Иванович Юрий: другие произведения.

Торговец эпохами - 7 общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.82*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир Огненной Патоки. Именно здесь сошлись в смертельном поединке Дмитрий Светозаров и Крафа-поработитель миров, - два самых сильных из всех Торговцев, когда-либо существовавших во Вселенной за последние три тысячи лет. На стороне землянина явное преимущество в оружии и технической экипировке, граф Дин Свирепый мысленно уже видит поверженного противника на лопатках, но тут вмешивается третья сила, по сравнению с которой даже объединенные усилия двух заклятых, но могущественных врагов кажутся всего лишь детской игрой...


ПРОТИВОСТОЯНИЕ

(ТОРГОВЕЦ ЭПОХАМИ - 7)

  

ПРОЛОГ

  
   Впереди маячили горы. Под ногами проплывали песчаные барханы знойной пустыни. Над головой соревновались в жёсткости излучения своими лучами сразу три солнца. Но летящему на высоте метров сто человеку, жара страшна не была. Взятые с запасом накопители энергии, позволяли ему облететь весь мир Огненной Патоки несколько раз и не вытереть даже пот со лба. Да и пуленепробиваемый сюртук на нём, при необходимости прикрывающий человека своею тканью полностью, имел независимую систему вентиляции и охлаждения. Капюшон и воротник, превращающиеся в шлем с прозрачным забралом, прекрасно защищали гортань и лёгкие от раскалённого воздуха Так что путешествие к горам можно было считать более чем комфортным.
   Но хорошо зная, что такое трудности и лишения совмещённые с перегревом, Дмитрий Петрович Светозаров отлично представлял весь тот ужас и перегрузки, если бы ему пришлось двигаться по раскалённому песку пешком. Да ещё без накопителей с энергией, да ещё и без сюртука... Представлял, и всё больше поражался тому факту, что недавно по этой пустыне прошёл человек. Прошёл самый опасный враг, присно известный диктатор порабощённых им миров, один из самых великих Торговцев, которого коротко называли Крафа. И не просто прошёл, а шел, не останавливаясь непрекращающимся днём трое или четверо суток, а то и больше. И у него не было с собой должных устройств и магических накопителей. Судя по вырезанным с тварей участкам кожи, у него даже одежда была сделана в местных условиях из подручных материалов. И всё-таки этот человек, пусть и обладающий невероятной физической силой тела дошёл! А значит и сила духа у него невероятная! Полторы тысячи лет, проведённые в роскоши и неге, не расслабили тирана и диктатора, не превратили его в капризного недоумка, не обезобразили его тело до аморфного состояния аквариумной медузы.
   И это заставляло графа Дина Свирепого хорошенько задуматься на тему: "С кем мне вскоре предстоит сразиться?" Вряд ли его враг имел нечто из арсенала оружия, произведённого в технически развитых мирах. По произведённым расчётам, ухватившая Крафу ловушка-кокон при уничтожении пленника забрала у него вначале всё, наверняка и без трусов оставив. Но вот магические умения, таланты Торговца, которые узурпатор накапливал, совершенствовал и усиливал полтора тысячелетия, следовало учитывать в любом случае. Ну и моральные силы соперника впечатляли. Всё это в сумме заставляло не просто опасаться предстоящего сражения, а откровенно избегать его. То есть в данном случае как раз и было уместно десятикратно переоценить силы врага, чем хотя бы чуточку недооценить.
   Но и с новой актуальностью вставал вопрос: сразу уничтожать Крафу всеми имеющимися силами, или всё-таки сделать попытку его пленения? Судя по последним, вернувшимся к Шу'эс Лаву воспоминаниям, всемирный диктатор не просто уничтожал всех своих оппонентов, а похищал их, и спрятав в неизвестном месте содержал в жестоких, рабских условиях. То же самое и утверждала Ледовая владычица, которая верила, что её мать томится в плену за кошмарными болотами с Хохочущим туманом. И место это так до сих пор определить, никак не удавалось. Больше всего шансов на поиски неизвестной дороги в царство рабства раскрывалось при исследовании Зелёного Перекрёстка, или того же вулкана Бормот, но вдруг и эта дорога окажется тупиковой? И если великий предатель и отступник от миссий Торговцев погибнет, не приведёт ли это к банальной смерти всех подотчётных ему миров? С подобного маньяка и не такой катаклизм устроить станется...
   Тяжкие размышления, сомнения и терзания не разрешали лететь Дмитрию к горам с максимальной скоростью. Хотя и зрело чёткое понимание: всё решится в непосредственный момент первой встречи, в тот самый первый момент очного противостояния двух Торговцев. Только тогда станет ясно, чьи способности уникальны, чьи силы несокрушимей, и чья воля к победе более крепка.
  
  

Глава первая

ЧУДО В ПЕРЬЯХ

  
   Великий Гегемон Крафа в то самое время выглядел более чем непритязательно, как для беспредельного владыки сорока шести миров. Потому что сидел на солнцепёке, прикрытый своим индейским убором из перьев и с унылой тоской "Зоркого сокола" просматривал бескрайние просторы пустыни. Той самой пустыни, которую он недавно чудом преодолел пешком, и на которую не мог теперь смотреть без содрогания и ненависти. Смотреть не мог, да нужда заставляла.
   За пять дней пребывания в недрах гигантских гор, он довольно-таки неплохо обжился, как для попавшего в жуткие обстоятельства человека. Отыскал несколько озёр с чистой водой, нашел скопища деликатесных рачков и знал на какой глубине проживают не совсем вкусные, но уж очень мясистые и громадные лягушки. Найденные грибы трёх видов тоже не слишком баловали изысканным вкусом, но если их вначале подвялить, а потом и просушить до хруста, тоже шли под грифом "супер". В одном месте лишенец наткнулся на угольный пласт и теперь у него имелся всегда горячий очаг в наиболее удобной для проживания пещере. Для заточки своего оружия он имел шикарные камешки с абразивными поверхностями. Его ложе было застелено довольно мягким, и приятно пахнущим мхом, который произрастал на сводах пещер с разноцветными сталагмитами.
   То есть жизнь наладилась даже с относительным для данной местности комфортом. Да только жить здесь Гегемон не хотел!
   А отправиться домой - не мог! Все его умения то ли исчезли, то ли закончились, то ли оказались заблокированы. Возможно, будь на его месте другой человек, менее подкованный в научном плане и с меньшим жизненным опытом, то прожил бы в этих горах до глубокой старости, да так здесь и умер, недоумевая от своего бессилия вновь бороздить просторы межмирского пространства. Крафа себе такого позволить не мог и думал над создавшейся проблемой день и ночь.
   Причём больше всего его поразили некоторые факты. Когда он шёл по пустыне пешком, то вначале видел несколько створов между мирами, это запомнилось чётко. Затем одуряющая жара и выматывающая духовная концентрация на движении настолько атрофировали сознание, что на дугообразные стыки лишенец перестал обращать внимания. Но потом как ни вспоминал, ни одного столкновения так и не припомнил. Конечно, могло оказаться, что последние двое, а то трое суток невероятного по тяжести перехода створы просто не попались на пути, а оставшиеся чуть осторонь - глаза просто равнодушно не засекли. Но ведь точек наиболее лёгкого перехода между мирами не было и в горах! И в недрах! Ни одного не было! Ни единого!
   А такой аномалии никогда, ни в одном мире ещё не встречалось. Значит, напрашивалось несколько выводов: после урагана сообщение между мирами прекратилось либо временно, либо навсегда; во время перегрева под тремя солнцами врождённые способности Торговца пропали; те же самые способности пропали со временем после воздействия взорвавшейся ловушки; этот мир полностью кто-то сумел обернуть в кокон непроникновения, которые порой встречались вокруг загадочных вселенных; сами горы виноваты в этой аномалии.
   Но если брать к рассмотрению каждый вывод по отдельности, то самый обнадёживающий - последний. Хотя и в нём были плюсы и минусы. То есть выбраться отсюда можно, только следует опять отправиться в пустыню ножками, и уже оттуда прыгнуть в свои владения. Это был плюс, который подтверждали и те магические силы, что полностью сохранились в теле. Минус - что если пропали умения переноса в иные мира или этот мир заблокировали, то уже обратно к горам вернуться не удастся. Шесть суток пути никакой организм не выдержит, пусть даже полный сил, магии и опыта.
   Именно на эту тему сейчас и размышлял Крафа, укрывшийся перьями на нестерпимой жаре и с километровой высоты горного хребта рассматривая еле видимую свою цепочку следов:
   "Удивительный мир, - размышлял он. - При такой жаре и нет ветра? Да здесь по логике бури должны свирепствовать не прекращаясь. А за столько дней даже следы не замело... Но как представлю, что скорее всего придётся в обратную сторону по своим же отпечаткам топать, сразу здешняя жизнь в пещерах мне раем кажется... Да и вообще, может через, год, два сюда заглянут более цивилизованные путешественники? Мне бы только их на дистанцию ментального удара приманить!.. М-да, чего мечтать о глупостях! Сюда нога разумного и тысячи лет может не ступить, а я столько не протяну без своих устройств омоложения... Тогда как мне пустыню перейти? Вот если бы был хоть какой-то транспорт... Жаль, ни одна зверушка за мной следом не добралась... Или построить дельтаплан? Построить печь, выплавить сталь, ободрать лягушек и выделать кожу... Тьфу! На это сто лет уйдёт! И то не факт что получится. Хотя..., может на сутки пешего пути и отлетел бы... Значит остаётся просто взять, собраться и идти? Или всё-таки выждать и хорошенько эти горы обыскать? Только, увы! Хорошенько не получится, а надеяться на случайность - глупо. Да и не факт, что тот, кто меня сюда закинул, за мной сюда в ближайшее время не заявится. Вроде я любого должен одним мизинцем проткнуть, как на вертел насадить, но оценивая его силу по тем горам крокодилов..., поневоле в себе засомневаешься. Значит, что мне остаётся? Как ни крути, но придётся рискнуть, и вновь сжав зубы идти в это проклятую Духовку. Но как не хочется!.. Будь прокляты эти три звезды и этот поганый мирок между ними! Или не рисковать? Выбрать, что попроще да отправиться на ту сторону горного массива? Месяц потеряю, зато вдруг там створы покажутся?" Да и в пути наверняка новые следы аборигенов разыщу..."
   Пока он отыскал ещё три рисунка, аналогичных найденному в первый день. Но что они обозначали, догадаться не получалось, как и разгадать смысл каменного предмета, забытого кем-то в древности на краю солидной пропасти. Предмет напоминал два неровно обтесанных кругляша в виде черепов и перемычку в локоть длиной между ними. Всё сделано из одного прочного куска минерала. Общий вид - тяжеленная гантель. А может и некий подвид булавы? Или разновидность неудобного молотка?
   Конечно, лучше всего было бы и самих аборигенов отыскать, или по крайней мере некие оставленные "художниками" устройства. Но для этого вначале следовало разгадать смысл рисунков, ведь, похоже, что с их помощью пытались донести некую информацию. А о чём? Конечно о том, что в этих горах спрятано. Как бы... Кстати, возможные местные жители так и были классифицированы на две условные категории: аборигены и художники. Одни - дикие и примитивные крысолюди с большими ушами, вторые - некие умники с умением видеть в темноте.
   На самом деле Гегемон не слишком-то и губу раскатывал на подарки от кого-либо. Хорошо знал, насколько это расхолаживает и вселяет при неудаче фатальный пессимизм. Следовало рассчитывать только на свои руки-ноги и на мозговые извилины. Благо, что последние никогда ещё раньше не подводили.
   А жара допекала!
   Близился "полдень", все три солнца рассредоточившись по разным частям неба над горизонтом, жгли так немилосердно, что становилось страшно себя представить бредущим по пескам вглубь пустыни. В который раз Крафа поразился собственной выносливости, но всё равно вздрогнул от нежелания повторить подобный подвиг:
   "Тогда мне просто ничего не оставалось делать, либо идти, либо лечь и умереть. А сейчас выбор невероятно разнообразен: прохладная пещера, озеро с чистой водой, ракушки и лягушечки... Тьфу! Пропади они пропадом! Как ни изгаляйся, но быть властелином миров - намного предпочтительнее роли индейского вождя. Тем более что численность племени, как раз этим самым вождём и ограничивается. Да-а-а..., вот что значит, отъелся и ожил! Не так мечтаю о хорошей еде, как о симпатичных служанках! Видимо местные лучи ультрафиолета сильно либидо увеличивают. Ха-ха! Пора вниз возвращаться, да в дальний путь готовиться. Не то не ровён час на тех самых лягушечек не с гастрономическим интересом начну поглядывать, а с совсем иным. Дожился!.."
   Крафа вздохнул, и уже собрался вставать с перегретого камня, как вдруг в той стороне пустыни, откуда он сам когда-то пришёл, что-то блеснуло в лучах многочисленных светил. Наблюдатель окаменел и постарался рассмотреть, что там такое летит.
   "Летит?! Точно! - на высоте сотни метров, над цепочкой следов неспешно двигался силуэт уникально экипированного технически человека. - Ну вот и всё! Выбор сделан, и тащиться по пескам мне не придётся, - размышлял Гегемон. - Или он меня, или я его! - тут же додумался и до остального: - Проклятье! Он ведь может вести тотальную запись всего горного хребта!"
   И уже без размышления, рыбкой, нырнул в тоннельное отверстие, подобных которому в данном участке природных пластов было как дырок в сыре. Теперь Крафе только и оставалось надеяться, что неведомый противник его не засёк, и он сам успеет приготовить для нежданного гостя вполне впечатляющие сюрпризы. Раз уж судьба позволила засечь врага первому, этим следовало воспользоваться с максимальной отдачей. Ну а если это не враг, то разжиться у него трофейной экипировкой - будет тем самым случайным счастьем, в которое ни один прагматичный человек не верит. Не верит, но всё равно всегда подспудно надеется.
  
  

Глава вторая

ОТЛОЖЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

  
   Проблем у графа Дина осталось и дома, и везде - несметное количество. Настолько несметное, что ему после недавних, фривольных приключений в мире Мерлан они казались страшным и никогда неуничтожимым ужасом. Создавалось впечатление, что недоделанные проекты, невыполненные обещания, недоработанные дела и прочее, прочее, прочее не только растут и скапливаются, но троятся в геометрической прогрессии. Ну и плюс ко всему этому добавились и семейные переживания личностного характера.
   Александра, правда, торжественно поклялась, что полностью простила супруга в непроизвольной измене и не считает его виноватым. Но вот внутренне наверняка собралась отомстить виконтессе Хелке самым жестоким образом за то, что та воспользовавшись кратковременной амнезией Торговца объявила себя его женой и нагло затащила в якобы супружеское ложе. Такого личного оскорбления графиня Светозарова вряд ли когда простит. И хорошо, что опальная Маурьи и воровка императорских сокровищ сбежала с маркизом Зарнаром в неизвестном направлении. Ибо сам Торговец старался не акцентировать своих возможностей нахождения любого человека по личностной ауре близкого контакта, а вернее по той детали, что аферистка Хелке и в самом деле носила плод от своего "временного мужа". Иначе с него, не говоря про жену, и сам Телиан Пятый, император Рилли не слез бы, требуя немедленно отыскать преступницу, воровку и представить её на справедливый суд.
   Кстати подобное требование всё-таки прозвучало в телефонном разговоре с императором. Но граф Дин не просто отмахнулся от претензий, а ещё и сам набросился с обвинениями:
   - Если бы лучше следили за сокровищницей, да не заносили туда всякий мусор в виде подарков, то вообще бы ничего страшного не случилось. А так я - еле выжил, ураган в подпространстве - грозился затянуться навечно, правящая династия твоего рода - могла прерваться, а моё семейное благосостояние - оказалось на грани разрыва и скандала. Так что поиск преступницы ложится полностью на плечи правоохранительных органов империи Рилли. И больше мне никогда о виконтессе не напоминайте даже намёком!
   Но на самом деле ловить преступницу или мстить ей он не стал по двум причинам, о которых побоялся заикнуться даже Александре. Первое: Тани Хелке от него теперь ждала ребенка, и отдавать её на казнь, было вопреки основополагающему в характере жизнелюбию. Ну а второе: воспоминания о том периоде ложного супружества остались вполне себе нейтральными. А то может и приятными. Хотя сам себе граф постоянно твердил в оправдание:
   "Ну что бедняге оставалось делать в той ситуации? Вот она и решила немного повеселить публику... М-да! Хорошо, что теперь, главная актриса спектакля надёжно скрыта от заслуженных аплодисментов. За такую гениальную игру некоторые благодарные зрители живьём могут разодрать..."
   Немного меньшую проблему, по имени Майлина, удалось сразу, до начала разборок отправить поездом в столицу империи. Тител Брайс моментально догадался, что обучение целительницы в университете для взрослых поможет ей избежать крупных неприятностей при встрече с графиней Светозаровой. Как ни странно, сама графиня, после признаний мужа о методах лечения и своей сдержанности в самый ответственный момент, осталась сравнительно спокойна. Ещё и похвалила с непонятным подтекстом:
   - Хороший мальчик! Удержался на грани благодаря своему подсознанию. В следующий раз к нему обязательно прислушивайся. Хотя..., я постараюсь, чтобы следующих подобных случаев у тебя не было больше никогда.
   Ну и как следствие, по этой причине с отметкой "Личный контроль", она никак не желала отпускать Дмитрия в мир Огненной Патоки одного. Вот тут уже графу пришлось впервые в их совместной жизни применить власть. Хотя и причина для отказа благоверной в её участии, была ясной и существенной. Баюнг Шу'эс Лав уже достаточно припомнил из своей биографии, чтобы безапелляционно утверждать: главным оружием Крафы является его магическое умение атаковать противника на расстоянии с помощью ментального удара. Любой Торговец, не говоря уже о простом человеке, попадая под влияние предателя, лишался собственной воли и делал всё, что ему приказывалось. Вплоть до того, что сам себе перерезал горло или убивал собственных детей. Против этой напасти не помогали никакие технические средства, магическая защита, или количественная оборона. Только и считалось, что узурпатора можно успеть уничтожить в пределах прямой видимости, на максимально возможном расстоянии. Ну а про умения Светозарова сопротивляться гипнозу, даже Тител Брайс всегда говорил с восторгом и придыханием.
   Так что если сражаться кому с разрушителем мира Торговцев, так это только Дмитрию, не подключая к этому ни соратников, ни друзей, ни даже любимую и любящую супругу. Не хватало ему только удара в спину в самый ответственный момент. Их слабость и обуславливала решение отправляться в мир Огненной Патоки одному.
   Когда объяснения и призывы к здравому смыслу в споре с супругой не помогли, он сказал:
   - Прения закончены! Я отправлюсь в любом случае!
   - Даже если это послужит поводом для нашей ссоры и расставания? - встала в позу Александра.
   - Без сомнения! - тяжело вздохнул и тут же объяснил свою позицию: - Мне лучше с тобой расстаться, но быть уверенным, что ты жива и невредима, чем сейчас пойти у тебя на поводу, а потом корить себя в иной, многократно более страшной трагедии.
   Пришлось графине Светозаровой смириться. Хотя было тяжело смотреть, на её внутреннюю борьбу со своими амбициями и стереотипами.
   Торговец после этого отбросил все остальные проблемы и стал готовиться к поиску главного врага всех вселенных. Но именно этот отброшенный ворох, лавина, цунами проблем и заставлял хвататься за голову при их упоминании. Длиннющий список мог тянуться и тянуться до бесконечности, но даже самые главные из этих проблем нельзя было решить сходу, как в былые годы, играючи. Потому что они скапливались и переплетались в громадные клубки.
   Например, следовало спасти, вывести из кокона к солнцу мир Кабаний. Но сделать этого не получилось бы без предварительных допросов и склонению к сотрудничеству Купидона Азарова, бывшего злого узурпатора того мира, главного колдуна и главного дирижёра событий. Пленник пока обретался в камне и терпел ужасные муки, по словам разумного кальмара, но такое крутое наказание наверняка в дальнейшем развяжет язык подлому старикашке. Потому что узнать у него следовало очень много: и как забросить Хотриса в замок Свинг Реальностей, и как избавиться от вездесущего фиолетового тумана в Кабаньем, и где хранятся книги, отысканные во время раскопок, и многое, многое другое.
   Другой пример: события на Земле. Как бы талантливо выпускники академии не курировали новое движение, следовало срочно наведаться туда солидной командой соратников и друзей и проконтролировать, сгладить, улучшить ситуацию. Только по краткому отчёту Александры становилось понятно: задуманное преобразование менталитета землян не пройдёт без сучка и задоринки. Перекосы имеют место и могут дать невиданные осложнения в виде войн, а то и ядерных конфликтов.
   Потом следовало потоптаться по королевству Ягонов и Зелёному Перекрёстку. Короля Бонзая спасти удалось, причём силами практически того отряда, который собрала и экипировала Флавия Несравненная. Сам Дмитрий Светозаров только ускорил освобождение пленников из гигантской западни, которую неизвестно кто и для чего построил. Вернее кто, примерно догадались: те самые существа, которые построили вулкан Бормот и окно-портал между двумя мирами в Хохочущем тумане. Да и для чего, предположения появились. За первой западнёй громоздились иные, более сложные и смертельно опасные, так что создалось впечатление, что всё там созданное только и предназначалось для каких-то не то испытаний, не то соревнований, не то изуверских развлечений. Так что там предстояло и рыть, и копать, и разбираться... долго, долго. Не считая основного направления: попытки добраться до вотчины Крафы.
   Не меньшего личного участия требовала и школа будущих Торговцев. Несмотря на постоянный приток свежих воспоминаний, оказавшийся великим воином своей современности Шу'эс Лав, слабо управлялся на преподавательском поприще, и его ученики развивались скорей самостоятельно, чем под верным наставничеством и правильным опекунством. Там следовало вдумчиво разработать методики, составить планы, и показывать новые отработки на личных перемещениях. А баюнгу как раз последнее действо до сих пор графом запрещалось. Так что никто Светозарова там заменить не мог даже по умолчанию.
   Очень обижался, работающий нынче в поте лица на выемке сокровищ, друг Прусвет. Разумный кальмар просил уже давно Торговца наведаться в родной мир "пронзающих камни", в мир Шелестящего Песка, да помочь с выживанием вымирающему виду разумных. А тут даже не нашлось времени проведать его в сокровищнице, а уж тем более мотнуться с ним за десятком иных разумных кальмаров, которые бы помогли достать сокровища за несколько дней вместо предстоящего целого месяца. Совесть скребла по душе постоянным раскаянием.
   Также совесть жгла по всем иным невыполненным обещаниям: запустить развитие герцогства Томной Печали в мире Лейшанов. Наведаться в Лудеранский лес к баронам-землянам, которые грозились не делать свадьбы без его присутствия. Помочь разобраться с наследием, вещами Шу'эс Лава. Выручить из тюрьмы в мире Ситулгайна соседа, друга, академика Курстюнгрьюма и попутно отомстить неким силам, придумавшим карту польеди, регистрирующие любые передвижения при телепортации. Проверить вместе с баюнгом его воспоминание о сумасшедшем отшельнике, который якобы тоже видел разноцветные створы между мирами и бывал на Опорной Станции межмирского пространства. Ну и его личного присутствия обязательно ждали на последнем этапе оживления второй магической сущности, которая сейчас взрастала во второй колыбели с волшебной суспензией.
   Это те дела, что покрупней. О мелких и бытовых проблемах и вспоминать не хотелось. Но это не значило, что они решатся сами по себе, без участия или непосредственного вмешательства Торговца.
  
   Но всё это осталось где-то там, в далёком прошлом или в неизвестном пока будущем. Сейчас Дмитрий Петрович Светозаров приближался к горам, посматривая то на свой виртуальный экран на забрале капюшона сюртука, то на цепочку следов по обмелевшим барханам. Но как он ни был насторожен и готов ко всему, только камера наружного наблюдения успела засечь, сфотографировать, а потом и увеличить некое движение на километровой высоте горного хребта. Увы, фото получилось лишь в последней стадии движения неведомой птицы. Она видимо покинула место своей дрёмы на скале и юркнула в одну из многочисленных дырок: наружу торчал только пучок странных, бесцветных перьев.
   "Однако! - воскликнул мысленно Торговец, - здесь не просто живые существа остались, а ещё и птицы летают? Или это нечто из породы страусовых? В прошлые подсмотр мне ничего такого на глаза не попалось... Хм! А что если это Крафа что-то чудит? Может такое быть? Вряд ли... Сидеть на такой жаре, а потом мне показывать пучок торчащих наружу перьев? Делать ему больше нечего! Наверняка где-то у озёр ошивается, да лягушками закусывает... Хотя..., потом в те дырки следует заглянуть, обязательно. Вернее послать летающего разведчика".
   Он сделал себе пометку, и слегка скорректировал свой полёт в сторону уже хорошо различимых с высоты полёта пещер, которые виднелись у подножья гор. Наверняка враг прошёл в одну из них, значит, именно там придётся его разыскивать. Ну и конечно же именно там, состоится главный бой между непримиримыми противниками.
  
  

Глава третья

НЕУЧТЁННАЯ СИЛА

   Ни граф Дин Светозаров Свирепый Шахматный, ни Гегемон, владыка всех миров Крафа не ведали одной пикантной детали: кроме них в недрах горного хребта из уникальных минералов, находилась ещё одна разумная сущность. А если бы вдруг узнали об этой сущности, да поняли её намерения и образ мышления, вид существования и её возможности, то бежали бы без оглядки через пустыню хоть пешком, хоть ползком, хоть без перьев. Но увы, каждый чувствовал себя сильнее возможного соперника, и готовился дать ему достойный бой. И даже краем сознания не догадывался о более сильном, по крайней мере, у себя дома, в своей родной среде, противника.
   Существо было большое. На несколько десятков, вернее даже сотен тонн общей массы. Причём оно могло делиться, видоизменяться и действовать где угодно, какими угодно малыми своими частичками. Вплоть до развоплощения всего себя и преобразования в маленькие, полные живого яда тучки.
   Существо было разумное. Вернее могло бы считаться им в полной мере, не будь оно больно от рождения и не будь у него совсем иного, не подвластного людям мировоззрения. Моральные принципы - отсутствовали. Жалость или понимания - не было и в помине. Зато имелась звериная хитрость, дальновидный просчёт каждого действия. Целесообразность всего существования - выжить любой ценой, создав при этом как можно большие резервы питательной клетчатки, и, самого главного - высокомолекулярных органических веществ.
   Существо жило очень долго. Если бы люди посчитали по земному летоисчислению, то совсем недавно ему бы исполнилось одиннадцать тысяч лет.
   Имелось у него и имя. Причём не одно, а сразу два. Одним его наградили те, кто однажды попытался уничтожить это огромное создание: Подрикарчер. Что в переводе с их языка обозначало "Рвущий внутренности и сознание". Само оно себя называло неожиданно мелодично и чуть ли не ласкательно: Ситиньялло. Точного перевода при этом, не имея, но подозревая, что именно так его в детстве называли незафиксированные памятью родители. Философия Подрикарчера Ситиньялло о своём происхождении, не являлась постоянной, и частенько видоизменялась под воздействием внешних факторов и различных раздражителей. Но вот вера в собственных родителей сохранилась у существа твёрдая и незыблемая. Его самого смущало, что конкретно их вспомнить не мог, хотя вполне естественно, что мысленно представлял по собственному образу и подобию.
   Арсенал памяти у существа, помноженный на тысячелетний опыт, тоже имелся огромный. Что-то он почерпнул у живших здесь когда-то аборигенов, что-то высмотрел и выпытал у тех пришельцев, которые его пытались уничтожить, о чём-то догадался и додумался сам, пользуясь неограниченным временем для медитаций и размышлений. Хотя в конечном итоге Подрикарчера нельзя было назвать умником с философским складом ума. С его невероятными гипотетическими возможностями, он явно походил на существо ущербное, несомненно больное. По врачебной терминологии, Ситиньялло скорей всего являлся неким врождённым дебилоидом, с ярко выраженными отклонениями в психике.
   И никто, даже те "санитары космоса", которые его пытались уничтожить, не знали кто он на самом деле, кто его создал или родил и откуда взялся в недрах гор. Ну а сам он себя считал Хозяином гигантского массива, его рачительным садовником, и несомненным защитником.
   А в данный момент Подрикарчер возбудился от предстоящих событий, с нетерпением ждал приближающегося развлечения и однозначного пополнения запасов живительного белка. Вначале он внимательно наблюдал за странным чужаком, который прибыл пешком из выжженной пустыни, отоспался, а потом приступил к поеданию той живности, которую приходилось с таким трудом взращивать и заботиться о её увеличении. Но сразу уничтожать пришельца Хозяин не стал. Он хорошо помнил ошибки своей молодости, когда его растущая плоть, требовавшая живительной подпитки белком в гигантских количествах, поела всех аборигенов, вернее те жалкие остатки цивилизации, которые сохранились на перегретой планете. Гораздо позже он осознал, что если аборигенов растить и оберегать как лягушек, то они начинают быстро размножаться. А их белки или иначе говоря высокомолекулярные органические соединения стояли на много уровней по качеству выше, чем у земноводных или жалких рачков. То есть не уничтожь он с голоду популяцию аборигенов, придержи вовремя свои юношеские инстинкты, сейчас бы вообще ни в чём горя не знал.
   Впоследствии, он попытался исправить свою ошибку. И не стал сразу уничтожать агрессивных "санитаров космоса", как они себя называли. Он пленил почти всех, загнал в самую удобную и омываемую водами источников пещеру и попытался дождаться прироста поголовья. Увы! Людишки только изводили лягушек, пачкали воду, топтали с таким трудом выращенный мох, но размножаться никак не желали. Так что когда прошло два года, Подрикарчер был вынужден прекратить эксперимент, и переработать пленников на так желанные для него белки. Правда за те два года он понял самое главное: для успешного существование питомника необходимы разновидности людей. То есть они должны быть разного пола. А "санитары" - оказались все одного.
   Ещё за эти два года, Хозяин сумел освоить язык пленников на начальном уровне и даже слегка изучить их историю и смысл существования. Но это было неинтересно. Гораздо больше привлекали и интриговали попытки чужаков обхитрить, уговорить своего тюремщика выпустить их на свободу. Что они только не придумывали! Как только не пытались своим немалым коллективом измыслить нечто эффективное, что могло бы одурачить дебилоидное, по их мнению, создание. Но они так и не поняли главного: Хозяин прекрасно чувствовал их эмоции. И этого оказалось достаточно. Любая ложь, подспудная хитрость или попытка запутать в логике размышлений, приводила лишь к обратному, совершенно противоположному результату. У существа лишь крепло убеждение: чужаки желают только смерти добряку Ситиньялло.
   Ну и сам относился к ним соответственно.
   А новичка, хоть тот и не имел возле себя самочки, уничтожать не стал по многим причинам. Интересно - раз, самочки могут подойти следом - два. Три - эмоции у этого чужака, прямо-таки полыхали невиданными фонтанами. И закономерный вопрос на четвёртое: не появились ли на планете новые обитатели? Если этот так, то не стоит ли самому поискать этих обитателей? Для Подрикарчера было невозможно пробраться по катакомбам под пустыням к иным горным отрогам, он уже как-то пару раз предпринимал такие попытки в прошлом. Но ведь тогда у него и опыта было меньше! И упорством нынешним не обладал!
   Вплоть до того, что имелась мысль просто выйти со странным человеком на контакт и попытаться его перехитрить, выманив нужные знания и сведения.
   Хорошо, что не поспешил! Потому что к горам приближался ещё один человек. Причём летел, точно так же как когда-то могли летать "санитары космоса". Их странные устройства, с большим количеством неприятно щиплющей энергии уже давно грудой валялись в одном из самых глубоких и глухих провалов, похоже и этого чужака удастся легко вытряхнуть из его искусственной скорлупки. Ну и забрезжила надежда: а вдруг это самочка?
   Странно повёл себя Первый чужак, которого Хозяин теперь определял по номеру или классифицировал по перьям "Птица". Вместо того чтобы броситься навстречу своему соплеменнику, или иным способом дать знать о себе, он поспешно спрятался. А потом на максимальной скорости бросился в нижние галереи, которые вели к большим, жарким пещерам возле самой пустыни. Уже там, пользуясь своей внутренней магией, Первый принялся устраивать в разных местах некие концентрированные узлы силы, которые при нарушении контуров могли спровоцировать либо взрывы, либо обвалы с нежелательными разрушениями недр. Вроде бы ничего страшного в глобальном масштабе, но всё равно Подрикарчер насторожился. Как бы ни были мизерны разрушения, в общем масштабе всей системы пещер и переходов они могли нарушить привычную вентиляцию, затруднить миграцию лягушек на новые озера и уменьшить доступ воздуха к бережно взращиваемым грибам и мху.
   Да и в частности, наблюдатель вообще был поражён, таким невиданными прежде у людей способностям. Если раньше гость выделялся только тем, что с иным строением лица чем аборигены мог видеть в полной темноте, то сейчас его продемонстрированные силы ошарашивали. Получалось что "Птица" мог действовать в некотором роде, как сам Хозяин всего этого горного массива. А ведь изначально выглядел не намного лучше, чем дикие аборигены: прятался под перьями, имел примитивное колюще-режущее оружие и без малейших сомнений ел не просто прожаренных на углях лягушек, а в первый день так вообще сырыми. Помнится когда были определены в питомник "санитары космоса", так они начали есть простой, неприхотливый корм когда уже истощали и находились в одном шаге от смерти. А данный экземпляр ничем не брезговал, хотя по своим силам стоял на несколько ступенек выше соплеменников, использующих сложные устройства из металла.
   Тем временем Первый, пользуясь тем, что уже достаточно изучил несколько анфилад пещер, переходов между ними и несколько уровней тоннелей, довольно грамотно налаживал целую сеть ловушек, а то и сюрпризов в виде смертельной западни. А сам по большой дуге заходил сбоку от предполагаемого маршрута своего соплеменника. То есть получалось, что он не только хочет захватить в плен сходное с ним существо, но имеет ещё одно ценное умение: на ментальном уровне просматривать теплокровных существ даже через ощутимую по толщине каменную преграду. Хозяин ещё удивился по этому поводу: "Да так эта "Птица" ещё и меня вскоре отыщет и классифицирует!"
   Человек с номером Второй в расставленные ловушки не спешил. Видимо его устройства позволяли фиксировать некие опасности издалека, а то и сразу давали ему полное представление о смертельных сюрпризах на пути. Вначале он тщательно исследовал первые пещеры, потом послал впереди себя маленькие устройства, и те осмотрели для него проходы ведущие вглубь. Из чего Хозяин сделал два логичным вывода. Этот пришелец очень умный и осторожный, так что ему хорошо подойдёт прозвище "Умник". Ну и состоявшийся факт, что "Умник" очень опасался "Первого". И прибыл сюда именно со знаниями об этой предстоящей встрече.
   Подрикарчер тоже стал действовать, сообразно своим видениям ситуации. Так как разрушения ему были не нужны, то он легко распылил созданные "Птицей" очаги напряжения силы. Теперь они при любом нарушении контура не могли спровоцировать ни взрыва, ни обвала, ни просто силового, заранее направленного удара. Всё-таки сразу пленять странных людей Хозяин не спешил. Как и дать им бессмысленно погибнуть. Гораздо интереснее заманить их вглубь недр, и понаблюдать, как будет вестись намечаемое противостояние. А уже потом..., - действовать по обстановке.
   "Второй Умник" устроил себе не то малый отдых, не то медитацию. Причём действовал весьма сходно со своим противником и скорей всего пытался собственными ментальными силами проверить горное пространство как перед собой, так и в некотором роде за окружающими его стенами.. А может он при этом пользовался помощью своих сложных агрегатов и устройств?
   Ну а дальше не стал пользоваться своим умением летать, а отправился по самым широким проходам пешком. Первые ликвидированные на его пути ловушки, он заметить не сумел. Хотя и дальше двигался с чрезвычайной осторожностью и неспешно. Дальше, когда добрался до нескольких особо мощных, сила из которых ещё не успела развеяться окончательно, забеспокоился и стал отправлять во все проходы своих маленьких механических помощников. То есть он уже осознал и понял: его обнаружили и пытаются уничтожить. Зато наверняка никак не мог понять: почему враг в последний момент передумал?
   Но вот насколько занервничал "Первый" - это стоило поглядеть. Он буквально заметался в том пространстве, которое уже немного знал, а потом довольно безрассудно бросился туда, где ещё ничего им изучено не было. Видимо или запаниковал, или отчётливо осознал гораздо большую силу соперника. И выбрал единственно верное средство к спасению, бежать! И если принять во внимание масштабность всего массива, то у беглеца имелось неисчислимое количество шансов скрыться, спрятаться и никогда не столкнуться со своим соплеменником даже случайно.
   Но тогда станет не интересно Хозяину! И тот без раздумий начал давать незаметные, деликатные подсказки "Умнику", как и где искать своего врага.
  
  

Глава четвёртая

А КТО ЛОВЕЦ?

   Крафа оказался поражён способностями своего, пока ещё невидимого в лицо противника. Хотя вначале просто подумал, что не успел пробежать расчётную дугу и не слышит такого желанного скрежета обвалов, не уоавливает резкой вибрации от разрывов.
   Тогда он просто замер и прислушался. И после получаса такого бесполезного сканирования недр, понял, что враг таки движется вперёд, но ни одна ловушка, ни одна жесткая западня не срабатывает! И это было хуже всего! Потому что прибывший из пустыни человек теперь уже стопроцентно квалифицировался как более сильный Торговец, маг, технический гений и кто он ещё там был на самом деле. Наверняка это именно он сбрасывал тоннами в пустыню крокодилов и прочих тварей из мест сражения тех с людьми. Наверняка это он тоже создал и настроил определённым образом кокон-ловушку на великого Гегемона и пытался не взять в плен, а сразу уничтожить.
   Хотя тот факт, что возможного пленника боятся и предпочитают убить сразу - чуток радовал. Раз не хотят переговоров, значит, сильно побаиваются. Иначе ловили бы сразу как бешеную собаку, большими силами и новыми ловушками.
   Но радость по такому мизеру - в дело не употребишь. Ментальный удар через толщу породы не удастся, а скорей всего и приблизиться хотя бы на пару километров в пределах прямой видимости - тоже не получится. Из чего вытекали только два выхода: либо замаскироваться всеми имеющимися силами и ложиться в засаду, либо убегать куда подальше. Крафа выбрал второй путь. Пока! Потому как если противник приблизится в погоне и заставит его принимать бой, иного выхода как сражаться, просто не останется. Но в данный момент лучше уйти, осмотреться и выждать. А уж дальше обстоятельства, удача и умения всё расставят на свои места.
   Вначале Крафа около четверти час бегом двигался в спонтанно выбранном направлении с максимальной скоростью. Только тщательно стараясь, чтобы не оставлять за собой ни малейшего следа, да попутно устанавливая обманные структуры, если вдруг у незнакомца окажутся устройства различающие запах или высокоточные уловители различия влажности. Затем пять минут прислушивался к окружающему пространству и чуть не заорал во всю силу своих лёгких: чужак чуточку отстал, но выдерживал верный курс преследования. Ему везло! Не иначе!
   После этого очередная гонка, по большой дуге уходящая в сторону от прежнего пути. И вновь проклятый враг почти не отстал! Теперь уже Гегемон струхнул нешуточно, такого верного и чёткого преследования он себе и представить не мог.
   Пришлось напрячься при заметании и запутывании следов. Очередной час привёл беглеца в такие немыслимые и незнакомые глубины, что он практически потерял какую-либо ориентировку. Он уже давно сбросил свои лишние, не слишком отдающие чистотой одежды в одно приметное и никак не находимое место, а свёрток с перьями оставил ещё на километровой высоте возле наблюдательного места. Тело прикрывали лишь самые легкие, но не менее прочные кожи, да ступки защищало некое подобие мокасин. С собой у лишенца оставалось лишь два отменных кинжала, полукруглый ятаган и два дротика, да и те он нёс в единой связке, чтобы нечаянно не оставить на своем пути свежую царапину в камне. Переплывал новые озёра, кувыркался в струях вод подземных рек, добрался до здешнего "рая" в виде массивных водохранилищ и тучных стад лягушек невероятного размера, но всё бежал и бежал.
   Конечно, сил ему хватило бы и на несколько суток подобного бега, но меняя очень часто направление своего отхода, он всё-таки умудрился попасть в некий тупик. Хотя изначально там ни о каком пресечении дороги человек в здравом рассудке и подумать не мог. Довольно широкая и бурная река несла свои воды по широкому и просторному тоннелю. Последние пять минут бега вдоль русла не позволили заметить хоть какого-то стоящего ответвления, а потом как-то резко, мощность потока пошла на убыль, а последние ручейки просочились между камней в неведомые провалы уже в гигантской, округлой пещере. Мало того, в дальней стене пещеры виднелось два внушительных отверстия в полтора человеческих роста, которые выглядели, чуть ли не рукотворными и при поспешном сканировании показали два пути вроде как на нижние уровни. Отстояли они друг от друга метров на двадцать. Что ещё бросалось в глаза, так это преогромнейшие колонии ракушек-улиток на стенах и сводах этого места. Ну и каждая лужица была переполнена не водой, а лягушками. Словно им тут было мёдом намазано или какой-то идиот устроил здесь зооферму.
   Гегемон промчался в один из прохождов, более узкий, но уже через сотню метров наткнулся на аккуратную пещерку с протекающим через неё ручейком, в которой, похоже, в древности обитали местные аборигены. Полный тупик, в котором никто не обитал кроме улиток! С ещё большей скоростью - бег обратно, и вот уже беглец несётся по второму, более солидному тоннелю, который закручивается крутой дугой и... И тоже заводит в тупик без единого намёка на выход. Но здесь хоть пещера большая и солидная, с обширным, глубоким озером, мириадами чуть фосфоресцирующих ракушек-улиток и тучным стадом лягушек. Даже не столько пещера, как небольшая анфилада пещер и казалось бы выход обязательно отыщется, но бег по периметру ничего кроме жуткого разочарования не принёс.
   Еле сдерживая себя от неуместного рёва, Крафа развернулся, покинул пещеру и собрался бежать обратно. По идее враг не мог ещё добраться до того разветвления, от которого имелись иные проходы. И тут его настиг вначале скрип, потом грохот, а потом и воздушная отдача подземного провала. Причём не стоило и сомневаться, что по самому мерзкому закону подлости завалило именно единственный, ведущий сюда тоннель.
   Хочешь, не хочешь, но пришлось вернуться к озеру. Потому что густая пыль не давала в любом случае что-либо рассмотреть и приблизиться к завалу. Пока воздух опять очистился до нормальной для магически усиленного взгляда прозрачности, Гегемон не сидел без толку на месте. Всё внушительное пространство было повторно ощупано, просмотрено и просканировано. Но ни одной тонкой перемычки, пробив которую можно вырваться в иные пустоты, не отыскалось. Хотя мелких щелей, по которым просачивалась вода и даже проскальзывали противные лягушки, имелось несколько десятков. Понятно, что со временем можно будет пытаться их расширить силой магических взрывов, но сейчас привлекать к себе лишнего внимания шумом и вибрацией не стоило.
   - М-да! - перешёл на тихое бормотание Гегемон, при подведении итогов своего осмотра. - Как говаривал мой друг молодости "Бывало и похуже!" Но это у него бывало, почему он и не дожил до этого дня. А вот я в такое ...вещество, влип впервые. И как элегантно влип! Только непонятно, как этот сукин сын умудряется так выверено идти за мной по следу? Неужели имеются некие устройства подобного толка при сыске и погоне? Тогда мне в любом случае придётся сражаться здесь... Ну и самое главное, каким способом, как он обезвреживает все мои структуры и ловушки? Уму непостижимо! Его уже должно было раз сорок завалить и распластать... Уф! А завалило меня...
   Но отчаиваться Крафа не умел вообще. Поэтому поспешил опять в тоннель, чтобы присмотреться и оценить степень происшедшего завала. Да и не факт, что завалило наглухо. Поверху могла остаться порядочная щель, а то и чего пошире.
   К сожалению, надеждам найти лазейку из тупика сбыться было не суждено. Тоннель не просто завалило мусором, щебнем или крупными валунами, а словно отрезало от внешнего мира толстенной базальтовой плитой, видимо просевшей своей плоскостью по вертикали. Причём плитой толстенной, не менее восьми метров. Это Гегемон определил во время медитации, улёгшись на мягкую горку мелкого песка и подложив под голову связку своего оружия. И уже собирался вставать, чтобы предпринять иные действия, как сканирование ментальным лучом ясно показало: враг за этим обвалом, в той самой гигантской, округлой пещере!
   Причём не просто осматривает её, переходя с места на место, а ведёт встречное сканирование, пытаясь определить: что здесь конкретно обвалились и куда беглец умудрился спрятаться. Долго смотрел, а потом стал приближаться к свежему завалу и оползшей вниз плите. Крафа был в шоке! Он никак не мог поверить в такие возможности своего соперника! К примеру он, никак бы не сумел засечь сидящего в медитации, да ещё прикрывшегося магической структурой преломления пространства человека.
   Но факт оставался фактом: неизвестный враг нашёл. Подошёл вплотную и, задействовав имеющиеся у него устройства и оружие, стал разбирать завал, а местами просто крушить базальтовую плиту направленной серией низкочастотных взрывов. Чем ввёл Гегемона в неописуемый шок и некоторое пессимистическое уныние. Но чем больше беглец сидел на месте, и чем тщательнее прислушивался, тем больше его начинало прорывать на смех: преследователь ошибочно пробивался во второй тоннель! Тот самый, который через какую-то сотню метров приводил в заброшенное жилище древних аборигенов.
   Да и в самом деле, гротескней ситуации не придумаешь: с такой точностью почти два часа вести погоню, а в финале потерять направление поиска. Или от кого-то отвернулась удача? А может, помогает вот такое длительное прикрытие структурой преломления?
   "Ха! Так я в подобной медитации могу неделями сидеть! - мысленно фыркал Крафа. - В любом случае, он меня не заставит делать лишних движений, да и сам ведь не будет вечно сидеть с той стороны завала. Сколько у него времени уйдёт на пролом плиты? Судя по её массивности и моему незнанию имеющихся устройств у противника, от тридцати, до шестидесяти часов. Смешной срок! Потом этот сукин сын в любом случае отправится на дальнейшие поиски, а меня, по идее, оставит в покое. Сутки можно отлежаться возле воды и поправляя здоровье полезной, диетической лягушатиной, ну, а потом..., потом видно будет!"
   И в самом деле, пока инициатива никак не находилась в руках владыки множества вселенных. И получалось что завал, пошёл во благо именно ему. Так что теперь оставалось только затаиться и воспользоваться подобным благом. А то и подремать, восстанавливая силы после изнурительного забега.
   Увы, выспаться, как следует, не удалось. Преследователь обладал воистину уникальным оружием, а может плита в том месте оказалась не настолько толстенной. Прошло всего лишь несколько часов по внутренним часам Гегемона, как взрывы и вибрация прекратились, а ментальный, еле прослушиваемый через такую толщу пород силуэт преследователя поспешил в никем не занимаемую пещерку с ручейком. Но так как он удалялся от наблюдателя, то быстро исчёз из ареала сканирования совсем.
   И вот тут начался новый обвал. Вначале струя песка, сопровождаемая скрипом горных пластов, сыпанула прямо на лежащего Крафу. А пока он вскакивал и отплёвывался, вокруг стали обваливаться приличной величины камни. Один из них так метко попал по голове, что несмотря на поставленный структурный щит стало трудно соображать. Рычащий от боли повелитель вселенных буквально кувырком покатился в сторону "своей" пещеры. Внутренняя интуиция вопила ему, что если он не поторопится, станет кормом для живущих здесь рачков и улиток. Успел пробежать метров тридцать, когда сзади настолько солидно ухнуло, что показалось все горы проваливаются в магму и без того раскалённой планеты. Очередной скрежет подсказал, что то ли предыдущая плита проваливается дальше, то ли новая стремится уложиться по соседству, но приятного от таких подвижек любому живущему существу не покажется.
   Выкатившись в пещеру, лишенец сразу бросился к воде. При этом он поглядывал на своды, опасаясь увидеть и там отваливающиеся куски скал. Как ни странно, но в данном монолитном строении природы обошлось без разрушений. Пару мелких камешек, да несколько горстей песка в таких случаях вообще не учитываются. Но уже смывая с себя пыль, и вымывая песок из вихрастой причёски, узурпатор межмирского пространства припомнил о своём грубейшем просчёте: во время поспешного отступления с места медитации он забыл подхватить свою связку с оружием!
   "Ну ладно, получил камнем по голове и мозги соображать перестали, - досадовал он на себя. - Но тело?! Руки?! Они должны были автоматически подхватить самое ценное! Да что же это со мной такое происходит?! Неужели в лягушку стал превращаться? Может они заразные, какие...?"
   Оставалось только надеяться, что когда пыль после очередного обвала уляжется, к связке с оружием таки удастся добраться. Даже если её слегка поломает валунами, то всё равно обломки - лучше, чем ничего.
   Ну а пока оставалось только умыться, привести в порядок свои оставшиеся на телесах одежды, да с добрый час дожидаться прояснения воздушного пространства от пыли. Потом прислушался, и делая частые остановки через каждые десять метров двинулся к выходу. Следовало быть готовым каждую минуту к немедленному сражению атаки. Вдруг плита так и продолжила своё движение куда-то в тартарары, и теперь проход опять открылся? Имеющему несущее устройство незнакомцу будет раз плюнуть перелететь через любую пропасть и напасть на максимальной скорости.
   На самом деле напасть никто не мог по умолчанию. Потому что не только первая плита осталась на прежнем месте, но и вторая, ещё более толстая, прорезав тоннель словно нож колбасу, умостилась рядышком, словно их укладывал и притирал великий зодчий.
   Уже не боясь, что его услышат или увидят, Крафа сделал вульгарный жест в сторону наглухо забитого выхода и воскликнул:
   - А вот тебе, а не атака! Думаешь, напугал лягушку толстой улиткой? Ха! Мне хоть и страшно..., но я не трус! И полез бы ты ко мне честно, да с голыми кулаками, я бы тебе живо пятак начистил! А то, понимаешь ли, обвешался лазерами и низкочастотными пушками и ходит тут, словно петух с перьями! Хм..., ну да! Свои-то перья я уже не скоро отыщу... А вот оружия жаль... И ты мне, ишак, за него ответишь!
   Он ещё долго стоял перед равнодушной плитой из сверхпрочного базальта и выплескивал свой гнев в беспредметном всплеске ораторства. Уж так ему хотелось выкричаться и просто выговориться. На такой непомерной толщине прощупать иного человека, а тем более его расслышать, неспособны и огромные стационарные геодезические устройства, так что опасаться своего обнаружение не стоило. А вот выплеснуть свой гнев, пусть в камень, пусть в налипшие на стены улитки, стоило однозначно. В эпопее полутора тысячелетней биографии Гегемона открывалась новая страничка.
  
  

Глава пятая

И КОГО ПОЙМАЛИ?

   С самого начала погоня пошла вроде как и верно, но с каким-то подспудным чувством неправильности происходящего. Светозаров твёрдо знал, что впереди пытается от него сбежать враг, это фиксировали все его приборы, и подтверждала личная сила Торговца. Об этом свидетельствовали странные остатки магических ловушек и неприятных сюрпризов. Причём складывалось чёткое убеждение, что Крафа вначале ловушки устанавливал, а потом сам же и убирал. Словно передумывал в последний момент, или таким хитрым действом заманивал преследователя за собой.
   Но не это смущало больше всего, всё-таки враг - самый сильнейший Торговец во всех мирах и вселенных. От такого можно и от такого надо ждать всего, что угодно. Удивляли некоторые явные подсказки для ловца, которые беглец при всей своей хитрости и всесилии просто не мог бы подстроить. Ведь в какие-то моменты Крафа нуждался в смене направления, короткого осмотра, закладке новой ловушки, да и просто в установлении верной дистанции между ними. Хотя оставалось только поражаться, насколько циничный диктатор и предатель сумел быстро здесь освоиться и изучить такие громадные массивы переходов, лабиринты тропок и анфилады пещер. При своем подсмотре с Аристархом, Дмитрий и тысячной доли всего этого рассмотреть не успел, а преодолевший пешком пустыню путник за шесть дней изучил недра словно собственную квартиру. Может он что-то здесь отыскал универсальное? Или ему кто-то стал помогать? Вдруг всё-таки какие-то аборигены уцелели? Или некие космические конкистадоры сюда наведались и теперь тирану помогают? Ведь он и заставить может кого угодно.
   Иначе как можно было трактовать такие детали во время преследования: клубящийся сырой туман, в том проходе, куда помчался Крафа? Тогда как в других он даже не вздрагивал? При этом в явных тупиковых ответвлениях тумана не было совсем! И в пещерах тоже!
   Или сонмы не растоптанных ракушек-улиток, устилающих пол тоннелей, в которые беглец и не потыкался? А в том, где он скрылся, ракушек, словно и не бывало никогда!
   Пару раз из хода, куда скрылся враг, разбегались, смешно прыгая, лягушки.
   Гораздо чаще надо было только прислушаться, чтобы услышать вдалеке некие постукивания, похожие на топот убегающего человека. И это притом, что, судя по многочисленным отпечаткам ног, противник передвигался в некоем подобии мягких мокасин из кожи. Скорей всего позаимствованных, а потом и сделанных из ценнейших шкур, сброшенных в пустыню тварей из мира Мерлан. То есть сам стучать, или имитировать свой бег специально, у прячущегося человека не получилось бы по причине ...малого расстояния! Именно! Стук раздавался гораздо ближе, чем в данный момент находился Крафа. Там в тот момент, как бы по всем показаниям приборов и личного сканирования пространства, вообще никого не могло находиться!
   Вот это всё в купе и смущало неимоверно, и настораживало, и навевало чувство неправильности ведущегося преследования.
   Ну и концовка всей погони получилась соответствующей плохим предчувствиям. Вначале грохот обвала впереди, навёл на мысль, что предатель дела Торговцев завалил за собой свод стратегически важного тоннеля. И теперь уже либо уйдёт в окончательный отрыв, или приготовит некую генеральную подлость. Но при ближайшем рассмотрении завала, который то и оказался всего в четыре метра сплошной породы, оказалось, что за ним длинный проход, метров в сто, и завершающая глухой тупик пещерка. А за самим завалом затаился, присел, и явно прислушивается, а может и сканирует чётко просматриваемый человечески силуэт.
   Вот в этот момент на графа Дина и накатила волна ликования, которую он, доставая и подготавливая к атаке низкочастотный разрушитель, выплеснул из себя в серии восклицаний:
   - Ага! Попался, пиявка! Попил кровушки?! Всё! Пришла и к тебе смертушка!
   Словно услышав его слова и поняв, что сейчас его плоть будут размазывать узконаправленным лучом разрушителя, силуэт врага умчался в тупиковую пещерку и там улегся в какую-то выемку.
   - Ха! Никак спрятаться решил? Не хочешь сразу загибаться? Ничего, я не ленивый, пройдусь к тебе в гости! Жди, гадёныш!
   Данное оружие, на максимальной тяге прекрасно и базальтовую плиту могло разрушать до состояния крупнозернистого песка. Так что серии взрывов вскоре сокрушили преграду, залпы вакуумного огнемёта пробили просеку в горах песка и погнали внутрь тоннеля громадную пыльную тучу. Прекрасно чувствующий себя в своём сюртуке-скафандре, Светозаров с разрушителем наперевес, и с самыми жесткими убийственными структурами наизготовку, бросился следом за этой пыльной тучей. С его приборами и личным сканером он мог в этой туче и иголку, и червяка отыскать. А при желании и с одинаковым успехом, структурой преломления прощупать человека и подавно.
   Каково же было его потрясение, когда в пещерке он ничего кроме ручейка, ракушек-улиток да несколько сотен лягушек, величиной с голову, не обнаружил! Словно сомневаясь в собственном зрении, и не доверяя приборам, он встал на колени перед ямкой с водой, которую когда-то наверняка для своих нужд выдолбили аборигены, отложил низкочастотный разрушитель чуть в сторону на плоский камень, и собственной рукой ощупал чёрнильную воду до самого дна. Затем ещё заглянул под каждый камень, переворачивая его, и попытался в некоторые щели запустить своих мини-разведчиков. Увы, даже они дальше нескольких метров не протиснулись. То есть противника здесь не было и в помине! Спрятаться ему негде. Но ведь и силуэт человека, который Торговец рассмотрел сквозь завал, однозначно не был иллюзией!
   И тут заскрежетало, затряслось в тылах. Граф Дин сломя голову бросился назад, уже подозревая, что всё-таки попал в западню коварного Крафы и проклиная себя за безалаберность. А чуть позже, с вырвавшимися проклятиями уставился на своих экранах на невероятно толстую, состоящую из базальтовых плит преграду. Причём тщательное сканирование так и не определило окончательную глубину завала, дальше двадцати метров - ни устройства, ни личные силы не вытягивали.
   "Что из этого следует? - попытался определиться со своими дальнейшими действиями Дмитрий. - Что меня провели как начинающего стажёра! Но не это главное... Неужели Крафа думает, что я отсюда не выберусь? Трудно будет, но с разрушителем нет ничего невозможного, пусть даже двое суток на это уйдёт!.. Вот только жаль, что эта пиявка успеет не просто спрятаться, а может догадаться и до створов в пустыне добежать за эти двое суток. У-у-у-у! Как я зол!"
   Но даром сотрясать горы своими завываниями, смысла не было, и Светозаров поспешил в пещеру за оставленным разрушителем. Каково же было его изумление, если не шок, когда он понял что незаменимого и крайне нужного оружия в пещерке нет.
   Он долго и тупо пялился на плоский камень, заглядывал за него и ощупывал вновь яму с водой, но искомого предмета так и не обнаружил. Тот словно в воздухе растворился. Даже закралось подозрение, что Крафа и здесь умеет перемещаться между мирами, и только что просто заскочил в пещерку и похитил нагло разрушитель. Потому что даже протащить его сквозь слишком узкие щели было делом бессмысленным.
   "Но если меня обокрал враг, то мне больше надеяться не на что..., - навалилась волна отчаяния. - С такими силами и умениями как у него, всё мои технические устройства и сюртук с ускорителями - пустое место и лишь немного оттянут печальный конец... А мои умения и внутренняя сила только послужат для него развлечением и лишним поводом для издевательств..."
   Чёрные мысли настолько заполонили сознания, что в какой-то момент Дмитрий опять чуть не взвыл от злости и бессилия. Но неожиданно ему в голову пришёл пример из недавних действий того же Крафы. Каким бы ни был тот моральным уродом, подлым предателем и вселенским преступником, а геройский подвиг всё-таки совершил: прошёл под тремя солнцами там, где любой человек свалился бы ещё в начале пути. Прошёл, выжил, восстановился и вот теперь сражается с полной самоотдачей и применением всей своей смекалки и многовекового опыта.
   "А я бы так смог? Хм! Стоит только подумать про Александру и всех тех друзей, которые ждут меня, то приходит чёткое ощущение: наверное смог бы! Ну а раз даже на такие подвиги способен, то чего сейчас впадать в уныние? Действовать надо!"
   И попавший в западню Торговец, приступил к поиску самого оптимального варианта собственного спасения. Ловец оказался в роли зверя, но такого зверя, которого лучше вообще не трогать.
  
  

Глава шестая

НЕ БРОСАЙ МЕНЯ ОДНУ

   Александра всё равно не смирилась со своим неучастием в поимке или уничтожении коварного Крафы. Возражать и спорить она с Дмитрием не смогла, потому что бесповоротно поняла, что в этом вопросе он ей не уступит даже под угрозой полного развода. Да и сама графиня о таком варианте отношений и помыслить боялась. Но оставшись дома и немного подумав, решила действовать иным манером. И главную роль в предстоящем действе должен был сыграть великан, баюнг Шу'эс Лав. Вернее его единственного, как основополагающую фигуру всего проекта, следовало тщательно обработать.
   Придя к такому решению, она продумала тактику, планомерность действий, и постаралась привлечь в себе внимание той, без сговора с которой ничего не получится изначально. С такой всезнайкой следует быть только в едином союзе. Поэтому и обратилась к вездесущей магической сущности, наиболее откровенным и любящим голосом:
   - Эрли! Прелесть ты наша! Ты меня слышишь? - Несколько мгновений тишины после этого, никак нельзя было классифицировать как задержку с ответом:
   - Конечно, слышу, мама Саша! - был уже поздний вечер в этой части мира Зелени, большинство обитателей Свирепой долины спали, так что и ответный вопрос был вполне закономерен: - Тебе не спится?
   - Можно и так сказать...
   - Хочешь поразвлечься или поработать?
   - Да нет, скорей просто пообщаться, поделиться своими страхами и посоветоваться. Я тебя не сильно отвлекаю?
   - Что ты! Нисколько, мама! Мне так интересно когда со мной советуются и делятся переживаниями, - бесхитростно призналась магическая сущность. Чем живо и воспользовалась бывшая лучшая агент силовой конторы:
   - Ну а с кем мне ещё и советоваться как не с тобой? Только знаешь, Эрли, мне как-то это наше обращение между собой кажется устаревшим. У тебя и так столько пап и мам, что мне как-то не по себе. Да и вообще иметь такую умную в тысячи раз, чем сама дочь, мне как-то неудобно. А давай лучше мы будем с тобой лучшими подругами?
   - И делиться всеми секретами? - загорелась интересом Эрлиона.
   - Конечно! Я уже и забыла те времена, когда у меня кто-то был, а будучи на Земле в последний раз так и не смогла отыскать своих друзей по детдому. Мне их так не хватает...
   - Всё, договорились! Я к тебе обращаюсь любимая Шурочка...
   - ...А к тебе..., - замялась графиня с подбором нового обращения и тут же получила вариант:
   - Очаровашка Эр! - ещё больше сократила своё имя невидимая собеседница. - Нравится?
   - Превосходно! - после чего обе подруги на полчаса ушли в дебри той чисто женской трепотни, в которой не столько делятся сплетнями или плачутся друг другу, как просто оттачивают своё мастерство правильного определения приоритетов и выбора поведения в отношении мужчин.
   О подобном можно было трепаться сутками, но магической сущности подобное нравилось, спать ей нужды не было и она с удовольствием занималась бы выведыванием и обсуждением секретов хоть всю свою оставшуюся вечную жизнь. Видимо недаром она сама себя определила после рождения как женскую особь и выбрала женское имя.
   Да только хитрая графиня затевала подобное действо не для пустопорожней болтовни, и очень скоро, используя наводящие слова, заставила собеседницу саму упомянуть о чрезвычайно опасной миссии Дмитрия Светозарова. Ну и сразу живо откликнулась на эту тему:
   - Ты так думаешь? Ну всё, я теперь от переживаний точно не засну!..
   - Не, ну так переживать не надо...
   - Правильно! Надо что-то делать, в этом ты Эр, права. И кстати, когда я с Димой расставалась, у него было такое расстроенное лицо, что я еле удержалась от рыданий. А когда мы с ним над той пустыней летали, он мне проговорился: "...если за сутки, максимум двое, я этого Крафу не изничтожу, то значит, не справился. Не вздумайте меня искать, это мне уже не поможет..." Ох! Порой он такой самонадеянный!
   Магическая сущность тоже получила на прощание от графа чёткие и строгие указания: "Никуда не рыпаться! Ни в коем случае никакой самодеятельности! Только сидеть тихо и ждать пока сработает кокон-ловушка "Проба-2"! Любое иное ваше движение - это ваша гибель и страшные проблемы для остальных миров!"
   Сейчас первая и самая близкая подруга говорила в принципе тоже самое, но совсем иным тоном и с совсем иными акцентами. От услышанного становилось тоскливо и страшно, ну и очень, очень хотелось увидеть Светозарова весёлым, радостным и здоровым. Поэтому неопытная в житейских делах Эрлиона клюнула на приманку и вместе с сочувствием проговорилась на тему помощи:
   - Да ничего с ним не случится! В крайнем случае, мы ему всегда поможем.
   - Как? Меня он не взял, твои силы и знания проигнорировал... Если бы хоть ты могла заглядывать в подпространство!
   - Шурочка, ты знаешь, что у меня не получается...
   - Как жаль... Хоть бы кто-то краешком глаза за Димой присматривал...
   - Так ведь он в горах? - недоумевала невидимая, но вездесущая подруга. - А створы есть только в пустыне.
   - Правильно! И как это ты сразу не подсказала?! Ведь можно послать в горы летающего разведчика, который будет хоть что-то выслушивать и выискивать, а потом отправлять на приёмный маяк в пустыне. Тот же баюнг мог бы в одном движении забирать информацию с маяка и мы бы хоть примерно знали, что там творится.
   Идея в самом деле показалась вполне реальной и безопасной. И как бы даже не слишком нарушала категорические запреты хозяина замка, создателя академии, и владельца всей Свирепой долины. Раз - и заранее запрограммированное устройство полетело к горам. Два - маяк сброшен в укромном месте. Три - информация с этого маяка собрана и разрабатывается. Вдобавок ведь можно не один, а добрый десяток приборов послать в горы и тогда данные поступят в десятикратном объёме. По большому счёту до такой простой подстраховки своих действий и сам Торговец должен был додуматься. А если не додумался, значит действовал на эмоциях, исходя только из безопасности своих близких и совершенно забывая о собственной. Вдруг, к примеру, сложится такая ситуация, когда посторонняя помощь и всесильному Торговцу Светозарову понадобится? Как случилось при последней катастрофе, когда граф попал в мир Мерлан. Не окажись рядом с местом падения маркиз Зарнар со своим отрядом - разорвали бы Дмитрия злые твари, и никакой бы сюртук не спас.
   Именно о подобных ситуациях и твердила Александра, печалясь, что дисциплинированного баюнга трудно будет уговорить на несколько визитов в мир Огненной Патоки.
   - Как бы его так уговорить, чтобы не слишком афишировать в кругу наших друзей и соратников? - размышляла графиня. - А то ведь знаешь, как они к этому отнесутся, потребуют сразу своего личного участия в деле, а то и доставки их персонально в пустыню. Я слышала, как Хотрис прямо рвался самовольно туда отправиться, представляешь?
   - Если бы только он! - поддакнула Эрлиона. - Тут вон только что две Арчивьелы утверждали, что на твоём месте графа без своего сопровождения ни за что, не отпустили бы! Вот же балаболки!..
   - Какие именно Арчивьелы? - сразу напряглась самая лучшая подруга, и прорвавшаяся ревность была вовремя замечена:
   - Да не обращай внимания на глупых детей. А вот по поводу Баюнга, так попробуем убедить его вдвоём. Ты скажешь, что так хотел твой муж сделать, да забыл в спешке, а я поддакну в нужной форме и в нужных местах.
   - Хорошо бы... К слову: а где сейчас Шу'эс Лав?
   - Как раз расстаётся с папой Тителом и бригадой исследователей. Последние три часа изучали то наследие, баюнга, что вы забрали в месте его пробуждения, в башне Лудеранского леса.
   Тщательный осмотр этого наследия из-за экстренных обстоятельств до сих пор откладывался каждый раз на неопределённые сроки. Но сегодня Верховный целитель выкроил два часа и решил покопаться в сохранившихся устройствах. Тем более что его невероятно интересовал хрустальный саркофаг, в котором усыплённый великан пролежал в летаргическом сне полторы тысячи лет. Сам баюнг тоже нечто припомнил из начальных научных разработок этого саркофага, поэтому и пришла пора для первого осмотра. Причём сегодняшний поздний вечер исследователи провели при изучении разных мелких деталей, предметов быта и сохранившихся вспомогательных устройств. Не говоря уже о попытках выяснить состав многочисленных колб и сосудов, в которых содержались неведомые препараты, ингредиенты и питательные вещества, которые поддерживали тело в физической кондиции такое долгое время.
   Как могла судить вездесущая магическая сущность, пока ничего эпохального в грудах наследства не отыскали. Но ведь это лишь первые часы осмотра, завтра решили тоже продолжить с самого утра.
   - Вот! Опять они его закрутят в работе, - оживилась графиня, а нам и поговорить будет не когда. - Давай его останавливай и спроси, что лучше: мы к нему в гости нагрянет, или он к нам сюда.
   Хотя такие понятия как "к нам" или "к нему" в пределах замка и академии для Эрлионы не существовали, она через некоторое время довольным тоном доложила подруге:
   - Идёт к нам! Мне и уговаривать его почти не пришлось. Только и намекнула, что касается некоей деликатной просьбы графа Дина.
   - Ох! - сделала вид Александра, что страшно распереживалась. - А нас потом Дима не заругает?
   - Ещё чего! - возмутилась магическая дочь графа. - Он ведь нас любит! А тебя так особенно. Уж я-то знаю...
   Тут и баюнг явился, невероятно быстро покрыв расстояние к апартаментам графской четы. Прыгнуть он не осмелился, а вот тесным для него лифтом в последнее время пользовался постоянно.
   - Шура, привет! - начал он с порога. - Спать хочу, с ног падаю. Так что давай побыстрей рассказывай...
   Вот тут две подруги за него и взялись. Вначале застращали соблюдением тайны, потом подтолкнули к мыслям о простоте любого действия, ну а потом и раскрыли всю суть предстоящей акции в целом. Как ни странно великан долго уговорам не сопротивлялся. Скорей так, для приличия и отмазки на будущее. Дескать, я очень сильно упирался, но меня эти две настырные персоны всё равно уговорили.
   И уже деловым тоном стал интересоваться:
   - Летающие разведчики есть для того климата?
   - Как раз имеется в арсенале у графа для работы в условиях жарких тропиков.
   - И какой вес каждого? - то есть выспрашивал Шу'эс Лав уже со знанием дела. Проснувшаяся память воина позволяла ему оперировать как своими знаниями, так и возросшей силой Торговца.
   Пятикилограммовые устройства он мог перенести весь десяток за один раз. Маяки для сбора информации, весили десятикратно больше, но всё равно два обещал расставить в указанных графиней Светозаровой местах. Как и установить некое подобие базы с навесом прямо в пустыне на месте нужного створа. Ещё один резервный маяк и тоже с солнечной панелью, было решено поставить у гор из мумий крокоспрутов. Туда же решили перебросить на всякий случай и резервный комплект заплечных ускорителей. Причём на последнем особо настаивала именно Эрлиона:
   - Вдруг у него основные носители выйдут из строя? Не пешком же ему возвращаться по пустыне. А так, если убедимся в его трудностях, только и забросим ему усилители к горам. Да и вам могут пригодиться.
   - А кто забросит? - удивлялся великан. - Мой вес они не потянут.
   - Любой взрослый человек, - тут же расплывчато добавила графиня. - И ещё: может, продумаем определённый вариант с доставкой продуктов питания? Вернее подготовим такой вариант?
   Союзники согласились, а потом стали подсчитывать, сколько времени займёт определённая настройка летающих разведывательных устройств. Привлекать к этому делу иных математических гениев или операторов они не собирались. А так как баюнгу следовало выспаться, то Александра обещала работать вместе с магической сущностью хоть до утра. Так что подруги посчитали: за ночь справятся. До обеда уже сама Эрлиона проверит и откалибрует маяки и можно отправлять посылки по адресу.
   Правда, всё-таки решили, что разведчиков попытаются забросить с самого утра. Хотя бы первую пятёрку.
   - Пусть ищут да высматривают, - убеждала графиня. - Вдруг потом каждый час на счету окажется?
   Если Шу'эс Лав и сомневался в своих завтрашних действиях, то внешне это никак не показывал:
   - Ладно, одной ходкой больше, одной меньше, большой роли это не играет. Только и опасений, чтобы "Проба-2" меня по поясу опознал и в пространстве не размазал.
   Опасения его были не беспочвенны: любой неопознанный коконом-ловушкой Торговец, мог катастрофически пострадать, и это было ещё мягко сказано.
   - Но ведь Диму опознаёт, - напомнила о супруге Александра. - Так что иди спокойно отсыпайся и утречком сюда на экипировку.
   - А может я по-быстрому и налегке? - заканючил великан.
   Всё-таки именно из-за веса сшитого специально для него сюртука, массы амулетов и иных защитных устройств, не говоря уже об оружии, "грузоподъёмность" этого громадного путешественника между мирами, даже при старте из створа составляла всего лишь около пятидесяти килограммов. Потому и рассчитывали на четыре, а то и все двадцать четыре ходки, если учитывать самоходки с порциями продовольствия с неким автоматическим определителем хозяина.
   То есть воин из древности хотел воспользоваться нарушением приказа и не просто прокатиться, а сделать ходки с ветерком. Но в данном вопросе обе подруги оказались более чем единодушны. И после краткого категорического отказа, и не менее интенсивного нагоняя, отправили баюнга спать. А сами в довольно интересных, интенсивных спорах приступили к настройке высокотехнических устройств. Программы опознания, защиты, а то и атакующих действий следовало предугадать на все случаи жизни.
   Вполне естественно, что кроме споров обе подруги и в самом деле делились своими женскими секретами. Вернее секретами делилась только Александра, потому что они у неё были, ну а магическая сущность больше напирала на изучение эмоциональных отношений между любящими людьми. Видимо в своём "подростковом" возрасте стала считать себя слишком взрослой и начала всерьёз задумываться о своём семейном положении в будущем. Хотя вслух сама же первой над этими думами и смеялась.
  
  

Глава седьмая

ПОПОЛНЕНИЕ ВИВАРИЯ

   Хозяин горного массива с двойным именем Подрикарчер Ситиньялло, результатами своей охоты оказался очень доволен. Всё прошло просто замечательно: беглец по прозвищам "Первый" и "Птица" слишком нервничал и словно тупой абориген мчался в задуманном загонщиком направлении. Хотя наверняка думал, что выбор дороги - это его личная прерогатива. Наивный, он даже не догадывался что воистину перспективные ответвления, попав через которые в лабиринты он бы оторвался от любого преследователя, закрывались Хозяином либо глубокими иллюзиями, либо неслышно подвинутыми валунами. Причём ни разу никто из двух человек глубокие иллюзии не заметил.
   Удалось очень хорошо и преследователя направлять по нужному следу. А то этот "Второй" хоть и "Умник", но явно не блистал разумом во время погони. Да и устройства его видимо, не настолько эффективны оказывались. Тем не менее, оба сейчас находились в отдельных пещерах, и за ними Подрикарчер вёл самое пристальное и ежесекундное наблюдение. Изучал и анализировал язык, который оказался не то, чтобы несложным, но всё-таки имеющим некие аналоги в наследственной памяти существа. Присматривался к каждому жесту и пытался просчитать каждую реакцию на определённый внешний раздражитель.
   Ну и пленников приходилось беречь для запланированной в скором будущем очной встречи. Правда при этом они должны будут встречаться на равных, без своих технических устройств и даже искусственной кожи, которой хватало на Умнике. Лучше всего получилось оставить без оружия Птицу. А потом ещё на последствиях этой операции - почерпнуть огромный запас слов, пусть те и оказались в своём большинстве вульгарного, ругательного и оскорбительного свойства. То есть Первый уже остался в своём отделении вивария с голыми руками. Оставалось только снять с него остатки самодельной одежды, что казалось загонщику вообще пустяшным делом. Для большего интереса он намеревался сделать это обманным путём, скорей всего даже с толикой издевательства.
   Гораздо сложней было подобным образом разоружить и раздеть Второго. Но даже у этого гипертрофированного цивилизацией умника удалось сходу забрать самое действенное оружие из его арсенала. Он им мог лихо крушить крепчайший базальт, разрушая вибрацией до состояния песка. Остальное оружие и его назначение пока были неясны, и как раз это в первую очередь и следовало, даже очень хотелось выяснить Хозяину.
   Но пока он протискивал свои основные телеса к пещерам своего научного вивария, то, излишне не мудрствуя решил усыпить пленников на несколько часов. Заодно проверяя силу своего малого ментального воздействия. Большое воздействие начнется, когда тонн двадцать из общего состава плоти, окружат место исследований. Как это ни удивило, и даже не обидело Ситиньялло, но люди довольно мощно пытались бороться против сонного гипноза, уснув только после максимально полученной дозы ментального воздействия. Что уже сильно настораживало: подобного морального и духовного сопротивления, даже его сотой доли, не оказывали "санитары космоса", не говоря уже о бессильных аборигенах. Но всё-таки и они свалились с ног, Птица - первый, Умник - чуть позже. А значит, дальнейшая забава и эксперименты станут от этого только интереснее.
   К большому сожалению Хозяина, Умник не оказался самкой, а значит возможность разведения высококачественного бедка, отпадала сразу. Правда напрашивался вывод: раз сюда мужские особи зачастили, то может за ними и женские подтянутся? Если вспоминать перемещения аборигенов, то те так только и делали: вначале более сильный самец разведывал и находил новое место жительства, а потом уже его самка с детёнышами перебиралась следом за ним. То есть определённые наработки цивилизации - в действии.
   Так и здесь, пусть эти два самца и стараются уничтожить друг друга, но в любом случае вокруг таких сильных особей просто обязаны крутиться самки. У самых сильных аборигенов, например, так вообще большие семейства были, в которых и детёнышей плодилось гораздо больше, чем у слабых и одиноких пар соплеменников.
   То есть задача априори была поставлена: не дать пленникам уничтожить друг друга, нивелировать их силы до уровня аборигенов, изучить как следует привычки, поведение и реакции, а в идеальном варианте - дождаться прибытия в горы их любимых самочек. Если тех прибудет достаточное количество, то останется лишь организовать два противоборствующие за угодья стада, и вывести при скрупулёзной селекции самые стабильно размножающиеся, быстрорастущие организмы. Задача не из простых, и не на один год, но Подрикарчер Ситиньялло никуда не торопился. Потому что при всём его разно-профильном, дебилоидном и неуравновешенном сознании прекрасно понимал: он бессмертен.
   Когда возле пещер скопилось достаточно много и разны частей тела Хозяина, он дал импульс на побудку пленников.
   Раньше зашевелился Умник, доказывая тем самым, что его следует как можно быстрей разоружить и лишить искусственных оболочек. Наверняка они частично отразили силу гипнотического внушения. Ну а пока пусть порезвится и покажет, на что способен.
   Кажется проснувшись, Второй даже не осознал что спать его заставили. Списал дрёму на усталость и переживания последних часов. Но зато с новыми силами и упорством бросился на поиски пропавшего оружия. На этот раз он с помощью своих сил и иного оружия, разворотил свою пещеру до неприглядного состояния: вывернул все камни, искрошил несколько участков стены, расширил почти все имеющиеся с его стороны щели, дыры и промоины. Несмотря на протекающий по его пещере ручей, вскоре там всё было испорчено, разворочено и засыпано толстым слоем пыли. Масса рачков-улиток и боле половины лягушек не успели спрятаться в глубину щелей и погибли. То есть такой вандализм мог привести к тому, что Умник вскоре банально умрёт от голода. Чего допускать не следовало, да и Хозяину очень не хотелось.
   Попутно велось наблюдение и за вторым проснувшимся пленником. У того оружие для взлома стен отсутствовало, по крайней мере из стали. Но зато он применил все свои внутренние и физические силы, чтобы досконально обследовать все примыкающее к его большой пещере пространство. И в какой-то момент, то ли сообразил, то ощутил по вибрации, то ли услышал по змеящимся расщелинам, как его соплеменник пытается всеми силами вырваться из ловушки. А может, предположил: тот пробивается именно к нему? Хотя никто из пленников изначально знать не мог, что между выделенными для них пещерами по прямой линии насчитывалось не более шестидесяти метров, и во власти Хозяина было сделать там внушительный проход всего за несколько часов. Но он не спешил, боясь нарушить чистоту эксперимента и желая столкнуть противников при равных возможностях.
   Пленник Птица лежал очень долго у стены, прощупывая её своей силой, но ничего в ответ на действия соплеменника, предпринимать не стал. А тем более пробиваться навстречу. Видимо всё-таки не желал сталкиваться со своим более экипированным неприятелем. А может и в собственных силах сомневался. Зато подался к противоположной стороне пещеры, и стал там выискивать самую тонкую перемычку с соседними пустотами. Наверняка заранее прощупывал пути возможного отступления. При этом он весьма бережно и заметно старался не топтать колонии улиток, и не травмировать громкими звуками слишком чувствительных лягушек. То есть оказался в чём-то даже умней своего противника.
   А потом он решил хорошенько искупаться и постирать свои одежды из крепчайшей кожи...
  
  

Глава восьмая

ПТИЦА - НЕ ЧЕЛОВЕК?

   В самом деле, по вибрации и дальним отголоскам взрывов, Крафа установил: враг определился каким-то образом на месте и теперь пробует прорваться к нему. Правда как-то не слишком целенаправленно и верно пробует, вибрация то усиливалась, то почти сходила на нет:
   "Кажется, это лишь я спокойно вздремнул после беготни, - думал Гегемон, - и теперь лучше соображаю. А этот летун - наверняка пришёл в бешенство, когда понял, что мой след утерян. Ну так ему и надо! Просканировать меня он всё равно не сумеет, а для поиска ему все эти горы надо на песок раздробить. Ха-ха! Я ведь тоже здесь долго отсиживаться не собираюсь. Только бы выбраться на поверхность и бегом к ближайшему створу. Жаль - перья свои противосолнечные могу не успеть отыскать, в баранах без них можно и не выжить... А что делать? До створа следует добежать раньше, чем этот бесноватый меня достанет... Так..., чем теперь заняться? Пора очистить стену и осмотреть рисунки!"
   Ещё в самом начале Крафа обратил внимание на кусочек торчащего из-под зарослей тонкого слоя мха рисунка. Всё те же многочисленные, странно пересёчённые линии, хорошо знакомые по аналогичным находкам в иных пещерах. Только на этот раз очищенные рисунки оказались в парном противодействии, как бы дополняя друг друга или отрицая. А так как свою память Гегемон тренировал веками, то припоминая предыдущие рисунки сообразил, что скорей всего это не схемы, и не карты лабиринтов, а вполне поддающееся расшифровке письмо. И становилось понятным окончательно, что местные аборигены такое письмо нарисовать не могли. Любой Торговец, как и его пассажир, попадая в иной мир, сразу благодаря своим врождённым способностям и законам межмирского перемещения, начинал понимать и язык того мира, и письменность, и разговорные нюансы. Следовательно, здесь побывали люди, или разумные существа из совсем незнакомого Крафе мира, где он ещё ни разу не бывал.
   Только как подобное послание расшифровать? И кому они вообще были адресованы? И стоит ли вообще над ними мучиться?
   Благодаря дару, Гегемон никогда основы криптоанализа и правила дешифровки не изучал, так что считал подобное разгадывание, делом бесполезным. Плюнул на него и сейчас, еще немного прощупал своим сканирующим умением узкие промоины, да и отправился устраивать себе банный день. Для этого он облюбовал место, где из крайнего озера вытекал небольшой ручей и терялся между мелких трещин сплошной плиты. Причём место оказалось весьма удобным для стирки собственных вещей, которая была задумана уже давно. Всё-таки неприятный запах вносил ощутимый дискомфорт в существование властелина вселенных. Причём даже больший дискомфорт, для его утончённого восприятия, чем поедание сырых лягушек.
   На куски кожи из незнакомых тварей Гегемон потратил час времени и изрядную толику своих магических сил. Ведь ни мыла, ни специальных средств с освежителями у него под руками не было. Зато эффект превзошёл все ожидания: теперь прочнейшие одежды можно было носить на себе и с удовольствием, и надеждой на дополнительную защиту. А то раньше тело оцарапывалось чаще изнутри, цепляясь за плохо отделённые в спешке жесткие сухожилия, чем снаружи.
   С гордостью полюбовавшись, на плоды своих усилий, Крафа разложил одежды на покатых валунах, и сам полез в более глубокое место искупаться и привести тело в порядок. Напоследок полежал в воде, через её толщу ещё лучше улавливая доносящуюся время от времени вибрацию:
   "Ха! Бесноватый никак не успокоится?! А чтоб его ещё какой плитой распластало! - злорадствовал купальщик, лёжа в воде целиком и выставив на поверхность только один нос. - Ведь по теории случайностей и такое во вселенных иногда случается..."
   Но когда он вылез из воды, и хотел было накинуть на себя мокрые одежды, чтобы быстрей высыхали на теле, понял что по той же теории случайностей прямо тут, под носом ещё и не такие казусы происходят. Потому что от всей одежды ни единой детали, ни единого ремня или пояса, даже таких удобных мокасин из глаз какого-то монстра, от всего - не осталось и следа! Нет, мокрые пятна, которые можно характеризовать как след, на валунах остались, но и только!
   И когда рассерженный Крафа вслух стал выкрикивать ругательства, которые лишь ему были известны, словарный запас местного Хозяина гор в течении получаса пополнялся безостановочно.
   А вот потом Гегемон замолк так же неожиданно, как и начал ругаться чуть раньше. Потому что ему в голову пришла мысль:
   "А ведь местный воришка меня и прекрасно видит, прекрасно слышит, и наверняка понимает каждое моё слово! И пусть меня опять поджарят в пустыне, но я уверен, что мой взбешенный преследователь не имеет с похитителем моей одежды ничего общего. И что тогда получается? - после негативного всплеска ругательств, в голове было спокойно и она работала продуктивно: - А получается, что есть кто-то ещё! Причём ни в коей мере он не лягушка и не улитка... Хм, хотя за внешний вид так категорически ручаться не стоит... Или это "оно"? Нечто в виде жёсткого ультрафиолета, сконцентрировавшегося на глубинах от трёх светил и обретшего некую разумность? Тьфу ты, так и до абсурда додуматься можно! Ишь, чего я надумал: живой ультрафиолет! Напекло мне им голову, напекло... Но всё равно тут кто-то есть! Причём невероятно шустрый, страшно скрытный, и вполне возможно, что не менее умный, чем я. Ладно, приму это как данность... Но теперь надо решить, что мне с этим делать... Вступить в контакт? А возможно ли это? И не рано ли? Лучше ещё повременить, и присмотреться..."
   В самом деле, логика - великое дело, она ещё никогда Крафу раньше не подводила. Но всё равно требовалось вначале отыскать материальное подтверждение своим догадкам. А то не ровён час окажется, что в данном озере вода - это кислота для тех самых кож! Вот они вначале помокли, помокли, а потом раз - и испарились.
   Так что перед лишенцем встала новая задача: найти доказательства своих домыслов. Кстати, одно косвенно уже имелось: те самые линейные рисунки-письмена, найденные на стенах. Не таких ли случайных путешественников как Крафа, пытались предупредить неизвестные пришельцы об опасности?
   Чтобы не было прохладно голому телу, Гегемон отправился к колонии самых упитанных улиток, и принялся отстранённо утолять свой проснувшийся голод. Но терзающие душу размышления не прекращал ни на секунду:
   "Так украсть, чтобы я не заметил, надо обладать..., м-да, не иначе как магией. Идём дальше... Повод для кражи какой? Если оставить меня совершенно беззащитным, то дело сделано... О! Проклятье! - неожиданно всплыло воспоминание о пропавшем под обвалом оружии: - Так у меня при себе вообще ничего кроме рук и зубов не осталось? Образно выражаясь... И если учитывать великие магические силы, то неизвестному воришке..., хм, тогда скорей о нём надо уважительно - похитителю, удалось и обвал устроить и всё остальное своими непонятными силами провернуть... Точно! Ведь камень, который попал мне в голову, вроде никак не мог пролететь сквозь личную, выставленную на максимальный режим защиту! А он пролетел! Как же я сразу не обратил внимания?! Потом боль, временная рассеянность... и вязки с оружием - как не бывало! У-у-у-у! А я его через все муки Духовки пронёс!.. Хорошо, гад, работает, тонко!... А если сюда приплести и мои не сработавшие ловушки?... Да слишком уж уверенный бег врага по моим путаным следам? Да и сейчас: почему этот бесноватый никак не успокоится? Что, если он тоже попал в ловушку? А-а-а-а...!"
   Дальше думать не хотелось. Иначе лучше сразу пожалеть, что совсем недавно не умер среди раскалённых барханов.
  
  

Глава девятая

УМНИК - НАЧИНАЕТ УМНЕТЬ

   После нескольких часов бессмысленной траты сил, боеприпасов и нервных тканей, Светозаров уселся, постарался успокоиться и, осматривая деяния своих рук подумать. Ситуация сложилась - хуже не придумаешь. Вместо погони за врагом, а затем и его жёсткого уничтожения, сам ловец, экипированный лучшим во всех мирах оружием, оказался в банальной, трудно рушимой ловушке. И по всем логическим размышлениям выходит: Крафа оказался и многократно сильней, и несравнимо хитрей. То есть, если смотреть правде в лицо: нынешний соперник оказался не по зубам. Ещё и сам засадил зарвавшегося, самонадеянного юнца в каменный мешок.
   Представить себе, что в этом каменном мешке жизнь так и завершится, Дмитрий не мог. Да и старался гнать от себя подобные мысли. С имеющейся у него силой, а тем более полными под завязку энергией кристаллами-накопителями, он в любом случае устроит тут Армагеддон и таки пробьёт отверстие хоть до самой пустыни. Решение этой проблемы - лишь вопрос времени. Но вдруг замкнутое пространство - это ещё не все напасти свалившиеся на его голову? Ведь украл же кто-то низкочастотный разрушитель? Завалиться в щель или испариться - тот никак не мог. Только воровство! Причём такое по силам лишь двум существам: Торговцам и разумным кальмарам. Прусвета здесь нет, иных "пронзающих камни" - тем более...
   "Или есть? Если здесь поселился один, а то и парочка, тогда всё становится на свои места. И скорей всего Крафа успел их увидеть и вступить в сговор. Вернее не в сговор, а просто после ментального воздействия "пронзающие камни" стали бессловесными марионетками в его руках. Вот так-то! Чего я больше всего опасался, то и случилось: коварный, подлый враг использует в своих интересах моего любого потенциального союзника! - горечь от таких выводов, затопила сознание полностью. Какое-то время Дмитрий просто сидел как истукан и бездумно пялился в стену. Потом нахлынули другие запоздалые раскаяния в своей недальновидности: - Наверное Тител был прав, следовало просто тупо сидеть в мире Зелени и ждать пока Крафа сам в гости не пожалует. Хотя в данный момент я начинаю сомневаться, что с ним и кокон "Проба-2" справится. Всё-таки мы явно недооценили силы этого морального урода. У него в багаже знаний такое, что нам и не снилось, да плюс опыт интриг, предательств, убийств и обманов сроком в полторы тысяч лет. И получается что я против него - словно букашка под ногой у великана..."
   Пораженческие мысли выбивали почву из-под ног, лишали всякого желания продолжать борьбу и довели до такого пессимизма, что впервые в голову Торговца закрались крамольные мысли о бесполезности собственного бытия. Захотелось от всего окружающего абстрагироваться полностью, расслабленно улечься в удобном месте, а перед тем просто раздеться и окунуться в прохладную воду...
   Именно неожиданное желание "раздеться", насторожило Светозарова больше всего. Он явственно понимал, что совершить подобное абсурдное действо он не додумался бы и в страшном сне. Его сюртук, самодостаточная, независимая, с комплексной очисткой всего тела система, давал возможность быть всё время и чистым, и свежим и с должной температурой тела. Не говоря уже про защиту от иных повреждений любого толка. Снять с себя это уникальное средство защиты в подобной пещере - это смерти подобно!
   А значит что-то случилось? Ответ только один: Крафа уже пытается добраться ментальным лучом до сознания пленника и теперь вновь желает заставить его совершать самые опрометчивые глупости! Допускать такое нельзя! Другой вопрос, что сопротивление в итоге может оказаться бесполезным, воля всё равно будет сломлена и тело с издевательствами растерзано, да только бездействовать, отдавать свою свободу и жизнь вот так сразу, без боя, Дмитрий не собирался.
   Вскочил резко на ноги, окружил своё сознание, повышенной защитой и сразу почувствовал себя значительно бодрей и уверенней. Скорей всего именно печаль и уныние позволила врагу безнаказанно, подспудно воспользоваться своими силами.
   "Во какая пиявка кровожадная! - опять входил в бешенство Торговец, проклиная престарелого коллегу-предателя: - Подлый кровопийца и мерзкий ублюдок! Власти надо мной захотел? А фигушки тебе, а не власть! Всё равно отсюда вырвусь, а если почувствую потерю управления собственным телом, такой бум устрою, что от планеты только рой метеоритов останется. Сам помру, но и тебе гадина, не жить!"
   И чтобы не откладывать дело в долгий ящик, быстро и легко соорудил этакую бомбу определённого действия. Ведь у него в наличии имелось сразу пять кристаллов-накопителей огромной энергии. Освободить эту энергию единовременно, да с определённой направленностью - и от всего горного массива останется только большая воронка, глубиной до живой магмы планеты. В этом взрыве даже Крафа не уцелеет. И бомбу сооружается проще простого: определённая структура вокруг тела, которая срабатывает после прекращения определённого сигнала из мозга. А сигнал подаётся всё время, пока сознание контролирует себя и остальное тело. Жалко, конечно, погибать в таком молодом возрасте, но теперь уже ничего не исправишь...
   Спать себе Дмитрий - тоже строго настрого запретил. И так поражался, чего это он вздремнуть недавно решил. Теперь у него до момента освобождения осталась одна цель: пробить себе тоннель из этой ловушки. Ну и вторая, постоянная: контролировать все свои действия и поступки. Хотя созданная бомба сама должна поставить окончательную точку контроля, но очень хотелось уловить этот момент, и перед смертью вспомнить лицо любимой.
   Но прежде чем начать пробивать путь к свободе, следовало ещё как-то определить: где этот путь короче и легче. Изначально казалось, что лучше всего расчистить прежний тоннель, но он оказался завален чуть ли не сорокаметровую глубину. Вдруг всё-таки за стенами этой пещеры есть пустоты на более близком расстоянии? Правда могло оказаться, следующая пещера окажется тупиком, который предвидеть нельзя, но тщательно осмотреть всё равно не помешает.
   Первым делом ещё раз осмотрел стены, потревоженные, потрескавшиеся от прежних попыток всё крошить. И на одной из них, расчистив от пыли и висячего мха, обнаружил рисунок. И попутно, для лучшего его рассмотрения даже создал Проясну средней силы. Что подобного стиля рисунки отыскал и Крафа, да ещё и много, Светозаров знать не мог, как и его враг не мог знать о когда-то разысканном при подсмотре вместе с Аристархом, прекрасно сохранившемся алтаре живших здесь когда-то аборигенов. Поэтому сразу закипел нешуточным интересом. Если письменность и знаки пещерных людей были убогим и простыми, то здесь Дмитрий сразу отличил стиль иной, высокотехнической цивилизации. Как понял и то, что в данном письме те самые представители хотели нечто донести до своих потомков или последователей. К сожалению подобного языка граф Дин не знал и однозначно в том неизвестном мире никогда не был. Но в отличии от своего врага, умел феноменально расшифровывать древние надписи, обладал обширными знаниями криптоанализа, потому что в ранней молодости весьма усиленно готовил себя к профессии лингвиста и дешифровщика текстов древности.
   Понятное дело, что вот так сразу взять и прочитать сходу письмо или технический документ, даже ему было не под силу. Для предварительной расшифровки, сравнительного анализа требовалось как минимум с десяток внешне подобных, но разных по сути сообщений. Но некий почин был создан, база данных начала заполняться, некая часть сознания заработала в нужном направлении постоянно.
   Да и сам факт посещения этих гор некими представителями иной, явной более развитой цивилизации, мог заинтриговать человека с пытливым умом и научным складом характера. Кто они такие? Откуда? Что здесь искали? Или потерпели крушение? Спаслись ли? Где теперь? Осталось ли после них в недрах какое-либо устройства, приборы или оружие?
   Ну и как следствие, очевидный вопрос: не успел ли Крафа отыскать это оружие или устройства и теперь на полную мощь использует против своего противника? В такую случайность трудно было поверить, но если враг обладает такими невероятными силами, волей духа, умениями и невероятным опытом, то может ему что раз плюнуть - просмотреть все эти горы насквозь и сотворить с ними что угодно?
   Вопросов много, но все они начинают толкать больше к пессимизму, чем к продуктивной деятельности, а это не есть гут. Работать надо!
   Именно с такой мыслью и был в состоянии кропотливой медитации ощупан весь окружающий пещеру пласт породы и некий намёк на короткий путь был найден: уходящая зигзагами вдаль промоина или анфилада узких пещер, которая начиналась всего лишь через двадцать метров довольно рыхлой скалы. Да и трещинами эта скала была пронизана довольно основательно, так что проходка будет сравнительно несложной.
   И вновь гул, шум, пыль столбом и вибрация от мелких разрывов. Труд довольно неблагодарный, нудный, выматывающий морально и лишающий магических сил. Но выбирать не приходилось, и через восемь часов, двадцатиметровый участок тоннеля был пробит. Конечно, будь при Торговце низкочастотный разрушитель, твердь поддалась бы намного раньше, за три, ну самое большее за четыре часа. Но всё равно Дмитрий был доволен. И глупых, пораженческих мыслей в голове не осталось, и сонливость с апатией пропали окончательно. Да и результат конкретный достигнут.
   Найденное пространство и в самом деле оказалось промоиной, в разных ответвлениях которой сочилась вода, взрастали диковинные толстенные мхи в виде пружинящего ковра, но не было даже единственной лягушки или улитки. Это сразу Графу Дину Свирепому не понравилось: раз нет живности, значит она не смогла сюда пробраться, только споры моха просочились с водой. Но с другой стороны и сейчас впадать в панику не следовало: проходов и разветвлений оказалось предостаточно для почти часового, изнурительного осмотра только собственными глазами и телом. А ползать приходилось по причине узости проходов и обилия мха, мешающего дополнительно во всех проблемных местах. Да и ускорители за спиной мешали невероятно, но помня о подлой краже разрушителя, ничего больше с себя снимать Светозаров не собирался. Слишком опасался рецидива.
   Во все остальные лазейки, недоступные для прохода тела, посылались маленькие, весом всего в четыреста грамм летающие разведчики. Настроенные на самоликвидацию в случае попытки их поймать в капкан, они по задумке ещё и мощным оружием считались, достаточно их было с помощью дистанционного управления направить прямо во врага. Их имелось в комплекте три штуки и со своими обязанностями они справлялись великолепно. Так что общими силами техники, разума и медитации картина окружающего пространства была определена достаточно подробно. Отыскалась и дальнейшая удобная дорога: всё в том же направлении, через три с половиной метра породы имелось иное пустое пространство в виде извилистого узкого хода, но выходящее на полку разлома, тянущегося и вверх и вниз. А уж из такой гигантской полости внутри гор, обязательно найдётся выход в лабиринт, сообщающийся с поверхностью.
   Первая беда грянула, когда не вернулось из бокового прохода, проверяемого на всякий случай, летающее устройство. Причём ни грохота обвала, ни вспышки энергии, которая произошла бы во время самоуничтожения разведчика, не последовало. Что являлось более чем странным. Опять воровство? Но даже при внезапной потери связи с оператором разведчик в любом случае взрывался. Если действовали разумные кальмары, подобные Прусвету, то воришка наверняка лишился если не жизни, то уж щупалец - точно. Ну а если действовал иной Торговец или сам Крафа, то они могли совершить подобное лишь непосредственно, прыгать здесь в подпространство и перемещаться в итоге по самим горам не получалось. То есть в конце того прохода могла быть скрытая дверь или нечто подобное...
   Но ведь телом туда не протиснуться, поэтому пришлось устраиваться поудобнее и проверять уйдя в медитацию:
   "Ничего! - опять стало разрастаться плохо контролируемое бешенство. - Ничего кроме мха и слезящихся влагой стен! Значит всё-таки "пронзающий камни" постарался? Эх! Жаль я не взял Прусвета! Он бы тому воришке... Стоп! Может и хорошо, что не взял? Крафа мог и его марионеткой сделать, а это во стократ хуже. Ладно, пропало устройство, так пропало, надо приступать к проходке нового тоннеля!"
   Но возвращение к делу преподнесло новые сюрпризы. Оказывается, пока Дмитрий находился в медитации, у него из поясной сумки исчезли два оставшиеся летающие устройства. Причём создалось эдакое твёрдое убеждение, что они сами, по какой-то ошибочной команде просто взяли, да куда-то улетели!
   "Это уже похуже, банального воровства! - попытался философствовать пленник недр. - Это уже на откровенный грабёж смахивает! Следующий шаг грабителей и предсказать легко: сейчас появятся с ножами и нагло потребуют снять сапоги и всё остальное. Ха! Смешно! ...Да не до смеха. Этак я за каждый кусочек пути чем-то пожертвовать буду должен, а выйдя в пустыню, останусь в чём мать родила... М-да! Был бы в старом замке, подумал бы, что привидения тут водятся или барабашки какие. А так... А что "так"? Если подумать, то я в некоем древнем городе или его околицах, где когда-то проживала большая цивилизация пещерных людей, и чем тогда не дом или не замок? Кстати, если мне верно помнится, то здешние аборигены вымерли как-то быстро и чуть ли не все сразу за короткое время. Может у них тоже барабашки шалили и продукты воровали?.."
   По поводу резкого уменьшения населения, у алтаря имелась всего одна строчка: "...нас поедает Врубу. От него нет пощады ни детям, ни старикам, ни взрослым. Он очень голоден..."
   Кто такой Врубу, можно было гадать долго, но явно не вороватый барабашка или привидение. Скорей всего дикари пали жертвой какой-либо эпидемии, а их оставшиеся кости за тысячелетия переработали на известняк миллиардные колонии рачков-улиток. Да и сырость с повышенной температурой даже в низинных частях гор была мягко говоря, чрезмерная. В ней не то что споры любой эпидемии могли завестись, но и банальные глисты вырасти до размеров паровоза.
   "Кстати! И такое ведь могло случиться! - фантазия металась в разных направлениях в поисках приемлемого объяснения. - Глист, не глист, а огромному дождевому червяку, здесь могло быть явное раздолье. Видел я подобных монстров в мире Водопада, те вроде как оленя за раз проглатывают, могли и здешних страдальцев извести. А потом и сами вымереть... Но даже если не вымерли, на кой ляд им мои устройства или разрушитель? Да ещё и похищенные такими разными хитрыми способами? Не верю! И во Врубу не верю, и в барабашек! И даже Крафе подобные трюки не под силу, иначе он бы меня давно на ленточки распустил; и разумным кальмарам - тоже. А кто тогда? Может некая магическая сила планеты балует? Подобная той, что существует в мире Зелени? Ну, тогда у меня остаётся одно из двух: либо больную фантазию усиленно лечить ударением головы об стенку, либо смириться и покорно ждать продолжения спектакля в любой роли, на которую меня насильно утвердит главный режиссёр. Сто раз "ха-ха"! Кстати, моя роль проходчика ещё никем не отменена. И пока режиссёр не передумал - надо подсуетиться..."
   Обозначенный кусок породы в три с половиной метра был преодолен за полтора часа ударной, стахановской работы. Затем ползком пришлось по извивающемуся ходу протискиваться сквозь упругие заросли особо толстого мха на полку громадного разлома. Довольно пространственная каверна между стоящими вертикально пластами, имела общую высоту до пятидесяти метров, в ширину до сорока и толщину всего лишь чуть больше пяти метров. Зато в ней было просто перемещаться на заплечном ускорителе. Но прежде чем отправиться в полёт, граф Дин Свирепый, решил слегка оправиться после перемещения на четвереньках, а то и ползком и проверить крепление имеющегося у него оружия. Самое смешное и фантастическое что всё оружие оказалось на местах, а вот все пять (ВСЕ ПЯТЬ!!!) кристаллов-накопителей с энергией бесследно исчезли!
   После этого наступил настоящий шок и нормально соображать Дмитрий стал не скоро. Да и потом мозги ещё долго действовали со крипом. Магическая структура, которая давала команду на самоуничтожение невероятной бомбы - на месте. Устройство удержания кристаллов и единения их в одну систему - на месте. Наружный карман сюртука, в котором были в отделениях плотно втиснуты накопители - на месте. Причём не порван... Да и как можно порвать пуленепробиваемую ткань уникального изделия из мира Ситулгайн?
   То есть всё - в наличии, - а самого главного - нет!
   Сами выпасть они не могли сразу по нескольким причинам: плотность кармана, удержание механическим устройством в единой системе, и контролирующая структура на самоуничтожение. То есть даже один кристалл, если его вынуть, спровоцировал бы сигналы опасности и от устройства, и от структуры. Да и кто бы вынимал, если рядом никого не было?! Или был?..
   Теперь уже совсем иным взглядом Светозаров посмотрел на толстенный, упругий мох, сквозь который он с таким трудом протискивался. Если уж кто и мог незаметно вытащить накопители, да ещё при этом отключив и контур, и устройство, то только некие пальцы, нити, силовые поля, щупальца или что там ещё может вылезти именно из толщи этого мха. Почему бы не предположить, что мох этот крайне заинтересован в аккумуляторах энергии и просто не смог удержаться от кражи. Но тогда сразу возникало следующее предположение: мох разумен? Продолжая логическую цепочку вспоминалась и строчка у алтаря аборигенов: "...нас поедает Врубу..."
   Стало страшно.
   Очень хотелось вернуться обратно в узкий проход и резать, рвать этот упругий мох, выискивая в нём свои бесценные накопители. Но здравый рассудок заставлял удерживаться на месте и размышлять дальше:
   "Разве бывают такие режиссеры? Хм! Сам ведь только недавно вспоминал о мире Зелени. Там, правда магическое пространство всё делало во благо человека, и не стало бы уничтожать даже примитивных дикарей, не некоторые аналогии по масштабности и силе провести можно. И что случиться, если я вдруг начну сейчас жечь этот мох напалмом? Попробовать конечно в любом случае стоит, да и накопители вдруг отыщутся, но что-то интуиция мне шепчет, что поблизости моих кристаллов нет уже давно. И если вся эта система "вода-мох-улитки-лягушки" едина, и как раз является тем самым Врубу, то моя потеря уже либо покоится на дне какого-то ущелья, либо подрагивает в желудке у самой умной, исполнительной по местным придворным нормам квакуши. И между прочим, местные попрыгуньи совсем не квакают... Почему? Фу, ты, что за ерунда в голову лезет?! Тут жить совсем ничего осталось, а голова кваканьем забита..."
   И тем не менее, несмотря на такую страшную и невероятную потерю, в душе у Светозарова затеплилось странное облегчение и умиротворение. Вначале испугавшись по поводу таких неуместных чувств, он чуть позже понял их подноготную: что, кто угодно - но лишь бы не Крафа! Пусть какие угодно силы планеты, пусть какие угодно монстры, пусть даже разумный мох или разумные камень с водой - лишь бы не подлый предатель, лишь бы не кровавый узурпатор и поработитель массы несчастных миров. Лишь бы не главный враг всего живого и справедливого!
   После такого осознания, даже вздох получился шумный и облегчённый:
   "В самом деле, если дела обстоят, таким образом, и мне суждено погибнуть от щупалец или лап чего-то неведомого, то всё равно лучше, чем моим телом, мыслями и оружием завладел Крафа. С этой пиявки сталось бы и мои миры отыскать, и кокон-ловушку у Зелени обойти, и на моей родине гадостей наделать. А так..., фигушки ему! Ха! Мало того, не удивлюсь, если и он сам тут в подобном спектакле какую-то непритязательную роль играет. А может его, вообще уже съели? Как аборигена! Ведь на нём вроде ничего больше, кроме шкур и не было. Вот потеха-то: пройти такую пустыню и быть пущенным на корм лягушкам! - некоторое время граф нервно хохотал во весь голос, представляя себе подобный итог злого гения, который впрочем, заслуживал более жёсткого возмездия за свои преступления. - Уф!"
   И неожиданно захотелось не то подурачиться, не то выразить свою благодарность создавшейся ситуации и пришедшему пониманию. Так что восклицания вслух, последовали после затихающего хохота:
   - Ну и как тебе мои подарки, Врубу?! Понравились? Пользуйся на здоровье! Будь здоров, и расти большой вечно! А у тебя тут ничего, весело! Да и не холодно! Ещё бы может, подсказал бы, чем занимается мой коллега и соплеменник. А? Тот, который сюда в шкурах недавно из пустыни явился? Если его уже съели, то не мог бы ты мне представить его косточки, а потом и путь самый кратчайший на поверхность указать? Был бы премного благодарен, и тебе в подарок оставил бы всё моё оружие и некоторые очень интересные штучки. Эй, Врубу?! Ты меня слышишь? Отзовись!
   Разумный мох, или кто там за ним прятался, на призывы к контакту не среагировал. Да и слишком наивно было бы надеяться, даже на какой-то отклик-намёк от совсем иного, неизвестно как устроенного не то существа, не то организма, не то целой системы организмов.
   - Молчишь? Ну и ладно. Всё равно рад был познакомиться и пообщаться! Только большая к тебе просьба, если что-то тебе понадобится, просто скажи мне, и я тебе это подарю от чистого сердца. Так на моей родине принято одаривать каждого нового знакомого и мне хочется, чтобы ты остался доволен моими подарками. Если что подходи, ты знаешь, где меня найти. Всегда к твоим услугам! А сейчас извини, буду немного занят, надо обследовать эту вертикальную пустоту.
   Как бы там ни было, но подозрения у графа Дина имелись вполне обоснованные: раз неведомые силы легко утащили накопители, то и речевые обращения к ним легко способны и воспринять и понять. А посему решил и дальше обращаться к окружающим его стенам как можно с большим дружелюбием и непосредственностью. Вдруг это и в самом деле поможет отсюда вырваться? Не иначе как бред сумасшедшего, надеяться на подобное, но не является ли ещё большим бредом то, что происходит вокруг? Так что как раз к месту известная поговорка: "В волчьей стае вой по-волчьи". Или иная, не менее известная: "Попал в сумасшедший дом, не примеряй на себя роль санитара. Это не по чину простому Наполеону".
   А так как хозяин здесь у себя дома, то гостям следует быть с ним как можно деликатнее, вежливее и обходительнее. Разве что вдруг появится возможность этого хозяина увидеть, понять, найти его слабые места и ...
   "Не рано ли захотел стать "санитаром"? - осадил себя с ехидством Торговец, запуская ускорители и первым делом поднимаясь для обследования верхней части громадной расщелины. - И так уже части важнейшего багажа нет. Про накопители вообще речи не идёт, они на данной планете бесценны, подобного тут не найти. А мне без них - уже сманеврировать на всей мощи будет гораздо трудней. Даже возможная проходка породы теперь будет вестись вдвое дольше..."
   Конечно, косточки злого тирана хотелось увидеть и пощупать, но в данный момент следовало отсюда выбраться. Хотя бы в общие лабиринты, имеющие выход к солнцам. Да и вся эта большая каверна оказалась практически без единого выхода. Нет, внизу она имела какие-то трещинки, и промоины, по которым только маленьким лягушкам и шастать, но для решения главной проблемы они никак не подходили.
   Пришлось опять устраиваться в разных местах и на разных выступах и в медитации просматривать толщину стен. Два часа ушло на то, чтобы удача наконец-то улыбнулась. На той же самой стене, где у него украли накопители, но гораздо ниже и метрах в двадцати влево, Светозаров обнаружил за полутораметровой преградой пещерку, за которой виднелась уходящая дугой анфилада таких же пустот, заполненных увеличивающимися лужами озерков. Дальше просмотреть не удавалось, но что такое два метра породы, решительно настроенному шахтёру? Полная ерунда! Так что вскоре пыль и грохот заполнили вертикальную расщелину.
   Хуже всего, что мини-взрывы, производимые с помощью магических структур, забирали массу личной силы Торговца, а быстро восполнить её было просто неоткуда. Оставалось лишь надеяться, что за данной стеной Крафа не притаился в засаде и сходу не придётся с ним вступать в бой. Да и размышления о Врубу, попытки предсказать дальнейшее поведения этого непонятного образования, а также домыслы о его прошлом, помогали отвлекаться от грустных мыслей и забывать об опасности:
   "Аборигены исчезли очень быстро, даже более продолжительных жалоб не успели написать о своём горе. Растянись процесс их уничтожения на века, они бы такие панегирики, проклятия или восхваления этому Врубу сочинили, места в пещерах бы не хватило. Значит оно либо такое прожорливое, либо аборигены в его злой сущности ошиблись кардинально. Да и что с дикарей взять: увидели, осознали нечто громадное и сильное и все свои беды свалили на него. Иначе меня, несмотря на все мои технические защиты, немыслимые костюмы и оружие, в любом случае тоже бы прожорливый монстр уничтожил. Какой ему смысл играть со мной в прятки? Но в таком случае он и Крафу не уничтожил, а если разрешил ему в первые дни по пещерам свободно разгуливать, так лишь по причине, что у того ничего кроме нескольких ножей или меча при себе и не было. А вот когда появился я, меня сразу заманили в глубины и довольно грамотно изолировали. Вряд ли мой враг вообще находится где-то поблизости... Может до сих пор разгуливает наверху... И гнался я вовсе не за его силуэтом, а за той эфемерной личиной, которую мне подсунул Врубу. Пример: последний случай перед обвалом. Я ведь чётко видел человеческий силуэт, убегающий по проходу и прячущийся в пещерке. А потом он оттуда пропал... Ага! - как и мой разрушитель! И всё сразу ясно... Только неясно: почему меня всё-таки заманили на такие глубины? Хотят изучить? Пообщаться? Загрузить некими загадками? Или провести на мне некие эксперименты? М-да! Только бы не последнее! Я ведь могу и не пережить..."
   В конце концов, узкий лаз, ведущий к возможной свободе, был пробит. А узкий потому, что приходилось экономить силы и рассчитывать каждое движение. В следующую пещерку Светозаров вползал, толкая перед собой и одновременно цепко удерживая свои заплечные ускорители, иначе бы не протиснулся. А оказавшись в свободном пространстве, быстро закрепил бесценное устройство опять у себя за спиной. Только не хватало остаться без последнего шанса для преодоления пустыни!
   Конечно, сил и защиты сюртука хватит, чтобы и пешком дойти, но..., лучше о таком и не думать. Никогда не страдая суевериями, граф Дин чуть не сплюнул три раза после таких мыслей, а затем поторопился заняться исследованиями нового пространства.
   Анфилада оказалась длинной и страшно запутанной, и без помощи украденных разведчиков пришлось угробить на её исследование почти пять часов. Благо что нужное взбадривания слегка уставшему организму добавляли многочисленные амулеты и вделанные в сюртук магические структуры. Хотелось давно уже и поесть, и расслабиться коротким сном, но приходилось настраивать себя на продолжительное и никоим образом не прерываемое движение. Даже медитировал он, стараясь просмотреть толщину стен, теперь стоя, или просто опираясь руками и животом на скалу.. Так даже лучше получалось пробить ментальным сознанием преграду перед собой.
   В общей сложности и здесь пространство оказалось тупиковым, хотя от лягушек, которые с каждым разом казались всё более аппетитными, местами было не протолкнуться. Но один дальний, уходящий в сторону и куда-то вверх отнорок, в своём тупичке открыл глазам и умениям Торговца сразу два сюрприза. Очередной геометрический рисунок-письмо и тонкую, всего лишь в метр каменную преграду, за которой находился короткий тоннель, переходящий в большую пещеру с несколькими внушительными озёрами.
   Причём изначально был замечен рисунок, казавшийся в данном месте немыслимым. Если кто-то его здесь сделал, то как он сюда попал? А если попал, то как потом отсюда выбрался? Может его разумные кальмары сквозь камни вытащили? Или древний проход уже после посещения завалило очередным обвалом?
   - Интересно, куда ты меня завёл, о, умный, и великий Врубу! - уже с явной усталостью ёрничал вслух Светозаров. - Так подскажи, будь добр, уж не в таком ли месте находится место старта в прыжке телепортации? И как этой телепортацией воспользоваться?
   На эти, и иные вопросы он ответа не дождался, хотя внутренне почувствовал недовольство собой: привычка с кем-то вот таким образом общаться и даже препираться, становилась вредной и неприятной.
   - Ха! Так я вскоре сам себе отвечать начну... Эй, Врубу, ты чего не отзываешься? У меня для тебя есть очень оригинальный подарок. А? Не хочешь? А зря...
   Ну а потом, просмотрев стенки вокруг тесного пятачка, несказанно удивился открывшимся ментальному поиску видам:
   - Прости меня, Врубу! Самый верный путь, ты мне подсказываешь своим неизмеримым гением и величием! Да здравствует твой светоч и пусть сияет он вечно! Ура, ура, ура! А если ты чего-то пожелаешь от меня - только скажи! Я с радостью выполню любую твою просьбу!...
   Всё это он продекламировал в полный голос, а потом снова ушёл в медитацию, пытаясь чётко определиться: где точно следует пробивать лаз в породе. Потом чуток сместил угол своего осмотра, любуясь на тучное стадо хорошо просматриваемых лягушек, затем ещё раз решил заглянуть внутрь большой пещеры... Заглянул и обомлел! И вначале даже как-то не поверил...
   Но на перемычке между двух озёр, ходил человек. Явно мужчина, потому что одежды ничего не маскируют, голый совершенно. Довольно строен, если судить по осанке. И довольно активен, если судить по его действиям. И сооружал он из камней нечто наподобие перемычки. Так порой поступают рачительные хозяева, желающие отделить один рыбный косяк от другого.
   "Фермерское хозяйство?! - мысленно поразился Дмитрий. - И кто это там работает? Выжившие аборигены, или сам Врубу собственной персоной? Хм! Тогда перед кем это я в последние часы так пафосно распинаюсь?.. Или это такой же пленник, как и я? Раб "лягушрыбсовхоза"? Ха! А то и самого Крафу припахали? Чудеса!.."
  

Глава десятая

РИСКОВЫЕ ПОМОЩНИКИ

   За ночь, Александра с помощью Эрлионы запрограммировала десять летательных устройств на поиск, опознавание и должные действия почти на все случаи жизни. Умение главного врага с помощью ментального удара подчинять себе любого человека, выдвигало на первое место из свойств универсальных разведчиков, именно бездумное, скрупулёзное выполнение заложенных в них программ. Такого не обманешь и не заставишь нанести удар в спину и толк от такого помощника во многих случаях гораздо больше, чем от человека или иного существа, обладающего разумом.
   Затем, пользуясь своей вездесущностью в замке, Эрлиона разбудила великана, заставила тщательно экипироваться, и провела в апартаменты графской четы так, чтобы баюнг по пути ни с кем не столкнулся. Никому из трёх нарушителей приказа не хотелось, чтобы новость о самовольном уходе в межмирское пространство, дошла до ушей ректора. Тот ведь сразу поймёт, что Шу'эс Лав куда-то "прыгал" только по наличию на нём специального сюртука.
   Начальная ходка была самой рискованной по многим причинам. Первая причина: что её следовало сделать вместе с графиней Светозаровой. Потому что Торговец из древности не знал конкретные ориентиры мира Огненной Патоки, не был он там никогда и обязан был вначале смотаться туда с проводником. А ведь женщина весила пятьдесят девять килограмм без одежды и оружия. С ними, и то, по минимуму - уже семьдесят. А значит, двадцать килограммов необходимого вооружения приходилось "снимать с плеч" самого Шу'эс Лава.
   Вторая: никто не мог предсказать, что или кто может оказаться на месте прибытия. Вдруг Крафе удалось банально сбежать от графа Дина и форсированным маршем достичь первого створа в пустыне?
   Ну, и третья: великан совершал свой первый, без контроля наставника, самостоятельный прыжок после перерыва в полторы тысячи лет. Мало ли какие изменения произошли в организме и умениях прославленного воина-Торговца? Вдруг он на таком большом расстоянии "промажет" мимо цели и его занесёт вообще неизвестно куда?
   Последнюю опасность постарались хоть немного уменьшить, несколькими предварительными тренировками. Благо что апартаменты графа были очень громадными, и внутри их имелся створ между мирами. Баюнг раза три сам переместился на пару десятков метров, потом возвращаясь к месту отправки пешком, а потом и несколько раз это сделал с сидящей у него на закорках Александрой. Попутно и проверили как действует система опознания "свой-чужой" у стоящей совсем рядом ловушки-кокона "Проба-2". При первом прыжке великана здорово обжало, как он сам выразился, но уже со второго раза пояс из специального сплава и с комплексом магических структур давал путешественнику между мирами право комфортного перемещения в близком к миру Зелени пространстве.
   Несколько неприятных мгновений пережила и графиня, на себе испытав то жуткое, готовое вот-вот размазать в пыль непомерное магическое давление, которое сосредоточилось в магической мощи созданного лучшими умами кокона-ловушки. Спрыгивая первый раз со спины великана, она даже подобрать сравнений на эту тему не смогла, когда подруга поинтересовалась:
   - Ну как? Впечатляет?
   - Не то слово! Сравнить себя с букашкой не получится. Скорей что-то такое, как мы видели и поняли, будучи с Димой на Бормоте. В том вулкане два мира между собой соприкасаются и при этом трении страшные звуки рождаются, словно на адских каменоломнях в мучениях работают миллионы рабов.
   - Интересно. А что бы я почувствовала, если бы смогла перемещаться между мирами? - казалась заинтригованной Эрлиона.
   - Это зависит от того, как ты сможешь перемещаться, - солидно, со знанием дела стал поучать баюнг. - Если отправишься только одной своей магической сущностью - то для тебя эта ловушка будет словно невидимой, как и ты для неё. А вот если отправишься вместе с бассейном полным суспензии, да с вертушкой..., тогда придётся туда с десяток таких поясов забросить как на мне.
   - Думаешь? А вдруг я смогу перемещаться только со всем замком? Да ещё и с академией в придачу?
   - О-о! Детка! Да кто тебе разрешит таскать за собой святыню межмирских целителей?
   В тоне Эрлионы послышалось недовольство:
   - Мальчик! Я тебе уже говорила, не называй меня деткой! - но великан, нисколько не боялся невидимое ему магическое создание, и на подобное недовольство или уменьшительное сравнение его с мальчиком, только посмеивался:
   - Ха-ха! Если я в свои полторы тысячи лет, до сих пор мальчик, то как к тебе обращаться, если ещё и годика не исполнилось?
   Александра постаралась в корне задавить любую отвлекающую от сути дела перепалку. Да они как раз опять в центр створа вернулись:
   - Делать вам больше нечего! Делаем второй прыжок! Но теперь сразу попробуй в гардеробную. Только осторожней там поворачивайся потом, а не то все шкафы поломаешь, а мне потом перед Дмитрием отчитываться.
   - За развороченные шкафы? - посмеивался Шу'эс Лав, ожидая пока графиня взберётся на стол, а потом ему уже на плечи. - Хуже было бы, краснеть за поломанную кровать. Ха-ха!
   На данное время великан себя уже помнил в возрасте тридцати шести лет, чувствовал себя настоящим мужчиной, много шутил на любые темы, и в разговорах даже с Александрой всё чаще стал употреблять иносказательные намёки на анекдотические ситуации между влюблёнными. Из чего можно было сделать самый верный вывод: великан стал задумываться о возможной партнёрше для себя. Всё-таки секс в его возрасте был делом более чем необходимым и ежедневным. А так как с маленькими женщинами данного мира об этом и думать не стоило, то в скором очень времени следовало ожидать чуть ли не самоволку в мир Ба, где Шу'эс Лав наверняка пожелает отыскать себе стоящую пару. Да и вообще, он пока не рассказывал, но вполне возможно, что в своё время он имел любимую женщину, о которой стали возвращаться воспоминания. Да и по любым меркам, смотрелся он довольно импозантно, симпатично и авторитетно, таким кавалерам красавицы, как правило, не отказывают.
   Ну а на данную шутку бывшая агент ответила в своём стиле:
   - И за кровать бы мне краснеть не пришлось. Дмитрий сразу бы догадался, что я на ней кого-то убивала и только пожурил бы за окровавленные простыни.
   - М-да! - уже переместившись в гардеробную, крякнул озадаченно баюнг. - Иметь такую супругу как ты может и хорошо, но..., иногда ведь и сам муж может под горячую руку попасть. А? Бывает у него такое?
   Про события в мире Мерлан, он некоторые подробности не знал. Про ложную супругу, роль которой так блистательно сыграла великая аферистка Тани Хелке, ведал только Тител Брайс, да пожалуй, магическая сущность могла подслушать. Так что Александре ничего не оставалось, как с кислой миной соврать:
   - Ведёт себя хорошо, поэтому и руки, и ноги на месте. Но мы ушли от темы... Давай уже прыгнем в пустыню.
   - Давай! - они опять вернулись в центр створа, последний раз проверили тот мизер оружия, что у них имелся и приготовились к прыжку: - Ты только чётко представляй именно тот самый створ, который засекал наставник.
   - Словно живой перед глазами стоит, - заверила графиня, включая на своём сюртуке режим слипания с сюртуком великана. - Готова!
   - И долго не задерживайтесь! - вырвалось беспокойство у Эрлионы. - А не то у меня от переживаний...
   Она задумалась, подбирая аналогичное сравнение к словосочетанию "сердце разорвётся", да исчезающий их этого мира громадный Торговец лишь хохотнул:
   - Не бойся детка, мы сами домой торопимся.
   Перенос состоялся сравнительно удачно. Хотя уже намотавшаяся между мирами Александра и привыкшая к той лёгкости, с которой её супруг переносил, кого угодно и что угодно, вынуждена была сравнить нынешнее путешествие, как поездку на волах сравнивают с полётом на самолёте. То есть их и трясло, и слепило, и оглушало, и мотало из стороны в сторону, и порой отталкивало, словно не пропускало через себя силовое поле. Да и время затрачивалось более чем десятикратное. Дмитрий оказывался в пустыне за три, пять секунд, а великан баюнг потратил на это около минуты.
   Но жаловаться и осуждать его за это не приходилось. Главное - что цель была достигнута. Да и вообще сразу после прибытия на плоскую вершину застывшего бархана, путников ослепило три солнца, а в лицо ударила удушливая волна раскалённого воздуха.
   - Кошмар! - запричитал Шу'эс Лав, включая на своём сюртуке все системы охлаждения на максимальный режим. - Три звезды в одном месте! Как они вообще эту планету и друг друга на куски не разорвали?
   Спрыгнувшая у него со спины Александра, сразу направила все приборы обозрения и записи на горы:
   - Дмитрий говорит, что до глобальной катастрофы здесь, осталось всего каких-то миллион лет...
   - Ого! Как мало! Сюда лучше и не заглядывать...
   - ...Ближайшие девятьсот девяносто тысяч лет, - продолжила графиня за великана, и неожиданно предложила: - Слушай, а оставь меня пока здесь? А сам мотнись за устройствами...
   - Нет! - Шу'эс Лав даже руку протянул, готовый в любой момент схватить женщину за шиворот и включить режим слипания на сюртуках. - Мы так не договаривались! И больше ни слова на эту тему! Да и вообще: показала, молодец. Двигаем обратно!
   Светозарова снизу вверх посмотрела на Торговца из седой древности, но поняла что спорить и в самом деле бесполезно:
   - Ладно..., поехали...
   Но вернувшись в покои графа в замке Свирепой долины, она не сразу отпустила баюнга во вторую ходку, а с помощью Эрлиона вначале просмотрела на огромном виртуальном экране некоторые увеличенные участки горного массива. И общими усилиями кое-что заметить удалось:
   - Вот! Видите в этом песте небольшой столб пыли?
   - Похоже..., - сомневался великан, - Но может это не пыль, а дым?
   - Там ведь нет ветра совершенно, забыл? Вот столб пыли и стоит так долго или упорно над местом своего выброса.
   - Думаешь от взрыва? - рассуждала Эрлиона.
   - Не обязательно. Возможен обвал, а то и землетрясение...
   - И ты так спокойно об этом говоришь? - удивился великан. - А если графа...?
   Александра пожала плечиками:
   - Могу ручаться, что с Дмитрием ничего не произошло страшного. Я бы это почувствовала. Да, он чем-то сильно занят, и даже рассержен, но непосредственная опасность ему не грозит. Уверена. Но вот одного, а то и двух разведчиков следует послать именно к этому пыльному столбу. Наверняка там имеется определённая взаимосвязь.
   - Понял. Тогда я отправляюсь?
   В самом деле, чего было великану задерживаться? Но после своего вопроса он получил массу ценных указаний, наущений и советов, как от самой графини, так и от "детки". Дошло до того, что Шу'эс Лав даже обиделся в некоторой степени:
   - Такое впечатление, что вначале я вышел погулять с мамочкой, а теперь первый раз меня отпускают во двор погулять самого. Может, хватит меня учить, а?
   Он ведь в глубокой древности тоже успел намотаться между мирами столько, что графиня столько не путешествовала. И та это понимала:
   - Не сердись. Если со мной что-то случится, меня Дмитрий простит, а вот если с тобой..., то сам понимаешь...
   - Вот только не надо из меня делать маленького глупого ребёнка, - фыркнул великан и презрительно шевельнул своими огромными плечищами. - Не скучайте тут без меня!
   Пока он отсутствовал, обе подруги конечно же переживали. К тому же Эрлиона, как вездесущая по всему замку сообщила новость:
   - Папа Тител уже проснулся. Пока собрался завтракать и у него короткое совещание с преподавательским составом академии. Но потом наверняка поспешит в лаборатории и для баюнга работёнку отыщет. А то и с наследством пойдут вместе разбираться... Или вздумает проверять, как он преподаёт нам всем теорию передвижения между мирами.
   - Успеем...! - распереживалась графиня. - Должны успеть... Ой! Ну что он там так долго?!
   Три минуты и в самом деле показались им вечностью. Зато вторая ходка с маяками уже воспринялась более спокойно. Третья и четвёртая - в рабочем порядке. Разве что пятая вдруг неожиданно растянулась до восьми минут.
   - Что случилось? - сразу в два голоса раздался вопрос баюнгу, когда он вернулся с таким опозданием.
   - Да всё в порядке! - уверенным голосом отвечал он. Наверняка хотел и доказать и показать что вправе сам распоряжаться своими перемещениями и своими силами. - Решил заглянуть в глубину пустыни, на то место, куда Дмитрий горы крокоспрутов из Лудеранского леса накидал и магических тварей из Мерлана. Ух, какие там дивные экземпляры подсыхают! Ничего в той духовке сгнить не успевает. Хотя со временем и ценнейшая кожа от жары придёт в полную негодность. Но вот потом надо будет потребовать у графа, чтобы он парочку экземпляров для здешнего музея подбросил. Вот ребятишки обрадуются...
   - Ты на ребятишек не сваливай! - подпустила строгости в свой голос графиня Светозарова. - Сам говоришь, что уговор - дороже всего! И меня ведь не захотел в пустыне по это причине оставить! А тут сверх трёх минут сколько прошло? Я тут седой стала...
   - Не надо таким тоном паниковать. Уложился в пять минут минимальной "рабочей" задержки. И седину мы тебе закрасим масляной краской... Ха-ха! Кстати! Мне тут в голову пришла ценнейшая мысль: а что если мы сами смотаемся в тот мир, где сумасшедший Торговец подался в отшельники? Вдруг он жив ещё и Верховный целитель ему мозги на место вправит? Вон как он лихо графу память вернул.
   - Ты о чём? - стала заводиться Эрлиона. - Понравилось? Почувствовал свободу без наставника?
   Александра тоже пошуметь собралась, но Шу'эс Лав её опередил:
   - Что тут такого? Мы с графиней смотаемся, посмотрим на скит отшельника, да и обратно. И только если старикан жив, потом я уже сам за ним мотнусь.
   Такой вариант, конечно же, сразу заимел в союзницы склонную к авантюрам, в бывшем лучшего агента из конторы по многопрофильным операциям. Она сразу стала покладистой и милой:
   - Чуть позже мы все втроём над этим подумаем. Эр, милая, а что нашего добра молодца ректор ещё не хватился?
   - Пока нет, но вот на завтраке нашего великана уже заждались. А ведь ещё переодеться надо...
   - Ой! Мне голодать нельзя, я тогда слабну, - не на шутку испугался баюнг, любящий поесть всегда и много. - Детка, можно я прямо отсюда, в свою комнату?
   У него там створа не было, так что грохот и молнии по прибытии могли выдать самовольные действия. И для прикрытия требовалось соучастие магической сущности. Понятно, что Эрлиона жеманиться не стала, хотя и проворчала:
   - Когда-нибудь ты меня рассердишь своими обращениями так, что пожалеешь... Ладно, прыгай..., - но когда великан исчез, и подруги остались одни, набросилась на Александру: - Ну и как ты себе представляешь вашу новую вылазку к отшельнику? А потом вы его приводите к папе Тителу, он спрашивает, откуда взялся старикан и начинается скандал.
   - Эр, прелесть ты моя, ведь мы ещё никого не привели, да и не отыскали. Вначале только прыгнем в тот мир и коротко осмотримся на месте. Может и говорить вообще не о чём... Ну а если сумасшедшего отшельника всё-таки найдём, то одно из двух: либо сам Дмитрий заберёт того сюда, либо будем смотреть по обстоятельствам.
   - А вдруг этот отшельник вообще никого не принимает? - всё-таки магическая сущность уже перечитала половину всей имеющейся в замке литературы и знала, что живущие в одиночестве люди бывают как хорошие, так и плохие. - Вы к нему с приветами и распростёртыми объятиями, а он вас...
   - Пусть только попробует, - прищурилась графиня. - И разве мы не отыщем, чем заинтересовать даже сумасшедшего? С нами он поговорит обязательно, и даже на путешествие согласится. Гораздо сложней уговаривать больных людей лечиться, особенно тех, кто себя считает совершенно здоровыми. Но там я думаю, уже своё слово Дмитрий скажет...
   Вспомнила про мужа, непроизвольно замолчала и вздохнула. На что подруга сразу же отреагировала:
   - Переживаешь? Но ты ведь почувствовала, что с ним всё нормально?
   - Ну и что? Вдруг я ошиблась? Или мне просто так подсознание подсказало для моего же успокоения?
   - Тогда займись делом! Причём немедленно и самым интересным.
   - К примеру?
   - Вот в данный момент Елена отправляется на конюшню к пегасам и собирается полететь на Вихре в другой конец долины для зарисовки цветистости тамошнего створа между мирами. Если ты поторопишься, то можешь успеть к месту отправки и даже сама покататься немного на пегасе. Ведь Елена тебе обещала подобное удовольствие.
   - Вряд ли сейчас получится, - не согласилась Александра. - Пусть сама налетается вначале. Да и я буду занята час, не более. А ведь желательно до самого обеда время полностью заполнить.
   - Тогда есть ещё нечто интересное, - предложила Эрлиона, - Поработай вместе со мной у купели со второй магической сущностью. Мне надо делать там массу магических замеров, проверить и усовершенствовать состав суспензии и хорошенько обкатать вертушку. Нам будут помогать двое мальчиков, оба уже Арчивьелы. Но один ещё не так давно был Маурьи, вырос во время моего рождения и тоже считается моим папой. А вот второго ты наверняка знаешь! Он подсказал, как из ларцов Кюндю выпускать дары мира Зелени.
   - Конечно, помню! - оживилась графиня. - Он тогда ещё больше всех светился из-за тех даров, которые не нашли своих хозяев и вернулись в него. Всё хотела спросить: как он после этого, и не случилось ли с ним чего-то особенного?
   - Пока не случилось, но все ждут, что у тех светящихся ребят, и у него больше всех, обязательно какие-то дополнительные возможности проснутся...
   - Всё! Иду с тобой работать у второй купели. Только..., если мы будем проверять вертушку, не побеспокоит ли это суспензию?
   - Наоборот! Подобные бурные всплески и вращение необходимы развивающему существу! - теперь в голосе магической сущности послышались настолько материнские, собственнические интонации, что будущая мать женщина вздрогнула. - Потому я и провожу вращение до полного слияние и единения аур учеников академии. И при этом получается идеально просмотреть все возможности и скрытые таланты сидящего на вертушке человека. Тебе тоже давно пора пройти комплексное обследование. Заодно посмотрим, как твой плод развивается.
   - Чего там на него смотреть...
   - Ничего, ничего! Посмотрю, что ты после катания на вертушке скажешь.
   Чувствовалось, что Эрлиона в последнее время возомнила себя если не родной матерью второй, готовящейся к рождению магической сущности, то уж точно - самой заботливой и грамотной наседкой. По вопросам сотворения, текущего надсмотра, защиты купели, равных ей опекунов вряд ли отыщется во всех иных мирах. Если уж она удостаивалась похвалы вслух от самого Верховного целителя империи Рилли, то это говорило само за себя.
   Так что графиня Светозарова чуть ли не вприпрыжку побежала в один из огромных и довольно высоких подвальных этажей, где создали все условия для тепличного взращивания нового существа. Потолок здесь был намного выше, потому что предвиделся гораздо более большой столб вскипающей суспензии, бассейн больше и глубже по причине двойного объёма живительной среды, ну и сама вертушка здесь уже была модифицирована не только после размышлений учёных, но и после некоторых подсказок самой Эрлионы.
   Полетать на пегасе тоже могло показаться жутко интересным, но такое развлечение успеется всегда, а вот участвовать в создании братика или сестрички для магической сущности, Александре хотелось намного больше.
   Да и чего скрывать: графиня и по поводу своей беременности желала получить самую полную и развёрнутую картину.
  
  

Глава одиннадцатая

НЕЗАДАЧЛИВЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТАТОР

   Внимательно присматривающийся к каждому шагу своих пленников, Хозяин огромных горных хребтов настолько сосредоточился на этом увлекательном действе, что не сразу заметил на внешней, а потом и во внутренней части ближайших к пустыне пещер, неучтённые летающие устройства. Причём устройства довольно большие, обладающие громадной подвижностью, сообразительностью и умением не только избегать опасностей, но и прекрасно защищаться, а то и контратаковать в ответ. Летали они двумя парами и двумя тройками, присматривая друг за другом и подстраховывая с невероятной эффективностью.
   Так, например, Подрикарчер решил, не мудрствуя лукаво уничтожить первый же замеченный прибор хорошо зарекомендовавшим себя средством против подобного рода летающей напасти. Запустил в одно из устройств громадный клок жесткой сети из псевдоплоти, которая своими жилами и весом укрощала порой и более крупных стальных помощников, которыми когда-то пользовались "санитары космоса". Силы у такой сети хватало уволочь массивную технику либо в глубину озера, либо вместе с ним рухнуть в глубокую пропасть и там расшибиться об острые камни. Псевдоплоть не погибала, а после разрывов лишь проходила новую трансформацию, используясь Хозяином для иных нужд.
   Но на этот раз не получилось. Да, устройство как бы оказалось в плену, и даже было сбито вниз, но вот бороться продолжило неожиданно едким газом, который превращал крепчайшую сеть в банальный кисель. Мало того, второе устройство, со всей яростью принялось жечь неким подобием лазера инородное вещество на теле своего стального коллеги так безжалостно, что вначале показалось - всё сожжёт.
   Где там! Лучи лазера даже не поцарапали матово отсвечивающие поверхности. Но и это ещё оказалось не самым худшим. Слишком умные летающие разведчики сразу научились различать скопления псевдоплоти на любом участке подземных лабиринтов, передали эту информацию друг другу и начали беспощадную войну с мешающими им летать сетями. Причём войну настолько эффективную, что недовольный Подрикарчер вынужден был оттянуть свои силы вглубь горных тоннелей. Терять драгоценный белок ему не хотелось, да и от массивных обвалов и оползней толку при борьбе с неведомо откуда взявшейся техникой будет намного больше. Ну и вскоре начались мелкие содрогания, вибрации и подвижки пластов.
   Каково же было удивление Хозяина, его недовольство и раздражение, когда при шести обвалах ни одно из противных устройств уничтожено не было. Все они оказались слишком малы для большой массы камней, слишком подвижны для падающих со сводов сталактитов, слишком сообразительны для попадания в явные ловушки и слишком прочны для попыток сбить их неким подобием стрельбы камнями после толчка их воздухом под большим давлением. Конечно, умей Ситиньялло пользоваться отобранными у "санитаров космоса" оружием, он бы размазал возмутителей спокойствия в течении часа. Но оружие либо гнило на дне глубоких озёр, либо давно проржавело в одной почти бездонной пропасти. Ну а похищенный у Второго Умника разрушитель, оказался невосприимчив к командам иного разумного существа.
   Ничего больше не оставалось, как ждать, пока неведомые объекты либо вообще уберутся из гор, либо опустятся на такие глубины и в такие тоннели, где их завалить намертво не составит труда. Но они, словно ведомые хитрым и осторожным разумом не спешили в узкие проходы, избегали подозрительных пещер и не совались к шумящим ручьям и большим озёрам. Они словно принюхивались и приглядывались, ощупывали и пробовали на прочность линии обороны всесильного и бессмертного Хозяина.
   Подрикарчеру пришла мысль, что возмутителей спокойствия послали те, кто придёт по следам Птицы и Умника. Вдруг это будут как раз те самки, которые так нужны для размножения людского стада? Потому что как раз самки пугливы, недоверчивы, наиболее осторожны и своими повадками очень напоминали данные летающие устройства. Ну и по логике вещей получалось: вначале пришёл Первый, за ним Второй, всего лишь краткий период и появляются эти летающие раздражители, предвестники дальнейшего нашествия Третьих, Чётвёртых и так далее, в идеале - до бесконечности.
   "Если это так, то иных людей, можно ждать очень скоро, - размышляло существо, которого смутно вспоминаемые родители якобы нарекли Ситиньялло. - А в таком случае, не стоит ли немедленно развести обоих пленников в разные отроги лабиринтов? Пусть лучше сразу обживаются на новых местах и готовятся стать вожаками своих стад. Хотя, с другой стороны, если их свести в очном поединке, да без средств защиты и нападения, то станет известно окончательно: кто сильней, кому отдавать здоровых самок и кого поселять на пространства с более тучными стадами лягушек. А что мне будет интересней? Интересней посмотреть на их поединок. А что для меня важней и полезней? Конечно же создание огромного стада людей под моим присмотром. В идеале, до того количества, что проживали здесь во времена моей юности. Опять-таки, если самок не будет, то не будет и стад. Следовательно, мне хочется развлечения. Вдобавок надо постараться сделать так, чтобы они не нанесли друг другу ран, несовместимых с жизнью. Тогда я и удовольствие получу от поединка, и отличные шансы останутся для разведения стад в дальнейшем..."
   Дивная логика дивного существа, о котором никто из людей пока ещё толком не догадывался. А тем более не мог услышать его выводов и самой сути размышлений. Обоим пленникам пока приходилось довольствоваться ролью статистов.
   Хотя в какой-то момент Умнику могло показаться, что он сам чего-то добился и сам что-то отыскал. В данный момент он совершенно не догадывался, что Хозяин гор просто позволил ему приблизиться к пещере с Птицей. И Ситиньялло даже понял: человек-преследователь не только опять прочувствовал свою жертву, но и прекрасно понимает сквозь каменную преграду, чем тот занимается. Только вёл себя при этом несколько странно: оставшуюся тонкую перемычку крошить не пытался, иных активных действий тоже не принимал, а продолжал вести себя так, словно сам затаился в засаде.
   Действия Птицы тоже не поддавались осмыслению. Он ничего не взрывал своей силой, и не пытался отыскать выход на поверхность, а методично и целеустремлённо стал создавать дамбу между двумя водоёмами. Идея изначально абсурдная и ни к чему кроме траты сил не ведущая. Так вначале посчитал Подрикарчер. Но, попутно продолжая следить за летательными устройствами на верхних, жарких уровнях пещер, он постепенно и сам увлёкся разгадыванием увиденного возле озёр действа.
   После примерных расчётов, получалось что, построив прочную дамбу в самом узком месте, Первый пленник может поднять в верхнем водоёме воду почти на два метра. И это при гарантированном не обмелении нижнего озера. Второй водоём огромен, воды получится очень много... Но к чему это может привести?
   Во-первых, из других, более нижних пещер, обеспокоенные притоком воды, вверх не её поиски устремятся миллионы глупых лягушек. Вроде ничего страшного, казалось бы... Но если в момент миграции, дамбу разрушить? Ведь примерно по таким же самым методам Хозяин этих гор сам устраивал ловушки, некоторые обвалы и лавины на принадлежащих ему глубинах. А чего добьётся Птица в итоге своей работы?
   Легко можно представить, как двухметровая волна, доходит до края пещеры и всей силой ударяет в скальную породу. Давление, конечно, не такое уж огромное, и тем не менее вода начинает под собственным весом искать для себя выходы, а они вполне возможно наглухо забиты отчаянно вцепившимися в шершавый камень лягушками. Вполне естественно, что вода найдёт для себя новую дорогу и скорей всего совсем не там, где возжелал бы этого Подрикарчер. И в итоге, хитрый и коварный Птица открывает себе путь в иные, незапланированные для этого пространства.
   "А там и до побега недалеко! - рассердился после таких выводов хозяин. - О-о-о-о! Вижу что эти людишки не в пример хитрее и коварнее, чем побывавшие здесь до них "санитары"! Я тут им здоровье пытаюсь сохранить, пищей неограниченной балую, а они свой норов показывают?! Да ещё таким окольным, якобы совсем неагрессивным способом. Нет! Пора их сводить в очном поединке, а там видно будет!.."
   Словно по заказу, Умник находился в своём медитативном трансе. Всё подсматривал за своим соплеменником и наверняка сразу понял его главную задумку. Да оно и понятно: сбежит Первый, как по его стопам сразу же ринется Второй. Тоже хитрец! Но оба просчитались и даже такие коварные попытки к побегу, заранее обречены на провал.
   Пользуясь удобным моментом, Хозяин усыпил Умника своей силой и приступил с помощью псевдоплоти и удлинённых отростков силы к его раздеванию и отбору оставшегося при теле оружия. И уже через полчаса вынужден был признать, что задачу такого уровня сложности, ему ещё решать не доводилось. Пожалуй, одежды "санитаров космоса" тоже обладали такой же прочностью, но вот снимались не в пример легче и быстрей. Тогда как тут Ситиньялло пришлось применить все свои силы, ум и сообразительность, чтобы оставить часа через три Второго пленника совершенно голым.
   Всё это время Птица трудился не покладая рук. Даже перерывов не делал для насыщения своего организма так необходимой при тяжёлой работе пищей. Понятное дело, что и своего соплеменника, который лишался своих последних защитных оболочек, он нащупать своей медитацией не пытался. Проверил один раз пещеру по всему кругу, решил, что тоннелей к нему нет, да и успокоился раньше времени. А враг - вот он! Пусть и голый - но физически здоров и крепок. А уж как проснётся, да заметит, что лишился всех своих преимуществ...
   "Не сомневаюсь, потеха получится преотменная! - с радостным предчувствием размышлял Подрикарчер. - Разозлится и тогда уже точно сидеть в засаде не станет. Пусть просыпается... Хватит спать... О! О, как он зашевелился и забегал! Красота!.."
  
  

Глава двенадцатая

НЕИЗБЕЖНОСТЬ

   Не всем доводилось такое пережить: наблюдаешь за врагом, размышляешь, как и что с ним будешь делать, взявши в плен, а потом раз! Просыпаешься - а на тебе даже трусов не осталось. Стыдно, унизительно, позорно и мерзко...
   Хотя первым делом, поддавшись естественным импульсам, хочется куда-то бежать, звать на помощь, ловить вора, добиваться справедливости и вершить наказание. Вот граф Дин Свирепый Шахматный и заметался в своём тесном отнорке, очень при этом сам себе, напоминая посаженного в банку паука. А почему в банку? Да по той простой причине, что обратная дорога, которую он преодолел с таким трудом, оказалась перекрыта плотной и глубокой осыпью. Создавалось впечатление, что там кто-то специально, имея прессовочную машину, забил узкий, извивающийся переход крупным гравием, перемешанным с мелким песком. Человеку только и осталась, что маленькая узкая пещерка величиной в солдатскую койку.
   Естественно, что отыскать на таком "огромном" пространстве грабителя и свои личные вещи, оказалось делом бесполезным. Ни единой пуговки, ни единого предмета... Можно было бы и дальше перечислять всё уворованное, список бы получился огромный и его переосмысление могло бы скрасить сроки заточения узнику на многие годы. Да что с этого толку? Дмитрий Светозаров вначале лютовал так, что чуть не грыз камни зубами и не царапал их ногтями. А потом постепенно перешёл к иным действиям, по той простой причине, что подсознание отреагировало первым: "Опомнись! Приближается ещё большая опасность, чем кража сюртука, оружия и моральное глумление!" И то, лишь через пару минут удалось успокоиться, задуматься и сообразить: в маленькой пещерке кончается так необходимый для дыхания кислород! Несмотря не несколько узких щелей, никакой подвижки воздушной массы не ощущалось.
   То есть недавнего охотника, а в данный момент жалкого пленника, некто могущественный поставил перед выбором. Либо умирай без борьбы, либо пробивайся в большую пещеру и там выясняй отношения со своим врагом. Причём прорывайся уже! Сейчас!
   Понятное дело, что сомнений оставалось невероятное множество. И самое главное: враг ли там? Вдруг это не Крафа? Вдруг это вообще никоим боком к делам Торговцев не касающийся пленник? Например, тот, кто нарисовал этот дивный рисунок-послание? Или кто-то из его потомков?
   То, что успел пронаблюдать Дмитрий во время своей медитации, позволило ему с уверенностью понять: тот человек не лягушек разводит и не рыб, а готовится к побегу. А для этого хочет использовать внушительную силу, силу воды. Потому что иначе бессмысленная дамба даже на развлечение сумасшедшего не тянула. Значит, следовало исходить их того, что в пещере за тонкой стеной, находится именно предатель и узурпатор миров. Косвенно подтверждало эти выводы и умение человека видеть в полной темноте, и его недюжинная физическая сила, невероятная выносливость, ну и те описания внешности, которые давал, вспомнив свою взрослую жизнь Шу'эс Лав.
   Но прежде чем со всей решительностью наброситься на преграду к жизни, борьбе и воздуху, Светозаров ещё раз решил просмотреть, чем же занимается его "сосед" по тюрьме. И правильно сделал, потому что в итоге получил определенную толику уверенности. За то время пока он спал, предположительный Крафа успел поднять дамбу до двух метров, после чего не устраивая себе перерыва на отдых, поспешил в самый дальний угол своего пещерного комплекса и стал там интенсивно крушить породу малыми взрывами магической силы. То есть он скорей всего и не услышит, что у него там творится в дальних тылах.
   "Хоть что-то радует в этой моей экспедиции! - сжав зубы и со злостью вгрызаясь в породу своей силой, думал Дмитрий. - Если удастся подобраться к этой твари-рабовладельцу неожиданно и размазать его по скалам одним ударом, то я прощу подлому воришке Врубу все его шалости, издевательства и мой вселенский позор. К тому же приносит некоторое удовлетворение и тот факт, что у моего врага тоже не осталось даже кинжала... И шкуры его все пропали... А ведь они невероятной прочности и в поединке могли бы весьма пригодиться... Значит и его обокрали до последней нитки, а потом разместили здесь, словно на арене предстоящего сражения. Вот бы ещё просчитать: кто будет сидеть в главной зрительской ложе? А вдруг это будет не один зритель? И не Врубу! Вдруг это будут те самые художники? Ха! Интересная картинка получается...!"
   Новые предположения отвлекли от беды собственной и позволили работать более размеренно, аккуратнее и с короткими перерывами. Во время этих пауз всё явственней и явственней можно было расслышать частые взрывы, которые с частотой стрельбы из тяжёлого пулемёта крошили где-то там породу в нужном, выбранном для побега направлении. Пока враг не догадывался о приближающейся к нему угрозе, но ведь не менее важно было понять, кто и для чего тут такое вот представление устраивает. И Торговец, который Дин-Динозавр, размышлял:
   "Если это некие существа из высокоразвитой цивилизации, то они могли здесь оказаться совсем недавно и скорей всего чисто случайно. Хотя за первое короткое обследование я мог и не заметить их следов пребывания. Можно сказать, я тогда алтарь аборигенов и так отыскал чисто случайно. Но тогда какие цели эти пришельцы преследует? Ответ наверняка кроется в той самой тайне местных гор, из-за которой мы, Торговцы, не можем здесь свободно перемещаться. Вполне возможно, что и неведомые телепортационные перемещения возле этой планеты, а то и всей звёздной системы претерпевают некие явные, хорошо фиксируемые изменения. Вот обитатели близлежащей вселенной этими аномалиями и заинтересовались. Ладно, такая версия их пребывания - более чем существенна. Принимается. Но вот какой им смысл возиться со мной и с Крафой? Неужели они от нас настолько отличаются даже внешне, что им приятно будет наблюдать за поединком двух, в их понимании, животных?"
   В самом деле, иные создания могли в своих действиях руководствоваться совсем иной логикой. Само понятие гуманности у них перекручивалось в процессе эволюции невесть в какую сторону. Как дети, например, могут посадить в одну банку парочку жуков-самцов со жвалами и рогами, а потом с азартом наблюдать, как и какой жук станет побеждать. Естественно, что если у одного жука окажется острый гвоздь, то дети с негодованием гвоздь отберут, ведь поединок должен быть честным. Как отберут и всё остальное, что, по их мнению, может отрицательно сказаться на чистоте эксперимента. И дети никогда не помыслят, что жуки могут обладать разумом, желать иных развлечений кроме драки, да и в некотором отношении оказаться более умными, чем пытающиеся их извести, шаловливые детки.
   Данная ситуация очень и очень напоминала пример с детьми и жуками. Банка - пещера. Жуки - два человека. Гвоздь - оружие. Причём оружие любое и любого типа. Расстановка сил...?
   Об этом тоже следовало подумать. Дети по сравнению с жуками огромны. Поэтому будь насекомые хоть десятикратно умней массивных детей - им ничего не светит. Даже если один жук в схватке победит другого, его в лучшем случае переложат в коробочку и несколько дней поносят в кармане. Показывая при случае иным друзьям и хвастаясь лихой удалью рогатого победителя. В худшем случае, после краткого обсуждения итогов, и раздачи "подзатыльников" проигравшим, дети раздавят жука каблуком, да отправятся играть дальше в иные игры.
   В этих горах тоже могли собраться дети. Относительно, конечно. Вряд ли кто отпустит малолетних сорванцов в большой космос, да ещё даст им в руки такие невероятные умения как трансформация горных массивов, или бережное разворачивание человека из его прочнейших защитных оболочек. Ментальное воздействие, которое заставило уснуть, а то и отдать (возможно в случае с Крафой) свои одежды, вообще не поддавалось осмыслению. Но силы у этих любителей понаблюдать за поединком наверняка непостижимые. Поэтому лучше не вдаваться в дебри предположений и гаданий, а попытаться заранее продумать некую тактику своего дальнейшего поведения.
   Чего воришки ждут конкретно от Светозарова? Да это и ежу понятно: как только он проделает лаз в большой пещерный комплекс, как сразу набросится на своего противника. Шансы ведь выровнены, гвозди убраны, лишние ткани сняты. Да и зрители уже наверняка расселись согласно купленным билетам.
   А что надо сделать, чтобы спектакль сорвался? Чтобы зрители поняли: перед ними разумные создание, которые тоже хотят жить?
   Только одно: проявить друг к другу мирное дружелюбие, а потом продемонстрировать тотальное сотрудничество и взаимовыручку. Подобные действия даже детей могут поразить до глубины души, и тогда таких "умных и сообразительных жуков" могут оставить в покое.
   Да только весь парадокс создавшейся ситуации как раз и заключался именно в том, что живым в пещере после встречи, останется только один человек. Второму врагу выжить никак не суждено! Они просто вынуждены будут драться до смерти, душить, рвать друг друга зубами, ногтями, и заплёвывать в бешенстве слюной, потому что антагонистичнее их нет второй пары людей во всех вселенных. Только Дмитрий Светозаров в данный момент может оборвать путь всеми проклятого предателя и отступника Крафы. И только Крафа, может обладать теми силами, которые ему помогут совладать с самым сильным и уникальным Торговцем всех времён и народов.
   Причем граф Дин прекрасно понимал, кто такой Крафа, имел его описание и нисколько не сомневался в его подлой сущности. Некоторые сомнения в подобном понимании со стороны Крафы, имели место, но принимать их в расчёт не следовало. Уж такой ушлый, опытный аферист, интриган и обманщик наверняка прекрасно осознал: тот кто устроил для него страшную по силе ловушку, пришёл за ним следом проверить результаты своих деяния. И если надо, то добить выжившего противника.
   Поэтому любая реакция на встречу со стороны узурпатора миров, в итоге выразится только в одном: немедленная атака максимальными по силе средствами. Ни о каких призывах к здравому рассудку, а уж тем более к временному перемирию, не может идти и речи.
   "К перемирию?! - даже Дмитрий поразился такой своей мысли. - Вот до чего я додумался! Или это не мои рассуждения? Может мне их внушили? Как и сон глубокий навеяли? Во, маразм в голове творится! И ведь третьего варианта развития событий нам судьба не предоставляет..."
   Лаз уже был почти закончен, оставалось только последние десять сантиметров сплошной стены. Но прежде чем их выдавить простой силой наружу, Светозаров опять прислушался. Череда взрывов, пусть и с большими интервалами между ними, продолжалась.
   "Выдохся, гадёныш! - порадовался он про себя. - Это тебе не над беззащитными женщинами издеваться! Ну ничего, сейчас всё и решится..."
   Последняя стеночка была выдавлена почти беззвучно, после чего голый Светозаров с осторожностью протиснул своё тело между острыми краями лаза. Перед решающей схваткой только и не хватало, что повредить кожу, да потерять пусть даже капельку собственной крови.
   Затем быстро дополз до стаи молчаливых, сонных лягушек и улегся прямо среди них. Полежал, стараясь восстановить в обессиленном теле содержание кислорода. Ибо сразу вступать в бой было бы невероятно глупо. Лежал словно камень, заодно прислушиваясь и внимательно всматриваясь в полу медитации в дальние отроги пещерного комплекса. Кажется, враг заканчивал предварительный этап для подготовки побега, и теперь лишь подправлял сделанное редкими взрывами, да неким подобием магического режущего ковша. Потому что слышался неприятный скрежет. То есть нечто грандиозное то ли вчерне, то ли начисто уже было сделано.
   Вскоре и эти звуки прекратились, сменившись еле слышными шагами и довольно отчётливым бормотанием:
   - Ну вот..., поработал, можно и поужинать... Пока высплюсь, как раз и озеро наполнится... Что там наша дамба собрала?.. Постойте, лягушечки, постойте! Сейчас я к вам вернусь и славно попирую! Или сегодня на ужин употребить более диетическое мясцо улиток? М-дя... Мелковаты они, однако... Пока наешься - уже и ночь пройдёт... Ха-ха! Вечная ночь в царстве вечного дня! Шикарно звучит. Была бы краска, написал бы на стенках свои перлы словесности..., как те неизвестные идиоты, со своими линейными рисунками... Оп-па! Вот же сволочь!
   Дальнейшие высказывания строителя дамбы стали настолько вульгарными и грубыми, что его только за знание таких ругательств следовало убить на месте без суда и следствия. Зато у любого Торговца сразу исчезали последние сомнения в классификации ругающегося: Крафа! Только он один мог знать самые плохие слова десятков иных миров, только он один мог за полторы тысячи лет их столько собрать, так грамотно классифицировать и с таким талантом и упоением ими оперировать.
   А причина такого нецензурного негодования крылась в отсутствии ожидаемого результата по сбору воды. Нет, в верхнем озере воды оставалось более чем предостаточно и оно не обмелело. Но и не наполнялось больше! Неизвестные силы просто перекрыли идущий в комплекс приток воды и все предварительные заготовки для побега превратились в громкий, бранный ор.
   "Ого! Если это "детки" до такого додумались, - размышлял затаившийся среди лягушек граф Дин, - То они явно добиваются чистоты эксперимента во всём. Даже исключают возможность для побега из банки оставшемуся в живых жуку. Ну а если это сотворил великий и страшный Врубу, то тоже хочет нас съесть точно так же, как поел живущих здесь когда-то аборигенов. В первом случае у меня ещё остаются какие-то шансы на спасение отсюда. Во втором - вряд ли... И мне кажется, что я зря словно умалишённый разговаривал со стенами и обещал этому монстру какие-то подарки. Да и вообще, как я могу ему что-то дарить, когда у меня ничего за душой не осталось? Меня и так обокрали без всякого моего согласия!"
   Тем временем Крафа отвёл душу в словесных выражениях, и продолжил бормотание уже с совсем иными интонациями:
   - Да ладно! Подумаешь, воду и свет отключили! - после чего громко и бравурно продекламировал: - А наши кладовки полны всё равно! Хотя, если честно, лягушки - дерьмо! Э-эх! Но нам обедни не испортят, коварных происки врагов!
   И даже как-то особенно радостно рассмеялся после этого. Создавалось впечатление, что творческий человек сочинил некую эпическую оду и сейчас бросится увековечивать её резьбой по камню.
   Но так как ни молотка, ни резца у всемирного маньяка не было, то он отсмеявшись отправился ужинать. И как раз в сторону притаившегося графа Светозарова.
   Стычка стала неизбежной, больше копить силы для решающего удара по врагу, было некогда. Наступал час окончательной истины.
  
  

Глава тринадцатая

НОВОСТИ ИЗ ДРЕВНОСТИ

   Великана баюнга уже ждали. В отдельной лаборатории, где хранилось всё его наследство вместе с доставленным гораздо позже саркофагом, чуть ли не у самого порога встречал нахмуренным взглядом Верховный целитель:
   - Ну и где тебя так долго носит?
   - Завтракал! - ответил тот чистой правдой. - Наставник всегда твердит, чтобы я держал себя в норме...
   - Все уже давно позавтракали!
   - Чуток припоздал в столовую, да и ем я, не как "все".
   Ректор всё-таки уловил нотки каких-то недоговорённостей в словах Шу'эс Лава, посмотрел на него с подозрением, но доставать больше расспросами не стал:
   - Вчера мы рассмотрели всякую мелочь, - перешёл он к делу. - Но ничего толкового не обнаружили. Даже твоя любимая мазь против бороды, оказалась ни на что не годна. Испортилась окончательно после твоего неосторожного вскрытия упаковки в Лудеранском лесу.
   Мазь, под названием уялса, которую Шу'юс Трит, отец баюнга оставил в подвале башни возле саркофага, и в самом деле оказалась несколько просроченной. Всё-таки планировали припрятать лучшего воина тогдашней современности на пятьсот лет, а он проспал в саркофаге в три раза больше. Сам Шу'эс Лав секрета приготовления мази не знал, отчего уже несколько дней отчаянно ругался перед зеркалом, сбривая ненавидимую им щетину. Мазь вначале ему помогла, бороду ликвидировала сразу в лесу, но вот о своём воздействии на два года, словно позабыла. Восстановить такое косметическое средство хотелось обязательно, даже Тител Брайс ею сильно заинтересовался, потому что и ему бритьё магическим способом не слишком нравилось.
   Оставалось только ждать, что уже помнящий себя в возрасте тридцати шести лет великан, вспомнит после очередных ночей и следующие свои года, и расскажет секрет создания. Вот сегодняшним утром ректор академии на это и надеялся:
   - Что-нибудь полезное вспомнил про уялсу?
   Шу'эс Лав хотел ответить отказом, но неожиданно даже для него, в голове замелькали какие-то образы и новые воспоминания. Он растерянно присел на приготовленную именно для него лавку и помассировал лоб пальцами:
   - Сейчас, сейчас..., - приходилось работать мозгами со всей интенсивностью, отделяя уже рассказанное раньше, от нового "просветления". Через пару минут вокруг баюнга уже стояла группа учёных, занимающаяся его наследством, с нетерпением ожидая новых откровений из прошлого. - Вот! Вспомнил! Только это не про уялсу, о ней пока ничего. А про то, что учудил Крафа, и с чего началось противостояние между его сторонниками и всеми остальными.
   Все и так надеялись, что за последние девять лет воин-Торговец вспомнит самые главные события из истории своего мира. Так что ажиотаж был понятен: сейчас и в последующие утренние встречи будет рассказываться основное из трагических событий пятнадцати вековой давности. И в них причины, по которым началось взаимное уничтожение Торговцев и вселенская война между ними, считались наиболее важными вехами.
   - Давай, не тяни! - поторопил Тител Брайс. - Говори всё что помнишь, мы ненужное сами отфильтруем...
   - Кому ненужное, а кому в самый раз..., - озадаченно морщил лоб Шу'эс Лав. - Например, я отыскал в тридцать семь лет одну баронету божественной красоты и вроде даже как собрался на ней жениться...
   - Превосходно, дружище, превосходно! - похвалил ректор. - Но ты брачную ночь помнишь? А свадебное путешествие? - дождавшись на оба вопроса отрицательного мотания головой, посоветовал: - Ну вот и не распыляйся на пустяки. Вполне возможно, что она тебе отказала и тебя не постигла горестная ноша супружества. По делу, по делу вещай!
   Но видимо и в самом деле всплывшая в памяти баронета, разбередила сердечные раны у великана. Потому что он укоризненно посмотрел на всех, тяжело вздохнул и только тогда начал рассказ о тиране:
   - Крафа уже был признан самым сильным в применении ментальной атаки. То есть для него создали скорей всего излишний, неограниченный вотум доверия во всём. В том числе и по допуску к власти, и по допуску участия в реставрации замка Свинг Реальностей. Считалось, что самый умный, лучший и передовой Торговец сумеет добавить, улучшить, поднять и восславить деятельность нашего сообщества. Ему даже присвоили высший чин в нашей иерархии, Трибун Решающий. Кстати подобный титул не присваивался никому несколько тысяч лет со времён Кирриалла Познавшего. Хм..., а этого узурпатора выходит, наградили...? И вот как раз на очередном сборе всех наших учёных, Трибун и выступил с воззванием, полным крамолы и нонсенса, а уже на следующий день, или правильнее сказать - неделю, по всем мирам прокатилась первая волна убийств и жестоких сражений.
   Далее из рассказа стала понятна и суть воззвания человека, который получил титул Трибуна Решающего. А воззвал он ни много ни мало, как к полному сворачиванию любой деятельности Торговцев как таковой, и тотального запрета на их неконтролируемое передвижение между мирами. Ещё и массу каких-то исторических подтасовок привёл в доказательство своей правоты. Там доказывалось, что в случае продолжения спонтанных перемещений в межмирском пространстве, оно войдёт в резонанс, потеряет стабильность и как следствие - произойдёт гигантский взрыв, аналогичный рождению вселенной, но который будет обозначать и нести только гибель всему живому без исключения.
   Подобного абсурда от самого умного и сильного Торговца никто не ожидал.
   И в любое другое время его просто бы заплевали. Да так в принципе и получилось на сборах, где подавляющее большинство присутствующих просто обвинили новатора в сумасшествии. Крафа жутко обиделся, пригрозил всем несогласным с его мнением смертью и огласил священную войну всем, кто посмеет выходить в межмирское пространство без предварительной регистрации и заблаговременного разрешения на перемещение между мирами.
   Вслед Трибуну свистели и плевались.
   Но никакой сарказм и призыв к здравому смыслу не остановил кровопролития. Война началась, утопив в крови, в первую очередь, лидеров и старшин многих кланов, кто открыто насмехался над Крафой. Вначале лидеров, а потом и сами кланы. И в первый месяц никто не мог постигнуть, почему у Трибуна так много сторонников, которые с фанатичным блеском в глазах стремятся уничтожать своих коллег. А потом поняли: Крафа до той поры умело скрывал степень своего ментального воздействия на разумные существа. То есть, если раньше считалось, что двоих, действующих вместе Торговцев великому учёному одолеть не под силу, то выяснилось, что он легко подвергает зомбированию группу в десять, а то и в двадцать коллег.
   Также стало выясняться, что к данной войне Крафа шёл и готовился очень давно. В его распоряжении оказалось с десяток никому не известных миров, тысячи раскиданных по всей вселенной ловушек, невероятные по мощи средства, виды оружия, которыми он оставлял в местах компактного проживания семей Торговцев выжженные пустыни. Ну и наёмные убийцы, прекрасно вышколенные и маскирующиеся порой даже под детей. Их пятёрками, а то целыми десятками распоясавшийся и озверевший от крови Трибун, разбрасывал по всем мирам пачками.
   Последние воспоминания баюнга как раз и относились к начавшейся борьбе против этих наёмных убийц. Больше он ничего пока вспомнить не мог...
   После рассказа, все немного помолчали в повисшей тишине. И Тител Брайс от всей души посочувствовал гиганту:
   - Несладко тебе пришлось последние девять лет жизни, ох несладко. Но раз тебя признали лучшим воином, то значит, ты как-то лучше всех сумел сражаться и с убийцами и с самим Крафой. Верно? Вот и придумай, как ему лучше всего сопротивляться?
   - А толку? - удивился Шу'эс Лав. - Всё равно Дмитрий вскоре Крафе башку открутит. Если уже не открутил...
   Верховный целитель печально развёл руками:
   - А если не открутит? Если этот ваш Трибун и тут умудрится сбежать от возмездия и куда-то спрятаться? Да и начнёт против нас всякие гадости творить, в виде тех же наёмных убийц? И нам каждая идея пригодится...
   - Хорошо, я попробую..., Но пока ничего в голову больше не приходит.
   Тут влез с советами один из молодых Арчивьелов академии:
   - А может тебе меньше бодрствовать? Проснулся - позавтракал. И спать. Проснулся - вспомнил. Опять позавтракал, и дальше спать. Потом...
   - Издеваешься? - рыкнул на него великан. - Намекаешь, что медведю только спать и есть надо?
   - Почему сразу медведю? - возмущался юноша.
   - Так я ведь не засну!
   - Ну и не надо, мы тебя станем в научных целях усыплять. Под полным контролем и присмотром. Господин ректор поможет..., правда?
   Тител посмотрел на вопрошающего ученика с улыбкой:
   - Предложение правильное, хвалю. Да только у господина Шу'эс Лава, никакой болезненной патологии не отмечено. Я уже пробовал и проводил полный осмотр своими силами и понял, лишний сон тоже ни к чему не приведет. Его память как бы постепенно просыпается, не сразу. Ускорять этот процесс нельзя, можно вообще нечаянно стереть все последующие воспоминания навсегда. И так остаётся удивляться, как за полторы тысячи лет разумное существо не просто в живых осталось во время такого сна, а вообще осталось разумным. Хотя отклонения отыскать при сравнительном анализе можно всегда. Например...
   Понимая, что сейчас Верховный целитель уйдёт в занудную лекцию по парапсихологии, на которые его частенько пробивало и которые ученики, соратники и случайные участники творческого диспута слушали с открытыми ртами, баюнг вовремя встрепенулся:
   - А может не надо о моих заскоках и неадекватных реакциях? Да ещё и во всеуслышание?
   - М-да? Ну ладно... Хотя тебе, как учёному, тоже было бы полезно про свои патологии послушать.
   - Большое спасибо, я уж как-нибудь обойдусь. Работаем? - великан указал взглядом на странные тонкие стержни, которые держали в руках и крутили между пальцами почти присутствующие.
   - Как раз начали перед твоим приходом, - согласно кивнул Тител, поднося подобный стержень к своим глазам. - И вот пытаемся понять: что это такое?
   - Ага! Ещё скажите, что отыскали в моих вещах.
   - И скажем! Хотя сразу по твоим глазам догадываюсь, что ты этому не веришь и первый раз в своей жизни видишь?
   - Ну да...
   - Тем не менее. Вот в этих жалких остатках, скорей всего коробках из древесины. В каждой лежало по восемь штук...
   Шу'эс Лав получил и в свои ручищи, непонятную вещицу, которая была ему размером с его указательный палец и рассматривал её в какой-то прострации. Ну а ректор продолжал перечислять:
   - Похоже, коробочек было шесть и мы как раз начали выдвигать предположения. На патроны - непохожи, пороха внутри нет. Хотя сделаны из неопределённого пока сплава, но оружием или амуницией тоже являться не могут, слишком хрупкие. Являться амулетами - тем более не могут, в них ни капельки магии и тем более ни одной защитной структуры. Только вот на тебя и надеялись...
   Потом повисла пауза, во время которой присутствующие уставились на великана во все глаза. Кажется у того мелькали какие-то воспоминания, или ассоциативные словосочетания, так и казалось, что сейчас запрыгает с криком "Эврика!"
   Получилось тихо и буднично:
   - У меня такое чёткое ощущение, что эта вещица из моего детства... Но с чем ни пытаюсь сравнить, на ум приходит только маленькая свирель, скорей даже свисток определённой конструкции... Когда мы в них наигрывали мелодию, то радужные бабочки, с размахом крыльев чуть ли не до метра, летели на зов и усаживались на вытянутую руку... Это было так красиво и волнительно... Бабочки жили тогда почти в каждой долине с пушистыми туюсками...
   И опять заговорил тот самый пытливый Арчивьел:
   - Ну, одна дырочка тут вот с торца имеется. Мы и дуть уже пробовали, но звуков - никаких.
   Великан напряжённо всматривался в предмет:
   - На той свирели тоже одна дырочка, для выхода звуков, и мелодия создаётся не воздухом, а прикосновением губ. Особая порода дерева, резонансы сложные...
   А потом взял да и приложил странную вещицу к губам. И, как все поняли в следующий момент, угадал. Дивные, ни на что не похожие звуки потрясли всех до глубины души. Но зато теперь уже великан не сдерживался от бурного восторга:
   - Точно! Угадал! Только это скорей всего усовершенствованный, так сказать технический вариант. Надо же! В детстве такого не видывал..., да и позже... Видимо совсем за пару лет до моего сна придумали.
   Тител Брайс попытался сразу ухватиться за мелькнувшую у него догадку:
   - А зачем придумал?
   - Ну..., как манок для бабочек..., наверное...
   - Ага! И положили возле твоего саркофага? Лучшему воину и лучшему борцу против ига подлого Крафы? Не замечаешь определённой связи?
   Великан пожал плечами:
   - Связь может быть любая, вплоть до того, что я завещал положить их как подарки для моих прапраправнуков.
   - Логично! Но если они воздействуют на ваших огромных бабочек на каком-то подспудном, ментальном уровне, может это помогает и на Трибуна Решающего оказать воздействие? Или хотя бы оградиться звучанием этой музыки от коварного ментального воздействия?
   Глаза баюнга горели пониманием:
   - Вполне! Очень может быть! Наверняка ведь со мной отправили некое действенное оружие против узурпатора. Просто никто не подумал, что я смогу забыть и сути его применения. И не удивлюсь, если я сам помогал создавать эту свирель-манок. Я ими в детстве очень восхищался... Так что давайте сейчас и попробуем?
   Коллектив учёных сразу же и приступил к делу. А Шу'эс Лав внутренне ликовал: "Если это и в самом деле поможет против ментального воздействия, тогда можно с полной уверенностью устремиться на помощь графу!.."
  
  

Глава четырнадцатая

ПОНЯТЬ СЕБЯ

   Александра Светозарова уже давненько не заходила в то помещение, где формировалась и создавалась магическая сущность. Поэтому ей сразу бросились в глаза изменения в отделке интерьера. Ни одного участка серой стены не осталось - они теперь завораживали разноцветными переливами и вкраплениями искусно нарисованных цветов. То же самое касалось бассейна с суспензией и смонтированной там вертушкой, приборами управления и прочими научными устройствами. Все они внешне походили теперь на какие-то огромные, загадочные игрушки. Складывалось впечатление, что Эрлиона, словно заботящаяся мать решила заранее украсить "детскую комнату" по вкусу и подобию своих предпочтений.
   Графиня потому и не удержалась от восклицания:
   - Ой, как красиво! Подобного я даже в лучших рекламных каталогах не видела!
   - Тебе тоже понравилось? - голос Эрлионы струился гордостью и счастьем. - Всё должно быть эстетично и прекрасно! - и сразу другим тоном добавила: - Правда, некоторые, против такой прелести сильно возражали.
   Сразу догадавшись, кто мог быть этим "некоторым", Александра беззаботно фыркнула:
   - Не стоит обращать на них внимания. Наверняка они старые и ничего в настоящей красоте не понимают.
   - Вот точно так я ему и ответила. Так он мне доказывает, что взросление учёного как раз и начинается с целесообразности окружающего бытия и осознания его строгой гармонии. Лишняя аляповатость, мол, приведёт с расслабленности и задержке взросления. И до сих пор не соглашается с обязательным облачением в парадные одежды.
   - А-а? - графиня недоумённо осмотрела двух юных Арчивьелов, которые стоя у бассейна с интересом прислушивались к диалогу между двумя подругами. Мальчики выглядели вполне буднично, но уточнить не помешало бы: - Почему парадные?
   - Да не сейчас, конечно, - досадовала магическая сущность. - А во время церемонии рождения. Когда вы все соберётесь здесь и будете петь торжественный гимн-клятву целителей. Мне кажется, что для такого случая надо надевать на себя нечто самое нарядное и красивое.
   - Бесспорно! Тут даже иное мнение и в расчёт принимать не стоит. Такой праздник! Такое событие! И не волнуйся по этому поводу, против нас двоих - любые несогласные позорно отступят.
   - А почему двоих? - с недетской серьёзностью вмешался в разговор землячки и Эрлионы Виталий Кутушев, - Мы тоже считаем, что надо надеть на себя самые лучшие и красивые одежды. Но ни в коем случае не официальные парадные тоги академии.
   И его сходу поддержал другой мальчуган, Серж Килти, выходец с мира Гинвейл:
   - Тоги хороши для встречи императора, а не для рождения нашего магического товарища, - и тут же раскрыл некий, наверняка большинству известный секрет: - Девчонки уже себе создают настолько разные платья, что в глазах рябит. Ну и мы стараемся..., каждый по своему вкусу и желанию...
   То есть к торжественному событию дети готовились с огоньком, фантазией и радостным предчувствием очередного чуда в их жизни. Что в любом случае не могло не радовать и взрослых.
   Вот только магическая сущность с некоторой ревностью обратила внимание на оговорку Сержа:
   - Почему именно "товарища"? А вдруг родится девочка? Да и я сама больше хотела бы иметь сестричку.
   - Ну так..., э-э-э, вроде неизвестно заранее..., - замялся мальчик, взглядом прося о помощи своего более бойкого на язык и лидирующего в любой компании товарища.
   Виталий не стал теряться перед невидимой собеседницей, прекрасно помня, что она для того же Сержа считается дочерью и должна уважительно обращаться к нему со словом "папа":
   - Брат - это даже лучше. Я вон всегда мечтал иметь старшую сестру. Так что ты Эрли, не пожалеешь. Мало того, мне кажется, что и все остальные, в том числе и ученицы академии, уверены, что вторая магическая сущность будет мальчиком и сейчас практически идёт только спор на тему: какое у него будет имя.
   В голосе Эрлионы уже послышалось явное недовольство:
   - Я слышала такие разговоры, но совсем не придала им значения...
   Так что пришлось графине несколько сгладить возникшие разногласия:
   - О чём тут спор? Вот когда сущность родится, сама и определяться будет. Точно так же, как и ты, Эр, сделала. Не лишайте её или его права выбора заранее. - И тут же постаралась перевести тему разговора в другое русло: - Да и вообще, мы здесь по делу собрались, или просто поговорить? У нас ведь перед обедом запланировано несколько важных мероприятий. Не забыла?
   Упоминания о деле, пошли магической сущности на пользу. Она сразу же сделала вид, что забыла о теме беспредметного спора и стала распоряжаться своими помощниками:
   - Сегодня вас трое, поэтому будем опробовать скорость вертушки в три четверти от максимума. Причём несколько раз будете меняться местами, а я буду проверять сингулярность концентратора флуктуации счастья. По логике он уже должен действовать, ведь суспензия практически живая, но подобную нагрузку мы ему ещё не давали.
   Интересно было наблюдать, как оба мальчугана, с высочайшими титулами целителей третьего уровня, сразу стали невероятно серьёзными, подтянутыми, и с сосредоточением принялись настраивать аппаратуру управления. При этом в некоторых моментах они непроизвольно порывались командовать и даже командовали действиями Эрлионы и графини Светозаровой. Конечно, делали это не постоянно, а исходя из конкретного действия или научной целесообразности. То есть именно в такие моменты Александра вдруг чётко понимала, насколько эти дети отличаются от миллионов подобных им сверстников и даже загордилась, что вот ей доводится общаться с такими уникальными и великими вундеркиндами от магии целительства. Ведь трудно было представить подобное: девятилетние ребята - и уже Арчивьелы. То есть те, кто в мире Зелени управляет территориями сродни большого государства, в котором до десятка провинций, управляемых в свою очередь Маурьи, целителями второго уровня.
   А ведь и это ещё не предел их развития и становления как магов. Вполне возможно, что ребята к совершеннолетию, если не раньше, достигнут четвёртого уровня, которым обладает пока только Тител Брайс, и Дасаш Маххужди. Силы таких целителей просто невероятны и до конца не исследованы даже ими.
   И эта история, когда Виталий, уже тогда будучи Арчивьелом некоторое время сильнее всех светился от большого количества вернувшихся в него даров самоисцеления, интриговала и заставляла всех ждать чего-то необычайного. Ну не могло в этом мире такое случиться просто так, без всяких последствий. Причём последствий только хороших или благоприятных. Раз мир Зелени именно так распорядился своими дарами, значит это совершенно с каким-то определённым умыслом.
   Его товарищ, Серж Килти тоже был из тех "светящихся" ребят, которые участвовали в отпускании даров, пленённых в ларцах Кюндю. В то время он уже имел титул Маурьи, но во время рождения Эрлионы, после пения торжественного гимна, он, и ещё сразу тридцать один Маурьи, все эти мальчики и девочки - стали Арчивьелами. Тогдашний всплеск магического счастья прокатился по миру Зелени и был прочувствован всеми без исключения обитателями. Сказочное чудо, нереальное наложение многих линий бытия и судеб на момент рождения - вот и получилось архиважное событие для многих миров. Именно для многих. Ведь подавляющее большинство детей-сирот, граф Дин Свирепый собирал в иных мирах, а добрая четверть была найдена им на Земле. И после окончания академии каждый из них должен возвратиться на родину и там уже спасать людей от болезней. В том числе от болезней моральных, духовных и вызванных неправильным развитием общества.
   Поэтому совсем неудивительно, с каким нетерпением и восторгом, счастьем и упоением, томлением и предвкушением все без исключения ученики академии ожидают рождения второй магической сущности. Если при рождении первой произошло такое смещение в пользу добрых, праведных сил целительства, то что случится, когда родится сестричка Эрлионы? Ну или брат... Уже сейчас предполагалось, что силы нового существа будут раза в два больше, да и петь гимн-клятву целителей теперь собирались все без исключения. Даже особенного предупреждения на эту тему со стороны ректора, которое он оглашал несколько раз, можно было не ждать.
   Но работа - есть работа.
   И вскоре уже Александра с некоторым волнением усаживалась на сиденье-люльку вращательного устройства. И только тогда сумела рассмотреть, что вся вертушка, сделана в виде цветка, скорей даже лотоса. Так что её интерес был вполне понятен:
   - Мне кажется, или всё устройство несколько иного плана? На лотос похоже...
   - Угадала! - улыбнулся ей в ответ, с противоположного сиденья Виталик Кутушев. - Мы в последние дни слово вертушка уже и не употребляем. Только и говорим: Лотос. И красивее, и эстетичнее, и совсем иной подтекст получается.
   - А кто придумал такой дизайн?
   На этот вопрос поспешил ответить Серж Килти:
   - А тут сразу трое постарались. Эрлиона подала идею улучшить, Виталик - сделать в виде определённого цветка, ну а Дасаш Маххужди всё рассчитал с невероятной скоростью. Остальное организовал за пару дней наш ректор, снабженец академии Зейлонг и наш главный академик по художественному дизайну Джейк Слейви. Ну а мы уже все вместе старались подобрать цвета и создать особые краски для покрытия. Правда, здорово получилось?
   - Обалдеть! - не постеснялась выразить свой восторг просторечным выражением графиня. - Любой из вас может смело зарабатывать на жизнь не только исцелением страждущих. В каждом из вас гармонично развито чувство прекрасного.
   - Начинаем движение, - предупредил голос магической сущности, - И не забывайте фиксировать все свои впечатления и всплески эмоций.
   Вращение Лотоса возникло мягко, с завораживающей лёгкостью. Потом так же плавно начались вертикальные спуски и подъёмы. Первое касание люлек о суспензию, или иначе говоря - концентрат креативных флионов и тысяч иных природных и магических ингредиентов, спровоцировал бурные всплески жидкости, водовороты из торнадо и шлейфы вращающихся в радужных брызгах вихрей. Совсем не мокрый туман окутал Александру вначале плотным, непрозрачным коконом, затем всё прояснилось, зрительные образы как-то странно сместились, наслоились друг на друга и создалось впечатление, что прямо перед собой графиня видит сразу два лица. Глядя в одно место, она отчётливо могла рассмотреть и Виталия Кутушева и Сержа Килти. И в то же время мысленно продолжала общаться с магической сущностью:
   "Слушай, Эр! Да здесь совсем иные ощущения! И это вот видение сразу обоих ребят..., у меня всё в порядке со зрительным восприятием?"
   "Всё нормально, не переживай. Так и задумывалось. При этом ты можешь глаза закрыть, и всё равно будешь видеть то же самое, потому что здесь восприятие ведётся на уровне подсознания. Просто твой мозг экстраполирует связь с иными реципиентами в привычный зрительный образ".
   "А почему - реципиенты? Неужели ребята от меня что-то забирают?"
   "Как целители, да ещё такого уровня, они уже могут считывать полную информацию о твоём здоровье. Ну и о здоровье твоего ребёнка..."
   "Ох! А не рано ли им в таком возрасте, такие тонкости высматривать? - забеспокоилась графиня, хотя чувствовала эйфорию счастья всем естеством и всё больше впадая в нирвану телесного единения с магической суспензией. - Они ведь совсем дети ещё!"
   "Шурочка! Ты ещё и меня в дети запиши, по моей несуразной молодости, - засмеялась Эрлиона, хотя и пыталась сделать вид, что обиделась, - Они - Арчивьелы!"
   "Так что у них, и детства нет?"
   "Спасибо папе Диме, оно даже у меня есть, а уж у этих ребятишек - и подавно. Просто одно другому не мешает. И знания о строении тела человека такие целители, начиная с уровня Маурьи, получают в первую очередь..."
   "Всё равно мне как-то неловко..."
   "Прекращай напрягаться! - пусть и мысленно, но прикрикнула на графиню подруга. - Расслабься, наконец, и дай нам нормально провести твоё обследование!"
   "Хм! Так здесь меня только обследуют? А ведь вначале пригласила как помощницу в деле проверки нового состава в целительском бассейне!"
   Скорость вращения вертушки к тому времени достигла запланированного максимума, магическая суспензия вихрящимся цветным туманом стояла столбом до самого свода. Ну и отвлечься от переживаний, сбросить с себя груз напряжения и забот, приходилось в любом случае: кровь словно кипела от струящейся в ней энергии, физическое тело пронзали импульсы блаженной истомы, а всесокрушающая радость и счастье лавиной накрывали сознание. Куда там в таком состоянии думать о стеснении или житейской целесообразности. Ну и, в конце концов, все сомнения показались смешными и несущественными.
   А потом Александра и сама смогла просматривать не только лица юных Арчивьелов, но и все их внутренности, каждую клеточку их тела, вплоть до тончайшего среза на кончике волос на голове. Словно взгляд стал обладать способностями всепроникающего рентгена, портативного микроскопа или силой радиографии. Но все эти поразительные умения, к сожалению, не подкреплялись никакими дополнительными знаниями. То есть при желании заметить болезнь в теле иного человека мог лишь хорошо обученный целитель. Но уж ни в коей мере не лучшая агент погибшей конторы спецопераций.
   Зато наверняка Арчивьелы, да и сама Эрлиона, могущая своими чувствами находиться в четвёртом кресле, легко просматривали не только состояние будущей матери, но и состояние её пока ещё только формирующегося ребёнка.
   Но в данном колдовском действе вдруг оказались, проявились, раскрылись совершенно иные, никем не предвиденные даже стороны. Причём вначале расслабленная Александра восприняла мелькнувшие картинки, как некое дополнение к испытываемому счастью и физической расслабленности.
   Первым мелькнул кадр с массивным, перекрученным в виде штопора сталактитом. Подобные красоты выставлялись в музеях природоведения, подсвечивались разноцветными огоньками и завораживали своим видом любого исследователя. Словно при рассмотрении голограммы сталактит в кадре провернулся несколько раз вокруг своей оси, давая полюбоваться собой со всех сторон.
   То есть создавалось впечатление, что в фейерверк красочных салютов стали попадать кусочки какого-то рекламного, или научно-популярного фильма. Но так как фильм этот был высококачественный и цветной, то графиня Светозарова подумала, что всё так и надо.
   Но отрывки из одного фильма, чуть позже сменились иными кадрами. Довольно отчётливо удалось рассмотреть дивный рисунок, из пересекающихся в разных направлениях цветных линий. Конечно, рисунок нельзя было сравнить с каким-то шедевром..., (пришлось хорошенько сконцентрироваться, присмотреться и только тогда понять что...) наскальной живописи, но некое совершенство и законченность поражали сразу. Рисунок был показан под разными углами и чуть ли не проведён анализ краски, используемой при создании этого произведения. И всё равно Александра на эти фильмы обратила внимания не больше, чем на отдельные деревья леса, мелькающего за окном скорого поезда.
   Но когда показался второй подобный рисунок, женщина насторожилась. Сказались рефлексы и навыки бывшего лучшего агента секретных служб. Что-то было в этих рисунках однозначно общее и требующее разгадки. Ну и уникальные умения аналитика, врождённое предчувствие важности момента сработали. Тут же постаралась абстрагироваться от счастья, и радости, переполнявших всё тело и сконцентрироваться на так её озадачивших кадрах. Ведь ничего подобного раньше видеть не доводилось, слышать тоже. Уж на что Дмитрий много в своей жизни повидал, но и он не упоминал про нечто подобное. А что это значит?
   При всей своей логике и умении соображать, на поставленный вопрос графиня смогла сама себе ответить только через несколько минут:
   "В этих рисунках явно что-то зашифровано. Ну и кадры фильмов демонстрируются именно для меня. Или..., не только для меня? - она по иному сконцентрировала свои мысли: - Эр! Очаровашка ты наша. А вот скажи мне, что это у меня мелькают за кадры перед глазами? Какие-то сталактиты и зашифрованные рисунки. Это так положено? Или у меня галлюцинации?"
   Подруга отозвалась не сразу, настолько была занята общением с ребятами и просмотром получаемых результатов:
   "Не должно быть у тебя никаких галлюцинаций... Да! И кадры никакие мелькать на посторонние темы не должны. И вообще, я тебя просила расслабиться, и ни о чём не думать..."
   "Так я и не думала! Это всё - помимо моей воли!"
   "Быть такого не должно! В бассейне наглухо отсекается любое общение с внешним миром, и даже воспоминаниями, мы это контролируем приборами. Ребята полностью сконцентрированы на работе и ни о каких рисунках или сталактитах у них и мыслей не возникало..."
   "Значит, подумал кто-то другой, - была уверена в своей правоте графиня, - И адресовал мне это в адресном и специальном формате".
   Магическая сущность стала уговаривать подругу, словно маленькую:
   "Шурочка, ну сама посуди, кто бы мог это сделать? Магическая суспензия ещё не обрела разум и пока работает только как усилитель наших целительских возможностей. Ну а твоему плоду только от роду пару недель и для него само понятие осознания, сложного видения и передачи мыслей невозможно по умолчанию..."
   Напоминание о беременности повернули мысли Александры несколько в иную плоскость:
   "Осознания?.. Ну да, если бы мой ребёнок уже начал что-то мыслить, я бы сразу умерла от страха... Но вот передавать, или там улавливать что-то он бы смог?"
   "Ты о чём? - уже сердилась Эрлиона. - Он тебе что, передатчик какой? Или телевизор? Думай, прежде чем что-то говорить!"
   "Так я вот и думаю... Эр, ты только выслушай. Вот смотри, я ведь могу как-то схематически ощущать общую настройку ауры Дмитрия? Могу. Хотя и не всегда получается, да и качество, так себе. Но я ведь для него совершенно чужой по крови человек, поэтому вообще странно, когда ловлю его эмоции. А вот мой будущий сын - он ведь по крови весь от своего отца, правильно? Значит, между ними может существовать некий канал связи от самого, так сказать зачатия. Правильно?"
   "Ну-у-у..., если принять это как научное допущение..."
   "Вот именно! Идём дальше: где сейчас его отец? В мире Огненной Патоки, в недрах глубоких гор ищет всеобщего врага и тирана вселенных. А там только каких сталактитов не отыщется. Про рисунки подобные, Дима правда ничего не упоминал, но ведь он раньше там особо и не искал, только разок проверял горы в парном подсмотре вместе с Аристархом. А сейчас эти послания из линий, мог и отыскать, они могут оказаться очень важными, вот всплеск через межмирское пространство и прорвался..."
   "Почти всё притянуто за уши, - чуть ли не фыркала магическая сущность. - Но ребята уже проверяют твою версию. Вернее, научное допущение..."
   "Что значит, проверяют? - фыркнула в ответ графиня. - Или они собираются расспросить плод, что тот чувствует и как действует?"
   "Нет, конечно. Но любая связь, для такого маленького существа будет прослеживаться чисто визуально на энергетических уровнях. Уровней подобной энергетики довольно много, но просмотреть их всех Арчивьелам вполне по силам. Так что подожди, они уже работают..."
   "А что с моими другими образами? - ещё больше обеспокоилась Александра. - Сейчас я вижу, как к месту с камерой, откуда ведётся "трансляция" приближается мужчина среднего возраста, но совершенно голый. На лицо довольно симпатичный, тело красиво и пропорционально сложено... Хм! А ведь он очень похож на тот портрет-описание, которое составил Шу'эс Лав на тему Крафы...!"
   "А почему он голый? Он атакует? Или он настроен миролюбиво? - посыпались вопросы от Эрлионы. - И постарайся все эти образы отправлять мне мысленно вместе со своими словами. Очень постарайся!"
   "Попробую... Но получится ли? О! Теперь этот голый тип просто стоит, рукой указывает на стену и шевелит губами... Наверняка разговаривает... Хм! Значит, это никак не может быть Крафа. Иначе Дима его уже давно бы убил...Или стёр в порошок! Вряд ли они станут так мирно беседовать..."
   "Мало ли что там творится..., - скорей бормотала Эрлиона, чем общалась. Настолько огромная масса всяких видений стала поступать в закрома её гигантской памяти. А ведь попутно она ещё с юными Арчивьелами общалась, да ещё парочку дел по всему замку в академии вела. - Надо принимать во внимания все возможные варианты событий... Вдруг это не Дмитрий передаёт эти образы? Или вдруг он банально находится в плену? Вижу! Ты знаешь, тоже рассмотрела кадр с этим непонятным человеком. Надо же: а вот и рисунок проскочил! Это какой, первый или второй?"
   "Это уже третий..."
   "Вот это дела! И ребята сообщают, что в шоке от рассмотренного энергетического канала!.. Они даже не могут понять, что это такое... Вызываю срочно сюда папу Титела, чувствую, что нам самим без него не разобраться".
   После принятия такого решения Эрлионы, графиня Светозарова успокоилась. Если сам Верховный целитель возьмётся за дело, значит, загадка будет обязательно раскрыта.
  
  

Глава пятнадцатая

ВЫХОД ВОЙСК НА ПОЗИЦИИ

   В сторону затаившегося, готовящегося к атаке Дмитрия, Крафа прошел всего с десяток шагов и неожиданно замер на месте. Что-то его в окружающей обстановке сильно обеспокоило. Что в свою очередь, сильно напрягло и сидящего в засаде Торговца. Ведь если признаваться откровенно, вот так на ходу, да ещё и после тяжёлой, продолжительной работы, определить опасность среди тучных скопищ здоровенных лягушек практически не сможет никто из разумных. А с теми, кто сможет, лучше не связываться изначально.
   Но как оказалось, строитель плотины не того врага засёк, что на него охотился, а вспомнив про странности вокруг него задумался о том, кто вставляет ему палки в колёса и губит все его начинания. После чего ему вздумалось более тщательно осмотреть свод пещеры. Если уже где и затаился невидимый наблюдатель, то вид сверху для него более предпочтителен. Для этого голый пленник и остановился, а потом ещё и в транс вошёл, подняв руки ладонями вверх, и словно помогая себе ими просматривать нависшие сталактиты и глубокие трещины в камне у себя над головой.
   При этом ещё и выкрикивал вслух очередные угрозы и проклятия:
   - Ну погоди, тварь хитросделанная, доберусь я только до тебя! Всё конечности вырву, а потом в иные места тебе опять засуну! А половину оторванного - сожрать заставлю! Пошлый воришка! Ну? Где ты там прячешься?! Покажись хоть на минутку! Или хотя бы голос подай, а? Уж поверь, я поговорю с тобой с преогромнейшими удовольствием... Эй! Царь лягушек! Или ты - император улиток? А может - бог грибов Мшистый? Но тогда зачем тебе мой меч и кинжалы? И тем более зачем тебе моя самодёльная одёжка? Хм..., молчит, гадёныш... Ну ничего, ничего..., Гегемона так просто в слизняка не превратить!.. А держать меня долго в плену, себе в ущерб: если не объем, то уж мозги точно выем.
   "Кого это он гегемоном считает? - пытался проанализировать услышанное Дмитрий. - Хотя здесь всё понятно, мания величия заедает пиявку. А вот по поводу меча и кинжалов - очень интересно, очень! Неужели вездесущий Врубу всё-таки и этого обокрал? Даже одежды уволок? Или тут всё-таки соплеменники Прусвета действуют? Для них замуровать и человека в камень - раз плюнуть... Вон Купидон Азаров до сих пор в каменной глыбе предварительный срок тянет... Брр! Не завидую я ему... Но что тут всё-таки происходит? Неужели мои догадки насчёт жуков в банке совершенно верны? Но тогда получается, я совершил ошибку вообще начав движение в этом направлении, скорей всего меня на эту дорогу постоянно подталкивали, а я и не заметил... Может ещё дольше надо таиться и не высовываться? Заодно, что-нибудь новенькое прояснится..."
   Тем временем Крафа, он же Гегемон, он же предатель и всех Торговцев, закончил осмотр свода и устало присел прямо на камень у самой воды. Чувствовалось - сил у него осталось совсем мало, самое удобный момент для уничтожения врага, но какое-то подспудное чувство, а скорей всего внутренний голос шептал графу Дину:
   "Не спеши! Что-то тут не так! Всё равно ведь ловушка кругом. И я чувствую, что спешка в данный момент только повредит!"
   Понятное дело, что возразить внутреннему голосу было чем: "Чувствует он! Ага! С виконтессой Хелке, где твоё чувствование торчало? Там, почему о лишней спешке не предупредил? Так что помалкивай лучше, без тебя справимся..."
   И всё равно Дмитрий сдерживался от атаки. Решил вначале присмотреться, как тиран и владыка миров будет жрать сырую лягушку. Потому что идти в стадо и выбирать наиболее огромную и жирную особь, Крафа явно передумал. Видимо и в самом деле истратил огромную часть своего личного энергетического ресурса. Он поймал ближайшую к нему, которая шла куда-то по своим делам и совершенно не переживала о собственной сохранности:
   - М-да..., не велика..., курочка болотная, - держа в руках лягушку за задние лапы, разбалованный разносолами тиран, жалобно кривился: - Хоть бы соль отыскать... А то никакой разницы: жареная ты или сырая... Или всё-таки повозиться и создать некий испаритель? Но тогда вся силушка уйдёт и никакая посоленная пища её не восстановит...
   Наверняка имелось ввиду, что можно создать некий многоступенчатый процесс испарения воды. В любом случае соли в ней имеются и их можно было бы добыть. В принципе очень сильный Торговец мог сотворить нечто подобное из простых камней, но вот затраченное время и непомерный расход сил делали такой выход совершенно не окупаемым. Так что бормотание вслух на эту тему ничем кроме пустого сотрясения воздуха окончиться не могло.
   Стоически вздохнув, обнажённый диктатор малой толикой своей силы сделал разрез и разорвал лягушку на две половинки. Затем отделил от всего остального только задние лапки. А потом с причитаниями стал мыть получившийся полуфабрикат в воде и снимать с него оставшуюся жилистую шкурку. Каждая ножка получалась размером в ладонь взрослого мужчины, так что на диетический ужин хватало:
   - Как здорово, - ёрничал сам над собой Крафа. - Великолепное обслуживание клиентов. И ресторан с бассейном, и пища на выбор любого размера... Ха! Ещё и сорт пищи выбрать можно: меню поражает своим разнообразием! Тут же и спальня с целебным пещерным воздухом. Поем и спать... Посплю, и поем! Благодать! Ещё бы официанты шустрей обслуживали... И с женщинами у них тут явное упущение..., ни тебе танцев, ни стриптиза... Без компании скучно ужинать... Кстати, что-то я давно не прислушивался к моему соседу-гонителю.
   Так и не донеся приготовленную к съедению лапку ко рту, Гегемон замер, словно превратился в каменную статую. Минут на пять и Светозаров постарался сократить удары своего сердца до возможного минимума, иначе враг бы услышал обязательно, а ринуться на него так и не давало подспудное чувство неуверенности.
   Но видимо результат прослушивания окончательно Крафу успокоил, потому что он опять задвигался, и раздалось довольно громкое чавканье. Казалось бы, обоих "жуков" в данный момент всё устраивает...
   Но совсем иначе к такому бездействию и неопределённости относился невидимый и неведомый режиссер намеченного спектакля. По его понятиям он сделал всё от него возможное, а представление так и не спешило начинаться. И тогда, он как вершитель судеб и истинный хозяин этого "театра абсурда", решил ускорить события, подвигнуть соперников к последнему шагу, после которого затяжка времени станет невозможна.
   Гегемон чуть не подавился обгладываемой косточкой, когда в совершенно тёмной прежде, непроглядной для обычного взора тьме, вдруг стало разгораться огромное световое пятно. Оно занимало на треть пространство пещеры под самым сводом, и создавалось впечатление начавшегося рассвета. Понятное дело, что и внизу стало совершенно светло. И лихорадочно перестраивая зрение на иное восприятие, оба человека поразились с какой синхронностью, небольшими, но едиными прыжками, стаи лягушек стали двигаться в стороны от лежащего ничком Светозарова.
   Несмотря на умения беречь собственные органы, глаза резало нещадно. Приходилось смаргивать обильно текущие слёзы, ну и попутно наращивать потенциал личной магической защиты. Вернее, как потом выяснилось, пленникам только казалось, что они что-то там наращивают. Но в тот первый момент всё-таки каждый из них был самонадеянно уверен в своей защищённости, а посему и нападать не спешил.
   Ко всему прочему, Дмитрий, несмотря на нервный, напавший на него смех, но уже понявший о задумке режиссера почти всё, решил разыграть из себя творца разгорающегося света и попутно поиздеваться над униженным узурпатором. Ну и какая-то надежда была хоть как-то разговорить врага перед его полным уничтожением. Вдруг да проговорится?
   Граф вывернулся на бок, приподняв тело на локте, да в таком полулежащем положении и начал со смешком:
   - Приятного аппетита, Крафа! Добавки не желаешь? А то я смотрю, любитель ты пожрать на халяву, скоро всех лягушек изведёшь.
   Но его собеседник оказался не менее сообразителен и, несмотря на обильные слёзы, прекрасно рассмотрел ничем не прикрытое тело то ли позднего, то ли раннего гостя, криво усмехнулся и не менее ехидно воскликнул в ответ:
   - О! Уж не ты ли, о мужественный странник, так стремящийся напроситься за мой стол, ещё недавно как пчела летел над пустыней? Можешь не отвечать, и так вижу что ты, голубчик, гол и нищ, иначе не пришёл бы попрошайничать к моей скромной обители отшельника.
   Первый обмен репликами можно было засчитать в актив Гегемона, хотя Дмитрий на это лишь снисходительно фыркнул:
   - К счастью попрошайничать что-то у людоеда - нет малейшего смысла, но и уничтожать тебя вот так сразу - даже противно. Хорошо бы тебя разобрать на составляющие под микроскопом, да понять: как такие отбросы вселенных появляются в наших мирах?
   - Ха! Можно подумать ты создан и состоишь из иного дерьма! Для начала бы сам научился здороваться и представляться, когда к кому-то приходишь! - хамил предатель безбоязненно в ответ. - Меня-то ты знаешь, как вижу...
   - Могу и представиться: граф Дин - твоя смерть. От моей руки, вурдалак, на тебя падёт возмездие, за всё то зло, что ты сотворил в своей затянувшейся жизни.
   - Даже так? Ха! Знал бы ты, что таких борцов за справедливость уничтожил без счёта. Мне даже спорит с тобой лень... Но с другой стороны, ты меня заинтриговал: согласился раздеться до гола, лишь бы охрана на входе пропустила тебя к моему божественному телу. Не расскажешь конкретно, чё те вообще от меня надо?
   - Только одно - убить тебя.
   - Повторяешься... Так почему не убиваешь? Что за угрызения совести, голубчик! Если я решал кого-то убить, то никогда не медлил и ещё ни разу не пожалел о своей поспешности. Следовательно, тебе от меня ещё что-то требуется, помимо как забрать из моих окоченевших рук, такие аппетитные, искусно выделанные лапки. Так что давай, не стесняйся, приступай к намеченным расспросам.
   Светозаров понял, что в подобном обмене колкостями и соревновании в сарказме он явно проигрывает тирану, имеющему за плечами опыт в полторы тысячи лет. Поэтому перестал ехидничать и перешёл на самый деловой тон, хоть и с явным оттенком презрительности:
   - А самому не хочется в чём-нибудь покаяться на последнем часу своей жизни?
   - К чему? - удивлялся Крафа, усевшийся на камне удобнее и теперь в такт своим словам размахивающий слегка надъеденными лапками, словно дирижёрскими палочками: - Мои покаяния относятся совсем не к той теме, что ты себе можешь представить. Мне, например, жалко, что я не убил некоторых строптивцев сразу, и по этой причине погибли многие десятки иных моих ценных подданных. Или частенько сожалею, что некоторых идейных недоумков убил сразу, не дав им насмотреться на моё величие и осознать собственные заблуждения. Но тебе, в твоём детском возрасте, подобного не понять, ты всё равно не оценишь моих покаяний в должной мере...
   - А что, неужели так приятно, когда твои пленники, в прошлом - великие люди, настолько унижены и раздавлены в твоём рабстве?
   К сожалению графу в своих вопросах только и приходилось ориентироваться на скудные воспоминания Ледяной Владычицы, некоторые неполные рассказы Шу'эс Лава, да логические выкладки аналитического мышления. Прижать к стене тирана более конкретнымпи вопросами о имеющихся рабах или пленниках, да о месте их пребывания он не мог. Приходилось задавать лишь не конкретные, косвенные вопросы.
   - О! Ты даже не представляешь, насколько приятно! - спесиво напыжился Крафа. - То твой оппонент плюётся злостью, исходит слюной в открытой ненависти, а то превращается в натурального скота, готового за кусок хлеба вылизывать после тебя сортир. Впечатляющая разница между дутой гордостью и истинной подленькой сущностью.
   - Зря ты себе подобных, называешь гордецами. Рождённый ползать - летать не будет. А вот те, кто не сломался и до сих пор стоит выше твоих кровавых издевательств, именно они - великие и неподвластные тебе герои. Вот именно их силе духа, их гордости и независимости ты всегда и завидовал. Даже своей смертью они только возвышались над тобой, показывая именно твоё полное ничтожество.
   Кажется, моральный выпад попал в цель. Гегемон побагровел, и лапка в его руке хрустнула переломанной костью. Хотя тон так и остался ровным и насмешливым:
   - От их праха не осталось даже тлена, чего уж там завидовать...
   - Понятно, что тебе гораздо трудней смотреть на тех, кто жив и не сломался под прессом твоих издевательств. Мало того - ты их боишься...
   - Чушь! - хотя злой блеск в глазах предателя, доказывал, что и в самом деле страшится своих непокорённых пленников. - Жалких рабов бояться - себя не уважать!
   - А ты себя и не уважаешь, потому, как подспудно осознаёшь свою неправоту, - продолжал давить на собеседника Дмитрий с презрением. - Такова судьба любого тирана, предателя, узурпатора и сумасшедшего маньяка. И я почему-то уверен, что будь твоя воля вернуться в прошлое, ты бы так подло и цинично уже не поступил.
   Уточнять, или возражать Гегемон не стал. Просто задумался, глядя на незнакомца. Скорей всего пытался догадаться, к чему тот клонит и чего добивается своими обидными, скорей всего правдивыми обвинениями.
   И, кажется, догадался:
   - Ха! Да ты, о, подлый наёмный убийца не только мою пищу отобрать желаешь? Но и всё остальное моё наследство себе подчинить? У-у-у, ты какой!
   - Какое наследство? - чистосердечно удивился Светозаров. - У тебя ничего нет, все захваченные тобой миры принадлежат не тебе...
   - Уж не тебе ли?! Так кто тогда из нас узурпатор?
   - И не мне... А всем разумным, в этих мирах проживающим.
   - Ой, какой ты альтруист! Ещё скажи, что после моего подлого убийства не оставишь себе мой гарем с самыми первыми красавицами?
   - А он у тебя есть? - хмыкнул граф Дин. - По своей сути, гарем - это несколько и более жён, согласных проживать с одним мужчиной. И главное в этом определении слово "согласных". Всё остальное - рабство! Так что не мни себя любимцем народа, твои рабы тебя бы и растерзали, будь их воля...
   - Но воля-то - моя!
   - Всё! Кончилась твоя воля! - Дмитрий слитным движением, полным силы и энергии, вскочил на ноги, готовый атаковать самым действенным своим оружием из арсенала разрушающих структур. - Больше никого ты не замучаешь пытками насмерть и не затравишь аналогичными тебе тварями из зелёных болот!
   Предатель на эти агрессивные движения никак внешне не отреагировал, продолжая сидеть на камне, поигрывая, словно непроизвольно, лягушачьими лапами:
   - Да ты, я вижу не простой убийца, но ещё и много знаешь?! А может и всё моё наследство под себя подгрёб, пока я тут горным воздухом дышал?
   - Нет у тебя теперь больше наследства! Только то, что в руках осталось!
   - Ха! Да ты лгунишка! - неожиданно засмеялся тиран многих вселенных. - Ничего ты не знаешь: ни где мои миры находятся, ни как к ним добраться... Но так как из этой пещеры скорей всего живым выйду только я, то могу тебя порадовать раскрытием самого главного секрета. Интересно послушать? А-а! Сразу застыл, только уши дрожат... Так вот... Любая попытка проникнуть в мои строго охраняемые миры, где проживают мои элитные рабы, приведёт к их полному уничтожению. Как Торговец немалой силы, ты понимаешь что я говорю правду... Ну и дальше: если я не возвращаюсь в свою резиденцию более чем двадцать пять стандартных суток, все подчинённые мне миры самоуничтожаются. Вот так-то!
   Признание было страшным, и страшным вдвойне потому, что Светозаров и в самом деле чувствовал: враг говорит правду. Не всю, конечно, и только ему выгодную - но правду.
   Хотя в ответ удалось вполне естественно улыбнуться:
   - Так уж и все? В любом случае кто-то останется, и кто-то станет свободным.
   - Верно, голубчик, конечно останутся. Например мир Ба, возле которого вы пытались меня подловить, да ещё с десяток ему подобных, мне и даром не нужны. Потому там "побудитель магмы" и отсутствует. Пусть эти уроды там живут и развиваются, как им вздумается. А вот так нужные тебе миры...
   Пока враг делал многозначительную паузу, граф Дин спросил с насмешкой:
   - Откуда ты можешь знать, какие мне нужны? Может мне известно миров стократно больше, чем тебе?
   - И спорить не буду! Только спрошу: в каждом из них у тебя есть сотни рабов Торговцев? - как-то заметив мимолётную растерянность на лице собеседника, Крафа злорадно рассмеялся: - Уверен, что ты одиночка, умудрившийся собрать вокруг себя учёных их техногенного и магического мира. Они тебе очень помогли, но вот прыгать между мирами из них никто не умеет. Иначе вы бы устроили на меня солидную облаву.
   Досада в душе у Дмитрия сменилась максимальной сосредоточенностью и холодным расчётом:
   - Так мы и устроили. Ты - в ловушке. И сейчас будешь уничтожен.
   - Ой! Не смеши местных улиток, юноша! - весело расхохотался Гегемон. - Это ты - гол, как сокол, и без всей своей технической мишуры или талисманов и помёта этих лягушек не стоишь! Сам сидит в ловушке, а пыжится выставить себя ловцом. Вот потеха! Ха-ха!
   В основном он был прав, но сейчас следовало разыграть свои основные знания и попытаться хоть таким способом заставить узурпатора хоть в чём-то проговориться:
   - Ну и по поводу иных Торговцев... Сейчас идёт, а скорей всего уже и завершается операция по освобождению тех пленников, которых ты держишь в мире Хохочущего тумана.
   И опять удар попал в цель, лицо предателя, отвыкшего за пятнадцать веков от банального неприятия его точки зрения, перекосилось от гнева:
   - Ни один из них не сможет уйти против моей воли! - хотя голый, и с сырой, презренной пищей в руках он смотрелся, как гротескная пародия на человека разумного. - И вы никак не могли отыскать этот мир! К нему не существует дорог! А если ты попробуешь проникнуть туда, так как я, то в любом случае ничего кроме превращённой в фарш плоти - не отыщешь. Моя вселенская империя, не достанется никому, даже в случае моей случайной смерти.
   На этом утверждении он и закончил свою гневную отповедь, хотя собеседник откровенно дразнил его саркастической улыбкой. Скорей всего догадался, что из него хоть таким способом пытаются вырвать дополнительные сведения. Ну и опять перешёл на ёрнический, насмешливый тон:
   - Хотя могу с тобой поделиться и ориентирами на другие миры, где мои идеи и принципы развития поддерживают избранные мною правители. Причём настолько жёстко и грамотно поддерживает, что даже мне порой не зазорно у них поучиться.
   - Ага! Обмен опытом между тиранами и узурпаторами? Часто свои конвенты проводите?
   - Какие конвенты? Побойся демиурга! Они чётко выполняют данные им инструкции по управлению миром, хотя я их нисколько не ограничивая в выборе частных средств на местах. Зато какие среди них экземпляры встречаются! Например в мире Похоронных Курганов правит чудесный исполнитель, уникальный выдумщик Ганджу Краят. Ты бы видел как у него вышколена полиция и тайные службы. М-мм! При всём этом, Ганджу Краят добрейший человек и очень любит рыбок. Сам лично за ними ухаживает и кормит. Причём даже и это делает с пользой для своей империи.
   Насколько подобное упоминание какого-то тирана было неуместно в этой пещере, настолько граф Дин и не поверил сказанному:
   - Неужели твой ставленник разводит рыбок и отдаёт их детям даром?
   - Зачем же... Рыбки слишком большие, детки их не прокормят. А выглядят они как некая особо хищная разновидность акул, и скармливают им нежелательных для государства преступников.
   - Понятно! У таких мерзких тварей как вы - в преступники как раз и попадают самые честные и совестливые люди. Ну ничего, вскоре и в мире Похоронных Курганов наведут порядок, похоронив всех твоих ставленников и "краятов".
   - А про другие миры тебе рассказать? - неожиданно спросил Гегемон.
   - Могу и послушать, хотя заранее догадываюсь, что скажешь какую-нибудь гадость про очередного подлеца и людоеда.
   - А вот и не угадал! Слышал про такой мир Синих Тюльпанов? Ха! По глазам твоим ежовым вижу, что ни сном, ни духом не ведаешь. Так вот там выращивают самых красивых, длинноногих смуглянок во всех вселенных. А когда они достигают шестнадцати лет, то проходят грандиозные празднества с конкурсами, где выбираются наилучшие из наилучших. Понятно, что с помощью своих технических средств надзора, окончательную селекцию провожу я. Ну а затем, девушки добровольно и со счастливой улыбкой на устах уходят в храмы Синих Тюльпанов, откуда их в другие миры и забирают высшие божества. Домой, правда никто и никогда не возвращается больше, но ты бы видел, сколько в их глазах восторга и предвкушения, когда они под завистливыми взглядами проигравших подруг уходят в храмы на Ночь Переноса. О! А как ими потом довольны мои ставленники, правители и ближайшие помощники!
   Стало понятно, как Крафа издевается над целым миром, извратив все верования тамошних людей и воздействуя на их наивный разум таким жестоким и подлым способом как создание новой религии. Да ещё настолько развратной и циничной религии, что в голове не укладывалось. Насколько переживают бедные девушки, попадая в лапы похотливых тварей, об этом было страшно даже задуматься.
   И Светозарову нелегко было сдержаться от немедленного уничтожение вселенского поддонка:
   - Ну ты и сволочь! И нет такого наказания, чтобы наказать, как следует такую пиявку как ты! Хотя..., некий Купидон Азаров уже получает жесточайшую меру наказания и место возле него - было бы как раз для такого вурдалака и человеконенавистнической твари как ты.
   Крафа беззаботно пожал плечами, рассматривая одну из лапок в своей руке, словно собрался продолжить прерванную трапезу:
   - Какой пафос! Сколько презрения! Ха! Между прочим, о наказании. Самое лучшее и самое мучительное для разумного существа придумал не ты и не я. Его придумали именно женщины, которые создали матриархат в мире Озёр. Слышал о таком? М-да, видно совсем ты молод.... Так вот, тамошние амазонки, перед тем как приступить к допросу провинившегося преступника или врага, делают вот так...
   И одновременно с последними словами лягушачья лапка с довольно большой скоростью полетела в голову Светозарова. На это движение он никак не отреагировал, начиная собственную атаку. Что для Торговца какой-то кусок мягкой плоти, когда вокруг него стоит щит способный оградить своего владельца от артиллерийского снаряда!
   Но тут и случилось самое странное и непредсказуемое: лапка лягушки врезалась прямо в лоб и с премерзким чваканьем загадила и глаза, и почти всё лицо кровоточащей слизью. Это настолько дезориентировало и сбило с толку, что заготовленный таранный удар по противнику граф произвёл почти вслепую. Благо ещё, что уйти от этого удара Крафа не смог бы при всём своём желании.
  
  

Глава шестнадцатая

СРАЖЕНИЕ ГЕГЕМОНА С ПРОЛЕТАРИАТОМ

   Но от результата своего коварного броска плотью несчастной лягушки, великий Гегемон и Трибун Решающий оказался поражён ещё больше, чем его противник. Тот поразился только одной странности: почему лапка проскочила сквозь созданный щит, тогда как сам бросающий оказался в трансе совсем по другой причине. Так как ментальная атака и подчинение разума изначально, на первой минуте встречи почему-то не заладились, то он решил не мудрствуя лукаво убить пришельца. Всё это время затянувшегося, да и им тоже специально затягиваемого разговора, вселенский диктатор сгружал в кусок плоти массу своих наполовину истраченных, но ещё невероятно огромных сил. И всё время приноравливался, как удачнее бросить. Потому что взрывом невинного на вид куска он намеревался пробить щит и разнести голову своего оппонента вдребезги.
   Опыта у него в применении таких коварных приёмов хватало с лихвой.
   Первая часть плана удалась превосходно: если незнакомец и был готов к отражению иной атаки, то не стал уклоняться от такого не опасного на вид предмета. Он пролетел любые невидимые преграды и смачно вмазался в лоб ротозея. Тот лишь руками взмахнул от такой неожиданной плюхи, хотя и показалось, что запустил этим взмахом навстречу какую-то тяжеловесную структуру. Но именно, что показалось: никакого воздействия на свои оборонные редуты Крафа не ощутил.
   Но вот почему не взорвалась голова противника?!
   "Или я что-то напортачил, или этот убийца-борец за справедливость успел вытянуть силу взрыва из лапки! - мелькнула дельная мысль в голове у Гегемона, который при этом уже отскочил за иной камень, который ему был по пояс и нанёс тоже заготовленный заранее удар низкочастотными колебаниями. Хоть и узконаправленного действия, но такой удар очень хорошо дробил кости, особенно коленные чашечки и ещё никогда раньше в боях и стычках не подводил. - Ну всё! Отбегался, пингвин!"
   Последние самодовольные восклицания возникли в голове после того как спешно вытирающий глаза противник попытался отскочить в сторону, но тут же упал после дробящего коленки удара. При этом он несколько неудачно закатился за покатый валун, который несвоевременно помешал плюнуть на добивание морозящей мозг магической структурой. Захотелось броситься вперёд и добить соперника в упор, но и такой шаг следовало делать с перестраховкой. Перед смертью даже слабый враг может нанести неотразимый удар. Поэтому Крафа стал обходить валун по широкой дуге, двигаясь практически бесшумно. Но когда стало видно место падения раненого, оказалось что тот довольно ловко, на четвереньках уже умчался за другой, гораздо больший валун, на ходу умудрившись промыть своё заляпанное слизью лицо в небольшой ямке с водой.
   "Так я что, не попал? Или он защитился от такого узкого луча? Тогда почему упал? Неужели банально споткнулся?"
   Но любые разборки и анализ своих действий следовало оставить на потом. Наверняка сейчас последует ответный удар. Поэтому Гегемон тоже отгородился довольно внушительным валуном, заготовил сразу три структуры и стал думать, как достать врага за такой неудобной скальной преградой. Конечно же он и тут отыскал самый верный и эффективный способ: свод! Там висело несколько сталактитов, да и в любом случае выверенным ударом можно отколоть здоровенный камешек.
   Первая, а за ней и вторая с третьей структуры унеслись вверх в точно высчитанное место, и... Никакого результата! Ни каменная сосулька не сорвалась, да и никакая иная песчинка с песта не сдвинулась.
   "Что за ерунда! - распереживался Протектор Решающий, за всех Торговцев. - Этот тип что, мои удары ловит и преобразовывает их для собственных нужд? Тогда если он сейчас пойдёт в атаку, мне придётся туго... Рискнуть что ли? Задушить этого борца за справедливость собственными руками?"
   Но тут и вышеупомянутый борец вскочил на ноги с другой стороны своего валуна и запустил в Крафу даже на вид опасным сгустком силы. Пришлось срочно присесть и тоже на четвереньках переместиться за другое укрытие. Но глухой удар у себя за спиной расслышать удалось отчётливо:
   "Точно сил за мой счёт накопил! - досадовал Гегемон, заготавливая очередные структуры для магической атаки. - Ну ничего, дай мне только прицелиться как следует! Больше я уже не промажу!"
   Грохот за спиной повторился и тиран вселенных бросил испуганный взгляд на свод. Только не хватало, чтобы его собственной идеей враг воспользовался!
   Но сверху ничего не падало, новое место оказалось для обороны более чем удобным, да и ответные удары оказались заготовлены вовремя. Гегемон оглянул весьма своевременно: враг пытался сократить расстояние между ними, и теперь не отступал, а приближался, на ходу кидая словно гранатами какими-то непонятными магическими структурами. Но зато оказался на весьма открытом, хорошо простреливаемом участке:
   "Вот теперь ты попался, олень босоногий! - торжествовал Крафа, нанося один удар за другим по пытающемуся петлять противнику. - Допрыгался? Получи!"
   Но после того как и эти удары не достигли цели, а борец за справедливость оказался за валуном всего в тридцати метрах, Трибун запаниковал. Ему вдруг показалось, что ни один его удар, кроме как лягушачьей лапкой по лбу, так и не достиг соперника. Такого ещё ни разу в жизни не случалось. А похвастаться полутора тысячью лет мог не каждый воин современности. Да что там похвастаться, таких бойцов вообще не существовало в природе. И данный соперник никак не мог быть из "той", старой элиты, иначе бы обязательно вспомнился, да и разговор бы вёлся совсем иначе.
   "Кто он такой? - метались мысли в голове, мешая думать о грамотной и мощном нападении. - Неужели он настолько силён, что мои силы для него пустяк? Или он просто играется со мной в кошки мышки? Тогда его следующий шаг будет совсем простым: приблизится ко мне и начнёт вырывать руки, ноги... Но зачем тогда был нужен весь этот маскарад с раздеванием и прятками между лягушек? Неужели и в самом деле пытался выведать от меня сведения о моих личных мирах? И ментальное подчинение ему, что слону - муха. Не действует..."
   Дальше пошли мысли вообще о бегстве. Геройствовать в явно проигрышной ситуации предатель и тиран не собирался. Другой вопрос, что бежать-то было некуда. Замкнутая пещера, входы в которые завалены наглухо. Но именно мысли о завалах напомнили Гегемону о той силе, которая двух человек, похоже, здесь свела специально. А до того - разоружила полностью, и раздела догола. А сейчас, совсем бессмысленно, освещает огромную пещеру, словно при большом празднике.
   И некие мысли, подобные тем же мыслям его соперника о жуках в одной банке, возникли и у Гегемона. Правда в данной ситуации обдумать их и логически обработать, не представлялось возможным из-за нехватки времени. Потому что враг опять запустил чем-то в его сторону. И чуть не попал в неосторожно поднятую над камнем голову. Хорошо, что Крафа успел пригнуться и магический снаряд просвистел у него над ухом. А потом со странным стуком ударился в крутой склон пещеры. И каково же оказалось удивление Трибуна, когда он рассмотрел скатившийся прямо к его ногам обыкновенный булыжник.
   "Камень?! Он в меня что, камнями бросается?! Пингвин, недоделанный! Да он надо мной издевается, что ли?!"
   Рука чисто автоматически подхватила обломок скалы, и метнула обратно, Ещё и лёгкие попутно исторгли озлобленный рык пещерного человека. Но граф словно ожидал этого броска и легко от него уклонился. Потом вообще нагло высунулся по пояс, и с ухмылкой поинтересовался:
   - Ну что, пиявка, догадался уже?
   Догадки и в самом деле торопливо выстраивались логическими цепочками и ложились в канву прежних размышлений. Но всё равно Крафа не мог удержаться, отказавшись от выгодной позиции: ещё две атакующих структуры ушли в сторону врага..., но не нанесли ему малейшего урона.
   После чего оба непримиримых противника с минуту пытались запугать друг друга грозными взглядами, но ничего в этом так и не добившись перешли к обсуждению сложившейся обстановки. Началось с вывода Светозарова:
   - Ничего нам больше не остаётся, как сойтись в рукопашной.
   - И я того же мнения, - буркнул Гегемон.
   - Тогда почему не нападаешь?
   - Ха! Если ты такой юный и глупый, догадался о подноготной здесь творящегося действа, то уж мне и подавно положено. Мало того..., - Трибун Торговцев подумал и перешёл на язык баюнгов: - Наверняка ты там бывал, и мы можем общаться?
   - Легко...
   - А чуть позже ещё какой-нибудь язык отыщем. И старайся говорить без всякой мимики и эмоций. Сдаётся мне, здесь и это всё улавливается.
   - Согласен... Тем более если мы сопоставим наши выводы и они окажутся идентичны во всём..., то боюсь мы отсюда вообще никогда не вырвемся.
   - Боишься ты правильно, но шансы должны быть обязательно. Если бы не было, мы ба давно лежали бездыханные под массой рухнувшей породы. Здешнему существу или банде - любое деяние под силу. Взять хотя бы мои ловушки, расставленные когда я спускался в глубь лабиринтов, ты их сам разминировал?
   - Нет, это делалось кем-то до моего прихода, и это меня невероятно удивило.
   Некоторое время оба пленника довольно детально обсуждали детали своих здешних похождений. Ничего практически при этом не скрывая. Дмитрий даже поведал, как у него украли кристаллы накопители настроенные на самоуничтожение, а потом как его усыплённого вытряхнули из пуленепробиваемого сюртука и всего остального. Единственное не стал признаваться в поясе-опознавателе "свой-чужой", по которому кокон-ловушка "Проба-2" мог оставить в живых в случае возврата домой. Где искать теперь этот пояс - он понятия не имел, но в данный момент следовало вначале вообще спастись. Причём по всем выкладкам и предположениям, спастись получится, лишь действуя вместе, в одной связке со своим злейшим врагом.
   Подобное в голове не укладывалось, вернее подобному уложению мешало сердце, но холодный разум твердил о явной необходимости перемирия.
   Кажется Крафа вообще к подобному выводу пришёл ещё быстрей, не терзаясь какими-то мучениями совести. Уж ему заключать союзы, и тут же убивать в спину своих союзников, соратников и друзей было не в первой. Ни о каких комплексах в его сознании наверняка и речи не шло.
   Ну и дальше всё пошло по накатанным сценариям. Решили свой незафиксированный свидетелями союз скрепить совместным ужином. Хотя даже передвигаясь рядом, не спускали друг с друга взгляда и не приближались один к одному ближе, чем на три метра. Так сказать вынужденный вооруженный нейтралитет. Можно ведь и удачным ударом камня сразу убить человека.
   Несколько странно вела и дремлющая в них сила Торговцев. Она как бы была и структуры создавались, но вот при атаке друг на друга просто сказочно рассеивались в окружающем пространстве. Через некоторое время попробовали пробивать скалу - получается! Опять бросились убивать - полный облом.
   Вот тогда и решили перекусить. И как старожил, Гегемон показал графу как чистить лягушек и что конкретно надо содрать вместе с кожей, чтобы вкус стал вполне себе приемлемым. Пища, конечно, была отвратительной, да и Дмитрий ещё мог сутки, а то и двое продержаться на своих внутренних резервах, но привередничать не стал.
   Заодно, во время позднего ужина, обсуждали все, что творится вокруг и отыскивали возможность выбраться из недр:
   - Значит, предлагаешь назвать нашего режиссера Врубу: - уточнял Крафа, присматриваясь к постепенно тускнеющему своду.
   - Так его аборигены звали. Хотя опять-таки, в их понимании это имя аналогично к слову Хозяин.
   - И далеко отсюда их алтарь?
   - Далековато, - Светозаров продумывал свой каждый ответ. - Да и смысла туда добираться - никакого.
   - То есть местные аборигены - не могли нарисовать линейные рисунки-письма?
   - Отпадают. Не тот мир, не те возможности. Да и вымерли они, гораздо раньше.
   - Это я заметил... Ну а ты мог бы расшифровать эти письма?
   На этот вопрос граф ответил вполне положительно. Опять-таки уточнив, что время, которое придётся потратить - неизвестно. Смыл - тоже может не оправдаться, вдруг рисунки только и обозначают приветствия в виде "Мы приветствуем вас, инопланетяне!" Ну и помощь в подобной головоломке нескольких помощников, а то и учёных по криптоанализу - не помешали бы. И всё равно гарантии в расшифровке давать сложно, несмотря на многочисленность найденных Крафой и отлично им запомненных рисунков.
   То есть вывод напрашивался один:
   - А стоит ли возиться?
   Гегемон был уверен: стоит! По его убеждению, наличие рисунков на всём пути его следования, говорит о том, что попавшие сюда когда-то разумные, скорей всего инопланетяне, испытали точно такую же судьбу пленников, и если прочитать письма от них, то наверняка шансов для спасения окажется несравненно больше.
   Хотя больше всего Крафа досадовал на потерю своим врагом сразу пяти кристаллов-накопителей магической энергии:
   - Ты себе представляешь, как мог грамотно ими распорядиться буквально сразу же после первой кражи? Да ты и меня, и Врубу этого и кого угодно мог магической силой размазать по стенкам тоннелей, пещер и всех недр этого массива. Догадываешься, о чём я?
   Дмитрий догадывался: один кристалл тратится на защиту собственной персоны, а все остальные четыре, а то и три хватило бы, превращаются в раскалённый до тысячи градусов газ, который под большим давлением выжигает всё живое, что есть внутри горных хребтов. Понятное дело, что и от озёр с лягушками, и от улиток с рисунками остались бы лишь обугленные пятна, а в атмосферу планеты поднялся бы такой слой пыли, что несмотря на три солнца мог бы наступить ледниковый период.
   - Да мне как-то и в голову не пришло, затеять такую катастрофу, - признался граф.
   - Ха! Так и не скрывай, что мечтал меня пленить как тупого суслика. Верно? А вот теперь сам лягушек наворачиваешь... Ха-ха! Кстати, приятного аппетита!
   Сомневаться в том, что Крафа бы сразу устроил подобную чистку гор, не приходилось единой секунды. Да он и не скрывал этого:
   - Прожарил бы всё как следует, и только потом запустил бы внутрь роботов для контрольной зачистки. Кстати, далеко они от нас и когда до нас всё-таки докопаются?
   Бесполезно прождав с минуту уже ненужного ответа, Гегемон паясничая воздел руки к почти погасшему своду и взмолился:
   - О великий Врубу! Я-то думал, что ко мне на подселение отправил умного, достойного соперника! За что ты меня наказал таким дураком по плену?
   - Следи за словами, пиявка! - озлобился Светозаров. - Не посмотрю, что у нас банкет и убью тебя прямо за столом.
   Тиран многих вселенных радостно рассмеялся:
   - Парень, а ты мне нравишься! Очень напоминаешь меня в молодости. Ха! Прямо как брат родной.
   На этот раз граф Дин сморщился уже от брезгливости:
   - Фу! Ты бы мне аппетит не портил, а? Не приведи судьба хоть мизерной частью быть похожим на такое существо как ты! Может для твоего Ганджу Краята - это и комплимент, но для меня - настоящее оскорбление.
   Но даже на эти озлобленные ответы, Гегемон реагировал весельем, а глядя на него со стороны, можно было подумать, что более добрейшего и покладистого человека не отыщешь во всех Вселенных.
  

Глава семнадцатая

АЖИОТАЖ

   В обеденное время великан баюнг опять незаметно, пользуясь подсказками Эрлионы, прокрался в графские покои. Причем с первого момента встречи он набросился на Александру с вопросами:
   - Что там у вас на вертушке произошло? И куда такими скачками умчался Тител Брайс? А то наша милая Эр ничего не хочет мне рассказывать.
   - Правильно она делает, потому что тут выяснилась одна интересная особенность моего тела в данной ипостаси, - сама графиня решила не слишком таиться на эту тему с мужчиной, который из-за своих размеров мог быть только другом и не больше. - То есть дело интимное и раскрывать его можно только целителю...
   - Ну так Торговцы и так целители, - напомнил Шу'эс Лав.
   - Вот и я подумала, что тебе можно рассказать всё. А суть заключается в том, что на Лотосе, новой вертушке, вдруг проявились уникальные возможности моего будущего сына. Наверняка он тоже станет Торговцем, потому что по зову крови уже может экстраполировать в моё сознание некоторые образы, которые где-то в ином мире видит его отец. Удивительно, не правда ли?
   - Феноменально! - протянул ошалевший баюнг, с ходу осознав значение такого дара. - Хотя сразу такое и оценить трудно...
   - Естественно, что трудно. Вон Тител вообще утверждает, что дар принадлежит не ребёнку, а лично мне. Дескать, мать просто использовала плод для желанного контакта со своим супругом...
   - Можно подумать, что ты не желала, - вступила в разговор магическая сущность.
   - Ну, желать и мочь - это две разные вещи, - поучала графиня свою подругу таким тоном, словно уже заранее приписала своему будущему ребёнку самые уникальные возможности и умения. - Так что основная заслуга в получении картинок - принадлежит моему сыну.
   - Да что за картинки хоть? - не терпелось Шу'эс Лаву.
   - На одной из них Крафа личной персоной. Как две капли воды похож на данное тобой описание. Тонкостей я понять не смогла, но, кажется, Дима пленил тирана и тот теперь ему там в чём-то сознаётся или что-то в этом роде. Ну и несколько рисунков, весьма непривычного характера из многочисленных прямых линий. Однозначно уже подтверждено, что это письма. Вот, сам взгляни...
   После чего минут пять трое союзников весьма интенсивно обсуждали как сами рисунки, так и процесс их расшифровки. В данный момент, несмотря на обеденное время, над разгадкой полученных текстов иной цивилизации бились все свободные от срочной работы ученые, преподаватели и склонные к анализу старшие ученики академии. Дело шло вперёд невиданными темпами и даже попытки опытного аналитика и бывшего агента помочь или поруководить процессом были вежливо отклонены.
   Да Александра не сильно-то возражала:
   - Раз без меня справятся, то и нашим делам это не помешает. Нам ведь надо опять смотаться в Пустыню...
   Подруга её прервала строгим голосом:
   - Не "вам" и не "нам", а только одному Шу'эс Лаву. Наглеть с нарушением правил безопасности, установленных папой Димой - тоже нельзя.
   Графиня уже собралась поспорить с магической сущностью со всем азартом, когда её совершенно неожиданно поддержал баюнг:
   - Согласен - нарушать нельзя. Но если устранена самая главная причина опасности, то мы можем, да и должны помочь графу Дину более активно. Исходя, так сказать, из наличия подручных средств.
   И протянул Александре уже опробованную и согласованную с магической структурой свирель. Достаточно было носить стержень с собой постоянно, чтобы гарантировано избежать опасности ментального воздействия на свой разум. Как только кто-то или что-то захотело бы подчинить себе волю носителя, структура срабатывала, свирель играла незатейливую мелодию и весь эффект атаки на мозг пропадал втуне.
   Понятное дело, что затребовавшей подробности графине, были предоставлены все сведения, воспоминания из детства великана, а также результаты тех испытаний, что учёные и целители из группы "наследства" успели провести с модернизированными манками для гигантских бабочек мира Ба.
   Результаты впечатляли, но окончательно развеять сомнения не могли:
   - А вдруг Крафа обладает гораздо большей силой? Вдруг и свирель не поможет?
   Шу'эс Лав пожал своими огромными плечищами:
   - Вообще-то ты сама говорила: если Верховный целитель что-то утверждает, значит ему надо верить как последней инстанции в любом споре. Так вот: он утверждал. Другое дело, что от ошибок и он не застрахован, но всё-таки иметь при себе такой предмет универсальной защиты - уже невероятная удача. А когда встретимся с Крафой - выясним окончательно, чего он стоит.
   - Ты что, - переполошилась Эрлиона. - И в самом деле собрался двигаться в горы за Дмитрием?
   - Нет, для начала я прыгну и заберу скопившуюся информацию от летающих разведчиков. Наверняка её уже немало собралось... Ну а дальше видно будет. Может граф уже и сам возвращается по пустыне?
   - Хорошо бы! - вздохнула Александра и тут же пожалела о неиспользованной возможности на маленькое самостоятельное приключение: - Но тогда можно нам прыгнуть в тот мир, где прятался или ещё прячется сумасшедший отшельник.
   Теперь уже баюнг стал строгим и несговорчивым:
   - Вначале, смотаюсь за пакетом данных.
   Что женщина, что магическая сущность проводили великана в центр створа с тяжелыми вздохами и напоследок забросали ворохом напутствий, советов и рекомендаций. Точно так же, как делают заботливые мамаши перед отправлением сына в школу. Правда данный сын, высотой в три с половиной метра выслушивал эти рекомендации с ехидной улыбкой и скорей всего полностью игнорировал. То есть просто делал вид, что слушал, а на самом деле размышлял над своими предстоящими действиями.
   А потом сделал шаг и растаял на месте, отправившись в мир Огненной Патоки.
   Нестерпимый жар сразу смягчили натужно заработавшие системы охлаждения сюртука, но все равно по спине великана пробежал горячий озноб. Стоило только представить себя шагающим по этим окаменевшим пескам, как задерживаться здесь пропадало всякое желание. Но осмотр глазами вокруг себя, да с записью всего на камеру, Торговец произвёл. Пакет собранной информации поступил в приёмник автоматически. Так что пока делать тут было нечего, и Шу'эс Лав поспешил в мир Зелени.
   И отсутствовал он там четыре минуты, а всё равно при его появлении особенным жаром потянуло в графских апартаментах. Да и Александра не удержалась, коснувшись рукой сюртука:
   - Ух! До сих пор горячий! Вряд ли ту планету кто-нибудь, когда-нибудь попытается заселить.
   - Ха! Если граф захочет, - уверенно заявил баюнг, глядя на разворачиваемые Эрлионой виртуальные экраны на стенах помещения, - То устроит там курорт для любителей получить разноцветный загар. Единственный подобный пляж во всех вселенных.
   Затем пошла информация, переданная с летающих разведчиков. И сразу стало понятно, что не зря троица союзников вела такое сложное программирование, выдумывая самые нереальные ситуации. На самом деле всё оказалось ещё сложней и запутанней. Кто-то явно пытался уничтожить высокотехнические устройства и не гнушался для этого использовать невероятные по масштабности силы. Всё-таки устраивать преднамеренные завалы или оползни в недрах - это не просто организовать банальные взрывы. Да и живые сети из прочнейшей плоти, которые пытались повредить разведчиков, впечатляли. О таком даже воин из глубокой древности никогда не слышал.
   Он же первым сделал и главный вывод после просмотра полученных кадров:
   - Если это Крафа такими силами обладает, то наш наставник точно уже у него в плену. А значит, хотим мы этого или не хотим, но два действа нам выполнить всё равно придётся: сообщить обо всём Тителу Брайсу и немедленно отправляться на помощь графу. Какие будут возражения?
   Всё-таки он, несмотря на то, что две недели назад ещё помнил себя только тринадцатилетним пареньком, обладал, как старший из Торговцев, правом и командовать и принимать окончательное решение в спорных вопросах.
   Ну а Эрлиона, как самая младшая из всех, больше всего испугалась наказаний от папы Титела:
   - Влетит нам, мало не покажется!
   - Это сейчас - самая мелкая проблема! - тоже правильно оценила ситуацию графиня. - Летающие приборы показали себя преотменно, значит, нам сейчас немедленно следует перепрограммировать всё, что может у нас самостоятельно двигаться и отправить в недра гор мира Огненная Патока. А для этого нам нужны все силы академии.
   - Правильно. Только после этого мы с тобой сможем и сами отправиться в горы и поработать непосредственно на месте.
   - Ладно, тогда я зову папу Титела? - уточнила Эрлиона. - Он как раз с остальными коллегами спорит над расшифровкой рисунков-писем...
   - Зови, - поставила точку в прениях графиня Светозарова, - Ну и пока он будет к нам добираться, сразу вводи его в курс дела.
   Минут на пять установилась в апартаментах полная тишина, прерываемая лишь чисто техническим сленгом: женщина и баюнг повторно просматривали самые интересные места в пакете полученной информации. Потом послышался вздох сожаление магической сущности:
   - Ругается... Но спешит к вам.
   Александра весело подмигнула нахмурившемуся великану:
   - Не робей и все вали на меня. Всё-таки при отсутствии Дмитрия в замке и долине мои распоряжения формально самые приоритетные.
   - Вот именно, что формально..., - проворчал тот в ответ.
   Ректор в самом деле мог и накричать на владелицу замка, и под арест домашний посадить, если посчитает нужным так сделать. Ещё будучи неженатым, и не отыскав родную сестру, Дмитрий Петрович Светозаров дал своему другу и соратнику самые неограниченные права в управлении Свирепой долиной, и после появления в замке сразу двух графинь Светозаровых, Елены и Александры, фактическая власть так и осталась в руках Верховного целителя империи Рилли. Его слово в глобальных делах в любом случае будет решающим, ну а в делах конкретно академии - оно таким останется даже при неожиданной и окончательной гибели Торговца.
   По крайней мере, так было записано в основополагающих документах, регламентирующих права наследования.
   Да и вид примчавшегося в графские апартаменты ректора так и кричал о грядущем скандале. Но видимо главный пар своего недовольства он уже выплеснул в пути и на мысленную ругань с Эрлионой, поэтому по сути опасений только пригрозил:
   - Ничего, вот вернётся Дмитрий, пусть сам с вами разбирается! - но тут же и продолжил совсем в ином тоне: - Хотя вынужден признать и за ним безалаберную подготовки к акции в мире Огненной Патоки. Как можно было забыть про летающие и прочие самодвижущиеся устройства, которые совершенно не реагируют на ментальное воздействие?! Как?! Помимо этого, вынужден заняться и самокритикой: за лавиной бытовых проблем я совершенно забыл и не успел продумать всё лично. И вот результат: теперь думай и переживай, что там с ним случилось. Так что на этом фоне, ваша инициатива выглядит очень правильной и весьма своевременной...
   Последние слова он оглашал, уже внимательно просматривая выбранные специально для него узловые кадры, где некто всесильный делал полпытки уничтожения летающих разведчиков. В конце показа Тител Брайс разнервничался ещё больше:
   - Ну что за день такой?! С самого утра мечусь как угорелый и ничего не успеваю!.. Эрли, детка, начинай созывать всех, кто силён в программировании и пусть приступают к работе. Желательно подготовить всё, что движется само и что наш Шу'эс Лав сможет забросить в пустыню. Вплоть до карликовых танков, которые оставили нам в подарок хаерсы Монолита.
   - Танки? - испугался баюнг, хорошо знавший, что это такое. - А насколько они пригодны для карликов?
   - Ни один карлик в них не поместится, - утешил Верховный целитель, и тут же уточнил: - Но весят они около двухсот пятидесяти килограммов.
   - О-о-о-о!.. Да это мне придётся догола раздеваться!
   Что ректор, что графиня довольно внимательно осмотрели великана с ног до головы, и кажется пришли к одинаковой мысли:
   - Ты стесняешься раздеваться?
   - Нисколько! Но там ведь жарко!
   - Ха! - легкомысленно фыркнула Александра. - Тебе ведь только и надо будет: шагнул и сбросил.
   - А минута на подготовку к следующему прыжку назад? - возмутился Торговец из древности. - Это твой муж, походя ворочает сотнями тонн груза и прыгает без всяких пауз. Ну и наверняка твой сын будет скакать не хуже своего папочки, а я хоть и воин, но Торговец самый обыкновенный, мне подвиги вашего Геркулеса не под силу.
   - Понятно, понятно, - Тител успокаивающе похлопал великана по предплечью. - Никто с тобой не спорит и все твои рекомендации будут учитываться в первую очередь. Ну и чтобы выстоять в жаре, под лучами трёх солнц одну минуту, мы для тебя некий легкий балахон соорудим. А то и банальный зонтик прикрепим к спине. Ну и в конце концов, всё будет решаться от твоей физической силы. Вдруг ты тот карликовый танки и от земли не приподнимешь?
   - Ерунда какая! - теперь уже презрительно скривился баюнг. - Я все четыреста, даже пятьсот килограммов подниму играючи!
   - Ну вот, а говоришь что обыкновенный, - улыбался ректор. - Давай тогда бежим в арсенал и начинаем подтаскивать эти танки в центр ближайшего створа. Думаю как раз в зале отправления и прибытия все и будем устанавливать. А не то здешние апартаменты разворотим техникой, и меня потом граф с должности ректора вытурит.
   Говорил он эти слова без всякого опасения и с насмешкой, но вот бежал впереди великана с такой скоростью, с какой бегают напуганные волком зайцы. Великан местами от него отставал. Графине тоже приходилось бежать словно спортсменке:
   - Вообще-то мне кажется, что первой следует перебросить меня. А до того: мои заплечные ускорители.
   И в этом случае Тител возражать не стал:
   - Может так и сделаем... Только вначале надо всё подготовить... Кстати, а если мы для Шу'эс Лава сразу два ускорителя приготовим? Потянут они его?
   - Да они вместе не синхронизируются, - с придыханием ответила графиня, открывая уже кодовые замки в главный арсенал замка. - Мы с Димой думали над этим. Чтобы работал один, второй с ним в тандеме - должен был отключен. Когда хаерсы дарили ускорители, они не знали что такие мощные и большие люди существуют во вселенных. А то бы и такой вариант подкинули нам в пользование...
   - Тогда попробуем переделать режимы управления...
   - Так ведь они запретили! - напомнила Александра главное требование хаерсов: никому постороннему не передаривать их подарки и не заниматься копированием и техническим усовершенствованием. - Наверняка и страховочные системы внутри стоят..., да и Дима вроде эти системы видел...
   - Ну раз он видел, то и мы сможем, - не сомневался Тител. - А маленькая переделка устройств - так это крайняя необходимость, направленная на спасение именно того Торговца, который и спас всех хаерсов и мир Зелени. Так что сомнений у нас и быть не должно. Вот! - он замер перед хитрым агрегатом с двумя гусеницами и выступающими далеко вперёд парой колёс. - Пробуй его поднять.
   Баюнг обошёл карликовый танк, с недоверием потрогал торчащую пушечку, длиной в три десятка сантиметров и имеющую на выходе сегментные затворы:
   - А чем она стреляет?
   - Да всем! Легче перечислить, чем она не стреляет. Ну? М-да, и в самом деле неудобно... Но мы наверняка в зале уже какие-нибудь постромки и лямки с ремнями приспособим.
   Всё-таки как-то кряхтя и порыкивая, великан поднял танк на уровень колен, сделал пару шажков и даже крутнулся с ним вокруг своей оси. Потом поставил груз обратно и пожаловался:
   - Вас всех обманули, или только меня хотят обмануть? Эта железяка весит не меньше трёхсот килограммов! А у меня потолок - мой вес!
   - Когда это было? - возмутился ректор. - Ты за это время проспал две ночи, "стал старше" на несколько лет и понятно, что сильней и как Торговец. Ведь недаром в историю тебя записали как "великого воина". Значит, что-то такое ты там ворочал в древности?
   - Всё равно я в тридцать восемь лет только два с половиной центнера мог переносить..., - сомневался Шу'эс Лав. - Ну ладно, ещё десять килограммов на одежду, да двадцать на разное оружие..., всё равно в сумме не получится...
   Всё это он говорил, глядя как примчавшиеся следом за ними в арсенал люди, брали пульты управления, догружали на танки некую иную летающую мелочь и уводили эти карликовые монстры атаки к створу в выделенном зале. Александра грузила на тележку сразу пять ускорителей, ну а ректор уже бегло вчитывался в одну из инструкций самодвижущего оружия:
   - Всё равно у нас всё получится, я правильно вспомнил. Вот, послушайте: элементы питания - пятнадцать килограммов; ремонтный комплект - двенадцать килограммов; боекомплект в кассетах - сорок шесть килограммов! Замечательно! Просто вместо одной, сделаешь две ходки, - обрадовал он великана. - Потом, чтобы даром не тратить минуту, собираешь и запускаешь танк уже на месте.
   - И в самом деле, здорово! - фыркал с недовольством великан. - А может я ещё и в межмирском пространстве что-то собирать стану? Чтобы руки даром не простаивали?
   - Легко! - похохатывал ректор. - Ещё и зубам работу отыщем... Шура! Устройство "Щуп" - тоже грузи. Вряд ли некие силы в недрах гор пользуются банальной взрывчаткой, но мало ли что. Обнаружить её заранее - никогда не повредит.
   Ну и вскоре, просторный и обычно пустой зал прибытия, был заполнен людьми, техникой, шумом и гамом рабочей обстановки. Очередная операция, под общим названием "поддержка", входила в свою завершающую стадию. Причём о сути операции знали практически все в Свирепой долине, секрета среди своих никогда ни из чего не делалось.
   И всё равно Александра очень удивилась, когда к ней протолкалась Елена и с полным на то правом потребовала:
   - Почему меня никто не позвал? Я тоже хочу помочь брату.
   - Э-э-э..., ну так..., помогай, - несколько растерялась невестка перед золовкой. Хотя вот так сразу и не могла придумать, чем та смогла бы помочь. - Но в каком направлении помочь?
   Вот тут Елена неожиданно и заявила:
   - Отправлюсь с тобой и Шу'эс Лавом в те самые горы... Ну и Курт, естественно отправится с нами, такой минёр и профи в электронике нам никогда не помешает в отряде. Хм, а что это ты, Шурочка, так странно на меня смотришь? Словно у меня на голове рога выросли?
   - Да нет... Никаких рогов не видно...
   - Вот и отлично! Сюртук у меня есть, стрелять я уже научилась, свирель из мира Ба я себе уже раздобыла, ну и самое главное: я буду там летать на Вихре! Правда здорово?!
   Александра только глупо улыбалась золовке и кивала, а сама интенсивно общалась с Эрлионой:
   "Подруга, ты всё слышала?! Я в шоке!"
   "Конечно, слышала! И тоже поражена..."
   "Так делай что-нибудь! Перескажи быстрей всё Тителу, что ли!.."
   "А зачем? Скажи ей просто, что состав десанта уже определён - это раз. Ну и два - вес её пегаса в четыреста килограммов (если не больше!) не позволяет даже шутить на тему переноса Вихря в иной мир..."
   - Ох, Леночка, - с максимальной лаской, словно обращалась с душевнобольной, заговорила Александра. - Ты ведь знаешь, о чём распорядился Дмитрий перед убытием, так что все эти вопросы решает только Верховный целитель. Ну и двоих человек он и так считает что много. Ну и напоследок: пегаса твоего в иной мир только наш Димочка может перенести...
   Укротительница летающего коня, на это только рассмеялась:
   - Шур, да я так и знала, что ты отреагируешь подобным образом. Просто очень хотела на твою реакцию полюбоваться...
   - Уф, ну у тебя и шуточки!...
   - ...Но я совсем не шучу. И в самом деле отправлюсь с вами третьим членом отряда даже если вы не возьмёте Курта. Но чтобы тебя не смущать и не отрывать от работы, пойду утрясать этот вопрос с Тителом.
   Она и в самом деле поспешила к ректору, оттащила его в укромный уголок и принялась ему что-то настойчиво втолковывать. При этом она частенько тыкала пальчиком то в баюнга, то в Александру, то в стоящего возле двери барона Вайсона.
   "Эр! Милашка! - Воззвала графиня к своей подруге. - О чём они там спорят?"
   "Мне трудно поверить, но Елена доказывает, что Торговцу тащить на себе пегаса не понадобится, а только вести на поводу... Причём вполне возможно, что сразу с седоком... По крайней мере такую картинку показала Елене мать Вихря..."
   "Но там ведь жуткая жара! Пегас в том мире сразу свалится из-за пересохших, и поломавшихся крыльев!"
   "Сестра папы Димы утверждает, что пегасы могут передвигаться в ареале температур от минус семидесяти градусов по Цельсию, до плюс восьмидесяти. Ещё и наезднику при этом создавать сносные условия нагрева или охлаждения..."
   "Да что за ерунда! - уже полностью разозлилась Александра. - Мы не на прогулку отправляемся и не на экскурсию. Я лучший агент, стреляю с двух рук из всего что стреляет, Шу'эс Лав - лучший воин древности из общества Торговцев. Ну ладно ещё мой бывший коллега по конторе, так он один из лучших боевиков и спецагентов Земли! А что там станет делать Елена? Да у нас все силы уйдут только на присмотр за ней!"
   Некоторое время от Эрлионы не доносилось никаких мыслей, А потом она с некоторым смешком провозгласила:
   "Дальше всё будет зависеть только от тебя и от баюнга. Потому что папа Тител с доводами Елены ...согласился! Ага: и зовёт тебя к себе..."

Глава восемнадцатая

ВЫНУЖДЕННОЕ ПЕРЕМИРИЕ

   После торжественно банкета, на котором старожил недр умял с завидным аппетитом четыре лапки, а сравнительный новичок с огромным трудом удержал в своих внутренностях порцию в полтора окорочка, высокие договаривающиеся стороны перешли к обсуждению извечного вопроса "Что делать?"
   При этом они переключились на известный обоим язык мира Водопадов. Всё-таки не хотелось, чтобы неизвестные силы узнали о планах побега слишком своевременно. И так "отключение подачи воды" в пещеру, после строительства дамбы, настораживало по максимуму. Если уж на эту тему были меры предприняты лишь благодаря визуальному наблюдению за пленником, то после прослушивания обсуждаемых вариантов побега, в этой пещере можно остаться жить до самой смерти.
   - Ну почему именно в этой пещере? - пытался рассуждать сытый Гегемон. - Следящие за нами силы могут двигать пласты пород, перекрывать ущелья и создавать переходы на другие, не менее тучные пастбища с лягушками, улитками и даже грибами. Надо только понять, почему подобное вообще происходит. Ведь если нас и в самом свели как пауков для поединка, то в данный момент, когда мы заключили перемирие, наши тюремщики могут нечто новое измыслить... Как бы не гораздо худшее...
   - Ага, как раз твой профиль, - не удержался Дмитрий от напоминания "кто есть кто". - Так что выдвигай варианты, и будем думать, что им противостоять.
   Вариантов оказалось несколько и все они, с отличным живописанием престарелый Трибун поведал своему непримиримому врагу. И к большому сожалению все они могли быть осуществлены без особого труда. Ибо магические силы обоих Торговцев аннулировались не только при попытках уничтожить друг друга, но и в любой иной ситуации, не нравящейся тюремщикам. Кстати, при общем обсуждении так и не смогли понять, почему Врубу (или кто тут так распоряжался) не лишил сил Крафу во время подготовки пролома в месте удара предполагаемой волны. Больше всего подходило либо попытка подержать в неведении до сражения, либо полная бесполезность пролома именно в том месте. Ведь и притока воды не стало, и полости могли оказаться чуть позже засыпаны наглухо.
   Предположения о причинах пленения - радовали ещё меньше. По одной из них, погибшего в бою - препарировали и изучали внутренний состав под микроскопом. По второй: препарировали труп, а с живой особью проводили иные опыты, при описании которых Светозаров чудом сдержался от убийства тирана камнями. Третья причина давала шансы на долгое проживание: за парой людей собрались наблюдать долго, тщательно изучая их психику. То есть устроили в недрах нечто вроде вивария. Четвёртая - намного хуже: обучиться не только забирать и блокировать у Торговцев их магические силы и умения, но воздействовать на них так, что те становились полными марионетками.
   Последний вариант Гегемон описывал особенно скрупулёзно:
   - Понимаешь, имея такие силы, этот Врубу обязательно захочет их усовершенствовать. Я вот, к примеру, прекрасно умею воздействовать ментально. Превращаю человека в раба и заставляю его делать всё, что мне заблагорассудится. Но даже у меня не получается отобрать силу или магические умения. Я просто блокирую центр управления этими силами. Хотя всегда мечтал довести дело до конца и превращать Торговцев в обыкновенных людей. Представляешь, как это было бы здорово?! Мне даже воевать за свои идеалы и убивать никого не пришлось бы.
   - Экий ты, пацифист, оказывается! - ёрничал граф. - Но мне кажется сделать нас марионетками, любому мыслящему существу - не выгодно по определению. Зачем ему тупое, дрессированное животное? Такое вытворять - надо потерять уважение к самому себе окончательно...
   - Намёк понял, дальше не развивай, - хохотнул собеседник. - Всё равно уважаемей меня и гениальнее - нет во всех вселенных.
   - ...Да и вообще деградировать как разумное существо, - продолжал Светозаров так, словно сам сделал короткую паузу в монологе. - Поэтому сразу отбрасываем этот вариант как несущественный. Но есть ведь и другие...
   - Конечно есть! Например: идёт отбор лучшего воина который потом будет отправлен с важной миссией на задание в иную вселенную. Или: существо нас поймавшее не совсем разумно и банально с нами играется, как ребёнок оловянными солдатиками. Кстати твоё сравнение с детьми и пойманными в банку пауками - ещё полноценнее. Ну и дальше: может наш тюремщик хочет увеличить наше поголовье?
   - Чушь! Тогда нас надо откармливать и предоставить компанию противоположного пола!
   - А вдруг наши тюремщики не настолько разумны, чтобы отличать различия полов и сами делятся почкованием?
   - Неплохая версия, согласен. Но ты вспомни, как "не настолько разумный" Кто-то, отключил мою бомбу от структур и устройства контроля и похитил мои кристаллы. Такое, неандерталец, а уж тем более питекантроп не сотворит. Так что отбрасываем животное, оставляем вариант с уникальным разумом, обладающим невероятной силой. Другой вариант, что он вполне возможно таких созданий как мы никогда не встречал и теперь пытается определить уровень нашего интеллекта. Смотри, - граф Дин ткнул пальцем на свод пещеры. - Свет почти погас, но пока никаких неприятностей не произошло. Почему? Вдруг в нас признали разумные существа и теперь собираются отпустить на волю?
   - Не проходит, - скривился гегемон. - Они бы начали с возвращения нам наших вещей.
   - Не всё так быстро делается. Может им надо посовещаться? Или ещё понаблюдать? Может они даже собираются с нами пойти на контакт и заговорить?
   Узурпатор многих вселенных презрительно фыркнул:
   - Не верю я в подобный контакт. Тут всё гораздо проще и запутанней одновременно. Нас, по крайней мере одного из нас, хотели убить - это факт и мне это понятно. Но не убили и даже оставили пока в покое - вот это меня больше всего и смущает...
   - Ну и чего тут смущаться? Скорей всего к нам продолжают присматриваться и ждут, что такого мы предпримем дальше...
   - Вот именно! А мы? - Крафа развёл руками в стороны в шутовском поклоне. - А наши заплывшие жиром после торжественного банкета мозги - ничего толкового придумать не могут.
   - Чего тут думать? Надо пробиваться через стены.
   - Куда?! И оставят ли нам силы для этого?
   Дмитрий немного подумал, затем винтил часть силы в скалу рядим с собой и взорвал её. Получилось. Значит, сил дл продвижения сквозь породу у них хватит. Другой вопрос, вернее самый важный: куда пробиваться? По утверждениям Гегемона он три раза уже проверил все стены пещерного комплекса и ничего дельного для выхода не обнаружил. Да и почему-то имелась уверенность: неведомые силы этих мест дадут возможность передвигаться только в одном, нужном для них направлении. Но в любом случае, оставаться на месте и отъедаться скользкими окороками лягушек позволить было нельзя. К тому же у графа были большие опасения в благоразумности своей супруги и Шу'эс Лава. Наверняка они по истечении слишком большого времени начнут что-то предпринимать, а то и сами лично попрутся в недра. А чтобы и они стали пленниками Врубу - допускать никак нельзя.
   Поэтому следовало переходить к любым действиям немедленно:
   - Давай ещё раз осмотрим всё внимательно, дублируя друг друга...
   - Только ментально? - посмеивался Крафа, над нежеланием противника произвести пробный парный подсмотр окружающего пространства. Любой Торговец мог это делать лишь с обыкновенным человеком, который не умел путешествовать между мирами, об этом ещё баюнг в своё время сообщил, но мало ли что можно твориться в этом странном по геологическим понятиям горном массиве.
   - Конечно! - Светозаров и мысли не мог допустить, что придётся соприкасаться с таким кровавым диктатором и пробовать согласовать удары сердец в унисон.
   - Но я уже и так всё осмотрел.
   - Не всё. По твоим же словам - весьма плохо свод, и ничего не просматривал под самим озером
   - А толку нам от свода? - вид у Крафы был такой, словно он собирался вздремнуть. - Да и сквозь воду просмотреть не получится.
   - Смотря как просматривать, - прищурился граф.
   Несмотря на временное перемирие никто из противников не собирался раскрывать некоторые свои секреты или вести обучение. Например просмотр сквозь толщу воды во все времена считался делом практически немыслимым, но благодаря своей таранной силе, Дмитрию и это удавалось, пусть и не на совсем желаемую глубину. Сейчас он делал вид, что ему просто известей некий способ такого просмотра, секрет, которым он делиться не собирается.
   Крафа не стал скрывать удивление:
   - Ты и это можешь? И ведь вижу я, что ты не старый, а вот никак не пойму: откуда столько знаний и умений?
   - Места надо знать!
   - Может тебе удалось отыскать Опорную Станцию?
   На такие неожиданные вопросы лучше всего отвечать встречным вопросом:
   - Все твои умения - оттуда?
   Гегемон так надолго замолчал в раздумьях, что показалось он отвечать и не подумает. Но оказывается, он только прикидывал, стоит ли поделиться сведениями с врагом и какой именно толикой этих сведений:
   - Некоторыми секретами нам делиться всё равно придётся, так почему бы и не этим? Но сразу хочу сказать не из чистого хвастовства: все свои научные открытия я творил собственными мозгами, ну а умения чаще всего вырабатывал длительными тренировками и тяжеленным трудом. Хотя побывать на Опорной Станции мечтал всегда, но увы, не повезло... Только и отыскал о них упоминания, да инструкцию по перенастройке Станции для сбора информации.
   - Зато теперь знаешь, как она выглядит...?
   Слова графа прозвучали скорей как утверждение, но Гегемон ответил отрицательно:
   - Нет. Понятия не имею. Но зато в инструкции было сказано, что любой на неё попавший Торговец опознает Станцию по нравоучительным записям на её корпусе...
   Дмитрий всеми силами постарался остаться внешне в той же беспристрастности и дышать в прежнем ритме. Ведь если враг сейчас не соврал, (а врать вроде ему как бы нет малейшего резона) то однажды отыскать Опорную Станцию между мирами Светозарову уже повезло. Однажды он в пространстве между мирами наткнулся на короткую тропу из красных камней, а затем по ней добрался до непонятного валуна с непонятными надписями. И он даже до единого слова запомнил вычитанные там изречения, советы и наущения. В большинстве своём непонятные, они ни единым словом не говорили о более глубокой сути, да и в то время Торговец умел ещё ничтожно мало. Иначе пометил бы находку навечно, обследовал бы её сразу более фундаментально, а может и раскрыл секрет её предназначения.
   А так скорей всего получается, что наткнувшись на Опорную Станцию, потерял её след чуть ли не навсегда.
   Сейчас было страшно интересно, услышать инструкцию о перенастройке, или хотя бы её суть, но и спугнуть рассказчика никак не следовало. А вот выразить презрительное недоверие его словами, да косвенно показать, насколько ты далёк от понимания этого вопроса не помешает:
   - Полный маразм! В каждом храме иле возле каждого алтаря можно отыскать кучу заумных изречений, но все они чаще и гроша ломаного не стоят. Так что вряд ли это - истинный показатель ценности объекта.
   - Может ты и прав... Но с чего ты решил, что это храм, или алтарь?
   - Да пусть хоть башня или пирамида! Как всегда разумные в этом деле не имеют большой фантазии. Даже если это будет стальной астероид - всё равно от него никакого толка.
   - А с чего ты взял, что никакого? - Крафа выглядел и просматривался в ауре, словно почти задремавших человечишка, но вот онемение возле уголков губ, которое просматривалось определённой структурой разработанной Тителом Брайсом, показало, насколько Гегемон волнуется и как заинтересован.
   Его более юный враг и коллега постарался разочаровать по максимуму:
   - Мне тоже попадались упоминания о тех счастливчиках, которые отыскивали такие желанные объекты. И всегда им не везло: второй раз они отыскать ничего не смогли.
   - Ха! Да потому и не смогли, что не знали секрета перенастройки, - ожил, словно и не дремал только что Крафа. - Хочешь, поделюсь секретом?
   Теперь фыркнул смехом Светозаров:
   - Ага! Как в той сказке: "Угощайся яблочком румяным на здоровье!" А яблочко-то отравлено. Так и видится перед глазами: нахожу я этот храм, начинаю там проводить перенастройку, а меня раз...! И превратили в контрабас! Представляю, как ты на том свете обхохочешься!
   - О-о! Хвалю! Я бы до такой каверзы не додумался, - польстил Гегемон, тоже усмехнувшись. - Но сама инструкция настолько проста, что в ней никакая ловушка не поместится. Так что поделюсь... Может в ответ и ты что полезное для нашего выхода отсюда расскажешь...
   - Обмен не равнозначен! Вот если бы я мог прыгнуть к объекту - тогда да. А так, что мне толку с твоего секрета? Да и не выдумка ли он?
   - Решай сам. А я всё-таки расскажу...
   Пересказ долго не продлился, да и в самой сути вроде не крылось чего-то смертельного. Только и следовало внимательно прочесть все надписи на корпусе Станции, а потом выбрать нужные слова и составить из них, поочерёдно прикасаясь к каждому нужное приказание. Например: "Отныне я беру этот сектор под свой контроль, требую постоянной привязки к нему и передачи мне всех сведений!" Или: "Теперь я здесь командую!" А то и: "Требую подчинения только мне!"
   Причём Трибун Решающий говорил вроде бы истинную правду, но всё равно что-то не договаривал. А что именно, догадаться было пусть и сложно, но возможно. Допустим, вначале следовало набрать опредёлённый пароль из тех же слов. "Имею право распоряжаться!" Или: "Бойся стали - влюбляйся по-царски!" Там ведь как раз подобной мешанины слов хватало с избытком.
   Могло быть и несколько иначе: вдруг так следовало провести пальцем по слову, словно зачёркивая его? А то и тыкать пальцем в каждую буковку отдельно? И опять-таки набирая вначале пароль? Вариантов - тысячи, а ткнёшь не туда и не то, шутка про контрабас может оказаться реальностью.
   Поэтому в итоге граф Дин сделал вид, что не поверил своему врагу совершенно. Ещё и рассмеялся в лицо:
   - Стареешь, пиявка, явно стареешь! Фантазия погасла, не иначе!.. Ладно, банкет окончен, отдых тоже, приступаем к работе? Ну и по ходу мне ещё несколько баек расскажешь. Я тебе уже и темы придумал...
   Тиран и предатель обиженно фыркнул и пожал плечами:
   - В кои веки расскажешь один раз правду и то найдётся не верящий слушатель... А что за иные темы?
   Они двинулись к недавно сооружённой дамбе, взобравшись на которую намеревались обследовать вначале совместными усилиями свод самой большой пещеры.
   - Да разные... Например, что ты можешь интересного рассказать про Свинг Реальностей?
   - Оп-па! - Гегемон даже на месте замер, оглядывая с ног до головы своего соперника. - Догадывался, что ты и об этом знаешь, но не думал что признаешься...
   - А что же в этом странного?
   - Даже твой последний вопрос! Во все времена и во всех вселенных Торговцы свято блюли один основной закон: никаких записей о Замке и никаких разговором о нём при посторонних. То есть информация давалась только среди наших. А раз ты не родился полторы тысячи лет назад, то знать про Свинг ты не можешь никак..
   - С чего это ты решил?! - Дмитрий даже позволил себе с издёвкой рассмеяться, вкладывая в свои слова максимум уверенности: - Мне, ко всему прочему, известна туда дорога, по которой в замок может попасть даже простой человек, не Торговец.
   С минуту главный тиран и злой гений Торговцев стоял и недоверчиво хмурился, а потом тоже рассмеялся:
   - Да ты научился лгать с аурой правды вокруг головы! Вот молодёжь даёт! Вот это - гений! Ты знаешь, я тебя по этой причине даже не стану убивать, как мы выберемся в пустыню. Возьму тебя в лабораторию и буду тщательно изучать...
   - Возьмёшь? А пупок не надорвётся от большой тяжести?
   - Не ехидничай и уважай старших. Потом ещё не раз оценишь мою доброту...
   - Ладно, "добряк", по уши в крови и дерьме! - разозлился Светозаров. - Работать будем? Давно бы так!.. Тогда ты влезай на тот край дамбы, а я на этот и начинаешь по моей команде экстраполировать структуру проникновения на те квадраты свода, что я укажу. - Некоторое время они работали только обмениваясь деловыми указаниями, но потом пришлось добавить: - И не молчи даром: рассказывай о замке, все, что тебе известно.
   Крафа даже улыбкой не отреагировал на такое наглое, по его мнению, требование:
   - Да что там рассказывать... Закрыт замок давно, нет туда хода никому...
   По его тону получалось, что он сам об этом жутко сожалеет, и следовало уточнить дополнительными вопросами:
   - И кто закрыл?
   - Была пара идиотов, - чуть не прорычал в ответ Гегемон со злостью. - Страшно жалею, что им удалось умереть раньше, чем я добрался до ловушки.
   - А кто же там теперь подкармливает зверушек? Неужели все четыре вида вымерли? - вопрос был на проверку: знает ли враг вообще что-либо о ныне существующей кормёжке, при которой животным в каждом дворе невидимые силы сбрасывали каждый день некие запасы пропитания в виде лесной дичи.
   Оказалось, что Крафа не знал, либо хорошо притворялся в своём незнании:
   - А чего их кормить, если они магической силой замка кормились. Даже если замок перестал распространять вокруг себя энергию - просто вымерли, да и всё.
   - Ну да, ну да, - пробормотал Дмитрий с таким видом, словно отстранился от сути разговора. - Раньше-то от старости они просто уходили за ворота и вся недолга... А сейчас наверняка уже в мумии превратились...
   И опять Крафа зашипел в злобном негодовании:
   - Что ты меня в заблуждение вводишь?! Ну не мог ты столько лет прожить, не мог! Да и я тебя не помню, хотя память на лица Торговцев у меня феноменальная..., - после этих слов он замер на некоторое время, а потом-таки признался: - Тебя - не помню, но вот кое-кого, на тебя сильно похожих, начинаю припоминать.
   - Ха! Неужели моих братьев припомнил?
   - Братьев? - с недоверием прищурился Гегемон, - А сколько их у тебя было?
   - Ещё чего? Может сразу и род свой назвать?
   - Конечно! Этот графский титул с собачьей кличкой - явная вывеска. Так что открой личико, не стесняйся. Всё равно ведь живым до створа не доберёшься. Или трусишь назваться истинным именем?
   - Нисколько не трушу. Просто такая пиявка как ты, недостойна марать это имя даже своими органами слуха.
   - Даже так?.. Из чего выходит, что братьев у тебя нет вообще..., - Крафа перешёл на рассуждения вслух. - Ни одного... Сёстры? Тоже нет, иначе ты упомянул бы из принципа противоречия только одного брата. Значит..., сестра..? А кто у нас из самых шустрых и самых молодых имел дочку и сына? Хм..., думай голова, думай! Хорошо поработаешь, ещё одну корону получишь. А то и целый десяток, как знак власти над новыми мирами...
   Внутренне Светозаров напрягся: его собеседник за пятнадцать веков жизни слишком уж научился по одному, двум оброненным словам вычислять логически недосказанное и затаённое. Так что с ним расслабляться не стоило. Вдруг и в самом деле именно он выйдет победителем в этом спектакле на выживание? И тогда каждое бесшабашно оброненное слово сейчас, потом обернётся гибелью тысяч и тысяч ни в чем не повинных людей, друзей и близких.
   Кстати, попытка отыскать родственников Светозарова чисто по внешнему сходству и наличию одной сестры, вообще могла напугать человека не умеющего владеть собой и контролировать свою ауру. Благо ещё, что Дмитрий не только контролировал, но и мог подкрасить свои чувства в нужную тональность. Сейчас он делал вид, что скрывает злорадство:
   - Оторванной голове уже ничего не понадобится. Один из самых сильных моих братьев (в этот момент он твёрдо верил, что великан Шу'эс Лав его кровный брат по клану Торговцев) обещал собственноручно оторвать тебе голову и грозился проклясть всех, кто посмеет это сделать до него. Ха!
   Тиран миров понял, что его затея с рассуждением вслух, которую частенько используют цыгане для облапошивания клиентов, не прокатила и рассердился:
   - Мы что, опять начинаем сражение на потеху этому Врубу? Или соблюдаем мирный нейтралитет и продолжаем работать?
   - Работаем. Но и ты условия не нарушай: не выпытывать и не касаться духовных ценностей. Я ведь о твоей семье ничего не выспрашиваю?
   - Да всё, что угодно! - тот час полетело восклицание. - Я тебе о своей родне до сто десятого колена расскажу. Даже о тех, кто в данное время мне роднёй приходится.
   - Стоп! Надоедать и нудить у нас тоже запрещено. Иначе моя психика может не выдержать и от жалости к твоим родственникам я начну в бешенстве биться головой об стену... А оно нам надо?
   - Зря ты так. Мои родственники живут лучше, чем некоторые императоры, а уж короли и герцоги им только завидовать могут.
   - Вот, вот, только что завидовать. А по-настоящему их или тебя кто-нибудь любит? - граф Дин сделал паузу, взглянул на кусающего губы Гегемона и продолжил: - То-то и оно! Когда-то у тебя были друзья, были соратники, ученики и последователи, они в тебе души не чаяли, они тебя искренне любили... А сейчас что? - он указал рукой на воду перед собой. - Ладно, вопрос риторический, можешь не отвечать. И давай начинаем прочёсывать дно озера... Время и в самом деле утекает стремительно: как бы нам не выбраться к тому сроку, когда в лягушек превратимся...
   Кажется, перипетии сна Ледяной Владычицы о побеге её матери из плена и воспоминания Шу'эс Лава оказались верными и при совмещении могли дать нужное давление на психику даже такого морального урода как Крафа. Теперь только не следовало нагло переть и пытаться развивать успех слишком стремительно. А вот чуть позже, под этот психологический аспект можно будет и выспросить "товарисча" по камере почему, где и как он содержит в плену иных Торговцев. Пока же, пусть вот такие тонкие намёки о глобальном знании истины разъедают самоуверенность кровавого маньяка. Глядишь во время какого-нибудь нервного срыва и проколется.
   А может и сам захочет похвастаться созданным в одном из миров жестоким концлагерем или неким его подобием. Потому что ни на что иное, как создать концлагерь по проектам коммунистов-фашистов подобная тварь не способна.
   Первую половину озера, исследовали хоть и долго, но без желаемого результата. При этом оговорили систему своего внешнего поведения, при котором наблюдателям со стороны загадывалась головоломка на тему: "А что эти придурки пленные вытворяют?" Потому что со стороны действия людей смотрелись как плавание, игры в догонялки, купание в прохладной воде, поиск самой огромной и жирной лягушки и массу всего самого неожиданного. Но никак не тщательное исследование донного участка довольно солидного озера.
   Пусть неведомый режиссер помучается в недоумении.
   Но некоторые намётки на удачу появились лишь на окончательной стадии обследование этого внушительного озерка. На противоположной от дамбы стороне, на глубине трёх метров отыскалась короткая расщелина, которая словно пробка в ванне оказалась забита крупными камнями, песком и глинистой породой. Пробка была толщиной всего лишь в полтора метра и скрывала под собой засохшее русло подземной реки. Когда-то она здесь текла и шумела, а потом кто-то сделал каскад озер и вырастил в них тысячи тонн лягушек. Причём сомнения в разумной закупорке водного потока даже не возникали.
   После праведных трудов, возникла мысль хорошенько выспаться, а уже на утро окончательно решать, что делать дальше. Правда, оба пленника, улегшись друг от друга на сравнительно безопасном расстоянии, всё-таки не удержались от окончательно обмена мнениями. Граф Дин ратовал за скорейший уход из пещеры:
   - Если ударим совместными силами и одновременно, пробка не выдержит и даст течь за три минуты. Потом бурный поток нам расчистит дорогу, и мы сможем выйти на оперативный простор лабиринтов...
   - Ага, мы уже по ним бегали и что теперь имеем? - Трибун Решающий советовал не спешить, выждать ещё несколько дней и подождать, что предпримет главный режиссёр представления. - Уверен, что наши роли в представлении ещё не закончены и для нас что-то готовится...
   - Вот потому и надо спрыгнуть с этого места, пока нас не засадили в банку с двойными стенками и не выставили под лучи сразу трёх солнышек.
   - Кстати о солнышках: если мы отправимся вниз, то неизвестно вообще в какие глубокие дебри попадём. Вдруг там ни лягушек, ни улиток, ни относительного тепла, ни, что самое главное для нас - выхода на поверхность. Ведь недаром нас именно сюда загнали... Вполне возможно что и древнее русло реки просчитано и учтено как одна из версий нашего побега...
   Светозаров тяжело вздохнул и озвучил очевидную истину:
   - Чем дольше муха находится в паутине, тем меньше шансов у неё вырваться оттуда. Так что надо рвать когти в любом направлении...
   Кажется Гегемон понял иносказательность последнего выражения и вынужденно с ним согласился. Иные варианты пока не просматривались.
  
  

Глава девятнадцатая

СЛОН, РАЗЪЯРЁННЫЙ КОМАРАМИ

   Истинный и единственной исполинский Хозяин горного массива планеты знал, что он силён. И даже догадывался, что на самом деле он ещё сильней. Может даже многократно, а то и неограниченно. Вот только жил он всегда сам, никто его не учил, родители Ситиньялло не воспитывали и наследственных указаний не оставили, а значит доводилось ко всему приходить только своим собственным умом и врождённым соображением.
   Так, например, было очень обидно осознать после периода бурного взросления, что он бездумно пустил на свой корм целую популяцию местных аборигенов. При теперешнем знании и опыте селекции он бы мог легко утроить количество местных обитателей и больше никогда не знать проблем с выращиванием высокомолекулярного органического вещества.
   Но чего уж там вспоминать, коль шанс упущен и утерян.
   Не совсем дальновидно он поступил и с "санитарами космоса", которые пытались "зачистить" горы по причине своей излишней агрессивности и фобии к иным, непонятным для их интеллекта созданиям. Это уже совсем недавно Подрикарчер подумал более интенсивно, обсудил проблему со всех сторон и понял, что следовало одного из пленников отпустить с определёнными условиями. Дескать, остальных твоих друзей отсюда могут забрать только их самочки. Ну или как они там этих самочек называли? Ладно, пусть будут женщины. Женщины бы прилетели, ловушки бы сработали, и новая популяция аборигенов начала бы свой выпас на тучных лугах и плантациях.
   Конечно, технически вооружённые пришельцы - это не аборигены с кремниевыми топорами, но что бессмертному существу даже такой взрыв, который бы сравнял гигантские горы с уровнем пустыни? Пустяк... Мало того, у Хозяина была уверенность: расколись планета на куски и мелкие астероиды - он всё равно выживет. Упади эти все астероиды и обломки на одну, или все ярко светящие звезды, - тоже не пропадёт... Так по крайней мере казалось.
   Да и вообще порой в сознании Ситиньялло, просыпалась уверенность, что родители подарили ему этот мир в личное пользование не просто так, а чтобы никто на него не позарился кроме него. И скорей всего аборигенов заранее принесли в жертву на период взросления. Может быть гигантское существо, не знающего ни своего рода-племени, ни своего предназначения так бы и существовало бездумно, поглощая всё и вся живое, до чего могло дотянуться. Но после уничтожения аборигенов и при использовании последних запасов высокомолекулярных органических веществ, оно сделало важное открытие: желанные белки оставшиеся после человека разумного, помогают ему умнеть, растить свой мозг и устранять из него какие-то мешающие мышлению наросты.
   Увы, нужные белки при выращивании лягушек и прочей живности не получались.
   Вот потому и появилась у него идея-фикс о выращивании поголовья людей в глубоких недрах. И готовилось существо к этому событию долго. Тысячелетиями. Очень уж хотелось поумнеть и полностью прояснить своё сознание.
  
   Но вот время прошло, и оказалось, что не всё готово в царстве недр для приёма и ублажения дорогих объектов массового развода. И ладно бы еще, что самочек пока не хватало, вернее, совсем отсутствовали, так ещё и пойманные самцы вели себя совершенно непредсказуемо и странно. То вначале они мечтали убить друг друга и стремились к этому со всей своей не только физической силой. Но когда вдруг поняли, что лишены при атаках друг на друга своих невидимых простым взглядом структур, сразу забросили довольно интересное для Хозяина сражение. Вместо этого принялись спорить о будущих угодьях, плантациях и выпасах словесно (а о чём они ещё могут спорить? - мысленно спрашивал сам себя Хозяин гор, - Как не о корме, воде и самочках?) Причём перешли при этом на совершенно непонятный для Подрикарчера язык.
   Язык был очень сложен и интересен для совершенствования в разгадывании. Но ведь для этого нужно было время! Тогда как Хозяин желал знать немедленно, о чём таком переговариваются его пленники. Но ведь с другой стороны, подобные существа не вечны, нуждаются в частом сне, корме и отдыхе, уж это Ситиньялло усвоил давно. Так что никаких мер к инициации новой драки предпринимать не стал. Просто наблюдал и пытался расшифровать новый язык.
   А два самца и дальше вели себя очень странно: после приёма пищи они принялись резвиться в озере, словно лягушки во время брачного периода:
   "Неужели они сумели договориться между собой и готовы разделись территории полюбовно? - дивилось бессмертное существо. - Или это у них такие ритуальные танцы перед решающим сражением? У аборигенов, как мне помнится, было нечто подобное... Жаль тогда я не обладал такой совершенной памятью... Кстати, их прежние разговоры и обращения ко мне, я понимал прекрасно, можно было попробовать и откликнуться... Особенно этому Умнику ответить стоило, он с таким азартом и готовностью предлагал любые подарки..."
   Подобные обещания, Подрикарчера и в самом деле сильно заинтересовали. Если Птица больше ругался за отобранные его вещи и злобно употреблял для этого слишком уж сложные обороты, то Умник только посмеивался и говорил что представит Врубу всё, что угодно, пусть только попросит. Хозяин помнил, что так его называли съеденные им в юности аборигены, но с другой стороны как об этом мог узнать ныне появившийся здесь пришелец? Об этом даже "санитары космоса" не ведали.
   И простая логика подсказывала: если этот человек так много знает и так легко, с очевидной радостью и благодушием обещает всё что угодно, то он может оказать некую помощь и добровольно. Хотя бы в том же вопросе по привлечению в недра необходимого для расплода контингента самочек. Дальше этого подарка, мысли Подрикарчера не двигались. Для него это - считалось в данный момент пределом мечтаний.
   Но с другой стороны времени много, спешить некуда. Первый и Второй накормлены, напоены и спят, значит можно будет уже в следующем цикле досмотреть их поединок, развести по выделенным пастбищам, а потом... Потом можно будет и сделать попытку разговора с Умником:
   "Смешно, конечно будет выглядеть, - сам себе удивлялся Хозяин. - Я! И буду общаться со сгустком разумного белка, который я собираюсь употребить для своего усовершенствования. Это всё равно, если бы эти пленники стали общаться с лягушками, перед тем как их съесть. Нет, ещё мельче: с улитками, которыми питаются лягушки!.."
   Неизвестно почему, но после таких мыслей, сознание Подрикарчера неожиданно прояснилось, появилась бодрость и желание перевернуть горы. Сам-то он не понял, но его аморфное, многотонное тело испытало нечто сродни смеху и эта встряска сказалась положительно на всех биорецепторах организма.
   Только вот горы сворачивать было нельзя: могли пострадать пастбища с лягушками, да и сами уснувшие пленники. А вот заняться вредными, никак не поддающимися поимке летательными устройствами, как раз стоило. Под хорошее настроение и охотиться в радость. С этими намерениями массивные телеса Подрикарчера стали просачиваться на более высокие уровни лабиринтов и каскадов пещер. Потому что именно там как раз и началась крупномасштабная война с жидкими заслонами из сетей, завалов и осыпей.
   В обще-то Хозяин мог единовременно заниматься сразу несколькими делами и следить, а то и воевать с десятком объектов одновременно. Хотя и в этой его многогранной раздвоенности интеллекта существовал предел. В данный момент он несколько отвлёкся на сражение самцов, а впоследствии на детальную синхронизацию обоих новых языков общения, поэтому не слишком присматривал за обороной на верхних уровнях. Вот потому и весьма удивился, когда осознал что рубежа обороны, как такового, уже не существует. Все обвалы - спровоцированы, осыпи - тоже, а сети, настроенные хватать и уничтожать всё что движется - уничтожены сами. И самое поразительное: механических устройств в недрах оказалось десятикратно большее количество, чем прежде!
   К летающим агрегатам добавились ползающие, вгрызающиеся в твердь пород, плюющиеся кислотами, огнём, едким газом и всё разрывающимся железом. И все они действовали удивительно синхронно, в едином командовании, подчиняясь единым направлениям и весьма удачно, не просто подстраховывая друг друга, но и быстро откапывая своих металлических, сверхпрочных собратьев из-под любых обвалов или оползней. Ну а само направление просматривалось более чем чётко: вниз! С тем самым дремлющим, после сытного ужина и водных процедур самцам.
   "Они, конечно, не пройдут, - не сомневался Подрикарчер, но тут же вынужден был признать: - Хотя такой высокой организации у "санитаров космоса" не было и в помине. А настойчивость - вообще достойна восхищения. Пара циклов и эти устройства таки доберутся до моих пленников... И по пути такого натворят!.."
   Вот последняя мысль, неожиданно и впервые за одиннадцать тысяч лет пробудила, а вернее родила такое банальное чувство как жадность. Всё-таки плантации улиток создавались веками, каскады спокойных и тихих озер - тысячелетиями. Тучные стада лягушек - сколько Ситиньялло себя помнил. И как только он представил себе те завалы, которыми придётся наглухо уничтожить механическую армию вторжения - ему стало плохо. Это наверху ничего страшного, там сухие от жара пещеры и там ничего не растёт, а внизу - плод всемерных усилий, личного гения и смиренной, старательной кропотливости. И вот, из-за каких-то двух самцов, не способных к почкованию или репродуктивному размножению, всё, что нажито непосильным трудом пропадёт?!
   "Нет, всё конечно не пропадёт, - пытался сам себя успокоить Подрикарчер. - Десятая, нет, даже сотая часть имеет риск оказаться несколько в нерабочем состоянии... А что тогда получается? - считать он умел феноменально, поэтому сразу подсчитал, сколько лягушек погибнет, сколько озёр будет заболочено мхом и в итоге какой неурожай банального, пусть и не с человеческих тел белка не попадёт для пропитания гигантского тела, - ОЙ! Да так мне и с голоду помереть недолго!" - вопило бессмертное существо, впервые попавшее под кошмарный каток паники. По здравому размышлению, ему для нормальной подпитки хватило бы и одной миллионной своих неохватных запасов, но...
   Жадность уже проснулась! Паника эту жадность удачно оседлала, ну и само благоразумие оказалось несколько затоптано в этой сутолоке мыслей и желаний. Существо впервые подумало, что пленников держать - может оказаться себе дороже. Пусть при разведении людей и получится лучший белок, пусть это и поможет очистить сознание полностью, но и свои труды пускать насмарку никак не хотелось. А значит имелось только четыре варианта развития событий.
   Первое - отпустить пленников и потерять шанс очистить сознание от непонятных помех. Второе - уничтожить механическую часть вторжения и оказаться на грани голодного существования. Третье - дождаться всё-таки самок и заняться выращиванием людей не считаясь ни с какими потерями. Ну и четвёртое - создать новое оружие для борьбы с агрессорами.
   Почему-то вдруг Подрикарчер вспомнил, что он чрезвычайно могущественен:
   "Зачем мне разрушать свои горы? Если я могу разрушить всё что летает и движется! Только вот как бы сделать? - пока он раздумывал над этим, несколько его частей выползли под палящие солнца и стали фокусировать псевдоорганы зрения на окружающем пространстве: - И что там творится в пустыне? О! Неужели и самочки всё-таки пожаловали? Как кричали эти придурки "санитары", когда уничтожили огнём одну из моих сетей? Ах, да: "Ура, ура, ура!"
  

Глава двадцатая

ПОДЗЕМНАЯ ВОЙНА

   Подготовка к спасательной операции прошла с таким напряжением и хлопотами, что оставалось только удивляться, как она вообще подступила к финалу.
   Ко всему прочему ещё и письма из странных линий успели расшифровать. Частично, правда, материала не хватало, но всё-таки. В этих письма некие инопланетяне, дающие свои, но только им понятные координаты своей вселенной, и называющие себя "санитарами космоса", предупреждали о немалой опасности, проживающей в недрах. Хотя перевод не мог блистать совершенством, но это вот слово "проживающей", несколько насторожило учёных. Зная про аборигенов, можно было заподозрить их в попытках напугать пришельцев с иных галактик, но здравый смысл преобладал в рассуждениях, и Тител Брайс во время завершающего инструктажа обратил на эти письма особое внимание:
   - Мы даём вам несколько автоматических дешифраторов, которые при нахождении подобных посланий уже легко, на базе имеющегося анализа проведут конечную вычитку имеющихся и перевод новых писем. Но уже ясно, что внутри могла таиться или некая болезнь, или некое опасное существо. Ведь недаром на планету заглянули исследователи с таким звучным определением. Поэтому постарайтесь, находясь в толще массива, забрала сюртуков не открывать до полного выяснения обстоятельств. Ну и выжигайте всё, что шевелится или летает по воздуху...
   Инструкции были приняты, хотя работать пришлось в начальной стадии операции только одному, пусть и большого размера, но всё-таки человеку. Ведь баюнг расположением внутренних органов ничем не отличался от гомо сапиенс.
   Шу'эс Лав с тяжеленными карликовыми танками намучился как никогда в жизни. Даже в несколько облегчённом состоянии они оказались такими нетранспортабельными через межмирское пространство, что можно было надорваться. С воина древности сто потов сошло, пока он забросил пятнадцать наиболее тяжеленных объектов на раскалённую планету. И только потом, облачившись в свой сюртук с системой охлаждения, он начал доставку комплектующих батарей и боезапаса для самоходного оружия. Следующими пошли более лёгкие устройства, часть которых грузилась на танки, а часть отправлялась к горам самостоятельно. Хотя вес самоходных разрушителей со щупальцами манипуляторами, геологических роботов и некой универсальной, многопрофильной тележки под названием робот-катун, тоже были на пределе по шкале грузоподъёмности. И только напоследок были переброшены заплечные ускорители и армия живой силы по утверждённому списку: графиня Александра Светозарова - одна штука; пегас Вихрь - один штук; наездница, тоже графиня и тоже Светозарова, но уже Елена - одна штука; барон Курт Вайсон, знаменитый воин не менее знаменитой группы боевиков "Третья" - тоже один штук.
   В итоге ходок пришлось великану сделать невероятное количество: более двухсот. Себя он утешал только тем, что приговаривал:
   - Ничего, ничего! Обратно все эти железяки пусть сам граф и переносит!
   Самое лёгкое и приятное в этой изнурительной работе, оказалось перенести пегаса. Его и в самом деле только и следовало взять за узду возле самой головы, и шагнуть вперёд. Умное животное, а скорей всего даже полуразумное (если не больше!), синхронно шагнуло вместе с Торговцем, а оказавшись в раскалённом мире Огненной Патоки, тут же окуталось еле заметным облачком какого-то защитного поля и стало терпеливо дожидаться свою хозяйку.
   Вернее не хозяйку, а подругу, если судить по тем отношениям, которые сложились между Вихрем и Еленой. Если она чего-то хотела, то вначале долго доводила свои просьбы посредством слов и эмоций прямо на ухо крылатому чуду, потом тот раздумывал и отлично понимаемым фырканьем либо соглашался, либо показывал, почему он этого не хочет. Фырканье, конечно, нельзя была назвать неким языком пегасов, между собой они общались практически беззвучно, но как метод общения с человеком, тем более ощущающим этот язык эмоциями, подходил прекрасно.
   К слову сказать, никакого иного способа управления кроме уговоров пегас не признавал. Та же уздечка кардинально отличалась от подобной, применяемой на лошади. Никакого мундштука с грызлом, мешающие пегасу во рту, или ограничивающие его свободу. Лишь красивые, изукрашенные несколькими каменьями ремешки, которые только подчёркивали изысканный облик благородного животного и являли единый комплект с уникальным по отделке нагрудником, да и всей подпругой в целом. Ну и сами поводья только и служили для лучшего удержания наездника в седле.
   Что ещё позволил погрузить на себя Вихрь, да и то лишь после объяснений Елены, так это перемётные сумы с оружием и двухдневным сухим запасом провизии для себя. Оружие подбиралось лишь то, которым за последние недели сестра Дмитрия научилась управляться в полном объёме. Причём не только по графе разборка-чистка, но и по умению поражать даже движущиеся цели. Здесь уже вся заслуга в обучении принадлежала двум людям: барону Курту Вайсону и мастеру-оружейнику, который заправлял замковым арсеналом и относящимися к нему многочисленными тирами. Причём в обучении этими двумя прославленными воинами использовались структуры закрепления навыков, созданные не кем-нибудь, а самим Верховным целителем. Подобные артефакты имелись не у каждого императора мира Зелени.
   Все воины мини армии имели по две свирели, блокирующие ментальное воздействие на разум, основную и дублирующую. Так что главного врага, веренее его ментальной атаки никто не боялся. Для защиты от физической опасности извне, газов и яда, тела были облачены в пуленепробиваемые сюртуки и оснащены заплечными ускорителями. Даже великану, весящему за двести пятьдесят килограммов, успели сделать синхронизированный тандем из двух устройств-носителей, оставленных хаерсами в подарок своему спасителю. Оружие и его разнообразие тоже являлось бы причиной для острой зависти любого боевого подразделения. То есть суммарная ударная сила отряда выглядела очень внушительно.
   Чего нельзя было сказать про моральный дух и взаимопонимание в самом отряде между его членами. И главным яблоком раздора всё-таки была именно Елена. С её участием в экспедиции спасения, Александра так и не согласилась окончательно. Вначале она, во время всё того же подведения итогов, поругалась сильно на эту тему с Тителом Брайсом:
   - Что вы себе не думайте и не измышляйте, - повторяла графиня в споре неоднократно, - Но слабый воин в отряде - это обуза и опасность для всех. А про пегаса я вообще не говорю: ему в недрах совсем делать нечего!
   Разгневанную воительницу, правда уже с некоторой деликатностью, но твёрдо, поддержал и Шу'эс Лав. Уж он-то лучше всех остальных представлял, куда они отправляются и чем может грозить малейшая несогласованность в действиях между товарищами в одном строю.
   - Если уж на то пошло, - утверждал он, - То лучше я прыгну в Лудеранский лес и спрошу у других баронов из "Третьей" не желают ли они немного размяться. Честно говоря, с ними мне будет гораздо спокойнее.
   Единым фронтом против таких несправедливостей встали сам барон Вайсон, питающий к сестре Торговца неоднозначные чувства, сама Елена и непосредственно Тител Брайс, слово которого, в конце концов, и оказалось решающим. Понятно, что немца, при всём к нему уважении, в расчёт не принимали. "Что взять с влюблённого, который стал почти тенью недавно спасенной из неволи женщины?" Его только стоило пожалеть и посочувствовать искривлению в мозгах. Кстати по поводу тех самых мозгов Александра проходилась, нисколько не стесняясь.
   А вот сестра Торговца, впервые на памяти всех присутствующих, закатила чуть ли не настоящую истерику. При этом она напирала в основном на то, что дескать Дима её спасал не щадя живота своего, и теперь она просто обязана действовать точно так же для его спасения. Всё иные домыслы и рассуждения на тему сурового наказания от того же Дмитрия за упрямство, самоуправство и несговорчивость только распаляли женщину, заставляли её излишне нервничать и вообще не прислушиваться к голосу здравого рассудка.
   Наверное, именно поэтому, Верховный целитель подвёл итоги споров святыми для каждого врачевателя мира Зелени словами:
   - Любой разумный имеет право пожертвовать собственной жизнью ради спасения другого разумного существа. - А после небольшой паузы всё-таки добавил: - Так что лишать этого выбора даже своих близких родственников мы не имеем права.
   Задумалась и Александра. Если бы дело не касалось именно её супруга, она бы решительно отказалась от операции и сделала бы всё, чтобы операция вообще отменилась. Но в данном случае места для манёвров не оставалось: либо отправляться немедленно, либо... Иных дельных мыслей в голову не приходило. К тому же формально отдавать последний приказ баюнгу Шу'эс Лаву имел право только Тител Брайс. Потому что великан был отдан именно ему в полное подчинение наставником, громадного Торговца, Дмитрием Светозаровым. Ну и подруга Эрлиона, на тему как избавиться в составе отряда от закусившей удила Елены, ничего толкового подсказать не могла. Наоборот ещё и удивлялась:
   "Ну и что ты так возражаешь? Стреляет она отлично, я сама в тире наблюдала, с иным оружием тоже отлично справляется. Вот с холодным у неё явные пробелы, да в рукопашной схватке она не сильна... Но ведь это запросто перекроет её нахождение в небе над горами. Пусть просто ведёт дозор оттуда, всё равно пегас со своими огромными крыльями в пещерах летать не захочет..."
   "Ну вот, всё-таки подсказала! - поблагодарила Шура подругу. - Ей и в самом деле назначу ответственный пост дежурства в небе и общую корректировку наших передвижений, если мы рассредоточимся". После чего вслух поставила последнее и категорическое условие:
   - Но в отряде будет только один командир, приказания которого все остальные выполняют беспрекословно. Согласна?
   Елена сразу прекратила изображать из себя невесть что, и радостно отдала честь:
   - Так точно!
   Баюнг попытался порассуждать, глядя вопросительно на Александру:
   - Мне кажется, что выбирать командира и так нет никакого смысла. Поэтому я...
   Но его с непосредственностью и подкупающей простотой перебил барон Вайсон:
   - Спасибо, дружище, что не стал оспаривать моих командирских полномочий! При распределении наград и медалей по итогам операции, я это учту. - Наткнувшись на угрожающий взгляд супруги графа Дина, он нисколько не стушевался: - И не надо мне тыкать своими, более высокими титулами, ваше сиятельство. В бою они совершенно не нужны, их всегда перевешивают доблесть, отвага, физическая сила и опыт.
   Его бывшая коллега по конторе не выдержала:
   - Слышь, Курт! Ты ведь только физической силой и можешь похвастаться. Относительно... А тут придётся головой думать. Так что не нервируй меня, пожалуйста, и прекращай эти дурацкие шуточки. Не в бирюльки играем!
   Тотчас барон перешёл на свой оригинальный немецкий акцент:
   - Ох уж эти русские бирюльки! Загадочные предметы, которых я и в глаза-то никогда не видел. Но как же вы любите ими укорять всё время.
   На это ничего больше не оставалось, как пригрозить шутнику словами, которые совсем недавно высказывал Верховный целитель:
   - Ничего! Вот вернётся Дмитрий, он разберётся, где бирюльки, а где..., - после чего самозваная командир свернула разговор в деловую колею: - Шу'эс, начинай переброску техники!
   Но в душе она весьма досадовала, что от участия золовки в данной операции избавиться не удалось. Вдобавок и понимала, что страдающая отсутствием дисциплины Елена обязательно что-то учудит и во время боевых действий. Как в таких случаях бают бывалые воины: "Новичка с собой брать страшно не потому, что он ничего не умеет, а потому что думает, что умеет всё". А такие самоуверенные личности и себя покалечить могут, и товарищей по оружию.
   Только и успела пригрозить барону Вайсону в те несколько минут, пока Елены рядом не было:
   - Курт, старайся держать Лену на постоянной связи и под контролем. Ибо если она что-то сделает не так, нам с тобой не поздоровится. Представляешь, как нас её братик на лапшу раскатает?
   - Главное - чтобы не на бублики! - хохотнул немец. И сразу совершенно иным тоном добавил: - Шур, да не волнуйся ты так. С ней всё в порядке и она в последнее время такие способности проявляет, что я челюстью коленки себе отбиваю. И стреляет, и прыгает, и магическими силами оперирует залихватски. Тител на неё чуть не молится..., да и мы все тоже. Даже удивляюсь, почему она сама раньше от халифа не сбежала.
   - Так ведь способности её стали раскрываться лишь после вертушки с Эрлионой, - уточнила вынужденно Александра. - Уже сейчас по силам она ушла дальше Аристарха, да плюс ко всему створы между мирами видит в цвете. Скорей всего именно она и станет четвёртым Торговцем в нашей компании...
   - Ну вот, а ты паникуешь!
   - Да потому и паникую, что в настоящем бою Димина сестра не бывала и как себя поведёт, мы не подозреваем. И никакие потом мои оправдания "она сама" или ссылки на разрешение Титела меня в глазах мужа не оправдают.
   - Ладно, не переживай. Буду следить за ней в оба и заставлю давать отчёт о каждом взмахе крыльев пегаса.
   После такого обещания, командир отряда заметно успокоилась, и когда отряд уже в полном составе полетел к горам, стала отдавать распоряжения, основанные на предварительной задумке и на ведущемся просмотре последнего пакета собранной информации:
   - Зафиксирована резкая вспышка активности неведомых сил! Они попытались атаковать большую часть нашей техники. Пока потерь у нас нет, неведомые силы, которые в том числе спровоцировали массу обвалов, вроде как отошли вглубь недр. Поэтому, вначале осматриваемся в том месте, откуда Дмитрий предположительно начал движение вниз. Там наши разведчики отыскали несколько маяков-ориентиров. Елена, взлетай как можно выше и держи под своими приборами наблюдения как можно большую площадь гор. Это не массив, а будто бы головка сыра с дырками, так что как охотник, так и Крафа может выбраться наружу в любое время и в любом месте. И ещё: если кто-то обнаружит именно Крафу - ни в коем случае не атаковать его в одиночку! Повторяю отдельно: ни в коем случае! Вначале, звать всех остальных!
   Остальные прекрасно понимали: приказ касается первую очередь боевой единицы, летящей на пегасе. Да и сама единица поняла, потому что обиделась:
   - Так мне что, вместо того чтобы уничтожить этого тирана и вурдалака, мчаться на ваши поиски?
   - Мчаться не надо, просто включаешь сигнал экстренной тревоги и только после этого пытаешься атаковать с дальней дистанции. Сама понимаешь, раз узурпатору удалось от Димы уйти, то от тебя он точно оторвётся.
   В переговорном устройстве, раздалось лишь пренебрежительное хмыканье, подразумевающее "Это мы ещё посмотрим!", но вряд ли много мнящая о себе сестра Торговца догадалась, что весь разговор и затевался только с целью на подобную реакцию. Хитрой улыбки своей невестки она видеть не могла, но теперь уже точно будет летать над горами и бдеть, надеясь первой выискать подлого Крафу и собственноручно его уничтожить.
   "Зато теперь не будет рваться в недра, - удовлетворённо подумала Александра, и тут же благоразумно себя осаживала: - Хотя бы первое время..."
   Таким образом воздушный патруль остался над горным хребтом. Носящий свою наездницу Вихрь, не испытывал особых трудностей с набором высоты или с охлаждением собственного тела. Только и делал, что равномерно взмахивал своими огромными крыльями, да нарезал круги над самыми глубокими ущельями. Именно оттуда, по логике и могли показаться либо "свой" либо "чужой".
   Великана баюнга решили оставить в одной из самых больших пещер, которая находилась метрах в пятистах ниже уровня пустыни. Здесь было не только сравнительно прохладно, но и просторно, а боковые гроты давали надёжную защиту от возможного падения сверху как сталактита, так и банального куска скалы. Такое удобное место послужило для создания небольшой перевалочной базы и пункта связи. От него дальше несколько устройств только и делало, что распыляло тончайшую, невидимую кристаллическую пыльцу, которая оседая полосами на стенах и сводах, позволяла поддерживать связь в любой толще пород. Причём даже плотные завалы чаще всего не прерывали образовавшиеся цепочки, и в итоге любой член спасательного отряда мог всегда пообщаться с остальными.
   Дальше в толщу пород Шу'эс Лав не спешил и по другой причине: начинались узкие, низкие тоннели, которые для такого гиганта могли оказаться непреодолимыми. Поэтому вниз устремили только двое: графиня Александра Светозарова и барон Вайсон. Да и попавшего в ловушку человека геологическим роботам из мира Ситулгайн будет освободить гораздо легче. А то, что ловушек полно и они готовы захлопнуться в любой момент, убедились с самой первой попытки проникновения в более прохладные и влажные глубины. Порода так и норовила раскрошиться в совершенно безопасном месте, горы песка сыпануть из самого немыслимого отверстия, а вполне пригодные для езды на вездеходах тоннели - перекрыться как по мановению волшебной палочки кремниевыми плитами.
   То есть тотальное программирование всех без исключения устройств именно на такое противостояние - себя оправдало полностью. А единая, всеобщая связь позволяла не только для людей выбирать наиболее безопасные маршруты передвижения, но и тщательно оберегать каждую единицу так отлично зарекомендовавшей себя техники. Если и случались завалы, погребшие под собой идущих в авангарде бронированных разведчиков, то их откапывали довольно быстро.
   Ну и в превентивных целях вовсю пользовались как малыми взрывами, так и точечной силой структур для разрушения, или инициации приготовленных завалов. При этом широко употреблялись пушки с лазерной накачкой и огнемёты для уничтожения липучих, обладающих немалой силой сетей. При экспресс-анализе остатков этих сетей, выяснили, что те не являются самостоятельными организмами, а неким продуктом иного, совершенно неизвестного науке существа.
   Подобным обстоятельством командир отряда сильно обеспокоилась:
   - Получается, что здесь некие громадные чудовища обитают? Шу'эс, - обратилась она к баюнгу, - может ты о таких существах слышал? Смотри результаты анализа...
   - Да смотрю, смотрю, - отозвался великан по связи. - Уже глаза на лоб вылезли от такого смотрения... Но только диву даюсь: как по мне, то таких существ вообще не может существовать в природе... Вы только представьте, кто бы смог вырастить на себе подобную сеть, а потом ещё и "запрограммировать" её на атаку движущихся предметов?
   - А почему на себе? - присоединился к обсуждению Курт, который как раз вошёл в перекрученную каверну между пластами и внимательно присматривался к стенам. - Представьте, что на глубинах с озёрами имеется лаборатория и там группа учёных..., или каких-нибудь маньяков занимается тайными исследованиями. Понятное дело, что вокруг себя они устроили непроходимые ловушки, и наделали вот таких живых страшилок из псевдоплоти. Ну и самое главное: лаборатории могли здесь быть испокон веков, и именно поэтому ни один Торговец не может шагать сюда, или вырваться прямо отсюда. Возможно, граф не всё высмотрел при подсмотре с Аристархом, а ведь само по себе на ровном месте никогда ничего не случается...
   В его словах просматривалась житейская мудрость. И Александра вполне допускала вариант со скрытыми от всех вселенных лабораториями. Но с другой стороны во всём этом устройстве данного мира отсутствовала нормальная логика. А именно: зачем строить лабораторию, а потом защищать её такими дешёвыми методами? Неужели только для того, чтобы заманить в глубины и уже только там уничтожить? Но ведь отряд, несмотря на мощную техническую поддержку, малочисленный. Уничтожить такой, имея фантастические средства для перекрытия телепортации Торговцам - раз плюнуть. Дальше: планета находится под лучами сразу трёх солнц. Подобного, по словам учёных вообще нельзя встретить во вселенных. А уже это, да плюс невозможность перехода прямо в горы, - делали систему уникальной. И только по чистой случайности геометрических величин, тиран Крафа выпал из межмирского пространства именно здесь. Ещё странности: три частично расшифрованных письма, которые оставили неведомые инопланетяне, называющие себя "санитарами космоса". По ним получается, что они либо погибли сражаясь, либо были жестоко уничтожены неведомым злом. Оставалось только удивляться, почему они так настойчиво стремились в недра и почему не отступили при осознании опасности? Или всё-таки отступили?
   "Как бы не ошибиться при поиске верного пути..., - вздыхала мысленно Александра. - Да и сам Дмитрий поступил неправильно, совершил грубейшую ошибку... Мог бы и рискнуть..."
   Во время пребывания здесь вместе с супругой, он мог бы сделать преспокойный просмотр проблемных глубин и отыскать следы Крафы, а уж тем более гипотетической лаборатории, заранее. Но он даже думать запретил о просмотре, по двум причинам: Торговец большой силы легко рассмотрит подсматривающие лица на большом расстоянии и в полной темноте, ну и в момент просмотра пара наблюдателей, а вернее их тела остаются совершенно беззащитны. Их и уничтожить можно, и расчленить, и пленить определёнными, совсем не гуманными методами.
   Сейчас же исправить эту ошибку, тоже не выходило. Хоть и другой Торговец из седой древности имелся в наличии. Ибо совершить подобный просмотр с Шу'эс Лавом не получалось по двум причинам: синхронизация невероятно разных по размерам тел не удастся, ну и возраст не позволял. Только после достижения возраста пятидесяти лет обычный Торговец мог в течении получаса проводить настройку с напарником и уходить в состояние подсмотра. То есть даже в этом чудесном умении Светозаров, проводящий синхронизацию сердец за десять, а с супругой за пять минут, оставался уникумом и сейчас, и в древней истории. А ведь тогда великих и сильных Торговцев было хоть пруд пруди. Образно выражаясь...
   Рассуждения и воспоминания пришлось отбросить, потому что опять заговорил, движущийся на самом острие операции барон Вайсон:
   - О-о-о! Какой тут у меня чудный рисунок показался. Несколько запылен, зарос мхом, и часть отколота..., но вполне хорош! Вот сейчас я е го очищу и даю прибору считывать информацию для дешифратора.
   - А где ты? - поинтересовалась движущаяся в тылах командир.
   - Прошёл перекрученную каверну, за ней анфилада пещерок, вторая по счёту, на стене слева. А ты?
   - Только вошла в каверну...
   - Поосторожнее там! Не нравятся мне как-то кособоко торчащие снизу скалы, - предупредил Курт. - такое впечатление, что они словно из-под земли выросли. Ни пород, ни песка нанесённого древними водами не заметил...
   - В самом деле, - согласилась графиня, осторожно перешагивая с камня на камень. - Может, они со свода рухнули? Хм, не похоже...
   И в следующий момент скалы у неё под ногами стали проваливаться вниз и по невероятной траектории разъезжаться в стороны!
   Только постоянное состояние начеку позволили сразу же задействовать ускорители, остановить падение на глубине метров шести, а потом свечой взмыть к своду. Да там и прижаться в небольшом гроте у самой верхушки стены. А вниз было просто страшно смотреть: зубья скал не просто провалились, но и разошлись в стороны, а на глубине метров в пятьдесят блеснула чернотой водная поверхность. Через мгновенье она зарябила и пошла кругами от падения мелких камней, одного карликового танка, одного геодезического робота и грузового робота-катуна, который занимался напылением состава, способствующего связи в подземельях. Ещё пять устройств сопровождения просто взмыли в воздух, пользуясь своими летными качествами, а два самоходных разрушителя уцепились намертво за повисшие вертикально скалы. Подобные игрушки с манипуляторами и взрывом было сорвать сложно, если они хорошо ухватятся.
   Ну и все они давали довольно яркое, приемлемое для простого глаза освещение. Так что хорошо было видно, как тоннель, приведший к данной каверне, быстро заполняется песком и мелкими камнями. А ещё через несколько мгновений колоссальные скальные зубы опять стали смыкаться. Словно закрывалась гигантская пасть невиданного чудовища.
   Всё это время Александра скороговоркой описывала происходящее вокруг неё и не могла решиться на применение самого мощного при ней оружия: автомата, пули которого являлись конгломератом плазменной накачки и обладали разрывными свойствами. По словам Курта, он уже вернулся к провалу, который только недавно спокойно пересёк и тоже был готовым открывать огонь по неведомому и невидимому врагу. И командир отряда спонтанно прочувствовала: следует как-то повредить сходящиеся зубцы:
   - Курт, бьём по соединениям, держащим куски скал!
   И открыла огонь. Послышалась стрельба и со стороны барона. Ну и вполне синхронно с людьми начали стрельбу технические устройства сопровождения. Частила пушка карликового танка, который вернулся с Куртом, поливали лазерными лучами и кислотой наиболее уязвимые места летающие разведчики, били низкочастотными волнами звуков самоходные разрушители.
   И суммарное воздействие всего оружия сказалось: гигантская ловушка, страшно заскрипев и хрустя, так и замерла, не закрывшись до конца. А потом с ещё большим скрипом зубья разошлись обратно и обвисли под собственной тяжестью. Но и после наступления сравнительной тишины в самой каверне, звуки сражения не прекратились, только доносились они теперь снизу. Там довольно интенсивно вел пальбу оставшийся в целостности карликовый танк. Видимо удар об воду погасил большую скорость падения, что и позволило боевой единице не только остаться в строю, но и получив приказ уничтожать всё что движется и не попадает под классификацию людей, начать полноценную войну.
   Чтобы лучше понять, что творится внизу, туда послали сразу два летающих разведчика, благо что пространства между до конца разошедшимися скалами это позволяли с лихвой. И вскоре некая картинка в неровных бликах прыгающего освещения показалась на малом, внутреннем экране под забралом сюртука у каждого человека.
   Внизу находилась такая огромная пещера, что в неё могло провалиться десяток каверн с ловушками, расположенных рядышком друг с дружкой. Причём рукотворность пещеры бросалась в глаза сразу. Во-первых - явными тюбингами усилителей по стенам и сводам, а во-вторых - ещё несколькими подобными ловушками на том же своде. Только остальные зубья-скалы все были плотно закрыты некими аналогами упругих щупалец, очень напоминающих напружиненные коренья. Повреждённые, разорванные коренья под каверной сочились подобием чёрного мазута, хотя по показаниям анализатора запахов скорей напоминали кровь или древесный сок.
   На этом вся искусственность этого места оканчивалась. Дальше начиналась вакханалия аморфной массы, которая белесыми сгустками налипла на стенах, горами шевелящейся плоти пузырилась вокруг озера, и столбами серых щупалец пыталась дотянуться до выползшего на камни карликового танка. Но тот наверняка оказался среди своих стальных собратьев самым отчаянным и везучим. Мало того, что не получил при падении повреждений, так он ещё на невероятной скорости вращаясь, стрелял, сжигал, деструктировал вокруг себя всё с невероятным усердием и неожиданной результативностью. Вокруг него всё горело, плавилось, взрывалось, шипело, лопалось и кипело.
   Ну и людям сразу же пришла в голову только одна мысль:
   "Вот оно - чудовище!"
   Скорей всего, то самое, которое не смогли добить "санитары космоса". Скорей всего то самое, которое организовало завалы и пыталось уничтожить летающих разведчиков. Ну и понятно, что то самое чудовище, которое могло отрезать от внешнего мира забравшихся в недра Светозарова и Крафу. В том, что супруг до сих пор жив, Александра продолжала верить без малейшей толики сомнения.
   Но верить - это одно, А вот добраться и помочь - совсем другое. И если на пути выявлена конкретная преграда, то эту преграду надо уничтожить со всей беспощадностью и с максимальной эффективностью.
   Поэтому командир отряда живо сообразила, как помочь одинокому танку выжечь дотла невиданную тварь. Достаточно было прикинуть расположение нераскрывшихся ловушек на своде и сравнить это с уже имеющейся картой данного участка лабиринтов. Вскоре подошедшая волна геологических роботов добралась с иной стороны и по другому тоннелю, заложила взрывчатку, и от второй ловушки остались лишь сочащиеся чёрной жидкостью корни. Все скалы рухнули в той части гигантской пещеры, где копошились наибольшие горы странной плоти и раздувшихся серых щупалец. После чего к провалу поспешили иные карликовые танки и стали с усердием помогать своему боевому собрату "уничтожать всё, что шевелится". Естественно, что и летающие разведчики, не остались от этой забавы в стороне. И вскоре едкий, наверняка ядовитый туман заполнил несколько уровней громадных пористых горных хребтов.
   Показания анализатора воздуха, заставили обеспокоиться Курта:
   - Мы-то на автономном дыхании, а если у графа что не в порядке с сюртуком?
   Первым отозвался Шу'эс Лав:
   - В подобных местах раздеваться для купания не стоит.
   И Александра с ним согласилась:
   - Дима к сюртуку питает больше доверия, чем даже ко мне. Так что с ним всё в порядке. Ну а если Крафа копыта откинет, то да - трагедия. Слишком лёгкая смерть ему достанется... Курт! Мне кажется, или в самом деле наши бравые танки закончили свою работёнку?
   - Ну..., раз стрелять и жечь перестали...
   - Будем спускаться для осмотра?
   - Шутишь! - возмутился немец. - Там всё кипит, гниёт и бродит! Не раньше, чем на обратном пути дадим определение этому гадюшнику...
   - Ну да, раз опасность устранена, следует спешить вниз. Вдруг как раз наших роботов проходки Диме не хватает, чтобы выбраться из ловушек... Ей, Леночка! Доложи, что там делается наверху? По логике вещей, сейчас дым, копоть и вонь, всех оставшихся обитателей выгонит из нор погреться на солнышке. А?
   Но вместо бойкого женского голоса, в наушниках связи стояла гулкая тишина, нарушаемая только напряженным дыханием Курта и Шу'эс Лава. Елена Петровна Светозарова не отзывалась.
  
  

Глава двадцать первая

ПОБЕГ

   Дмитрий просыпался с некоторым трудом. Словно ему мешал туман выпитого накануне алкоголя. Поэтому как-то не сразу вспомнил, в какой он находится обстановке: голый, без оружия и лежащий невдалеке от злейшего врага всех Торговцев и многих десятков узурпированных миров. А вспомнив - мобилизовал все свои силы для тщательного просмотра и прослушивания.
   Крафа лежал на том же месте где и укладывался. Стада лягушек всё так же передвигались с ленцой по влажным озерным берегам. Улитки сонно ждали, пока их употребят в пищу.
   Но в этой полнейшей тишине донеслись далёкие отзвуки разрывов.
   "Что это? Или кто? А может опять-таки "что"? - заметались мысли в голове. - Такое впечатление, что слышна канонада артиллерийских оружий. Развлекаться так с украденным у меня оружием, у того же Врубу не получилось бы... Да и не было у меня пушки... Кто же это такой экипированный воюет? Враг - здесь. К нему помощь прорываться не может... А ко мне? Хм! Интересный вопрос! Если представить, что Шу'эс Лав нарушил мой приказ..., Шура на него надавила..., а Тител признал их опасения справедливыми, то баюнг вполне мог бы перебросить сюда некие силы. Опять-таки, вначале побывав здесь именно с моей женой. Перед таким риском она никогда не остановится... Но судя по канонаде и доносящейся вибрации, война идёт нешуточная. Неужели великан доставил в горы целую армию? Вряд ли... Даже учитывая мои слишком долгие провалы сна, ему никак не успеть. А вот если только одно оружие? Самоходное? Почему бы и нет! С его силищей он мог и карликовые танки сюда протащить... М-да! Как раз то, что я сам сделать не догадался!"
   Понятное дело, тем более что в такой халатности его даже враг недавно укорял, но сейчас собственные упущения, покаянно ударили по сознанию с особой болью. Ведь из-за его поспешности и несообразительности сейчас, скорей всего, рискуют своими жизнями самые дорогие и близкие ему люди. Без Александры попытка прорваться в недра не обойдётся по умолчанию. Без Шу'эс лава - по сути своей будет невозможна. Ну и наверняка ещё с десяток человек вызвались добровольцами отправиться с это прожаренное тремя солнцами пекло. Пусть и нет среди них знакомых или друзей, но всё равно сейчас там люди гибнут именно по его вине. Потому что подобная канонада на учебную не смахивает, а значит сражение жесткое, непримиримое. При этом в той части гор наверняка пошли массовые обвалы и оползни, под которыми также могут погибнуть отчаянные воины группы прорыва.
   "И всё по моей вине! - корил себя запоздало Дмитрий. - Вот к чему необдуманная спешка приводит!"
   Дошло до того, что предвидя большое количество жертв среди спасателей, он пожелал, чтобы группа эта рвалась на спасение именно Крафы. Хотя опять-таки, вряд ли диктатор и предатель держал в своём окружении Торговцев, могущих передвигаться за ним везде и отыскивая своего благодетеля по специальным меткам. Скорей всего и меток этих не осталось, после того как взорвался кокон-ловушка и ободранное начисто тело Крафы выбросило в пустыне. Так что где он находится, не знал из его окружения никто.
   А значит..., воюют силы поддержки графа Дина Свирепого Шахматного.
   С этим выводом и далёкие отголоски взрывов прекратились. Исчезла малейшая вибрация, свидетельствуя, что волны обвалов или лавин тоже прекратились. Но теперь оставалось только догадываться: кто победил? Или это вообще небольшой перерыв перед следующим сражением?
   В любом случае, находиться в пещере полного контроля неведомых сил, было бы неблагоразумно. А может и весьма предпочтительно воспользоваться именно этим моментом? Пока тюремщик занят на верхних уровнях, будет весьма верным ускользнуть от него "под шум дождя"?
   Вот только вначале следовало и тут оставить от себя сообщение для тех, кто возможно сюда доберётся. Поэтому магическими метами, которые различал каждый знающий соратник из окружения Светозарова, он вывел на удобной стене несколько предложений: "Со мной всё в порядке, собираемся бежать через дно озера на нижние уровни. Не беспокойтесь и лучше ждите меня у верхних выходов!"
   И только после этого пришла пора к решительным действиям. Решено бежать из плена - значить пора приступать к выполнению. И тут, увы, как это ни прискорбно, помощь врага всё равно понадобится. Так что...
   - Эй! Пиявка горемычных миров! Просыпайся!
   Похоже, узурпатор и в самом деле спал, не притворялся. Вспышки эмоций в его ауре говорили о резком приливе адреналина в кровь. Хотя голос в ответ раздался вполне спокойный и пренебрежительный:
   - Никто тебя, червяк, хорошему тону не учил... Чего это ты заколотился с самого утра?
   - Предлагаю немедленно устроить прорыв и уходить отсюда. Пока тут тихо, надо воспользоваться благоприятным моментом.
   - М-да! Ты не граф! - с фырканьем констатировал Гегемон. - Где твои изысканные манеры? Где утренний завтрак и приглашение к столу? Плебей!
   - Слышь, не нуди, а? - стал раздражаться Светозаров. - Твой завтрак везде, где ты не поленишься нагнуться, а стол - на твоих голых коленках. Тоже мне, эстет!
   - Вот! Подобное неприятие утреннего моциона - свидетельствует о твоей несуразной молодости. Тебе тридцать, максимум сорок лет и в сибаритстве или роскоши ты никогда не жил... Ха-ха!
   Проигнорировав подобные выводы, граф встал и не спеша отправился в обход озера к выбранному для устройства течи месту. Его коллега по тюрьме сразу тоже вскочил на ноги и бросился догонять, исторгая из себя вопросы:
   - А что случилось-то? Что за спешка такая? Ведь в любом случае подкрепиться нам вначале не помешает. Вдруг там внизу засуха? А то и вообще солёный океан?
   - Не переживай: лягушек из этого болота вниз схлынет невиданное множество. Подхватим по парочке, когда поймём что вышли в разветвлённые лабиринты...
   - А если бы я остался завтракать? Ушёл бы без меня?
   - Запросто, сил бы хватило, - признался Дмитрий. - Лёг бы на дно, ударил по пробке непосредственно силой и повалился бы вниз вместе с потоком.
   - Ох, ты, какой рисковый! А если бы зажало, или камнями бы вдребезги раскатало?
   - Прорвусь и сам..., если ты пасуешь.
   - Да нет, вместе наши шансы раз в сто выше... Но меня волнует, чего это ты так вдруг сорвался? Неспроста ведь? Или всё-таки что-то случилось, пока я спал?
   - Сон мне плохой приснился, - соврал Светозаров, без всякого предварительного осмотра заходя в воду и брезгливо отбросив ногами рассевшихся на берегу лягушек. - А снам я привык доверять.
   Больше временный компаньон ничего не спрашивал. Метод пробоя они оговорили ещё перед тем, как заснуть, теперь оставалось лишь реализовать его. Самым нежелательным было бы лишение силы именно в этот ответственный момент. Но то ли Врубу спал, то ли отвлёкся, то ли не посчитал купание пленников дракой, но силы магического удара, и чередующиеся с ними микровзрывы действовали в полной мере. Так что течь образовалась на дне озера быстрей, чем ожидалось. Вместо пяти - управились за три минуты, а дальше уже отверстие в бешеном темпе расширяла собственным весом рвущаяся вниз вода. Вскоре уже образовался мощный водоворот, попытавшийся затянуть в себя и пленников. Хорошо, что они заблаговременно выбрались на мелководье и стоя по пояс в воде пытались высчитать удобный момент для побега.
   Граф ратовал за более быстрый уход. Например, в момент, когда уровень озера достигнет примерной половины. Крафа - за спокойный спуск уже по следу ушедшей воды. Дескать, тогда и безопасность повышается, и осмотр боковых проходов будет в должной степени объёмным.
   - Всё-то тебе комфорта хочется, - укорял Светозаров своего врага. - Разжирел, разленился ты в роли рабовладельца... Или забыл где мы находимся и что нам грозит?
   - Сейчас - ничего!
   - Ой, ли! - после чего начал с предупреждения: - Только вверх глазами не смотри! Попробуй войти чуточку в транс...
   Узурпатор так и поступил. Сосредоточился и вскоре заметил, что на своде просматриваются какие-то подозрительные шевеления и вибрации:
   - Проклятье...! Там что-то готовится... Неужели нас хотят угробить обвалом?
   - Вряд ли... Шевеления как раз над пробитым отверстием. Думаю как раз через минуту, две, туда начнут падать скалы, а мы так и останемся в этой большой, но всё-таки тюремной камере.
   Крафа сразу решился на побег:
   - Командуй, когда сигаем в водоворот! - но пока ждали, поинтересовался: - А почему ты без меня вниз не прыгнешь? Глядишь, и ушёл бы сам от нашего тюремщика.
   - Ни я, ни ты, сами не вырвемся отсюда, - полуправдой ответил граф. - Внизу ещё сутяжнее придётся, так что распылять силы до самого выхода в пустыню не стоит.
   Конечно, вслух он признаваться не стал, что предпочитает врага держать поближе в себе и уничтожить при первой возможности. Давать шанс узурпатору на прорыв к своим мирам - значило потерять его надолго, а потом иметь страшные неприятности. Но вначале следовало вырваться из лап непонятных местных хозяев.
   Кажется, и сам узурпатор думал примерно так же, только по отношению к противнику. Потому что выдавил сквозь упрямо сжатые зубы:
   - Ты прав!
   Вода спадала довольно резво, уже трети объёма озера как не бывало. Да и судя по резко увеличившейся воронке, дырка в донной части расширилась ещё больше. Пленники тоже чуток опустились, стараясь находиться в воде по пояс. Но даже дожидаться опускания уровня до половины, Светозаров не стал:
   - Пора!
   И первым нырнул в направлении водоворота. Понятное дело, что риск существовал огромный. Могли, к примеру, в этот самый момент рухнуть заготавливаемые для падения куски свода. Потом неведомые тюремщики могли аннулировать магические силы пленников, тем самых лишив их так необходимой личной защиты. А это тоже при стремительном сплаве по древнему руслу - явная смерть от ударов о камни и боковые стены.
   Но выбирать не приходилось, Светозаров был твёрдо уверен в немедленном уходе из этой пещеры любыми способами. Да и его враг, несмотря на споры и иные предложения, с подобной поспешностью был согласен. Видимо за полтора тысячелетия прожитой жизни его чувство приближающейся опасности тоже развилось до возможного максимума. И сейчас эти два непримиримых врага, почти касаясь друг друга, а потом и сталкиваемые бурным течением понеслись по кишке древнего русла.
   Большим благом, наверняка оказались многочисленные отнорки, трещины, боковые проходы, а то и старые ответвления русла. По этой причине основная масса воды не лилась одной струёй, а рассасывалась в стороны, довольно быстро обмелев и прекратив своё стремительное движение. Иначе, в конце слишком длинного сплава, никакие магические щиты не смогли бы сохранить Торговцев от гибели. Но и так ранений на теле, глубоких царапин, сильных ушибов оказалось на телах предостаточно.
   К удивлению обоих, судьба и течение их не разбросали далеко друг от друга. Выплеснулись беглецы как раз на соёдинении используемого русла с ещё одним. Там реки как таковой не было, а только сочился небольшой ручеёк, зато сразу пришла мысль: поднимаясь по иному руслу и придерживаясь ручейка, можно добраться до иных озёр. Другой вопрос, что даже встать на коленки оказалось довольно проблематично.
   Щиты - щитами, невероятная регенерация - тоже отлично, но без травм при таком сплаве вырваться не удалось. Вначале, по всем размышлениям, следовало просто полежать и дать возможность организму слегка восстановиться. Увы, времени на поблажки пленникам - тюремщики могли и не выделить. Следовало и отсюда уйти, и следы за собой запутать. Хотя по этому поводу у Светозарова имелись кое-какие соображения:
   - Вряд ли здешние хозяева настолько всемогущи, чтобы видеть буквально всё и везде в своих владениях, - рассуждал он, кряхтя поднимаясь на ноги и поворотами корпуса проверяя не сломано ли что-то из костей. - Поэтому предлагаю не мчаться сломя голову в любом направлении, а отыскать такое место, где нет в первую очередь воды, а потом уже и лягушек с улитками и мхом.
   И с этими рассуждениями Крафа, отплевавшись от воды и песка, согласился:
   - Хоть ты и не граф по происхождению, но и тут прав... У меня тоже в голове манечка засела, что эти жирные лягушки за нами следили... Вот только не пойму: вода здесь причём?
   - Да при том, что за водой местные силы следят в первую очередь и держат под неусыпным контролем, - Дмитрий перестал ощупывать бока и сделал первые шаги. - Там где она есть, у них может быть некое подобие глобальной связи.
   - Глубоко копаешь..., - пошатывающийся Крафа пристроился за компаньоном и тоже двинулся в путь: - Но вспомни верхние уровни, там, где ты за мной гнался. Кто там рассасывал мои ловушки? Кто устраивал нам козни и делал завалы? Похоже, что и наше движение направлялось заранее и строго выверено. А ведь там не было воды! И живность с мохом отсутствовала начисто.
   На подобные, но вполне верные замечания, тоже нашлись объяснения:
   - Там наверху, таких как мы или кого угодно ждали давно, а то и всегда. Так что скорей всего система загона, ловли и оповещения как раз там самая обширная, сложная. А вот на больших глубинах, да ещё и там где ничто не живёт, не растёт, какой смысл организовывать системы связи и наблюдения?
   Теперь Гегемон задумался надолго, видимо соглашаться с такими выводами ему не давали какие-то знания или наблюдения. Но когда они дошли до очередного разветвления русел, выразил своё согласие:
   - Ладно, поступим по твоему усмотрению. Кажется, тебе везёт или в самом деле предчувствие вместе со снами лучше направляют на путь истинный. Тогда нам сюда?
   Новое русло с небольшим подъёмом отходило резко вправо. Но в нём проточной воды не замечалось, хотя вездесущего мха и бессловесных улиток хватало. Скорей всего они питались влагой от ручейка. А вот что там дальше? За поворотом?
   И только пройдя метров пятьдесят, беглецы убедились что идут верно: пропали все намёки на влагу, исчезли даже клочки мха и стало сравнительно сухо. Правда могло оказаться, что данное русло перекрыто давно и наглухо, и что впереди лишь тупики, но с другой стороны почему бы и не попытать счастья в поиске выхода? Ведь не по всем же ходам, пещерам и протокам вымершие давненько аборигены устроили болота для разведения корма. Горы огромные, воды - мало, где-то обязательно царит засуха. Именно такое место и пытались отыскать компаньоны по несчастью.
   И ещё через час таки отыскали отличное местечко, которое опытные спелеологи наверняка бы назвали пещерным раем. Несколько анфилад, масса путанных переходов, несколько тоннелей смыкалось на громадный комплекс пустот. Причём в этих пустотах при всём внимательном осмотре не обнаружилось ни единого свежего обвала, ни свежей осыпи, да и подстроенных ловушек, сколько ни старались, высмотреть не удалось.
   Уселись, расслабились..., ну и вполне естественно, что злобный узурпатор не упустил случая поворчать и покапризничать:
   - Ведь предупреждал: любую деятельность надо начинать с сытного завтрака. Ещё лучше - с обеда... А теперь что? Будем бросать жребий, кого первого пустим на корм?
   - Не хочу травиться, - поморщился граф. - Ведь от твоего мяса не существует противоядия...
   - Ладно, четыре - четыре! - вёл какой-то свой подсчёт Крафа.
   - ...Тем более что до "столовой", не больше часа ходьбы в самой целебной атмосфере. Как раз прогулка придаёт отличный аппетит.
   - Ты так считаешь? Ладно, оставлю тебя на крайний случай... Ты для меня гораздо ценней в нежеваной виде... Но раз тебе спать не хочется, а до обеда ещё далеко, то может обсудим одну интересную тему?
   - Смотря какую, - без всякой охоты отозвался граф. Ему хотелось посидеть в полной тишине и прислушаться: не раздадутся ли новые отголоски взрывов.
   - Самую актуальную, - Крафа уселся как можно удобнее, вытянул ноги вперёд и только после этого продолжил тоном лектора: - Тема: "Почему в данном горном массиве нет ни одного створа?" И сразу дам свои предварительные выводы: мне кажется, что во всём виноваты уникальные составы местной породы. Я хорошо разбираюсь в геологии, и большинство минералов, руд и сплавов определяю чуть ли не на ощупь. Поэтому готов утверждать, что здесь имеется некий состав, уничтожающий стыки между мирами и переходы в межмирское пространство. Если ты хоть что-то понимаешь в геологии или имеешь другие гипотезы, присоединяйся к диспуту.
   В повисшей глухой тишине, ничего похожего на взрывы и вибрацию не ощущалось, да и с другой стороны нежелательно, чтобы враг догадался о возможной помощи, поэтому Светозаров согласился:
   - В геологии я тоже разбираюсь нормально. Только почему ты считаешь виновником именно состав породы? Вдруг здесь искусственная аномалия? Созданная теми, кто оставил письма-послания?
   Прения по теме были открыты.
  
  

Глава двадцать вторая

ВЫПАДАНИЕ ИЗ СТРОЯ

   Елена никак не могла понять, почему невестка так настроена против неё, вернее против её участия в спасательной операции. Ведь по собственным ощущениям и понятиям она стала настолько сильной, умелой и разносторонне развитой, что кажется могла бы теперь уничтожить своих похитителей собственными руками. Не используя при этом даже оружие. А уж с оружием, да тем, которое сейчас при ней, она могла бы справиться с целой армией негодяев.
   А если прибавить к этому комплекту знаний, умений и экипировки ещё и Вихря - то недавняя рабыня сама себе казалась самой непобедимой и самой независимой воительницей во всех вселенных. На фоне этого самолюбования даже сильные чувства к Курту как-то меркли и теряли яркость. Хотелось и ему и всему миру вначале доказать какая она стала отважная, ценная и незаменимая. А тут Шура её поставила на место, куда обычно определяют самых несмышлёных новичков. Обидно! Но! Всё-таки в операции участвует, да ещё и вместе с красавцем пегасом.
   И теперь можно посмотреть, кому повезёт больше!
   Елене страстно хотелось и брата спасти и подлого Крафу пленить. А что?! Мощнейший парализатор при ней, оружия хоть отбавляй, да и заплечные ускорители позволят пролететь даже в таком месте, куда Вихрь не протиснётся из-за своих внушительных габаритов. Осталось только внимательно всматриваться вниз, чтобы сразу заметить любое существо, неосторожно выбравшееся под палящие лучи сразу трёх солнышек.
   "Хотя какие они палящие? - удивлялась женщина, присматриваясь к показаниям забортной температуры на своём забрале. - Греют только, да и красиво как!.. О! Семьдесят шесть градусов! Ну вот, даже такая надёжная техника порой подводит. Или это мне из-за сюртука не верится? Вихрь! - мысленно прокричала она, когда хотела чтобы летающий конь её услышал. - Тебе не жарко? Может, хочешь в тень?!"
   Пегас на лету чуть повернул голову, покосился на наездницу глазом, и единым образом, словно в одном слове послал сообщение:
   "Мне хорошо. Полёт прекрасен. Я люблю высоту. Я люблю тебя. Не беспокойся".
   Из чего так и не прояснилась истинная забортная температура. Но Елена всё-таки благоразумно воздержалась от желания чуть приоткрыть забрало или снять с руки перчатку. Не хотелось собственным телом проверять истинность неисправных показаний.
   Как раз пошёл очередной обмен мнений между тремя спасателями, находящихся в недрах. Помех не было, особых трудностей - тоже, так что рассекающей высоты на крылатом красавце Елене, стало опять скучно:
   "Ну вот, все чем-то заняты, а меня опять оттёрли на десятые роли. А ведь как я помогала той же Шуре, стоя на Тропе и уводя кайреги в их мир. Тогда она на меня чуть ли не молилась, так радовалась помощи. А сейчас за всё время только два раза спросила, что я тут вижу... А что тут увидишь? Всё те же унылые горы и бесцветные ущелья. Ни одной зеленой точки куста, ни одной травинки... Как всё выжгло, однако! Может и в самом деле там везде эти семьдесят шесть градусов выше ноля?"
   За последний месяц своего интенсивного существования Елена выучила и узнала столько, что вся предыдущая жизнь ей показалась только первым уроком. А использование магической силы во время приобретений знаний и развития навыков, могли заставить человека и более скромного, чем она возомнить о себе бог весть что. Знания и умения наполнили жен

ПОЛЕЗНЫЕ ДИСПУТЫ

  
   Вместо запланированного изначально одного часа, недавние невольники просидели безвылазно в сухой пещере целых четыре. И как это ни странно, не слишком истомились от скуки, голода или жажды. Ибо всё это время прошло в непрекращающихся и довольно горячих спорах, дискуссиях и обсуждениях. Причём не только на предложенную изначально Крафой тему о причине отсутствия створов именно в горном массиве и в его окружающем пространстве. Хотя все последовательность диспутов как раз и проистекала из начального обсуждения.
   Как выяснилось, титул Трибуна Решающего в древности давался не тому Торговцу который был лидером в политике или продвижении в жизнь неких новых устоев и правил, хотя и аура лидера играла немалую роль. Награждали подобным титулом в первую очередь учёного, который досконально изучал и знал основные существующие законы химии, физики, математики, астрономии, биологии, философии и так далее и тому подобное. Того, кто знал всё: от строения простейших одноклеточных организмах, до создания ядерной бомбы. И Торговец, которого стали звать только одним именем, что уже само по себе не имело аналогов в истории, в самом деле знал невероятно много, так что до сих пор мог с гордостью носить звание Трибуна.
   Мало того, он и к своим собеседникам относился в этом плане довольно требовательно и придирчиво. И если тот не соответствовал минимально допустимому уровню, игнорировал его сразу и навсегда. Именно поэтому разговор на первую тему начался с беглого опроса-показа собственных знаний. То есть Гегемон не спрашивал словно на экзамене, а сам скороговоркой стал вываливать свои знания о геологии, образовании земных твердей и тектонических плит, о месторождениях руд и прочих полезных ископаемых. При этом он специально делал различные ошибки или оговорки и следил за реакцией графа Дина. Но когда тот его раз десять поправил, и раз пять с улыбкой уточнил некоторые неверные значения, Крафа даже извинился:
   - Прошу прощения, дальше отвлекаться на пустяки в виде оценки твоих знаний не буду. Вижу что они фундаментальные и совершенно не зашторенные древними представлениями, существовавшими в нашей среде полторы тысячи лет. Так вот, по поводу окружающих нас пород: подобных нет ни в одной вселенной.
   - Да оно и понятно, - согласился Светозаров. - Потому как створы есть везде, а здесь их нет. Но вся эта аномалия - чисто природного значения. А значит...
   Ну и спор начался. Хотя сразу следовало сделать оговорку: во всех фундаментальных обоснованиях, уверенней чувствовал и оперировал научными понятиями именно Крафа. И он скорей даже радовался найденным несуразностям в выдвинутых теориях или указании на определённые неточности и прямо-таки упивался конечными результатами, когда удавалось быстро и чётко доказать свою правоту. При этом он не злорадствовал и не унижал оппонента, когда тот был даже заведомо неправ. То есть знаниями он обладал и с лёгкостью оперировал воистину фундаментальными. Чем, в конце концов, поразил даже своего заядлого и непримиримого врага.
   Светозаров вслух этого признавать не стал, хотя косвенно выразил в одном единственном вопросе:
   - Как же так получилось, что ты стал врагом для твоих же друзей, учеников и соратников?
   Гегемон печально улыбнулся и нравоучительно помахал указательным пальцем:
   - Не для всех! Ни в коем случае ни для всех своих друзей и соратников. Многие мои ученики, и тем более друзья осознано шли на смерть, веря в наше правое дело. Причем, не просто веря, а чётко понимая всю опасность нависшей над мирами катастрофы. И когда прошёл слух, о моих ментальных ударах и якобы подчинённом сознании в стане неприятеля - это было смешно всем, кто меня знал и в меня верил. Потому что моя ментальная атака, конечно же, сильна, но единовременно могла лишить воли двух, максимум трёх человек. К тому же всего через час любой наш коллега вновь начинал действовать только по личному усмотрению.
   - Да кто бы сомневался, что ты пушистый, мягкий и добрый, - кривился и фыркал граф Дин. - Как будто не ты пытался сделать из меня зомби в самый первый момент нашей встречи, и не ты норовил сразу разнести мой мозг по площади в квадратный километр...
   - Ничего личного, - поднял Трибун обе руки ладонями вперёд. - Просто маленький тест любого коллеги на профпригодность. Если я вижу, что он слабее меня, я всегда отступаю, и мы ведём обычную светскую беседу...
   - Надо же! Выходит, когда твои твари откусывают непокорным пленницам конечности, это называется светской беседой? Вот уж, век живи, век учись... Не знал...
   Крафа с досадой почесал многодневную щетину, и не стал оправдываться или выспрашивать у собеседника, откуда и что конкретно тому известно, а продолжил прерванную не так давно тему:
   - ...Раз состав пород здесь уникальный, подобных не существует нигде больше во вселенных, что это могло спровоцировать?
   Идеи на этот счёт у Светозарова имелись, но он выдвинул самую абсурдную:
   - Всё дело в лягушках, и этом таинственном Врубу. Каждая попрыгунья после своей смерти оставляет в окружающем пространстве частичку души. Чем больше Врубу их пасёт, тем больше их умирает. Частички накапливаются, эгрегор планеты чернеет, и вот уже над горами нависло невидимое облако Инферно, под влиянием которого стыки, ведущие в пространство между мирами, истончаются и рассасываются...
   Крафа даже пару раз сморгнул, настолько изумлённо слушал собеседника. Хотя полная темнота нисколько не способствовала ослеплению, а пыли в пещере не было. И только обратив внимание на расцветку скрытности в ауре графа, облегчённо вздохнул:
   - Правильно, шутить надо в любой обстановке. Даже перед смертью желательно отнестись к последней минуте с юмором и пасть с улыбкой на устах именно одного научного гения. Все вместе так анализировать не смогут и не додумаются сложить то, что никак не складывается.
   Доктрина гласила: встречное, единовременное наложение шести или более векторов перемещений, ведёт к аннулированию оных. То есть сила перехода не растолкает путешественников в стороны, а просто вернёт обратно в точку отправки. Кстати доктрина бессмысленная, никем никогда не оспариваема и не проверяемая. Даже сам выдвинувший это измышление учёный к старости лет от него отказался. Оправдывался тем, что это его в молодости током сильно ударило, вот и родилось нечто... Не выбросили из хранилища по той причине, что решили показывать молодёжи в поучительных целях, как образец бессмысленности и ни на чём не основанных тупиковых размышлений.
   В математической таблице давались гипотетические, подтверждённые только вычислениями результаты абсурдного соревнования. Сами условия с первых строк вызывали глумление у любого учёного и он отбрасывал таблицу от себя подальше. Как она вообще оказалась в хранилище Теорий, так и не смогли впоследствии разобраться. Условия и в самом деле смешны. Например: имеется две тройки достаточно сильных и умелых в магическом плане Торговцев, Они становятся друг против друга шеренгами на расстоянии десяти метров друг от друга, а затем по команде начинают одновременно прыгать черед подпространство между мирами на место коллеги из второй шеренги. Причём каждый при этом смещается наискосок правее, левее, или на край. Ещё конкретнее: стоящий в ряду слева, после перемещения оказывается посредине, после второго - справа своего первичного ряда, потом слева второго ряда... В общем без схемы объяснить трудно, но Светозаров сразу уловил порядок: на каждый шестой прыжок исследователь возвращался на своё изначальное место.
   Но! Если Торговцы ускорятся до одного прыжка в две секунды, то ровно в центре между шеренгами возникнет центр сразу четверых, обращённых дугами друг к другу створов. Или, как особо подчёркивал в своих выводах свихнувшийся математик, произойдёт рождение чёрной дыры прямо в пространстве материального мира. Что он имел в виду, под чёрной дырой, выяснить не удалось, как и спросить у него самого: лет за тридцать до рождения Крафы математик где-то пропал при путешествии по иным мирам. Сам пропал. Ещё пятерых идиотов с ним не сгинуло, это выяснили отдельно. Понятное дело, что и проводить подобные эксперименты, где на встречных курсах выхода из подпространства можно было сшибиться между собой до переломов, а то и смертельного сотрясения мозга, никто не собирался.
   Ну и свидетельские показания рассказывали о следующем: на одной из технически развитых планет построили жутко мощный агрегат для разгона, бомбардировки и изучениё мельчайших составляющих материи. То есть всё тех же пресловутых атомов и электронов. Да видимо при строительстве с мощностью-то и перестарались. Или ещё какое непредвиденное обстоятельство произошло. В момент широко разрекламированного очередного опыта, на той планете находился, скорей чисто случайно, один энтомолог, собиратель редких бабочек да уникальных насекомых. Он про испытания узнал попутно, да лишь из чистого любопытства замер в намеченное время и стал прислушиваться. Вот тогда и дрогнуло! Вот тогда и взревело вокруг несчастной планеты рассинхронизированное время и пространство. Энтомолог только и успел спастись оттуда чисто на выработанных с годами инстинктах. Ведь порой насекомые ему попадались ох как опасные.
   Потом этот мир искали уже и он сам, и его друзья, но даже следа не нашли. Из чего сделали вывод, что людишки того мира доигрались со своими опытами и полезли не туда, куда следует вообще носом тыкаться. Хотя было и несколько мнений, написанных от руки на полях этих свидетельских показаний, что любитель бабочек "...тот ещё псих!"
   Вот такие три документа.
   Разложенные по разным разделам и по разным временным эпохам.
   Ничем больше, кроме места своего хранения не объединённые.
   Зато они перемкнули в сознании Трибуна Решающего некий выключатель, после чего между ними пронеслась искра единения. Крафа разработал доказательства для доктрины, проверил математические расчёты, и даже отыскал останки схлопнувшейся чёрной дыры на месте исчезнувшего мира. И пришёл к жутким выводам: если когда- нибудь, где-нибудь случайно наслоятся на одну точку перемещающиеся в пространстве Торговцы количеством шесть или более персон, возникнет такая чёрная дыра, что туда засосёт все известные сообществу миры и перемелет их во взрыве почище, чем луковицу в мясорубке.
   Практически именно с этого момента и началась непримиримая война между Торговцами сообщества. Вначале позиционная: часть учёных высмеяла Крафу и объявили его шарлатаном. Тот слегка отступил и принялся собирать вокруг себя друзей, сторонников, последователей и учеников. С их помощью сделанные выводы было проверены и перепроверены неоднократно и уже целое многоголосье учёных поддержало голос Трибуна Решающего. Был поставлен ультиматум: следует немедленно ограничить количество излишних путешествии и ввести жесткий контроль за траекториями перемещений. Иначе, как бы минимальна не была доля подобной случайности, погибнут все. Причём количество Торговцев к тому времени перевалило за огромную цифру в сто тысяч особей, а значит, опасность с каждым днём возрастала в геометрической прогрессии.
   Ну а после объявления ультиматума, начались и физические расправы. Причём, по словам самого Гегемона, первые убийства совершили консерваторы из лагеря противника. Да и самого Крафу они попытались уничтожить при подло организов
Оценка: 6.82*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"