Отрабатывай свои грехи!
   Мужчины у неё за спиной сочувственно переглянулись, а Иван предложил:
   - Фрол, давай ты за корешками немного помотаешься? А то моя красавица жалуется на усталость. Вот, тебе сразу два комплекта концентраторов.
   - Да нет проблем! Корешки носить, не мешки с цементом таскать! - с радостью согласился Пасечник, высыпая два порошка "Няма" в стакан с водой. - Куда? Во что? И сколько?
   - А вот прямо по списку и пойдём! Ну а ты милая, присмотрись пока вокруг, вдруг нас кто подслушать пытается, или подсмотреть...
   Номер вторая, стала духом и затихла, ну а Пасечник, дождавшись первых импульсов энергии, стал работать. Изначально у него получалось играючи, и вскоре гора доставленного товара увеличилась вдвое. Но вот на корешках, пока доставили всё заказанное, уже и Фрол окончательно сломался. А "бассейн" силы обладателя опять стал похож на маленькую, пусть и глубокую, но лужу.
   Поэтому в финале не решились попробовать сделать доставку кусочка Тава-Гры или некоей панацеи, которая могла бы поставить на ноги любого тяжело больного землянина. Но упоминание про корягу, подтолкнуло в голове Фрола некую идею:
   - Слушай, а что будет, если фантом попробует испить раствор с порошком этого странного шаманского дерева? Давай я на себе испытаю? Если вдруг в сон потянет, то мне это вроде как не страшно: подождёшь с полчаса, а потом создашь меня новенького и свеженького.
   - В самом деле, что нам мешает изведать новые ощущения? - согласился Загралов, уже доставая подаренный кусочек и щедро скобля с него ножом пыльцу на лист бумаги. - Да и плакать над какой-то деревяшкой я не стану.
   После апробации Фрол замер на стуле, старательно вылавливая в себе нечто новое и неопознанное. Но прошло четверть часа, а его даже в сон не потянуло:
   - Хм! Видимо на нас оно никак не подействует, - пришёл он к выводу и поясняя заодно вернувшейся как раз с разведки Ольге. - Да оно нам и не нужно, снотворное это. Верно?
   - Верно, верно, - пробормотала та, стараясь скорей рассказать о том, что увидела и услышала: - Почти всё жители посёлка, нагрузив на пару прицепов рассаду из сараев, ушли в сторону сада и огородов. Осталось только двое грудничков и две женщины, ими опекающиеся. Занимаются они хозяйственными делами на кухнях и с нашей стороны леса ничего увидеть не могут. Понятно, что и Романов, и дед Игнат, и ведьма тоже ушли. Хотя эта местная представительница шаманского сословья как-то странно оглядывалась на наш дом, когда уходила. Словно чего-то опасалась...
   Пасечник проворчал с осуждением:
   - Ну да, поневоле опасаться начнёшь, когда у тебя в шкафу не просто скелеты хранятся, а черепа! За такое не просто на костёр, за такое ведьму могут и на вилы поднять.
   - Может в другом посёлке и подняли бы, - стал рассуждать Иван, - да только не здесь. Сами видите, какие тут люди подобрались, "не от мира сего". Таким что ведьмы, что колдуны, что ещё какая нечисть - пустое место. Помогают жить, работать и здороветь - значит польза от них есть, и нечего о таких вилы пачкать. А вот массовая посадка огородных культур - это для нас просто подарок фортуны. Теперь я могу смело заявить заказчикам, что товар был доставлен примерно в это время на одной из машин. А сейчас...
   - Мне бы ещё по делам следствия смотаться, - напомнил Фрол. На что обладатель, разочарованно развёл руками:
   - Увы! Что-то у меня с силёнками невероятный перерасход пошёл. Уже и лужа почти пересохла. Так что давайте нормальной пищи в себя натолкайте, я вас спрячу с глаз долой да часика полтора, два потружусь над переводом. А там видно будет...
  
  

Глава восемнадцатая

ВТЗИТЫ

   Дематериализовав фантомы, Иван почувствовал себя настолько слабым и выжатым, что ему пришлось принять один орешек Яшисарри. Но и когда тот стал действовать, а лужица силы наполняться, всё равно некий тоненький ручеёк силы куда-то вытягивался в неизвестность.
   "Что за ерунда? - не на шутку разволновался Загралов. - Куда это вдруг пошёл отток? Уж не ведьма ли тут что-то начудила? Только этого мне не хватало! Так и во сне умереть можно! И хуже всего, что причины никакой отыскать не могу... Хоть бы в тексте что-нибудь на эту тему проскользнуло...
   И он плотно засел за работу. Тем временем день вступил в свои полные права, солнце стало приближаться к своему зениту, и двор посёлка, а одновременно и окно комнаты, в которой располагался гость, осветили яркие и не по весеннему горячие лучи. В один из кратких перерывов Иван даже открыл двойное окно настежь, впуская внутрь помещения живительный воздух просыпающейся, благоухающей первомайскими ароматами тайги.
   Стало конечно, несколько прохладней, но в пуловере сидеть оказалось не холодно. Настроение стало улучшаться, да и странный отток силы почти прекратился. То есть поступления, как бы перекрывали с лихвой таинственную утечку. А с осознанием этого пришло успокоение, помогающее устранить из сознания излишние, ненужные переживания. А там и работа увлекла настолько, что слух не воспринимал даже птичье пение. И было чем увлечься. Краеугольных сведений не досталось на этот раз, зато текст подарил новые загадки к обсуждению. К примеру:
   "...нельзя послать фантом на поиски другого Обладателя. Те чувствуют контурно случайное приближение иных фантомов, но без конкретного определения и без опознания. И могут принимать превентивные меры безопасности, влекущие бессмысленную гибель непричастных, посторонних людей..."
   Исследователь надолго задумался.
   Почему же тогда получилось направить Фрола к Безголовому? Причём конкретно отправить, с заданием отыскать и посмотреть на него? Загадка... Но уже хорошо, что явный враг и соперник в борьбе за сигвигатор не сможет определить кто возле него и от кого послан. А значит, при должных мерах безопасности и после определённых экспериментов можно будет попытаться и приблизиться к неприятелю на дистанцию наблюдения. По крайней мере, надо обязательно попробовать это сделать.
   То есть появился один новый пласт разработок на будущее. Ещё:
   "...при гибели фантом иногда теряет разум и его надо опять выводить на ТРИ разговора. После чего, то есть после очередного пробуждения сознания, он может так и не вспомнить предыдущие ипостаси..."
   Эти утверждения были уже довольно серьёзными. Иначе говоря, если бессмертный фантом Фрола где-то там погибнет, то может опять превратиться в свою начальную, чистую от последующих воспоминаний матрицу естества. То есть тут самую, в которой он был двадцать лет назад, при переносе двенадцатилетнего Ванюши через лес. Печально... Эдак потом ему и самому неприятно будет, да и обладателю придётся многочасовые лекции проводить на тему: что да как оно было. А потому правильнее всего и рациональнее каждого фантома оберегать от гибели, и рисковать им только в самом крайнем, жизненно важном для всех случае.
   Ну как тут не расстроишься после осознания таких условий?
   Вот обладатель и кривился, пялясь в экран и ни на что не обращая внимания. Наверное поэтому первые вопросительные возгласы со стороны окна, Иван Фёдорович проигнорировал. Расслышал только повторные:
   - Ванюша! Да у тебя проблемы со слухом, что ли? - раздражено выкрикивал дед Игнат. Сидя на стуле, видеть подворье было невозможно, низ окна возвышался метра на два с половиной плотно утоптанной земли, поэтому пришлось вставать и подходить к окну:
   - Приветствую лучшего целителя современности! - пышно поприветствовал москвич старика. Да после получения Яшисарри, он стал уважать это местное светило знахарства раз в пять больше, чем раньше. - Какими судьбами оказались вы возле нашего скромного домика?
   Такое уважительное отношение хоть и понравилось Игнату, но много радости на озабоченном лице не прибавило. Чуть ли не воровато оглянувшись по сторонам, и убедившись, что на подворье никого нет, он поинтересовался:
   - А друг твой, когда обещался приехать?
   - Не хочу портить сюрприз, поэтому только спрошу: а в чём дело?
   - Да тут местные мне мой давний заказ принесли, ждут, чтобы я расплатился. Могут и ещё подождать, но хотят знать точную дату.
   - И это входит в ту сумму, что вы просили вчера?
   - Конечно.
   - Тогда первый сюрприз, - Иван протянул руку к горе добра, которую он уже приготовил для местного знахаря и взял лежащие сверху две неполные пачки денег, Потом протянул их в окно. - Вот обещанные мною сто тысяч.
   Старик с недоверием взял деньги, просмотрел их, чуть ли не нюхая, и уточнил:
   - А второй сюрприз?
   - Товарищ уже приезжал, и доставил не только эти деньги, но и всё заказанное по списку. Так что давайте какие-то сумки, баулы, а то друг свои все забрал, и всё вот тут навалом лежит у меня под ногами.
   Игнат с улыбкой посмотрел на банкноты у себя в руках, потом хмыкнул и с явным недоверием переспросил:
   - И что, прямо вот так всё, всё, всё он доставил?
   - Честно говоря, ручаться не могу, я во всех этих ваших корешках и травах, вытяжках и настойках не разбираюсь. Но мне друг клялся, что все позиции в списке выполнены на "ять". Так что проверите уже сами... Вот к примеру..., - он не выбирая взял из кучи и передал вниз три пакета с каким-то не то сеном, не то травой, не то листьями, - Посмотрите, уважаемый на это. Подходит?
   Целитель глянул лишь визуально, да один пакет таки вскрыл, не выдержал. А когда принюхался, только и успел сказать, разворачиваясь:
   - Я за сумками! - и словно двадцатилетний спортсмен рванул к своему дому. Ну, может и не как двадцатилетний, но уже как крепкий сорокалетний мужчина точно припустил. Перебирал ногами так быстро, что только кудри на ветру развевались да лысина на солнце поблескивала.
   Видимо местные знатоки тайги и предгорий, получив расчёт, были тут же спроважены из дому, и целитель уже через несколько минут спешил обратно к дому Заграловых с ворохом самых разнообразных сумок, пакетов и даже рюкзаков. Потом Иван только и успевал, что накладывать товар в тару, а нетерпеливо снующий ходоком Игнат, относить в свои пенаты.
   С последним рюкзаком и двумя сумками он умчался, даже не попрощавшись, не поблагодарив и не перекинувшись лишним словечком. Старика прямо-таки трясла лихорадка нетерпения: закрыться у себя и начать раскладывать полученное, вожделенное богатство по полочкам и прочим удобным местам.
   Но не успел улыбающийся Иван усесться опять за стол, как на подворье показался спешащий к москвичу Михаил Станиславович Романов. Причём учёный сразу с ходу просёк ситуацию, разве что поверить не мог:
   - А что это престарелый шаман к себе в вигвам поволок?
   - Так ведь мой товарищ недавно приезжал. Ну и можно сказать, что все ваши заказы доставил.
   - Все? - физиолог явно посмеивался и собирался подтрунивать и дальше. - Да к нам в институт мы такой перечень месяцами выбивали!
   - Когда это было? За царя Панька? - посмеивался и Загралов. - Времена сейчас иные: оплатил со счёта - значит, тебе уже через два часа самолёт в тайгу посадят и всё доставят. А за те самые два часа деревья вырубят и посадочную полосу соорудят.
   - Ха! Это же какие счета надо иметь?! - веселился химик-микробиолог всем своим немаленьким телом. - Или твой тесть олигарх?
   - Можно и так сказать, - ушёл от прямого ответа Иван, и выставил на подоконник с пяток коробок приготовленного для Романова добра. - Так забирать будете, или пусть у меня пока всё полежит? Мешается, кстати, под ногами...
   Реакция и у этого человека оказалась сходной, как и у предыдущего визитёра. Ведь так одинаково себя ведут все люди увлекающиеся и до кончиков ногтей преданные своему делу. Толстячок смешно подпрыгнул, рассмотрев коробки и этикетки на них, потом принял в руки, и с каким-то заиканием выпалил:
   - Сейчас я... Сумки надо? Пол момента! - сорвался с места, и на такой же приличной скорости, несмотря на свои габариты понёсся к своему дому. Правда выскочил обратно уже не один, с каким-то молодым мужчиной и с той самой пожилой женщиной, которая приходила забрать Елену Шулемину в постояльцы. То есть с зятем и с женой. И вот уже втроём, они перенесли всё полученное добро в четыре захода. Правда Романов, после уточнения всё ли он забрал, горячо поблагодарил и попросил его сегодня вообще не беспокоить. Тут же признавшись:
   - Мне надо не только физически со всем этим разобраться, но ещё и морально переварить... Со мной такое впервые...
   Опять усевшийся за стол Иван, некоторое время просто сидел, прикидывая свои ответы на будущее. Он прекрасно понимал, что когда дед Игнат и Михаил Станиславович отойдут от первого шока, то обязательно зададутся вопросами: как же всё-таки так замечательно прошла доставка? И в полном объеме? И так быстро? И кто это за такой проворный, таинственный друг?
   Конечно, при беседе с ними можно будет использовать подсказки целого коллектива, оба фантома отлично соображают, что отвечать в подобных случаях, но и самому заранее продумать возможные варианты не помешает.
   Помешали продумывать со стороны. И опять со двора:
   - Эй, красавчик?! Покажи личико! - голосила наглым, безапелляционным голосом Елена Сестри. - Если, конечно, ты в свою Москву не сбежал.
   "В самом деле, бежать надо, - скривился загрустивший Иван, вызывая Ольгу в виде "духа" и располагая где-то рядом. А потом добавляя к ней ещё и Фрола. - Ребята и девчата! К нам самые нежданные и нежеланные гости! Смотрим, думаем и подсказываем!"
   Опёршись локтями на подоконник, притворно-удивлённо воззрился на гостью:
   - А почему не на работе? Ведь без тебя и капуста, и помидоры завянут.
   Женщина уставилась на него с недоумением и обидой:
   - Даже лошадям положен перерыв на обед, а я чем твоё презрение заслужила? - пока он смущённо выбирал одну из многочисленных подсказок в ответ, она продолжила: - Поговорить надо! Приглашай к себе.
   Вот тут уже подсказки, на тему что делать и как на это отреагировать, последовали лавиной. Причём суть их была едина: гнать ведьму в три шеи! Разве что Фрол подобные советы облекал в более мягкую форму. Типа "Скажи ей, что у неё дома каша пригорела!" Или: "Притворись, что у тебя желудок свело от её вида, извинись, и закрой окно на какое-то время... До послезавтра!"
   Супругу была более жестка в определениях. От самого мягкого: "Сделай вид, что она ушла, не попрощавшись и закрой окно!", до совсем радикальных: "Облей её водой из кувшина!"
   Хорошо, что Загралов все терпеливо выслушал, но высказал вслух своё мнение:
   - А собственно говоря, чем обязан такому неожиданному визиту?
   Елена ответила не сразу, некоторое время прикрыв губы согнутой ладошкой, смотрела то мимо него, то вообще куда-то в сторону. И только потом, видимо рассмотрев, что ей хотелось язвительно хмыкнула:
   - Ну не будем же мы перекрикиваться при посторонних о том, что твоя супруга сейчас рядом с тобой и шипит в мою сторону оскорблениями, а твой таюрти готов прихлопнуть меня своей пятернёй, как нашкодившую муху.
   "Как она меня назвала?! - обиженно возопил Пасечник. - Кто такой таюрти?" Да и сам обладатель от неожиданности выпалил:
   - Ты о чём мелешь, женщина? - правда, сделал это, понизив голос.
   - Это мельники мелют, а я пришла с тобой поторговаться и обсудить взаимовыгодные предложения.
   И опять обладатель завис на минуту в мысленных диспутах со своими близкими. Фрол оставался на прежней позиции, убеждал решать вопросы с аппозиции силы, и советовал пригрозить ведьме, что если та не уберётся подобру-поздорову, то и в самом деле он материализуется и не постесняется её прихлопнуть ударом ладони. А вот Ольга, с её чисто женской интуицией, осознавала, что в любом случае, перед созданием крайней конфронтацией следует выслушать пришедшую, а уже потом решать, то ли проигнорировать всё ею сказанное, то ли вышвырнуть её в окно, то ли во всеуслышание объявить сумасшедшей. Потому что никто в здравом уме, даже будь он человеком с широкими толерантными понятиями, не поверит что возле "москвича" где-то рядом подвизаются в пространстве его супруга и какой-то непонятный таюрти.
   "Причём сам ничего не говори, и не отвечай на её вопросы, - наущала она. - А только спрашивай, спрашивай и спрашивай! Раз она пришла, значит ей надо, значит она рьяно заинтересована в чём-то. Вот пусть и выкладывает все свои тайны. Особенно про то как она нас с Фролом видит, как различает и ...всё остальное".
   На том и сошлись:
   - Ну ладно, заходи соседушка, - соизволил поговорить Иван. - Послушаю тебя.
  
  

Глава девятнадцатая

ТОРГОВЛЯ

   Ведьма хоть и скривилась от такого начала "торговли", но выглядела весьма довольной. И уже вскоре восседала на установленном возле закрытого окна стуле, специально подальше от стола и пыталась осмотреться. Закинув ногу на ногу, напротив уселся Загралов и стал выжидать. Недолго, правда, уже через минуту заявил:
   - Высказалась? Тебя проводить?
   Мадам Сестри начала с того, что мотнула головой в сторону ноутбука и развешанных на стене листков с графиками и таблицами:
   - Наукой занимаешься?
   - Нет. Жду, когда перейдёшь к делу.
   - Понятно... Только и ты меня пойми, - впервые в голосе ведьмы послышались странные нотки сомнения и неожиданного почтения. - У меня это впервые. Подобного общения, да и самой встречи я никак не ждала. В принципе, как и все мои предшественницы. Мы знали, что такое случается, но вот повезло только мне...
   Пауза затянулась, и пытающийся выглядеть скучающим Иван, поторопил:
   - И? У меня и в самом деле мало времени, а ещё меньше желания сидеть и просто на тебя смотреть.
   - Я просто не знаю с чего начать...?
   - Тогда до следующего раза! Всё законспектируешь, подготовишься, как следует...
   - Ладно, ладно! Только я начну немного с истории, хорошо?
   Увидев пожатие мужских плеч, восприняла это как знак одобрения и приступила к рассказу. Причём весьма дивному, совершенно неожиданному рассказу.
   Уже много поколений в роду Сестри, по женской линии передаются развиваются и совершенствуются некие паранормальные способности. Причём они ни в коей мере не пересекаются с возможностями шаманов, колдунов, и ещё нескольких разновидностей природных экстравертов, которые могут работать со стихиями, общаться с духами, творить волшбу или делать нечто, отличающее их от простых людей. Потомки Елены могли давать качественные импульсы роста и здоровья высаживаемым растениям и саженцам, общаться со своими духами предком по прямой линии, видеть иных духов поблизости, различать некие создания, подобные духам и пользоваться целым набором защитных и атакующих средств, которые могут помочь при столкновении с враждебными существами из "тонкого мира". Причём в большинстве своём эти существа никогда и никем не виделись и не встречались, просто о них рассказывалось чисто теоретически, ссылаясь на устные источники из глубокой древности.
   На какой-то момент Елена сделала паузу в своём рассказе, облизывая пересохшие губы и прислушиваясь к звукам на кухне: пришли из сада старшие Заграловы и помогавшая им Шулемина. И Иван, отвечая самым настойчивым советам фантомов, скорей не попросил, а повелел:
   - Расскажи всё, что ты знаешь про таюрти.
   Ведьма из рода Сестри, скромно потупилась и призналась:
   - Я-то про них знаю совсем мало. Хотя по преданиям, предки моих предков их тоже умели создавать..., - Но увидев лишь скучающее ожидание в ответ, перешла к дальнейшему пересказу, словно дисциплинированная школьница на уроке перед учителем: - Таюрти - это порабощённый дух, который не связан с поработителем кровно. Бывают двух видов: раб-надсмотрщик, и раб-убийца! - после чего словно испугалась собственной оговорки и продолжила с явным сомнением: - Ещё сегодня утром твой таюрти был просто надсмотрщиком, а сейчас почему-то превратился..., хм, нет, вроде как до сих пор трансформируется в убийцу. Как ты это делаешь?.. Ах, да, понимаю, что никогда не скажешь... Но ты не думай! У меня средства защиты и от него есть! Так что меня ты так просто не устранишь! Я тебе такое устрою!...
   Иван сделал вид, что зевнул, хотя в голове у него кричали, словно в зале депутатских собраний бьющиеся за доступ к кормушке аферисты. И больше всех распинался Фрол: "Я её сейчас точно прихлопну за "раба"! Что она себе позволяет?!" Но вслух, обладатель с некоторой ленцой, потребовал совершенно иное:
   - Теперь расскажи о моей супруге.
   Елена скосила глаза к пространству за его левым плечом:
   - А как её зовут?
   - Ольга. Ольга Карловна, - представил он жену, сам поражаясь дикости и несуразности ведущегося разговора.
   - Ну..., если ты так хочешь... Мне вначале показалось, что она тоже таюрти, из надсмотрщиков. Но от тебя так и прёт запах в астральном плане именно её женской сути. Значит, она может существовать в двух мирах: астральном и физическом. Значит она по силе чуть ли не сильней тебя. Что окончательно меня сбивает с толку, и вызывает полное непонимание... Вернее, я осознаю всё её величие и силу, но не знаю как..., - она опять замялась, пытаясь подобрать нужное слово. Наконец у неё нечто получилось: - ...Как самой напроситься к тебе, Иван Фёдорович, в супруги.
   Теперь уже крайне агрессивно, даже нисколько при этом не стесняясь Пасечника, стала высказываться Ольга. Причём в своих пожеланиях и угрозах она пошла гораздо дальше первого номера.
   Тогда как Загралов пытался рассуждать трезво и быстро. Уже услышанное от ведьмы давало столько тем для размышления, что голова шла кругом. Оказывается и на Земле издавна ведали о чём-то подобном сигвигатору, а неведомые представители иного разума, скорей всего воплотили существующие реалии, завязанные на внутренние силы каждой планеты в универсальное техническое устройство. Узнав такое, поневоле за голову схватишься.
   Но следовало не поддаваться эмоциям, а, пользуясь случаем, выспрашивать дальше и во всех подробностях:
   - Ну и как ты себе это представляешь?
   - Что? Супружество с тобой?.. Да нормально... Тем более что среди ведьм это принято и приветствуется... Ну и имеются определённые правила, основанные на потребностях продления рода. Опять-таки, опыта ни у меня, ни у моих предшественниц не было, но по преданиям мы имеем на это все права. Только надо сразу признавать право старшинства и клясться в послушании...
   Дальше произошло неожиданное: потомственная ведьма сползла со стула на колени, согнулась в позу зародыша, коснулась лбом пола почти у самых ног Ивана, а руки, ладонями вверх, откинула назад, словно птица во время полёта. И низким голосом зашептала-забубнила, повторяя монотонно одно и то же:
   - Ольга Карловна! Клянусь тебе в верности и послушании! Обещаю выполнять каждую твою просьбу или пожелание, словно строжайший наказ, равный повелениям всех моих предков! Прими мою клятву и поручительством будет моя открытость, при которой ты имеешь право властвовать над моим телом и над моей жизнью!
   И опять в индивидуальном мире обладателя затеялся ожесточённый обмен мнениями. Причём метнувшаяся к склонённому телу Ольга, с некоторой растерянностью подтвердила: "В самом деле, мне видна какая-то стрежневая, пульсирующая нить у неё по всему телу, и я почему-то уверена, что могу эту нить передавить или оборвать. После чего ведьма умрёт. Непонятно..."
   Фрол предположил, что Елена Сестри по ошибке определила именно Фаншель главной ведьмой, которая и управляет всем трио. И хочет именно у неё выпросить разрешения не столько на доступ к телу Ивана как супруга, сколько разрешение на доступ к глобальным тайнам высшего ведьмовского сословия.
   С такой интерпретацией событий относительно согласились все, но следовало уточнить и прояснить подробности до конца. Ну тут подсказок хватило, и вскоре серия вопросов была заготовлена. Да и раболепная поза гостьи немало смущала: та уже повторяла свою клятву раз пятнадцатый подряд. С тоном Загралова тоже определились, выбрав самый решительный и требовательный:
   - Встань! С чего ты решила, что моря супруга примет твою клятву?
   Елена выпрямила корпус, но присела на пятки так и оставаясь на коленях. При ответе она явно недоумевала:
   - Что в этом такого? Она ведь остаётся старшей по рангу и вольна мною командовать. Тем более любая на её месте заинтересована, чтобы потомство от её мужа расселилось на как можно большем пространстве.
   - А почему ты меня о моём согласии не спрашиваешь?
   - Но и ты должен понимать, что иначе человечество не сохранить.
   "Странно, - высказался мысленно обладатель, - Неужели такой как Безголовый пёчётся о сохранении разумной жизни на планете?" - и продолжил вопросы:
   - И кто тогда, по-твоему старше в нашей супружеской паре?
   - Конечно ты, Иван Фёдорович. К тебе я и пришла открытая и покорная... Силы твои беспредельны, знания твои могущественны, величие твоё недосягаемо для моего взгляда. Но и меня не отвергай, прошу тебя! Даже у меня есть некие умения, которые могут тебе кровно пригодиться, которые помогут тебе сохранить и увеличить твой род, и которые дадут тебе полное понимание наших ведовских секретов.
   - И какие секреты тебе подвластны?
   - Близкое пророчество кончины любого человека. Именно в этом, самом главном действе и получили наибольшую силу и признание мои предки. Любая женщина из нашего рода могла высказать проклятие в сторону врага или недоброжелателя, зная за трое суток о его кончине. И это пугает обывателей больше всего, давая нам силу и влияние. Правда чаще эта сила оборачивалась против нас же, и нас уничтожали всеми доступными средствами, поэтому уже давно мы подобными проклятиями не разбрасываемся. С другой стороны, мы видим приближающуюся смерть человека от болезни, например, и тогда вовремя предупреждённый целитель имеет возможности отсрочить конец человека, излечив, или временно отогнав тяжкий недуг. Также мы можем предупредить человека о грядущей в ближайшие трое суток опасности, ориентируя её по стороне света. Тогда человек имеет возможность уйти от смерти, или довлеющей над его судьбой опасности, двигаясь строго в противоположную сторону.
   "Вот это да! - восхищался Фрол. - Подозревал, что наши предки многое умели, но чтобы такое..! Да ещё дожило до наших дней...! Чудо! Ванюша, бери её в супруги и не думай ни минуты! Ольга, не кричи как с ума сошедшая, а подумай в первую очередь и о том же своём супруге. Ты глянь, что вокруг творится? При всём могуществе обладателя его может убить каждый поддонок, порой почти случайно, не говоря уже о заранее спланированном, преднамеренном убийстве. А так мы будем уверены в его долгожительстве".
   "Не будем! - рьяно возражала Фаншель. - Я его сама задушу, если он с этой козой вздумает "продолжить род"! Или всю его "продолжалку" вырву с корнями!"
   Вопрос о детях для Ольги был, в общем-то, довольно болезненный. Пока в тексте сигвигатора не отыскалось ни единого слова о том, может ли фантом, пусть даже и девять месяцев подряд пребывающая в физическом теле выносить и родить здорового ребёнка от обладателя. А Фаншель хотела детей до умопомрачения. Да и всё своё последующее, пусть и обманное для остального мира существование, она мечтала подкрепить ребёнком.
   Вот тут и прозвучало от ведьмы то самое нужное слово, которое и определило всё её дальнейшее сосуществование с обладателями и его фантомами:
   - Вторая наша врождённая способность, это умение предвидеть для любой женщины тот момент, когда она может начать вынашивать ребёнка. На этом мои предки и старались зарабатывать в своей жизни. Третья способность...
   - Постой, постой, - перебил её рассказ Иван. - Подробнее можешь о второй своей возможности? Вот, к примеру, что ты скажешь о моей супруге?
   Елена Сестри задумчиво подвигала бровями и призналась:
   - Это долго..., минут на десять. И мне при трансе надо держать ладони на физическом теле Ольги Карловны. Только тогда я могу заглянуть в её будущее, связанное с беременностью.
   На этот раз Ольга была согласна на всё и сразу:
   - Материализуй меня! - требовала она, со всей дарованной ей силой убеждения.
   Да только мужчины заопасались, вполне справедливо рассудив, что вот так сразу и сходу доверять ведьме тоже нельзя. А вдруг она специально пытается втереться в доверие? А сама наведёт некую порчу на свою вчерашнюю обидчицу? Вдруг этот весь спектакль и разыгрывается только ради банальной мести? Тем более что вчерашнее поведение, да и сегодня с утра, характеризовало женщину ну совсем не с положительной стороны. Мало того, Фаншель находится в розыске, пусть об этом и не трубят во всех газетах и на каждом канале, так что видеть её посторонним категорически нельзя. Что в данном случае может стоить клятва в верности, данная какой-то ведьмой?
   Ольга на это кричала, что она теперь может в любой момент, даже умирая, пережать замеченную линию в астральном мире ведьмы и убить ту одним движением воли. Она, мол, недаром клялась и так раскрывалась, сняв с себя все защиты. Открывшись старшей по рангу и вверив свою судьбу в её руки ведьма, дескать, становится беззащитной и полностью зависимой.
   Пасечнику всё-таки удалось уговорить маленький коллектив, и потребовать от ведьмы ответить на несколько вопросов. Так сказать для чистоты следствия и чтобы расставить все точки над "i". Послушав суть вопросов, Иван приступил к их оглашению:
   - Поведай вначале о своих предках?
   - Обо всех? - удивилась гостья, усаживаясь на стул. - И что именно?
   - Нет, только о последних. О которых ты всё знаешь и с которыми продолжаешь поддерживать контакт.
   Елена замотала в отрицании головой:
   - Это самая большая моя тайна. Ты об этом не имеешь права спрашивать, пока не ответишь мне согласием и пока не примешь в свою семью.
   - И тем не менее! Сколько их? - упорное молчание было проигнорировано уточнением: - Восемь?
   Видима тайна оказалась угадано правильно. Глаза ведьмы округлились от злости, а взгляд отыскал дух Фрола над правым плечом обладателя:
   - Ты! Надсмотрщик, таюрти-убийца! Ты и это успел высмотреть до моего пробуждения?! Ты не имел права!..
   - Зря ты на него кричишь, - остановил истерику Загралов спокойным голосом. - Он просто выполнял моё поручение, ничего личного.
   Взгляд сместился на него, потом мотнулся левее, смягчился, а то и вообще смирился. А потом, после вздоха, последовало и признание:
   - Да..., их восемь. И у меня помимо их черепов, которые нужны для ритуала призыва, есть ещё и восемь тетрадей с их сокровенными записями. Если ты меня примешь, будешь иметь право и на чтение этих записей. А если согласятся мои предшественницы, то и на разговор с ними во время контакта призыва.
   После таких признаний, уже все трое не только крепко задумались над происходящим, но и посчитали нелишним перестраховаться ещё несколькими вопросами:
   - А что ты конкретно знаешь обо мне?
   - Ты - обладатель. Повелитель и создатель духов, в том числе и материальных. Твоё призвание и судьба, созвучны нашим: защищать разумную жизнь на планете.
   "Точней не бывает! Как она всё в точку угадала! Такое мнение, что давно вычитала весь текст сигвигатора! - одновременно прозвучало сразу три мнения. Разве что Иван подвёл итог своим прежним сомнениям новым скопищем вопросов: - Ну и как в эту картину спасения человечества вписывается поведение Безголового? Может мне следовало вернуть сигвигатор ему добровольно? Может я нарушил соотношение добра на Земле? И теперь планете грозит некая страшная катастрофа? Что здесь не так? Или чего мы ещё не знаем? Или наоборот - это мы зло? Это мы - гибель разумной жизни?"
   "А вот ты у неё о себе и спроси!" - неожиданно посоветовала Ольга. И её супруг легко согласился:
   - Ну и как я, по твоему мнению справляюсь со своим призванием?
   - Великолепно!
   - С чего ты так решила?
   - Ты - добрый и справедливый. А это для обладателя - самое главное.
   - То есть, по-твоему, обладатели бывают и очень плохими и весьма мерзкими?
   - Конечно. В записях моей седьмой по древности предшественницы об этом написано с десяток страниц.
   - То есть, такие как я существовали всегда?
   Елена задумалась, явно проводя сравнения, потом пожала плечами:
   - Вряд ли... В тебе есть много несовпадений в плане сил, умений и возможностей. Да ты потом сам почитаешь.
   Хотелось ещё поинтересоваться в какую сторону несовпадения: усиления или слабостей, но тут как раз важнейшие переговоры были ожидаемо прерваны стуком в дверь. Дух Фрола тут же метнулся в кухню, так что чуть позже узнали о каждом сказанном там слове и действии. Фёдор Павлович и Шулемина сидели уже за накрытым к обеду столом, а Татьяна Яковлевна стояла возле двери и прислушивалась к ответам:
   - Сынок, ты обедать с нами будешь?
   - Спасибо, мама, но я сейчас сильно занят, у меня важные переговоры идут.
   Мать вернулась за стол, и перекинулась с гостьей несколькими фразами:
   - Похоже, с кем-то по скайпу общается, голоса слышны были...
   - Конечно, - несколько ревниво и бурно отозвалась актриса, - С нами ему даже за стол сесть некогда. Наверное, с тестем или тёщей общается. Он и раньше с ними мог часами говорить.
   - Ну так, и повод уважительный есть, - рассуждал Загралов старший. - Олечку никак не вырвут из рук похитителей. Может она недавно опять звонила?
   - Звонила, как же..., - гостья долго гримасничала, то порываясь что-то сказать, то опять прикрывая рот. Но всё-таки не выдержала: - А мне кажется, что всё эти звонки сфабрикованы. Потому что сердцем чувствовала сразу: с Олечкой беда. Страшная и непоправимая беда...
   Тогда как в спальне, с подпёртой изнутри дверью, перешли к самому важному моменту торговли:
   - Хорошо, давай так. Сейчас появится моя жена и ты посмотришь её будущее насчёт ребёнка. Только после этого она может дать окончательный ответ на твоё предложение. Приступим?
   - Да! - глаза ведьмы блестели от нескрываемого интереса, предвкушения и восторга. Ей ещё ни разу в жизни не удавалось наблюдать материализацию духа в физическую сущность. - Только она должна быть полностью обнажённой. Одежда будет мешать моему познанию астрального будущего. Ну и сразу хочу предупредить о самом страшном и неприятном: если нет возможности иметь детей, то мне придётся всё равно об этом признаться. И после этого моих предшественниц начинали жутко ненавидеть. Но иначе никак нельзя: если я не скажу правду, входы в астрал для меня могут закрыться навсегда.
   "Ничего страшного! - не терпелось Ольге. - Зато я буду знать уже точно, на что мне надеяться! Делай призыв!"
   "Но мы здесь не одни...", - вспомнил супруг о правилах приличия.
   "Фрол, побудь, пожалуйста, на кухне, - попросила Фаншель номера первого. - Или вокруг посёлка осмотрись..."
   "Уже исчезаю!" - отозвался Пасечник. А ещё через несколько мгновений обнажённая красавица появилась за спиной у обладателя и ласково, но с чувством властительницы, возложила свои руки ему на плечи.
  

Глава двадцатая

СКАНДАЛ

   Елена Сестри смотрела во все глаза, и наблюдать за её эмоциями было весьма интересно. Вначале сам факт появления живого существа её сильно экзальтировал. Потом зрачки стали расширяться от узнавания, а напоследок нахмуренные брови показали немалые сомнения. Да и слова, обращённые к Загралову, отражали немалую растерянность:
   - Мне ничего не кажется? Твоя жена и в самом деле известная актриса?
   - Нашла, у кого спрашивать, - несколько надменно опередила Фаншель ответ мужа. - Он при нашем знакомстве, даже фамилии моей не слышал.
   При этом её пальчики ущипнули слегка мочки ушей мужчины, как бы говоря и укоряя: смотри, даже в глухой тайге обо мне знает каждая собака. А ты, столичный житель, так наплевательски относишься к великому кинематографу.
   - И..., давно вы знакомы? - решилась уточнить ведьма.
   - Чуть больше месяца. А не десять лет назад, как ты подумала.
   Личико Елены стало совсем растерянным. Она даже, в поисках несуществующей поддержки от своих предков, непроизвольно осмотрелась по сторонам. Потом всё-таки правильно отреагировала на два вопросительных взгляда и стала объясняться:
   - Но ведь такого не бывает... По крайней мере так утверждается в записках про обладателя... На создание таюрти..., э-э, вернее духа требуется не менее года... Хотя, может и мои предшественницы ошибались...
   Ольга больше раздражалась задержкой, и беспредметные разговоры её не прельщали. Поэтому она отмахнулась отговоркой:
   - Мой муж самый могущественный обладатель в истории. Так что ему всё по плечу. Давай лучше перейдём к делу...
   - Тогда получается, что и мой дух он может создать чуть ли не сразу? - поразилась Сестри.
   - Может! - голос Фаншель стал строже. - Если захочет! И если ты будешь себя правильно вести и выполнять все мои распоряжения. И напомню, у нас мало времени!
   Говорить сейчас о малой толике оставшихся у супруга сил, никакого резона не было. Да и ведьма поняла, что надо приступать к обследованию тела, определяя, сможет ли старшая по рангу женщина иметь в близко обозримом времени ребёнка.
   Поэтому, так и оставаясь сидеть на стуле, Елена попросила Ольгу встать рядом с ней и приступила к таинствам астрального пророчества. Внешне это выглядело вполне банально и прозаически: обе ладони прикладывались поочерёдно к разным местам тела, и там замирали в течении десяти, пятнадцати секунд. Глаза ведьмы оставались плотно закрыты, и только губы порой шептали просьбу повернуться определённой стороной: то боком, то спиной.
   Ольга отнеслась к касаниям, пусть даже к интимным местам, вполне спокойно и с пониманием. Для неё, определение её же фантомного будущего, казалось стократ более важным, чем какая-то неуместная стыдливость. Тем более что она ничего не опасалась: муж находился рядом и в любой момент был готов помочь. А в случае явной опасности, то и превратить обратно в неосязаемого духа. Но опасности вроде не предвиделось, по крайней мере, явной и непосредственной. Ведьма и в самом деле занималась своим делом, а если и притворялась, или пыталась навести туману, то делала это с наивысшим профессионализмом: не придерёшься и в обмане не обвинишь.
   Мало того, Иван заведомо решил присмотреться, рассмотреть хотя бы те краски, которые видит, к примеру, его друг Евгений Кравитц. Или те сгустки воздуха, что различают фантомы будучи в интерпретации духов, глядя друг на друга. Или рассмотреть тот самый астрал, в котором Елена Сестри как бы видит наследственное продолжение любой женщины. И, как это ни показалось ему самому странным, рассмотрел дивную конструкцию из желтовато-белых колец, которая в виде веретена окутала фигуру его супруги. Причем чем больше Елена совершала касаний, тем плотней и красочней становилось веретено из полупрозрачных колец. И в какой-то момент, а вернее минуте на десятой обследования, веретено вдруг резко крутнулось, и словно водоворот ушло в пол. А вместо него, через полминуты, вернулось десяток маленьких вихрей, которые своими остриями стали вращаться возле самого обнажённого тела, перемещаясь вдоль него в самых различных направлениях. И ещё через минуту, они вдруг разом исчезли.
   В тот же момент ведьма дёрнулась словно от удара током, и наверное упала бы со стула, если бы попросту не обняла стоящее перед ней женское тело и не опёрлась на него, прижавшись щекой. Потом ещё два раза сотряслась, словно её колотила падучая, но приходя при этом в полное сознание. После этого открыла глаза, опустила руки и попыталась сесть обратно, прислоняясь спиной к стулу.
   Когда заговорила, то голос казался чужим и незнакомым, словно её устами говорил некто иной:
   - Будет у тебя потомство, Ольга Карловна. И зачатие произойдёт через шесть месяцев от дня сего, если ты приложишь для этого все свои силы и желания... Но может это и раньше случиться, если обладатель останется добрым и любвеобильным...
   Расслабившаяся, и не сдержавшая улыбки Фаншель, тем не менее, покосилась на своего мужа и еле слышно пробормотала:
   - Я-то приложу!.. Пусть только будущий папочка попробует отлынивать..., - потом спохватилась, прокашлялась и стала уточнять: - А кто у меня будет, мальчик или девочка?
   Видимо просмотр астрального будущего забирал у ведьмы массы сил и энергии. Потому как выглядела она сейчас жутко усталой и уж никак на свои обычные семнадцать не казалась. В данный момент, если присмотреться, ей и в самом деле можно было дать чуть ли не все тридцать лет по возрасту. Да и говорила она с трудом, язык заплетался, словно после изрядной дозы употреблённого алкоголя:
   - Вариантов гораздо больше...
   - Это как?! - не на шутку испугалась будущая мать. - Я не хочу рожать неведомую зверушку или ещё какое чудовище, как в фильме "Чужой"!
   Елена Сестри криво улыбнулась:
   - Может быть двойня... К тому же разнополая... А ещё случаются тройни... Там вариантов не в сравнение больше... Но конкретно, я определять не умею. Такой опыт приходит лет после шестидесяти...
   Стоило видеть, как расслабленно, счастливо улыбнулась Ольга и как её зрачки мечтательно скрылись под веками:
   - Не откажусь и от тройни!..
   Только к тому времени спохватился и обладатель, и на месте скопища своей силы даже лужицы не увидел. Так, мокрое место! В связи с чем осознал себя на грани очередного обморока. Поэтому принял радикальные меры: дематериализовал супругу и дух Фрола. А сам на полусогнутых проковылял к трюмо и, не раздумывая, заглотал в себя сразу два Яшисарри. Потом подумал, развёл в стакане и запил орешки концентратором "Няма".
   Оглянулся на ведьму, которая чуть не получив косоглазие, наблюдала за его действиями. Её личико не то что стало бледным, а скорей даже сероватым. И в том, что она тоже перебрала с расходом своей силы, сомневаться не приходилось.
   - Ты как? - поинтересовался Иван, скорее для проформы.
   - Мне плохо..., надо прилечь..., - пролепетала она в ответ. И чуть не грохнулась со стула.
   Хорошо что Загралов успел её подхватить, и, чувствуя идущие из желудка импульсы силы, которые стали взбадривать его после приёма концентраторов, подхватил Елену и уложил на свою кровать. После чего приподнял ей голову и вложил в рот орешек Яшисарри:
   - Глотай! Должно добавить тебе силёнок. Хотя я точно не уверен...
   Но прежде чем проглотить, она вцепилась мёртвой хваткой в его руку и требовательно стала выспрашивать:
   - Ты меня принимаешь в семью? Твоя супруга осознала пользу от меня? Приняла мою клятву?
   Иван не рискнул брать на себя такую ответственность и давать обещание вместо Ольги. Поэтому просто и честно признался:
   - Мне, честно говоря, всё равно. Даже скорее я согласен, чем против. Но давай подождём возвращения моей жены. Пусть решает окончательно она...
   - Разве её возвращение не от тебя зависит?
   - От меня..., - правду о своём временном бессилии раскрывать он пока не стал. - Но я хочу ей дать некоторое время на раздумья. Не давя при этом своим авторитетом и правом.
   - Ну да..., правильно..., - ведьма громко, с трудом проглотила орешек и скривилась: - Дай воды! В горле песок скрипит...
   А ёмкость для воды оказалась пуста! Поэтому хозяин комнаты подхватил стеклянный кувшин и поспешил на кухню со словами:
   - Сейчас, сейчас...! Принесу!..
   Даже не прислушавшись и не приостановившись, убрал подпорку из-под двери и резко потянул её на себя. При этом на него чуть не рухнула, и чуть не сбила с ног, приложившая с той стороны ухо к щели Елена Шулемина. Так они, ухватившись друг за друга, и ввалились обратно в комнату. Поразительно, как кувшин из рук не выпал! Ну и естественно, что актриса сразу увидела лежащую на кровати ведьму. И не важно, что та была идеально одета и одежды ни в коей мере не носили характер какой-то неопрятности. Одного вида чужого женского присутствия в комнате, хватило подруге, чтобы сходу завестись на истерический скандал:
   - А-а-а-а! Так вот с кем у тебя "важная беседа"?! Так вот с кем у тебя связана "важная работа"?! Да я всё Олечке расскажу! Да она тебе, развратнику и извращенцу всё, что торчит поотрывает! Сволочь! Бабник! Животное! Кобель безмозглый!
   Попытку приостановить ругань со стороны подруги, Загралов естественно предпринял:
   - Что за поведение? Что за слова и оскорбления?! Одумайся!
   Никакого эффекта эти окрики не принесли, Шулемина так и продолжала вести себя как последняя склочница. Появилось даже желание в какой-то момент пристукнуть её тяжеловесным стеклянным предметом. Хорошо, что на шум из своей комнаты выскочили родители, и обладатель максимально мобилизовал свою выдержку, став спокойным и в меру насмешливым:
   - Мама, дай, пожалуйста, воды, а то Елене плохо, - первым делом отдал он матери кувшин. И тут же обратился к отцу: - Папа, а у тебя нет "мягкого" успокоительного? А то опасаюсь, что придётся прибегнуть к пощёчинам.
   Может излишне спокойный тон, а может актриса и в самом деле испугалась рукоприкладства, но она резко сбавила тон и язвительно поинтересовалась:
   - Ты посмеешь меня ударить?
   - Ну, если ничто другое тебе не поможет..., - пожал он плечами. А скандалистка, дождавшись возвращения с полным кувшином Татьяны Яковлевны, с угрозой прищурила поблескивающие глаза:
   - И у тебя поднимется рука на мать твоего ребёнка? - после этого наступила звенящая тишина, во время которой Иван в панике создал дух супруги где-то рядом. - Ну, чего сразу примолк? Я ведь так и не успела сказать о своей беременности.
   - Этого не может быть...! - выдавил из себя будущий, якобы, отец. - Мы ведь предохранялись...!
   - Ха! При том обилии секса, которому мы предавались, порой самые эффективные средства, бывают неэффективны!
   "Это она о чём?! - в свою очередь начинала уже истерить Ольга Карловна Фаншель. - Я правильно поняла суть предстоящей драки?! А вернее, главную причину твоего грядущего линчевания?!"
   "Да вот, госпоже Сестри стало плохо после осмотра твоего астрального будущего, я бросился за водой, эта глупышка подслушивала, ввалилась внутрь, увидела лежащую на кровати женщину и стала выкрикивать разные плохие слова, а в концовке додумалась до невесть чего..."
   А Шулемина тем временем пыталась развить начатую атаку и стала апеллировать к замершим, стоящим с расширенными глазами родителям:
   - Что бы там у меня с Ванюшей не было, и как бы мы в данное время не хранили свои тайны от окружающих, он не имеет права мне угрожать физической расправой! Не правда ли? - но так как те стояли явно растерянные и не знали, как дальше реагировать, продолжила: - В любом случае у нас получится красивый, здоровый ребёнок. Я уверена!
   Иван попытался рассуждать логически:
   - Постой, постой! Только что ты заявляла, что пожалуешься Ольге на меня, хотя причина явно высосана из пальца. А чего же ты сама не боишься встречи с ней?
   - А меня Олечка простит! - с невероятной наглостью и удивительной самоуверенностью заявила женщина. - Я её лучшая подруга и она меня не осудит. У меня были уважительные причины так поступить. А вот за прелюбодейство с этой...! - и она гневно ткнула перстом в сторону кровати
   Обладатель жутко пожалел, что Шулемина в данный момент не слышит, что выкрикивает в её адрес та самая "лучшая подруга" и какими экзотическими способами желает умерщвления как её, так и своего супруга. Его даже пошатывать начало, словно дерево под ветром, настолько в сознании царил хаос, смешанный с неуверенностью, и настолько колотил по восприятию переизбыток эмоций.
   Тем временем основная причина скандала несколько выпала из поля зрения остальных. Поэтому незаметно уселась на кровати, с минуту так посидела, прикрыв глаза, а потом громким, скрипучим голосом, который услышат даже глуховатые во время яростной драки, выдала:
   - Да она принимает желаемое за действительное. Нет у неё беременности. Просто из-за нервного расстройства произошла задержка цикла. По этой же причине, а также из-за смены климата она себя очень премерзко чувствует, её подташнивает... Вот и показалось, что беременна.
   Всё семейство Заграловых как-то слишком в унисон, чуть ли не с благостным стоном выдохнуло. Такому скрипучему и уверенному в себе голосу нельзя было не поверить. Умолкла в сознании и разбушевавшаяся Ольга. Причём она же первая и пожалела лгунью, присмотревшись к ней и заметив, что та от переживаний вот-вот грохнется на пол:
   "Ленка бледная как мел! Как бы сейчас не свалилась... Может это ей воды надо дать?"
   Иван подхватил с подноса два стакана, и подскочив к матери, подождал пока наполнятся до половины оба. Один сунул в руки отца вместе с командой: "Дай ей попить!", а второй отдал в подрагивающие ладошки ведьмы.
   Шулемина в каком-то трансе и прострации выпила воду, а потом сорвалась с места и умчалась в свою комнату. Татьяна Яковлевна, оставив кувшин на комоде, поспешила за ней следом. Фёдор Павлович постоял немного, неловко переминаясь с ноги на ногу, и тоже вышел, плотно прикрыв за собой дверь. А шумно усевшийся на стул Иван, постарался присмотреться к резервуару своих сил. Сразу три принятых концентратора значительно помогли, баланс всё больше тяготел к плюсу. В то же время два ручейка утекали в стороны. Один явно тянулся к замершему в раздумья духу Ольги, а вот второй терялся в неизвестности, но явно подпитывал скорей всего несуществующего в данный момент Фрола. Поэтому обладатель запаниковал:
   "Что же это происходит?! Неужели Пасечник и в самом деле проходит некую трансформацию? Превращается из духа надсмотрщика в этого, как его?.. В таюрти-убийцу?"
   "Ну становится, ну превращается..., - с грустным фатализмом отозвалась любимая супруга. - А вот что мне теперь делать? Как я после подобного скандала осмелюсь с твоими родителями познакомится официально? Да они меня за таких подруг и на порог не пустят! Да и потом, они всегда будут на меня смотреть с издёвкой и с презрением..."
   "Милая! Не смей так даже думать! - постарался Загралов прикрикнуть строго и решительно. - Они чудесные люди и уверен, души в тебе не будут чаять. И детей наших будут любить невероятно. Мне мать уже давно признавалась, как они с отцом внуков ждут!"
   Упоминание о детях, немного сменили направленность Ольгиных размышлений:
   "Почему для удачной беременности надо ждать шесть месяцев: Ну ка выспроси всё подробно у этой пророчицы!"
   "Да это и так ясно, дорогая. Наверняка зависит от сил, которые я накоплю и которыми смогу тебя поддерживать в физическом теле постоянно. И вообще..., присмотрись, пожалуйста, к нашей гостье. Она видит, что мы с тобой разговариваем и терпеливо ждёт твоего окончательного решения о своей судьбе. Или ты хочешь поговорить с ней, будучи в физическом теле?"
   "Это - лишнее. Ты и так эти концентраторы сегодня ешь словно семечки. Не хватало только желудок безвозвратно испортить! А по воду ведьмы..., - она задумалась и сделала неожиданный вывод: - То ты и в самом деле бабник! Правильно Ленка говорит: кобель натуральный! Только и мечтаешь, что изменять мне с разными..., да ещё при этом имея моё согласие!"
   "Милая, успокойся! Пожалуйста! Давай думать о существующей проблеме не только держась за принципы нашего воспитания и привитого нам мировоззрения. По сути, она нам очень и очень необходима с её талантами и паранормальными способностями. Но если ты будешь против, то даем ей отказ и вопрос исчерпан..."
   "Ага! И мы получим готового, опасного врага? Ко всему прочему я так и не смогла до конца понять, чего эта ведьма хочет как будущая мать? Как она себе представляет наши семейные отношения? Как вообще это всё будет выглядеть и что она конкретно хочет для себя, как умеющая превращаться в духа?"
   "Я тоже этого не понимаю, - признался Иван, поднимая глаза на притихшую Елену Сестри. - А значит разговор, а вернее торговлю, продолжаем!"
   После чего высказал эту свою последнюю мысль вслух.
  
  

Глава двадцать первая

ДОГОВОР

   Ведьма, на конкретные вопросы и отвечать стала совершенно конкретно. Причём, как выяснилось почти сразу, она несколько слабо оказалась проинформирована об истинных умениях обладателя. К примеру, она считала Фрола - только духом, который, пусть и пройдя на высшую ступень после трансформации никогда не сможет получать физическое тело и появляться в реальном мире.
   А вот Ольгу она считала женщиной сродни себя, но с которой сделана копия и потом эта копия может служить при необходимости точно так же как таюрти-надсмотрщик. Живой человек стать духом-убийцей, по убеждениям ведьмы, не мог. Так же интересно звучала трактовка её пониманий нынешних действий: Фаншель якобы в данный момент живёт где угодно, пусть в той же Москве, а её дух постоянно находится возле Ивана.. И при желании супруг может притянуть к себе через матрицу духа и всё физическое тело. То есть совершать своеобразную телепортацию через громадные пространства тех людей, духом которого он обладает.
   Что сразу заставляло модифицировать некие уже усвоенные понятия и радикально пересмотреть отношение к останкам шаманского дерева Тава-Гры. Оно и в самом деле становилось в перечне природных ценностей, на самое первое место. С оговоркой: после сигвигатора. Конечно стоило ещё разобраться более точно, какими силами обладал уже трансформированный в убийцу дух, и как долго будет протекать подобная трансформация. По непроверенным данным, в которых не слишком-то хорошо разбиралась одна из предков ведьмы, для такого действа обладатели проводили сложнейший обряд, длящийся непрерывно несколько недель. Суть обряда оставалась тайной.
   Но к обсуждению волшебной коряги можно было вернуться в любое время.
   А вот в грядущем статусе самой ведьмы следовало разобраться немедленно. Во-первых: по самому созданию духа. Здесь сведения, даром что порой облечённые в мишуру загадочных слов, оказались сродни инструкции, расшифрованной после вычитки текста из сигвигатора. Обладатель касаниями ладоней снимал копию матрицы естества и после совершения известных ему обрядов создавал духа. Допустим всё той же Елены Сетри. Дух постоянно обретался вокруг него, помогая, защищая, наблюдая и собирая нужные сведения. При нужде, обладатель телепортировал к себе и физическое тело ведьмы и как раз в тот момент дух соединялся со своим матричным подобием, и вся собранная память, полученный опыт и запомненные знания переходили в тело и разум Елены. И так каждый раз при слиянии она будет становиться всё сильней, принося своему супругу каждый раз больше пользы.
   Во-вторых, по её желанию стать матерью. Здесь для Ольги Фаншель и таился наибольший камень преткновения и её морального недовольства. Потому, что как ни варьировала ведьма словами, как ни скрашивала действительность и как не описывала будущие благи от намечаемой близости, правда была одна: Иван обязан был вступать в интимную близость для создания потомства. Скорей всего на этом бы всё и закончилось, но Елена при уговорах вдруг употребила странно знакомое слово:
   - По нашим родовым преданиям, имение двух и более жён, даёт обладателю возможности вбирать в себя силы Венгази, и владеть при этом символом-печатью Ялято. Ялято ещё порой называют "...озером, наполненным яляторным удовольствием". А более правильно это можно обозначить иными словами и определить иными пропорциями: обладатель, имеющий трёх жён, обладает запасом сил в девять раз большим, чем имеющий только одну супругу.
   Иван жестом попросил ведьму умолкнуть и подождать, настолько бурные и оживлённые диспуты у него начались в собственном сознании с супругой.
   Огромные, если не самые важные загадки из расшифрованного текста приоткрылись. Как ни странно, но секс и интимные отношения оказались на удивление мощными источниками энергии, или не менее громадными накопителями, позволяющими аккумулировать разлитую в окружающем пространстве ту самую энергию. Ну и чего там ходить вокруг да около: что Загралов, что Фаншель сразу поняли прямую взаимосвязь между сроком в шесть месяцев до начала беременности и непосредственным, обязательным дополнением: "...ели приложит (Ольга!) к этому все усилия!" То сеть становилось понятным: не будет у обладателя три жены, он ещё не скоро сможет держать свою супругу в постоянной физической ипостаси. При этом обеспечивая полную безопасность как близких, так и самого себя, и не истощая собственный организм до глубоких обмороков.
   Да и в дальнейшем - не факт, что появится возможность иметь ребёнка.
   И теперь всё зависело от Ольги. Потому что её супруг без всякого ханжества или снобизма размышлял так:
   "Откровенно говоря, я не знаю, как это будет выглядеть, и мне совершенно не хочется проходить через подобные интимные отношения. Бояться за себя - не боюсь и навсегда останусь влюблённым только в тебя одну. И мне будет смертельно больно, если ты в этом засомневаешься. Твой дух во мне, ты практически уже можешь заглядывать, читать все мои мысли. Так что тебе легче всё правильно оценить и во всём разобраться. Как решишь, моя милая, так и поступим".
   Ольга Карловна обладала крепким характером и сильной волей, потому что думала недолго:
   "Я уже всё оценила, и могу утверждать, что верю в тебя. И уже знаю, как мы поступим: ребёнок от тебя, это будет не только наша общая радость и счастье. Это ещё и послужит мне, давно на самом деле убитой и уничтоженной - как окончательное подтверждение моего повторного существования. Наверное, только после родов я смогу поверить в своё возрождение и жить дальше спокойно..."
   И тут же напомнила, что следует решить ещё один вопрос, который стоял третьим в списке: как сложные отношения в семье будут смотреться со стороны? Иначе говоря, как будут выглядеть официально?
   Когда об этом спросили Елену, она заметно приободрилась, уже предвидя окончательный результат, и стала перечислять основные пункты семейного уговора. Для всего мира ведьма останется ещё некоторое время жить в тайге. Хотя приезжать в Москву, или туда где станет проживать её семья - как можно чаще. Родившийся ребёнок, да и все последующие обязаны во всём подчиняться воле отца и жить там, где он распорядится. Мать не имеет прав забрать своё чадо и скрыться в неизвестном направление. Да такое и невозможно изначально. Чтобы не возникало ненужных разговором и нежелательных инсинуаций, создаются легенды, по которым Елена Сестри будет иметь или жениха, или пребывать в кратковременном замужестве. Дети, якобы так и будут следствием этих замужеств.
   Старшинство в семье тоже строго градуировалось. Во главе - конечно же обладатель. Но в то же время вторая жена всегда, даже в мелочах должна подчиняться распоряжениям первой, верховенствующей жены и любая полемика на эту тему, или желаемые изменения - невозможны по умолчанию.
   Дальше, и больше вдаваться в тонкости интимных вопросов, высокие договаривающиеся стороны не стали. Да, по словам Елены, каких-то определённых правил больше и не существовало. Только одно: любые объятия супруга с второй женой, должны потом сопровождаться колдовским массажем на все тело, которая вторая жена обязана сделать первой. Во всём остальном придётся уже по ходу жизни как-то привыкать, приспосабливаться и самим подыскивать приемлемые варианты контактов, привыкать к чувственным внутрисемейным отношениям. Единственное что должно было бы служить лучезарной звездой таких общений, их проявляющимся лакмусом, главным ориентиром правильности - так это "усиление символа-печати Ялято" или иначе говоря, наполнение "...озера яляторных удовольствий" силами Венгази. Если что-то будет не так - озеро будет оставаться сухим, а если всё складывается правильно, начнётся процесс бурного наполнения.
   Елена Сестри только и старалась убеждать, да уговаривать. Куда и делись её заносчивость, высокое самомнение и попытки запугивать окружающих своими таинственными умениями. Ольга - уже смирилась со всем, лишь бы свершилась её главная мечта, родить ребёнка от супруга. Ну а Иван, как любой нормальный мужчина, надеялся на собственные силы, и не сомневался, что справится с любыми семейными обязанностями. Поэтому на этом фоне эмоций и впечатлений, заявление ведьмы, что в семью нужна ещё и третья жена, проскочило как-то незаметно. Если уж две жены есть, то и третья - ничего страшного. В любом случае привычные понятия разрушены и претерпевают кардинальные изменения.
   Кстати Ольга сильно заинтересовалась упомянутым колдовским массажем. На что Елена высказала готовность сделать его немедленно. Это действо запретил обладатель. Он тоже оказался заинтригован, но более трезво смотрел на состояние имеющихся сил. Ведьма всё ещё оставалась бледна, Яшисарри на неё не подействовал. То же самое можно было сказать Ивану и о собственном "бассейне" с силами. Может на час поддержания Ольги в физическом мире их и хватило бы, но вот так опустошать себя до минимума он опасался. Всё-таки постоянный ручеёк сил, убегающий в сторону Фрола, напрягал и заставлял опасаться творящегося преобразования.
   А ведь ещё следовало провести обязательное действие с самой ведьмой: прикасаясь к ней руками скопировать её матрицу естества в свою подсознательную память. И сделать это по договору следовало как можно быстрей. Вот на эту тему и начался очередной спор. Елена утверждала, что ладони мужчина должен приложить везде, в каждой точке её тела. Причём тела обнажённого.
   Тогда как первая супруга настаивала на варианте в одежде. Видимо желала до последнего оттянуть открытые прикосновения, которые уже граничили с интимной близостью. При этом она выдвигала вполне резонные объяснения:
   "А вспомни, как ты скопировал матрицу Фрола? Да ты только прокатался у него спине, и вы оба были одеты"
   "Но я касался ладонями его шеи, волос, лица, - пытался без эмоций рассуждать Загралов. - Он меня нёс целых три часа. Да и до того он меня сколько раз перебинтовывал, вправлял повреждённую ногу на место. Вот в сумме матрица естества и запечатлелась вместе с осознанием надёжности и защищённости, исходящими от этого человека".
   "Всё равно пробуй через одежду! - сердилась Фаншель. - А уже если не получится, тогда разденешь её и будешь ощупывать, как пожелаешь. Только сейчас я смотреть на это не хочу!"
   "Ладно, попробуем так..." - согласился мужчина и огласил волю своей любимой вслух для Елены:
   - Раздеваться не надо. Ложись вначале на живот.
   Опять подпёр дверь, опасаясь внезапного вторжения, и приступил к первому контакту. Понятно, что ладони не прижимал, ими не ёрзал, и пальцами кожу не разминал. Под командами и рекомендациями жена такое делать сложно. Но всё равно упругость тела, его манящую молодость оценил, тяжесть груди, которая присуща молодым девицам, тоже заметил, и даже прочувствовал идущие от тела волны вожделения и желаний. Мало того, еле сумел в себе подавить и скрыть ответные волны.
   По окончании процесса возник вопрос: а как проверить действенность снятия матрицы? Получилось или нет? Потому что ни сейчас, ни в скором времени создавать дух Елены он не собирался. Как таз в тему были её убеждения, что на это нужны определённые обряды и масса времени. Правда ведьма явно надеялась на скорое создания своего второго "я", как надеялась и на скорую беременность. Но тут опять имелся хороший повод сослаться на нерушимость, чёткую последовательность грядущих ритуалов и не пришлось озвучивать главное требование Ольги: "Пока я не забеременею, никаких детей у тебя на стороне быть не может! И не спорь! Данная тема обсуждению не подлежит!"
   "Да я и не собирался спорить, - заверил супруг. - Я и сам такого же мнения!"
   Увы, действительность их обломала, как говорят, по полной. Уже собирающаяся уходить, можно сказать вторая новоиспечённая жена, присев на стул завела разговор ещё об одной:
   - Думаю по поводу третьей жены вопрос решился сам собой...
   - Ты о чем? - нахмурился Загралов.
   - Дело в том, что мне следовало срочно унять разразившийся скандал. Перед родителями было бы очень неудобно, да и в последствии трудно будет сформировать правильную официальную легенду происходящего. Эти крики могли и на улице услышать, а посторонним знать об этом нельзя.
   - Что именно нельзя?
   - Ну, пусть все думают, что ребёнок у неё от того, погибшего мужчины, с которым она жила раньше, - продолжала гнуть свою линию ведьма. Но её последние слова заставили сознание Ивана заледенеть:
   - То есть ты хочешь сказать...?
   - Ну да. Ваша подруга Шулемина и в самом деле беременна. Причём ждёт ребёнка именно от тебя, она не ошиблась. Только теперь надо её как можно быстрее ввести в семью, правильно обо всём проинформировать и посоветовать как себя подавать, как освещать статус матери в остальном мире. Мне кажется, она будет верна и преданна семье, не меньше чем я, и тоже согласится выполнять все распоряжения старшей супруги.
   Иван непроизвольно поморщился: в сознании опять начиналась очередная истерия, от слышавшей каждое слово Ольги Карловны Фаншель.
  
  

Глава двадцать вторая

ТРЕТИЙ

   Что остаток этого, что два последовавших затем дня, прошли для Ивана Фёдоровича Загралова под знаком некоей растерянности, несобранности и непродуктивной траты времени. На общественные работы он так ни разу и не сходил, благо, что желающих его отмазать и прикрыть от недовольства посельчан оказалось предостаточно. Причём это оказались все личности с непререкаемым авторитетом, заявившие, что москвич делает важную работу, результаты которой положительно скажутся на укладе жизни всех Аргунн в целом. Может и так бы никто не укорил Заграловых старших в потакании и развитии лености у их сына, но после такого заступничества никто и взгляда косого не бросил в сторону прохаживающегося по двору, о чём-то задумавшегося гостя из Москвы.
   Все хлопоты по агитации, убеждению и привлечению в семью Елены Дмитриевны Шулеминой, он довольно виртуозно сбросил на плечи своей главной супруги и её неожиданной коллеги. Мол, сразу заявляю: у меня ничего не получится, я за это не берусь, и вообще общаться с недавней подругой и любовницей опасаюсь. Не она меня морально убьёт, так любимая женщина какое-нибудь слово неправильно расслышит, истолкует не в мою пользу и устроит мне "оторванные годы".
   Ольга осталась таким спичем вполне удовлетворена, но взамен резонно поинтересовалась: "И как же я буду общаться с Еленой, если появиться перед ней физически не могу?.." Иван тут же буркнул: "Да и нельзя тебе! Ты же её уничтожить и разорвать обещала?" Любимая, тоже ворча, что так и следовало бы сделать на самом деле, тем не менее, подсказала оригинальную идею: "Если ты можешь налаживать общение между мной и Фролом, то сделай подобную связь между мной и Сестри".
   Обладатель задумался, вспомнил о снятой матрице естества, находящейся в его подсознании, и решил попробовать. В крайнем случае, от него много сил не убудет. И с четверть часа экспериментировал с неведомыми и непонятными ему идеями. И методом тыка наткнулся на нужное действо: ведьма стала слышать голос духа Ольги у себя в сознании. Ну а та уже вполне самостоятельно могла передвигаться рядом с "младшей" по рангу коллегой, общаться с ней, да и вообще могла свободно перемешаться по всему посёлку и вблизи от него.
   Вот, пожалуй, и всё полезное, что сделал Иван за два с половиной дня.
   Женщины, договаривались сами. Изначально, уже ближе к ужину, Сестри прошла в комнатку, выделенную гостье, и уселась на кровати у неё в ногах. Актриса ни на что не реагировала и даже не хотела отвечать на простейшие вопросы Заграловых старших. Настолько она была разочарована в жизни и обманута в своих лучших ожиданиях. Да и сомнения её буквально доедали: неужели она ошиблась в определении собственной беременности? Но сразу напряглась после первого предложения пришедшей женщины:
   - Хочешь пообщаться с Ольгой Фаншель?
   Медленно перевернулась на бок, обожгла ведьму ненавидящим взглядом, но продолжала молчать. Тогда пришедшая стала объяснять продуманную заранее и согласованную историю. Причём историю, основанную, прежде всего на правде и только чуточку подкорректированную фантазиями.
   Дескать да, она и в самом деле ведьма, причём настолько сильная, что получив на это разрешение Ванюши, сегодня вызвала дух его супруги и установив прямой канал общения, теперь может с ней постоянно общаться. Мало того, сама Ольга, может её глазами видеть всё происходящее вокруг и слышать все звуки её ушами.
   Естественно, что Шулемина не поверила. Не сподобилась даже на презрительную гримасу, и опять отвернулась, укладываясь на живот. Тогда Сестри рассмеялась:
   - Не веришь? Тогда я разрешу твоей подруге пообщаться моими устами с тобой напрямую. Она тебе сейчас выдаст кучу секретов и мелких деталей, о которых можете знать только ты и она. Только сразу предупреждаю и хочу тебя правильно настроить: госпожа Фаншель на тебя очень сердита и начнёт с самой непритязательной ругани. Будь готова... А я перехожу в роль зрительницы...
   Ну и госпожа Фаншель не постеснялась в выражениях. Вернее она просто диктовала коллеге свои слова, а та не в силах погасить бурные эмоции, выплескивала эти слова на лежащую актрису.
   Ту пробрало сразу же, с первых слов. Настолько были сходны интонации, тон и присущие словечки. Вначале перевернулась на спину. Потом седа. Потом отодвинулась на край кровати, испуганно пялясь на говорящую женщину, прикрываясь подушкой и поджимая под себя ноги.
   Разбушевавшаяся Ольга закончила вступительную речь, явно злорадствуя:
   - Дрожишь? Боишься? Правильно делаешь! И твоё счастье, что я не могу воспользоваться руками! Вот тогда бы ты у меня получила в полной мере за совращение моего Ванюши! Ну ничего, я ещё с тобой скоро встречусь с глазу на глаз!
   Шулемина не выдержала и заплакала:
   - Олечка, прости! Умоляю, сжалься... Мне было так тяжело...
   - Ладно, о прощении поговорим потом. Сейчас давай я тебе что-нибудь расскажу из наших секретов, чтобы ты окончательно поверила, что это я... К примеру, как ты хвасталась о некоторых особенных ласках Базальта, которые вы увидели в одном из порнофильмов. Тебе ёщё эти ласки очень нравились, хотя самому Илье ты в этом так и не призналась...
   - Всё! Больше не надо, пожалуйста! - залепетала поражённая, и уже давно и так поверившая подруга, - Я не сомневаюсь, что это ты! - ну и тут же попыталась немного сместить акценты разговора в сторону, засыпая подругу вопросами:
   - Где ты? Когда тебя отпустят? Как твоё самочувствие и говорила ли ты с Иваном?
   - Да я уже и так почти на свободе. Опекающие меня женщины были втянуты в преступление насильно и давно бы меня отпустили, но опасаются гонений в свой адрес и прочих репрессий. Поэтому мне вместе с ними надо всё хорошенько и правдиво продумать. Самочувствие моё отличное, как и общее физическое состояние. Фигуру выдерживаю, хотя кормят меня изумительно, можно сказать одними только деликатесами. Ну а с Иваном я тоже поговорила и говорю теперь постоянно. Так что он в курсе всего и тоже занимается продумыванием каждой детали для моего скорейшего к нему возвращения.
   - Ой, Олечка, я так рада, так рада..., - шептала Шулемина, глотая слёзы.
   - Незаметна, твоя радость... Скорей ты бы радовалась, если бы я не вернулась...
   - Ну что ты! Как ты можешь такое говорить?! Я для тебя готова на всё!
   - На всё, на всё?
   - Что только в моих силах...
   - Ну тогда мы постараемся с тобой договориться.
   И стали предлагать очумело пялящейся на ведьму красавице ни много, ни мало, а стать неофициальной (для остального мира) супругой Ивана Фёдоровича Загралова, и родить от него ребёнка. А в дальнейшем так и жить, выполняя не только его волю и пожелания, но и признавая первенство и старшинство высшей по рангу, любимой супруги Ольги Фаншель.
   Причём все предложения следовали грамотно, поэтапно. И следующая ступенька открывалась только тогда, когда предыдущая уничтожалась, лишая женщину малейшего шанса к отступлению или к уводящему от принятия решения манёвру.
   Первая часть переговоров закончилась к полуночи. Вторая длилась весь последующий день. А потом ещё и часть третьего. Были приоткрыты некоторые тайны сигвигатора, раскрыта некая суть самого обладателя, но в то же время жестко указывалось: что остальные тайны будут раскрыты только потом, со временем. Ну и уж больше всего раскрылась во всей исторической правде непосредственно сама ведьма. Но вся пирамида новообразованной семьи оказалась крепка, проста и понятна в вертикали власти, а посему была принята Шулеминой если и с оговорками, то совершенно незначительными и почти никакой роли в будущих семейных отношениях не играющие. Например, она настояла своих детей называть только именами, которые сама выберет. Или потребовала совершенно исключить любые грубые слова в обращения между жёнами, а кто нарушит это правило, наказывать довольно жёсткими и унизительными наказаниями. Право выбора наказания предоставлялось потерпевшей стороне.
   Но как бы там ни было, к концу третьего дня Иван Фёдорович Загралов стал многоженцем. Причём пока только теоретически, потому что любимая женщина и мысли не допускала о том, что он может уединиться для интима либо с Шулеминой, либо с Сестри.
   Да он и не стремился. А попросту бездельничал, интенсивно делая вид, что очень занят. То гость из Москвы посиживал в лаборатории Романова и выслушивал его восторженные рассказы о великом будущим таких наук как физиология, химия и микробиология. И приводил изумительные примеры, перечисляя наизусть сложнейшие формулы диковинных соединений.
   То москвич вдыхал запах трав и коряги Тава-Гры в доме целителя, деда Игната. Который тоже не молчал, а порыве непрекращающейся радости от полученных ингредиентов рассказывал и рассказывал массу своих тайн ещё только недавно совершенно незнакомому человеку.
   Иван слушал обоих, посмеивался, да порой приговаривал:
   - Всё равно я ничего из этой абракадабры не запомню. Всё это надо с самого детства в себя впитывать... Но признаюсь, слушать в любом случае интересно.
   Само собой разумеется, что два уникальных человека в свою очередь не смогли сдержать собственное жгущее любопытство и плотно пристали с расспросами: как, кто, почему так быстро и настолько качественно произвёл доставку в лесную глухомань? Потому что прекрасно разбирались и отлично знали: некоторые смеси, ингредиенты или корешки в ближайших городах и весях днём с огнём не сыщешь. Надо невесть откуда выписывать, если не из заморских стран, а потом ещё и ждать неопределённо долгое время.
   При своих ответах Иван ничего нового придумывать, или оригинальничать не стал. Как валил всё на невероятную силу подлых денежных знаков, так и продолжал валить всё с той же настойчивостью. И плевать хотел, что ему при этом не верили, да ещё и обижались. Только сам посмеивался и подтрунивал:
   - Можете со мной хоть не разговаривать вообще в знак обиды. Главное делайте мне "Нямы" и Яшисарри. Тогда ещё много подарков получите от таинственного Дедушки Мороза с подпольной кличкой "Доставщик".
   Целитель и химик на такие отговорки озабоченно замолкали, а через короткое время бросались к новым, уже заранее готовящимся спискам.
   Ну и к концу третьего дня пришлось как-то определяться с Фролом. Своё следствие, благодаря резко возросшей мобильности и дальности перемещений, фантом проводил с размахом, и по его же словам невероятно продуктивно. Благодаря помощи незримого "Народника", ФСБ в лице генерала и настырного полковника Клеща узнали многие тайны и теперь, имея на руках веские доказательства и улики громили "малины", закрывали подпольные казино, сажали соучастников и прихлебателей и заламывали руки в наручники главным организаторам безобразий, творящихся в губернии. В том числе добрались и до главных распространителей наркотиков. Фактически вся эта поднятая волна, сметающая на своём пути накопившийся мусор, так и получила название в прессе "Вертолётная вонь". Прослеживая след от катастрофы вертолёта на дом с двинпсисами, до нынешних арестов, и проводя аналогии с неприятным душком коррупции, бандитизма и наркотиков.
   Но в те дела Загралов не лез и не вдавался. Боялся окончательно запутаться и не хотел окончательно расстраиваться из-за обилия подобной мерзости на теле российского народа.
   Зато вовремя заметил, после момента дематериализации фантома Фрола и его духа, что утекающий к нему ручеёк силы, впервые за три дня прекратился полностью. Опять создал дух Пасечника и стал вместе с ним обсуждать случившееся:
   "Как ты себя чувствуешь, и что стал уметь дополнительно?"
   "Да ничего не стал, - удивлялся Фрол. - И чувствую, как прежде. А что на эту тему ведьма говорит?"
   "Всё, то же самое: дескать, дух-надсмотрщик отличается от духа-убийцы по цвету различимого в пространстве пятна. И может в своей невидимой ипостаси убивать живое физическое тело. А вот как делать это конкретно - она понятия зелёного не имеет. В семейных летописях об этом тоже ни слова..."
   "Дала уже почитать?"
   "Они у неё на постоянном месте жительства. Здесь только черепа... Кстати, обещает послезавтра сотворить контакт со своими предшественницами, и если те пожелают, то могут и с нами пообщаться. Как тебе такое дело?..."
   "Чудеса! - выдохнул мечтательно Пасечник, будучи где-то рядом. - Сказки оказывается не врали!.."
   "Ха! На себя глянь! Сам как джин из сказки стал! М-да... И тем не менее, как же нам попробовать твои новые умения? Нет ли там, среди арестованных таких, которые достойны немедленной казни? Да ещё имеют все шансы выйти на свободу?"
   Слышимый голос прервался тяжким вздохом:
   "Да есть такие, как не быть. Миллионами ворочают, и уже вокруг них столько защитников и тупых, обманутых сочувствующих собралось, что того и гляди, несмотря на страх перед взятками, судьи их на свободу выпустят. Даже ФСБ не может ничего сделать, из Москвы не просто указания о нарушениях идут, а уже целые комиссии на подъезде, вот-вот такое начнётся, что честным людям тошно станет. А на совести этих наркоманов тысячи невинных детей, подростков и молодых, полноценных мужчин и женщин".
   "Ну так не церемонься с ними! - вынес свой приговор обладатель. - Но отправь на тот свет парочку самых наглых лишь после того, как будут предупреждены все остальные: не станете давать признательные показания - с вами будет то же самое! Согласен?"
   "Сам так подумывал, только стрелять или душить этих гадов не с руки. На конвоиров и на охрану вина падёт..."
   "Экспериментируй со своими новыми возможностями, - посоветовал Иван. - Причём делай это смело, не бойся ошибиться или переборщить..."
   Фрол не боялся. Только с готовностью отозвался:
   "Переправь меня вначале в Голую Флешь..., минут на пять..."
   Там он только проверил остающуюся диспозицию: строительство на голом участке тайги никто больше продолжать не собирался и даже запаха подлых охотников с боевыми собаками, там больше не было. А вот добравшись до тюрьмы, борец за справедливость развернулся со всем своим усердием. Вначале подбросил записки всем распространителям наркотиков. Когда те их прочитали, просто уничтожил каждую бумажку. В записке предлагалось немедленно, несмотря на послеобеденный отдых начать давать правдивые признания, в ином случае все они будут умерщвлены по очереди тем самым "Народником".
   Понятное дело, что ожидающие завтрашнего освобождения преступники и не подумали рассказать о своих грехах. Вот тогда уже Фрол с чистой совестью приступил к экспериментам. Умел он это делать, да и на выдумку был горазд. Вначале использовал те методы и движения, которые Ольга, будучи духом применили при первой встрече с ведьмой. То есть атаковал, пытался нечто рвать в мозгу у преступника, давил в районе его важных жизненных органов, а то и пытался выдавить глаза.
   Ничего! Разве что при особо рьяных и затратных по силе действий, некоторые наркодельцы обеспокоенно оглядывались и недоумённо двигали бровями. Что-то в них проникало! Но вот что именно? И как это использовать?
   Сделав временное отступление, Фрол стал советоваться с обладателем. А у того память на разные книжные истории, да на просмотренные фильмы оказалась не в пример богаче и разнообразнее. Вот он и посоветовал духу как бы "войти" в живого человека, там замереть на нужное время, освоиться, прочувствовать его мысли, подавить сознание и попробовать перехватить управление телом.
   При этом Иван рассуждал вполне логично:
   "Убийца ведь не обязательно должен убивать лично, главное - результат! Если в итоге приговорённый к казни умрёт - ничего больше и не требуется. Разве что в нашем случае всё следует обставить так, чтобы не пострадали невинные охранники или надзиратели. А то ты сам говоришь, как раздуть могут..."
   "Идёю понял! Приступаю к пробам!"
   При всём его желании и настойчивости тоже не сразу удалось добиться первого результата. Только перед самым ужином в одной общей камере произошло знаменательное событие. Читающий газету, спесивый арестант, которого даже пахан боялся зацепить неосторожным словом вдруг вскочил на ноги и глядя округлившимися глазами на свои руки, стал рвать газету на мелкие кусочки. Когда с этим было покончено, задвигались его губы, исторгая изо рта странные слова:
   - Я - сволочь! Я убийца детей! Я заставлял дилеров ловить несовершеннолетних и колоть им первые дозы наркотиков. Мне нет прощенья и я должен умереть. Если кто ко мне подойдёт, и начнёт спасать - лично удушу.
   После чего, неуверенно передвигая ноги, отправился в угол с парашей. Всё-таки она в данное время, сильно отличалась от параш в обычном понимании: вполне приличный унитаз, да ещё и с плотно закрывающееся крышкой. Арестант крышку открыл, забил майкой сливное отверстие, засунул в унитаз голову и слил воду.
   Через три минуты очумевшие сокамерники стали колотить в дверь, вызывая надзирателей и тыча пальцами в остывающий труп. Ужас их был беспределен. А ещё через пять минут, в иной общей камере, то же самое самоутопление с водой совершил иной торговец крупными партиями наркотиков. Во время ужина гул в столовой стоял, слышимый даже на свободе, за колючей проволокой.
   А после ужина, остальные подельники, замешанные на торговле наркотиков, бросились давать чистосердечные признания.
  
  

Глава двадцать третья

ТРЕТИЙ

   На следующий день, после чрезвычайных событий в тюрьме, многие дела получили иное направление, а количество арестованных только увеличилось. Причём были арестованы и некоторые "защитники", которые сломя голову торопились в губернию из самой Москвы. Как оказалось, они сами являлись поставщиками дури, помогая уничтожать родной народ и родное государство.
   Но жизнь в посёлке Аргунны протекала внешне всё так же неторопливо и спокойно, как и прежде. Гость из столицы продолжал задумчиво прогуливаться по ближайшим к посёлку тропинкам в тайге, а его подруга, вторая гостья из мегаполиса, отправилась в сад наверстывать пропущенные трудодни. Родителям Ивана, она теперь доверительно сообщала, что погорячилась: ребёнка-то она и в самом деле ждёт, да только не от Ивана Загралова, а от своего трагически погибшего жениха. Так же была поведана и причина недавнего, некрасивого скандала: банальная дружеская шутка, которая сейчас очень модна в Москве среди молодёжи. Называется шутка "Порадуй родителей друга, что у них вскоре будут внуки!" Дескать, подобную шутку молодёжь воспринимает на "ура", развивая при этом демоническое спокойствие и философское отношение к жизни.
   Естественно, что Заграловы старшие этому объяснению не поверили, на демонов-философов никак смахивать не хотели, но вынуждены были смириться да помалкивать и уж никоим образом не жаловаться на эту тему своим сердобольным соседям.
   Ну а Елена Сестри, отработав в огородах только два послерассветных часа, и закончив высаживать наиболее капризные культуры, поспешила к производителям концентраторов калорий. Узнав о живительной силе "Няма" и Яшисарри, она вдруг вздумала и свою лепту внести в их изготовление. Потому что утверждала, что у них в роду было известно некое подобное средство. А так как ей лично волшебный орешек нисколько не помог в трудную минуту, то значит следовало усовершенствовать уже имеющиеся аналоги. Либо сделать специальные добавки к порошку. Вот и побежала изначально к Михаилу Станиславовичу, благоговея к нему гораздо больше, чем к недолюбливаемому ею целителю. Видимо сказывались исторически сложившиеся стереотипы: ведьмы с колдунами никогда не ладили.
   А вот прогуливающийся по лесу обладатель, вместе с невидимой никому любимой супругой, на самом деле решал весьма важные, присущие только ему проблемы. Физически оба были более чем удовлетворены утренними, прошедшими ещё в предрассветной тишине ласками. Так что терзания плоти их не томили, а размышления вначале шли вполне спокойные и рассудительные. Дело в том, что с самого утра, несмотря на то, что Фрол опять отправился по своим делам, уходящий к нему ручеёк энергии никак не опорожнял раздувшийся во все стороны "бассейн" с силой. А значит, по всей логике следовало задуматься над созданием следующего фантома. Две женские кандидатуры уже имелись: ведьма и актриса Шулемина. Причём именно на данной последовательности настаивала сама Фаншель, таким образом мстя подруге за посягательства на своего мужа.
   Но ведь при создании фантомов шла обязательная последовательность: мужчина, женщина, и опять: мужчина - женщина. И номером третьим мог стать только мужчина. Вот таковой кандидат и подбирался на эту роль.
   У Ивана имелось три варианта, причём один весьма сомнительный даже для него: Базальт. Он же Резвун Илья Степанович. Наравне с ним шёл друг детства Кракен. Он же Кравитц Евгений Олегович. Третьим на должность фантома с номером три, выдвигался родной отец, Загралов Фёдор Павлович.
   Само собой разумеется, что Ольга Карловна Фаншель имела своё мнение на этот счёт. Сразу и бесповоротно она исключила из этого короткого списка свёкра. Аргументируя это тем, что ей будет жутко стыдно раскрывать все тайны создавшейся семьи перед таким деликатным, приятным во всех отношениях человеком, примерным семьянином в традиционном понимании этого определения. Дескать, она на такое пойти не может, потому что совесть и стыд ещё не до конца потеряла.
   Затем она критично прошлась по кандидатуре Базальта:
   - Как друг - он лучший на свете, рассуждала она. - Да и его боевой опыт, стремление к справедливости и умение отыскать выход из любой ситуации, были бы невероятным подспорьем для Фрола. С парой таких защитников у тебя за плечами, я была бы спокойна за жизнь отца моего будущего ребёнка. Но! Во-первых: в твоей подспудной памяти может не оказаться скопированной матрицы естества. Да ты и сам сомневаешься, что твоё кратковременное ношение Ильи у себя на спине, и куча пощёчин, при попытках привести его в сознание - окажутся достаточным. Вдруг получится неполноценное, ущербное существо? Ну и во-вторых: как ты себе представляешь грядущие объяснения с Базальтом? Если я, слабая женщина не нашла в себе силы выцарапать твои бесстыжие глаза за связь с Шулеминой, то уж Илья тебе без раздумий свернёт голову за такой плевок в его душу. Не правда ли?
   - Ну зачем ты так плохо думаешь о нашем друге? - кривился Загралов. - Он человек толерантный, философского склада ума, отличный учёный, умеющий проводить анализ любой проблемы...
   - Ну да! Анализ он проведёт, может даже и простит вас..., но потом! Когда твоей свернутой шее это уже не поможет!
   Приходилось признать, что сарказм супруги вполне уместен. Да и у самого опасения по поводу неполной матрицы терзали душу.
   А Ольга, подошла к обсуждению третьей кандидатуры:
   - Ну и твой друг детства Евгений. Несомненно талантливейший корреспондент, умнейший и общительный человек, знаток почти всех хитросплетений в политике России и уж в особенности нашей Москвы. Но давай рассмотрим его в плане боевых умений и должной, боевой решительности при неожиданной стычке с врагами...
   - Ну, решительности ему всегда хватало...
   - Это не та, которая нужна в жёстком столкновении. Когда надо моментально определить, кому из врагов следует умереть немедленно.
   Иван замотал головой с явным возмущением:
   - Тебя послушать, так мы готовимся к войне! А как самой принять пыльцу дерева Тава-Гры и стать духом-убийцей, то она отказалась!
   Ещё с раннего утра он уговаривал жену пойти на это преобразование, но она пока отнекивалась всеми силами. Утверждала, что женщина не создана для убийства. Вот и сейчас повторила:
   - Не женское это дело!
   - Что ты станешь утверждать, когда у тебя родится ребёнок?
   - Вот когда родится, тогда и подумаю. Процесс преобразования короток, всего три дня. Да и к тому времени, возможно, расстановка сил вокруг тебя станет иная.
   - Ладно, вернёмся к нашему обсуждению... Я так понял, у тебя имеется своя кандидатура, раз ты так целенаправленно отвергаешь мои предложения?
   - Есть. И я сразу начну с характеристики этого человека, а также перечислю все его умения и возможности. А уже потом назову его имя.
   И приступила к оглашению "всего списка". Мужик умел ногой прошибать толстую доску и имел два высших образования. Мог командовать батальоном спецназовцев и рисовал прекрасно картины. Знал, как разобрать и починить практически любое известное в мире оружие, и лично был знаком с президентом России. Умудрялся ворочать миллионами и при этом оставаться честным, добрым и справедливым. Ну и ещё вагон с тележкой разных положительных качеств.
   К концу этого перечисления, Загралов признался:
   - Я тебе не верю. Людей, наподобие Супермена или Ильи Муромца в природе не существует. Да и те были со своими тараканами в голове...
   - Но он бы нам подошёл?
   - Такой крутейший? Несомненно!.. Но нет такого!
   - А вон и не угадал! - радовалась супруга. - Поэтому даю маленькую подсказку: ты с ним знаком лично.
   - Э-э-э...? Ты на кого намекаешь?
   - Даю последнюю подсказку, уже совсем для тупых: ты с ним пил кофе с коньяком и делал для него карехийё.
   - Да ладно! Причём тут твой отец?
   - А притом! - обиделась любящая дочь. - Что всё вышеперечисленное - он и есть!
   - Постой, постой..., - задумался Обладатель. - Я вроде за последние недели о тесте много узнал. Он ведь занимается бизнесом и торгует...
   Ольга шумно фыркнула, не давая договорить:
   - Всё это - банальное прикрытие. Чтобы никто не догадался о прошлом боевого генерала.
   - Вот те раз! Так он ещё и генерал? Милая, ты, конечно, прости, я понимаю, что ты своего папу очень любишь, но не слишком ли ты..., хм, преувеличиваешь?
   В ответ Ольга Карловна разразилась длинной тирадой, что в отличии от некоторых несознательных личностей никогда не врала, мужу не изменяла с кем попадя и вообще не давала поводов даже заподозрить себя в измене. А раз начались такие обвинения, то господин Загралов совершенно не любит свою жену и только тем и занимается, что выискивает повод, чтобы её обидеть.
   Пришлось в ответ долго успокаивать супругу, извиняться и пылко убеждать, что даже единым словом не хотел ей высказать малейшего недоверия. Просто всё так нежданно свалилось на голову, что он не мог удержаться от уточняющих вопросов.
   - Тебе ещё повезло, что при уточнении ты вставил слово "преувеличиваешь"! - проворчала успокоившаяся Ольга и продолжила деловым тоном: - Ладно! Значит, мы определились с фантомом номер три! А теперь...
   - Не, не, не, не! - зачастил отрицаниями Загралов. - Так нельзя! - и попытался включить логику, подбирая с трудом нужные слова: - Ну сама представь что случится, когда твой отец поймёт, что на самом деле твоё изначальное тело уже мертво? Что он сделает и тебе и мне за такую ложь?
   - Дорогой, не надо ставить телегу впереди лошади! - опять перешла на иной тон супруга. - Начнём с того, кто об этом знает? Только ты и Фрол. И с какой спрашивается стати, вам об этом трепаться?
   - Ну так...
   - Молодец! Умеешь молчать, когда надо! Идём дальше. Если мой отец станет жить сразу в двух ипостасях, как физическое тело и как дух, что он подумает? Что и все остальные помогающие обладателю живут точно так же. Любые сомнения его заглушит моя беременность и рождение внуков. Со временем ему продемонстрируем обеих Елен...
   - А к детям он как отнесётся? Не пристукнет ли своего зятя, отца-многодеточника?
   - Будешь меня любить и слушаться, волосок с твоей головы не упадёт, - авторитетно заявила Фаншель.
   - А вдруг ты меня разлюбишь и бросишь? - на что она чистосердечно удивилась:
   - Так ты ведь тогда всё равно умрёшь от горя и печали! Или ты мне врал? Точнее, преувеличивал?
   - Скорей преуменьшал, чтобы ты не зазнавалась...
   - Вот и хорошо. Какие у тебя ещё есть возражения против предложенной мной кандидатуры?
   Возражения имелись, поэтому спор продолжился с новой силой. Но был неожиданно прерван протяжным криком на весь лес:
   - Ванюша-а-а! Ты где-е-е? - кричала ведьма, и вскоре уже обеспокоенные супруги, встретившись с ней на тропинке, стали выслушивать несколько сумбурную и скомканную речь: - Вы помните о моём умении увидеть близкий час человека? Так вот я зашла к деду Игнату, немножко с ним пообщалась, а потом меня словно током ударило. Присмотрелась внимательнее и уже на всю астральную глубину, и поняла, что жить ему осталось недолго. Не больше трёх суток!
   - Да что с ним такое? Приболел? Вроде выглядит как молодой...
   - Старость... Срок его вышел... И такие крепкие люди в конце пути ломаются...
   Загралов чуть за голову не хватался:
   - Как же так?! У него столько планов грандиозных намечено, такие потрясающие открытия он грозился сделать в самом ближайшем будущем... И Яшисарри! Кто нам сделает их кроме него?
   - Вот и я точно так же запаниковала и сразу побежала тебя искать, - призналась Елена Сестри. - И тоже подумала, что надо тебе, Ванюша, срочно снимать со старика копию матрицы естества. Такого человека нельзя упускать из этой жизни.
   Слово было сказано.
   Обладатель, несмотря на сошедшиеся брови на переносице, выглядел растерянным, вроде как от неожиданного выбора. Хотя, как оказалось, думал совсем о другом:
   - Такому человеку лучше сказать всё и немедленно. А ещё лучше сразу при его жизни создать духа разумного и всё помнящего. Только вот как он к этому отнесётся?.. Не повлияет ли это на его старческую психику?
   Ведьма ни капельки не сомневалась:
   - Ты бы только знал, насколько он молод душой и как верит в чудо. Уверена, что он с огромной радостью согласится на всё, чтобы только продолжить своё существование. Тем более если мы будем его убеждать все вчетвером. Ведь тебе нетрудно будет призвать физическое тело Ольги и установить для него связь с Фролом?
   - Нетрудно... Ладно! Пошли! - Иван решительно заспешил к посёлку, мысленно заканчивая спор с любимой:
   "Ну, вот и определился наш фантом под номером третьим..."
  
  

Глава двадцать четвёртая

АГИТАЦИЯ

  
   Когда пришли к деду Игнату, тот метался сразу между десятком реторт, посматривая за режимами томления и постоянно регулируя температуру горения спиртовок. То есть выглядел как обычно в последние дни: деятельный, целеустремлённый молодо кажущийся на свои девяносто один. Но если присмотреться внимательнее, то была заметна значительная бледность у него на лице, капельки пота на лысине, слегка подрагивающие пальцы рук и неуместные покраснения глазных белков.
   Вполне возможно, что именно суета последних дней, повышенная экзальтированность после доставки невероятного заказа, подтолкнули, спровоцировали организм старика к той последней, крайней черте, которая и называется уход из жизни от старости.
   Минут десять разговора ни о чём и неназойливых просматриваний, всё-таки опытного целителя насторожили. От его внимания не укрылись впадение ведьмы в лёгкий транс, а потом и интенсивные нашёптывания в ухо Загралова младшего. Ну и глаза у обоих визитёров так и отдавали жалостью и досадой. Поэтому он первым и не выдержал, приблизился вплотную к Елене, и, заглядывая ей в глаза, стал строго выспрашивать:
   - Что случилось, егоза? С чего это ты носишься, словно тебя жареный петух клюнул? Да ещё и Ванюшу за собой привела?
   Женщина ответить не решилась, и свой взгляд отвела в сторону обладателя, словно тот ещё мог всё поправить и изменить неумолимое. И к тому пришло понимание, что отныне он ещё и в таких вот ситуациях будет вынужден взваливать на свои плечи непростые обязанности. А ведь это ещё и страшно: быть вестником смерти. И ничего ведь не сделаешь! Как старший по рангу, и как единственный мужчина в новообразовавшейся семье, именно на него теперь возлагаются не только приятные, но и печальные обязанности.
   Хорошо ещё, что дух Ольги постоянно теперь находился где-то рядом, и рассудительные подсказки, сформированные женским взглядом на жизнь, давались постоянно. Да и дух Фрола пришлось спешно призвать для образования большего количества альтернативных мнений. Оставалось только выбирать наилучшие варианты вопросов и ответов:
   - Уважаемый! Нам это показалось, или в самом деле работа над заказом сильно замедлилась?
   Старика сразу удалось удивить, вызвать у него прилив благородного возмущения:
   - Что за ерунда? И причём здесь эта молодая ведьма? Разве она разбирается в моей работе? С какой это она стати так вдруг с тобой сдружилась, что стала за мной присматривать, словно надсмотрщица?
   - Ну, скажем так, я с ней и в самом деле очень подружился. Мы даже стали в некотором смысле близкими людьми.
   - Ах, вот оно что! - осенило целителя, и он теперь вплотную подошёл к Ивану. Но словно принюхавшись, недоумённо забормотал: - Опять от тебя так и прут остатки развратного единения с женщиной... Но это ведь не Сестри! И не твоя подруга из Москвы. Я точно знаю! А кто? Больше никто в посёлке не мог с тобой любовью заниматься..., и совсем недавно...
   Тут не удержалась от язвительной шпильки та самая Сестри:
   - Тебе не целителем быть, колдун, а надсмотрщиком в женском монастыре.
   - Опять дерзишь, малявка? - дед на чуток времени отступился от Загралова, пробежался вдоль реторт со своим варевом и присмотрелся к датчикам температуры. Потом опять наткнулся на ведьму, ещё и ухватив её за плечи: - Ну? Признавайся, что ты тут такого вынюхала? Ведь не поверю, что Ванюша ко мне просто так из лесу прибежал, чтобы на мою потную лысину полюбоваться.
   И опять молоденькая на вид девушка перевела взгляд на обладателя. И тому волей-неволей пришлось переходить к самому неприятному. Хотя начал всё-таки издалека:
   - Дедуля, а почему никто даже не знает твоего отчества?
   - Не положено знать! - стал сердиться тот, выпуская ведьму из рук и опять прохаживаясь вдоль столов. - Не доросли ещё...
   - И всё-таки? Или знание твоего отчества даёт над тобой полную власть?
   - Кхе-кхе! - кашлянул дедок с ехидством. - Власти он надо мной захотел!.., - но тут же в охотку пояснил: - Не нравится мне моё отчество, вот и не афиширую каждому встречному, поперечному...
   - А сколько тебе ещё времени понадобится, что бы полностью мой заказ по Яшисарри выполнить?
   - Дня четыре, максимум пять..., - отвечал тот на ходу.
   - А если не успеешь?
   - Нет. Я все свои дела на потом отложил. Когда вы мне тут под ногами путаться перестанете. То что я задумал - не терпит суеты... Да я ведь тебе рассказывал...
   - Вот я и спрашиваю: успеешь ли всё сделать?
   Ещё пару шагов Игнат сделал по инерции. Потом встал, развернулся и замер. Только и переводил взгляд своих умных глаз с молоденькой ведьмы на Загралова. Причём в этих глазах вдруг стало появляться подозрение и страшная обеспокоенность. А лысина покрылась ещё большими капельками пота. Да и голос стал вдруг хриплым, словно надтреснутым:
   - Ты это к чему сейчас спрашивал?
   - Да вот, есть у меня к тебе предложение: поработать в ином, более удобном и лучше оборудованном месте.
   - Уф! - с облегчением выдохнул старик. - А я уже право испугался, что эта егоза ко мне свои ведьмовские штучки применила, да близкую смерть мою рассмотрела. С неё станется... Нет! Мне здесь лучше всего работается!
   Больше всего таким ответом оказалась поражена сама Елена. Правда она не стала обиженно восклицать в ответ "Сам колдун!", просто думала, что её секреты никто не знает. По крайней мере, все. При этом вдруг выяснилось, что она и отчество престарелого собеседника знает:
   - Ипатьевич, а откуда ты про мои умения пронюхал? - тот зло и с досадой скривился:
   - Ну, вот и кто тебя за язык тянет? Ипать..., Ипатьевич! А чтобы ты о себе много не думала, то тебя ещё на свете не было, когда я с твоей бабкой все ваши родовые ведьмовские умения по косточкам разбирал. Кстати! И сейчас мне твой взгляд не нравится! А больше всего, что ты нечто Ивану на ушко шептала... Да и вообще эта ваша дружба, ни в какие ворота не лезет! - сорвался он на ругань, - Ведьма не может на мужчину смотреть, как на своего повелителя. Ещё и намёки какие-то гнусные тут подпускаете... Или рассказывайте всё прямо и сразу, или выметайтесь отсюда и не мешайте работать!
   Понимая, почему старик не любит своё отчество, Загралов старался подбирать и обращение верное и каждое слово правильное:
   - Уважаемый, дедушка Игнат! А я ведь и в самом деле с серьёзным предложением по поводу переезда на новое место работы. Иначе вы и в самом деле не успеете претворить свои намеченные планы в жизнь. Потому как в этой жизни вам осталось совсем немного... Правильно вы заметили волнение наше, и повод правильный угадали. Рассмотрела Елена вашу близкую смерть от старости, а в этом случае вряд ли какие лекарства и снадобья помогут...
   Целитель поверил каждому слову. Смиренно вздохнул. Но несмотря на страшные слова, которые иного человека сразу бы ввергли в пропасть уныния пессимизма и отчаяния, опять деловито прошёлся вдоль всех столов. Видимо при этом задумавшись и над иными словами, прозвучавшими уже дважды. После чего опять приостановился около терпеливо выжидающего Ивана:
   - Ни в ад, ни в рай я не верю, так что дьяволом тебя считать или ангелом не хочу. Но тогда непонятно, что за место ты мне предлагаешь для работы? И в каком виде надо туда отправляться?
   Видя, что старик не паникует и смотрит даже на мистические вещи более чем трезво и расчётливо, обладатель позволил себе пошутить:
   - Ни крыльев, ни рожек у тебя не появится, душу тоже закладывать не придётся..., - после чего подумал и попросил ведьму: - Лена, подожди меня пожалуйста в родительском доме.
   Та кивнула в ответ, и молча вышла. При этом на лице у неё не мелькнуло и тени недовольства или тем более возмущения. Чему не преминул удивиться дед Игнат, тыча вслед ушедшей женщины пальцем:
   - И чего это она...? Такая послушная? Или секрет большой?
   - Да разные секреты существуют, - уклончиво ответил Загралов. - В том числе и такие, что даже ей знать не положено..., пока.
   - Ага! Значит, и мне не всё сразу открывать будешь?
   - Да нет, пожалуй, тебе больше придётся рассказать. Чтобы ты сразу не только понял и знал что к чему, но и свой ум приложил для сокрытия как нашей тайны, так и теперешнего твоего физического тела.
   - Вот оно как?! - целитель озадаченно почесал затылок. - Но надеюсь, я хоть не в кузнечика превращусь?
   Иван задумчиво подвигал бровями:
   - Надеюсь, что такого никому не дано..., - после чего приступил к изложению главного дела быстро, чётко и последовательно: - Прямо сейчас я снимаю с тебя копию, которая называется матрица естества. Потом по этой копии создаю дух, который обретается невидимым в пространстве как вокруг меня, так и на значительном расстоянии. Дух впоследствии можно материализовать в человека, вернее в твою вот теперешнюю точную копию, которая называется фантом и сохраняет все твои знания, помыслы, сообразительность и память. Короче: всё твоё полное сознание. Но дело в том, что силы мои пока ещё сильно ограничены, и держать тебя в физической ипостаси возможно только короткое время. В виде духа - гораздо дольше, а то и постоянно. Между прочим, созданные тобой Яшисарри как раз мне и помогают в образовании силы, нужной для поддержки фантомов или духов. Но самое главное, ты сможешь продолжить работать, спокойно передавать свои знания другим, ощущать по-прежнему все прелести жизни и приносить огромную пользу всему разумному человечеству нашей планеты.
   Старик слушал очень внимательно, а когда повисла пауза, опять осмотрел все свои ведшиеся в экспериментах процессы и задал первые, пожалуй, самые скользкие вопросы. То есть он отлично умел вычленить самое главное в поданном ему предложении:
   - Но создавать мой дух или мой фантом ты будешь только исходя из собственных желаний или твоих необходимостей?
   Лгать или уходить от прямого ответа обладатель в данном случае не имел права:
   - Да. Очень долгое время будет только так и не иначе. Причина - недостаток моих сил. Также и сроки не могу назвать, за которые мои силы станут безграничны.
   - По поводу сознания... Если ты пожелаешь, ты меня можешь его лишить? Иначе говоря превратить в безмолвного, безвольного исполнителя?
   - Да. Это тоже в моих силах.
   - Тогда не получится, что согласившись с твоими предложениями, я заведомо отдаю себя в полное рабство? И до конца своего существования так и останусь рабом?
   - А вот это, дедушка Игнат, уже зависит только от тебя, - улыбнулся Иван, разводя руками. - Как ты себя назовёшь, так сам себя и будешь чувствовать. С тем и будешь жить дальше. И что интересно, я ведь сам подобным вопросом заморачивался чуть ли не до сумасшествия. Честно говоря, вообще считал, что не имею морального права таким образом распоряжаться чужим разумом. Имею фантом-исполнитель, который сотворит всё, что мне угодно - да и ладно. Банальная копия, без разума - самое то, чтобы не мучиться угрызениями совести. Однако мнение самих фантомов оказалось совершенно противоположным... Вот и сейчас они требуют слова...
   Глаза целителя забегали по сторонам, словно он выискивал привидения:
   - Они здесь?!
   - Ну да..., - Иван присмотрелся удовлетворённо к своим запасам силы. - Хочешь пообщаться?
   - Ещё бы! - не удержался дед от восклицаний и от нетерпения, подпрыгивая на месте. При этом у него и бледность прошла, и глаза опять молодостью заискрили. Глядя на него, даже стали закрадываться мысли об ошибке ведьмы. Или про возможность всё-таки продлить жизнь колдуна его же чудодейственными травами или корешками.
   Но в данный момент следовало довести вначале начатое дело агитации нового ценнейшего кадра до логического завершения. По сторонам от обладателя материализовалось сразу две фигуры, при виде которых и так не слабо раскрытые глаза колдуна, расширились ещё больше.
   - Вот, это моя супруга, - начал представление Иван. - Зовут её Ольга Карловна. А это мой старый друг, наставник и опекун, Фрол Пасечник. У них есть что рассказать, и я вас даже оставлю наедине. Сам пока мотнусь домой, и гляну, чем там Елены занимаются. Если что я на связи... Да и вернусь скоро...
   Уже на выходе Загралов оглянулся, успев заметить, как красавица Фаншель первой захватила право слова для заготовленного ею спича. Итоговые прения перед завершающим голосованием - начались.
  
  

Глава двадцать пятая

СТАРКА

   После дед Игнат признавался, что согласился бы с любым предложением, лишь бы закончить самые главные эксперименты в своей жизни. А то, что ему предложили: вообще показалось самой желанной и прекрасной сказкой. И он ни секунды не раздумывая был готов не просто назваться, а и стать полным рабом, лишь бы ещё прожить, просуществовать некоторое время.
   Ну а откровения Фрола и Ольги, которые на стали скрывать, что их первые тела умерщвлены, вообще убедили целителя в том, что ему повезло невероятно. Ещё и Ванюшу расхвалили так, что дед на него после этого смотрел только с умилением и восторгом. И, пожалуй, обладатель как раз этим и остался недоволен: он чувствовал себя неловко, когда уважаемый, уникальный целитель готов был падать перед ним на колени, вытирать ему туфли своими кудрями, заглядывал в рот, заранее соглашаясь с любым, вылетевшим оттуда словом и чуть ли при его появлении не вилял хвостом. Хорошо ещё, что оного у него не было...
   Потому досадующий Иван и жену укорял впоследствии:
   - Нам нужен человек творческий, со своим мнением и стойкой жизненной позицией, а не тряпка, пытающаяся угадать мою волю. Вон, как Фрол себя отлично поставил, скала, а не человек!..
   - Да ладно тебе, - пожимала плечиками Ольга. - Ты ведь знаешь, какой этот колдун-травник вредный бывает и строптивый. Вот подожди, пусть только первая эйфория с него спадёт - он тогда тебе устроит весёлую жизнь...
   Как в воду глядела. Но всё это определилось гораздо позже. А вначале иных забот хватало.
   Да и только одним своим вопросом дед Игнат умудрился устроить весёлую жизнь:
   - Куда буду переезжать? - копию матрицы естества с него Иван снял, так что старикан уже представлял себе своё второе рождение. Но тем не менее и о работе не забывал: - Хорошо бы в глухом месте, чтобы там никто не мешал и вдали от цивилизации.
   Понятно, что его дом подходил для этого идеально, но в связи с предстоящими долгими отсутствиями хозяина был отвергнут сразу. Следовало придумать быстро нечто иное. А на второе предложение целителя, расположить лабораторию по изготовлению Яшисарри в скрытых пещерах ближайшего нагорья, все дружно ответили отрицанием. Как-то не доверяли они мрачным гротам, куда не проникают лучики солнца. Более приемлемую идею удалось подать Фролу:
   - Чего вы пригорюнились? Давайте используем Голую Флешь! Она сейчас со всеми остатками несгоревших стройматериалов продаётся за бесценок. Основное-то здание сгорело, зато осталось парочка вспомогательных, несколько домиков и контейнеров для рабочих, ну и плюс три основательных фундамента чуть ли не под дворец заседаний депутатов каждый. А сетка по периметру, установленная от диких зверей так и стоит в идеальном состоянии.
   Целитель печально помотал головой:
   - Нельзя там жить. Гиблое место. Недаром там даже трава плохо растёт. Скотину там пасти нельзя - через год умирает. Людям жить - через пять лет болезни косят. Если воду пить с тамошнего колодца, то и через два года загнёшься. Потому воду там только привозную рабочие пили и соглашались работать только по вахтам.
   Но Пасечник не сдавался в своей настойчивости:
   - Да я уже больше вас всех вместе взятых о том месте наслушался. И всё равно диву даюсь: неужто никто так секрета такой загадочной напасти и не выведал?
   - Как есть - никто! - подтвердил старик. - Учёные какие-то уже в советское время копались, чего только из приборов с собой не навезли. Все таёжные обитатели диву давались... Да только никаких результатов, плюнули те учёные и уехали. По крайней мере, безапелляционно утверждали только одно, что никакой опасной радиации здесь нет. А вот по древнейшим легендам, от которых и название нашего посёлка пошло, говорится, что в Аргуннах было совместное поселение древних ариев и гуннов. В те же времена, на месте Голой Флеши располагался у наших предков некий аналог каторги для особо провинившихся преступников или для военнопленных. Тех сгоняли сюда специально, со всего края. Точно неизвестно, чем занимались каторжане и что делали, окружённые высоченной стеной из кольев, но жили очень мало, и до окончания срока наказания доживали считанные единицы. Только в одной легенде рассказывается, что каторжане разводили и вскармливали удивительных по красоте бабочек. Что, в общем-то, сразу противоречит нынешней действительности: бабочки туда даже в самое жаркое лето не залетают. Как и божьи коровки, кузнечики, суслики, лягушки, мышки и прочая мелкая живность.
   - А как же охранники тех каторжан выживали?
   - Говорится, что стена из кольев стояла вплотную к деревьям, вот охранники на тех деревьях и жили в удобных хижинах, к которым передвигались по широким мосткам. Туда погибель не поднималась. А вот в земле некие смертные духи явно обитают, убивая своей плотью или моральной злобой всё живое.
   - Живое - да, - соглашался Фрол. - Ну а если такой как я в земле покопается? Потому как в воздухе там наверняка опасности нет.
   Дед Игнат покряхтел на такой вопрос, почесал в затылке и признался:
   - Честно говоря, я даже представления не имею, как ты там копаться станешь?
   - Я в том смысле, что некие полости там внизу имеются. Рабочие судачили о том, как их заставляли скважины бурить по всей Голой Флеши и что при этом выяснилось. Конечно, больших пещер нет, но почти рядом с внешним периметром отыскались этакие каверны, заполненные густой грязью порой до половины. На глубине пятнадцати, двадцати пяти метров. Причём в центре Флеши их нет, почему и не боялись строить массивные здания с глубокими подвалами. Вот я сразу и подумал: неспроста это. Надо бы в эти самые каверны заглянуть, осмотреться там, пробы грунта да той самой грязи взять. Вдруг да откроется тайна древних ариев? Или кто там в этих кавернах какую-то нечисть оставил?
   Наблюдательность и сообразительность Фрола, который не упустил во время своих разведывательных мельчайших деталей, впечатляла. Да и по сути, если бы в самом деле удалось как-то отыскать причину гибельности выгоднейшего участка в шесть гектаров, то лучше места для этакой временной базы и не сыскать.
   Игнат Ипатьевич правда не верил, что само зло кроется в кавернах по периметру Голой Флеши, но пожавши плечами, да вспомнив об уникальных возможностях фантомов, сам загорелся интересом. Попытка - не пытка! И даже сам предложил именно свой, пока ещё ни разу не создаваемый фантом отправить в эпицентр неизвестности.
   Да только Фрол на это рассмеялся:
   - Ещё утонешь, дедушка! Оно тебе надо? Идея моя? Вот мне и корячиться. Ну а ты Иван, время не тяни, а сразу попутно оформляй покупку участка. В любом случае, даже если не используем, можно будет передать в дар посёлку. И уж тогда в его собственности никакие уроды больше не заведутся.
   Целителю пришлось оставаться в своём доме: процесс изготовления Яшисарри шёл полным ходом и считался непрерывным. А обладатель поспешил в свою комнату, к компьютеру и уже оттуда присматривался и руководил операцией "Поиск".
   На задание ушли оба номера. Но если "первый" материализовался в кавернах, используя на себе разные средства химзащиты и протаскивая за собой мощнейшие фонари и прочие осветительные приборы, и чуть ли не голыми руками собирал пробы в баночки, то номер "два" просто подстраховывала его, оставаясь в виде бестелесного духа. Естественно, что она при этом и ругалась, и ворчала, но её напарник был доволен и твердил, что всё правильно, так, мол, и надо. А её супруг делал вид, что его нисколько не касаются жалобы, стенания и даже непосредственные угрозы ему жестоко отомстить. Фаншель считала себя крайне обделённой и твердила, что она осталась не у дел.
   Но, как это ни странно, именно она со своей позиции смотрящего, первой заметила полностью прозрачные, а оттого плохо заметные даже при самом ярком свете корешки. Те свисали только строго на сводах узких каверн, всего лишь на три, пять сантиметров и напоминали собой студенистые, желеобразные сгусти плесени. Случилось рассмотреть эту плесень только на пятом часу интенсивных прочёсываний всех сравнительных, чаще залитых глинистой грязью пустот. Да и первая проба была взята скорей для порядка, вначале находка показалась весьма безобидной. Фрол почему-то больше искал "нечто" на дне каверн.
   Доставленные в посёлок баночки предназначались для двоих. Одну Иван быстренько отнёс к учёному, господину Романову и попросил исследовать в приоритетном порядке. Вторая, естественно оказалась для тех же целей и у деда Игната.
   А тем временем фантомы стали проверять уже пройденные каверны. Вот тогда и заволновались: странная плесень была везде. Вернее на каждом своде, порой невидимая совершенно из-за трудного доступа, но на каждом!
   Дальше исследователи сделали этакий быстрый променад по всему периметру Голой Флеши, убеждаясь окончательно: желеобразные отростки имелись везде.
   "И что дальше? - справедливо восклицал по внутренней связи Загралов. - Пока нет доказательств, что плесень опасна, давайте прикинем, как она между собой связана. Если её кусочки отыщутся во всём грунте, тогда всё понятно. А если вдруг в центре живёт некая субстанция в виде гигантской, да ещё разумной медузы? И это она распустила свои отростки-корни во все стороны?"
   "Дорогой, - отозвалась воркующим голоском Ольга. - Ты насмотрелся фантастических жутиков, но ведь и там таких медуз не бывает..."
   "Чего там только не бывает! Для меня и сигвигатор раньше как таковой не имел права на существование в пространстве, а оно вон как получается..."
   "В центре ничего нет, мы уже проверяли, - напомнил Пасечник. - Ни единой пустоты, кроме старого колодца с вполне чистой на вид водой. Но сразу опережаю твой следующий вопрос: ведь отростки невидимы, бесцветны? Значит и в самом деле могут находиться в воде. Сейчас начинаем брать пробы со стенок, со дна, ну и выборочно с разных точек грунта и с разной глубины. Если наши умники ничего страшного из плесени не извлекут, значит завтра продолжим изыскания в иной плоскости. У меня появилась идея использовать эхолокаторы и с помощью взрывов на большой глубине прощупать эту Флешь до самых пяток. То есть примерно до глубины пятисот метров".
   "Идея неплоха..., - согласился обладатель, Но как ты заложишь туда взрывчатку?"
   "Не волнуйся, начальник, - хохотнул номер первый. - Пара проб, немножко изворотливости и увидишь насколько это всё легко и просто. Кстати, прямо сейчас и начнём первые попытки: заодно начнём брать пробы с глубины".
   Идея взрывов не понравилась Ольге. Она опасалась, что при начавшемся эффекте сотрясения, могут произойти и более глобальные подвижки почвы. Район-то считается сейсмически опасным, как бы чего не вышло. Но Фрол настроился серьёзно, и горячо убеждал всех, что взрывы решат все вопросы.
   В итоге так день и закончился: в постоянных дискуссиях и сборе проб из разных глубин обследуемого участка. Иван устал относить пробники с координатами как Романову, так и деду Игнату. Но если целитель хоть знал что да к чему, то химик-микробиолог постоянно засыпал гостя вопросами, на которые становилось отвечать с каждым разом всё с большим трудом. А выдумка "Это я достаю пробы из присланного мне чемодана!", уже совершенно не прокатывала
   И уже поздно вечером, Загралов пожаловался раскрасневшемуся от работы местному знахарю:
   - Меня Станиславович уже достал своими расспросами! Как мне от него отвязаться? Мы придумать не можем.
   Дед смешно подвигал глазами по стенам и по потолку, словно пытаясь увидеть тех самых известных ему "мы", и вдруг посоветовал:
   - А ты ему расскажи всё правду. Миша прекрасный и честнейший человек, с высокими моральными принципами. Подобную тайну он, и на костре сгорая, не расскажет.
   - Про всё, про всё рассказать?! - изумился обладатель.
   - Не обязательно сразу и всё. Можно постепенно. Вон как ты нашу ведьмочку помаленьку в курс дела вводишь. Уж на что девка наглая, властная да строптивая, а и то готова дисциплинированно ждать до скончания света, пока ей остальные тайны не раскроешь. Вот и Романову скажи вначале нечто самое злободневное, потом на нечто глобальное намекни и всё! Он наш! Мало того, если вдруг тебе ещё фантомы понадобятся, готов за Мишу Романова поручиться как за самого себя. Не подведёт.
   Так что при последнем посещении лаборатории, Загралов с чистой совестью пообещал учёному:
   - Как только раскроете тайну этой плесени, допущу вас в наш тайный орден. Ну и, конечно же, многие другие тайны открою. Договорились?
   Михаил Станиславович пристально смотрел в глаза заказчика, видимо прикидывал: насколько тот честен и насколько возможен банальный розыгрыш. Затем спросил:
   - А старый колдун тоже в вашем ордене?
   - Скажем так: очень, очень близко, - был выдан уклончивый ответ.
   - Ну ладно, постараюсь... Хм! Тем более что у меня тут уже такие грандиозные результаты намечаются...
   - Вот и отлично! "Грандиозные" - это хорошо! Но не стану поддаваться желанию выпытать всё немедленно, а уже дождусь "окончательных". До завтра!
   Во время позднего ужина, обеспокоенные родители насели с иными вопросами:
   - Что происходим? Мы ничего не можем понять. Почему твоя подруга вдруг опять радостная и довольная? Почему она уже вторую ночь ночует у Елены Сестри? Что это у вас за беготня постоянная по всему посёлку? Ну и наши уникальные знаменитости почему вдруг выпали из общественной жизни Аргунн? Народ начинает волноваться, не меньше, чем во время нашествия двинпсисов с их тупыми шавками.
   Иван отложил вилку и начал рассуждать с последнего пункта:
   - Двинпсис..., то есть двинутый на апокалипсисе... Хм! Вот ведь как народ точно придумал им определение. И ведь со временем эта нечисть всё равно бы исчезла с лица Земли. Вот вы знаете, что не погибни эти нелюди в катастрофе, они бы всё равно умерли через несколько лет?
   Отец, снисходительно кивнул:
   - Да слушали мы про местные легенды. Но одно дело, когда через несколько лет, а другое, когда вот так, сразу, под обломками вертолёта. Как сразу легче дышаться стало и насколько количество проблем уменьшилось.
   - Вот! И это самое главное. К тому я и веду. И очень хочу вас попросить: папа, мама, вы ни о чём не волнуйтесь. Всё что не делается, творится только на благо. Мало того, вы обязательно про все наши секреты узнаете. Обязательно. Не могу сказать когда, потому что это не от меня зависит, но не сложись определённые обстоятельства, ты бы отец уже во всём этом участвовал. Да и ты, мама, тоже...
   - В чём "в этом"? - попыталась уточнить Татьяна Яковлевна. На что получила укоризненный взгляд от сына и его замечание в виде комплимента:
   - Вы же у меня умнейшие, невероятно развитые духовно личности. Так что поймёте моё молчание и простите за вынужденную задержку в объяснениях. А со временем и узнаете причины данной задержки.
   Опять взялся за вилку, осмотрел стол и прислушался к себе. Есть больше не хотелось, да ещё и нетерпеливый женский голос в голове раздавался чуть ли не постоянно:
   "Хватит объедаться! Станешь толстым, неповоротливым, ленивым и не сможешь толком заниматься "...наполнением озера яляторных удовольствий".
   - Спасибо за ужин, иду спать! - огласил он вслух родителям, тогда как мысленно попытался напомнить любимой:
   "Упомянутое тобой озеро можно наполнять только будучи в кровати с двумя, а ещё правильнее с тремя жёнами..."
   "Не раскатывай губу раньше времени! - неслось в ответ. - Тебе пока и так сил хватает... Э! А дверь-то подпереть забыл! ...Вечно тебя учить надо..."
  
   Ну а на следующее утро Иван проснулся от осторожного стука в окно, выходящее во двор. Там стоял явно не спавший всю ночь Романов. Причём выглядел он обеспокоенным и даже напуганным:
   - Не мог дольше тянуть, измучился весь..., - начал он шёпотом, когда Загралов открыл окно. - Ванюша, где ты эту гадость нашёл?
   - Не волнуйтесь, сведениями поделюсь. Но неужели она настолько опасна?
   - Непосредственно и сразу нет, а вот со временем...! - закатил глаза от страха учёный. - Начну с главного: плесень гибельна для корней деревьев. Ядовита и вроде как неизученный галлюциноген для людей. Но самое опасное: споры плесени, попадая через воду, да и просто с пылью в организм, негативно сказываются на старении некоторых органов. Причём не обязательно одних и тех же. У человека может разрушиться печень, неожиданно отказать почти или остановиться, выработав свой жизненный ресурс сердце. У меня было наловлено с десяток мышек, так все они за два часа умерли с разными, как показало вскрытие диагнозами.
   - Впечатляет, - признался Загралов, - Ну а как эту плесень можно уничтожить?
   - Довольно просто, как ни странно. Достаточно сделать смесь аммиака с ещё более ядовитым для человека ипритом. Минимальные опыление взвесями этого конгломерата в течении нескольких часов выжигает начисто любую колонию этой жуткой отравы. Только мне надо знать, где она сейчас произрастает и как туда добраться? Обязательно осмотреться на месте и принять во внимание все побочные факторы.
   Понятно, что оба номера фантомов уже участвовали в дискуссии и давали должные, по их мнению, советы и подсказки. Фрол несколько сожалел, что не придётся использовать взрывы, но горел желанием уже смешивать аммиак с ипритом и заливать каверны в нужной пропорции.
   Ольга же наоборот советовала не спешить, всё тщательно высмотреть и перепроверить. А то потом окажется, что земля Голой Флеши станет ещё боле непригодна для жизни.
   Значит, пришла пора открывать учёному некоторые тайны, определять направление его дальнейшей работы и давать ориентиры. Поэтому быстро одевшись, Иван подался в гости к соседу. И уже там начал со слов:
   - Вам эта местность более чем хорошо знакома. И вчера мне удалось её купить со всеми постройками и фундаментами. Называется она Голая Флешь, а та самая плесень умудрилась создать себе тепличные условия в несколько странных кавернах...
   Ну и дальше подробно: размеры, глубина залегания и предоставленные в списках координаты взятых проб. Романов успевал всё: изумлённо восклицать, задавать наводящие вопросы, делать анализы проб, капая в них каким-то специальным раствором и сортировать землю уже совсем по иным спискам. И вскоре уже мог уверенно заявить, что найденная ядовитая плесень располагается в толще почвы двадцать, максимум двадцать пять метров. И уничтожить её не составит малейшего труда. Достаточно будет просто полить почву сверху ядом, да сделать тонким буром отверстия в земле на глубину пять метров. Лунки должны быть на расстоянии пяти метров друг от друга. Внутрь залить всего по литру убийственной смеси. И всё! Финал! Голая Флешь, пусть и не способная в этом году дать нормальную, зелёную траву, в следующем будет готова принять в себя и дать жизненную силу хоть саду, хоть лесу, хоть любым огородным культурам.
   - А когда там после иприта сможет жить человек? - последовал вопрос самого заинтересованного лица.
   - Суток санитарного кордона хватит с лихвой! А то и пары часов достаточно, лишь бы какой дурак землю есть не стал. Вся проблема только в том, что у меня мизер аммиака, и буквально три капельки иприта, да и то, в теории...
   - Ну с этим проблем не будет..., - размышлял Иван, - Один звонок другу, и зальют Голую Флешь хоть напалмом на ту самую глубину в двадцать метров... Только вот как думаете, Михаил Станиславович, не надо ли вначале с дедом Игнатом посоветоваться?
   Таким вопросом он хотел проверить ответное отношение учёного к знахарю-колдуну. Ведь старик ручался за химика-микробиолога как за самого себя, а вот как тот относится к теоретическому конкуренту? Оказалось - очень даже лояльно относится:
   - Да, да! Несомненно! Давай прямо сейчас к нему и отправимся. - И уже на ходу: - Кстати, мне тут пришло в голову вполне подходящее название для найденной плесени. Конечно, если мне будет дано право именовать её..?
   - Да чего уж там, именуйте!
   - "Старка"! - и тут же пояснил: - Ну раз она старит органы, значит и называться должна соответственно.
   Обладатель на это лишь согласно кивнул. Хотя у него в сознании сразу два голоса предлагали наперебой свои варианты.
  
  

Глава двадцать шестая

БЛИЗНЕЦЫ

   Игнат встречал их, выглядывая в окно:
   - Наконец-то! А то я оторваться от своих снадобий ни на минуту не могу.
   - Ха! Всё мухоморы варишь, колдун старый! - хохотнул Романов. Но что получил ворчливый ответ:
   - Если бы мухоморы баранов умными делали, варил бы... Но тебе уже ничего не поможет. Лучше расскажи, успел ли ты понять, насколько плесень ядовита и отговорил ли ты Ванюшу там продолжать строительство?
   - Не переживай! И понял, и предупредил и прочие меры безопасности принял. А именно: разработал метод уничтожения "Старки". Надёжно и быстро: через сутки там уже можно жить-поживать, да в ус не дуть...
   - Что? Уже начали уничтожать? - неуместно обеспокоился старик, хорошо знающий возможности фантомов и представляющий как Фрол может экипироваться нужными ядами или химикатами.
   Обладатель его мягко успокоил:
   - Торопиться не стали. Да и Михаил Станиславович настоял посоветоваться с тобой.
   Пока целитель удовлетворённо хмыкал и доставал какие-то стеклянные банки с герметичными крышками, Романов пристал к Ивану с укорами:
   - Что-то я не пойму ваших отношений... То ты колдуна старого на "вы" величаешь, а тут вроде как к равному, или как к старому приятелю на "ты" обращаешься? Или вдруг выяснилось, что он твой родной, но незаконнорожденный дед?
   Вместо замершего в потугах ответить Загралова, заговорил сам Игнат Ипатьевич:
   - И дед, и приятель, и более чем равный! А тебя это так волнует? - он поставил две банки на штативы под яркий свет. - Ты лучше сюда посмотри!
   Стали присматриваться. На кусочках бесцветной слизи, а иначе говоря, на корешках "Старки" виднелись какие-то маленькие личинки. Причём вполне активно шевелящиеся и явно ведущие активный цикл кормления.
   Иван и его советчики фантомы ничего не поняли из увиденного, а вот учёный озадаченно нахмурился, без всякой боязни подхватывая банку в руки и встряхивая содержимое. При этом удивлённо бормотал:
   - Как же так...?
   - А-а! Соображаешь?! - похвалил Игнат. - Небось, всех своих мышек и тараканов умертвил? Хотя..., я-то сразу знал, откуда эти пробы и эта плесень, а ты отыскать связь никак не смог бы. Я про те легенды, которые о Голой Флеши нам известны...
   И далее, целитель более подробно пояснил ход своих мыслей и суть некоего итога, видимый в банке.
   Далёкие предки знали и творили порой такое, что только и можно считать выдумкой, легендарной ложью, да недоступной сегодняшним учёным ахинеей. Но ведь порой даже в сказке кроется самая настоящая и великая правда. Вот Ипатьевич и задумался, после того как определил гибельность плесени для всего живого: а так ли бессмысленна легенда, про некую каторгу, расположенную ариями и гуннами на площади Голой Флеши? Ведь по сути если огородить участок сплошной стеной из брёвен, да расположить охранников жить на деревьях, то для здоровья последних и в самом деле не будет ничего опасного. То есть один факт можно было считать существующим.
   Потом возникал вопрос: а для чего нужны человеческие руки, чтобы внутри гибельного пространства нечто производить, взращивать или вскармливать? Так ли абсурдна мысль о каких-то бабочках? Те вроде как долго не живут, но даже не успевая разлететься далеко от места своего рождения, тем не менее навсегда остались в памяти народной. Бабочек вроде как кормить плесенью нельзя, но зато можно кормить их предварительные ипостаси: гусеницы и личинки. А у какого уважающего себя колдуна, нет подобных представителей вездесущей жизни?
   Оказалось несколько личинок, погружённых в стазис сна и у Игната. И первые наблюдения его поразили: личинки интенсивно поедали плесень, быстро набирали в весе и вели сверхактивный образ жизни. К данному моменту, когда пришли гости, знахарь окончательно убедился в жизнеспособности подопытных существ, парочка из которых уже начинали вить свои коконы.
   По окончании рассказа Михаил Станиславович сразу нетерпеливо оборвал повисшую паузу:
   - Ну, и? К чему ты это всё рассказывал? Не поверю, что наши предки маялись дурью, ради разведения красивых бабочек и доведения энтомологов до щенячьего визга. Могу предположить, что таким образом взращивались бабочки шелкопряда. А потом коконы перерабатывали и получали шёлк. Причём задолго до подобного начала производства в Китае. Но такая версия не выдерживает никакой критики: не было у наших предков одежд из шёлка. Опять-таки, если ориентироваться на всё те же легенды. Но если не шёлк, то что? Колись, старый хрыч! Явно ведь у тебя уже есть идея?
   Прежде чем пуститься в рассуждения, старик интенсивно потёр свою лысую макушку, словно усиливая кровообращение к мозгу:
   - Не столько идея, как предположение... Вот спрашивается: какой смысл содержать дорогостоящую каторгу? И сгонять сюда преступников со всего огромного края? Если бы вопрос стоял в шёлке, замену плесени нашли бы быстро, деревьев шелковицы в наших краях хватает. Значит тут кроется иная тайна... И я вот вспомнил ещё про иные легенды и устные предания. Дескать, три тысячи лет назад наши предки свободно доживали до ста лет, а более знаменитые, достойные и уважаемые - до ста двадцати.
   - Идеализация истории, - скривился Романов.
   - А вдруг это - правда? Причём мы прекрасно понимаем, что суть долгожительства не в правильном, рациональном питании: пусть даже они все были поголовно сыромоноедами. И не в свежем, целительном воздухе: тогда ещё больше топили дровами, и дым порой стоял над посёлками и весями погуще, чем нынешний смог. А в чём тогда секрет? А скорей всего в некоей панацее, лекарственном препарате, о вариантности которого тоже имеется бесчисленное количество легенд и сказаний. Вот у меня и мелькнула мысль: уж не для этой ли панацеи заключённые и выращивали личинок? Ну пусть собирали коконы, или ещё какие составляющие этого процесса. Может и вид бабочек надо подобрать особенный, всё того же шелкопряда, к примеру.
   Правильный вопрос задал Иван:
   - Так к чему мы пришли в итоге?
   - Ответ однозначный: эту древнюю плесень, или как её назвал ты...? "Старку"! Трогать категорически нельзя. По крайней мере, до тех пор, пока не проведём должные, тщательные эксперименты. И то, что ты выкупил этот участок со всеми потрохами - просто замечательно. Можно ещё и таблички на сетке по периметру развесить: "Опасно для жизни! Ядовитые остатки сгоревшего топлива!" Никакой придурок не полезет! Ха-ха!
   - А как же с переездом? - разочарованно протянул Загралов. Но что Михаил Станиславович сразу насторожился:
   - В каком смысле? Так ты купил участок, чтобы туда переехать и самому строиться? И это - первая обещанная тобой тайна?
   Подошедший к нему сбоку знахарь, положил по-дружески руку на плечи:
   - Нет, Миша, это я собирался туда переезжать. А теперь вот думаю, что надо срочно перекидывать это всё моё хозяйство в пещеры плоскогорья.
   Романов даже заикаться начал от удивления:
   - С-с какой такой с-стати?
   - Да надоело мне, - с притворным печальным видом стал признаваться Игнат, - Что ты меня, Миша, оскорбляешь постоянно, обзываешь... Вот только недавно старым хрычом обозвал... Нет, я такое больше терпеть не стану!
   Но его учёный друг на такой развод и напраслину не повёлся. Наоборот, ещё больше решил поддеть старика:
   - Ипать..., Ипатьевич! Ты мне лапшу на уши не вешай, потому что ты на правду никогда не обижался! Тебе наоборот льстит, когда я тебя знаменитым поедателем мухоморов величаю.
   - Нет, Мишаня! Кончились поблажки к тебе! Нет тебе прощенья! Ну..., разве что при одном условии...
   - Согласен!
   - ...Ты мне подаришь свою систему колб и аорт тонкой очистки!
   - Вигвам тебе! - категорически высказался учёный, сбрасывая руку хохочущего старика у себя с плеч. - Езжай хоть в Антарктиду, старый хрыч, но мою систему ты не получишь! Она мне дороже, чем возможность видеть и подтрунивать над замшелым пнём. Скатертью дорога!
   Тогда как в сознании обладателя звучал голос его восхищённой супруги: "Вот это характер у деда! Ему завтра вечером умирать, а он шутит, хохочет и вовсю радуется жизни! Я бы так не смогла..."
   "Милая! Да ты у меня ещё больше крепка духом, и я тобой очень горжусь, - провозгласил Загралов. - И счастлив, что ты в своё время обратила на меня благосклонное внимание..."
   Язвительная шпилька тут же последовала в ответ: "Что-то на тебя все внимание обращают... Бабник!"
   Тогда как Романов всё-таки пристал к Игнату, словно клещ, пытаясь выведать истинную причину несуразного переезда. Тот уже имел некие наработки по этому поводу, согласованные с обладателем, поэтому отвечал уклончиво. Мол, пока только ты Миша и будешь знать истинную правду, для остальных - это тайна. Всё связано с попыткой создания инициированного сгустка сознания, иначе называемом духом, и делать сиё действо надлежит только в глухом месте, где кроме экспериментатора не должно быть ни одной живой души. Вот потому и придётся на некоторое, возможно довольно продолжительное время переехать. Ну и обрадовал учёного, что связь будет постоянная у него с Иваном Фёдоровичем Заграловым, по причине постоянной доставки в пещеры нужных составляющих и ингредиентов.
   Физиолог, он же химик-микробиолог выслушал без тени улыбки, но потом перевёл вопросительный взгляд на третьего соучастника беседы. Тому ничего не оставалось, как со всей возможной важностью и уверенностью утвердительно кивнуть.
   Вот после этого в полной мере и проявился аналитический склад ума Романова как учёного:
   - Сдаётся мне, что это вы, таким образом, намекаете об очередной тайне? То есть некие духи или дух уже существует? Потому что иначе взять многочисленные пробы грунта с глубины тридцати метров, да ещё и за половину дня - такое в голове не укладывается. Я угадал?
   На этот раз, прежде чем дать подтверждение, Иван задумался, переглянулся с целителем, и только после этого опять кивнул с той же демонстративной важностью.
   - Хм! И моей помощи при переезде не понадобится?.. - не умолкал Романов. Получив отрицательное мотание обеих голов, продолжил: - М-да, это я предвидел... Но туда же и дороги нет? А напрямик туда прорва километров... Ага, по глазам вижу, что бешенной собаке двадцать вёрст не крюк... Ну а мне тогда чем заняться тем временем? Кроме изготовления "Няма", конечно...
   Как старший по возрасту, стал распоряжаться дед Игнат:
   - Начинай исследовать личинки любых бабочек, жиреющие на этой "Старке". Будем вести эксперименты параллельно, и обмениваться результатами. Ну а всё остальное тебе уже Иван расскажет и растолкует. Естественно не всё сразу, а постепенно... Ты уж, Миша, меня не подведи.
   На последнюю просьбу Романов хотел опять что-то схохмить, но в последний момент просто кивнул и пообещал:
   - Не сомневайся!.. - а когда понял, что ничего больше ему не расскажут, поспешил в свой дом.
   Тогда как Игнат Ипатьевич быстро достал с одной из полок карту края, разложил ей на свободном столе, и поинтересовался у Загралова:
   - Флор с Ольгой меня слышат и всё видят? Отлично, тогда смотрите сюда...
   И стал показывать точные места, где по преданиям и по рассказам самых старых, опытных охотников имелись крупные, а по некоторым легендам и громадные пещеры. Когда-то в древности, плоскогорье не было настолько заросшим, но сейчас там высились исполинские замшелые великаны, а плодородный слой почвы в несколько метров толщиной наглухо закрывал все возможные входы в пещеры. Но для духов подобные преграды не помеха, так что они могут немедленно приступать к поиску нужной пещеры, а потом и к переносу туда всего самого необходимого. Ну и при выборе окончательного места, а также при размещения там всего своего хозяйства, дед заявил, что хотел бы присутствовать лично.
   То есть наступало время создания третьего фантома.
   Это, для Ольги и Фрола оказалось неинтересным, и их сознания в виде духа обладатель перебросил на плоскогорье. А потом только и занимался тем, что материализовал физические фантомы в выбранных ими местах с фонарями и в касках, а потом вновь растворял в пространстве и перекидывал в иное место. Но это он теперь умудрялся делать походя, занимаясь попутно ещё иными делами. А в данный момент создания духа Игната Ипатьевича и первых трёх разговоров с ними, Тем более этот эксперимент был важен тем, что проводился впервые при остающемся рядом живом человеке. Трудно представлялось, как это целитель вдруг встретится с самим собой, только не теперешним, а с тем, с которого была снята копия матрицы естества ещё вчера.
   Причём оба решили пойти на этот шаг специально, хотя обладатель и имел возможность наложением рук сделать сейчас новую, более "проинформированную" копию. Очень уж хотелось удостовериться, что между двумя живыми организмами не возникнет какого-нибудь антагонизма или неприятия. Да и вообще это предстоящее чудо могло вскружить голову любому мечтателю и романтику: встретиться и пообщаться с самим собой!
   К слову сказать, в тексте сигвигатора о подобном контакте не было ни слова. Ни рекомендаций, ни советов, ни каких-либо дополнительных указаний. Хотя, может там изначально не подразумевался такой случай? Дескать, творит себе обладатель фантомов, использует их, как ему заблагорассудится, и зачем ему, спрашивается, сводить копию с аналогом? Для этого вроде нет ни смысла, ни какой иной пользы. А вот если первичный аналог умирает, или погибает, то лишь тогда можно к примеру, дать сознание фантому. И не раньше! Иначе тот, чего доброго, поведает о себе ещё живому прототипу и может получиться приличный скандал вкупе с неприятностями. А то и большая война разразится.
   Правда имелись и другие предположения, основное из которых гласило: в каждом конкретном случае обладатель сигвигатора волен принимать окончательное решение, что ему делать и когда. И любые советы со стороны или наущения могут лишь сковать волю, лишить единственно верного права выбора.
   Ещё одну гипотезу выдвинул сам Ипатьевич:
   - Вдруг в таких случаях, ведётся некое иномирское наблюдение за самими обладателями? А потом на неких весах взвешивают все их положительные и отрицательные поступки. И мне почему-то кажется, что если на пути владельца сигвигатора попадаются люди достойные его полного доверия, то это - огромный плюс. Ну а если он творит только безмолвных рабов, то это - тройной минус.
   - М-да? - сомневался, скептически настроенный Иван. - И что это даёт? Вот если бы давало дополнительные силы! О! Тогда всё было бы понятно. А так?..
   Он уже как раз провёл два разговора с созданным где-то рядом духом Игната, и готовился, настраивался на третий вызов. Но озадаченный старикан его придержал:
   - Погодь, Иван, погодь! А чего ты так с моей гипотезой не согласен? Давай немножко подумаем. Я ведь после беседы с Фролом, тоже много чему удивился. Да и ты наверное не раз удивляешься таким своим громадным подвижкам в деле обладания сигвигатором. Смотри: уже сейчас ты легко можешь создать не только третьего, но скорей всего и пятого фантома...
   - А поддержание резерва?
   - ...Тс-с! Не перебивай старших! А лучше прикинь, куда уже сейчас ты можешь забрасывать номер первый? Что, на три метра? Да ты его сразу на километры мог отправить. И насколько я помню косвенные ссылки на твою таблицу, ты пользуешься совсем не теми силами, которые тебе как бы выделяются всей совокупностью условий. То есть живёшь "не по средствам", как говорили раньше про спекулянтов. Причём некоторые моменты, которые присущи только твоим фантомам, вообще не описываются в инструкциях. Это не мои слова, это Ольга так думает.
   - Так как мы все едим, словно кони! - возмутился Загралов. - А уж про ваши Яшисарри и "Нямы" Романова я вообще не говорю. Они буквально революцию сотворили в наполнении моего "бассейна"!..
   - Вот! О чём я и хочу сказать, о твоём резервуаре, который только ты видишь и можешь как-то оценить по запасам...
   - На глазок.
   - Н у да, рулеткой не измеришь... Но ты вот сейчас старайся почаще туда поглядывать по многим причинам. Вести контроль постарайся, чуть ли не ежеминутно. А всё почему... Вон, Фрол только раз пыльцу дерева Тава-Гры употребил, и всего за трое суток превратился из надсмотрщика в духа-убийцу. А я-то ведь в своей жизни уже и со счёта сбился, столько раз этот порошок поглощал, что мало ли я в какого вурдалака начну превращаться.
   Иван с сомнением почесал скулу:
   - Да ладно пугать!.. Уж про такое в инструкции точно предупредили бы!
   - Ха! А про убийцу там есть? - запальчиво спросил старик. И сам же торжествующе ответил: - Нет ничего! Как и нет предупреждения, что во время своей трансформации дух вытягивает ручеёк силы, даже когда он развоплощён в никуда. И что случилось бы, не будь у тебя постоянного резерва и наших концентраторов калорий? Сам знаешь: умер бы ты спокойно во сне. Так что ты наверное уже понял мою мысль?
   Ну да, действующие за двадцать километров фантомы первый и вторая, силы тянули солидно, особенно сейчас, когда имея физические тела с фонарями, исследовали найденные анфилады пещер, Так что пришлось их отозвать, и, выслушав несколько нелицеприятных слов в свой адрес (как же, мы там такое нашли, а ты мешаешь!), деактивировать.
   После чего довелось принять ударную дозу концентраторов, два "Няма" и два орешка Яшисарри, да ещё и вытянуть небольшое накопление из сигвигатора. И только потом, обсудив самые последние, предвиденные по возможности моменты, приступать к третьему, решающему разговору с духом рядом стоящего деда Игната.
   В принципе, ничего сверхординарного не случилось. Всего лишь три минуты ничего не значащего разговора, как дух сам перешёл к активной подаче вопросов. Причём вопросов по нужной теме, которые как раз и задал бы именно тот, "вчерашний" Ипатьевич, не знающий о событиях прошедшей ночи и данного утра. Ну и главный комплект вопросов, звучал так:
   "Ура! Значит, у тебя, Ванюша, всё получилось? И я родился заново? А тот старый "я", ещё живой? Можно с ним поговорить?"
   Выслушав пересказ, стоящий рядом и не могущий сдержать счастливой улыбки целитель, пробормотал:
   - Это он кого "старым" обозвал? Мальчишка! Ну ка давай его сюда! Разбираться будем!
  
  

Глава двадцать седьмая

ПЕРЕЕЗД

   Долго разбираться не пришлось. Пока два появившихся близнеца с изумлением рассматривали друг друга и обменивались первыми впечатлениями, Иван успел уже повторно проверить свой "бассейн" с силой обладателя. При первом осмотре, в момент когда дух обретал сознание, удалось зарегистрировать одноразовую, мощную утечку силы в виде всплеска. Примерно одна восьмая все резервуара. При первой материализации фантома, ушла ещё одна восьмая, а вот дальше расход пошёл вполне привычный как для поддержки физического тела. Номер третий приступил к своему существованию! Причём вполне полноценному существованию, в том числе и в умственном плане, если судить по ведущемуся диалогу с прототипом.
   Другой вопрос, что вот так без толку держать фантом в готовности и смотреть, как он занимается пустопорожней, в данный момент болтологией, Загралов себе позволить не мог:
   - Значит так, уважаемы...е! Ещё успеете наговориться, если у меня силы останутся. - А сейчас надо выбрать окончательно пещеру. Вроде как Фрол и Ольга что-то стоящее успели отыскать...
   - Отправляй его с ними! - безапелляционно потребовал Игнат-образец, тыкая пальцем в копию. - Он в любом случае знает десятикратно лучше остальных, как на новом месте надо будет всё устроить и какие природные обстоятельства использовать, - и тут же пояснил своему, так называемому преемнику: - Ты ведь ещё не знаешь! На Голой Флеши селиться нельзя, вот решили в пещерах плоскогорья обосноваться.
   - Так я сразу там предлагал! - фыркнул дух-копия. - Зачем только время даром теряли?
   - Подрастёшь - поймёшь! - аналогичным фырканьем ответил Игнат-настоящий. И уже давая отмашку Ивану: - Отправляй его! Пусть трудится на общее благо!
   Так как копия не возражала, а только радовалась, то обладатель закинул, а затем и материализовал сразу три фантома в последнее, подспудно определённое им место. Но теперь оставался со всеми тремя на постоянной мысленной связи:
   - Фрол! В вашей команде пополнение! Несмотря на его возраст, ты всё равно остаёшься старшим в группе и распределяешь между вами направления и обязанности. Но он - как главный консультант по выбору места.
   - Хорошо! Принял! Дед держится молодцом! И фонарик у него в руках почти не трясётся. Твоя Ольга ещё больше довольна, это она нашла эту уютную пещерку. Хотя тут, чего скрывать, можно на самосвале раскатывать. Да и вокруг - полно дополнительных переходов и малых пещер. Уже нашли два глубочайших провала... А в противоположной стороне - один родничок отыскали... Красотища - невероятная! Особенно когда подсвечивать разноцветные сталагмиты и сталактиты. Их тут местами - лес густой.
   Потом на полчаса фантомы почти не откликались, основательно занятые выбором наиболее пригодного места Обители Колдуна. Это они уже так сразу между собой окрестили то место, которое не имеет ни единого выхода на поверхность. По крайней мере, пока, таких выходов обнаружено не было. Да и по всем признакам просматривалось, что в пещеру не ступала нога человека со дня её сотворения природой.
   Ну а оставшиеся, разновозрастные соратники, вдруг обнаружили новую проблему. Вернее о ней подумал тот, что старше:
   - Слушай, а что ты будешь с этим телом делать? - и похлопал себя ладошками по животу. По правде говоря, мне уже надо прятаться немедленно, а то вдруг не успею. А если вдруг найдут моё тело, то потом и вой будет, и обратно мне уже в теле фантома будет путь заказан.
   В самом деле, получалось как в случае с Ольгой Фаншель. Показать безжизненное тело ни широкой, ни узкой общественности нельзя. Несмотря на царящий двадцать первый век на дворе, не задумываясь сожгут в костре всех причастных и непричастных. То есть умершего от старости целителя следует спрятать со всем тщанием и скрупулёзностью. Причём не похоронить с почестями, как хотел Иван, а именно спрятать, да так чтобы ни случайно, ни специально отыскать не могли. Без следа, без ориентира. А дед ещё и настаивал на том, чтобы останки изменить до неузнаваемости, чтобы бы их нельзя было идентифицировать.
   - Такое вообще в голове не укладывается! - возмущался красный от гнева Загралов. - Может тебя вообще на фарш перекрутить, да рыбам скормить?
   - Самое верное дело! Только..., боюсь, рыба передохнет, - сокрушался дед, похихикивая. - И зря ты так нервничаешь, конспирация общего дела не стоит излишнего почитания к этой дряхлой оболочке. Тем более, что она меня так подвела. Сколько я её в последнее время лелеял, холил и удивительными снадобьями потчевал! От дождя и снега прятал, от сквозняков укутывал, самой полезной пищей вскармливал...
   На стенающего старика смотреть было потешно и грустно. Поэтому Иван себе позволил высказать некоторые сомнения:
   - Уважаемый, а может зря мы тебя так рано хоронить начали? Может, примешь ещё пару ударных порций Тава-Гры, с десяток Яшисарри проглотишь, "Няма" себе не пожалеешь, глядишь ещё годик поживёшь? Или хотя бы пару месяцев? Неужто ведьмы рода Сестри никогда не ошибались?
   - Увы, милок, никогда! - беззаботно и бодро отвечал целитель. - Одно дело, когда человеку смерть грозила по болезни или после заражения, так ведь они сразу в таком случае предупреждали. И если была вовремя оказана нужная помощь, коптил ещё человек небо годы и годы. Ну а вот коли они от старости смерть в астрале увидали, тут уже сложно выкрутиться и хоть день, два себе лишние у судьбы вырвать. Но я, естественно попробую всеми силами, средствами и умениями... Ха! Самому интересно будет, побороться! Тем более что такие факты были, самими ведьмами в их дневниках записаны. Эх, жаль, что далеко до посёлка нашей ведьмы..., сейчас бы все вместе нужные строчки просмотрели...
   - Ха! Так ведь у нас духи есть, что угодно принесут, откуда возможно достанут. А если далеко, то надо просто представить фантому вещь и вот он с ней рядом.
   - О-о! В той тетради страшная сила кроется, - возразил дед, - Она так просто в руки постороннему человеку сама никогда дастся. Да и копию её вообразить - вряд ли что с доставкой получится.
   - Да ладно, если не получится, а попытаться-то можно?
   На том и порешили, что как закончат с переездом, подключат к этому делу ведьму и попытаются доставить если не сами тетради из её обители в восьмидесяти километрах, то хоть прототип самой тетради.
   Ну а там и в самом деле пришлось заняться переездом. Игнат-копия прямо слюной исходил, рассказывая насколько удачное, удобное, уютное, недоступное и безопасное место удалось найти очаровательной Олечке. Но в итоге его оставили на месте, в той самой пещере, чтобы он принимал всё немалое "собственное" хозяйство, а остальные занялись доставкой.
   Существовало два варианта, и оба были опробованы. Первый, вроде как и простой, но оказался значительно неуместен из-за расхода сил обладателя. По нему Фрол или Ольга по очереди пробовали доставить нечто из предметов прямо в качестве новой экипировки. Потом сравнили со вторым вариантом: когда перемещалась отсюда туда, уже конкретная вещь. Получалось намного экономнее.
   Вот тогда работа и пошла. В большинстве, действовала Ольга, как обладающая меньшей массой тела. А Фрол либо подменял её в момент усталости, либо использовался для переноса особо тяжких, неделимых предметов. Таких как столы, кровать, стеллажи и полки. К сожалению, на всё силы не хватило, вернее не рискнул Иван тратить оную без остатка. И где-то около четверти, заготовленного к перевозке хозяйства ещё оставалось в доме. Но это уже казалось не настолько важным. Можно было и на потом отложить.
   Фантомы развеяли, а дед Игнат напомнил о тетрадях:
   - Идём за нашей ведьмой. А ещё лучше давай её в твою комнату позовём... Мне ведь завтра утром надо будет сматываться из посёлка, а тетради почитать бы хотелось сегодня.
   Но уже когда переходили внутренний двор посёлка, старику пришла в голову новая идея, и он за рукав остановил обладателя, чуть ли не силой:
   - Слушай! А что если Фрол меня закинет на плечи и таким образом перенесёт прямо в пещеру?! Это же сколько сразу выгоды! И тело спрячем навсегда, и я ещё последние часы отдам работе. А может, и несколько суток на разных стимуляторах и энергетических концентраторах протяну! А?! Мечта юного дворника!
   Загралов наморщил лоб, усиленно пытаясь припомнить строчки текста:
   - Насколько я понял, нельзя такие переносы творить. Есть в инструкции несколько фраз на эту тему. Одна из них такая: "...в экипировке фантома исключается оружие с живыми свойствами"
   - Ха! Так я ведь и ни экипировка, и уж тем более не оружие!
   - М-да? А как тогда тебе вот эта строчка: "...в исключительных случаях, фантом порой может перенести труп противоположного пола. Живые разумные существа переносу не подлежат".
   - О-о-о, как всё запущено, - закручинился целитель. - Порой..., в исключительных... Ха, хотя меня и так уже можно считать трупом, если разобраться. А чтобы букву закона обойти, так я у себя на пару минут сердце остановлю: чем не труп? И не надо на меня так смотреть, словно взвешиваешь. Понимаю, что ты свою любимую и не подумаешь нагружать каким-нибудь тяжеленным телом. Но я-то весь ссохшийся, что там во мне весу-то? Вот Романова - да! Его и Фрол не потянет
   - Плохо ты его знаешь! Фрол и троих Романовых бегом понесёт, - Иван продолжал кривиться в раздумьях. - А может, ты не только сердце умеешь останавливать? Может, ты ещё и пол сменишь? Хотя бы на пять минут...?
   - Ну, знаешь!.. Не ожидал от тебя такого, Ванюша! На старость лет меня так...
   - А что? Ты ведь сам говорил, что ради общего дела на любое действо пойдёшь. Вот и проверим твою сознательность..., - и шутник не удержался от тихого смеха.
   Заметив, что на них через окна, в это предвечернее время пристально уставилось более половины посёлка, да ещё четверть находилась во дворе, Игнат двинулся вперёд, с беззлобным шипением:
   - Экий мне рабовладелец попался!.. Скоро не только в женщину превратит, а вообще в мохнатого орангутанга...
   Елена Сестри оказалась в доме Заграловых. Она вместе с Шулеминой сращивала между собой какие-то срезанные наискосок обрезки веток и складывали их в таз с водой. Готовили к посадке будущие саженцы, которые до зимы будут прорастать в удобренной земле на солнышке, а потом их накроют неким подобием теплицы.
   Актриса с недовольным видом осталась возле мичуринских дел сама, а ведьма была уведена мужчинами в комнату для приватного разговора. Кочевряжиться долго она не стала. Подробно рассказала, где лежат тетради, какие действия надо выполнить, перед тем как их взять в руки и посоветовала не открывать. То есть при последнем действе как раз и грозила постороннему человеку наибольшая опасность.
   Иван подумал, подумал, да и отправил в далёкий посёлок более лёгкую Ольгу. При этом ему пришлось действовать на пределе своих возможностей обладателя. Но справились. Жена быстро отыскала тетради, попросила её материализовать, и вскоре уже записи восьми поколений потомственных ведьм бегло просматривали что Иван, что дед Игнат. Елена Сестри только сидела рядом, давала нужные комментарии, да указывала порой нужную страницу со ссылками или пояснениями.
   И вот этим действом увлеклись они настолько, что не заметили, как и ночь наступила. Может, и дальше бы вчитывались, да целитель первый обратил внимание на лай собаки у наружного порога. Причём и другие собаки, ей подлаивали в тон.
   - Странно. На зверя они так не реагируют, - констатировал старец. - Только на посторонних людей. А кто это здесь может бродить? - он выглянул в кухню, где сидящий с пистолетом в руках Фёдор Павлович только равнодушно пожал плечами:
   - Да пусть себе ходят. Помощи не просят, не голосят, да и ладно...
   Но Иван уже сделал вызов духа под первым номером:
   "Фрол, кто-то там бродит по округе! Глянь, кто такие и чего им надо?"
   И уже через несколько минут до него донеслось озабоченное хмыканье Пасечника:
   "Не просты ребятки, не просты! Вооружены автоматами и пистолетами, бронники..., гранаты... И что самое неприятное - посёлок тщательно рассматривают с помощью приборов ночного видения. Слушаю их, но пока они молчат... Что делать будем?.."
  

Глава двадцать восьмая

ЗАЧИСТКА

   Появление такой вооружённой до зубов пары - это повод для беспокойства более чем серьёзный. И как назло с силами следовало экономить, для решения завтрашних, насущных проблем с переездом и с попыткой переноса живого целителя в довольно далеко расположенное замкнутое пространство.
   Но в данный момент приходилось оставлять дух Пасечника для постоянного слежения за опасными незнакомцами. Ну и тот продолжал наблюдения, по ходу дела давая короткие комментарии:
   "Общаются между собой только жестами или разным по тональности шипением... Двигаются бесшумно, веточка под ногами не хрустнет... Те ещё волки! Явно в войне побывали... И не обязательно в Афгане... Вроде как молоды для той потасовки..."
   Елена Сестри привела себя в так называемую боевую готовность, но сразу предупредила, что жёстко действовать против врага она может только при непосредственном контакте с ним. На расстоянии она бессильна.
   Дед Игнат тоже недовольно разводил руками:
   - Могу гипнозом навести тумана, отвести глаза, но только с расстояния в парочку метров. Так что я тоже не боец против таких экипированных рыцарей.
   - Значит, будем пользоваться силами и умениями Фрола, если понадобится, - решил обладатель. - Жаль только силы потратятся все. Ведь когда он тех наркоторговцев топил, на перехват управления телами у меня прямо реки энергии выплеснулись.
   - И зря! - досадовал старик. - К чему было вытворять такие показательные казни? Надо было точечно Фролу действовать: замкнул кровяную артерию на мозг - и преступник в пожизненной коме. Перекрыл клапан в сердечке - и тот посиневшим мешком в морг отправляется.
   - Эх! Знать бы ещё все эти тонкости да премудрости! Тренироваться надо, учиться, пробовать..., - сокрушался Иван, опять утыкаясь взглядом в тетрадь. - Дочитываем!
   Действительно, раз прямой угрозы нет, нечего бездействовать. Тем более что нужное в записях было найдено. В двух местах, ведьмы сообщали, что некие сильные личности, особенно сильные по волевым качествам, воспользовались самыми экстремальными, доступными на те времена средствами от знахарей и целителей и сумели немножко отсрочить свою явно обозначенную в астрале смерть. Один раз женщина прожила на двое суток больше, а второй раз мужчина так и вовсе протянул целую неделю.
   Ипатьевич заметно взбодрился после нахождения таких подтверждений:
   - Да я за лишние сутки таких дел наворочаю на новом месте! Ха! А уж если неделю протяну, да мне мой молодой двойник будет помогать, мы многое успеем. Вот прямо сейчас и пойду к себе вливать в дряблое, ссохшееся тело нужные настоечки да вытяжки. Мы ещё поборемся! - и уже уходя, спохватился, поинтересовавшись: - Если что, то вы ведь и сами с теми автоматчиками справитесь?
   - Несомненно! - успокоил его Загралов. - Отсыпайся и набирайся сил.
   Но когда остался наедине с ведьмой, да прислушался к словам Пасечника, который отправился за незнакомцами следом в сторону Голой Флеши, вынужденно признал:
   - А вот у меня силёнки так и тают... Может для слежки Фрола на всю ночь и хватит, но если ему действовать придётся? Утром только на всплеск сигвигатора и останется надеяться. Что-то мне сдаётся, что уже и концентраторы нужного эффекта не дают... Вроде горячо изнутри, а толку мало...
   Сестри не стала долго слушать ворчания жалобщика, а решительно потребовала:
   - Вызывай дух Ольги, срочно надо поговорить!
   Иван поймал её взгляд, и примерно уже догадался, о чём пойдёт речь. Но вот в себе он никакого желания на подобное действо не ощущал. Если вообще не сказать, что страшно его боялся.
   Но с тяжёлым вздохом всё-таки вызвал любимую, ощутив её сознание где-то рядом. Она тоже моментально сориентировалась в обстановке и во времени:
   "Надо же! Уже полночь во дворе, а они тут наедине воркуют! Ещё и Шулеминой на кухне не спится, к каждому шороху прислушивается..."
   "Так дед Игнат только что ушёл, - стал перечислять её супруг. - Фрол следит за какими-то странными вояками, которые осматривали Аргунны из лесу, силы у меня кончаются, и вот Елена хочет с тобой срочно поговорить".
   Ну и устроил женщинам связь между ними. Понятное дело, и сам при этом улавливая каждое слово.
   Как он и предполагал, ведьма стала предлагать старшей по рангу жене с помощью яляторных удовольствий наполнить "бассейн" обладателя с его энергией. Мол, если поступление силы станет девятикратно большим, это принесёт пользу всем, и уж тем более поможет всеобщей безопасности.
   Естественно, и тоже как предвиделось, Ольга заявила на это решительное "нет!". Мало того, уловив от мужа явную волну удовлетворения и успокоенности, поняла, что и он подобного не желает, обрадовалась и стала ещё более категоричной. Заявила Сестри, что только она сама будет решать, когда и где начнутся первые пробы непосредственного интимного контакта семьи в её полном составе.
   Елена отвечала смиренно, вежливо и с пониманием ситуации, но всё равно проявляла странную настойчивость. Причём настолько проявляла, что это вдруг сильно взволновало и самого Ивана:
   - Извини, но я тебя не пойму: с чего это вдруг ты так настаиваешь? - решил и он включиться в спор, обращаясь к ведьме. - И не смотри на меня так напугано, пожалуйста. Неужели я стал такой страшный?
   - Хуже...! - прошептала ведьма. Потом несколько раз резко выдохнула, прикрывая глаза и решилась: - Вы что, забыли о моих умениях видеть приближение смерти? Или перестали мне верить?
   "Что случилось?! - запаниковала и Фаншель. - Не ходи вокруг да около, говори сразу!"
   - В астрале творится что-то страшное и невообразимое, - стала бормотать Елена словно в трансе. - Такое впечатление, что судьба Ивана сейчас балансирует на тонком лезвии ножа: то уверенная и длинная жизнь, то нет её продолжения уже завтрашним утром... То же самое могу сказать и про Шулемину, которая сейчас на кухне... И про Заграловых старших, которые в своей спальне... И про ближайших соседей, которые спят вон там, через три стены...
   - Это связано с теми автоматчиками? - попытался уточнить побледневший Иван.
   - Не знаю... Подобные детали в астрале рассмотреть нельзя... Но смерть грозит явно не от болезни...
   Тут же её стала засыпать короткими вопросами и Ольга. Но всё расставил на свои места раздавшийся в сознании голос Фрола. Причём его могла слышать и фантом номер второй, и она же транспортировала голос Пасечника в сознание ведьмы.
   "Ванюша! Беда! Эти двое пришли к периметру Голой Флеши, где их ждало ещё почти два десятка таких же бойцов... Доклад командиру: "Все спят!" И тот в ответ по внутренней рации: "Тронулись! При подходе к объекту - рассредоточиваемся и работаем по плану. Чтобы никто из посёлка не ускользнул живым! Действовать только огнемётами!" Ваня! Всего их двадцать три получается. У них огнемёты! И на Флеши пять солидных, вместительных джипа стоит. Это война! Не знаю, откуда они, но это не от Безголового...! Начинаю давить тех, кто с тыла. Силы!.. Главное, дай мне сил!.."
   Дальше какие-то споры или уговоры отпали сами собой. Материализовав Ольгу обнажённой, Загралов бросился к комоду, где у него лежали концентраторы, на ходу скомандовав ведьме:
   - Зови Шулемину и раздевайтесь!
   Сам первый заглотал сразу три Яшисарри, запивая их дозой воды с тремя "Нямами". То же самое рядом делала и Ольга. Сразу стали колотить порошки и для обеих Елен, которые спешно раздевались, под скороговорку всё объясняющей Сестри. "Нямов" им хватило, а вот орешка досталось только по два, больше не было. Новую партию дед Игнат обещал вынуть из густого сиропа только завтра утром.
   Последним раздевался сам Загралов, а Фаншель ходила по комнате и гасила свечи. Из шести оставила только одну, да и ту поставила на пол за комодом. Потом наработанными движениями подпёрла изнутри дверь комнаты. Не менее верно действовала и Сестри, стащив матрас с узкой кровати на пол, расстелив там же оба одеяла и сбросив туда же подушки. Ну а самой расслабленной и игривой оказалась именно Шулемина. Скорей всего по той причине, что она не до конца осознавала всю серьёзность создавшегося положения. Кажется, она до сих пор воспринимала всё как игру, и открывшуюся, вожделенную возможность доступа к телу своего недавнего любовника.
   Она же первой и довольно интенсивно приступила к ласкам, помогая настроиться в первую очередь самому обладателю, от которого в принципе и зависело больше всех предстоящее действо.
   А Ивану и в самом деле, оказалось очень трудно расслабиться. Вначале он с ужасом заметил, что половины из имеющихся у него сил уже нет. Тогда как голос Фрола бесстрастно констатировать: "Двоих убрал. Пока всё тихо..." А ведь ещё оставалось около двух десятков неизвестных убийц, которые вознамерились уничтожить целый посёлок с двадцатью восемью мирными обитателями.
   Немедленно требовались новые силы! Причём очень много и очень срочно!
   К сожалению и совсем неуместно главная супруга чувствовала себя жутко скованной, и не могла сконцентрироваться от раздирающей её ревности и прочих противоречий. Да и Елена Сестри почему-то не могла перешагнуть какой-то созданный у неё в голове стереотип полного подчинения в данном действе другим. Так что только развязность и игривость Елены Шулеминой спасли гибельное положение. Она и подталкивала, и показывала, и заставляла и уговаривала ласковым шёпотом, да и сама действовала настолько активно, что уже на пятой минуте получился полный контакт. То есть четыре тела впервые соприкоснулись довольно плотно и интимно в некую единую цепь.
   В тот же момент, обладатель почувствовал первый всплеск этакого удара энергии по его хранилищу. На его, пересыхающую на глазах лужицу силы, виднеющуюся на донышке "бассейна", прямо таки волной рухнула новая, свежая сила. Что заставило его поверить моментально: яляторные удовольствия - это гигантская мощь! Надо только интенсивно и без всякой оглядки на пуританское воспитание ею пользоваться.
   Именно после этого Иван возбудился окончательно и начал набирать разгон в своих действиях. Постепенно к нему присоединилась вначале Сестри, а потом и любимая Ольга Фаншель. И действо пошло безостановочно к своему логическому завершению.
   Только изредка сознание фиксировало сообщение от Фрола:
   "Убрал ещё одного... Теперь один заколол ножом в горло своего напарника..., тот же нож вонзил себе в глаз... Неудача! Громко застонал! Но вроде всё тихо... Один спешит к телам... Убрал... Ух! А силёнок-то во мне! Горы своротить могу! Откуда столько?.. Ага! Вот и командир их на очереди..."
   Фактически духу хватило полчаса, чтобы уничтожить всех диверсантов, в том числе и залёгших в сторонке от страха и непонимания творящегося уничтожения. Двадцати трёх вояк, которые хотели сжечь посёлок, а попутно ещё и огромный участок тайги, не стало в мире живых. Затем Пасечник мотнулся по округе, проверяя при тщательном подсчёте тел, все ли поддонки умерщвлены, и умчался к машинам на Голой Флеши:
   "Надо выяснить, кто они, ну и самое главное: кто их послал? Не нравится мне это всё..., очень не нравится... Как бы другие гости сюда не хлынули..."
   Расход сил почти прекратился, но сам "бассейн" уже не просто был переполнен, он казался теперь, словно окутан облаком искрящейся, бурлящей и выстреливающей гейзерами силы. А вот само действо, именуемое яляторными удовольствиями, всё ещё продолжалось. Все четыре участника разогрелись окончательно, и теперь даже мысли ни у кого не возникало, что кто-то в семье останется обделённым финальным, самым чувственным аккордом. Пожалуй, только и следовало опасаться, что слишком громких, чувственных криков, которые могли переполошить весь посёлок. Но тут свои иные способности показала ведьма. Она так страстно поцеловала своих подруг в шею, что те после этого только негромко хрипели, преобразуя свои крики в несколько иную энергию, которую выбрасывало тело из себя в момент наивысшего наслаждения.
   Вся интимная близость растянулась минут на сорок. А потом все четверо лежали обнявшись, переплетя руки и ноги и отдыхали минут пятнадцать.
   Самое удивительное, что и всё эти четверть часа струю энергии, пусть и ослабевающим потоком, продолжали вливаться в разбухающее облако, которое окончательно скрыло в себе прежнее подобие "бассейна"
   "Ладно, пусть будет облако..., - расслабленно размышлял Иван. - Главное чтобы слово красивое было, да и само облако нам помогало... Хм! Хотя уже того что есть, мне наверное хватит ещё на создание парочки фантомов. Надо же! Как оно всё вышло... Чего только во Вселенной не случается...!"
   Рано расслаблялся и рано радовался. Вначале Фрол попросить его материализовать возле машин, на которых приехала банда диверсантов. Какое-то время там копался и обследовал, и потом отозвался вновь:
   "Транспортные средства явно военным принадлежат, причём неким элитным силам. Но без номеров и непосредственных раций связи. Кстати на трупах я тоже ни одного мобильного телефона не заметил. Похоже, у них был некий приказ, в получении и о выполнении которого докладывается лишь непосредственно при личном контакте. А отсюда напрашивается весьма неприятный вывод: это не Безголовый нас вынюхал. Здесь замешаны вполне реальные силы, чуть ли не на государственном уровне. А после сегодняшней моей "зачистки" может такое начаться вокруг Аргунн, что мама не горюй! Поэтому все трупы надо срочно прятать, как и все машины. И уже потом, присматриваясь и следя за теми, кто приедет этот отряд огнемётчиков разыскивать, выходить на главного заказчика. Только надежда и греет, что тех людей очень мало, и большое количество лиц в свои делишки они не посвятят. Ну и хочется верить, что президент со своей командой тут не причём..."
   Естественно, что всё благостное настроение и расслабленность с обладателя как рукой сняло. Уже спешно одеваясь, он начал свои ворчливые высказывания с мультяшных ругательств:
   - Едритун дроботун! Только от одной проблемы начнёшь избавляться, как другие напасти на голову сваливаются! Ты там не думай, что так просто от трупов избавишься: тебе только женские носить можно за собой, вместо экипировки.
   Оказались и ещё недовольные таким резким изменением обстановки:
   - Вот так всегда..., - печально вздохнула, всё ещё лежащая на одеяле Шулемина. - Вначале никакой предварительной, а потом никакой завершающей ласки...
   На неё тут же шикнула Ольга Карловна, имеющая на это все права, должный ранг и прочие привилегии:
   - А у тебя что-то не склеится? Развратница! Похоже, у тебя все мысли только об одном! - хотя при этом она не выглядела сердитой или явно ослеплённой ревностью Скорей притворялась строгой и недовольной. К тому же сразу перешла на деловой тон, обращаясь к мужу: - Перекидывай меня к "первому", помогу ему прятать трупы и машины.
   - Ха! Знать бы еще, куда их прятать, - напрягал свои извилины Иван.
   - Так давай их в те каверны, что по периметру Голой Флеши и засунем. Близко, дёшево и сердито.
   - М-да! А если сдуру кто раскопает?
   - На такую глубину? С какой стати? - поражалась Фаншель. - Вот, и Пасечник меня поддерживает, говорит, что я здорово придумала. Он на меня тело вскидывает, я шагаю - и там. Потом раз - и я уже дух.
   - А то я не слышу его советов... - недовольный Загралов уже обращался ко всем, хотя интересовался в первую очередь мнением Фрола: - С трупами проблем не будет, с ними легче, а вот с машинами? Ты ведь их на руки взять не сможешь.
   "Да на руки, нет, конечно..., - соглашался тот. - Но может как-то двигать надо? А может вдвоём с двух сторон просто как бы зафиксировать приложение усилий? А то и втроём. Давай, вызывай старикана, может чего и получится..."
   Когда появился фантом Игната, и ему быстро всё объяснили, тот переполошился:
   - В каверны тоже нельзя. А вдруг эти боевики, да вкупе с оружием и ядовитым напалмом в огнемётах как-то негативно повлияют на плесень "Старка"? Как бы потом не пожалеть о такой поспешности...
   - И куда тогда такую гору тел и кучу транспорта впихнуть? - нервничал Иван.
   - В болото! - воскликнул довольный целитель. - Здесь совсем недалеко, в пяти километрах от Голой Флеши есть маленькое болотце, всего на сто метров квадратных по площади. Заросло по верху оно знатно, сплошняком, но опытные охотники на него всё равно не суются. Поговаривают, что уж слишком оно глубокое. Туда и машиной нормально проехать можно, особенно если внедорожник.
   Расслышавший всё это Фрол тут же бросился бегом сносить трупы и тщательно собираемое оружие в машины. Вскоре ему уже помогали, подсвечивая фонариками фантомы номер два и номер три. Благо, что отряд преодолел всего лишь две трети пути к посёлку, да и то, так далеко забралось только несколько человек впереди идущего авангарда. Ещё чуть позже, к трём фантомам присоединились и Загралов с ведьмой. Правда, он сразу же поинтересовался у деда Игната:
   - Может лучше Шулемину взять пятым шофером? Она, правда говорит, что такой тяжелый внедорожник ещё ни разу не водила.
   - Вот молодёжь! - возмущался дедок на ходу, в хорошем темпе волоча на плече сразу несколько единиц стрелкового оружия и подвесив на спину бак огнемёта с рабочей жидкостью. - Да тебя ещё на свете не было, когда я на любой машине мог по бездорожью проехать. Так что во мне не сомневайся, покажу класс, не худший чем твой хвалёный номер первый.
   Уже все вместе, ещё раз обошли пространство ночного сражения духа с диверсантами, маскируя местами взрытости почвы или убирая слишком явные вмятины от оружия. Причём решили ещё и при свете дня здесь пройтись. А потом, выстроившись машинами в колонну, на малом ходу отправились к болоту. Едущий самым первым Игнат, передавал сведения о наиболее сложных участках и советовал, как их правильно преодолеть, так что даже малоопытная в этих вопросах Елена Сестри справилась со своей задачей преотлично.
   Возле самого озера тоже спешить не стали, хотя рассвет уже приближался. Вначале взрезали значительный участок зарослей и грунта вместе с переплетёнными корнями сросшихся растений. Для этого всезнайка Фрол экипировался неким подобием бензопилы, но с очень длинным рабочим полотном. Затем дальний край участка притопили, и протолкнули под оставшееся покрытие. Образовалась открытая делянка чёрной, пузырящейся воды, в которую и стали загонять самоходом тяжеленные машины один за другим. Причём делал последнюю операцию тоже Пасечник. Фактически тонул вместе с внедорожником, потом превращался в духа, и возвращался обратно на берег.
   Он ещё при этом наговаривал:
   - Даже если отыщут в ближайшее время, всё равно не поймут, кто вел машину до последней минуты. А если не в ближайшее, то тем более...
   Пузыри болотного газа ещё вырывались на поверхность с бульканьем и шипением, когда вытянули и установили кусок плавающих корней обратно, кинули сверху несколько стеблей с соседнего участка, и место захоронения оказалось внешне ничем не различимым от всего остального болота. После чего поспешили обратно, уничтожая следы колёс на всем пятикилометровом участке пройденного пути.
  
  

Глава двадцать девятая

ОТШЕЛЬНИК

   В посёлок вернулись, когда большинство взрослых обитателей уже ушли на работу в сад и огород. Старшие Заграловы не уходили лишь по причине непонятной замены сына на актрису в его спальне. Но заметив его вышедшего из лесу вместе с ведьмой, удивились ещё больше. Поэтому особо ничего не расспрашивали, только мать дипломатично так проинформировала:
   - Там на твоей кровати Леночка спит...
   - Ну да, это я её попросил, чтобы она по интернету важные сведения принимала, пока мы ни свет ни заря, решили на Голую Флешь наведаться. Но вы о нашей прогулке никому ни слова. Договорились?
   Родители синхронно кивнули, а отец добавил:
   - Ладно, коли так, мы в сад. От вас помощи сегодня тоже не ждать?
   - Скорей всего нет. Столько дел, что прилечь некогда.
   - А что это гул вертолёта слышался?
   - Ну..., мало ли какие у кого дела, - пожал плечами сын и посоветовал: - Делайте вид, что вертолёты вам совершенно безразличны.
   Когда садоводы ушли, в самом деле о сне думать было некогда. Единственно, кому повезло, так это Шулеминой: её отправили досыпать в свою комнату, как имеющую льготы по беременности и как не имеющую доступа ко всем секретам. Тогда как ведьма перешла уже на иной уровень информированности, поняла, что Фрол - это не только дух, но и фантом с физическим телом. А вот Ольга кстати потребовала первым делом напоить её микстурой с пыльцой Тава-Гры. После ночных событий она уже смирилась с мыслью о том, что когда-нибудь и ей придётся действовать также жестко, как и Фрол, защищая жизни близких и своё будущее.
   Но только она приняла снадобье, а обладатель стал наблюдать за более объёмным ручейком силы в её сторону, как заявился натуральный, так сказать, дед Игнат. И как только уловил суть ночных событий, не столько разволновался, как разнервничался по поводу своего неучастия в лесной акции:
   - Неужели было трудно меня позвать? У меня и так последние сутки жизни остались, а я их бессмысленно ещё и на сон трачу!
   Даром что Елена стала убеждать, что по сути целитель не просто участвовал, но ещё и оказал на всю операцию решающее влияние своими подсказками, советами и физической помощью.
   - Ха! Это не я участвовал! - возмущался старик, - А тот молодой выскочка, который под меня маскируется.
   Иван не выдержал, отвлекаясь от наблюдения за своим "облаком":
   - Я себе представляю, какой бы в нашем коллективе был бедлам, если бы ты, уважаемый, не помер. А ко всему ещё и Романова привлечь, да с него ещё и фантом сделать. Вот бы ваша чётверка чудила своим ворчанием и подначками.
   - Ванюша, ты - гений! Бери этого химика в нашу команду - не пожалеешь! Это ведь чистый кладезь науки! - но тут же Игнат запнулся, наткнувшись на укоризненный взгляд обладателя и как ни бывало переключился на иную тему: - А где же мой двойник? Мог бы и явиться, ручку мне пожать, поприветствовать оригинал, как и полагается.
   - Они с Фролом сейчас возле Голой Флеши, - поспешила проинформировать Сестри. - Будут ждать тех, кто приедет на поиски бандитов-террористов.
   - Ага..., тоже надо. А Ольга, значит, будет сейчас полевые испытания проводить?
   Загралов кивнул. Но прежде чем материализовать свою любимую, проверил как там дела у номеров первого и третьего. А у тех началась работа: над тем участком леса усиленно курсировал вертолёт, а к Флеши уже приближался крытый уазик. То есть они приступали к подсмотру и подслушиванию за прибывающими следопытами. Глупо было бы надеяться, что после исчезновения такого боевого отряда, пославший их враг не станет разыскивать дорогую пропажу.
   Такому как Пасечник и целитель подсказывать в действиях, только мешать. Поэтому Иван уже со спокойной совестью вернулся к предстоящему действу. Вначале Ольга появилась с клеткой, в которой сидел небольшой кролик. То есть она материализовалась с животным, классифицированным как экипировка. Далее она этого кролика переносила куда угодно и самочувствие того не ухудшалось.
   Во втором варианте, она материализовалась уже со стеклянной банкой, в которой была живая ядовитая гадюка. Как экипировка, змея первый раз живой осталась, а вот уже при переносе с места на место, тут же умерла. То есть утверждение в инструкции, что "...в экипировке фантома исключается перенос оружия с живыми свойствами", полностью подтвердилось. Теперь следовало проверить и второе утверждение: "...в исключительных случаях, фантом порой может перенести труп противоположного пола. Живые разумные существа переносу не подлежат".
   Прежде чем останавливать у себя сердце, Игнат довольно подробно выспросил и у Ивана, и у Ольги массу иных мелочей по истории последних дней и событий, которые даже на первый взгляд уже выбивались из общих правил, написанных для обладателя. Ещё и ругаться при этом начал:
   - Ты уже нарушил почти все таблицы и графики! Так чего же ты переживаешь, что перенос моего тела вдруг не получится? Я почему-то уверен, что со мной ничего не случится. Причём даже в том случае, если меня Фрол перенесёт. А знаешь, почему уверен? - заинтриговав подобным вопросом, целитель потребовал: - Для чистоты эксперимента, давайте все представим, что через полчаса прекрасная Ольга Карловна взвалит меня к себе на спину и вместе со мной отправится в пещеру, место моего последнего успокоения. Только жёстко представляйте и с максимальным самоубеждение. Сделали? Отлично! А теперь ты, малышка, - обратился он к ведьме, - Просмотри: сколько мне там ещё осталось? До обещанного тобой вечера хоть доживу?
   Та проверила пару раз, а потом с изумлением призналась:
   - В данный момент мне видится, что ты не только до предстоящей ночи доживёшь, но и до следующей. Все взаимосвязи в астрале перестраиваются, но в благоприятную для тебя сторону.
   Несмотря на радостные и торжествующие восклицания старика, Иван сомневался:
   - Самовнушение - это одно. А на самом деле может и не получится.
   Но Игнат был непреклонен. Ещё и доводы приводил самые убедительные:
   - А чем мы все рискуем? Ну проживу я на день больше, или наоборот, меньше. А что изменится? Мой фантом всё и так сделает и всё устроит в лучшем виде. А получится труп при пробе, так тогда вообще никаких проблем! Закинете в пещеру, да там и похороните в укромном уголке. Всё равно ведь тело надо спрятать так, чтобы на него ни одна душа не наткнулась взглядом. Кстати, я уже всех поселковых предупредил, что надолго уезжаю, а всем моим имуществом и домом может распоряжаться Иван Загралов. Так что я готов в путь, каков бы ни был его конец.
   Как ни судачь, сколько ни спорь, а переносить или прятать целителя следовало как можно скорей. Так что приступили вначале к тренировке в обстановке, приближённой к боевой. Игнат лёг на стол в кухне, делал себя в течении минутного расслабления "фактическим трупом", а у остальных оставалось полторы минуты, чтобы поднять тело, взвалить на плечи покряхтывающей Фаншель, да и отправить их вместе куда-то туда. А вернее она просто делала два шага и, подсвечивая себе фонариком, сбрасывала тело на кровать. А потом колола толстой иглой в несколько указанных заранее мест. Таким образом запускалось более быстрое и цельное оживление.
   Два раза так отрепетировали, хоть без "смерти" и перемещения отсюда - туда, но зато с уколами иголок. Дед кривился, но терпел, внимательно следя за правильностью их вонзания. Наконец признал действия своей спасительницы и перевозчицы сносными и улёгся на стол для окончательного "переноса".
   Даже пошутил спокойно и уверенно:
   - Первым быть всегда почётно. Поэтому я сейчас себя чувствую словно Гагарин. А значит и команду даю соответствующую: поехали!
   С минуту он расслабленно лежал, уводя своё тело за ту грань, которая называется смерть. А потом ведьма, наблюдающая за его остекленевшими зрачками, констатировала:
   - Умер! - и первой ухватилась за ноги временного, как все надеялись покойника. - Взяли!
   Вдвоём с Иваном они вскинули тело на спину Ольги, и та с двумя мощными фонарями на поясе сделала первые шаги, запоздало сожалея:
   - Надо было мне туда мотнуться и освещение на месте устроить...
   А потом дематериализовалась из комнаты вместе с грузом. Как уже было подмечено и высчитано, на преодоление такого вот расстояния в двадцать километров фантому требует две секунды. Так что уже через пять секунд Фаншель стала докладывать, с некоторым придыханием и волнением в голосе:
   "Я на месте! Положила деда... Колю иглами..., - а затем ещё через секунд двадцать уже радостное и облегчённое: - Задёргался! Пошёл вздох! Есть! Оживает!
   Ещё большую радость при этом испытали затаившие дыхание Иван и Елена. Он даже подпрыгнул на месте, вскидывая руку к потолку и восклицая краткое "Ура!" Целоваться на радостях не стали, хотя ведьма уже была готова и раскрыла объятия.
   "Отлично, милая! Ты справилась! - пошли от Загралова восклицания в сторону Ольги. - Давай теперь поинтересуйся, что из питания надо нашему уважаемому целителю, и забросим ему всё нужное прямо отсюда. Затем отправимся к нему домой и доставляем всё, что осталось из его колдовского багажа. Э-э..., и как он себя чувствует?"
   "О-о! Прыгает как молодой, и кричит, что теперь уверен: как минимум неделю ещё у "костлявой" отвоюет. Теперь его уже точно можно считать самым настоящим Отшельником".
   Вскоре уже в далёкой и отрезанной от всего мира пещере находилась куча продуктов, овощей и фруктов, которой нормальный молодой человек мог спокойно насыщаться недели две. А потом обладатель отправился в дом целителя и продолжил отправку заранее помеченных предметов, тюков, баулов и разных знахарских прибамбасов. Игнат Ипатьевич просто требовал доставку всего этого, сходу организовывая и начиная интенсивную рабочую деятельность на новом месте.
  
  

Глава тридцатая

НЮХАЧИ

   Ну а у фантомов с первым и третьим номером тоже наступила весьма жаркая пора. Им пришлось с максимальным рвением и настойчивостью следить за каждым жестом, взглядом и словом прибывших лазутчиков. На крытом УАЗе приехало двое. Один такой слащавый лицом, услужливый по повадкам, полненький мужичок лет за сорок, вылез из-за руля и деловито потёр ладошками:
   - Ну-с, приступим-с!
   И единственный пассажир: лицо вечно голодного аскета, злой взгляд из прищуренных глаз и рука, всё время сжимающая что-то тяжёлое в кармане лёгкой курточки. Этакий волк-ищейка, только своим видом вызывающий неприятный холодок опасности вдоль позвоночника. Он первый и стал методично всё рассматривать на земле, пройдя назад по дороге метров тридцать.
   "А ведь я обоих уже видел, - сделал первые выводы Пасечник. - Слащавый - так тот подвизается в окружении командующего округом. Вроде как подполковник при штабе. А тот Псина - следователь при полиции. Майор. Пару раз за спиной генерала местного из МВД маячил. Причём того самого, которого на днях по моим наводкам арестовали вместе с половиной комиссии из Москвы. То есть примерные ориентиры у нас уже есть".
   "Ну да, твои предсказания сбываются, - соглашался дух деда Игната. - А нельзя ли ещё и в тот летающий вертолёт заглянуть?"
   "Если зависнет на месте, то запросто. Надо только попытаться сделать такое движение, словно хватаешься руками за плечи любого находящегося там человека. Ещё лучше при этом и ногами его ноги оплести. Тогда даже на большой скорости летишь вместе со всеми".
   Но вначале на вертолёт не покушались, присматривались к типам, приехавшим на машине. Тем более что вскоре Псина вернулся к Слащавому и поделился наблюдениями:
   - Следов тут - больше чем на Красной площади...
   - Ну так, что творилось-то.
   - Но явно видно, что сегодня утром кто-то следы убрал. Так что, скорей всего, "ходоки" здесь были. Надо теперь лес осмотреть в направлении объекта..., и желательно с собаками. Пусть сажают вертолёт!
   - А ничего, что это уже чужая собственность?
   - Плевать! В любом случае хозяину этой собственности скоро не поздоровится. Пусть только шеф его вычислит, сразу возьмём за жабры.
   - Может не стоит посторонних привлекать? - улыбнулся услужливый тип, поглядывая на небо. - Или хотя бы "добро" спросить вначале?
   - Карт-бланш у нас есть, чего ты менжуешься? - процедил Псина сквозь зубы, употребляя жаргонизм уголовников, и уже в приказном тоне добавил: - Сажай вертолёт, а я поставлю задачу кинологам!
   Пока Слащавый распоряжался посадкой вертолёта, Фрол заволновался:
   "Собаки - этот плохо. Там местами кровь, обязательно найдут. Может их сразу как-то ввести в бессознательное состояние?"
   Но его напарник, имея за плечами более полувека весьма специфического опыта, умел решать проблемы несколько по-иному:
   "Будет слишком подозрительно. Тем более что сидящие в вертолёте совершенно не причём, что искать конкретно не знают. В своей прежней ипостаси для меня было убрать у собаки нюх на нужное время - плёвое дело. А вот как получится в этом, сейчас будем посмотреть. Ты следи за этими урками в погонах, а я в тарахтелку..."
   То есть знахарь с собаками начал мудрить ещё до приземления летающей махины. В вертолёте оказалось помимо двух пилотов два полицейских с автоматами и два кинолога со своими дрессированными питомцами.
   Когда они вышли, то козырнули Псине, и попытались начать доклад:
   - Господин майор...
   - Отставить и слушать сюда! - прервал их служака из МВД. - Здесь в лесу, предположительно вон в том направлении пропали люди. Есть подозрения, что они в плену, а то и убиты. Значит, ищем кровь и всё подозрительное, что вам бросается в глаза. Сразу указывать мне любые места и находки. Должно быть и оружие. Очень много оружия. Задача понятна?
   - Так точно!..
   - И без всяких обращений, работаем тихо, чтобы не привлекать лишнего внимания возможно недалеко находящихся преступников. Работаем!
   И все пятеро двинулись в лес. Тогда как Слащавый остался переговариваться с пилотами вертолёта.
   - Надолго тут, и что ищем? - спросил один из них военного штабиста.
   - Сигналы поступили, что в ближайшем посёлке бандиты засели, а этой ночью ещё и перестрелку на том вон участке устроили, - врал подполковник, излучая из себя сочувствие озабоченность. - Совсем местные распоясались.
   Второй пилот недоумённо нахмурился:
   - Это ты про Аргунны говоришь? - получив кивок, возмущённо фыркнул: - Никак не поверю, что там бандитов пригрели! Там одни сыромоноеды живут, святые люди, и связать их с уголовниками - полная глупость. Скорей это, на них какое гадьё могло наехать.
   - Ну, ну! Забыл пословицу: в тихом омуте черти водятся? - ехидненько улыбался Слащавый подполковник. - Помимо этого есть подозрения, что это они замешаны в катастрофе вертушки с генералом и сыном губернатора. Вон, только пожарище осталось...
   Теперь уже на него набросились оба пилота:
   - Да что ты мелешь?! Какие подозрения?
   - Я тут с самого начала прилетал! Никак местные не могли такого сотворить.
   - Вот именно: "Стингеров" у них нет.
   - А и убили бы тех ублюдков, которые в вертолёте были да в доме том, так туда им и дорога! Я бы сам руку тому человеку пожал за доброе дело
   - И я! Уничтожить бы всех уродов, которые страну до ручки доводят! Твари!
   От такого резкого и однозначного ответа, Слащавый даже побледнел:
   - Майор?! Капитан?! Как вы можете такое говорить?! Если в ряды погибших при катастрофе и затесалось двое подозрительных людей, то это ещё не повод огульно обвинять остальных пострадавших. Да и то вина может быть доказана только судом. А тут ведь погибли и другие, совершенно невинные люди!
   - Да ладно тебе защищать всякую мразь! - кривился майор. - Все кто тут сгорел, как на подбор: тварь возле твари. Весь край после их гибели свободно вздохнул.
   - Ну знаешь! - раскраснелся штабист. - За такие мнения и за такие разговорчики ты можешь не только в запас улететь, а и за решётку угодить!
   Пилоты между собой переглянулись, потом в четыре глаза так уставились на подполковника, что тот сжался и стал ниже ростом:
   - Экий ты защитник выискался..., - стали говорить они по очереди. - За уголовников душа болит?..
   - И небось командующему побежишь докладывать о нашем мнении?..
   - Так он и так его прекрасно знает...
   - Мало того, и сам так же думает...
   - Или ты решил нас своим особистом запугать? Так времена не те...
   - И скоро вообще летать в округе некому будет кроме нас...
   - Ага! Это скорей тебя вместе с твоим дружком "полканом" в запас выгонят.
   - Точно! Вместе с его особым отрядом быстрого реагирования. Там тоже одни шакалята собрались, ведут себя как последние, обнаглевшие поддонки. И где только таких собрал твой "полкан"?
   Слащавый успел взять себя в руки, опять приветливо заулыбался, махнул ладошкой, да и со словами "Ну вы, ребята, и странные!" Двинулся не спеша в сторону леса, как раз по следам ушедшей в чащу группы.
   Ну а Фролу стало понятно самое главное: командующий округом в этих мутных делах с "ходоками" не замешан. Ворочает и командует каким-то особым отрядом отморозков какой-то особист, в звании полковника. То есть дальше проследить и присмотреть будет легче. Только вот интересно ещё было узнать численность "обнаглевших поддонков". Все ли они упокоились в глубинах мрачного болота?
   Хорошо было бы и дальше пилотов послушать, но Пасечник держался возле штабиста: а ну как кому конкретному звонить станет? Да важные словечки проскочат?
   Ну а у Игната Ипатьевича задача оказалась ещё проще. Лишённые обоняния собаки, получили порцию гипноза, который сродни лёгкому сумасшествию. Так что они рвались с поводков, а когда их отпустили, просто принялись бессмысленно носиться между деревьев, играясь, словно маленькие щенки. Кинологи сразу поняли, что с собаками что-то не так. Мало того, они поняли, что их питомцы, вдруг резко поглупевшие, могут попросту заблудиться в глухой тайге и попросту пропасть. Поэтому с призывными криками устремились в погоню. Автоматчики вынуждены были держаться за ними, так что ни о каком поиске следа не могло быть и речи. А движущийся по тропинке майор Псина, хоть и обладал огромным опытом, чрезмерной наблюдательностью и умениями так визуально ничего толкового не обнаружил. Ночные и утренние зачистки сводным отрядом обладателя оказались невероятно эффективными.
   Дойдя до посёлка, а потом, двинувшись обратно, полицейский следователь с ругательствами связался по рации с кинологами и наорал на них так, словно те были виноваты в развале Советского Союза.
   Дрессировщики своих верных питомцев к тому времени выловили и держали на поводках, понимая, что толку от тех мало. Но, не желая нарываться на ещё большую ругань, или нивелировать свой профессионализм, попросту дисциплинированно доложили: "Ищем! Но пока ничего подозрительного не обнаружено!"
   Так и вернулась вся группа к вертолёту через два часа ни с чем. Полицейские стали переговариваться с пилотами, а старшие чины уединились в сторонке для краткого совещания:
   - Ерунда какая-то получается. Наверняка "ходоки" были здесь, а потом словно на небо вознеслись.
   - Да-а? - лучился добродушием и счастьем штабист. - Ну, тогда это не моя парафия, я только по конкретике выступаю. Так что сам докладывать будешь и спрашивать что дальше. На!
   Он передал майору телефон спутниковой связи. Тот глянул на подельника зло, чуть ли не с ненавистью, но возражать не стал, приступив к дозвону.
   Дух Фрола чуть ли не в самом телефоне в тот момент оказался. На том конце связи не представились, не поинтересовались, кто звонит. Послышалось только короткое "Ну?" Зато Псина докладывал и говорил более объёмно:
   - Никаких следов. Кроме моей твёрдой уверенности, что сюда они таки доехали. А вот дальше, такое впечатление, что их погрузили в вертолёты и куда-то отправили. В лесу ничего подозрительного, хотя натоптано слишком много... А в Аргуннах безмятежность и привычно царящее спокойствие.
   - И что дальше? - голос всё ещё оставался спокоен.
   - Ждём дальнейших приказов, - так бесстрастно отвечал следователь.
   - Каких?! - взорвался криком невидимый собеседник. - Как такое может случиться? Пропал весь отряд! До единого человека! И каждый из них троих стоит. Ну не могли же они вместе с машинами сквозь землю провалиться? Поселковых не догадался опросить? Может они выстрелы слышали?
   - Нет смысла. Если бы слышали, сами сразу бы с полицией связались.
   - Ну ладно... А вот такое себе можешь представить, что все посельчане вышли навстречу и устроили бойню?
   - Нет. Такое невозможно.
   - Значит кто-то другой? Или нечто другое?
   Майор переглянулся со Слащавым, который тоже всё слышал, но тот лишь пожал плечами в полном недоумении. Псина решил выкладывать только свои соображения:
   - Другое? Да есть и такое дело... Место здесь страшное, несчастливое, никто долго не живёт и никогда не жил. Возможно лешаки какие...
   - Ты мне это дело брось! - опять заорал голос. - Ещё пресвятую деву Марию припомни! Или совсем мозгами поехал?! Ещё раз только мне про мистику какую-то заикнись! Факты давай! Факты и правильные выводы!
   - Ну, тогда остаётся "кто-то другой", - флегматично продолжил майор полиции. - Тут два варианта: либо некто, а скорей всего "Клещ и Компания" нас переиграли, вводя совсем уж крупные силы в бой... Либо сами "ходоки" повернули свои ходули в иную сторону. То есть кинули нас и смотались куда-то на край света. С их связями, знакомствами и умениями - такой ход провернуть не трудно. То есть почувствовали, что припекло, и вовремя спрыгнули с поезда. У меня всё, догадки и предположения кончились.
   После чего в телефонном разговоре последовало долгое, тяжёлое молчание. Видимо заправила бандитов размышлял, как поступить дальше. Наконец он решился:
   - Ладно, убирайтесь оттуда и придумайте для остальных должную отговорку. А я постараюсь выйти на покупателя Голой Флеши. Вот-вот мне уже должны поступить данные и банковские реквизиты.
   И загудел зуммер отбоя. Майор вернул телефон штабисту и поинтересовался:
   - Что хоть пилотам поведал? - начальная версия носила общий характер и всегда можно было от неё откреститься, поэтому, когда выслушал своего подельника, похвалил: - Молоток! Отпускай этих болванов и едем в городок. Наверное надо будет либо убирать нового владельца, либо вначале допросить как следует в укромном месте... А лучше на даче твоего полковника. Сразу туда и заскочим...
   Вот тут уже Фрол быстренько связался с Иваном и поведал обо всех перипетиях создания ложного следа. То есть мысли о побеге "ходоков" теперь следовало закрепить и подкрепить сфабрикованными деталями. А вот по поводу владельца Голой Флеши, которого ищут более чем с плохими целями, следовало определиться уже немедленно:
   "Считаю, что надо нанести упреждающий удар, - стал настаивать Пасечник. - Вначале берём и допрашиваем эту мерзкую парочку штабист-следователь, а потом уже основательно беседуем с их главным покровителем и боссом... И не переживай о моральных терзаниях! - воскликнул он, когда Загралов было заикнулся о методах дознания. - Для меня подобная мягкость в адрес тварей неприсущая, так что я с ними быстро разберусь и они у меня всё расскажут. Главное найти укромное место, где с ними можно поговорить по душам, и не мешал, чтобы никто..."
   "Зачем искать? Они ведь сами на дачу своего босса едут, - напомнил Игнат, который тоже подобные создания за людей не считал. - Вот там их и прижмём, да побеседуем".
   "Верно, коллега, - Фрол поспешил закрепиться в уезжающем УАЗике. - Я с ними отправляюсь. Может, в дороге о чём важном проговорятся..."
   Следствие не только продолжалось, оно перешло на новый виток несколько иного, уже вооружённого конфликта.
  
  

Глава тридцать первая

ЧЕТВЁРТАЯ

   По завершении доставки всех вещей целителя в пещеру, Ольга вернулась в Аргунны, но сразу потребовала от мужа воплотить её в физическое тело. При этом она, когда оказалась в доме Заграловых с удивлением прислушивалась к своему самочувствию:
   - Боюсь ошибиться, но сегодня я словно и не работала. А вчера мне приходилось меняться с Фролом. К чему бы это?
   Иван вначале долго и внимательно рассматривал свой резервуар силы, а потом и сам с недоумением пожал плечами:
   - Моё нынешнее "облако" несколько уменьшилось, примерно до размеров прежнего "бассейна". Но, тем не менее, сохраняет все свои прежние свойства: кипит, бурлит и сверкает. То есть всё равно остаётся "облаком". И это больше всего удивляет: или ко мне стала стекаться окружающая энергия в полном объёме, или это так действуют следствия яляторных удовольствий. Судите сами. И мы тут работали как кони, и ночью да утром чего только не сделали, и Фрола с Игнатом-2 всё время поддерживаю в режиме вызова.
   - Значит, силы стал прикладывать более экономно и рационально, - стала рассуждать любимая. При этом она как-то слишком оценивающе рассматривала ведьму. - Это как у землекопа: новичок будет излишне двигаться с лопатой и устаёт троекратно быстрей, и сил потом не остаётся. Тогда как опытный "машинист" лопаты, пусть и выглядящий мелко по сравнению с новичком может весь день трудиться не напрягаясь. Это первый вариант... А второй: всё-таки наши ночные ласки и в самом деле нечто из ряда вон выходящее...
   - Ну да, - смутился Иван. - Во всех смыслах...
   - Вот я и подумала, что для подтверждения второго варианта, надо срочно опробовать повторно. Да, да! Не смотри на меня так. Именно сейчас, когда всё спокойно и нам ничего не грозит. Думаю, Шулемина уже выспалась, так что пусть идёт сюда, и пока никого в доме нет, повторим всё в расслабленном и спокойном варианте.
   Загралов смотрел на жену круглыми глазами и не мог поверить своим ушам. Ну ладно там, когда припекло, но сейчас-то, зачем спешить? Что и спросил, как только Елена Сестри умчалась будить свою тёзку и радовать предстоящим событием. Ну Ольга и попыталась объяснить:
   - Понимаешь, я ведь в любом случае ревную даже к самому факту твоего взгляда на иную женщину. Ещё недавно я готова была Ленку придушить и только думала, как это сделать сподручнее, незаметнее для тебя. Но сегодня ночью я представила себе, что мы это делаем ради спасения наших будущих детей и... Веришь, вся ревность исчезла, словно её и не бывало. То есть если я настраиваюсь просто на работу, просто на необходимые преобразования нашего облака, то мне плевать на все навязанные мне при воспитании стереотипы.
   Её муж озадаченно покрутил головой, и не придумал ничего лучше, чтобы спросить с некоторым пристрастием:
   - Но ты ведь тоже получила финальное удовольствие?
   - Да! Ну и что? Одно другому не мешает. Тем более что я получила удовольствие именно от тебя и не важно, в какой оно было форме, и кто нам при этом помогал. Понял? Я доходчиво объяснила?
   Оставалось только кивнуть в ответ, потому что пришли обе Елены, и вся семья вновь стала готовиться к интимному единению. На этот раз готовились долго, всё-таки не боевая тревога. А когда уже всё началось и начало набирать обороты, руководящую роль на себя взяла именно Фаншель, а обе её младшие по рангу подруги выполняли любое повеление безропотно и с удовольствием. В итоге всеобщая эйфория наступила уже всего лишь через полчаса и продлилась как-то невероятно долго. Наверное если бы кричали от удовольствия, то охрипли бы точно и на несколько дней.
   И только начав немного успокаиваться, Иван заглянул в своё хранилище собираемой силы. И вначале не мог понять, что и почему произошло. "Облака" больше не было. Вместо него переливалось разными цветами и сполохами огромное, толстенное кольцо. Причём того, что его наполняло, теперь по объёму было чуть ли не в два раза больше, чем в прежнем "облаке". И что интересно, в кольце имелись разнообразные течения. Одни струили по часовой стрелке, другие против. Иные спиралеобразно вращались по стенкам толстенной трубы. Некоторые старались пробить себе дорогу чуть ли не поперёк трубы, смешно вырываясь струйкой над поверхностью, распыляясь там и обратно опадая в тело "кольца".
   Присмотревшись и малость привыкнув к обилию искрящихся переливов, Иван признался своим женам:
   - Девочки, кажется, мы перестарались...
   И попробовал описать то, что стояло у него перед внутренним, подсознательным взором. Естественно, что девочкам такой вид понравился больше чем какой-то "бассейн", ну и самое неожиданное, что они дружно стали требовать, чтобы обладатель их тоже научил смотреть куда надо и видеть Кольцо. Именно так, с большой буквы они решили именовать новое хранилище.
   Ведьма припомнила свои записи, и тоже выдвинула идею происхождения кольца:
   - Вдруг это оно и называется "...символом-печатью Ялято"?
   Загралов спорить против такого названия и определения не стал, потому как признавал право дачи определений тех, кто внёс в общее дело большую лепту. Хотя немного порассуждал на тему: причём тут печать? А если она и ставится, то, куда и в каком виде? Но вот при попытках обучения потерпел полную неудачу: как ни объяснял, как ни разжёвывал, ни одна женщина из трёх не смогла рассмотреть дивное, таинственное Кольцо.
   Ну и потом, после краткого совещания между посвящёнными, решили приоткрыть некие тайны и для Елены Шулеминой. Стоило ли говорить, с каким восторгом в глазах молодая актриса выслушала вводные о мире Обладателя и наконец в полной мере осознала своё место в этом мире. Правда, она никак не могла понять, чем дух отличается от фантома и как они вообще создаются.
   Но только Иван собрался закатить более подробную лекцию, как его остановила Ольга:
   - К чему зря тратить время? Тем более что нам..., я имею ввиду первым трём номерам, может понадобиться помощь ещё одного духа. А то и физического фантома. Ты только посмотри, что вокруг нас творится! А ведь это мы пока баснословно далеки от Москвы или иных больших городов
   - Ну да, - согласился супруг. - Такое впечатление, что к нам неприятности и прочие проблемы словно магнитом притягиваются.
   - Вот! И я об этом! Тем более что сил у тебя сейчас немеряно и мы в любой момент можем ещё добавить. Так что давай, создавай немедленно фантому под номером четыре. А я буду пытаться каким-то образом подслушивать твои первые с ней личные разговоры.
   Ну да, очередность разных полов, мужчина-женщина, являлось одной из основополагающих в инструкции. И скорей всего её никак не обойти даже при всём желании. Если хоть к остальным таблицам прилагались некие погрешности, которые так же расплывчато приписывались массе факторов, то про очередность говорилось конкретно, да ещё и в нескольких местах расшифрованного текста.
   Единственный повод, по которому Загралов невероятно напрягся, это его подозрение, что любимая сейчас потребует на роль четвёртого номера чуть ли не свою мать. Он, конечно, ничего не имел против Ларисы Андреевны, но тогда к чему велись все эти разговоры о необходимости усиления боевых порядков? Надеяться, что знаменитая артистка сможет действовать наравне с Фролом, дедом Игнатом или даже своей дочерью, было бы наивно и непростительно.
   Здравый смысл возобладал. Ольга выбрала ведьму. Да та, в принципе и так могла себя считать смело кандидатом номер один. Но жена, считающаяся рангом выше, видимо хотела показать, что и тут её слово всегда будет чуть ли не самым решающим:
   - Тем более что матрица естества Елены Сестри у тебя уже имеется в подспудной памяти. Приступай!
   Обладатель хоть и вздохнул с некоторым облегчением, тем не менее сразу увидел для себя грядущие трудности. Попытался на эту тему пройтись шуткой, но ничего стоящего не придумал. Только простой вопрос?
   - Что, прямо сейчас?
   Они так и продолжали лежать в обнимку на расстеленных по полу одеялах. Только вот кажется кроме него, никто этих фактом не озадачивался.
   - А что тебе мешает? - удивилась Ольга.
   - Да не так мешает, как смущает один факт: когда фантом нашей штатной ведьмы обретёт физическое тело и сознание, она ведь тоже захочет с нами черпать энергии яляторных удовольствий. Не слишком ли много у меня жён получится?
   В самом деле получалось многовато, даже по мнению самой Сестри. Потому что она тут же попыталась напомнить:
   - Совсем не обязательно ей находиться с нами во время этого процесса. Не забывайте, по моим методикам, я постараюсь во время развоплощения духа или фантома настроить так наше общение, чтобы наши мысли, воспоминания и всё остальные ощущения смешивались в единого человека. Так что моя фантома уж никак себя ущемлённой или обделённой чувствовать не будет.
   Напоминание всем показалось уместным и своевременным. Так что Загралов решил приступить к новому творению. Но пришлось отвлечься на некоторое время: вышел на связь Фрол:
   "Ванюша, давай перебрось ко мне дух нашего травника. А потом по команде воплотишь нас в фантомы. Мне его помощь понадобится при допросе обоих оборотней в погонах. Они как раз тут на даче своего босса, одни, и никого больше не ждут. Готов?"
   "Да нет проблем..."
   Целитель оказался, где надо и под его советы духи обездвижили обоих преступников, а потом уже в физических телах потащили тела в разные комнаты для допросов. И лучших следователей наверное было не найти во вселенной: задавая вопросы они по внутренней связи между собой сразу корректировали следующие предложения и сличали ответы арестованных.
   Данные о главном "заказчике" посёлка Аргунны, а также о силах его покрывающих, стали поступать равномерным потоком, а дело предстоящего вохмездия раскручиваться в должном направлении.
   Ну а создатель тех самых духов и фантомов стал творить, пока ещё неодушевлённого четвёртого номера. Первый разговор состоялся, когда виртуальная копия Сестри находилась "где-то рядом". Ничего особенного или сложного, слова складывались в предложения уже по накатанной стезе. А там и второй разговор, и третий состоялся. А потом перед заинтригованными зрительницами появилась уже обретшая сознание Елена Сестри-2. Одетая точно так же, как её совсем недавно фиксировал Загралов и с круглыми от удивления глазами. Ведь память у неё была именно того дня! Когда она ещё только желала оказаться в жёнах у обладателя. А тут вдруг она себя осознаёт, осматривается и видит на полу, среди одеял и иных тел..., себя же, обнажённой и в такой великолепной компании. Поневоле надо иметь крепкую психическую уравновешенность.
   Ведьма её имела. Потому что улыбнулась счастливо и пробормотала полуутвердительно, полувопросительно:
   - Получилось...
   - Ну да, - подтвердила её аналог. - Теперь буду работать над нашим постоянным обновлением и соединением памяти. Не обидишься, если мы пока расстанемся?
   - Конечно, нет! - уже сияла от счастья фантома.
   - Только сначала, - вспомнила Сестри, - Выпей водички с пыльцой Тава-Гры, для должной модификации. Меня ею колдун потчевал..., но мало ли что...
   Её копия это проделала сама, словно занималась приёмом подобного "лекарства" ежечасно. Ну и потом, обладатель её развоплотил. После чего внимательно присмотрелся к Кольцу. Жёны тоже притихли, догадавшись что он делает и ожидая, что он скажет. А он начал с вполне довольного хмыканья:
   - Боюсь ошибиться, но ушло сравнительно немного. На всё, про всё: только одна восьмая накоплений.
   Ведьма хотела радостно воскликнуть "Так мало?!", но её опередила Ольга:
   - Так много?! Я так поняла, что Кольцо наполняется теперь и иными источниками, а оказывается оно тоже имеет предел отдачи. Если вдруг надо будет нас всех забрасывать по важному делу, да ещё и далеко, то ты опять начнёшь падать в обмороки.
   Иван озадаченно цокнул языком:
   - Ну да..., обмороки нежелательны. Да и концентраторы у нас кончились. Пора бы к Романову наведаться, вроде должна быть готова очередная партия. Да и к нашему отшельнику пещерному смотаться. Пусть вынимает орешки из сиропа, заодно глянешь, как он там освоился.
   Ольга первой, довольно резко вскочила на ноги. А так она была фантомом, то одеваться ей смысла не было. Зато и подруг в таком виде возле мужа она оставлять не желала:
   - Так, девочки! Быстренько одеваетесь и на кухню! Сейчас свекры придут и надо для всех обед солидный приготовить. Побежали, быстренько побежали! - при этом сердито посматривала на супруга, который вдруг ни с того ни с сего оказался во "взведённом" состоянии и несколько замешкался с одеванием. - М-да! Я вижу, что у тебя вместо совести нечто иное вырастать начало...? Придётся тебя сажать на определённую диету... Готов? Отправляй меня к деду! А сам поспеши к химику... И смотри у меня!
   Иван коротко рассмеялся:
   - Уже всё высмотрел! - и быстренько спровадил фантом любимой в пещеру. Но голос-то её слышать не перестал:
   "Ладно, ладно! Скоро ты ещё кое-что увидишь!"
   Пока шёл к дому учёного физиолога, заметил на себе несколько взглядов посельчан, которые следовало скорей классифицировать как неприязненные, чем как безразличные. Видимо его кипучая деятельность, беготня вокруг него женщин и неожиданное исчезновение целителя, сопровождаемое странной передачей всего наследства, вызвала более чем обильные кривотолки. То есть следовало либо прямо и кардинально давать нужные объяснения, либо...
   "...Либо съезжать отсюда подальше! - констатировал мысленно Иван. - В ту же пещеру Отшельника, например..."
   "Это ты о чём? - последовал вопрос от остающейся на связи супруги. - Никак от меня убегать собрался?"
   "Эх! Не с моим счастьем!" - ответил он иносказательно и двусмысленно, а в следующий момент уже здоровался с учёным, входя в дом:
   - Здравствуйте, Михаил Станиславович!
   - И ты будь здоров! - приглядывался к нему Романов. - Не ошибусь, если скажу: поправляться ты начал, хорошеть. Не иначе как сразу две тебе женщины готовить начали? Да ещё и мать наверняка старается?
   - Если признаюсь сколько, то вы спать перестанете от зависти. Оно вам надо? - во время этого балагурства они пришли в лабораторию учёного, где после закрытия двери последовал конкретный вопрос: - Сколько "Нямов" заготовлено? - но вместо ответа получил не менее конкретный контрвопрос:
   - А куда девался мой друг Ипатьевич?
   Некоторое время мужчины смотрели друг на друга меняя гамму своих взглядов. Загралов: недоумение, раздражение, злая издёвка. Романов: ехидство, нарастающая неуверенность, понимание, что погорячился. Замечательно у них обоих получилось, не стыдно было бы и в театре играть на ведущих ролях.
   Хорошо, что всё слышащая и все понявшая Ольга, вовремя осадила заигравшегося супруга:
   "Дорогой! Не нападай на него так. Скорей всего он мой будущий коллега и видно ведь: вполне классный дядька..." - и всё равно Иван не удержался от контрастного перехода в обмене вопросами:
   - И если я скажу, что умер Ипатьевич, то ты поверишь? - наедине-то они договорились обращаться только на "ты". Романов нахмурился, но продолжил в том же русле:
   - И давно?
   - А сам не ответишь на этот вопрос? Не ты ли его мухоморным наркоманом обзывал? Не ты ли удивлялся, как он столько прожил на ядовитой белене?
   - Неужели я в нём чего-то особенного не заметил?
   - Как? Даже приклеенный на лысину парик не заметил?
   - А что ещё?
   - Ты ведь его всегда в ботинках видел? Поэтому, наверное, и копыта не засек?
   Романов не выдержал, рассмеялся и расставил руки в стороны:
   - Сдаюсь! Не видел, не заметил, прошляпил и признаю себя полным лопухом. Поэтому, возвращаясь к началу: готово сто сорок порошков концентратора "Няма".
   Загралов удовлетворённо кивнул:
   - Ну вот, нет, чтобы сразу, по-человечески... Можно подумать, что без старого колдуна конкурента, который ни во что ставил науку, жизнь станет хуже..., - ворчал он, принимая пластиковый непрозрачный пакет и проверяя его на прочность. - А так, нет человека - нет проблем. Никто тебя больше обкуренным химиком обзывать не будет и в микроолухию твою микробиологию переиначивать.
   Как ни странно, учёный почему-то загрустил, опечалился:
   - А что, - пытаясь заглянуть в глаза заказчика, вопрошал он, - Мне уже со стариком и не свидеться?
   - И по какому поводу? Если что, ко мне обращайся. Я теперь единственный и полномочный наследник.
   - Э-э-э...? Ты, Ванюша, не дури! - стал сердиться Романов. - Я серьёзно спрашиваю: куда старика запроторили?
   В тон ему ответил и обладатель:
   - И ты не дури, Станиславович! Вот придёт твой черёд, и всё узнаешь. А потом и у самого старика всё что хочешь, лично выспросишь. Обещаю!
   После такого обещания, хозяину дома ничего больше не оставалось, как смиренно вздохнуть и с перекошенным от удивления лицом принять заказ на изготовление ещё тысячи пакетиков концентратора калорий.
   - Когда?! Когда я буду этим заниматься? Помимо общих дел, у меня ещё и опыты со "Старкой" идут полным ходом. Невероятные результаты могут получиться.
   - Плесень придётся отложить в сторону, "Нямы" сейчас важней.
   - Что ты с ними делаешь?! Вместо хлеба ешь?
   - Нет, белкам скармливаю.
   Уходя, обладатель многозначительно посетовал на прощанье:
   - Многие знания - многие печали. Да и вам, Михаил Станиславович тоже хорошо известна иная аксиома: для открытия каждой новой тайны надо очень много и плодотворно работать! Не прощаюсь..., ещё увидимся!..
  

Глава тридцать вторая

ДИЛЕММА

   Не успел Загралов водрузить пакет с "Нямами" на комод в своей комнате, как отозвалась его любимая Ольга Карловна Фаншель:
   "Всё, я уже наготове с посылкой от доброго дедушки Отшельника. Забирая меня!"
   " Как хоть Ипатьевич себя чувствует? Дышит ещё? И привет ему от меня передай!
   "Говорит, что твой привет как горчичник не используешь, так что нечего ему мешать работать. И дышать он будет долго, мол, не дождёмся! В пещере, дескать, уникально целебный воздух оказался. Тут и мёртвые оживут. А лучше, кричит, мне моего близнеца отправьте! Мол, мы на пару весь мир на уши поставим!"
   - Это хорошо, что его фантом вместе с фантомом Фрола по уши в деле занят, - говорил Иван уже возникшей перед ним супруге. - И так Земля на больной голове стоит, вот-вот хвостик отвалится.
   Жена юмора не поняла:
   - Объяснишь, где у нашей планеты голова? И тем более хвостик? Или ты о себе?
   - Эх! Не понимаешь ты образных метафор!.. Голова - это изувеченная и перевранная история, а хвостик - это человеческая цивилизация. А ещё известная актриса!..
   - Точно! - обрадовалась Ольга, перекрутив метафоры с помощью не поддающейся расшифровке женской логики. - Надо мне родителям позвонить. Уже сколько дней прошло с последнего звонка, а ты даже не напомнишь.
   - Хорошо хоть своё имя не забыл..., - ворчал обладатель, решивший устыдить любимую: - Тебе-то сон не нужен, а я ночью и глаз не сомкнул...
   - Меньше надо было жен заводить! - совсем непоследовательно укорила его Фаншель, хотя и старалась говорить негромко. Потом проверила, насколько хорошо подпёрта дверь спальни изнутри и потребовала: - Давай мне связь с моей мамой!
   - О чём хоть говорить собираешься?
   - В любом случае четверти часа будет мало, - строго поджала она губы, намереваясь спорить до последнего и торговаться за каждую минуту.
   Загралов уже и щёки надул, собираясь настаивать на десяти минутах, но только шумно выдохнул и неожиданно согласился:
   - Ладно, пусть будет пятнадцать. Но если высчитают наш глухой угол, будешь сама расхлёбываться с неприятностями.
   - Не переживай! Тем более что в последний раз мы строго предупредили: никакого подслушивания и слежения за линиями связи. Кстати, как бы проверить выполнение наших условий?
   Оба прекрасно понимали, что подобные специалисты имеются, но вот отыскать их можно только в крупном мегаполисе. Скорей всего... Следовательно пока придётся только верить на слово или "брать на пушку". В принципе всё равно оставалась уверенность на девяносто процентов из ста, что службы контроля всё равно ведут слежку за всеми телефонами, на которые могут позвонить похитители актрисы Фаншель. А раз так, то почему бы не понаглеть?
   Вот Иван и предложил супруге вначале на пять минут позвонить на рабочий телефон тестя. И нажаловаться как надо на нехороших дядек. А уже потом преспокойно болтать с мамочкой свои выстраданные пятнадцать минут. Не стоило и говорить, что предовольная фантома сразу согласилась.
   И вскоре уже начался её диалог с отцом. Причём дополнительным аспектом являлось знание этого секретного номера именно дочерью. Подобное не мог знать посторонний человек:
   - Папочка привет! У нас всего пять минут. Я тебя очень люблю и обожаю! - затараторила Ольга, лишь только услышала голос своего отца. - Со мной всё хорошо, я здорова и в прекрасном настроении. Но! Тут у меня проблемка небольшая появилась: хотела поговорить с мамой, а наш специалист, который мне связь обеспечивает, сказал, что прослушивание с её телефона, как и с домашнего нашего - не сняли. А это нарушает наши договорённости. Па! Немедленно позвони, кому надо и пусть не лезут в наши семейные тайны и наши дела, умоляю тебя. Иначе я не смогу поговорить с мамулькой!
   Специально сделанная пауза, позволила Карлу Гансовичу сказать пару слов приветствия, и задать вполне ожидаемый от него контрольный вопрос:
   - Доча, не обижайся, но я должен проверить, не с записью или роботом я разговариваю...
   - Конечно, папочка! Проверяй, родной!
   - Когда ты готовилась к первой роли, и репетировала дома, мама ругала тебя за плохую осанку. И что она придумала, чтобы ты ходила ровно?
   - Помню, помню! Она меня мучила, прихватывая мои волосы прищепками к поясу на спине. Стоило мне чуть согнуться вперёд, как хоть одна прищепка но соскакивала, вместо неё тут же прикреплялось сразу две.
   - Маленькая моя, я так за тебя переживаю...
   - Только без паники, па! Я уверена, что меня очень скоро отпустят. И умоляю: не надо совершать никаких провокационных действий. Хорошо?
   - Да, понял. Сейчас позвоню немедленно...
   По сигналу мужа, Ольга успела выкрикнуть только три слова:
   - Крепко тебя целую! - и связь оборвалась. После чего Фаншель печально вздохнула и озабоченно нахмурилась: - Ну как я? Справилась? А вдруг и так уже не было прослушивания? Вдруг они только больше насторожатся, поняв что "похитители" блефуют?
   - Шансы, девять к одному, что они ещё и извиняться будут, - изрёк Иван, и тут же с сарказмом улыбнулся: А если сейчас к этому делу подключится и моя тёща...! У-у-у! Даже вашему другу семьи, который выглядит как дикий, бешенный кабан мало не покажется.
   - Ну зачем ты так на дядю Борю? Он такой милый и добрый, и мой крёстный, между прочим. Когда-то он был командиром у папы, и они вместе воевали.
   - Что такой зубр воевал - это и без гадалки ясно...
   - А маму он просто обожает и порой её просьбы выполнял быстрей, чем мои.
   - ...Каков нахал! Вот я и говорю: может, лучше было сразу эти пять минут Ларисе Андреевне посвятить?
   Но жена убедила, что всё получится, да и очень рада была папин голос услышать. А теперь с трудом сдерживала нетерпение, чтобы как-то пережить намеченный в полчаса перерыв между звонками. И как раз нашёлся отличный повод, чтобы дематериализовать красавицу минут на двадцать: в дверь довольно настойчиво стала стучать Татьяна Яковлевна, выкрикивая при этом:
   - Сынок! Или обедать! А то девушки уже всё приготовили, а звать тебя категорически отказываются. Ведь стынет всё!..
   - Как удачно всё сложилось! - потирая руки выскочил Иван на кухню, позволив при этом матери хорошенько осмотреть его спальню. - Как раз у меня есть четверть часа перерыва между разговорами по скайпу. Ну-с! Чем тут потчуют?.. Мм! Какие вкуснотищи!
   И деловито, почти не разбирая особо, что проглатывает, набросился на пищу. При этом его диалог с отцом, скорей напоминал разговор глухонемого с нормальным человеком. Фёдор Павлович в основном говорил, а его сын скорей мычал с набитым ртом, жестикулировал или хмыкал, чем говорил нечто членораздельное.
   - Сынок, что оно с тобой и рядом творится? - поднятый в ответ большой палец, обозначал, что всё отлично. - Неужели? Но ты бы хоть с нами поделился последними новостями... Что значит завтра? Люди вон уже и на нас начинают коситься, ничего не понимают, надо бы им дать какие-то объяснения... Ага, ты значит и дашь?.. И тоже завтра? Послезавтра!? Хм! А почему не сегодня? - ответные кривляния были поняты, как факт того, что сын и сам не знает с твёрдой уверенностью, что творится. - Ну странный ты пацан, честное слово! Получается, что сегодня ты ничего не знаешь, а завтра уже нам всё расскажешь?.. Не переживай, у нас голова болеть не станет! Больше того, чем уже болит...
   На короткое время Ивану удалось нечто проговорить:
   - Вот узнаешь пару тайн, потом жалеть будешь, что поддался искушению. Да и сад тогда тебе бросить придётся...
   - Сад?! Вот это ты уже сынок загнул! Да этот сад, для меня с матерью - самое великое дело нашей жизни! Как ты можешь такими словами разбрасываться? Плечами он пожимает! Ха!
   Отец посмотрел на молчащую мать, и тут же наткнулся на два иронических взгляда обеих Елен. Те словно говорили: "Куда вы денетесь с подводной лодки, Фёдор Павлович?" Это его рассердило ещё больше:
   - И вообще, мне кажется, что ты над бедными женщинами провёл какое-то нехорошее внушение. Твоя подруга с Москвы стала вдруг ходить радостная да улыбчивая. Хотя ребёнок у неё не от тебя, а от её погибшего жениха. Ну а наша знаменитая..., хм, огородница Сестри, так вообще себя стала вести себя словно комнатная собачонка: картошку тебе и котлеты жарит... И не надо на меня Елена так зыркать! Садовников твои взгляды не пугают.
   - Пап, ты много не знаешь..., - отвлёк на себя внимание сын.
   - Вот именно! И в первую очередь: куда делся наш целитель? А ведь никто не видел, чтобы за ним какая машина прибыла, или чтобы он свои вещи забирал... Странно он как-то сбежал и весь свой дом на тебя бросил. К чему бы это? И зачем оно тебе? Неужто ты сам в ту домину переезжать собрался?
   - О! Как я сразу не додумался! - в самом деле обрадовался обладатель, доставая телефон, и подключая его к локальной сети интернета. Попутно при этом он связался по мысленной связи с кем надо и не просто предупредил, а даже переговорил заранее на нужную тему: - Деда Игнат? Как дела! И у меня отлично! Слушай, а можно я в твой дом пока перееду? Ха-ха! Конечно лучше и удобней. Друзья тут ко мне не сегодня, завтра приезжают... Ага..., естественно... Да! Тут мой отец на меня нехорошо косится, обижается, что ты с ним не попрощался и хочет с тобой парочкой слов перекинуться... Даю трубу! - И протянул бате телефон: - Говори!
   Тот и в самом деле минуты две вёл этакий рваный диалог, выслушивая от деда кучу всяких наущений, указаний и советов не мешать сыну работать и не вздумать мешать располагаться как тому вздумается. Ещё и некоторые их межличностные секреты Игнат помянул, угрожая, что не посмотрит на возраст Фёдора Павловича и ...вынесет ему порицание. Чтобы, дескать, не лез не в своё дело.
   На том разговор и закончился. Скривившись, как после лимона, Загралов старший вернул телефон сыну и проворчал:
   - О нём беспокоятся, а он ещё и недоволен... А ведь так и не сказал, старый хрыч, куда подался! - затем попытался улыбнуться: - А ты. Ванюша, знаешь?
   - Знал бы - с близкими поделился сведениями. Но если это тайна, то знал бы - всё равно смолчал. Иначе, какая это тайна? Ещё и чужая...
   - Ну, ну...!
   На этом саркастическом восклицании, обладатель вовремя вспомнил, что тёща уже ждёт звонка от своей дочери, и поспешил в спальню со словами:
   - Девочки, за мной! Нужна ваша помощь!
   Естественно, что обе Елены упорхнули следом за ним, словно голубки на свист принесшего еду хозяина, оставив обоих родителей на кухне переглядываться между собой в недоумении.
   Для сознания Фаншель этих двадцати минут перерыва в бытие просто не существовало. Но появление подруг она восприняла вполне спокойно и правильно: пора и им было открывать некие секреты и недоговорённости. Хотя на самом деле Елены были приглашены Заграловым для иных целей, и сразу им было скормлено по два орешка Яшисарри и по два "Няма". Невзирая при этом на беременность одной из них.
   Пока любимая с упоением щебетала со своей знаменитой мамочкой, обладатель предпринял очередные эксперименты с силой. Вернее с наблюдением за ней при различных процессах. Потому что в данный момент в его Кольцо и из него вливалось и выливалось множество потоков. Во-первых: где-то там далеко, действовали в физических телах фантомы Фрола и Игната. К ним уходило два толстенных, полноводных ручья. Ещё один, пусть и два раза тоньше ручей - это рядом существующая Ольга. Дальше уже получалось в-третьих: где-то там проходящая преобразование сразу в более высокую категорию духа - копия Елены Сестри. К ней тянулся не ручей, а всего лишь упругий, переливающийся искорками и сполохами канат.
   С "притоками" - было явно хуже. Один тонюсенький шёл от ведьмы. Что уже было неплохо. Значит живой аналог уже созданного фантома, тоже становился плотно связан со своим обладателем и вот в таком случае интенсивной "подкормки" концентраторами калорий, даже отдавала лишнюю энергию Кольцу.
   Но больше удивили ещё две статьи расходов, которых раньше, Иван видимо банально не замечал. Ещё два, но не ручья, а этаких пыльных, почти прозрачных потока лениво всасывались в тело Елены Шулеминой. Словно некие пылесосы вытягивали только определённые, конкретные частички из энергетического хранилища. Один поток окутывал плечи и шею актрисы, а второй как-то странно втягивался в верхнюю часть живота.
   С минуту, тупо пялясь на эта странную картину энергетического вампиризма, Загралов, не мог сообразить что происходит. А потом чуть себе кулаком по лбу не заехал:
   "Ведь когда заставлял, есть орешки и пить порошки, помнил, что она беременна! А сейчас словно мозги отключились! Это же что такое творится? Чем больше плод будет расти, тем больше возрастут по силе вот эти вот подсосы из Кольца! О-о-о! Да с такими пропорциями раздачи, Оленька не сможет толком забеременеть, пока Леночка не родит. И это она будет рожать "натурального", так сказать человека. А если родится ребёнок у нас с Ольгой? Не придётся ли мне ежедневно устраивать оргии, чтобы его напоить силой и самому не умереть от бессилия? Вот незадача! И хоть бы пару словечек в инструкции имелось, хоть бы пару намёков подкинули!.. Или они есть, но только на втором экране? А тот доступен только обладателю с титулом двадцатник... М-да! Назревает дилемма!.."
   Мало того, уже сейчас, из-за солидного расхода сил следовало либо их кардинально сокращать, либо вновь заниматься наполнением с помощью действа, которое в семье решили называть коротко и ёмко: Ялято. А это, замороченному проблемами мужчине, казалось излишеством.
   Иван задумался настолько, что чуть не просрочил пятнадцатиминутный разговор супруги с её матерью. Поэтому и оборвал резко, без предупреждения, заметив начавшуюся шестнадцатую минуту. И даже не испугался капризно надутых губок и нахмуренных бровей. В голове вращался один и тот же вопрос-сомнение:
   "Как бы ей так всё деликатней преподнести?.."
  
  

Глава тридцать третья

МНЕНИЯ

   И опять помогли с трудным выбором "Что делать?", сообщения от Фрола. Правда, после них легче не стало:
   "Проблема даже несколько хуже, чем мы могли предполагать, печально вещал первый номер. - Некие силы просто уверены, что все напасти на них свалились по наводке из посёлка Аргунны. Вплоть до крушения вертолёта и последних арестов членов высокой комиссии из Москвы. Уж слишком массированный и страшный удар был нанесён преступникам. Причём во время этого удара не пострадал ни один невинный обыватель. Что уже слишком невероятно даже по человеческой логике. А уж нечеловеческая логика сделала весьма пугающие выводы. А конкретно: такое решение-анализ выдала какая-то уникальная аналитическая машина. Она и подсказала оптимальный вариант разрешения задачи: уничтожить весь поселок, и убить всех жителей до единого..."
   "Как же так?! - недоумевал Загралов. - Разве подобное вообще возможно?!"
   "Хоть это и прискорбно, но оно так и есть. Уж слишком сильное, могущественное и обширное лобби оказалось у арестованного губернатора края. Мало того, как я понял, сам губернатор пригрозил из тюрьмы своим подельникам, что если те его "не вытянут", то "завалятся на нары" все хором. Мол, все одной верёвочкой повязаны. А точнее говоря кровавым канатом. Уже того, что эти два цепных волка рассказали на допросах, достаточно для немедленной казни не только их, но ещё до нескольких десятков их высочайших покровителей..."
   В разговор вмешался дед Игнат-2:
   "И я требую их немедленного уничтожения! И зря меня Фрол сдерживает, решил вот с тобой советоваться. Такие поддонки, о которых мы узнали жуткие вещи, не имеют право на существование! За столько лет жизни я подобного цинизма, жадности и наплевательского отношения к жизням других не встречал. Знал что у нас плохо; догадывался, откуда гниль идёт; видел, как обман разрастается и злоба людская плещется; но чтобы настолько!.."
   "Мне тоже страшно становится, - признался Пасечник, сам погибший во время оголтелого разгула бандитизма в девяностых. - Но не могу решиться на такое. Придётся всех давить, а их очень много! Очень! И не просто давить, а так устраивать, чтобы все пошло естественным, незаметным для массы народа путём. А то такое начнётся, что страшно представить... На этих сволочей столько всего завязано, столько иных судеб "прикручено" проволокой обстоятельств, что страшно становится. И те кого во вторую очередь в расход придётся пускать, могут осознать свой конец и попросту затеять натуральную, (если не мировую!) войну. Мало того, наворованные миллиардные средства, при их "нечаянной" гибели так и останутся на заграничных счетах, окончательно обескровив Россию от денежных благ и своевременных субсидий. Эту бы валюту, да в развитие производств запустить, возрождение крестьянства устроить, с алкоголизмом и наркоманией тотальную войну начать! Поэтому и вот так просто уничтожить гадов нельзя, надо это планово и продуманно давить. А только для этого количество фантомов следует довести хотя бы до пятнадцати. Да хоть бы десяток! Да каждого из них трансформировать на мой, а ещё лучше на уровень умений Игната Ипатьевича".
   От услышанного, Загралов чуть со стоном не схватился за голову:
   "Дилеммы в одиночку не бродят... Тем более не разрешимые..., - но постарался эти панические мысли оставить лично при себе, огораживаясь в сознании неким подобием забора. А уже для всех экстраполировал иные мысли-сомнения: - И что, никак нельзя все эти чистки и сражения отсрочить? Или как-то переиначить? Сделать выборные, показательно-устрашающие наказания?"
   "Никак, дружище! - Сокрушался Пасечник. - Никак, дорогой! Если этих двух мы ещё сумеем как-то упокоить сугубо случайно-показательно, так что никакая собака не докопается, то вот их покровителей и заводил беспредела следует выслеживать, брать и потрошить всех единовременно. В противном случае, если остальные начнут разбегаться, предвидимые последствия тебе уже известны..."
   "И как намечаете убрать этих цепных псов?"
   "Сымпровизируем на ходу", - не сомневался в себе Фрол. Но как ни странно, в реальном отношении к жизни он оказался довольно мягким, либеральным человеком, чем, тот же дед Игнат. Старик призывал к большей жёсткости:
   "Ты знаешь, Ванюша, мне порой мышек во время экспериментов убивать жалко. Только и тешу себя убеждением, что для людей, для человечества стараюсь... Но по поводу этих двух ублюдков, да и ещё нескольких, которые тут поблизости и у которых руки по плечи в крови, никакой жалости не испытываю. Готов их прямо на кусочки резать, потом заново сшивать, лишь бы хоть часть их невинных жертв возродить. Или хотя бы отомстить за них. Так вот: нечего даром подопытным материалом разбрасываться! Намерен испытать на них систему переноса фантомами в иное место. В том числе и проверить правило инструкции сигвигатора: "...в исключительных случаях, фантом порой может перенести труп противоположного пола. Живые люди переносу не подлежат".
   "Будешь их тоже на две минуты мёртвыми делать?" - вмешалась Ольга.
   "Фигушки! Не хватало на них ещё столько сил и умений тратить! Просто буду пробовать накладывать "морок временного отчуждения". Есть такое понятие у целителей и шаманов древности. Применяется при переохлаждении теле или при его перегреве, когда те ведут к смерти. Но дело не в деталях... А заодно и сами попробуем "живой труп" поносить. И ты, Ванюша и мы, уже столько правил нарушили, что и эта задумка должна получиться".
   "А куда носить собираетесь?" - стал уточнять Иван.
   "Да хоть с одного угла комнаты в другой, - не стал оригинальничать фантом под номером третьим. - Только если понадобится, будь готов к нам на помощь Ольгу перебросить. Хорошо бы сразу и фантом нашей ведьмы задействовать. Уж с её талантами она не хуже меня с перехватом тел или с умерщвлением справится. Как она там?"
   "Сейчас вызову, проверю, - вздохнул обладатель. - Но уж с её повышенной трансформацией вы сами разбирайтесь, прямо на ходу. Нам тут пробовать не на ком. А тех уродов и в самом деле не жалко..."
   "Ну так проверяй! - не терпелось деду. - А заодно и мы краем уха послушаем".
   Загралов не стал вслух произносить: "Лишь бы энергии хватило на всех и про всё!". А попросту сделал вызов Елены Сестри-2. Когда она появилась физическим фантомом, ему даже не пришлось терять на неё своё время. Коллеги из первой троицы быстро ввели "новенькую" в курс дела и в суть предстоящих событий. А там, недолго думая и отправил оную фантому под опеку и наставничество Игната-2. Целитель сразу предложил попрактиковаться на "имеющемся материале". Людьми он пойманное отребье отныне даже мысленно не именовал.
   И вскоре, то, что давалось тому же Фролу с огромным трудом, у ведьмы стало получаться с филигранным мастерством и отточенным интуицией умением. Она так легко и быстро входила в естества преступников и перехватывала контроль над их телом, что даже целитель вынужден был признать: "Чуть ли не лучше чем у меня получается!.."
   Пока где-то там шли отработки новых умений, Загралов нашептал любимой по внутренней связи о сути своих последних наблюдений за Кольцом, а потом и сделал выводы о главных опасениях. И его предположения, что Ольга взбесится после таких известий, оправдались на все восемьдесят процентов. Изначально Фаншель хотела прибить Шулемину на месте, но вовремя спохватилась и даже не стала пугать беременную своим шипением или блеском глаз. А вместо этого вдруг её пробило на жалость к подруге:
   "Бедненькая! Ей и так тяжелей всех! Блудливый кобель её обрюхатил, а теперь вообще хочет своей помощи лишить!"
   "Милая! Ты о чём?! - опешил Иван, непроизвольно транслировав эту мысль на всех, кроме объекта обсуждения. - Да я просто с тобой советуюсь..."
   - Только это тебя и спасает! - заявила Ольга обвинительным тоном и переходя на разговор вслух. - Леночка, тебя касается: ты ничего не чувствуешь в последние часы? Имеется ввиду, после образования Кольца?
   Та захлопала вначале ресницами, потом не столько прислушалась к себе, сколько припомнила свои ощущения и бесхитростно заявила:
   - Мне как-то легко, свободно и радостно-радостно! И убеждение твёрдое: что всё будет хорошо..., - она несколько смутилась и добавила: - ...С ребёночком.
   Фаншель хмыкнула, и по внутренней связи, предназначенной только для супруга, передала свои размышления:
   "Ну что ж, теперь и я буду уверена, что мой ребёнок тоже не окажется без такой защиты. Но для этого придётся всем нам постараться... Особенно тебе, дорогой! Ведь ты один, а нас трое..."
   Странно, но кажется, ей начинало нравиться смущать Ивана подобными упоминаниями существующих реалий. А может хотела над ним поиздеваться в отместку за его коварную измену с Шулеминой, которую они совершили ещё в Москве?
   Но мужчину больше удивляла собственная реакция на грядущую интимную близость с тремя женщинами. Он вдруг осознал, что начинает бояться предстоящего, искать поводы и причины для самоустранения от исполнения "супружеских обязанностей". И вроде всё было прекрасно, чувственно и делалось с огромным наслаждением, а вот в голове неожиданно проскочила мысль-вопрос: а как дела обстоят у обладателей с разводами? Можно ли расторгать брак только частично, или "делить имущество" на четверых? Но хуже всего: не придётся ли ему с какого-то перепугу или острой необходимости насыщения Кольца набирать ещё жён? Вдруг как раз по этой причине и существует половая вариантность создания фантомов? И тот же Безголовый устраивает оргии сразу с двадцатью своими супружницами?
   Только представив себе подобный гарем, Загралов непроизвольно содрогнулся всем телом от страха. Причём у него так это заметно получилось, что не на шутку встревожились все три женщины. И чтобы они не стали задавать глупых вопросов или лезть с ненужной жалостью, обладатель придал себе самый неприступный, озабоченный вид, и стал загружать красавиц Елен бытовыми заботами:
   - Скорей всего завтра будем перебираться в дом деда Игната. Так что отправляйтесь туда и как следует осмотритесь: каких кроватей не хватает, что ещё надо из мебели, посуды и продуктов. Может там прибраться вначале надо... Будет у моих родителей желание помочь, захватите и их с собой... Ну а ты милая...
   - Меня отправляй к остальным фантомам. Я тоже хочу поучиться чужими телами управлять! - безапелляционно заявила оставшаяся возле него жена.
   - Да-а? Ладно... "Дед Игнат? Помощь не нужна? Или может, Ольгу Карловну тоже на практику возьмёте?"
   "С радостью! Отправляй! - оживился старик, коротко здороваясь с прибывшей туда к нему Фаншель. - Тут и в самом деле есть чему поучиться. Правда, эти цепные волки, разными то крепости психике оказались. Как увидели все наши фокусы, да почувствовали свои тела им не подчиняющиеся, так в штаны и наложили. Следователь, который майоришко, так вообще скис, заговаривается, кажется, разумом двинулся. А другой штабист покрепче духом оказался, но тоже недалеко ушёл: за марсиан нас принял. Сейчас уже не знаю секреты какой важности Фролу наговаривает..."
   Какое-то время Иван ещё прислушивался к событиям на далёкой даче того самого полковника, который вчера вечером послал увешанных оружием убийц выжигать мирный русский посёлок. Потом как-то незаметно перевёл приём переговоров в отдельную часть сознания, освобождая большую часть для иных дел и забот. И сразу же задумался: а чем, собственно в первую очередь заняться?
   И чтобы как-то расслабиться и развеяться решил созвониться по скайпу с другом детства Кракеном, но только включил ноут, как последовали вызовы от родителей Ольги. Уже догадываясь, о чём пойдёт речь, включил связь и начал разговор.
   Что тесть, что тёща, хорошо видимые на экране, наперебой поведали о своих переговорах с дочерью, и в унисон пожаловались какие ушлые нынче пошли хакеры:
   - Представляешь, Ванюша! Уж насколько великие и уникальные специалисты систему отслеживания звонка сооружали, но и ту хакер похитителей засёк. И они запугали бедную девочку, что не дадут ей больше разговаривать с нами. Пришлось надавить на кого следует... Как только наши сбросили, деактивировали систему, так сразу Оленька и позвонила второй раз. Представляешь?! Наш друг семьи в шоке...
   - Да! Я тоже! - чистосердечно признался Иван, добавляя про себя: "...Насколько нам повезло с этим "взятием на пушку" и случайно выбранной по времени паузой!.." - Но пусть будет так! Пусть больше не вздумают нарушать договорённости!
   - Всё, всё! Не волнуйся, Иван! - заверял тесть, потрясая кулаком. - Теперь уже не нарушат! Причём, ты знаешь, во мне как-то троекратно оптимизма прибавилось. Доча говорила таким тоном, будто она уже на свободе и попросту помогает несчастным женщинам, которых ввязал в это дело главный похититель, спрятать все концы в воду.
   И опять их зять фактически проговорился, потому что возмутился:
   - Да с чего вы взяли, что на свободе?
   - Ой, Ванечка! - заворковала с материнскими нотками Лариса Андреевна. - Ты не знаешь, как Карл Гансович умеет определять душевное состояние человека, а тем более родной дочери только по одному звучанию голоса. Уж поверь: если он так сказал, то так и есть. Ну а твоё возмущение... О! Как я тебя понимаю! По сути, Олечка бы сразу позвонила тебе, как своему любимому, но ты не забывай, что она человек слова и даже с похитителями созданный уговор не нарушит. Значит, пока они ещё не разрешают ей с тобой разговаривать.
   Загралову ничего не оставалось, как покривиться с досадой:
   - Обидно! - потом подумал и добавил: - И наверное пора мне уже в Москву собираться. Душевный покой я уже обрёл, эта таёжная глушь меня..., хм! Откровенно говоря, достала! Да и мало ли что, вдруг я срочно понадоблюсь Ольге там, поблизости от неё? Вдруг её только мне на руки захотят отдать? Я всё-таки её как-то тоже чувствую...
   - Ладно тебе, прорицатель ты наш, - сразу взревновал тесть. - И без тебя есть кому за Ольгой проехаться!
   После этого разговора Иван, сразу же попытался связаться с Кравитцем Евгением Олеговичем. Повезло, друг оказался у компа:
   - Кракен, здоров!
   - О! Наш таёжный медведь Грава отыскался! - радовался Женя. - Ты там ещё мхом не оброс от тоски и скуки?
   - Ха! Больше тебе скажу: выспаться некогда. То вертолёты разбиваются, то дома на соседнем хуторе горят...
   - Постой! Ты не в Аргуннах, часом?
   - Ну да. А что в Москве и про нас знают?
   - Ну, ты - деревня! Да тут у нас такая буча поднялась по событиям в вашем крае, что аж газеты с новостями дымятся.
   - И каково общее мнение? - поинтересовался Загралов.
   На что друг с охотой прочитал краткую политинформацию по теме: Москва высоко стоит, из неё всё видно. Да и действительно, в столице так подробно и тщательно расписывали дело "вертолётная вонь", словно видели все события под микроскопом. Причём микроскопа было два (основных!) с помощью которых и рассматривались две разные версии событий. Одна треть общей массы людей, в основном оппозиция, пыталась доказать, что арестованная клика губернатора - это рьяные коррупционеры, творящие ужасы и разворовавшие полстраны.
   Но всё-таки большая половина средств массовой информации пыталась защитить опального владыку края, приписывая его грехи наговорам, сплетням и пакостям злых завистников. В категорию безвинно пострадавших попадали и депутаты с окровавленными руками, и члены высокой комиссии из Москвы, которые получали взятки, и даже якобы невинные люди, которым подлые представители ФСБ подбросили наркотики, а потом жуткими пытками заставили взять на себя вину в организации всей сети наркоторговли. Короче очень чётко просматривалась грамотная, целенаправленная порука и поддержка со стороны подельников, как самого губернатора, так и его клики.
   Ну а простому обывателю разобраться в куче информации и выловить, где там правда, а где ложь - дело практически немыслимое. Да что там говорить про обывателей, если такой опытный, имеющий паранормальные возможности (благо об этом знал только друг Грава!) и огромнейшие связи по всей Москве журналист Кравитц до сих пор не мог сложить для себя чёткого представления, что же в далёком краю творится на самом деле.
   Вот он и продолжил беседу животрепещущим вопросом:
   - Ну а твоё мнение, Грава? Кто там прав, а кто виноват?
   Естественно, зная как можно прослушать что угодно, обладатель и не подумал отвечать товарищу как на духу. Только с завистью воскликнул:
   - Да ты счастливчик! Мы тут и в самом деле не имеем даже миллионной доли той правдивой инфы, которой располагаешь ты. По мнению посельчан, во время несчастного случая пострадали десятки ни в чем не повинных людей, а среди них боевой, заслуженный генерал и самое печальное, молодой гений, будущий учёный, да и просто прекрасный парень: сын губернатора. Убитый горем отец, что-то там крикнул сгоряча, с кем-то поругался и всё, конец карьеры. На голом месте сфабриковали против него дело и сейчас идёт нудное, скучное разбирательство. И мы очень довольны, что лично мы ни к чему не причастны. Никто из нас в момент катастрофы там не был, ничего не видел и не знает. Вот такие брат у нас дела...
   Друг в ответ только мычал да гримасничал, и могло показаться, что он хохочет, издевается над ничего не знающим приятелем, которого угораздило оказаться в тайге, чуть ли не в эпицентре событий и ничего не пронюхать. На самом деле известный журналист давился не смехом, а удивлением. Потому что знал одну детскую тайну.
   Ещё в начальных классах, друзья "не-разлей-вода", придумали для себя отличную возможность в любой ситуации передать друг другу нужную информацию. Только и надо было воскликнуть в первом предложении одно ключевое слово: "Счастливчик!".
   После этого всё сказанное дальше, следовало понимать с точностью наоборот. И это "наоборот" поражало Кракена больше всего: оказывается он знал лишь одну миллионную часть того, что происходило в тайге на самом деле. Поневоле любой журналист потеряет покой и сон. А некоторые сразу же помчатся к эпицентру событий сломя голову и не считаясь ни с каким риском. Что Евгений и решил сделать:
   - Это ты счастливчик! А меня уже задолбала эта столичная суета. Всё, решено! Еду к тебе и буду гнить и обрастать мхом, как и ты. И гори оно всё ясным огнём! Когда-то и отдохнуть надо!
   - Зря ты так. Пожалеешь, ещё сюда не добравшись. Как раз комарьё начинает свирепствовать, так что я сам отсюда сбегаю. Считай, что через несколько дней уже буду в стольном граде. И там точно как-нибудь тебе звякну, мы с тобой пересечёмся, да соберём одноклассников. А?
   - Ладно... Тогда буду ждать твоего приезда и копить пиво в холодильнике.
   Друзья ещё поржали над разными сценками из школьной жизни, да и распрощались. Любой, кто их подслушал бы, подумал, что распрощались они надолго.
  
  

Глава тридцать четвёртая

АССЕНИЗАТОРЫ

   Разговор с другом, Загралов закончил более чем вовремя. Начали развиваться события вокруг арестованных преступников, и ему пришлось маневрировать всеми четырьмя фантомами, то материализуя их как физические тела, то вновь превращая в духов. Следовало всё устроить так, чтобы и нескольких преступников уничтожить, и отвести всяческие возможные подозрения от посёлка Аргунны. И комбинация получалась слишком многоходовая и невероятно запутанная.
   Вначале позвонил босс обоих "цепных псов". Тот самый полковник, который и командовал убийцами в военной форме. В жёсткой манере он потребовал от своих прислужников отправляться немедленно в банк, и получить у главного менеджера адрес и имя нового хозяина Голой Флеши. Следовало при этом не только рассчитаться с менеджером за работу пачкой валюты, но и попутно припугнуть того, чтобы сильно не заедался:
   - А то совсем козёл зарвался! - возмущался босс. - Удвоил цену за найденные сведения и разговаривать посмел в снисходительном тоне. И это со мной! Дятел! Поучите его там уму разуму!
   Следователь со штабистом только покорно поддакнули, пообещав всё выполнить в лучшем стиле.
   Да они иначе и не смогли бы реагировать. Как и подать некий условный сигнал, о котором они тоже проболтались на допросе. Сложно что-то вытворить, когда твоим телом, волей и речевым аппаратом управляют страшные колдуны.
   Оба покинули дачу в угрюмом молчании. Дальше от арестованных как бы пошла некая отсебятина. Майор полиции позвонил трём уголовникам, на руках которых имелось немало крови, и которые уже давно были лично им завербованы для самой грязной и подлой деятельности. Троица убийц, чем только не занималась для своего покровителя, а он взамен прикрывал все их преступления. А сейчас закомандовал:
   - Экипируйтесь по максимуму, и все трое к банку на улице Грибоедова. И бегом! На месте объясню задачу!
   Рассказывая про этих моральных выродков, он даже при допросе умудрялся хвастаться, что таких, мол, кадров ценных подобрал. Так что для общего дела, жизни и этих отщепенцев должны были послужить во благо. Важней всего, что о связи троицы со следователем, не знала ни одна посторонняя душа. Ну а про главного менеджера банка, так даже сам майор рассказывал с презрением. Этот деятель заработал валюту и купил своё место вместе с банком с помощью перехваченной в Афганистане, а потом удачно перепроданной огромной партии наркотиков. Он тогда служил при штабе офицером и вовремя подсуетился в самом грязном деле, при котором ещё и российские воины погибли. Пытался недавно и в депутаты пролезть, но к той кормушке его не подпустили местные кланы, так он и не жаловался на долю: вовсю обманывал вкладчиков, да ещё и приторговывал секретными сведениями о клиентах.
   То есть и этот человек просто обязан был попасть под меч возмездия.
   И вскоре встреча всех направленных к банку типов состоялась. Распоряжался уголовниками оборотень в погонах, майор полиции:
   - Значит так, орлы. Минут через пятнадцать по одному просачиваетесь за нами в банк и ждёте нашего появления. Или сигнала по телефону. Нам должны передать огромную сумму, а для охраны брать посторонних - чревато. Будете нас охранять неофициально, пока не отвезём бабло шефу. Понятно? Действуем!
   И вместе с другим оборотнем, подался к хозяину банка. Тот принял их в своём кабинете, не скрывая хамоватую улыбочку и разговаривая через чуть приоткрытые губы:
   - За инфой? Оплату принесли?
   - Естественно! - ответил отлично и давно ему известный следователь, протягивая левой рукой обещанное, - Получи!
   Но в последний момент правой рукой нанёс сокрушительный удар по виску банкира. Тот так и рухнул мешком со своего шикарного кресла. Оба пришедших не спеша, основательно его связали, оттащив тело под стенку. Затем подполковник так же тщательно связал майора, после чего уселся там же на пол и стал ждать, бессмысленно уставившись взглядом в плинтус.
   Уголовники в то время уже вошли в операционный зал, пытаясь заняться самыми естественными делами: заполнения формуляра, чтение рекламных бюллетеней или выяснение данных по своему счёту у кассира. К которому ещё и очередь следовало отстоять. Клиентов было немного, человек пять, да пара охранников возвышалась на входе. В принципе эти двое громил умели и знали, что надо делать на рабочем месте, и вели себя грамотно, не спуская глаз с подозрительных типов. Да только и они, как потом признавались, не смогли предугадать странное поведение посетителей. Те, как-то странно передвигаясь, отправились к дверям кабинета директора, резко их открыли, да так туда и ввалились гурьбой. И стали изнутри закрываться да баррикадироваться.
   А дверь-то бронированная! Да и сам кабинет - не хуже любого сейфа. Но самое смешное, что внутри помещения никогда не было больших сумм денег. Так, по мелочи, да то, что имел в портмоне сам шеф заведения. То есть придурки как бы не стали грабить кассира, а решили взять маститых заложников. А уже потом требовать огромную сумму и вертолёт с пилотами.
   Вначале все в банке оказались растерянными и тупо не могли осознать, что требуют грабители, употребляя для переговоров громкую связь по вмонтированным по всему банку динамикам. Охранники через дверь посоветовали уголовникам не дурить и убираться на улицу по добру, по-здорову. Вот тогда те и показали в ответ максимум агрессивности. Вначале заявили:
   - Приступаем к отрезанию пальцев у заложников. Когда пальцев не станет, будем укорачивать конечности дальше.
   А затем открыли стрельбу из пистолетов по улице, выставив стволы в верхние части выбитых бронированных окон. Благо никого не ранили, и никто из мирных жителей не пострадал. Но нужного результата достигли моментально. Крик и ор поднялся такой, что в самой Москве стало известно уже через пять минут после выстрелов из окон. Ну а местные органы внутренних дел подняли все свои силы по боевой тревоге. Как сам банк, так и вся улица были оцеплены тройным кордоном, а уполномоченные властями лица приступили к переговорам с террористами. Те отвечали мало, редко и по очереди, и как попугаи твердили маниакально только одно:
   - Подавайте нам миллион баксов и вертолёт! Иначе выпотрошим вашего мента, этого высокопоставленного военного и директора банка! Да так выпотрошим, что мать родная не узнает.
   И свои угрозы весьма регулярно подкрепляли очередным выброшенным в окно пальцем. То есть к ним сразу отнеслись как к кровавым беспредельщикам. Ну а невинных, бедных заложников сразу возвели ушлые журналисты в ранг святых великомучеников. Такое общественное мнение помогло друзьям и боссам сделать всё возможное для спасения своих подельников. Живо отыскался миллион, новенький вертолёт и даже один пилот доброволец. Кто-то из молодых да наивных, который не верил старшим, более опытным товарищам. Те предупреждали: "Не лезь туда, там очень воняет!" А он польстился на хорошую оплату, ещё и героем мечтал стать.
   Но суть заключалась в том, что судьба заложников, как и самих террористов уже давно была решена. А команда обладателя эффективно использовала каждую минуту для жизненно важных экспериментов.
   Вначале повторили уже удачный опыт с переносом "временно" умерщвлённых тел. Их умертвлял, а потом оживлял обратно своими методами фантом деда Игната. Ну а фантомы Ольги и Елены Сестри носили тела с места на место. Конкретно: из банка в ближайший лес и обратно. Причём заметили, что перенос, ведущийся сразу двумя женщинами идёт довольно эффективнее и с меньшими затратами энергии.
   Потом к действу переноса подключился массивный фантом Пасечника. Он со своей мощью за один раз мог перенести до пяти "шелудивых мышей". Но материал приходилось беречь и к исследованиям подходить творчески. Но первый же результат оказался со смертельным исходом: реанимировать майора полиции так и не смогли.
   Зато тот же Фрол после этого подсказал гениальнейшую идею:
   - Мы ведь можем вживаться в их тело и руководить всеми их действиями! Так надо только и попробовать, что после "вживления" и чёткого "зацепа", потом переместить при помощи Ивана куда понадобится. Действуем?
   Решили попробовать, хотя целитель и ведьма затеяли целую дискуссию в неслышном для остальных людей мире личной связи. Но к общему знаменателю пришли, номеру первому всё должным образом объяснили и тщательно разжевали. В итоге, второй раз уже можно было считать удачным. Штабист хоть и вернулся несколько не в кондиции, но сравнительно живой и даже продолжающий соображать. С банкиром и того пошло удачнее, у него только кровь носом пошла.
   А там и двойник деда Игната попробовал, взвалив на свои плечи самого худощавого уголовника, да настроившись должным образом на действия духа-убийцы. Получилось у него вообще блистательно, террорист даже не почесался после перехода в дремучую тайгу и обратно. Другой вопрос, что обмочился от страха и переживаний.
   Дальше уже фантомы оттачивали полученное мастерство, попутно приготавливая кабинет директора к финальному акту разыгрываемого спектакля. Попутно высказывались отличные идеи, чтобы сделать некие неожиданные ходы, могущие ещё больше запутать следствие. Но тут уже решительно вмешался сам Загралов:
   "К чему такие страсти? Не забывайте: лучшее - враг хорошего! Переборщим - и опять таинственная аналитическая машина выдаст для нас совершенно неожиданный результат. Итак, вся идея взятия заложников попахивает мистицизмом, если не сказать что дуростью и дебилизмом. Кончайте там всё! Начинайте истерию и пальбу!
   Конечно, из пробитых дырок в окнах, стреляли в "чистое молоко", не желая случайно даже воробья какого ранить. Но и патронов не жалели! Как и всяких ругательных слов по тому поводу, что условия освобождения заложников не выполнены. А значит, террористам ничего не остаётся, как взорвать себя и всё здание.
   Миллион уже находился в пути, вертолёт взлетел с аэродрома военных и приближался по воздуху, а главный переговорщик от сил правопорядка чуть на колени не падал, умоляя, подождать всего пять минут. Да только бандиты слушать не хотели, а демонстративно начали отсчёт с десяти до ноля, используя по максимуму рёв своих глоток.
   Естественно, что внутреннее кольцо оцепления на всякий случай отступило за укрытия, ну а из банка и близстоящих зданий людей давно эвакуировали. Хотя все специалисты и аналитики твердили одно: нет там никакой взрывчатки! Не и быть не может! Пронести с собой в банк бандиты могли от силы смешной мизер, от которого только стёкла полопаются...
   Но на счёт "ноль!" так жахнуло, что у спецов и пророков чуть глаза не выскочили из орбит. Здание банка разворотило капитально, ремонту он не подлежал. А шесть кровавых гнойников на теле человечества, перестали существовать в один момент.
   Ну и на какое-то время агрессивность негативных сил, направленную именно на посёлок Аргунны, удалось сбить, а там и настолько запутать следы в банковских документах, чтобы имя покупателя уже никоим образом не могло всплыть в ближайшую неделю. Именно такой срок, как все решили единодушно, требовался для выявления всей вражеской сети и тех, кто стоял за странной аналитической машиной.
   Следствие уже в который раз перешло совершенно в иную фазу.
  
  

Глава тридцать пятая

ПЯТЫЙ

   Вторым итогом, можно сказать, что самым негативным после проведённой ассенизаторской работы в моральном плане, оказалось похудение Кольца с силой, почти вдвое. А то и того больше! Так что как ни пытался Загралов отыскать уважительные причины для своего отказа, как ни пытался обосновать важность ожидания, важность естественного наполнения, а всё равно пришлось этой ночью творить Ялято. Причём творили они сиё действо уже на новом месте, в доме деда Игната, куда успели перебраться, а потом и доставить нужную мебель ещё засветло.
   А так как хозяин дома, обещал в своей лаборатории полную звукоизоляцию, то там и устроили главную, семейную спальню. Ну и там уже дали волю своим телам, не сдерживая в себе бурю рвущихся на волю чувственных эмоций. Неизвестно, слышали ли крики посельчане, но вот собаки несколько раз и надолго заходились в ленивом лае и грустном вое. Наверняка нечто эдакое расслышали.
   Зато к утру Кольцо наполнилось силой и стало толще, громадней прежнего.
   В следующую ночь, благодаря яляторным удовольствиям, оно выросло ещё на тридцать процентов, несмотря на то, что духи Фрола, Елены Сестри и Игната продолжали вести следствие круглосуточно, а дух Ольги Фаншель помогал им в дневное время.
   А вот накануне третьей ночи, а вернее уже ближе к полночи, случилось непредвиденное. Голос Пасечника вторгся в сознание обладателя, когда он с жёнами только начал впадать в нирвану Ялято:
   - Ванюша, беда! Только что совершенно покушение на офицеров ФСБ, ведущих дело. Генерал сумел уйти из западни, помог его ближайший телохранитель, а вот полковник Клещ вляпался по полной. Уже бы, наверное, умер, но его Игнат "держит"...
   - Так что? Что мне делать? - никак не мог сообразить Загралов.
   - Приготовься, и по команде тащи нас к себе. А мы Клеща на себе дотащим. Ты должен снять с него матрицу естества! Такие люди не должны умирать!
   - Готов! - он уже бежал голым в большую комнату, которая служила деду приёмным покоем. - А вы?
   - Тяни нас! - рыкнул Игнат, и уже в следующий момент, он и Пасечник, держа на руках окровавленного человека, оказались в комнате. С вечера туда доставили полированный обеденный стол, а вот стулья не успели, зато он лучше всего подошёл для намечаемого действа. Полковник, когда его уложили, застонал от жуткой боли, на губах появилась кровавя пена и открыв глаза, он стал осматриваться. Не увидев никого из знакомых, он всё равно попытался сказать нечто важное, но у него ничего не получалось. Да и целитель принял все меры, чтобы не допустить резкого, судорожного кашля умирающего. Иначе смерть бы наступила мгновенно.
   Испачканные кровью ладони обладателя прижимались к тем местам, которые можно было считать сравнительно уцелевшими: плечи, руки, ноги. Вроде как для создания матрицы в подспудном сознании должно хватить, но Иван никак не мог заставить себя остановиться.
   Ещё и слова знахаря, которыми он уговаривал Клеща, сбивали с толку:
   - Только не шевелись, и дыши через раз. Тебе нельзя даже слово сказать!.. Вот когда умрёшь, тогда наговоришься... Ну кому сказал молчать?!..
   Судя по расширяющимся глазам умирающего воина, он всё понимал. Странная деревянная изба, неожиданное перемещение, незнакомые люди и более чем странные слова, которые никак не могли утешить, но ...утешали! Наверное поэтому, отчаянный борец за справедливость удивился невероятно, настолько невероятно, что смог прожить несколько лишних минут. Если не все пять.
   - Всё!.. Не могу больше..., - выдохнул дед, потерявший, даже будучи фантомом, прорву своих сил.
   И следующий момент полковник Клещ умер. И, кажется, попытался улыбнуться в последний момент. А в оставшихся раскрытыми глазах виднелась твёрдая вера человека, что он ещё и в самом деле заговорит.
   Не гнушаясь крови, да и так уже окровавленный изрядно Фрол, легко подхватил покойника, и поторопил обладателя:
   - Отправляй меня на прежнее место, пока там никого нет! Пусть товарищи его похоронят с почестями.
   Иван отправил. А после печального вздоха пристал к целителю, который уже самостоятельно ел орешки Яшисарри, да засыпал их концентраторами "Няма":
   - Как же вы не усмотрели? На них же в основном всё следствие держится!
   - Сам диву даюсь, - досадовал старик. - Вроде бы они подались за сведениями к какому-то очень важному своему информатору. Я-то вперёд метнулся, глянуть, что к чему, да только и успел рассмотреть в темноте комнаты повешенного к люстре человека. Крикнул Фролу, но тут такая пальба началась! Жуть! Генерал одного бандита убил, Клещ - двоих к навозу отправил. Телохранитель мастерски сработал: с обоих стволов уложил троих типов, сидевших в засаде, и троих ранил. А потом рассмотрел состояние Клеща, уже готового кандидата в покойники и принял верное решение: уволок раненого генерала. С чердачного пролёта, ему вслед открыло стрельбу ещё два бандита. Воин и туда пару раз пульнул, забросил генерала в машину, и та сразу сорвалась с места. Видимо водителя не стали убирать раньше времени, боясь спугнуть главную цель.
   Тут и Пасечник отозвался:
   "Всё верно! А действия телохранителя отмечаю по самой наивысшей скале. Ни одной ошибки и верно оценил ситуацию. Клеща бы он уже не спас, а генерала мог погубить. Кстати, добиваю подранков... Игнат? Ты где? Хватит там орехи жрать, давай ко мне!.. Вон уже со всех сторон народ несётся... Ванюша, Ольгу тоже сюда давай!.. Хоть часика на два... Надо "откопать" как заказчика, так и предателя в окружении генерала.
   Загралов остался с двумя Еленами. Но заниматься Ялято никто из них троих и не подумал. Женщины уже давно оделись, и принялись готовить нечто эдакое, которое не стыдно подать и в самом дорогом ресторане. Ну а умывшийся, да одевшийся обладатель с ходу приступил к созданию фантома под пятым номером.
   При этом рассуждал он логически: какой смысл оттягивать этот процесс и сомневаться? Энергии хватает. Никто возражать не станет. Да и не будет лучше оперативника, который сходу войдёт в это невероятно запутанное, сложнейшее дело, зная всё и вся. А дело как раз семимильными шагами продвигается к финалу. То есть можно успеть Клеща и вывести на более высокий уровень действия духа, и обучить его разным премудростям переноса.
   Только и оставалась моральная сторона вопроса: как сам оживший в физическом теле фантом, воспримет собственное существование?
   Но пока у него самого об этом не спросишь - не узнаешь. А посему Иван приступил к личным разговорам с только что созданным где-то рядом духом полковника Клеща. А вернее, если уж величать номера пятого полным именем, то Алексей Васильевич Клещ, сорока семи лет от роду, вдовец. Алексей как раз и перестал беречь свою жизнь, после того как его супруга и двое детей были убиты обкурившимися наркотой уголовниками. Пожалуй, в крае, он стал наиболее непримиримым, жестоким борцом с преступностью, часто переходя все грани риска и отвергая законы расчётливого благоразумия.
   Лично Загралов с полковником не встречался, зато уже очень многое о нём знал. Поэтому в первом личном разговоре просто уточнял некоторые данные и сведения, которые не всегда корректно выспрашивать у разумного человека, пока с ним пуд соли не съешь. Пять минут, вполне достаточно.
   После этого, короткий перерыв, во время которого обладатель продумал очередную серию вопросов, на которые хотелось получить ответы. Ещё и со всеми остальными посоветовался на эту тему, исключая разве что Шулемину, которая не могла слышать мысленного общения по внутренней связи.
   Но вот когда начался второй разговор, опять случилось непредвиденное инструкциями. Опять пошло нарушения жестко устоявшихся правил. Тем более что в тексте сигвигатора говорилось чётко, и не допускалось двойного толкования:
   "...Наложение сознания и возвращение памяти фантому происходит довольно просто: во время словесного контакта на расстоянии, или во время прямого общения на близком расстоянии. Достаточно трёх разговоров личного, доверительного свойства, после которых создаваемое физическое тело вспоминает все, помнит предшествующую созданию матрицы жизнь, предыдущие моменты своего создания и начинает действовать с личной инициативой..."
   И сбоев пока не случалось. Даже с любимой и желанной супругой пришлось говорить три раза, чтобы она себя осознала и "ожила" окончательно.
   А вот в случае с Клещом всё пошло наперекосяк уже на третьей минуте второго разговора. Так и не ответив на очередной вопрос, находящийся где-то рядом дух Клеща, вдруг спросил сам:
   "А кто ты? И где я?"
   "Не понял..., - несколько растерялся Иван. - Ты вроде как должен..."
   "Ничего и никому я не должен! - резко перебил его Алексей Васильевич. - Так что пока ты мне всё не объяснишь, больше не получишь от меня ни одного ответа!"
   "Постой, не горячись... Ты мне всё-таки вначале ответь: ты себя осознаёшь?"
   "Несомненно!" - зло отвечал Клещ.
   "И чётко помнишь свою жизнь и все последние события?"
   "Даже помню бревенчатую избу и какого-то странного колдуна, который вместо перевязок и остановки крови, просто прикладывал ко мне ладони!"
   "Так это же отлично! - искренне обрадовался Иван, - Значит, память твоя сохранилась в полном объёме. Мало того, ты как-то умудрился вернуть себе сознания несколько раньше, чем я ожидал..."
   "Ну тогда я слушаю тебя и твои объяснения! Иначе больше ты от меня и слова не дождёшься!"
   "Да нет проблем!" - и Загралов приступил к подаче уже продуманной заранее части информации. В любом случае не следовало сразу оглушать фантом всей гаммой новых реалий. По советам всех остальных номеров всегда лучше выдавать новости мягко, дозированными порциями, как обладатель и делал всегда при создании первых номеров.
   Правда, в случае с полковником, частичное сокрытие правды, не проходило. Опытнейший оперативник, словно интуитивно просчитывал недосказанное, а потом подталкивал наводящими вопросами к более объёмному ответу и ошарашивал своими выводами. Но сразу чувствовалось: он очень хочет понять, куда он попал. Ни в рай ни в ад он не верил, но услышанные им перед смертью слова "...умрёшь, тогда наговоришься", почему-то спровоцировали у него в сознании боязнь непроизвольного предательства. Дескать, меня каким-то образом поместили в банку со спиртом, и теперь могут выпытывать все секреты следствия.
   Тут уже пришлось идти на демонстрацию остальных чудес. Да и пора было это сделать в любом случае. Фантом с пятым номером и в ладно пригнанной полевой форме, материализовался в избе и был сразу усажен за накрытый стол, вокруг которого ловко порхали две очень красивые женщины. Ну и первым делом Иван угостил гостя взбитым в воде порошком Тава-Гры.
   - Это для улучшения боевых качеств, во время пребывания тебя как духа, - спокойно объяснял он, и подвинул на тарелочке три Яшисарри, тогда как Сестри колотила ко втором стакане содержимое двух Пакетиков "Няма". - На а эти концентраторы калорий служат для меньшего расхода энергии, которая уходит на твоё создание и на твоё существование.
   - И где это мы? - Алексей Васильевич всё ещё непроизвольно пытался ощупать свой живот и грудь, в которые ему и нанесли смертельные раны из огнестрельного оружия. Но подаваемые снадобья глотал и выпивал без сомнений.
   - Посёлок Аргунны.
   - Ага! Значит "Народник" - это ты?
   - Не совсем так, - улыбнулся Иван. - Я скорей тот человек, который умеет создавать физические фантомы иных людей и давать им сознание собственное. Ну а потом уже курирую эти фантомы, собирая и передавая энергию для их деятельности. Правильнее сказать "Народник" - это наш Фрол Пасечник, который помогал тебе в следствии, придумал эту подпись для подбрасываемых сообщений, и в последнее время пытался тебя с генералом оберегать. Увы!..
   - Это я виноват! - скривился Клещ, опять непроизвольно прикладывая руки к животу. - Было подозрение на племянника генерала, но оставил при себе... И вон оно как обернулось... Кстати, есть возможность немедленно предупредить о предателе?
   Он уже знал, что генерал на ногах и ранен сравнительно легко, так что теперь только и волновался, как избавиться от продажного родственника. Трудно было сообщать боевому командиру, о заведшейся в его семье гниде, но иначе поступать было нельзя. Пусть даже генерал и будет мучиться огромными сомнениями или угрызениями совести.
   - А зачем? - пожал плечами Загралов. - Наша команда уже и так высчитала предателя и плотно его контролирует. Сделать ещё какой-нибудь гадости он не сможет, а скоро его ликвидируют вместе со всеми подельниками и покупателями его услуг. Причём после гибели никто не усомнится в его связи с бандитами.
   - Жёстко у вас, - покрутил головой полковник, стараясь незаметно рассмотреть усаживающихся за стол женщин. - Не слишком ли много на себя взяли карательных функций? Всё-таки справедливость должна быть "прозрачной" на всех её этапах. Не правда ли?
   - Кто бы говорил?! - возмутился Иван. - Сам такой! Уж мне-то не надо тут пацифиста, или добряка с белых перчатках из себя корчить. Каждая тварь должна быть наказана по содеянным ею преступлениям! Всегда! Везде! Невзирая на все те законы и условности, которыми как раз и окружают себя те самые твари, надеясь в случае неудачи всегда остаться живыми, а то и откупиться за свои кровавые грехи. И это для нас - незыблемый закон мироздания!
   Клещ и себе позволил первый раз открыто и чистосердечно улыбнуться:
   - Тогда я ваш, со всеми своими тараканами! - и тут же переадресовал улыбку женщинам, словно давая понять: предыдущий разговор закончен и он в полном распоряжении обладателя и его команды. - Ну а когда меня познакомят с очаровательными хозяйками дома? Или они здесь точно на таком же положении, как и я?
   - Не совсем. Это мои жёны, и они более чем натуральные, - ошарашил Иван номера пятого, семейным статусом обеих красавиц. А после того как представил по именам, и добавил о временно отсутствующей третьей жене, продолжил объяснения более подробно о присутствующих: - Старшая по возрасту, хоть она и выглядит моложе, имеет кучу паранормальных способностей. Иначе говоря, потомственная ведьма...
   - А ведь я о вас, Елена слышал, - не удержался полковник от комментария, - И давно мечтал лично встретиться и поговорить. Всё как-то представлялось, что вы бы при желании могли помочь органам ФСБ при решении некоторых сложных расследований.
   Ведьма на это лишь величественно кивнула, а её муж продолжил:
   - Считай, что она уже давно работает для пользы народа и делает это с максимальной отдачей. Ну а Елена Шулемина - актриса кино, живёт и работает в Москве, сюда приехала на короткое время. В принципе не сегодня так завтра уже должна отправляться обратно. Скорей всего завтра и уедет...
   А вот актриса проявила невероятное непослушание. Промолчать или просто кивнуть, она и не подумала. Зато пользуясь отсутствием Ольги Фаншель, решила пусть косвенно, но показать свой гонор и "качнуть права". С её артистизмом можно было сыграть на бис всё, что угодно. Она болезненно поморщилась, капризно надула губки и горестно призналась:
   - Вряд ли я ещё целую неделю смогу отправляться в дальнюю дорогу. Этот токсикоз от беременности меня буквально с ног валит. Так что и тебе не советую настаивать, нельзя рисковать здоровьем нашего ребёнка.
   Иван нахмурился, потом открыл рот, намереваясь высказать нечто нелицеприятное, но тут же его со вздохом и захлопнул. Ведь в последние два дня Леночка и в самом деле несколько раз упоминала о недомоганиях. Вроде бы вскользь, на ходу, но факт оставался фактом: она заранее приготовила для себя уважительную причину, чтобы остаться здесь ещё некоторое время. И ведь ничего ты ей не докажешь! Она же будущая мать, все её берегут и ей сочувствуют. Даже Ольга скорей на Ивана ругаться станет, чем выпрет подругу в Москву в таком "плачевном" состоянии.
   Полковник, несмотря на своё вдовство, потерю детей и мрачную обыденность окружающей его уголовщины, оставался в душе романтиком и умел по-доброму пошутить:
   - Какая интересная, насыщенная жизнь!.. Я тоже хочу стать обладателем! - но тут же пошёл на попятную: - Но вряд ли смогу ещё раз жениться... Нет, не смогу...
   Иван с философским видом кивнул:
   - Два сапога пара..., у Фрола точно такая же ситуация... Кстати, ты давай ешь быстрей и отправляйся к команде на помощь. Там сейчас как раз тебя друзья оплакивают и решают где и как хоронить будут.
   - Да какая мне уже разница!.., - в сердцах скривился Клещ.
   - Ну не скажи. Может раньше ты бы хотел видеть свою могилку в определённом месте? Или может...
   - Нет! Только в определённом месте! - чуть на ноги не вскочил фантом. - Только возле жены своей хочу лежать! Да только..., никто об этом от меня никогда не слышал... Вот незадача! Ещё кремируют сдуру.
   - Так это дело поправимое, - хмыкнул ободрительно Загралов. - Давай пиши завещание и подписывай вчерашним днём. Думаю, что твои соратники и без нотариуса ему поверят. Да и положим мы его у тебя дома на самом видном месте. Да сам и положишь...
   - Неужели? - при всём умении Алексея Васильевича реально взглянуть на обстоятельства, он всё никак не мог уверовать, что его вот так запросто могут материализовать, перенести в иное место, а то и вообще непосредственно к нему домой. - Это и в самом деле получится?
   - Пиши быстрей! Пока никто в твою квартиру и не сунется из-за возникшей катавасии, разве что утром. Но в любом случае надо поторопиться...
   - А можно будет несколько памятных вещей забрать? Всякие мелочи, личные рисунки детей... Они ведь никому кроме меня не нужны...
   - Да, конечно. Постараемся подыскать для них надёжное место для хранения.
   Завещание получилось объёмным и многозначительным. Да и когда ещё человек, как не после смерти, начинает понимать то, что не успел, что не сделал, и что ещё надлежало бы сделать в своей жизни? Так что Клещ использовал предоставленные ему возможности на полную катушку. Ещё и некую весточку-надежду решил оставить для своего лучшего друга генерала. Правда тут уже не обошлось без консультаций с обладателем, а тот посоветовался по связи со всеми фантомами. Было решено слишком не усердствовать с мистикой, а так намекнуть боевому товарищу, чтобы понял и догадался только он сам и никто более.
   Получились такие строки:
   "...и чтобы со мной не случилось, я всегда вернусь и отомщу своим обидчикам. С того света, с иного, но обязательно их достану! И будет как в той мечте, которую я однажды с другом обсуждал у костра возле Байкала: каждый поддонок получит по заслугам!.."
   Всё упиралось в то, что тем самым другом и был генерал, на пару с которым они и заночевали однажды у костра, возле знаменитого на весь мир Озера. Тогда Клещ и размечтался, что если вдруг погибнет, то получит новое тело и уже тогда попытается навести справедливый порядок. Генерал тогда ещё и сам будучи майором, до слёз ухохатывался над наивным товарищем, желторотым лейтенантом, но наверняка разговор запомнил, и некий намёк поймёт.
   Вот написанием завещания, а потом и отправкой полковника в его квартиру, и завершилось первое знакомство обладателя с фантомом под номером пятым. Алексей Васильевич Клещ стал действовать в иной ипостаси.
  

Глава тридцать шестая

СКАЧКИ

   На следующий день, после засады бандитов на высших офицеров ФСБ края, пришлось попотеть всем. Что самому обладателю и его фантомам, что сотням, а то и тысячам людей, которые как казалось бы на первый взгляд, к делу непричастны. Следовало тайно, подспудно подготовить общественное мнение к завершающему этапу всей операции: ликвидационному. Ну и самим приготовиться да изо всех сил поднапрячься, потому что определились первые трудности.
   И самая главная проблема - расстояния. Несмотря на все попранные нормы и таблицы инструкций, несмотря на невероятное развитие Кольца и интенсивнейший набор сил, Загралов не мог отправить фантома далее чем на сто километров. Вот не получалось у него, как он ни старался, и всё! А ведь треть всех преступников находилась вне этой зоны досягаемости, а ещё некая группа вообще окопалась в Москве. Между тем наказать показательно и жестоко следовало всех без исключения.
   Пока пытались решить эту задачу, Иван попутно обеспокоился состоянием здоровья деда Игната, который сейчас во всех разговорах и ссылках проходил как Отшельник с добавлением Умудрённый. Иначе про такого гениального, целеустремлённого старца и не скажешь. Да и к как ещё назвать человека, который перебрался жить и исступлённо работать в неприступные для людей пещеры, не общается ни с кем из живых и готов умереть чуть ли на каждый следующий час?
   Естественно, что к старику постоянно заскакивал на короткое время то один, то другой фантом. Шла постоянная доставка недостающих трав, корешков, иных редких ингредиентов. Да и для лаборатории постоянно чего-то не хватало. Пожалуй, только едой дед Игнат совершенно не интересовался, восхваляя тамошнюю родниковую воду, да свои чудодейственные, взбадривающие эликсиры и снадобья. Ну, кушать-то, положим, его ещё заставляли, а вот жить заставить уже никто из людей не смог бы. Только идея! Только светлая мечта о невероятном снадобье, удерживала старика при жизни. И ведьма, посматривающая в астрал на его нити жизни, недоумённо пожимала плечами:
   - Не пойму... Толи он уже вчера умер, то ли через два часа "уйдёт"...
   Часов по пять в день, вместе со своим аналогом трудился в пещере и фантом целителя. Вот тогда в обжитых недрах плоскогорья начиналось веселье. Оба экземпляра живого разума, так друг друга подначивали, высмеивали и критиковали, что слушать их без хохота было невозможно. Словесно они объединялись только в одном случае: когда шло обсуждение записей, доставленных от Романова Михаила Станиславовича да во время составления ответных депеш исследовательского толка. Оставшийся в посёлке учёный тоже работал над разгадкой таинственной плесени "Старка" и уже не удивлялся постоянно ведущему обмену результатами. Вопросы его Иван проигнорировал, и физиолог решил, что целитель прячется где-то совсем рядом. Вплоть до пребывания в одном из домиков для рабочих, которые так и стояли на территории Голой Флеши. Да ему было и неважно, куда подевался престарелый приятель. В негласном соревновании химик-микробиолог был стопроцентно уверен: победит именно он. Иного не дано! Старик просто не может выдержать банальной умственной нагрузки. Ну и понятно, что учёный не знал самого существенного: целителю помогает не только его двойник, но и все фантомы вместе взятые. В пещере исследования велись более эффективно и результативно. Ведь порой брошенное вскользь слово, или ничего не значащий совет, существенно подталкивают мысль в единственно верную сторону.
   Получилось и у Отшельника угадать нужное направление для своих исследований. А именно: он многими способами исследовал то вещество, которое вырабатывали личинки при поедании плесени. Те самые коконы, которые они виляя для своего превращения в бабочку. Вещество получалось всё равно ядовитым, в принципе убивающим любую жизнь. Но в то же время становясь как бы более мягким и несколько избирательным в своих действиях. И регулируя его пропорции можно было бы воздействовать на что-нибудь отдельное в теле того же человека, что следовало уничтожать для оздоровления организма. К примеру: уничтожать раковые клетки.
   Если бы удалось справиться с этим бичом смертности современного мира, результаты открытия "Старки" стали бы наиболее сенсационными за последние лет сто.
   Но Игнат Ипатьевич рассуждал несколько иначе и исследованиям влияния создаваемого лекарства на раковые клетки уделил самый мизер своего бесценного времени. Он попытался глянуть на древние легенды о каторге в Голой Флеши и о солидном долгожительстве народа, несколько с самой практической стороны. Что хуже всего для стареющего человека? Да сама старость! Старение мозга, и следующее за ним старение основных внутренних органов. И наваливается на человека куча болезней, с которыми даже теоретически сложно бороться: афаназия, Альцгеймера, маразм, потеря памяти и многие другие. Как это остановить? Нет ли возможности убить и так почти мёртвые от старости клетки в организме, а потом ещё и выкинуть их прочь во время естественных процессов? Ведь если подобное получится, то старость резко будет отодвинута за тот самый легендарный порог в то лет, которые якобы легко преодолевали проживающие здесь в древности люди.
   Вот целитель и направил все свои силы, знания и энергию на решение этих вопросов. При этом он понимал, что пока он жив, исследования идут семимильными шагами, а вот когда он умрёт, то несмотря на имеющегося фантома с таким же самым объёмом знаний в голове, процесс замедлится раз в десять. Потому что обладатель не способен будет дать деду Игнату постоянную жизнь, он попросту не в силах это будет сделать физически. Да и когда станет полным десятником, то уже имеется у него персона, которая должна и будет существовать с ним обок в непрерывном режиме. Это его любимая супруга Ольга Фаншель, мечтающая забеременеть и родить ребёнка.
   По этим причинам следовало цепляться за жизнь ногтями и зубами и пытаться успеть допеть свою лебединую песню.
   И за два дня до назначенной операции "Ликвидация", у Ипатьевича появились первые очень обнадёживающие результаты. Чуть ли не захлёбываясь от восторга, он поведал заскочившей в нему ведьме о величии момента:
   - Лекарство действует! Невероятно действует! Чудо свершилось! - орал он как умалишённый на всё пещеру и подпрыгивая так, словно помолодел до пятнадцатилетнего возраста. - Леночка! У нас получилось!!! - чуть успокоившись, объяснил деловым тоном: - Вещество из коконов, которое я назвал по совокупности двух слов яд и плесень "Яплес", не просто добивает уже устаревшие клетки, оно их преобразует в те самые отходы организма, которые банально выводятся с мочой, калом и потом! И это - феноменально! Ты представляешь: в течении недели, раз или два в год, человеку скармливают лекарство "Яплес" и он остаётся полон сил и энергии до конца отпущенного ему природой срока.
   Он ещё долго описывал возможные способы применения, грядущие исследования по дозировке и прочее, прочее, а Елена Сестри транслировала все его слова и высказывания всем остальным членам команды по внутренней связи.
   Свой неожиданный вопрос задал Фрол, и ведьма его транслировала деду Игнату:
   - Пасечник спрашивает, как твоя фамилия и почему ты её так тщательно скрываешь? - и от себя добавила: - В самом деле? Только и помню, что ты злишься при подобных вопросах.
   Видимо настроение у старика было вне всяких неприятных воспоминаний, поэтому он с печальной улыбкой признался:
   - Иван-то знает... А фамилию свою я ненавижу ещё больше чем отчество. Какая-то она непонятная, смешная, уникальная и некрасивая. Никто из моих предков так и не смог ей дать толкового разъяснения, хотя считали себя потомками Гиперборейского царства. Но уж вы-то её должны будете узнать в любом случае... Хоч. Моя фамилия Хоч. ...Правда, смешно?
   Елена в недоумении пожала плечами:
   - Мне нравится. Очень даже нормальная, славянская фамилия...
   - Ха! Так уж и славянская? - щурился дед. На что девица уверенно кивала:
   - Ну да! Вон, и все остальные того же мнения...
   Тут вмешался в разговор сам обладатель:
   - Интернет - великая сила! Так что зря ты, дедушка Игнат до сих пор им не пользуешься. А то бы узнал, что Хоч - это и в самом деле древнеславянское слово. К примеру, в Польше имеется такая сельская волость. И стоит помнить, что польский народ с нами един корнями, это они уже в последнее тысячелетие стали насобачиваться на нас англичанами, главными ворогами славянства. Потом была такая река с именем Хоч в притоках Волги, да и былинного героя побережья Белого моря тоже так звали. Поэтому..., ну да... Вот тут Фрол свою мысль до конца договаривает, с которой я полностью согласен. Отныне новое лекарство будет называться официально Яплес Хоча. Здорово звучит? И мне нравится! Ну а остальному миру это словосочетание вскоре будет казаться слаще райской музыки.
   - Нет, нет! Так нельзя! - опомнился и заголосил старик. - Что значит скоро?! Лекарство ещё не проверено! Его ещё долгие годы проверять на животных, потом на добровольцах и только со временем можно начать его постепенное употребление...
   Своего прототипа поддержал и его фантом, Игнат-2:
   - В самом деле, что-то рано зашла речь о лекарстве, как таковом. А уж фамилия, приставленная к слову Яплес - вообще неуместна. Да и по большому счёту, это уже нам решать, какое получится окончательное название. Мне так, к примеру, больше бы понравилось имя Фаншель. Или Сестри. А то и вообще: Яплес Фаншель-Сестри. Как звучит! А?
   Но тут Отшельник Умудрённый потребовал его не отвлекать и больше не мешать своими визитами и разговорами. Ему пришла в голову очередная идея по проведению экспериментов, и он опять с головой ушёл в работу. Но обладатель подтвердил высказанное предложение Фрола, как окончательное: панацея, коль такую удастся создать и довести до ума, так и будет называться Яплес Хоча.
   Опять занялись текущими делами.
   А потом Ольга Карловна выдала идею, осознав которую почти каждый подумал: "Как просто! Почему я сам раньше не сообразил?"
   Раз уж женщинам, да и мужчинам тоже удалось обойти правила инструкции, в которых говорилось о невозможности переноски даже трупов, то почему не пойти дальше? Живые тела переносятся легко, без всякого вреда для них. Проверено! Так почему бы женщинам, той же паре Фаншель-Сестри не попробовать сделать перенос в иное место, держа на себе непосредственно обладателя? То есть совершить этакий прыжок на предельное расстояние, потом дальше, потом ещё, и так далее, далее, далее...
   А уже на месте прибытия владелец сигвигатора может создавать вокруг себя хоть модифицированных духов, хоть экипированных чем угодно фантомов.
   Идея подана. Теперь только осталось всё проверить опытным путём. Тем более что предположительно, при таком переносе "самого себя", расход энергии мог оказаться невероятно огромным.
   - Эх! - вздохнул Иван, перед первым прыжком. - Не попробуешь - не узнаешь! - когда его подхватили с обеих сторон и приподняли над полом сразу две красавицы, ничего более нового, чем всемирно известное слово не придумал: - Поехали!
   Прыжок получился! Хотя делали его по меркам фантомов микроскопическим: из одной комнаты в другую. Силы Кольца при этом остались нерушимыми. Вторую пробу сделала уже на километр, в тайгу. Тоже получилось, и тоже без заметного расхода сил. После чего решили замахнуться сразу на огромное расстояние в восемьдесят километров, попутно навестив Отшельника в его лабораторной пещере. И прыгнули вначале в сторону родного посёлка ведьмы.
   А вот тут не вышло. Оказались на каком-то крутом склоне, в глухой тайге среди куч из недавнего бурелома. Хорошо, что в сигвигаторе имелся прибор, определяющий точное местоположение на планете. Увидели, прикинули, посчитали. Оказалось - чуть ли, если не ровно пятьдесят километров.
   - Всё равно отличный прыжок! - восторгалась ведьма. Но её высшая по семейному рангу подруга беспокоилась о другом:
   - Ванюша, а сколько ты на это "топлива" потратил? - тот присматривался недолго:
   - Есть, маленько. То есть, убыль заметна на глазок. Но, как мне кажется, не критично. В случае нужды мы и до Москвы доберемся, затратив примерно одну восьмую накопленного запаса.
   Вторым дальним прыжком, забрались в неприступную пещеру, проигнорировав первую цель. Дед Игнат, конечно удивился:
   - Вот те раз! Ванюша?! Да ты никак уже научился свой дух в виде физического тела отправлять с фантомами?
   - Увы! Правила этого не позволяют, пока я не стану полным десятником.
   - Ага! То есть жирным и толстым? - пытался догадаться целитель, улыбаясь.
   - Нет, имеющим десять фантомов. А здесь я весь натуральный, перенесли меня, точно так же как и тебя.
   Дед озадаченно почесал затылок:
   - Вообще-то подобная триангуляция в голове не укладывается. Если перевести такое действо в привычные, пусть даже сказочные понимания, то получается как в случае с бароном Мюнхгаузеном? Тот ведь тоже мог себя за волосы из болота вытащить. Да ещё и с конём в придачу. Ха! Правда, у тебя не конь, а целых две прекрасных...
   - Ипатьевич! - строго оборвала его Ольга. - Что за несуразные сравнения?
   - Так я хотел сказать не "кобылки", - паясничал старик, - а "...крылатых лебеди!"
   Обе женщины всё равно поморщились в ответ на такое наглое враньё. Ну а Загралов не стал задерживаться и заниматься пустопорожней болтологий. Поинтересовавшись у Отшельника, не надо ли тому чего, и получив ответ, что всего хватает, поспешил с помощью своих очаровательных лебедей обратно в Аргунны.
   "Скачки с обладателем", как некое отдельное умение ни разу не встречаемое в инструкциях сигвигатора - стали существовать в реальности. И как потом женщины не возражали и не требовали переиначить это умение в "прыжки", с лёгкой руки деда Игната оно так и осталось именоваться "скачками".
  
  

Глава тридцать седьмая

ПОДГОТОВКА

   Ещё накануне дня, в котором планировалась зачистка всей цепочки уголовных элементов, Ивану пришлось пообщаться с очень многими людьми. Вернее он делал все свои звонки уже глубокой ночью, но в Москве ещё только наступал тёплый майский вечер.
   Вначале, вынужденно прислушиваясь к настойчивым комментариям любимой супруги, переговорил с тестем и тёщей. Разговор вначале шёл ни о чём, подспудную и самую желанную, но в то же время и самую болезненную тему "освобождения" Ольги похитителями старались не затрагивать. Но в конце разговора, тон Карла Гансовича стал строгим и требовательным:
   - Иван! У вас там в тайге, в том числе и вокруг твоего места проживания, творятся странные вещи. Поэтому даю тебе не совет, а выражаю настоятельное требование: немедленно возвращайся в Москву. Понимаю, что ты сейчас готов засыпать меня вопросами на эту тему, так что отвечу сразу: не имею права сказать хотя бы одно слово. Только то, что ты уже услышал.
   Подобное требование почти не расходилось с помыслами самого Загралова, поэтому он не стал сильно кочевряжиться и выспрашивать. Чуть ли не сразу согласился:
   - Хорошо, завтра вечером выезжаю. - То, что Елену Шулемину он отправил в Москву ещё вечером, он говорить не стал
   - Я вышлю за тобой в аэропорт Славика с машиной.
   - Ещё чего! Тем более что я пока точно не знаю, как и на чём буду добираться. Да и не пристало мне, проще надо быть, к народу доступнее..., - пытался он скрасить свой отказ шуткой.
   - Вопрос не в простоте или доступности, - сердился тесть, он же бывший боевой генерал. - А в элементарной безопасности. Ну и в нашем спокойствии. Я пока не говорю про Оленьку. Она тебя сама уже будет ругать, за твои необдуманные дальние поездки в слишком шумную глухомань...
   - Жду не дождусь! - посмеялся в ответ зять, не зная, как бы среагировали эти чудесные люди, узнай, что их дочь и так уже имеет все возможности для полноценной ругани со своим мужем чуть ли не круглые сутки.
   Потом он сам перешёл на деловой, коммерческий тон:
   - Есть возможность хорошо заработать.
   - В какой отрасли? - встряла в разговор тёща. - Неужели в кино?
   - К сожалению... Пока ещё сценарии творить не начал. А вот в фармакологии, а вернее совсем рядом с ней, имеется огромный шанс создать новую нишу весьма и весьма требуемых народом услуг.
   Карл Гансович цокнул с досадой языком и отрицательно замотал головой:
   - Вряд ли что получится... Там такая клановая жёсткая иерархия, что никому в фармакологический бизнес не втиснуться.
   Иван это знал. Но ведь ему следовало как-то заранее создавать некую инфраструктуру, которая в скором будущем может побороться, а потом и обеспечить весь мир новым лекарством, Яплес Хоча. Для этого дела, этаким отвлекающим манёвром, Отшельник решил выдать миру ещё одну вполне великую благость. До того он держал её в секрете, собираясь, как выразился его фантом, "...сдуру унести в могилу". И вопрос такого нежелания подарить свой секрет людям, заключалась в том, что целитель искренне считал: всё что есть у человека - естественно и не подлежит переделке. Например, если у тебя растут волосы на голове, - то зачем себя уродовать и становиться лысым? Или проскакивает у некоторых женщин елё видимая волосатость на ногах - ну и слава природе! Кому мизерная волосатость мешает? Зачем корячиться и заниматься болезненной депиляцией? Ну и так далее, в том же духе.
   Ну а когда обладатель потребовал некое отвлекающее средство, целитель вначале ничего придумать не мог. Пока его фантом в личной беседе с Еленой Шулеминой не обратил внимания на её подмышки. Они его заставили скривиться своей идеальной гладкой кожей, потому он и не удержался от вопроса:
   - Тоже мучишься с депиляцией?
   - А что делать? - стоически вздохнула красавица. - Я ведь актриса... Да и вообще, во всём мире уже давно так принято. Это уже и не мода, а настоящая необходимость.
   Вот тогда фантом и вспомнил что надо. Тут же связался со своим аналогом и вскоре уже все в команде знали о некоем секрете, которое можно было смело называть природным чудом. И оно, практически, валялось под ногами, перегнивая в отходах человеческой и природной жизнедеятельности. Практически ещё и до деда Игната, жители тайги, а в особенности собиратели кедровых шишек знали о некоторых особенностях своего промысла. Испокон веков семечки кедра разбивались, зернышки шли в пищу или на продажу, а скорлупки банально выкидывались. Но порой, отходы накапливались то в вёдрах, то в бочках. Порой случайно заливались водой, долго настаивались. И порой эту, с виду прозрачную и чистую воду применяли в хозяйственных нуждах. Вода, как вода, толку никакого. Наоборот - вред. Потому как издавна женщины знали: помоешь такой водой голову, волосы могут выпасть. А то и ресницы с бровями в придачу. Потом отрастают, но не всегда сразу. И не всегда у всех.
   Вот целитель в своё время и заинтересовался подобными свойствами. Варил, отстаивал, кипятил и вытягивал годами, когда порой нечем было заняться, и сам очень был удивлён, когда ему удалось получить жидкость консистенции и цвета подсолнечного масла. Увы! Достаточно Ядовитую! Сто грамм внутрь - и нет человека. Но! Если ею помазать участок кожи с волосами на короткое время, то волосы выпадают вместе с корешками луковиц и отрастают лишь через несколько лет, в лучшем случае.
   Так что всемирное средство для безболезненной и наиболее эффективной депиляции было готово. Теперь только следовало правильно им распорядиться, сохранить изначально секрет изготовления, запатентовать его чуть позже, создать единую всемирную инфраструктуру, в обход уже существующей мафиозной и облагородить, сделать прекрасными всех женщин без исключения по довольно низкой, доступной цене. Ну и мужчины могут пользоваться, в том числе и те, которые мечтают сверкать неотразимой, привлекательной лысиной на своёй голове.
   Всего этого, естественно, Загралов тестю вываливать не стал. Просто с уверенностью заявил, что появилась возможность совершить революцию в довольно сложной, переменчивой и скользкой в управлении системе украшения и совершенствования женской внешности.
   Карл Гансович не удержался, переглянулся недоумённо с супругой, но своё веское слово сказал сразу:
   - Мы - только "за". Если и в самом деле знаешь некий толковый секрет, то и средства на раскрутку отыщем. А я уже прямо сейчас начну наводить мосты и готовить почву. По крайней мере, хотя бы информационную почву.
   На том и распрощались. Хотя правильнее было Ивану предупредить тестя, а через него и прочих его соратников, о грядущей буре, готовой унести из жизни и памяти народной сотни преступников. Но тут уже ничего сделать не получалось. И так Загралов оказался невероятно рад, что ни Карл Фаншель, ни его боевой командир сотоварищи, не оказались замешаны в грязных, кровавых делах иных циничных выродков. А так как умом они обладали отменным, то и в предстоящую мясорубку сдуру не сунутся.
   Состоялся также и длительный разговор с Кракеном. Друг детства прекрасно понимал каждый намёк Ивана, где надо переворачивал всё наизнанку и грамотно "читал между строк". То есть свои выводы о грядущем он сделал и уже сам на месте сообразит вмешиваться в это дело и делать себе сенсационную журналистскую карьеру, или тихонечко отсидеться в безопасном месте.
   Но, судя по последним словам Евгения Кравитца, он всё-таки ринется в бой и постарается сделать всё, чтобы у народа сложилось правильное мнение: некие очистительные силы наводят долгожданный порядок в коридорах коррумпированной власти. Причём как раз в тех коридорах, которым давно следовало дать иное название: "Авгиевы конюшни".
   Ещё один важный телефонный разговор состоялся у Загралова с председателем одной общественной организации. Важной организации, нужной, с громким названием и прямо таки необходимой по своей сути для России. Называлась она "Долой детские дома!" И редко кто её начал сокращать до аббревиатуры ДДД.
   Суть лозунга, да и всей деятельности общественников заключалась в попытках стребовать закрытия всех без исключения детских домов, а все направляемые туда средства отдать тем людям, которые примут сирот в свои семьи. То есть сделать то, что после второй мировой войны сделано было в западной Европе, да и в большинстве центральных стран континента.
   Организацию травили, суть идеи извращали и замалчивали всеми средствами, на лидеров велись уголовные наскоки и заводились уголовные дела. Определённые чиновники, разжиревшие на воровстве, не хотели отдавать доступ к захваченной ими кормушке. Многие общественники, разочаровавшись и устав биться лбами в бетонные стены канцеляризма, уходили, сдавались, и то и попросту сбегали, убоявшись угроз и репрессий. Но вот председатель, яркая личность и сам в бывшем детдомовец, боролся за свои идеи больше чем за собственную жизнь. Заслуженный ветеран труда, уже несколько лет ведущий пенсионный образ жизни, не сдавался. Да только без помощи "сверху" и без средств, его борьба была заранее обречена на провал. А средства в ближайшие часы предвиделись огромные, обладателю приходилось как-то устраивать, заранее просчитывать, чтобы денежные потоки омыли Родину, возвращаясь в неё и принося пользу.
   - Юрий Петрович, здравствуйте! С вами говорит полномочный представитель президента по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями.
   - Э-э...? - растерялся пенсионер. - А как ваше имя и фамилия? И почему ваш номер у меня не высветился на экране?
   - Да потому и не высветился, что моё имя мало кто вообще знает. Уж поверьте мне, и вам его лучше не знать.
   - Почему? И по какому вопросу вы звоните?
   - Дело в том, Юрий Петрович, что государство невероятно заинтересовано в претворении ваших идей в жизнь. Но так получается, что в данный момент нам нельзя вас открыто, и особенно сразу поддержать. Иначе наши враги всполошатся, прекрасно понимая, насколько Россия усилится морально и как единое государство после закрытия всех детских домов.
   - Ещё бы не понять! Только об этом и твержу на каждом углу...! - стал заводиться экспансивный председатель. Пришлось его резко оборвать:
   - Стоп! Долго нам рассуждать некогда! Тем более что думаем мы совершенно одинаково по этой теме. Поэтому сразу перейдём к делу и к конкретной помощи. Что для вас сейчас наиболее актуально?
   - Отсутствие финансовых средств!
   - Мы тоже так считаем. Поэтому завтра в течении дня вы получите в своё распоряжение несколько счетов со всеми номерами и атрибутами с которых сможете снимать деньги и переводить их в Россию в нужных для организации суммах.
   Председатель деликатно кашлянул и с огромным сомнением поинтересовался:
   - И на какие суммы мы можем рассчитывать? - и тут же виновато пояснил: - Нам как-то уже выделили суммы в несколько тысяч евро, но это - капля в море. Мы не можем производить выплаты одним семьям и ничего не давать другим. Да и этих денег хватит лишь для озлобления народа и попрания их самых светлых побуждений.
   - Всё правильно, мы это учли. Поэтому средства вам будут переданы несравненно большие. Скажем так, до нескольких...миллиардов евро или долларов.
   Естественно, что ветеран не поверил, заподозрив самое худшее:
   - И надо мной будет поставлен вице-директор, который будет утверждать все расходные суммы?
   - Это лишнее. Вы сами будете брать деньги и распределять их как посчитаете нужным.
   - И вы мне доверяете?
   - Конечно. Мы вас уже достаточно проверили, чтобы полагаться на вашу честность и принципиальность. Хотя сразу предупреждаю: если вы начнёте строить за эти деньги для себя и для своих близких коттеджи, мы вас попросту сразу уничтожим. Вы согласны на такое условие?
   Бывший детдомовец не только согласился, но ещё и сподобился пошутить:
   - Согласен! Где надо подписаться кровью?
   - Ха! Вы и на это готовы?
   - Да! Готов на всё, лишь в России не было этого позорного детдомовского плебса, который воспитывается чиновниками и казнокрадами для своих низменных нужд.
   - Ну тогда подготовьтесь уже сейчас, и скорректируйте свои планы с учётом завтрашних финансовых вливаний. Удачи! И всего самого наилучшего!
  
   Разговоров подобным этому, велось обладателем по никем не прослушиваемым, незарегистрированным линиям очень много. Украденные у народа средства, тоже ведь следовало не просто раздать людям, не готовым к такому щедрому подарку, а вложить в будущее всего народа и всего государства.
  
  

Глава тридцать восьмая

ЛИКВИДАЦИЯ

  
   Сам процесс зачистки оказался нудным, неприятным очень уморительным. В четыре утра по местному времени стали зачищать край от укоренившейся в нём скверны. Кого уничтожали показательно, кого словно от болезни, а кого просто сбрасывали в глубокие пропасти, чтобы даже их тела не могли отыскать. При этом руководствовались соображениями целесообразности: иных следовало "исчезнуть" чтобы должные дела с финансами успели провернуться в полной безопасности, а иных наказать так, чтобы их подчинённые и не вздумали усаживаться в опустевшие кресла.
   Причём если сами фантомы действовали на самом грязном, устланном трупами направлении, то Иван Загралов с головой был занят в передвижениях мировых финансовых потоков и упорядочении мест постоянного хранения. После каждой поставленной птички против имени и фамилии казнённых, счета написанные рядом с ними меняли своего хозяина, модифицировали до неузнаваемости свои номера, получали другие пароли и переезжали в иные банки.
   Точнее говоря, все изменения были заранее готовы для внесения в сеть и запрограммированы на сохранении полной тайны о перенаправленных потоках. Так что через час усиленной работы команды, смена хозяев у счетов уже пошла дальше автоматически, а Иван освободился для непосредственного участия в операции "Ликвидация". Начались "скачки" в центр края и в несколько его крупнейших городов. А затем, когда и там всё было сделано, пошло ускоренное передвижение понравившимся способом непосредственно в Москву. Туда Загралов и добрался к пяти часам утра уже по московскому времени. Удобно: никто не знает о его прибытии. Никто в пути не видел. Никаких инсинуаций в будущем не последует.
   Ну и в столице фантомы долго рассусоливать или оттягивать казни не стали. Час с копейками, и все фигуранты, замешанные в кровавых преступлениях, в торговле наркотиками и в особо циничных по отношению к народу действиях, оказались умерщвлены, а их наворованные средства - переведены как надо и куда следует. Затем, по горячим следам и пока ещё не взревела буря после таких массовых и строго выборочных смертей, фантомы стали распространять заранее изготовленные и тщательно продуманные листовки. В них конкретно указывалось: кого и за что казнили. Причём давались фамилии только самые значимые, к которым добавлялись слова: "...вместе с пособниками". Так же указывалось, что и со всеми иными подобными типами будут проводиться подобные акции устранения. Предупреждалось: что вставать на защиту преступников - повод и самому оказаться в следующем списке покойников.
   Жёстко, безжалостно и по существу. Причём первая партия листовок была разнесена наиболее независимым, кристально честным представителям средств массовой информации. С припиской: "Подавайте сей материал так, чтобы каждый читающий понимал: каждое преступление повлечёт за собой наказание. И от наказания этого за границей никто не спрячется!"
   Вторая партия листовок была распространена в офисах наиболее значимых общественных организаций и среди руководителей силовых государственных структур. Государство не отторгалось от участия, а наоборот, его призывали к тесному сотрудничеству. Ну и несколько ограниченное количество листовок досталось тем лицам, которые явно были замешаны в торговле наркотиками и прочих неблаговидных поступках. Эдакое последнее предупреждение.
   Ну и с рассветом в столицу ворвалась буря. Одновременно дошли вести в далёкого таёжного края и взорвалась информационная бомба в самой Москве. Вот тут уже сразу стало понятно: кто за преступников и вместе с ними, а кто против них и готов побороться. И дальнейшую борьбу с самыми заядлыми крикунами и бандитскими ораторами повело только два фантома Игната и Елены. Уж слишком тонко и аккуратно надо было действовать с этими крикунами: не убивать, а только выводить из строя, повреждая внутренние органы и отправляя вопящих уродов в категорию тяжёло больных, имеющих время на покаяние и осознание своих ошибок людей.
   Ох как это здорово подействовало! Уже к обеду все притихли и попрятались, а отделения скорой помощи оказались переполнены бледными и мокрыми от страха пациентами. И прямую зависимость: "защищаешь тварей и уголовников - становишься очень больным" - заметили все без исключения. Невзирая на лица, родственные отношения, ранги, амбиции и прежние дутые заслуги. Адвокаты, пищавшие о разгуле несправедливости падали возле видеокамер во время интервью; главы землячеств, собирающие свою паству на грандиозные митинги протеста против "невидимых убийц", валились с ног и корчились в судорогах, а те кто пытался подхватывать и разносить их приказы, превращались точно в такой же дрожащий кусок испуганной плоти. Крупные дипломаты, попытавшиеся выступить с нотами протеста, или с громкими интервью - тоже оказались на больничных койках. Нерушимые олигархи, попытавшиеся подготовить свои личные армии к возможным столкновениям с кем угодно, заходились кашлем в астматическом припадке и срочно шептали отбой всем своим начинаниям.
   Ну а после обеда, начал помаленьку набирать силу ручеёк беженцев. Самые трусливые, а может, наиболее предусмотрительные крысы покидали опасно накренившийся корабль российской преступности.
   А вот за ними проследить уже не было сил и возможностей. От Кольца оставался лишь тонкий, еде видимый ободок размером с обруч. И это притом, что в последние часы Иван вместе с фантомами Ольги и Елены Сестри почти постоянно находились в Ялято. А фантом полковника Клеща пришлось вообще развеять. Ну и действо с обеими жёнами не давало такого всплеска, такого приплыва энергии, который наблюдался при ласках с тремя жёнами. А в какой-то пик перегрузок, почти перестали давать нужную отдачу как Яшисарри, так и "Нямы".
   Так что пришлось свернуть все операции, и банально завалиться спать на квартире у Кракена, откуда обладатель и вёл переброску фантомов с места не место и материализуя их при нужде в физические тела. Да, порой и простого появления в изолированном, закрытом наглухо кабинете, воздействовало на его хозяина лучше, чем его физическое повреждение и отправка на больничную койку. Сидит такой, весь из себя уверенный и нагло раздающий приказы по телефону, и вдруг - руки! Одна бесцеремонно выключает телефон, а вторая уверенно держит "владыку плебса" за шиворот. Потом в поле перекошенного от страху зрения появляется голова в маске, и мужской голос настоятельно советует:
   - Прекращай! Немедленно делай явку с повинной и не вздумай бежать за границу. Тем более с деньгами. Все их ты обязан вложить здесь, в России. Понял? Ну вот и не балуй больше! Последнее предупреждение.
   После чего человек-гигант исчезал. А хозяин кабинета начинал прекрасно понимать: безнаказанность кончилась. Теперь за преступления и в самом деле придётся отвечать. И те, кто помнил о пятнах крови на своих руках, или у кого совесть была особенно нечиста - всё-таки старались немедленно сбежать. Дополнительные рейсы не справлялись с возросшим потоком пассажиров, самолёты улетали в Англию переполненными. И как уже говорилось, проследить за многими, а кое-кого пугнуть ещё раз, возможности не было. Очень многие гниды ускользнули. Не навсегда..., но всё-таки ускользнули...
   Только поздно вечером в квартиру прибыла запыхавшаяся с дороги Шулемина. Иван, усевшись на кровати и даже толком не протёрши глаза со сна, только и пробормотал:
   - Это ты вовремя... Раздевайся и в душ.
   Пока актриса вернулась в спальню, там уже появились фантомы ведьмы и Ольги Фаншель. Причём старшая по рангу не удержалась от шпильки в адрес подруги:
   - Слишком уж ты нерасторопная стала... И надо было меня послушаться: отправить в Москву не тебя, а аналог Леночки Сестри. Уж она бы точно на несколько часов раньше бы добралась!
   Та от обиды чуть не расплакалась и уже готовилась спорить и доказывать, какая она молодец и как быстро добралась используя взятки и свою улыбку, но Загралов прервал ненужные споры:
   - Девочки, потом наговоритесь! Время-то уходит!
   И уже через полчаса обладатель смог отправить в бой-разведку дух деда Игната, а чуть позже и духов Фрола и Алексея Клеща. Те, узнав, сколько времени их не было, взвыли от отчаяния и бросились в нужные точки, словно застоявшиеся на конюшне скакуны. Ну а остающиеся в Ялято представители одной семьи, перешли в более щадящий режим удовольствий, при котором можно было и отдохнуть и поговорить о делах насущных. Разве только сам Иван частью сознания постоянно находился с действующими по всей Москве духами.
   - Всё равно у вас бы ничего не получилась! - обиженно начала Шулемина, продолжив прерванный в самом начале разговор и до сих пор лелея в себе обиду на Ольгу. - Нельзя, чтобы фантом и аналог находились в едином Ялято вместе.
   - А и в самом деле, - заинтересовалась тем же самым Сестри. - Возможно такое? Ведь раньше она всегда была с вами, теперь вот я. А если...
   - Невозможно! - С уверенностью изрекла Фаншель. - Хватит с моего мужа трёх жён, ему только четвёртой не хватает!
   - Ну почему же, - продолжила рассуждать ведьма самым мягким и деликатным тоном. - Когда мы были вдвоём с Ванюшей, приток силы утроился. А вот когда втроём - стал в девять раз большим. Значит, продолжая логику геометрической прогрессии, получается, что приток энергии возрастёт в двадцать семь раз. Это же невероятная величина! Вдруг Кольцо станет безмерным и неуничтожимым?
   От такой перспективы, даже старшая по рангу, любимая супруга задумалась не на шутку. Да в принципе она и не видела большой проблемы в том, если у них в Ялято окажется ещё одна Елена Сестри. То есть вторая, ничем не отличимая от первой.
   Другой вопрос, что сам обладатель был обеспокоен дивными пертурбациями и почти всеми уже случившимися нарушениями расшифрованных инструкций. И если лишняя ведьма в постели погоды в отношениях семьи не делала, то вот нарушения из положительных, и пока очень даже приемлемых для команды, могли вдруг окраситься в негативный характер. О том и повёл речь:
   - Смотрите, уже образование Кольца, да и факт его наблюдения - вроде как нонсенс. И если мы его вдруг увеличим ещё на двести процентов, может получиться нечто неуправляемое и весьма опасное. У меня такие предчувствия, что мы сами того не подозревая забрались в ту сферу действий и умений обладателя, которая доступна только для двадцатника. Причём, как я понял, только для полного обладателя двадцати фантомов.
   Шулемина на это фыркнула и бесхитростно посоветовала:
   - Так почему ты не создашь ещё пятнадцать фантомов? Мне кажется, сил у тебя хватит вполне.
   Фаншель стремилась только к одному, поэтому строго возразила:
   - Хватило бы и десяти фантомов, а там мог бы осмотреться и постепенно осваиваться дальше.
   Её мечта - постоянное проживание в физическом теле, могла сбыться вполне реально в ближайшее время. Да и судя по её тону, она уже не имела ничего против для привлечения в Ялято не то что аналога Елены Сестри, но и любой иной женщины. Особенно если будет уверенность в многократном увеличении накопленной энергии. Так что следующие слова мужа она встретила вполне спокойно и сдержанно:
   - Если мы получим ожидаемую прибавку в двести процентов, то я и в самом деле смогу сотворить пять фантомов. Другой вопрос: из кого их делать? Попытаюсь материализовать Базальта, лишь бы его матрица имелась у меня в подспудном сознании. Потом есть два кандидата из родственников да и Женьку Кравитца могу привлечь. Но вы не забывайте, что три номера из второй пятёрки должны быть женщинами. А где их взять? Среди кого выбирать?
   После таких вопросов Ольга досадливо нахмурилась. Увеличивать количество красоток вокруг мужа она никак не желала. Поэтому предложила:
   - А ты попробуй всё-таки создай мужчину. Раз уже столько правил тебе нарушить удалось, то может и это изменится в лучшую сторону?
   Капризным тоном о себе тут же напомнила Шулемина:
   - Почему это моя кандидатура не рассматривается? Чем я хуже остальных? Значит, две ведьмы одинаковые могут существовать и даже в Ялято обе кувыркаться, а мои знания, моя решимость и верность уже не востребована? И моя беременность уже ни у кого не вызывает сочувствие?
   Она била по больному месту, но тут своевременную строгость проявил Загралов:
   - Вот именно! Как раз из-за беременности тебя и нельзя копировать. Что это получится, когда у тебя вдруг окажется сразу два ребёнка вместо одного? Такое в здравом рассудке не укладывается!
   Ещё и Ольга довольно жёстко добила, окончательно низвергая кандидатуру подруги из короткого списка возможных фантомов:
   - Тем более что беременную фантому придётся постоянно поддерживать в физическом теле. И тогда Ванюша не сможет этого делать со мной. А я ведь первая на очереди и тоже мечтаю иметь ребёнка! Так что имей совесть, Ленка, и не наглей!
   Пришлось той смириться и разочарованно притихнуть. Зато продолжала шевелить извилинами мозга ведьма. Причём очень удачно и действенно шевелить:
   - А вот интересно, можно ли создавать одинаковые фантомы? К примеру Фрол Третий. Или Игнат Пятый. А то и Клещ Девятый. А?
   Начав интенсивно обдумывать предложение, Иван пробормотал:
   - Не-ет..., девять Клещей на столицу слишком много... Тогда в Москве не останется даже продавцов, которые обвешивают покупателей... Но с другой стороны, в инструкциях ни слова не сказано, что делать одни и те же копии нельзя... Так что почему бы и не попробовать...?
   - Прямо сейчас? - загорелась Шулемина. Пришлось её пожурить за такой глупый, легкомысленный вопрос:
   - А то ты забыла, что сейчас вокруг нас творится? И почему мы до сих пор в Ялято? Силёнок-то - в самый обрез! Какие могут быть новые эксперименты?
   В самом деле три духа молниями носились по городу, а три уходящих из Кольца потока энергии ну никак нельзя было назвать тихими ручейками. Так что пришлось дальше не просто разговаривать и вести обсуждения, но и заниматься делом. Пусть делом и приятным, но когда оно становится ежедневным и многочасовым, приедание и опустошение может наступить слишком быстро. А там и до физического неприятия подобных удовольствий останется всего один шаг.
   Вот этим Иван и озадачивался, прислушиваясь к себе и автоматически отвечая на ласки своих жён. Следовало срочно изыскивать иные источники силы, не менее действенные, чем Ялято. Только вот где и как их изыскивать?
  
  

Глава тридцать девятая

СЕМЬЯ

   Ещё два дня Москву трясло в моральном плане и лихорадило. А потом вдруг, всё как-то резко неожиданно для основной массы народа волнения затихли и мегаполис вернулся к привычной, почти прежней жизни гигантского города.
   Но это "почти" ощущалось незримо везде и всеми. Прекратились бессмысленные драки на дискотеках и в ресторанах, пропали тупые рекламы с экранов телевизоров, перестали с глупыми прожектами выступать озадаченные депутаты, куда-то исчезли их храмов опозоренные и уличённые в воровстве священники, неожиданно бурно заработали многие общественные организации, и наоборот, вдруг совершенно, казалось бы необоснованно закрылись некие центры оппозиции. Особенно те центры, на которые больше всех падали подозрения в подсосе денег для своей деятельности из-за западных границ. Список не слишком заметных изменений, можно было бы уместить на листке длиной во много километров, но каждый москвич или гость столицы видел только своё окружение, замечал только дела и проблемы его окружающие, а потому никак не мог бы охватить единым взглядом полную картину происходящего. Таких людей в Москве оказалось очень мало, но они были. И очень хорошо, что большинство из них оказались потенциальными союзниками обладателя.
   И на следующий день, Загралов отправился к одному из них, к своему тестю. Как раз по причине долгого разговора на тему последних событий, ну и для ожидания того момента, когда Ольгу наконец-то отпустят похитители.
   Любимая, накануне вечером, таки достала своего супруга, чтобы он немного ускорил её официальное возвращение. Тот посокрушался, повздыхал, но отвергать просьбы, как и прежде, уже не было сил и терпения. Поэтому просмотрел насыщение Кольца, прикинул ожидаемые ночью притоки сил из Ялято, и со скрипом согласился.
   Уже через час последовал звонок Ольги к родителям. Причём велся он с целью взять клятвенные обещания, в первую очередь от отца, что он никогда и ни при каких обстоятельствах не будет преследовать или мстить замешанным в похищении женщинам. Чтобы ни случилось в жизни, он и мать должны обещать: их дочь, а вернее её долгое отсутствие прощено и навсегда забыто как плохой сон. Никаких претензий, ни к кому, они никогда не предъявят.
   Родители пообещали. После чего любимая дочь пообещала, что скорей всего завтра её уже и отпустят на свободу. Попросила предупредить Ивана, пригласить его к себе в квартиру и уже вместе пусть ждут примерно до обеда очередного звонка. Если всё будет хорошо и удачно, то может такое случиться, что семья отметит это события за столом, будучи в полном составе.
   Естественно, что не успела она сказать последнее слово, как её матушка уже названивала зятю и пересказывала каждое слово. Требуя при этом, чтобы Иван прибыл не завтра утром, а немедленно и остался у них ночевать. Еле удалось открутиться от такого назойливого приглашения и отложить приезд, как и рассчитывали, на утро.
   Пришлось после этого даже немножко поворчать на притихшую Ольгу:
   - А ведь предупреждал тебя: давай утром позвонишь! Так нет, разве тебя убедишь здравой логикой!
   Но вот ни свет ни заря, Загралова разбудил телефонный звонок и нарочито суровый голос тестя скомандовал:
   - Машину я к тебе уже послал. Выезжай!
   - Да я ещё и зубы не почистил, да и позавтракать надо...
   - Позавтракаешь у нас! Зубную щётку тоже найдём.
   - Так э-э..., - не знал, как выкрутиться обладатель. Ведь он ещё с утра планировал часика два поработать в сети и сделать нужные передвижения реквизированных капиталов. Вот тут голос бравого генерала и дрогнул:
   - Или ты хочешь поговорить на эту тему с Ларисой Андреевной?
   - Нет, нет! Через пять минут выхожу! - понимал, что переживающая мать, в ожидании утерянной дочери уже наверняка всех соседей выстроила и ещё невесть что затеяла, лишь бы сократить гнетущее для неё ожидание,
   Не совсем вежливо развеял ехидно усмехающиеся фантомы Ольги и ведьмы, забросив их в виде духов на помощь Фролу и Клещу, после чего решительно растолкал остающуюся в дрёме Шулемину:
   - Вставай, бэби! Тебе тоже пора на работу!
   - Ещё рано-о-о..., - капризничала будущая мамаша. Она уже была вчера на студии и сегодня обязывалась появиться на съёмках.
   - И вначале приведи квартиру в полный порядок. Потом стыдно будет Кракену в глаза посмотреть. А я убегаю! И не вздумай вечером к нам в гости напрашиваться, это будет выглядеть очень неприлично, когда после долгой разлуки с мужем, жена ещё и подругу оставляет у себя ночевать в квартире.
   - Да? И что тут странного? - неслось удивлённое недоверие в спину.
   Зубы-то он, конечно, почистить, как и лицо сполоснуть успел. Так как понимал, что за пять минут опоздания, тёща его не убьёт. За шесть..., или за шесть с половиной..., да, может быть...
   Пока ехали, местами простаивая в утренних пробках, Иван по внутренней связи пообщался со всеми духами, подкорректировал в некоторых случаях направленность работы, и уже со спокойным сердцем вошёл в гости к родителям любимой супруги. Несомненно, что на первых шагах пришлось успокаивать не находящую себе места тёщу и убеждать, что вскоре всё прояснится окончательно, только и останется, что дождаться обеда:
   - Кстати, а что мы сегодня будем кушать в честь такого знаменательного события?
   - Ну как же! - сразу приняла весьма озабоченный вид знаменитая актриса. - Готовлю всё, что больше всего Оленька обожает!
   - А мы что кушать будем? - притворился обиженным зять.
   - Вам - то, что после моей дочери останется! - заявила мать. - А сейчас - вон, завтрак на столе.
   - Понятно..., опять на обед - косточки и подгорелые кусочки...
   Это он удачно вставил слово "подгорелые". Лариса Андреевна тут же вспомнила о ведущихся на кухне приготовлениях и вихрем умчалась к противням и сковородкам. Зато тесть облегчённо вздохнул, с благодарностью пожал руку зятю и поволок его в свой кабинет. Туда же они и захватили с собой два подноса с так называемым завтраком. Там сразу налил по бокалам весьма солидные порции коньяка, пригласил присаживаться и, сделав первый глоток, не удержался от признаний:
   - Сам как на иголках. Всю ночь не спал...
   - Да ладно вам, я вот уверен, что всё будет отлично.
   - Сон видел?
   - Увы! Просто уверен и всё. Ну и..., раз уж мы здесь, давайте обсудим наши гигантские планы с применением мази-депилятора.
   Позавчера он уже заскакивал в гости, на словах передав всю суть идеи и вручив тестю полную, разработку планов на будущее и обрисовал, как видится вся инфраструктура продаж. За истёкшее время наверняка уж прошли должные консультации, и были сделаны первые выводы.
   - Да, да! Обсудить следует немедленно, - согласился Карл Гансович, придвигая к себе по столу папочку и заглядывая в неё. - Тут, по всем аналитическим выкладкам просматривается огромный холостой ход твоих планов.
   - А конкретнее? - подался Загралов вперёд.
   - Да вот эти все зряшные, неуместные траты на свои офисы по всему миру и чуть ли не в каждом хуторе. Не говоря уже про деревни и посёлки. Наши люди просчитали, что даже при умеренной цене на мазь-депилятор, все эти затраты окупятся очень быстро, но всё равно они - полная бессмыслица. Ведь гораздо проще попросту арендовать какой-нибудь угол, комнату, зал, сосредоточив все остальные усилия на охране складов и каналов доставки товара.
   Зять утвердительно кивнул:
   - Было бы странным, если бы вы не заметили такой излишне широкий жест по поводу офисов, и чуть ли не изолированных, медицинских центров. Заметят это излишество и все остальные. Но! Ставить нам препоны при этом не станут. По крайней мере явно и открыто. А мы должны будем подкупами и откровенными взятками всё равно добиваться полной политической и территориальной независимости нашей всемирной сети "безболезненных депиляторов". Или какое там громкое название удастся нам придумать...?
   - Ещё и на взятки да на подкупы средства тратить? - ужаснулся Карл Фаншель. - Тогда придётся круто поднимать цены на чудесную мазь.
   - А вот и нет! Наоборот, мы ещё больше снизим цены. Доведём до того уровня, когда любая женщина сможет пользоваться услугами наших салонов за смешную плату.
   Тесть на него смотрел как на неврастеника, хотя где-то уже в глубине взгляда теплилось понимание, что всё говорится неспроста и есть нечто, о чём бывший бравый генерал ещё не ведает. Так что с минуту помолчав, он предложил:
   - Ну так договаривай уже до конца: зачем оно нам всё это надо? Потому что обещанный тобой "крупный" заработок становится всё более смехотворным и отдалённым по времени.
   - Так и задумано. Потому что мазь-депилятор - это лишь повод, чтобы создать новую, крепкую, независимую ни от кого сеть сбыта иного лекарства. Причём такого, которое может перевернуть сознание всего населения Земли. Можно сказать, сделать революцию в жизненных приоритетах и планах каждого человека. Ну и желательно, чтобы лекарство это появилось одновременно и везде.
   Заинтригованный Карл Гансович так дёрнул плечом, что расплескал коньяк на стол и на ковёр. Но вытирать не бросился, только ещё больше нахмурился:
   - И что же это за панацея? От СПИДА или от рака?
   А затем почти не дыша выслушивал все разъяснения, факты и перспективные планы. Тем более что к данному моменту из Аргунн пришло новое подтверждение Отшельника: "Лекарство действенное! Вам только останется довести все теоретические вкладки до удобоваримого вида и провести испытания на людях. Записи веду постоянно..., если что..."
   Связь была сложной, многоступенчатой и не совсем качественной. Вначале дед Игнат по внутренней связи, связывался с Еленой Сестри. Та могла только слушать его слова, её он не слышал. Потом ведьма связывалась со своей копией и на пределе истончающегося звука, докладывала, что там творится в пещере у целителя. Этот комариный писк даже обладателю не оставалось подслушивать. И только после этого фантом ведьмы пересказывал устно сообщение Ивану. Дальность... Огромная... Но и то хорошо, что такие возможности оставались. А значит, недаром натуральную ведьму оставили в Аргуннах.
   Прозвучавшим докладом о панацее Яплес Хоча от старости, господин Фаншель оказался поражён до такой степени, что на некоторое время запамятовал о грядущем освобождении родной, давно ожидаемой дочери. Он засыпал зятя кучей вопросов, один из которых, чуть ли не основной, звучал так:
   - А на кой ляд нам возводить офисы по всему миру, вместо того чтобы обеспечить лекарством Яплес Хоча только своих? Мне кажется, потом весь мир приползёт к нам на коленях, и мы заработаем в десять раз больше. Но самое главное, мы будем диктовать им свою политическую волю. Не правда ли?
   - Нет! Не правда! - твёрдо заявил обладатель, бесстрашно глядя боевому генералу в глаза. - Если мы не дадим панацею всем и всям, то начнётся война, в которой все будут против России. Это - следует понимать в первую очередь. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать всемирную реакцию на наше резко возросшее долгожительство. А распространяя Яплес Хоча по всему миру и продавая его по умеренной цене мы раз и навсегда выбьем почву из-под ног любого ястреба, ратующего за войну со славянами.
   Естественно, что нескольких фраз не хватило для полного переубеждения такого упрямого, опытного и влиятельного человека, как Карл Гансович Фаншель. Поэтому мужчины на два часа вступили в такой ожесточённый спор, что пару раз в кабинет с беспокойством заглядывала Лариса Андреевна. Но видя, что никто не дерётся, а коньяк так и остаётся в бокалах нетронутым, успокоено вздыхала и вновь спешила по своим домашним заботам. И уже в начале первого, когда спор закончился, а вернее перешёл в фазу мирного, делового обсуждения множащихся деталей, дверь кабинета раскрылась резко и полностью. Знаменитая актриса стояла бледная и держала в трясущейся руке мобильный телефон:
   - Оленька звонила... Сказала, что через пятнадцать минут будет дома...
   Поддерживая её под локти, мужчины провели в гостиную и бережно усадили на диван. Муж приговаривал:
   - Ну вот, скоро и свидимся... Зря ты так переживала...
   А сам тоже мог посоревноваться с ней в бледности.
   "Хорошо, что я настоял на четверти часа! - мысленно укорял притихшую жену Загралов. - Они хоть собраться успеют и успокоиться. А ты всё про пять минуть настаивала! Вот уж..." - а вслух опять сделал нужный ход конём:
   - А я и не сомневался. Только вот..., - он с недоумением оглядел не до конца ещё накрытый блюдами стол. - Оленька скоро домой прилетит, а ничего из обещанных шедевров так и не видно. А Оленька так соскучилась по-домашнему...
   Он ещё не успел договорить, как родители его любимой супруги умчались на кухню, за уже готовыми блюдами. Но теперь уже Ивана ненаглядная жена укоряла:
   "Ну и чего ты их так гоняешь?! Ещё упадут ненароком..., ногу или руку вывихнут... Как я с ними тогда обниматься буду?.."
   "Ладно, пора тебя в соседнем проулке материализовать... Торопись, пока я все мамины вкусняшки не съел!"
   И вскоре семья уже шумно общалась в полном составе. А в сознании обладателя, некогда страшная вина за создаваемую ложь, не взросла, совесть даже не шевельнулась. Потому что он и сам уже давно поверил в полную реальность своей любимой женщины и твёрдо верил, что их совместная жизнь будет невероятно долгой и прекрасной.
  
  

Глава сороковая

ВОЙНА

   Два длинных, безоблачных, хоть и шумных от гостей дня, которые Иван назвал официально брачными, пролетели как в сказке. Правда жена резко возражала такому определению и настаивала на своем. Мол свадьбу они официально отпразднуют осенью, и уже после этого закатят свадебное путешествие в течении месяца вокруг света.
   Но пока суть да споры, молодая пара на третий день отправилась на дачу, которая располагалась в Подмосковье. Официально - побыть на природе и сугубо наедине. Неофициально - провести новые испытания Ялято и попытаться насытить Кольцо добавочной энергией. И повод был для таких испытаний, и возможность: среди ночи самолётом прилетела в Москву Елена Сестри. Причина для прилёта весьма печальна: умер Игнат Ипатьевич Хоч. Причём свой последний час ухода, он осознавал отчётливо ясно. Вышел на связь с ведьмой, сказал, что уже лежит и дышит через раз. Проговорил, что всё завершил и сравнительно законсервировал все свои исследования, а потом жарко и горячо поблагодарил всех по отдельности. А напоследок всех вместе, за то, что скрасили финал старости, позволили протянуть на этом свете ещё почти две недели и предоставили возможность совершить в последние дни жизни великое открытие. Подобным деянием по праву должен гордиться каждый целитель и теперь ему умирать можно спокойно, с чувством выполненного долга перед человечеством.
   Последние слова Игната были: "Ухожу... Прощайте... До встречи!.."
   Великий человек ушёл...
   Вот Сестри и покинула Аргунны, поспешив в столицу и вовсю используя в пути свои ведьмовские умения. Ей продавали билеты на тот транспорт, который и так уже был укомплектован пассажирами, ради неё придерживали готовый к отправке самолёт, ну а таксисты любой масти считали за счастье провести юную на вид красавицу бесплатно хоть на край света. Потом, правда, они очень недоумевали, как это на них нашло такое: радостно попрощаться, не заикнуться о деньгах и даже не попросить номер телефона.
   Но Елена добралась в Москву чуть ли не за рекордные сроки.
   Ну и ещё ночью, во время её приезда семья стала обсуждать, где и как проведут Ялято уже впятером. Квартира Кракена не подходила, хозяин вроде как с утра сам собирался вернуться. В квартире Шулеминой, которую ей перед своей гибелью успел подарить Базальт, на неделю поселились его родители. Ну а на квартире Фаншель тоже о глобальном, продолжительном интиме не могло быть и речи: гости и дальние родственники тянулись рядами и колоннами. Да и родители чуть ли не каждые пять минут порывались посмотреть на своё вернувшееся чадо и лишний раз убедиться, что её опять не похитили.
   Они больше всех и расстроились, когда дочь ещё до завтрака заявила, что они с Иваном собраны и прямо сейчас уезжают на дачу. Ещё и потребовала, чтобы им там никто не смел мешать и беспокоить звонками. Застывшую в печали мать, вернула в мир напоминанием, что ей пора уже снова появиться на съёмках, без неё главный рвёт и мечет. Помогло. Отца дочь тоже предупредила, чтобы он не вздумал устраивать какие слежки или дополнительные охранения. С неё самой родители только и выбили обещание позвонить, как доедут на место, да потом раз в несколько часов давать хоть коротенькое сообщение "У нас всё нормально!"
   Ехали на машине Ольги. В одном из переулков подобрали голосующую Елену Шулемину. И уже почти на МКАДЕ к ним подсела вторая Елена, но уже Сестри. А уже через час располагались на небольшой, но вполне уютной, стилизованной под избу даче, материализовав для комплекта и фантом ведьмы. Мало того, чисто для очистки совести по поводу безопасности, обладатель запустил гулять по окрестностям духов деда Игната и полковника Клеща. Да они и сами были рады хоть какое-то время не заниматься ликвидацией преступников, а просто осмотреться, расслабиться да пообщаться на отвлечённые темы. В сторону дачного домика мужчины даже не приближались, знали, чем там будут заниматься.
   Ну а члены семьи, традиционно завтракать не стали, зато весьма плотно напичкали свои желудки "Нямами" и Яшисарри. Ну и, устроив на полу огромную поляну из матрасов, одеял и подушек, отправились в Ялято.
   И там обладатель, ведущий каждые минут пять наблюдение, заметил, что процесс насыщения энергией хранилища идёт как-то не так. Ни роста Кольца, никаких новых эффектов не наблюдалось. Да - набухло, да - било гейзерами и фонтанами в стороны, да - искрило и поражало многочисленными яркими течениями. Но подобное достигалось и меньшим количеством участников. Но не останавливаться же на полпути? Да и в какой-то момент всего процесса, нарастающие волны удовольствия стали отторгать на задний план всякие рабочие, исследовательские размышления.
   Зато на сороковой минуте, Иван заметил, что Кольцо стало наливаться некоей опасной синевой. Словно грозило взорваться изнутри. Да и течения явно замедлились, а интенсивность кипения стала спадать.
   Потом Загралова сильно отвлекли, и он заглянул в хранилище только минут через десять. И как ему в тот момент не было хорошо физически, как ему вообще не хотелось куда-то "заглядывать", всё равно он непроизвольно замер в восторге. Переполошил этим все своих подруг, и только когда его несколько раз больно ущипнули, вернулся к ним сознанием и стал скороговоркой описывать увиденное зрелище:
   - Кольца нет! Но теперь их стало два! И они в полтора раза больше, чем прежнее. Они сплетены и неразлучны, проходят по внутреннему центру пустот друг друга. Причём каждое из них чётко разделено по структуре своих течений и красок. Это выглядит примерно так, как многослойные кольца Сатурна. Невероятное, феерическое зрелище!
   Вот тут уже все четыре женщины стали в унисон жалеть, что они не видят такое диво дивное. Но первые восторги и ахи прошли, и начались вполне конкретные вопросы, задаваемые наперебой:
   - А что это значит?
   - Ты теперь уже двадцатник?
   - Или только, только стал десятником?
   - Но ведь такой огромной силы достаточно и для трёх десятков фантомов? Не правда ли?
   Оставалось Ивану только самому включить свою логику, начав рассуждать вслух:
   - Ни про Кольца, ни тем более про два - в инструкции ни слова. Если я просто об этом не знаю, то уверен, со временем и эти тайны прояснятся. Но скорей всего уже сейчас хранилища энергии можно смело переименовать в Цепь. Думаем дальше... Если и в самом деле я стал двадцатником, то это очень легко проверить: достаточно только сделать попытку включения второй стороны сигвигатора. Верно?
   - Так включай! - послышались нетерпеливые советы. - Вон он лежит! Подать?
   - Это всегда успеется..., а вот приток силы к Цепи явно уменьшается. Почему? Да потому что мы слишком расслабились и отвлеклись. Поэтому давайте вначале окончательно завершим Ялято, а уже потом я буду тыкать кнопочки сигвигатора. Согласны?
   Возражающих не нашлось. И уже через пятнадцать минут наружу домика стали прорываться сладострастные крики и стоны. И хорошо, что хозяев на соседних участках в этот будний день не оказалось.
   Пока расслаблено лежали, пытаясь восстановить дыхания, обладатель опять заглянул на Цепь и пробормотал:
   - Теперь каждое Кольцо в два раза больше прежнего... Однако!
   И хотел привстать, чтобы дотянуться до сигвигатора.
   Вот тут и началось. Вначале в сознании послышался обеспокоенный голос Игната:
   "Что за напасть? Откуда тут это изваяние появилось?! Только что его не было!
   "Ты о чем?" - лениво отозвался Загралов, давая связь, тем не менее, и для женщин.
   "О ком! Тут тип один посреди дороги стоит как столб..."
   И тут же последовал ещё более встревоженный голос Клеща:
   "Да они "скачут"! Прямо парой! Атлет с сумкой и красавица рядом с ним. Только что были на дальнем участке, а теперь вдруг возникли на пятьдесят метров ближе! Оп-па! Да это - фантомы! И они явно двигаются к тебе! Иван?"
   "Да слышу я, слышу! - вскочил тот на ноги, подхватывая сигвигатор и начав движение к окну, - Посылаю к вам Фрола и девочек, начинайте чужаков умерщвлять! Это явно наши враги..."
   Дальше пошёл вообще заполошный крик целителя:
   "Да их много! Вижу десяток мужчин и женщин! В бронниках и с оружием... Гранатомёт! Берегитесь! Прячьтесь в подвал!"
   Пасторальную тишину дачного посёлка разорвали выстрелы автоматных очередей и грохот взрывов. Более трёх десятков экипированных воинов женского и мужского пола с яростью камикадзе штурмовали дачу, в которой находился обладатель, актриса и ведьма. До окна домика, никто из обитателей так к счастью и не добрался. Зато удачно рухнули на пол, а потом ползком, под звон стёкол и грохот ломающихся рам, поползли во внутренние помещения. В кухне быстро открыли люк в подпол и свалились туда как мешки с картошкой. Естественно, что голые свалились, так и не успев захватить с собой хоть что-нибудь из одежды.
   Фактически в следующий момент все трое оказались бы совершенно беззащитны от слепых пуль пронзающих все строение насквозь, и от гранат, которые стали разрушать домик своими взрывами. Если бы не своевременное отступление в погреб, так бы и остались в спальне продырявленные, да приваленные обломками.
   Но в основном, наиболее спасительными для обладателя и его близких оказались три фактора: наличие насыщенной силами Цепи, своевременная отправка всех духов в бой, и умения духов убивать, не меняя своей ипостаси на материальную.
   Вот они и убивали, ощущая в себе вулканы мощи и холодной, расчётливой ярости. Фантомы противника падали, так и не осознавая, отчего умерли. Затем секунд пять лежали недвижимо и только после этого исчезали со всей своей экипировкой (как потом выяснилось, исчезали даже гильзы после их выстрелов, выпущенные пули и осколки разорвавшихся гранат). А через пять очередных секунд на месте дематериализации фантома возникал он же, но уже полный жизни и вновь тупо устремлялся в атаку. Этакий непрерывный круговорот машины убийства.
   Но чуть позже выяснилось: непрерывности не существует!
   То один, то другой фантом, после своего растворения в пространстве, уже не возвращались. И если в первые мгновения домик атаковало около тридцати пяти человек, то уже через пять минут их оставалось не больше десятка. Да и тот десяток, два раза подряд уничтожили, не дав сделать ни единственного выстрела. А пятерых вояк, возникших напоследок, духи по команде Игната не умертвили, а просто обездвижили, повредив позвоночники и спинной мозг. Пять фантомов лежали и корчились ещё несколько минут, и с ними явно было что-то не так. Они ни умереть не могли, ни исчезнуть обратно, а ведь наверняка продолжали вытягивать силы из своего обладателя.
   И этот финальный момент сражения оказался решающим. Видимо энергия, отправляемая фантомам, не только истощила обладателя (скорей всего конкретно Безголового), что он скорей всего и сам умер. Подобное предположение возникло в связи с кончиной пятерки парализованных фантомов. Они как-то расслабились и умерли одновременно. И! После своей смерти так и остались лежать на земле остывающими трупами. А это означало очень многое. Причём о таком в инструкциях тоже не говорилось ни слова, но можно ведь включить логику и рассуждать здраво: никто не забирает физические тела - значит некому.
   Четыре духа оставались бдеть за окрестностями, ну а Фрол, как самый мощный был материализован и принялся резво раскидывать обломки над люком подпола. Вскоре уже и обладатель с Еленами выбрались на свет дневной и принялись лихорадочно разыскивать свою одежду и личные вещи. Кое-что нашли, кое-как на себя напялили, плохо соображая, что можно ведь заказать любу. одежду с экипировкой Пасечника. Затем отыскался чудом сохранившийся телефон, и Загралов, материализовав рядом с собой свою любимую в шикарном охотничьем костюме, с довольным вздохом обнял её, и, целуя в ушко, проинструктировал:
   - Милая! Звони родителям, и отчитайся что с нами всё в порядке. А то небось от немногочисленных соседей уже звонки улетели во все инстанции... Ну а потом выйдешь на папу и дашь трубу мне... Чувствую нам теперь придётся несколько менять легенду своего существования.
   Фрол опять дематериализовался. Среди полуразрушенных стен, фантома ведьмы снимала с себя одежды, и передавала их аналогу. У той из одежды оставались явные лохмотья.
   Актриса Шулемина сидела на обломке бревна в порванной комбинации, ощупывала свой живот и тоже ждала очередной доставки одежды для себя.
   Солнце постепенно приближалось к зениту, а к разрушенному дачному домику осторожно приближались первые зеваки. Далеко, на пределе слышимости послышались сирены полицейских машин и рёв пожарного транспорта.
   А обладатель спешил, оговаривая со своих тестем действия семьи на ближайшие несколько часов.
   Жизнь продолжалась.
  

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ

  
  
  

Оценка: 6.95*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) К.Водинов "Хроники Апокалипсиса"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"