Иванович Юрий: другие произведения.

Путаны Солнечной Системы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.23*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если ты большой, умный и почти всесильный, можно ли считать себя богом? А если дикие, полуразумные существа начинают тебя обожествлять? Льстить? Ублажать? Восторгаться? Не приведёт ли это к твоей гибели? Ведь сколько цветущих империй было растоптано ордами варваров....


Путаны Солнечной

Системы.

  
  
   - Через неделю начнутся "Панулькрутские сражения"....
   - Да, шеф! - внутренне Шолош весь напрягся от радости. - Самые, что ни есть, юбилейные! Организаторы уже полгода рвут складки, рекламируя их как никогда.
   - Надо собирать всех лучших в команду и через день, два отправлять..., - Женуду приподнял роговые надглазницы, показывая этим своё возмущение: - Ты знаешь, уже несколько координаторов из правительства прямо-таки дос­тали меня своими советами - кого делегировать!
   - Наивные! - Шолош удобнее устроился в кресле. - Не соображают, кого сердят!
   - Ты прав, сынок! - засмеялся Женуду со старческой хрипотцой. - У меня своя голова на плечах.
   "На конец-то! - думал про себя Шолош. - На Панулькрут не пошлёшь кого попало. И так сравнительно поздно старик начинает шевелиться. Я уже и переживать стал - вдруг не отправит? Пойди, угадай: какие планы роятся у него в головешке! Но главное - он меня вызвал первым! Значит, можно будет взять несколько своих людей, - он не сдержал довольной улыбки, - И Шунси, естественно...!"
   Увидя его мимику, шеф заинтересовался?
   - Чего это ты такой весёлый?
   Шунси - молодая ведущая модной телепередачи быстро становилась но­вой звездой в сфере информационного бизнеса. И не без существенной по­мощи Шолоша, своего главного любовника. Но шефу об этом не стоило лишний раз напоминать. И так многие шептались о родившейся недавно от корреспондента дочери у одной из отставных любовниц. Поэтому он соврал:
   - Вспомнил как вы недавно "съели" восьмого координатора из транс­портного сектора.
   - А-а! - Женуду саркастически хмыкнул. - Другим наука будет!
   "Старик ещё силён! - продолжал думать Шолош. - Ему уже сто восемьдесят один год, а выглядит совсем неплохо! Лет десять точно, а то и все пятнадцать будет в полном здравии. Скольких своих врагов он пережил? И скольких ещё пере­травит в своей мощнейшей и безжалостной топке из сплетен, новостей и скандалов. Недаром он по популярности входит в первую десятку шеншибов всей цивилизации! Правда и я, как лучший корреспондент его информацион­ной империи, обладаю немалой славой и известностью.
   ...Но что это он мол­чит? Опять замышляет какую-нибудь каверзу? Интересно, против кого? Смотри, как задумался! Ладно, мне то спешить некуда, подожду его первого слова. Пусть думает, что он всё решает. Хоть и так ясно, что координаторы тоже советовали в первую очередь только меня".
   А его шеф действительно перебывал в раздумии. Длинные седые во­лосы ниспадали до самых плеч покрытых красной мантией, которая краси­выми, пышными складками покрывала всё тело. Складки век были опущены на глаза, губные пластины плотно сжаты и только из ноздрей с лёгким шу­мом входил и выходил воздух. Олигарх всесильной, самой известной в Га­лактике информационной структуры был всегда для Шолоша чуть ли не идо­лом по­клонения и самым уважаемым шеншибом. Он мог всё. Ну, или почти всё. Если бы он захотел, то вполне мог бы стать даже самим... Первосвящен­ным! Но...! К этому месту Женуду явно не стремился. Он потратил все свои силы, организаторские способности и та­ланты, да и всю жизнь на первостепенные для него задачи и проблемы. Свя­занные с информационным бизнесом. И по праву, заслуженно, стал лучшим среди лучших.
   Злые языки, правда, утверждали, что Женуду лично создаёт и провоци­рует все самые крупные скандалы, разоблачения и шумные открытия по­следних десятилетий. И многие этому верили и боялись попасть в перекрёст­ный огонь его лучших репортёров и телеведущих. Но мало кто знал истину. Шо­лошу в этом плане повезло.
   Лет десять назад, после крупного возлияния алкоголем на одной из пи­рушек для очень узкого круга, старик разоткровенничался со своим самым любимым репортёром:
   - Если честно, сынок, то я даже сам не знаю, почему меня начинает ин­те­ресовать, то или иное дало! В моих мозгах что-то вроде как начинает зу­деть и не давать мне ни сна, ни покоя. И все мои мысли продолжают вер­теться только на выбранной теме. И сколько бы ни думал, никогда не мог дога­даться о причинах, побуждающих меня интересоваться конкретно этим, тем, что меня волнует. Не мог уловить тот первый, самый важный толчок моему сознанию в конкретном направлении. А вот дальше я уже поступаю соразмерно моему та­ланту. И благодаря ему отправляю на задание исключительно тех людей, которые именно на этом задании проявят себя лучше всех. Конечно, - он похлопал ласково Шо­лоша по плечам. - Есть спецы широкого профиля, как ты, например, а есть разовые звёзды. Они способны блеснуть только единожды, но откопать всё, что надо и лучше чем кто-либо! В этом и заключается самая главная слож­ность адми­нистративной работы. Если тебе удастся это понять и усвоить - станешь бо­лее знаменитым, чем я!
   - Э-э! Шеф! - возразил Шолош, тоже изрядно захмелевший, но не поте­рявший способности тонко польстить под видом грубой пьяной болтовни. - Лучше вас не было и уже никогда не будет!
   - Это ты зря! - Женуду стал говорить в самое ухо своего любимчика. - Если бы ты знал: сколько старых дел продолжают меня беспокоить! А что это значит? Это значит, что не тех послал! И это самое обидное! Так как мог бы стать ещё лучшим!
   Этот разговор помимо воли всплыл в памяти Шолоша именно теперь, ко­гда он ждал, что скажет ему шеф. А почему? Он и сам не мог понять, но за­тянувшееся молчание всё больше и больше ему не нравилось. Ведь не даром он обладал лучшим корреспондентским нюхом. Если Женуду хочет отпра­вить его на Галактические игры интеллектуалов, то чего тянуть? Иди мол, формируй экипаж, обязательно взять тех то и тех то, не забудь об этом, помни о том. Подобная процедура давно была знакома Шолошу, так как он уже освещал Панулькрутские сражения. Один раз просто, как корреспондент и три, как руководитель всей информационной команды.
   А теперь? По всем нормам подобное дело надо было начинать ещё вчера! А то и раньше! Что-то здесь не так! От пришедших на ум мыслей Шолош за­ёрзал в кресле, тем самым, выдав своё волнение. Вдобавок он заметил у шефа приоткрытые, узкие щёлочки глаз. "Вот старый жук! - подумал он с лёгким раздражением. - Любого достанет.... Одним молчанием!"
   - Мне нравится твой ум! - неожиданно заговорил Женуду. - Ты всегда был самым проницательным и понятливым....
   - Спасибо шеф! - скромно поблагодарил Шолош, а сам внутренне ещё больше забеспокоился: "Эти похвалы не к добру! К чему бы это?"
   - ...И я в тебе это очень ценю, - продолжал шеф. - Тем более что и наши отношения давно переросли чисто служебные и деловые. А, Шол? - он обра­тился к нему по сокращенному имени, что у шеншибов делалось только ме­жду родственниками и самыми ближайшими друзьями.
   - Несомненно, Жен! - с уверенностью ответил Шолош. Ты ко мне всегда относился как отец.
   - Да и ты мне всегда верил и понимал с полуслова. Поэтому, я надеюсь, ты не будешь расстраиваться из-за того, что не поедешь на Панулькрут....
   - Почему? - спрашивая, Шолош всё-таки не смог сдержать своей досады.
   - Для тебя это просто забава, развлечение, отдых.... Встречи со старыми друзьями.... Увеселения, пирушки.... Знакомства с новыми, лучшими и ум­нейшими шеншибами.... Я бы на твоём месте тоже расстроился.... Но! - он жестом руки остановил Шолоша, пытавшегося что-то ответить. - Тебе не ка­жется, что такой личности как ты, пора подниматься выше?
   - Выше? - Шолош на мгновенье задумался, прогоняя мысленно с десяток догадок, проистекающих из только что услышанного. - Если я вас правильно понял, для меня есть что-то более интересное?
   - Совершенно верно! - Женуду не скрывал своего удовлетворения. - То есть, я уверен, что благодаря тебе оно станет таким....
   - И что же это?
   - О! Вижу, ты загорелся! Давно не откапывал острое и перчёное?
   - Если это вместо Панулькрута, то я представляю, чем оно пахнет! - Шо­лошу уже не терпелось узнать подробности своего предстоящего задания, и он выпалил сразу несколько вопросов: - Далеко? Близко? Когда? Где? Что?
   - Стоп, стоп! - засмеялся Женуду. - Спешки нет. Хотя.... Я бы хотел, что бы ты вылетел уже завтра. Только неужели ты думаешь, что мне легко справляться в мои то годы со всеми своими обязанностями?
   - Стыдно, шеф! Честное слово, стыдно! - стал укорять Шолош. - Уж кто, кто, но я то знаю о вашей энергии и работоспособности! На десяток молодых хватит! К чему бы вам напрашиваться на комплименты?
   - К-хе, к-хе, к-хе! - закашлялся старик, пытаясь скрыть довольную улыбку. - Это внешне, а внутри я уже не тот, устаю.... Поэтому! - он сделал паузу и стал серьезным и озабоченным. - Пора тебе брать на свои плечи часть моих забот. За два дня ты должен сформировать и отправить на Па­нулькрутские сражения команду, назначить руководителя, выделить средства и обеспечить всем необходимым. Проинструктируешь и дашь подробные указания каж­дому: что и как делать, и что делать нельзя. Ну, ты ведь знаком с процеду­рой?
   - Да, шеф! Конечно! - Шолош был в восторге. Возложенная на него ад­министративная работа означала огромное повышение и ставила вторым (!!!) после Женуду в должностной структуре. В его руки попадали ключи от судеб тысяч и тысяч репортёров, ведущих, редакторов и прочих шеншибов вспомогательного состава. Почти всех, кто рабо­тал в крупнейшей в Галактике информационной империи.
   - Вот здесь, - продолжал шеф, подвигая к нему коробочку с мерцающими кристаллами. - Всё для тебя необходимое: коды банковских счетов, транс­порт, отели и прочее. В этом вопросе я полностью полагаюсь на тебя. Со мной даже не консультируйся, поступай так, как считаешь нужным.
   "О-го-го! - Шолош даже вздрогнул, прикоснувшись к покрытым про­зрачной пластиковой бронёй кристаллам. - Даже не верится! Неужели я так высоко взлетаю? - и тут же в голову пришла другая мысль: - Но что же, всё-таки, откопал старик? Неужели что-то архиважное? Несомненно!" - и вслух спросил:
   - А как задание?
   Женуду, в задумчивости, забарабанил пальцами по столу.
   - Не хотелось сразу загружать тебя ещё и этим. Но ты относишься к тому типу шеншибов, которые прекрасно справляются одновременно с несколь­кими делами. Тебе будет полезнее узнать всё сейчас. Оставшееся до твоего отъезда время, ты будешь о нём постоянно думать, и это пойдёт не пользу, - он тяжело вздохнул. - Всё так запутано и сложно.... Надо во всём разо­браться.... И я, сынок, на тебя надеюсь! - увидя, что Шолош продолжает внимательно слушать, стал объяснять: - Полетишь на Землю. Узнаешь всё и напишешь несколько репортажей об их обществе "Путаны Солнечной сис­темы".
   Шолош не верил своим ушам: "Лететь в такую дыру и глушь! К этим не­доразвитым дикарям?! И это после только что состоявшегося повышения?!" Вероятно, шеф заметил отвращение, промелькнувшее по лицу своего про­теже, так как сказал вкрадчивым голосом:
   - Говорят, там самая лучшая, среди миров, подводная охота....
   - Но... эти, как их, земляне..., - Шолош запнулся, подбирая слова.
   - ...Безобразные уроды? - спросил Женуду. - Ха! Не забывай, вначале нашей истории мы тоже имели сходные тела. И до сих пор наши младенцы, до двухмесячного возраста, совершенно идентичны с их новорожденными. Лишь потом наши тела начинают развиваться иным путём, обусловленным нашей миллионолетней эволюцией.
   - Да, я это знаю, - подтвердил Шолош. - Учёные даже подсчитали воз­можность развития их организмов до наших норм за период от пятисот до шестисот тысяч лет. Но ведь за это время шеншибы уйдут ещё дальше, а ди­кари так никогда и не достигнут нашего уровня.
   - Возможно, возможно! - согласился шеф и улыбнулся. - Проще всего было бы оплодотворить их самок. Тогда процесс формирования их тел занял бы лет сто, не больше. Но у нас и у них очень странная несовместимость в ДНК, до сих пор очень удивляющая наших медиков и ими так и не разгаданная.
   Шолош слушал со всё возрастающим вниманием. Чем быстрее он пой­мёт, что волнует шефа, тем быстрее он смог бы раскрутить это дело и вер­нуться домой. Он покопался в своей памяти и вспомнил, что в молодости действительно, один раз, собирался съездить на Землю. И именно из-за охоты. Поездка тогда не состоялась - вся компания решила ехать в иное ме­сто. Но неужели шеф и об этом знает? Шолош искоса взглянул на папку, одиноко лежащую на краю стола и спросил:
   - Что вас волнует в первую очередь?
   Женуду перехватил его взгляд и закивал головой:
   - В этой папке разные детали, мелочи, размышления. И всё - по этому вопросу. Позже ознакомишься. А волнуют меня два основных направления. Первое: почему из всех открытых нами первобытных цивилизаций земляне относятся к нам лучше всех? А женские особи, входящие в общество "Пу­таны Солнечной системы", вообще ставят себе в обязанности ублажать каж­дого шеншиба по малейшему его желанию. Почему? Ведь мы для них мон­стры, уничтожившие их глупые правительства, поработившие их и проводя­щие опыты по приданию им облика высокоразвитого, нормального, разум­номыслящего индивидуума. Хотя, это по нашим меркам нормального, а по ихним.... Сам понимаешь! Не всегда детский разум воспринимает правоту зрелого и опытного учителя. Пример тому хотя бы хацкане, перентойцы и суальбанозане. Они до сих пор гибнут, не желая признать наше верховенство. А на Земле этого нет. Ну, почти нет. Конечно, и там находятся крикуны и горлопаны, пытающиеся взбунтовать своих соплеменников. Но их не слу­шают, а подавляющее большинство относится к нам, как к божествам. Особенно "ПСС". Кстати, это общество самое многочисленное и влиятельное на их планете. Не­постижимый парадокс. Социологи бьются над этим вопросом уже много лет и не могут найти разгадку. Взгляни и ты на это дело, но по-новому, по-сво­ему. Тебе это по плечу. - Женуду взялся за папку и пододвинул её к Шо­лошу, но руки не забрал. - И второе: в последнее время кое-кого, в том числе и меня, волнует постоянно увеличивающееся количество рождающихся уро­дов. И даже здесь, на Шурше, нашей центральной планете, столице всей Шеншибской цивилизации. И даже не сам этот нюанс. Ибо, как утверждают историки, это периодически случалось и раньше из-за меняющегося излуче­ния как нашей центральной звезды Пашехи, так и других, подобных ей све­тил. Но если раньше младенцев, достигших двухмесячного возраста и пре­кративших правильное формирование попросту уничтожали, то теперь поя­вились родители оставляющие в живых своих уродливых потомков! То ли из жалости, то ли для забавы! Утверждая, что имеют на это все права! А их чада начинают развиваться по регрессивному, обратному пути и постепенно пре­вращаются в особи первобытного века. И что особенно раздражает, так это утверждения об их исключительной сообразительности и понятливости. Кто-то даже стал вводить им в сознания начальные программы школьного обуче­ния.
   - Не доводилось даже слышать о подобном! - удивился Шолош.
   - Естественно! Кто будет пересказывать такие стыдные для каждого шеншиба, байки?! Да никто! У большинства вообще, само прослушивание о подобном, вызывает рвотный рефлекс.
   - Хорошо, что мы относимся к меньшинству! - констатировал Шолош с улыбкой.
   - Да! Мы выше всяких мерзостей, поэтому нас и слушают! И в этом наше неоспоримое преиму­щество.
   - Но шеф! Не вижу никакой связи между первым и вторым. Подобные аномалии встречались, как вы только что упомянули, и раньше. Причём здесь земляне, которые были найдены сравнительно недавно?
   - И я не вижу! - признался Женуду. - Скорей всего, что нет никакой связи. Когда всё выяснишь и высветишь по первому вопросу, вернёшься и займёшься вторым. Тогда мы и устроим общественное порицание за негу­манное отношение к своим согражданам!
   - А может наоборот? - вкрадчиво предложил Шолош. - Займёмся сначала своими дикарями?
   - Нет! - тон был категорический и непререкаемый. - Бери папку, отправ­ляй команду на Панулькрут, а сам на Землю. Пока мы здесь беседовали, тебе оформляли новый офис: уровнем ниже, всё правое крыло. Приступай к ра­боте. По этому делу, - шеф указал глазами на папку, - Можешь обращаться ко мне в любое время.
   - Понял! - сказал Шолош, вставая, и добавил: - Спасибо за повышение!
   - Будешь плохо справляться, подыщу другого на твоё место! - ворчливо пробурчал Женуду, вставая тоже. Потом перегнулся через стол и похлопал Шолоша с отеческой теплотой по плечу: - Надеюсь, сынок, что мой выбор правильный.
   - Конечно! - Шолош прижался щекой к руке шефа в традиционном про­щании и вышел.
   Он был счастлив! Коробочка с информкристаллами приятно оттягивала карман, а в душе росло ощущение собственной значимости и чуть ли не ве­личия. Зайдя в лифт, скомандовал:
   - Уровнем ниже!
   Компьютер, управляющий коммуникациями, моментально сверив голо­совые модуляции со своей памятью, выполнил заказ. Ни один посторонний не смог бы попасть в запрещённое место без специального допуска или раз­решения. "Интересно, - подумал Шолош, - Какая надпись будет на дверях моего офиса? - А, выйдя из лифта, увидел всего лишь два слова: первое "Шолош" и второе, чуть ниже и более мелкими буквами: "Преёмник". - Здо­рово! - он почувствовал новую волну пьянящего восторга, проходящую че­рез всё тело. - Как кратко, но как вместительно! Шеф - просто гений! Только он мог такое придумать!" Дверь автоматически открылась при его прибли­жении, и он вошёл в приёмную, которая прямо-таки поражала своими разме­рами. Из-за своих столов поднялось пять шеншибок вспомогательного со­става, при­ветствуя вход новоназначенного шефа. Стол, находящийся в глу­бине поме­щения, пустовал. "Естественно! Туда я сам выберу себе секретаря. А эти кто? Все - новые лица. Хотя эти две, молоденькие, очень даже ничего! Неужели и их подбирал сам Женуду? Ладно, присмотримся к ним позже!" И громко отдал первое распоряжение:
   - Вызовите ко мне Шунси, ведущую телепрограммы "Между". - И, увидя склонившиеся головы, прошёл в свой новый, неимоверно роскошно обстав­ленный кабинет.
  

Глава 2.

   Шолош не любил сверхдальние перелёты. Насколько он знал, их никто не любил. Тем более перелеты, состоящие из ста пятидесяти часов! Именно столько вре­мени было необходимо для того, что бы добраться до окраины Галактики. Туда, где находилась Солнечная система. Конечно, можно было облегчить путешествие, делая обычно практикуемые остановки для сна и от­дыха. Но тогда на дорогу туда и обратно уйдёт в два раза больше вре­мени, а Шолош себе подобной роскоши позволить не мог. Ему было крайне важно вернуться на Шуршу как можно быстрее. По вполне понятным причи­нам.
   И самая главная причина - его повышение. Последние три дня прошли в такой на­пряжённой и насыщенной работе, что всё тело ломило от усталости, а голова "распухла" от забот и волнений. Но Шолошу это понравилось. Такой ритм ему пришёлся по душе. И он был готов терпеть два раза непрерывное, стопятиде­сяти часовое мигание импульсов гиперфотонной тяги, лишь бы поскорей вернуться в свой рабочий кабинет.
   Сейчас он находился в удобной каюте новейшей космической яхты, при­надлежащей Женуду, и пытался сосредоточиться на изучении исторических справок и материалов, необходимых для предстоящей работы. Всё-таки бьющие по мозгу аритмичные вспышки раздражали и вызывали ощутимый дискомфорт. "Как жаль, - подумал он, - Что до сих пор не придумана защита, отсекающая нейроны коры головного мозга от подобного влияния импуль­сов. А как там Шунси? Хорошо хоть ей предстояло перенести всего лишь двадцать часов подобного полёта. Наверняка она уже на Панулькруте и при­ступила к работе". - Он улыбнулся, вспоминая о своей любимой.
   Как обрадовалась Шунси, когда попала в его кабинет! А что с ней твори­лось, когда Шолош назначил её руководителем команды освещающей "Сра­жения"! Она чуть не падала в обморок от восторга! Ещё бы, в её то годы! Ему нравилась её непосредственность, её вспыльчивость и такая неуёмная тяга ко всему новому и интересному. Но и волновало немного. Сумеет ли она совладать со своими эмоциями, когда надо будет поступить обдуманно и мудро? Шолошу очень хотелось на это надеяться. Они договорились под­держивать постоянную связь и советоваться по любому вопросу. "Ладно, - он опять заставил себя заняться разложенными по столу справочниками. - Как только прибуду в пункт назначения, сразу же налажу с ней постоянный канал. Хоть и дорого, но мне будет гораздо спокойнее! А пока отвлекусь на изучение материалов.... Что я имею здесь? Ага! Первич­ная история...." И он углубился в чтение.
  
   Шеншибская цивилизация. Более миллиона лет развития и усовершенст­вования, взлётов и падений, проигрышей и достижений, поражений и побед. Два раза, не заре своей истории, шеншибы были на волосок от своего исчез­новения и оба раза они возрождались в почти нереальных трудностях и все­охватывающих катастрофах.
   Первые достоверные факты были занесены в летописи в период титани­чески трудного выживания после вспышки сверхновой. Она называлась Транха и своим рождением уничтожила почти всё живущее на планетах, вращающихся возле Пашехи, центрального светила шеншибов. Ко всем про­чим бедам, вызванных сверхновой, добавилось смертельное излучение, про­низавшее всё вокруг космическое пространство на многие парсеки. Именно тогда, в самые трудные тысячелетия своей истории, шеншибы стали посте­пенно адаптироваться к кардинально изменившейся обстановке. У них поя­вились жабры и возможность жить в толщах вод. Череп покрылся чешуйча­тыми пластинами с волосяным покровом, которые могли отражать смерто­носное для мозга излучение. Глаза стали прикрываться образовавшимися складками со специальной биозащитой. Из надкостницы челюстей выросли и выделились роговые створки, могущие служить в случае необходимости, как для защиты, так и для нападения. Всё тело постепенно покрылось свисаю­щими двойными складками почти омертвевшей, бронированной кожи, которая прекрасно ох­раняла внутреннюю, нежную и чувствительную плоть.
   В то же время развивалась и прогрессировала вся цивилизация. Развива­лась новыми и бурными темпами и направлениями. Новое летоисчисление стало вестись с момента взрыва Транхи. И, к сожалению, почти вся история до того, была утеряна или уничтожена космическим катаклизмом. А те све­дения, которые были собраны и изучены как археологами, так и историками, оказались довольно-таки скудными и ничтожными.
   Но даже они, хоть в большинстве своём основанные на древних мифах и легендах, позволяют с уверенностью утверждать: Шеншибская цивилизация была почти на грани своей гибели гораздо раньше, чем произошла вспышка сверхновой. Примерно на двадцать тысяч лет. В то время, на Шурше, цен­тральной планете-столице сформировался и развивался мощный обществен­ный строй. Шеншибы уже тогда покорили космос и расселялись по близле­жащим, пригодным к жизни планетам.
   Но из соседней Галактики пришли враги. Мифические умпцкхане. Не со­хранилось ни одного их достоверного изображения или описания. Поэтому их внешность до сих пор окружена тайной и загадкой. Пришли враги по ог­ромному световому мосту, который тысячу лет добирался от далёких соседей к центру нашей Галактики. В пределах этого моста-луча умпцкхане передви­гались с неимоверной скоростью, были непобедимы и уничтожали всё на своём пути. И когда самые далёкие базы и планеты шеншибов попавшиеся на пути агрессоров были уничтожены, для молодой цивилизации встала смер­тельная опасность быть полностью истреблённой. Существует даже некая ле­генда, по которой спешно загрузились тысячи космических кораблей добровольцами и стартовавшими в различных направлениях. Подальше от смертоносного луча. Дабы хоть таким образом сохранить жизнь. До сих пор не было найдено ни одного подтверждения этой легенде.
   И была война! Страшная, жуткая и беспощадная. Поставившая шенши­бов на грань вымирания и полного уничтожения. К сожалению, так и не стало известно, как и почему война окончилась. По некоторым преданиям луч иссяк сам, и агрессоры все погибли. По другим: кто-то из древних учёных нашёл способ погасить мост-луч, тем самым, сохранив ростки молодой Шеншибской цивилизации.
   Всё вернулось к первобытному состоянию. И понадобилось целых два­дцать тысяч лет для возрождения и нового развития.
   Но нагрянула новая беда - Транха. Её взрыв опять ввергнул шеншибов в пропасть незнания и дикости, отсталости и прозябания.
   Прошли годы, тысячелетия, почти тысяча тысячелетий. Цивилизация выжила, твердо встала на ноги, укрепилась во всей Галактике. И даже сде­лала попытки поискать жизнь и своих доисторических, мифических врагов в соседних, огромных скоплениях звёзд. Но, увы. До сих пор не удалось про­рваться через межгалактические, немыслимо огромные расстояния. Оказа­лось, что там действуют совершенно другие законы пространства и времени, так до сих пор и не разгаданные самыми лучшими умами шеншибов.
   Единственная разумная жизнь была найдена в родной Галактике. Да и то, на самом низком, примитивном уровне. Это были земляне, хацкане, перен­тойцы и суальбанозане. Но если на планетах последних не было ничего инте­ресного, то на Земле были роскошнейшие условия для отдыха и подводной охоты благодаря громадным и глубоким океанам, занимавшим пять шестых всей поверхностью. После генеральных поправок в климате были ликвиди­рованы полярные шапки, и суша вообще сократилась до одной восьмой. В океанах водились хищные и проворные рыбы, называемые акулы, и на них было очень интересно охотиться, плавая под водой со специальными древ­ними орудиями ловли. Большой модой считалось сражение с этой местной грозой всего живого чуть ли не вручную. Шолош не раз слышал хвастливые рассказы охотников, побывавших на Земле и красочно описывавших свои приключения. Но рассказывали они не только об этом.
   После бурного повествования непосредственно о самой охоте они, с ка­кой-то непонятной стыдливостью и смущением, добавляли:
   - И землянки...! Они просто восхитительны!
   На вопрос Шолоша: "Чем именно?", охотники отвечали одно и тоже:
   - Это надо прочувствовать лично!
   Земля была найдена около пятисот лет назад. Почти одновременно с тремя другими планетами, на которых существовали первобытные цивилиза­ции. Наука у землян была на самом примитивном уровне. Они делали только первые шаги в изучении и освоении космоса. Вокруг планеты вращалось с десяток несуразных станций, на спутнике осваивались несколько колоний, да на ближайшей, омертвевшей планете строились две базы.
   Но сама планета! Первые увидевшие её шеншибы были просто приятно шокированы количеством морей и океанов, их глубиной и масштабностью. Подобные творения Космоса встречались очень редко и ценились необы­чайно. Поэтому транспортный концерн, корабли которого нашли Землю, тут же бросился её прихорашивать и строить шикарные курорты для желающих поохотиться.
   Правда, дикари сильно возражали, не желали переселяться на другие планеты и даже попытались применить против шеншибов ядерное оружие. Пришлось вначале дезактивировать все их атомные бомбы, торпеды и ра­кеты. Затем уничтожить бесчисленные правительства и особей, громко име­новавших себя армией и полицией. Да и всех тех, кто пытался воспрепятст­вовать изменениям и причинить хоть какой-либо вред любому шеншибу. В конечном итоге, оставшимся в живых двум третям части населения, разрешили жить, как им заблагорассудится, но под постоянной опекой специальных ле­тающих жуков-роботов. Эти жуки, называемые "жери", постоянно висели над головой каждого землянина всю его жизнь и в любой момент могли пре­кратить существование своего наблюдаемого. Делалось это не только в слу­чае попытки причинить малейшее зло шеншибу, но и в случае если человек только замышлял совершить нечто подобное. Если у "жери" были сомнения в правильности поведения своего подопечного, они давали о нём подроб­нейшую информацию специальным дежурным операторам из земной адми­нистрации, в которую входили опытные шеншибы с военным образованием.
   Жери значительно улучшили положение, облегчили колонизацию Земли и избавили новых владельцев планеты от многих забот, давая время для от­дыха, охоты и наслаждений. Постепенно и земляне привыкли к своим робо­там-опекунам, осознав полную бессмысленность малейшего неповиновения и, уж тем более, сопротивления. Очень многих даже стали допускать к про­стейшим вспомогательным работам по уборке и обслуживанию.
   Возможно, земляне так и остались бы в роли смешных, ручных дикарей, подающих коктейли и подметающих коридоры, если бы не один из них - Стас Витура. Среди своих соплеменников он получил самые полярные про­звища. От "кощунственный болгарин" и "мерзопакостнейший урод", до "Сеятель мира" и "Гениальный спаситель человечества". Последними име­нами его вначале называли исключительно в обществе "Путаны Солнечной системы" и близкие, родственные с ним особы. Потому что Стас Витуре был создате­лем этого самого общества, его вдохновителем и его божественным проро­ком. Ему было шестьдесят пять лет, когда на тридцатом году правления колонизаторов он догадался, что намного полезнее для людей станет беспрекословное послу­шание. Что намного предпочтительней, чем бессмысленное и бесполезное сопротивление. Он даже пошёл дальше, призывая своих соплеменников создать такие условия шеншибам, при которых последние просто-напросто полюбили бы землян. И стали мыс­лить как земляне, и даже стараться жить как земляне. Как писал Стас Витура в своих воззваниях: "Мы должны заставить их (понимай: шеншибов) полю­бить нас как детей своих, должны заразить их своей культурой и распростра­нить наш образ жизни на всю Галактику!"
   Как смешно и наивно это звучало для шеншибов! Но ведь вреда от по­добных проповедей не было. И Стас Витура был оставлен в покое и даже стал получать некоторую поддержку со стороны администрации.
   Но как взъелись на него соплеменники! С какой яростью все, поголовно, вначале, накинулись на ренегата. Тысячи жери прекратили существование своих подопечных, приняв их агрессивную настроенность за опасность для шеншибов. Земляне тут же осознали гибельность своей ярости, ведь себе же во вред и попытались успокоить друг друга. Стас Витура был оглашён сума­сшедшим и от него все отвернулись. Почти все. Ибо Витура нашёл себе сто­ронников среди людей, которые на Земле считались неким низким сосло­вием. Презираемых многими, гонимых большинством и отталкиваемых каж­дой особью, ведущей, по её понятиям, достойный образ жизни.
   Это были проститутки. Обладательницы, по всеобщему признанию, са­мой древнейшей профессией на планете. До сих пор остаётся неясным, как Стасу удалось вовлечь в своё движение именно их. Ведь даже проститутки вначале пытались бороться с шеншибами всеми доступными и даже недос­тупными методами. Существует вероятность, что первых сторонниц Витура завербовал обманом, вводя им некие наркотики или галлюциногены и под­вергая их ослабленное сознание подавляющему гипнозу. Но после этого женщины стремились всеми силами только к одному: доставить сексуальное удовольствие любому, без исключения, шеншибу. Вначале единицы, потом небольшие группы проституток всё больше и больше стали осаждать прибы­вающих со всей Галактики охотников и предлагать свои услуги. И те согла­шались!
   Вначале это считалось жутко постыдным и неприличным. Об этом умал­чивали и старались скрывать. Потом разразилось несколько крупных сканда­лов, поднятых не без помощи прессы и телевидения. Было даже создано не­сколько представительных комиссий из учёных, медиков и социологов для изучения создавшегося положения.
   Но секс есть секс. В личной жизни каждого шеншиба считалось вполне нормальным иметь жену, главную любовницу, которая носила это звание официально и пять, шесть подруг для интимных забав и разнообразных раз­влечений. Да и вмешиваться в сексуальные отношения всегда считалось вер­хом неприличия и невоспитанности. Поэтому, после тщательных обследова­ний, в первую очередь с медицинской точки зрения, а также с психологиче­ской, совокупления с землянками были признаны всего-навсего невин­ным развлечением. И хоть общественное мнение значительной части шенши­бов, выясненное в результате опросов, было за воздержание от подобных контак­тов, большинство всё-таки считали секс на далёкой планете безобид­ной ша­лостью и не больше. Даже женские особи всесильной цивилизации относи­лись к сношениям своих мужей и любовников с дикарками снисходи­тельно и благосклонно. Прекрасно осознавая при этом своё полное превос­ходство и считая себя выше, не желая опускаться даже до простых разгово­ров на эту тему.
   Это была чиста мужская привилегия и обсуждалась только в беседах ме­жду ними. Да и то, с некоторой долей стеснения и скрытности.
   А землянок, желающих ублажать шеншибов, становилось всё больше и больше. Общество ПСС стало разрастаться, крепнуть и получать просто неимоверное влияния среди своих соплеменников. Теперь уже само посвящение в путаны, проходило очень пышно и торжественно. Кандидатке в начале це­ремонии давали специальную просвирку, которую она съедала в течении не­скольких часов. Это кулинарное искусство, созданное Стасом Витурой, неоднократно тщательнейшим образом исследовалось всеми доступными методами. И дейст­вительно, среди массы компонентов вызывающих повышенный энергообмен и неуёмную тягу к сексу, были обнаружены сильные наркотики длительного токсического воздействия. Они то и помогали, после съедания просвирки, внушить путане любовь к каждому шеншибу, ликвидировать их отвращение и неприятие чужой, совершенно отличной от землян плоти и кошмарного, в понятии дикарей, внешнего облика колонизаторов.
   После "программирования", каждая новая путана обучалась особому умению доставлять удовольствие своим новым клиентам, изучая особенно­сти строения и различные эрогенные зоны шеншибов. На эту "школу" ухо­дило дней десять, двадцать, и только потом жрицам любви, как они сами лю­били себя называть, давалось разрешение на сексуальные отношения с пред­ставителями высшей цивилизации. А справлялись они с этим прекрасно и с полной самоотдачей. Что вполне устраивало как охотников, так и весь адми­нистративный контингент, управляющий планетой Земля.
   К сожалению никто не удосужился взять под охрану самого создателя и вдохновителя общества ПСС Стаса Витуру. Тот был буквально растерзан ра­дикально настроенной группой фанатиков из числа своих соплеменников. Которых не испугала даже собственная гибель. Витуре шёл тогда восьмиде­сятый год. Он был ещё вполне здоров и полон энергии. При соответствую­щей медподдержке, мог бы прожить достаточно долго. Но остановить разъярённых самоубийц вовремя не удалось. После смерти лидера-миротворца возникли предположения, что ПСС распадётся и прекратит своё существова­ние. Но они не подтвердились. Даже наоборот. Общество ещё более окрепло и усилило своё влияние на всех землян.
   В последние сто лет даже стало практиковаться расселение членов обще­ства на другие, сходные по типу обитания планеты. В основном это делалось шеншибами окончившими свои работы или службу на Земле. Уезжая, они забирали своих путан с собой, на новые места. Объясняли они это своей при­вычкой и нежеланием расставаться с милыми и ласковыми созданиями, ко­торые служили им верой, преданностью и любовью. Конечно, землянок катего­рически не пускали к центру Галактики, а уж тем более в саму столицу - Шуршу. Но на периферии, пригретых и обласканных дикарок становилось всё больше и больше. В некоторых местах из-за них возникли даже опреде­лённые проблемы. И в первую очередь в местах обитания примитивных ди­карей, сходных по строению с землянами. Там где жили хацкане, перентойцы и суальбанозане. Особи этих трёх цивилизаций вначале прямо-таки зверели и впадали в буйную ярость при одном только виде землянок, стараясь уничтожить по­следних всеми доступными для них средствами, даже ценой собственной жизни.
   Пришлось принимать превентивные меры. Опекуны-шеншибы обезопа­сили своих любимиц, убрав от них жери-надсмотрщика и заменив его тремя, а в особых случаях даже пятью, жери-телохранителями. Это сразу поставило землянок в высшее, привилегированное положение, но ещё больше усилило ненависть к ним со стороны остальных примитивных цивилизаций.
   Но что самое интересное: в последние десятилетия появились сведения, что об­щество ПСС стало открывать свои многочисленные филиалы на Перентое и Суаль­бане. Лишь хацкане, и так уже находящиеся на грани вымирания, чуть ли не до последнего вздоха продол­жали вести самую непримиримую борьбу с, как они выражались, "предате­лями рода человеческого". Каждый хацканин пытался уничтожить землянку любым доступным ему методом или способом, даже прекрасно осознавая, что идёт при этом на верную смерть. И путаны гибли. В некоторых случаях их не спасали даже роящиеся над их головами жери-телохранители. Хацкан­ская администрация пошла из-за этого на крайние меры и запретила шенши­бам ввозить на планету Хацка своих "подруг" для развлечений под любым предло­гом. Но запрет постоянно нарушался. Так как каждый считал для себя необя­зательным закон изданный не на Шурше. По данным компьютера запрет пы­тались утвердить и в столице, но проект закона был со смехом отброшен и сразу же забыт советом координаторов. Не хватало им еще и такой чепухой заниматься! И как результат, по самым последним сведениям того же компьютера Шолошу стало известно, что даже на Хацкане появился первый филиал общества ПСС.
   Прочитав это сообщение, он крепко задумался. И стал смутно догадываться, почему шеф так забеспокоился. Ведь следующим шагом путан может стать не что иное, как внедрение в повседневную жизнь всей шеншибской цивилизации. С них станется переселиться на саму Шуршу и там открыть свои новые филиалы! Конечно! Такого допустить нельзя! Надо такой материал подать, что бы все зашевелились! Да так зашевелились, что кое-кто изрядно пострадает за мягкотелость и недальновидность. Скорей всего Женуду уже и жертвы наметил для битья. Слишком хорошо Шолош его знал, что бы в этом сомневаться.
   Значит надо на месте пройти все круги быта земной администрации и понять, почему там до такого докатились. Вникнуть во все детали. Скорей всего: даже самому лично испытать те низменные удовольствия, получаемые от дикарок и разобраться в изощрённости их ласк. А уж потом...! Он так распишет отщепенцев! Только пыль с них полетит! Уже сейчас можно составить костяк основной статьи. И так не удастся заснуть под раздражающее мигание импульсов в середине мозга. Коварно усмехнувшись, он переключил изображение экрана на новую статью и принялся печатать:
   "Никогда ещё великая цивилизация Шеншибов не испытывала такого позора! Самого величайшего позора за всю свою непрерывную историю! И виной тому...."
  

ГЛАВА 3.

   На Земле Шолоша встретили очень торжественно. По двум причинам. Первая: он считался лучшим журналистом современности. И самым известным и популярным. Вторая причина: постарался друг детства, работавший в Земной Администрации. Шолош связался с ним перед самым вылетом и объяснил свою поездку необходимостью написать несколько статей о первобытных цивилизациях и литературно описать приключения и азарт от подводной охоты. Уже тогда друг детства обрадовался несказанно и пообещал такую программу развлечений, что Шолошу уезжать не захочется.
   Возле трапа космической яхты визитёра встречала многочисленная и представительная группа шеншибов. В неё находились почти все руководящие члены администрации. Отсутствовал лишь сам командующий. Ну, ещё бы! Его присутствие на космодроме обязательно лишь в случае прилёта не меньше чем координатора сектора.
   Первым к Шолошу устремился его друг, и они крепко обнялись. Похлопывая друг друга по плечам и разглядывая изменения происшедшие в их внешности за последние двадцать пять лет. Шолоша то видели очень часто в выпусках новостей и специальных репортажах, а вот друг детства сильно изменился. Из некогда рыхлого и малоподвижного индивидуума он превратился в вёрткого и подвижного шеншиба с удивительно спортивной фигурой.
   - Мишано! - Шолош не скрывал своего удивления, - Да ты выглядишь просто отлично!
   - Ну ещё бы! - воскликнул тот. - Каждый день упражняюсь в подводной охоте! А это не даст мускулам расслабиться и отвиснуть до безобразия. Да и ты поддерживаешь прекрасный внешний вид!
   - Мне просто положено! - засмеялся корреспондент. - Если потеряю форму, не подпустят к камерам и близко!
   - Пусть бы только попробовали! Тебя ведь народ любит не за фигуру, а за твои слова! - друг потянул его к группе встречающих. - Сейчас я тебя познакомлю с самыми влиятельными лицами этого чудесного рая. И учти, командующий ждёт тебя немедленно! Он приготовил шикарный обед и хочет встретиться с тобой в неофициальной, так сказать домашней обстановке.
   - Но мне весьма срочно надо связаться с Панулькрутом! - немного расстроился Шолош. - Ведь скоро начнутся Сражения и я должен держать руку на пульсе тамошних событий.
   - Мы тебе установим постоянный тоннель связи! - горячо пообещал друг. - Часа два на это всё равно уйдёт! Как раз и пообедаем! А потом общайся с Панулькрутом сколько угодно! Если конечно не передумаешь....
   - А почему я могу передумать?
   - О-о! Здесь такие чудесные произведения кулинарии! Вряд ли ты от них оторвёшься по доброй воле!
   - Если бы у меня был выбор! - фыркнул Шолош. - Шеф меня повысил, но работы теперь втрое больше! И на дегустацию диковинных смаколыков не остаётся почти времени.
   - Здесь тебе повезло: мы тебя будем кормить самыми лучшими блюдами. Итак: хочу вначале представить....
  
   Обед у командующего действительно превзошёл все ожидания прибывшего журналиста. Он даже засомневался, что подобное накрывают на столы во время визитов координаторов. И Мишано тут же подтвердил его сомнения. Добавив, что министров много, а гений слова и пера всего один. Высказался он об этом громко, без всякого стеснения. И что особенно было приятно для Шолоша, все сидевшие за столом дружно поддержали это мнение. Посыпались такие лестные тосты, что отказываться от выпивки стало просто невозможно и к концу обеда гостя так развезло, что он даже испугался. Уже много лет не доводилось так напиваться. Зато веселье било через край, обстановка позволила расслабиться полностью, а все заботы постепенно отступили куда-то на задний план. Тем более что и остальные присутствующие были не в трезвом состоянии. В том числе и командующий. Тот так вообще разошёлся не на шутку. Стал громко петь какой-то марш, даже не замечая, что его мало кто поддерживает. А когда заметил, то потребовал других развлечений. Выкрикнув:
   - А теперь пусть нам станцуют наши цветочки!
   Тут же возле него склонилась фигура одного из первых помощников, и последовали непродолжительные переговоры. Помощник при этом несколько раз скосился в сторону Шолоша, что того очень заинтересовало. А так как данный помощник за столом был самым трезвым, то ему удалось убедить командующего не терять своего лица и удалиться на отдых. Видимо даже пообещал нечто очень приятное, ибо командующий счастливо заулыбался и быстро покинул зал торжеств. К удивлению гостя ни с кем не попрощавшись. Что могло быть, вообще-то, и здешней традицией. Но цепкая журналистская память, хоть и отуманенная изрядной дозой алкоголя, зафиксировала и несостоявшиеся танцы каких-то цветочков, и настороженные взгляды помощника в его сторону.
   Сосредоточившись на мыслительной деятельности, Шолош немного пришёл в себя и потребовал от Мишано обещанного тоннеля связи. Сославшись при этом на громадную опасность его здоровью. Что выразилось в следующей фразе:
   - Если я сейчас не уйду из-за стола, то лопну как перезревший страгель!
   - Страгель?! - засмеялся его друг. - Я уже и забыл, как эта тыква выглядит. Между прочим, на Земле она не прижилась. Как ни странно! Да и почти все наши овощи.... А то бы ещё и наши блюда наготовили к твоему приезду.
   - Умоляю! Хватит мне и этого! - Шолош с трудом встал, двумя руками поддерживая область живота. - Видишь, как броневые щитки топорщатся? Ох! Даже дышать тяжело!
   - Давай-ка вначале нырнём в море? - предложил Мишано. - После приёма пищи очень полезно в воде побарахтаться!
   - Может, и нырнём, но только после беседы с Панулькрутом! - хоть и хотелось согласиться с заманчивым предложением, но он вспомнил о Шунси и забеспокоился: - Руководительница команды хоть и талантлива, но ещё слишком молода. А ответственность за неё лежит на мне.
   - Только ответственность за неё? - заговорщески подмигнул друг. - Или она, порой, тоже?
   - Сам знаешь, - с притворных вздохом подыграл ему Шолош, - Начинающих коллег надо поддерживать во всём!
   - Конечно, конечно! Я сам никогда не чурался наставничества!
   И довольные непотерянным за многие годы взаимопониманием, оба шеншиба вперевалочку отправились в сектор связи. На ходу вспоминая события из детства и не сдерживая довольного смеха.
   Под конец беседы с Панулькрутом Шолоша так разморило ко сну, что он даже не провёл у экрана запланированных двух часов. Сославшись на неимоверную усталость, он похвалил Шунси за проделанную работу, одобрил планы на ближайшие часы и пообещал выйти с ней на связь часов через десять. Всё-таки длительное недосыпание сказывалось даже при современных и прекрасных средствах поддержки организма.
   Мишано конечно немного расстроился. Так уж ему не терпелось похвастаться предстоящими подводными приключениями. Но смирился с действительностью, пообещал разбудить ровно через десять часов и сопроводил товарища в отведённые тому апартаменты. А там вид огромной кровати совсем лишил прибывшего гостя последних сил, и он как подкошенный рухнул на упругий матрас. В засыпающем сознании пронеслось удивление от приятно пахнущих простыней и необычайно мягких, почти невесомых подушек. И уже краем сознания он зафиксировал уверение своего друга, что пробуждения здесь просто сказочные. И тут же тело погрузилось в сон. Совершенно не обратив внимания на то, что кто-то раздевает его и укладывает удобнее.
   Большинство времени, отведённого для сна, он проспал как убитый. Даже не шевелясь. Но постепенно отличная пища переварилась в желудке и дала достаточно энергии для пополнения сил. Тогда сон перешёл в более чувственный и приятный. Шолош раскинулся свободно по кровати и даже умудрился ощутить некоторые сновидения. Которые вначале не являлись слишком уж приятными. Так как в них превалировали мысли об острой нехватке времени и боязни постоянно куда-то не успеть. Затем приснилась Шунси, и всё вокруг стало благостно и приятно. Да так приятно, что во сне Шолош уговорил свою любовницу заняться ссеком. Да ещё таким, который только в её исполнении доставлял ему наивысшее наслаждение. Приснившаяся Шунси старалась как никогда. Применяла такое умение и довела до такой страсти, что он даже стал мычать от удовольствия. Всеми силами стараясь не прерывать свой сон и получить от него как можно больше удовлетворения. И только непослушными губами повторял:
   - Ещё! Ещё! Ещё!
   Неожиданно он совершенно отчётливо понял, что не спит, но сладостная истома, наполняющая его тело, только продолжала увеличиваться. Мелькнула мысль: он действительно находится с Шунси, а всё остальное ему только приснилось. Но, открыв глаза, он понял, что находится на Земле, любовницы рядом быть не может, а его обнажённое тело приятно обвевает сильный напор воздуха, несущийся из огромного открытого окна. Воздух изобиловал морской свежестью, желанной влажностью и новыми, диковинными запахами. Казалось, он пронизывает тело насквозь, очищая каждую клеточку отдохнувшего и полного сил организма.
   Но не он был виновником того удовольствия, которое вырвало со сна и заставляло трепетать всё тело. Приподняв голову Шолош в полумраке присмотрелся к тому, что полулежало на его нижней части туловища. И когда рассмотрел, содрогнулся от отвращения. И хоть большая часть его существа страстно желала довести удовольствие до конца, разум панически воспротивился даже самой мысли о чём-то подобном. Он резко вскочил с кровати и бесцеремонно отбросил от себя земную жительницу. Одно дело видеть их на фотографиях или стереоизображениях, а другое - ощутить на собственной броне. Это мерзкое, скользкое и почти бесплотное создание, с копной торчащих во все стороны волос довольно-таки удачно откатилось к стене и тут же вскочило на свои тонюсенькие ножки. От её вида у Шолоша чуть ли не началась рвота, и он закашлялся, пытаясь наладить глубокое дыхание.
   Безжалостно оборванное удовольствие ещё прокатывалось волнами по внутренностям. А вот мозг пытался всеми силами вырваться из сладостных воспоминаний.
   "Да как она посмела! И кто её сюда впустил?! Не иначе как Мишано постарался! Намекал ведь на некое незабываемое пробуждение! Вот уж он мне удружил!!! Хотя..., я ведь сам хотел пройти все ступени падения здешних нравов.... Так почему же я так возмущаюсь? Вполне мог довести дело до конца и уже сейчас иметь полное представление об этом извращении. А так.... Придётся снова прикасаться к подобной мерзости!"
   Тем временем землянка почти без акцента пожелала ему доброго утра, метнулась в смежное со спальней помещение и умело вкатила внушительный столик, способный удовлетворить своим содержимым любого привередливого гурмана. Шолош уже почти успокоился и при виде завтрака рот его моментально наполнился слюной. Этому способствовали ещё и приятные запахи чего-то поджаренного, приправленного сыром и специями. Землянка ловко наполнила тарелку этим блюдом, выдвинула ещё одну часть столика, расширив его чуть ли не вдвое, и поставила тарелку перед ним. И с этого момента фактически стала тараторить без умолку:
   - Попробуйте, господин! Среди туристов это блюдо самое популярное на завтрак. Чего вам налить? - и она стала называть имеющиеся в разных чайничках напитки. Но Шолош её перебил:
   - Швар! - и закинул в рот первую ложку расхваленного кулинарного искусства. И с восхищением замотал головой.
   - Вот видите! Я не сомневалась, что вам понравится. К тому же хочу вам предложить на пробу другой напиток. Он немного напоминает любимый всеми шеншибами швар, но обладает более ароматным запахом и весьма оригинальным вкусом.
   Так как руки гостя были заняты быстрой отправкой в рот содержимого тарелки, землянка налила в кружку нечто чёрное и поднесла напиток прямо к носу Шолоша. Тот еле удержал голову на месте от неожиданности, но сразу поддался на уговоры и втянул в себя запах. Потом ещё раз и открыл глаза от удивления полностью.
   - А теперь попробуйте маленький глоточек! - и опять без мысленных возражений Шолош отпил из чаши небольшой глоток. Прямо с рук землянки. Словно маленький ребёнок. Но вкус действительно завораживал своей новизной и специфической горьковатостью. - У нас это называется кофе. Многие шеншибы так к нему привыкают, что при отъезде берут с собой в больших количествах. Выращивают его у нас на специальных плантациях. Затем зёрна собирают, обжаривают, размалывают до порошка и заваривают кипятком. Теперь попробуйте ещё и это! - она стремительно подсунула Шолошу ещё одну тарелку, заполненную различными молочными продуктами одинаковой консистенции. - Один из лучших наших десертов! Его всегда рекомендуют ваши диетологи перед началом подводной охоты. Кстати господин Мишано сказал, что ждёт вас на пирсе и готовит всё необходимое для вашего первого глубоководного приключения. Разумеется! Тоннель связи настроен и готов работать в любую секунду. Приборы дальней связи, пока вы спали, перенесли для вашего удобства в соседнюю комнату. И вы можете пользоваться ими в любое время. Хотите ещё кофе? Предлагаю попробовать со сливками. Они не разбавляют, а ещё больше подчёркивают оригинальный вкус. Теперь пробуйте..... Правда, вкусно?! - при этом в голосе землянки звучало столько заботы и радости, что Шолош почувствовал себя неловко. Поэтому спросил несколько грубовато:
   - Вы все здесь такие болтливые?
   - Извините господин, но я не в силах скрывать своей радости! Это всегда очень волнительно и ответственно: приезд нового шеншиба! И я невероятно счастлива, что именно мне доверили вас ублажать и обслуживать! - при этих словах землянка отскочила к стене, сложила свои тощие ладошки вместе и уставилась на гостя блестящими от восторга глазами.
   "Да! Видно их полностью лишают здравого рассудка! Она же ничего не соображает! Даже странно: как можно привыкнуть или привязаться к такому безмозглому существу, как она?! - после этих мыслей Шолош со вздохом обернулся к окну и допил содержимое чаши. - А этот кофе действительно приятная штука!"
   Проследив за его взглядов, землянка рванулась к окну, нажала несколько кнопок в прилегающей раме, и окно разъехалось на всю стену. Вместо большого куска неба стал виден ещё и огромный кусок океана. Синие волны, подёрнутые белыми барашками, неторопливо спешили к невидимому берегу. А с левого края прекрасного пейзажа выплывало кровавым мерцанием местное светило. Его жёлтые лучи ворвались в комнату, прогоняя остатки ночи и рассеивая последние тени.
   Землянка опять выдала массу попутной информации с уверенностью опытного гида:
   - Погода для морского путешествия сегодня стоит просто превосходная! Но поверхности шторм около четырёх баллов. Ветер средний, порывистый. Температура воды двадцать четыре градуса на поверхности, и пятнадцать градусов на глубине тридцать метров. По всем показателям море благоприятствует приятному на нём отдыху!
   - Это хорошо! И..., как тебя зовут? - неожиданно для себя спросил Шолош.
   - Люда, господин! Имя Люда немного и странное для вашего восприятия, но господин Мишано уверил, что оно весьма легко произносимо.
   - Люда..., Люда..., - повторил гость, словно пробуя непривычное слово на вкус. И согласно закивал головой: - Вполне! Тогда показывай... Люда, где здесь находится обещанный мне тоннель связи.
   - С удовольствием, господин! - землянка поспешно убрала столик с дороги и чуть ли не схватила гостя за руку, пытаясь бережно помочь подняться. Ничуть не смутившись, когда её оттолкнули, пошла впереди, ежесекундно оглядываясь на Шолоша. И глаза её блестели от восторга ещё больше, чем прежде.
   "А может эти дикие создания действительно приняли нас за богов? Или подобную линию поведения им подсказал инстинкт выживания? - думал корреспондент, идя вслед за ужасно хрупкой и чуть ли не шатающейся от сквозняка землянкой. - Но как бы там ни было: с мозгами у них явно не в порядке! Однозначно: они надолго застрянут на своей низшей ступени развития. И никакие внешние наши усовершенствования им не помогут! Зря только учёные стараются! Миллионолетнюю эволюцию мозг должен проходить естественным путём! И вручную ускорения не добьёшься! Тем более что ещё совсем недавно предки этих землян бегали по веткам деревьев! Ха-ха-ха!"
   То ли от подобных мыслей, то ли впоследствии прекрасного завтрака, но настроение Шолоша резко улучшилось. Даже некоторые тактические просчеты и профессиональные ошибки Шунси его не испортили. Он весело пожурил свою любовницу за них, тут же указал на возможные последствия и наметил линию поведения всей её команды на ближайшие часы. Заставляя напрячься всех в самый ответственный момент: поздно ночью будет дан торжественный старт "Панулькрутским сражениям". Так что ближайшие сутки Шунси вряд ли удастся хоть минуту поспать. Пусть старается и отрабатывает своё повышение, о котором она совсем недавно и не мечтала.
  

ГЛАВА 4.

   Подводная охота превзошла все ожидания Шолоша и доставила массу удовольствия.
   Сразу на пирсе Мишано представил гостю капитана и экипаж прогулочной платформы. Но если капитан, бывший космодесантник, а ныне один из личных помощников командующего, воспринимался естественно, то остальные члены экипажа вызвали неприкрытое удивление. Штурман, оператор, боцман, шесть матросов и кок являлись обычными.... Землянами!
   После короткого знакомства все взошли на борт, платформа грациозно отошла от пирса, приподнялась на антигравной подушке и стремительно понеслась к проходу среди мола. И уже через две минуты летела над кучерявыми валами открытого океана. А Мишано тем временем описывал обычаи на планете и общественное устройство.
   - Не удивляйся присутствию местных в составе команды. Они просто прекрасно справляются со своими обязанностями. А если хочешь знать, то мы, находящиеся уже здесь давно, ездим на охоту только в сопровождении землян. Это только для тебя, как слишком большой шишки делается исключение: капитан платформы шеншиб.
   - Пусть они и не причинят нам вреда, - согласился гость, - Над каждым кружится жери-надсмотрщик. Но ведь они дикари! Угробят технику вместе с нами!
   - Ещё ни разу не было чего-либо подобного! - возразил Мишано. - Если и случались аварии или несчастные случаи, то только по вине чрезвычайных обстоятельств. И что самое приятное, земляне всегда в первую очередь стремились к спасению шеншибов. Часто в ущерб собственной безопасности.
   - Не может быть! - поразился Шолош.
   - Но это есть! И не раз уж случалось. Нам то спастись элементарно: хоть платформа взорвётся! Спокойно доплывём до берега, ещё и развлекаясь по дороге. А вот местные обитатели почти все в таком случае погибнут. Но в первую очередь, если им удастся, побеспокоятся о нашей безопасности.
   - Слишком странно.... Может они просто хотят втереться в доверие!
   - Тогда это им уже удалось сделать! - беззаботно улыбнулся Мишано.
   - А если он пытаются завладеть нашими техническими секретами? И потом используют против нас? - не сдавался Шолош.
   Его друг даже засмеялся после таких вопросов.
   - Ты сам себе противоречишь! То они для тебя дикари, то ты боишься, что они выведают все наши новшества и передовые технологии! К твоему сведению эти платформы - техническая утопия двадцати вековой давности! Во всех центральных мирах они уже давно списаны и утилизированы. Обучение землян управлению этими корытами, все равно, что дарение ребенку совка для песочницы. Конечно, и совком можно сделать больно. А то и глаз выбить! Но тут уж ничего не сделаешь: ребёнок должен сам понять неправильность обращения с совком.
   - Значит, вы вовсю используете самцов при обслуживании машин, а самочек для ублажения собственной плоти?
   - О-о! Вижу, Люда тебе понравилась! - Мишано похлопал себя в области желудка. - Раз ты говоришь слово "ублажения"!
   - Я шеншиб очень широких взглядов! И меня очень трудно чем-либо удивить! Такого пришлось насмотреться и испытать....
   - А я и не сомневался в подобном! И верил, что на многие новые вещи ты посмотришь с благодушием и пониманием.
   - А что..., - осторожно спросил Шолош., - Много ещё здесь "нового", что может меня удивить?
   - Естественно! - казалось его друг невероятно радовался предстоящим познаниям гостя.
   - Странно, в описаниях и путеводителях об этом ничего не сказано....
   - А зачем пугать засидевшегося обывателя? Новые миры только для дерзновенных мечтателей! Кстати, о чем больше всего пишут в путеводителях?
   - О подводной охоте....
   - Тогда этим мы сейчас и займёмся! Я вижу, оператор локаторов дал сигнал: недалеко две акулы. Здорово! Как по заказу!
   - А что, их так трудно встретить в океане?
   - В океане нетрудно! Но в последние годы эти бестии перестали подходить слишком близко к берегу! - и тут же обратился к подбежавшим матросам: - Цепляйте амуницию! И готовьте прилипал!
   Из палубы тут же выдвинулось несколько ящиков без верхних крышек. Один из матросов снаряжал Мишано, а двое Шолоша. По ходу дела сразу поясняя что для чего предназначено и как этим пользоваться. Гость стоял, расставив руки в стороны, и по внешнему виду быстро превращался в исследователя глубин. Многие предметы ему были знакомы, но некоторые он видел впервые. Поэтому старался запомнить правила их пользования.
   Его друг облачался почти сам и снисходительно наблюдал за товарищем. Иногда вставляя свои комментарии. Остальные матросы доставали из ящиков веретенообразные приборы, производили короткую проверку систем и навешивали на борта с внешней стороны. Длиной приборы не превосходили шестидесяти сантиметров, а цвет имели серый и невыразительный. Когда восемь штук уже находились в готовности, один из матросов доложил об этом Мишано и тот дал краткие пояснения:
   - Приборы названы именно так, потому что возле акул всегда есть прилипалы. Рыбы немного другого свойства и образа жизни. Они как бы живут за счёт кусков пищи со стола своего хозяина. Находясь всегда рядом. А то и прикрепившись к туловищу. Наши приборы немного другого свойства. Они тоже двигаются всегда вплотную к нам, но предназначены для защиты в крайних или неблагоприятных обстоятельствах. Прилипалы имеют в своей памяти все необходимые инструкции на любые случаи жизни. То есть, как жери-телохранители, но подводные.
   - Какой же тогда риск в такой охоте? - удивился Шолош. И тут же спросил: - А когда ты сам на охоте, тоже используешь прилипал?
   - Да ты что?! - возмутился Мишано. - Инструкция! Их использование - обязательно! И уже много лет! - после этого он пару раз присел и подвигал руками, проверяя сидящую на нём амуницию, и добавил: - Да и аулы могут неожиданно появиться целой стаей!
   Но Шолош заметил, что возмущение друга молодости явно наигранные, а губные пластины трясутся от сдерживаемой улыбки. Хоть такие перестраховки и претили самомнению гостя, но разрастись обиде он не дал. Рассудив вполне резонно: "Естественно, что за меня они переживают чрезмерно! Но для первого раза я бы и сам так поступил на его месте. Зато в следующий раз я его прижму, как следует! Да и опыт уже будет! А пока пусть рассказывает! Хм! Инструкции...!"
   Платформа замедлила ход и зависла над выбранным местом. Оба охотника подошли к краю, зажали крепче в руках короткие копья с острыми лезвиями на концах, и с гортанными криками спрыгнули в воду. Ещё в воздухе Шолош сдвинул губные пластины и перекрыл носовые отверстия. А когда солёная вода приятно смочила жабры, сделал несколько мощных движений грудной клеткой. Прогоняя тем самым большее количество воды по раздувшимся мешкам у подбородка. Недостаток кислорода ощущался минуты три, но потом мозг прояснился, и в нём пронеслись запоздалые мысли раскаяния: "Последние годы совсем перестал регулярно дышать под водой! И результат не замедлил сказаться: жабры стали атрофироваться как у старика!"
   В отличии от гостя, Мишано переход в другую среду провёл молниеносно и уже нарезал вокруг него круг за кругом. Во все времена, по традиции, на подводной охоте переговорные устройства не использовались. Поэтому общались только с помощью условных знаков и вполне понятных жестов. Одним из них он и предлагал следовать за ним куда-то вниз. Видимо там и находился объект вожделенной охоты.
   С каждым оставленным позади метром Шолош всё больше и больше чувствовал своё тело, вспоминая старые, забытые по ненадобности навыки. Вода приятно освежала спину между кожей и панцирной пластиной, которая при движении вверх, вниз создавала поступательное движение струй воды и служила основным производителем водной струи при плавании. Он даже сделал несколько рывков в стороны, испытывая подвижность. И испытал давно не ощущаемый восторг, возникающий при подводном плавании. Прилипалы держались соответственно своему названию: словно на невидимом, полутора метровом поводке. Над головой, чуть спереди ступней и по бокам. Соразмеряя своё передвижение с положением тела шеншиба и при необходимости, резко сдавая взад.
   Через пару минут они достигли дна и Мишано первым встал на грунт, приглашая друга сделать то же самое. И, как бы хвастаясь, обвёл вокруг себя широким жестом. Вставший рядом Шолош, согласно закивал головой: полюбоваться было чем!
   Сколько позволяла прозрачность воды, словно спины таинственных доисторических животных, виднелись возвышающиеся покатые каменные глыбы или обломки скал. Их поверхность щедро украшали ажурные кораллы нескольких цветов и колышущиеся водоросли самых невероятных видов и величины. И среди этого плавало несметное количество разноцветных рыбок и прочих морских созданий. Иногда сбиваясь в искрящееся красками подводное облако, или разбиваясь на несколько косяков особей одного вида.
   Но вдруг одно из таких облаков рассосалось моментально в стороны. Вся мелкая живность молниеносно спряталась между кораллов и водорослей, а на освободившийся участок вплыло два великолепных образчика местной грозы морей. Одна из акул выглядела особенно величественно: больше трёх метров в длину, с тройной решёткой водозабора жабр по бокам и с огромной пастью очень опасных и устрашающих зубов. Вторая являлась точной копией первой, но на метр короче и более стройной.
   Заметив шеншибов, акулы чуть вильнули в сторону и стали оплывать кандидатов на свой завтрак по большому кругу. Мишано короткими жестами распределил роли охотников, выбирая себе более крупного противника. Шолош же не менее решительно выдвинулся вперёд и жестами поменял роли. Его товарищ легко согласился и махнул соглашательски рукой. После этого шеншибы стали двигаться наискосок к хищникам, срезая расстояние накоротке и сокращая расстояние.
   Такие действия слегка отпугнули "рыбок" и они ускорили своё движение. Прибавили в скорости и шеншибы. Тогда меньшая акула резко повернула и бросилась под прикрытие ближайшей скалы. Зато её старшая товарка решительно пошла в атаку. Но соблазнилась вначале более мелкой добычей: намереваясь проглотить одну из прилипал корреспондента. Не заподозрив прибор в чрезвычайной изворотливости. Механическая прилипала резко ускорилась на встречном курсе и ушла вверх. Над самым акульим носом. Гибкой шеи у хищника не было, поэтому она только выгнулась всем телом, пытаясь достать ускользающую добычу. Чем Шолош моментально и воспользовался. Решительным движением копья вспоров атакующей акуле белое брюхо от пасти и чуть ли не до хвоста. Фактически уже разделывая как трофей. Какие-то несколько минут акула конвульсивно металась в облаке крови и своих внутренностей, ухудшая видимость и пришлось отплыть от неё на десяток метров. Каково же было удивление Шолоша, когда из кровавого облака акула бросилась атаковать повторно. За ней тянулся хвост из кишок, что, тем не менее, позволило ей развить отменную скорость. Но корреспондент и тут отличился: рванул вверх, а когда акула проносилась под ним, со всей силы вогнал копьё ей прямо в нос. Да так сильно, что оно вырвалось из рук, застряв в черепе хищницы. Акула по инерции пронеслась ещё с десяток метров, конвульсивно дергаясь, затем замерла и стала плавно погружаться на дно.
   Шолош победоносно вскинул руку над головой и закрутил в радостном жесте. И только краем глаза уловил несущуюся к нему серую молнию. Вторая акула с ошеломляющей скоростью неслась на него со стороны дна. За два метра она вывернулась пузом кверху и явно вознамерилась схватить за ускользающего с малой скорость противника за ногу. Шолош не успел даже как следует испугаться. А уж выхода из положения даже и не искал. Только и пожалел о потерянном копье. И в ту же секунду в раскрытую, атакующую пасть влетела прилипала с правого борта. Своим ударом она попросту остановила акулу на месте и та забилась в попытках или проглотить нежданную добычу вместе с выбитыми зубами, или выплюнуть.
   Ни того, ни другого ей сделать не удалось. Мишано пронёсся с ней рядом и мастерским ударом вонзил своё копьё акуле прямо в жабры. Тут же выдернул и остановился. А хищница даже ни разу не дёрнулась: сразу продрейфовала ко дну. С укором покачав головой, Мишано указал рукой наверх, нажал на кнопку окончания охоты у себя на боку и первым стал всплывать. Две его прилипалы поддели мёртвых акул под жабры и стремительно поволокли на поверхность. Сами же шеншибы поднимались рядом с кровавым следом, чуть в стороне. Но уже не спеша, и с неослабевающим вниманием. Не хватало ещё и со стаей сейчас столкнуться: ведь новые акулы могли устремиться на запах крови. Этого даже неопытный корреспондент опасался.
   За охотниками с платформы опустили в воду телескопические стояки с небольшой на конце площадкой. Лишь только они встали на неё и обхватили стержень руками, их плавно выдернули из морской пучины. Тут же за ними выпрыгнули прилипалы и с глухим чмоканьем присосались к бортам.
   Акулы уже болтались подвешенными к крюкам и один из землян метушился вокруг них с процессором голографической съемки.
   - Это твой первый трофей, и весьма приличного размера! - похвалил Мишано. - Поэтому мы сейчас наделаем снимков и впоследствии выберем из них наилучшие. Будет тебе память и возможность похвастаться после возвращения на Шуршу.
   - Не лучше ли для этого использовать автоматического фото-жука? - Удивился Шолош. - Он снимет вокруг нас всё более подробно, целый фильм. Останется лишь просмотреть и выбрать понравившиеся кадры.
   - Поверь мне, - его друг дал отмашку капитану платформы на продолжение пути, - Этот абориген просто уникум в подобном вопросе. Находит такие ракурсы и создаёт такие фоновые композиции, что потом мы все только восхищаемся. И сто фото-жуков с ним не сравнятся. Последствия его работы сам увидишь!
   Действительно. Землянин действовал хоть и весьма бесцеремонно, но с явным профессионализмом. Вначале он замучил Шолоша для одиночных снимков с большим трофеем. Затем добавил в поле зрения своих объективов и Мишано со второй акулой. Каких только поз они не принимали! Разве только полностью в пасть хищницам не влезали.
   Платформа тем временем на всей скорости ушла далеко в океан, и земля превратилась в узенькую полоску на горизонте. Оператор вновь выискал на экране радара подходящую цель и сообщил об этом охотникам. Но предупредил, что экземпляр редкостной величины и достигает чуть ли не шести метров.
   - Тебе везёт! - Мишано похлопал своего товарища по спине и вручил в руки новое копьё. - Такие одиночки не каждый раз попадаются!
   - После такого приёма, который вы мне устроили, я бы не удивился, если узнал, что вы мне эту акулу специально из аквариума выпустили!
   - Ха-ха! Имел бы я такую возможность, признаюсь, так бы и сделал! - засмеялся Мишано и скомандовал матросам: - Добавьте для нас ещё по две прилипалы!
   Поэтому когда охотники оказались в воде, вокруг каждого из них синхронно следованно по шесть механических телохранителей. Шолош снисходительно кривился от этого, но когда они минут через пять встретились с акулой, оглянулся на механических помощников с большим благоразумием. Гроза подводного царства выглядела величественно устрашающе. А уж торчащие из чёрной пасти огромные зубы, казалось, могли перекусить что угодно. При всей своей хвалёной свирепости и агрессивности акула при встрече высказала явную осторожность и нерешительность. Два мощных существа и целый рой сопровождающих конусов настроил её на отступление. Она свернула в сторону под углом в девяносто градусов и поплыла с прежней скоростью. Предлагая видимо мирное решение вопроса и не догадываясь, что такое положение охотников совсем не устраивает. Те весьма резво поспешили за ней вдогонку. Акуле это не понравилось. Она увеличила скорость и пошла по большому кругу, как бы готовясь к атаке. Шеншибы замерли на одном месте, лишь поворачиваясь вокруг своей оси и готовясь к отражению атаки. Но акула и тут поступила неадекватно. Сделав устрашающие движение в сторону охотников и приблизившись чуть ли не до пяти метров, она резко развернулась и на всей скорости стала убегать. Видимо потому и прожила так долго, что умела поступать правильно в каждой обстановке.
   Охотники бросились в погоню. Но развить нужную скорость не удавалось и больше по вине Шолоша. Всё-таки спортивными достижениями в подводном плавании он никогда и не блистал. Тогда Мишано послал вперёд двух своих прилипал и те, ускорившись, догнали ускользающую добычу и предприняли на неё отвлекающие атаки. Ударяя по противоположным сторонам корпуса и просто-напросто сбивая рыбину с курса. Мало того наглость вёртких прилипал сильно разозлила акулу и когда охотники её догнали, она со свирепо раскрытой пастью бросилась на них. И опять остриё первой атаки пришлось на Шолоша. Но в этот раз ему не удалось продемонстрировать свою ловкость. Он с большим трудом увернулся в сторону и получил сильнейший удар по рёбрам. Отразившись от жесткой шкуры хищника, он закрутился в создавшемся водовороте и на секунду потерял ориентацию. Но копьё из рук не выпустил. И когда акула, через несколько мгновений повторила атаку, успел собраться и встретить противника отменным ударом. Опять таки: в носовую часть. Хищница от этого хоть и сбавила скорость, но, извиваясь, продолжала толкать упёршегося в неё корреспондента вперёд. И опять Мишано подоспел вовремя. Он догнал акулу сбоку и несколькими мощными ударами в район жабр парализовал добычу полностью. Как ни странно акула через пол минуты вновь забилась в конвульсиях, но теперь уже оба охотника синхронно нанесли по нескольку ударов своими копьями, и хищница успокоилась навсегда. Тут же две прилипалы подхватили безобразную тушу и поволокли к поверхности океана. А охотники поспешили за ними.
   На этот раз снимки получились ещё более экзотическими. Чего только зубы стоили! Не стыдно будет показать хоть кому угодно. А когда Мишано пообещал сделать из головы чудовища чучело, да ещё и с раскрытой пастью, Шолош вообще возликовал. На подобный трофей он даже не рассчитывал.
   Пока они снимали с себя экипировку, на открытой части платформы установили стол и накрыли его разнообразными блюдами и закусками. Первый тост сказал капитан. Пожелав всегда ловить только крупную добычу. Второй тост поднял Шолош и поблагодарил за поистине сказочное удовольствие. И тут же кок стал подавать обжаренные части первой сражённой акулы. Поясняя при этом, какие кусочки нарезались с хвоста, а какие с боковых плавников. Прожаренное мясо просто таяло во рту и Шолош признался, что даже не ожидал, что трофеи окажутся такими вкусными. Но это Мишано снисходительно заметил:
   - Чуть позже ты попробуешь ещё кое-какие части из этой прекрасной рыбки и только тогда оценишь всё прелести вкусовой гаммы. Просто их надо предварительно подержать в различных маринадах и приправах.
   - Если будет ещё вкусней, - Шолош покачал головой от восхищения, - То я на всю Галактику раструблю о самой лучшей в наших мирах охоте!
   - Ни в коем случае! - почти непритворно испугался Мишано. - Ибо от наплыва туристов через год, два здесь не останется и ма-а-асенькой акулки! А мне здесь ещё лет пять хотелось бы поработать.
   - А я и того дольше выезжать не собираюсь! - поддакнул капитан.
   - Конечно! - с иронией протянул корреспондент. - Я бы и сам не отказался жить в таком удовольствии!
   - Так нет проблем! - воскликнул его старый товарищ. - Уж остаться здесь на лишнюю неделю ты всегда имеешь право и возможность! Даже принимая во внимание твою занятость и чрезвычайную загруженность работой.
   Упоминание о работе, сразу вернуло Шолошу обеспокоенность, нетерпение и воспоминания об огромной ответственности. Тут же тысячи мыслей вытеснили из головы красоту окружающего вида. Море стало вполне обычным, небо нормально голубым, а пища вполне сносной. После минутного раздумья и тяжёлого вздоха, он ответил:
   - Увы! Если бы я сюда приехал только для подводной охоты....
   - Конечно! Ты готовишь новую и шумную статью! - Мишано понимающе кивал головой, но интерес так и рвался из него наружу. Да и словами он это подтвердил: - Может приоткроешь свой секрет? Расскажешь по старой дружбе: о чём писать собираешься?
   - Да тут и секрета особого нет! - у Шолоша уже давно был готов ответ на подобный вопрос. - Будем поднимать информационную полемику по поводу ассимиляции отсталых цивилизаций и поиску новых направлений в учебно-воспитательной работе. Решил взглянуть, как идут дела с развитием интеллекта у землян. Вначале! А потом, может быть, и на другие подобные планетки загляну.
   - Угу! - Мишано задумчиво объедал мясо с акульего плавника. Видно было, как он пытается подавить готовый вырваться у него вопрос. С минуту он раздумывал, но потом всё-таки не выдержал: - Неужели координаторы решили пересмотреть своё мнение по поводу отсталых цивилизаций?
   - Не знаю как координаторы, - с высокомерным бахвальством ответил корреспондент, - Но мы с шефом решили немного расшевелить обывателя. Пусть задумается над проблемой будущего всех этих дикарей.
   - Дикарей? - в голосе друга послышалось некое раздражение и Шолош прекрасно улавливающий подобные нюансы в речи собеседника, засмеялся:
   - Это они так считают! А наша задача стоит в том, что бы вся Галактика поняла: пора научиться уважать права других разумных существ. Доказать всем обоснованность равных прав для каждого жителя наших миров.
   - Весьма, весьма правильные действия вы хотите предпринять! - похвалил корреспондента друг молодости. Но гость отлично заметил и вздох облегчения, который непроизвольно вырвался у Мишано.
   "Да здесь межрасовые связи зашли так далеко, что никто в столице о подобном и не догадывается! Надо будет использовать все методы и всё своё умение, но выведать малейшие детали и оттенки местных взаимоотношений! Нутром чувствую: цикл статей получится то, что надо!!!"
   Эти мысли Шолош скрыл за широкой улыбкой, а в его голове уже выстроилась целая связка невинных, с первого взгляда вопросов, которые он приготовился обрушить на своего друга молодости. А спрашивать и вести беседу в нужном ему русле он умел. Да так умел, что его лучшие интервью входили в учебные пособия для начинающих журналистов. Ими даже Женуду весьма часто, и не без основания, восхищался.
  
  
  
  

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   27
  
  
  
  

Оценка: 8.23*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"