Иванович Юрий: другие произведения.

Торговец эпохами-1. Весь роман.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Дмитрию Светозарову, живущему в Европе русскому бизнесмену, дан от природы чудесный дар - он способен путешествовать в параллельные миры. Дмитрий пользуется этой своей способностью, организуя частные тайные экскурсии для богатых людей и зарабатывая на этом миллионы. Но в неустойчивом современном мире трудно долго держать в секрете такую удивительную способность, и скоро деятельностью Дмитрия начинают интересоваться спецслужбы. А как лучше всего войти в доверие к молодому и богатому бизнесмену? Ну конечно, с помощью женщины неземной красоты и уникального актерского дара. Единственное, чего не учли боссы, подославшие обаятельного агента к Дмитрию Светозарову, - это простой человеческой любви, способной разбить любые коварные планы.


ТОРГОВЕЦ ЭПОХАМИ

  

ПРОЛОГ

   Прокоп Скауди считал себя самым знаменитым экстремалом не просто во всём мире, но и в среде миллионеров. Потому что общеизвестно: очень богатые личности могут позволить себе такое, что простым, пусть даже и очень рисковым людям, просто не снилось. И за свои миллионы Прокоп разрешал себе всё, что душа пожелает.
   Вот и сейчас он готовился испытать ещё одно, ни с чем несравнимое, по словам организаторов, ощущение. Хотя и осматривался вокруг себя с полным разочарованием и явным скепсисом. Потому что находился на открытом поле, покрытом потрескавшимся солончаком, который густо пробивали пересохшие травинки. В пятистах метрах перед ним находился холм, из-за которого и ожидалось по сценарию появление того самого обещанного экстрима. Припекало солнышко, буднично звенели цикады, лицо освежал ровный, без перепадов упругий ветерок.
   Миллионер уже с некоторым раздражением оглянулся назад. Там в трёх километрах виднелся ещё один холм, глиняный, размытый дождями и изборождённый ветром, за которым скрывался вертолёт, их сюда доставивший. А прямо на жёлтом фоне глиняного холма красовался организатор всего нынешнего представления. Молодой, но, тем не менее весьма легендарный и таинственный в узких кругах мужчина, восседающий за рулём суперовского мотоцикла с коляской. Даже с такого расстояния Прокоп заметил, как мотоциклист успокаивающе махнул обеими руками. Мол, подождите ещё немножко.
   "А чего ждать!? - всё больше раздражался миллионер. - Когда мы подлетали, я отчётливо рассмотрел пространство и за этим холмом: голая степь на многие десятки километров. Да там и суслику негде спрятаться, не то, что конному рыцарю. Разве что под землёй чего-то напрятали? Ха! Сколько они там могут поместить? А ведь этот пройдоха обещал самую, что ни на есть жуткую атаку тяжёлой рыцарской конницы полноценным королевским полком. Правда, так и не признался, сколько рыцарей состоит в этом полку. Ну, пусть только попробует мне подсунуть жалкий десяток каких-то задохликов в консервных банках! Сдеру с него всю неустойку в тройном размере! Мало того..."
   Недовольные рассуждения Прокопа прервал лёгкий вибрирующий гул, и он сразу с заинтересованностью вновь повернулся к так называемой "сцене". Как раз вовремя. По всему гребню одновременно показались вначале верхушки копий и пышные султаны, потом шлемы и конские головы, а уж затем и рыцари в полном облачении, величественно восседающие на забранных в бронированные попоны лошадях. Вернее даже не на лошадях, а на мастодонтах, словно специально выведенных для ношения невероятного по тяжести железного груза.
   У любителя экстрима глаз был натренирован не хуже чем его непомерная хватка бизнесмена, подкреплённая неисчислимой наличностью в банках. Поэтому он и с расстояния в пол километра прекрасно мог заметить некоторые несоответствия в масштабах и размерах. По его прикидкам получалось, что любой рыцарь тостом был под два метра в высоту, а их битюги и в самом деле превосходили по высоте общепринятые нормы. Чтобы достать до луки сёдел, обычному человеку следовало вытянуть руки над собой.
   Опытный Прокоп сразу разгадал загадку:
   "Да ведь они в основании холма подвели специальный газ, а теперь его пустили в воздух. Недаром так дотошно и скрупулёзно выбирали время представления, освещение и настаивали именно на этой точке. В это время лучи солнца переламываются в газу под определённым углом и создаётся увеличительный эффект. Ну что ж, пока ещё ничем не удивили особо. Хотя количество всадников впечатляет. И где только они прятались? Для такой банды надо было вырыть самолётный ангар. Или они весь гонорар тратят и ещё свои докладывают? Хе!"
   Действительно, только в первой шеренге располагалось около восьмидесяти рыцарей. Всё они выстроились идеально прямой линией и, выхватив короткие орудия наподобие булавы стали синхронно колотить по собственным щитам. Грохот даже на таком расстоянии получился ужасающий.
   "Ага! - с пренебрежением усмехнулся Прокоп. - Начинают психическую атаку шумовыми эффектами. Старо как мир..."
   Но какое-то тянущее, неприятное чувство этот грохот доставил определённо. Так и хотелось содрогнуться как собака, сбрасывая с себя давящее наваждение. На этом шумовые эффекты не окончились. Вначале с довольно мерзким, низким резонансом загудела поднятая во второй шеренге труба. С ещё более мерзким звуком ей вторила другая и в этот момент стена всадников дрогнула в едином первом шаге. Так и продолжая колотить булавами по щитам в ускоряющемся темпе, весь строй рыцарей стал накатом спускаться с холма. Как ни странно, но, при беглом подсчёте, рядов оказалось более десяти. И вот тут другой грохот стал перекрывать лязг железа - грохот огромных копыт по пересохшей земле. Когда тяжёлая конница набрала скорость, земля под ногами у Прокопа стала вибрировать и сотрясаться.
   Добавилось рёва от третьей трубы. Булавы слаженным движением оказались прикреплены к луке седла. Похоже, гигантские кони достигли максимума своей скорости, и теперь первая шеренга этих храпящих мастодонтов напоминала миллионеру широкую танковую гусеницу, которая перемалывают в пыль любой грунт не только за собой, но и прямо под собой. Белое облако уже покрывало коней, чуть ли не по грудь. Внизу просматривались только мерно вздымающиеся копыта, взбивающие, подбрасывающие комья земли.
   Четвёртая труба присоединилась, когда дистанция сократилась до ста метров. По этой команде все копья приподнялись, а затем острия опустились вниз, на линию атаки. На восьмидесяти метрах рёв усилился сразу несколькими трубами и после этого рыцари стали кричать. Причём не что-то напоминающее привычное "Ура" или просто "А-а-а!". Скорей их всеобщий берсерский крик напоминал рычание голодного динозавра.
   На пятидесяти метрах Прокоп запаниковал и нервно оглянулся: мотоцикла с коляской и самого организатора нигде не было! Быстрый взгляд на фланги подтвердил, что те, так и идут по прямой лини и в стороны, для расходящегося строя подаваться не собираются. На тридцати метрах, желающему острых ощущений миллионеру, вдруг пришла в голову только одна-единственная фраза одного из самых опасных недоброжелателей: "Ты у меня, козлина, умрёшь самой экзотической смертью!"
   На дистанции в двадцать метров Прокоп Скауди понял, что его подло и коварно подставили! За собственные деньги он добровольно угодил в смертельную ловушку! Передняя линия шла так кучно и грозно, что раздаться в стороны у рыцарей уже не получится при всём желании. А на десяти метрах стало понятно, что и остановиться они просто не успеют. Неимоверная масса железа и плоти просто по законам инерции не успевают остановиться на таком мизерном отрезке.
   И когда до тяжёлой кавалерии оставалось всего лишь пять метров, переставший дышать от страха миллионер уловил вместе с донесшейся до него пылью острый запах разогревшихся животных и кисловатый привкус падающего на него железа. И уже уходящим в небытиё сознанием отдалённо уловил непроизвольные сокращения желудка. Ноги у Прокопа подогнулись, глаза застлало кровавым туманом, и в этом красном обрамлении он увидел вздымающиеся прямо на него, огромные, с его голову копыта. А дальше - полный мрак безвременья и бесчувствия.
  
   - Ну как отдохнули? - главный исполнитель заказа выглядел невероятно учтивым, готовым выполнить любое желание клиента.
   - Нормально, - глаза лежащего человека пугливо оббежали всю комнату и вновь с подозрением уставились на стоящего у стола молодого человека: - Давно я тут валяюсь?
   - Да нет, что вы! Вас только минут пять, как раздели санитарки и уложили в постель. Ещё и доктор не успел приехать. Хотя нет, кажется, вижу его машину во дворе.... Вон, видите, часы на стене? Да и ваши наручные "Роллекс" лежат возле вас на тумбочке. Минут десять ещё потратили на дорогу. Минуты три, пока я вас отыскал в этом облаке и погрузил в коляску мотоцикла. Ну и сразу хочу принести вам самые искренние извинения. Ребята явно перестарались, подняли слишком много пыли, переборщили с шумовыми эффектами и вполне естественно, что даже ваш крепкий организм не выдержал такой концентрации впечатлений. Вдобавок на этот раз кавалерия решила не расходиться возле вас в стороны, а просто перепрыгнуть одиноко стоящего зрителя. Тренированные животные это сделать позволяли без труда. Да вот только облако пыли не рассчитали. Вы просто немного задохнулись, поэтому и случился обморок. Но суть заключённой сделки мы выполнили. Мне кажется, ощущения вы получили по максимуму. Не правда ли?
   Пока длился этот монолог, лежащий на кровати человек лихорадочно размышлял:
   "Если часы не подкручены, сходятся с моими, а мои потом сойдутся с точным временем, то действительно с начала момента обморока прошло не больше четверти часа. Следовательно, то, что я обгадился - просто фантазии моего испугавшегося воображения. Или...? - заметив, что молодой человек в процессе рассказа стал прохаживаться по комнате, и как раз отвернулся, Прокоп приподнял одеяло на груди и опустил резко коленки. Окутавшая ноздри волна запахов ни в коей мере и минимальной частичкой не напоминала пугающую вонь. - Да нет, вполне нормальный запах тела. Не могли они меня так быстро и тщательно отмыть. И трусы на мне мои, ...сухие..."
   На последний вопрос следовало отвечать, и Прокоп выдавил на своём лице покровительственную улыбку:
   - Да скрывать не стану, вам удалось меня поразить по полной программе. Аванс вами отработан с излишком, и я сию минуту подпишу давно приготовленный чек на остальную сумму.
   Миллионер протянул руку к стоящему с другой сторону кровати стулу и вытянул из своей куртки чековую книжку. При этом он опять-таки не сдержался, склонился чуть больше положенного и принюхался к своей одежде:
   "Да нет! Брюки только пропылены жутко, но запаха подозрительного нет. Что это на меня нашло...?"
   Когда чек был подписан и вручён молодому мужчине, он сделал самое серьёзное лицо и перешёл на сухой канцелярит:
   - Ещё раз хочу напомнить, что вы давали подписку о категорическом неразглашении испытанного вами удовольствия. Там указывается, что в противном случае к вам будут применены самые жёсткие меры наказания.
   - Вы меня пытаетесь запугать?! - с пафосом спросил Прокоп.
   - Ни в коем случае. Просто пытаемся сами оберегать наших уважаемых клиентов.
   - Однако! - стал непроизвольно закипать миллионер. - Хочу вам напомнить, что меня пугать нечем! Моя жизнь прозрачна и чиста, а тех нескольких грехов разврата, которые у меня имеются, мне опасаться нечего. Сам жду случая, когда о них узнают мои завистники.
   - Тем не менее, я прошу вас ещё раз устно подтвердить, подписанное ранее соглашение.
   - Хм! Подтверждаю. - После этих слов любитель экстрима ехидно усмехнулся: - Наверняка снимаете на камеру наш разговор?
   - Конечно. Чтобы потом при нежелательном развитии событий вам же об этом и напомнить.
   - Да в гробу я видел ваши пошлые намёки! - рассерчавший миллионер резко сел в кровати. Отброшенное одеяло открыло сильно заросшее чёрными волосами тело. Но похоже что хозяин такого волосяного покрова совершенно этого не стеснялся. Его ноги, словно окутанные вязанными носками из чёрных ниток, твёрдо встали на пол, а глаза едко сузились: - А своей кличкой "горилла" я даже горжусь. Понятно вам?
   - Как вы знаете, я не расист и не делю людей по внешним признакам. Толерантен ко всем честным и порядочным. Просто хочу вам напомнить один случай из нашей практики. Наверняка вы помните герцога Штаусе из Швейцарии? - дождавшись утвердительного кивка миллионера, молодой человек продолжил: - Так вот он проигнорировал подписанное с нами соглашение и растрепался о сути нашего контракта следственным структурам. В результате ему не помогли ни его прославленная родословная, ни знаменитые поручители, ни многочисленные миллионы. Сейчас он, как утверждают светила медицины, находится в сумасшедшем доме в неизлечимом состоянии. Если желаете, мы покажет для вас соответствующие документальные и видеодокументы.
   - Наверняка подделка.
   - Вам решать.
   - Нет, не желаю!
   Словно дожидаясь этого последнего восклицания, дверь в комнату открылась, и вовнутрь спешно прошёл импозантный мужчина, у которого на лбу словно было написано, что он самый уважаемый и высокооплачиваемый доктор в округе:
   - Кто тут у нас приболел?
   Молодой человек промолчал. Только деликатно перевёл взгляд на волосатого миллионера. Но тот показательно скривился:
   - Да я здоров, как бык!
   Тут же доктору принеслись самые пространные извинения за ложный вызов, подкреплённые заверениями:
   - Совершенно бесспорно, что оплата вам будет произведена, полностью. Но раз уж вы здесь, приглашаю вас на чашечку кофе.
   Местное светило медицины польщено улыбнулся и повернулся к выходу со словами:
   - Времени, конечно, в обрез, но если вы угостите ещё и тем благородным коньяком....
   - Как вы могли сомневаться? - молодой человек уже закрывал за собой дверь, когда до ушей миллионера долетели последние слова: - Лучший кофе всегда пьётся только с самым лучшим алкогольным напитком. А вот на закуску....
   Прокоп Скауди ещё раз раздражённо фыркнул, надел свой "Роллекс" себе на запястье, сверил время с настенными часами и стал спешно одеваться.
  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПРИМАНКА

   Кажется, если ты ослепительно красива, изумительно сложена и не по годам умна, то любое твое начинание обязательно завершится удачным воплощением в жизнь. И опять-таки, многое ещё зависит от личной натуры, характера, устремлений, чаяний и тяги к приключениям. Поэтому вполне естественно, что будь Александра просто удачно вышедшей замуж красавицей - она бы выбросила из головы все глупости, покончила со своим авантюризмом, нарожала бы детей и словно заботливая наседка радела бы над ними, воспитывала мужа да опекалась домашним очагом. И по глубокому убеждению она просто чувствовала, что и превратившись в недалёкую клушу - хранительницу домашнего очага, была бы счастлива и очень довольна своей жизнью. Потому что любое дело, за которое она бралась в свои двадцать четыре года, у неё получалось просто на "отлично". Александра и сейчас была почти счастлива, но именно это невзрачное "почти" и портило ей настроение с самого утра. Направляясь из своего дома в офис, она вела машину с такой злостью и остервенением, что наверняка нарушила весь свод дорожных правил в пятикратном размере. И только невероятным чудом не привела за собой на хвосте целое стадо полицейских машин с воющими от злости сиренами.
   А виной всему стал её шеф. Несносный старый солдафон с никчемным, атрофированным чувством юмора и извращёнными понятиями о морали, совести, любви и прочих нормальных человеческих чувствах. Ага, вдобавок ко всему он наверняка ещё в детском садике забыл о таком понятии как жалость. Иначе просто нельзя было объяснить ту жесткость, с которой он ни свет, ни заря поведал своему агенту о немедленном завершении отпуска и вызвал к себе на инструктаж. Впервые в своей жизни баловница судьбы, наездница фортуны и наипервейшая красавица всех контор и разведок решила взбунтоваться. И высказать в глаза шефу всё, что о нём и об этой долбанной работе думает. С болью в сердце она оставила на своей огромной кровати милейшего, обаятельного, особенно в спящем виде красавчика, с которым уже третьи сутки предавалась страстному и безумному блаженству, и с самым решительным настроением помчалась в офис своего непосредственного руководителя. А после разрешения войти, прикрыла плотно за собой дверь и выплеснула из себя все свои накипевшие несогласия: (выплескивающийся негатив)?
   - Да что же это творится, уважаемый Пыл Пылыч!? Не ты ли мне неделю назад лично вручал отпускные на три месяца и торжественно клялся, что никто меня за это время не потревожит? Неужели в кои веки нельзя дать мне отдохнуть и расслабиться?! Один раз в жизни повезло встретить подходящего парня и вместо устройства собственной жизни я должна подрабатывать сверхлимитно? Да имей совесть, мне ведь тоже хочется устроить личную жизнь....
   И тут на неё обрушилось такое, что при всей своей беспредельной фантазии Александра, и представить не могла. Шеф грохнул двумя кулаками по столу и заорал так, что его наверняка услышали в соседнем квартале:
   - Да мне на...рать на твою личную жизнь!!! И на твоих "подходящих" ...барей! Мы тут работать должны! А не фуйнёй в расслабухе заниматься!!! И про отпуск твой драный - забудь немедленно!!! И попробуй ещё раз на меня свой рот открыть с претензиями и назвать Пыл Пылычем! Собственноручно язык вырву!!!
   От несущегося на него рева девушка непроизвольно грохнулась в кресло и с вытаращенными глазами рассматривала сидящего перед ним мужчину. За последние два года она многое от него увидела, частенько они даже переругивались и грызлись, но чтобы так орать на свою подчиненную? Причём одну из самых лучших? Это в голове не укладывалось. Да и Пыл Пылычем она его с первых дней называла без всяких обид в ответ. А сейчас не иначе как случилось что-то страшное. Или шеф уже находится в предсмертной горячке после укуса особо крупной мухи цэцэ. Может и змею у себя за пазухой он нечаянно придавил, та его и укусила, ...прямо в левый сосок. Поэтому лучший агент женского пола сразу включила свою соображаловку, оттолкнула взбесившуюся обиду в сторону и дала слово хитрой и осторожной лисичке:
   - Павел Павлович, что случилось то? Я ведь явилась как пуля, да и поворчать, все мы любим спросонья. Но кричать зачем?
   Она и словом не намекнула, что обиделась на такое лютое и хамское поведение. Наоборот придала своему личику детскую наивность и непосредственного испуга. Да ещё и руки на груди сложила, словно в молитве. А уж как трогательно и беззащитно посмотрела в глаза разошедшегося грубияна, что даже такой монстр и ветеран психологических превращений поддался на это и подспудно сделал вид, что чуток раскаивается в содеянной вспышке гнева:
   - Ночь не спал.... Да ещё и всякие идиоты мне последние нервы рвут.
   Под классификацию идиотов он совершенно не подводил сидящую перед ним красавицу. Видимо те его доставали и выводили из себя в течении последних суток. Но уже один только факт, что шеф хоть пытался сделать вид, что оправдывается, мог заставить возгордиться собой любого агента. Но только не Александру. Она тут же попыталась закрепить успех и мастерски выдавила из своих глаз две слезинки:
   - Павлович, а ведь я к тебе как к родному отцу отношусь....
   И вот тут она, скорей всего, переиграла. Чуть расслабившиеся черты лица ее начальника вмиг окаменели и он, уже более спокойным, но при этом совершенно сухим, деловым голосом спросил:
   - Будь я в полном "бронике", куда бы ты стреляла?
   - По локтям и коленным чашечкам, - последовал профессиональный ответ.
   - Вот видишь, а говоришь "отец".... Зачем же тогда мучений мне желаешь? В глаз надо, такого как я стрелять! Только в глаз! Иначе и сама быстро копыта отбросишь.
   - Фу, как вульгарно, - томно выдохнула Александра, доставая белый платочек из внутреннего кармана курточки и жестом, отточенным многовековой женской печалью, прикладывая к глазам.
   - Хм! Зато голая правда, без всякой лжи и обманных слёз. И перестань тут передо мной кривляться, и без тебя тошно.
   - Увы, я тоже не могу похвастаться, что сдерживаю позывы к рвоте с присущей мне легкостью. - Не осталась в долгу красавица.
   - Слушай, Шурка, да у тебя с детства рвотного рефлекса не было. Уж я-то знаю!
   Когда он переходил на такое интимное обращение, значит, можно было считать его гнев успокоившимся. Поэтому Александра воскликнула с некоторым торжеством:
   - Ага! Значит все-таки, Пыл Пылыч, ты и в самом деле мне отцом доводишься, если про детство помнишь?
   - Это я так, образно....
   - Тогда переходим к делу. Раз уж отпуск закончился, то наверняка это нечто сверхординарное и благодаря моему вмешательству удастся спасти как минимум всю земную цивилизацию.
   Шеф, на такое наглое заявление, которое он по логике должен был высказать первым, ударился в препротивную молчанку и только буравил сидящую перед ним женщину тяжелым, в сто раз худшим, чем рентгеновским взглядом. При этом он умудрялся не моргать. Да только Александру давно такие взгляды не шокировали. Девушка научилась специальным приёмом перефокусировать своё зрение так, что с любой стороны казалось, будто она смотрит только на собеседника. На самом деле она почти ничего не видела, цепляясь за точку в пространстве перед собой и пребывая по своему желанию в любом собственном мирке или мечтании. И только каким-то периферийным участком зрения следила в таком случае за окружающей обстановкой. Пожалуй, это было единственное, что могло вывести шефа из равновесия. Другие его подчинённые и минуты не выдерживали при таком противостоянии. А тут эта нимфетная сексотка сидит и даже не вздрагивает.
   Тяжело вздохнув и прекращая игру в "гляделки", Павел Павлович чмокнул губами и нехотя признался:
   - Действительно, Шурка, есть в тебе некий дар предвидения или пророчества, есть.... Недаром тебя хотели разобрать в одном институте на клеточки....
   По внутренностям Александры прокатилась парализующая волна ужаса, но внешне она ничем себя не выдала. Даже рассмеялась самодовольно и нагло:
   - Чего там разбирать! Такое же дерьмо, как и в каждом уродливом обитателе этого подленького мира. А вот мою доброту и преданность, никакими клетками не измерить.
   - Это правильно, что ты не забываешь о моём к тебе участии и о том, что это именно я убедил дать тебе относительную свободу. Здесь, у нас, от тебя гораздо больше пользы, чем на разделочной колоде.
   При последнем сравнении перед внутренним взором девушки таки показалась та самая окровавленная мясницкая колода, и она слегка вздрогнула, отчётливо представив под огромным топором свои отрубленные пальцы. Теперь проснувшуюся злость она скрывать не стала:
   - Ну всё, Пыл Пылыч! Ты меня достал! Говори, что надо и не гадь в душу!
   Кажется, шеф достигнутым в разговоре эффектом остался удовлетворён. Униженная, втоптанная в грязь и обозленная страхом подчинённая ему нравилась гораздо больше, чем гордая, заумная, своенравная и непокорная. Но по всему чувствовалось, что и ему от кого-то преизрядно досталось на орехи совсем недавно. А то, что ему предстояло рассказать, не нравилось ещё больше. Будь его воля, он бы вообще отказался от дальнейшей разработки, несмотря на жуткие потери. Но выбора ему никто не давал, а действовать другими методами запретили "те самые идиоты". Придётся рассказывать всё. И начинать с самого печального:
   - Пропала "третья" группа. Эксперты утверждают их тотальную гибель.
   На этот раз Александре удалось спрятать волну дрожи, прокатившуюся по внутренностям. Но слишком сухой тон всё-таки выдал страх:
   - Всех пятерых?
   Шеф только кивнул, уставившись на свои ладони. Значит, сомнений не допускалось. Одна из самых опытных, сработанных и знаменитых команд перестала существовать. Трое мужчин и две женщины, о которых в последние пять лет шёпотом пересказывали жуткие и неправдоподобные легенды сгорели насмерть на пламени своего очередного задания. Причём скорей всего так оно и получилось в полном смысле этого неприятного слова. Ведь бесследно избавиться от трупов можно было только при нескольких обстоятельствах: под пламенем дюз реактивного бомбардировщика, сбросив в конвертор с расплавленной сталью или при закрытом, невероятном взрыве огромной силы. В противном случае отрубленные части тела давали о себе знать с помощью вживлённых чипов в течении сорока восьми часов через непомерные дали и стометровые толщи железобетона. Если пять лучших воинов современности дали себя уничтожить одним из вышеперечисленных способов, значит произошло нечто экстраординарное, совершенно не укладывающееся в рамки современных жизненных реалий. Не могли такие люди попасть в подобную западню. Но если это всё-таки случилось, то сразу становилось понятно, кто и почему "рвал последние нервы" шефу в течении последних суток.
   Девушка скомкала носовой платочек в руке, и уже собралась посочувствовать своему единственному начальнику, но вдруг так и замерла на полу вздохе. Очень, ну очень неприятные мысли забегали у неё в черепушке. Вдобавок Павел Павлович совершенно незаметно перевёл свой взгляд с шевелящихся ладоней на подчинённую и теперь рассматривал сквозь узенькие щелочки век. Словно ждал: до какого логического предела дойдут рассуждения сидящей перед ним девушки. Кажется, она не подвела ожиданий, сникла, словно продырявленная резиновая кукла. И скорей всего дала себе мысленную клятву молчать до последнего.
   Только вот по знанию психологии она никак не могла тягаться со старым, циничным монстром. Шеф с хрустом покрутил своей бычьей шеей, с сожалением почмокал губами и выдохнул:
   - Молодец, сразу догадалась...
   Александра подняла глаза, полные слёз на шефа:
   - Пыл Пылыч, я ведь не справлюсь. Если уж "третья" не смогла, то куда мне рыпаться?
   - А что тут такого, Шурка? Ты уже давно самый лучший наш агент и не раз этим даже передо мной хвасталась. Гонорары тебе выплачивали почти такие же, как всей группе.
   - Как не стыдно сравнивать? Мне только одну треть платили от их общего оклада.
   - Вот они, помню, тоже обижались...
   - Так ведь у них была самая грязная работа!
   - И я о том говорю! - шеф многозначительно хлопнул ладонью по столу. - Действовали они порой слишком прямолинейно. А в этом деле нужна именно твоя хитрость и изворотливость.
   - Уф! - видно было, что девушка сразу воспряла духом. - Так значит, никого убивать не придётся?
   При разных стечениях обстоятельств или итогах задания Александре тоже приходилось убивать. Причём не раз. Но в этом она всегда считалась наиболее неприспособленной для этого дела персоной. Потому что при виде трупа или смертельных ран она просто ...падала в обморок. Приходилось в каждом таком случае разрабатывать многоходовые комбинации для эвакуации самого ликвидатора. Чаще всего она подстраивала так, что жертва погибала после её ухода. И делала всё с таким артистизмом, фантазией и выдумкой, что смерть заказанного человека выглядела совершенно естественно, и в неё верили даже его родственники и сторонники.
   Но вот в самой исполнительницей проблемы оставались. Что только не делали в плане психологической подготовки, обучение и гипнотического внушения, но лишь только Александра видела труп - шок накрывал её с головой и потеря сознания практически гарантировалась. Причём психоаналитики утверждали возможность и полного помешательства в том случае, если бы Александра не была уверена в своей правоте и не работала на государство. Всё-таки контора выполняла деликатные заказы, в которых никак не могли быть задействованы официальные структуры.
   Вспомнив об этой неприятной, в общем-то, для любого агента особенности своей подчинённой, Павел Павлович мысленно скривился. На данном этапе устранения объекта отрицалось категорически, скорей даже сам объект требовалось охранять от нелепой смерти, но ведь чего только не бывает. Порой планы у наверху стоящих правителей меняются кардинально и тогда придётся...
   Морочить себе голову будущими проблемами не стоило, с сегодняшними разобраться следовало как можно скорей:
   - Да, Шурка, и здесь ты угадала. Но радуешься зря: "третья" ведь всё-таки пропала.
   - Порой грубая сила не срабатывает, - напомнила нравоучительно девушка, доставая из сумочки пачку шикарных дамских сигарет и вопросительно поглядывая на шефа. Тот со вздохом подвинул пепельницу к краю стола, потому что сам уже год как не курил. Глядя на клубы дыма, проворчал:
   - Когда бросишь этой гадостью травиться?
   - А вот когда мне не придётся больше под разных гадостных мужиков ложиться, тогда и брошу. - После такого откровенного ответа ещё и уточнение последовало: - Так хоть мерзкий дым - сволочной козлиный запах перебивает.
   Шеф с недоумением приподнял брови:
   - С чего это ты решила, что опять под мужиком работать придётся?
   - Любую женщину и "третья" бы обработала. Курт, Васька и Дана - это сразу три женоненавистника. Они никакой сучке доверять не станут...
   Опять повисла пауза, которую Павел Павлович прервал продолжительным утверждением:
   - Да-а-а..., - потом почмокал губами, - Слушай, красавица, может ты сразу отправишься выполнять задание без моих глупых инструктажей? Ведь и так всё знаешь, а о чём догадаться не успела - выяснишь по дороге к цели. А? Я твоему предчувствию и предвидение не устаю поражаться, как ты это делаешь?
   - Ничего сверхъестественного. Просто логически перевариваю поступающую от вас информацию, - Александра выпустила в потолок последнюю струю дыма и загасила окурок. - Но с другой стороны, меня такой подход к делу устраивает. Вы даёте наводящую фразу, я стараюсь разгадать её смысл и порассуждать о возможных вариантах. Длительный путь познания - но зато спокойный и безопасный. Мне то ведь по сути спешить некуда, а сверхурочные за работу во время отпуска мне уже идут. Так что..., я вас и дальше внимательно слушаю.
   Вопрос оплаты такого дорогостоящего агента и сотрудника для шефа всегда считался камнем преткновения. По его глубокому мнению любой патриот своей родины просто обязан был работать за самую обычную зарплату, скажем инженера. Ну ладно! Пусть за три зарплаты! Да и сам он для себя лично никогда не мздоимствовал в финансовой части. Чем частенько любил похвастаться. Но вот те суммы, которые бухгалтерия безропотно выплачивала самым "лучшим" работникам, порой вызывали у него зубовный скрежет.
   На удивление, сейчас он к этому отнёсся довольно спокойно. Ещё и покивал соглашательски:
   - И тут ты права, денежки тебе уже капают. Да только спешить в данной ситуации - никак нельзя. Это раз. Ну а два: мне и самому хочется лишний раз всё тщательно вспомнить и продумать. И по ходу ознакомления тебя с делом, послушать все твои размышления. Ещё лучше - догадки.
   - Я что, знакома с объектом?
   - Ни сном, ни духом. Даже случайно не пересеклись. Никогда. Всё проверили.
   - Вот оно как?! - девушка нервно достала вторую сигарету и на этот раз закурила, даже не спрашивала разрешения.- Значит простым наркобароном или главой преступной группировки, тут дело не ограничивается. Всё гораздо страшней и..., - она с озлоблением затянулась, - ...Мерзостней.
   Шеф самодовольно улыбнулся:
   - И тут твои логические рассуждения идут в верном направлении, в сторону усложнения задания. Но ты будешь очень приятно удивлена, когда узнаешь о социальном статусе нашего объекта и полюбуешься его внешностью.
   - Хм! Неужели такой красавчик?
   - Ну, не Аллен Делон в лучшие годы своей молодости, но по десятибалльной шкале, по оценкам женщин, тянет на семь, а то и на семь с плюсом.
   - О-о-о! - Александра томно закатила глазки, - Самый предпочтительный вариант для работы. Со всеми кто ниже пятёрки без бутылки и пачки сигарет не переспишь, а те кто выше восьмёрки - тоже скоты крайнего разлива. Тех вообще достаточно только вспомнить, как руки сами тянутся за бутылкой и сигаретами.
   - Вот видишь, как тебе повезло.
   - А если он ещё и президентом окажется.... Ну, чего молчите?
   Павел Павлович задумчиво поковырял мизинцем у себя в ухе, затем достал пухлую папку из ящика стола и взгромоздил перед собой. Сложил на ней ладони и только потом стал рассуждать вслух:
   - Президент.... Да нет, однозначно не президент. Хотя и окончательно утверждать о нём никто ничего не имеет права. Даже наши великие аналитики. Официально, он состоит на должности главы попечительского совета всемирно известного благотворительного фонда. Ну а неофициальный его статус умещается в одном простом слове: Торговец. С большой буквы. Но в то же время имеются самые веские основания утверждать, что это очень, ну очень, очень непростой торговец. И понять всю широту его характера, масштабность его силы, умений, можно даже сказать власти - мы до сих пор не в силах.
   - Интригует, - призналась девушка, расправляя плечи. - Но чем же таким можно торговать, чтобы до сих пор оставаться в такой густой тени? Наркотиками, рабами или человеческими органами? Или он продаёт любовные снадобья и привороты? Пожалуй, это было бы единственное, с чем бы не смогли справиться ребята из "третьей".
   - Почему? - подался шеф вперёд.
   Его подчинённая скривила своё личико в коротком раздумье:
   - Потому что никто из них не верил в мистику или сверхъестественные явления. Всё пятеро верили только в железную логику и суровую действительность.
   - Опять я с тобой согласен. И опять ты сама напомнила о том, что веришь в ту самую мистику. Мало того, и вся ты - не что иное, как ходячий сгусток мистики и конгломерат сверхъестественных противоречий.
   - Так прямо и вся! - Александра вновь потянулась за сигаретами. - Удалось несколько раз воспользоваться своим умением чувствовать опасность, да очень часто падаю в обморок при виде трупов. Вот и все странности. Зато как вы любите меня этим пугать, что прямо стыдно за такой мелкий шантаж!
   - Ладно, не будем ссориться, тем более что я тебя всегда ценю именно в качестве моего работника. Но вот про мистику ты правильный сделала вывод. Объект подходит под это дело с руками и ногами.
   - Значит, всё-таки, торгует любовными приворотами? Тоже не поверю, не наш это уровень. Там и участковый бы справился.
   - Вряд ли. Особенно если учесть, что клиентами нашего объекта являются самые богатые люди планеты.
   - Да..., - согласилась девушка в некоторой задумчивости. - Те в сердечных снадобьях не нуждаются. Их и так любят.
   - И ты бы любила? - не скрыл своего сарказма шеф.
   - Очень! Это ведь так здорово - иметь всё что хочешь.
   - А если бы он тебе надоел?
   Александра и единой секунды не задумывалась:
   - Подумаешь! Устроила бы ему чего-то-там-крушение и всех делов: живи и наслаждайся полной свободой.
   - Хм..., неблагодарная ты.
   - Ваше воспитание. Кто утверждал, что благодарность - путь к смерти через зависимость?
   - Было такое, не отрицаю.... Но вернёмся к нашим баранам. Или скорей всего - динозавру. Кстати, обращаются к нему только Дин, а за глаза так и называют: Динозавром.
   - Вы ещё скажите, что настоящего имени не знаете....
   - Только этого позора моей конторе не хватало. Хотя за многочисленные документы, многочисленные паспорта наивысшего качества, наш объект давно заработал пожизненное заключение.
   - Так почему его до сих пор...? - девушка сделала двумя ладошками жест, обозначающий удушение.
   - Во-первых: потому что не это его нарушение, для нас важно. А во-вторых: все его подделки не раз проходили многочисленные экспертизы и вердикт всегда оставался неизменен, подлинники. То есть Динозавр является легитимным гражданином сразу нескольких стран и везде его гражданство не вызывает сомнения. Паспорта с разными именами выданы на правовой основе с апостольским подтверждением.
   - Ещё интересней! Получается, что инкриминировать ему можно лишь незаконное ношение чужих фамилий или многочисленное гражданство?
   - Именно. По нашей же версии этот Торговец, не кто иной, как Светозаров Дмитрий Петрович, русский, тридцати четырёх лет отроду, уроженец польского города Лодзь. Хотя и тут прослеживается некоторая путаница, но ты с этим разберёшься сама чуть позже, - толстые пальцы побарабанили по пухлой папке. - Сейчас меня больше интересует твоя реакция на один небольшой фильм. Придвигайся к столу ближе!
   Пока подчинённая придвигал кресло, Павел Павлович развернул монитор своего компьютера так, чтобы видно было им обоим. Затем с церемониальным величием вставил хрупкий диск в дисковод и стал двигать мышкой. При этом он несколько отстранённо продолжал бормотать:
   - Смотри внимательно..., вряд ли чего подметишь, но всё-таки постарайся...
   Александра облокотилась правой стороной тела на стол и уставилась на монитор. Сразу стало понятно, что качество изображения оставляло желать лучшего. Примерно такое же получалось при использовании самых дорогих, на зато и самых миниатюрных видеокамер, предназначенных для шпионажа на приоритетном уровне. Но всё равно большинство деталей удавалось рассмотреть отчётливо, со всеми цветовыми оттенками. Сильно мешало только непонятное затемнение, коротко перекрывающее изображение каждые десять, пятнадцать секунд. Но в остальном наблюдательный человек мог почерпнуть для себя из фильма массу самых разнообразных впечатлений. А любитель экзотики и средневековья - воистину огромное наслаждение.
   По первому предположению снимали какой-то исторический фильм, а сам оператор находился среди зрителей. Перед трибунами простиралось турнирное поле для рыцарского боя, с другой стороны которого тоже располагались трибуны для простого народа. Их рассмотреть было трудно, да и камера на них не фокусировалась. А вот на соседях оператор сосредотачивался постоянно. Пёстро, пышно разодетые в просторные тоги люди оживлённо переговаривались на незнакомом языке, смеялись, переругивались или просто обменивались мнениями. Чаще всего присутствующие поначалу посматривали направо, где метров через двадцать располагалась королевская ложа. А судя по величию и блистательности оформления ложи, там могла восседать никак не меньше чем семья императора. Про императорские одежды, или символы власти в виде короны и боевого серебристого трезубца - можно было и не напоминать. Костюмеры и декораторы постарались на славу, всё казалось выполнено безукоризненно.
   Немного выпадала их общего плана личность императрицы. Вполне симпатичная женщина, сидящая по левую сторону от своего супруга, выглядела откровенно скучающей и недовольной. Хотя скорей всего так и предполагалось по сценарию. Ещё чуть левей, сидела обворожительная, совсем юная принцесса лет семнадцати, глядя на которую любой мужчина мог только печально и порывисто вздохнуть: такие прелестницы попадаются только на экранах самых лучших кинофильмов. Похоже оператор тоже слишком увлёкся красавицей, даже приближение сделал. Тем более удивительным показалось то, что принцесса несколько раз взглянула прямо в объектив, один раз при этом кокетливо улыбнувшись и один раз сделала еле заметный знак приветствия своими прозрачными пальчиками. Кажется, это удивило даже оператора. Потому что он резко покрутил камерой во все стороны и сосредоточил её слева от себя, на ничем не примечательном, в сравнении с другими зрителями, мужчине. Но вопрос раздался на чистом русском языке:
   - Так вы и вправду знакомы?
   Мужчина ответил с чисто одесскими интонациями:
   - Леонид Тарасович, разве я вам когда-то врал?
   - Да, - тон оператора был грустным. - Пока поймать не удалось. А устроить ужин с этой неземной красотой вы можете?
   - Не стоит ничего обещать на завтра, если и сегодняшние обещания до конца не исполнил. Всему своё время.
   На этом разговор закончился, оператор приступил к дальнейшим съёмкам. Ещё раз осмотрел императорскую семью, на этот раз остановившись бегло на остальных трех сыновьях императора, которые сидели справа от отца. Но если десяти и тринадцатилетние ребята выглядели довольно естественно и просто радовались предстоящему представлению, то старший принц, лет двадцати на вид, смотрелся как воплощение потомственного величия. Кажется, на эту роль подобрали самого талантливого и великого актёра.
   Чуть позже заиграли фанфары и начался непосредственно рыцарский турнир. Закованные в латы воины выезжали на ринг, приближались к императорской ложе и получали несколько слов напутствия и благословением опускающейся длани. Потом следовал выход на позиции, сигнал трубы и разгоняющийся бег коней вдоль бревенчатого барьера. Нарастающий рёв толпы и жуткое бряцание пробиваемых металлических лат и шлемов, треск ломающихся копий, храп разъярённых лошадей и грохот страшных, невероятных по актёрскому мастерству падений. Каскадёры действовали до невероятности красиво, кровь хлестала ручьями и чуть ли не в каждом поединке одного из соперников уносили на носилках.
   Правда, что сразу бросалось в глаза - нигде больше не виднелось даже единственной камеры. Видимо все съёмки велись только самыми современными миниатюрными. Но ведь у каждого режиссёра свои методы.
   Турнир ещё не закончился, как фильм оборвался в неожиданном месте.
   - Объёма памяти не хватило, - пояснил Павел Павлович и выжидательно уставился на своего самого лучшего агента, - Итак, что тебя здесь удивило?
   Та разочарованно отвела взгляд от экрана, поняв, что второй раз пока повторять фильм не станут. Закрыв глаза, потрогала себя указательным пальчиком за кончик носа, пытаясь сконцентрироваться и вспомнить все свои ощущения при просмотре.
   - Заметила две неправдоподобные детали.... Первое - это их одежды. Никогда таких в нашем мире не было. Ни в Древнем Риме, ни тем более в средневековье. Скорей всего вообще нигде. Остается утверждать только одно: большинство этих тог выдумано именно для этого фильма. Уверена. Пришлось как-то раз изучить всю историю одежды...
   - Знаю о том деле. И вывод твой правильный: не было таких одежд в нашей истории. Эксперты это подтвердили. Хотя ведь мы и историю не всю знаем.... Ну а вторая деталь?
   - Наверняка и вторая вам известна: некоторое различие в строении тел...
   - Где ты такое заметила?! - воскликнул шеф, хватаясь за мышку. - И у кого?
   Кажется, он был очень удивлён и обеспокоен. Но девушка не подала виду, зная высшее артистическое притворство этого солдафона:
   - Не у мужчин, не переживайте. Те вроде совершенно идентичны земным. А вот женщины отличаются, - она ещё и сама не была уверена в своих подозрениях, но судя по полыхнувшим зрачкам шефа при слове "земным", удостоверилась что она на верном пути в своих догадках: - Найдите тот кадр с принцессой. Вот, только чуть назад, где она в профиль, Стоп! Вот этот. Ничего странного не замечаете?
   - М-м? Да нет, вроде...
   - Присмотритесь к ушной раковине. Видите лишний, нависающий сверху хрящик? У нас такого нет, и мне это сразу бросилось в глаза. Люблю любоваться серьгами с бриллиантами и смотреть как они сочетаются со строением уха.
   Рука шефа уже тянулась к коммуникатору. Палец привычно надавил кнопку вызова аналитического отдела:
   - Казик, твою мать, - вкрадчиво стал говорить Павел Павлович. - Фильмец перед тобой?
   - Так точно, - раздался настороженный ответ главного эксперта и аналитика, которому недавно перевалило за шестьдесят, и он считался в конторе работником с самым большим стажем.
   - Тогда скажи мне, дорогой Казик Теодорович, куда твои глазки похотливые смотрели, что ты ушки у женщин не рассмотрел?
   - Дык..., и..., не понял я. Туда и смотрел..., - в динамиках раздавалось нетерпеливое щёлканье мышки. - Палыч, а что ещё заметили? Серьги необыкновенные? Так они вроде не выпадают из ряда классификации...
   - А лишний хрящик тебе не в жилу заметить было? А? Всё на меня надеетесь?
   Короткая пауза оборвалась ошарашенным восклицанием:
   - Ё-маё!
   - Короче! Работайте! - оборвал Казика шеф и выключил связь. Затем с хорошим настроением поощрительно кивнул подчинённой: - Молодец! И тут от тебя польза оказалась. Если доживёшь до сорока - обязательно возглавишь аналитический отдел.
   - Хм! Больно надо! Да и вообще, столько живут только клоны.
   - Ты так со мной не шути, а то я и обидеться могу.
   - Пыл Пылыч! А вы разве не знали, что вы клон? - раскрыла Александра свои глазища от искреннего удивления и получила в ответ очередное бормотание:
   - Знал, знал..., но разве от тебя что-то скроешь? Ладно, раз больше ничего не заметила, то смотри дальше и слушай мои комментарии. Здесь наши эксперты не подвели, накопали кучу всяких странных деталей и ещё полную тележку несоответствий. Но в основном это касается оружия и доспехов, так что твоя некомпетентность в этом вопросе вполне понятна. Мне самому эти детали ничего не говорили, а ведь я и на рапирах и на мечах сражаться могу.
   - Ой! Я и не знала! Теперь уж точно к вам со своей саблей прийти не решусь.
   - Какая ещё сабля? - недовольно скривился шеф, но догадавшись, что девушка продолжает шутить, перешёл на строгий тон: - Смотри внимательно! Начнём, допустим, с голени. Здесь на металлической защите торчит острый шип, в истории нашего рыцарства никогда не применяемый и кажущийся вообще неуместным элементом. Хотя аналитики доказали, что в кавалерийском сражении удар ногой по морде лошади очень эффектно поражает животное, выводя его из строя. Шип попадает чаще всего в нос лошади и та от боли сразу падает на колени. Теперь взгляни на другие различия...
   Действительно, отличительных деталей оказалось невероятное множество. А напоследок Павел Павлович продемонстрировал отдельный фильм, в котором эксперты по собранным кадрам доказали, что три рыцаря в турнире погибли бесповоротно и однозначно. Что уже само по себе отрицало сам факт какого-нибудь театрально представления или съёмки кинофильма. То есть заснятое действие было самым натуральным смертоубийством.
   Когда Александра это осознала, её стало нагонять предобморочное состояние. Да настолько, что шефу пришлось на неё прикрикнуть:
   - Возьми себя в руки! Это ведь только документальные кадры! Из жизни другой реальности. И ты свои ручки к их гибели не прилагала. На-ка, попей!
   - Значит всё-таки не Земля..., - с некоторым восторгом прошептала Александра, когда попила воды и немного успокоилась. - Неужели инопланетяне пошли с нами на контакт?
   - Ага! Щас! Так они тебе и пойдут, спешат, аж спотыкаются! Скорей это наш человечек в чужие пространства забирается без спросу. Как нашего, так и с той стороны...
   - Хотите сказать, что этот парень или сам оттуда или дорожки туда знает?
   - Вот именно поэтому мы и должны вывести этого Торговца на чистую воду. Да сделать это так, чтобы он не исчез, а согласился с нами сотрудничать полностью. Теперь ты понимаешь, что кроме тебя, с этим делом никто не справится.
   Девушка хмыкнула с присущей только ей самоуверенностью:
   - Дело не в том, конечно справлюсь. А дело в той самой мистике. Вы знаете, Пыл Пылыч, что мне как-то жутко, ураган какой-то на душе. Скорей даже радостно, что ли.... Просто не верится, что мне повезло участвовать в этом деле. Настоящая романтика...
   - Вспомни об участи "третьей" и вернись на грешную землю! - суровый голос шефа вернул в действительность не хуже холодного душа. - Малейшая твоя ошибка, и от твоей романтики даже вживлённых в тебя чипов не останется.
   - М-да, действительно. Чего-то я непозволительно воспарила в высокие сферы. Мне более важно узнать, почему "сгорела" третья группа. Вы пробовали к нему в дом подложить камеры или хотя бы "жучки".
   Пробовали, безрезультатно
   - Логично, Значить скорей всего и всю нашу легендарную пятёрку агентов он засёк по многочисленным чипам в их телах. Согласны?
   - Очень даже может быть....
   - Следовательно, придётся и из моего тела удалять все четыре маячка. Насколько я знаю, это займёт около часа. Правильно?
   Вот тут Павел Павлович замер. Для любого агента вживлённый чип не только последний шанс на спасение или своевременную помощь от своих, но и "вечный поводок" благодаря которому лучшим агентам не стоило и подумывать о возможности сбежать и залечь на дно. Начальство отыщет хоть на дне Марианской впадины. Но в данном случае видимо интересы были гораздо выше "поводковых" рассуждений и монстр спецслужб постарался, чтобы его молчание не выглядело слишком продолжительным:
   - Конечно, правильно.
   Александра тоже понимала, что из конторы она никуда не денется, но как приятно было осознавать, что хоть на короткое время данной операции она избавится от постоянной слежки за своей тушкой. А если она правильно оценила угрозу всего этого дела, то может как раз и подвернётся удачный момент, чтобы вовремя "спрыгнуть" с этого товарняка, летящего по откос.
   Радость своей маленькой победы, она спрятала за деловой озабоченностью:
   - Давайте перейдём к личности объекта. Почему его называют Торговцем? Да и ещё и с большой буквы?
   - Только по одной причине: он торгует любыми, даже самыми нереальными представлениями и удовольствиями. И по мнению наших долбаных аналитиков, объект делает для этого окна в один, а то и несколько параллельных миров. И уже так показывает требуемое самым состоятельным людям нашей планеты.
   - И те об этом молчат?
   - Как рыбы. Разве только советуют своим коллегам по клубу миллионеров обращаться, при нужде поразвлечься, к Динозавру.
   - Но ведь вы его всё-таки высчитали, - напомнила девушка, - Значит и миллионеры бывают болтливыми.
   - Естественно, они тоже люди. Да только подобная болтливость вылезет таким боком, что даже сильные мира сего крепко держат язык за зубами. Начну с самого начала. Пару лет назад один известный швейцарский герцог, растрезвонил о тех нескольких чудесах, которые ему довелось увидеть при содействии Торговца. И тут же оказался психически невменяем. Что вообще-то при таких бреднях - вполне естественное дело. Да только ты ведь знаешь: в наше время и маразматические высказывания буйнопомешанных тщательно проверяются. Поэтому Интерпол провёл тщательное расследование и быстро раскрыл всю подноготную. Динозавр ангажировал, как правило, сразу несколько трупп, как актёров, так и любителей древности. Или как их порой называют: толкиенутых. С их помощью он разрабатывал неимоверное количество спектаклей, которые ты только что видела, тратя при этом практически все доставшиеся ему при оплате деньги. А что в этом предосудительного? Вот и Интерпол поржал над глупыми миллионерами и забросил это дело. Правда, материальчик мы к себе в базу данных ввели, не поленились. И только благодаря этому обратили внимание ещё на двоих толстосумов, скандально расставшихся с жизнью.
   - Там тоже прослеживалась рука Торговца?
   - Как ни странно, его там и близко не было. Но вот некоторые слухи в той среде всё-таки расползлись и вещали они о том, что оба покойничка накануне своей смерти готовились выдать миру некое сенсационное сообщение. То есть, они сумели сопоставить свои наблюдения и догадаться об истинности увиденных представлений. Да только, не успели донести всему миру благую весть.... И материалов у них никаких не осталось. Только наши догадки.
   - Зато теперь, после такого фильма, вы наверняка и свидетеля имеете?
   - Увы..., - Павел Павлович вздохнул так тяжело, словно сам через минуту собрался в гроб ложиться. - Не уберегли... Уважаемый Леонид Тарасович так и пропал со своим самолетом где-то над Крымом. Несколько обломков нашли в морском прибое возле посёлка Весёлое.
   - Оп-па! Неужели это о Кадагове речь? - гибель известного миллионера не так давно прогремела массой скандальных статей и заметок по всем средствам массовой информации.
   - Он самый. Эту запись Кадагов успел передать нам только в самый последний момент с борта самолёта.
   - Продал?
   - Конечно! И за такие деньги, что плакать хочется. Но зато фильм того стоит.
   - Но как этому, покойному уже миллионеру удалось сделать съёмки?
   - Он то и поведал в кратком рассказе нашему представителю, что Динозавр перед спектаклем производит самый тщательный обыск клиента, вплоть до рентгена и смены одежды. Ну а наш дошлый Лёня, имел на своём теле одну великую тайну: искусственный глаз из разработок самого последнего поколения. Он и смачивается и блестит, и зрачком расширяющимся с другим зрачком синхронно поворачивает. В общем, никак не отличишь от живого. Вдобавок ещё и веко обладало экранирующими способностями, не позволившими засечь видеокамеру в глазу. Вот так и получился этот фильм.
   Александра немного подумала и выдала самое для всех желанное развитие событий:
   - Лучше бы Кадагов не турнир снимал, а сам момент перехода в другой мир.
   - На эту тему Леонид Тарасович тоже дал пояснение. Перехода как такового, он и не заметил. Долго ехали в лимузине, потом по бокам начались сплошные заросли высоких кустов, из которых и въехали в подземные помещения какого-то амфитеатра. Причём дело скорей всего происходило в хорошо знакомом с детства городе миллионера. Когда они по узким ступеням поднялись наверх, то сразу оказались на трибуне. Уходили в обратном порядке. И тогда перехода нигде заметно не было, хотя присматривался Кадагов более внимательно. С его хваткой он сразу заподозрил неладное. Дома внимательно просмотрел плёнку, а когда Динозавр отказался организовать миллионеру встречу с принцессой, решил его в отместку кинуть. Вышел на нас...
   - Отказался - ничем не аргументируя?
   - Причину назвал: категорический отказ самой принцессы. И не согласился даже после того, как миллионер утроил сумму гонорара.
   - Ещё бы! - скривилась девушка от непонятной антипатии. - Вряд ли такая..., фифа нуждается в средствах.
   - Вот и все так подумали. Но операцию стали разрабатывать сразу. А "третью" послали в окружение Торговца внедряться по ходу дела, так сказать, по собственному наитию. Пропали все пятеро одновременно из снятого неподалёку домика, когда сам объект находился в соседнем государстве. То есть наверняка вокруг него действует неизвестное нам количество помощников. Не отвергается возможность и того, что эти невидимые нам помощники действуют из параллельных миров. Если это так, то и секрет нашей конторы может быть раскрыт в любую минуту. Что будет в этом случае - мне остаётся только догадываться. Но тоже не исключаю, что в таком случае "эти", - палец шефа упёрся в потолок, - Предпримут самые решительные меря для устранения объекта.
   Александра умело сдержала готовый вырваться вопрос: "А нас?", потому что до такой степени свою логическую эрудицию показывать не стоило даже перед всезнающим шефом. Вместо этого она состроила испуганное личико и с хорошо прослушиваемым уважением спросила:
   - А сколько вообще "этих" знает об операции?
   - Двое, - не стал скрывать Павел Павлович, но сразу, словно сомневаясь, пожал плечами: - Хочу надеяться. Но нам от этого не легче, мы должны своё дело сделать без всяких скидок на сложность.
   - А кто мне будет помогать? Неужели никого не удалось внедрить в окружение Торговца?
   - Рано мечтать об удачливом внедрении. Такие дела сама знаешь, быстро не делаются. Тут года нужно, а не жалких пару месяцев. Но один вокруг него уже крутится. Стараемся делать так, чтобы это Динозавр на него всё время натыкался, организовываем такие "случайности" сплошь и рядом. А наш человек делает вид, что сторонится объекта, не доверяет, даже нагрубил один раз на тему, что все до его денег тянутся.
   - Понятно. Приходится нашему казачку засланному миллионером притворяться. Да ещё и жадным. Неплохо! Я его знаю?
   - Даже слишком. Каралюх Бориска.
   Девушка скривилась:
   - Фу! Лучше бы и не знала. Хотя именно такой глист, везде и пролезет. Но чем он собрался привлечь наш объект к себе?
   - Да тем, что Торговец слишком падок на красивых женщин. Правда в постоянные связи не втягивается, сразу их рвёт. Очень редко какая фифочка у него задерживается дольше чем на неделю. Но, почти ни одну смазливую мордашку и длинные ножки он не пропускает. Чаще всего приговаривает их чуть ли не месте знакомства, и тут же про них забывает. Бориску мы решили тоже окунуть в разврат, и он приводит в купленный рядом дом таких шикарных девочек, что даже Динозавр на это клюнул и уже два раза подкалывал соседа на предмет "поделиться". Наш Каралюх пока "держит стойку", выказывая вполне обоснованные для такого короткого знакомства подозрения. Но как только Торговец возвращается на свою виллу, то до него обязательно доносится шум очередной развесёлой оргии.
   - Однако, - Александра не могла сдержать своей ехидной улыбки, - Вот уж повезло Борюсику. Как говорится, пусти козла в огород, так он всю кассу растратит!
   - Ох! И не напоминай лучше, - жалобно застонал шеф. - Меня всего лихорадит, когда я финансовые отчёты наверх отправляю. Уже созрело твёрдое убеждение кастрировать этого гада за государственный счёт, после того, как всё закончится благополучно. Ты себе не представляешь, кого он только в свою постель не тянет.
   - Кого?
   - Да всех! Никогда не думал что знаменитые и прославленные модели, артистки и величественные красавицы согласятся лечь с таким ничтожеством.
   - Деньги решают всё! - категорически обрубила девушка словоизлияния своего шефа. Тот ехидно цокнул языком:
   - Надеюсь, тебе не придётся так тратиться?
   - Конечно. Скорей даже наоборот: я буду стараться сделать свою работу с мизерными растратами.
   - Ну, это понятно, достаточно тебе покрутить своей мордашкой поблизости возле Динозавра, а потом как можно быстрей упасть на спину...
   - Хм! Такой вариант для меня совсем не отдаёт пошлостью, и я была бы на седьмом небе от счастья, если он оказался действенным. Но, кажется, он здесь не проходит. Вряд ли он поведётся на очередную самочку, да ещё потом продолжит с ней знакомство до нужной нам стадии. Здесь нужно нечто сверх интеллектуальное.
   - Ну, Шурка, тебе видней, - согласился шеф с фривольным оскалом. - На то ты у нас и самой большой выдумщицей считаешься. И наверняка уже придумала подходящую легенду?
   - Как? С чего? Только зная о том, что он бабник и редкостный блудник? Ха! - Александра от всей души удивлялась истинно мужскому скудоумию. Тут же ей пришёл на ум один пример, который она уже неоднократно прокрутила в своей пространственной памяти: - Вот вам не кажется, что в этом фильме прослеживается явная попытка прибрать нашего Торговца под каблучок? Вспомните, как вела себя юная принцесса и подумайте: разве стала бы такая девушка бросать томные взгляды Кадагову?
   - Вряд ли...
   - Бесспорно и другое: когда наш объект отказал этой девице в очередной близости, она явно в отместку отказалась от ужина в компании с обрюзглым миллионером. И о чём это говорит?
   Лоб шефа покрылся глубокими складками, символизируя усиленную умственную деятельность:
   - О чём?
   - Что даже такая неповторимая, сказочно богатая и скорей всего умопомрачительная для любого мужчины красотка не смогла удержать возле себя присноизвестного, как его там, ага, Светозарова Дмитрия Петровича.
   - Да нет, Шурка, здесь ты перемудрила! - засмеялся Павел Павлович. - Надо же до такого додуматься! Как только и мысль такая в голову пришла.
   - Как? Давайте ещё раз начало фильма просмотрим. Только теперь я буду кадры выбирать, - мышка быстро перекочевала в женскую ручку. - Итак, вот здесь, присмотритесь, принцесса, словно отчужденно смотрит в сторону оператора, а сама надеется, причём очень сильно надеется поймать чей-то взгляд. Даже дыхание на вздохе затаила. Нам повезло, что Динозавр сидит рядом с Кадаговым и нам отчётливо заметно направление взгляда. Вот он вспыхнул и стал жарко горячим, томным, призывным. Такие посылаются только страстно желаемому любовнику. Уж поверьте мне!
   - Да я и не спорю...
   - Потом Динозавр отвернулся, видимо, и мы просматриваем во взгляде принцессы жуткую досаду и разочарование. Лицом владеть она умеет не в пример лучше всему остальному. Несколько улыбок по сторонам, ничего не значащих жестов остальным поклонникам и вновь настороженное ожидание. И вот, самый ответственный момент! Она решается на еле заметный, но хорошо понятный любовнику знак. Скорей всего он расшифровывается не как приветствие, зачем им здороваться, если они наверняка уже виделись, пусть даже издалека. Нет, он обозначает "Приди!" Присмотритесь, пальчики не в стороны качнулись, а больше к её личику. Взгляд при этом превращается из выжидающего в гневный, скорей всего по той причине, что ответного взмаха ресниц или ещё чего-то не последовало. Динозавр сделал вид, что не заметил призыва и равнодушно отвернулся. Что и подтверждает перевод камеры на него и совершенно спокойный диалог со стороны Торговца. На этом кадре он выглядит как котяра, пережравшийся отборной сметаной, лицо выражает лень и досаду от предстоящего скучного разговора. Возможно, даже предвидит скандал с надоевшей любовницей. Но нисколечко его не боится. Так что просто, без затей, соблазнить такого циника и ловеласа - почти невозможно. Тут ни моя красота, ни ножки от коренных зубов не проконают.
   Кажется, шеф осознал рациональное зерно в утверждениях Александры и полностью с ней согласился. Но после этого чуть не выломал себе челюсть, выкручивая собственный подбородок в непроизвольном мычании:
   - И этот драный Каралюх такие деньги на ветер выбрасывает!
   - Не скажите. У Бориски совсем другая задача, - вынуждена была вступиться за коллегу девушка. - Ему главное завести хоть какие-то приятельские отношения с соседом и выбранный метод действительно может оказаться действенным. Но для меня такое не подойдёт, пусть я даже сумею менять собственное тело до немыслимых по красоте стандартов, а в моем поместье будет не протолкнуться от хахалей.
   - Хорошо, я тебе уже говорил: готов слушать твоё любое предложение. И более того, мне ничего не останется делать, как сразу на него соглашаться.
   - Да я в последнем и не сомневалась, - без всякой нотки самодовольства или хвастливости, произнесла Александра. Потом указала глазами на папку: - Но мне для начала хотелось бы послушать его биографию. Именно послушать, с теми акцентами, которые расставите вы. Почитаете? Самое основное, конечно.
   Павел Павлович согласно кивнул, раскрыл папку и стал бегло читать документ за документом, порой кладя перед подчинённой некоторые листики с прикреплёнными к ним фотографиям. Наверняка всё это было и памяти компьютера, но многоопытный руководитель по себе знал, как порой важно бывает послушать информацию именно вот так, собственными ушами и полностью одобрял такой метод.
   Данные лились ручейком, лишь изредка перебиваемые наводящими или уточняющими вопросами Александры. Сведения о родителях, чьё рождение состоялось в военное лихолетье. Советские военные базы под Лодзью, где и родился маленький Дима в семье военного. Детский сад в гарнизоне, школа, ничем не примечательные юношеские годы. Потом пришла трагедия: при весьма странных и невыясненных обстоятельствах пропали родители Светозарова, которому на то время исполнилось четырнадцать лет. Пропали бесследно, вместе с тринадцатилетней сестрёнкой. Подозревали банальное бандитское ограбление с последующим устранением трупов, хотя в то время в рабочем польском городе Лодзь о таких страхах никогда не слыхивали. Да и что можно было отобрать у ничем не примечательного офицера и его близких во время прогулки по городскому парку?
   После этого события жизнь Димы Светозарова в дружественной Польше завершилась, его забрали к себе родители отца, проживавшие в Бресте. Там он окончил школу, поступил в институт, ограничивая своё становление как среднестатистический инженер-электронщик. И вот дальше началось самое странное в его жизни. Вернее не так странное, как совершенно непонятное для силовых структур "темное прошлое". Правда девяностые годы тем и отличались, что полной анархией и разгулом безответственности, но всё равно отсутствие любого упоминания про Светозарова Дмитрия Петровича настораживало. Словно кто-то всесильный и вездесущий тщательно уничтожил все следы о деятельности или существовании вышеупомянутого человека. Нет, конечно же, он кое-где мелькал: секции карате, посещение общества тибетских монахов, визиты в театры, времяпрепровождение на катке и лыжных прогулках. Но всё это - ничего не стоящие, малоприметные мелочи. Гораздо удивительнее выглядели факты, что бюрократические препоны, как таковые, для Динозавра не существовали. Паспорта ему выдавались без всяких очередей, визы на въезд в любое государство ставились быстро и без проволочек. Но именно это и настораживало больше всего. Ведь Светозарова никто не прикрывал, он не был президентским сыном, он не руководил мафиозными кланами, но всё у него делалось легко и беззаботно. Он разъезжал по другим странам, знакомился с самыми знаменитыми и влиятельными людьми, отдыхал в сообществе самых неприступных для прессы толстосумов, артистов и политиков. Причём в любую компанию он входил по-свойски, а о его друзьях, приятелях и приверженцах вскоре стали складывать легенды. Некоторое время за ним присматривали спецслужбы то одной, то другой державы, но инкриминировать ему мошенничество, или доказать, что он аферист - не смогли. Каждый раз выдавая в резюме одну, по сути своей, фразу: безобидный прожигатель жизни, паразитирующий на щедрости своих многочисленных друзей. Разве что Интерпол, после расследование дела с герцогом Штаусе, добавило в характеристику новый оттенок: "Имеет замечательные организаторские способности продюсера, режиссера и сценариста. Весьма многогранная, творческая личность".
   И всё. В остальном - полная тишина. Даже когда за него всерьёз взялись в последние месяцы - так и не смогли накопать хоть какой-нибудь стоящий компромат. Разве что незаконное многочисленное гражданство. Но тут, как и в случае многожёнства Остапа Бендера, доказывать что-либо было весьма проблематично. Да и вспугнуть объект было нельзя никоим образом. В данный момент он проживал на постоянной основе в Германии, частенько появлялся по всей Западной Европе, да время от времени наведывался в Польшу. Компании предпочитал самые интернациональные, потому что владел в совершенстве десятью европейскими языками и вдобавок мог изъясняться на китайском, как прирождённый азиат. Правда, в самом Китае замечен ни разу не был. Но в свете последних открытий - подобное слежение теряло некоторый смысл. В данный момент, уже целых два месяца, за Динозавром установили слежение со всех возможных носителей: от стационарных уличных видеокамер, до камер с наивысшей разрешимостью, установленных на космических спутниках. Информация обрабатывалась в самом современном вычислительном центре и шла непосредственно к Павлу Павловичу. Но пока ничего важного не заметили. Скорей всего объект заметил слежку и затаился наглухо. Если бы не фильм, переданный перед гибелью миллионером Кадаговым, то баснословно стоящую операцию давно бы прикрыли. А так выделили неограниченный кредит.
   Когда Александра завершила ознакомление со всеми деталями своего задания, она в который раз за день подавила непроизвольное содрогание собственного тела. Это какие надо иметь полномочия, что бы выделить невероятные, не укладывающиеся ни в какой здравый рассудок средства. Те самые загадочные "двое", о которых намекнул Павел Павлович - однозначно высокие фигуры. Ну и пришла в голову вполне логичная мысль-продолжение:
   "Если вообще не "самые высшие"! Да за такие деньжищи всю контору могут подчистить в случае неудачи. Хм..., а ведь в случае удачи - тоже могут подчистить. Причём как раз в случае удачи, скорей всего уберут всех однозначно.... Мама! Мне страшно! Где ты?! Что б тебя удавили на том свете, сучку бешенную!"
   Как всегда воспоминания о матери алкоголичке, попавшей под поезд, когда Александра оканчивала учёбу в школе, придало нужную злость и подняло боевое настроение. Девушка резко вышла из задумчивости и озорно подморгнула замершему в настороженной позе шефу:
   - Ну что, Пыл Пылыч, имеется у меня одна идейка...
   А про себя подумала: "Наверняка тоже про "зачистку" догадывается. Не может такой зубр спецслужб оставаться наивным патриотом. Поэтому и замялся, когда я предложила из меня все чипы вынуть. Вот только интересно бы узнать, что он предпринял на такой случай? Подобный тип всегда себе несколько запасных лазеек оставит. Если вдруг он исчезнет - то это сразу и для меня будет сигналом: забуриться на дно самого глубокого болота и прикинуться ветошью лет на десять. Да, так, наверное, и сделаю...."
   Старый солдафон поощрительно улыбнулся:
   - Есть идейка? Могу утвердить и без прослушивания. Но всё-таки, уважь старика.
   - Как не уважить! Вы помните, что почти везде у него стоит вот эта фотография: мать, сидящая на парковой скамейке, облокотившийся рядом отец и между ними радостно улыбающаяся сестричка. Мне кажется, через эту его ностальгическую грусть по ближайшим родственникам мы к нему и подберёмся.
   - Каким образом?
   - Присмотритесь, я похожа на его сестричку?
   - Кхе, кхе! Да не очень.... Если честно, то ты в сто раз краше.
   - Вот и хорошо. Гораздо хуже, если бы до её уровня пришлось подниматься. Ну и представьте меня гораздо проще, точно с такими же глупыми косичками. Свитер тоже вообразите такого же устарелого покроя.
   - Но ты ведь намного не дотягиваешь до тридцати трёх лет! Ведь его сестре сейчас бы исполнилось именно столько. Да и тринадцать тебе никак не дашь.
   - Неважно, здесь актуальней всего первый взгляд, душевный позыв и мистический дух оживших воспоминаний.
   - Ох! Думаешь, сработает? Уверена? - затаил дыхание Павел Павлович.
   - Вы ведь не были уверены в "третьей"? Так и я не могу быть уверена даже в себе. Но в данный момент, это единственное верное направление. Остаётся только подобраться как можно ближе к объекту и сыграть свою роль наверняка.
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

СВИТА ДЕЛАЕТ КОРОЛЯ

   Дело происходило три года назад.
   Только что взошедший на престол Бонзай Пятый являл собой на тот исторический момент пример заядлого, неисправимого пессимиста. Потому что лучше всех был информирован о нависших над ним лично и над его королевством опасностях. До двадцати лет он посвящал себя только науке, литературе и древней истории. И практически всё время своего взросления пропадал только в лабораториях и библиотеках. Вырабатывал в себе истинно прагматический, точно выверенный взгляд на жизнь и к любому вопросу подходил с линейкой и весами.
   Конечно, в большой жизни он тоже регулярно появлялся. И бражничал знатно порой с несколькими близкими друзьями, и на охоту выёзжал отменную, и за девицами время от времени ухлёстывал, но даже внешне он сильно отличался от отца и старшего брата. Сплошь увитые буграми мышц те выглядели как две скалы и прекрасно справлялись с управлением государства. Никто и никогда не сомневался в престолонаследовании, да и старший сын правящего короля готов был до собственной старости поддерживать и развивать все начинания своего отца. Пока не случилось явно подстроенное врагами несчастье и совершенно неожиданно для всех корону пришлось надеть младшему сыну. Учёному сухарю, как поговаривали, дотошному прагматику и расчётливому математику.
   Зато теперь реальный взгляд на окружающий мир позволял ему, чуть ли не с точностью до нескольких дней предсказать собственную смерть. Разве что на каждый из трёх вариантов смерть приходилась на неделю позже. Поневоле пришлось задуматься, когда получил на свою кудрявую голову корону, уселся на троне и с опаской принялся осматриваться по сторонам. Неожиданная смерть отца и старшего брата выдернула его из мира науки, литературы и древней истории, где Бонзай чувствовал себя как рыба в воде, и заставила подхватить рухнувший в кровь скипетр королевской власти. Причем не составило огромного труда осознать сразу при коронации, что дни его маленького королевства сочтены. Потому что никто из потенциальных союзников на неё не прибыл. Слишком давно охладели к маленькому королевству более дальние соседи, не имеющие с ними даже кусочка общей границы.
   С севера, по широко разлившимся после первых летних гроз рекам, со дня на день ожидалось воинственное наступление "ледовых берсерков". Именно так и никак иначе называли себя бородатые и дикие викинги, объявившие ещё осенью прошлого года священную вону за случайное убийство своего принца. К слову сказать, принц сам был виноват, натворил делов перед собственной смертью. Всю Вельгу на уши поставил своими скандалами и пьяными оргиями. Вполне естественно, что таки нашёлся опытный воин, вызвавших озверевшего представителя викингов на дуэль и заколол того как дикого вепря. Всё было должным образом засвидетельствовано и запротоколировано, показания очевидцев вместе с телом отправили на родину "героя". Но разве дикари знают, что такое понятие чести? Вот они и объявили войну, пообещав ворваться в королевство на "Большой" воде. Так что до момента падения практически беззащитной столицы оставалось не более двух недель. О том, чтобы серьёзно сопротивляться нашествию варваров малочисленным гарнизоном, никто и не помышлял. Само собой, что казнь правящего короля предвкушалась "ледовыми берсерками" с особым удовольствием.
   Не менее печальная участь ждала Бонзая Пятого и с Запада. Именно там правил более мощным королевством двоюродный брат отца, который ненавидел своих родственников пуще всего на свете. Не суть важно, из-за чего раздор начался, но именно дядя и довёл недавно дело до гибели отца и брата. А вслед за этим прислал послание голубиной почтой: "Беги щенок, освобождай мой трон! Иначе - посажу на кол!". Срок дальнего похода для вымуштрованного западного войска составлял всего три недели. Так что если не варвары казнят молодого короля себе на потеху, то уже гнусный садист и скотоложец дядя не откажет себе в довольствии посадить горячо ненавидимого племянника на палю.
   Казалось бы, чего медлить? Спасай своё тело, да уходи огородами в дали неведомые. Аль не тут-то было. С юга и востока над крохотным королевством нависала Визенская империя. И не далее как накануне коронации пришло письмо от самого императора Бареки Константина Сигизмундовича. И там сухим, официальным тоном предлагалось немедленно отречься от трона, а всю власть передать в руки пребывающей до этого в глубоком подполье Визенской церкви. На такое Бонзай пойти не мог даже ценой покупки собственной жизни. Слишком уж хорошо помнил он наказы отца и рано ушедшей из жизни матери не допускать эту нечеловеческую религию на родные просторы. Тут альтернативы не было. Император угрожал в противном случае прислать своё войско и стереть небольшую столицу с лица земли. Дабы не было пути назад, Бонзай первым же своим указом приказал казнить послов империи, которые охамели до того, что стали взывать на площадях к неповиновению, да выступать по тихим углам с проповедями неподчинения молодому королю. Подобный приказ народ выполнил с небывалой прытью и энтузиазмом. Слишком уж много леденящих кровь рассказов ходило про Визенскую церковь, которая использовала в своих обрядах мерзкие жертвоприношения в виде разрезаемых на алтарях младенцев и женщин. Так что подданные таким образом более чем решительно поддержали своего молодого правителя. Мало того, только что коронованному монарху люди выразили свою признательность, доверие в виде многочисленных подарков и традиционных символов. А о том, что враг скоро нагрянет, никто и не почесался. Хотя новости разошлись по столице не хуже летнего, свежего ветра.
   Оставалось только поражаться и ветрености и бесшабашности подданных, что и стал делать на следующий день после казни послов Бонзай Пятый с двумя своими наиближайшими друзьями. Они уселись в огромной пиршественной зале и решили залить свои беды чрезмерной выпивкой.
   - Всё равно сегодня ничего путного не придумаем! - восклицал один из друзей, наливая своему венценосному приятелю полный кубок креплёного вина. - Так давай просто отпразднуем в узком кругу твою коронацию. Две недели нам для этого вполне хватит. Пей!
   И они пили. Очень много пили. Потом "вышли в народ". И там продолжили пить с каждым встречным и поперечным. Такое братание с подданными понравилось всем: и самому "народу" и его правителю. Настала ночь и всеобщая гулянка распространилась на всю столицу. Благо выпивки и желающих хватало. Обычная ночь превратилась во всенародные гуляния. Потом разжигали костры и прыгали через них. Потом танцевали под крепостными стенами при свете факелов и огромных костров. И всё это время не прекращали пить. Последнее, что смутно помнил Бонзай Пятый, так это грубый толчок женской руки ему в грудь, да произнесённые с пьяным иканием слова:
   - Да иди ты..., извращенец!
   Ну, он и пошёл, заливаясь слезами от обиды, что никакая женщина его не хочет и вообще он самый паршивый король на всём континенте. Навстречу ему попался в усмерть пьяный мужик, несший на плечах бурдюк, полный вина, и чуть ли не насильно стал требовать указать на виновника, который посмел обидеть такого славного парня. Король изначально обрадовался, решил, что сейчас ту самую девицу разыщут и накажут и стал с заиканиями и мычанием жаловаться. Но когда незнакомец узнал что всё дело в женщине, искать её не стал, только что сплюнул куда-то в сторону. А потом решительно заявил:
   - Все бабы - ...нехорошие! И связываться с ними - себе дороже! Давай лучше выпьем! Смотри как удобно, и стаканов не надо.
   Кто такие "стаканы", Бонзай не понял, зато сосредоточив глаза на мужике увидел, как тот ловко подхватил горловину бурдюка рукой, второй вынул затычку и несколькими большими глотками "освежил" горло:
   - Эх! Хорошее у вас тут винцо! Хоть и не южное, но зато с кислецой и забористое! Бодрит! На...!
   Молодой король попытался было возмутиться таким панибратством со стороны неизвестного холопа и потребовать положенный по титулу кубок, но как только он решил оглянуться в поисках виночерпия, как ощутил горловину бурдюка у себя во рту. Ничего не оставалось делать, как и самому несколько раз от души глотнуть. Вино и в самом деле оказалось одно из самых лучших и редких в королевстве, далийское. Только на одной маленькой равнине рос мелкий чёрный виноград, который и использовался для приготовления этого знаменитого вина. Поставки шли только в королевский дворец, по личному заказу некоторых министров да в парочку самых фешенебельных постоялых дворов. Поэтому Бонзай сильно удивился, забыв сразу о неуважении к своей персоне:
   - И г-где ты целый бу-бурдюк прикупил?
   Незнакомец ответил с похожим заиканием:
   - М-места надо знать! А что, хорошо пошло? Давай тогда ещё п-по одной...
   И они выпили ещё. Потому что далийское вначале здорово бодрит. Потом обнялись за плечи и пошли куда глаза глядят, благо луна светила от всей души и дорогу между невысоких деревьев заметить было легко. Потом останавливались и пили, между, тостами обсуждая женскую непредсказуемость, изменчивость и бесстыдство. Затем снова шли, пели, пили, плевались при воспоминании о женщинах...
   Дальше король помнил лишь жуткое головокружение и свои безуспешные попытки подняться с четверенек.
   Проснулся он, щёлкая зубами от холода, в гуще рассветного тумана, где-то в незнакомом и густом лесу. Кое-как разогревшись интенсивными размахиваниями ладоней, он ухватился за раскалывающуюся голову и попытался позвать хоть кого-нибудь:
   - Ау..., отзовитесь...
   Никто вполне естественно не отзывался, так как крик скорей походил на испуганный шёпот. Умывшись обильной росой, уже более окрепшим голосом потерявшийся король продолжил кричать всё громче и громче. Но вместо давно ожидаемых и восторженных криков благодарного народа вдруг до Бонзая донеслось злобное рычание, а когда он окончательно расширил от испуга глаза, то различил в тумане две огромные волчьи фигуры.
   - Вот и отпраздновали две недели, - пробормотал король, вынимая чудом не потерявшийся кинжал из ножен и дрожащей с похмелья рукой выдвигая оружие вперёд. - А ведь так вчера здорово всё начиналось. Да и потом славно повеселились.... Какая же собака меня в лес вытолкала?
   При этом он сделал шаг назад и подпрыгнул от неожиданности от резкого крика:
   - Твою мать! Ты мне руку растоптал!
   Не сводя взгляда с примолкших волков, которые радостно переглядывались от удвоенного количества пищи, Бонзай пощупал рукой сзади себя и наткнулся на чью-то спутанную шевелюру. Тут же раздались новые недовольства:
   - Да ты совсем очумел?! То орал тут ни свет ни заря, то по моему телу как слон топчется, а теперь глаз выколоть норовит!
   Король сделал пару шагов в сторону и теперь в поле его зрения попал мужчина с опухшим после знатной попойки лицом. Лет на десять старше, в отменных сапогах и вполне тёплом, не по летнему сезону овчинном полушубке. Теперь стал понятен его безмятежный сон: в такой одежке ну никак не замёрзнешь. Руками мужчина долго шарил под раскиданным в траве хворостом и вдруг неожиданно завопил во всю свою лужёную глотку:
   - Вот! Вот он! Нашёлся родимый!
   От этого крика даже волки испуганно попятились. И уже в следующий момент незнакомец со страстным причмокиванием поглощал остатки жидкости из винного бурдюка. Вначале закрытые от непередаваемого блаженства глаза на пятом глотке постепенно раскрылись, и в их поле зрения попал Бонзай с явно окосевшим взглядом: он и от незнакомца не мог оторвать взгляд, но и волков оставить без внимания не рискнул. Примерно на десятом глотке до незнакомца что-то стало доходить. Он перестал пить, взболтнул емкость и с покаянным видом протянул застывшему с ножом собутыльнику:
   - Извини, сразу не сообразил.... Но там ещё и тебе похмелиться хватит.
   Молодой правитель попытался сказать об опасности, но из пересохшего горла вырвался только хрип. Он старался болезненно выдавить у себя во рту хоть пару капель слюны, фыркая и покашливая, но кажется мужик его понял по-своему. Довольно легко поднявшись на ноги, он задрал дно бурдюка кверху, а горловину довольно бесцеремонно вставил своему собутыльнику прямо в рот. Тому страшно хотелось пить, поэтому он остатки буквально высосал за восемь глотков. Просветления моментального не наступило, но зато теперь он смог говорить:
   - Волки!
   И с удовлетворением заметил, что и мужика в тулупе проняло. Тот бешено заметался взглядом по окрестностям, рука метнулась за пазуху, а губы зашептали:
   - Волки? Откуда здесь волки? - зрачки его изрядно расширись при виде двух хищников, которые с полным спокойствием уселись на круп как огромные собаки.
   - Что значит откуда? Они здесь всегда живут... И медведи.... Правда, не так близко от Вельчи....
   - Да что ты несёшь? Вельча - это столица..., ну этого королевства..., как его...
   - Королевства Ягонов! - подбоченился Бонзай левой рукой, а правой так и продолжая направлять остриё кинжала в сторону волков.
   - Не может быть! - возмутился незнакомец, вновь продолжив озираться по сторонам, - Я ведь вчера оттуда ушёл!
   Теперь уже коронованному правителю стало обидно за своё королевство. Ну никак оно не подходило своими размерами для того, чтобы выйти из него за один день, да ещё тихим шагом по ночной дороге и в дребедень пьяным. Здесь как раз к месту подошёл грозный, рычащий голос
   - Да ты никак моё королевство совсем не уважаешь?
   Обладатель тулупа, покосился на внушительный кинжал, рукоять которого была украшена большим изумрудом, и на всякий случай сделал несколько шагов в сторону. Но руку из-за пазухи так и не вынул:
   - Не, королевство мне нравится, хоть я и не знал, что там все такие патриоты. Просто ты меня не так понял. Я хотел сказать..., вернее, признаться, что ещё вчера я как бы..., хм, убраться отсюда собрался.... Только....
   Как ни подозрительно и странно звучали его слова, но в следующие минуты Бонзаю Пятому стало не до разглагольствований. Стала понятна та отсрочка, которую дали людям два присевших хищника. Они поджидали остальных членов своей стаи, которые окружали двуногую дичь со всех сторон. С глухим рычанием на мужчин с нескольких сторон бросилось ещё три волка. Два первых оставались пока на месте, но с противоположной стороны подходил ещё один кровожадный хищник. Король только и успел крикнуть:
   - Становимся спинами! - и повернуться к несущейся на него паре.
   Если бы на них напало только две зверюги, шансы на спасение оставались вполне приличные. Но вот шесть крупных хищников могли задавить свои жертвы одной только массой. Не считая мощных клыков и острейших когтей. Да только Бонзай Пятый так просто сдаваться не собирался. Первый удар его кинжала удачно пронзил волчьи челюсти снизу, доставая до самого мозга хищника. Правда, вторая серая туша сбила человека с ног, и они покатилась по трескающемуся хворосту, переплетясь единым клубком. Причём, далеко не обученному подобным боям правителю королевства Ягонов, удалось не потерять кинжал и теперь он раз за разом наносил удары по брюху сцепившегося с ним зверя.
   Постепенно серая туша обмякла, издала последнее, затухающее рычание, и отвалилась в сторону после отчаянного пинка ногой. Бонзай и не подумал расслабляться, пытаясь вскочить на ноги и размахивая перед собой кинжалом. Левой рукой он интенсивно старался стереть заливающую глаза кровь, как последнего убитого им волка, так и свою собственную, обильно бегущую из расцарапанного скальпа. Как ни странно, никто его не грыз и не атаковал. На секунду он замер на месте и прислушался. Кроме хрипло агонизирующих звуков со стороны хищников, да какого-то чертыханья, ничего слышно не было. Тогда Бонзай рискнул согнуться и вытереть лицо краем разорванной куртки. Теперь видимость улучшилась до приемлемого уровня и он заметил в пяти метрах от себя того самого незнакомца. Полушубок мужчины тоже выглядел немного изорванным, но остался сравнительно целым. Вокруг лежало три бездыханных волчьих трупа, а пасть четвёртого незнакомец как раз со стоном разжимал со своей ноги. Видимо волчара стиснул клыки в последней предсмертной судороге.
   Удивляться такому везению было некогда, хотя поразительная ловкость и умения собутыльника ошарашили Бонзая Пятого до самой глубины души. Реальности диктовали другие условие. Стая волков могла оказаться гораздо больше, да и другие хищники теперь могли подтянуться на запах крови. Поэтому он бросился к стонущему мужчине с кинжалом и лезвием, довольно умело, разжал волчью пасть
   Незнакомец застонал с некоторым облегчением:
   - Вот тварь! Надо же так вцепиться!
   - Идти сможешь? - поинтересовался король. - Желательно нам отойти отсюда как можно дальше.
   - Действительно, - согласился мужчина, - А то у меня совсем не осталось па....
   Чего там у него не осталось, понятно не было. Потому что при попытке встать на ногу, он взвыл от боли и опять рухнул наземь.
   - Э-э..., да он тебе кажется, кость сломал, - констатировал Бонзай, внимательно присмотревшись к изрядно окровавленной ноге. Затем быстро осмотрелся и решительно сунул окровавленный кинжал в руку незнакомца: - Держи! Только не урони, если вдруг на нас кто опять бросится. Понял?
   Получив немного недоумевающий утвердительный кивок, молодой король перекинул руку раненого себе через плечо, левой подхватил за ногу и крякнув, забросил тело себе на шею. Несколько раз подпрыгнул, устраивая ношу удобнее и мелкими шажками поспешил перпендикулярно дующему ветерку. Туман к тому времени почти рассеялся и в просветах между стволами блеснули лучи восходящего солнца.
   Покряхтывающий на спине незнакомец, не смог удержаться от похвалы:
   - А ты силён, бродяга!
   - Ха! Да я самый слабый во всей Вельге, - признался молодой король. - Не готовил из меня отец воина, не готовил...
   - Это ты от скромности так говоришь, - продолжались лестные утверждения. - Вон как лихо с двумя волчарами справился.
   - Хе! Ты вон четверых затоптал.... Уж не знаю как....
   Заметив, что носильщик задыхается от быстрого шага, раненый тактично примолк, но молодой король вошёл в хороший темп, жестокая схватка его взбодрила, вино с Далийской равнины разгорячило, и после окончания лёгкого подъёма он сам заговорил:
   - Тебя как зовут?
   - Дин, - последовал короткий ответ.
   - Ну вот, я так и знал, что ты не из королевства Ягонов. У нас таких имён нет.
   - Эт точно. Да я и не утверждал, что местный....
   - А что тогда в Вельге делал? - добавил немного строгости в голосе король.
   - Ничего, просто решил винца прикупить. Тем более что меня туда всю жизнь тянет, а почему, понять не могу, как не нагряну в гости, так и обопьюсь вашего Далийского. Но чаще всего с собой бурдюк брал и сразу уходил. А вчера смотрю: народные гуляния, девки симпатичные пляшут, костры полыхают. Так интересно стало, что и удержаться не смог. Но зато теперь знаю, что такое настоящий праздник. До чего ж здорово было. Кстати, а ты не знаешь: по какому поводу так буйно гуляли?
   - Знаю.... Но лучше бы не знал....
   Опять начался затяжной подъем и оба примолкли. Тем более что где-то далеко сзади отдалённо послышались волчьи завывания. Всё-таки с места своего "ночлега" они убрались очень своевременно.
   Наконец, когда добрались на более сухое и светлое место, Бонзай выбрал одно из самых развесистых деревьев и решил сделать привал возле его ствола. Осторожно усадил раненого на узловатые корни, стал растирать затёкшую шею. Поясняя при этом свой выбор, и внимательно осматриваясь по сторонам:
   - Если по нашему следу пойдут, то мы тут вполне легко на верхние ветки заберёмся. Если подсадить не смогу, то на ремнях подтяну. Так что не переживай!
   - Да я и не переживаю. Если бы не нога...
   Они совместно осмотрели распухающую ногу и пришли к мнению, что промыть рану следует немедленно. Да только ни вина, ни простой фляги с водой ни у кого не было. Да и ручья им пока по пути не попадало. Бонзай принялся нарезать вокруг маленькие круги, и делал это всё с большим раздражением и недовольством:
   - Ничего понять не могу! Неужели я совсем в своей лаборатории отупел? В трёх соснах блудить начал! Ну, сколько мы от Вельги прошли? Да ещё и на заплетающихся копытах? А ничего узнать не могу! Если солнце светит оттуда, то значит, нам надо идти туда. Ну, примерно.... А что мы там видим? Проклятья! Да там другой огромный холм стоит! И лес на нём растёт ещё более дремучий, чем этот....
   Курсируя зигзагами вокруг раненого, он вдруг услышал с его стороны восклицания:
   - Эй! Дружище! Хватит метаться. Лучше иди сюда, я кажется, догадался куда это нас занесло....
   Бонзай не заставил себя долго ждать, присев напротив:
   - Дин, ты ведь говорил, что не местный?
   - И в третий раз готов это повторить. Но тут вот какое дело..., - он немного замялся, подбирая нужные слова. - Я вообще-то очень мало знаю о вашем королевстве. поэтому мне будет трудно всё объяснить.... Кстати, а тебя как зовут?
   Опять волна подозрений захлестнула молодого короля. Вдруг перед ним шпион какой от злобного дядюшки? Или ещё хуже, какой резидент из империи пожаловал? Константин Сигизмундович ведь мог и заранее убийцу в королевство Ягонов послать. А потом только прийти с войском и завершить оккупацию без всякого боя.
   Поэтому полного своего имени не назвал:
   - Бон..., Бон меня зовут.
   - Хорошее имя, звонкое, - улыбнулся Дин и продолжил вопросы: - А вот скажи, Бон, маги у вас есть?
   - М? Что это такое?
   - Ну..., такие вот колдуны, чудесники. Они умеют делать разные и таинственные вещи, фокусы....
   - А-а-а, у нас нет таких. Ещё прапра-какой-то там дед рассказывал, что все куда-то в его молодости на юг подались. Только их у нас шафиками называли. Поговаривают, они до сих пор на крайнем юге творят чудеса разные.
   - Шафики? Очень интересно они тут названы.... И говоришь, на юге? Надо будет обязательно туда наведаться.енте, то и крепости твоей столицы должны поражать и вводить в трепет ещё издали. Например, существующая стена должна будет остаться только задней опорой для новой постройки, раза в четыре выше прежней. Потом на пяток миль дальше по радиусу будет возведена новая стена, чуть ниже внутренней, но зато с гораздо большим количеством башен, шпилей, контрфорсов, расположенных в два ряда зубцов и прочих оборонных изысков.
   Вот теперь самодержец ещё больше разволновался:
   - Кто на нас собирается нападать?
   - Никто. Даже сразу тебя обрадую: все выше перечисленные мною оборонные изыски будут носить скорей декоративный, чисто показательный характер, чем применяться для каких-то сражений.
   - Зачем тогда их строить?
   - Только для того, чтобы любой путешественник не только твоего, но и других миров мечтал своими глазами увидеть величие Вельги и собственными руками потрогать священную стену, которую никто из врагов не смог захватить за всю историю.
   -Какую историю? Их ведь ещё вообще не построили..., - теперь Бонзай и не пытался скрыть своего обалдения. Глядя на такую реакцию, и шафик не смог скрыть улыбку:
   - Легенды сделают самое главное: заинтересуют.
   - Но ведь люди...
   - А что люди? Не менее важно: просто не врать. Раз стены ни разу не были захвачены врагом, то и лжи никакой в легендах не будет. Ну а приукрашенные сказки про замурованных под стенами похищенных девиц и попавших в опалу прекрасных принцесс придаст ореол особого очарования экскурсиям по глубоким и таинственным подвалам.
   Дин окончил патетическое отступление, вздохнул при виде замершего с отвисшей челюстью венценосного товарища, и вновь обратил внимание на расположенную перед ними улицу:
   - Очень удобное место и створ между мирами как раз на задворках вот этого дома. Мало того, мне отсюда он кажется невероятно большим и насыщенным. По толщине и ширине он тоже явно отличается от себе подобных. Никогда таких прежде видеть не доводилось. Довольно странно.... Мы можем посмотреть, что там находится, более конкретно?
   - Конечно! - спохватился, выходя из ступора король. - Всё равно это - уже наверняка собственность Опалов.
   Когда они обогнули широко раскинувшийся особняк, взору открылся вид старого, неухоженного сада. Подавляющее большинство деревьев чернели засохшими стволами и уныло упирались в небо голыми ветками. Подобные сады окружали это место и с территорий соседних усадеб. Такой большой кусок незастроенных земель совсем недалеко от дворца удивил гостя:
   - Странно, почему здесь так пустынно, не застроено? Даже за садом никто не приглядывает?
   - Да нет, как раз сад постоянно спасти пытались, - стал припоминать Бонзай, наморщил лоб, - Только вот место это, считается очень плохим. Постоянно во время гроз сюда все молнии ударяют. Давным-давно дома сгорали, а в последний век частенько деревья то сожжёт молнией, то вот так до основания и высушит. И никто не знает, как молнии отвадить.
   - Ха! Так проще ничего не бывает, - Дин пустил коня между деревьями в сторону виднеющегося посредине бугорка. - Наверняка в здешних породах очень много железа. Да ещё и с сопутствующими окисями и редкими добавками. Они, как правило, любое электричество к себе из атмосферы притягивают. Так что поставим громоотводы, потом народ к ним на собственных домах привыкнет и тогда уже точно никакому грохоту или молниям удив. Смешно, честное слово...
   Покаянно опустив голову, Александра прикрыла на короткое время сверкающие глаза и пробормотала:
   - Это я просто подурачиться решила. Забудьте..., - и сразу с прежней развязностью устроилась в кресле удобнее. - И с чего объект начал мои поиски?
   Напряжение в ментальной атмосфере комнаты стало заметно и быстро рассеиваться, но ветеран оперативной и сыскной работы, прошедший через горнило неисчислимых кровавых спецопераций чётко осознал, что впервые в своей жизни он испугался. Причём не конкретно сидящей перед ней хрупкой фигурки, а того, что таилось во внутренностях этого девичьего тельца. На лице он так и продолжал сохранять высокомерное, циничное и язвительное выражение, но вспотевшие ладони постарался незаметно вытереть под столом о брюки. В мыслях отложилось чёткое определение:
   "Опасна! Очень опасна! - и некоторое сожаление: - Эх, Шурка! Не доживёшь ты до пенсии. Так и сгниёшь в лабораториях одного очень секретного исследовательского института. А пока поработай на благо..."
   Вслух же он продолжил вполне оживлённый деловой разговор. Всё-таки события происходили весьма незаурядные, и один только факт, что клиент попал на крючок и теперь всё идёт по плану, заставляло добавить в голос оптимизма и поощрительного благоволения:
   - Буквально с самого утра наш Торговец явился в ледовый дворец развлечений и лично побеседовал с каждым служащим. Давая всем краткое, но точное описание твоей внешности, имя, удачную причину твоего поиска и купюру нашей европейской валюты. Купюры разные, в зависимости от ранга и занимаемой в Ксанаду должности.
   - Величина денежного знака, в данном случае, для меня роли не играет, - стала рассуждать девушка. - Гораздо интересней знать ту выдуманную Динозавром причину, по которой ему якобы должны помочь.
   - Довольно грамотная и правдоподобная история. Мол, при вашем знакомстве ты узнала о его частом посещении других страх и слёзно попросила купить в Швейцарии одно очень редкое лекарство для любимой бабушки. Вот он и купил, вернулся вчера вечером домой и никак не может отыскать твоей визитки. А дело то срочное, бабушка и копытца отбросить может. Он, конечно, только себя винит в ротозействе и неаккуратности и готов на любые растраты, лишь бы сохранить своё доброе имя. Именно поэтому он и просит не рассказывать несчастной девушке, то есть тебе, все лишние подробности своего разгильдяйства, а просто при опознании тебя на катке, сразу звякнуть ему. Естественно, что благодарность при этом в виде очередных денежных знаков в гораздо большем количестве гарантируется. В данный момент все работники только тем и занимаются, что чуть ли не ощупывают руками каждую девушку, похожую на тебя.
   - Молодец..., - Александра задумчиво пощипала свою идеальную бровь ноготками, - Хорошо роет! Но это и всё?
   - Ты я вижу тоже молодец. И тут догадалась, что Торговец на этом не остановится.
   - Элементарно...
   - Так вот, в данный момент наш объект находится в представительстве одной из наилучших сыскных контор частного сектора. Конфиденциальность и противоподслушивающие устройства у них на таком высоком уровне, что даже нам ничего напрямую узнать не удаётся. Разве что позже попробуем. Но, исходя из того, что это частное агентство занно побоялся даже представить, в каком таком месте надо жить, чтобы кактусы не цвели годами. Да и вслух пришлось высказать логичную заинтересованность: - Уж не в подвале вы живёте?
   - Нет, что ты. Просто бабушке дали квартиру внутри подъезда и все наши окошки первого этажа выходят в колодец внутреннего двора. Туда, где у остальных жильцов только кухни и кладовки выходят. А как завесят постиранным бельём все верёвки, так вообще, становится темно, словно ночью.
   "Ничего, скоро я буду о тебе знать всё! Вот тогда и подготовлюсь, как следует к любому обороту разговора. А пока..."
   - Тогда тем более предлагаю тебе посетить самое прекрасное место нашего города: розарий и цветочную оранжерею. Это в здании старого железнодорожного вокзала. Там только попадая в фойе, сразу оказываешься в сказке из умопомрачительных запахов. А когда начинаешь рассматривать красочные цветы, от калейдоскопа ярких сочетаний гам и оттенков вообще можно зрение потерять. Отправляемся туда сразу после катка!
   Последнее предложение прозвучало не в виде просьбы, а в виде утверждения. Что и заставило девушку настороженно задуматься. Хотя прозвучавшее согласие и выглядело немного странным:
   - Но я не хочу терять зрение.
   - По этому поводу можешь не переживать, - опять затараторил вздохнувший полной грудью Дмитрий. - Есть несколько вариантов на выбор, как не повредить нежный хрусталик глаза, пребывая в таком волшебном месте. Какой ты выберешь?
   - Как я могу выбрать, если не знаю ни одного.
   - В логичности рассуждений тебе не откажешь, - всё больше веселился Светозаров от приподнятого настроения. - Значит, по годам тебе можно смело прибавить возраст, скажем лет до двадцати четырёх. Но я почему-то всё равно уверен, что про таинственные способы ты сама ну никак не догадаешься. Спорим? Вот попробуй!
   Александра уставилась на него своими полными подозрения глазищами, в которых мог утонуть кто угодно. Немного помялась и проговорила неуверенно:
   - Ну..., например, там выдают специальные очки со светофильтрами. Угадала?
   - Пальцем в небо! - продолжал дурачиться разошедшийся ухажёр. Причём то, что он пытается шутить не вызывало малейшего сомнения. Поэтому девушка позволила и себе поощрительно улыбнуться:
   - Ладно, давай сочиняй дальше.
   - Сама сейчас увидишь, что все методы являются жизненными и имеют под собой самую реальную подоплёку. Первый способ сохранения зрения: ты закрываешь глаза на всё время визита и только слушаешь мои словесные описания того или иного цветка. Если мы при этом не упадём в заросли гигантских кактусов, то зрение останется неповреждённым.
   - Так нечестно! - воскликнула Александра с возрастающим смехом. - Ведь подобными измышлениями можно договориться до того, что зрение сохранится и в том случае если просто простоять в фойе древнего здания и элементарно просмотреть там видеофильм в чёрно белом изображении.
   Дмитрий от восторга закатил зрачки глаз вверх и захлопал в ладоши:
   - Феноменально! Мадмуазель, вы меня сразу победили одним выверенным и точным ударом. Такого способа даже моя буйная фантазия придумать была не в силах.
   - Да? Ну если так, то могу ещё подбросить несколько подобных инсинуаций! - воскликнула ещё больше порозовевшая девушка.
   - Я весь - внимание, мадмуазель! - застыл истуканом Динозавр, сдерживая непонятный трепет во всём теле. Первое свидание удалось и протекало, пусть и не по заранее составленному сценарию, но с крепнущей надеждой на окончательный успех.
  
  

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ь? - она осторожно сползла и коснулась ногами чего-то мягкого и пружинистого.
   - Редко, чаще использую стационарные твёрдые переходы. Но переходы строить долго и хлопотно, и делаю я их только в целях конспирации, чтобы путешественник так и не понял, как мы здесь оказались, - затем Торговец мягко остановил поднимающиеся к повязке девичьи руки: - Постой! Вначале прислушайся к звукам и запахам.
   Действительно стоило воспользоваться этим советом. Потому что запахи своим многообразием и таинственной новизной заставляли тело чувственно сжиматься и содрогаться. Знакомых среди них почти не было. Разве

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"