Иванович Юрий: другие произведения.

Уникумы вселенной - 4 общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.11*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никто из прославленных землян, попавших с археологической экспедицией в далёкий мир Адельванов, и не подозревал, что им придётся спасать не только собственную, но и многие иные цивилизации. Не знали о подобной участи для себя и древние хардийцы, каждому из которых насчитывалось более чем шесть тысяч лет, и каждому из которых наша пресса дала определение "божественная сущность". Да и никто во всей Вселенной, не мог предположить, что именно Земля защитит братьев по разуму во многих галактиках. Но именно так распорядились Судьба и обстоятельства, а Уникумы не подвели.


   Аннотация: Никто из прославленных землян, попавших с археологической экспедицией в далёкий мир Адельванов, и не подозревал, что им придётся спасать не только собственную, но и многие иные цивилизации. Не знали о подобной участи для себя и древние хардийцы, каждому из которых насчитывалось более чем шесть тысяч лет, и каждому из которых наша пресса дала определение "божественная сущность". Да и никто во всей Вселенной, не мог предположить, что именно Земля защитит братьев по разуму во многих галактиках. Но именно так распорядились Судьба и обстоятельства, а Уникумы не подвели.

УНИКУМЫ ВСЕЛЕННОЙ

Книга четвёртая

УНИКУМЫ ЗАЩИЩАЮТСЯ

(или: УНИКУМЫ АТАКУЮТ)

ПРОЛОГ

   Большой футляр, размером с чемодан открылся, обнажая своё нутро из чёрного бархата, и узкая ладонь, на которой было всего три пальца, бросила в эту черноту горсть желтых камней, которые напоминали собой сияющих светлячков.
   Создание, раскрывшее футляр, издало некий звук, весьма напоминающий ироничный смех. А потом и в голосе засквозило неприкрытое презрение:
   - И вот этим вы хотите меня купить?
   Трёхпалый выдержал солидную паузу, глядя своими выпуклыми как у рыбы глазами на собеседника, и только потом прошипел по змеиному:
   - Это только аванс-с..., - но не дождавшись никакой реакции на свои слова, уточнил другой аспект: - И эти гроссады не из верхнего слоя Бездны, а из самого нижнего, из первого.
   Очертания существа несколько сместились, раздалось недоверчивое хмыканье и вполне человеческая рука с пятью пальцами, осторожно подхватила один из светлячков для просмотра. Но к органам зрения, как таковым, которые просматривались на смазанном лике, не поднесли, а просто впитали гроссад в тело и замерли. С минуту проводилось исследование, после чего существо спросило:
   - Кому это удалось пройти в самый низ самого великого коллапсара?
   - Это так важно?
   - Конечно! - но прежде чем продолжить, существо с удовлетворением разжало пальцы, и гроссад выпал обратно на чёрный бархат. - Наверняка не открою большую тайну для тебя..., того, кто сумел пробраться вглубь Бездны, даже я должен опасаться. И в целях личной безопасности, меня здесь уже и быть не должно.
   - Понятно-с... Это ес-стес-ственно... Но мне всегда смешно, когда бессмертные альяторы делают вид что чего-то боятся... Поэтому и нам нет с-смысла с-скрывать... Эти гроссады добыл С-сатази...
   - О-о! Тогда сомнений у меня нет. Только полоумные Сатази и могут рискнуть пойти на такую авантюру. Даже мы туда не можем проникнуть, при всём нашем желании... Но как вам удалось с ним договориться? И кто это конкретно? Хм..., если не секрет?
   - Ес-стес-ственно, что секрет..., - трёхпалый ехидно улыбнулся. - Хотя могу с прискорбием добавить, что при выполнении заказа этот С-сатази всё-таки погиб-с...
   И опять некоторое время висела напряжённая пауза. Очевидно, шла некая переоценка полученных данных и прикидывалась общая стоимость полученного аванса. Фактически данные камешки ценились в одном из пределов Вселенной по наивысшей шкале. С их помощью производилась делаемая зачистка нового мира от нежелательной флоры и фауны. Настройки и дополнительные устройства невероятно сложны, но конечный результат использования гроссада того стоит. Дороже было только ментальное обладание одной из Галактик. Но подобного чуда не имел никто, и об этом только некоторые божественные сущности могли вначале додуматься, а потом лишь вынашивать эфемерные мечты по этому поводу. А вот гроссады существовали в природе. Например, подобные камешки из верхнего слоя коллапсара, стоявшие ещё не так давно на первом месте в списке ценностей, могли своей выплеснутой энергией уничтожать, стерилизовать, или выборочно уничтожать определённые объекты на огромной по размеру планете и прилегающем к ней космическому пространству.
   Тогда как имевшиеся в минимальном количестве светляки с первого уровня, располагали энергией подобного воздействия в пределах всей звёздной системы. По некоторым сведениям счастливые обладатели имели в своем распоряжении всего-то в сумме не более пяти десятков. А тут на бархате лежало девятнадцать штук! То есть положенная треть от всего гонорара, составляющая данный аванс, уже насчитывала невероятное, по меркам любого самозваного Демиурга богатство. Но при добыче этих камней, погиб Сатази, тоже существо считающееся бессмертным. И, следовательно, существо, которое имело название вида "альятор", понимало, что грядущая работа будет не просто опасной, а смертельно опасной даже для него. И это несмотря на то, что все окружающие считали его, и ещё нескольких существующих альяторов бессмертными. Пожалуй, только они сами и знали о некоторых своих слабостях, скрываемых и хранимых больше чем собственная жизнь.
   Существо обладало не только физическими сверх возможностями, но и невероятно развитой интуицией, которую не смогли бы измерить никакие устройства, но она не просто существовала, она действовала. И вот в данный момент эта взлелеянная интуиция настойчиво шептала не связываться с этим делом, отказаться категорически. На данном этапе подобный шаг был возможен и не повлёк бы за собой враждебных действий со стороны данной группы заказчиков.
   И всё-таки плата оказалась невероятно высокой. Только сам аванс многократно перекрывал всё прежние заработки и давал возможность, в конце концов, создать именно свой рай в отдельно выбранном уголке Вселенной.
   Существо согласилось:
   - Хорошо, Конструктор Таирхет! - он впервые назвал трёхпалого по его титулу и имени, тем самым как бы признавая своё подчинение в предстоящей работе. - Я возьмусь за это дело. Ты сразу расскажешь суть, или как все, вначале захочешь демонстрацию моих умений?
   Трёхпалый и на этот раз ничем не выказал своих эмоций:
   - Я впервые вижу перед собой альятора, и моя любознательность ничем не отличается от любознательности иных разумных. К тому же я представляю целую группу союзников, которые потом спросят с меня, за мои ошибки или неуместную пренебрежительность в работе. Так что, демонстрируй...
   - Что именно?
   - То, что может меня очень сильно удивить.
   Альятор не думал и мгновения:
   - Обычно меня просят превратиться либо в злейшего врага, либо в самое близкое и родное существо.
   - Ну..., врагов у меня нет по умолчанию. Да и родные, ничем приятным не выделяются, чтобы я на них лишний раз любовался...
   - Первая любовь?.. Наставник?.. Друг юности?..
   При последнем слове, что-то в лице трёхпалого дрогнуло:
   - Хм..., друг...? Да был у меня такой... А сможешь уловить?
   - Постараюсь, - большой футляр был закрыт, и отодвинут в сторону. - Закрой глаза, и постарайся представить своего друга, сидящим на моём месте. Когда я завершу преобразование, скажу об этом.
   Действо продолжалось довольно долго. Трансформация тел собственных, даже для Демиургов всегда носила и мучительный, и длительный характер. Мелкие косметические преобразования - раз плюнуть, Более глубокие, с заменой органов или изменением конечностей - уже на грани возможностей. И только альяторы, которых существовало-то всего два десятка, и о которых знало немногим большее количество разумных, могли сразу после телепортации, предстать в ином мире в виде коренного аборигена. А присмотревшись и сняв нужные параметры с конкретного существа, превратиться в конкретного аборигена, со всеми его врождёнными качествами, замашками, характерными движениями, образом мышления и даже с аналогичными характерными поступками. Помимо этого физические трансформеры, как их ещё называли, легко считывали эмоции у собеседников, отличали ложь от правды и обладали уникальными возможностями в науке гипноза, парапсихологии и контактного внушения.
   То есть альяторы нанимались и использовались только для решения самых деликатных вопросов, если конечно можно подобное определение применить к вопросам вселенской важности. Банальное убийство, или даже тотальное уничтожение звёздных систем, никогда физических трансформеров не привлекало. Для этого всегда отыщутся иные сущности, в том числе наспех обученные смертники.
   А вот иные дела...
   - Готово! - произнёс альятор уже совсем иным голосом. И стоило видеть, как только от одного звучания этого голоса непроизвольно вздрогнул Трёхпалый. Выпуклые глаза раскрылись вновь, и немигающе уставились на образец своего вида. Только образец весьма молодой, можно сказать юный, женского пола и в довольно оригинальном, ярком платье.
   Заказчик с невероятным вниманием осмотрел представленный образец, вынутый из его далёкого прошлого, и вздохнул с облегчением:
   - Невероятное сходство!.. Я поражён!
   Тем не менее, в его тоне было подмечено не столько удовлетворение от увиденного, сколько некая радость от своего успеха, и существо в виде юной трёхпалой, игриво поинтересовалось:
   - Что не так? В чём я напортачила?
   - Платье. Парочка деталей - не соответствует.
   - Ничего страшного. На местах я облачаюсь во всё тамошнее. Ну а в остальном?
   - Успешно. Аванс остаётся у тебя.
   - Тогда переходим сразу к делу? В чём суть задания?
   Но трёхпалый не сразу заговорил о деле. Вначале довольно смиренно попросил:
   - А можно в прежнем виде? - и когда его собеседник опять превратился в нечто размытое и непонятное, уже повторно вздохнул с облегчением. И словно отвечая на вопрос, признался: - Она была моей самой близкой подругой... Но предала... И я её развоплотил на удобрение для моего кактуса... Ну а дело..., дело и в самом деле очень сложное и деликатное. Появилась новая группа потенциальных Конструкторов-творцов из людей, и следует от них избавиться. - Он сделал паузу, на которую собеседник и не вздумал отреагировать, справедливо полагая, что не в ликвидации дело, и продолжил: - Но уничтожить их место основного пребывания вместе с ними, это не вся задача. Вернее не для тебя, там есть кому постараться. Хотя общее руководство всей операцией будет на тебе. Тут возникает две большие сложности. Даже три, если учитывать что у них теперь полноценный союз с цорками.
   Альятор качнул головой, и буркнул уважительно:
   - Солидный союз.
   - Ну да... Первая сложность - это наличие неизвестной нам силы, которая сделала членов этой группы уникальными среди всех остальных им подобных. Примерно адрес, местонахождение этой силы нам известны. Всё в одной звёздной системе. Тебе следует выяснить подноготную их превращения до малейших подробностей. Ну а вторая, да пожалуй и самая неприятная, что один из них - по неведомым никому причинам, стал Священным Судьёй Высшего Правосудия.
   - Расвалунгом?! - поразился альятор. - Но как человек мог превратиться в дерево? Или я что-то упускаю из виду?
   - В том-то и дело, что некий Ковели, стал расвалунгом нежданно для всех. То его не было и вдруг, раз! И появился. Мало того, он при этом остался человеком, а с его возможностью к телепортации обладает даром переноситься чуть ли не в любой уголок вселенной. По крайней мере такие имеются предположения.
   Вот теперь уже умелец физической трансформации задумался всерьёз. Обо всех возможностях расвалунгов, не знал никто. Даже бесшабашные и ничего не ценящие Сатази, когда им однажды попытались подставить галактику с Высшими Судьями для уничтожения, убрались оттуда без всяких объяснений собственных действий. А когда на сумасшедших крикунов попытались надавить, просто превратили в пыль слишком настойчивых просителей вместе с их сотней укреплённых звёздных систем. То есть непосредственно сами разумные деревья, которые доживали возраста пятидесяти тысяч лет среднего стандарта, уничтожить невозможно. Такое вот бытовало мнение.
   Да они, по сути, и не мешали Большой Вселенной, влияние имели только на близлежащие к ним галактики, да и были заняты настолько сильно с делами своего Высшего Правосудия в собственной вотчине, что к ним очередь стояла на ближайшие несколько лет. Даже при всём желании, имей они время, расвалунги не могли податься с акциями возмездия в иные миры, и, к примеру, о тех же цорках если и знали, то понаслышке. Хоть Аларастрасийская цивилизация сфинксов свирепствовала в иных местах, уничтожая десятки и сотни цивилизаций только из-за ошибочно выбранных приоритетов своего развития, наказать их Высшие судьи не смогли бы при всём своём желании. Как и поставить "на вид" многим, многим преступникам великого космоса. Знающие существа про это дело так и говорили, переиначивая одно известное выражение: "Корни коротки!"
   Ну а вот попытаться убрать перемещающегося, обладающего немыслимыми средствами слежения, рычагами расследованиями и жестокими орудиями наказания Расвалунга - и в самом деле задача не для слабаков. Скорее всего, за плечами трёхпалого стоял именно союз тех Демиургов, или как их ещё называли Божественных Демиургов, Конструкторов, Творцов, которые вполне сознательно опасались за собственное существование. Если этот Ковели когда-нибудь, пусть даже случайно на них наткнётся, то может и отыскать необходимое оружие для злостных нарушителей справедливости. А как уже упоминалось, возможностей судей в плане приведения своих приговоров в действие, никто точно никогда не знал. Вот потому слишком уж разнузданные, непереборчивые в средствах, плавающие в крови Конструкторы и решили нанести превентивный удар по гипотетическому противнику. Мало того, альятор уже примерно мог в уме перечислить всех, кто входит в так называемую "целую группу союзников". Те ещё монстры! И опять-таки в уме, явственно пожалел, что взялся за эту работу.
   "Пожадничал..., - размышлял он с ленцой и фатализмом врождённого скептика. - Да и кто бы отказался от такого заработка?! Знали, чем меня можно купить... Но всё-таки интуицию надо слушаться всегда... М-да! Жаль что изменить решение уже нельзя, жаль... Но с другой стороны, такого интересного, и сложного задания у меня ещё не было. Надо будет только перестраховаться, прикрывая все свои слабые стороны и моё бессмертие мне поможет. Ещё бы заручиться поддержкой парочки наших... Но нет, из них точно никто не подпишется, кроме Фебса... Ещё и меня могут подставить или помешать. С них станется с их принципами! Лучше уж сам... Главное не спешить..."
   И вслух спросил созвучно своим мыслям:
   - И в какие сроки следует уложиться?
   Таирхет облизал свои худосочные, синеватые губы, словно собирался спеть:
   - Жёстких сроков нет-с... Но чем быстрей, тем лучше. Первое задание вообще не к спеху, а вот уничтожение Ковели - приоритетное. Если с ним справишься в ближайшие дни, получаешь премию в размере данного аванса.
   На это обещание физический трансформер вслух только с сомнением хмыкнул, а про себя пожалел ещё раз, что ввязался в это дело.
   - Мы понимаем, - продолжал Трёхпалый, - Насколько это не просто и поэтому давить не собираемся. Но надеемся, что ты и сам приложишь должные усилия для решения этого вопроса.
   - Несомненно! - человеческая рука протянулась над столом: - Тот инфокристалл для меня?
   - Да. Тут все подборки данных и набор рекомендаций. Также ссылки на наших резидентов, которые приступили к работе, не зная глобальности всей задачи и конечных целей. Так же одному из нас удалось пленить пятерых людей, которые имели особый, близкий контакт с потенциальными Демиургами. Даже видели расвалунга Ковели, коротко общались с ним. Можно сказать, они вхожи в тот самый круг личностей, которых они сами иногда называют божественными.
   - Мне нужен контакт именно с ними.
   - Мы так и думали, что ты воспользуешься их прототипом для внедрения. Вот координаты. Там же твои полномочия и направление, по которому обратишься к одному из нашего союза. Дальше он тебе посодействует в работе. Причём не только у себя, но при необходимости он готов рискнуть своим бессмертием и помогать тебе физически в той далёкой звёздной системе.
   - Отлично! - альятор показал, что готов уже отправляться, но напоследок заинтересованно бросил вопрос: - И насколько далёкой?
   Таирхет в первый раз за время разговора рассмеялся:
   - Очень, очень далёкой. Мне недавно казалось, что там и не живёт никто. Ха-ха! На другом краю Вселенной.
   - Хм! Неужели кому-то повезло увидеть КРАЙ?
   Чем несколько смутил главного представителя союза Таирхетов:
   - Ну это так..., образно... Отправляйся!
   Через мгновение из данной точки пространства, а конкретнее из диковинного помещения без окон, без дверей, размытый образ альятора исчез вместе с футляром. Ещё через два мгновения, телепортировался в неизвестном направлении и Трёхпалый.
  
  

Глава первая

АЛЕКСАНДР БРОДИ

   Александру Константиновичу снился сон. Причём сон основанный на ярких кадрах воспоминаний, словно он второй раз в своей жизни проживал один и тот же момент. Да и момент незаурядный, можно сказать апофеоз наивысшего взлёта, какой только можно представить любому землянину. Пантеон, на планете-столице Аларастрасии. Утверждение договора с цивилизацией цорков. И тысячи цорков, стоящие по радиусам ступеней гигантского амфитеатра. И гром приветственных выкриков, заглушающих шум аплодисментов.
   Направо от него стоят: Лариса, цорк Чинкис, император Хардии Бутен и его родной дядя Райгд. Кстати самая тёмная, страшная и противоречивая личность в далёком прошлом Земли, личный враг Бутена и прочая, прочая, прочая... Такому человеку вроде бы как нельзя доверять, но на подписания договора присутствовал именно он.
   Но именно Райгд, как и напоминалось во сне, будучи с землянами в одном из гостевых помещений Пантеона перед моментом возвращения на Землю, похлопал слишком уж напряжённого от бури впечатлений Броди по плечу и посоветовал:
   - Расслабься, всё получилось отлично, - потом и Ларисе улыбнулся. - Сударыня, и ты переставай дрожать. Что это с тобой?
   Супруга, тогда и в самом деле дрожащая от избытка эмоций, призналась:
   - Я еле выстояла под их взглядами. Казалось, что сфинксы просматривают меня насквозь и читают все мои мысли.
   - Ха-ха! Такого не бывает. Мысли не дано читать никому! Общаться мысленно - можно, да и то...! - стал поучать Райгд, крутя кистью в воздухе. - А против технической считки памяти (увы, есть и такое устройство!), очень помогает простенький блок релятивный подсознательный...
   - Но у нас его нет! И они точно читали мои мысли! - Ярославна чуть не заплакала от расстройства, чем вызвала смех даже у своего супруга:
   - Солнышко, да зачем тебе этот блок? Ещё меня забудешь. Или узнавать вдруг перестанешь!
   Но Райгд нахмурился:
   - С другой стороны он не помешает... И не повредит!
   Поднял обе руки, и, дождавшись согласных кивков, возложил ладони на лбы супружеской пары. Подержал их там секунд десять:
   - Готово! Надо будет и всем остальным членам экспедиции эти блоки поставить. В любом случае у вас всегда будет сознательный выбор: раскрывать не желаемые для вас секреты - или нет. Даже при механическом или наркотическом вмешательстве.
   Тогда ещё хотелось задать много вопросов, но вернулись Бутен с Чинкисом, и пятёрка отправилась на итоговое заседание Пантеона. В водовороте последовавших событий что Александр, что Лариса забыли о стоящем у них блоке полностью. Не вспомнил о своём обещании и Райгд, который несмотря на свою новую божественную сущность всё равно оставался в некоторых аспектах вполне обычным человеком.
   Сон на этом воспоминании заканчивался.
   А потом ...начинал прокручиваться снова!
   И так было до тех пор, пока Александр Константинович не ощутил себя не столько спящим, как парящим в непонятной невесомости. Да и мысли стали чёткие и осознанные:
   "Сон конечно приятный, но почему такое дэжавю? Вроде не напивался вчера... Или это было сегодня...?" - в следующий момент припомнились всё!
   Довольно чётко и во всей красе, словно кадры в кинофильме, стали проскакивать события, произошедшие в ином Пантеоне, там, где стояло мифическое божество четырёхруких адельванов в виде кентавра с четырьмя руками и рогатой головой, напоминающей помесь волка и демона. Вначале события шли по плану: празднично и красиво. Торжественная демонстрация находки и волшебная музыка... Затем полный паралич, а за момент до того - появление Сияющего... Предательство Аники... Её пропажа вместе с Михаилом Днепрянским...Потом появился и сам прототип божества... Живой! Поразительный! И обращение к нему типа, сияющего как лампочка: "Конструктор!" А вот дальше...
   Полный провал памяти..., да этот повторяющийся как поломанная пластинка сон.
   Хотя именно в нём виделся основной смысл происходящего: блок релятивный подсознательный, поставленный Райгдом, работает! И не даёт кому-то скачать память тем самым механическим или наркотическим методом.
   А значит, следует действовать! И начинать с разбирательства: что с телом? Если плавает в невесомости - значит наркотический дурман. Если не удастся открыть глаза - значит на голове консервная банка в виде шлема и кучи проводов. Именно так себе Броди представил процесс механической копировки его воспоминаний.
   "Понятное дело, - думал он, сосредотачиваясь на простом действии, открытии глаз, - Рогатый кентавр в любом случае решил наши мозги прощупать и узнать, как, почему и по чьей наводке мы оказались возле его каменного воплощения. Видимо большой секрет то был для всех, он сам себя увидеть не ожидал..."
   Глаза открылись вполне легко. Значит, шлема нет? Зато на расстоянии метра перед лицом виднелось окошко. И совсем неожиданно вернулось ощущение рук. А что пальцы делают в первую очередь совершенно непроизвольно? То они и сделали: сжались в кулаки и разжались. Потом ощупали ближайший к ним участок тела: голые бёдра и остатки разорванных трусов... Полоска майки, свисающая с плеча справа... Странный кусок куртки слева...
   "Ах, да! Это же помощники Сияющего набросились на нас, и всё оборвали словно цепные псы! Идём дальше?
   Только осторожно... Аккуратное касание головы... Цела! Мало того, устройство перевода, подаренное желлатуками - на месте. Волосы целы... Иголки из затылка не торчат... Значит мозги не высосали вместе с памятью! Что-то мешает под левой мышкой... Ноги тоже стали слушаться, зашевелились пальцы в ботинках... Ну да, обувь-то не сняли! Может, не успели? Скорей всего... Как не успели дорвать всё остальное с тела... А что у меня ценного в обуви? Обойма к игольчатому пистолету. Ха! Везёт мне на обоймы... Стоп? Что под мышкой? У-у-у!.."
   Действительно можно было завыть от удивления. Броди висел в непонятном поле, состоящего от тёмного, можно сказать почти чёрного тумана, почти голый, на ботинки свисали полоски разорванных штанин, но при этом левая часть куртки, рубашки и майки оставались на месте, что вообще-то не укладывалось в сознании. Разорвать крепкую куртку, и не поломать кости человеку - довольно трудно. Разве что одежда сделана киношниками из газеты, или в руках у помощников Сияющего имелись некие резаки.
   Вспомнив, как пояс с него, с подаренным Пузиным кинжалом сняли не расстегивая, а именно разрезав, Броди удовлетворённо хмыкнул: значит, одежды не столько срывали, как срезали с тел. А к нему, как стоящему на самой нижней ступени, возле статуи, поспешил ретивый прихлебатель в самую последнюю очередь. Вот и не успел всё очистить с тела, сам свалился после появления кентавра. Всё ещё не веря своим ощущениям и не понимая, пригодится ли он ему, Александр, тем не менее, пистолет достал. Осмотрел его, насколько позволяло освещение, проверил, изготовил к стрельбе и поставил всего на один предохранитель из двух. Ещё и петлю специальную на запястье накинул. Не раз выручала... Сложный пистолет. Немедленную стрельбу с него не начнёшь... Но зато уже как начинает стрелять!..
   В памяти живо нарисовалась картинка, где громадный хищный петух разрывается от попадания одной иглы, словно переспевший арбуз при попадания в него крупнокалиберной разрывной пули.
   "Теперь бы ещё понять: где я, и как отсюда выбраться?..."
   По всем ощущениям неопытного в этом деле человека, казалось, что в космосе. Ведь именно там возможно такое вот "подвешенное" к пустоте состояние. Что там за окошком, разобрать было сложно, свет слепил и не давал присмотреться. Но уж не всяко межзвёздная пустота. Значит корабль или станция большие и это не отдельная капсула. А вот как сдвинуться с мёртвой точки?
   Как учёный, Александр Константинович всё прекрасно знал и об инерции, и о сохранении массы, поэтому и попытался то, сгибаясь, то разгибаясь придать себе иное положение и сместиться в пространстве. Не сразу, не стало получаться вращение вокруг собственного центра тяжести. Потом пошли в ход раскрутки рук с пистолетом и их резкая остановка. Тело сдвинулось чуть-чуть. Ну и напоследок в ход пошёл оставшийся на теле кусок куртки: встряхивая его словно от пыли, и банально отталкиваясь создаваемым потоком воздуха, человек с десяток раз перекувыркнувшись, всё-таки достиг стенки этого замкнутого пространства. И хорошо, что при этом старался касаться осторожно, иначе мог порезаться, или поцарапаться многочисленными, довольно острыми штырьками длиной сантиметров десять. Они торчали не густо, примерно по штучке на дециметр, но напороться на них с разгона - мало не покажется.
   Общий вид пространства: усеченное снизу, стоящее яйцо. Пол ровный, радиусом чуть более метра. Но самое интересное - это окошко. Уже свободно перехватываясь за штырьки, и непроизвольно стараясь не дышать из-за чёрного тумана, Броди продвинулся к двери и выглянул наружу. Вот теперь уже рассмотреть обстановку снаружи, было намного легче.
   Вроде большой ангар, с внушительным по высоте сводом. Перспектива теряется из-за стоящих напротив точно таких же камер-яиц. Но снаружи они напоминают массивные коробки, опутанные проводами и подсвеченные мигающими лампочками да непонятными расцвеченными трубками. Что в них, непонятно, тоже клубится нечто мрачное и тёмное. Они в один ряд уходят и вправо, и влево. На дорожке - никого. Что это: корабль или космическая станция - тоже непонятно. Ничего больше в атмосфере ангара не плавало в воздухе и не передвигалось.
   Изнутри на двери не нащупывалось ни ручки, ни кнопки, ни любого иного способа для открытия. Только вездесущие штырьки. Хотя сам створ прощупывался преотменно. Легкие толчки, не принесли никакого результата, да и как можно существенно толкнуть, находясь в невесомости? К тому явно ощущалось некое слабое притяжение тела к центру капсулы. Если расслабиться и повиснуть, то тело опять постепенно притянется и зависнет на прежнем месте.
   Пришлось внимательно рассматривать стоящие камеры напротив. У каждого рядом с дверью, прямо на переборке находился явно пульт управления. Там светилось и мигало больше всего. А раз ручки снаружи тоже не было, то дверь наверняка открывалась только с пульта управления. Вот теперь и встал выбор, как, и в каком направлении применять имеющийся в руке пистолет?
   "Вдруг я сделаю дырку, а там безвоздушное пространство? К тому же иглы хорошо разрываются только в живой плоти, здесь получатся только махонькие дырочки... Ну а что делать? В любом случае выбираться отсюда следует как можно скорей. Чувствует моё сердечко, что и Лариса в одной из камер, и все остальные..."
   По логике следовало ещё выждать. Дождаться хоть какого-то врага, определиться с силами противника, а уже потом атаковать. Да и не сработает ли сигнализация, на нарушение режима работы данной тюрьмы? Пока человек и сместился, и двигался и касался стен, но никаких звуков или дополнительного мигания заметно не было. Но это сразу за дверью, а если пульт всеобщего наблюдения где-то в операторской? Да того и гляди примчится отряд охранников? Против большой группы (ещё неизвестно кто будет в той группе, а ну как такие монстры, как кентавр?), один пистолет защитить не сможет. Следовательно, надо поспешить с действиями.
   Стрелять через стенку в пульт, Броди не стал. Сомневался, что игла пробьёт данный материал насквозь. А вот дверь следовало открывать в первую очередь. И после решительного вздоха произвёл первый выстрел прямо по стыку.
   Дырочка получилась идеальная, но маленькая. Зато сквозь неё просвечивалось точечка света, давая некое представление, что толщина двери не слишком-то большая и сама она не такая уж и прочная. Причем и чёрный туман стал с шипением выходить наружу и уже там, в видимом спектре рассасываться в пространстве. Но раз резкого шипения и сброса давления нет, значит за бортом не вакуум. Несмотря на утечку газа, сигнализация опять-таки не взревела. Может она тут и не предусмотрена? Тогда нечего терять время!
   Другой вопрос, что подобным способом вскрывать дверь, это все равно, что шилом вскрывать банку с консервами. Дырок наделает, а толку? По логике получалось, что надо попробовать стрелять наискосок покрытию, тогда дырочка хоть будет намного длинней и хоть какие-то запоры при этом перережутся. Несколько опасаясь рикошета, Александр приступил к своему освобождению из капсулы. К его большому удовлетворению, иглы нисколько не рикошетили, видимо как раз и устроенные так, чтобы входить внутрь цели и уже там взрываться. Но так как цель оказалась не живой плотью, то иглам ничего не оставалось, как извернувшись проламывать в любом случае дырочку многократно большую, чем при лобовом столкновении с предметом. То есть эффективность каждого пробоя возросла, чуть ли не в десять раз. И уже выстрела после двадцать пятого, весь овал двери покрылся рваными дырками. При этом черноватый газ практически полностью вышел наружу, и стало легко по шипению отыскать дырочку на потолке, через которую он попадал внутрь тюрьмы. Два обрывка многострадальной одежды - поступление перекрыто, внутренняя атмосфера очищена. Тут же стало улучшаться самочувствие, окончательно вернулась ясность мышления.
   "Чем же меня окуривали? Наверняка галлюциногеном, позволяющим полностью расслабиться, забыться и дать считать всё из памяти. Спасибо Райгду! Его блок сработал и меня спас..., пока... Но вот что делать с дверью?"
   Игл было жалко, подобный боезапас в подобном месте следовало экономить чрезвычайно. Ну а раз никакого шума пока не поднялось, значит либо операторы спят, либо тут вообще в сигнализации не нуждаются. Тогда почему бы не попробовать всё-таки всадить иглу, две в пульт управления капсулой?
   Броди ещё раз тщательно присмотрелся к наружным коробкам, затем высчитал место у себя с нужной стороны, и начал стрелять. Первый - никакого результата. Второй...! У-ух! Хорошо, что ноги висели вниз, и всего в полуметре от пола. Резкое отключение невесомости привело к тому, что человек не успел сообразить, скоординироваться и просто распластался на полу, словно мешок с картошкой:
   "Плинтус этим гадам во все места! - ругался Александр, сжав губы от боли и усиленно растирая копчик левой рукой. - Ни уюта, ни комфорта! И соломки не постелили... Или это я уже стареть начинаю? Никакой сноровки!"
   Опять на мгновение прислушался, выглянул в окошко: никого и ничего. После хмыкнув, стала с нарастающей силой бить плечом в дверь.
   "Пошла, родная! - появилась полоска, расширяющаяся с каждым новым ударом, а потом дверь раскрылась полностью. - Ну, здравствуйте, кентавры! Или кто тут у вас пасётся...? Твари! Я вам покажу, как людей похищать!"
   Адреналин так и кипел в крови, видимо вплеснутый в кровь яростью, переживаниями за супругу и друзей. А может и чистый воздух рассеял дурман в голове и остаточное влияние механического гипноза исчезло. Ведь в любом случае считка памяти - процесс невероятно сложный, разумное существо в случае ошибки может и с ума сойти, и находиться в такой вот тюрьме, приятного мало.
   Прежде чем броситься заглядывать во все окошки, Броди пришлось сорвать с себя остатки мешающих штанов, а остатком куртки не столько прикрыть обнажённые чресла, как завязать её узлом на поясе. Хоть какая одежда помимо ботинок! Затем поменял в пистолете магазин с иглами на полный. И кратко осмотрелся по сторонам. Ангар оказался не так уж громаден: всего четыре ряда карцелей-кубов-капсул, и человек сейчас находился практически в самом центре этой научно-исследовательской тюрьмы. С одного торца среднего прохода виднелись створки раздвижных дверей. Но бежать к ним и там осматриваться, вроде как нецелесообразно, пока... Надо отыскать своих!
   И в первом же окошке, присмотревшись, Броди обнаружил сюрприз: тот самый Сияющий!. Только теперь его одежды были скорей грязноватого оттенка, и довольно загорелое лицо с закрытыми страдальчески глазами, показалось старым и вызывающим жалость. По идее, раз этот человек здесь, то он враг кентавра, то есть друг людей. Но освобождать его и мысли не мелькнуло.
   Во второй по ходу камере оказалась ...змея?! Гигантская кобра, толщиной с человека, висела в невесомости с раздутым подобием капюшона, открытыми глазами и свесившимся из приоткрытой пасти раздвоенным языком.
   "Мать родная! Что за чудо такое? И неужели разумное? О таких даже Чинкис не упоминал, вроде... А-а, нет, что-то такое хардиец Алессан рассказывал... Не стоять! - прикрикнул Александр сам на себя, - Дальше!"
   Следующее окошко его порадовало и заставило вздохнуть с облегчением: там висела практически обнажённая Валия. А раз одна наездница здесь, то и вторая, да и все остальные скорей всего именно в этом ангаре!
   Хоть совесть и кольнула, но задерживаться возле Валии не стал, а буквально бегом бросился оббегать все остальные капсулы. И вперемежку с синезодами, помощниками Сияющего, которые тоже тут все оказались в полном комплекте, нескольких неизвестных человекообразных приматов, да десятка никогда не виданных существ, вскоре были обнаружены и все друзья. Кроме Михаила Днепрянского и забравшей его в качестве своего раба жрицы Аники.
   Лариса была найдена в третьем ряду. С открытыми глазами, и приоткрытым от злости ртом, она вращалась в невесомости, размахивая руками. Ну ещё бы ей не прийти в себя: ведь её блок от Райгда тоже действовал! Из одежды на ней оставался только порванная майка, да ботинки с носками.
   "Красиво смотрится!" - мелькнула неуместная мысль в голове у Броди, когда он постучал дулом пистолета по окошку, привлекая к себе внимание.
   Продолжая вращаться, Ярославна заметила, опознала своего мужа и радостно вскрикнула. Что сразу доказало: переговариваться через дверь можно и нужно:
   - Солнышко! Ты меня слышишь?
   - Слышу, родной, слышу! Где мы?
   - Позже разберёмся! Я уже вырвался! Сейчас попытаюсь отключить невесомость в твоей капсуле, будь готова упасть на пол в любой момент. Но если смогу, перед тем два раза ударю по двери. Затем буду вскрывать дверь, если не получится с пульта, будем пробовать по-иному... Готова?
   И только тогда приступил к тщательному изучению пульта. Как оказалось, там особых сложностей не наблюдалось. Хоть ничего значками обозначено не было, но шесть тумблеров, и все в правом крайнем положении, говорили однозначно: "...поверни меня налево!" Ну и две кнопки, большая красная, и среднего размера зелёная. Отдельно, в некоем прозрачном кожухе из хрусталя или стека, висел в синем поле кристалл, величиной с орех. Судя по тому, как он медленно вращался, на него и шла запись считываемой памяти.
   После чего Броди стал метаться то к окошку, то к пульту. Предупредит, отключит один из тумблеров. Опять заглянет предупредит, отключит следующий. И так далее...
   На втором щелчке перестал поступать газ. На третьем - появилось внутреннее освещение. После третьего - пропала невесомость, и Лариса всё-таки довольно болезненно грохнулась на пол. Ещё и ухом порядочно приложилась да коленкой.
   Но зато быстро вскочила и с радостным лицом прильнула к окошку:
   - Открывай быстрей!
   Дверь отворилась после нажатия на зелёную кнопку. Ну а радостные объятия были краткими:
   - Ты как?
   - Отлично! И что интересно, вывих плача - словно его и не было.
   - Неужели в этой тюрьме ещё и подлечивают? - поразился он.
   - Ну сам посуди, что можно записывать с памяти у человека обеспокоенного болями и травмами? Логично?
   - Не знаю... Посмотрим на желлатуках. По крайней мере гипс на них ещё остался. Надо освобождать всех наших! - и Александр быстро стал показывать супруге, что и в какой последовательности нажимать: - Вначале - освещение и газ. Потом открываешь дверь (не отключая невесомости!), и осторожно подтягивая тело к двери, кладёшь на пол ногами наружу. Думаю что обратно тело в центр после такого не взлетит. И только после этого отключаешь невесомость. И сразу бежишь дальше!
   - Поняла...
   - Вон там наездница Кимала, а во втором от конца по ряду - желлатук Тэйви. Потом бежишь на мой ряд, там большинство.
   Сам же первым делом бросился освобождать и приводить в порядок Кгорбо и Лонгира. Именно эти два желлатука, ставшие землянину за короткое время настоящими друзьями, своими недюжинными силами и огромными знаниями должны были помочь в определении дальнейшего маршрута при побеге и определении своего местоположения.
  
  

Глава вторая

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Система вскрытия капсул, отработанная на родной супруге, позволила не уронить на пол никого из друзей. Отключался газ, включался свет, после чего открывалась дверь нараспашку. Держась за раму, легко доставалось тело, подтягивалось к выходу и укладывалось ногами, а то и бёдрами на порог. Иначе ловить прямо на руки выпадающую массу в сто пятьдесят килограмм самых здоровенных мохнатиков, было бы проблематично. Затем выключалось устройство, дающее невесомость и несколько шлепков по щекам, заставляли жертву со стоном морщиться и начинать приходить в себя. Кстати применяемые для взаимного понимания устройства в виде сеточек и кругляшей на уши, у всех так и оставались на месте. Так что трудностей в общении между разноязычными созданиями не предвиделось
   После открытия глаз, очнувшемуся товарищу по плену строго приказывалось:
   - Мы в опасности! Быстрей приходи в себя! Нам надо спасать свои...
   При убеждении особ мужского пола шли более грубые определения частей тела. С дамами, приходилось деликатничать. Но как бы то ни было, вскоре, пусть и пошатываясь и пытаясь растереть занемевшие участки кожи и голову, представители трёх цивилизаций стали собираться в одну кучку. И самое главное, что имевшая ещё не сросшиеся переломы двух ног Юмэй, шла самостоятельно! Без всякой помощи со стороны! Да и другой желлатук, весельчак Тэйви с недоверием опирался на свою повреждённую ногу и с удовлетворением вращал выздоровевшей рукой:
   - Хорошо-то как!..
   Всё-таки камеры-капсулы оказались оснащены не только пагубными устройствами по считке памяти, а и удивительными преобразователями повреждённых участков тела. Поэтому становилась понятна и та бодрость, внутренний восторг, которые так переполняли тело здорового по сути Броди. Похоже, и ему мелкие, незаметные болячки попутно вылечили. Что не могло не радовать. Отчасти...
   Вторично оббежав все карцеры и прикинув где и кто, Броди поспешил к компании. А к нему навстречу уже протягивали руки, залитые слезами наездницы:
   - Наш Миха здесь?
   - Неужели эта сволочь Аника забрала нашего мужа с собой?
   Причём обе нисколько не смущались своей наготы. В этом плане Люссия и Лариса комплексовалась гораздо больше. Но хуже всех себя чувствовали желлатуки. Несмотря на свою мохнатость, которая покрывала их тела не хуже свитера, что дамы, что мужчины вели себя хуже девственниц на первом раздевании на сцене. Они закрывали своими шестипалыми ладонями все, что можно, но ладони-то у каждого всего две!
   Пришлось землянину, который и сам светил до неприличия разными интимными местами, прекращать слёзы и запрещать неуместную стыдливость суровыми командами и порциями оптимизма:
   - Прекращаем паниковать и распускать сопли! Наш Кормилец сейчас наверняка в роли раба чувствует себя хоть и морально подавленным, но зато в большей безопасности, чем мы. Тогда как нас, скорей всего после считывания памяти, собирались использовать в качестве удобрений для растений. И хватит держаться руками за причинные места! Они не отвалятся! А лучше давайте все вместе попробуем изъять камни с вашими мыслезаписями из футляров. Наверняка наши знания могут использовать и против нас, и против друзей. Уже тот факт, что Пузина здесь нет, говорит сам за себя. Кентавр о нём не знает, и нашему другу и коллеге повезло остаться под лучами Иршеня. Если появятся наши предки-хардийцы, а я уверен, что появятся, то Карл всё им толково растолкует, подскажет и направит по верному следу.
   Заметив, что коллеги и наездницы ещё вяло реагируют на опасность, Броди буквально наорал на всех:
   - Не стоять! Не стоять! Двигаемся! Подпрыгиваем! Ну разве что Юмэй в прыжках не усердствуй... Выгоняем из крови наркоз! Мадам Шеги! - это уже казалось желлатуки академика. - Никто вас тут насиловать не станет, занимайтесь делом!
   Та впервые подала охрипший голос:
   - В любом случае одежды не помешают... Те же кристаллы в карман сложить...
   - Сначала их достаньте. Желательно не разбив футляры! И красную кнопку не нажимайте, слишком она подозрительно смотрится, мало ли что! Сигнализации тут вроде нет..., а там и одежду поищем... А мы сейчас к главной двери осмотреться! Лара!
   Супружеская пара рванула к створкам в торце ангара, а все остальные сгрудились возле ближайшего пульта. И поставленная задача, для желлатуков оказалась на минуту размышлений. Вскоре уже Юмэй, наибольшая специалист по тонким материям, держала на своей шестипалой ладони первый кристалл и хвасталась:
   - Учитесь, пока я добрая.
   Вскоре все личные кристаллы уже оказались изъяты из прозрачных футляров. Мадам Шеги, тоже решила важный вопрос, оправдав своё высокое звание академика и с уверенностью заявив:
   - Красная кнопка, не что иное, как запуск деструктора! Вон видите, по бокам трубы, весьма сходные с нашими анигиляторами остатков флоры? Так мне известно, что проводились работы с анигиляторами и по уничтожению живой плоти. Но потом были категорически запрещены. Ну а раз эти тут стоят, то ими не траву внутри капсулы намеревались убирать.
   Весельчак Тэйви с ней согласился:
   - Верно. Да и мы и попробовать можем. Вот хотя бы на той камере с синезодом. Раз он помощник Сияющего, то нам явный враг. Чего жалеть?
   - Экий ты! - возмутился Кгорбо. - Ну порвал он на тебе одежду, но убивать-то его за что? Да и худой он, как палка, на тебя его штаны только до локтей и налезут. И что-то тут странно: раз в капсулах подлечивают, то зачем там же и уничтожать после этого? Какой смысл?
   Ему возразил всё больше приходящий в себя и оживающий Лонгир:
   - То же самый, что и перенос нас всех в эту тюрьму. Скорей всего здесь некий следственный изолятор. Тот самый рогатый кентавр потом просматривает записи, и окончательно решает кто, в чем виноват. Сразу и суд вершится. Кого на свободу, да с повышением в окладе, кого на каторгу, а кого - на удобрения, как верно уже заметил наш самых умный Броди.
   А тут и пара супружеская возвратилась к остальным с несколько печальным известием:
   - Не понятно, то ли так специально сделано, то ли для перестраховки, но с нашей сторона и ухватиться на створках не за что.
   - Значит, придётся ждать языка и брать его в плен, - заявил Лонгир, но академик его предложение отвергла:
   - Ждать, конечно, надо, и кого-то уже там посадить в засаду с пистолетом, но почему бы не освободить хоть кого-то из камер? Судя по их разнообразному внешнему виду, они все тоже пленники, (кроме синезодов, понятно, им всё равно доверять нельзя) и наверняка будут рады спасению. Вдруг они что-то об этом месте знают и нам смогут помочь подсказками. Мы-то здесь впервые, а они?
   Лариса ткнула рукой в сторону камеры, где находилась гигантская кобра:
   - Ага! Освободишь такую, а она тебя Ням!
   - Да неужели мы её не успокоим? - беззаботно фыркнул Тэйви, разминая кулаки, и академик сразу решила:
   - Вот с неё и начнём! Пока пистолет Броди не забрал с собой к воротам.
   Правда при этом она всё-таки вопросительно уставилась на землянина. Из сего делался вывод, что даже она номинально признала в нём если не чёткого командира во всём, то уж лидера группы - точно. Тот и в самом деле понимал, насколько важно отыскать хоть одного союзника в данном месте. А нет, так взять языка. Но как брать языка, если иглы не делают лёгких ран, а практически сразу убивают любое существо? И если уже прорываться через ворота с боем, то следовало вначале узнать хоть приблизительно: что там за теми воротами находится.
   Но ни долго обдумывать, ни сомневаться, было некогда:
   - Ладно, давайте начнём с самого худшего варианта. Все остальных я думаю, вы и так сможете удержать грубой силой. - Но когда начали операции по извлечению огромного, до пяти метров в длину тела кобры наружу, предупредил всех. - И не стоит забывать, что мы здесь как существа можем оказаться самыми слабыми. Вспомните про силы Сияющего. Он не только сам мог перемещаться, как и с кем угодно, но смог отправить невесть куда Анику и Миху одним взмахом ладони. Если я не ошибаюсь, такое действо даже нашей богине Пеотии неподвластно.
   В самом деле, ведь могли змеюку оживить, а она, как только себя осознает и освободится от дурмана, телепортируется куда пожелает, и тут же вернётся со всем своим змеиным выводком. Причём, даже если предположить, что она разумна, не факт, что она таковыми посчитает членов освободившей её группы. А то и вообще примет за врагов. Понять-то она их не сможет!
   Не факт, что и её саму удастся понять...
   Но уже та маленькая деталь, что только у Броди и у Ларисы оказался некий блок, способный противостоять неизмеримым силам кентавра и техническим мощностям его цивилизации, давал определённые надежды, что совсем уж заранее записывать себя в проигравшие не стоит. Вон, даже Сияющий, оказался одурманен и покорён... Или он поддался проверке своей лояльности добровольно?
   Кобру удалось привести в себя довольно быстро. Наверное, в ней было гораздо больше ментальной сопротивляемости, чем в тех же желлатуках. Буквально через полторы минуты она окончательно вывалилась на проход и словно пьяная стала подниматься на хвост. На свету стало особо чётко видна великолепная раскраска кожи, которую при вытаскивании ещё и на ощупь успели опробовать: мягкая, шелковистая, но наверняка прочная. При этом из пасти, которая дёргалась и устрашающе моталась из стороны в сторону понеслось непрекращающееся шипение. Причём шипением оно оставалось всего лишь секунд десять, а потом сразу оформилось в слова перевода. Но такие слова, которые никто из группы ну никак не ожидал услышать от гада ползучего. И, пожалуй, лучше всего общее мнение об услышанном, выразила в своём бормотании Люссия:
   - Оно конечно и гад, но чтобы так сквернословить?!..
   Существо оказалось женского рода, но так интенсивно ругалось вульгарными словами, витиеватыми низменными конструкциями и вообще непонятными словосочетаниями, что автоматические устройства перевода справлялись с трудом и будь они плоскими, сами бы свернулись от стыда в трубочку. Уж на что земляне, а тем более сам Броди считал себя ко всеми привычным и много слышавшим в своей научной деятельности, но и у того челюсть отвисла от удивления. И только ворчание Люссии заставило его как-то сосредоточиться на процессе первого контакта:
   - Эй! Уважаемая! А в вашем языке нормальные слова существуют?
   Шипение тотчас прекратилось, а глаза у змеи стали более осмысленными, кажется она пыталась рассмотреть, кто это благоразумно стоит поодаль и что от неё хотят. Хотя сомнений у неё в том, куда она попала и как она себя по этому поводу ругает, не возникало. Фактические все плохие слова за свою ошибку кобра адресовала себе лично и какому-то Йошрейку. Правда и само слово "йошрейк" могло оказаться наиболее жутким ругательством или проклятьем.
   То есть метод научного тыка, пусть и случайно, все-таки вывел пленников на потенциального союзника. Раз десять повторив своё обращение, землянин уже потерял надежду на взаимопонимание, когда вдруг опять послышалось изумлённое шипение, транслируемое толмачами в слова:
   - Великодушно извиняюсь, но неужели вы мои предыдущие..., хм, слова, поняли?
   Такая смена в выражениях заставила Броди ответить расплывчато:
   - Не все, конечно, но нам и одного процента хватило, чтобы проникнуться к вам должным интересом и понять что вы, уважаемая, несколько не в себе от гнева.
   О дальнейшем событии, можно было говорить как о везении. Потому что вряд ли кто из разумных видел, как змеи могут бледнеть от смущения и стыда. Кобра стала почти серого цвета и явно присела.
   Но лидер группы осознал главное: собеседница разумна и жутко переживает о своём срыве. Дальше расшаркиваться времени не было, а уж укорять и совестить - тем более. Поэтому он сразу перешёл к делу:
   - Нам удалось вырваться из камер, но нуждаемся в союзниках. Поэтому первой спасли тебя и хотим услышать, что ты знаешь об этом месте?
   - Самая мерзкая тюрьма Конструктора Бельессера! Космическая станция неведомой расы, зависшая над каторжной Пьедронгой! - змея позабыла о стыдливости и, вновь вгоняя себя в ярость, попутно возвратила своему телу прежнюю расцветку. - Отсюда невозможно сбежать, но..., я вижу у тебя в руках оружие файялов. Оно в рабочем состоянии?
   - Да. Хотя игл осталось только чуть менее полутора обойм.
   - Феноменально! - змея в восторге мотнулась из стороны в сторону. - Тогда у нас есть шанс отсюда выбраться. Только я тебя умоляю, человек! Держи меня на прицеле очень осторожно, мне не хочется стать лопнувшим от чрезмерного давления шлангом.
   - Не волнуйся, даром не стреляю. Лучше представься и быстрей давай свои соображения по поводу побега. Наверняка ведь сюда могут в любой момент наведаться тюремщики?
   - Могут. Хотя считка памяти идёт около недели, а я тут по моим внутренним часам только менее суток. Как правило, один ангар набивается пленниками или преступниками из одного временного цикла и всю неделю сюда никто не заходит. По другим данным, раз в сутки всё-таки заходит дежурный смены. В дежурных - вооружённый до зубов офицер из синезодов (змея шипела совсем иное определение, самоназвание расы малорёберных приматов, но переводчик, имея определение в словаре людей и желлатуков, давал перевод именно словом "синезоды"). А зовут меня ЧиЄНга. И если...
   Но тут неожиданно вмешался Лонгир
   - И за какие преступления ты сюда попала?
   Змея привстала выше на добрый метр и зашипела в ответ:
   - Что за оскорбления!? Мы на своей родине боролись против узурпатора Бельессера, но попались в лапы охранки! Но наша деятельность никоей мерой не является преступлением!
   Что-то в этом ответе показалось Броди излишним, поэтому он тоже припомнил повод для обиды:
   - Спокойно, уважаемая! Мы ведь уже и забыли твои первые слова... Кстати, - он никак не мог себя удержать от провокационного вопроса: - Твоя фамилия не Чгук, случайно?
   - Нет..., я из рода Шислис..., - змея оказалось несколько растерянной, но зато человек вздохом подавил готовый вырваться нервный смех, и продолжил разговор:
   - По нашим понятиям, мы тоже здесь часов десять, двенадцать. Но в любом случае следует отсюда убираться как можно скорей.
   - Сами мы и с оружием можем не выбраться, надо выпускать остальных, - предложила ЧиЄНга. - Если повезёт, то в этом ангаре и мои кровники должны быть.
   - Нет никого, такая красивая только ты одна, - заговорила Лариса. - А где твои устройства перевода?
   - Сс...? А! Вживлены мне под кожу. Нам гораздо сложней пользоваться подобными штучками: то снимай, то одевай...И вот как раз для этого мы и живём всё время только с кровниками. С одним, или с парой. Они помогают нам руками, мы им своей силой и умом. А выглядят они как маленькие лохматые создания в треть твоего роста.
   Подобный симбиоз такому существу был необходим во всех сферах жизни. Ведь пользуясь на пути к прогрессу одним хвостом или зубами, любой вид вымрет, так и не встав на путь разумной эволюции, а вот кооперируясь с иными созданиями...
   - Есть тут два таких..., клубочка, - попытался Броди подобрать верное определение. - Если это они...
   - Где?! Где они? - змея опять стала дёргаться от радостного волнения. - Вы себе не представляете, насколько кровники близко связаны между собой! Их следует спасти немедленно! - но видя, что пистолет так и направлен в её сторону, Чи'Нга опять стала закипать от злости: - Да что за недоверие?! У нас общее дело! Мы обязаны доверять друг другу и прорываться отсюда только вместе. Иначе не спасёмся! Тем более что отец одного из моих кровников более месяца провёл в этой тюрьме, когда его не так давно забрали сюда по ошибке. Такое случается, и после расшифровки записей существо отправляют обратно домой. Только вот волокита здесь такая, что быстро только казни совершают, вон, красная кнопка. Нажал, и от существа лишь песочек выметай из капсулы. А кого на пожизненную каторгу, те по неделе порой ждут сброса на Пьедронгу с единственного, ведущего туда телепорта. Пьедронга, если не знаете, это такая очень загадочная планета, откуда ещё никто не сбежал... Ну а кого признали невиновными, надо ведь персонально рассылать, а для этого следует дождаться оказии, свободного телепортёра и его желания отправить несчастных по местам их жительства. Вот последние здесь порой и торчат месяц, а то и два. Так что отец моего кровника Чарпа многое рассказывал в семейном кругу, и нам следует немедленно порасспросить самого нателлана.
   - Кого, кого?
   - Ну, Чарпа моего. Их раса называется нателланами. Считается, что они названы так по причине того, что большее время катаются у нас на спинах.
   А тут и Кгорбо заговорил:
   - Ну ладно с твоими кровниками, понятно. Но почему ты считаешь, что надо всех освободить?
   - Ну как же?! - поразилась кобра. - Они в любом случае уже в наших рядах, потому что по умолчанию борются против Конструктора Бельессера и его ставленников. Надо освобождать всех, немедленно!
   - Но те же невиновные могут затесаться среди них и нам помешать.
   - Кто не захочет прорываться с нами, может обратно влезать в капсулы считки!
   - И ты готова так поручиться на остальных? - строгим тоном вмешалась в разговор госпожа академик. - Мы, например, тогда и в тебе начнём сомневаться.
   Змея от нетерпения уже буквально танцевала на хвосте, и с раздражением обратилась к тому, кто стоял с пистолетом:
   - Послушай, человек. Раз ты с оружием, то ты тут командуешь всеми. Твои четыре самки, тем не менее, подают голос без твоего разрешения, что у людей, которых я знаю, считается плохим тоном поведения. А вот те мохнатики...
   - Пасть закрой! - неожиданно для всех, а, наверное, даже для самой себя, закричала Лариса. - Если ты тоже самка, тебе и шипеть запрещают?! У нас полное равноправие! И все пары строго моногамны. А по поводу наших союзников и друзей желлатуков - тоже попридержи язык за зубами и не вздумай оскорбить хоть словом!
   Змея опять присела, и пару мгновений помалкивала. Потом смешно кивнула, и заговорила:
   - Опять великодушно извиняюсь! Никого не хотела обидеть. Только и хотела, чтобы диалог вел кто-то один. Потому что время и в самом деле не терпит. Вдруг у них смена дежурного проходит в данный момент?
   - Тем не менее, хоть как-то мы должны вначале определиться в отношении тебя. Сама понимаешь, чем грозит поворачивание спиной к скрытому врагу.
   - Понимаю...
   - Вот и скажи окончательно: могут ли в камерах находиться наши враги?
   - Честно говоря, я и не подумала, что у вас могут быть некие личные счёты с кем-то... А моих врагов здесь быть не должно...
   - Тогда я тебе бегло перечислю, кто здесь есть, а ты каждого охарактеризуешь.
   - Перечисляй, я готова!
   Ну и Броди, при некоторых подсказках Ларисы, которая раза три заглянула во все окошки, стал перечислять разных существ. Конечно, не включив в этот список двух нателланов. Тремя первыми в описании пошли самые колоритные виды, а потом четвёртыми Броди описал одного из помощников Сияющего. Поведав о нём в единственном числе. После чего не знал, что делать и как реагировать на бурное сумасшествие, казалось бы, Чи'Нга. Змея потеряла всякую осторожность, игнорируя пистолет, и бросаясь к ближайшим окошкам. При этом она шипела, словно пробитый снарядом паровозный бак:
   - Люди! Вы сошли с ума! Этих тварей надо уничтожать всегда и везде немедленно! Они очень опасны! Невероятно опасны! Ну ладно ещё ваши желлатуки с ними не знакомы, но вы?!..
   На третьей камере ей повезло наткнуться на искомое тело, и она без малейших раздумий нажала на красную кнопку пульта управления. А потом с наступающим успокоением и явным злорадством следила, как тело её врага превращается в пыль. Правда, когда рядом оказался Лонгир и тоже заглянул, она покорно отодвинулась и стала комментировать сам процесс:
   - Ну как вы не могли догадаться?! Эти твари, из "Блистательной Охранки" даже оставлены в одеждах. Что сразу говорит о том, что они допустили промашку в своей работе и теперь ведётся с помощью считки служебное расследование. Так для Конструктора поступить намного проще, чем собирать, обучать и поддерживать защиту тысяч дознавателей и сыщиков. Да и сами деятели охранки на это идут без сопротивления. Худшее, что им грозит за провал задания - это увольнение со службы. Хотя и после такого фиаско в их жизни, как они говорят "...трагедии!", эти сволочи умудряются осесть на самых престижных должностях и руководящих постах. И дальше при этом работать на своего благодетеля и на "БО", как мы кратко называем охранку...
   Уже догадываясь, что может произойти дальше, Броди с сомнением стал переглядываться с друзьями, мимикой прося подсказать, как можно остановить такую огромную массу. К сожалению ни у кого парализаторов не осталось, а использовать пистолет производства файялов, было нельзя. Похоже, кобра действовала от всей души, спонтанно и даже мысли не допускала, что её за это будут наказывать хотя бы плохим словом. А ведь она ещё не знала о Сияющем, который наверняка в табели о рангах местной охранки занимал не последнее место.
   Но призвать змею к порядку, следовало самым строгим образом:
   - ЧиЄНга! - рявкнул Александр Константинович, подстраиваясь под грозный рык японских самураев. - Что за самоуправство?! Как ты посмела?! Мы хотели выволочь этого человека и допросить его по всей строгости. Наверняка он знает об этой тюрьме больше, чем твой Чарпа узнал от своего перепуганного отца.
   - Нельзя! Ты что?! - возмущалась кобра, в пару движений тела, уже оказываясь совсем рядом с людьми. - Эти типы очень опасны! Умеют общаться на ментальном уровне, а уж чего только у них в одеждах нет из устройств дальней связи и сигнализации. И поверьте, когда мы освободим всех остальных, мнение о той твари было бы единодушным: уничтожить!
   - И всё-таки, я хочу потребовать от тебя полного подчинения во всём. Как командир данной группы! Ты согласна?
   - Конечно! Командир! - тут же зачастила словами повеселевшая ЧиЄНга, своей интонацией напоминая кого-то очень знакомого. - Любой приказ, отныне выполняю беспрекословно!
   - Ладно, сейчас проверим..., - Броди понимал, что всех врагов придётся уничтожать уже самим в следующую минуту, змея права, но и отсутствие дисциплины в самый ответственный момент могло сказаться на всех. Поэтому левой рукой указал на окошко: - Тогда не смей даже заглядывать вон туда, Там ещё один такой же из "Блистающей Охранки".
   Голова кобры дёрнулась в указываемом направлении, но всё тело осталось на месте. Пришло понимание, что туда она как раз заглядывала:
   - Ха! Шутишь, человек?
   - Ах, да, ошибся! Через два окошка левее.
   Змея закрутила головой, фиксируя свой явно особенный взгляд на каждом из присутствующих и поняла, что с ней больше не шутят. После чего опять занервничала:
   - Вы и в самом деле хотите провести допрос? Неужели вы не понимаете, как это опасно? Хуже смерти уже ничего быть не может, но нельзя же так глупо нарываться на неприятности. И не смотрите на меня так! Лучше разбудите нателланов и остальных, каждый подтвердит мои слова. Неужели вы в этом сомневаетесь? Откуда вы такие неосведомлённые сюда свалились?
   - Ладно, сейчас выпустим твоих кровников, но чего ты так боишься этих из охранки? - подал голос стоящий сзади неё и понявший что надо говорить Лонгир. - Ведь сам видел, как он в песок превратился. То есть этот явно не представляет опасности. А ведь у них ещё и главные есть... При нашем аресте одного видели. Понятия не имеем, что там и как по рангам, но он среди них выглядел как самый блестящий. И мы слышали обращение к нему "Сияющий". Ведь наверняка он страшней? Только не поймём чем именно?
   Теперь змея не то что побледнела, а ещё и явными пупырышками по всему телу покрылась. Вроде бы только шипит её горло, но звуки стали вылетать, словно с заиканием. Переводчик справлялся без труда, делая, правда, иногда странные паузы:
   - Вижу, что вам тоже "повезло" при аресте. Когда этим занимается лично йошрейк, значит дело государственной важности. Йошрейк, или как к нему обращаются, Сияющий, является руководителем БО на планете, а то и в целом секторе. Они - главные ставленники Конструктора, лучшие телепортёры, самые коварные и подлые противники для любого свободолюбивого общества. Могут при большом желании налаживать ментальную связь с самим Бельессером. Их всего лишь больше сотни в нашей галактике, но именно они являются опорами власти диктатора. В их юношеском возрасте, он сам и проводит с ними обучение. Причём обучение, которое сродни каторги. Ходят непроверенные слухи, что учёбу заканчивает только один из ста, остальные не доживают.
   Всё стало ясно, и Броди подтолкнул Ларису в нужную сторону. Та деловито двинулась в направлении нужной камеры, а следом за ней поспешил Лонгир. Ну а командир всё-таки поинтересовался у разумной змеи:
   - То есть такого как йошрейк, в подобную камеру заталкивать не станут?
   - Понятия не имею... Разве что провинился сильно... Порой их тоже меняют...
   - И твоё мнение: уничтожить немедленно?
   Кобра оглянулась на поворачивающих в проход, ведущий к центру землянку и желлатука, всё поняла и надрывно прошипела:
   - Если успеете... Йошрейки чувствуют опасность! Он ведь может и проснуться... И дать сигнал Конструктору...
   Теперь уже, с нехорошими предчувствиями сорвался на бег и Броди. Вырвался на предел прямой видимости, в тот момент, как его супруга решительно нажала на красную кнопку. А Лонгир, шагнувший к двери модуля, сразу прильнул лицом к окошку.
  

Глава третья

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   Когда божественные сущности появились на Михе большой компанией на восьмой, обещанный заранее день, то они нисколько не сомневались, что всё у археологов в порядке и те трудятся в полном спокойствии. Ну кто, спрашивается, может повредить людям, если живых творений попросту нет? Как нет ураганов, землетрясений или иных природных катаклизмов. Ну а с опасными раритетами прошлого, любой археолог должен обращаться с осторожностью, как истинный профессионал, по умолчанию.
   Семь представителей Хардийской империи, явились в пустынную столицу адельванов весёлые, и почти всем довольные. Рождение Сатази прошло успешно, его мать Розалия выжила благодаря всеобщим усилиям и огромным знаниям старого приятеля семьи, друга Бензика, лучшего врача в данное историческое время. Состояние роженицы, имеющей возраст более шести тысяч лет, оставалось тревожным до сих пор. Но присутствие рядом её супруга Донтера, плюс сонмы уникального медицинского оборудования расы цорков, давали все поводы для оптимизма: Розалия пошла на поправку.
   Ну и большое значение в выздоровлении, оказал тот факт, что родившееся существо, хотя и имело вид при рождении годовалого ребёнка с огромными, пронзительными глазами, не стал традиционно кричать во время своего появления на свет, а потом телепортироваться к своим соплеменникам на Якорь. Если бы Сатази поднял крик, погибли бы все живые существа вокруг Харди, да и в самом городе. Подозревалось, что и давшая ему жизнь тут же помрёт. Смерть ей грозила и после скорой телепортации ребёнка (причём телепортации самостоятельной и осознанной!) к миру себе подобных. Потому что при этом "младенец" ещё и вытягивал силу, энергию со всего, что не могло от него защититься. Но ребёнок, если так можно назвать существо, имеющее у себя в активе тысячи лет своего разумного существования и по силе разрушения превосходящее даже Пеотию, оставался пока возле своей матери и своего гипотетического отца. И все три дня после физического рождения, проводил в медитации, зависнув у головы матери и обернувшись саваном из жёлтого, льющегося в круговороте тумана. Вслух "новорожденный" даже не пискнул, а вот на ментальном уровне, несколько раз в последующие часы, и довольно твёрдо обратился ко всем божественным сущностям:
   "Ничего не бойтесь! Никто на Земле от моего присутствия не пострадает! Мне здесь хорошо. Хотя долго быть не смогу. Как только мать выздоровеет, а отец обретёт спокойствие, я уйду..."
   То есть Сатази, чего никак и никто не ожидал, не только спас свою мать, что шло вразрез с существовавшими до сих пор историями рождений, но ещё и признал именно Донтера своим отцом. Из чего следовало, что мутации его сознания, организма и получение уникальной мощи произошло именно в период нахождения его в утробе матери. Именно этот немыслимый срок, совпавший с путешествием разума, позволил не родившемуся младенцу путешествовать по мирам, взрослеть умственно, формировать своё сознание и фактически самому определять способ своего физического существования. Как в этих скитания разума он попал на Якорь, гигантское образование из чёрных дыр, и как стал одним из разрушителей пространства, догадаться было невозможно. Ни на какие вопросы Сатази не отвечал и на контакты не шёл. Кроме сказанных ментально фраз, а потом одного короткого слова, ничего больше не сообщал.
   Правда Донтер, да и сама пытавшаяся иногда поговорить Розалия, не прекращали попыток наладить контакт с существом, которое биологически считалось их сыном. Самое удивительное, так это тема, по которой "новорожденное чадо" ответило ментально ещё только раз и только одним словом "Хорошо". И случилось это, когда Донтер попытался вернуться в далёкое прошлое, начав пересказывать вслух историю Хрустального Города. Как там было здорово, как прекрасно, как счастливо жили там люди и как они продуктивно развивали цивилизацию. Коснулся в рассказе и своих лучших друзей, а потом, усмехнувшись, признался:
   - А ведь мы с Розалией хотели тебя назвать в честь одного моего друга. Тасон его звали, один из самых уважаемых и знаменитых людей Города. Помнишь?
   Вопрос он задавал Розалии, которая на это лишь прошептала еле слышно "Да...". Ну а потом Донтер, обратился уже конкретно к ребёнку, зависшему в жёлтом облаке. Причём ответ им не ожидался, рассказчик просто как бы констатировал:
   - Ну раз ты не имеешь ничего против этого имени, то так тебя и назовём: Тасон.
   Вот тут и прозвучал ментальный ответ, солидно ударивший по мыслям всех присутствующих в тот момент в помещении:
   "Хорошо!.."
   Именно так Сатази, от рождения которого ждали массу хлопот, неприятностей, а то и трагедий, получил имя Тасон. Когда он "уйдёт" в большой Космос, он сообщать не спешил, а пока в процессе медитации возлежал на жёлтом сиянии, аки херувимчик, только без крылышек. Ничего не ел, ничего не пил, ну и, естественно при таком существовании, ничего не пачкал. Но, судя по тому, что само тельце с окружающим его сиянием постепенно росли, энергия поступала в организм достаточная, кашек и молочных смесей не требовалось.
   И обстановка в Хардийской империи стала сравнительно стабильной.
   Понятное дело, что каждая минута, если не секунда была у божественных сущностей расписана и распределена заранее и они метались, словно вездесущие фотоны, пытаясь успеть, подтянуть, организовать дела во всех вселенских направлениях. Но ведь и таким созданиям иногда требуется отдых и короткий сброс напряжения. Вот часть из них и решила сделать короткий, обещанный заранее визит на Миху. А вторая часть к ним присоединилась.
   Можно сказать, что Пеотия - как хозяйка и первооткрывательница данного мира, позвала помощников. А уже Сакрина и магистр Райгд, которые здесь уже бывали, захватили ещё четверых коллег, попросту для ознакомительной экскурсии и для небольшого праздничного обеда. Или, говоря иначе, пикника. Именно эта новая, странная пара и предложила "...гульнуть и расслабиться!" И на их предложение откликнулось с удовольствием четверо. Ситанесса Абелия и её супруг Юниус, которого в последнее время стали называть Командором, не скрывали своей заинтересованности в осмотре планеты адельванов давно, потому согласились сразу. И уж тем более декёрл Вителла, как истинный учёный даже позволить себе не мог, чтобы пропустить такую оказию. И только Алессан, который шесть тысяч лет назад был личным телохранителем императора Хардийской империи, а ныне пышно именовался повелителем растений, прибыл на Миху скорей за компанию, чем по большому интересу к древностям. Тем более что у него самого ещё не слишком хорошо получалась дальняя телепортация, и его "протаскивали" через пространство более мощные коллеги.
   Понятное дело, что врач Бензик и Донтер остались возле Розалии и "маленького" Тасона. Императрица Айни, так и продолжающая лечиться от своего полоумия, тоже далеко от Бензика не отлучалась. Император Бутен по уши сидел в официальных делах, и его присутствие требовалось везде. Ну а бывший когда-то князем в Хардии, а ныне расвалунг Ковели, после показательной казни нескольких тысяч преступников, на Земле, так больше пока и не появлялся.
   Семёрка хардийцев, ведомая наиболее опытной в перемещениях через пространство Пеотией, появились непосредственно возле дома с неким багажом в виде практически накрытых к обеду столов. Но вместо ожидаемого рёва приветствий их встретили облегчённые восклицания дежурящих на крыше веранды практикантов и последовавшие затем сообщения по рации Оливеру. А не прошло и минуты, как он сам вырвался из-за угла бегом, и даже толком не остановившись и не поприветствовав лично ему знакомых божеств, начал тараторить о трагической пропаже пятерых членов экспедиции. Причём самых, что ни говори главенствующих членов, без которых и нормальные исследования фактически были прикрыты.
   Скороговоркой вывалив все факты событий и выводы предварительного следования, Оливер закончил пояснением:
   - В подвал никто из нас больше ногой не ступал. И в комнаты, которые для себя выбрали пропавшие коллеги, мы тоже не входили.
   По её же откровенным высказываниям ещё на Земле, Пеотия успела соскучиться по своему любимчику Михаилу, а учитывая её прежние вспышки агрессивности и раздражительной нетерпимости, имелись опасения, что она среагирует на события несколько неадекватно. Как-то именно эту красавицу побаивались дразнить и тем более обидеть даже такие самоуверенные личности как Абелия, Юниус или Вителла. Да она просто и накричать могла, нахамить изрядно, словно несусветная скандалистка.
   Но в этот раз богиня не выплеснула наружу и капли своих эмоций. Просто обернулась к Райгду и Вителле, ткнула рукой на подошедших Пако с Мануэлем и бросила:
   - Вы пока у них все подробности выясняйте, а я сама попробую разобраться. Беру только Оливера.
   После чего около нескольких минут прыгала с опытным археологом по всем мыслимым и немыслимым направлениям в пространстве. То в комнаты, откуда неудачники пропали, то в подвал, где они лично ощупывали пол руками, то вообще в непонятные и немного страшные образования не то во внутренностях перекрученной материи, не то в иных мирах без света, флоры и фауны. Задавала краткий вопрос - и дальше.
   Декёрл, вместе с магистром, тоже ни секунды не теряли, спрашивая, ведя апробацию порталов и ставя только им понятные эксперименты.
   А вот опасность, грозящую всей экспедиции, первой сумела заметить ушедшая в нирвану медитации Сакрина. Её ментальный призыв предупреждение услышали все, даже самые молодые практиканты:
   - Внимание! Готовится атака деструктивных сил, призванных вести оборону города от вторжения. Роботы начали выходить из спячки длительной консервации и готовить всё наличное оружие для атаки на нас. Чтобы всё это остановить, надо выжечь всеобщий центр управления... Там какой-то Сторож засел... Его искусственный интеллект перенастройке не подлежит...
   Пеотия уже стояла рядом с подругой и подпрыгивала от нетерпения:
   - Где он?! Сама справишься?!
   - Не знаю... Беру тебя с собой и Райгда...
   В следующий момент все трое исчезли с глаз остальных и из сферы ментального восприятия. Примерное их местонахождение уловили Вителла и Абелия, и постарались, не смещаясь за ними, как-то просмотреть ход событий. При этом ситанесса комментировала события вслух не только для супруга:
   - Этакий всепланетный центр обороны... А вот подчинить его себе, и в самом деле не получится... Да..., жаль..., но пришлось всё там выжечь... Иначе тысячи боевых роботов получили бы окончательный приказ к атаке, и город, да и вся планета стала бы нежилой... А теперь они замерли, и в режиме боевого ожидания долго не протянут. Сотня, полторы лет и начнут разваливаться после полной разрядки энергоканалов...
   - Ну и чего их жалеть? - удивился Алессан, в единственном числе усевшийся за стол, и уже со спокойной совестью что-то поедая из вкусностей. - Осталось только Броди с его компашкой отыскать...
   - Да в том-то и дело, что скорей всего отправка пятерых людей по телепортационным каналам лежит на совести этого самого Сторожа. Что-то он с этим делом напроказничал... А теперь его уже и не спросишь...
   - Ха! - так и не воспринимал всерьёз ситуации Алессан. - Кажется вчера, Сакрина что-то сказала, по поводу Михаила, который дескать давно сбежал с какой-нибудь девицей. Так Пеотия похвасталась, что в составе экспедиции свободных девиц нет, а если отыщется случайно в ином мире, то она Кормильца на краю Вселенной откопает и что-то там ему оторвёт. Ха-ха!
   Тут уже не выдержал декёрл Вителла:
   - Прежде чем откопать, надо хоть примерно знать где. Ты вон сам рассказывал, как банально заблудился во время путешествия разума и понятие не имел куда дальше двигаться.
   От неприятных воспоминаний, повелитель растений сразу перестал смеяться и непроизвольно вздрогнул:
   - Ну да..., вселенная настолько велика, что мне до сих пор страшно..., порой..., - но аппетит у него, тем не менее, не пропал, и он приглашающим жестом позвал за стол всех остальных участников экспедиции, которые высыпали из дома и теперь терпеливо ждали развития событий. - Давайте, присаживайтесь и приступайте к обеду. Всё горячее и свежее, жалко будет выкидывать... Смелей, смелей! С поиском ваших шефов и без вас отлично справятся наши богини. Даже я там только под ногами буду мешаться...
   Его поддержал и командор Юниус:
   - В самом деле, чего добру пропадать? - присев за стол, и потянувшись за выбранным блюдом, продолжил рассуждения: - По всей логике и существующим порядкам, подобные порталы телепортационных каналов не могут отправить человека в безжизненное пространство. А значит, ничего с нашими друзьями не случится.
   Усевшийся рядом Вителла только пригубил какой-то напиток:
   - Спорное утверждение. Но в любом случае семь суток невесть где, в чужом мире, в незнакомой среде и среди агрессивных аборигенов - это я скажу тебе, никакого удовольствия. Тем более, что они всё своё оружие тут оставили. Только Пузин пистолет взял, да у Михаила какие-то подарки от Пеотии в портал вместе с ним ввалились.
   - Ну вот видишь! Такие ребята нигде не пропадут!
   - А если их всех забросило в разные миры? Понятно, что вместе они - сила, а вот порознь? Проблема! - несколько минут за столом стояла тишина, археологи довольно скромно приступали к пробе блюд и напитков. Подбодрив их несколькими репликами, декёрл, спросил у Абелии: - Ну что там?
   - Скоро будут возвращаться... Пытались отыскать некие уцелевшие цепи воспоминаний у Сторожа..., - ситанесса так и стояла на прежнем месте. - Подробностей понять не могу... Вернутся, сами расскажут...
   - Тогда присаживайся, - окликнул супругу Юниус, - Нечего ноги стаптывать. Даром что ли мы такие блюда заказывали?
   Абелия тоже присела за стол, хотя практически ни к чему не притронулась. В последние дни божественные сущности почти ничего и не ели из того, что присуще человеку. А если и пробовали нечто, то лишь как дань давно забытым и изжитым из сознания традициям. И если в первые дни они всё-таки банально опасались ничего не есть, чтобы не обессилить тела, то после взаимных подсказок, обсуждений, проб и экспериментов на себе, вывели для себя несколько новых аксиом существования.
   Оказалось, что питание, как таковое может быть разноплановым, но лучше всего организм воспринимает солнечное излучение, всемирный поток нейтрино, влияние которого ещё не было точно определено и третий вид энергии, который пока точно определить и классифицировать не удавалось. Это, конечно, не считая того, что получали тела во время трёхчасового "утопления" в водах подземного озера. То есть в любом случае отказаться пока от пребывания на Земле и отправиться в очень длительное путешествие ни у кого из самых древних землян не получилось бы при всём их желании. Хотят они этого или нет, но раз в пять дней окунаться в озеро придётся до скончания дней своих. Или до тех пор, пока "дыхание" из Глотки Дьявола на таинственный контейнер не будет изучено и не заменено чем-то иным.
   Кстати что сама Глотка с её неведомым устройством, что непосредственно сам контейнер, состоящий из неизвестной лучевой энергии, как раз и являлись самым основным направлением в исследованиях, на ближайшее время. Быть зависимыми и оставаться привязанными к одному месту, уникально преобразованные, и уже теоретически бессмертные создания не желали.
   Тольки лишь собирались, проведать экспедицию и основательно браться за работу. Потому как возвращать археологов на Землю не имелось смысла по двум причинам. Первая: Сатази всё ещё находился в Харди, где помимо его матери, отца, Бензика, Айни и Бутена не оставалось больше ни одной души в целях банальной безопасности. Ну и вторая: все были уверены, что работы экспедиции на Михе хватит ещё на долгое время. Вряд ли кто из археологов или представителей прессы возжелает покинуть такое умопомрачительное место по доброй воле. Естественно, работы в городе Адельванов, да и на остальной планете - на века, но именно первая экспедиция, должна была сделать первые открытия, наработать опыт, дать нужные рекомендации, а уже потом, почивая на лаврах славы и триумфа уступить дорогу другим желающим.
   Так планировалось. Но получилось совсем иначе.
   Когда возле стола появились обе богини и магистр, непроизвольно повисла тишина, все замерли. Уж слишком раскрасневшейся и взъерошенной выглядела Пеотия. А её ладошки подозрительно алели непонятными проблесками на коже.
   Обстановку разрядила своим нежным голосом Сакрина:
   - Приветствую всех! Сразу и поздороваться не успели...,- и уже деловито присаживаясь за стол, пожелала: - Приятного аппетита!
   Райгд не стал усаживаться рядом с ней, а уселся за столом напротив:
   - А что, можно и в такой обстановке провести обсуждения. Тем более что и обсуждать-то нечего. Ничего отыскать не сумели. Этот недоделанный Сторож и сам не знал куда, в какие миры ведут те или иные телепортационные каналы. Только и плеснул чуток энергии в порталы этого дома. После чего их ликвидировал окончательно. Следа в пространстве не остаётся после этого, так что куда разнесло наших друзей, мы даже примерно представить не можем...
   Пока он говорил, Пеотия куда-то исчезла без всяких привычных для неё эффектов. Похоже, пыталась разобраться сходу с проблемой только своими уникальными умениями. Тогда как остальные пока не знали, в какую сторону прилагать свои усилия.
   - Надо переворошить всю систему здешних телепортов, - нахмурился Юниус, - И только проанализировав все выходы и направления порталов, определить основное направление движения.
   Но его рассуждения вызвали кривую улыбку в первую очередь у магистра. Всё-таки он считался наиболее умелым в использовании телепортации, а по знанию теории, то даже лучшим, чем Пеотия. Потому Райгд и стал объяснять:
   - Вороши, не вороши, а толку от этого не будет без конкретных таблиц и точных расчётов координат по вселенной. А всё это, адельваны после строительства города либо забрали с собой, либо уничтожили.
   - И всё-таки, - не унимался командор. - Хоть приблизительный вектор можно высчитать, исследуя площадку этого дома?
   - Ну как тебе дать правильное сравнение? - задумался магистр, демонстративно говоря вслух, и игнорируя предложение Сакрины на ментальном уровне поговорить о таких вещах только между хардийцами. - Вот, к примеру, остался на месте дальнобойной пушки, только один лафет. Без ствола. Да ещё и сам лафет упал после взрыва на рыхлую землю. Задача: как может муравей, отыскать то место, в которое пушка раньше стреляла? Кстати, - он прошёлся взглядом по застолью, - Вопрос для всех! Обсуждение общее. У кого какие ответы?
   Все задумались, а может и сделали вид что размышляют, и только Николай Счастливчик пожал плечами чуть ли не сразу:
   - Если уж после взрыва, то ствол мог бы и остаться. Муравью не подсказка.
   - Не скажи! А калибр? А длина ствола, что опять-таки на дальность влияет?
   Для чего бы это ни делалось, но Райгду удалось завести публику, и минут через пять за столом царил настоящий балаган, где все пытались подать свою идею, отстоять своё мнение и привести самые веские доводы. Но подобная задачка как бы изначально подразумевала отсутствие правильного ответа. Вернее ответ имелся: несчастный муравей никогда в своей жизни не доберётся до тех воронок, которые оставили выстреливаемые из пушки снаряды. Именно к этому сводилось все прения.
   Но самое дельное мнение высказала ситанесса Абелия, видимо применив свои уникальные познания в организации и единении любых противоборствующих сторон.
   - Муравей не должен заниматься бессмысленным поиском воронок. Ему даже не стоит изучать положение лафета и присматриваться к выемкам под свежей россыпью земли. У него только одна возможность достичь результата: отыскать свидетелей стрельбы. Или просмотреть кадры видеосъёмок... Или заглянуть в единое информационное поле вселенского пространства...
   - Понял я, понял твою идею, - кивнул магистр. - Но, увы! Поле нам не подвластно. А вот кадры и свидетели - это самый оптимальный вариант. Ну и конечно же - не стоит исключать поиск по подобию. Если мы поймем, кто такие адельваны, и как они выглядят, то отыскав их потомков в космосе, обязательно наткнёмся и на наших "потеряшек".
   Теперь подал голос Мануэль, один из лучших археологов из команды Пузина, специалист по тонким материям энергетического обеспечения:
   - А почему нельзя каким-то образом подать энергию на порталы данного дома? Если бы они заработали, то вот вам и непосредственный путь в то же самое место, куда провалились наши коллеги.
   - Идея правильная, - кивнул одобрительно Вителла. - И мы её опробовали в первую очередь. - Но дело в том, что подлый сторож уничтожил все приемные накопители и выжег начисто платы настройки. То есть теперь, при всём желании отсюда никто и никуда не отправится. Можно воссоздать новые платы, но настройки уже никогда не станут прежними, а, не зная самих принципов отладки, взаимной состыковки и координат, пройти по старому каналу между телепортами невозможно.
   - Ну а вдруг наши попытаются с другой стороны телепортироваться обратно?
   - Если они это не сумели сделать за семь дней, то отныне уже точно не получится. Мы и так невероятно удивляемся, по какой такой причине, этот полоумный искусственный интеллект вас не уничтожил в первые дни. Сразу. Скопом. Ведь как только мы здесь появились: сразу пошла команда на тотальное уничтожение.
   - Может вас посчитали более достойной целью? - осторожно поинтересовался Оливер.
   - Хорошо, если так. Иначе от вас только вещи бы остались. Роботы здесь уж больно кровожадные, раз в несколько лет проводят..., вернее проводили тотальную очистку воздуха от микробов и мелких микроорганизмов.
   Все запоздало почувствовали некий страх. Вот и работай на такой "благодатной" планете, где нет хищников!
   Хорошо, что всё пока закончилось пропажей только пяти человек.
   - Значит, приступаем к поиску? - Насытившийся Алессан, больше прислушивался к собственным внутренностям, чем к сути разговора. - Кстати, а с чего тогда Пеотия решила, что мир называется именно так, а не иначе? Раз есть название, следовательно, она видела либо надписи, либо картинки с пояснениями. Так?
   - Да нет, никаких картинок..., - покачал головой Вителла. Но данные слова, и ещё нечто незначительное, он сказал вслух, а вот на ментальном уровне он передал повелителю растений вот такое сообщение:
   "Фактически ты только делаешь первые шаги в телепортации, поэтому ничего толком не слышишь и не видишь. Но чуть позже, во время прибытия в каждый мир, где существует межпланетная телепортация, ты сможешь услышать чёткое пожелание, возникающее у тебя прямо в сознании почище, чем эти наши мыслепередачи. Вот и мы, прибывая сюда отчётливо слышим: "Добро пожаловать в мир Адельванов!" Язык аборигенов при этом роли не играет, важно лишь название мира..."
   "Настолько просто? И так везде?" - напрягся Алессан для мысленного вопроса.
   "Нет. Но в большинстве известных нам миров".
   Алессан примолк, понимая, почему данное сообщение прозвучало на ментальном уровне. Он и так считался среди хардийцев самым слабым звеном, и ронять его авторитет перед простыми людьми не стоило. Пусть уж считают всех без исключения всесильными божествами, чем начнут разделять в своих суждениях на "таких" и "не очень". Тем более что обучения и делёж опытом шли постоянно, слабые подтягивались более сильными и со временем разница между коллегами станет со стороны не так заметна. Ну а пока они договорились не афишировать разницу в своих силах и умениях перед широкой публикой. Ну а там постепенно осторожность этого плана стала входить в привычку, и при необходимости переходили на общение целенаправленными мыслями.
   Тогда как вслух, декёрл представил примитивную версию иного толка. Мол, Пеотия, отыскав этот мир, просто вошла в медитативное состояние, и ей пришло озарение свыше. Откуда именно "свыше" - она и сама не интересовалась.
   Но тут же со своим мнением вылез Оливер:
   - Но если богиня настолько слышит хорошо во время медитации, то она таким же образом может и след "услышать". Или отыскать второй мир с адельванами.
   - Не получится. - Опять заговорил Райгд. - Это всё равно, что тому же муравью зависнуть над нужной воронкой и сделать анализ пороховых газов. То есть вначале нужно наткнуться на тот мир, и только потом придёт наитие. Или подсказка..., - он немного подумал, внутренне хихикнул над своими мыслями и выдал: - ...От наших коллег с более большим опытом путешествий по Вселенной.
   Тут же к нему в сознание понёсся возмущённый всплеск со стороны ситанессы:
   "Что за выдумки?! Какие ещё коллеги? Сколько мы метались мо мирам, ни разу подобных нам не встречали. Не получается у разумных существ переноситься на такие огромные расстояния без технических устройств!" - и более мягкий укор от Сакрины:
   "Сам только что придумал?" - а вот Вителла спросил вслух, явно переводя разговор на другую тему:
   - А всё-таки, есть шансы отыскать следы иных адельванов, прошерстив весь город и расшифровав все найденные записи?
   - Несомненно! - магистр уставился на Сакрину. - А ты как считаешь?
   - Согласна с тобой, - ответила та, поворачивая голову и рассматривая панораму с торчащим массивом небоскрёба "Шипастик". - И поддерживаю намёк: пора закругляться с обедом и приступать к работе. Ты это имел ввиду?
   - Не только. Как только вернётся Пеотия, надо посовещаться и сообразить, как дать здешние координаты цоркам. Думаю, что Чинкис пойдёт нам навстречу, и отправит один из кораблей своей армады Глубокого Рейда к этой планете. Тогда мы можем оставить здесь экспедицию с громадной помощью и с надлежащей защитой. Да и самим цоркам будет невероятно интересно выковырять из земли и детально изучить имеющиеся здесь телепортационные устройства.
   - Отличная идея, магистр! - одобрила Абелия. А вот её супруг сомневался:
   - Лишь бы дать правильные координаты. А если не получится? Мне показалось, что данная планета невероятно далеко от нашей Галактики. Но если получится, то уж точно, Чинкис сам первым сюда ринется: его цивилизация задыхается без телепортации, а мы в любом случае не скоро сможет передать им чертежи из иных миров. А с него, как с наивысшего императора Аларастрасии, наверняка скоро очень спросят. Мол, союз заключили с приматами, фокус с перемещением в пространстве посмотрели, а где хлеб с маслом?
   - Суть ясна! - магистр стал первым вставать из-за стола. - Пока Пеотия мечется по мирам, и скорей всего методом тыка пытается отыскать своего Михаила, императора всея Рилланкара, давайте точно такими же прыжками наугад заскочим в самые импозантные здания и станем сносить сюда всё самое ценное и значащее для решения нужной нам задачи. Ну а вы уже, тут сразу на месте старайтесь сортировать, раскладывая хотя бы по внешнему определению. Начали?
   Лучшим ответом на данный вопрос, послужило восклицание Сакрины:
   - Соревнуемся, кто больше по количеству! - да так и исчезла первой со своего места, не вставая. За ней пропали Райгд, Вителла, Абелия и Юниус.
   Алессану следовало вначале настроиться для перемещения даже на короткое расстояние, поэтому он изобразил у себя на челе задумчивость:
   - Метаться, это не по мне. А вот что-нибудь сломать..., или вырастить...
   - А вскрыть? - оживился Оливер. - Как ни уникальны боевые киборги цорков, но вон тот небоскрёб, который мы назвали "Шипастик" им так вскрыть и не удалось. А взламывать руководство запретило. Вот если бы изнутри как-то..., а?
   - Изнутри? - повелитель растений, присмотрелся к диковинному зданию, и согласно кивнул: - Сейчас попробую!
   И тоже исчез. Но уже в следующие мгновения из пространства стали появляться размытые контуры иных хардийцев. Они буквально кидали наземь свои трофеи, изредка аккуратно устанавливали что-то, но тем не менее открытое пространство на площадке перед домом стало заполняться уникальными иномирскими вещами адельванов с невероятной скоростью. Как оказалось, не все строения оказались совершенно пусты от мебели и некоторой иной обстановки. Крупные никто не брал, надрываться никому не хотелось, да и толку с той огромной кровати, которую приволок Райгд? Не иначе чисто в соревновательных целях сделал такой двусмысленных ход.
   В основном старались приносить вещи маленькие, а в особенности напоминающие счётные устройства, системы связи, некие подобия экранов, кристаллы, коробки с перекатывающимся содержимым, прозрачные шкатулки с мелочью и массу совсем непонятных предметов.
   Но чуть позже всё-таки бросилось в глаза: что бытовых приборов, вещей нет совсем. Ни единой тарелки, вилки или ложки. Ни одной кастрюли сковородки или кружки. Ничего, что напоминало бы микроволновую печь, печной шкаф, газовую плиту, или электрочайник. Из чего все вскоре стали делать определённый, всеобщий вывод: может, здесь адельваны и собирались жить, или жили когда-то до своего отъезда, но похоже, что на планете они оставили после себя самый банальный, никем не посещаемый музей.
   Правда и подобные вещи антиквариата могли помочь в решении создавшейся проблемы. Иначе, зачем тогда Сторож здесь обретался? К чему выжигали микробы в атмосфере? И зачем имелись в наличии действующие, целёхонькие площадки телепортационных перемещений?
   Работа шла уже чуть ли не час, когда среди всей суеты, появилась Пеотия. Она просто замерла на месте, отправляя всем хардийцам послание на ментальном уровне. И вскоре они уже стояли возле неё все, кроме одного. Но не успела она поинтересоваться про его отсутствие, как и Алессан появился, хвастливо бросив Оливеру:
   - Вход в Шипастик открыт. Только потом почистите внутренности холла и первого этажа от травы и стеблей бамбука...
   Пеотия мотнула головой, показывая, что время не терпит:
   - Я заскочила на секунду в Харди. Там Ковели. Ему плохо и он ждёт нас. Но двоим надо остаться здесь. Кто?
   Ситанесса Абелия и командор Юниус отозвались и ментально и вслух:
   - Мы не против. Если без нас справитесь...
   - Справимся!
   И уже в следующее мгновение из семи божественных сущностей на площадке перед домом осталось только двое.
  
  

Глава четыре

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Скорей всего пленникам тюрьмы Конструктора Бельессера, просто сказочно повезло. Находящийся в капсуле Сияющий видимо поздно почувствовал смертельную для себя опасность. Очнуться от дурмана, он очнулся в момент нажатия красной кнопки, но все свои силы истратил не на подачу сигнала тревоги своему божеству, а для сохранения собственной жизни. Он сопротивлялся уничтожению его плоти почти минуту, но только потерял при этом единственный шанс погибнуть не зря. Даже его огромных сил телепортёра и йошрейка, бороться с деструктором мгновенной казни, оказалось недостаточно. Когда в камеру заглянул уже сам Броди, в центре поля невесомости вращалось только пылевое облачко, да какие-то мелкие, твёрдые предметы. Видимо и в самом деле со "своих" даже оружие не снимали.
   - Ну вот..., - стал он оглядываться, и чуть не отпрянул при виде огромной змеиной пасти рядом: ЧиЄНга Шислис тоже с недоверием пыталась заглянуть в окошко. - А ты боялась... Хотя может хоть одного из охранки стоит попытать, или забрать оружие?
   - Лучше уж с голым хвостом прорываться, - твёрдо заявила кобра, уже заметно успокоившись. - Не стоит обольщаться их теперешним безобидным состоянием. Много их?
   - Почти два десятка... Ладно, ладно! Не шипи так! - Александр обернулся к остальным: - Начинаем вскрывать камеры с остальными, кто здесь на положении преступников.
   - На всех бэошников надо распылить! - не могла промолчать ЧиЄНга.
   Глядя вслед разбегающимся друзьям, которые деловито защёлкали тумблерами на пультах ближайших камер, Броди с неохотой признался:
   - Ну как ты не поймёшь, всё-таки я считаю нас не правомочными вершить скорый суд без..., хм, судебного разбирательства, что ли...
   - Знал бы ты, сколько на совести каждого из них трупов иных разумных! И если тебя терзают угрызения совести, то просто устранись и не мешай мне. Договорились?
   Александр глянул на оставшуюся рядом с ним Ларису, дождался её еле заметного кивка, и со вздохом согласился:
   - Ладно, приступай...
   Кобра больше ни секунды задерживаться не стала. Поражая солидной скоростью передвижения, метнулась вдоль рядов капсул с пленниками. И фактически справилась со своей работой безжалостного палача раньше, чем все остальные союзники группы. А потом поспешила к своим кровникам, которые растерянно восседали на земле и ошарашено пялились на громадных желлатуков своими огромными глазищами. Двухметровые мохнатики вынимали эти лилипутские подобия сразу на руки, не заморачиваясь с отключением невесомости.
   А увидев свою змею-кровника, нателланы, хоть конечности ещё их плохо слушались, вскарабкались подруге на спину, чуть ниже капюшона и там закрепились своими руками и очень цепкими, обезьяньими ногами за какие-то специальные наросты и углубления.
   К тому времени командир группы со своим пистолетом, и сопровождаемый супругой сместился к главному выходу из ангара, понимая, что если вдруг кто-то заявится, то придётся начинать войну сразу после вздрагивания одной из створок. И вот тогда точно придётся превращаться если не в палача, то в безжалостного и расчётливого убийцу. Хочется этого или не хочется... Но за свободу, за спасение жизни Ларисы и своих друзей, Броди готов был и зубами грызть любого, кто встанет у них на пути.
   Туда же к ним стали подтягиваться и прочие, после того как привели в нормальное состояние остальных заключённых. От двадцати одного представителей охранки, и их йошрейка Сияющего, остались только горстки вращающегося в невесомости песка. Всего, помимо кобры и её кровников, насчитывалось ещё семнадцать разумных, большинство которых Чи'Нга не просто взбадривала словами, проносясь рядом на ходу, но ещё успев к командиру, стала быстро описывать: кто есть кто в местных реалиях.
   - Как я поняла, вы не из местных, раз даже про "Блистающую Охранку" настолько не осведомлены? - начала она с вопроса.
   - Ну да, издалека..., - признался землянин, глядя как Лариса, на этот разу уже с помощью Люссии и желлатуки Юмэй, приступили к более тщательному осмотру створок. - Хотя о разнообразии миров и массе разновидностей разумных, осведомлены хорошо.
   Все остальные желлатуки довольно грамотно, под руководством Лонгира и Кгорбо, присматривали за стягивающимися к входу представителями иных цивилизаций. Им в этом интенсивно помогали обе наездницы, пытаясь хоть как-то отвлечься от нежданной потери своего орла и только недавно обретённого мужа. Налаживаемому общению мешал тот факт, что не у каждого заключённого оказалось переводное устройство, и ему приходилось надеяться на себе подобных соседей.
   Разве что академик Шеги продолжала деловито обходить все пульты управления камер и собирать в сорванный от какого-то оборудования кожух все кристаллы считки. Разумная инициатива: даже Сияющий с его подчинёнными мог многое знать про археологов, благодаря предательству Аники.
   Ну а описание и характеристики существ, Чи'Нга, пристроившись возле землянина справа, начала с человекообразных:
   - Своих приматов, вы наверняка узнаёте? Хотя они явно мелковаты по сравнению с вами..., - в самом деле, шесть мужчин выглядели скорей как подростки, никто их них не был выше самой низкорослой среди людей Люсии. - Эти скорей всего с системы Красавки..., - понимая, что надо давать пояснения во всём, чтобы не терять время при лишних вопросах, змея довольно грамотно давала дополнительные данные: - ...Красавка - невероятно ядовитый цветок. Обычно аборигенов оттуда называют красавкасами. Но парни вроде неплохие, хоть и слабые... А вот эти - адельваны. Буду удивлена, если не знаете...
   - Только скелеты их видели, да мумии, - вставил Броди, присматриваясь к четырём представителям интереснейшей во всех смыслах цивилизации. Адельванов оказалось две пары, и судя по тому как женские особи держались за мужчин, скорей всего это были супружеские пары.
   - Одни из самые спесивых и высокомерных созданий нашей галактики, - продолжала давать характеристики кобра. - Вот с ними и в самом деле надо осторожнее и с оглядкой. Слишком о себе высокого мнения, считают свою расу самой древней, чуть ли не раньше на свет появившейся, чем Конструктор. Надо их допросить в первую очередь.
   - А если не поймут наших вопросов?
   - На вас же переводники их производства! Пусть кто-то даст им свой.
   - Логично...
   - Вон те четверо - трапарсы. Можно сказать, что нам повезло: трапарсы великолепные бойцы и больше всех ненавидят Конструктора Бельессера и его клику. Сражаются с ними до последней капли своей плазмы. Им можешь смело доверить свой пистолет, наверняка справятся не хуже.
   Внешний вид трапарсов скорее был близок и самой кобре. Этакие прямоходящие на мощных лапах ящеры. Рост под два метра. Мощное, приземистое тело, лишний упор на хвост, довольно длинные и увитые мускулами руки, и в завершении укороченная крокодилья пасть. Всё-таки при всём уважении к разумным существам, назвать такой комплект опасных зубов ртом - язык не поворачивался. Но как воины они и в самом деле смотрелись идеально. Такие и без пистолета дырку бы в своей камере прогрызли и пробили, достаточно было бы только им гипнотический газ отключить.
   - Про тех двух жуков, ничего сказать особого не могу, - продолжала шипеть змея, - Никогда раньше не сталкивалась. Только и знаю, что они со Стакса и представитель их расы называется прувель. Но они тоже довольно отчаянно сражаются с охранкой за свободу от тирании Конструктора.
   Существа и в самом деле напоминали жуков, вставших на свои нижние, состоящие из прочного даже на вид хитина лапки. Всё тело прувеля покрывали со спины поблескивающие рудиментарные крылья, всё из того же хитина, головка сравнительно к двухметровому телу - маленькая, но громадные жвала вызывают уважение, глаза большие. Две пары двупалых, довольно слабых рук. А точнее бы сказать, лапок.
   Один прувель смотрелся массивно и солидно, второй выглядел как более низкая женская особь и несколько странно кружил вокруг большого собрата. Создавалось впечатление, это любящая супруга пытается опекать во всём своего растолстевшего и малоподвижного мужа.
   - Ну и наконец вот тот, самый странный, - змея довольно точно ткнула своим длинным, раздвоенным языком в последнего представителя иных цивилизаций. - Точного описания нет, и слухи ходят разные, так что я могу и заблуждаться. Но мне кажется, что это файял. То есть твой пистолет, это их лапок дело. И если я не ошиблась, да файял здесь не случайно, то лучшего союзника нам и не найти. Его знание техники и всего что с нею связано - несоизмеримы наверняка со знания целой группой учёных и техников иных рас. Вижу, что его чёрный дурман глубже всех пропитал, никак в себя не придёт...
   И в самом деле, существо тяжело выходило из сонного состояния. Его тело, в виде туловища кузнечика с длиннющими усами, конвульсивно сжималось от судорог, пытаясь чихом и кашлем прочистить имеющиеся лёгкие. Причём несущие ноги, хоть и тонкие на вид, вполне внешне походили на человеческие, но согнутые в коленях придавали стоящему на "четвереньках" файялу диковинный, гротескный вид. Потому что помимо ног, у него имелось и четыре ручонки, на которые он поочередно упирался и которыми пытался массажировать свою сплюснутую с боков голову, протереть крупные фасеточные глаза и прочистить носовые отверстия.
   Когда он встал-таки, пошатываясь на ноги, общий рост его оказался метра полтора, не больше, хотя усы-антенны имели длину до полуметра. Оригинальный, колоритный образчик разума во вселенной.
   Но к тому времени большинство заключённых уже стянулось к воротам, и руководствуясь рекомендациями ЧиЄНга, Броди приступил к беседе-опросу с адельванами:
   - Господа, вы меня понимаете? Да, да! Вы, четверо! Подойдите ближе... Или нуждаетесь в переводном устройстве?
   Один из четырёхруких обернулся к троице своих, что-то у них спросил, выслушал ответы, и наконец соизволил ответить сам:
   - Да нет уж, в таких устройствах не нуждаемся. В каком музее вы их откопали?
   - То есть ты меня понимаешь?
   - Да я и шипение этой змеюки пойму, - хмыкнул адельван. На близком расстоянии его лицо ничем особо не отличалось от человеческого, а лица его подруг от женских. Разве что глаза прятались несколько в глубине черепа, отчего были плохо рассматриваемы и по этой причине неприятны.
   - Раз понимаешь, - хорошо. Но следи за своими словами и не забывай о толерантности к иным расам...
   - А то что?! Пристрелишь меня из пистолета? - хамовато хихикнул четырёхрукий.
   - Ещё чего! - перешёл на иной тон и Броди. - У меня каждая игла на счету. Просто свернём тебе шею, и все дела. Ну а заодно и остальных твоих попутчиков успокоим, чтобы нам под ногами не мешались.
   Кажется адельван поверил, да и его дама заметно потянула его за правую, нижнюю руку, догадавшись по тону человека, что следует сдерживаться и не нарываться на конфронтации. Поэтому единственный понимающий, досадливо только головой крутанул:
   - Экий ты..., резкий! А чего от нас хочешь?
   - Отвечай на вопросы и побыстрей! По какому поводу сюда попали?
   - Мы? - стал тупить представитель древнего рода, но увидев, как к нему с двух сторон сделали по шагу Кгорбо с Лонгиром и почувствовав болезненный щипок в руку от своей дамы, смирился, и стал отвечать без запинок: - Нас поймали в запретном городе древних, когда мы пытались собирать там действующие устройства...
   - За это в любом случае - смертная казнь..., - еле слышно изрекла Чи'Нга.
   - А выжить хотите? - продолжил Броди
   - Естественно!
   - Знаете что-то об этой тюрьме?
   - Общую планировку и то, что отсюда вырваться нельзя.
   - Почему это?
   - Любой переброс к месту жительства производит только телепортёр службы надзора. А это в любом случае, пусть и косвенно, но контролируется Сияющими, а то и самим Конструктором.
   - То есть наш побег заранее обречён на неудачу?
   - Ха! Остаться в живых - это уже везение, - хохотнул адельван. - А для этого есть некоторые шансы. Мы должны прорваться к телепорту, и свалиться на Пьедронгу!
   - Но там каторга! - вырвалось у кобры.
   - Там - жизнь!
   - Оттуда не выбраться...!
   - Зато там можно выжить, шипящая! - ухмылялся четырёхрукий.
   Ещё не разобравшись в поданной идее, Александр понимал, что надо закруглять разговор именно с этими потенциальными союзниками:
   - То есть вы готовы встать в наш строй и подчиняться общему командованию?
   - А куда мы денемся? Готовы!
   - А как открыть эту дверь, знаешь?
   - Не знаю...
   - Зато я знаю...! - приблизившийся к группе заключённых файял, двигался шаркающей походкой, а на слух его голос воспринимался только с содроганием: словно царапающий по стеклу резец. - ...Что открываются эти створки только снаружи. Но если вы так и будете стоять, словно бараны на бойне, то от вас, пришедший дежурный своим ифраразрушителем, только груды дрожащих кишок оставит. Камер, что ли не видите?
   Хоть все и поморщились от издаваемых звуков, но вынуждены были признать правоту этого диковинного кузнечика. Другой вопрос, что некое подобие камер было на высоте метров пяти, их пощупать при обследовании никак не получалось, а уже тем более вырвать или повредить. Но специалист по технике, такими мелочами не заморачивался. Да и бесцеремонности ему было не занимать. Развернулся к желлатукам, и стал тыкать в них пальцами:
   - Вот вы трое, становитесь в нижний ряд пирамиды вон там справа! - потом повернулся к аборигенам Красавки. - А вы шустрики, стройте второй ряд на плечах мохнатиков. Самого резвого, из вас - наверх. Надо срочно чуть сместить ракурс обзора вон той камеры! И пошевеливайтесь, если хотите спасти свои мясистые задницы.
   Что характерно, ни спорить, ни стоять на месте никто не стал. Требуемая пирамида стала возводиться немедленно.
   Среди красавкасов, речи иных существ понимало сразу двое. А уж насколько они оказались гибкими, проворными и ловкими, что так и напрашивалось сравнения с воздушными цирковыми акробатами. И вскоре один из них, слегка опираясь о стену, уже держался за небольшую, похожую на странный штырь видеокамеру, да прислушивался к подсказкам файяла:
   - Чуть-чуть отогни верхушку от себя... Отлично! И точно так капельку проверни против часовой стрелки... Стоп! Много получилось, два микрона назад... О! Слезай! И только после этого, обернулся в сторону землянина: - Вижу, вижу, что ты с пистолетом и здесь командуешь... Меня зовут Мато. А если полное имя и титул, то маркиз Мато фон Дивер. Насколько я успел расслышать этого четырёхлапчатого, - он ткнул одной из своих ручек-лапок в нахмурившегося адельвана, - То он прав. У нас только один шанс спастись, свалившись на Пьедронгу. Главное - как пробиться к площадке портала. Хватит ли нам сил и удачи?
   Наверное, любому четырёхрукому было бы неприятно, если бы его достоинства в виде стольких конечностей настолько грубо девальвировали. Но с другой стороны, адельван услышал такое обидное обращение от существа имеющего тоже четыре верхние конечности, считающиеся руками. И всё равно адельван выразительно посмотрел на командира и раздражённо кашлянул. Пришлось и здесь Броди соответствовать уже выбранной линии поведения:
   - Мато, у нас принято обращать друг к другу только нормальными и верными определениями. Прошу учитывать, мне не до разбирательств...
   - Да я ничего..., - чуть ли не обиделся файял.
   - Кстати, сразу представлюсь, Броди! Все остальные знакомьтесь помаленьку сами, пока у нас для этого нет времени. Вот разве что...
   - Да, да! - прервал его своим скрипом маркиз Мато фон Дивер, и опять бесцеремонно тыкая лапкой в сторону парочки прувелей: - Очень интересно, что здесь делает этот жучара со своим телохранителем?
   Настороженная тишина, которую не успел прервать командир очередным замечанием, оборвалась довольно приятным на слух, почти что человеческим басом более массивного прувеля:
   - Не обращайте внимания на этого нагловатого и бесцеремонного представителя саранчи. Они все такие, маленькие, наглые и противные. Но зато в душе они истинные добряки, невероятно честные и на них можно во всём положиться. Особенно если дело справедливое. А уж лучше их специалистов в технике, даже среди Сияющих мало. Так что пропускайте мимо ушей слишком уж едкие словечки маркиза...
   - Болтай, болтай..., - проскрипел Мато беззлобно.
   - А теперь, я представлюсь, - продолжал прувель. - Дон Ритару, к вашим услугам, губернатор города Граци. А это мой и в самом деле телохранитель, зовут его Эмин.
   Опять встрял со своим скрипучим голосом файял:
   - И за что тебя, такого целого губернатора в тюрягу спровадили:
   - Имел честь поддерживать и помогать группе сопротивления, - с хорошо слышимой горечью, пробасило существо, напоминающее жука. - Всех безжалостно уничтожили, во время ареста, а из меня решили вытянуть все мои личные секреты, связи и знакомства. Наверняка теперь многим в городе не поздоровится.... Я слишком много знал...
   - Забудь, губернатор! - покровительственно хмыкнул Мато фон Дивер. - Вон мохнатенькая уже все кристаллы собрала, так что о твоих сексуальных оргиях никто не узнает...
   Академик Шеги как раз подходила с его стороны, но расслышав, как её классифицировали, так резко шагнула к файялу, что тот отпрянул. И это он ещё не знал, с какой скандальной особой связался! Но уже в следующий момент всё понял, когда на него упала вначале связка нецензурных слов, а потом ещё и угроза на понятном языке:
   - Ты, тараканишко, ещё раз что-то скрипнешь подобное, я тебя твоими же усами и отстегаю. А не поможет, растопчу! Понял?!
   - Что ты, что ты..., - испуганно пятился тот, благоразумно пряча усы за спину.
   Моментом тут же воспользовалась кобра, зашипевшая давно крутившийся у неё на языке вопрос:
   - А ты Мато, за какие заслуги здесь оказался?
   - Да уж наверное не за кражу, на которых ты специализируешься! - проскрипел файял, ускользая от желлатуки в сторону и останавливаясь возле Броди, по его левую руку. - Чего не шипишь в ответ? Правда? А?!
   - Ты это..., веди себя нормально! - возмутилась Чи'Нга, - Не то сейчас как дам хвостом по голове!.. - Она и в самом деле могла такое сотворить, не сдвигаясь с места.
   - Но-но, только без рук! - вспомнил о своей роли командир и пошевелил рукой с пистолетом. - Вернее..., без хвоста. Да и вообще, последний раз предупреждаю: не создавайте и не поддавайтесь на провокации. Любой вопрос воспринимайте как шутку. И не отвлекаемся на пререкания! Итак, маркиз, за что в тюрьму попал?
   Тот в ответ ехидно захихикал:
   - Ну у тебя и шутки, командир? Кто такие вещи выпрашивает?
   - Я не шучу!
   - М-да... И юмора ты не понимаешь... Это я пошутил! - но так как вокруг никто его смех не поддержал, безнадёжно махнул рукой: - Ладно, что с безнадёжными надрываться... А попал я сюда, из-за страшной трагедии на нашем заводе. Представляете, закрыли у нас конвейер, всех разогнали по домам и доблестные представители Блистающей Охранки вдруг нагрянули на завод с тотальным обыском. И спрашивается, зачем лезть в устройства, в которых ничего не понимаешь? Тем более в реактор последней, опытной модели? Как итог такой безалаберности, жуткий взрыв..., завода нет..., все мы остались без работы... А уж про добрых ребят бэошников, и вспомнить нельзя без слёз: сорок шесть человек и с ними целый Сияющий к праотцам своим отправились. Беда-то, какая!
   Несколько радостный тон, который тоже удавался переводным устройствам, не слишком соответствовал сути рассказа. Но тут с учтивостью, присущей очень воспитанному существу, вмешался бывший губернатор города Граци:
   - Прошу прощения, но успел услышать об этом происшествии перед самым своим арестом. Обвинили главного инженера завода, признали его террористом и преступников и по утверждениям арестовали. Так это не вы, случайно тот самый главный инженер?
   - Увы! По нелепой случайности, как вы правильно заметили, мне как раз и не повезло оказаться на такой вот ответственной должности. Поэтому я до сих пор поражён, что ещё целая пара почтивших меня своим присутствием Сияющих меня не убила на месте. Уж на что я невоспитанный и грубый дворянин, но они такими словами хаяли, что не при дамах будь сказано... А после считки таким экзекуциям подвергнуть обещали, таким!... О! И за что?! Всего-то по своей рассеянности я повернул не тот краник, да забыл заменить перегоревшую сигнальную лампочку...
   Понятное дело, файял по сути дела мог быть кем угодно, хоть инженером, хоть провокатором всё с того же самого завода. Такого тоже могли поставить в камеру, проводя служебное расследование. Если самого Сияющего, практически ни за что запроторили сюда, то уж за гибель полусотников представителей охранки, и умышленную порчу завода, могли не только главного обвиняемого посадить.
   Хотя, вспоминая о казнённом недавно Сияющем, Броди мысленно склонялся к тому, что "столп власти" совершил не столько рабочий просчёт, как некий жесточайший промах политического плана. Уж слишком кентавр расстроился по той причине, что представители иных цивилизаций сумели пробраться в Пантеон и увидеть каменное изваяние божества. Вполне возможно, что сведения о чудовище старательно затирались из всех миров, возможных для доступа посторонних.
   После рассказа и наводящих вопросов губернатора, на вредного и бесцеремонного файяла теперь уже посматривали с уважением. Данный специалист совершил несомненный подвиг, его знания были воистину бесценны, а таким созданиям, как правильно сразу предупреждал дон Ритару из Граци, можно прощать многое. Даже не совсем лестные словечки в свой адрес.
   Мадам Шеги, конечно, смущаться не собиралась. "Пугнула таракана, так ему и надо!" - показывал её вид. Но вслух она деловито поинтересовалась:
   - Как бы эти кристаллы уничтожить? Давайте их забросим в одну камеру, и попробуем деструктором?
   - Она у вас кто? - тут же поинтересовался маркиз у командира, и узнав что академик, пару раз хихикнул. Но помня об угрозе, явными словами обижать желлатуку не стал: - Коллега! С этими кристаллами обращаться надо, как с любимым супругом... (хотя откуда я знаю, как вы там друг друга нежите...), иначе не успеете нажать кнопочку красненькую, как от вас останется мокрое пятнышко... М-да! Взрыв! Бум! И не надо на меня так смотреть, уж поверьте на слово... Кстати, господа любезные, хоть вы все и голышом, и мечтаете попасть на глаза дежурного, но не советую. Давайте как вот все сюда, под стеночку постепенно размешаемся..., скоро обход у дежурного, и он обязан просматривать рабочее состояние каждой структуры с кристаллом... Эй, ребятки, - это он обратился к худеньким, но быстрым красавкасам. - Сгоняйте к тем камерам и закройте двери. Да и на других гляньте!..
   Пока устанавливались под самыми воротами, змея прошипела файялу:
   - Откуда время знаешь и расписание?
   - У меня не только переводчик в тело вмонтирован, дорогая! - похвастался Мато фон Дивер. - И часики есть, и приборчики некоторые полезные... А хочешь, красавица, и тебе полезную вещичку одну пристрою?
   Чи'Нга Шислис поняла, что неожиданный союзник собирается сказать некую гадость и с презрением прошипела:
   - Себе пристрой!
   Тот с досадой дёрнулся, но не смог остановить инерцию задумки:
   - Зря... Прищепка на твоём язычке смотрелась бы как раз! Словно там и выросла!
   И смешно зашевелил своими жвалами, издавая наиболее противный скрежет, который переводчик проигнорировал. Хохот, не иначе.
   Броди от этого чуть вслух не простонал. Эти змеи, пасти, жвала и панцири, уже смешались у него в сознании, словно некий калейдоскоп из детских кошмаров, киношных ужасов и абстрактной действительности. При всем его космополитизме, он чувствовал, что начинает и сам звереть и внутренне превращаться в неизвестно монстра. Всё-таки подобная обстановка могла не просто частично повредить рассудок, но у слабого умственно человека вообще вызвать стойкую шизофрению.
   Помогло ему отвлечься от мрачных, и неприятных мыслей касание к локтю супруги. Тотчас вся мишура вылетела из головы, и с опозданием бросился поддерживать любимую. Ведь если ему трудно, то насколько ей тяжко приходится в такой обстановке!
   Несколько раз крутанув головой, разминая шею, Броди уже с улыбкой повернулся к любимой и бодрым, радостным голосом воскликнул:
   - Ярославна! Как настроение? Боевое? Вот и отлично! Старайся постоянно быть у меня за правым локтём, чтобы я тебя не потерял ненароком.
   Она в ответ улыбнулась еле-еле:
   - Да как бы...
   - Молодец! Ты у меня не только самая красивая, но ещё и боевым духом наиболее стойкая. Правильно?
   - Не знаю, - но выдох у неё уже пошёл более решительный. - Когда возле тебя, то ничего не страшно.
   - А мне с тобой всегда спокойно. Кстати, что это наши наездницы так сжались и ссутулились?
   - Так ведь свежо здесь. Я вот сама в пупырышках и радуюсь что в ботинках. Металл ведь кругом, как эти красавкасы босиком не мёрзнут?
   Зная, что человеку, тем более близкому нельзя расслабляться в такой обстановке, Броди дал супруге небольшую задачку:
   - Присматривай за жёнами нашего Кормильца. И Люссию подбодри... И заставь их разогревать друг друга ладонями, пусть растираются. Да и ты...
   - Разберусь! Не хочу царапин от твоего пистолета! - уже с уверенной улыбкой Лариса сдвинулась к наездницам и вскоре они уже по очереди друг другу, стоя в колонну у створок делали растирания по спине. Тогда как файял, окончательно стал инструктировать всех остальных как, и где встать, и что, в каком случае делать:
   - Насколько мне известно, дежурный ходит один для просмотра. Разве что их приходит целая группа после сборки кристаллов считки и вынесения приговоров. Да и то лишь в случае, если есть приговорённые к каторге. Хотя, тут я могу ошибаться во многих деталях. Ни единого сведения, ни достоверной сплетни, ни конкретного домысла с планеты Пьедронга даже у нас не имеется...
   Тут неожиданно обозвался, сидящий на спине кобры кровник:
   - Мой отец рассказывал, что у них со всего ангара казнили только троих. Невиновными признали лишь двоих, и сразу повели направо, после выхода, а остальных повели в левый проход. Отец долго сидел здесь, много слушал, потому и знает, что каторжников вначале держат в камерах, а потом загоняют на площадку телепортёра и скидывают всех скопом, кто в чём стоит, без всякого оружия или запасов пищи. Но когда их выводили из камеры, охранников было десять особей, все со жгутовыми электрошокерами в одной руке и парализаторами в другой. Один повел оправданных в камеры ожидания направо, остальные погнали каторжников налево.
   - Мм! Спасибо малыш! Ценная подсказка! - обрадовался маркиз-кузнечик. - Обнадёживает!
   - Чем же? - не удержался от вопроса Броди.
   - Тем, что никто каторжников в любом случае не убивает! А значит оружия боевого у них при себе нет. Только у ответственного дежурного, который вскоре сюда и наведается. Разве что он будет не сам... А?
   Теперь уже все с надеждой смотрели на меленького пушистого Чарпа, родственнику которого повезло вернуться из этой тюрьмы на свободу.
   - И про это я помню, - не стеснялся бахвалиться маленький нателлан. - Дежурный входит внутрь, а у створок остаётся два охранника.
   И опять маркиз Мато фон Дивер остался довольным:
   - Несколько дело осложняется, но не существенно. Поэтому распределяемся и делаем так...
  
  

Глава пятая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   Вернувшись на Землю, пятёрка телепортеров оказалась в пустынном, заснувшем в своём великолепии и роскоши Малым банкетным залом императорского дворца династии Садиван. Реставрационные и отделочные работы уж к тому времени заканчивались почти во всём огромном комплексе, и копошащаяся повсюду техника уже не портила своим видом воссозданную былую здесь шесть тысяч лет назад красоту. Но с другой стороны теперь уже неприятно бросалось в глаза пустынность огромного помещения.
   Что неприятно кольнуло в сознание декёрла Вителлу:
   - Словно вымерли все...
   - Ничего, скоро здесь появятся сотни, тысячи обитателей, - подбодрил его магистр Райгд, которому тоже неприятно было отсутствие людей. - Вот уйдёт Сатази...
   Квинтет божественных сущностей уже продвинулся к малому южному алькову, откуда доносились голоса их коллег, когда Алессан запоздало хмыкнул на слова магистра и спросил:
   - А если Сатази не уйдёт? Вдруг этот странный, годовалый ребёнок захочет здесь остаться надолго? А потом, когда войдёт в полную силу, возьмёт и...
   - Ладно тебе, ладно! - остановила его Сакрина. - Не станет маленький с виду Тасон, кричать как несознательный младенец. Вроде мы все его мысли поняли правильно. Это давно взрослое, сознательное и разумно мыслящее существо.
   - Вот именно, что "вроде", - продолжал выказывать своё недовольство повелитель растений. - Как по мне, то следовало бы его принудительно удалить с планеты, да и из Галактики как можно быстрей. Ещё лучше сделать так, чтобы он возвратиться не смог.
   Группа уже вошла в альков, но при последних словах, Пеотия остановилась и гневно повернулась к Алессану:
   - Ты о чём говоришь?
   - А что? Ты с Сатази не справишься? Лучше убрать, уничтожить зло, пока оно ещё не выросло.
   - Поражаюсь я тебе! Как бы там ни было, в любом случае остальные Сатази уже знают о пополнении своего племени, и наверняка поддерживают с Тасоном контакт.
   Когда квинтет вошёл в помещение алькова, разговор между императором Бутеном, Донтером и Судьёй Ковели прекратился. Расвалунг выглядел несколько осунувшимся, если можно такое определение применить к теоретически бессмертному существу, но сейчас он сильно обеспокоился последними словами прибывших:
   - Вы о чем? Никак разговор пошёл об уничтожении Сатази?
   - Да вот, Алессан, чисто гипотетически решил порассуждать на это тему, - попыталась Пеотия сгладить суть разговора, но сам повелитель растений и не думал отступать:
   - Нисколько не гипотетически! Сатази - это вселенское зло, его надо уничтожать всеми силами и желательно делать это в зародыше. Мало того, если уж Ковели у нас и расвалунг и Судья Высшей справедливости, именно он и должен провести обряд уничтожения. Ха! И что вы так все на меня уставились? - он первым уселся у торца стола на свободный стул с подлокотниками, и пожал плечами: - Или я не прав в определении зла?
   Вопрос и в самом деле получался из разряда неразрешимых. Взрослые Сатази своим криком уничтожают целые галактики, и по всем понятиям совершают этим не просто преступление против разумных существ, а немыслимое по всем меркам кощунство. Если уж придерживать буквы закона, проповедуемого расвалунгами, то такое существо следует уничтожать всегда и везде. Но с другой стороны, после краткого визита на Якорь, хардийцы сразу признали, что никакой суммарной силы их умений и знаний не хватит для ликвидации разрушителей пространства, или хотя бы ограничения их кощунственной деятельности. Лучший вариант - это вообще никогда не наведываться к Якорю и забыть про существование Сатази.
   Но с другой стороны, если припомнить глобальные принципы Священных Судей Высшей Справедливости, то для них не должно быть никакого разделения на преступников, и преступников с которыми они не могут справиться. И тут перед ними обязательно появится неразрешимая дилемма. Либо тот же Ковели наказывает, либо не имеет права заикаться о своём служении всё той же справедливости.
   Так что при всём сочувствии и поддержке большинства, ответить на последний вопрос Ковели обязательно придётся. Вот потому все на нем и сосредоточили свои взгляды.
   - Во-первых, дорогой Алессан, с чего ты взял, что данный ребёнок совершил преступление? Сама принадлежность к Сатази - ещё не повод для преследования, а уж тем более для уничтожения. Во-вторых: политика расвалунгов в подобных делах вполне проста и естественна: вселенную мы переделать не может, таких сил нам не дано, а значит и прав тоже. Каждое мгновение совершаются чудовищные преступления вне пределов досягаемости нашей юрисдикции, но это не значит, что Судьи должны заниматься самоедством и в конце концов покончить жизнь самоубийством из-за укоров совести. Наша жизнь и так пресыщена работой настолько, что вступать даже в полемику, подобную сейчас мною ведущуюся - запрещено. В-третьих: само понимание сути процесса, который проводится Сатази у Якоря, не поддаётся детальному осмыслению самых великих учёных и правоведов. Действиями разрушителей пространства, их волей в тот момент, руководит некая высшая сила всеобщей вселенской энтропии. То есть имеется гипотеза, что распыление галактик в пыль - действо угодное всему мирозданию. Ну и, в четвёртых: - Сатази не просто трудно уничтожить, если не невозможно, а трудно локализовать, захватить... Поэтому...
   - Понятно, - без всякого почтения прервал Алессан, объяснения Судьи. - Даже у вашей справедливости есть льготники и исключительные случаи. А уж оправдания для себя всегда отыщутся.
   - Не слишком ли жёсткая позиция? - удивился Райгд. - Тем более в области, совершенно неприсущей твоей деятельности.
   - О-о! Даже так? - видно было, что бывший телохранитель раскраснелся от гнева и завёлся не на шутку. - Магистр намекает, чтобы я только и оставался повелителем растений и никуда не совал свой нос? С чего это? Вопросы справедливости по умолчанию касаются всех без исключения. И у меня, в отличии от некоторых, в личной биографии нет кровавых страничек. Я не приказывал уничтожать учёных пачками, только для того, чтобы скрыть следы собственных преступлений!
   После таких слов, лицо магистра стало наливаться кровью, тогда как губы наоборот побледнели. При всей своей божественной силе, хардийцы вели себя и внешне и внутренне как самые обычные люди. Только люди могли пустить в ход словесные оскорбления, кулаки или палку, а "молодые" божества - выпустить из себя ураганы смерти, сметающие на пути города, если не гораздо большие по масштабу определения.
   Император Бутен, который имел как бы наибольшее положительное влияние на своего бывшего телохранителя, попытался остановить возникший на пустом месте скандал:
   - Всё-таки и справедливость употребляет такое понятие, как давность преступлений. Ну и не стоит сравнивать наши нынешние сознания с детским уровнем ошибочного восприятия мира шесть тысяч лет назад... Успокойся, не стоит ворошить такое далёкое прошлое...
   Но и это не подействовало на Алессана. Он ещё больше исходил негодованием и возмущением:
   - Конечно! Это ведь твой родной дядя! Разве ты отдашь его на поругание, а тем более в руки палача для справедливой казни за совершённые деяния?! Для таких случаев и применяются сказочки о давности преступления, или ссылаются на хорошее поведение преступника в последнее время. Но если смотреть правде в лицо, и судить физическое тело, как носитель преступного мозга, то свои деяния тот же Райгд совершил совсем недавно, чуть более месяца назад. Так почему Ковели, не проведёт показательную казнь магистра? И так, чтобы эту казнь видели все земляне?
   На Райгда уже страшно было смотреть, да и все остальные чувствовали себя, словно готовые разразиться молниями тучи. Причём, как это было ни странно для остальных, и на стороне бывшего телохранителя оказались сторонники:
   - Как ни думайте, и как не воспринимайте его слова, но он прав! - решительно заявил Донтер, который еще, будучи обитателем Хрустального Города, всегда славился щепетильных отношениям к честности и справедливости. - И если мы не найдём силы признать подобное, значит и наше существование для вселенной - полная бессмысленность.
   Сакрина сидела, сжав кулачки и еле сдерживаясь от всплеска обуревающих её эмоций. Но наконец, вступила в полемику Пеотия, вначале коротко рассмеявшись и воскликнув:
   - Да что это с вами?! У нас и так дел немыслимое количество, а проблемы грозятся захлестнуть с головой, так ещё и поссориться не хватало. - Сейчас старое вспоминать нельзя, никак нельзя! - и резко развернулась к Донтеру: - И не забывай о чём идёт речь, о твоём сыне!
   - А вот тут прав Ковели! - угрюмо нахмурился бывший моряк, штурман, капитан и навигатор. - Мой сын - не преступник!
   - Ну вот! А ведь он скоро нас покинет, и отправится к остальным Сатази, став таким же как они, - пыталась богиня надавить на отцовские чувства. Да только у данного отца имелись свои непоколебимые устои:
   - В таком случае он перестанет быть моим сыном и подлежит суду и казни на общих основаниях. И как родившегося на Земле, тот же Ковели обязан будет казнить его как преступника, без поблажек или особой значимости существа.
   - И как на тебя посмотрит Розалия? Она ведь твоя жена, мать Тасона...
   - Отношения между нами - это чисто наше семейное дело, Пеотия. Я ведь не лезу в твои личностные отношения? Не напоминаю, кому ты была суженой и с кем обязана жить по давним законам?
   Теперь уже покраснела от гнева и наиболее вспыльчивая в компании, пылкая, резкая Пеотия:
   - И не смей напоминать!
   Алессан со стороны на это демонстративно хмыкнул:
   - Сама себе подобные права лезть в чужую семью даёшь, а как тебе в ответ невинный вопрос задали, так сразу грозишь в ответ? Или решила, что человеческим законам ты уже неподвластна?
   В следующую минуту, заговорить и оспорить действия других попытались все одновременно. Из-за чего обстановка накалилась до предела. Пожалуй, в данный момент здесь больше всего не хватало Абелии. С её уникальными умениями вести любые полемики и собрания в должном, корректном русле, она сейчас со своим опытом очень бы пригодилась.
   Хорошо, что в распоряжении Священного Судьи оказались некоторые средства дл не столько успокоения, как краткой, вернее сказать временной изоляции всех кто находился в помещении. Божественные сущности оказались по отдельности в прозрачном шаре из неведомой, упругой энергии. Примерно в таких же шарах расвалунг недавно совершал показательные казни крупнейший преступников Земли. Только те шары были гораздо большими. Здесь же каждый перестал слышать других, но зато отчётливо слышал голос только одного человека, самого Ковели:
   - Прекратите немедленно, - причём говорил он спокойно, ровно и без восклицаний. - Подобные отношения между нами выглядят дико и недопустимы. Вы смотритесь сейчас настолько сумасшедшими, что я испугался бросаемых молний. А ведь в таком случае придётся опять дворец отстраивать... И не волнуйтесь пожалуйста, это преграда, для ваших сил - не помеха, да и продержится очень малое время.
   Все и в самом деле замерли, хотя хмуриться и коситься друг на друга не перестали.
   - Чуть позже я вам предоставлю все основополагающие законы, которыми пользуются во время рассмотрения дел расвалунги. Там будет ответ на любые ваши вопросы. Но в данный момент, я трачу своё бесценное время, находясь на Земле не потому. Есть одна жутко веская причина, по которой я сюда прибыл. Вернее, даже две причины. Начну с более простой и вам понятной. Как выяснилось, я тоже не могу существовать слишком долго без утопления в водах нашего подземного озера. Как ни боролись мои коллеги за поддержание моей формы в идеальном состоянии, у них ничего не получилось...
   Оболочка сдерживающего шара уже настолько истончилась, что добавочные пояснения от Бутена услышали все:
   - Выход, конечно, есть, причём для планеты расвалунгов самый идеальный, - кажется, император до прибытия квинтета коллег как раз эту тему обсуждал. - Моему старому приятелю предложили полную трансформацию тела, после чего он бы превратился в подобие остальных Судей. Тогда бы он перестал нуждаться в жизненно важной подпитке таинственной смеси энергий из контейнера и глотки. Но Ковели отказался.
   Причина отказа, понималась всеми. Как бы ни был бывший князь подвержен нынче чувствам ответственности и справедливости, в любом случае оставаться существом мобильным, умеющим переместиться в любую точку вселенной - гораздо приятнее, полезнее и интереснее. Да и с точки зрения действенности того же правосудия, подобная мобильность намного эффективней вечной привязки к одной планете, или ментального присутствия всего в нескольких галактиках.
   Мало того, Ковели торжественно обещал не оставлять мать-Землю без своей опеки, а это сразу выводило землян на совсем иной уровень отношения с соседями по разуму. Об этом свидетельствовал хотя бы тот же союз с цорками, в котором помимо Аларастрасии и Хардийской империи с правом совещательного голоса участвовал представитель России.
   Сделав небольшую паузу, расвалунг продолжил:
   - Теперь о главном. Среди моих коллег, есть один с особенными способностями, которого мы фигурально называем Аналитиком. В его умения выявлять некие критические точки энтропии опасности на огромном пространстве вселенной. Причём не столько точки опасности к массе существ, как более конкретно в отношении определённого разумного существа. Вот Аналитик и просмотрел нашу галактику на предмет моего сегодняшнего посещения, о котором он знает всю подноготную, и был поражён: энтропия опасности для меня составляет крайне смертельную. Готовится моё убийство. Шансы спастись вроде как имеются, но они очень минимальны. Если говорить ещё конкретнее, был сделан вывод: моя плоть прекратит существование именно во время утопления. При расчётах со многими составляющими, шансы на выживание достигают более пятидесяти процентов, при надлежащей охране моего тела. Вот потому, собственно я и попросил вас собраться возле меня для оказания защиты.
   Подобное заявление совершенно изменило ход всего разговора. Как бы не спорили хардийцы до того, в данный момент обстановка требовала их полной консолидации. Если расвалунг-земляк погибнет, значит и все его знакомые окажутся под прессингом готовящейся катастрофы. Достанется всем, если не в прямом смысле, то в косвенном - точно.
   Поэтому вопросы и требования уточнений выплеснулись на Ковели лавиной. Каждому хотелось понять, как и какими методами кто-то всесильный, даже при надлежащей охране из таких как Пеотия или Райгд, попытается уничтожить расвалунга? Откуда такое убеждение? Нет ли ошибки? Что ещё сумел определить Аналитик?
   Потому что сама причина готовящегося покушения, просматривалась сразу: подобный, можно сказать мобильный Судья напугал кого-то очень и очень сильно. Если уже не успел расстроить только одним своим появлением чьи-то далеко идущие планы и не спутал некие глобальные интересы. А так как присутствующие являлись наиболее проинформированными обитателями данной галактики, то они попытались общими усилиями выяснить, откуда может исходить гипотетическая угроза. Ведь они в путешествиях разума успели побывать ох как далеко и увидеть, ох, как много.
   Вот существа и спорили целый час до хрипоты. Причём ухудшающееся якобы состояние Ковели никого слишком не интересовало. Протянул до этих пор, то час, а то и два ему критически хуже не станет. Хуже будет, если придётся вытаскивать из бассейна в шахтах уже заведомо мёртвое тело.
   Причём наиболее дельно высказался о направлении поисков, именно Донтер:
   - Покушаться может только такой телепортёр как Пеотия и равный ей по боевитости. Значит это либо кто-то из нас, либо кто-то из дальних отрогов вселенной. Следовательно надо вначале понять, или вычислить откуда придёт главный враг, - дождавшись, пока его мысли не воспримут с уважением, бывший океанский капитан продолжил: - У меня уже составлена примерная пространственная карта вселенной, на которой мне удалось пометить области, в которых побывал, чуть ли не каждый из нас. И думаю я недаром надоедал своими вопросами. Вот взгляните..., - он задействовал специальный минипроектор, коих цивилизация цорков предоставила землянам в любом количестве и в любых конфигурациях.
   Всё немалое помещение Южной альковы заполнилось мириадами мелких и более крупных светящихся точек, искорок и порой размазанных пятнышек. Кое-где они зависали тучками или растянутыми образованиями Человеку неискушённому, могло показаться, что он видит световой макет нечто преогромного, незаметного простому глазу. И он бы ошибся. Как сделал это наименее опытный и не умелый во всех планах Алессан. Пока остальные рассматривали диво и прислушивались к подсказкам разума, он категорически заявил:
   - Макет нашей Галактики! К тому же не совсем точный. Именно поэтому никак не могу сообразить, где конкретно Солнечная система. Э-э-э..., вон там? С краю?
   Донтер снисходительно улыбнулся, и явно хвастаясь, мотнул головой:
   - Не угадал. Кто ещё попробует?
   Путешествовал своим разумом меньше всех Ковели. Потому что практически сразу по прямой достиг мира расвалунгов и там проторчать чуть ли не все шесть тысяч лет, вначале пытаясь наладить общение с будущими коллегами, а потом окунувшись в изучение законов. Но первым высказался верно, именно он. Сказалось умение посмотреть на всё с позиции "очень издалека":
   - Это не наша Галактика. И даже не звездное образование, которое соответствует такому определению. Это - нечто большее.
   - Верно, Судья, верно... Перед вами, дамы и господа, макет известной нам вселенной. А точки или пятнышки - это и есть галактики или наибольшие их скопления.
   Величие и грандиозность макета, поразили всех без исключения. Заблудиться в этом калейдоскопе сплошного сияния, было раз плюнуть, даже мелькая там бестелесным разумом. Не удивляло, что некоторые так и не отыскали дорогу домой, а некоторые попадали на Землю по невероятной случайности.
   Одним из тех, кто дорогу домой так и не нашёл, опять-таки был Алессан. Поэтому он первым и рассмеялся грустно:
   - А где мы сейчас находимся? Хотя бы в центре комнаты? Над столом?
   - Естественно! Мы - в самом центре... Показываю...
   После чего Донтер работал невидимым для остальных пультом виртуального управления. Все искорки и пятнышки резко рванули в разные от центра стороны с ускорением, а центральная, до того ничем не приметная точечка стала расти, превращаясь в зависшую над всем столом спиралевидную Галактику Млечный Путь. Когда всем стало понятно, детали на макете опять устремились к уменьшению. Но став размером с ладонь, родная Галактика запульсировала зелёным светом, словно маячок. Так она опять превратилась в еле видимую, но теперь хорошо заметную точечку.
   А Донтер продолжил:
   - Теперь я буду показывать иные, ориентировочные точки пространства. А вы уже сами сопоставляйте масштабы с реальностью...
   Первой пурпурным цветом заморгала точка, где родилась и здравствовала до сих пор Аларастрасийская цивилизация цорков. К огромному удивлению, она оказалась сравнительно недалеко от Млечного Пути. Затем, в противоположной стороне, и чуть дальше загорелась синим галактика расвалунгов.
   Ещё дальше, почти над оконечностью стола, где восседал повелитель растений, замигало жёлтеньким пятнышком скопление звёзд, среди которых ютился мир адельванов.
   На метр выше, и на два в сторону, двумя цветами загорелся маячок Якоря. Именно там, среди формаций чёрных дыр обитали Сатази.
   - Теперь я розовым цветом обозначу пространство во вселенной, где побывало большинство из нас во время своих вынужденных скитаний, - предупреждал лекторским тоном Донтер. Рваная клякса зависла над центром столу, доставая своими щупальцами до пурпурной точки. - Смотрите, куда добралась дальше всех Пеотия. - Иной оттенок окрасил гораздо большее пространство, доставая окрестностей мира адельванов. - Теперь сиреневый цвет окрасит всё, что известно именно нам, и где побывали именно мы...
   Клякса, держащая в центре Галактику, стала большой, распустив свои потоки во многие стороны. Но всё равно, даже суммарный объём частично исследованных пространств казался неимоверно скудным по отношению к остальному пространству, повисшему в данном алькове. За этим действом все следили с невероятным вниманием., понимая, что всё это демонстрируется не просто так.
   Разве что Пеотия не выдержала, показывая некоторое своё недоверие:
   - При всём уважении к тебе, но мне не верится, что ты умудрился за шесть тысяч лет исследовать всё вот это пространство..., это нереально.
   - Я и не говорил, что там бывал, - небрежно махнул рассказчик рукой себе за спину. - Мои скромные путешествия вошли в ареал всеобщего фиолетового цвета...
   - Тогда откуда тебе известно про иные галактики и как они расположены?
   - Подсказка моего сына. Я его спросил, он молчал. Тогда я догадался и попросил посмотреть данный, примерный макет... И он так же молча, просто стал передавать мне общее изображение. А уже потом я стал приставать со своими вопросами к каждому из вас для конкретизации цветовых обозначений. Очень хотелось составить эдакую навигационную карту...
   - И что, - не унималась боевая богиня Пеотия, - Сатази передали тебе сведения обо всей Вселенной? Мы можем взглянуть на край?
   - Увы! Даже в их сведениях есть предел, которые никто из них не преодолевал. Причин не знаю, мне давался только образ... Но и за тем пределом виднелись тысячи иных звездных скоплений. И припомните о том, что чем дальше мы от родной планеты, тем больше в наших передвижения медлительности... Вроде как возрастает сила притяжения к центру... Может и для Сатази существуют некие пределы проникновения? Или вам этого макета для исследований мало?
   - Отлично получилось, Донтер, - выразил всеобщую похвалу и своё личное восхищение император Бутен. - Не станешь возражать, если мы тебе дадим официальный титул главный Навигатор?
   - Навигатор? Хм! С чего бы мне возражать, пусть так и будет... Ну, а теперь о том, что мы с этого имеем, как этот макет может нам пригодиться, и какова моя основная идея. Присмотритесь внимательно вот к этой самой области, которая одним краем касается Якоря, другим мира Адельванов, и третьим - исследованных цорками галактик. Ну и своим углублением чуть ли не доходит до нашего гипотетического центра с Млечным Путём. Что меня поразило: никто из нас там так и не побывал. Да и то, адельванов Пеотия нашла случайно, а на Якорь вы наведались тоже чисто для проверки имеющихся слухов. А вот что творится именно здесь, - так нам ничего не известно. Но эта область близка к Земле, и если достанет нас некая опасность, то скорей всего именно оттуда. То есть следует немедленно отправиться туда в разведку и выяснить, что там творится.
   - Верно, - кивнул магистр Райгд. - Причём советую это сделать ещё до того, как Ковели утонет в подземелье.
   - Это может затянуться надолго, - скривился расвалунг, - Мне во всех смыслах некогда ждать.
   - Плохо себя чувствуешь? - обеспокоился здоровьем старого друга Бутен.
   - В первую очередь, - признался тот. И предложил: - Давайте всё-таки меня на три часа окунём в воду, вы моё тельце посторожите, а уже потом будете заниматься поисками. Да и я помогу, как во время путешествия разума, так и впоследствии.
   Император обвёл коллег вопросительным взглядом, и на него откликнулась Сакрина:
   - Ковели, а как ты в данный момент контролируешь безопасность своего организма? То есть беда, по словам Аналитика расвалунгов, нагрянет именно в отсутствие твоего разума, ушедшего в путешествие, а это значит, что пока ты держишь защиту, тебе ничего не грозит.
   - Понял твою мысль. Если появится явная угроза, вы поступите точно так, как делал бы я сам?
   На это богиня только вежливо кивнула головой, ну а сам расвалунг задумался. И не потому, что собирался утаить некий личный секрет собственной безопасности, которые в разной степени имел каждый из присутствующих, просто данный секрет принадлежал не только ему. Остальные Судьи могли воспротивиться распространению данной информации.
   Поэтому со вздохом, Ковели вынужден был признаться:
   - Как мне ни плохо, и как не ощущается мною упадок сил, но для уточнения моего ответа потребуется наведаться на планету расвалунгов. Думаю, за десять минут я управлюсь.
   - В любом случае тебя придётся топить, - успел остановить его исчезновение Райгд, - Значит сразу встречаемся в подземелье, на том месте, где нас оживляли археологи. Мы за эти десять минут там всё осмотрим самым тщательным образом.
   Судья согласно кивнул, и пропал в телепортационном переходе. Следом за ним, исчезли и все остальные из алькова.
   Оказавшись в глубоких подземельях под столицей, хардийцы быстро разбились по секторам и приступили к просмотру. Что искать конкретно и какие следы опасности подмечать в первую очередь, никто не знал, так как никто понятия не имел в каком виде беда нагрянет. Но старались все без исключения, как и пытались при коротких столкновения высказать мелькающие у них идеи. Легче всего гипотетическому убийце было подстроить обвал, который бы и распластал беззащитное тело. Что станет в тот момент с путешествующим по вселенной разумом, никто конкретно не знал, но уж всяко разно ничего хорошего. По логике в любом случае в момент своей гибели бренная оболочка вернёт сознание в мозг, да там он только и успеет, что осознать навалившуюся смерть.
   Высказывались идеи, что кто-то воспользуется оружием электронного поля. Тогда вся толща воды будет пронизана электрическим током огромной силы и плоть проварится до несовместимого с жизнью состояния.
   Имелось иное оружие, способное испарить всю воду из нижних уровней бывших шахт. Могли воду и отравить. Предполагался запуск смертельно опасных микробов в воду. Кто-то додумался до появления возле тела зубастого монстра, который попросту откусит Ковели голову и будет таков. Может и не успеет сбежать, но уж голову назад никоим образом не приклеишь.
   И всё это - помимо заброса телепортом непосредственных исполнителей убийства: с ножами, пистолетами, гранатами и даже атомными бомбами. То есть понималась проблема правильно: за расвалунгом ведётся охота ментального плана: как только его воля, контролирующая личную безопасность, начнёт ослабевать, сразу последует заготовленная атака. А то и целая череда тщательно спланированных нападений.
   Обнаружить нечто подозрительное - не удалось. Хотя вместо обещанных десяти, Ковели и отсутствовал все двадцать минут. Но появился он ещё более осунувшимся. Его лимит крепости и выносливости явно подходил к концу, а кажущееся ещё совсем недавно бессмертным тело, сгорбилось и стало как будто меньше. Подобный вид заставлял и остальных переживать за своё будущее, всё больше и больше понимая, насколько они все зависимы от какого-то озера, непонятного контейнера, Глотки и обязательного трёхчасового утопления один раз в пять суток. Все божественные силы пропадали втуне, а смерть становилась неизбежна, если выдернуть из этой цепочки хоть одну составляющую.
   А ведь по всеобщему мнению, именно расвалунг мог считаться среди всех хардийцев наиболее сильным!
   Ковели начал без предисловий:
   - Мои коллеги согласны, на разглашение тайны и на то, что в священном месте может оказаться некоторые из вас. Суть в том, что у меня в сознании закреплена привязка. Можно сказать это слово с большой буквы. В случае опасности я только воссоздаю у себя перед мысленным взором конфигурацию привязки, и оказываюсь посредством телепортации рядом со своим учителем, наиболее старым патриархом всех расвалунгов. Дальше, если мне плохо или я ранен, он сразу примется за моё излечение. Его потенциальных возможностей хватит для уникальных операций по регенерации живых тканей. Другой вопрос, что труп и он уже оживить не сможет.
   - Всё понятно, - остановил друга от дальнейших объяснений Вителла. - Кому будешь раскрывать тайную суть привязки?
   - Аналитик утверждал, что лучше всем вам, но это сделать физически невозможно. Могу передать только двоим, желательно наисильнейшим телепортёрам. То есть тебе, Пеотия, и тебе Вителла. Не возражаете? - получив согласие в виде кивков, он протянул к ним руки, укладывая их на плечи. - А вы свои руки положите мне на плачи... Закрывайте глаза и пробуйте услышать пульсацию моей крови... Как только услышите, у вас в сознании начнётся вырисовываться конфигурация привязки...
   На передачу и закрепление ушло минут пять. Ещё десять ушло на апробацию действительности полученного умения. Вначале Пеотия, и потом декёрл телепортировались к ожидающему этих репетиций патриарху расвалунгов.
   Увиденное ТАМ, обоих испытателей потрясло, но делиться впечатления было некогда. Ковели прямо на глазах становилось всё хуже и хуже и хуже.
   - Патриарх посоветовал нам как можно больше захватить здешнего пространства, - выдала Пеотия, уже стоя по пояс в воде и готовясь топить Судью. - То есть по всему подземелью. Также кто-нибудь встаньте на дальних периметрах затопленных участков и начинаем держать постоянную ментальную связь. Чуть что, переносимся все вместе с максимально возможным объёмом воды вокруг Ковели. Думается, что на десяток минут силы радиации в воде поддержат жизненные силы в теле. Разве что оставим здесь Сакрину и Райгда для наведения порядка и окончательного обнаружения покушающихся на убийство. Обращайте внимания на любую мелочь, и даже на самые глупые и несущественные свои подозрения. Готовы? Приступаем!
   Она вместе с Вителлой, остановились в воде по грудь и быстро утопили своего старого друга и приятеля, придерживая того за плечи. Всё остальные хардийцы, в полном молчании замерли на выбранных постах, в тотальной темноте прислушиваясь к своим ощущениям и присматриваясь только в видимых ими диапазонах к окружающему пространству.
   С полчаса ничего не происходило. А потом Алессан, стоящий по пояс в воде на северном периметре подземелий, первым почувствовал приближение опасности. Он с самого начала обернул своё тело сложными растительными компонентами, выращенными прямо вокруг себя, и был уверен, что в случае электрического удара подобная защита выдержит. Но удар начался совсем по-иному: более проще, но, тем не менее, и более действенно.
   "Лёд!" - успел по ментальной связи передать повелитель растений своим коллегам.
   И в следующий момент шесть божественных сущностей, ориентируясь на привязку и захватив с собой несколько десятков кубометров воды, перенеслись на планету расвалунгов. Ну а приготовившиеся к сражению Сакрина и Райгд, заметались по подземельям в поисках своих противников.
  
  

Глава шестая

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Всё-таки хорошо иметь в отряде грамотного и много знающего специалиста. Но если он слишком бесцеремонный, хамоватый, дерзкий и невоспитанный, контакт с ним вскоре начинает раздражать, выводить из себя и подталкивать к громкому выкрику "Заткнись, скотина!" Именно до такого состояния Александра Константиновича довёл имеющий подобие кузнечика, Мато фон Дивер. Стоять прижавшись спинами к створке дверей пришлось долго, видимо дежурный задерживался с обходом, или иные обязанности пришлось выполнять в пути, но сборная команда обнажённых пленников вынуждена была стоять, не шевелясь, мёрзнуть и ждать решительных действий ударной группы. И естественно, что первыми действиями должны были стать выстрелы командира из уникального оружия файялов.
   Но именно всю прелесть тихого, пусть и напряжённого ожидания тот самый представитель файялов и портил больше всех. Его настырный шёпот не прекращался ни на мгновение. И вроде говорил он жизненно важные вещи: как и куда стрелять, если дежурный будет в специальной броне. Как эта броня выглядит. Куда и в каком порядке следует поражать воинов охраны. Затем куда бежать в первую очередь и как потом прикрывать иглами своего пистолета уже получивших трофейное оружие трапарсов. Как не мешаться потом у боевых ящеров под ногами и дать основную инициативу по продвижению отряда к цели именно этим воинственным выходцам из иного мира.
   И только когда Броди осознал, что наущения, слегка изменённые перестановкой слов уже идут по третьему кругу, от не выдержал и зашипел в ответ:
   - Всё, маркиз! Прекращай свою агитацию! Полная тишина!
   - Но я ещё не всё..., - попытался было продолжить файял, но был невежливо оборван:
   - Молчать! И прекратить истерику! Приказы надо выполнять, а не обсуждать!
   После чего на несколько минут для землянина наступила блаженная тишина. Ну разве что слишком уж пыхтел обиженный на такое отношение к нему Мато фон Дивер. Но с другой стороны, готовящимся к продолжению побега узникам удалось лучше и полнее засечь некое движения за створками, а потом и слабый отголосок громкого разговора: дежурный, и скорей всего не в гордом одиночестве - приближался!
   Последние жесты членам ударной группы, которые в основном сосредоточились на другой стороне от стыка дверей, и вот уже все пленники набрали воздуха в грудь и приготовились к борьбе за свои жизни. По мнению каждого, всем им грозила только казнь прямо в камере, так что лишь за шанс просто пожить ещё некоторое время пусть и на каторжной планете, они были готовы на всё.
   На мгновение и в наружном коридоре смолкли звуки, дежурный присматривался к экранам внутреннего наблюдения ангара. Самый опасный момент в плане всего побега: рассмотри дежурный на экранах, что в поле зрения не попадает часть нижнего краешка двери, обеспокойся этим моментом и задержись с открытием, Броди ничего не останется делать, как стрелять на поражение прямо сквозь толстую стальную преграду. Убить пришедших может и удастся ценой перерасхода игл, но тогда всё окажется под огромным вопросом и будет зависеть только от одного: удастся ли взломать дверь оставшимися иглами.
   Повезло! Автоматизм простейшей операции, заставлял дежурного фиксировать только движущиеся предметы на экранах. Поэтому несколько иной ракурс его не насторожил. Послышался шорох, щелчки включающихся электромоторов, лязг сдвинувшейся створки (одной!), и щель для входа стала расширяться. А радость по поводу именно одной створки была понятной: рутинный обход!
   В щели ещё никого не показалось, а Броди решил, что настал момент действовать. Прыгнул вперёд и выстрелил прямо в голову показавшегося перед ним тела синезода. Голова разорвалась, достав кровавыми брызгами даже стреляющего и намного сильней ослепив своим разлётом стоящих в полутора метрах пары охранников. Пока они сморгнули и начали вводить свои тела в боевой режим, Александр уже ударил стоящий ещё труп ногой в живот и тот сложился, очищая тем самым сектор для стрельбы.
   Один из охранников успел с начинающимся криком начать прыжок в сторону, второй замер растерянно на месте, инстинктивно выставляя перед собой оружие в виде дубинки. Три иглы оборвали и прыжок с криком, и наивный замах дубинки. А уже в следующий момент Броди выпрыгнул и сам в коридор, пытаясь одновременно посмотреть сразу и на лево и направо.
   Краем сознания успел отметить, что начал стрелять он более чем своевременно: дежурный не успел прекратить открытие створки, с помощью вставленной в щель узкой пластины и створка продолжала равнодушно открываться до конца. Этим подарком в полной мере воспользовались бойцы ударной группы. Два трапарса набросились на труп синезода, разбирая трофейное оружие. Вторая пара ящеров занялась более окровавленными останками охранников. Прямо через них умудрилась перемахнуть своим телом кобра Чи'Нга, и на невероятной скорости, обгоняя командира, помчалась в правую сторону. Группа мохнатиков и три красавкаса рванули налево. За ними побежал один из траперсов с трофейным оружием. Как удалось понять из восклицаний, ему достался инфразвуковой разрушитель с направленным лучом.
   По сути дела, каждый разумный в отряде имел для себя чётко поставленные задачи. Причём сразу для нескольких вариантов развития событий. Ну а сами события, особенно основного плана, были просчитаны с точностью до секунды. Ну а жить хочется каждому, поэтому ни трусов, ни сомневающихся не наблюдалось, все действовали слажено и бесстрашно.
   Наибольшая сложность заключалась при составлении плана в том, что никто не мог знать, в какой из сорока имеющихся ангаров данной тюрьмы их поместили. А ведь как раз проблемы длинных коридоров и съедали так важные при побеге секунды. По сути оказалось не всё настолько плохо, хотя и не идеал. Главный коридор, на который выходили створки тюремных ангаров, имел вид гигантского шестиугольника, пронзающего всю космическую станцию. На противоположных сторонах располагались жилые и дежурные помещения, в которых и торчали местные стражи порядка. Казармы, их столовые, дежурная рубка, и оба выхода к площадкам телепортов. Там где простая казарма для охранников - телепорты для отправки в иные миры. Там где более удобные элитные помещения для дежурных офицеров - гигантская площадка для сброса преступников на каторгу.
   Остальные четыре коридора считались тюремными, имея каждый по десять ангаров с камерами считки памяти, и по пять - как общие залы, используемые в случае нужды для тюремных камер общего типа. В последних как раз и ждали своей очереди отправляемые на каторгу, но чаще скапливались невинные, которых следовало рассылать по их местам проживания.
   Казалось бы, овладеть площадками возле вооружённой дубинками, шокерами и бичами охраны гораздо проще, но вся беда, что площадки не запускались без присутствия телепортёров. А захватить одного из них и заставить действовать в интересах заключённых - полный нонсенс. Сам он уйдёт в нужном направлении, а попутчиков или оставит на месте, или выбросит в открытый вакуум.
   Тогда как офицеров, вооружённых десятикратно лучше и насчитывающихся чуть ли не в том количестве, атаковать с несколькими единицами оружия, было бы чистым безумством. Но "обитателям" ангара повезло, что среди них оказался там много знающий файял. Без его расчётов побег вряд ли бы имел шансы на успех. Хотя и эти расчёты выглядели несколько авантюрно.
   Каждая группа, добежав до первого поворота, должна была осмотреться и только тогда получалось бы полное определение местоположения в пространстве. Группа правых, в которой по скорости лидировала ЧиЄНга, достигла поворота чуть раньше, и сама змея осторожно выглянула на большой высоте из-за стальной опоры. Второй коридор с тюремными ангарами! Пустой!
   И тот час группа, оставив на повороте одного бойца из красавкасов и Ларису для дачи визуальных сигналов, рванула дальше.
   Левой ударной группе мчаться пришлось меньше, только до первого поворота. Выглянув за него, они сразу определились и сразу дали отмашками условленный знак; "Казарма охраны - перед нами!" То есть по тому коридору в сторону взбунтовавшихся беглецов вскоре ринется толпа воинов с дубинками, и прочим не опасным слишком оружием. Хорошо виделось два постовых, которые восседали на мостике, перекинутом над проходом в довольно удобных и массивных креслах. То есть этот пост, по словам побывавшего здесь отца Чарпы, носил чисто фигуральный характер и считался своеобразной разновидностью отдыха. Болтающие о чём-то охранники, даже по сторонам не посматривали.
   Совсем иначе было на параллельном коридоре, возле офицерских комнат. Там пост на мостике был сделан в виде закрытого домика из бронированного стекла. Восседало в том домике постоянно уже три человека: два офицера и один охранник младшего звена, но и они свою вахту в два часа просто высиживали, занимаясь болтологией. По крайней мере, так получалось по рассказам, и на эти рассказы только и приходилось, что надеяться.
   Кобра опять выглянула чуть ли не под самым потолком, где её и случайный взгляд бы не сразу заметил, и уже встретила прибежавшего Броди восторженным шипением:
   - Пока тревоги нет! Готов к стрельбе?
   По утверждениям маркиза фон Дивера, иглы были обязаны пробить бронированные стёкла, но как оно будет на практике, было непонятно. Лучше было бы по будке ударить из трофейного инфразвукового излучателя, но уж как пришлось, так пришлось. Да и отдышаться землянину следовало хоть немножко. Всё-таки спурт в двести метров (а именно по сто метров имела каждая грань коридоров шестиугольника) нетренированному археологу дался нелегко. И только чуть придя в норму и убедившись, что все остальные боевые единицы отряда заняли свои места, Александр встал на коленку, прислонил пистолет к поворотной балке, и стал медленно высовываться вместе с ним на позицию выстрела. Именно с него опять начиналась цепочка новой атаки.
   Все остальные разумные создания, рвущиеся к свободе, тоже не стояли без дела. Часть находилась в роли сигнальщиков, стремясь объединить и синхронизировать общие действия группы.
   Дон Ритару, прувель из Граци, где он до недавно ещё был губернатором, очищенным от крови ключом вскрыл соседний ангар, который находился чуть ближе к офицерскому коридору. Причём вскрыл чуть-чуть, лишь бы самому притиснуть свой панцирь в щель. Следом за ним туда и ринулись и все остальные заключённые, кто не участвовал в боевых действиях. И не просто для того чтобы там спрятаться, а для интенсивного вскрытия всех пятидесяти двух камер и освобождения томящихся там в бессознательном состоянии узников. При этом они предварительно заглядывали в окошки, прежде чем инициировать пробуждение: Недавняя казнь целой кучи представителей БО и непосредственно Сияющего, заставляла опасаться и здесь чего-нибудь подобного.
   В итоге заняты были все, а при лучшем раскладе и толике удачи уже на следующем этапе число рвущихся к спасению собственной жизни могло стать в четыре раза большим.
   Можно сказать, что начало стрельбы получилось несколько скомканным. Когда Броди выглянул в коридор, сидящий в "скворечнике" офицер как раз смотрел именно в его сторону. Увидел нечто странное, подался вперёд с недоумением и довольно быстро рассмотрел часть голого человека. Да ещё и с пистолетом!
   Так что предупредительный крик, переходящий в сирену общей тревоги и первый выстрел совпали по времени. Ну, никто и не говорил, что всё пройдёт без сучка и задоринки. Но зато отстрелялся землянин выше всяких похвал: два трупа в самом скворечнике, и третий вывалился на мостик. И всего лишь семь потраченных игл!
   Одновременно с его первым выстрелом заработали семафоры "отмашка", и с другой стороны один из трапарсов двумя лучами сбил рассевшихся на креслах, и пытающихся несуразно вскочить на ноги при звуке тревоги охранников.
   Вот и всё. На данном этапе особо ничего и не требовалось. А если и удастся убрать нескольких офицеров и охранников, это считалось бы великолепным результатом.
   Но всё дело в том, что и офицеры и охранники по боевой тревоге прыгали и наглухо задраивались в боевых скафандрах наивысшей защиты. В таких, которые что иголки, что инфразвуковые волны - что пуля против лома: перебить конечно можно, да только придётся долго и нудно стрелять в одну точку. И уже в этих скафандрах, в едином строю, и используя боевое оружие, с обеих сторон тюремщики по инструкциям двигались к очагу сопротивления. Иного действия для охраны тюрьмы и не предусматривалось по штатному боевому расписанию. Только вперёд! Пока заключённые не освободили остальных и ещё каким-то чудом на разжились на оружие... Причём атаковать наверняка рекомендовалось всеми силами, чтобы и плотностью огня сразу подавить любое сопротивление, и массовостью перекрыть любую лазейку для прорыва заключённых к площадкам телепортов.
   Всё-таки иногда видимо подразумевалось гипотетически, что такой телепортёр как Сияющий, сможет вырваться из камеры, а потом, уже используя телепорты сбежать куда угодно. Правда, к тому времени ни сам командир сборной группы, ни его подчинённые не могли понять всех тонкостей. Если Сияющий и так прекрасный телепортёр с любой точки пространства, то зачем ему площадка телепорта? Тайна, отложенная на счастливое, если выживут, будущее...
   Сразу бежать в бесшабашной атаке в стороны обеих казарм, было изначально признано нонсенсом и отвергнуто всеми без исключения. С таким мизером вооружения, даже добежать до мостиков будет нереально. Зато выманить противника на себя - единственно верный выход, который подсказал всё тот же технический гений маркиза Мато фон Дивера.
   Опять-таки, и в том гениальном выходе имелись свои чреватые последствия. При которых могли погибнуть все и сразу. Но тут уж не до скрупулёзных просчётом на прочность старой и таинственной во многом тюремной космической станции! Как получится, так и получится...
   И вот закованные в космическую броню синезоды, стали вываливаться пачками в коридоры. Хотя нельзя сказать, чтобы их количество на станции исчислялось сотнями. Как говаривал незабвенный папа маленького Чарпа, никогда в тюрьме не было больше шестидесяти человек: двадцать пять офицеров, и тридцать пять охранников младшего звена. В крайнем случае к ним всегда могли перебросить подмогу после поданного сигнала тревоги. А вот через сколько могут прибыть силы той самой подмоги, сидевший здесь по недоразумению нателлан понятия не имел. Разве что однажды подслушал жалобу одного из охранников: "Сволочи! Уже третий день больного Цедрика от нас никак не заберут! Всё время поломки у них в режимах включения и настройки. Если сегодня вечером площадки не включатся, то считай, умрёт бедняга к утру..."
   А значит некие неполадки, сбои, а то и несуразности в службе обеспечения и доставки данной станции случались постоянно. Опять тайна? Но зато ещё одна капелька надежды для удачного побега.
   Итого, после первого этапа осталось пятьдесят пять противников. И каких, казалось бы противников! Выстроившись в три шеренги, они двигались единым строем словно непобедимая и цельная боевая единица. Воины первого ряды несли перед собой прозрачные щиты, воины второго чуть ли не постоянно, подняв оружие, постреливали в сторону поворота из разнообразного оружия. Рикошет пошёл такой от разных пуль и лучей, что пришлось срочно ретироваться со второго поворота семафорящей паре наблюдателей. Они бегом бросились в приоткрытой щели готовящегося к обороне ангара.
   Тогда как имеющим оружие бойцам, следовало придержать бронированную стену, прущую со стороны казармы охранников. Дать такой спурт в двести метров, по предварительным расчётам командир не успевал, поэтому у него пистолет перехватил один их людей с Красавки и в спринтерском забеге доставил оружие к левой группе. Там его перехватил один из ящеров, умеющий отлично стрелять и уже оба ящера, в едином движении, выждав пока стена ответного огня чуть утихнет, выставили оружие за угол и открыли максимальный огонь на поражение. Инфразвуковой излучатель выдал из себя десяток максимальных импульсов, и весь вышел. Остаток игл в пистолете закончились ещё раньше, и его тут же бегом понесли к командиру, ведь у того осталась наполовину заполненная иглами обойма.
   Тогда как для охранников такая стрельба оказалась не слишком губительной. Упало на пол всего человек восемь, девять, да и то половина сразу же начала подниматься. Но даже если погибло двое, трое - уже изумительный результат. И самое главное, продвижение слева, замедлилось, практически встало в какой-то момент, зато стена офицеров, приближающихся справа даже ускорилась. То есть на коридор с сопротивляющимися заключёнными, две бронированные группы вышли практически одновременно, что и требовалось доказать.
   Что успели увидеть тюремщики? Один из ангаров раскрыт настежь, а во втором, центральном, в узкую щель между створками пытается протиснуться напяливший на себя к тому времени одежды Сияющего человек. Понятное дело, удивительный по прочности комбинезон не слепил своим сиянием, потому что никто не знал, как его включить, а файял тоже оказался занят неимоверно. Именно он протиснулся последним перед Броди в ангар, который уже кишел поднимающимися и приходящими в себя заключёнными. На ходу маркиз отсчитывал вслух оставшиеся до взрыва секунды:
   - Шестнадцать..., четырнадцать...
   Тоже невероятно важный момент всего побега.
   Все собранные кристаллы были собраны в обрывки легендарной командирской майки и в точно выверенное время заброшены в ближайшую камеру открытого ангара. Следующее движение - нажатие кнопки деструктора.
   - Тринадцать..., одиннадцать...
   Причём если взрыв единичного кристалла считки мог бы поубивать всех находящихся в ангаре, то пять десятков - могли разнести и весь ангар к какой-то там бабушке. Но ведь створки ворот специально распахнули до конца, и взрывная волна в любом случае вырвется в коридор. Ну а там как в детском стишке: "...кто торопится ко мне? С автоматом и в броне? Я вас дядя пожалею и гранат не пожалею!"
   Но гранат-то не было!
   - Восемь, семь...
   Град пуль, и прочей летящей гадости чуть своим напором на расширил узкую щель, но тут же в следующее мгновение стрельба прекратилась: обе группы могли ранить друг друга. К рёву сирен добавились крики, угрозы и проклятия, несущиеся через внешние громкоговорители. Никто из тюремщиков не сомневался в близком разгроме сопротивления.
   В какой-то горячке и ажиотаже событий, Броди выглянул в щель и отпрянул ещё до того, как по створкам что-то ударило:
   - Они близко! - кипевший в крови адреналин спазмами перехватывал горло и мешал говорить.
   - Четыре..., три...
   - Почему так долго?!
   - ...Один, ноль! - перед последним словом маркиз-кузнечик взмахнул своими лапками для всех и упал ничком и сам на пол.
   А в следующий момент рвануло! Содрогнулось всё знатно, многих лежащих созданий стальная масса умудрилась ударить полом. Кто не лежал, в любом случае свалились с ног. В узкую щель между створками ворвался бешенный ураган, умудрившись расшвырять в стороны, тех кто оказался поблизости. Перепад давления ударил по ушам, некоторые оглохли полностью, некоторые - частично. Ну и вся тюрьма заскрипела, завибрировала, заходила ходуном. Если где-то образуются трещины, а аварийные средства не успеют заделать утечку воздуха в автоматическом режиме, погибнут все. И в какой-то момент, даже далёкие от подобных катастроф земляне подумали: "Это - конец!"
   Но вибрация резко прекратилась, скрежет стих, свет не погас, воздух продолжал поступать в лёгкие. Хотя к сирене боевой тревоги добавилось сразу несколько аварийных, космическая станция легко справилась с внутренним взрывом, и первым это осознал именно Мато фон Дивер. Ещё все пытались удержаться за пол, когда он завопил:
   - Получилось! - и скомандовал лежащему рядом с ним стройному красавкасу, у которого находился ключ для открытия створок: - Открывай ворота!
   Примат вскочил на подрагивающие ноги, но попал телом в узкую щель с первого раза. Одна створка вздрогнула, и отъехала на два метра, вторая не послушалась управления вообще. Но большего и не требовалось: ударные группы устремились в коридор и уже оттуда послышался требовательный вопль одного из ящеров-трапарсов:
   - Быстрей! Некоторые начинают шевелиться!
   Пришлось Броди применить свой пистолет выручалочку, поистратив ещё четыре иглы, на добивание подранков. Как ни ужасна оказалась взрывная волна, но некоторые офицеры не оказались убиты моментально. То ли скафандры у них оказались совершеннее, то ли направленность удара больше пришлась по ближе расположенным охранникам. Но они ещё пытались шевелиться. А вот с правой стороны в живых не осталось никого из атакующих. И когда боевая группа, подобрав функционирующее оружие понеслась к казарме, то там увидела лишь двоих закованных в броню скафандров бойцов и одного в обычной форме. Они не то что контратаковать не стали, а сразу и безропотно подняли руки. Потому что до того с ужасом рассматривали, доброшенные к их ногам части тел и оторванные вместе со шлемами головы своих недавно живых товарищей.
   С захватом офицерских помещений пришлось гораздо тяжелей, и отряд понёс печальные потери. Пало в бою с тремя оставшимися на последнем рубеже офицерами, два трапарса, один красавкас, и семейная пара адельванов. Ещё четверо оказалось ранено, но их жизни смертельная опасность от ран не угрожала. Да к тому же их моментально затолкали в камеры, включили невесомость, подачу чёрного газа, и раненые ткани стали сращиваться. Единственно, чего опасались, так это не забыть подлечившихся и забрать их во время последнего сброса на Пьедронгу.
   Но в любом случае, невероятная по дерзости и масштабности операция по захвату тюрьмы удалась.
   Маркиз фон Дивер, бегущий к площадкам приёмно-передающих телепортов, орал во всё своё нечеловеческое горло:
   - Почтим память наших павших товарищей! И восславим доблесть победителей!
   Вскрывались ангары. Из камер считки выпускались узники. Набранная прувелем Ритару команда, взяла под прицел разнообразного оружия площадки телепорта возле казармы охранников (не хватало, чтобы нежданно прибывшая помощь свела на нет все усилия заключённых по собственному освобождению!). Иная команда, разбирающаяся в технике, пыталась собрать наименее пострадавшие скафандры и хоть как-то их использовать. Отыскалось и два десятка запасных, практически неиспользованных скафандров, их тут же старались по возможности надеть на командира отряда, женщин, желлатуков и красавкасов. Шла интенсивная сборка и проверка имеющегося оружия. Отдельная команда, в основном из второго ангара, занялись поиском и раздачей подходящих одежд. Наездницы Валия и Кимала, при содействии желлатука Тэйви отправились потрошить и разбираться с запасами продуктов.
   Ну а командование разрастающегося отряда приступило к экспресс допросам захваченных в плен воинов. Ребята оказались без дури в голове и ненужного желания умирать за чьи-то идеалы. Да ещё и неглупыми, как ни странно. Потому что один из них огласил не только свою, но и позицию товарищей:
   - Нас в любом случае казнят. Так что лучше уж мы с вами спрыгнем на Пьедронгу.
   - А почему не домой? - поразился Броди.
   Вот с этого вопроса и началось окончательное выяснение о сути данного места и частичное открытие некоторых тайн над прошлым и настоящим данной космической станции. Тем более что один из сдавшихся оказался старослужащим, пробывшим здесь восемь стандартных лет, и знающий некоторые детали едва ли не лучше самого начальника тюрьмы.
   По оценкам большинства специалистов, данное космическое тело, имеющее в документах несколько непритязательное название Сифон, насчитывало более тридцати тысяч лет. Ну а нашли загадочное тело в космосе, как и недостижимую планету Пьедронга под ней, чуть более двадцати тысяч лет назад. Тогда ещё не было настолько технически развитых в округе цивилизаций, Конструктором у власти и не пахло, почти неизвестен был телепорт, так что открытие было сделано космической исследовательской базой. Понятно дело, что висящая на геостационарной орбите станция, привлекла учёных в первую очередь, но поначалу ничем особенным не казалась. До тех пор, пока не попытались податься на планету. И вот тут полное фиаско: Пьедронга оказалась жутко негостеприимна и коварна. При входе в атмосферу любое космическое тело натыкалось на поля неизвестного свойства, которые губили на корню, разламывали, курочили, а напоследок рассасывали в пространстве на атомы любой падающий вниз предмет. Начиная от космического эсминца, и заканчивая банальным метеоритом. Про бомбы, ракеты, которые тоже попытались сбросить на планету, тем боле речи не шло. Исчезали, как и всё остальное. Не проникали вниз и любые лучи, кроме лучей местной звезды. Аннулировались лазерные и звуковые всплески. Не проникала вниз радиация, от взорванных над стратосферой атомных бомб. В общем никакого воздействия.
   Плюс ко всему - ещё одна таинственная загадка: рассмотреть чётко поверхность планеты никогда не удавалось, всё плыло и менялось словно в мираже над пустыней. Только одно место просматривалось и только из внутренностей Сифона: громадная многоступенчатая пирамида круглой формы. Особенно хорошо, площадка на ней. Совсем плохо - десяток, два десятка метров в стороны от самой нижней ступеньки.
   Тогда же произошло случайная телепортация первого разумного существа на планету. Несколько учёных, находясь на сбросовой площадке и расставляя там какие-то приборы, просто растворились в воздухе на глазах своих изумлённых товарищей вместе с оборудованием. И только на второй день паники и беспокойства их рассмотрели на верхней площадке пирамиды. Те пытались выложить слова деталями своего нижнего белья и белыми камешками: "Здесь жить можно. Много дичи. Много зелени. Есть развалины городов. ...Забирайте нас отсюда, пожалуйста!!!" Иная связь не действовала.
   В общем, "сброс" с большой площадки телепорта оказался дорогой только в один конец. Назад не мог вернуться никто. Зато на Пьедронгу никогда не иссякал ручеёк добровольцев. В мире всегда отыщутся разочаровавшиеся, одинокие, умалишённые индивидуумы. Мизантропов и отшельников тоже всегда хватало. Да и учёные, военные и политики всячески поддерживали интерес к вновь открытому миру. Туда сбрасывали массу полезных устройств, оружие охотничьего толка, детали мелкого быта, продовольствие, и в лучшие годы колонизации, даже линии заводских конвейеров в разобранном виде.
   Но в остальном, ничего интересного и познавательного Пьедронга и Сифон этому миру не дали.
   Потом наступил кризисный период. Война в космосе. Забвение. Война на самой планете, где размножившиеся люди решили побороться на самое хлебное место, у подножия пирамиды. Двойное забвение.
   Про Пьедронгу чуть не забыли, да и когда вспомнили, заниматься благотворительностью никто не подумал. Зато отыскался один шибко умный диктатор, огласивший лозунг: "Выход в космос с планеты - дело рук самих жителей планеты!" И приказал быстрыми темпами нарастить народонаселение планеты. Мол, они там расплодятся, деваться будет им некуда, так и выползут в космос. Проблема, дескать, лучше всего видна и решается изнутри.
   А добровольцев-то явно недостаточно! Но и тут заумный диктатор отыскал выход: "А сослать туда всех каторжан, смертников да политически неблагонадёжных! Пусть помнят мою доброту да всепрощение!"
   Вот в принципе с тех пор на верхушку пирамиды народ сбрасывают регулярно. Иногда даже очень регулярно: порой выводят под дулами автоматов узников из приёмных телепортов и сразу ведут на площадку "сброса". Она работает всегда и без сбоев. Разве что необходимо полчаса для накопления энергии следующего сброса. Диктаторы меняются, тюрьма остаётся в превосходном состоянии.
   Мало того, с тех пор как появилась телепортация, ангары сильно модернизировали, создав на Сифоне ещё и главный следовательский изолятор. А когда появились сильные телепортёры, сбросили парочку из них на планету. Но увы, те не вернулись, исчезнув бесследно. Тогда же и поняли что три малых площадки телепортов возле казармы охраны, работают в обе стороны, но только для потустороннего пространства. На планету они не вели. Причём работали очень часто с перебоями, причины которых разгадать не удавалось.
   То есть получалось, что Сифон представлял собой некую пересадочную станцию, из которой одна колея уводила в неизвестность навсегда. Мало того, никто из сильнейших телепортёров свободного плавания не мог попасть на станцию иным путём, кроме как на ином космическом корабле, или через малые площадки телепортов. Считалось, что только Конструктор может появиться здесь, когда хочет и где хочет, но это место ему сильно не нравится, поэтому он сюда наведывался всего пару десятков раз и на краткое время.
   Вот так и получилось, что самое таинственное место данного сектора из нескольких галактик, используется как следственный изолятор великого Бельессера и как сток в неизвестность для приговорённых к каторге преступников.
   И пожалуй никогда ещё в зафиксированной истории данной тюрьмы не имелось упоминания о таком крупномасштабном, а главное удавшемся бунте заключённых. Но когда подсчитали примерно количество получивших свободу разумных, даже пошедший на сотрудничество охранник-старослужащий удивился:
   - Сам не подозревал, что здесь набралось к данному моменту две с половиной тысячи особей! В ангары входили только офицеры, в общие камеры - тоже. Подача пищи в общие камеры идёт автоматически...Надо срочно начинать сброс! Иначе эти идиоты..., ох, простите..., освобождённые разнесут всё, что не уничтожил взрыв! Мало того, сигнал мы отправили сразу, помощь может нагрянуть в любую минуту. Если бы не сбои в работе приёмных площадок, здесь бы уже давно кипел бой с киборгами.
   И синезод был прав. Толпы получивших свободу разумных созданий, вернее самая недисциплинированная их часть, очень быстро вырвались из-под всякого контроля. Они словно колорадские жуки по картофельному полю, расползались по всей станции, грабя, ломая, выискивая всё ценное, что удастся прихватить с собой на планету. Мало того, когда командир добрался до большой площадки сброса со своей командой, там уже пытались хозяйничать совсем иные, явно уголовного толка личности. Увы, тут и таких хватало! Около пяти десятков особей успели прибрать к рукам остатки оружие и даже несколько потрёпанных скафандров. Да и в аппаратуре отправки, простейшей даже на вид они разобрались без труда. Теперь они встретили своих спасителей с оружием в руках и огласили ультиматум. Некрасивый ультиматум и нечестный: "Мы отправляемся со своим багажом на Пьедронгу первыми!"
   У команды Броди было всё: сила, оружие, мощь, сплочённость, чёткая дисциплина и бронированная защита скафандров. Ко всему - подавляющее большинство и в людях и в изрыгающих смерть стволах. И они тоже понимали: надо убраться с Сифона как можно быстрей.
   Но начать сражение именно сейчас, казалось настолько глупо, что землянин даже растерялся. И хорошо, что в этот момент нарастающего гула недовольства и взводимых затворов, к командиру протолкался старослужащий из охранников:
   - Пусть уходят! Они только помогут расчистить дорогу! - зашептал он на ухо Броди. - Там внизу вокруг пирамиды стены и баррикады. Крепости! Торгующие людьми кланы пытаются сразу захватывать новоприбывших в рабство. Или что-то такое, мы ведь точно рассмотреть никогда не можем околицы пирамиды.
   И опережая начало столкновения, Александр Константинович закричал:
   - Хорошо! Уходите первыми! Нам между собой нельзя даже ругаться вслух, свобода того не стоит!
   Только после этого его отряд немного отступил от прохода к площадке, давая уголовникам загрузить собранное в спешке добро и часть продовольствия. Попавшие в первую очередь индивидуумы, остались жутко довольны, думая, что ухватили бога за бороду. Тогда как Броди не на шутку обеспокоился предстоящей высадкой на планету:
   - Там кланы воюют? Забирают в рабство? И у них есть оружие?
   Пленник поманил за собой:
   - Сейчас сам увидишь, что будет твориться на пирамиде и вокруг неё после сброса. Смотровой телескоп тут рядом, надо только бронированную створку пола поднять, да сдвинуть в сторону... Я знаю как...
  
  

Глава седьмая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   На планете расвалунгов пять божественных сущностей, и заключённая в водную громадную каплю шестая, оказались, всё ещё находясь в состоянии крайнего напряжения, готовые решительно, агрессивно действовать против любого противника. Наверное, именно по этой причине, уже в следующий момент после прибытия, они осознали себя внутри огромного, прозрачного шара из силового поля, которыми обычно пользовался и сам Ковели при наказании преступников. Только данный шар получился метров пятьдесят в диаметре, не меньше.
   Что-то подобное ожидалось, потому как привязка привязкой, наличие расвалунга в воде - наличием, а безопасность возле себя невероятно долго живущие создания всё равно будут поддерживать.
   Потому все и замерли, не сдвигаясь с места и постепенно успокаиваясь. Разве что тело Ковели слегка вращалось в воде из-за остаточных центробежных сил перемещения, да от тела Алессана отваливались куски льда. Он единственный, кого заморозка успела прихватить основательно и вокруг которого образовался прихваченный за собой кусище льда. Именно это глыба льда, потрескивая, сейчас и рассыпалась.
   Но посмотрев на коллегу, убедившись, что с ним всё в порядке и даже получив ментальное подтверждение об этом, все сконцентрировали своё внимание на окружающей местности. Уж слишком всех хотелось посмотреть, как выглядят знаменитые расвалунги, ведущие образ жизни в виде дерева. И были несколько разочарованы, рассмотрев вокруг себя пустынный пейзаж некой каменистой долины. По краям долины тянулись каменистые холмы и россыпи скал, Под ногами мелкая галька с песком, Рядом остатки разрушенной скалы с раздвоенной вершиной, которая торчком устремлялась в небо. И в пределах видимости ни единой травинки, ни одного кустика, не говоря уже о деревьях.
   Потому Алессан и засомневался:
   - Что-то мы не туда попали... Или привязка не сработала, или нас специально куда-то подальше, в самое глухое место сбросили... Патриархом здесь и не пахнет...
   Но не успел он это договорить, как некое существо, начало общаться с людьми на ментальном уровне. Причём общение велось без всяких эмоциональных окрасок:
   - Моя древесина и не должна пахнуть. Я рядом с вами. Осмотритесь лучше.
   Осмотрелись ещё раз, после чего не выдержал Донтер:
   - У нас со зрением всё в порядке: нет здесь древесных растений... Только камни.
   - Моя древесина по прочности не уступает граниту. Листья мне не нужны. Ветки - тоже лишнее удовольствие. Взрастаю я сорок тысяч лет. А затем замираю в росте, внешне становясь похожим на скалу.
   Вот теперь уже все уставились на скалу, осознав кто находится рядом с ними: торчащий вверх ствол расвалунга на высоту метров в тридцать и невидимые корни, которые вонзаются в планету на многие километры.
   Ну и император Бутен поспешил исправить оплошность первого контакта:
   - Мы рады приветствовать вас, Священный Судья Высшего Правосудия! И приносим извинения за беспокойство своего вторжения.
   - Ничего страшного. И я рад поприветствовать, и увидеть друзей нашего Ковели.
   А вот в данной фразе, вроде бы тоже не имеющей эмоций, слово "нашего" прозвучало с ударением и многозначаще. Словно расвалунги уже и мысли не допускали, что их новый коллега хоть частично принадлежит к роду человеческому.
   После чего и силовое поле вокруг прибивших исчезло, а патриарх поинтересовался:
   - Что с ним? И почему вы здесь?
   На ментальном уровне разговаривать и давать объяснения гораздо проще. Тем более что расвалунг мог принимать картинки и разговоры сразу по нескольким сотням входящих каналов, как утверждал и сам Ковели. Так что вскоре вся информация была передана, как и главный вопрос, который больше всего интересовал прибывших землян:
   - Насколько хватит запасов нужной энергии в данном объёме воды?
   Не хватало, чтобы тело утопленного Судьи вдруг начало подвергаться необратимому омертвению
   Но патриарх и сам уже, с первого мгновения интенсивно исследовал водный шар всеми доступными ему методами, умениями и силами. А после прозвучавшего вопроса стал отвечать и комментировать свои действия. По его мнению, Ковели ничего не угрожало ещё в течении получаса. Да и потом можно было бы мотнуться в подземелья под Харди и попросту сменить данный объём воды на новый. Так сказать, освежить лечащий кокон.
   Но с другой стороны, патриарх не мог ручаться, что он верно исследовал состав жидкости и правильно классифицировал некую лучевую энергию, которой вода и была насыщена:
   - По имеющимся у меня данным, подобная энергия называется регилятной. Её создание приписывают ученому из давно вымершего, развеянного в пространстве мира Световых Оскаров. Мир практически мифический, о нём мало что известно. Имя ученого Грандар Регилят - одна из этих малостей. А вон полная суть его открытия - никому не ведома. Вроде бы... Но именно сохранение живой материи в водной среде - одно из свойств энергии, которую открыл Грандар Регилят. Её потому и назвали в его честь регилятной. Как, где и чем создаётся эта энергий - тоже неизвестно... Но я так понимаю, что у вас на эту тему уже имеются некие соображения?
   Соображения и в самом деле имелись. По крайней мере, это была первая, пусть и мизерная подсказка со стороны к раскрытию тех тайн, которые хранились в глубоких подземельях под городом Харди.
   - Не без того, - признался Бутен. - И нам бы хотелось начать тесное научное сотрудничество именно с вами с этой области. Дело в том, что некое устройство имеется, но вот пройти к нему и осмотреться, никак не получается. Оно своей не то защитой, не рабочей энергией уничтожает поблизости всё живое ядовитым, пусть и коротких, но выдохом. Хотя для полноценной работы всё-таки втягивает в себя нужный ему атмосферный воздух.
   Остальные детали патриарху были показаны и переданы на ментальном уровне. Эмоций в речи расвалунга так и не наблюдалось при его осознании, что такое Глотка, но вот слова и ментальные образы из него стали нестись с удвоенной скоростью. И он поверхностно успел обрисовать известные ему устройства, которые могут вечно работать при сходных параметрах поглощения кислорода.
   Единственное, на что пришлось прерваться в середине беседы, так это на короткое совещание с Пеотией. По прошествии четверти часа она решила наведаться на Землю и узнать, что там твориться. Решение коллегиально признали верным, посмотрели на оставшееся после боевой богини пустое место, и только тогда продолжили полезный во всех смыслах обмен информации.
   А ещё через четверть часа Пеотия вернулась:
   - Возвращаемся. Пеотия и Райгд справились, хотя и не обошлось без некоторых разрушений. Атаку вело сразу двадцать созданий, величиной каждый с громадного арктического медведя. Они умеют своими силами заморозить насквозь хоть целое озеро. Пользуясь особенностями своего длинного и густого меха, они в воде становятся почти невидимыми. Кто их направил, выяснить не удалось. Как и вообще захватить хоть одну особь в плен. Погибли все. Никого больше Сакрина с Райгдом не заметили. А вам, Судья, что-нибудь известно о таких существах:
   - Первый раз слышу, - признался патриарх адельванов. - У моих коллег нужной информации точно нет. Но мы будем искать.
   - Хорошо. Мы убываем. Надолго не прощаемся в любом случае, - улыбнулась Пеотия. - Не через пару минут, так чуть позже обязательно вернёмся для решения наших совместных задач.
   После чего пять божественных сущностей, перенесли своими силами громадный объем воды в подземные пещеры на Земле. Там все было тихо, но внешне не совсем пристойно. Туши гигантских медведей с сероватым, можно сказать бесцветным мехом, валялись растерзанные лучевой энергией, где попало. От их странной чёрной крови с зеленоватым оттенком, галереи стали похожи на место бойни скота. Витал в воздухе и тяжёлый запах, благо еще, что не ядовитый, о чем сразу предупреждала Сакрина:
   - Проверили уже... Ну а наверх мы медведей выманивали, чтобы кровь воду не пачкала. Когда вы забрали столько жидкости с собой, уровень упал на добрый метр и нам эти твари, маскирующиеся в воде уникальной прозрачностью, сразу стали видны. Парочку мы вначале оглушили просто, но когда полезли остальные, нам пришлось ретироваться в верхние галереи и уже там их уничтожать максимальными силами. А потом и оглушенные очнулись, да на свою погибель поспешили... Вот так и получилось: пока спохватились, уже и пленять было некого...
   - Неужели вы с Сакриной уверены, что они разумные? - Донтер осторожно, ногой, коснулся огромных клыков, которые торчали из раскрытой пасти. - Ведь натуральные, хищные звери на вид.
   - Мало ли умных созданий питается мясом? - пожал плечами Райгд. - Да и эти агрессоры действовали настолько слаженно, дружно и умело, что сомневаться в их разумности не приходится. Даже упоминания звучащей между ними речи, для доказательств излишни.
   - Пробовали их обыскать? - поинтересовался Бутен. Наткнувшись не непонимающий взгляд своего дяди, пояснил: - Вижу, что одежды на них нет, но неужели в такой густой и длинной шерсти ничего не спрячешь?
   Развить тему не дала Пеотия, которая вместе с Вителлой стояла в воде рядом с телом:
   - Не отвлекайтесь! Потом обыщем эти останки. Сейчас важней ещё два часа побыть в максимальной настороженности. Не факт, что новые медведи не появятся. Да и другие напасти могут свалиться на наши головы...
   Так что последующие два часа, вся команда провела на своих прежних местах, рассредоточившись по подземелью. Но ничего существенного больше не произошло. То ли вся опасность себя исчерпала полностью, то ли враги отступили и проводят реорганизацию в своих рядах. Могло быть и такое что они никак не ожидали, что земляне справятся с медведями, умеющими и в воде оставаться невидимыми и сковывать жидкость невероятно низкими температурами. Не ожидали, и повторный удар просто не запланировали.
   Но если это так, то в следующий раз атака будет обязательно в несколько уровней, с многочисленными вариативными компоновками. Хорошо, что до следующего раза имеется примерно пять суток и есть время как-то обезопаситься при следующем утоплении Судьи.
   А пока его вынули на сушу, помогли прокашляться от остатков воды, да так и придерживая руками за плечи (чтобы он сразу не смотался к своему учителю), закидали вопросами:
   - Как самочувствие?
   - Вроде всё ещё не очень, но намного лучше чем до того...
   - Ты был тут сознанием?
   - Нет... Сразу подался в ту самую непосещаемую нами область...
   - Так и будешь отвечать на наши вопросы? - рассердилась Пеотия. - Или сам расскажешь, что видел и что узнал, по-хорошему?
   - Да не боюсь я тебя, не боюсь..., чего кричишь? - Ковели устало потёр лицо ладонями. - Просто сильно в сон клонит...
   - Это всегда так после утопления. Мы по два, полтора часа обязательно спим, и ты сейчас отправишься. Но хоть самое главное расскажи!
   Ну Судья и рассказал. Толку с его путешествия разума оказалось не так много, да и другого не ожидалось. На таком пространстве и нескольких месяцев не хватит, чтобы как-то освоиться и составить для себя верную картину.
   Расвалунг выбрал тактику "иглы", то есть пронзал пространство строго по центру неизведанного участка. Ориентировки и направление он выбрал верно, и успел проскочить на две трети расчётного удаления от Земли. И уже там, пусть и бессистемно, с наскока, постарался осмотреть несколько звёздных систем. Обнаружил три разных по уровню цивилизации: две приматообразных на уровне средневековья, и одну - с прямоходящими ящерами. Последние имели космические корабли и колоссальную по загрязнённости промышленность на головной планете. Причём точно такая же промышленность спешно возводилась и на доступных для колонизации иных планетах.
   Сами ящеры, которые называли себя трапарсами, в первую очередь привлекли исследователя обилием на себе всевозможного и частично невозможного оружия. Они умудрялись на себе и мечи носить, и ультрасовременные по их понятиям ружья с лазерной накачкой. Словно дикарь, дорвавший до лучевого оружия и не желающий отбросить свои прежние колюще-режущие игрушки.
   Более конкретно рассмотреть аборигенов, а уж тем более понять язык, Ковели не успел. Его стали оживлять, и разум вернулся в тело. Но ориентиры он запомнил, старательно передал всем остальным коллегам, и теперь каждый, при своём погружении будет исследовать планово как мир трапарсов, так и его околицы. Как показалось расвалунгу, развитие прогресса у ящеров пошло слишком огромными скачками. Следовало тщательно изучить этот феномен и выяснить, какое иное космическое сообщество помогло своим братьям по разуму.
   Ещё несколько коротких вопросов, Судье хватило сил осветить ответами, но дальше он уже бороться с усталостью не смог и отправился на планету расвалунгов дремать под опекой и личной охраной своего учителя. В любом случае Аналитик утверждал, что Ковели среди своих расвалунгов ничего не грозит.
   Ну а оставшиеся хардийцы приступили к тщательному осмотру бесцветных медведей, как те были названы. Но при этом не прекращали делиться комментариями от увиденного и услышанного на планете расвалунгов.
   Сама мысль о том, что кто-то, когда-то обязательно подскажет нечто дельное про Глотку и контейнер в водах озера, была не нова. Иначе такую тайну и раскрыть-то будет невозможно. Ни своими устройствами, ни одолженными у иных цивилизаций, ни теми, которые дали цорки, пока разгадать и толком рассмотреть эти две загадки не удавалось. Правда следовало признать, что пока и некогда было заниматься конкретной научной работой и огромные резервы остальной вселенной ещё не использовались.
   Но с другой стороны, божественные сущности прекрасно понимали, что и разглашать о своей тайне по всем мирам, они не имеют права. Особенно теперь, после нападения странных разумных медведей. Если неведомые враги вдруг узнают секрет жизни вроде бы как бессмертных созданий, то обязательно так или иначе воспользуются своими знаниями. То есть могут банально выжечь дырку в планете, и на месте Харди останется километровая воронка. И всё! Через пять суток якобы всесильные существа начнут болеть, терять боевые качества и вскорости, без лишних войн или посылки наёмных убийц помрут. И если у Ковели имелась хоть какая-то альтернатива дальнейшего существования, пусть и в виде дерева, то вот остальные его земляки просто тихо угаснут, словно перегоревшие лампочки.
   И это пугало. А то, что враги сумели с первого раза забросить кровожадных убийц прямо в подземелья, можно сказать в святая святых наибольшей тайны, пугало ещё больше. Оказалось что вся мощь, вся удаль и уверенность зависит от этого места. Вернее от неприступности этого места от посторонних. А как подобную неприступность обеспечить, ежели средства против приникающего вольного телепортационного перемещения не существует? Или существует? Но этого божественные сущности не знали.
   Помимо этого встала проблема безопасности при дальнейших, личных утоплениях. До нападения бесцветных медведей, никто и думал охранять друг друга во время подзарядки" своих тел. Как правило, кто-то один помогал утонуть, паре, или троим, а потом через три часа просто вынимал из воды, помогая удались набившуюся в лёгкие воду. Чаще всего эти три часа никто и не бдел, находясь рядом. Особенно в последние дни приходилось частенько отлучаться по неотложным делам, куда-то срочно мотаться, где-то успеть появиться на короткое время.
   А теперь приходилось переходить на военное положение. То есть ужесточить график утоплений, создать некий запас времени, переходя на утопление раз в четверо суток. При этом придётся рядом находиться как минимум чётверым страхующим. И это с учётом, что в случае экстренной опасности, одной паре придётся сразу вступать в сражение с врагами, а второй, используя данную привязку переносить утопленных вместе с водой на планету адельванов. Или в любое иное подходящее место. После переноса можно экстренно доставать тела из воды (ведь сутки в запасе всегда остаются) и мчаться на помощь тем, кто остался в подземельях. Потому что легко было предвидеть, враг после первого провала в покушении не прекратит попыток убийства Ковели. А если уже понял, кто мешает осуществить преступление, то вполне логично перейдёт к устранению помех.
   Когда после короткого спора и довольно острого диспута, опасность дошла до каждого, то даже Алессан не на шутку обеспокоился:
   - Тогда получается, что нам вообще желательно Землю не покидать? - и сделал свои выводы: - Прекращаем мотаться по иным мирам! В том числе и сворачиваем экспедицию на Михе.
   - Да тебя туда никто и не гнал никогда! - стала краснеть Пеотия от гнева. - И там в беде наши друзья, которые спасли нас, и тебя в том числе.
   Опять назревала ссора, потому что Алессан Михаила Днепрянского недолюбливал, и как обычно хотел вставить шпильку про "большую игрушку" своей коллеги, но Бутен резким выкриком остановил готовящуюся к атаке Пеотию:
   - Хватит! И отныне прекращаем любые, пусть даже дружеские и шуточные конфронтации! Сейчас мы нуждаемся как никогда в единстве и сплочённости. Вот когда раскроем наши тайны, и перестанем быть зависимы от этого места, тогда пикируйтесь сколько хотите и не ходите в гости друг к другу сколько вам влезет. А сейчас давайте работать и высказываться только по существу!
   Минут на пять установилась полная тишина, но может именно она помогла хмыкающему Алессану сделать очень важную находку. Вернее он уже давно отыскал некие странные кровеносные сосуды на черепе у медведей, но только сейчас, сконцентрировавшись, смог их верно классифицировать:
   - Ха! А ведь на черепе у этих косолапых, под кожей, находилось инородное образование. Присмотритесь все на других экземплярах. Некая сеточка, словно из капилляров на висках, точно такая же возле ушей и на затылке. То есть весьма напоминает общее устройство для перевода иной разумной речи используемые цорками.
   Остальные тоже довольно скоро обнаружили указанные образования.
   - Несомненно, странные, - подтвердил Райгд. А тщательно присматривающийся Вителла, добавил:
   - И, кажется, это не капилляры...
   - Точно! - Алессан перешёл на менторский тон: - То, что вы видите - это живое, совершенно самостоятельное растение! Да, да! И не удивлюсь, если это растение обладает собственным разумом.
   Сомнения на лицах никто не скрывал, но с другой стороны и не верить повелителю растений вроде как не было смысла. С какой ему стати шутки шутить? А чуть позже, имеющая особое зрение Сакрина тоже подтвердила:
   - И в самом деле, растения. С полной имитацией под живую плоть. Причём, как я поняла, они до сих пор живы?
   - Если нет многочисленных разрывов структуры, то живы. Одно растение погибло, потому что оказалось прожжено на центральном уплотнении. А вот на втором косолапом, его переводчик выжил, даже не смотря на потерю височной доли своего тела. Вот я его пока собрал, приживил ранку на месте разрыва и думаю: на кого бы из живых его возложить?
   Алессан в позе мыслителя, стоял, держа на чуть отставленной в сторону руке дивное растение.
   Теперь уже Донтер казался наиболее поражённым:
   - Неужели эта взрослая особь, раньше жившая в крови хищника, может прижиться на человеке?
   - Легко! Причём она может и отдельно существовать, достаточно посадить это чудо в банку с чистой водой. А на человеке, она и под кожу скорей всего забираться не будет, так и останется поверх кожи, словно выступившие слишком вены.
   - Ну и на ком ты собираешься ставить опыт? - хмурился Бутен. - Почему бы не на себе?
   - Пока не могу, - вздохнул повелитель растений, - Опасно! Оно меня не слушается совершенно - раз. И может оказаться с токсичным для нашего организма ядом - два. Ну и три: куда нам спешить? Разве мало приговорённых к казни преступников, которые уже в трюмах цоркских кораблей ждут своей очереди на показательную казнь расвалунгом?
   - Раз некуда спешить, то продолжу твою логику: а зачем оно нам вообще? Пусть даже на преступниках, но подобные опыты ставить..., э-э..., - император покосился на своего родного дядю Райгда. - ...Не этично. Да ты и сам недавно на эту тему распинался...
   Алессан воззрился на Бутена как-то слишком нагло и ехидно:
   - Забываешься, твое величество! Или делаешь вид, что запамятовал. Я упоминал о преступлениях, совершённых против невинных врачей, за которые ты сам в свою время отрубил голову своему дядюшке. Якобы, дядюшке...
   Укор был жёстким. Можно сказал, что одним ударом гол - сразу в двое ворот. Если не в три: потому что после своего высказвания повелитель растений победоносно взглянул почему-то на Сакрину. Кажется, он ожидал либо ссоры, либо возражений, но этого не последовало. Все проявили должную выдержку, словно говоря своим молчащим видом: "Что-нибудь новенькое скажешь? А то старое нам не интересно..."
   - Вот..., - слегка растерялся от такой реакции Алессан. Но своим открытием всё-таки поделился. Не стал скрывать, а скорей даже похвастался: - В защиту преступников, злодеяния которых доказаны, я никогда не выступал. Поэтому на них сейчас и проверим... И по поводу твоего вопроса: "...а зачем оно нам вообще?", отвечу: для нашего же блага. Вы помните, что мы в первые свои утопления попытались погружаться с устройствами перевода на голове, подаренными цорками?
   Такое действительно было. Потому что, отыскивая иную цивилизацию с чужим, незнакомым языком, путешественник разумом испытывал наибольшие трудности именно с познаниями языка. Хоть и имелись тысячелетние навыки и огромный опыт, но в любом случае тратилось огромное время, порой до целого месяца, чтобы вникнуть и чётко понимать, о чем говорят и что пишут аборигены. Иначе никаких знаний при всём желании от могущественной цивилизации получить не удавалось.
   Вот и промелькнула идея: а если на теле будет переводчик, то вдруг?!..
   Не получилось. Путешествующий отдельно от тела разум понимать иные языки не начал. Ещё и болезненные ощущения возникали после оживления. Признали опыты нецелесообразными и отбросили саму мысль куда подальше.
   А вот идея Алессана, об использовании именно таких растений, могла и сработать. Тем более что именно он, как повелитель растений мог подправить в живом организме что следует, перенастроить его как надо и взрастить в конечном итоге наиболее приемлемое, полностью сопоставимое с человеком растение.
   Так что дальше о своих планах он мог и не рассказывать. Его поняли все.
   И почти все синхронно закивали в знак согласия.
   Разве что Пеотия, улыбнулась с хитрецой и попыталась узнать:
   - Слушай, а вот как насчёт расвалунгов? Они ведь тоже растения. Если ты попробуешь их омолодить, озеленить и дать ту же роскошь в виде ветвей, то они будут довольны, или нет?
   Несколько минут Алессан усиленно размышлял. Кажется ему подобная мысль и в голову не приходила до того. С одной стороны было бы просто лестно оказать такую услугу кому-нибудь из Судей. Да и как сразу в голове мелькали иные идеи, обуреваемые исследовательским зудом. Но! А вдруг само предложение об "озеленении" - это страшное оскорбление для расвалунгов? Или ещё чего похуже?
   Так что лучше сразу откреститься от подобного:
   - Нет! Подобное недопустимо и скорей всего совершенно не в моей компетенции. Уверен, пожелай Судьи шелестеть листиками или покрываться цветочками, они бы давно уже всё устроили сами.
   - А если они тебя сами попросят о содействии?
   - Ну..., если попросят...,- Алессан пожал плечами: - Тогда и видно будет. - После чего спохватился: - А чего мы все стоим? Живо помогаем мне спасти ещё живые растения! Он в этой чёрной крови ещё пару часов протянут, но потом она окончательно кристаллизуется и наступит быстрое увядание.
   Все разбрелись по обширному подземелью, потому что бой вёлся с бесцветными медведями везде. Ну а в центре осталось только двое: декёрл и бывший телохранитель императора. Срезая мохнатую шкуру с головы очередного хищника, Вителла размышлял вслух:
   - Каких только дивных творений не встретишь во вселенной... Вот, спрашивается, зачем этим кровожадным медведям подобные переводчики? Не иначе как некий спаянный, боевой отряд, который не раз и не два забрасывали для уничтожения противника к нему в тыл. Но мишки одним умением заморозки, да зубами - не справились... В следующий раз пошлют кого-то с ультрасовременным оружием... О! Целёхонький "укропчик"! Или как ты его назовешь?
   - Уже назвал, - немедленно отозвался Алессан. - Пусть будет Сакри. Можно и с маленькой буквы. Сакри - живой переводчик! Звучит?
   - Э-э..., я правильно понял, в честь кого названо это окровавленное растение?
   - Наверное..., если ты имеешь в виду Сакрину. А что?
   - Да как-то..., - замялся декёрл. - И ей может не понравиться. Она же богиня любви, а это растение ну совсем не цветок.
   - Ха-ха! Любое растение - прекрасно. Тем более что мы его отмоем, и тогда сам увидишь, насколько оно красиво.
   - Вдобавок и Райгду может не понравиться...
   - Что именно? - вскинулся Алессан. - Если он с ней кувыркается в постели, то это не значит, что нельзя её именем назвать бесценное растение.
   Вителла на несколько мгновений замер, пристально присматриваясь к Алессану. Потом многозначительно хмыкнул:
   - Дружище, да у тебя никак тоже некий интерес к нашей подруге появился?
   - Имею полное право интересоваться, кем хочу! - повелитель растений посмотрел в ответ открыто и с усмешкой. Потом даже подмигнул: - Почему бы мне и не побороться за расположение нашей прекрасной богини?
   - Можно и побороться... Но тебе не кажется, что у тебя с магистром несколько разные весовые категории?
   - Уже не кажется. Я в нашем коллективе начинаю смотреться вполне достойно. А если мне и в самом деле удастся оказать некую помощь расвалунгам в их омоложении, то и подавно избавлюсь от комплекса неполноценности. К тому же..., - Алессан оглянулся по сторонам, и стал откровенничать уже намного тише: - ...Я как в последнее время гляну на Сакрину, так у меня мозги начинают отключаться. "Пробило" основательно... И чем дальше, тем больше "пробивает"...
   Данным словом, хардийцы в дружеских разговорах обозначали просыпающееся после шести тысяч лет либидо. Первым оно проснулось и потребовало постельных ласк у Пеотии. Она осталась довольна своим случайным выбором Михаила и к иному мужчине больше не стремилась. Под вторым и третьим номерами, прервавшими тысячелетний целибат, оказались Сакрина с Райгдом. Их любовная связь стала огромным сюрпризом для всех без исключения и в возникшем сношении больше винили, а вернее приписывали главенствующую роль в соблазнении партнёрши, именно магистру. Дескать, вот он какой, старый и опытный развратник. Но при этом всеми понималось, что разницу в сорок лет, при возрасте далеко за шесть тысяч, можно со смехом игнорировать.
   Все остальные хардийцы пока только ждали "пробоя", совершенно при этом не чувствуя сексуального влечения к кому бы то ни было. Даже супружеская пара Абелия - Юниус, просто считали себя мужем и женой, но нисколько друг к дружке не тяготели сексуально. А про оживлённых самыми последними Бензика, да Донтера с Розалией - вообще речи не шло. По признаниям врача, формально самого старшего по возрасту, он был уверен в своей полной недееспособности. То же самое твердил и нынешний Навигатор, а в прошлом капитан морского судна. У Розалии не спрашивали ни разу, она еле вставала до сих пор с кровати. Но ведь не стоило забывать, что тот же Донтер моложе Райгда, но в данный момент выглядит, чуть ли не вдвое старше. А магистр, словно окрылённый вернувшейся молодостью и обласканный изумительной красавицей, молодел день ото дня и уже смотрелся как мужчина спортивного вида не старше сорока.
   Остальным пока настолько и так омолодиться, похорошеть, не удавалось при всём желании. И само собой, что данную зависимость связывали либо с некими секретами Райгда, которые он никому не открывает, либо по причине возрождения либидо.
   А вот, оказалось, что и Алессана "пробило". Вителле ничего не оставалось, как порадоваться:
   - О! Так это здорово, приятель! Такими темпами, гляжу, что и до меня очередь дойдёт. Когда-нибудь... Ха-ха! Кстати, - он тоже перешёл на заговорщеский шёпот: - А почему именно Сакрина? Я том смысле: не пробовал ли ты с иной женщиной слегка расслабиться? Всё-таки их на Земле - на любой вкус, есть из кого выбирать. Наверняка и лучше сем наша богиня, отыщутся.
   - Но я ведь тебе советовать в выборе партнёрши не стану! - обиделся коллега. Причём с таким видом, словно утверждал: "Сердцу не прикажешь!"
   - Да ты не обижайся, - зачастил Вителла словами. - Я ведь не столько тебе что-то навязываю, как за себя переживаю. Неужели не понял? Ну вот сам посуди, вдруг и меня "пробивать" начнёт, и тоже на Сакрину. Что тогда получится? При всём уважении к её силам, но нас троих она не вынесем и морально и физически. Так может мне заранее начать с какими-то иными красотками молодыми встречаться? Танцевать иногда, восстанавливать свои умения пофлиртовать, полюбезничать, отказать - если приспичит. А то я ведь тоже никого кроме Пеотии да Сакрины не вижу. Раньше хоть Ларисой любовался, да Ирина ещё ничего..., - чуть подумал и добавил: - Люссия вообще не в моём вкусе... Но с ними так вообще никакой связи заранее не хочется и врагу своему не пожелаю. Они ведь хоть и уникальные люди, но по парам давно, мне зазорно будет отбивать жену, к примеру, у того же Броди. Или у него можно?
   - Ну как это, можно!? - возмущённо хмыкнул повелитель растений.
   - А что же мне тогда делать? Я хотел бы заранее в выборе своём определиться.
   - Так выбирай! Мотнись в любой город..., потанцуй...
   - Точно! - Вителла уселся на какой-то камень и закатил глаза. - Как я сразу не догадался? Возьму с собой Бутена, не самому идти ведь! Только...
   - Ага! Так он с тобой и пойдёт, - бормотал Алессан, сам осторожно вынимая на ладонь растение, которое декёрл так и не достал. - Он среди нас самый занятой и его любая замухрышка на земле издалека узнает. Его портреты и голограммы сейчас на каждом углу вертятся...
   - Ну да... А с кем тогда загулять? Или Ковели пригласить?
   - Ха-ха...
   - М-да... О! А давай ты со мной? Так сказать в качестве провожатого и на подстраховке побудешь, а? Прямо сегодня, после попыток приживления и рванём. Заодно подскажешь, кого лучше выбирать и к кому клеиться, а то я как чурбан сосновый, ничего дельного ни в одной женщине не замечаю. А когда я наберу с десяток достойных кандидатур, то дальше уже сам буду с ними общаться и вести за собой в этом процессе наблюдения.
   Видя, что повелитель растений задумался, Вителла добил его последним аргументом, который у него был в запасе:
   - Мы ведь с тобой и так самые близкие по духу, поэтому я отныне буду тебя страховать и защищать во время утопления.
   Такой довод заставил собеседника принять окончательное решение:
   - Хорошо, я за тобой присмотрю. Только ты давай сейчас мне помоги: забрось сакри к цоркам на орбиту, да там пособи с выбором преступников. Я хоть и бахвалюсь, что мне их не жалко, но люди, всё-таки. Хотелось бы чтобы выжили..., пусть и для казни.
   - Договорились, дружище! А то мы вроде как боги, но как земляне веселятся ни сном ни духом не ведаем. Только пашем, да пашем хуже крестьян на рисовой плантации.
   Как раз появился Донтер, неся на ладони парочку окровавленных растений, и услышавший последнюю жалобу Вителлы:
   - Точно! Но крестьяне хоть рис собирают, а мы?..
   Всего целостных сакри собрали двенадцать штук. И две из них Алессан решил использовать для первого опыта. Все остальные сакри аккуратно прополоскали и распределили каждое растение в огромную стеклянную банку. Естественно, что делали это уже в главной лаборатории величественного императорского дворца.
   А потом, незаметно для всех подмигнув немало этому удивившемуся Райгду, Вителла, прихватив за собой повелителя растений отправился на борт космического корабля цорков. Уж отыскать раскаявшихся и готовых пожертвовать собой для науки преступников, он не считал трудным делом. А вот предстоящая вечеринка с танцульками, заставляла его заранее тяжко вздыхать. Ну никак его не тянуло ни на флирт, ни на знакомство, пусть даже с королевами красоты или с самой мисс Мира.
   Его "пробой" ему и не снился, а казался смешным и бессмысленным. Но на что не пойдёшь, ради наведения порядка и спокойствия в коллективе? Да на всё..., почти!
  
  

Глава восьмая

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Телескоп, а вернее некое его подобие, нацеленное строго на вершину круглой пирамиды, оказался в виде большой круглой площадки, по которой можно было и ходить и посматривать на неё, стоя на многочисленных мостках. Только и следовало, что оттянуть в специальные пазы, тяжеленную бронированную заслонку.
   - Не знаю почему, - давал пояснения сдавшийся в плен охранник, - но редко кому и когда разрешали смотреть в "Око". Я так вообще только раза три случайно заглянул за столько лет. Как правило, это делали после сброса особо "ценной" партии каторжан особые наблюдатели из БО, вплоть до Сияющих. Видимо интересовались их долей, или мечтали позлорадствовать.
   И в самом деле, пирамида казалась не тем местом, которое можно назвать гостеприимным. Вроде и древняя, вроде и величественная: высота двести, каждая ступенька около полуметра. Но слишком уж кощунственной казалась надпись, выложенная белыми камнями на площадке: "Спасибо! Давайте ещё!" А видимые дома вообще отпугивали. Подступая к нижней ступени, по всему периметру располагались строения, напоминающие скорей крепости, чем жилые постройки. Высотой примерно в три, четыре этажа, они смотрели на место прибытия новых каторжан не окнами, а бойницами. Главные ворота не двери, а именно - преграда против любого тарана. Отходящие радиально улицы, коих насчитывалось двадцать четыре, напомнили скорей тюремные коридоры, чем места прогулок горожан. С их первых метров они казались коварными ловушками с капканами и тупиками. Наведаться туда - археолога не тянуло, будь у него даже твёрдая уверенность, что город вымерший. К сожалению, убедиться в наличие тупиков при наблюдении сверху, не удавалось. Уже метре на двадцатом от нижней ступени изображение странно перекручивалось, превращаясь в фантасмагорическую картинку. А ещё дальше просто абстрактная мешанина красок и точек.
   Рассматривая всё это, у Ларисы вырвался вопрос к охраннику:
   - А уголовники знаю о том, что творится внизу?
   - Скорей всего, что нет. Некоторые понятия о тюрьме они имеют, в любом случае сведения от оправданных и выпущенных на волю существ накапливаются. Но сам факт наличия телескопа, и возможность хоть такого просмотра - невероятная тайна. Сюда не каждый-то офицер подпускался. Про площадку сброса, уголовники явно были осведомлены, как и про то, что только туда они и смогут сбежать.
   - Но ведь, насколько я понимаю, их бы в любом случае не казнили, такое ведь редко случается? Так или эдак попали бы на Пьедронгу...
   - О! Это огромная разница, - возразил охранник. - Одно дело явиться туда голому, а другое - одетым, при оружии, да ещё и с припасами продуктов. Наверняка они там сразу после прибытия хотят навести порядок среди аборигенов, а потом и нас как-то или встретить выстрелами, или сразу отделиться в отдельную единицу.
   - И получится у них? - спросил Броди.
   - Сейчас сами увидите... Когда колокол прозвучит...
   Тут как раз к телескопу примчался один из красавкасов с докладом:
   - Командир! Уголовники почти готовы к сбросу. Весь свой багаж и трофеи уложили ровным слоем на площадку, а сами хотят взгромоздиться сверху. Их человек четыреста, четыреста пятьдесят. Чуть ли не четверть - женских особей. Вроде как некоторые дамы против такой компании, но выкрикнуть об этом боятся. Ну а нам опрос мнений и перестрелку затевать нет смысла. Оставаться из них никто не хочет для сброса во второй партии, потому требуют, чтобы мы включили рубильник. Но мы опасаемся, что площадка сильно перегружена. Включать?
   Прежде чем ответить, Александр Константинович поинтересовался у охранника:
   - Что посоветуешь?
   - Как мне кажется, ограничения в весе нет. Так что пусть сбрасывают. Но...
   - Ещё что-то? Давай предлагай, не стесняйся, ты теперь, можно сказать, полноправный член нашего отряда.
   - Полноправный? - и неожиданно попросил: - А скафандр дадите? Пусть даже негерметичный и с остатками крови?
   Таких средств защиты ещё оставалось несколько десятков, и с ними продолжал возиться маркиз Мато фон Дивер с группой знающих помощников. Но подобная торговля старослужащего тюрьмы, настораживала: внизу не просто каторга, а ещё и ад для будущих рабов, не иначе...
   - Ладно, один скафандр твой.
   - Тогда два главных совета, если мы хотим сразу удачно закрепиться и диктовать свои условия. Немедленно пусть снимут с причальных пирсов башни с зенитками ближнего боя. Естественно, с полным боекомплектом. Установить башни по периметру площадки и сбросить в первую очередь. Все дома вокруг пирамиды, это опорные пункты уголовников, которые сразу рвутся к каторжанам, разбирая их в рабство. Порой и между собой дерутся за каждого новичка. Тогда как голый и защититься не сможет от дубины. Так что надо практически расстрелять ворота в самых солидных крепостях и захватить их, а остальные просто разрушить и поджечь. Если надо, то я сам готов сесть за гашетки зенитки. Хотя артиллерист из меня никакой.
   Броди развернулся к одному из трапарсов, которого они явно выделили в боевые лидеры:
   - Справитесь?
   - Легко! У нас и стрелков достаточно. Но я не подозревал, что башенные зенитки можно демонтировать и они протиснутся по коридорам...
   На что охранник пояснил, что практически любое устанавливаемое оружие на станции, не более стандартного размера и впритирку, но проходит в любые створки, проходы и коридоры. Ящер убежал со своей бандой готовить сюрприз для аборигенов, поджидающих внизу добычу, а командир разрешил отправить первую партию "освобождённых" на планету. Сдавшийся в плен синезод успел сбегать в мастерские, и вернуться в слегка залатанном скафандре, когда раздался звучный, басовитый удар колокола.
   - Звук в записи, колокола как такового нет, - пояснял довольный новичок отряда. - Ох, что сейчас начнётся! - заметив, как на него все оглянулись, он несколько смутился и пояснил: - Мне-то видеть не довелось непосредственно сброс, только один раз случайно подслушал болтовню пьяного офицера... Потому и предполагаю развитие событий...
   Ну и все, кто стоял и нависал над телескопом, уставились на разворачивающуюся драму. Иначе действо и назвать было нельзя.
   Скорей всего и сама пирамида исторгла некий звуковой сигнал, одновременно с колоколом на станции. Потому что почти все ворота стали дружно открываться, и на ступени друг за дружкой выносились вооружённые кто чем и облачённые кто в чём разумные создания. Разных рас и видов, но с единым намерением: пленить лично как можно больше рабов. Сильные, ловкие, отменно владеющие телом, они скакали, словно горные козлы по полуметровым ступеням. Следом за первой партией постоянного дозора в пять, восемь особей, поодиночке, по двое, выскакивали из крепостей те, кто очевидно поднялся по тревоге.
   Отличный, налаженный и отточенный конвейер захвата.
   Но тут наверху появилась и "посылка" с орбиты.
   Причём составляющая этой посылки явилась в данный мир с намерением и самим превратить в рабы несчастных аборигенов, да пожить сладко за счёт разбоя, грабежа и насилия. Ведь все были уверены, что вниз попадают только голые и безоружные, древнюю историю покорения этого мира из уголовников никто не знал. Они уже заранее себя возомнили покорителями Пьедронги. И увидев мчащиеся к ним, кровожадные хари, морды и рыла, были несколько ошарашены таким негативным к себе отношением. Но растерянность длилась совсем недолго, и уже на пятой секунде началась прицельная стрельба по атакующим.
   За эти пять секунд, атакующие тоже резко сменили своё поведение. Сами-то они увидеть, что творится на верхней площадке не могли, но зато с верхних этажей крепостей сразу заметили нечто подозрительное. И скорей всего звуковыми сигналами заставили своих бойцов замереть на месте. Ну а когда сверху началась пальба и появились первые трупы, аборигены все как один развернулись на месте, и бросились к спасительным воротам своих крепостей.
   Такое положение дел вновь прибывшим понравилось гораздо больше. Мало того, они довольно быстро сориентировались в обстановке, когда рассмотрели какие тут улицы и наверняка увидели тупикующие их стены. И вполне здраво рассудили, что следует ворваться в крепости, прямо на плечах отступающих. Ну и, прекратив бессмысленную стрельбу в убегающего противника, двумя целенаправленными потоками ринулись вниз. Несколько особей с оружием осталась по периметру площадки, прикрывая оба потока с тыла. Ну и все кто подвизался носильщиками, стали спешно освобождать площадку от приватизированного на станции добра. Ведь каждый прекрасно понимал, что уже через полчаса последует второй сброс, и все свои дела по захвату территории следует проводить быстро и организованно. То есть не успели оба потока ещё ворваться в крепости, как площадку дружно опустошили, и самое ценное уже сносилось ближе к центру двухсотметрового подъёма.
   И удачное поселение на новом месте многим уже казалось делом свершившимся.
   Но не тут-то было! Невзирая на то, что многие из собственных воинов не успели вернуться назад, ворота крепостей мгновенно захлопнулись намертво. Атаковать их без тяжёлого вооружения оказалось делом бессмысленным, и уголовникам ничего не оставалось, как обойти крепости, хлынуть в четыре, шесть улиц и уже там попытаться ворваться во внутренние помещения. Некоторые вроде и дальше подались, а значит, там имелись некие перспективы для продвижения. Вернее это так вначале уголовникам показалось. Потому что позже удалось рассмотреть спешно отступающие остатки двух групп.
   Ну и самое банальное, что крепости, а так же засевшие там кланы работорговцев оказались готовы даже к такой военной интервенции. Просто там огнестрельное и прочее оружие, а также боезапас к нему ценилось на вес душ, его держали под замками и применяли только в крайнем случае. Вот видимо крайний случай и настал. Да и времени, чтобы достать оружие, приготовить, а потом и применить, после закрытия ворот оказалось более чем достаточно. И вот тогда, со всех амбразур, со всех щелей, со всех крыш и высоких заборов грянул залп из ружей, арбалетов, луков и прочей разной убийственной амуниции, которые трудно поддавалась классификации и перечислению.
   Такого отпора от аборигенов новые каторжане никак не ожидали. Буквально четверть агрессоров полегла сразу, а все остальные поняли, что теперь придётся сражаться не за гипотетическую сладкую жизнь разбойника, и вообще за жизнь собственную. Отступать было некуда, помощи от остальных освободившихся заключённых ждать тоже не стоило, сами недавно отвергли всякие намёки на сотрудничество и взаимовыручку. Так что следовало только сражаться, тем более что оружие, как таковое, было почти у каждого, а после четверти погибших, можно было ещё и выбирать самое эффективное.
   Так что ответные залпы и пальба, оказались для крепостей ещё более губительными. Видно было, как после лучей инфразвуковых ружей трескаются боковины бойниц, как валятся от парализующих всплесков стрелки на крышах, как разрушаются боковые башенки, построенные из кирпича в один слой.
   Но в от же время, в ближнем радиусе замечалось, как на смену упавшим бросались иные охотники за рабами, подхватывали выпавшее из рук товарища оружие и сами начинали стрелять. И представителей кланов оказалось много. Очень много! Наверное они все спешно стягивались к крепостям после сигнала всеобщей тревоги.
   Среди уголовников оказалось и несколько сообразительных командиров. Они заставили одну группу сосредоточить лучи инфразвуковых разрушителей на определённых частях ворот, одной из крепостей, и те вскоре рухнули. После чего все атакующие волны устремились внутрь, довольно быстро подавляя всякое сопротивление. По внешним признакам, крепость оказалась захвачена за пять минут, даже стреляющих с крыши уничтожили огнём, а кто был безоружен, того просто сбросили вниз головами. Уже тогда кто-то дальновидно приказал экономить боеприпасы. Подтянулись к захваченной крепости и остальные группы атаки, стали спешно сносить наиболее ценные грузы со ступеней пирамиды, и в какой-то момент даже показалось, что данная партия уголовников захватила свою нишу в мире, становясь не то новым кланом, но не иной организованной структурой.
   Но тут в бой вступили те крепости, которые до того не подвергались прямой атаке и выжидали. Вначале они несколькими залпами смели всех живых, кто оставался на пирамиде. Не разбираясь при этом: женщина ли виднеется в прицеле или грузчик, и имеется ли у тех в руках оружие. А затем мобильные группы воинов повели атаку со всех сторон и на саму захваченную уголовниками крепость. И здесь опять сказалось неоспоримое численное преимущество. Аборигены отбили здание, полностью подчинив его своему контролю уже через десять минут. Причём всё это время и остальные массированные силы поддержки не бездействовали: они опять стали взбираться на пирамиду, а потом, словно муравьи-трудоголики кропотливо сносить захваченные трофеи в свои обители.
   И фактически минут через сорок, после начала боя, статус-кво оказался восстановлен. Разве что павшая крепость перешла во владение сразу нескольких кланов. Пирамида быстро опустела как от лишних предметов, так и от трупов. Ворота стали интенсивно починяться многочисленной группой ремонтных рабочих. Ну а сама окровавленная надпись на площадке: "Спасибо! Давайте ещё!", теперь показалась настолько чудовищной, циничной и многозначительной, что Броди не на шутку заволновался:
   - Что за нравы! Хуже чем волчья стая! А нам ведь и сотой части подобных потерь допустить нельзя.
   Стоящий недалеко от командира дон Ритару, воскликнул:
   - Лучшим нашим доводом выживания - станут пушки! - после чего его тело мощного жука с панцирем, поспешило к большой площадке с бормотанием: - Пойду гляну, как там наши коробочки...
   Так как смотреть внизу больше было не за кем, Александр Константинович в сопровождении Ларисы, Люссии и находящегося рядом охранника, тоже поспешил глянуть на пушки. Часть своего отряда, он тоже там и застал. Причём выяснилось, что ни мохнатые желлатуки, умудрившиеся влезть в тесноватые для них скафандры, ни вездесущая кобра Чи'Нга даром времени не теряли, проявив максимум сообразительности для налаживания прямого, визуального контакта с бортом космической станции тех, кто будет находиться на пирамиде. Этот способ оказался простейшим: прожекторный семафор. Причём выяснилось, что систему подачи и приёма знаков отлично ведают не только практически все желлатуки, но и несколько представителей иных рас. Следовательно, решили сделать сразу три канала подачи материала с планеты на орбиту. Как и три группы наблюдателей с биноклями и непосредственно сам семафорящий. Отвечать вниз возможности нет, но весьма важно на вершине пирамиды осмотреться и хоть дать наверх какое-то представление о местности, окружающей кольцо крепостей. Что за ними? Каков ландшафт? А вдруг там море? Или река? Есть ли лес? Виднеются ли обработанные поля? Да и массу всякой важной информации. И самое главное: что ещё понадобится беглецам внизу?
   А ведь внизу могло понадобиться для выживания всё. И уж по крайней мере всё, что будет найдено и удачно демонтировано на самой станции. Лишь бы времени хватило. К примеру, уже сейчас команда маркиза Мато фон Дивера приступила к демонтажу нескольких тактических торпед с внешнего пояса обороны Сифона. Эти торпеды при запуске в атмосфере скорей будут напоминать управляемые ракеты малого радиуса действия, но в то же время выхлоп у них при старте невероятен. Во время оного надо находиться в специальных укрытиях, мначе не каждый скафандр выдержит. Но почему бы и не использовать такую торпеду при определённых условиях? Только бы успеть провести загрузку!
   По сути дела уже при первом сбросе (сброс уголовников решили обозначить как нулевой, чтобы не путаться) помимо четырёх башенных зениток загрузили огромное количество тюков с одеждой, предметами кухонного быта и продовольствия. В первой волне, помимо артиллеристов, и группы сигнальщиков-наблюдателей, отправлялось и полторы сотни вооружённых, прикрытых скафандрами воинов. Их задача была прикрыть контратаку пехоты на пушки, если вдруг такая произойдёт и защитить пятьдесят наиболее мощных, подвижных грузчиков, которые будут освобождать площадку.
   На всякий случай вездесущие технические умники, придумали, как и сами зенитки вынести за пределы площадки и установить их на верхних ступенях. Всё-таки останься они наверху, последующим партиям беглецов будет уже не так просторно и манёвренно при сбросе. А в случае дальнейшей необходимости, то уже велась активные работы по сварке специальных рам, по которым можно будет ценнейшие башенные устройства обороны и нападения спустить хоть на улицы города.
   То есть народ действовал с инициативой, с огоньком, и когда появился общепризнанный командир, то ему после короткой демонстрации и пояснений, только и оставалось, что дать разрешение на первый сброс. Тем не менее, Броди встал перед немалой дилеммой: когда отправиться вниз самому? Понятное дело, что прихватив с собой жену, Люссию и ближайших друзей. Вроде бы на пирамиде сейчас начнётся война и для женщин там будет очень опасно. Но с другой, в любой момент могут заработать приёмные площадки телепортов, и с Большого Космоса сюда хлынут орды специальных киборгов, ведомые спецназовцами в скафандрах самой наивысшей защиты. Подобные рассуждения он вслух не высказывал, терзался сам, ведь та же Лариса, вооружившаяся как межпланетный десантник, считала себя круче цоркского киборга. Вот и приходилось самому взвешивать все за и против.
   В данные момент у приёмных площадок на случай появления там опасности, уже установили целых три комплекта зениток, но вдруг этого не хватит? А по убеждениям старослужащего повредить непосредственно площадки тоже не получится, они в любом случае дадут "окна" для прорыва телепортёров. (Разве что полностью уничтожить космический объект, но подобный шаг представитель файялов собирался обдумать только после ухода на планету последней волны вынужденных колонистов). Если подобное вообще возможно! То есть боевые действия могут начаться и внутри самой станции и неизвестно ещё, где окажется безопаснее для любимых людей: внизу или здесь.
   Но так как всё было готово, и раздумывать больше было некогда, землянин решительным голосом отдал команду на первый сброс, а сам опять поспешил к телескопу. Добежали под звон колокола и успели заметить, как и внизу все достаточно переполошились. Сигнал предупреждение и там сработал. Но в этот раз дежурные отделения не стали выскакивать из ворот, несясь словно горные козлы за новыми рабами. Видимо уже успели допросить схваченных в плен уголовников и понять, что со второй волной вооружённых и намного лучше защищённых воинов справиться будет гораздо сложнее.
   Проломленные створки ворот на самой пострадавшей крепости, кое-как удалось кланам поставить на место, и теперь там просвечивали изнутри огоньки интенсивной электросварки. Вроде бы верный ход, лучше уж наглухо заварить ненадёжный проход и самим остаться без новых рабов, чем погибнуть во время прорыва. Но ведь внизу ничего не знали по поводу зениток! Поспешившие первыми уголовники и не догадывались о подобной боевой мощи, так что врага поджидал огромный сюрприз. Хотя всеми, кто оставался ещё на орбите понималось, что сейчас к кольцу крепостей вокруг пирамиды стягиваются все возможные силы рабовладельческих кланов.
   Ну а дальше, на площадке пирамиды появились боевые силы первого сброса. И понятное дело, что наличие башенных зениток, которые хищно стали наводить спаренные стволы на первые цели, оказалось для негостеприимных старожилов, сродни шоку. На крыши как раз устремились потоки вооружённых бойцов, которые заседали за брустверами и готовились стрелять в щели между зубцов, но при виде такого мощного оружия, все замерли на месте. А самые шустрые и догадливые, даже попытались ретироваться с крыши опять внутрь зданий. Но и этих умников вряд ли спасли подобные предостережения. Зенитки начали пальбу!
   Видимо на гашетки давили весьма опытные и умелые стрелки. Первыми, небольшими очередями снарядов они просто прошлись по каждому из зданий, наводя там окончательную панику и сразу создав несколько пожаров, а уже потом, окончательно разобрав по переговорным устройствам секторы обстрела для каждого, принялись уничтожать крепости капитально. Последние минуты жизни наживающихся на рабах кланов, стали для них сущим адом.
   Не бездействовали и остальные. В данной ситуации совершенно не опасаясь ответных выстрелов от дезорганизованного, наверняка бегущего противника, грузчики, да и сами воины прикрытия стали спешно освобождать площадку от груза, складывая его четырьмя треугольниками на самых верхних ступенях пирамида. Под огонь собственных пушек попадать никому не хотелось. Чуть позже, используя заготовленные упоры, стали по очереди выносить, вернее, аккуратно выкатывать за пределы площадки и сами башни с зенитками.
   Ну и с самой первой минуты стали действовать наблюдатели. Рассматривая в бинокли окружающую местность, они наговаривали информацию сигнальщикам, и уже те, сразу тремя потоками передавали её на орбиту. В одной из групп внизу находились желлатуки Тэйви, Лонгир и Кгорбо, а рядом с землянами стояла академик Шеги, наговаривая вслух принимаемую передачу и попутно записывая свои слова на диктофонное устройство. Учёная дама и тут оставалась верна своим принципам: раз в наличии удобная трофейная техника, то почему её не использовать?
   А вот увиденные наблюдателями картины, заставляли задуматься, обрадоваться и насторожиться одновременно. Вокруг пирамиды оказался не просто пояс крепостей, а ещё и вполне солидный по меркам любой колонии город. Причём каменные джунгли фортификационных сооружений прекращались уже через сто метров, и город становился просторным, хорошо озеленённым парками, скверами, и стоящими вдоль улиц рядами могучих деревьев. На окраинах виднелись трубы различных производств, различалось и нечто в виде сталеплавильного комбината с доменными печами. За городом тоже с такой высоты просматривались лесные рощи, дубравы и возделанные сельскохозяйственные угодья. То есть и промышленность здесь какая-никакая имелась, и картошка с редиской выращивалась.
   А вот расположенная на возвышенности, километрах в пяти от пирамиды крепость, сразу наблюдателям не понравилась. Благодаря высоте своего положения, они довольно хорошо сумели рассмотреть, как на громадных, массивных стенах и бастионах, велись лихорадочные приготовления к стрельбе. И пусть тамошние пушки выглядели, словно архаичные музейные экспонаты, в любом случае под своим радиусом обстрела они держали чуть ли не весь город. И вполне могли ядром попасть по площадке телепорта. А умирать от удара чугунной болванкой никто не собирался.
   Первым к башне одной из зениток метнулся Кгорбо. Всё-таки этот момент отработать не успели, связь между наблюдателями и артиллеристами отсутствовала. А сами они, в горячке боя не слишком-то и присматривались к главной крепости города. Хорошо что подсказка успела вовремя.
   Вначале один, а потом и второй расчёт перенёс огонь на иную, более опасную для всёх цель. Пристреливались одиночными выстрелами. И вначале стрельба показалась не настолько эффективной, как хотелось бы. Всё-таки данные орудия предназначались для ближнего боя, среди сутолоки причалов и шлюзов непосредственно у Сифона. Но чуть позже, беглый огонь несколькими очередями, заставил противников если уж не совсем забыть о попытках навредить новичкам-каторжанам, то уж точно попрятаться на нижние уровни, за толстенными стенами.
   Но сам факт наличия подобной крепости заставил совсем по-иному перестроить тактику последующих ударов. Раз в городе имеется централизованная власть, значит это именно она и поддерживает рабовладельцев в первую очередь. Иначе определённый порядок и справедливость давно бы восторжествовала. А значит тех, кто там окопался, и в любой момент может использовать пушки - и есть наибольший враг стремящихся на планету новых колонистов. Таких дорвавшихся к власти ублюдков следует уничтожать в первую очередь.
   Благо, что есть чем. Именно по этой причине две торпеды, могущие нанести титанические разрушения не только в космосе, решили загрузить и отправить на планету со вторым сбросом. А для этого больше на площадку портала ничего не грузили. Но зато плотным строем замерло около четырёхсот представителей разных рас и видов. Не воины (оружия на всех взять негде), а грузчики. Этой сборной команде предстояло не просто очистить площадку от ценного, так необходимого на новом месте груза и продовольствия, но и снести всё это в самый низ. Иначе стартовый выхлоп торпед если не уничтожит, то основательно попортит с таким трудом и тщание собранное имущество. Понятное дело, что не забыли и про ящики боезапаса для зениток: война оказалась нешуточной.
   Громадную помощь должны были оказать при сносе имущества вниз, а потом и транспортировке его в иное место все собранные на стации роботы. Их помаленьку перенастраивали и тоже старались загружать на площадку по мере накопления..
   Ровно через полчаса после первого сброса, внизу уже было всё готово для второго. Зенитки постреливали то в подозрительные места у подножия пирамиды, то время от времени пускали парочку малокалиберных снарядов в сторону главной цитадели города. Чтобы там не слишком расслаблялись, так сказать, и не вздумали показывать свою храбрость возле пушек. Первые шеренги воинов уже начали зачистку разрушенные, наполовину горящих зданий охотничьих банд за рабами, ну а грузчики, установившись цепочкой на степенях интенсивно начали опускать грузы вниз. Башни с зенитками тоже успели выкатить за пределы площадки на сваренные из швеллеров подставки.
   Ну а тут и второй сброс подоспел. Площадку от груза, теперь уже целых три цепочки грузчиков, и цепочка роботов освободили минут за десять. После чего дружно поспешили в самый низ, спрятаться среди руин разрушенных крепостей. Наверху остались только облачённые в тяжёлые скафандры члены обслуживающего расчёта. Сидящим в башнях артиллеристам опасаться не приходилось, только и следовало, что плотно задраить люки своих башен. Ну а ещё через пять минут вся пирамида накрылась облаком дыма, пламени, пыли и две торпеды отправились к цели.
   Когда это дым и облако пыли рассеялись, снеслись лёгким ветерком в сторону, на почерневшей площадке вновь появились наблюдатели с сигнальщиками, и на борт космической станции понеслись следующие сообщения:
   "Главная цитадель разрушена более чем основательно. По словам раненых представителей клана, больше пушек в городе нигде нет. Сопротивление подавлено полностью. Ведётся зачистка периметра вокруг пирамиды. Власть в городе принадлежит королю. Но его скорей всего уже похоронило обломками цитадели. Если нет - всё равно придётся уничтожать. Даже охотники за рабами заявляют, что монарх - редкостная сволочь... Ждём! Сбрасывайте всё, что успеете! Даже роботов-уборщиков... Добро пожаловать!" - и сигнальщики поспешили убраться с площадки и сами. До следующей волны колонистов поневоле оставалось три минуты.
   Ну теперь уж приглашение с поверхности планеты звучало совсем иначе!
   Так что авральные работы на Сифоне закипели с утроенной энергией. Третий сброс завалил площадку внизу доставленным грузом в два слоя. И на нём сверху громоздилось ещё триста человек. Ну а все остающиеся наверху создания превратились на время и в носильщиков, и в рабочих, которые демонтировали всё, на что указывал одной из четырёх своих трёхпалых рук марких Мато фон Дивер. Особо обращали внимания на все тяговые устройства, которые можно было приспособить в роли тракторов. Для этого дела на платформу загоняли даже автоматических уборщиков. Некоторые массивные, неуклюжие роботы никак не смогли бы спуститься по крутым ступенькам пирамиду, но для них готовили уже второй спуск в виде закреплённых рам и лебёдок.
   Ну и понятное дело, что будь его воля, то разбирающийся лучше всех в технике файял и саму огромную космическую станцию на землю сбросил бы, да только руки загребущие не могли захватить всё и сразу. Вдобавок ужасно время поджимало.
   Чётвёртый сброс не стали и минуты задерживать.
   С пятым, ушёл командир со своим окружением. И уже во время колокольного звона, Броди, как и все остальные, услышал грохот зениток со стороны приёмных площадок телепорта. А когда оказался за поверхности планеты с досадой воскликнул:
   - Всё-таки не успели!
   На орбите ещё оставался боевой отряд прикрытия в шестьдесят особей, технический отряд под руководством маркиза Мато фон Дивера, и около трёхсот особей, демонтирующих и сносящих на площадку все, что только можно. Не считая уже подлечившихся раненых, которых не забыли извлечь из камер. Если там начался бой, то в любом случае им придётся сражаться полчаса до возможности очередного сброса. А это, учитывая, что враги могут заявиться в немыслимых количествах и с немыслимыми по силе боевыми киборгами, может окончиться для недавних заключённых самым печальным образом.
   - Будем надеяться, что они справятся, - постаралась Лариса мыслить позитивно. - Тем более что такой ушлый файял везде выкрутится. И с некими диковинными полями энергии он что-то мудрил...
   Маркиз и в самом деле обещал возможным преследователям устроить немалый сюрприз. Потому что имелись веские опасения, что тех же киборгов могут сбросить вниз как малое походное оружие с заданной программой, и они там успеют натворить немало бед. Поэтому из нескольких цистерн с различными компонентами, добавив туда что надо и закрасив нужным лакмусом, маркиз намеревался залить площадку после своего ухода липким, не засыхающим клеем. По его размышлениям, любой контакт окружности площадки с боковыми поверхностями приведёт к ликвидации телепортационного тоннеля. И пока этот толстенный слой уберут, пока всё идеально зачистят, вымоют и высушат - не один час пройдёт. Будет возможность если не в замке закрепиться, то вообще уйти подальше от города.
   Но вот успеет ли? Не помешает ли замыслам приход штурмового отряда? Теперь оставалось полчаса ждать, чтобы узнать: удалась ли его задумка? Удалось ли отбить первую атаку? И какими силами враг атаковал? А вдруг туда сам Конструктор, тот самый рогатый кентавра нагрянет? Ведь против него никакие зенитки или силовые поля не подействуют, как подозревалось. А очень хотелось, чтобы и дальше среди личного состава небольшой армии потерь не было. Вроде и не человеки многие, вроде и страшны, непривычные на вид, но зато все спаянные одним делом, одухотворённые одной победой и собранные одними обстоятельствами. Именно землянин всёх спас, именно его назначили командовать, именно он и нёс теперь основную ответственность. Да и как иначе? На то он и командир, чтобы переживать за всех.
   Правда, особо постоять, подумать, или полюбоваться окружающими красотами было некогда. Что земляне, что все остальные особи, прибывшие во время пятого сброса, бросились с максимальной скоростью разгружать громоздящийся на площадке багаж.
  

Глава девятая

БУДНИ ЭКСПЕДИЦИИ

   Исследования столичного города адельванов на планете Миха, велись круглосуточно, да только никаких обнадёживающих результатов не поступало. Но в любом случае, как ни были заняты в последние дни древние выходцы из Хардии, постоянно с людьми экспедиции, руководство которой легло на плечи Оливера, оставалось как минимум двое из них. Чаще всего это были Юниус с Абелией, реже - пара Сакрина-Райгд. Иногда кто-то из них брал с собой Алессана или Донтера. Побывал как-то раз и Бутен вместе с Бензиком и Айни. Императрицу лечащий врач старался брать за собой всегда и всюду, потому что только при его ментальном воздействии она вела себя адекватно и постепенно выздоравливала.
   Так же получили нужные координаты мира адельванов и цорки. По решению Чинкиса, которому уже несколько надоело торчать возле Земли, к миру адельванов поспешило сразу два громадных корабля Сил Глубокого Рейда, которые возглавил он лично на своём корабле чистильщика. Так что прибытия помощи из космоса ожидали с часу на час. Предполагалось, что фундаментальное вскрытие и разборка телепортационных площадок дадут некоторые подсказки о возможных настройках и определению векторов перемещения в пространстве.
   Ну а пока день проходил за днём, работы велись не покладая рук, но толку пока никакого не было. Так ожидаемой подсказки, куда же делась пятёрка землян, отыскать не удавалось. Хотя усиленно искали как в самих вещах, так и в громадных небоскрёбах. Не забывались и подземные коммуникации, которые хоть и пришли в некоторое запустение и упадок, но всё равно восхищали своим величием и размахом. По сути внизу не просто оказался второй город, там оказались сосредоточены огромные предприятия, способные выдавать продукцию в количестве планетарного масштаба. Причём некоторые предприятия были укомплектованы всеми производственными линиями, лабораториями, конвейерами и складскими помещениями, тогда как более половины - только частично, и что они могли производить, догадаться было невозможно. Продукции, как таковой, видимо только в самом начале своего производственного процесса успели выдать процентов пять, от общего числа промышленных предприятий. После чего и там было всё заморожено по неведомой причине. В основном это были предметы первой необходимости и наиболее употребляемые, как предполагалось, продукты.
   То есть вариант, что на планете создан некий музей не выдерживал критики. По всей логике планету просто не успели заселить в своё время. Словно выстроили города для переселения целой цивилизации, и уже стали потихонечку завозить вещи, но именно в тот момент случилось нечто особенное, невероятное, катастрофическое, из-за чего бедные адельваны вынуждены были покинуть это место. Или вынужденно остались на местах прежнего жительства. А почему?
   Наиболее часто высказываемая гипотеза: неожиданно пропала телепортационная связь между мирами. Причём с "той" стороны, а не с этой. Но тогда куда делись те, кто уже здесь приступил и к работе и к проживанию? Да и производство было прекращено целенаправленно, а заводы законсервированы именно надолго. То есть хозяева знали, что покидают новенькую планету на страшно большой период.
   Мор, болезни, война - тоже не подходили. Да ещё и этот странный, оставленный для уничтожения нежелательных визитёров Сторож. Спрашивается: как вообще представители невероятно развитой во всех смыслах цивилизации могут устраивать подобные ловушки? Вдруг братья по разуму залетят на своих кораблях случайно? Вдруг некий космический странник потерпит катастрофу и подастся на планету с вынужденной посадкой? Дальше события становятся непредсказуемы и последствия просчитать трудно. К примеру, потерпевшие катастрофу, перед своей гибелью от роботов оборонного комплекса успевают дать сигнал бедствия своим и объяснить весь ужас своих последних часов. Понятное дело, что иная цивилизация, чьи исследователи погибли, как минимум возмутится, а как максимум, если позволят возможности, пойдёт войной на адельванов. А то и смешает верхний материковый слой почвы оружием возмездия.
   По утверждениям хардийцев, такое оружие в иных мирах имеется. Да и цорки это не раз доказывали. И спрашивается: зачем такие пакости со Сторожем устраивать? Ещё и, слово в издёвку, устраивать для прибывающего телепортом на эту планету существа радостное восклицание на ментальном уровне: "Добро пожаловать в мир адельванов!" Подобными вещами не шутят. По этому поводу одна из гипотез, выдвинутая кстати самим Оливером, как раз и гласила:
   - Эти адельваны потому и вымерли, что их попросту уничтожил кто-то из сильных в отместку за агрессивность. Вначале там всех сравняли с уровнем моря, а потом и здешних растворили некими, особенными лучами. Или наоборот, здешних первыми уничтожили.
   Хотя сам же потом и добавлял:
   - Не сходится... Уж слишком явно тут все скрупулезно оборудовали для длительного хранения. Да и все входы выходы, тщательно закрытые с помощью уникальных по сложности систем, ставят в тупик...
   Понятно е дело, что знания археологов, их выводы, гипотезы и рассуждения не шли в сравнения со знаниями, умениями, способностями хардийцев. Тем достаточно было подержать находку в руках пару минут, что бы примерно понять суть, пользу или никчемность. Точно так же быстро они исследовали и промышленные предприятия, громадные небоскрёбы и наиболее интересные постройки. Как правило, один из них находился возле дома и транспорта с людьми в виде боевого охранения, а другой носился не только по всему городу, но и по всей планете, телепортируясь в иные города провинциального масштаба. Если что-то попадалось интересное, подбрасывал коллеге объекты для исследований, и сам мчался дальше. Когда попадалось нечто оригинальное для землян, не ленился и тем приволочь отдельные части мебельных гарнитуров. Причём тащилось всё самое ценное, антикварное или оригинальное, но самое главное - прочное. То, что лучше всего сохранилось за немыслимое время в герметично запакованных зданиях.
   И так получилось, что уже к концу шестого дня подобных изысканий, занятый экспедицией дом оказался полон разносортной, но удобной мебели. Обставили всё: от общей столовой, до личных спален, а то что уже казалось несколько худшим или неудобным, стали сносить в три комнаты, так до сих пор и не занятые. Потому что считалось, они до сих пор принадлежат семействам Броди, Пузиных, да императору всея мира Рилланкара, Михаилу Степановичу Днепрянскому. Кстати, бывающая здесь Пеотия часто и во всеуслышание твердила:
   - Если мы вскоре не отыщем господина императора, мне и самой придётся ретироваться из мира Рилланкар. Потому как потерю супруга мне там не простят. Какая же я тогда богиня, если от меня мужчина сбежал? А уж такого понятия как "потерялся", для всемогущей спасительницы не должно существовать изначально... Так что стараемся, стараемся! Не сидим, а думаем!
   Так что выражение подхватили, и частенько, вместо "Приятного аппетита!" в столовую входили с восклицаниями:
   - Не сидеть! Думать! Иначе император паёк урежет!
   Но сколько не напрягали извилины - результата пока не было. Тупик.
   Но как раз к концу шестого дня и начались некие подвижки с мёртвой точки. И в который уже раз первопричиной, по мнению остальных, оказался Николай Счастливчик. Сам он, правда отрицал особую роль, мол только и вспомнил мелкую деталь. Но всё началось именно с него.
   Небольшую тумбочку в их с Иреной комнате, он решил заменить на более новую и роскошную. Тем более что совсем недавно император Бутен, "мелькая" по окрестностям доставил две вообще изумительные по отделке прикроватные тумбочки. Вот комплект и расположился возле широкой кровати, пока остальные желающие не заграбастали. Ну а старую тумбочку, освободив от вещей своей подруги, парень поволок в одну из складских комнат. Коей как раз и оказалась спальня пропавшего императора. Входить в нежилые комнаты хардийцами разрешалось и даже настаивалось. Дескать уже ничего не грозит, и даже сами порталы на нижнем этаже никогда не проснутся. Но утверждения - это одно, а подспудные опасения - совсем иное. Поэтому Николай вначале постоял на пороге, размышляя, не снести ли тумбочку вниз, на третий этаж. Но было лень, да и тумбочка тяжёлая. Вот-вот собиралась подняться наверх подруга и хотелось встретить её лёжа на кровати и указывая руками на обновку в интерьере.. Поэтому собрался с духом и пронёс предмет мебели куда он и подходил по всем прикидкам.
   И уже поворачиваясь уходить, обратил внимание, что вспомогательный модуль боевого киборга цорков так и виднеется на прежнем месте, на крыше. Ещё в первый день он там возился с очисткой мусора с окон, которые являлись как бы участком крыши. И даже в тот суматошный день, когда пропали все пятеро, он не спеша, деловито занимался данным ему делом. А сейчас вот простаивает... Почему?
   Этот вопрос засел в голове у Николая накрепко. И до самого ужина, даже сильно отвлекшись на поцелуи с Ириной, он нет, нет, но мысленно замирал и непроизвольно возвращался к увиденному. Что-то в этом было неправильное. Как-то выпадало из общей логики событий. По сути киборг сам получил задание от людей и уже собственным модулям, которые у него для чего только не приспособлены, ставил задачу по очистке крыши. Модулей у каждого киборга не то шесть, не то все десять, вдобавок утверждалось, что он может подобных ещё сотни наклепать у себя прямо "на коленке", коль будет такая в том необходимость. Получается, что хозяин - барин. Приказал заниматься своему модулю уборкой, ремонтом и охраной крыши, вот универсальный механический холоп и старается уже какой день. А что ленится, так там мусора нет давно, и чинить нечего. Вот упадёт метеорит, пробьёт дырку в покрытии, тут модуль и займётся рьяно возложенными на него обязанностями. Как бы...
   Другое дело, что родными, своими кровными модулями киборг вроде как не должен разбрасываться. Ладно бы, склёпанный из подручных материалов у него где-то затерялся, а то ведь боевой элемент, можно сказать самостоятельное оружие.
   "Могут ли роботы обижаться? - мелькнула совсем глупая мысль. - Мало ли что в среде этих помощников с искусственным интеллектом случается? Допустим, он себя считает рыцарем без страха и упрёка, готов сражаться с ордами врагов, а тут вдруг хозяин-барин его мусор убирать заставил. Вот он и затаил злобу на своего шефа, да устроил фирменный саботаж. Дескать, долой рабство! И чего ему там не понравилось?.."
   Уже сидя за столом, и вновь задумавшись, он получил кулачком от Ирены шутливый удар по плечу и обеспокоенный вопрос:
   - Что с тобой? О ком задумался?
   Он бы может и промолчал, или отделался ничего не значащей фразой, но после вопроса единственной за столом женщины, все вдруг смолкли уставились на парня. Вон он и подумал; "А вдруг это важно?". И уже не боясь быть осмеянным, заявил:
   - На крыше лежит модуль одного из наших боевых киборгов. Закончил работу по очистке мусора давно, а лежит до сих пор. Вот я и задумался...
   В ответ чуть ли не каждый высказал свою точку зрения, которые, в общем совпадали с предварительными рассуждениями Николая. И только принимающий посильное участие в ужине, почётный гость Донтер, которого в последние дни все настойчиво величали титулом-определением Навигатор, сразу предложил:
   - Гадать не стоит, давайте лучше непосредственно у киборга спросим. Как вы с ним общаетесь?
   - На каждого было выдано три пульта прямой связи, плюс по модему тотальной связи, ну и пара консолей для всеобщей координации, - Оливер водрузил на стол одну из консолей. Ко всему у них есть приказ исполнять все наши голосовые команды, исполнение которых не принесёт вреда никому из нас. Так господин Чинкис распорядился...
   Донтер прекрасно всё понял, как и то, что бдящих по периметру киборгов, археолог не собирается подзывать к окошку для беседы:
   - Спрашивай, кто из них что потерял.
   Оливер просто повернул один из тумблеров, и задал конкретный вопрос.
   Отвечать стал один из киборгов, который в разговорах получил прозвище боксер. У всех троих подметили мелкие индивидуальности и отвергли банальные номера. У данного железного монстра, передние манипуляторы были всегда приподняты, как у боксёра в начале атаки.
   Отвечал боксёр и через динамики, и дублируя свою речь в письменном вида виртуального пространства над столом. А так как голос никому не нравился, все предпочитали читать.
   "Данный модуль 6СН-м, приписан к моему борту, но был утерян безвозвратно после выполнения последнего задания!"
   - Каким образом утерян и почему нет доклада.
   "Контакт был прерван в тот самый момент, когда оператор покинул пределы данной звёздной системы!"
   - Интересно, - не удержался Донтер от рассуждений. - Как такое может случиться?
   - А чей тогда модуль так и продолжает лежать на крыше в полном бездействии? - продолжал строго вопрошать И.О. руководителя экспедиции.
   "Посылается ремонтный модуль для проверки. Требуется две минуты..."
   - Дать на экран визуальную картину проверки!
   То есть никому бежать на верхний этаж и там смотреть через окно, что же происходит, не пришлось. Видеокамера ремонтного модуля показала затаившееся устройство издалека. Деловитое приближение. Коснувшиеся корпуса манипуляторы. Входящие в пазы контактные вилки.
   Ну и новые данные от шефа-боксёра:
   "Модуль 6СН-м найден, но на контакт не реагирует. Проводится диагностика. Считается вышедшим из строя, хотя все остальные функции работают без замечаний. Его конечная задача по очистке крыше реализована на сто процентов..., но сделана уже на механическом выполнении последнего приказа..., - и буквально через несколько секунд, окончательный итог проверки: - Получен результат: исчезло координирующее командное устройство, через которое ведётся моя постоянная связь с модулем. Когда постоянная связь была прервана, я проследил сам факт исчезновения и вектор направления. Сообщение об этом под номером пять, дробь четыре и под катом важности три, было подано на модуль управления господина Пузина!"
   - Вот оно! А модуль то был у Карла на лацкане куртки! - вспомнил Оливер. - Причём болтался стержнем крепления в петлице. Я его ещё предупреждал, что может выпасть...
   Тогда как Навигатор сообразил скомандовать киборгу:
   - Прекратить диагностику! Вынуть все разъёмы! Корпус пусть остаётся в прежнем положении! - как только увидел выполнение порученных действий на экране, шумно выдохнул и на ментальном уровне обратился к императору Хардии: "Бутен, ты где? Возвращайся!"
   Не прошло и пяти секунд, как коллега оказался в столовой, оглядываясь по сторонам:
   - И где наша смена? Я ведь не хотел ужинать...
   - А мы и так всё уже съели. Да и смена будет только минут через пять. Тут у нас другой вопрос намечается..., - Донтер грузно облокотился на стол, - Нечто очень странное, но я не удивлюсь, если эту странность удастся использовать.
   И они приступили к обсуждению полученной информации.
  
  

Глава десятая

КОРМИЛЕЦ

   Михаил сердился редко. Ну а уж злобствовал, или выходил в бешенстве из себя, так вообще несколько раз в жизни. Да и то, в далёком сопливом детстве, когда одному приходилось отбиваться от троих, а то одновременно и четверых уличных хулиганов. Взрослея, он стал понимать, что спокойствие поможет лучше, чем неконтролируемая злость в любой ситуации и научился себя сдерживать именно от слепого бешенства.
   Сейчас же он пришёл в бешенство уже во взрослом состоянии вполне осознанно и без шансов с собой справиться. Да ему и не хотелось с собой справляться или насильственно успокаивать рвущееся из него желание: "Убить эту стерву! Тварь, предательница! Растопчу! На ветошь порву!"
   Ещё стоя парализованным вместе со всеми в Пантеоне химеричного божества, он вначале возненавидел Сияющего, который только одним своим премерзким голосом выворачивал душу наизнанку от презрения. Ну а когда эта блестящая тварь с чёрными внутренностями приблизилась к Анике и та раболепно рухнула перед ним на колени, все ненависть и презрение перешли на эту низменную представительницу цивилизации Сагири. Но судьбе подобного действа оказалось мало. После похвалы своей шавки, Сияющий вздумал её вдобавок наградить. Да не просто, а чем угодно наградить, вплоть до выбора рабского тела. И подлая предательница вдруг возжелала обладать именно телом Михаила Днепрянского!
   В первый момент его разум вообще затмила красная пелена чего-то страшного и не поддающегося классификации. А потом он попытался осмыслить себя, уже стоя в центре огромного храма, на вполне привычной и понятной для себя площадке телепортационного портала. По краям концентрических колец стояло около двух десятков расфуфыренных жриц в шикарных, прямо-таки слепящих платьях, да и позади них толпился народ. Все они вместе, в момент прибытия почти обнажённого раба и его хозяйки мощно пели некую торжественную литургию, но при появлении прибывших, вразнобой, постепенно стихли.
   Поэтому высокий, торжествующий голос Аники наверняка услышали все:
   - На наш храм, пал выбор благодати! - после чего она прошагала к краю площадки, одним только приближением своим образуя широкий проход среди пялящихся на неё коллег, остановилась там и крикнула: - Стража! Взять этого раба, которым меня одарил Сияющий и доставить его в мои покои главной жрицы!
   Михаил к тому времени озверел окончательно, поэтому не мог видеть, как большинство жриц, особенно более старшие по возрасту скривились от зависти, ненависти и досады. Не успел обратить внимания и на их масляные взгляды на своё тело, которые могли поцарапать кожу физически. Он уже не мог к тому времени здраво анализировать происходящее, а просто с диким рычание бросился на подлую предательницу.
   Если бы он сделал это сразу, или жрица не успела бы позвать стражу, быть ей как курице на сочельник, со свёрнутой головой. А так император Рилланкара малость не успел: и сама Аника успела отскочить на несколько шагов назад и дюжие охранники оказались крепкими, вполне проворными бойцами. Вернее не настолько проворными, как многочисленными и будь их поменьше, взъярённый Михаил расшвырял бы их как шар боулинга расшвыривает пластмассовые кегли. Первые из нападавших так и покатились в стороны, но вот вторая волна подмяла под себя землянина, придавила его к холодному полу массой и уже потом десятками рук скрутили по рукам и ногам словно мумию. Но и тогда он продолжал извиваться как змея, мешая себя поднять и нормально нести.
   Ещё и жрица, отныне по старинным традициям став и в самом деле главной среди коллег, со злорадным смешком покрикивала на сопящих от усердия бойцов храмовой стражи:
   - Осторожнее, осторожнее! Раб особо ценный, я сама чуть позже займусь его укрощением. Но пока с него и волосок не должен упасть! В цепи его заковать да на стенку моего пыточного покоя поместить!
   Пока десяток человек приноравливалось, как сподручнее подхватить пленника и как его потом извивающегося вынести, между жрицами, невзирая на присутствие в храме множества замершего в почтении и внимании народа, начался диалог. И первый вопрос последовал от наиболее пышно обряжённой в золотые украшения жрицы:
   - О, Аника! Неужели на тебя пал выбор судьбы, и ты побывала в мире наших благодетелей, учителей и советников?
   Аника в последнее время ходила только в военизированной, слегка переделанной под себя форме защитниц тоннеля к монастырю. Причём массивные наганы в кобурах на поясе она носила с двух сторон, патронов для себя тоже не жалела, держала в запасе сколько не тяжело. Да и плюс здоровенный, массивный кинжал, который она реквизировала для себя ещё при обыске машины с мумиями охраны высокого гостя. То есть она смотрелась наверняка как самый вооружённый и опасный человек на этой планете. Ну и тон для своего ответа она подобрала такой, чтобы уже ни у кого, никогда не возникло сомнений в её величии и праве повелевать остальными жрицами:
   - Дочь моя, - первое слово было подчёркнуто и сказано с особым ехидством, потому что главная жрица считалась Матерью всея и всего, и иначе как с этим титулом к ней обращаться запрещалось. - Выбор пал на меня не случайно. И сделали его не только советники, но и сам Сияющий. А рекомендации дали наши святые!
   После чего она величественно вытянула руку по направлению двух статуй последних жриц, которые отправились в мир адельванов да там и остались.
   - И ты..., Мать, - вырвалось у одной из молодых, искренне восхищённых жриц, - Видела наших священных прародительниц?
   - Да, дочь моя! Мало того, одна из них назвала меня сестрой и поменялась со мной колье. Тем самым даря мне своё высшее покровительство!
   После чего Аника, демонстративно медленно и с артистизмом расстегнула куртку, сняла её, а потом и рубашку расстегнула до пупка. И медленно, провернулась вокруг своей оси, демонстрируя гудящим от восторга и почтения коллегам, свою обновку. Понятно е дело, что при этом она и словом не припомнила, что это самое колье она сняла с почерневшей от времени, ссохшейся мумии давно не живущей святой женщины. Вопрос о новых идолах храма тоже кто-то задал:
   - И как они там?..
   - О-о! - обманщица расставила руки и приподняла их вверх, в жесте невероятного восторга, - Они живут, словно императрицы! Пусть восславятся на века их имена!
   И весь храм минут на пять затянул песню, где в каждой строке повторялись имена, возведённых в ранг святых жриц из не такого уж далёкого прошлого.
   Пока все усердно пели, Аника подозвала к себе пальчиком пожалуй единственную свою близкую подругу из прежней жизни, и шёпотом начала расспросы. Как первой в иерархии данного заведения, она отныне и не такое себе могла позволить. Причём начала с самого приятного для подруги:
   - Будешь моей ближайшей наперсницей. Потом и бразды управления хозяйством храма передам в твои руки! Что тут до моего прибытия происходило?
   - Обеденное поминание по ...тебе! - девушка чуть в обморок не падала от счастья и преддверия приятных изменений в своей жизни. - Тебя после исчезновения (охранник заметил!) тоже стали канонизировать, а по прошествии месяца собирались возвести в ранг святой. Так что твоё появление - это настоящее чудо из чудес!
   - Напомнишь мне и покажешь этого охранника, надо будет его приблизить и возвысить тоже. А как вообще жизнь в столице, в храме и императорском дворце?
   - Всё без крупных изменений, а про постоянные мелкие козни ты и сама прекрасно знаешь.
   - Подбери пяток самых исполнительных и близких нам жриц, и часа через три, четыре, когда я отдохну, приводи их в мои покои. Того охранника - тоже не забудь. Я их проинструктирую, что надо делать в вечерней молитве...
   - Будешь вещать проповедь?
   - Да...
   - О-о! Мать моя Аника! Это же наверняка и сам император с семьёй в храм наведается. Ему ведь в первую очередь доложат о твоём возвращении от адельванов.
   - Нежелательно конечно..., именно сегодня... Но от моего имени предупредишь всех, чтобы были готовы и к визиту императора.
   Когда толпа закончила петь, новая главная жрица вновь вскинула руки к сводам храма, и воскликнула:
   - Сагири! О нас помнят наши благодетели! Они за нами наблюдают с отеческой заботой! Мы навсегда остаёмся в их сердцах, и они твёрдо обещали прийти к нам, когда для этого настанет срок. А нам остаётся только терпеливо ждать и молиться за наших благодетелей!
   После такого восклицания полагалось всем дружно спеть иную песню, на этот раз с пожеланиями вечной жизни каждому адельвану. Тогда как Аника опять воспользовалась своими правами и привилегиями, покинула храм, и поспешила уже не в свою прежнюю, скромную келью, а в апартаменты главной жрицы, которые с сего часа принадлежали ей со всеми сопутствующими регалиями. Уж так повелось, что этот высокий пост могли занимать только те, кто побывал в мире адельванов. А если таковых скапливалось несколько, а то и несколько десятков, то в таком случае назначение проводил проживающий при храме советник-адельван.
   Последняя жрица, которая сподобилась побывать под солнцем иного мира, умерла год назад, так что даже косвенно оспаривать права Аники на верховенствующую роль в иерархии храма было некому. Вот она без всяких угрызений совести и воспользовалась представившимися возможностями. Ещё и само возвращение получилось более чем праздничным и эффектным. Народ собрался, жрицы славят, песнопения, восхваления и тут раз, очень своевременный выход главной героини на сцену. Да ещё и с рабом, подарком самого Сияющего, о которых ходят только легенды и которого сподобилось лично видеть за всю историю мира только парочку жриц. Не говоря уже об оружии, которого в этом мире нет ни у кого, и неизвестно когда появится.
   "Кстати, надо будет написать новое правило, - подумала Аника, - По которому главная жрица будет иметь полное право носить пояс с этим оружием в любое время и в любом месте. Вроде мне ничего не грозит, но для собственного успокоения, как минимум один наган носить за собой стоит. А второй спрячу в личное хранилище..."
   Такое имелось в покоях, и открывалось лишь после прикосновения дланей главной жрицы. Только и следовало позвать предшественницу, да потребовать, чтобы та вскрыла дверцу. Воспротивится, методика тоже отработана: отрубается рука и прикладывается к дверце ещё тёплая. А если сбежит, то есть молельный камень возле паперти. На него, во время переполненного храма стоит возложить новой главной жрице свою ладошку, после чего все тайники и бронированные хранилища станут подвластны только её прикосновению.
   "Но думаю, побега не будет, и старуха не станет показывать свой гонор, - размышляла Аника, уже входя с удовлетворением в свои апартаменты. - В любом случае жизнь у неё окажется приятной и обеспеченной, не то что в бегах... И как тут мой красавчик освоился?.."
   Она даже толком не порадовалась шикарной обстановке всего жилища, доводилось тут бывать и раньше в качестве мелкой сошки, а то и прислужницы во время оргий. Сейчас её страшно тянуло к своей первой, да ещё желанной живой игрушке. Только отбросила в сторону курточку, подхватила со специальной подставки пару браслетов, да надела их на руки. После чего с развевающимися фалдами рубахи, поспешила к своей заслуженной добыче.
   Михаил стоял у стены, прикованный цепями, которые уходили в приёмные лючки. По желанию длину цепей можно было регулировать, давая то свободу узнику в определённых пределах, то распиная на стене как бабочку. Сейчас рядом с рабом стояло два охранника с невозмутимыми лицами, тогда как сам Михаил, пытался скороговоркой, самыми доходчивыми словами объяснить воинам насколько Аника подла, как она обманывает всех и какие преступления она совершила. Да только зря он старался: никто кроме жриц в мире сагири не носил колье для перевода, а потому ни слова понять из его речи охранники не могли.
   Отослав их только взмахом ладошки, главная жрица приблизилась к опять налившемуся краской ненависти землянину:
   - Странно! Чего ты на меня злишься и не смотришь на меня с преданностью и желанием выполнить любую волю?
   - Да потому, что никогда не соглашусь стать рабом! - плевался от злости Михаил. - Подобное существование может нравиться только таким лживым и подлым тварям как ты!
   - Ха-ха! Какой ты наивный и глупый, - веселилась предательница. - В этом мире любой мужчина почитает за счастье ублажать тело служительницы храма только по её малейшему намёку...
   - Я не из этого мира! Да и здесь наверняка полно недовольных. Ведь недаром в таком месте и такие вот сложные цепные устройства.
   - Отныне ты, уже - из этого мира. И прими это как аксиому. Ну а цепи здесь всегда использовались для игр, во время ночных развлечений. Так что одумайся и смирись. Тебе больше ничего не остаётся, как мне подчиниться...
   - Никогда!
   - Хм! Ты уже через сутки пожалеешь об этом...
   - Зря надеешься!
   - Может и зря, - покладисто согласилась женщина. - Я ведь тоже могу ошибаться... Но давай вначале проживём эти сутки, а потом посмотрим кто был прав. Кстати, когда начнёшь мыслить правильно, будешь согласен меня ласкать и нежить, просто прокричи моё имя. Если я окажусь рядом, то уйму твою боль и разрешу ублажать моё тело. Ну а пока..., приятных ощущений!
   Она стала разворачиваться на выход, но Михаил её остановил:
   - Постой! Ответь мне только на два вопроса. Если только не побоишься сказать правду?..
   - Спрашивай, мне от тебя скрывать нечего.
   - Почему ты нас предала?
   - Глупый вопрос. Я ведь работала на наших благодетелей и их никогда не предавала. Вы для меня, - не более чем наблюдаемые в ходе эксперимента муравьи. Моя работа как раз и заключалась в том, чтобы муравьи оказались изолированы и не разбежались. И в чём я не права? К чему этот навешанный на меня ярлык предателя?
   - Это ты только со своей башни смотришь! - упрямо мотнул головой землянин. - Но вот почему ты не боишься своих коллег? Ладно, охранники вроде как ничего не понимают, но ведь остальные жрицы всё равно узнают правду. Они тебе обмана и подделки фактов не простят. Обязательно растерзают тебя за покушение на самое святое и величественное для них. Я ведь успел услышать, как ты кощунственно лгала!
   И опять женщина в расстёгнутой рубахе весело и беззаботно рассмеялась:
   - Ты меня постоянно поражаешь своей наивностью! Ха-ха! Но всё равно такой милый душка... Но возвращаясь к твоему вопросу сразу скажу: что я и сама поведаю жрицам о том, что творится в мире адельванов, и как паршиво закончили жизнь наши нынешние святые. Да и остальное им поведаю, ничего не скрою. Для них это не тайна, и не обман, а суровая действительность, о которой они и сами давно догадывались. А вот для всех остальных сагири, легенды так и останутся величественными, завещания - незыблемыми, святые - непогрешимыми, а вера - непоколебимой. Нельзя менять вековые устои, нельзя мутить простых людей страшными новостями, нельзя сеять у них в голове сомнения, неуверенность и страх в завтрашнем дне. Вся эта тяжесть знаний и принятия нелёгких решений останется лежать именно на наших хрупких плечах жриц. Именно нам даровано нести эти почётные права и смиренные обязанности! - она закончила распинаться с пафосом и усмехнулась уже устало: - Так что образумься лучше сразу... Мучить тебя, у меня нет никакого желания... Да и после такого наказания я уже не смогу относиться к тебе с прежней доброжелательностью.
   - Даже так? - к Михаилу успели вернуться здравый рассудок и некая сообразительность: - Тогда может ты сразу меня отпустишь, огласишь личным другом, и мы попробуем постепенно сходиться, знакомиться, привыкать для интимных отношений?
   - Вот! Уже приятно слышать от тебя такие умные слова! - обрадовалась Аника и довольно красиво, изящно стала раздеваться. - Только зачем нам знакомиться, если давно знаем друг друга? И как мы можем, привыкать, если вначале следует соприкоснуться телами? Ну и наше схождение уже было предопределено во время нашего первого разговора. Понравившийся жрице, уже принадлежит ей...
   Напоследок она сняла и колье, аккуратно отложив его на столик и мелкими шажками, игриво виляя бёдрами, протягивая призывно руки, пошла к своему рабу:
   - Поэтому ласкай меня сейчас и сразу! И если мне понравится, то станешь свободен и будешь считаться моим первым мужем...
   При этом цепи ослабли и провисли настолько, что руки опустились вниз, а потом и вообще их стало возможно свести вместе..., почти! Непреодолимое расстояние между ладонями так и оставалось сантиметров в тридцать.
   Пока Михаила скручивали, связывали, развязывали и приковывали, с него окончательно слетели и те несколько жалких тряпочек, которые оставались на теле после обдирания жандармами Блистающей Охранки. Ну разве что только ботинки остались, да переводное устройство. Поэтому если бы он возбудился красотой приближающейся женщины, это было бы заметно. А у него ничего не получилось, хоть он и от всей души старался. Но чтобы хоть как-то помочь себе в осуществлении страшной, сиюминутной мечты, он постарался улыбнуться с притворной искренностью и радостью:
   - Иди, иди ко мне моя прелесть!
   Ему казалось, что толкнув предательницу одной рукой, он легко перехватит его голову локтевым зажимом другой руки и задушит в считанные секунды. И когда претендентка на скорую казнь коснулась его плеч своими ладошками, он словно от страсти и в самом деле задрожал. Ну а в его глазах уже давно читалось всё, что он сейчас сотворит с приговорённой жертвой. И всё равно Аника, постаралась к нему прижаться всем телом, решив дать рабу последний шанс.
   Он этот шанс попытался использовать. Но в своём понимании справедливости. Два раза резко дёрнувшись из стороны в сторону, он и в самом деле сумел толкнуть жрицу в нужном направлении, и прижать к себе правой рукой. Несколько неудобно получилось, но громадная силища позволяла подобное человеческое тело смять словно картонную коробку.
   И больше ничего не получилось! Мало того, что женское тельце оказалось на удивление упругим и вёртким, так ещё и при начавшемся агрессивном удушении, вдруг по цепям пронёсся в тело мужчины такой поток боли, что он не удержался и дико заорал. В следующий момент он опять оказался распят, а стоящая перед ним обнажённая жрица картинно заламывала руки:
   - Как же так?! Как же так?! Я к нему со всей душой, со всей своей непорочной лаской, а он что творит?! Дикарь! Предатель! Подлый скот! Извращенец! Да как ты посмел чёрствой неблагодарностью ответить на предобрейшее?!
   Он продолжала укорять, а Михаил от усиливающейся боли не мог даже ругательство бросить в ответ. Глаза опять заливала краска бешенства, сообразительность и здравый смысл исчезли, словно их никогда и не существовало, ну а уши только и расслышали последнее пожелание
   - Постарайся скорей образумиться и меня дозваться. Я приду, как только ты начнёшь кричать "Любимая Аника!". Опять-таки, если не буду слишком занята делами и свалившимися на меня заботами. До, свидания, милый! Не забывай о моём к тебе заинтересованном отношении...
   После чего жрица, подхватив свои одежды и колье, поспешила в роскошную часть своих апартаментов. Она почему-то не сомневалась, что этот парень при подобных пытках болью всё равно час, или два, но продержится. Твёрдый орешек! И даже сама гордилась этим, словно сама его так воспитала.
   Ну а пока он будет укрощаться подаренными ещё в древности автоматическими пыточными устройствами, можно и душ принять, и в порядок себя привести, да и должное платье для вечерней проповеди подобрать. Всё-таки не каждое подойдёт в комплекте к туфлям на высокой платформе, и к поясу с кобурой и громоздким наганом. А вид во время молитвы хотелось произвести и на народ, и на императора, который обязательно наведается по такому случаю в храм. Вечером предстояло очень много работы. И только потом, можно будет себе позволить опять побаловаться со своей симпатичной живой игрушкой.
  
  

Глава одиннадцатая

КОНСТРУКТОР БЕЛЬЕССЕР

   Великое божество, которое жёстко правило пятью галактиками, курировало и распространяло своё влияние ещё на три десятка, считалось ещё и дружественным в трёх подобных ареалах Вселенной. Хотя может и не настолько дружественным, как совершенно сходным по своему внешнему облику. Потому что подобных созданий всего-то и существовало четыре особи на всё известное космическое пространство.
   Когда-то, подобных разумных имелось очень много, целая цивилизация. Она была многочисленная, воинственная, скорей даже агрессивная, чем относительно мирная. Четырёхрукие кентавры с грозными рогами успели даже выйти в космос, колонизировать две соседние планеты, на которых под корень извели отличных внешне аборигенов, и уже стали запахиваться на полёты к другим звёздным системам. Очень уж им мечталось о звёздной экспансии именно своей расы.
   Мечта свалилась на них раньше, чем они научились строить корабли дальнего следования. Их систему отыскала научная экспедиция из нескольких кораблей, одной из человекообразных рас. Причём первый контакт прошёл вполне мирно и доброжелательно. Люди поинтересовались: "Хотите с нами дружить и сотрудничать?" Кентавры укротили свои природные инстинкты убийства всего, что на них непохоже и солгали в ответ: "Конечно, хотим! Мы самые мирные, добрые и справедливые! Едим только сено и фрукты!"
   После чего начался короткий период мира, дружбы и тесного сотрудничества. Кентавры встречали людей радостно, показывали им все свои достопримечательности, не скрывали ни быт, ни свои достижения, ни количество своих ископаемых, на которые как им тогда казалось, могут польститься чужаки. Ну и когда представилась возможность, и когда появилась стопроцентная уверенность, что никто из людей не сбежит, их всех до едино коварно и подло захватили. Часть уничтожили сразу, часть заставили работать на себя, выбивая из них секреты производства двигателей для межзвёздных кораблей. Ну а часть пустили на кощунственные эксперименты, ни в коей мере не сомневаясь в своих правах на подобное бесчинство.
   Последний факт и решил участь цивилизации кентавров. По законам человеческой расы, прилетевшей на научных кораблях, война как таковая прощалась. Ведь всё случается из-за дикости и умственной недоразвитости. Рабство - наказывалось смертью. В том конкретном случае - смертью правителей цивилизации кентавров. То есть тех кто давал команды на уничтожение, захват и передачу живых людей на варварские эксперименты. Ну а вот по поводу уничтожения людей, словно подопытных мышей, существовал жесточайший закон: полное уничтожение всей цивилизации. Считалось: те, кто не ценит разум и жизнь до таких кощунственных пределов, и сам не имеет малейшего права на существование. Такие отродья, как их не перевоспитывай, всё равно вернутся к преступному пути своего развития.
   Ну и силы у той расы людей имелись для справедливого возмездия. Вся система была уничтожена страшным гравитационным оружием. Планеты распались, а потом ещё и курс этих обломков изменили так, что они в большинстве своём попадали на тамошнюю звезду. Вот таким образом закончила своё теоретическое существование раса воинственный кентавров.
   Но фактически, несколько сотен особей всё-таки выжили. Им просто повезло отправиться чуть раньше удара возмездия в совершенно противоположную сторону на трофейном космическом корабле людей. Тесновато им, конечно было, неудобно и страшно (впоследствии телескопы показали что стало с их родными планетами), голодали и даже вымерли частично в пути, но полёт продолжался до тех пор, пока не пролетев часть галактики они не оказались возле системы с единственно пригодной планеткой для жизни. Там остатки экспедиции и высадились, решив дать начало новой ветви своей сгоревшей цивилизации. Да оказалось, что планетка частично занята, там и проживало, туда и с визитами частенько наведывались кровные аборигены, некие трапарсы, прямоходящие ящеры. Причём те трапарсы, из глубокой древности, были не ровня нынешним, раза в два меньшими по росту. А уж по сравнению с четырёхрукими кентаврами вообще смотрелись, словно вараны рядом с бизонами.
   И вот эти вот карликовые трапарсы, оказались природными физическими телепортёрами. То есть им для перемещения с одного места на другое не требовалось никаких технических устройств. А самые лучшие из них, родившиеся сразу с невероятными умениями, а потом и развивающие их в течении жизни, могли переноситься на соседние планеты, а то и в иные системы. К слову сказать, защитить себя эти небольшие ящеры тоже умели, удивительного, самого уникального оружия у них имелось в избытке. Правда, чуть позже выяснилось, что оружие не местного производства, а найдено в соседних системах, в разрушенных городах вымерших цивилизаций.
   Но памятуя о скорбной участи своих земляков, кентавры приложили все свои силы, весь обман и коварство, чтобы втереться в доверие к трапарсам, стать их лучшими друзьями и скрупулёзно, многие десятки лет выведывать тайны капля по капле. И им поверили, решили, что кентавры вполне себе мирная, безобидная раса, частичка которой аварийно затерялась в великой вселенной. По крайней мере, так утверждал прилетевшие из космоса разумные рогатые существа. Для гостей аборигены выделили несколько зданий в крупном городе, несколько садов, огромные участки земли в пригороде и даже личный огромный лес, якобы необходимый для спаривания на природе и продолжения рода.
   Увы, продолжения рода, как такового не получилось. Как потом выяснили, вредное излучение местной звезды, да и длительное путешествие в открытом пространстве космоса сказались резко отрицательно. Самки оказались практически стерильными, потомство создать не удалось, как кентавры ни старались и как им не помогали в этом нелёгком деле трапарсы. Зато маленькие ящеры изначально помогли в другом: у них оказались уникальные разработки по омоложению организма и эти разработки весьма успешно удалось преобразовать и на кентавров. То есть гости получили возможность прожить в три, а то и в четыре раза дольше им назначенного срока.
   Естественно, что это сказалось на уровне обучения кентавров. Тяжело сражаться с трудностями им не приходилось, заботиться о пропитании - самый мизер, защищаться от врагов и париться над защитой собственного жилища - тоже не было нужды. Только и учись, только и познавай новые тайны, да только и вынашивай жёлчный план мести всему остальному миру. Естественно, что не все выдержали и пережили подобный этап жизни, ещё некоторые вымерли из числа последних представителей многочисленной цивилизации. Кто сошёл с ума, кто умер при несчастных случаях, кому просто надоело жить, не имея перед собой конкретной и близкой цели. Так что к началу развития основных событий от экипажа трофейного корабля, оставалось только четырнадцать мужских особей, которые себя уже к тому времени считали не меньше чем родными, кровными братьями.
   Толчком для лавины изменений послужила находка трапарсов в одной из недавно найденных систем: несколько площадок и комплекты устройств для технической телепортации. Причём мощности устройств еле хватало для прыжков в пределах близко расположенных планет. И зачем ящерам такой анахронизм? Подумали они, погадали, да и передали объекты своим "братьям меньшим" по разуму для дальнейшего изучения и обследования. Мол, раз вы не можете физически никак научиться перемещаться, то попробуйте хоть с помощью техники.
   Ну те и стали пробовать. А соединив уже имеющиеся знания местных библиотек, знания привезённые с собой да знания человеческой расы, которые удалось сохранить до сих пор в глубокой тайне, и новые разработки - кентавры, в тайне от всех открыли новый закон телепортации. Кричать они во всеуслышание об этом не стали, а для своих благодетелей придумали сказочку, что пытаются нарастить мощность полученных в наследство от вымершей цивилизации устройств. Ну а сами умудрились соединить физические природные факторы умений разумного существа, с некоторыми техническими новшествами. И эти технические новшества они с помощью хирургических операций вживили в собственные тела.
   После чего, продолжили в полном секрете исследования уже дальних пространств. Причём настолько дальних, что гостеприимные и наивные трапарсы туда никогда не досягали в своих попытках переноса через пространство. На данном этапе поисков, погибло ещё шесть кентавров. Всё-таки даже умение телепортироваться "домой" чуть ли не в каждом случае, спасает не всегда. Порой это маленькое "почти" особенно в первые годы проб и ошибок приводило самых всесильных существ к печальному концу.
   Но оставшиеся восемь индивидуумов, отыскали то, к чему стремились, ради чего подличали и обманывали, ради чего втирались в доверие к презираемым ими аборигенам. Они отыскали самое мощное, и в то же время наиболее избирательное оружие Вселенной. Называлось оно гроссады, вид имело небольших, светящихся камешков, и создавались невероятными силами тяжести в самом крупном тёмном образовании Якоря, конгломерата черных дыр, называемом Бездна. Риск погибнуть при выемке камней даже с самого верхнего уровня, считался самым высоким по всей вселенной. По крайней мере исследованной Вселенной. Но при определённой ловкости, толике удачи, бесшабашности и тонкого расчёта, гроссады можно было достать. Затем к ним прикреплялись должные устройства, задавались должные программы выбора излучаемой энергии, и маленький камешек мог стать причиной гибели любой флоры и фауны, всего живого, что находится на планете. Причём выбирать было очень легко: не нравятся ящеры и змеи, значит лучи уничтожат только их. Достаточно задать нужную программу на распределители. Не нравятся сосновые породы деревьев, ядовитые лианы и определённый крупные хищники, мешающие заселению дикой планеты? И тут на помощь приходит гроссад. Краткое облучение и планета готова к колонизации. Или, как кощунственно стали действовать кентавры, к повторной колонизации.
   Вначале неблагодарные чудовища уничтожили своих благодетелей, стерилизовав планеты их основного и вспомогательного обитания. Разве что не смогли добраться до жалких остатков трапарсов, которые пытаясь спастись рассеялись по иным мирам и затаились малыми группками или в одиночку.
   Затем рогатые мстители подались уничтожать своих основных врагов. И после довольно жёстких столкновений уничтожили людей. Но и самих после этого осталось только четверо. Как ни странно, эти четверо всё равно не угомонились, реализовав все свои мстительные планы. Как лучшие учёные, как самые деятельные личности, как наиболее жаждущие полного подчинения вокруг, они размахнулись на звание богов, у которых в подчинении должно быть не менее чем по галактике.
   И чудо произошло.
   За восемнадцать тысяч лет четыре кентавра добились большего. Намного, намного большего! Во-первых, они прожили эти восемнадцать тысяч лет, что уже было для них основным достижением. В этом помогли знания завоёванных, подчиненных цивилизаций, а также наследство тех вымерших народов, от которых остались только пустынные города и безжизненные космические корабли величиной с небольшие планеты. Подобного добра оказалось во Вселенной раскидано предостаточно.
   Во-вторых: каждый из них держал в своей жесткой власти не одну, а сразу четыре, а то и пять галактик. А на весь окружающий хоровод иных звёздных скоплений имели большое влияние не так лично, как через подставных диктаторов и созданный специально для надзора институт Сияющих.
   Ну и, в-третьих: кентавров признали и приняли в свой немногочисленный коллектив остальные Конструкторы. Именно так называли себя те, кто стал богами на своих участках вселенных и которые считались и всесильными и бессмертными. Коллектив получался сравнительно небольшой, всего полтора десятка особей, да плюс четверо "новеньких" и воевать никому из них между собой не хотелось. Да и не моглось, если уж говорить прямо. Несмотря на свою божественность и вездесущность, управлять многочисленными мирами невероятно трудно и, в конце концов, наступает тот предел, после которого никаких сил, умений, да и желаний не хватит для управления иными разумными существами. Глаза видят, да руки не достают. То, что ухватили в пасть - не выпустить бы! И так ежедневно, ежесекундно куски гигантских космических империй то откалывались как независимые анклавы, то вели войны за свободу своих соседей, то кидались в отчаянную атаку на самого Конструктора.
   Поэтому четырёх божественных собратьев, пятнадцать божеств приняли в свой круг вполне деловито и даже с некоторым удовольствием. Всё-таки пространства между империями были невероятными и там могло уместить сотни новых империй, возглавляемых своими вездесущими божествами. Вот так их и стало девятнадцать особей, договорившихся между собой о взаимной помощи, дружбе и сотрудничестве. Ну и о постоянной связи, которая хоть и чрезвычайно сложная, но всё-таки существовала. А где могут прокормиться девятнадцать диктаторов, там всегда и ещё несколько уместится за общим столом. Тем более что гипотетическому столу не было ни конца, ни края.
   В принципе, даже нежданное появление в последнее время новых телепортёров, которые могли перемешаться на громадные пространства и исследовать новые миры, было воспринято без всякого недовольства или опасений. Новые боги даже были нужны, чтобы наладить контроль за наиболее сложными и проблематичными участками вселенной, которые граничили с остальными, уже "цивилизованными единым божеством" образованиями. И они стали присматриваться к обнаруженным человекообразным богам, собирать про них сведения и готовиться к первому контакту. Ведь если всё сразу прояснить и правильно разделиться, никаких трений в дальнейшем не должно возникнуть.
   И только появление расвалунга в составе новых божеств, спутало все карты предстоящего союза. Как бы ни были божественные сущности спесивы, самолюбивы, эгоистичны и уверены в собственной непогрешимости, все они прекрасно понимали: их деятельность противозаконна, противогуманна, преступна, низменна, несправедлива..., и так далее и тому подобное. Следовательно: мобильный, мечущийся по всей вселенной расвалунг может однажды и по их душу наведаться. И вроде как все бессмертны, вроде как почти каждый может единовременно второй, а то и третьей физической копией находиться в ином, совершенно безопасном месте, а вот неизвестной величины шанс уничтожения не просто остаётся, а будет и дальше возрастать в геометрической прогрессии. Чем дольше мобильный Судья Высшей Справедливости существует, тем больше шансов его выхода на преступные деяния девятнадцати божественных сущностей.
   Мало того, вдруг среди новой группы людей, претендующих на титул Конструктора, тоже есть будущие кандидаты в расвалунги? Вдруг Судей станет несколько? Или и того хуже, десяток?!
   Вот потому и родилось на свет общее решение: "Человека-расвалунга уничтожить немедленно, любыми средствами! Его коллег, телепортёров дальнего радиуса действия - тоже ликвидировать во избежание!" Планы были составлены, исполнитель назначен, средства выделены. Причём средства очень солидные: гроссады с самого первого уровня Бездны, самого массивного, гигантского коллапсара в составе Якоря. Полномочный представитель группы Таирхет, которого чаще называли Трёхпалым, встретился совсем недавно с уникальным физическим трансформером, который назывался альятором, передал ему аванс и сделка оказалось совершена. Теперь осталось только дождаться результата.
   Причём сомневаться не приходилось, альятор ещё ни разу в исторической перспективе не подводил. Тем более что оплата ему уже пошла невероятно высокая. Так ещё не платили никому.
   Но именно в ожидании этого результата Конструктор Бельессер чувствовал себя сильно обеспокоенным. Опасаясь, что он нечто упустил в последнее время, или плохо продумал, он и созвал троих братьев для приватной, физической беседы. Да и расслабиться среди "своих" хотелось невероятно.
   Такое случалось редко.
   Особенно в последнее время.
   Хлопоты забирали всё свободное время, а такое понятия как сон, вообще исчезло их лексикона кентавров. Хотя спать утомлённому мозгу хотелось порой невероятно. И вот сейчас Бельессер смотрел на своих братьев, а в его мозгу проносились сегодняшние определения для каждого. Между собой они давно уже не употребляли имён, разве что самого Бельессера называли коротко: Бель.
   У остальных были имена ещё проще: Младший, Средний и Старший. Причём происходили они от конкретной разницы в возрасте и самый старший действительно был на несколько лет старше всех. Он считался продвинутым на ниве генетики, клонирования, и пытался последние тысячелетия любой ценой искусственно создать, возродить вымершую расу кентавров. Может быть ему бы это и удалось сделать, всё-таки гигантский научный потенциал многих галактик способен на любое чудо, да только выяснилось уже давно: организмы оставшейся чётвёрки мутировали и видоизменились. Причём не внутренне, или внешне, а на уровне клеток и самой структуры ДНК. А подобные образцы уже не годятся для клонирования взрослых особей.
   Что ещё плохо, так это изменения спектра свечения родной звезды. Каратели уничтожили планеты кентавров да ещё и направили весь поток обломков прямо в звёздную топку. И какое там было прежде излучение, сумевшее породить такие уникальные создания, можно было только догадываться. Вот Старший и пытался догадаться, порой производя на свет такие существа, что сам или долго ухохатывался, или старался в страхе побыстрей уничтожить на экспериментальной планете всё живое.
   Средний - считался в квартете божественный братьев самым основным, боевым стержнем. Именно он проводил самые ответственные войны, и именно он воспитывал на нескольких планетах опору, столпы власти - Йошрейков. Или как их более раболепно называли в народе - Сияющих. В воспитании, выучке, распределении и учёте этих столпов власти, Среднему не было равных. Да и он прекрасно понимал свою значимость, частенько восклицая во время перебранок или споров: "Йошрейки - это наши всё! Если хоть один годовой выпуск подготовленных синезодов не доберётся к местам своего назначения, наши империи сразу уменьшатся вдвое в размерах!"
   И был прав во всех отношениях.
   Наибольшей проблемой в квартете кентавров, в последнее время был Младший. В ущерб своему "молодому" прозвищу, он всё чаще и чаще начинал страдать старческим маразмом, становился несговорчивым, вредным и скандальным. В его империи дела в последнее время висели на волоске от полного краха. И если бы не аварийные посылки туда внушительных партий Сияющих, от империи Младшего давно бы осталось не больше четвертушки. То есть как раз одна полноценная галактика.
   Ну а сам Бельессер занимался политическими аспектами квартета. Внешнее сношение с иными Конструкторами, слежение за общими тенденциями в прилегающей части Вселенной, ну и в первую очередь, поиск гипотетической опасности. Всё-таки как раз у него хватало ума, интуиции и тонкого расчёта всегда и везде оказаться одним из первых в наиболее горячей, проблематичной точке пространства.
   Вот и сейчас он начал разговор сразу с возможной опасности:
   - Мобильный расвалунг в человеческом теле - меня беспокоит невероятно. Да и этот наёмный альятор где-то задерживается... Трёхпалый Таирхет уже предупредил меня, что тот скоро нагрянет по своим делам и попросит содействия...
   Неожиданно качнул своими рогами Младший, не сдержав своего раздражения:
   - Чего этому трансформеру ещё от нас надо? Мало ему полученного аванса? Пусть его вначале отработает!
   Все три брата сосредоточили взгляды на нём и стоически дождались тишины. Только после этого Старший озвучил свою мысль:
   - Я вообще сомневаюсь, что расвалунг-человек сподобится хоть раз наведаться в иные просторы вселенной кроме своей родины. Ему просто некогда! Например, у меня - только и есть единственное окошко, когда я не занимаюсь делами. Это - наши встречи. Да и то, как вспомню, что у меня там творится!..
   - Ладно, ладно, отдыхай! - оборвал его Средний. - И так редко видимся... У меня иная мысль: следует хоть как-то, но дополнительно перестраховаться. Альятор - это звучит. Учитывая его послужной список, приходится опасаться, что он и нас на ремешки порвёт. При неблагоприятных обстоятельствах... Но вдруг он не справится? Вдруг след от него выведет расвалунга, а то и всю его компашку не на иных Конструкторов, а именно на нас? Поэтому...
   - Вот, вот, вот..., - зачастил словами и закивал рогами Бельессер.. - И у меня тоже подобные опасения! Да и мелькнула одна идея... Но извини, давай выкладывай свои соображения.
   - Поэтому предлагаю: весь предстоящий выпуск данной недели сконцентрировать на выполнении одной задачи. Не используя светящиеся одежды податься в ту галактику Млечный Путь, и уже там на месте проследить за исполнением задания этого альятора. А если что-то у него пойдёт не так, сразу вмешаться всеми силами.
   Опять заскрипел Младший:
   - Болван ты, хоть и вояка! Если наши Йошрейки там засветятся, то тогда уже точно расвалунг сразу по наши души заявится. И вот тогда тебе, да и нам тоже, никакие "столпы" общества не помогут. Передавит Судья нас всех, словно цыплят однодневных, с грязью и пылью смешает, растопчет как воду...!
   - Прекрати истерику, Младший! - оборвал его Бельессер с досадой. - Мы тут не пугать друг друга собрались, а придумать, как дополнительно обезопаситься. Есть предложения? Высказывай! Нет? Так веди себя сдержано.
   В ответ понеслась, пусть и затихающая, но довольно безобразная ругань и штатный политикан квартета, а немалым сожалением подумал:
   "Сколько он ещё протянет? Или нас раньше в могилу столкнёт? Надоел! - но тут же сам себя оборвал: - Ну вот, ведём себя, как и все наши подданные. А ведь кто мы, и кто они...?"
   - Так что у тебя за идея? - устал ждать Средний.
   - Ах, да... Моя идея в том, чтобы опять как-то выйти на Сатази...
   - Было! Они даже смотреть в сторону галактики с расвалунгами не хотят!
   - Дослушай, вначале!.. А зачем уничтожать всех деревянных Судей? Пусть они уничтожат Млечный Путь, да и всех проблем. Только и дождаться появления там того мобильного человека и дать должный сигнал. Понятное дело, что партией Сияющих придётся пожертвовать, Но может получиться...
   - Как? - шумно фыркал Средний. - Надо ведь отыскать ещё причину для самих Сатази, Да ещё и сделать так, чтобы они не поняли кого именно атакуют и по чьей наводке.
   - Верно. Для этого тоже пригодятся наши Йошрейки, которых придётся в ту галактику отправлять в любом случае. Начальная их задача, отыскать веский повод для того чтобы Сатази раскричались в ту сторону.
   Теперь фыркнул Старший:
   - Хорошо бы такую причину найти... Но вдруг получится, что там тогда и альятор пострадает? Как бы его родичи на нас за это не набросились.
   - Вот потому и надо сделать так, чтобы к нам не вело никаких следов. А когда Млечный Путь будет уничтожен, искать виноватых будет поздно..., и негде...
   Бельессер хотел ещё что-то добавить, но почувствовал срочный ментальный вызов от своего главного куратора по экстремальным ситуациям. А этот индивидуум даром своего бога никогда не побеспокоит. Поэтому как бы ни хотелось продлить беседу с братьями, Конструктор отозвался вслух, выводя и ответы от куратора ко всеобщему слуховому восприятию. Секретов в квартете друг от друга не было с первого дня их знакомства:
   - Что случилось?
   - Чрезвычайное происшествие, Священный! На Сифоне у Пьедронги произошел побег крупного количества заключённых. Начало тревоги, проходило по штатному расписанию. Вас никто беспокоить не посмел, потому что уровень штатный, опасности для империи нет. Заключённым удалось даже отбить первую волну нашей телепортационной помощи, которая, в общем, слишком опоздала. Причины - привычные сбои телепортационных тоннелей, ведущие к данному космическому объекту. Вторая, более мощная атака только недавно завершилась успехом, космическая станция занята нашими силами. Но только что появился альятор, которому вы приказали оказывать помощь по высшему приоритету важности. Альятор очень недоволен, что на Сифоне не осталось ни одного так необходимого ему в работе пленника. Речь о тех людях, которых вы лично распорядились поместить в блок релятивный, подсознательный для считки памяти...
   - Там же и Йошрейк с командой на служебном расследовании! - вскинулся сознанием и всем телом Конструктор.
   - Так точно, Священный! Но из них никого не осталось в живых, заключённые произвели над ними самосуд, казнив прямо в камерах.
   Уже изготовившись метнуться хоть на край света в жестокую погоню, Бельессер буквально прорычал:
   - Куда сбежали заключённые?! И на чём?! - он однозначно решил, что те убрались в открытый космос на космических кораблях. Но как бы ни были бесшабашны, самонадеянны и безрассудны капитаны внешнего космоса, от поиска непосредственно Конструкторами ещё никто не уходил.
   - Никто из заключённых не сбежал в открытый космос, - продолжал доклад куратор, невероятно звенящим от напряжения голосом. - Все они добровольно отправились на каторгу. На Пьедронгу. В данный момент ведутся работы по восстановлению площадки сброса, потому что и она значительно повреждена...
   Последнее предложение квартет божественных сущностей уже не дослушал. Все четверо, ведомые Средним уже оказались на палубах орбитальной космической станции Сифон.
  
  

Глава двенадцатая

КОРМИЛЕЦ

   От сводящих судорогой болей, тело Михаила стало коченеть довольно быстро. И что самое странное, окоченелость полностью атрофировала нервные окончания настолько, что сама боль как таковая стала не доходить до мозга. Получился парадокс: не умеющий уходить в глубокую медитацию парень, как бы в неё провалился, несмотря на самые жестокие, изощрённые пытки механического, программного свойства. Мало того, появилась возможность вполне связно соображать и предаваться рассуждением. Неприятно, конечно, тело словно умертвили и выбросили, но ведь сознание осталось:
   "Я мыслю - значит, я существую! - с несколько неуместным восторгом подумалось Кормильцу. - Ха! Да я даже вполне сносно различаю обстановку глазами... Какие-то кровяные зайчики скачут, но при желании и читать бы смог... И почему так? - вопрос и в самом деле был более чем интересен. - Пеотия меня во время первого и второго секса, чем-то оживляла, кажись... Может и не оживляла, но укрепила точно. Ещё и радовалась, что я теперь уникальный по части секса..., - Миха вспомнил своих двух жён-наездниц и мысленно скривился: - Вот и эти малышки подобное утверждали... Но если Пеотия мне что-то там усилила, и где-то частично добавила, следовательно и в общем моё тело стало несколько..., хм, модифицированным, что ли? Тогда вполне возможно, что эти бьющие меня током и болью цепи просто не справляются со своей задачей? Было бы очень неплохо... Тогда можно с душой притворяться... Если возможность появится... Главное теперь уже не душить эту предательницу, а сразу ей лбом вмять нос и глаза в черепную коробку. От такого удара, она уже точно копыта откинет... Тварь!"
   К сожалению, бешенство, плохой помощник во время мести, и осознавший это парень стал волевыми усилиями успокаивать себя, насколько это возможно. Когда это удалось, подумал, что времени вроде уже и прошло часа полтора, если не два, так что пора и покричать. Иначе предательница умчится на вечернюю молитву, а оставшееся без присмотра тело вообще отмереть может.
   Но тут образовались непосильные трудности: Михаил полностью утратил контроль даже за лицевыми мышцами. Соображал, что лёгкие машинально вздымаются, качая кислород в кровь, да и кровь наверняка продолжала бегать по сосудам, но вот двинуть даже губами - не получалось. Единственное движение - это с трудом моргнуть веками.
   Но если хорошенько подумать, то ведь конкретно рот не болит, его просто свело комплексной судорогой, как и всё остальное. И если проложить к нему некий канал контроля, а потом ещё и к горлу, для подачи звука, может нужный крик и получится. Время - есть, желание - никуда не делось, Вот Михаил Степанович Днепрянский и занялся сложным делом восстановления частичного контроля над некоторыми частями своего окаменевшего тела.
   Ну а новая главная жрица храма, старалась использовать каждую минутку вдвойне. Припомнив, что чудили прежние женщины на её месте, и как это воспринималось с почтением и восторгом, она постаралась совместить приятное с полезным. И начала с того, что прямо во время купания, погрузившись в воду с мыльной пеной, провела инструктаж представителей охраны. Прежний командир её устраивал вполне, потому что сам успел в недавние времена побывать пару раз в её постели, и относился к Анике более чем жарко. Но вот его нескольких офицеров она сместила, заменив их ещё одним своим бывшим любовником и тем самым охранником, которого следовало возвысить за хорошую службу. Раз он сумел заметить исчезновение жрицы с площадки портала и потом доказательно рассказать об этом, значит, весьма симпатизировал красавице и подобное рвение поможет ему теперь подняться по служебной лестнице.
   Тем более что особой разницы внешне между охранниками не было: простые носили на голове кольчужный шлем из бронзовых колец, а у офицеров подобные шлемы были серебристого цвета. Сеточки, которыми прикрывались мужские лица во время нахождения на службе, у всех был одинаковыми, а носились лишь по той причине, чтобы любвеобильные жрицы не занимались совокуплением прямо в храме и в служебных коридорах. Так что смещённым или повышенным в чинах охранникам, только и следовало, что обменяться тяжеленными головными уборами.
   Вторым пунктом, уже во время одевания и наведения лоска с помощью косметики, у Аники стало наведение новой иерархии среди женского контингента. Поэтому она поторопила свою наперсницу с предоставлением ей новой плеяды жриц, особо приближённых к главной. Пора уже отодвинуть в тень те старые перечницы, которые до того занимали самые почётные места в кругу телепортации, и украсить главное место храма воистину молодыми и цветущими красавицами. Такая традиция имелась всегда, и только приветствовалась подавляющим большинством как властных структур, так и простого народа.
   Новые ставленницы главной жрицы проскакивали в её будуар поодиночке. Для каждой давалось определённое задание и назначалось определённое место на предстоящей вечерней молитве. И каждая воспринимала своё задание, назначение и возвышение с должным трепетом и восторгом. Не говоря уже о той преданности и желании услужить, которые тут же доказывались последними интимными, политическими и хозяйственными сводками, которые тут же нашептывались первой фигуре в иерархии храма.
   И как это было волнительно, как упоительно чувствовать свою законную власть над иными, менее удачливыми конкурентками. Ещё недавно только младшая жрица, которой пришлось бы годами пробиваться только в среднее звено храмовой власти, а сегодня вознеслась на самый пик человеческой славы, почестей и уважения.
   "Причём заслуженно вознеслась! - размышляла Аника перед зеркалом, подчёркивая красоту и еле сдерживаясь от вздрагивания. - Чего мне только не пришлось вынести на той мёртвой планете! Вначале чуть не утонула в той мерзкой чёрной жидкости. Потом этот хамоватый самец Карл сумел мне отказать. Мне! Ха! Тоже мне, однолюб! А мне пришлось из-за его дурости спать одной, в холоде и неудовлетворённой. Ещё и эта ревнивая дура Люссия! Как она меня утомила! О-о! Про остальных и вспоминать не хочется... А уж тех двух сучек с их пернатым петухом, так вообще следовало пристрелить при первой же встрече. Я! Согласна была делить с ними Миху, а они мне посмели в этом деле нагадить! Вот уродки! Хотя..., и сам Миха слишком испуганно на меня первый раз взглянул... Вроде как у него уже была подруга до того, и все вроде поговаривали, что никак не меньше чем богиня... Абсурд! Будь он любимцем богини, она бы его постоянно на цепи возле себя держала... Кстати, что-то его давно не слышно... Уж не потерял ли он сознание от болей? Вроде устройство подобного не допускает, но мало ли что... Самые надёжные устройства порой ломаются..."
   Фактически наведение лоска уже прошло финальную стадию, и эффектно смотрящаяся жрица, прежде чем заглянуть в комнату пыток, несколько раз прошлась перед зеркалами. С удовлетворением послав сама себе воздушный поцелуй, она двинулась посмотреть на своего раба. Вошла в комнату и с некоторым удивлением уставилась на окаменевшее в судороге тело:
   - Милый, почему ты до сих пор меня не позвал?
   Странно было наблюдать, как чуть шевельнулись только губы и оттуда донёсся хрип-шёпот:
   - Любимая Аника...
   - Давно бы так! - воскликнула довольная женщина, нащупывая пальчиками браслеты управления цепями.
   И тут в её покои, а потом прямиком и в пыточную, ввалилась первая наперсница. Глаза девушки могли поспорить размерами с блюдцами, лицо красное, рот перекошен, всё тело вздрагивает. Да и хрипела она весьма сходно с Михаилом:
   - Мать! Там прибыл Советник! И не сам! Вокруг него два сияющих сгустка! А что скрывается под ними - разобрать невозможно! Они идут сюда...!
   Моментально забыв о своём рабе, Аника попыталась выскочить навстречу, но не успела: первый сияющий сгусток уже вплывал в помещение для допросов. Следом за ним, как-то нервно оглядываясь по сторонам, вошёл четырёхрукий Советник. Но и он не стал задерживаться на входе, а сразу шагнув в сторону, чуть ли не прислонился к стенке. А вот место на проходе заняла ещё более массивная по размерам светящаяся субстанция.
   Кто такие синезоды, и кто такие Сияющие, жрицы знали прекрасно и держали это в тайне даже от императоров. Как например они знали и такую деталь: если Сияющие отправляли человека обратно домой простым взмахом ладони, то в отличии от перемещения в телепортационном канале, время в пути растягивалось порой на целые сутки. Но когда они лично переносили попутчиков через пространства, перемещение происходило почти моментально. Но при этом подобные божественные сущности ещё никогда в истории не появлялись ни в храме, ни на планете сагири. Обычно тут всегда бывали только адельваны. Побывав в их мире, жрица почему-то решила, что адельваны вымерли все до единого, а теперь вот поняла насколько ошибалась. Наверняка этого взяли из совсем иного мира. Причём, судя по поведению четырёхрукого, взяли его только для мебели. Скорей всего он и сам раб, который даже не знает, куда он попал и что тут творится. Но его хоть, никто не усыплял, тогда, как наперсница уже лежала на полу в таком виде, словно оказалась не в силах бороться со сном. Да и откуда бы у неё взялись такие силы?
   Сама Аника тоже растерялась: к кому бросаться в первую очередь? И почему сверкающий блеск не даёт рассмотреть фигуры?
   Решилась броситься к большей, той, что стояла на пороге:
   - О! Сияющий! - главное было от усердия не разбить об пол напудренный лоб.
   - Вставай! - раздался приказ, и она рывком вскочила на ноги. - Кто этот человек?
   Понятное дело, что речь шла о Михаиле, возле которого странно сейчас извивался первый сияющий сгусток. Сердце у Аники ёкнуло только один раз с сожалением: "Заберут, так заберут! Неужели нового раба не найду?" А губы уже послушно говорили имя, где и как она с ним познакомилась и за какие такие заслуги Сияющий, нагрянув в Пантеон, подарил данного человека ей в рабы.
   - Хорошо излагаешь, молодец! - похвалило прячущееся в сгустке существо. Что это не синезод и не Сияющий, жрица уже подспудно догадалась. - А теперь так же сжато расскажи всё, что делали остальные люди, как они выглядят и всё, до последнего слова, что они говорили о своих божественных сущностях.
   Минут на десять, слова непрерывным потоком исторгались из уст главной жрицы храма. Она так же успела понять, что данный визит - это ещё большее возвышение для неё лично в цивилизации сагири. Если она угодит, а чётырёхрукого заберут с собой, то можно будет распоряжаться в дальнейшем как угодно, командуя и помыкая в том числе, даже императором. Поэтому усердствовала как никогда, стараясь не повторяться, не сбиваться, и не делать пауз.
   Замерла она не от того, что её прервали, а оттого, что не знала о чём рассказывать дальше. Но вроде, как и молчать было нельзя, поэтому облизнув пересохшие губы, Аника призналась:
   - Кажется всё, о..., мм..., прошу прощения..., священный, но я не знаю, как к тебе обращаться...
   - Уже знаешь..., - пророкотало существо, и жрица, чуть не упала в обморок, представив под контурами сияния образ четырёхрукого кентавра с рогами.
   А тот словно позабыл на время о ней и обращался теперь к первому гостю:
   - Ну что, альятор, ты всем доволен?
   - Вполне..., - послышалось от того. - Материала для работы мне хватит.
   - А что делать с тем... Пузиным? - жрица и о Карле рассказала, как и том, что тот случайно остался в казарме и наверняка там продолжает прятаться.
   - Пусть побудет пока там, если мне этого образца не хватит, то я Пузина и сам отыщу, - пробормотал альятор. - Никуда ведь он не денется оттуда?
   - Естественно. Поставлю парочку сторожей.
   - Тогда у меня всё. Можем отправляться.
   Прежде чем покинуть помещение, стоящее на пороге существо пророкотало:
   - Я тобой доволен, Аника. Но своего раба, береги больше чем самое себя, он мне может ещё пригодиться. Ну и не забывай о традициях вашего мира: сагири должны жить как прежде. Ничего в укладе менять нельзя. А это тебе... Носи постоянно...
   Из сияния вытянулась вполне человеческая рука и протянула тоненькую, скромно инкрустированную диадему. Женщина бережно подхватила подарок:
   - Повинуюсь, Священный! И счастлива выполнять твою волю!
   Она только начала кланяться, а все три гостя уже исчезли из пространства мира сагири. Жрица не сомневалась, что сюда они попали по наводке Сияющего, который подарил ей раба. Сияющие знают всё о каждом, подобной аксиоме никто и никогда из служительниц культа четырёхруких не сомневался. А значит священное существо, которое в свою очередь было богом для Сияющих, только что не просто похвалило Анику за её усердия, а одарило такими милостями, по сравнению с которые меркнет даже единоличное обладание душами всех сагири без исключения. Можно сказать, что головное украшение, которое наверняка ещё и некие защитные функции имеет, будет по рангу намного выше любой императорской короны.
   Теперь только и следовало, что правильно воспользоваться этими милостями.
   "О-о-о!!!" - жрица и сама окаменела в восторженном экстазе.
   Совсем по-иному прожил состоявшиеся события сам Михаил Днепрянский.
   Изначально он сумел выдавить требуемую от него просьбу-признание из двух слов. И уже начал торжествовать, когда Аника сделала к нему первый шаг. Чем быстрей она снимет судорогу с его тела, тем быстрей и сама погибнет в самый удобный для атаки момент. Но вдруг примчалась жутко взволнованная наперсница главной жрицы, и сообщила поразительные новости о поразительных гостях. А потом и сами гости явиться не замедлили, и Михаил первым делом уставился на живого адельвана. Почему-то он никак не мог поверить, что представители этого вида разумных ещё существуют в природе вселенной.
   Понятное дело, что каждое слово он тоже фиксировал, как и странное поведение топчущейся возле него особи. Да со временем и всё своё внимание парень переключил на спрятавшихся за сиянием созданий. Оказалось, что его зрение при должной сосредоточенности, прямо сквозь кровяные пятна-зайчики, вполне нормально просматривает внутренности сияния. И то что было ближе к нему, сильно не понравилось. Оно с каждой минутой прорисовывалось всё чётче и чётче, пока не превратилось в точную копию самого Михаила Днепрянского. Ко всему прочему, ещё и явственно ощущалось некое неприятное копание в мозгах. Словно некто невидимый грязной лопатой пытается вскопать все пласты имеющихся воспоминаний. Самое страшное и неприятное, что противиться этому вмешательству в сознание никак не получалось.
   Ну и напоследок, землянин не менее отчётливо рассмотрел то, что скрывалось в облаке второго сияния. Монстр! То самое премерзкое, страшное, рогатое, четырёхрукое существо с четырьмя лапами, которое в виде статуи стояло на постаменте в Пантеоне. Узнавание породило шок. Как археолог, парень мог предположить, что статуя может быть порождением самой больной фантазии скульптора. Но сам факт существования такого монстра в природе, у него никак в голове не укладывался. Только и удалось себя успокоить неожиданно мелькнувшей догадкой:
   "Да он мутант! Результат неудачного эксперимента неких больных на голову ученых, которые занимались выведением крупного рогатого скота и поставили перед собой задачу вывести таких коров, чтобы не только молоко давали, но и доили друг дружку. Вот для этого и четыре руки пришили..."
   Смешно..., но не сильно. Как раз в меру, чтобы хватило для обретения морального спокойствия. А чуть позже и возвращения способности здраво соображать. Простоявшая окаменело с пяток минут Аника, торжественно напялила себе на голову подаренный обруч, а затем совсем неделикатными пинками заставила очнуться свою наперсницу:
   - Вставай! И немедленно созови в зал для совещаний всех жриц нашего храма. Никого постороннего! Чтобы охрана и краем уха подслушать не могла! Сама лично проследи! Надо мне сделать одно очень важное сообщение. А я..., я скоро туда приду.
   Когда та умчалась, Аника тоже двинулась следом, но на пороге замерла, вспомнив о рабе и повернувшись к нему, с презрением бросила:
   - Опоздал ты со своим криком о любви ко мне... Теперь тебе не скоро встать с колен... И подождать придётся...
   После чего вышла, но цепи стали выходить из стены, опуская пленника и предоставляя ему относительную свободу. А иголочки боли, покалывающие окоченевшие от судорог конечности, подсказали о возвращении чувствительности.
  
  

Глава тринадцатая

БУДНИ ЭКСПЕДИЦИИ

   Император Бутен и Навигатор Донтер только сделали первые выводы, как к ним на смену явились ситанесса Абелия и командор Юниус. Рассмотрев весь коллектив в сборе, за одним столом, Абелия воскликнула:
   - Неужели что-то отыскали новое?! Уж больно лица у вас таинственные.
   - Нового ничего нет, да и модуль старый, - ответил Бутен. И сам поинтересовался о последнем утоплении Судьи, которого опять страховали все, кто только мог: - А что у вас как?
   - Без происшествий. То ли мы всех уничтожили в первый раз, то ли поняли, что не по зубам...
   - А что с поиском?
   - Только и докопались, что найденной Ковели цивилизацией трапарсов, подспудно руководят некие прувели, очень похожие на прямоходящих жуков создания. Более точно их внешний вид пока не определён. Вроде как физические телепортёры. Но сведений о них - сущий пустяк. Пока...
   - Ага! То есть пока, мы можем и тут развернуться большим количеством?
   - Несомненно, - подтвердила ситанесса и более строго послала ментальный упрёк: "Да не тяни ты! Говори в чём дело?"
   - Думаю, что можно как-то высчитать более точный вектор переноса Броди и его компании. А значит точнее вычислить их точку в пространстве.
   Все хардийцы многозначительно переглянулись между собой, прикидывая кто же лучше всех среди них, может ориентироваться во вселенском пространстве. Получалось что по нисходящей, следовало начинать от Пеотии. Потом шли Райгд, Ковели, Вителла. Общую мысли высказал Бутен:
   - Значит, нам следует смотаться за ними и...
   Но не успел он договорить, как где-то на верхних этажах раздался явственный грохот, треск, скрип, а затем и стоны. Словно обвалилось нечто массивное, погребшее под собой не иначе как деревянную мебель. Ну и понятное дело, что почти у всех мелькнула в голове сходная мысли: "Наши вернулись!" Потому что в спорах и предположениях не раз указывалось, что если кто и вернётся вдруг, то именно на место, с которого его и затянуло в телепортационный переход.
   Легче оказалось к месту грохота добраться божественным сущностям: они банально телепортировались на чётвёртый этаж. Тогда как археологи и три корреспондента ломанулись наверх по лестнице. Те конечно припоздали, но обрадовались не меньше от увиденной картины: Бутен и Абелия с двух сторон бережно поддерживали стонущего и кряхтящего Михаила Днепрянского. Кормильца - собственной персоной! Одежды на нём, кроме ботинок - не было. Кисти рук и лодыжки буквально чернели суровыми синяками, сразу показывая, что парня держали в кандалах, или вообще подвешивали на дыбе. Лицо тоже оставалось перекошено, словно от неприятных судорог, глаза моргали как при нервном тике, пальцы тряслись как у старика.
   Так что несколько минут, его ни о чём не спрашивали, старались не отвлекать приветственными криками, а только взбадривать парочкой антишоковых уколов, да теми способами ментального целительства, которые имелись в распоряжении ситанессы и императора. При этом Абелия поймала взгляд Юниуса, кивнула ему, и тот бесследно растворился в пространстве. Сомнений не оставалось, что он помчался не только за Пеотией, но и за доктором Бензиком.
   Ну а когда те появились минут через пять, уже и парень обрёл относительную возможность отвечать. Правда он продолжал держать глаза закрытыми, потому что они у него пекли и слезились.
   - Когда убегал, что-то в глаза сыпанули... Порошок, какой-то...
   В тот момент и подскочила к нему Пеотия, присела рядом на кровать, обняла рукой за плечо и заглядывая в лицо стала вопрошать:
   - Что с тобой?! Это я! Ты меня слышишь?
   - Конечно! Твой голос я узнаю всегда, - попытался парень улыбнуться, - пусть только глазу чуть к свету привыкнут...
   - Где ты был все эти дни? Что с тобой случилось?
   Со второй стороны тем временем подсел и врач Бензик, который стал бережно ощупывать и подлечивать правую руку парня.
   - А сколько дней прошло?
   - Больше двух недель.
   - Кошмар...! Меня держали на цепях в каком-то тёмном подвале. А еду давали нерегулярно... Я потерял счёт времени совершенно... И вот недавно меня расковали и повели под руки куда-то наверх. Я притворился, что полностью обессилен и меня практически несли под локти и за ноги. И мне повезло!.. в одном из помещений я рассмотрел круг телепортации, точно такой, как здесь в подвалах. Ни мгновения не раздумывал, сразу стал выкручиваться и расталкивать своих охранников и мне повезло. Ещё больше повезло, что портал сработал, когда я на него бросился плашмя...
   После чего Михаил попытался открыть слезящиеся глаза и осмотреться. Заметив, что хватает не всех, он начал спрашивать:
   - А где...?
   - Броди с Ларисой, и Карл с Люссией - тоже пропали одновременно с тобой, - Поспешил сообщить Оливер. - И до сих пор о них ни слуху, ни духу.
   Бутен несколько осудительно посмотрел на Оливера, призывая его помалкивать, и заговорил сам:
   - Как думаешь, могли они быть с тобой рядом?
   - Вполне...
   - Ты слышал крики? Какие-нибудь иные подозрительные звуки?
   - Нет, ничего такого. Скорей меня с ума чуть не свела полная тишина. Только охранник топал словно слон, принося мне еду и воду...
   - Чем кормили? - участливо поинтересовался Бензик.
   - Рассмотреть, не было возможности, а на вкус хлеб, мясо, какие-то каши. Даже отвар вполне горячий доставался.
   - Хм! Если так кормили, значит убивать не собирались! - твёрдо констатировал врач. - Ну а хоть один вопрос тебе задавали?
   - Ни звука не услышал. Вначале здесь стал куда-то проваливаться, а потом уже очнулся в цепях, и вот в таком виде...
   Только тогда все вспомнили, что парень совершенно голый, и вскочившая на ноги Пеотия хлопнула в ладоши:
   - Все быстренько вышли! Дайте Михе спокойно одеться! - ведь это была его комната и некоторые запасные вещи так и оставались уложены стопкой на надувном матрасе. - Потом я вас позову, и мы продолжим обсуждения. Думаю что теперь, когда уже целых два новых вектора есть, от модуля, и возвратный самого Михаила, мы можем более точно высчитать точку выхода телепортационного канала в пространстве.
   Она выпроводила всех из комнаты, закрыла створки и повернулась к так и сидящему в сжатой позе парню. Возле него, точно так же продолжал сидеть, несколько задумавшийся Бензик.
   - Ну, чего расселся? Я рада тебя видеть и такого, но одевайся быстрей, у нас слишком много забот! Врача стесняться нечего. Меня - и подавно!
   Словно нехотя, скорей всего из-за болезненных ощущений в теле, Кормилец встал на ноги и стал медленно выбирать для себя вещи. При этом, словно для поддержания разговора поинтересовался:
   - А что у вас за проблемы?
   - Ой! Лучше и не спрашивай. Только одна ваша пропажа, отныне заставляет нас дежурить здесь парами.
   - Не сомневаюсь. Как по мне, то лучше всех и немедленно эвакуировать на Землю. Уверен, после моего побега по моим следам кто-нибудь да нагрянет.
   - Ну да, может ты и прав! - скривилась богиня. - Да только и на Землю вам пока нельзя..., - она задумалась, стоит ли говорить Михе про Сатази, и уже вроде как решилась сказать, когда тот спросил сам:
   - Почему? - и тут же за ним следом, словно перебивая, делая это специально, задал вопрос и Бензик:
   - Почему? - но при этом он уставился на парня, натягивающего майку. - Если тебя держали в кандалах больше двух недель, то почему у тебя следы и синяки такие, словно им не более нескольких часов?
   - Да эти кандалы какие-то странные, - почти без паузы отозвался Михаил. - То током пробивали, то странной щекоткой.
   - Так они что, ещё и лечебные свойства имели?
   - Понятия не имею...
   - Как они хоть выглядели на ощупь?
   - Да вроде ничего не обычного..., - Кормилец уже начал надевать штаны, одновременно с этим обстоятельно описывая цепи, в которых его содержали в неизвестной темнице.
   Но в то же время между хардийцами уже вёлся интенсивный разговор на ментальном уровне:
   "Что-то в нём не так! Будь начеку! Особенно мне не нравятся его синяки! Им не больше нескольких часов. Он лжёт!"
   "Да ладно тебе! - Пеотия вначале даже возмутилась. - Чего ты пристал к парню? Может его держали под гипнозом всё это время? Он ведь сам говорил, что сбился с отсчёта даже примерного..."
   "Ну и самое опасное: у него в организме есть некие несуразные изменения, - вещал Бензик, который ещё в первые дни после своего оживления хирургическим путём вживил в собственное тело некие помогающие ему практиковать и лечить устройства. - С моим умением сканировать органы в течении минуты я его уже проверил насквозь! Сейчас закачиваю обрабатывать результаты. Человек бы с такими отклонениями уже не выжил или сотрясался в судорогах от болей!"
   "Ты к чему ведёшь? - уже и насторожилась по максимуму богиня. - С ним проводили какие-то опасные эксперименты?"
   "Боюсь, как бы не хуже чего... Мне страшно, но по сути это уже и не человек почти! Он сам собой представляет страшное оружие... Ой! Пеотия, сделай что-нибудь! Вышвырни эту гадость отсюда!!! Иначе он всё тут разнесёт! Вдребезги! Я-то выживу, а вот остальные..."
   Богиня с улыбкой двинулась к парню:
   - Милый, ты стал такой неуклюжий! Хотя верю охотно, от кандалов бывает, что и мышцы атрофируются. Помочь тебе? - но тот уже одел брюки и повернулся к Пеотии лицом. Тогда она выставила губки для поцелуя, и промурлыкала: - Я так по тебе соскучилась, а ты меня даже не поцеловал... Или ты меня разлюбил?!
   Вопрос был задан так капризно и ревниво, что никакой парень и не подумал бы отказаться от поцелуя или объятий. Но когда их губы соприкоснулись, а женские ручки сомкнулись у мужчины на спине, что-то резко скрипнуло и загудело. Пара словно дернулась от внутреннего удара током, и ещё пару мгновений их контур странно просвечивался, или наоборот густел слишком гротескным изображением. А потом грянула яркая, всё сжигающая вспышка, и пара растаяла в пространстве. От гиподинамического удара истинного жара, в комнате загорелось все. Собранные предметы мебели и некоторые оставшиеся от Кормильца вещи пылали так, словно были сделаны из пересушенной степной травы. Верхнее окно, часть крыши, просто выбросило вверх, словно пробку из бутылки с игристым вином. Иные части пололка сильно потрескались и перекосились.
   Могло вначале показаться, что, то ли присевший, то ли отброшенный к стене ударом врач тоже пылает, но уже через пару секунд он вскочил на ноги, закричал вслух, одновременно дублируя на ментально уровне:
   - Сюда! Помогите погасить огонь!
   Тотчас перекошенные створки раздвинулись от удара, и внутрь заскочили Юниус с Донтером. Они слыли своими умениями по укрощению огня некими специальными полями, и предметы стали гаснуть один за другим, словно их на долгое время окунали в воду, а потом ещё и подсушивали идеально на сквознячке. Ну а за их спинами уже маячили обеспокоенные лица Бутена и Абелии:
   - Что случилось?!
   - Кто это был? Мы еле успели установить преграду на дверь и отогнать людей.
   - И где Пеотия?
   - Неужели она погибла?!
   Бензик, прежде чем ответить очумело помотал головой:
   - Трудно сказать... Меня самого неслабо приложило... Странный какой-то монстр попался, но это точно не Михаил... Или с него успели сделать какое-то чудовище...
   - Так что с Пеотией?
   - Трудно сказать... Она попыталась, насколько я понял, сразу этого подставного Кормильца куда-то закинуть в гиблое место, да он что-то почувствовал и стал сопротивляться. Тогда я сбросил нашей коллеге половину своих сил, и она таки с этим демоном куда-то провалилась. Куда именно, понять точно не могу, хотя держал канал связи с ней до последнего... Вроде как в сторону Якоря подалась...
   Абелия с тоской в голосе припомнила:
   - Там есть места, откуда и Пеотия не вырвется...
   - А с чего ты взял, что это был демон? - поинтересовался Юниус к врачу.
   - Да понятия не имею, как эту мразь назвать..., просто сравнение вырвалось..., - Бензик так и стоял на месте, прикрыв глаза веками и опустив руки. Пытался удержать еле ощущаемую им связь с боевой богиней. - Потому что у него внутри были некие органы, эдакие химерические, что ли...
   Повисла короткая пауза, которую оборвала Абелия:
   - Чувствуешь? Может нам следом броситься?
   - Нет..., - уже перешёл врач на шёпот. - И она запретила, и мы не туда попадём... Что-то вроде струйки дыма осталось... Пытаюсь втянуть эту дымку...
   - Поддержать тебя?
   - Пока сила не нужна...
   Опять молчание, которое долго не выдержал император Бутен:
   - Так что это было за чудовище? И если сейчас вдруг оно вернётся? Но уже в виде Пеотии?
   Бензик слегка качнулся, словно ищейка улавливающая запах, но разговаривать не прекратил:
   - Очень опасное существо, невероятно опасное... О таких никогда никто из нас и не слышал и не подозревал даже. Но бороться с ним можно. Достаточно только будем вам всем научиться определённой форме просмотра любого живого образования... Правда, и маленький чип придётся вам в голову взрастить...
   Все хардийцы скривились, но первым философское рассуждение выдал Донтер:
   - Лучше быть живым роботом, чем мёртвой божественной сущностью!
   - Истину глаголешь, дружище, истину!.. Ну и насчёт возвращения... Мне кажется, Пеотия сильней всё-таки того монстра. Он вначале не смог от неё вырваться, а напоследок только и успел сбросить некий зажигательный пакет, которые на себе носят террористы смертники. Больше ничем тут навредить, у него мочи не хватало...
   Ситанесса начала ходить по комнате, не в силах оставаться на месте от переживаний:
   - Но почему же она так долго не возвращается? Ведь понимает, как мы тут о ней беспокоимся!
   Вопрос был безадресный. Все остальные и сами себя чувствовали, словно на иголках. Взгляды сосредоточились за застывшем уже совершенно Бензике и даже на появившегося в проёме входа Оливера, никто не обращал внимания. Чувствовалось, что не станет врач понапрасну цепляться за какие-то иллюзии утерянного следа, что-то он там видит, что-то пытается ухватить.
   Так и получилось:
   - Ухватил..., - прошептал он. - Она зависает в скорости... Если замрёт - всё! Давайте мне кто, сколько сможет сил!
   Тотчас все четыре божественные сущности шагнули к нему. Хоть руки при этом можно было и не накладывать, но восемь ладоней легли на худые плечи коллеги, так и остающегося в виде старика. Передача подобных сил, была опять-таки разработана самим Бензиком, после первого покушения на Ковели. Ещё тогда он настоял, что если в сватке кто-нибудь обессилит, то менее профессиональный участник просто обязан как-то поддержать лидера. Тем более для людей обладающих умением телепортироваться, так же несложно оказалось перебросить некие собственные резервы всё тем же посредством телепортации. На большие расстояние это пока не действовало, только в пределах видимости, но и такое умение играло огромную, а в данном случае решающую роль.
   Подкрепившись, врач исчез. Но буквально через пять секунд появился в помещении обратно. И на своих старческих руках он держал слегка примятое, покрытое местами непонятной сажей тело боевой богини. Наверняка все уже общались ментально и действовали синхронно: ещё секунда и все шесть хардийцев в иной комнате, которая принадлежала Николаю Счастливчику и его подруге Ирене. Рядом, десяток шагов, но зато там была всем известная наиболее широкая кровать. Вот туда и уложили общими усилиями Пеотию. Самое приятное, что она была в сознании, и тараторила без остановки, перемежая свои слова неуместным хихиканьем, а то и смехом:
   - Ну вот, я верила что ты меня "чувствуешь". Молодец..., хи-хи, получается ты меня за пару минут три раза спас... Ха-ха! Ай да дедуля! Да ты любому молодцу фору дашь! Хи! Вначале предупредил, потом силёнок подбросил, а потом ещё "с пути" выдернул. А я верите, уже совсем выдохлась, туда ещё эту мразь забросила, а обратно только и смогла толкнуть своё тельце по возвратному руслу... Фу! Мне кажется отныне я буду опасаться любых объятий с мужчинами... Брр! Хи! Ха! И ведь какой монстр противный попался! Что он только не вытворял, пытаясь вырваться из моего силового кокона, а когда уже стали погружаться в Бездну, когда он понял, что возврата не будет, успел пропищать, вроде как с сарказмом: "Мой аванс возвращается на место!" И перестал сопротивляться... Ха-ха! Идиот! Зато мне удалось после этого рвануть обратно. Знаете, мне даже показалось, что он завыл от бессилия... И там, ниже точки нашего расставание, что-то блеснуло...
   Убирающая с тела подруги сажу, Абелия в ужасе воскликнула:
   - С чего ты решила переться в самый огромный коллапсар Вселенной? Уже ведь пробовали с самого краешка там возиться, и чуть всех скопом не засосало. Не могла его окунуть в центре самой большой действующей звезды?
   - Хи-хи! Ты такая грозная, прямо как мама! - продолжала нервно веселиться Пеотия. - Ха-ха! Но, во-первых: со времени нашего посещения мест обитания Сатази я стала как минимум вдвое сильней. А, во-вторых: это непонятное отродье из центра малой звезды тоже могло вырваться. Большой - тоже рисковать не хотелось, попробуй этого перевёртыша потом отыщи если сбежит?! Так что я сразу решила окунуть его в Бездну. Ха! И ведь получилось же!
   Сканирующий состояние её здоровья Бензик уныло кивнул:
   - Ну да, получилось... Только вот подобного истощения среди нас вообще, и у тебя в частности, я и представить не мог. Ты выглядишь как Розалия после родов... Да-да! И не хихикай мне тут как последняя дурочка! Хочешь ты, не хочешь, а пяток дней придётся вылеживаться в постельном режиме. Или...
   - Или? - перекривила его богиня. - Согласна на любое другое "или"!
   - ...Или тебе придётся четверо суток лежать утопленной?
   - Гм?! Издеваешься! - Пеотия попробовала видимо что-то совершить, куда-то мотнуться, но только обессилено дёрнулась, тут же начисто лишаясь своей весёлости и испуганно прошептав: - Ничего не получается!..
   - Ну да, мне больше делать нечего, - обиделся Бензик, - Как тебя всякими предписаниями пугать или микстурами от кашля в детство вводить!
   - Но я точно восстановлюсь? И что если ещё такой перевёртыш попадётся?
   - Восстановишься, - пообещал врач. - И будем надеяться, что больше такого подставного существа нам не попадётся. Но чтобы уметь различит его от настоящего человека..., - он чуток подумал и добавил: - Цорка или кого иного, вам следует немедленно научиться его правильно сканировать. Поэтому приступаем!
   Донтер засомневался:
   - Ну ладно, обнаружим мы его, а дальше что? Если с ним вон даже Пеотия еле-еле справилась.
   - Да я...! - вскинулась та, но на её рот бесцеремонно легла ладошка Бензика:
   - Для чего тебе голова дана, дружище? - укорил он старого приятеля и в бытность соправителя Хардии. - Обнаружил. Связался ментально с остальными. Заговорил зубы. Тут и мы подоспели. А уж толпой и не такого демона засунем в преисподнюю. Дошло?
   - Да помню я, помню! - рассмеялся Навигатор. - В единстве наша сила! Ладно, давай учи уже... Показывай свои шаманские фокусы..., хе-хе!
   Указательный палец врача подвигался угрожающе, словно хотел вступиться за своего владельца колющим или выкалывающим ударом, но так и поник, словно восклицая со вздохом: "Этот тип никогда и не понимал разницы между врачом и шаманом!"
   Обучение началось.
  
  

Глава четырнадцатая

КОНСТРУКТОР ТАИРХЕТ

   Можно сказать что Трёхпалый, оставался единственным представителем своей расы, который пользовался умениями перемещаться во Вселенной. Все остальные его соплеменники, так и не достигшей величия цивилизации, постепенно вымирали на бедной, изолированной планетке с дивным названием Ромашка, в грязи забитого предрассудками средневековья. Причём средневековье насильно насаждалось, поддерживалось конкретно и строго именно выходцем с этой планеты, тоже трёхпалым существом, которого во многих галактиках знали как Конструктора Таирхета.
   Спрашивается, зачем разумному существу постепенно истреблять себе подобных? Зачем уничтожать всех родственников? Зачем искоренять всю расу?
   А ответ был прост: умеющее телепортироваться существо банально не желало, чтобы его земляки тоже отправились путешествовать по Большому Космосу. Его пугало, что долгоживущие трёхпалые довольно быстро распространятся по всей Вселенной и составят ему конкуренцию. Даже по скромным меркам, здоровье позволяло прожить до тысячи стандартных лет каждой особи. Конечно, если люд не косили разные эпидемии, суровые войны и прочие междоусобицы. А подобных бедствий на Ромашке в последние столетия хватало, и теперь от населения в несколько миллиардов оставалось всего лишь пара миллионов. Мало того, о затерянной в гуще пылевых туманностей планете, никто в остальном Космосе не ведал, только один-единственный Таирхет.
   В его далёкой молодости, около десяти тысяч лет назад, ему повезло. Попав в коллектив учёных, которые работали над проблемами телепортации, Таирхет оказался первым, можно сказать подопытным кроликом для самого первого переноса. И он исчез с экспериментальной площадки, на глазах своих старших коллег. Вроде бы и переход прошёл великолепно: он оказался на соседней планете, вполне пригодной для жизни трёхпалых. Но именно во время телепортации, молодой учёный вдруг чисто эмоционально, в единстве с природной составляющей ощутил свою нераздельность не только с планетой, а и с остальным космосом. А это помогло в едином озарении сразу, чуть ли не единовременно понять основные секреты и принципы телепортации. Как положено, молодой герой порадовался на новом месте и даже вполне целенаправленно несколько раз сдвинулся на малое расстояние. Получилось! После чего первый телепортонавт довольно лихо, с неким ребячеством помчался обратно. Но бравируя своими силами и намереваясь устроить сюрприз коллегам, сразу перенёсся в комнату совещаний, с предвкушением застыв за стеллажами с документацией.
   Если бы он этого не сделал, мир бы стал иным.
   Ну и если бы в руководстве научной группой, не ошивалось два циника. Они может и не имели конкретно ничего против именно Таирхета, но входя в комнату совещаний вели диалог на тему: "...кого отправим следующим?" И ответ звучал примерно так: "...да любую иную бездарь, кого не жалко!"
   Вот тогда гнев застлал разум первого телепортонавта планеты. Ведь вместо восторга, прославления или хотя бы сочувствия, коллеги обозвали его бездарью. Последней каплей стало и то, что в остальном мире в пропаже учёного тоже отнеслись наплевательски: "Сам знал куда лез! Так чего нам о нём печалиться? Наука требует жертв!"
   План мести сложился сразу. Бомб на планете и взрывчатки хватало: одну на место отправки следующего телепортонавта, вторую вместо себя в обратный рейс. Вдобавок ещё и тотальный пожар в научно-исследовательском институте телепортации, который устроить мстительному существо оказалось проще простого. Самые передовые, работающие в верном направлении учёные, погибли. А подобные иные институты и направления, были подло уничтожены в следующие годы. Тем более что мститель прекрасно знал, что надо уничтожать в первую очередь и кого. Попутно он ловко развязал грандиозную войну на планете. Так что откат к дикости, пошёл стремительно,
   Лозунг: "Нет телепортации для всех!" - стал основой существования Таирхета.
   Ну и если существо доходит до такой мысли, то следующее его намерение - это вообще зачистить родную планету от живых существ. А для этого только и оставалось отыскать на просторах вселенной такое оружие, которое лучше всего подойдёт для намеченной цели. И такое оружие нашлось. Быстро. Много. И даже с большей поражающей способностью, чем ожидалось.
   Но, увы! Тут новоявленного Конструктора, который смело влился в когорту себе подобных и уже начал подминать под свою власть одну из галактик, ожидало полное разочарование. Как он только ни старался, что только ни применял, ничем Ромашку и её обитателей уничтожить из космоса не удавалось. Даже при использовании удивительных камней гроссад, опаснейшие лучи которых могли пробраться в атмосферу планеты. Вдобавок ещё и выяснилось, что попасть на Ромашку не может ни один посторонний телепортёр. Никого иного на свою поверхность планета не подпускала словно живая, действующая выборочно и только своим разумом. Да и своего сына пропускала, только растворив в пространстве уничижительное оружие, которое он пытался пронести на поверхность.
   Потому божеству ничего не оставалось, как самому время от времени туда наведываться, устраивая эпидемии, голодомор и жестокие войны. И при этом мало-мальски - но основная цель таки приближалась. Постоянны пакости, хвори, геноцид почти истребили цивилизацию трёхпалых.
   И в то же время только единственное существо сумело отыскать и некую разгадку подобного феномена. А всё по той причине, что Таирхет однажды узнал про каторжную планету Пьедронга и висящем на орбите Сифоне. Находилось это место бессрочной ссылки во владения братьев кентавров, но информация не скрывалась, даже предоставили возможность коллеге там побывать с осмотром. Вот он и изумился невероятному сходству неведомой защиты вокруг планет.
   О своей родине промолчал, но зато имея сразу два, казалось бы совершенно разных, далёких друг от друга места обитания, понял что связаны они не просто так. И определив направления поисков, приступил к тщательному расследованию обстоятельств. И в развалинах одного из павших в страшной войне прошлого миров, отыскал довольно подробное упоминание о предмете своих поисков. Кратко оно смотрелось так:
   Имелись когда-то космические пираты. Подобные встречаются всегда и во все времена, но те даже название собственное имели: Бездомные Пираты. Причём осесть в свободных пустующих, пригодных мирах они никогда и не мечтали. А руководствовались только одним лозунгом в своей жизни: "Завтра мы должны спать в крови новой жертвы!" Корабли у них были огромные. Станции - города, достигали размеров малых планет. Двигатели самые совершенные и своим передвижением они всегда напоминали поток саранчи на поле с зелёными ростками. Их ненавидели, сражались всеми силами, но справиться не получалось.
   И вот однажды, в среде самих Бездомных Пиратов, появился изоляционист Грандар Регилят, который только и мечтал тайно осесть где-то на небольшой планетке, да избавиться от своих кровожадных сородичей. А для этого изобрёл особую защиту, которую в его честь и назвали регилятной. Грандар Регилят ещё и умудрился поначалу поставить дело так, что на его разработки сами пираты и тратили огромные средства. Они-то ведь думали, что регилятная защита поможет им защищать огромные станции от нападок Большого Космоса. Да так оно и получалось вначале: несколько станций были окружены регилятном полем, и проведены крупномасштабные испытания. Ни одна единица разрушительного оружия, выпущенная из окружающего пространства, не коснулась станций. Все они растворялись бесследно на средних орбитах.
   Триумф! Слава! Восторги!
   И зубовный скрежет всех остальных разумных, которые до той поры безуспешно боролись с кровожадными, циничными пиратами.
   Все остальные станции и корабли, разбойники космоса, имеющие в своих рядах природных и технических телепортёров, оснастили в течении нескольких стандартных суток и стали воистину непобедимы. Как бы...
   Именно в этот момент Грандар Регилят, получивший в знак высшей награды тайные умения телепортонавта, огласил, что отправляется в один из миров, для отладки специальной пушки, благодаря которой можно будет по каналу телепорта, закинуть капсулу с регилятом на любую новую станцию, где бы она не находилась во вселенной. То есть, вы, братья мои, строите, потом даёте мне знать, координаты, я к вам "бабах", и должное поле защищает должную твердыню
   Пираты души не чаяли в своём герое, уже потирая руки и мечтая ограбить самые крепкие, боевые цивилизации. Так что отпустили учёного с группой выбранной лично им поддержки, куда только он не пожелает. Тот не раздумывая, исчез в неизвестном направлении.
   А потом и выяснилось, что кокон регилятной защиты ещё имеет цикл своего роста и "взросления". То есть практически капсула с регилятом создавала живое, мыслящее в сугубо определённом направлении существо. Или иначе говоря существо-оболочку, ангела хранителя, запрограммированный искусственный разум с невероятными умениями, силами и полномочиями. По сути, если бы Грандар Регилят задумал задать программу на уничтожение планеты внутри кокона, то в течении трёх лет там бы всё превратилось в пыль, газ и пламя. Но величайший гений всех времён и народов, задал программу лишь оборонную.
   Так вот "повзрослев" регилятная капсула резко и крупномасштабно уничтожала опасные предметы и в собственных внутренностях. Опять-таки за несколько дней, непобедимые станции пиратов лишились всего крупного вооружения. Мелкое, для внутренней войн оставалось, воюйте на здоровье. А вот тактическое, могущее раскалывать планеты, или до дна океанов пропекать радиацией, благополучно и в единочасье растворилось.
   Так что порой учёные вполне сознательно и с особой хитростью творят великие дела и способствую сохранению разумных во вселенной.
   За короткое время о беде пиратов узнали все, И в банальных армейских сражениях с помощью малых ракет и пушек, прорываясь с ними вплотную к линкорам и станциям, разгромили их так, что от пиратов практически и воспоминаний не осталось.
   Понятное дело, что сами разбойники поклялись отомстить Грандару Региляту. И приложили к этому все остатки своих сил и многотысячные жертвы. Но вот удалось ли им уничтожить своего врага - в найденных хрониках не указывалось. Только и указывалось, что есть сведения определённого толка. Дескать, учёный со своими помощниками пушку построил, и даже несколько раз испытал. В результате этих испытаний, существует несколько планет окружённых вечно живущей регилятной защитой. А для того чтобы самому попадать в защищённый мир (ведь Грандар там не родился!) учёный соорудил некий космический объект на орбите, через который и существовал проход в открытый космос и обратно.
   Вот на этом поисковая эпопея Конструктора Таирхета и завершилась. Он понял, что дальше искать нет смысла. Рискнуть и упасть на Пьедронгу - нет никакого смысла. По всем предварительным намёткам там нет никаких пушек и учёный, за тридцать тысяч лет (а то и более!), скорей всего вымер вместе со своими соратниками. Понятное дело, что производитель регилятных капсул, наверняка мог уничтожить собственное создание, ведь наверняка не доверял этой тайны даже своей тени. Сомневаться не приходилось, что она ушла с ним в могилу.
   Да и по большому счёту, нужна ли подобная тайна Таирхету? Его родной мир с трёхпалыми земляками доживал последние годы своего бытия, а на планету Пьедронга, божественному существу было начхать с высоты своего личного Олимпа. Знал о ней - прекрасно. Удастся когда-нибудь использовать подобные знания - ещё лучше. Знать то, о чём не знают другие - всегда полезно. Пусть даже с этого вроде нет никакого толка, именно в сей момент.
   А справляться с трудностями на родной планете, Таирхету в последние десятилетия нравилось. Очень нравилось!
  
   Вот и сейчас он вернулся в столицу своей империи, в грандиозный храм самому себе, коих во Вселенной насчитывалось всего несколько, в преотличном настроении. На Ромашке удалось втравить в кровавую междоусобицу два самых сильных и влиятельных клана. Те уже сцепились не на жизнь, а на смерть, и к ним спешно подтягивались кланы мельче, слабее и малочисленнее. Потом только и стоит наведаться на родину ещё два, три раза, да распустить там готовые споры разрабатываемых эпидемий. Если кто выживет после войны, обязательно вымрет чуть позже. Таково предопределение, назначенное новым богом.
   Разместившись в своём личном, довольно скромном на вид кабинете, Трёхпалый задумался о сути предстоящего часа. Отдых он заслужил, но вот какой? Каким бы ни было божественное величие, но за десять тысяч лет и самые уникальные развлечения приедаются. А в таком благостном настроении, нечаянно испортить себе отдых, было бы крайне неосмотрительно.
   Потому и не смели бы побеспокоить доверенные кураторы минуты раздумья своего духовного божества. Потому он и вздрогнул непроизвольно, когда покой и созерцание было всё-таки нарушено.
   По ментальному каналу, осторожно подавал голос куратор внутреннего надзора. Конструктор философски вздохнул: "Если беспокоит по пустякам - очень накажу! Ну а если вопрос важный..., накажу других, за то, что не осмелились доложить. Чем не развлечение? Ха!"
   Отвечать решил по виртуально видеосвязи:
   - В чём дело?
   - Ваша божественность, - бледнел куратор, один из лучших выпускников Сияющих столичной академии. В данной империи тоже использовались лучшие наработки иных богов, правда, с несколько изменёнными программами. - Если я не пропущу гостя, он всё равно грозится сейчас оказаться в вашем кабинете. Мы против него бессильны.
   - Кто это?
   - Представился альятором.
   Конструктор немного задумался: "А вот это ещё лучшее развлечение! Неужели альятор так быстро выполнил задание и явился за своей наградой? Но почему не в условленное место? Почему без предварительного сигнала? Похоже, у него сложности, и он прав, обратившись именно ко мне..."
   - Пусть является! - разрешил он, попутно проверяя на всякий случай, все ли у него задействованы защитные устройства.
   Гость не стал являться прямо в кабинет хозяина, а вполне благочестиво и с уважением вошёл через дверь. Да и слово "вошёл" тут не совсем подходило. Он скорей вкатился мешаниной туманных сгустком, плоти, тумана, дыма и световых блёсток. То есть выглядел почти так, же как и при получении аванса за работу. Ну и присел в кресло для посетителей, вполне респектабельно, силуэтом напоминая человека.
   После положенного приветствия друг другу, как владелец территории, Таирхет сразу перешёл к делу, показывая свою догадливость:
   - Какие проблемы, Фэби?
   - Настолько большие, что я вынужден сообщить сразу..., - собеседник несколько поёрзал в кресле. - ...Фэби больше нет, он погиб, провалившись в Бездну. Своё задание он так и не успел выполнить до конца. Вернее, он его даже частично не смог выполнить.
   "М-да! Это уже и не развлечение, - обеспокоился местный бог нескольких галактик. - Это уже надругательство над здравым смыслом! Такой исполнитель пал!"
   - И кто его туда столкнул? - поинтересовался вслух.
   - Как я понял по его предсмертному ментальному посланию, те самые божественные особи, которые окружают мобильного расвалунга Ковели.
   - Ты знаком с подробностями задания?
   - В общих чертах. Между нами двумя имелись определённые отношения и нерушимые заповеди, одна из них гласит: "Если умру я, задание завершишь ты!" Поэтому я знал очень многое, кроме некоторых технических деталей, которые даёт заказчик. Как и то, что аванс был дан в размере девятнадцати камней. Причём гроссады - с первого уровня Бездны. Они кстати туда и упали вместе с телом Фэби.
   - И ты хочешь получить тоже...
   - Нет, второго аванса мне не требуется. Я пойду на риск только для получения остальной оплаты. Если будет согласие.
   Тут и думать не приходилось, даже хорошо, что исполнитель нашёлся сразу и явился сам:
   - Согласие от меня ты уже имеешь.
   - Тогда прошу дать мне ориентировку по деталям, и я приступаю к работе.
   Что-то заставило Конструктора задуматься и засомневаться. За себя он был спокоен, вроде бы... А вот на душе тревожно зазвенел колокольчик опасности:
   - Вдруг ты тоже погибнешь?
   - Тогда мне переживать будет не о чём. И с вашим заданием смогут справиться только Сатази.
   - Понятно... Ну что ж, отправляйся тогда к Конструктору Бельессеру. Все детали, а также близкие к расвалунгу Ковели люди, у него.
   - Убываю! - одним словом ответил альятор, и растворился в пространство прямо из кресла. Тогда как Трёхпалый усиленно пытался рассмотреть сложившуюся ситуацию со всех сторон:
   "Что же меня так насторожило?" - но ответ на этот вопрос так и не приходил. Зато появилась твёрдая уверенность: бдительность следовало утроить, а меря собственной безопасности приять самые немыслимые.
  

Глава пятнадцатая

КАРЛ ПУЗИН

   В тот роковой день, всё начиналось прекрасно. Ранним утром, в ожидании орла, Карл раздвинул створку ворот уже автоматически, с помощью электромоторов, и полной грудью вдохнул свежий, горный воздух. Никаких дурных предчувствий у него не было, настроение колебалось на отметке "очень хорошее", и разве что в душе бродило небольшое сожаление:
   "Вот если бы ещё и Люссия эту ночь оказалась со мной. Если бы не поленился, и как следует попросил, что Валия, что Кимала не отказали бы мне, и запросто привезли подругу сюда. Да и официальная причина, всегда нашлась бы. Вон сколько работы переделал..."
   Конечно, будь он с помощницей, дела в таком случае делаются быстрей, но тоже не факт. Зная себя, и учитывая безлюдное место, археолог сомневался в такой своей работоспособности. Скорей бы всю ночь занимался с любимой сексом. Но уж как есть, так есть. Дизеля починены, электромоторы отлажены. Даже запакованные в мешки патроны приготовлены к доставке и сложены возле самых ворот. Потом наездницам не придётся их таскать из арсенала при погрузке на орла.
   "А вообще и с Ф-фотей и с его наездницами нам всем здорово повезло, - благодушно рассуждал Пузин, поглядывая в просвет ущелья, не мелькнёт ли там красавец орёл. - И доставка, и разведка, и поиск! Прям чудо, а не помощник! Как представлю наши мытарства: пешком, на плотах или на шлюпке какой, так молиться готов на птицу нашу. О! Как же я ему угощение не приготовил?"
   Любил покоритель воздушного океана, когда его чем-нибудь по дружбе угощали. Принимал пару сухариков или горсть орехов, как признак уважения и приятельских отношений, и уж самого Пузина по этим вопросам выделял однозначно. Вот потому археолог и поспешил на кухню, где вскрыл герметичную банку и пересыпал в карман её содержимое, некий вид местных сухофруктов. Теперь уже будет, чем угостить пернатого приятеля. Ну а заодно, раз уже вернулся, решил остановить работающие дизеля и приготовить форт во внутренностях скал к консервации. Для закрытия ворот будет достаточно подзаряженных аккумуляторов, да и на крайний случай есть отлично замаскированный лаз среди камней, через который можно забраться в казармы и открыть створку изнутри.
   И когда заглушил второй дизель, тотчас явственно услышал требовательный, полный тревоги крик орла о помощи. Что-то снаружи было не так! Уже на ходу взводя курки обоих наганов, Карл бросился к воротам, и только успел туда добежать, как внутрь скользнул, ловко сложив крылья в последний момент, Ф-фотя. Причём на спине у него никого не было, а следом за ним неслось злобное, приближающееся кудахтанье петухов. Стараясь не думать о трагедии или несчастном случае, землянин сделал несколько последних прыжков и оказался на открытой позиции для стрельбы. Два петуха уже приземлились возле ворот и собирались вбегать внутрь, ещё два заходили на посадку.
   Дальше рассматривать и думать было нечего, загрохотали выстрелы. Ну а так как тренировался Пузин ежёдневно и уже не одного агрессивного летающего монстра приговорил, то эффективность стрельбы и сейчас оказалась на высоте. Первый хищник так и завалился на пороге. Второй шустрик развернуться успел, но для взлёта только начал раскрывать крылья, да так и завалился клювом в камни. Подивила изворотливость второй пары нападающих: при звуке первого выстрела, они сделали разворот в воздухе, так и не касаясь камней лапами и с утроенным усердием ринулись по ущелью на выход. Ну а так как расстояние было маленькое, и оставлять подобное хамство петухов безнаказанным не следовало, то археолог и эти две цветастые твари сбил.
   Может следовало их добить, потому что одна туша ещё шевелилась, но Карл поспешил к недовольно, и обиженно клекочущему орлу:
   - Ф-фотя! Дружище! Ты почему сам? И почему без охраны? - три горсти сухофруктов брошенные на язык пернатого приятеля, того сразу успокоили. - А где Валия? Или Кимала?
   Орёл вначале развернулся боком, однозначно показывая свои потери и жалуясь на подлых петухов: в его роскошном хвосте недоставало солидного пучка. Похоже летающие монстры, сообразив, что синий красавец летит один, решили с ним посчитаться за многочисленные потери в своих рядах и постоянное унижение при контроле воздушного океана. То есть петухи лишний раз подтвердили свою необычайную сообразительность, сразу поняв, что кроме людей, стрелять из убийственного, грохочущего оружия некому.
   - Да-а, это они тебя нехорошо встречали! - приговаривал Пузин, поднимая руки вверх. - Толпой на одного? Ха! Но мы их уже подлых наказали, никто больше Ф-фотю обижать не посмеет.
   Руки он поднимал, потому что так делал всегда Кормилец, когда хотел получить от орла картинки ментального общения. Тот мог при этом говорить не только образами, но и короткими фразами, утверждая, что он не просто ручной дикарь, а вполне цивилизованный, разумный представитель своей пернатой расы. Но пока ещё ни с кем синий красавец, кроме Михаила Днепрянского не общался. Ну а со своими наездницами он вообще общался звуками, те его и так прекрасно понимали.
   Получится ли сейчас? Но, похоже, что иного было и не дано. Просто следовало загрустившей птице поделиться наболевшим с единственным, оставшимся на планете человеком. Правда, сам человек в тот момент о своей единственной ипостаси ещё не догадывался. Орёл опустился, поджав под себя лапы, и доверчиво подставил голову человеку. Ну и начал транслировать образы и короткие фразы:
   "Какой ужас! Я сплю, а одеяла выдернули! Все!.."
   - Кто выдернул? - старался спрашивать Карл мягко и терпеливо.
   "Не знаю... Кто-то очень жадный! Все одеяла забрал! И полотенца... И всё забрал! Я всю ночь сам просидел. Темно! И кушать никто не оставил мне!.."
   - Ну это вообще безобразие! Надо было тебе поискать. Ты ведь и так знаешь, где что в купальнях лежит. Почему не поискал?
   "Всё забрали! И темно... Ничего не видел. И страшно... Настал день, посветлело. Я вышел. И там никого нет. Кимала - пропала! Валия - пропала! Их муж - пропал!"
   - Может они спрятались? Решили с тобой поиграть?
   Хотя археолог и сам понимал, случилось нечто страшное, но всеми усилиями давил в себе желание громко и бурно выругаться. В нём теплилась надежда, что все друзья и приятели, просто перенеслись в иное место, по причине непроизвольного срабатывания телепорта. Вполне возможно, что все вернулись на планету адельванов. А может и так стало, что каждый вернулся именно на свою точку предварительной сюда отправки. Но тогда почему наездницы пропали, а орёл остался?
   "Это не игра. Все пошли внутрь горы. Хотели что-то смотреть. Я заснул... Было так тепло и приятно... Потом одеяла выдернули! Жадины! Мне холодно было! И темно стало... И никого! Никто из горы не вышел!.."
   - Ну этого следовало ожидать, - вслух рассуждал археолог. - И опасаться! Они пошли внутрь, осматривать Пантеон. Сашка наверняка стал показывать всем фокус со статуей рогатого кентавра... Наверное... И вот тогда, что-то и случилось... Но чего мы гадаем, дружище? Давай летим туда и всё уже на месте осмотрим! А? Полетели?
   "Летим! Надо найти Кималу и Валию! И мужа их - тоже. А то они будут плакать. Мне их так жалко..."
   - Не переживай! Все отыщутся. Никуда Миха от своих жён не денется. Так..., давай ещё эти патроны прихватим, вдруг нам с тобой воевать придётся... Отлично! А теперь выходи наружу, а я ворота закрою.
   Петуха с направляющих пришлось перекатить наружу. Ну и понятное дело, что сейчас заниматься разделкой, или хотя бы вырубить кусок мяса, было банально некогда. Уже в который раз мысленно сожалея, что не попросил ему привезти на ночь Люссию, Пузин закрыл плотно створки ворот, дотошно зарядил наганы, и забрался на спину орла. Там прикрепился страховочным поясом, и, поглаживая Ф-фотю по шее, воскликнул:
   - Вперёд! И ничего больше не бойся, я с тобой!
   Что интересно, пока они летели к городу, поблизости не виделось даже одной крылатой тени. Хищные петухи обладали отличным зрением, и заметив человека, вообще старались убраться как можно дальше в противоположную сторону.
   "Не удивлюсь, если эти разноцветные монстры обладают разумом как минимум неандертальца, из исторического прошлого Земли.
   В городе всё внешне оставалось спокойным и нетронутым. А вот отсутствие света на ступеньках, ведущих в купальни, отсутствие успокаивающего рокота дизелей, и отсутствие запахов готовящейся пищи, заставляло сердце сжиматься от плохих предчувствий и горько вздыхать. Получалось, что и в самом деле никого нет. Хотя сразу никаких сомнений в действиях и рассказах орла не было. Скорей всего подобные создания не способны сойти с ума, сбежать от своих лучших подруг, или настолько глупо подшутить над человеком. Но пока летел, то хоть теплилась надежда о какой-то ошибке или недоразумении.
   Но нет. В купальнях не было никого. И что более загадочно - из вещей тоже почти ничего не осталось. Так, по мелочи валялось то там, то сям. Дизеля, которые были в рабочем состоянии, забрали. Только в дальней каптёрке пылился один, так до сих пор и не опробованный. Одеяло и полотенца, так любимые Ф-фотей, тоже пропали в большинстве. Основные запасом пищи, с таким трудом и заботами собранных из окрестностей, словно корова языком слизала. Ни большинства столов с центра купален, ни стеллажей... Словно пионеры на металлолом забрали... Повсюду прежде расставленных в стены факелов, и то почти не осталось! Казалось бы, какой неведомой силе или нечисти они понадобились? А вот поди ж ты...
   Но парочка факелов, лежащих в одной нише таки отыскались. Возиться с наладкой и запуском дизеля было некогда, и Пузин первым делом направил свои стопы в Пантеон. Как он и предвидел, увиденная там картина ему весьма и весьма не понравилась.
   Пропала статуя химерического создания. Исчезли все нанесённые сюда предметы, с помощью которых вскрывались опасные ловушки и западни для расхитителей. Так же пропала проводка с электрическими лампами и резервные факелы. Лишь кое-где на ступеньках валялись мелкие предметы.
   Долго рассматривать самое громадное помещение Карл не стал, а поспешил проверить кольцевую тропу, по которой можно было пробраться к пантеону с другой стороны. На удивление, там всё оказалось нетронутым, вроде бы... Мало того, отыскался даже новое ответвление, о котором землянин раньше и не ведал. Похоже, его открыли или отыскали уже после того, как он подался к казармам в горах. Ход вывел к иным подземельям, на которые предположительно вчера после обеда собирался отправляться на раскопки Михаил Днепрянский вместе с Люссией, Аникой и молодым желлатуком-практикантом. Фактически это можно было хорошо рассмотреть по хорошо знакомым следам в пыли тысячелетий.
   "Неужели им повезло так удачно сделать раскоп? - удивлялся археолог, опускаясь на первый подземный этаж. - О-о! Да тут и пулемёт отыскался!"
   Находка была только первой в череде массы иных открытий. Пройдя ниже, землянин понял, что здесь так и остались нетронутыми сокровищница, тюрьма и арсенал. В них никто даже не попытался пробраться. Судя по следам, просто вошли вниз и осмотрели.
   "Скорей всего данная находка никак не связана со всеобщим исчезновением, - решил Пузин. - Сюда "всеобщая метла" не добралась... Надо возвращаться в купальни и присматриваться там..."
   Правда, проходя обратно через Пантеон, археолог не преминул присмотреться к мелким предметам, разбросанным по ступенькам. А когда их стал собирать, то ужаснулся и весь вспотел от переживаний. Среди мелкого мусора отыскалось огромное количество самых разнообразных пуговиц. И среди них было две, которые всегда красовались на хорошо запоминающейся блузке Люссии. Блузка выжила во многих передрягах: и утопление в монастыре, и походы по тоннелям, а в последние - дни проживания в купальнях. Прославленная журналист и фотокорреспондент её очень, чисто по-женски берегла, а тут не иначе, как с неё собрали эту вещь, да и все остальные тоже. Судя по обрывкам ниток, кусочкам тканей вырванных с пуговицами, здесь всех раздевали довольно грубо и варварски. Мысль, что подобное творили уже с трупами, землянин отогнал от себя решительно, заталкивая на самые задворки сознания. Да и ни одного тёмного пятнышка, напоминающего кровь не отыскалось
   "Значит главное действо, всё-таки произошло именно здесь. А судя по факту пропажи статуи, здесь не просто открылся телепортационный переход, а скорей всего "оттуда" вырвались некие враждебные силы, которые и пленили всех, кто здесь находился. Если припомнить умение той же Пеотии к телепортации, то ей не составило бы при этом особого труда захватить с собой и дизеля, и продукты со столами, и одеяла выдернуть из-под Ф-фоти. А значит, портал открылся ну к очень нехорошему "дядьке"... Или к "тётке"? М-да! Факт остаётся фактом: кто-то моих друзей и мою любимую выкрал самым наглым и бесцеремонным способом! И где теперь мне их искать?"
   Но так как первый осмотр ответа на этот вопрос не давал, следовало приступать к планомерному поиску, использую науку, терпение и настойчивость. Ну а с пустым желудком, как бы беспокойство и горе не снедало, действовать не рекомендуется. Да и орла следовало накормить раньше, чем самое себя. Благо что места, где продуктов оставалось ещё предостаточно, Карл знал прекрасно. В последние дни команда довольно тщательно разведала близлежащие бомбоубежища, примерно подсчитывая, насколько и чего им хватит, в случае вынужденной колонизации данной планеты.
   Накормил Ф-фотю, устроил ему опять из одеял уютное гнездо в бассейне, перекусил сам на скорую руку, и приступил к наладке освещения. Дизель не подвёл, электричество в систему дал. Правда, вот саму систему пришлось восстанавливать часа два. Недостающие звенья проводки позаимствовал в иных местах, да так её и протянул до самого пантеона. Но еще, будучи в узкой комнате-ловушке, Карл припомнил момент со вчерашнего обеда: когда Юмэй, отладившая подобранные на месте космической станции видеокамеры, одну оставила себе, закрепив в причёске, вторую вставила в выемку в стене над общим столом, а третью подарила в пользование Люсии. Если камера на месте, то останется лишь отыскать пространственный проектор, эдакое инопланетное устройство величиной с наладонный калькулятор, которых Юмэй наладила с десяток. Они по размерам были совсем махонькие, могли и остаться в мелком мусоре. Да и сам рабочий стол технически одарённой желлатуки вроде как оставался стоять в дальнем углу
   Камера оставалась на месте! С бьющимся от переживаний сердцем, археолог её оттуда достал, убедился, что она до сих пор исправно работает и бросился на поиски проектора. Увы! Просмотр записей его ещё больше расстроил: загадка исчезновения так и не раскрылась. Хотя нечто странное всё-таки заметить удалось. А именно: когда все встали из-за стола и подались в сторону Пантеона, долгое время ничего не происходила, а потом, перед тем как пропало освещение, по пространству купален словно пылевой смерч промчался. Точно так же со стороны смотрелся большой перенос с помощью телепортации и в исполнении хардийцев.
   То есть первое подтверждение пришло: некто появился именно рядом со статуей демонического кентавра и всё подгрёб уникальными умениями. Но зато все большее непонимание вызывал факт грубого раздевания. Зачем? Или имело место некая особенность? Люди отдельно, одежда и оружие отдельно? Ну да! Если вспомнить про оружие, то в самом деле его забирают у пленников в первую очередь. А снятую одежду и обыскать легче.
   Такие выводы значительно успокоили археолога: если обыскивали, то тем более, сразу не убивали. После чего появились размышления и о второй видеокамере:
   "Наверняка Люссия снимала действо в Пантеоне! Сто процентов! А когда заметила опасность, могли и схитрить, отбросить камеру куда угодно в сторону. Она же вон какая маленькая... Судя по тому, что переводчиков или их деталей не валяется среди пуговиц, то Юмэй так и пленили вместе с камерой в причёске, так что третью я не найду, а вот вторую..."
   Бегом домчался на основное место событий, и провёл лихорадочные поиски, чуть ли не с подметанием и перетряхиванием древней пыли. Хорошо, что долго не мучился, представив кто, где стоял, как хотела снять сцену корреспондент, и внимательно пройдясь взглядом по стенкам. В самом лучшем для обзора месте, камера и отыскалась.
   Правда, там же на месте, Карл просматривать запись не стал. Что-то Пантеон перестал у него вызывать доверие и долго тут задерживаться не тянуло. С другой стороны и купальни - место не надёжное, вон как у Ф-фоти нагло одеяла выдернули из-под тела. Поэтому археолог вообще подался в бомбоубежище, расположенное подальше и там уже отдался внимательному созерцанию.
   Раз двадцать просмотрел. А сценку с Сияющим, и с рогатым кентавром, который тоже попал в кадр - то и все сорок раз прокрутил. И ведь было что посмотреть!
   Ну а мыслей от увиденного, оказалось столько, что и в голове не помещались. Поражало всё! Неожиданный паралич людей и желлатуков. Появление Сияющего и его помощников. Варварское снимание одежды. Предательство Аники и передача ей в рабство Кормильца. Небрежная телепортация этих двоих неизвестно куда простым взмахом ладошки. Падение помощников Сияющего, после появления четырёхрукого и рогатого кентавра. Его странные слова, и та жуткая покорность, с которой прибывший ранее телепортёр, принял некое грядущее для него наказание. Ну и само исчезновение всех и вся: вначале пропали люди, желлатуки и их вещи. Потом Сияющий с помощниками. И лишь затем, контур кентавра стал растворяться одновременно с наступлением темноты. Это какой же мощью следовало обладать, чтобы так легко оперировать подобной массой материи, невероятным количеством предметов, сохранением живых существ в пространстве?!
   "Кажется, нашим божественным сущностям может не поздоровиться при встрече с такими существами. Тем боле что явно просматривается недовольство нашим вмешательством в мир адельванов... Уж не они ли тысячи лет назад уничтожили четырёхруких на планете Миха? И здешние скелеты, не их ли рук дело? А что грешок этот у них на совести, раз тут статуя стояла, сомневаться не приходится. Значит скелеты тоже - их занычка! Ну а кому понравится, когда кто-то непрошенный копается в его шкафу и начинает выгребать разные скелеты? Никому не понравится! А уж таким рогатым богам-демонам - и подавно! Как бы чего не вышло..."
   Вот так прославленный археолог с Земли, выяснил для себя причину и способ исчезновения друзей. И на целые сутки впал в непривычное для себя, и никогда ранее не испытываемое состояние депрессии. Если бы не пернатый приятель, о котором следовало постоянно заботиться, могло быть и чего похуже депрессии. А так Ф-фотя скучать не давал: то есть просил, то вывести его прогуляться требовал, то интенсивно и навязчиво удивлялся с какой стати человек так тоскует и убивается.
   Вот на эту тему следующим вечером и состоялся между ними душевный "разговор". Орёл понимал человека с его слов без всякого видимого переводного устройства, а человек улавливал в ответ образы и короткие словосочетания.
   - Понимаешь, мне грустно ещё и оттого, что Люссию я очень люблю...
   "Понимаю. Я люблю Кималу и Валию. Они любят меня и своего мужа. Я тоже немножко люблю их мужа..."
   - Да нет! Это совсем не то! Ты можешь с Михаилом только дружить. Точно так же как и со мной. Как и со своими подругами. Понимаешь, любовь, это совсем иное... Вот ты к примеру, имел отношения с орлицей?
   Образ крайнего стеснения и мысли:
   "Нет. Мне ещё рано... Лет через двадцать... Или десять... Не раньше... Когда у Валии и Кималу появятся свои дети..."
   - Вот! Примерно это. Когда ты обретёшь любимую и будешь чувствовать её, страдать по ней и скучать.
   "Скучать - это чувствовать? Тогда я люблю Валию и Кималу. Я их чувствую..."
   - Понятное дело, что любишь. Но я говорю о чувствах, как о таком понятии, которое нельзя попробовать, потрогать, увидеть...
   "Понял. Ты чувствуешь Люссию?"
   - Вот непонятливый! Я чувствую только её любовь ко мне! Но очень переживаю, что она могла погибнуть!
   "Раз чувствуешь - значит, она жива, - перешёл пернатый умник к более сложным словосочетаниям. - Если бы погибла - связь прервалась бы..."
   - Ну да, ты ещё скажи, что можешь чувствовать состояние и целостность своих подруг!
   "Конечно! Они живы. И знают, что я тоже живой..."
   Пузин замер, растирая одной ладонью лоб, и пытаясь уловить мелькнувшую догадку:
   - То есть при смерти одной из твоих подруг, ты сразу это почувствуешь? - получив подтверждение, уточнил: - Даже если они будут находиться на другом конце Вселенной?
   "Несомненно! Я даже улавливаю их общее настроение... Недавно они были в плену... Теперь они свободны и рады... Рассматривают незнакомый город..."
   - Ох, да ничего себе! - не удержался землянин от восклицаний. - Что ж ты раньше мне этого ничего не рассказал?!
   "Ты не спрашивал. Говорил, что и так чувствуешь Люссию".
   - М-да! Прости недоумка... Кстати, и привет ты им передать можешь?
   Ф-фотя надолго задумался, а потом печально вздохнул:
   "Нет. Так не бывает. И не получится..."
   - Но ведь они тоже чувствуют твоё настроение? Тогда попробуй им передать свою бурную радость. Ну?!
   "Какую радость? - удивился орёл. - Где причина радости?"
   - Так..., сейчас сообразим... Э-э-э..., только как я начну кричать ура, сразу начинай резко радоваться и прислушиваться к реакции подруг. Понял: Так вот... Мы вчера с тобой уничтожили сразу четыре хищных петуха! Ура, ура, ура-а-а-а!
   По этому поводу Ф-фотя и в самом деле обрадовался. Хорошие воспоминания! А через минутку похвастался:
   "Они тоже услышали мою радость! И рады за меня!"
   - Эх! Хорошо вам! - позавидовал Карл. - Но ты всё-таки подумай, каким образом вы бы могли хотя бы короткими вопросами и ответами перебрасываться...
   "Зачем? И так всё понятно..., - закончил радоваться орёл и вернулся к прозе жизни: - Что у нас сегодня на ужин?"
   Зато на следующий день оба приятеля проснулись бодрые, энергичные и без капельки меланхолии. Землянин здраво рассудил: раз были девчонки в плену, а теперь на свободе - значит, никто не пострадал и вся команда скорей всего вместе.
   Поэтому плотно позавтракав, и знатно вооружившись, Карл решил сделать осмотр города и его окрестностей с большой высоты. Мало ли что вокруг творится? Петухи и близко не подлетают, но ведь могли такие монстры бродить по округе, как гигантские коты, к примеру. Если такая тварь выскочит неожиданно из укрытия, мало не покажется и раньше старались именно по этой причине окрестности просматривать постоянно.
   Всё оказалось тихо и незыблемо.
   Если конечно сравнивать спокойную тишину с видом руин, скелетов и заброшенных угодий вокруг города и считать это положительным аспектом.
   Но уже возвращаясь на подлёте к купальням, археолог заметил машущую ему снизу человеческую фигурку:
   - Ф-фотя! Да нас, никак, встречают! - и уже чуть снизившись, радостно воскликнул, опознав машущего ему мужчину: - Это же Кормилец! Неужели все вернулись?!
   Пернатый тоже опознал любимого мужа своих дражайших подружек и на всю округу раздался его ликующий клекот. Когда ступили на твердь, бурная встреча, в стиле Пузина продолжилась восклицаниями, объятиями, похлопываниями по плечам и массой вопросов. И вопросы парню в основном сводились к одному: "Где ты был? Как сюда вырвался? Не видел ли остальных?" Тогда как несколько смущённый, улыбающийся Кормилец, успевал и на вопросы отвечать и сам спрашивать:
   - Двое суток просидел в какой-то каморке, на хлебе и воде. Ещё и на цепях приковали. Но я их потом расшатал, из стенки вырвал, взломал и дверь плечами. Добрался до каких-то подвалов с инструментами, снял цепи, подобрал одежки, а потом отыскал площадку телепортационную и оказался здесь. А где все остальные? Куда пропали?
   - О! Да там целая история! - Пузин просто не успел рассказать про имеющиеся у него видеозаписи. - Но куда ты перенёсся? Неужели в монастырь, как мы с Люссией?
   Ботинки на господине Днепрянском были его, а вот тесная спецовка разнорабочего - явно трофейная, с чужого плеча:
   - Нет! На площадку в кукурузном поле, куда Броди перенесло! И она тёплая, очень тёплая! Мне так и показалось, что она может перенести куда угодно, но сразу соскочил в неё и помчался сюда! Быстрей! Мы можем успеть!
   Он порывался бежать к кукурузному полю, буквально пытаясь потянуть Пузина за рукав:
   - Сейчас будем там, только не надо портить башмаки! Ф-фотя, наклоняйся, хоть мы и тяжелей будем, чем две барышни, но уж с холма к полю спланируешь! Давай, давай родной!
   Несколько озадаченный таким напором и необходимостью опять куда-то лететь без заслуженного обеда, орёл разрешил на себя взобраться с некоторой неохотой. Потом и взлетел с ленцой, часто оглядываясь на бурно продолжающих беседу мужчин, и не делая им замечания, что те не пристегнулись страховочными ремнями вокруг пояса. Но с другой стороны, опытные приятели, имевшие не один час боевых вылетов, и сами должны были бы понимать, что к чему:
   - Ты представляешь, - делился впечатлениями Михаил, усевшийся сзади. - Этот Сияющий нас всех парализовал, а потом когда перекинулся словами с этой подлой предательницей Аникой, отправил нас неизвестно куда. Я так и не разобрался, что там за мир, потому что ни единой души не увидел. При переносе потерял сознание, очнулся в цепях. Только и отыскал возле себя три буханки хлеба, да ведро воды...
   - Оголодал, небось?
   - Не то слово! Жрать хочу, как конь в голодный год!
   - А с чего ты уверен был, что кого-то тут увидишь?
   - Ну как же! Если я вырвался, то остальные и подавно могли сбежать. Да и ты оставался в казарме.
   - Уф! - несколько поздно опомнился Карл. - Забыли для тебя взять наганы в купальнях. Мы ведь все последние забрали из тоннеля...
   - А как ты с гор добрался сюда?
   - Так Ф-фотя за мной прилетел! Правда, эскадрилью петухов ха собой привёл, но я их там всех успел приговорить!..
   Бегом, земляне добрались бы до площадки в лучшем случае за полчаса, а так долетели всего-то за две минуты. И когда орёл стал приземляться несколько осторонь, на вытоптанный участок возле расчищенной площадки, Михаил заорал:
   - Сразу в круг, в центр пусть приземляется! И давайте думай про императорский дворец в Харди! Вдруг туда перенесёмся?..
   Не успев удивиться, чего это многоженец лично не командует на ментальном уровне любимцу своих жён, Пузин, невольно сам подправил начавшуюся посадку:
   - Давай в центр, давай! Может она и в самом деле тёплая? Пока не остыла!..
   - Дворец! Лучше всего прямо на Землю! Надо вызвать помощь! - горячо убеждал сзади настойчивый голос. И напоминание о помощи, в самом деле заставило подумать знаменитого археолога о Земле.
   И фактически в момент касания лапами орла площадки, все почувствовали уже знакомое чувство телепортационного переноса. И уже в следующий миг Ф-фотя со скрежетом когтей заскользил по скользкому мраморному полу. Потом просто присел резко на брюхо, тем самым сбросив наездников наземь. Сила инерции оказалась гораздо сильней, чем сила сжимающих петли пальцев. Причём Пузин удерживался дольше и крепче, и грохнулся прямо перед орлиным клювом, а вот вдвое более массивный Кормилец, улетел метров за пять, и там так приложился спиной о мраморный пол, что заметивший это краем глаза Карл, сам непроизвольно застонал при виде такого неудачного падения. Сам-то он не пострадал, и встал довольно быстро, но при виде уже поднявшегося, и осматривающегося Михаила, отвесил челюсть от удивления:
   - Э-э...? Ты живой?
   На этот вопрос парень только отмахнулся:
   - Ха! Мало ли меня в жизни роняли... А где это мы?
   Всё ещё косясь на Кормильца круглыми глазами, прославленный археолог осмотрелся по сторонам:
   - Вроде и в самом деле дворец... Ха! Точно, вон за выходом знакомый коридор просматривается, он прямо в Большой зал приемов ведёт. Вот уж и в самом деле свезло! - и он быстрым шагом устремился на выход. Правда некоторую несуразность и тут сумел заметить: - Никогда не думал, что во дворце имеется площадка телепортации!
   Михаил Днепрянский спешил за коллегой, приговаривая:
   - А это мы об этом месте подумали, вот нас и забросило...
   И только Ф-фотя, настороженно приподняв хохолок у себя на голове и одновременно хищно вытянув шею вперёд, словно скрадываясь, поспешил за мужем своих обожаемых подружек. При этом он посматривал на парня, несмотря на то, что сам слыл вегетарианцем, с явно гастрономическим интересом.
  
  

Глава шестнадцатая

АЛЕКСАНДР БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Наблюдатели вернулись после запуска торпед, да так и оставались все время на верхней ступеньке. Связь с передовыми группами они поддерживали по рациям, которые действовали на поверхности превосходно, так что были в курсе всего. Кстати и связь в скафандрах между спасшимися созданиями из одного ангара действовала превосходно. Не прекращая передачу сведений на орбиту, Кгорбо и Лонгир, как только груз большей частью убрали, стали докладывать командиру:
   - Город взят. Если кто и может оказать сопротивление, спрятался в своих домах и носа не кажет. Ни единого выстрела в нашу сторону. Два отряда уже в крепости, разбирают завалы, ведут интенсивные допросы пленных. Но по сути уже ясно сразу: здесь возле пирамиды давно собралось и плотно его оккупировало само отродье. И королевство чисто фиктивное. Живут здесь только паразиты. Кстати сам правитель, угрожая пушками со стен всему городу, требовал всегда двадцать процентов рабов в своё личное пользование. И кланы ничего не могли этим поборам противопоставить. Но не так далеко отсюда имеется другой город, который называют Вавилоном. Там правят учёные, которые выкупают здешних рабов за продукты и массу полезных бытовых вещей. Причём давно уже грозятся сравнять с землёй постройки вокруг пирамиды, вместе с крепостями, и дать свободное право выбора каждому попавшему сюда каторжанину двигаться в любую сторону.
   - Тогда здесь не всё настолько запущено, а? - Броди оглянулся на жену, Люссию и пару наездниц, которые теперь от него и на шаг не отходили. Живописно облачённые в скафандры и увешанные оружием, они вели себя словно заправские телохранители. Далеко от этой группы не отходила и кобра Чи'Нга Шислис. Но что она, что её два нателлана, рассудительно помалкивали и со своими советами не лезли.
   Зато сразу отозвались землянки:
   - Ну да, - согласилась фотокорреспондент. - Не стоило и воевать. Всё равно бы нас продали в Вавилон, наверняка с доставкой... А теперь вот ноги труди...
   - Ещё неизвестно, что с твоими ногами сотворили до продажи, - остудила наивные рассуждения подруги Лариса. - Лучше уж самой ножками двигать, чем...
   Александр глянул на супругу осудительно, но обратился к желлатукам:
   - Понял, что общее настроение - идти в соседний город?
   - Ну, большинство наших ещё не знает всей обстановки, так что всё зависит от тебя. Как скажешь, туда народ и двинет. Наше мнение: в Вавилон.
   - Значит туда, и отправляемся, - согласился землянин. - А что с транспортом?
   - С этим - очень хорошо! Мы даже не ожидали такого. На территории королевского дворца, оказалось очень много пригодной техники с платформами для перевоза сельхозпродуктов. Плюс малые мобильные авто, и даже несколько открытых и закрытых микроавтобусов. Рабов возили на продажу... Всё это хотели некие придурки то ли угнать, то ли просто сбежать, но там ворота взрывной волной накренило, они и открыть сразу не смогли. А там и наши подоспели.
   - Отлично! Тогда передавайте приказ: начать выдвижение колонн в сторону Вавилона. Но вперёд пусть отправится группа на самом быстроходном авто и наши разведчики побеседуют с теми учёными. Мало ли что...
   Практически тысяча человек сейчас трудилась на склонах пирамиды. И понятное дело, что оставлять ничего из собранного с таким трудом багажа, никто не собирался. Осознав, что и угрозы внешней больше нет, стали аккуратно спускать последнюю башню со спаренными зенитками.
   Тем не менее, напряжение нарастало, и к минуте предстоящего, последнего сброса все откатились вниз. Уж больно огромен был риск, что последнее прикрытие разгромлено и вниз могут рухнуть запрограммированные на уничтожение людей боевые киборги. Для отражения возможной атаки приготовили всё наличное оружие и единым кулаком развернули три готовые к стрельбе башни с зенитками.
   Только теперь Броди понял, как на планете узнают о готовящемся сбросе с орбиты. Словно из самого массива пирамиды раздался низкий, басовитый гудок. Такой обычно бывает на океанских лайнерах.
   А ещё секунд через пять, на верхней площадке оказалась гора трофейного добра с восседающими на них бывшими узниками Сифона. Первым на ноги вскочил маркиз Мато фон Дивер, и радостно заорал:
   - Получилось!
   Тут уже вся тысяча орущих приветствия помощников, заспешила наверх. А когда и сам файял, облачённый в некое подобия скафандра, приспособленного именно под его тело кузнечика, добрался до Броди, то дал ещё и некие пояснения:
   - Маловато тюремщики с большого космоса сил на нас бросили, маловато. Мы их начисто посекли, а потом они решили большую группу собрать, видимо... Но клейкий сюрприз я им оставил! Чтоб я стал бабочкой, если они там пять часов не провозятся!
   Вот тут уже кобра Чи'Нга не удержалась от восклицания:
   - Файял - бабочка!? Оригинально!
   - О, и ты тут? - сделал вид, что лишь сейчас рассмотрел змею маркиз. - Ещё не пустили на шашлык? Хе-хе! - и после этого дал пояснения осудительно нахмурившемуся Броди: - Разумные кобры - великая редкость и их очень мало осталось. Причём только мы файялы их в прежние века больше всех защищали и сейчас, можно сказать любим. Остальные в большинстве, охотились на них и поедали. Представляешь такой маразм? Так что наша подруга теперь правильно делает, что от командира не отходит... Да и вы за ней присматривайте... Здесь ксенофобов хватает...
   Последний монолог был сделан во время спешного прохода по одной из улиц, которая вела из города именно к Вавилону. Она пару раз вильнула, открывая на своих поворотах останки солидных тупиков. Сейчас все препоны были разобраны, и по дороге уже двигалась практически сплошная лента из захваченного на Сифоне добра с вкраплениями людей-мурашек. Всё-таки политика забора даже уборочных роботов себя оправдала, операторам с пультами только и следовало подправлять основной поток. Дальше дорога проползала возле королевского замка и выходила в пригороды почти одной прямой линией.
   Кое-где на стенах или на крышах виднелись воины ограждения. В передовых отрядах и в разведке оказались индивидуумы с нормальным воинским образованием. Дон Ритару - прувель из Граци, возглавлял отряд, проводящий зачистку захваченного королевского дворца. Трапарсы, возглавляли отряды передового авангарда и разведки. Красавкасы остались организовать боевой заслон для всей колонны. Даже пара оставшихся в живых адельванов, с оружием в руках продолжали зачистку крепостей вокруг пирамиды. Не могли простить работорговцам гибель (хоть те и погибли на орбите) своей подруги и товарища.
   Именно поэтому, Броди задумался о своём месте в данном потоке. Пока его соратники желлатуки, кобра и файял бурно обсуждали цель движения колонны и поддерживали связь с остальными группами, он завёл разговор с шагающей рядом Ларисой:
   - Как-то мне неловко. Чувствую что командир из меня чисто "потешный".
   - С чего ты взял?
   - Да тут и без меня толковых командиров хватает. Даже гораздо лучше управляются. Глянь, я ведь даже не знал: что как, куда, откуда и кто! А они уже всё поэтапно организовали...
   - Ну и прекрасно! - Ларисе было несколько тяжело в тяжеленном скафандре и она его расстегнула как только смогла. Ещё и инфразвуковой разрушитель барственно отдала в руки мужа, и тот сразу пожалел, что так сильно они вооружены. - Каждый применил свои знания и умения в зависимости от окружающей обстановки. Твоя роль - общее руководство потоком.
   - Вот и сомневаюсь: зачем такая роль? Поток и без меня движется...
   Ярославна пожала плечами:
   - С другой стороны, и в самом деле..., можешь отказаться... Глядя правде в глаза - слишком ответственное звание. Если бы это была археологическая экспедиция, то я бы настаивала на твоём руководстве. А так...
   Они ещё обсудили несколько моментов отречения от командирской фуражки, не обращая внимания, что остальные их соратники прекратили споры и внимательно прислушиваются к разговору через наушники своих скафандров.
   А потом прямо содрогнулись от громкого рёва у них сзади:
   - Вы только посмотрите на нашего героя! Да он никак решил дезертировать с поля боя?! То есть наше знамя пытается повиснуть в стороне простой тряпочкой?
   - Да ладно тебе, - попытался заступиться за друга Кгорбо. - Это наш Александр просто так рассуждал, чисто гипотетически. Ведь, правда?
   Землянин упрямо мотнул головой:
   - Что за беспредметные разговоры! Я вполне серьёзно и решительно заявляю: командирская должность не для меня. Я - не военный. Так что давайте не спорить...
   - Так мы тут все не военные! - стал сердиться файял, - Инженеры, археологи, посредники, техники, ну губернатор затесался... Но самое главное для всех нас это сам факт твоего существования. Все эти сотни, тысячи созданий прекрасно знают и запомнят навсегда: их чудом спас, объединил и привёл в победе человек по имени Броди. Ну ладно, пусть Александр, не столь суть важно... Они тебе верят, они тебя во всём поддерживают и они сами взваливают на себя работу им по силам. Но всегда и везде, в любом коллективе, особенно, такой как наш нужен харизматичный лидер, который просто укажет рукой в нужную сторону. Вот ты у нас и есть! И ты - наше знамя! Самый, что ни наесть популярный, авторитетный и уважаемый индивидуум. Причём учитывай, что если ты не в ту сторону укажешь, и мы там погибнем, тебя лично даже перед смертью винить никто не станет. Только проклянут обстоятельства, да свою личную долю. Ведь сам посуди, разве виновато в чём-то знамя? Никогда! Вот потому прекрати пораженческие речи, долой пессимизм, а лучше думай, о чём и как ты будешь договариваться с учёными Вавилона. По некоторым просочившимся из допросов данным, они-то рабов выкупают, но вроде как не для свободы. А вдруг они сами используют разумные существа для каких-то своих опытов? А?
   - Ну такое вообще в голове не укладывается! - зафыркал Броди, непроизвольно рассматривая на ходу массив королевского дворца, к которому они приблизились почти вплотную. - Тогда это не учёные, а изуверы какие-то!
   - Всё в мире относительно. Вон, - маркиз махнул своей одной своей трёхпалой рукой на пирамиду, а второй - на королевский дворец. - Сколько изуверов вокруг засело! И ведь каждый считал себя вправе угнетать иных разумных. И где?! Там где просто обязана быть наиболее справедливая и толерантная к своему ближнему цивилизация. Так что быстренько сообрази: как и чем мы можем проверить учёных не предстоящей встрече?
   - Тут и думать нечего, - Броди и в самом деле обеспокоился. - Надо просто посмотреть по околицам Вавилона, и расспросить простых жителей в бедных кварталах о их жизни и быте. Кстати, известно, откуда такое странное название, Вавилон?
   На этот вопрос поспешил ответить желлатук Лонгир:
   - Да, слышу от тебя несколько иное слово..., тогда как переводчик мне даёт иное звучание. Ты, наверное, свыкся с переводом, который определённому названию подбирает действующее значение и заменяет имеющимся словом. Например, по-нашему, этот город звучит так, прислушайся..., - Лонгир произнёс специально раздельно несколько рычащих, горловых звуков. - А обозначает столпотворение народа разных рас, видов и воспитания.
   Земляне переглянулись, кивая с пониманием. Но теперь в разговор с предложением влезла кобра:
   - Мне тут нателланы нашептали дали хорошую подсказку, как сразу проверить учёных, или теми, кто руководить Вавилоном. Если они будут себя вести по отношению в иным представителям космоса, как ведёт себя Броди - прекрасно. Вдобавок среди них должны быть иные, отличные от них существа, и в их окружении не должно иметь место однообразие.
   - Молодцы, ребятки! - похвалил нателланов Кгорбо, доставая из наружного кармана две трофейные пачки чего-то съестного и протягивая маленьким комочкам на спине у Чи'Нга, - Угощайтесь! Вкусное печенье...
   Те с проворством подхватили, и с благодарностью зашуршали упаковкой. Но больше них осталась довольна таким угощением кобра:
   - Спасибо, угодил. Они как раз такое лакомство любят...
   Перед главными воротами дворца и крепости, дорога перешла в гигантскую площадь, и что самое неожиданное, там возле парочки машин открытого типа, командира ожидал дон Ритару. Этот массивный жук если и мог защищать своё тело скафандром, то сугубо особенным, да он и не заморачивался наличием подобных средств:
   - А вот и наш командир! - начал кричать он издалека. - Гип-гип ура! Мы на свободе! Победа будет за нами!
   Броди помахал ему рукой, призывая не устраивать митинга. Потому что до такого мероприятия оставалось всего несколько восклицаний, многие уже стали выкрикивать нечто подобное и останавливаться в движении.
   Тут помогло своевременное вмешательство маркиза, который перекричал всех:
   - Не останавливаться! Следует отойти от пирамиды как можно дальше! С Сифона могут сбросить киборгов по нашему следу! - а когда приблизились к бывшему губернатору, деловито спросил: - Машины для нас?
   - Естественно! Наша разведка, подавшаяся на таких же машинах, уже встретилась с мобильным разъездом города Вавилон. Там всегда держатся начеку против подобных визитов со стороны пирамиды, поэтому переговоры идут только предварительные. Разведку к городу не подпускают, требуют командира. Сказали, что пропустят только его с несколькими заместителями. Не больше одной машины.
   - Ладно, пока грузимся на две, а на месте разберёмся! - решил землянин, первым взбираясь на сиденье рядом с водителем. А за рулём уже восседал уверенный в себе адельван. Причём не из "освободительного" ангара. - Откуда такой красивый?
   От вопроса командира стало видно, как четырёхрукий смутился и растерялся, оказавшись при ближайшем рассмотрении не уверенным ветераном, а чуть ли не подростком. За него ответил, забирающийся на второй ряд сидений дон Ритару:
   - Ха! Мы этого бойца в развалинах на цепи отыскали. Из последней партии каторжан. И таких много освободили по разным местам. По примерным подсчётам душ пятьсот. Мало того, к колонне уже собираются присоединиться около тысячи горожан, которым здешние порядки давно стоят поперёк горла.
   - О! - обрадовался маркиз Мато фон Дивер. - Теперь у нас армия!
   Зато несколько иначе рассудил желлатук Лонгир:
   - Не обязательно воины, просто жители! И если в Вавилоне нам что-то не понравится, мы с нашими силами и резервами можем основать новый город. А оставив здесь заградительный отряд, хотя бы в этой же крепости, обеспечим себя постоянным притоком новых каторжан.
   Идея сходу вызвала у всех положительные отзывы. Как ни сложатся дальнейшие переговоры, но в любом случае просить у кого-то милостыню уже не стоит. В самом деле, мысль построить свой форт, а потом и город, могла оказаться самым лучшим вариантом для ассимиляции нового общества на Пьедронге. Учёные уже вызывали подозрение только тем, что до сих пор не уничтожили главное гнездо рабовладельцев. Другой вопрос, что у них могло банально не хватать для этого сил, тогда простительно. Но вдруг они и сами используют рабов, на тех же сельскохозяйственных работах, а потом за картофель выменивают новых работников?
   Когда тронулись, последний вопрос был задан водителю адельвану, которому управлять всеми рычагами было четырьмя руками проще простого. Да только, к сожалению, недавний каторжанин ничего толкового не мог рассказать о Вавилоне:
   - Даже говорить о нём было запрещено, - делился он тем, что знал. - Но за три недели некоторые шепотки и к нам проникли. Неизвестно как остальные правители Вавилона, но парочка предателей и двурушников среди них точно окопалась. Потому что тесно поддерживали с королём тайные отношения.
   В машину, помимо трёх землян, наездниц, желлатука Лонгира, кобры и прувеля, уместился и Мато фон Дивер, который не замедлил подобную новость прокомментировать:
   - Сволочи! Потому и не разрушили это гнездо, что раздор между другими вносят! Кстати, а что, тело самого королька местного отыскали?
   - Увы! И есть подозрения, что успел сбежать, - сообщил дон Ритару. Потому и спешим к Вавилону на машинах. Если он там имеет вес и некоторое доверие, то может настроить жителей, и преподнести нас как сброшенную специально банду уголовников. Там могут и поверить, что мы прибыли для жёсткого уничтожения именно учёных.
   В самом деле, при желании можно было распространить невесть какие инсинуации про движущуюся от пирамиды колонну. Если Вавилон выставит навстречу свою армию и начнётся сражение, переговоры, как данность, исчезнет из пространства вместе с жизнями сотен и сотен разумных.
   Потому Броди и воскликнул:
   - Лучше плохой мир, чем хорошая драка! В случае чего есть тут приличные места для нового города?
   - Вторая группа разведчиков не стала ждать нас, а чуть вернулась назад, и подалась на север. О! Как раз на этом перекрёстке! Вон знак поставили!.. Сейчас осматривают останки некогда большого города..., - общался дон Ритару с кем-то по отдельному наручному браслету и предавал новости командиру. - Говорят, что одни руины... Ни куска металла... Хотя и древнего бетона хватает...
   В машине возник очередной спор, стоит ли сразу поворачивать движение колонны, или вначале устроить короткий привал на перекрёстке. Всё-таки обустраиваться в руинах непросто. Если уж на то пошло, то если бы не угроза мести с орбиты, все спасённые преспокойно остались бы жить вокруг пирамиды. Но там как минимум неделю, а то и месяц не стоило вообще появляться.
   - А ведь можно и в чистом поле лагерь временный разбить, - вдруг предложила Лариса. - Нам ли археологам не привыкать к бивачной жизни? А уже потом, постепенно, осмотримся по сторонам, да и выберем самое приемлемое местечко. Всё равно ведь далеко от пирамиды удаляться нельзя?
   - Ну да, - согласился Броди с женой. - Там, наша единственная надежда. И хоть какая-то, пусть и односторонняя связь с Сифоном. А в данный момент, временный форт, мы могли бы поставить рядом с руинами. Хотя бы для забора роботами, того же стройматериала.
   - Так что командовать колонне?
   - Как дойдут первые к перекрёстку - краткий привал до выяснения обстоятельств. А разведчики пусть поищут территорию для открытого лагеря и водные источники на том месте. Ну и у местных, у старожилов пусть начнут интенсивный опрос, может они подскажут наиболее благоприятное место.
   Переговоры, раздача приказов и приём новых данных велись сразу через несколько раций. Ну и когда доехали до места первого контакта с дозором города Вавилона, особенно первая машина напоминала толпу скандалящих и кричащих личностей, которые что-то орали в микрофоны, или пытались решить некие споры между собой.
   Принципиальный спор разгорелся между Броди и его супругой, как только на дороге показались многочисленные, связанные между собой ежи, и несколько машин по обе стороны от связки.
   - В город поеду только я, дон Ритару и Лонгир. Конечно, - тут же добавил он повернувшимся к нему прувелю и желлатуку, - Если соглашаетесь добровольно.
   - И я! - категоричным тоном добавила Лариса.
   - О женщинах, даже речи не идёт! - ещё строже ответил командир, тут же об этом внутренне пожалев: на него шипела и кобра Чи'Нга, и наездницы и родная жена. Но выдержку проявил до конца: - Решено!
   И довольный, что уже прибыли на место, выскочил из машины. К нему тут же подскочил знакомый трапарс, сосед по "освободительному" ангару, и сделал короткий доклад по всем предварительным переговорам с дозорными. При этом выделил ударением качественный состав вооружённой группы вавилонцев:
   - С оружием у них все синезоды. Водители - адельваны.
   Броди многозначительно переглянулся со всеми, подождал, пока вылезут коллеги Лонгир и бывший губернатор дон Ритару, и перед уходом добавил для маркиза:
   - Мато! Если что примешь командование на себя. При необходимости выдвинете сюда пару зениток и торпеды. Но учтите, только для демонстрации силы, обстрел не начинать ни в коем случае.
   - Ну а если тебя прижмут? - файял ловко повесил ещё один мини передатчик на шею землянина и пояснил: - Я буду слышать все твои разговоры помимо переговорного устройства в скафандре...
   - Я ведь сказал: в любом случае!
   - Так у нас что, и отомстить за своего командира не будет возможности? - возмутился Мато фон Дивер.
   - На то я и командир, чтобы раздавать подобные приказы. Не забывайте о заслоне в крепости и что лагерь, если только последует некая задержка в переговорах, надо успеть возвести до темноты. Мои условные сигналы и намёки - поймёте прекрасно.
   И троица переговорщиков двинулись по узкой дорожке между заграждениями на ту сторону. На ходу сразу присматривались к гипотетическим союзникам. Четыре автомобиля разной вместимости. Полтора десятка синезодов, обвешанных в основном оружием кустарного производства, преимущественно огнестрельным. Адельваны сидят на месте водителей и даже не прогуливаются. Что уже сразу не понравилось бывшему губернатору:
   - Одни исторически считают себя опорой Конструктора, Сияющих выбирают только из них..., - бормотал он себе под нос. - Вторые считают себя древней расой, но в тоже время первых чтят, как богов... А почему остальных разумных не видно?
   Вот тут Лонгир и предложил:
   - А давайте не будем спешить с переговорами? В любом случае мы уже решили, что гораздо безопасней будет расположиться хотя бы временным лагерем. Просто сейчас переговорим и пригласим "отцов города" на встречу сюда.
   Оставалось только два метра узкого перехода между "ежами" лежащими на них брёвнами, как командир остановился, задумчиво оглянувшись на желлатука:
   - А ведь ты прав! Чего это мы несёмся сломя голову именно в город? - после чего повернулся к группе поджидающих синезодов и крикнул: - Вначале я хочу переговорить с вашим командиром! Пусть подойдёт! - а для своих соратников пробормотал: - Если правильно построим разговор, то и эти ребята нам всё толком расскажут и да озарит нас свет истины!..
   А к ним уже приближалось сразу три представителя местных сил обороны. Причём все трое эдакого мощного телосложения. Но присмотревшись к ним боле внимательно, дон Ритару опять забормотал:
   - Думал, мне показалось. Но первый раз вижу синезодов такими чрезмерно располневшими... Изменённые, что ли?..
  

Глава семнадцатая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   За последний день самочувствие Розалии улучшилось, чуть ли не вдвое. Если не втрое! И как она подозревала, такое выздоровление явилось не так итогом постоянной опеки со стороны Бензика, как итогом некоего влияния растущего прямо на глазах Тасона. Да и сам сын, всё чаще и чаще реагировал на многочисленные вопросы матери. Односложно реагировал, одним, максимум несколькими словами, но это уже можно было назвать диалогом. Что в свою очередь тоже положительно сказывалось на состоянии женщины.
   Розалия и сама все шесть тысяч лет, в своём путешествии разума не сидела на одном месте. Поэтому знала невероятно много, и по своим божественным силам не уступала императору Бутену или ситанессе Абелии. И всё равно для неё оказалось, чуть ли не смертельным шоком само осознание того, что у неё ожидается не просто ребенок, а Сатази. В последний месяц перед оживлением своего тела она постоянно находилась разумом на Земле. Чуть ли не с первых шагов переживала на каждом этапе археологической экспедиции Броди, радовалась каждому воскрешению своих современников. Страдала, что не могут вначале отыскать колодец с её телом и телами Донтера и Бензика. В общем, прекрасно знала все перипетии событий предшествовавших её выемке из воды. И как только она услышала про странности своего плода, и про живущих где-то у Якоря существ, то еле-еле оправилась от частичного помешательства. А потом сама успела смотаться к самому большому средоточию чёрных дыр во Вселенной и высмотреть лично упомянутых существ. Они были ужасны!
   Вначале вообще было сложно сообразить, что Сатази собой представляют. В одно предложение описать вид этих уничтожителей галактик не получилось бы при всём желании. Километровые сгустки вывернутых наизнанку внутренностей неизвестного монстра. Плюс торчащие из этих внутренностей, пронзающие их насквозь кристаллические шпили непонятных образований. Плюс сгустки разноцветного сияния, пронзающие все эти страхи по системе спонтанно блуждающих светляков. Плюс вылетающие в стороны сгустки энергии в виде молний или шаровых образований. Ну и льющаяся вдобавок водопадами радиация, смертельная для всего живого.
   Эти кошмарные создания чаще всего носились среди обломков звёзд, круша их своими разрушающими воплями. Резвились, превращая в пыль планетные системы. Грелись, собрав в единое облако и одновременно взрывая десятки газовых планет-монстров. И редко, словно измучившись и впадая в спячку, зависали распластанными телами на сгустках в пылевых туманностях.
   Поэтому для любой женщины, пусть даже и ставшей в некотором роде богиней, знать, что она родит ТАКОЕ - это уже гарантированное умопомешательство. Также она знала, что при своём намеченном оживлении начнёт рожать сразу, и почти гарантировано от этого умрёт. И только потом, увидевшее свет чудовище своим криком уничтожит всё живое на десятки километров вокруг себя и телепортируется к Якорю. Так происходило в момент рождения Сатази всегда, хотя, как и почему у совершенно разных разумных существ рождается такой мутант, не знали даже самые старые из этих мутантов. А доживали они, если верить их же россказням при редком общении с "иными", до ста тысяч лет по среднему галактическому стандарту.
   Но вопреки всем прогнозам и предположениям, произошло чудо. Родился вполне человеческий ребёнок. В виде младенца. Правда размеры его и вес сразу достигали стандарта почти годовалого карапуза. То есть роженицу пришлось спасать не столько от морального шока, сколько от физических повреждений. И конечно, если бы не всезнающий и всё умеющий Бензик, умеющий перекраивать и создавать новые живые ткани, женщина бы оказалась обречена.
   Розалия была готова к смерти, да и жить ей не хотелось. И только когда она рассмотрела зависшего у её изголовья в жёлтом облаке херувима, громадное удивление помогло ей остаться при жизни в первые часы. Потом её поддерживали все остальные хардийцы, а Тасон, утвердивший имя собственное и доказавший своими первыми фразами что он полностью разумен, никуда не телепортировался и ни на кого не крикнул. Так и остался у кровати своей медленно приходящей в сознание матери. И никуда не спешил.
   А два дня назад сказал в ментальном диапазоне две короткие фразы:
   "Мне удалось! Мама, теперь ты точно выздоровеешь!"
   И вот уже сегодня, ранним утром женщина не просто смогла встать и ходить, а почувствовала в себе желание сорваться с постели и побежать. Что она и сделала, выскочив на террасы императорского дворца, потом на крыши, да так и сделав полный круг бегом. При этом она своим видом, босая и только в короткой рубашке чуть выше колен, перепугала заметившую её Айни и чуть не довела до инфаркта доктора Бензика. Конечно, если вообще можно такое сказать о человека, который сам может излечить любой инфаркт.
   Бензик перехватил бегущую Розалию, когда она уже почти закончила круг своего бега:
   - Остановись! Что с тобой! Успокойся...
   Ничуть не запыхавшаяся женщина замерла на месте, а потом не удержалась от смеха:
   - У тебя такой вид, словно ты уверен в моём сумасшествии! Ведь, правда, уверен?
   - Ну..., - замялся врач, пытаясь рассмотреть зрачки своей старой подруги. - Ты так себя странно ведёшь... Да и кто в здравом уме бегает по крышам высоченного дворца?..
   - Ага, значит если здание будем низким, тогда бегать можно? - ехидничала Розалия. - И кто из нас ненормален умом?
   - Не умничай! Давай вернёмся в твою спальню и я тебя спокойно осмотрю...
   - Спокойно? Ха! Тебе ещё не надоело на меня часами пялиться? Мне - надоело! Теперь я и сама могу себя осмотреть, когда надо будет. Да и что ты хочешь увидеть? Ноги вон, не дрожат; кровь из ушей - не капает; на людей не кидаюсь... Хотя ни тебя, ни Айни за людей уже можно не считать... Кстати, - она тяжело и несколько печально вздохнула, - нашего Тасона - тоже. И это он меня вылечил окончательно. Я уверена. Причём такие силы в себе чувствую, что могу телепортироваться...
   - Не надо! - занервничал Бензик, пытаясь аккуратно подхватить свою пациентку под локоток и подталкивая в сторону лестниц на террасу.
   - Могу, но пока не спешу! Хочу первый раз это сделать с кем-то... Лучше с Донтером. Где это он кстати пропал? И все остальные?
   - Да я сам только недавно с планеты Миха вернулся, были некоторые сложности... Ну и наших пятеро там остались, пытаются высчитать точный вектор для телепортации по следу Броди и его друзей. Там две привязочки отыскалось... Сакрина с Райгдом куда-то умотались, чуть раньше моего экстренного вызова в мир адельванов... Айни - ты вспугнула своим бегом...
   - Бедняжка... Где она?
   - Зашла в твою комнату и там сидит на твоей же кровати. Кажется Тасон и её успокаивать умеет... Ну а Вителла с Алессаном сейчас в подземельях, охраняют друг друга во время сна. Тебе, между прочим, завтра тоже понадобится утопление. Уже второе...
   - Зачем? Во мне столько сил!
   - Неважно сама завтра почувствуешь... А вот с Тасоном по этому поводу мне давно пора посоветоваться. Может он нам подскажет, как избавиться от наркотической зависимости топиться раз в пять дней?..
   - Запросто подскажет! - похвасталась Розалия и тут же добавила: - Если сумеешь его разговорить.
   Когда они вошли в спальню, то застали пасторальную сценку. Тасон, уже выросший до размеров полуторагодовалого крепыша, вполне удобно сидел внутри своего силового облачка. Его золотистые кудри свисали до плеч и для полного сходства с купидоном ему только крылышек не хватало. В руках он сосредоточенно крутил некую игрушку с многоцветными гранями и лепестками, словно у нескольких сложенных в кучу больших цветков. Точно такую же игрушку имела в руках Айни, императрица Хардии, ни на что не обращающая внимания и усиленно пытающаяся то ли разобрать предмет, то ли сломать его, то ли починить.
   В последнюю неделю состояние императрицы значительно поправилось. Теперь она вела себя вполне адекватно и будучи вменяемой, даже пыталась учиться у своих коллег правильно использовать хаотично полученные ею во время путешествия разума умения. А если и нападал на неё очередной приступ шизофрении, то это уже выражалось не в вид агрессии и неуёмного страха, а в виде впадения в детство или нечто подобное. Тогда она становилась просто наивной и совершенно бесхитростной неумёхой. И уже несколько раз она приходила в таком состоянии чуть ли не играться с маленьким Тасоном, которому на самом деле, как самостоятельной и взрослой особи было по годам всё те же тысячи лет.
   Не слишком-то надеясь на ответ, Розалия сразу так строила фразы, чтобы можно продолжать некое подобие монолога:
   - Какие интересные у вас штуковины!.. Никогда таких красивых не видела.
   - Неужели? - подыграл ей Бензик. - Разве не ты их подарила?
   - Нет. И боюсь, что мы так и не узнаем, откуда они тут взялись.
   И вот тут, Тасон заговорил вслух в первый раз с момента своего рождения:
   - Нашла чего бояться..., - при этом его голос напоминал ломающийся басок целого отрока, но уж никак не ребёнка полутора лет. - Спрашивай - тебе ответят...
   - Ну вот я и спрашиваю, - прижав ладошки к груди и почти не дыша отозвалась женщина: - Сынок, а что это за устройства и откуда они взялись?
   Всё так же сосредоточенно вращая предмет, и не отрывая от него взгляда, Тасон проворчал с некоторым недовольством:
   - Да я вот сам понять не могу, что это такое... А подарили их мне мои коллеги Сатази... Айни была несколько не в себе, вот они и дали мне эти игрушки для развлечения... Думал для детей, а это та ещё головоломка...
   - Здесь были Сатази?! - не удержалась от сдавленного восклицания Розалия и резко оглянулась на доктора. У обоих сразу же возникли нехорошие ассоциации с цветастыми предметами.
   - Хочу тебе напомнить, мама, - басок ребёнка стал строже и от него вдруг пошла по всем предметам волна вибрации, - Что Сатази - твой сын. И он возле тебя уже давно.
   - Но я не имела ввиду тебя! Ты ведь совсем не такой как они!
   - Естественно, что не такой! - Тасон даже хохотнул, поднимая свой совершенно уникальный, сродни лазера, рентгена и черноты автоматного дула вместе взятых, взгляд. Правда взгляд тут же смягчился лазурной синевой и откровенной благожелательностью, да и голос вернулся к начальной силе: - Я - уникальный! Умею физически принимать любые параметры любого тела. Такие создания имеются во Вселенной, но им до меня далеко... Разве что уже никак не смогу уменьшиться до размеров кролика, а уж тем более - мышки.
   Жадно вслушивающаяся в каждое слово, Розалия приблизилась к облачку, подняла руку и нежно прикоснулась пальцами к ступне ребёнка:
   - Но ты можешь навсегда остаться ...человеком?
   - К сожалению - нет. Но зато когда буду к вам наведываться, всегда буду принимать свой родной облик. Думаю, что за год уже дорасту до размеров отца.
   - Он будет очень рад...
   Бензик уже стоял с другой стороны облачка и присматривался к внутренностям висящего в жёлтом силовом облачке существа. И облачко ему явно мешало:
   - Тасон, голубчик... А нельзя ли чуток опустить это сияние?
   Казалось бы такие детские уста не могут исторгнуть подобное старческое ехидство, но получилось с невероятным контрастом:
   - А может, хватит мои внутренности облучать своим взглядом, милейший? Я же вас, батенька, не прошу снять свою одежду, чтобы мне лучше стало видно ваши старые кости!
   - А надо? - врач безропотно стал расстёгивать пуговицы на рубашке. - Готов для обмена на что угодно, коллега!
   - Перестань! - голос Сатази опять завибрировал инфразвуком, но больше он добавить ничего не успел. Что Розалия, что Бензик непроизвольно дёрнулись от женского визга:
   - А-а-а-а! У меня получилось! Получилось! - Айни соскочила с кровати, пару раз с восторгом подпрыгнула, и выставила загадочно гудящее устройство на руке в сторону. А оно, разбросив во все стороны лучики света, стало складываться, и вскоре трансформировалось в шар, размера среднего детского мяча, с этакими золотисто переливающимися прожилками. После чего шар взлетел сантиметров не десять вверх и послушно замер.
   Зато легонько шевельнула пальчиками императрица. Шар метнулся из стороны в сторону на метр. Потом последовало совсем иное движение ладошки, и шар в мгновенье ока облетел всю спальню и послушно лёг в выставленную на уровне пояса левую ладошку.
   - Вот! Я выиграла! - гордо заявила Айни, улыбаясь настолько счастливо, словно ничего больше в жизни её не интересовало кроме новой игрушки и заслуженного признания её превосходства.
   Тасон от её визга даже не шелохнулся, но теперь сидел нахмуренный и его золотистые локоны склонились к самой игрушке, которая вращалась детскими ручками втрое быстрей чем прежде:
   - Так нечестно..., - бубнил обиженно Сатази, могущий своим криком уже наверняка и дворец разрушить. - Меня мама отвлекла...
   - Ну, значит, мне повезло! - покладисто согласилась императрица, подошла к облачку и погрузила туда обе руки. Наложила свои ладони на пальчики Тасона и на минутку так с ним и замерла. После такого телепатического общения, спросила: - Понял?
   Ещё несколько мгновений херувимчик тыкал пальчиками в разные части игрушки, и она у него тоже загудела и стала трансформироваться в нечто другое, чем мяч. Получился небольшой параллелепипед, глубокого чёрного цвета, не отражающий, а поглощающий лучи света. Но Тасона такой вид не устроил, и после серии манипуляций параллелепипед превратился в овал средней дыни, но ярко-пурпурного цвета. Он три раза облетел Розалию и по одному разу Айни и Бензика, а потом послушно замер перед облачком.
   Конечно, что мать не удержалась от переживаний:
   - Это не опасное устройство?
   - Можешь смело его потрогать, - Разрешил Тасон. - Игрушка называется балай, хотя в умелых руках это далеко не игрушка.
   - И мне можно этот..., хм, балай потрогать? - потянулся рукой Бензик.
   Малыш умильно вздохнул:
   - Нет. Врачам трогать нельзя. Они после этого слепнут..., - и, заметив, как непроизвольно рука эскулапа отдёрнулась, опять с недетским ехидством хохотнул: - Шутка!
   - Ну, у тебя и шуточки!..
   - А что? Как недавно утверждал папа, ничто человеческое мне не чуждо. А игрушка эта очень хороша для поправки неуравновешенного сознания. Например...
   - Только правильно подбирай примеры, малыш! - строго оборвала его Айни, а её балай довольно агрессивно ткнулся в пурпурную дыню. Что вызвано неожиданно весёлый смех у обоих хозяев и Сатази сразу отвлёкся на новую идею:
   - Ух ты! А ведь мы может устраивать соревнование балаев!
   - Мой всё равно победит! - по девчачьи пискнула императрица.
   Опять бровки херувимчика стали грозно хмуриться, хотя губы и расплывались в улыбке, но готовую начаться игру оборвала мягким голосом Розалия:
   - Тасон, так для чего служит эта игрушка?
   - Она всегда держится возле своего хозяина, и когда он начинает терять над собой контроль, всеми возможными эффектами привлекает к себе внимание и помогает избавиться от ненужной агрессии, плохого настроения, помогает выйти из кризисной ситуации. И в конечном итоге прекрасно восстанавливает спокойствие и душевную гармонию. К тому там такой огромный комплект головоломок, что хватит для разгадок мудрецам из нескольких цивилизаций.
   Бензик всё-таки осторожно обхватил своими ладонями дыню и прикрыв глаза пытался прочувствовать устройство. И пока Сатази отвечал на вопросы своей матери, пришёл к несколько неожиданному выводу:
   - А ведь эта игрушка может вызвать страшные разрушения. Разве можно подобные вещи давать в руки душевнобольным?
   Теперь императрица с некоторой обидой поджала губы, но промолчала. В данный момент она чувствовала себя идеально, а значит вышеупомянутая категория больных её никак касаться не могла. Хотя тоже с нетерпением ожидала ответа.
   - Насколько я понял, балай вреда своему хозяину принести не может никак, - рассуждал ребёнок с серьёзной миной на личике. - Имеются в игрушке некие предохранители "на дурака" рассчитанные. А вот для защиты хозяина в критических случая, это устройство может и сгодится. Надо только скрупулёзно изучить все его свойства и помнить когда и что можно применять.
   Розалия, не так опасалась за императрицу, как за своего уникального сына:
   - Может тебе не стоит с этим балаем..., (или балуем?) баловаться? - от получившегося каламбура она сама улыбнулась. Но то, что она услышала в дальнейшем, заставило опять загрустить:
   - Да некогда мне с ним играться, тебе оставлю. А самому..., - ребёнок подвигал плечами, словно штангист возле штанги. - Надо к Якорю смотаться. В любом случае меня уже там заждались... Осмотреться надо, кое-какие проблемы решить. И самую главную: по поводу утопления. Мне-то ведь тонуть не нужно! А почему?
   Тут же Бензик убеждённо заявил:
   - Это по причине твоего рождения вне воды. Потому у тебя и нет зависимости.
   - Не всё так просто коллега, - возразил ему херувимчик. - Имеются у меня идеи на этот счёт, но надо провести вначале некоторые трансформации. Так что..., не скучайте тут без меня!
   Но только он собрался телепортироваться к Якорю, как со стороны коридора послышались призывные крики:
   - Э-ге-ге! Есть тут кто?! Вымерли все, что ли?! А-у-у! Куда все подевались?!
   Все встревожено переглянусь.
   - Люди?! - удивилась Розалия. - Откуда они тут взялись?
   - Понятия не имею, - скривился Бензик. - Договаривались, что пока Тасон не..., научится укрощать свой голос, сюда никого не перенесут.
   - Это Карл Пузин! - узнала императрица знакомые обертоны. Ибо в своё время не раз этот бравый, разудалый голос слышала при своём спасении и после. - Он главный помощник Броди в экспедиции.
   - Странно! Его же везде наши разыскивают! - подивился врач, услышав что шаги приближаются. Причём двигался не один человек, а некий скрежет и перестук, навевал мысли, что в компании и женщины есть идущие на каблуках. По этой причине эскулап попросил Сатази, ткнув рукой в его персональное облачко: - Может без этих спецэффектов?
   - Легко! - шепнул малыш и в следующий момент уже бодро шлёпал босыми ножками по мраморному полу. Причём обошёл кровать с другой стороны и двинулся к выходу вдоль дальней стенки. Его игрушка балай окрасилась в иной цвет, и повисла словно приклеенная у ребёнка в районе поясницы.
   Мать хотела карапуза остановить, но потом вспомнила, что сыну тоже шесть тысяч лет и он сам прекрасно знает, что ему делать. Поэтому перевела взгляд на появившегося первым мужчину.
   А тот, присмотревшись сходу, радостно воскликнул, опознав знакомых:
   - О! Прекрасное императорское величество Айни! - её-то он мог узнать и с завязанными глазами, сам когда-то вынимал из воды глубоких подземелий. - И наш самый прославленный в Галактике доктор Бензик! Рад вас видеть! - старика он видел всего пару раз перед отправкой в мир адельванов. - А это, насколько я понял, госпожа Розалия? - приветственный поклон и женщине, о которой он только слышал. После чего поворот к приближающемуся малышу, о сути которого он и близко не мог догадываться, потому что рождение Сатази хранилось в строжайшей тайне: - О! А это что за прекрасный витязь?! - присел на корточки и приветственно протянул к ребёнку руки. - Как тебя звать, чемпион?
   Тогда как все уже смотрели на тех, кто пришёл вместе с Пузиным.
   Михаила Днепрянского (он же император мира Рилланкар) отлично знала императрица Айни. Эскулап его тоже несколько раз видел, беседовал, а совсем недавно помог уничтожить точную копию Кормильца. Но в данный момент Бензик почему-то решил, что раз Михаил прибыл вместе с Карлом, да ещё и непосредственно сюда, то он вполне настоящий. А вот возникший за спинами мужчин огромный орёл, насыщенного синего цвета, вызвал у него, да и у женщин тоже, и замешательство, и подозрения. Слишком уж пернатый пришелец не к месту оказался в роскошных внутренностях дворца династии Садиван. К тому же померещилось, что гигантская птица словно собирается клюнуть улыбающегося парня в голову.
   А он, нисколько не косясь себе за спину, тоже воскликнул:
   - Всем здравствовать!
   Пузин заметил, что ребенок так до него и не дошёл, настороженно замерев в полуметре и глядя ему за спину, обратил внимание, что и все хардийцы напряжены. Поэтому рассмеялся, тыкая рукой в орла:
   - Вы его не пугайтесь! Это самый добрейший, отважный и умный орёл во вселенных. И зовут его Ф-фотя. Прошу любить и жаловать! Он старый приятель и друг детства Валии и Кималы, которые сейчас считаются официальными женами нашего Кормильца.
   Под его радостный смех, Михаил скривился, словно не особо радовался своей нечаянной женитьбе:
   - Ну и к чему об этом на весь мир трубить?
   - Не бойся, Пеотия тебя простит, - ободрял археолог молодого коллегу. - Обстоятельства - сильнее некоторых законов!
   Только в этот момент Бензик начал говорить:
   - И мы вас приветствуем! Но как вы сюда попали? Неужели вас принёс орёл?
   - Нет, Ф-фотя у нас по телепортам не мастак, - Пузин встал во весь рост, не желая пугать малыша, и тот маленькими шажками двинулся в обход шумно ведущего рассказ мужчины: - Это Миха расстарался: сбежал из своей тюрьмы, и его перебросило на ту самую площадку, куда изначально с мира адельванов в другой мир скелетов - забросило нашего Броди. И этот круг оказался тёплым. Поэтому парень бросился за всеми нами в Пантеон, надеясь, что нас там застанет, но отыскал только меня с Ф-фотей. А так как я знаю, где в плену находится Броди с женщинами и желлатуками, то мы сразу и решили отправиться быстрей за помощью на планету Миха. Но когда почти опустились на круг телепорта, дружно подумали о дворце и вот оказались прямо здесь! Не правда ли, удивительная история?! Ха-ха!
   - Невероятная! - врач начал чувствовать опасность, и сделал шажок, второй, вперёд, прикрывая собой женщин, замерших у изголовья кровати. - Но в любой случае постарайся всё рассказать с самого начала и по порядку.
   Карл уже было открыл рот, чтобы продолжить описывать злоключения заброшенных в иной мир людей, как тут Кормилец стал с удивлением уточнять:
   - А у кого в плену находится Броди? Ты мне не говорил...
   - Когда?! - изумился Пузин. - Если ты сразу начал кричать: "Быстрее бежим в кукурузное поле!" Ха! Нет, чтобы как все нормальные люди, вначале пообедать...
   - Но мы бы тогда могли не успеть! Портал мог остыть, - настойчиво доказывал Кормилец свою правоту. - А так мы уже здесь... Но где всё-таки мои жёны? У кого?
   - Ага! Так он о жёнах переживает! - Карл лихо подмигнул хардийцам: - Пеотии поблизости нет? Пусть тоже послушает о наших приключениях.
   - Богиня сейчас сидит в засаде, - неожиданно даже для самого себя соврал Бензик, - В седьмой отсюда по счёту галактике. Причём пытается выловить некую тварь, которая узнала, что туда наведается расвалунг Ковели, и хочет на него совершить покушение. Поэтому предлагаю нам всем туда к ней и переместиться. Заодно поможем ей своими силами. Мы как раз только туда собирались...
   - Отлично! - первым отозвался Михаил Днепрянский. - Отправляемся немедленно! - на что Пузин даже руки расставил от удивления:
   - Ну ты парень смелый! Не боишься встречи с богиней?
   - А чего бояться? Она меня любит..., - пожал плечами император Рилланкара. - В иные миры с собой берёт.
   - А эти...? - несколько растерянно Карл опять ткнул рукой в сторону орла. - Жёны твои...?
   - Да ничего страшного... Что две, что три..., какая разница?
   И вот тут события стали разворачиваться со стремительной скоростью. Ф-фотя со всего размаху долбанул клювом по затылку Михаила. Удар получился настолько мощным, что у нормально человека голова бы сразу в трусы провалилась. Тогда как тело здоровяка вдруг стало, словно вязкий кисель, и гигантский клюв просто впился в него, да там и застрял! Бедный орёл при этом ни пикнуть, ни заклекотать не мог. Только и попытался бешено мотая головой и широко расставив лапы сбросить прилипшую гадость со своего главного оружия. Но неизвестное существо, соскочило с клюва само, одновременно с распространением вокруг себя ударной волны жара. Пузин отлетел к дальней стене, словно сдёрнутая с места ураганом пушинка. Ф-фотю ударило в грудь гораздо слабее, он перекувырнулся лапами кверху и вывалился в коридор, скользя на спине и в бессилии пытаясь раскинуть крылья. Женщин Бензик прикрыл чем-то из своего арсенала, они остались на месте, завалившись только на пол ногами к эпицентру взрыва.
   Но одновременно с этим, мелькнувшая из-за спины Тасона дыня с противным скрежетом ударила в меняющий свои очертания сгусток, бывший ещё недавно человеком. И в мгновение ока, на том месте образовалась метровая сфера насыщенного пурпурного цвета. Он дергалась как живая, вибрировала, скрипела, но неведомое существо не выпускало.
   На всякий случай херувимчик ещё и ладонь свою к сфере приложил, и тогда она застыла нерушимо. Но всё равно было такое впечатление, что она сейчас лопнет, разносимая изнутри взрывом атомной бомбы.
   - Орёл вроде не сильно пострадал, - сообщил Тасон, вскочившему на ноги доктору и указывая на Пузина, - А вот ему понадобится максимум возможной помощи. Справишься?
   Видя, что женщины и сами поднимаются, эскулап метнулся к телу археолога. И пока проводил минуту интенсивной восстановительной терапии и обследований, передал на ментальном уровне все перипетии последнего покушения, когда точно такая же тварь заявилась в облике Михаила Днепрянского в мир адельванов. А так же о том, что Пеотия сильно пострадала и на несколько дней как минимум, не сможет участвовать ни в каких боевых действиях.
   Состояние археолога оказалось тяжелейшим. Фактически он бы уже и скончался через несколько минут. Но врач заявил вполне уверенно:
   - Я его вытяну! - и не оглядываясь на сферу спросил: - Куда эту гадость?
   - Забираю с собой, - бросил Сатази и добавил: - Посмотрю, что это такое более подробно... И постараюсь вернуться очень скоро..
   Последнее слово уже донеслось из пустого места. Зато стали действовать женщины. Вначале бросились к врачу:
   - Чем надо помочь?
   - Может, перенесём на кровать?
   - Не надо его вообще с четверть часа передвигать... А мне без разницы как над ним стоять..., - пробормотал Бензин. Лучше этому..., Ф-фоте помогите. Он и в самом деле молодец! Если бы того монстра в темечко не клюнул, когда тот не ожидал, неизвестно, что бы этот гад-чудовище-перевёртыш тут натворил...
   Орёл и в самом деле лежал на спине, вяло шевелил лапами и нуждался в помощи. Так что пришлось его переворачивать на бок, а потом ещё на лапы усаживать. Причем в ментальном общении, прикасающиеся руками хардийки слышали прекрасно каждое слово и восклицание:
   "Ой! Больно! Крыло-о-о!.. Вы его сейчас доломаете!.. Надо бережно..., вот, подтяните теперь, кажется оно сломано... Как я его наказал?! - удержаться от хвастовства пернатый собрат по разуму не смог. - Сразу заподозрил, что у него внутри что-то не то. Показалось - болен. Но потом он так странно хотел, чтобы Карл вспомнил об этом строении... Ай! Осторожно!.. Так не толкайте! А то добьёте меня... Ох! Спасибо... А когда мы тут оказались, он вообще странный стал. К атаке готовился... Жар в себе копил. Или лёд...? Я точно не понял..."
   Кажется во время заботы о пернатом, Айни получила настолько мощный импульс заботы и ответственности, что в ней проснулись некоторые умения. Но если раньше они ей не подчинялись, или подчинялись, нанося только вред, которого приходилось опасаться, то теперь она и не задумалась о своих действиях.
   Вначале она исчезла, заставив страшно волноваться Розалию. Но не успела она поднять тревогу, как императрица вернулась с ведром воды:
   - Любишь без сахара?
   "И без варенья!" - подтвердил Ф-фотя.
   - А покушать что предпочитаешь? Мясо или...?
   "Я - вегетарианец. Люблю печенье и сухофрукты".
   Через минуту, перед ним стояла громадная корзина с финиками, яблоками, грушами и апельсинами. И где только успела прихватить императрица такую добычу!
   Об этих перемещениях и удивительном проворстве, Розалия сообщила Бензику ментально. И тот, через некоторое время, подозвав женщин к себе, поинтересовался вначале у Айни:
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Отлично! - она покосилась на висящий у неё за левым плечом балай. - Кажется, он и в самом деле несколько мозги прочищает. Вон, я даже на малые расстояния телепортироваться смогла.
   - А крови не побоишься?
   Именно во время своего путешествия разума, Айни сломалась морально, не выдержала одиночества и частые наблюдения казней в иных мирах вызвали у неё страшное психическое заболевание. Она, то жутко боялась всего на свете, то становилась страшно агрессивной и трудной для контроля. А сам вид крови доводил её до панической истерики.
   Но сейчас она ответила твёрдо:
   - Попробую справиться!
   - Ну а ты как, подруга боевая? - улыбнулся врач женщине, с которой в глубокой древности, пытались отстроить рухнувшую во всемирной катастрофе Хардийскую империю.
   - Я лучше всех! - хмыкнула та. - Словно двадцать лет скинула..., мм, в смысле стала тридцатилетней! Сын явно хочет конкуренцию тебе составить на звание лучшего доктора. Вон как меня как за ночь подлечил! До сих пор могу по крышам бегать.
   - Ладно, бегунья ты наша... Бери вместе с Айни тело Карла на плоскость силового поля и так вот аккуратно несём его на твою постель... Раз она тебе больше не нужна... Так!.. Хорошо... Я бы и сам, но держу сразу его несколько разорванных артерий... Пусть хоть чуток срастутся...
   Когда уложили мертвенно-бледного, а местами окровавленного археолога на кровать, глубоко задышавшая Айни всё-таки отошла в сторону, а потом и к орлу поспешала с расспросами. А Розалия постаралась присмотреться своими умениями к действиям доктора:
   - Ничего не вижу! И где ты только такому научился?
   - Есть один прекрасный мир... Будет время, не только тебя, но и всех наших туда на годик, два отправим на учёбу, а потом и на стажировку.
   - Голосую "за!" двумя руками... А что с этим Михаилом на самом деле произошло? Неужели с него сняли вот такую копию? Или ещё хуже: самого превратили в такое чудовище.
   - Два раза превратили? Не получится... Скорей уж копию сняли, хотя даже при своих знаниях ума не приложу, как такое возможно...
   - Ничего, - вздёрнула подбородок Розалия. - Если уж мой сынок этого монстра поймал, то он у него всё выпытает! Вот увидишь! Такое больше не повторится.
   Старый приятель только согласно кивал. Хотя в душе заранее готовился к чему-то более худшему и страшному.
  
  

Глава восемнадцатая

КОРМИЛЕЦ

   Михаил Днепрянский панике и унынию не поддавался. Потому что где-то в глубине души оставалось жить крепкое убеждение, что помощь придёт, Пеотия его отыщет, и чтобы ни случилось, жизнь будет продолжаться. Понятное дело, что при такой политике тело просто расслабилось и банально захотелось спать. Требовалось срочное средство для того, чтобы себя взбодрить, начать лучше думать и отыскать любой ценой наилучший выход из создавшегося положения. Именно поэтому сам себя накручивал, стараясь прогнать леность и сонное равнодушие.
   Как это ни странно получилось для самого парня, но лучшим средством оказалась ревность. Никогда за собой раньше не замечая такого свойства в характере, он неожиданно вскипел, когда представил ясно видимую картину: "Скопировавшее его существо обнимает и целует Пеотию!" А наивная, милая богиня целует самозванца в ответ!
   Ух, как Миху прихватило! Чуть цепи не порвал, так метаться начал.
   Потом ещё хуже: землянину вспомнилось, что он вытворял на широкой кровати со своими нечаянными жёнами, а потом представил среди двух прекрасных женских тел улыбающегося от счастья, подлого перевёртыша.
   Эффект удвоился! От врезавшихся в кисти и лодыжки кандалов, появились раны и потекла кровь. Увы, помочь в разрыве бездушной стали, кровь не смогла. Зато лучше стали соображать мозги, омытые удвоенными порциями кислорода. Ну и сознание стало просчитывать наиболее оптимальные варианты для побега.
   Их было очень много, но оказывались они несколько далеки от реальности. Лучшим и безболезненным естественно была телепортация. Подумал, представил точку прибытия и раз, оказался, где надо без цепей и угрозы быть замученным насмерть в ближайшие часы. Тем более что природных телепортеров Михаил в последнее время насмотрелся и верил на все сто: такому можно научиться. Надо только верно ухватить суть перехода. Ну и конечно же предварительно слегка изменить некие направляющие потоки энергии в организме. Потоки боевая богиня обновила ему ещё при первых скитаниях с ним по иным мирам. Когда они предавались коротким минутам отдыха, она частенько твердила, что теперь парню, а чуть позже уже и не просто парню, а самому императору Рилланкара, ничего не стоит научиться телепортации. По крайней мере, на близкие расстояния в пределах планеты. Ещё и учила его этому с яростной настойчивостью. Причём настолько ярой, что начинала сердиться, грозилась его убить за тупость и непонимание, а то и прожарить до румяной корочки своими убийственными лучами. Правда он бы скорей обуглился, чем подрумянился, о чем и напоминал словами своей любовнице: "Тебе угля не хватает? Тогда давай..., жги!"
   Пару раз это взбалмошную богиню остановило на краю истерики, и она успокаивалась с потоком укоров и несколько пикантной брани. Дескать, тупой, ленивый, бестолковый, но ...милый. Как раз для секса... Ну разве что блюда вкусно умеет приготовить... Ну и сильный... Да и добрый... Да и вообще: "Почему ты меня не обнимаешь?!" А потом опять начинались наущения и учёба по новому кругу. Но, увы! У Кормильца так ничего и не получалось, сколько он не пыжился, сколько не краснел от натуги, доводя себя до обморочного состояния.
   Правда, сейчас, находясь в положении узника, которому некуда больше спешить, он опять пробовал с маниакальной настойчивостью перенестись как можно подальше от этого храма. Желательно сразу домой... Ну хотя бы в ближайший лес... А то и к местному телепорту, о котором Аника не раз рассказывала и описывала где он в храме находится и как выглядит. А уже оттуда (если тот бы сработал!), обратно на планету со скелетами адельванов...
   Но все попытки оказывались тщетны, сколько ни тужился, кроме головной боли ничего не достиг. Ни дороги домой, ни к телепорту, ни в лес, ни по дрова...
   Остальные способы побега, просчитываемые сознанием, казались ещё более экзотичными. Например, из одежды на нём оставались только отличные походные ботинки. А там шнурки. На них - наконечники стальные, которые делали легкую, еле видимую царапинку на стали наручника. Правда царапинок получалось три, от силы четыре, потом наконечник тупился, а то и гнулся под напором сильных пальцев. Вот если бы наконечников было миллион..., да точильный камень для их заточки..., да месяц времени...
   "Отставить глупые мысли! - сам себя обругал Михаил. - Реальней! Приземлённей надо мыслить, а не дурью маяться! - несколько минут тупо пялился на ненавистный браслет, а потом попробовал его погрызть зубами. - Хм! Может послюнить? Кислота, всё-таки..., пищу там разъедает, ткани..."
   Не тот случай! Зубы стали болеть - а царапина так и не появилась. Да и попытки послюнить, вызвали только премерзкое ощущение во рту и позывы к рвоте. Чуть позже - презрительное отношение к самому себе за беспредельную тупость, леность и несообразительность.
   В стене имелось ещё порядочное количество креплений, в которые можно было заковать пяток человек, распиная их за все конечности. Но вот те все цепи оказались втянуты в стены полностью, и воздействовать, хотя бы одним браслетом на другой никак не получалось
   И всё. Больше никаких "реальных" идей в голову не приходило.
   Хотелось или плакать, или что-то делать. Но вряд ли нормальный мужчина опустится до слёз в таком положении. Но и делать оказалось нечего. ...Кроме как мечтать, вспоминать, думать, пробовать опять телепортироваться свет за очи, или время от времени дергать цепи, проверяя, не сгнили ли они часом.
   Цепи оставались прочны и равнодушны. Мысли хаотичны. Попытки перенестись - бесполезны. Но в сумме это принесло определённый результат:
   "Вот бы уметь расплавить сталь взглядом!.. - очередная глупая мечта. - М-да! Может кисть отгрызть? Блин! Обе придётся..., да ещё и лодыжки... Ха-ха - три раза! Стану свободным инвалидом: безруким, безногим... Совсем не смешно! Вот если бы рука могла деформироваться вытягиваться... Ага! И нога тоже! Э-хе-хе...!"
   Тяжело повздыхав, попробовал стянуть браслет цепей со своего огромного кулачища. Только покривился от боли. И так на запястье живого места не было. Но в который уже раз припомнился при этом основной постулат, который ему твердила при обучении Пеотия: "...чем ближе ты захочешь перенестись, тем легче это сделать!"
   Ну и подумалось:
   "Если я попробую вообще не всё тело сдвинуть куда-то, а только руку? На семь сантиметров в сторону... Ну ладно, на десять!.. Как оно получится?"
   И стал пробовать. Двигал руками, дергал ими, замирал неподвижно, закрывал глаза... Но каждый раз при этом концентрировал полученные от богини умения именно на своё запястье. И даже вначале не поверил своему слуху, когда услышал звук падения браслета цепей. Да и рука стала намного легче! Открыл глаза..., со стоном набирая воздух для радостного крика, только в последний момент догадался захлопнуть рот. Восторг восторгом, а только сейчас к себе ненужное внимание привлечь не хватало!
   Получилось!
   Ну а дальше уже всё было делом техники, усердия, удачи и так далее и тому подобное. С ногами пришлось повозиться несколько дольше, чем с руками:
   "Далеко от мозга, наверное..., - нашлось достойное оправдание. - Или мозг недалёкий?"
   Зато при дальнейших действиях, Михаил Днепрянский свою сообразительность ни в чём не мог укорить. С оглядкой выбрался в покои главной жрицы. Быстро соорудил для себя временную набедренную повязку. Уж больно было неудобно передвигаться и действовать с открытыми чреслами. Затем произвёл быстрый, тотальный обыск. Из полезных вещей нашлись: браслеты управлением цепей в комнате пыток, показавшиеся вначале ненужными. Два жезла странной конструкции, но явного назначения: электрошокеры, не иначе. В положении беглеца, оружие, пусть даже и такое - немыслимое богатство! В небольшой комнатке с гардеробом - сотни ремешков, поясков и подвязок. Тонкие, но прочные. Авось пригодятся.
   Всё остальное, в том числе некие обрядовые предметы, усыпанные драгоценными камнями и украшения, показались ничего не стоящим мусором.
   После чего император Рилланкара перешёл к процедуре зачистки окружающей территории. Просто так ему куда-то бежать как раз больше всего охранники и мешали. Первыми от удара электричеством пострадало два мужика, стоящие в почётном карауле у покоев главной жрицы. Причём один из них оказался довольно массивен, чтобы его вещи, а также шлем с сеточкой на лицо оказался Кормильцу почти в меру. Первую пару пленённых, он приковал в комнате для допросов за лодыжку. Потому что обратил внимание на дверь: двойная! Если плотно закрыть, в спальню даже вопли нескольких несчастных не доходят.
   Потом вовремя успел к входу опять. Там в недоумении толпилось ещё три охранника: дежурный старшина привёл смену и не мог никак сообразить: поднимать тревогу или нет. Даже обрадовался, увидев выходящего из покоев жрицы Кормильца и приняв за своего подчинённого:
   - А вот ты где!
   Три прикосновения электрошокерами, и ещё три пленника заняли свои места у стены с одной прикованной конечностью.
   Может Михаил бы на этом и остановился, но не успел он отдалиться от покоев, как на первом повороте столкнулся ещё с одной парой охранников. А те сдуру его возьми и спроси, не видел ли он старшину. Пришлось и их отволочь к их любимому начальнику. Приковав обоих, император не столько устал, как основательно разогрелся. И с опозданием пожалел:
   "Надо было вырубать одного, а второй бы пусть его на себе волок! Как я сразу не догадался!"
   Словно сглазил! Очередная пара стояла возле какой-то двери с богатыми изразцами, и тоже слишком любопытными были: спрашивали где их смена. Разрешение уйти с поста, получили они по-разному: один безмолвно упал, второй так же безмолвно его потащил в покои главной жрицы. Когда приковывал уже на месте отключенного током носильщика, Миха задумался:
   "Что такое ценное может находиться за такой красивой дверцей? Надо заглянуть!"
   И опять ему помешал охранник, но уже в серебристом шлёме. Офицер! И тоже, баран, искал старшину.
   - Дался вам этот старшина! - ворчал землянин, выискивая свободное место на стене пыток. - Пуп земли, что ли?
   Ну а дальше ему везло. Видимо остальные охранники, осознав, что старшина где-то удачно спрятался или забил болт на службу, не стали испытывать свою судьбу, сидели себе по караулкам и не отсвечивали. Ну не ведут на смену постов, да и ладно. Солдат спит, служба идёт! А в данном случае - ещё и зарплата капает.
   До резной двери Кормилец добрался уже изрядно заведённый и готовый без всяких ударов электрошокера заставить любого встречного бежать в комнату пыток и самостоятельно там приковываться. А вернее, просто оглушать любую помеху на месте кулаком, да и оставлять лежать там, где рухнул.
   А приоткрыв резную дверь, и рассмотрев что творится помещения, стал размышлять:
   "Попал я конечно правильно, но вот что это мне даёт? Портал не работает, эти стервочки молитвы поют, мстить сейчас предательнице - так со всеми не справлюсь, а они помощь точно своим визгом призовут... Надо дёргать отсюда и прятаться в гуще народных масс. Или вернуться за драгоценностями? Всё-таки массы гораздо лучше ко мне отнесутся, если я им чем-то глазки ослеплю..."
   Дверь оказалась служебным входом непосредственно в храм.
   Ну и в нём, пока ещё никого не было ни из прихожан, ни из намечающихся гостей на вечернюю службу, ни самого императора со свитой. Только одни жрицы, которые тесной толпой обступили круг телепорта, стоя на коленях, и воспевали некую торжественную молитву. А в самом центре, тоже на коленях, и тоже часто припадая лбом к полу, задавала тон религиозному экстазу воодушевлённая своим величием Аника. Наверняка она уже успела поделиться своими рассказами с коллегами и похвастаться полученной от Священного диадемой. Политика деяний на ближайшее время была определена, всесторонняя поддержка получена, ну и как завершающий штрих общего собрания, как раз велось обязательное, видимо для такого случая, пение.
   Михаил уже подосадовал на невозможность мести, и стал закрывать дверь, как вдруг заметил резкое оживление среди жриц. Вроде не переставая петь, пять или шесть девиц, которые касались непосредственно площадки телепорта, от него резко отстранились. Аника так вообще бодренько вскочила на ноги. Тотчас пение стало затихать, зато послышались восклицания:
   - Тепло! Пол нагрелся! Телепорт просыпается! Опять к нам гости?!
   Тогда как главная жрица сама выскочила с круга, и остальных заставила отодвинуться. При этом громко напоминая о своих кошмарных минутах смерти, на другом конце телепортационного перехода:
   - Там чёрная, вонючая вода! Огромная толща! Я там утонула! И меня спасли просто чудом! Хотя... Скорей всего это кто-то к нам..., опять божественные советники адельваны или сам Сияющий...
   И уже все жрицы значительно раздали свой круг, терпеливо ожидая, кто к ним заявится.
   Кормилец прекрасно помнил рассказы Пузина, как он спас эту подлую предательницу из чёрной жижи. Помнил и о примерной глубине воды, в подвалах монастыря: около пяти метров. Помнил и о том, что плавает он прекрасно, а сбросить с себя куртку в воде, зная что и к чему в сто раз проще, чем когда не соображаешь где оказался.
   Поэтому решил действовать быстро. Долгие сомнения, ничего не дадут.
   Аккуратно, стараясь не топать, подкрался к толпе жриц и резко заорал в полный голос:
   - В стороны! Спасайтесь!
   Этого оказалось достаточно, чтобы большинство густого строя раздалось в стороны. Часть упала, часть просто опустилась на пол, на подкосившихся ногах. Ещё нескольких, здоровенный парень пренебрежительно расшвырял в стороны взмахами ладоней, а потом просто подхватил Анику на плечо и зашагал с нею в центр круга. Ещё и удачную свою мысль озвучил криком:
   - Именем Сияющего! Всё - вон из храма!
   Ведь на каждой жрице было именное ожерелье, которое перевело им правильно слова, сказанные на русском языке. Неизвестно, поверили они странным приказам, или просто перепугались, но главный эффект оказался достигнут: никто не бросился спасать свою главную жрицу. Никто не повис на плечах у Кормильца. Никто не пытался ему заплести ноги своим телом. Да и охранников пока звать никто не спешил.
   А в следующее мгновение, Михаил Днепрянский ощутил мановение телепортационного перехода, задержал дыхание и собрался всплывать.
  
  

Глава девятнадцатая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   К моменту, когда Карл Пузин пришёл в сознание и смог говорить, в помещение вошли, громко переговариваясь Алессан и Вителла. Да их голоса были слышны ещё из коридора:
   - А как врал-то, как врал! - громко укорял Алессан декёрла. - Не "пробивает" его! Ничего ему не надо! А сам как дорвался до бедных девушек, то у меня сердце за них рвалось от переживаний! Всю ночь бедные орали!
   - А сам-то?! - посмеивался в ответ Вителла, имитируя голос товарища: - "Только посмотрю, постою на стрёме..." Ханжа! Твои девицы тоже стонали от удовольствия так, словно их резали. Но твои рычания уж точно разбудили пол квартала.
   Это они так обсуждали свой недавний поход в увеселительные заведения. Попытка Вителлы отвлечь повелителя растений от страсти к Сакрине, удалась на двести процентов. Во-первых, сам Алессан, соблазнившись обилием милых мордашек, тонких талий и очаровательных женских ножек, вдруг почувствовал в себе остронаправленное желание. И подхватив двух девушек, первым отправился с ними прерывать свой целибат, длившийся тысячелетия. Оставшийся без товарища декёрл, тоже долго не высидел, терзаемых взглядами, прикосновениями и откровенными призывами жриц любви. Да и подался слегка прилечь, попробовать, испытать: как оно пойдёт...
   Пошло на "ура!". Причём многократно на ура. И девушки остались донельзя довольны, обласканы и щедро осыпаны подарками, да и каждый из мужчин понял, что не стоит запираться в узких стенах повседневного бытия, науки, работы и экспериментов. Следует просто прислушиваться к потребностям молодого, крепкого и здорового тела. И тогда не придётся сражаться за внимание нескольких дам, которые вхожи в их небольшой коллектив постоянно.
   Вот так они и вошли, вначале посмеиваясь и веселясь от приятных воспоминания, а потом, застыв на пороге, при виде настоящего бардака, царящего в комнате, да оборачиваясь на громадного орла, который деловито клевал сухофрукты из корзины. И почти одновременно спросили:
   - А кто здесь хулиганил?
   - Куда Сатази делся?
   К ним повернулась Розалия, насмешливо осмотрела с ног до головы и многозначительно ответила, акцентируя на имени своего сына:
   - Тасон хулигана пленил и поволок его к Якорю на допрос. Вроде как его коллеги обещались помочь. Красавец и герой Ф-фотя, который у вас на заднем плане, отличился в положительную сторону. Можно сказать, сам, первый и атаковал обсуждаемого хулигана. А вот конкретная личность, скрывающаяся под маской нарушителя нашего спокойствия, выясняется...
   В последнее время божественные сущности всё чаще практиковали общение сразу в двух уровнях. И с каждым разом у них это получалось всё лучше и лучше. Вот и сейчас, пока Розалия отвечала вслух, Бензик успел забросить прибывшим по ментальному каналу раз в десять больше информации. Да и при дальнейших расспросах археолога подробности о последних событиях шли сплошным потоком. Удобно, выгодно, быстро.
   А первые слова Пузина, когда он пришёл в себя, прозвучали еле слышно:
   - Кто это был?
   Пришлось доктору начать рассказ со слов:
   - Тебе ничего нельзя говорить, помолчи. А вот ментально, с нашей помощью общаться можешь. Не забыл ещё, как надо? Молчи, молчи! Извилины у тебя целыми остались, спасибо Тасону. Успел и тебя частично прикрыть.
   Карл вначале несколько перенапрягался, стараясь действовать при общении по инструкциям, но когда потренировался, диалог пошёл легко и свободно. Ни губами шевелить не надо, ни треснутые рёбра напрягать для подачи воздуха в гортань.
   Вначале археолог подробно пересказал все собственные злоключения, работу всего сборного отряда уже вместе у Пантеона и внутри него, а потом последние передряги с похищением друзей ожившей мифической химерой.
   Мало того, когда хардийцы рассказали, о чём знали, Пузин сделал вполне верные выводы:
   "Мне кажется, что три запустившиеся Хранителем портала, сработали не просто так, а дали ещё и дополнительные всплески, на иные, как-то закольцованные на них площадки. Сами посудите: после нас с Люссией, в тот же подвал монастыря затянуло Анику из мира сагири. Там где появился Кормилец, выпало следом, в ту же комнату сразу три разумных особи: наездницы с Ф-фотей. Несколько иначе произошло с Броди. Но там следует принимать огромную массу вертолёта, вот потому желлатуков и выбросило не на кукурузное поле, а чуть ли не на другом конце города. Исходя из этого, можем обозначить некоторые закономерности: с тех самых площадок, если подать энергию именно на них можно проскочить непосредственно в искомые три мира, А именно: желлатуков, наездниц и сагири. Первые два нам не нужны, там ни помощи, ни наших друзей явно нет. А вот предательницу Анику, Сияющий явно отправил в её мир. Наверняка там же и некое гнездо этих перевёртышей, которые мучают Михаила или банально делают с него копии на каком-то инкубаторе наёмных убийц. Так что лучше всего начинать именно в том направлении: очистить воду из подвала и поддать энергии на тамошнюю площадку. А? - видя, как врач скептически поглядывает именно на него, он с готовностью предложил: - Меня можно вот так на кровати с собой и прихватить! Раз мы сюда, сразу на Землю пробились только по причине просмотра моей памяти перевёртышем, то уж вам труда не составит большого прыгнуть всем вместе прямо к входу в подвалы.
   Бензик немного подумал, посовещался со своими коллегами, и решил, что раненого археолога можно и в самом деле транспортировать без малейшей встряски. Тем более что время не ждало: следовало отыскать врага и нанести по нему упреждающий удар раньше, чем он забросает Землю и хардийцев тысячами перевёртышей. Вдруг где-то там и в самом деле некий инкубатор?
   - Вы, обе..., - начал было вслух доктор, но был сразу жёстко и строго остановлен встречными восклицаниями:
   - Я отправляюсь с вами! - ещё и балай многозначительно качнулся над плечом у Аники и предупредительно загудел. Императрице вторила Розалия:
   - А мне тем более здесь нечего оставаться!
   - Кто тогда за орлом присмотрит?
   Но тот уже топал, пошатываясь и стараясь как можно выше держать голову. Его слова на ментальном уровне хардийцы услышали прекрасно:
   "Ф-фотя здоров! Ф-фотя вместе со всеми!"
   Вителла окончательно разрешил последние сомнения утверждением:
   - Наши силы распылять не стоит. А через портал, в мир сагири, мы уже отправимся с Алессаном вдвоём.
   - Втроём, - спокойно, но безапелляционно заявила императрица.
   Мужчины посмотрели на неё, но никто ничего не сказал. Зато наверняка каждый подумал: "На месте разберёмся..." После чего все дружно обступили Карла у изголовья кровати с одной стороны, орёл прижался с другой, минуту настраивались, заставляя археолога думать только о долине с руинами монастыря. А с одновременным выдохом ...оказались в месте назначения.
   - Вся жизнь - познанье! - нравоучительно изрёк Бензик, осматриваясь на склоны гор вместе со всеми. - Но с другой стороны, если уйду на покой, то краше места не найдёшь: тишина, покой, умиротворение...
   "...Вода там, в подвале, очень грязная, гнилая, - ворвалось в ментальное пространство деловитое вещание Пузина. - Но вся анфилада помещений идёт с уклона, в сторону тайного помещения травниц. Наверняка там и сток где-то забитый есть, а нет, так можно пробить дыру взрывчаткой в подземные пустоты..."
   - Спасибо, Карл, - поблагодарил его Вителла, - Ты теперь только лежи да отсыпайся. Мы уже сами во всём разберёмся...
   Понятно дело, что столько божественных сущностей, могли и новые тоннели пробить во все стороны. Не то, что какой-то сток очистить. Так что уже через час, воды в подвале не осталось, а ещё через час, на тщательно очищенную и осушенную площадку подали сразу несколько видов доступной хардийцам энергии.
   Вначале ничего не получалось. Камень круга, вроде стал заметно нагреваться, запахло плесенью и гнилыми водорослями, но толку никакого не получалось, сколько там ни прохаживались все вместе или каждый в отдельности. Причём пытались в иной мир перенестись вчетвером. Розалия оставалась наверху, присматривать за Пузиным. А потом совершенно неожиданно в центре круга возник Кормилец! Да не сам!
   Он ещё только возникал своим контуром, а с плеча уже падала гневно мычащая, ярко одетая женщина. А второй рукой он сбросил у себя с головы кольчужный шлем с сеточкой на лице. Потому его сразу и узнали. Ну и сам парень сделал несколько явных, несуразных движений, напоминающие конвульсии рвущейся к поверхности лягушки. Тогда как женщина, больно ударившись о пол коленками и руками, сообразила быстрей: вокруг сухо и светло! Выть от боли и ругаться не стала, а тут же попыталась откатиться в сторону. Но наткнулась на нерушимо стоящего Вителлу, который радостно восклицал:
   - Вот так сюрприз! Мы сами к вам в гости собрались, а вы нам навстречу! Ай да молодцы!
   Тут уже и Михаил прекратил "плыть", судорожно вздохнул и радостно заорал:
   - А-а-а! Получилось! - после чего сразу наткнулся взглядом на Айни, узнал её и обрадовался ещё больше: - Кого я вижу! Коллега! - это он всегда подчёркивал при общении с ней, что, дескать, тоже, какой-никакой, но император. - О-о! Доктор! Алессан! Вителла! Как я рад вас видеть!
   Он не знал к кому первому броситься с радостными объятиями. Зато Бензик оказался во всеоружии и буквально лучился подозрением: уж слишком часто он в последнее время натерпелся неприятностей от точно такого же, доброго с виду и открытого парня. Поэтому он несколько грубовато рявкнул:
   - Стоять! Кто такой? Признавайся!
   Кормилец очумело вытаращил глаза:
   - Док! Да это же я! - он сбросил с себя и так снятую почти куртку охранника. - На мне просто форма с чужого плеча!
   - А чем докажешь, что это ты?
   - Я?! Да что за вопрос?! Чем угодно докажу. Меня вон все знают! А? - но ещё раз осмотрев остальных, которые смотрели на него с сомнением, и только Аника с ненавистью и злобой, несколько сник: - А что случилось?
   - Кто это с тобой! - спросил Алессан.
   - Предательница! Прихватил для особо жестокой казни! - при упоминании о предательстве, лица парня пошло красными пятнами: - Наверняка любой из наших ей голову свернёт с удовольствием! Гадина! Меня как раба в наручниках держала и кандалах!
   Вот тут доктор и придумал, как точно проверить парня перекрёстными действиями:
   - Сколько сидел на цепи? И давай руки сюда, я посмотрю...
   - Да вроде недолго, - Михаил протянул руки с охотой и безбоязненно. - Не больше одного дня.
   "Что-то не сходится, - велось обсуждение на ментальном уровне между хардийцами. - Хотя он мог сутки пробыть без сознания, или в пути произошла задержка. Ну ничего, сейчас я его несколько иначе прощупаю!"
   - Ты в таком виде! А ведь сейчас к нам твои жёны должны спуститься, Валия и Кимала, дай хоть кровь с запястий уберу...
   Тотчас глаза у парня заблестели, он расправил плечи и приподнял подбородок. Хоть и нечаянные жёны, но они ему в любом случае нравились, злобы на них он не держал, да и подаренные ему сонмы ласки и удовольствия помнил хорошо.
   Но доктор ещё не всё сказал, продолжая, как ни в чём не бывало:
   - Там, правда с ними Пеотия, и она что-то на тебя очень зла...
   От обратного превращения, Кормильца стало жалко: ссутулился, сжался, присел, глаза испуганно заметались по подвалу, выискивая надёжное укрытие. Кажется, император Рилланкара не прочь был бы тотчас вернуться в храм со жрицами, чем оставаться рядом с разъярённой богиней.
   Засмеялись не только мужчины, но и Айни. Она же поспешила утешить парня:
   - Не переживай, это доктор так пошутил. Нет здесь никого кроме Розалии и Ф-фоти. Просто совсем недавно двое наёмных убийц заявлялось, точные твои копии, вот и опасаемся до сих пор.
   - Зато теперь и внутренности твои просматривать не стоит, - заверил Доктор со смешком, хотя только что и закончил этим заниматься. - Ну а теперь...?
   Он вопросительно глянул на Вителлу, как специалиста гораздо лучшего в знании телепортации. И тот подтвердил:
   - Да! Отправляемся на планету Миха. Там мы уже всей толпой самую сложную задачку и решим. Вначале наверх..., а то нам Донтер не простит нечаянно потерянную Розалию...
  

Глава двадцатая

БУДНИ ЭКСПЕДИЦИИ

   Высчитать вектор движения всего по двум примерным траекториям, оказалось более чем сложно. Сколько компания ни билась над этой задачей, ничего не получалось. Ко всему ещё и бессилие Пеотии сказывалось. Богиня ничего кроме советов, пусть и дельных, дать не могла, физически её хватало лишь на кратковременное вставание с лёгкой прогулкой. Археологи экспедиции, а также прикомандированные к ним журналисты, тоже никак не могли помочь своими знаниями или подсказками.
   Не было пока в коллективе и Райгда с Сакриной, которые куда-то подались в поиск. Дозваться их дальним ментальным призывом никак не получалось.
   Так что основными попрыгунчиками по намечающимся векторам оказались Юниус и Абелия. Им преодоление пространства давалось намного проще, чем императору Бутену и уж тем более проще, чем Навигатору Донтеру. Но сколько они не метались в соседние галактики и дальше, никакого существенного толку в поисках пропавших землян не появлялось. Интересные миры попадались, открывались новые цивилизации, но за час, два, необходимых для первого поверхностного анализа, ни единой ниточки ведущей к адельванам не обнаруживалось.
   На очередном подведении итогов, Абелия предложила:
   - Надо звать сюда всех. Сами не справимся...
   И пока спорили, кто мотнётся на Землю за остальными, в данной галактике вынырнули из подпространственного прыжка три космические корабля цорков. Сфинксы доказали способность их операционных систем, точно высчитать искомое место в большом Космосе и добраться туда с помощью прыжков в темпоральное поле. Хоть и тратилось на преодоление от одной пустоты между галактиками к другой полчаса, но добрались аларастрасийцы сравнительно быстро. И после первого сигнала маяка, два корабля Сил Глубокого Рейда, и личный корабль прославленно чистильщика, уже зависли на орбите Михи, заявляя о своей готовности действовать и начать высадку соответствующего технического десанта.
   Пока с цорками общались, пока согласовывали с Чинкисом места десанта, пока встречали и размещали, Пеотия припомнила, что император Сфинксов имеет при себе некие "чувственные конгломераты" в виде мячиков, с помощью которых можно вызвать магистра. Ведь сам Райгд когда-то и подарил Чинкису эти уникальные творения-слепки, и при спасении Земли от ядерной угрозы они очень пригодились.
   Вот ситанесса и попросила представителя Аларастрасии:
   - Будь добр, вызывай нашего Райгда с Сакриной постоянно. Они нужны тут.
   Но вместо образовавшейся парочки хардийцев, вдруг появились все остальные божественные сущности, за которыми так и не успели сгонять на Землю, Да не сами появились, а с Михаилом Днепрянским, изрядно потрёпанным травмами Карлом Пузиным, великолепным синим орлом и захваченной в плен предательницей Аникой. Вполне естественно, что имеющаяся информация, нужная для определения искомого вектора сразу утроилась. Древние хардийцы довольно быстро обменялись своими мнения и новостями на ментальном уровне, и точно так же быстро постарались определить свои следующие шаги.
   Тогда как весьма интересно проходил первый разговор Кормильца с Пеотией. Никто из коллег, не поведал пока боевой богине и словечка о новом статусе её бой-френда. Валия, Кимала и Ф-фотя, были бегло описаны как представители иных цивилизаций спонтанно затянутые остаточными отражениями телепортационных порталом. Точно так же, как желлатуки и жрица сагири. Но вот как раз для уточнения полученных данных от Аники, большинство хардийцев вокруг неё и сосредоточились. Очень важно было узнать, кто такие Сияющие, и что о них известно.
   Тогда как Кормилец, которого плотно опекал Бензик, сидящий на кровати рядом с Пеотией, решился поведать о своих прегрешениях на ниве многожёнства. Вначале, понятное дело, он богиню и обнял, и облобызал, и очень распереживался от всей души, видя её несколько слабой и болезненной. Но когда она его успокоила, сказав, что выздоравливает и чувствует себя уже отлично, приступил к покаянию:
   - Со мной произошли невероятные приключения..., - начал он издалека, но его пассия, с томной улыбкой перебила:
   - Не сомневаюсь, и во всём виню себя. Не следовало тебя оставлять без моей опеки. Так что отныне будешь всегда находиться возле меня. В принципе, как и положено императору Рилланкара всего сопровождать богиню мира в её путешествии. Или ты уже забыл о своих обязанностях?
   - Ну как можно?! Просто..., не всё так..., - он замялся, подбирая нужное слово. - ...не всё так однозначно с моими приключениями. Понимаешь, по трагической случайности, не имея при себе переводного устройства и не зная законов мира, откуда наездницы с орлом выпали, я несколько переусердствовал с гостеприимством. Вначале сам оглушил бедного орла из парализатора, потом его подруги выстреляли в меня все свои патроны из револьверов, но в те моменты обошлось..., все остались живы... А потом они меня не поняли, а я их..., и девицы стали переворачивать весь дом вверх ногами... Дальше получилось ещё хуже... Они меня укололи какой-то колючкой, от которой я растерял над собой контроль и совершенно не осознавал своих действий. Да они потом и не скрывали, что меня отравили специальным любовным приворотом..
   - Чего, чего?! - стала хмуриться Пеотия и даже несколько раз мотнула головой, словно ошарашенная. - Какая колючка? Причём тут любовный приворот? Что значит отравили? И с какой целью?
   - Ну..., чтобы я не сопротивлялся их отношению..., - мялся парень. - Они вдруг возомнили, что я их вместе с орлом похитил специально, а по их законам, мужчина совершивший такое действие, сразу становится мужем похищенных женщин. А так как я люблю тебя, то сразу заявил об этом, поругался с ними, заявил что я не согласен, и ушёл из дома спать в другое место. Так они в меня незаметно и выстрелили ядовитой колючкой. После этого я уже ничего не помню, а когда очнулся, между нами уже всё свершилось...
   Не замечая, что у неё на локте висит Бензик, Пеотия стала подниматься:
   - Ага! Значит, не согласился?.. И ушёл?.. И не помнишь ничего?.. Ну так запоминай! - и она с рычанием попыталась прожарить своего любовника небольшой, но в любом случае достаточной для смертоубийства молнией.
   Какой бы Михаил не был сильный, здоровый и частично защищённый своими мизерными умениями, ему бы и этой молнии хватило для перехода в иной мир. Но доктор оказался на высоте своих умений: и парня спас, и боевую богиню удержал. Хотя сам тут же и признался, обхватив коллегу мертвой хваткой вокруг талии и силой усаживая к себе на колени:
   - Ну ты и сильна! Елё дышишь, а такими молниями разбрасываешься...
   - Пусти! - брыкалась, хоть и довольно вяло Пеотия.
   - Да ладно тебе, парень и в самом деле совершенно не виноват. Это всё происки портала и обстоятельств...
   - Пусти, говорю!
   - А молний у тебя уже не осталось?
   - Я ему глаза выцарапаю и без всякой молнии! - но уже через минуту, сообразив, что обессиленная после сражения с перевёртышем всё равно не сможет вырваться из рук Бензика, богиня грозно проговорила в сторону Михаила:
   - Ненавижу! Скот! Животное! Уходи, и больше никогда мне на глаза не попадайся! Пошёл вон!
   Парень понял, что в данный момент никакие слова и убеждения не подействуют, тяжело вздохнул, развернулся и отправился ссутуленный восвояси. Только когда стих звук его шаркающих шагов, врач аккуратно усадил страшно обозлённую, обиженную и раздосадованную женщину рядом на кровать, и стал увещевать:
   - Зря ты так, он ведь и в самом деле не виноват. Ну, женили его насильно или по недоразумению, ну не мог он изначально выяснить толком, чего от него девицы требуют, но разве стоит его за такое недоразумения молнией прожаривать?..
   - Стоит! Ещё и второй контрольной, не помешало бы его до угольков пропечь! Раз уже сообразил, животное, что его обманули, то почему сразу от них не сбежал на край света? Или почему не прибил сучек на месте?
   - Да потому что там иначе и не получалось. Так складывались обстоятельства в глухом лесу и среди куч скелетов, что на планете вообще вся жизнь вымерла. Будто бы... А вдруг бы мы его не нашли? Вдруг бы он так в том мире и прожил до глубокой старости, стеная от укоров совести над трупами напрасно убиенных жён? И такое, по теории вероятностей могло случиться! Ведь сама посуди, даже с нашими умениями, десятки лет нужны, чтобы досконально прошерстить, хотя бы одну галактику. И так парень вырвался и спасся только благодаря нескольким случайностям да собственной настойчивости. Жрица сагири тоже на него запала, собиралась с ним забавляться, словно с рабом, и хорошо, что не успела осуществить свои преступные замыслы.
   Пеотия всё ещё выглядела нахмуренной и раздражённой, но уже покусывала губки в размышлениях:
   - Не пойти ли мне, да не поучаствовать ли в допросе этой предательницы?
   - В допросе? - иронизировал Бензик. - Или в удушении?
   - Хм! Я себя умею держать в руках!
   - Очень было заметно, вот только что! А раз тебе всё равно хочется Анику удушить, значит, к парню что-то тёплое в душе осталось. Поэтому спокойно полежи, подумай, а когда выспишься, может понимание на тебя и снизойдёт..., - заметив, что коллега собирается и возражать, и спорить дальше, - доктор перешёл на иной тон, которым обычно не уговаривают, а давят на особо строптивых пациентов: - Молчать! Лежать! И если не хочешь ещё две недели валяться здесь в полном бессилии, то выполняй главное предписание: спать как можно больше.
   - У меня через сорок часов утопление..., - пробормотала Пеотия, укладываясь на кровать
   - Не волнуйся! Понадобится - во сне и утопим! И совесть иметь надо: мне ещё над Карлом посидеть требуется, а я тут с тобой панькаюсь!
   Он уже отправился на выход, когда боевая богиня его окликнула:
   - Эй, док!.. Ты там за Михой присмотри, а? И если он не виноват, значит меня бояться не будет... Следовательно пусть ко мне всё равно зайдёт и более подробно расскажет о своих приключениях. Хорошо?
   - Не знаю, не знаю... Разве что мы для него отыщем космический скафандр наивысшей защиты...
   - Да ладно тебе! Это я просто вначале сорвалась.
   Но Бензик лишь скептически скривился, и ушёл, явно не поверив в сдержанность ревнивой красавицы. Правда, когда уже спустился этажом ниже, удовлетворённо улыбнулся:
   "Полежит, подумает, и если Миха ей нравится и близок по характеру - то простит. Ведь, по сути, парень и в самом деле невиновен. Ну а от наездниц всегда можно избавиться, дав развод и внушительную кучу подарков. Кажется в их мире подарки - это чуть ли не важней самого мужа..."
   Зашёл в комнату, где крепко спал погружённый в сон Пузин, внимательно того осмотрел. Ну и признав состояние пациента удовлетворительным, поспешил в холл здания. К тому времени жрицу сагири уже допросили, выведав нужную информацию и отправив её в подвал. Там одна из комнат была спешно переоборудована в тёремную камеру. А в самом холле было настоящее столпотворение: примчавшийся издалека по вызову Райгд, ещё на орбите выяснил, в чём дело, и теперь вместе с Сакриной, за которой тоже смотался вполне оперативно, пытался вникнуть в суть ведущихся в обоих уровнях восприятия споров. Помимо этого магистр прихватил с собой на планету и самого Чинкиса, вместе с двумя капитанами боевых кораблей и несколькими лучшими специалистами. Цоркам не терпелось приступить к немедленному изучению устройств для телепортации. Вот они в данный момент и сновали между гигантскими зданиями города. Это притом, что на приготовленных, подземных инфраструктурах, уже приступили к работе три десятка киборгов, которых можно было назвать ходячими научно-исследовательскими институтами. Члены археологической экспедиции тоже метались на объектах, ведя чисто формальное руководство киборгами. Ну а корреспонденты возле них старались зафиксировать как можно больше моментов для истории.
   В холле оставались только свои.
   Кричали, шумели, перекрикивали друг друга почти все присутствующие хардийцы. Разве только и оставались что Оливер, да удручённый гневом богини Кормилец. Но они помалкивали и в дискуссии не встревали. А вот доктор сходу присоединился к ведущимся дебатам:
   - И какое направление выбрали?
   - Самое простое: через мир сагири, - ответил Юниус и пустился в рассуждения: - Там был этот перевёртыш вместе с кошмарным кентавром. Там знают о Сияющих. И туда для отмазки глаз недавно доставили адельвана. Значит мир четырёхруких, которые подчиняются в конечном итоге кентавру, но которыми помыкают Сияющие, где-то рядом. Конечно, относительно телепортационных каналов. Если мы нагрянем туда всей командой, то в любом случае разыщем так не хватающие нам векторы веерного перемещения.
   Ему возражал Донтер, который пользуясь своим пространственным проектором известной части Вселенной, пытался доказать, что векторов желательно иметь всё-таки ещё парочку. Для этого следует запитать энергией и другие площадки телепортов. А именно: ту на которую "высадился" Броди; на которую снесло желлатуков из-за массы вертолёта; и на которую затянуло наездниц вместе с их синим орлом. Вот тогда уже конечная цель будет выявлена идеально. В результате не придётся тратить время напрасно на бесцельные прыжки по адресу "приблизительно".
   Ну а с Навигатором не соглашалась Абелия. Главная причина, как она доказывала: нельзя распылять команду на маленькие группки:
   - Посмотрите на Пеотию, - восклицала она. - Еле спаслась! И ведь она сильнейшая среди нас. Во втором случае, повезло, что рядом оказался Сатази. Да и орёл сказал веское слово, своим клювом. А вот если очередной перевёртыш сразу начнёт атаку? Будучи готов к этому и задействовав весь свой, но нам совершенно неизвестный арсенал? Вполне возможно, что двое, а то и трое из нас с ним не справятся.
   Сакрина всё это время пыталась просмотреть насквозь висящий над плечом Айни балай, но у неё никак не получалось. И в руки "лечебная игрушка" не давалась.
   - Вот бы нам такое устройство! - не скрывала зависть богиня нежности и счастья, как её окрестили журналисты. - И почему оно мне в руки для изучения не даётся? Там столько всего таинственного!..
   - А там только одноразовая настройка, - поясняла императрица. - Хотя, если честно, то я ещё и сама до конца не разобралась... Ну и Тасон утверждал, что балай - огромная редкость. Такое устройство стоит как минимум два гроссада...
   - А что такое гроссады?
   - Да я тогда и не поинтересовалась... Какие-то ценные камни, вроде...
   Всем стало понятно, что в тот момент Айни была несколько в неадекватном состоянии. Как ребёнок: дали игрушку, играется. А где эта игрушка сделана - какая разница?
   Поэтому перешли к подсчёту имеющегося оружия, факторов и возможности его применения, ну и собственные силы следовало просчитать, и заранее продумать, как применять. Здесь на общем фоне заметно проигрывала Розалия, которая до сих пор толком о своих умениях и не заявляла. Некие навыки защиты, она успела запомнить в своих путешествиях разума, да и с атакой у неё против, допустим того же отряда кавалерии могло получиться неплохо. Но вот никакой практики она до сих пор не проходила, свои умения вживую, в полевых условиях не применяла, только теоретическое обучение за плечами. И как оно получится на самом деле, глубоко сомневалась:
   - А что вы хотите? - защищалась она от упрёков. - Я только сегодня себя ожившей почувствовала, можно сказать, первый раз уверенно на ноги встала...
   - И помчалась по крышам дворца бегать..., - негромко вставил Бензик.
   - ...Первый раз свободно вздохнула! - только покосилась на доктора женщина. - Мелькнула, правда, мысль, прямо на ходу некоторые свои умения опробовать, но я отложила на позднее время...
   - Очень верное решение! - торжественно похвалил император Бутен. - Всё-таки мало ли что, а дворец заново отстраивать не хочется.
   - Но и позже не получилось: перевёртыш заявился. В долине возле монастыря, жалко было красивый пейзаж портить... Теперь вот здесь..., может попробую?
   - Ну разве что к лесу подашься, - стал рассуждать Райгд. - А что у тебя вообще, в теории, должно получаться? Только учти, что мы сами умеем, большой роли в твоём исполнении не сыграет. А вот нечто особенное? Эдакое?
   - Особенное? Да есть и такое... - улыбнулась Розалия. - Никто из вас не попадал в мир крийков и разумных ящеров мазами? - когда все ответили отрицательно, удивилась: - Странно, вроде недалеко от Млечного Пути...
   Ну и рассказала о внушительном периоде своих скитаний. Почти триста лет, да и позже частенько туда наведывалась, хардийка провела в мире, где противоборствовало два вида разумных существ. Крийки - слизняки, в длину не превышающие рост среднего человека, которые умели телепортироваться в пределах планеты и питались только пищей животного происхождения. Хищники. Причём любая дичь для них не имела значения в силе, проворстве или в массе. Любое живое существо, будь оно разумное или неразумное, слизняки на несколько часов оглушали определённым ударом гипнотического, парализующего свойства, направленным прямо в мозг. Для этого они использовали свои наросты в виде антенн на голове, и действовало оружие более чем эффективно. После обездвиживания жертвы, крийки подползали, или перемещались телепортационно прямо к ней, увлажняли её плоть едкой слюной, и та за час превращалась в мягкую, податливую всасыванию субстанцию.
   Причём эти разумные хищники никогда не заморачивались правомочностью собственного отношения к пище: что кролика съедали, что бегемота, что иного разумного без зазрения совести или душевных терзаний. Исключение - только представители своего вида.
   Понятное дело, что иному виду разумных, называющих себя мазами, такое отношение кардинально не нравилось. Будучи и по силе, и по размерам, гораздо большими, а уж по скорости превосходящие раз в десять, прямоходящие ящеры в два с половиной метра, ничего не могли противопоставить своему извечному врагу. Выживали они чудом, и толком их цивилизация никак не могла развиться. Будь у них хоть огнестрельное оружие и всё что выше его, уже не остались бы на грани собственного вымирания. А так максимум - начальное средневековье, с его мечами, копьями и топорами. Даже арбалет не успевали изобрести. Только и спасала от вымирания, что высокая рождаемость. Если бы мазами сами умели телепортироваться, то они бы сразу повывели слизняков, оказываясь рядом с ними и легко рубя дремлющих после сытного обеда тварей. Плоть крийков была мягка и беззащитна: один удар - явная смерть. А если сразу по наросту попасть, то даже предсмертного удара по сознанию не последует. Но увы, вся надежда самых ловких охотников только и заключалась в неслышном подкрадывании, да устройстве специальных, вокруг себя ловушек или коварной западни.
   Лучшим местом укрытия, считались пещеры (слизняки в темноте не видели, и закрытые помещения недолюбливали), катакомбы, и громоздкие форты с толстенными стенами и запутанными в темноте переходами. Только там маленькими шажками и пыталась продвинуться вперёд к прогрессу цивилизация мазами.
   Именно там, в одной из пещер, и родился под счастливой гнилушкой гений, и спаситель вымирающего вида. Вначале он совершенствовался сам, потом обучал других, затем собирал команду самых умных и сообразительных соплеменников. Но свой собственный университет создать сумел. И за его развитием с особым вниманием и наблюдала Розалия, вполне естественно переживая за более достойных к существованию ящеров. Сама она ничего подсказать не могла, зато вместе с гением прошла всю цепочку научного открытия. От первой задумки и предпосылки - до реализации в виде контрдействий.
   И оказалось всё довольно просто. Благодаря своему особому строению головы и наростов на ней, слизняки и могли создать тонкий, остро направленный луч гипнотического излучения в пределах своей видимости. И для того, что бы отыскать защиту от этого луча, учёные ящеры вначале попытались воспроизвести сам луч. Для этого изучали головы своих врагов сразу после их смерти. Стоило ли говорить, что при охоте на крийков, трагически погибла, чуть ли не половина соратников основателя университета. Но дело оказалось сделано, тайна удара была разгадана. Ну а следующий шаг, вполне очевиден: озаботиться должной защитой. А так как техника была развита слабо, значит следовало отыскать подсказку в природе. И она была найдена в ходе длительных, многолетних экспериментов: выкованная в виде подковы дуга из сырой стали, полностью предотвращала воздействие гипнотического луча на разум.
   После чего, в течении года мазами уничтожили всех слизняков до единого. Рисковать больше никто не хотел. А ещё через год, уничтожили и самого гения. Причина: тоже было страшно и не хотелось рисковать.
   А всё потому, что гений пошёл дальше в своих исследованиях, и сумел придумать способ, при котором даже сам ящер (а почитай - любой иной разумный) может повторить действия слизняков. Естественно, что не сразу, а после длительных, упорных тренировок и некоторого преобразования своего тела с помощью медитативных средств.
   Гения убили, но его разработки остались в памяти Розалии. И многие сотни лет она в себе эту память лелеяла, берегла, и пыталась теоретически тренироваться в создании луча. И вот теперь, она предложила на ком-то попробовать свои умения:
   - Я готова. Нужен только доброволец.
   Как-то так получилось, что её взгляд на мгновение замер на самом здоровом и плечистом, на Кормильце. И тот этим фактом возмутился:
   - Мне и так досталось больше всех! Я что, похож на ящера? Или лося? Вдруг я после этого копыта отброшу, и Бензик не спасёт?
   - Да не переживай ты так, - утешил его император Бутен. - Раз добровольца нет, то я его назначу своей властью. Поэтому на улицу, вместе с Розалией, пойдёт..., пойдёт вместе с Розалией..., на улицу пойдёт..., - он вдоволь поиздевался, прежде чем выбрал: - Добровольцем милостиво решилась быть...,
   - Может, животных поймаем? - Вставил предложение Вителла, но оно было проигнорировано приятелем далёкой юности:
   - ...Пойдёт по моему приказу, бесстрашная Аника! Кто за ней в подвал смотается?
   И в самом деле, про пленницу забыли. А кто ещё лучше неё сгодится? Тем более, если она выживет, и тем самым принесёт пользу, то вполне за такие деяния можно и помиловать предательницу. А когда всё закончится благополучно, отпустить преступницу на её планету восвояси. Пусть сами сагири с ней разбираются.
   После обсуждения данной кандидатуры, ситанесса Абелия добавила:
   - Кстати, сагири тоже бы следовало помаленьку продвигаться в плане прогресса. И Пузин озвучивал ценную мысль: сделать этот прогресс таким, чтобы из рабовладельческого строя, люди сразу перешли в космический. Эпохальная задача, но почему бы и не попробовать?
   Это политическое отступление пока оставили без внимания, зато понаблюдать за несколько уникальными способностями Розалии, на улицу высыпали все без исключения. А вот наблюдать оказалось то и не чего. Не успели Анику оставить на километровой отметке, практически в околице города, как хардийка лишь небрежным взглядом свалила её на землю. Ещё и сама после этого удивилась:
   - Наверное, притворилась! Я ведь даже толком настроиться не успела!
   Доставили бесчувственное тело, над которым склонились все, кто хоть что-то понимал в ментальной диагностике сознания.
   - Не притворяется, - заговорил Райгд первым. Его слова подтвердила Сакрина:
   - Но в целом не пострадала, психика не повреждена.
   Вителла покачал головой в сомнении:
   - Мне кажется, на полдня девица слегла, не меньше.
   - Точно! - подвёл итоги своим вердиктом Бензик. - Скорей всего бедняжка и сутки проваляться сможет, если уж не в бессознательном состоянии, то с головной болью - точно. А что будет, если наша коллега ещё и "успеет настроиться"?
   - Да ничего особенного, - покосился Райгд на Розалию. - Завалит что перевёртыша, что Сияющего..., а то и самого рогатого кентавра, словно последнего лося. Верно, я говорю?
   Женщина всё-таки сомневалась в своих силах:
   - Вдруг у меня случайно получилось? Вдруг при большей мощности сбой возможен? Надо бы ещё на ком-нибудь испытать...
   - Легко! - обрадовалась Сакрина, поворачиваясь к Райгду. - Давай её на планету Синих Лиан забросим, где полно тираннозавров. Ну и всяких разных зверюг, ростом в десять этажей. Если уж она таких монстров с ног свалит, то окончательно в своих силах удостоверится. Да и с точностью, фокусировкой луча поэкспериментирует.
   - Почему бы и нет..., - флегматично согласился Райгд, и в следующий момент трое хардийцев исчезло с площадки возле штаба экспедиции.
   Айни недовольно скривилась:
   - Могли бы и ещё кого-нибудь с собой пригласить на тренировку.
   - Нам тоже есть пока чем заняться, - император довольно строго присматривался к своей официальной супруге, так и не зная, чего от неё можно ожидать после надоевших вспышек безумия. - Предлагаю просмотреть и проанализировать все данные, которые к данной минуте поступили от научных киборгов.
   В самом деле, при всей своей крутости в некоторых аспектах нападения и обороны, хардийцы оставались в теоретической технологии не на желаемой высоте. Разве что в этом плане выделялся Вителла и Бутен. Вот потому последний и спешил проверить те направления, в которые он проникнуть до того со своими умениями, знаниями, да вездесущей телепортацией никак не мог.
   К просмотру полученных к тому времени первых данных и последующему анализу, приступили все, кроме отсыпающихся раненых. Но ко всеобщему разочарованию, ничего нового, даже уникальные киборги цорков отыскать не смогли. Пока!
   Два устройства с венчающими их структуру площадками, были вынуты из грунта, разобраны до последней детали или модуля и должным образом протестированы. И у обоих устройств оказалась выжжена плата, отвечающая за выбор направления телепортации. То есть всё устройство как бы можно было запустить, и даже отправить с его площадки любое существо, но вот дальше это существо могло попасть куда угодно. А понятие "куда угодно" - довольно растяжимо. В процентном отношении, вся Вселеенная, в своём подавляющем большинстве - чисто вакуум. Затем сотая часть процента - раскалённые звёзды. Ну и если повезёт, можно вляпаться в твердь планеты. Такая удача как попадание точно на поверхность обитаемой планеты - вообще не принималась в расчёт здравомыслящим существом. То есть предсмертная пакость, которую совершил планетарный Сторож, фактически угробила любую попытку использования здешних порталов.
   Понятное дело, если удастся отыскать достойный образец искомой платы, изучить его, то можно и новые создать образу и подобию. Затем настроить их должным образом, согласовать между собой и установить на площадки отправки и назначения. Тогда всё заработает как часы. Только и подавай энергию в нужном количестве.
   Как итог: следовало отправляться туда, где телепортационные устройства не были испорчены окончательно. А именно, на планету, которую из-за обилия костей четырехруких адельванов назвали Скелет. К данному вопросу подошли серьёзно и комплексно: вначале перебросили с четыре десятка киборгов-строителей. Тех самых, которые себя так хорошо зарекомендовали при реконструкции и восстановлении Харди. Они и на Скелете сразу бросились расчищать руины, а потом и возводить вполне себе немалый дворец прямо над купальнями и Пантеоном.
   Затем перебросили сонм киборгов, которых сравнивали с научно-исследовательскими институтами. Эти сразу бросились выковыривать из земли и подвалов сохранившиеся телепортационные площадки со всеми комплектующими устройствами. Особое значение придали башням-маякам, в одной из которых, словно в ловушке оказалась в своё время Лариса Ярославна.
   Третьей, преогромной операцией переноса, все хардийцы занимались после тщательно опробования и некоторых экспериментов на орбите Михи. Тогда уже троица испытателей вернулись со стрельб из мира Голубой Лианы и огласили Розалию самым главным и наиболее опасным для врагов оружием. С её калибром гипнотического удара, она могла свалить с ног любого из хардийцев. И уж наверняка самого Конструктора.
   Было решено перенести малый, личный космический корабль Чинкиса сразу на орбиту Скелета. Но подобную массу ещё ни разу хардийцы в пространстве не перемещали. Поэтому и побаивались, как надорваться, так и нечаянно разрушить единое, цельное тело корабля. Но две пробы подвижки "Сфинкса" на малое расстояние оказались положительными. Так что с третьего рывка он и оказался в наиболее удобной точке предстоящих исследований. И только потом на него перенесли как самого Чинкиса, так и набранную императором Аларастрасии команду цорков. Им предстояло как можно скорей разобраться с мёртвой космической армадой. Скорей всего, что и данное расследование выведет в первую очередь на тех, кто прилетел к планете воевать с четырёхрукими и бомбил все, что создано искусственно. Информации на космических станциях, линкорах и эсминцах должно сохраниться немерянное количество.
   Ну и только после этого, несколько отдохнув, и собравшись с силами, перенеслись на Скелет всем составом. Предстояло проверить каждую площадку, на которых выбросило землян, и уже по идущим на данные порталы следам, высчитывать место сосредоточия основного неприятеля.
   Ну и попутно готовиться к главному сражению с этим неприятелем.
  

Глава двадцать первая

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Задумка желлатука Лонгира, озвученная командиру вавилонцев и паре его замов из дозора словами Александра Константиновича, сработала. Недовольно покрутив носами, вояки-синезоды всё-таки согласились, и немедленно передали по рации новое предложение "отцам города".
   После чего Броди с пафосом, расставив руки словно в приветствии, сделал вступительное слово, обращаясь именно к дозорным:
   - Ма рады встретиться с обитателями Пьедронги! Тем более с теми, кто не замарал свои руки в крови несчастных каторжан, которых подлые представители кланов хватали сразу после высадки новой партии на площадке пирамиды. Позор преступникам!
   После чего сделал паузу, и некоторое время смотрел на переглядывающихся синезодов. Кажется, те отвечать не собирались вообще, спихнув эту привилегию на своих начальников. Но ведь в планы землянина входило как можно быстрей разговорить и этих вот местных аборигенов. Наверняка и такой разговор окажется весьма полезным.
   Поэтому командир подтягивающейся в тылах гигантской колонны, сделал вид, что очень обеспокоился:
   - Не понял, вы что не желаете выразить своё презрение к преступникам? - кто как из вояк отреагировал: кивали, мотали головами отрицательно, что позволяло трактовать ответ как угодно. - Как же так?! Неужели и вы рабы?
   Теперь уже командир дозора просто вынужден был отвечать конкретно:
   - Нет! Мы не рабы! И вообще, действия кланов у пирамиды не одобряем.
   - Ну вот, теперь ваша позиция ясна, и мои соратники наверняка отменят превентивный обстрел вашего города из наших пушек.
   - А зачем его обстреливать? - напрягся главный в дозоре, а его заместитель что-то быстро, скороговоркой зашептал в микрофон передающего устройства.
   - Да некоторые жители того города, - Броди указал пальцем себе за спину, - Утверждают: что и у вас процветает рабство. Причём в довольно жесткой и циничной форме. Имеется, дескать, неприемлемое разделение по расам и внешнему виду разумных.
   Землянин говорил наугад, просто "беря на пушку" нахмурившихся синезодов.
   - Это всё ложь! - не выдержал второй заместитель главного в дозоре. - У нас каждый разумный индивидуум равен в правах. А выкупаемые нами рабы, просто обязаны отработать средства, потраченные на них!
   - Ну тогда позовите сюда и адельванов водителей, - встрял в разговор дон Ритару. - Мы и с ними пообщаться бы хотели.
   - Не положено! - последовал жёсткий ответ. - По боевому расписанию дозора, они обязаны находиться только за рулём.
   - Ну тогда почему в вашем дозоре нет представителей иных рас?
   - Ха! А кто из них умеет должным образом сражаться?
   - К примеру трапарсы! - гудел своим мощным голосом бывший губернатор города Граци. - Самые отличные и сильные воины.
   Ответа можно было и не дожидаться: синезоды скривились, словно от кислого лимона. Хотя один всё-таки ответил:
   - У них ума не хватает, даже содержать своё оружие в чистоте. Только и могут, что мечами махать. Дикари!
   То есть сразу виделось крайнее пренебрежение к прямоходящим ящерам. А ведь Александр Константинович и сам убедился, насколько отлично разбираются трапарсы в самом современном оружии. В этом аспекте они ни разу даже не проконсультировались с файялом, наибольшим докой в подобных делах. О чём и поспешил с удивлением напомнить желлатук Лонгир:
   - Что-то не сходится у вас правильная оценка. У нас в колонне, трапарсы занимаются обслуживанием тактических торпед. А ведь там наисложнейшая электроника...
   - Ой, много ты понимаешь, мохнатик! - сорвалось презрительно восклицание из уст главного в дозоре. - Сам-то давно с дерева слез?
   Его замы не удержались от смешков, но зато землянину и его соратникам сразу стали понятны нравы и обычаи в Вавилоне. Скорей всего, там творятся весьма грязные, неприятные дела. Рабов, как таковых, может и не существует, а вот расовой дискриминации - хватает с головой. А с такими зажравшимися существами, лучше вообще, изначально не связываться.
   Разве что желлатук посчитал иначе. Потому что презрительно рассмеялся в ответ, а потом добавил:
   - Дело не в деревьях, и не в том, что ты, наверняка и таблицу умножения не знаешь. А в том, что на Пьедронгу пришла иная формация разумных, называемая "Новая Сила", которая не просто будет предупреждать о нарушениях вселенской законности, но и карать всёх, кто потворствуют рабовладельцам или пропагандирует расовые предрассудки. И к слову сказать, торпед у нас много. Трапарсы, отличные знатоки этого вооружения, не пожалеют десяток единиц, чтобы накрыть город, в котором о них отзываются так нелицеприятно. Ну а я, со своей стороны, дам настоятельные рекомендации по бомбардировке!
   Эх, как этот монолог зацепил синезодов! Как он их взбесил! Их руки так и побелели на оружии от напряжения.
   В данный момент, если судить о количестве, то вроде как преимущество было на стороне дозора. Но вот по качеству вооружения, они сильно проигрывали. В связи с чем шансы у обеих сторон выравнивались в прямой конфронтации. И этот момент главный среди синезодов понимал прекрасно. Поэтому решил свалить всю ответственность на вышестоящих начальников. Сделав вид, что страшно обижен такими угрозами, он воскликнул:
   - С вами и говорить не о чём! И учтите, торпедами нас, обитателей вольного города Вавилон - не запугать. Это они сегодня у вас есть, а завтра уже не будет. И тогда мы отомстим за каждое ваше мерзкое словцо.
   После чего демонстративно развернулся, и поспешил к остальным своим воинам.
   Тотчас в наушниках скафандра Броди, послышался голос маркиза Мато фон Дивера:
   - Немедленно разворачивайтесь и уходите! Мне кажется, они могут начать стрельбу, если им поступит приказ!
   Да троица переговорщиков и сама не собиралась мешкать, Довольно быстро двинулись назад, готовые в любой момент грохнуться наземь, и отстреливаться, прикрываясь бревенчатыми ежами. И глядя на синезодов, такие предосторожности не казались излишними. Весь личный состав дозора рассредоточился несколько иначе, стараясь теперь прикрываться автомобилями и расположившись в парочке укреплений в виде открытого дота. То есть простой преграды из мешков с песком.
   А вот у прибывших, такого преимущества не было. Но зато Маркиз скомандовал в тылы, офицерам остановившейся у развилки дорог колонны:
   - Немедленно! Отряд прикрытия с оружием вперёд! И две зенитные пушки с башнями подтяните к нам поближе! Пусть эти ортодоксы хорошенько подумают, прежде чем сделать хотя бы один выстрел.
   Но в любом случае весь состав передового отряда приготовил оружие и приготовился к обороне. При этом ни на мгновение не прекращалось обсуждение предварительных переговоров с синезодами.
   Раз уж эти вояки такого высокого о себе мнения и так пренебрежительно относятся к иным расам, то уж среди "отцов" города наверняка ещё худшие ублюдки, а в самом Вавилоне витает крайне нездоровая атмосфера. Поэтому окончательное решение было принято быстро:
   - Начать продвижение всей колонны к ближайшему удобному месту для разворачивания полевого лагеря!
   - Командир, - тут же раздалось в ответ. - Вторая группа разведки сообщает, что возле руин и в самом деле имеется подобное место. Там и вода есть, и колодцы можно будет отрыть, и овраг с древними дренажными системами вполне приемлем для эксплуатации...
   - Отлично! Выдвигайтесь туда! Что слышно со стороны пирамиды? Нет преследователей?
   - Пока чисто. Да и есть предположение, что если тюремщики произведут сброс, то киборги сразу набросятся на разбежавшиеся остатки кланов. Наш заслон в королевском замке в таком случае успеет отступить под прикрытие наших пушек и тактических торпед.
   После чего Броди вздохнул более спокойно, и даже со смешком толкнул в плечо нахмуренного желлатука:
   - Не грусти, дружище! Жизнь-то налаживается!
   Лонгир криво улыбнулся:
   - Да я не грущу. Потому что пацифист, в принципе... Но иногда, если честно признаться, так хочется пострелять!..
   Ну и можно сказать, что последующие полчаса члены передовой группы провели в занимательных, и познавательных разговорах. Всё-таки представителям самых разных видов, которые увидели друг друга и познакомились совсем недавно есть о чём поговорить всегда. А потом, со стороны городских стен показалась целая внушительная колонна автомобилей, и даже два подобия угловатых бронетранспортёров. Отцы города торопились на встречу с "Новой Силой".
   Хотя сказать, что торопились, было бы неверно. Колонна двигалась не то с ленцой, не то с опаской. Да и было им чего опасаться: в ста метрах от баррикады на дороге, за спинами Броди и его соратников, уже закрепили на подставках две башни со спаренными зенитками, а перед ними заняли позиции ещё полста воинов в скафандрах и с оружием. Так что к своим воинам дозора, вавилонцы подъехали с явными сомнениями. Затем выслушали подробный доклад синезодов и только потом стали выбираться из машин и бронетранспортёров. Долго толпились, роились, что-то спаривали, так что пришлось маркизу Мато фон Диверу начать подгонять отцов города усиленным через репродуктор голосом:
   - Господа, давайте определяйтесь быстрей: кто из вас не трус и кто имеет достаточные полномочия! Группы переговорщиков сходятся на нейтральной зоне, ровно в центре баррикад..., - немножко подумал и добавил: - Надеемся на конструктивные, взаимовыгодные переговоры! Жители Пьедронги ждут от нас эпохальных решений и решительного искоренения любого проявления рабства, расизма или неравенства!
   Когда файял выключил громкоговоритель, Броди не удержался от похвалы:
   - Здорово ты сразу им на темечко присел. И конкретно. Не хватало только в конце добавить: "Революция свершилась, да здравствуем мы!"
   - Здравая пропаганда - двигатель положительных эмоций, - посмеивался маркиз. - Вон, наш бывший губернатор наверняка недооценивал силу звуковой агитации, за что и поплатился, угодив на Сифон.
   Дон Ритару, словно игнорируя поддёвку, шевельнул своей бронированной спиной, и не отрывая глаз от возможного противника, пробормотал:
   - Меня больше волнует не прошедшее время, а нынешнее... Кого они пошлют? В самом деле, главных среди себя, или подставных персон, которых не жалко будет пустить под оружейный огонь вместе с нами? Жаль мы не догадались хоть кого-то пригласить сюда из присоединившихся к нам горожан, который мог бы просветить в этом вопросе...
   - Никогда не поздно! - воскликнул маркиз, и стал спешно наговаривать нужное распоряжение в тылы. Потом добавил: - Если вас пойдёт трое, то я дам вам знать по рации, а если и я с вами, то тут есть кому покомандовать...
   Броди хотел уже возразить, что всем рисковать не стоит, но тут к преграде на дороге двинулось сразу десять представителей города Вавилон. Причём все выглядели достаточно представительными, хотя бы имеющимся у них скафандрам наивысшей защиты и смешанности группы. Что интересно скафандры имели все без исключения. А ведь там было четыре синезода, два адельвана, два файяла, один прувель, как две капли воды похожий на дона Ритару и один трапарс. То есть и средства защиты у них имелись и не настолько уж они были подвержены расизму или нетерпимости. Хотя перевес одной расы всё-таки отмечался.
   Броди моментально решил прибавить в свой отряд для представительности маркиза, Ларису с Люссией, кобру Чи'Нгу, академика Шеги из желлатуков и одного трапарса. Того самого командира разведки. А на месте машин оставил за старшего желлатука Кгорбо. Солидная группа получилась, если учитывать и обоих нателланов на спине кобры, то одиннадцать особей. Хотя в принципе, пару мохнатых малышей можно было считать единым целым.
   Сошлись группы в центре заграждений, на весьма неудобной для переговоров искривлённой площадке. Но никого особо сама площадка не смутила. Обменялись быстрыми приветствиями и Броди деловито представил своих соратников, быстро придумывая каждому на ходу пышный титул и должность в грядущем городе "Новая Сила".
   От имени вавилонцев, как ни удивительно, начал представление именно трапарс. Трёх синезодов и пару адельванов он назвал администраторами секторов, прувеля представил как заведующего сельской промышленности. С файялами получилось без сюрприза: один руководил техническим университетом, другой обладал неким портфелем министра промышленности. Четвёртый синезод бы представлен как представитель власти с общественностью, но нетрудно было догадаться, что наверняка он командует контрразведкой, и внутренней службой безопасности. Ну а себя прямоходящий ящер представил министром обороны Вавилона. Ещё и добавил при этом:
   - Во всех случаях, подобном сегодняшнему, вся военная власть принадлежит мне.
   - Это радует, - тут же ответил Броди. - Потому что командир вашего дозора очень нелестно высказывался и о вашей расе в частности и о других разумных существах в общем.
   - Увы, воинов не хватает, поэтому приходится этого придурка держать на разъездах вне города, - сурово заявил министр. - А то бы давно пристрелил лично.
   Хорошо было видно, как администраторы секторов покривились от такого эпатажа, но промолчали. Зато не стал молчать дон Ритару:
   - Ну и до нас дошли слухи, что сбежавший из нашего дворца король рабовладельцев попросил у вас убежища. Интересно получить ответ от вас, так ли это? Потому что мы о своей позиции в подобном вопросе заявили сразу и конкретно.
   - Охотно вам верим и во всех отношениях к происходящему находимся полностью на вашей стороне! - заявил министр обороны Вавилона. - А бывшее существо, называющее себя величеством, находится под арестом, вместе со своими приспешниками. Он уже давно у нас торчал бельмом на глазу. Спасибо что спугнули своими торпедами. Судить будем завтра, сразу приглашаем вашего правоведа и любых желающих соприсутствовать на суде.
   То есть по первым минутам разговора, получалось совсем не так, как подумали о городе представители Новой Силы. Оказывается тут, чуть ли не с радостью встретили бы колонну и разместили за солидными стенами. Может и были выскочки и расисты в виде того самого старшего дозора, ведь людей сюда присылали не отобранных после заполнения многочисленных тестов, но вроде как в самом городе господствовала терпимость и полное равенство.
   Опять-таки, всё сказанное могло быть плодом тщательно приготовленного обмана. Вдруг на словах одно, а на деле другое?
   Именно об этом, нисколько не стесняясь заявил командир Новой Силы:
   - Вначале мы надеялись, что попадающие сюда политзаключённые сформируют здесь совершенно иную, справедливую цивилизацию. Но крепости кланов, которые охотятся на рабов - нас повергли в шок. Если ваш город настолько толерантен к другим расам, почему вы давно не уничтожили этот гнойный нарыв возле пирамиды?
   Тут в разговор вступил представитель по связям с общественностью:
   - К сожалению на Пьедронгу скидывают не только политзаключённых. Всё-таки большинство - это уголовники и частенько случайно попавшие под каток диктатуры индивидуумы. Помимо этого Вавилон постоянно подвергается нападкам со стороны иных вольных городов, которые не прочь поживиться разбоем. Да и собственных сил, должного вооружения, несмотря на прекрасно развитую промышленность, мы до сих пор не имели. Только в последние месяцы мы насобирали достаточно боеприпасов, чтобы разрушить королевский замок и кольцо крепостей вокруг пирамиды. При желании мои слова может вам подтвердить любой горожанин. Военные действия мы планировали начать через три дня.
   Тут же со своим комментарием влез и прувель, специалист по сельскому хозяйству:
   - Не стоит забывать, что основные наши воинские подразделения занимаются охраной удалённых деревень. Именно наши крестьяне наиболее беззащитны и нуждаются в постоянной защите. На клоаку с пирамидой у нас просто руки не доходили.
   - То есть для нас вход в ваш город всегда свободен? - стал уточнять Броди. - Сложностей не возникнет?
   - По сути - да! - подтверди синезод, контрразведчик. - Но как вы нам не доверяете, - он взмахнул кистью в сторону пушек, - Так и мы вас откровенно опасаемся. Чем вы сходу докажете нам, что вы не банда уголовников, собранная воедино несколькими хорошими организаторами?
   Хороший вопрос. Каждой из высоких договаривающихся сторон найдётся в чем обвинить другого. Это сейчас колонна в тылах вроде как спаяна единой целью, и единым стремлением к справедливости. Но стоило не забывать о "нулевом" сбросе, когда на пирамиду высадились отпетые бандиты, мечтающие только об одном: как масштабнее ограбить аборигенов и захватить для себя самое тёплое местечко под здешней звездой. Да и завтра уже, могут отыскаться десятки, если не сотни тех, кто не станет толерантно относиться к представителям иной расы. Начнутся трения, перекосы отношений, среди огромных куч разномастного народа. И опасения вавилонцев (если они конечно не лгут!) могут оказаться вполне обоснованными.
   Вот потому они и не желают сразу раскрывать ворота навстречу любым, вооружённым до зубов гостям. Вот потому и стоят на дороге массивные, колючие баррикады. Вот потому отцы города и прибыли в скафандрах поголовно да с оружием. Если уж рассматривать гипотетического противника, то уж лучше лично.
   Пришлось Александру Константиновичу разруливать данный вопрос на ходу:
   - Естественно, что к данному моменту мы, как и вы, кроме своих слов предоставить твёрдых доказательств не можем. Но хочу заметить, что мы удачно избавились от громадной группы уголовников из нашей среды, которая вынуждена была первой сражаться с охотниками за рабами. А ещё раньше, когда мы обнаружили в камерах считки памяти Сияющего вместе с его помощниками, тотчас, по совету нового союзника, привели в отношении них смертную казнь.
   - Вы умудрились казнить Сияющего? - не поверил министр обороны.
   - Может нам и повезло. Сияющий просто не успел во сне почувствовать опасности. Вся его группа, которая изначально пленила меня и моих друзей, находилась здесь на служебном расследовании по приказу рогатого кентавра. Или как тут у вас его называют, Конструктора.
   - Вы даже сподобились видеть самого Бельессера?! - не удержался от восклицания файял, руководитель местного университета. - Как же вы удостоились такой "чести"?!
   Лонгир поймал взгляд командира и стал рассказывать:
   - Мы - археологи. И в одном из миров, в котором проживающие там адельваны оказались уничтожены все поголовно, мы отыскали под руинами дворца Пантеон, со статуей этого несколько химерического, и как нам казалось тогда, выдуманного создания. Мы даже запустили в действие статую, что наверняка послало незаметный сигнал Конструктору и он заявился за нами лично.
   Адельваны уже трясли всеми своими руками, требуя слова, и один из них выкрикнул, еле дождавшись окончания фразы желлатука:
   - Что это за мир?! И когда там произошла трагедия?
   - Названия планеты нам выяснить не удалось, мы назвали её Скелет. Ну а трагедия там случилась двадцать три года назад. Точную дату нам указала представительница сагири.
   - Это - Анеле! - со стоном воскликнул один адельван, а второй рассердился:
   - Вы лжёте! Телепорты Анеле не действуют! Да и сама планета превратилась в груду раскаленных обломков.
   - Ну чего там! - въедливо отозвалась мадам-академик Шеги. - У нас ведь и доказательства есть. Моя коллега имела при себе видеокамеру, вставленную в причёску. Так что если у вас имеется проектор, то можете и сами полюбоваться на горы скелетов, руины, Пантеон и на этого жуткого, рогатого кентавра! К сожалению на Сифоне мы должное устройство не нашли..., а может и не успели...
   Повисшую паузу, спокойным деловым тоном оборвал Броди:
   - Так что для более полного знакомства с нами, приглашаем всех желающих наведаться, а то и прямо сейчас проехаться с нами в наш возводимый лагерь-форт возле руин древнего города на севере от перекрёстка. Ну и заодно, если прихватите устройство для просмотра, все вместе полюбуемся на заснятые нашей Юмэй кадры.
   Вавилонцы стали пересматриваться между собой, не зная как отреагировать на такое простое приглашение. Тогда как заговорил трапарс, взявший на себя командование передовым отрядом разведки Новой Силы. Причём обратился он конкретно к своему соплеменнику, к которому за всё время встречи присматривался с утроенным вниманием:
   - Прошу прощения, но вы мне напоминаете одного индивидуума. Не могли бы вы назвать своё имя?
   - Вряд ли кто его помнит у меня на родине, - хмыкнул военный лидер Вавилона, - Тридцать два года прошло... Но своим именем и фамилией рода я горжусь: Каскар Жуди.
   Тотчас пасть прямоходящего ящера приоткрылась в подобии радостной улыбки:
   - Я так и знал! - он развернулся к своему командиру и соратникам, бегло объясняя: - Каскар Жуди - наш легендарный лидер движения сопротивления против диктатуры Конструктора. У нас его имя - символ мужества и героизма! Правда, все мы думали, что его казнили тридцать два года назад, сразу после ареста.
   Всем своим видом и взглядом трапарс показывал, что готов поручиться за легендарного земляка. То есть, от министра обороны вроде как подлости или обмана ожидать не стоило. Да и смотрелся он теперь не так подозрительно, когда его голос дрогнул:
   - Не казнили... Хотя может так и хуже: знать что остался жив, но чувствовать своё полное бессилие в желании помочь родной цивилизации... Но, чего скрывать, приятно, что меня не забыли...
   - Так кто с нами в форт "Новая Сила"? - повторил своё приглашение Броди. После чего вперёд шагнул министр сельского хозяйства:
   - Я бы прогулялся к старым руинам. - Следом шагнул руководитель университета:
   - Да и мне будет интересно! - третьим, как это могло не показаться странным, выразил согласие представитель по связям с общественностью. Хотя кому другому, как ни ему стоило рисковать, чтобы окончательно всё высмотреть в стане гипотетического противника:
   - И я не откажусь! Хотя для полного спокойствия наших соратников, - синезод радушно расставил руки, словно желая всех обнять, - Хотел бы сделать аналогичное приглашение и для ваших представителей. Пусть проедутся, прогуляются по нашему городу, побеседуют с его жителями и сами увидят, что у нас вполне равноправное общество, толерантное правление и полное отсутствия какого-либо расизма. Есть желающие?
   Тотчас поднял руку трапарс. Чувствовалось, что он страстно желает пообщаться с легендарным героем. Второй согласилась академик Шеги, уточняя при этом:
   - Конечно, если покажете мне свой университет и позволите пообщаться со студентами.
   Ну и третьей, несколько неожиданно для всех вызвалась кобра Чи'Нга:
   - Если уж меня в Вавилоне никто не обидит, то значит там и в самом деле вполне цивилизованно и терпимо.
   В ответ на это, взмахнул всеми своими четырьмя руками и второй файял из делегации вавилонцев:
   - Ну раз так, то и я отправлюсь в новый форт. Чего мне в городе торчать? - заметив, как на него строго и с недовольством смотрит контрразведчик, специально для него добавил: - Все свои дела на сегодня я выполнил. Конвейер на кирпичном заводе запустили, а с остальным и без меня справятся.
   Среди своих сторонников Броди заметил ещё одного добровольца, но успел опередить Люссию несколько раньше своим строгим голосом:
   - Естественно, у нас при строительстве лагеря сегодня каждая особь на счету, но уж троих, так и быть, отпускаю... Но не больше! - он грозно глянул на супругу, но та от непонимания округлила глаза и пожала плечами. - Поэтому, давайте прощаться и..., по машинам?
   Министр обороны Вавилона согласно кивнул, и тот час его соратники, озвучив пожелание "До скорого!", потопали к машине. Следом за ними двинулось и пять представителей Новой Силы. Ну, или четыре, если считать обоих нателланов за одну боевую единицу. Поспешила к своим воинам и команда соратников Броди, приглашая за собой гостей из числа местных аборигенов.
   Оба файяла сразу уселись в одну машину с маркизом Мато фон Дивером и затеяли с ним выяснения кто, откуда и какими путями угодил на Пьедронгу. Прувель тоже подсел к соплеменнику в другой транспорт, жадно выспрашивая последние новости из большого мира. Как оказалось, он уже тут сорок пять лет выживает. Ну а представитель по связям с общественностью, уселся в машину с командиром. Видимо решил сразу применить только ему доступные методики подспудного выведывания секретов.
   Только вот Лариса его несколько опередила и обломала своим первым вопросом:
   - Значит, ты занимаешься вопросами внутренней безопасности города? Типа тайной полиции? Или явной?
   Синезод вполне естественно рассмеялся:
   - У нас женщины тоже весьма сообразительны и тоже умеют ошарашивать неожиданными вопросами. Значит между нами много общего...
   - Но ты так и не ответил на мои вопросы, - настаивала землянка.
   - Ах, да! Я ведь забыл, что разговариваю с коллегой. И перевести разговор не другую тему никак не удастся? - Броди вначале представил свою жену, как эдакого министра по внешней политике. - Поэтому отвечаю сразу: деятельных, умеющих административно работать сущностей у нас катастрофически не хватает. Так что приходится порой совмещать сразу несколько должностей, сидя на одной зарплате. Ха-ха!
   Этой весёлой паузой воспользовался Александр Константинович:
   - Но раз ты так хорошо связан с общественностью, то наверняка знаешь о всех противопоказаниях постройки нового лагеря возле старых руин? Может, поделишься с новыми аборигенами?
   Синезод пожал плечами:
   - Да никаких противопоказаний нет. Тысячи лет стоял Вавилон и тысячи лет продолжают осыпаться развалины иных городов. Просто какой смысл на них строиться, если нет достойной техники? Да и свободного места хоть отбавляй.
   - Наверное сказывается наша приверженность к археологии, - встрял в разговор Лонгир. - В душе мы всегда надеемся отыскать в старых развалинах нечто самое, самое, самое...
   - Понятно. Только зря надеетесь. За историю освоения Пьедронги эти развалины, да и все остальные тоже переворошили, реконструировали, а потом опять рушили и обыскивали сотни раз. Так что там ничего не отыщете ценного при всём рвении и желании, всё уже давно найдено, классифицировано и уложено в хранилища.
   - Странно..., почему тогда до сих пор ничего неизвестно, что собой представляет непроходимое поле вокруг планеты?
   - Почему неизвестно? - скорей игриво, чем удивлённо спросил представитель Вавилона. - Наши учёные всё это знают, да вот только проку от этого - ноль.
   - То есть?
   - Записи существа, которое построило Сифон и обернуло Пьедронгу полем непроникновения, давно найдены и расшифрованы. Но в них так и не удалось отыскать ответ на вопрос: как это поле разрушить.
   Броди всё никак не мог поверить:
   - И вы дадите нам эти записи почитать?
   - Да сколько угодно! Тем более, если мы начнём сотрудничать и жить дружно, то можем и оригиналы предоставить, для полного ознакомления.
   - Как же так? А почему в большом космосе об этом не знают?
   - А толку? Снаружи им живой кокон тоже не вскрыть. А у нас изнутри, тоже не получается. Причём не только нам, за прошедшие тысячелетия ни у кого не получилось. А ведь какие только учёные сюда не попадали!
   Машины резво проскочили перекрёсток, где стоял отряд заграждения с одной пушкой, и теперь двигались на север. При этом обгоняли время от времени, небольшие отряды отставших представителей Новой Силы. Причём многие бывшие узники Сифона узнавали командира, и вслед ему неслись приветственные выкрики.
   Представитель Вавилона по связям с общественностью удивился:
   - Они все знают господина Броди?
   - Ещё бы не знали! - не удержался Лонгир от хвастовства. - Он нас всех спас, помог освободиться, а потом под его руководством и всю орбитальную стацию захватили. Всех заключённых выпустили!
   - И общее ваше количество?
   - Да сейчас сам увидишь, - пообещал желлатук. - Судя по километражу, уже должны приехать.
   - Ну да, здесь близко.
   Не успели и парочкой фраз обменяться, как после небольшой рощицы открылся вид на большую долину. И как только синезод увидел муравейник из разных существ, быстро сумел прикинуть, сколько здесь индивидуумов, сколько осталось в тылах и воскликнуть с явной похвальбой:
   - Да вас более трёх тысяч!
   - Присоединились многие жители с окраин города возле пирамиды, - дал пояснения желлатук. - Надоело им терпеть диктат работорговцев. Да и рабов много освободили.
   Остановились, стали выходить из машин. Предупреждённые по рации, к командиру поспешили некоторые офицеры, руководящие сооружением лагеря. Тогда как маркиз Мато фон Дивер успел гораздо раньше остальных:
   - Сенсация! Местные давно нашли и расшифровали записки некоего Грандара Регилята. Того самого учёного, который соорудил вокруг планеты регилятную защиту.
   - Знаю, мне уже поведали о самой находке... Как и рассказали, что толку с этого нет. Пока...
   - Вот именно, что пока! - горячечно и возбуждённо восклицал файял. - А ведь и знания Большого Космоса не стоят на месте! Вдруг нам удастся раскрыть эту загадку?
   Броди осмотрел огромное пространство с несколькими холмами и тяжело вздохнул:
   - Вначале построим кров. Потом надо всех накормить. А потом..., потом видно будет..., - и тут же спохватившись, добавил: - Понятное дело, что ни ты, ни все остальные ученые, которых отыщем, в банальном строительстве участвовать не будут. Можешь приступать к исследованиям и экспериментам прямо с этой минуты.
   Маркиз понял, что над ним подшучивают, но обижаться не стал:
   - Запросто! Прямо сейчас и начну собирать свою команду. После чего..., ну или завтра - в университет. Жутко не терпится почитать записки этого Грандара Регилята.
   Но уже в следующую минуту, сиюминутные бытовые проблемы и его закрутили с головой.
  

Глава двадцать вторая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   Одновременно с постройкой нового "малого" дворца на планете Скелет, нахлынувшие разведывательные, геологические и прочие модули киборгов, добрались до тюрьмы, сокровищницы и арсенала, вскрыли их и приступили к исследованиям находок. Другая партия модулей, по данной Кормильцем наводке, постаралась пробраться к самому глубоко зарытому в земле телепортационному устройству. То есть к той площадке, через которую в этот мир проникали синезоды-шпионы и отравители.
   Ну а пока работала автоматика с искусственным интеллектом, хардийцы дружной командой мотнулись вначале к массивной горе, на склонах которой недавно рухнула космическая станция Мёртвой армады, как её назвали, и где попала в ловушку Лариса Ярославна Броди-Гершко. Исследователей только сама башня с её площадку и интересовала. О том, что она действующая, хотя бы частично, свидетельствовал и тот факт, что горящий на вершине маяк, после освобождения и выемки из внутренностей башни Ларисы, перестал мигать. Мол, в ловушке никого нет, и нечего мчаться сюда по тревоге. Естественно, что люди не погнушались в качестве мускульной силы прихватить с собой и несколько рабочих киборгов.
   И начали на месте с того, что вернули башню в исходное положение. Поставили ровно. Затем подались все внутрь, расположились на площадке и стали исследовать её, и саму башню, войдя в медитативный транс. Всё-таки было интересно: когда команду Броди раскидало по разным местам, везде кто-то в виде отражения попал из иных миров следом за землянами, а сюда больше никого не затянуло.
   В распоряжении божественных сущностей уже имелись первые данные по устройствам системы координации, или иначе говоря, тех сложных плат, которые Хранитель перед своей гибелью выжег на Михе до основания. Иные площадки в городе имели многопрофильные приёмники и передатчики, с варьируемыми сферами настроек, поэтому по начальным прикидкам и здесь ожидалось нечто похожее. Но оказалось, что портал башни настроен только на приём с любого направления. То есть подтвердилось предположение, что здесь именно ловушка. Скорей всего она предназначалась для тех телепортеров, вход которым на планету категорически воспрещался.
   А почему? Уже зная некоторую подноготную данной уничтоженной начисто цивилизации адельванов, можно было догадаться, что синезоды слишком опасались проникновения на планету посторонних. Ведь содержащиеся в глухой изоляции подданные, гораздо легче поддаются управлению, чем те, которые знаю о Большом Космосе и про вселенские законы свободного развития. Вот только, кто они были, которые попадались в башни? Уж никак не наездницы с их орлами, тех самих похищали неизвестные личности, называемые Кээшол. А вот сами эти личности, скорей всего обладали некоей свободой, умениями перемещения по вселенной. А может и в пределах нескольких галактик. Не на них ли были расставлены эти башни ловушки? И раз они где-то здесь до сих пор хулиганят с похищениями, значит, живы до сих пор.
   - Как их не вылавливают, они умудряются существовать и поныне, - подвёл итог магистр Райгд. - Значит, давайте тогда перемещаемся в особняк, где в чаще леса женился наш любвеобильный Михаил Днепрянский.
   - Ну да, - согласился с ним декёрл Вителла, - Здесь больше ловить нечего. А вот на мир наездниц, посмотреть бы не мешало.
   И тотчас получил дружеский удар по плечу от Алессана и его заговорщеский шепоток:
   - Молодец! Вижу что лавры многоженца Кормильца, ах, простите, императора Рилланкара и тебе не дают покоя!
   - Ладно, ладно! - шикнул декёрл в ответ. - На себя лучше посмотри: морда как у кота, подбирающегося к сметане.
   Команда перенеслась в особняк. И уже там, за довольно короткое время сумели удостовериться, что площадка телепортации осталась в нормальном, рабочем состоянии. А после подачи на неё энергии, стали высматривать недавно используемый вектор. Понятное дело, что при этом были наготове: вдруг очередная связка девушки-орёл в помещении окажется? Но никого в данном случае не затянуло, зато сами хардийцы, определившись с направлением, телепортировались в новый и ранее для себя неизвестный мир.
   Кормилец хардийцам передал рассказы Валии и Кималы о своей родине, так что примерные ожидания имелись. Другой вопрос, что действительность оказалась гораздо более масштабной. Те же горы и ущелья, достигали немыслимых перепадов высот, а человеческие поселенья ютились на зелёных островках долин, буквально нависших над пропастями. Понятное дело, что не будь здесь орлов, которые помогали людям, ни о какой цивилизации и речи бы не шло. Так бы все приматы и вымерли в начале своего развития без общения, обмена опытом, или соответствующего накопления знаний.
   На месте божественные сущности ринулись дальше поодиночке, ориентируясь на самые большие людские поселения. Уже через полчаса, ведя опрос местного, вполне лояльного к чужестранцам населения, и общаясь между собой на ментальном уровне, земляне выяснили для себя основные позиции по данному миру.
   Создания здесь обитали идентичные "гомосапиенс". На всей планете не более половины миллиарда жителей. Полезных ископаемых - ничтожный мизер. Морские курорта, чуть ли не два всего, потому что моря в тёплом экваторе и маленькие, и кишат рыбками наподобие пираний. Только тридцать процентов населения - мужчины. Так что понятно стремление девиц отыскать для себя отдельного, пусть и на двоих, пусть и временного, но мужа. Все законы под это только и заточены.
   Несмотря на свою бедность, планета два раза подвергалась космической экспансии. Примерно тысячу лет назад сюда пришли прямоходящие жуки с панцирем на спине, называющие себя прувелями. А лет триста назад, как бы припёрлись завоеватели в виде синезодов. Но что первые, что вторые, помыкавшись на планете пару десятков лет, и зачахнув от тоски и безделья, попросту смотались восвояси. А с синезодами ещё и цепочка ДНК оказалась разная, то есть, несмотря на внешнее сходство, потомства от соития наездницы и синезода не получалось. Покидая планету, что прувели, что синезоды оставили "диким аборигенам" огромную массу оборудования, целые производственные комплексы, знания и технологии.
   А вот после ухода последних "завоевателей" (хотя с ними никто и не воевал) порой стали появляться на планете "странствующие рыцари поиска". Именно так себя называли внешне чисто люди, в большинстве своём мужчины, которые искали "нечто" недоступное даже сознанию аборигенов. Причём ни сами они не старались объяснять, ни аборигены не лезли с расспросами. Главное для наездниц, мучающихся малым количеством мужчин, оказалось вполне здоровое потомство от рыцарей. Вот с тех пор на планете и повелось выискивать этих странствующих рыцарей во время их краткого отдыха и чуть ли не насильно заставлять на себе жениться. Да и сами рыцари не гнушались "похитить" своих избранниц и устроить с ними медовый месяц где-то в незнакомых, но всегда вымерших мирах.
   К слову сказать, подобные забавы со свадьбой, залётные телепортёры принимали с удовольствием. Дарили семьям девушек многочисленные, разнообразные и дорогие подарки, частенько жили в долинах, а потом ещё долгие годы наведывались к понравившимся им зазнобам. Ну и с вымерших миров разрешали жёнам забрать всё, что тем приглянулось. В связи с чем, условия существования, техника, наука, быт на планете невероятно быстро поднялся до космического уровня. Вроде все и горцы, вроде и живут на небольших кусочках земли, а всё у них было: начиная от дезинтеграторов различных отходов и виртуальных компьютеров, до небольших космических кораблей с оригинальными двигателями.
   Хардийцев, местные аборигены, тоже попытались женить. Но это им не удалось, даже, несмотря на фривольный настрой Вителлы и Алессана.
   А всё потому, что Абелия и Райгд обратили внимание коллег на сам факт, постоянного вселенского поиска "странствующих рыцарей".
   - Что они такое важное разыскивают? - вопрошала ситанесса. - И почему они настолько самостоятельные? Уж не шпионы ли это Конструктора Бельессера?
   - В любом случае, надо немедленно отыскать хоть нескольких, - поддержал её магистр. - Встретиться с ними и выспросить на предмет поиска. Вдруг это и для нас важно?
   В любое время, на планете наездниц проживало не менее десятка рыцарей, так что отыскать нескольких для беседы как бы труда не представляло. Но вот захотят ли те общаться с землянами? А может, сразу в ответ предпримут агрессивные действия? Или попросту сбегут, пользуясь своими природными, врождёнными умениями телепортёров. Так как они сами никогда не скрывали факт своего полного неиспользования каких-либо устройств.
   Земляне перестраховались, разбились на пары и тройки. И только после этого приступили к тщательным поискам представителей иной цивилизации. Как это оказалось ни странным, но нашлись искомые рыцари быстро. И что самое приятное, никакой агрессии в отношении землян, или скрытности не проявили. А их признания и откровения вначале даже вызвали подозрения. Да и как можно было расценить высказывания любого встреченного рыцаря, если они сразу первыми начинали разговор откровенными восклицанием и словесной скороговоркой:
   - Коллеги?! Откуда родом? Стесняетесь поведать? Ну и ладно! Зато я вам сразу расскажу в двух словах о себе и о нашей уничтоженной родине. Мы - странствующие рыцари поиска, потому что нашей цивилизации негде жить, негде осесть постоянно, негде возродить своё былое величие. А всё потому, что мы прозевали свою родную систему, свои многочисленные планеты, да и добрая часть нашей галактики уже превратилась в пыль возле страшного вселенского образования чёрных дыр. Да! Я вижу понимание на ваших лицах! Следовательно, вы тоже наслышаны о Якоре и понимаете какие беды случаются от шаловливых, скорей всего и неразумных Сатази.
   Говорил любой рыцарь много, порой даже не вслушиваясь в несущиеся уточняющие вопросы. И как позже выяснялось, поступили они весьма мудро.
   Потому что обладали очень ценными сведениями, которые скрывать ни от кого, кто подобен им, не собирались. Хотя и не все телепортёры попадали под классификацию "подобные". Потому что рыцари прекрасно знали кто такие Сияющие, кто такой кентавр Бельессер, и ещё очень и очень многое.
   Свою народность природных телепортёров, они к данному времени исчисляли всего в пятьдесят миллионов. Это было всё, что осталось от многомиллиардного мира, который в одночасье разрушился от криков Сатази на околицах Якоря. И то, что осталось после тысячелетней регрессии вымирания. Спаслись только те, кто к моменту катастрофы отыскивал новые звёздные системы для переселения. Ну и те, кто уже пытался колонизировать, дикие, нетронутые цивилизацией планеты. Большинство - мужчин. Женщин мало. Природные умения телепортонавта по наследству иным расам и в иных мирах не передаются. Рыцари, конечно, пробуют, а потом и наведываются к своим детям, да толку с этого пока нет. Ни одна из найденных ими человеческой расы не дала желаемого потомства. Вот потому они и радовались каждый раз при встрече им подобных людей.
   Рыцарей ловил и пытался уничтожить Таирхет. Для этого и строили на многих планетах специальные башни ловушки. Но уже сто лет, как природные телепортёры без родины, научились самостоятельно вырываться из подобной западни. И понятное дело, что подлому Конструктору и его Сияющим, наезд и уничтожение многих тысяч соплеменников не простили. Вот только жалели, что у них пока нет действенного оружия против рогатого кентавра и его войска.
   Ну и сразу опережая вопросы землян, почему они в любое время не осядут на какой-нибудь достойной, прекрасной планете, коих немеряно в пространстве, рыцари спешили поведать о сути своего вселенского поиска:
   - Нельзя! Как только мы соберёмся вместе, то на нас набросятся все Конструкторы, которых по нашему сведению девятнадцать особей. Эта банда не желает даже слышать о таких вольных, неподвластных им существах и сразу нанесёт удар особенными лучами, которые производят гроссады, редчайшие камни из глубины коллапсаров. И мир новый погибнет, и мы тогда вряд ли сумеем убраться оттуда. А пока мы развеяны по всем мирам, нас уничтожить нельзя. Да и наших женщин мы прячем как самое святое и ценное в нашей жизни. И самое главное: мы ищем! А хотим мы найти - хотя бы одну-единственную капсулу с регилятом, благодаря которой наш новый мир станет неприступен. А вот уже потом, преспокойно и не спеша начнём реставрировать свою цивилизацию.
   Дальше рыцарь переходил на ментальный уровень общения, который тоже был его цивилизации подвластен и словно заранее составленный фильм, насыщенный мелькающими кадрами и сжатыми комментариями, предоставлял землянам.
   Там велось о великом учёном, который вышел из среды кощунственных и кровожадных пиратов. Звали учёного Грандар Регилят, и он умудрился создать живые, полуразумные щиты могущие прикрыть любой мир от любой агрессии извне. Да и внутри мира он прекращал глобальные войны в течении нескольких недель банальным уничтожением тяжёлого разрушительного оружия. При своёй жизни Грандар успел прикрыть регилятной защитой несколько планет. Одна из них давно найдена и называется Пьедронга. Её в данный момент Конструктор Бельессер использует как пожизненную каторгу для сброшенных туда заключённых. Причём ни один телепортёр, если он не родился на планете, не сможет оттуда вырваться. Как и сам Конструктор, при всей своей силе и желании - лично наведаться на планетарную каторгу.
   Рыцари в своих скитаниях отыскали последние следы учёного, который со своими соратниками отправился в далёкий мир, сотворить пушку, способную издалека, по просьбе аборигенов посылать желаемую защиту к нужной планете. Естественно, что пушка не могла действовать на всю Вселенную, но по крайней мере один из участков в несколько тысяч галактик могла прикрыть однозначно. Известно также, что капсул регилата у Грандара с собой было очень много. А вот куда учёный пропал, и где его всё-таки настигла месть последних фанатиков из числа пиратов - отыскать пока не удавалось. Как и следов самой пушки не находилось.
   Правда о пушке имелись рассуждения, что её просто не удалось построить, а может и времени не хватило, но вот капсулу регилата стоило поискать. Потому межзвёздные скитальцы и мотались между мирами, стараясь примерно держаться того района, в центре которого находилась планета Пьедронга.
   Вот такие истории.
   Чего уж скрывать, земляне такой гигантский объём информации и не мечтали получить. Хоть скорость общения на ментальном уровне при большой дальности десятикратно падала, но они обменивались ею постоянно. Спор начали ещё до того, как пришла пора собираться вместе и решать, что делать дальше.
   "Вот вам и бесперспективный вектор! - горячился командор Юниус. - Просто невероятная удача, что мы именно сюда подались в первую очередь".
   "К слову сказать, бесперспективной она была назначена Михаилом и Карлом, - напоминал коллегам Райгд. - Зато теперь мы знаем, насколько страшные сильные враги нам противостоят!"
   "И не удивлюсь, - сердилась ситанесса Абелия, - Если окажется, что за покушениями на Ковели и в посылке к нам перевёртышей стоит не кто иной, а именно этот рогатый Конструктор Бельессер! Кстати, надо расспросить рыцарей, что они знают о перевёртышах?"
   "И о камнях гроссадах! - сумела подать своё мнение Айни. - Ведь Тасон говорил, что каждый балай стоит два гроссада!"
   Теперь уже земляне, могли сформировать свои дополнительные вопросы более верно и конкретно. О перевёртышах рыцари тоже знали, хоть и немного. На самом деле эти существа назывались альяторами и слыли уникальными физическими трансформерами, могущими принимать форму любого разумного за кратчайшее время. Жалкие остатки в несколько десятков особей, были разбросаны по разным галактикам и некоторые из них занимались убийствами, а то и уничтожением неугодных цивилизаций по заказу Конструкторов. За большие средства и только некоторые, как подчеркнуло несколько рыцарей. То есть убивать любого встреченного на пути альятора не рекомендовалось категорически.
   Ну а о камнях, имелись сведения, что они силой своего излучения, при определённой модификации устройствами, могут уничтожить выборочно на планете конкретные живые создания. Вот тогда всё с планетой Скелет, где грудами покоились останки адельванов, стало ясно, Как прояснилась ситуация и с несколькими иными, подобными мирами: цивилизации там попросту исчезли, оставляя после себя если не руины, то уж разрушившиеся от времени постройки. Оказывается, таким образом, Конструкторы убирают неугодные им виды разумных созданий или проштрафившиеся перед ними цивилизации.
   Как ведётся непосредственная добыча гроссадов из наиболее гиблого места Вселенной, скитальцы без родины не знали.
   "Расвалунгов на них нет! - негодовала Абелия. - Как на это всё Ковели отреагирует и сможет ли нам действенно помочь?"
   "Пока он не заявится, не узнаем, - отвечал Вителла. - Разве что кто-нибудь из нас к Патриарху расвалунгов смотается?"
   "Успеется, - рассудил император Бутен. - Надо вначале на местах нам все детали рассмотреть и выяснить".
   В итоге, на планету наездниц хардийцы потратили больше восьми часов, но зато когда вернулись на Скелет, уже имели у себя в кармане довольно решительное заявление рыцарей помочь в предстоящей схватке с рогатым кентавром Бельессером и его тремя братьями.
   Непосредственно в особняке стали решать, куда дальше отправляться: в миры желлатуков; в подземную площадку, до которой модули киборгов уже добрались и приступили к изучению; или к Чинкису? Цорк накопал на орбите, исследуя корабли Мёртвой армады, много интересного.
   Решили всё-таки наведаться к желлатукам. Для этого переместились к площадке со сгоревшим вертолётом, и уже используя определённые навыки, быстренько "разбудили" телепортационное устройство и перенеслись непосредственно на ту планету, где археологическая экспедиция братьев по разуму вела исследования древнейших развалин иного мира с костями четырёхруких аборигенов.
   И там хардийцев уже ждали!
   Над тамошней площадкой был сооружен крытый ангар, напичканный самым невероятным по своему разнообразию и назначению оборудованием. И в этом ангаре трудилось, пытаясь разгадать загадку исчезновения до тысячи желлатуков. Как оказалось, в этой цивилизации готовы пойти на любые расходы и трату времени, лишь бы отыскать своих собратьев и узнать об их доле. Кто-то из археологов успел засечь дальней камерой наблюдения сам факт исчезновения громадного вертолёта.
   Понятное дело, что и прибытие хардийцев, а вернее кого-то вообще, было просчитано чуточку заранее именно из-за разогрева поверхности телепорта. Конечно, ждали своих, но и любым известиям от людей, оказались рады. По крайней мере, тот факт, что при крушении вертолёта спаслось шесть особей, воспринимался гораздо интенсивней и радостней, чем грустный факт гибели ещё четверых товарищей.
   Ну а потом обе стороны приступили к выяснению обстановки друг у друга, обрисовки главного врага, и поиска путей, средств, могущих существенно помочь в предстоящем сражении.
   Площадка в данном городе оказалась единственной. То, что отыскалось в развалах данного мира, давало повод предполагать, что здешняя цивилизация погибла, находясь в развитии на уровне просвещённого средневековья. Причём, по словам экспертов, адельваны вымирали довольно мучительно в течении нескольких недель. И везде неизвестная болезнь началась по планете единовременно. Явный геноцид в особо крупных масштабах.
   Ещё один повод для казни Бельессера!
   Больше ничем иным, желлатуки помочь землянам не могли. Поэтому команда божественных сущностей наведалась с кратким визитом в уже почти законченный вчерне "малый" дворец. Вителла с Алессаном проведали Ф-фотю, и передали ему горячий привет с родины. Чем орёл остался невероятно доволен и даже пообещал, что после нахождения Валии и Кималы обязательно покатает спасителей среди крутых гор и ущелий.
   Бензик поспешил проверить состояние Карла Пузина, за которым пока присматривали Николай Счастливчик и его Ирена. Прославленный археолог медленно, но уверенно шёл на поправку, и, по мнению главного врача, уже через неделю сможет если не бегать, то уж ходить с палочкой точно.
   - Да я готов и на костылях прыгать, - отвечал Карл шёпотом. - Только остальных разыщите побыстрей!
   Ну а Райгд с Сакриной сразу телепортировались в покои, выделенные Пеотии. Как только услышали от Оливера, что Кормилец уже три часа от богини не выходит, так сразу и телепортировались к нему. Им почему-то показалось, что от парня уже давно только угольки остались.
   Но нет, Михаил Днепрянский был жив, хоть и не шевелился. Просто сидел на кровати Пеотии, держал её за ручку, да что-то негромко рассказывал. А боевая проказница слушала с улыбкой.
   - О! Извините что помешали! - воскликнул магистр, а Сакрина его поддержала:
   - Мы разыскивали Оливера! Уже улетаем!
   - Так он в найденной сокровищнице! - успел воскликнуть Кормилец. - Вроде там такие уникальные статуи и прочие красивые вещи отыскали, что загляденье. У всех дар речи пропадает, на них глядя. Всё - явно не здешнего производства.
   Тогда как Пеотия требовательно закричала вслед растворяющейся в пространстве парочке:
   - Что нового?! - а потом обиженно надула губки: - Уши! А со мной не поговорили!
   - Так здесь же я! - простодушно откликнулся парень. Но богиня сжала его руку и прикрыла глаза: подруга Сакрина не стала тратить время при появлении здесь, зато теперь сбрасывала пакеты информации на ментальном уровне. То есть раненая Пеотия вскоре была уже в курсе основных событий и новостей.
   Удостоверившись, что всё с ранеными в порядке, а провинившиеся - прощены, хардийцы отправились пешочком к найденной в глубоких подземельях площадке телепорта. Она оказалась самой маленькой, из всех виденных прежде: всего два метра в диаметре. Да и зачем строить большую, если для определённых террористических действия во дворце адельванов хватит одного, максимум четверых синезодов.
   Все ловушки и западни модулями были заблокированы, или полностью разобраны, проведено яркое освещение, досконально вычищена вековая пыль, и теперь оставалось лишь произвести запуск и податься туда, куда настроен определённый вектор перемещения. Скорей всего в мир синезодов. А может быть и непосредственно в цитадель одного из Сияющих, который оставался куратором данного мира.
   - Мне кажется, сейчас туда нам спешить не стоит, - стал высказываться Вителла. - Информации у нас не хватает, да и усилить наш отряд следовало бы в любом случае...
   - Ждать пока выздоровеет Пеотия? - несколько раздражённо фыркнула Айни.
   - Вряд ли у нас есть так много времени. А вот Ковели, или Тасон нам бы очень помогли...
   - Другой вопрос, - стала рассуждать ситанесса, - Что расвалунга могут не отпустить для такой опасной операции возмездия его коллеги. Помнишь, он говорил, дескать, ему только и дали добро, что на наведение порядка на Земле.
   - Хм! Обстоятельства меняются. Тем более что наш земляк тоже нуждается в утоплении, а значит, все расвалунги кровно заинтересованы в неприкосновенности нашей родной планеты. А пока существуют рогатые кентавры, спокойствия нашей цивилизации не видать. И худшее зло из возможных - применение против нашей планеты этого страшного оружия в виде камня гроссада. Мы-то может, и успеем спастись...
   - Ну да, - погрустнел император Бутен, - остальных не вытянем..., - Затем повернулся к Райгду и пожурил родственника: - Хоть бы ты, дядя, скорей запускал свой проект в действие. Глядишь, большинство человечества и расселилось бы на иные, пригодные планеты.
   - Когда прикажете начинать? Немедленно? - язвительно отозвался магистр.
   Да оно и понятно было, на запуск в действие такого крупномасштабного проекта требовалась уйма времени. По задумке Райгда на Земле должна была бы остаться только треть населения, ещё лучше четверть. Все остальных, прямо вот так с населением каждой отдельно взятой страны - переместить на персональную планету. И дать всем за это не только огромные просторы иных земель и океанов, но блага, технологии космической цивилизации. А на родной планете создать неприкосновенный, природный заповедник.
   Такую идею поддерживали не все хардийцы, особенно вначале, но ведь времена да обстоятельства и в самом деле меняются. Пора уже человечеству заселять пустые пространства Млечного Пути основательно.
   - Тогда предлагаю переместиться на орбиту к нашим союзникам, - бойко затараторила Сакрина, прерывая повисшую паузу. - Мне самой интересно, кто это и по какой причине прилетел бомбить данную планету.
   - А может вначале в сокровищницу? - припомнила Абелия ещё об одном деле.
   - Просто заслушаем доклад Оливера и просмотрим заснятые модулями кадры, - резонно подсказал Вителла. - Терять время и в самом деле не стоит.
   И вся команда божественных сущностей, дружно перенеслась из подземелий планеты в корабль верховного императора Аларастрасии. Цорк как раз делал сжатую подборку полученных материалов, когда в рубке его чистильщика стало тесно от гостей. И первым делом воскликнул после приветствий:
   - Никак не привыкну к телепортации вашей! Постоянно вздрагиваю! Вроде сам, работаешь спокойно, и вдруг раз!.. Хоть бы колокольчик какой придумали или в переборку вначале стучались...
   - За переборкой холодно, - напомнил Бутен о вакууме, - а вот о колокольчике подумаем. Раньше мы подобные эффекты применяли по примеру Пеотии, но сейчас эта деталь из головы вылетает. Спешка! Мечемся туда-сюда!..
   - Вот потому сразу и попросим информацию, - продолжила Абелия, усаживаясь в пляжное кресло из тростника. - Что у тебя тут интересного?
   - Да всё на первый взгляд банально и просто. Сюда прилетели представители соседней звёздной системы, вполне обычные на вид люди. Главная планета у них - Газма. Ну а причина такой страшной мести и тотальной бомбардировки всей планеты - похищение. Причём похищение огромное и жутко оскорбительное. На Газме существовали аллеи в столичном городе, где веками скапливались ценнейшие статуи древних божеств и самых прославленных героев истории. И вот здешние адельваны эти все статуи похитили...
   - Мы уже догадываемся, где они могут быть..., - бросил во время коротенькой паузы доктор Бензик. - В сокровищнице...
   - Вот потому газмане и собрали весь свой флот, со всего космического пространства и с миссией кровавого возмездия прибыли сюда двадцать три года назад. Сомнений у них не было, потому как четырёхрукие обитатели мира сего и не скрывали своего торжества по поводу похищения. Понятное дело, что и представителей Газмы подставили специально, подло, под общий удар. И наверняка их цивилизация в соседней системе тоже уничтожена под корень. Потому что ни одного принятого с родины сообщения, на кораблях армады не найдено. А ведь приём ведётся автоматически. Ну и сама бомбардировка целенаправленно велась именно по торчащим над поверхностью объектам. Потом планировалась высадка на планету чуть ли не миллионного десанта и поиск похищенных статуй.
   - До десанта не дошло? - задал риторический вопрос Навигатор Донтер.
   - Естественно! Тянуть с уничтожением всех, неизвестные враги не стали. Зато удалось обнаружить пикантные моменты. На нескольких кораблях всеобщего управления армадой, находилось с десяток Сияющих. О них есть очень много информации в судовых журналах, они все названы по именам и к ним прибавлен титул Высший Советник. То есть и тут синезоды оказались не просто замешаны, но ещё и пострадавшей стороной. Они сами никак не ожидали своей преждевременной гибели.
   Вот тут уже и начался оживлённый диспут сразу на двух уровнях общения, который подтолкнул Бутен своей фразой:
   - Тогда понятно, почему с планеты не успел эвакуироваться и ещё один из синезодов, мумия которого найдена у казарм отрядом Пузина. Сияющих тоже обманули, и час "икс" наступил намного раньше ожидаемого. Иначе они бы уж точно спаслись, обладая умениями телепортации.
   Во время этого диспута император цорков и дополучил для себя недостающие фрагменты последней информации. И тоже оказался в курсе, как последних находок, так и определения на горизонте главных врагов.
   Но он же, видимо помня о своей доле в прошлом, подсказал к концу горячих споров одну дельную мысль:
   - А нельзя ли использовать данный факт уничтожения Сияющих, для привлечения остальных высших синезодов на нашу сторону? Как бы они ни были преданы кентаврам, какими крепкими столпами опоры Конструкторов не считались, в любом случае ничто родственное им не чуждо. Наверняка такое бесцеремонное уничтожение походя их коллег, заставит задуматься и всех остальных наших потенциальных противников.
   Дельная мысль и своевременная. Это признали все. Но тогда вставал вопрос, а как конкретно и где установить первый контакт с Сияющим? И как провести с ним переговоры? В данном вопросе можно было надеяться на содействие рыцарей-телепортонавтов. Те, по крайней мере, если судить с их слов, знали места обитания некоторых "столпов" власти Бельессера. Ещё бы только выбрать самого недовольного диктатором и в душе уже готового к кардинальным изменениям в своей галактике. Ведь наверняка, если такой отыщется, то у него давно на примете найдутся и потенциальные союзники, и сомневающиеся, и сочувствующие освободительным движениям. И ошибаться в таком выборе было нельзя: как только рогатый кентавр узнает о готовящемся на него нападении, сразу же бросит в бой все свои силы без исключения. И скорей всего эти силы двинутся, имея в своём распоряжении гроссады.
   Во время продолжающегося спора, вдруг поступило ментальное сообщение с планеты от Пеотии:
   "Только что у меня был Тасон! Такой милый с виду малыш!.. Отправился к вам..."
   Больше всех обеспокоилась Розалия, наверное, до сих пор представляющая своего сына полуторагодовалым карапузом:
   - А нас найдёт? И хоть что-нибудь на себя одел? Или так и щеголяет голышом?
   Но вопреки всеобщему ожиданию, на корабль Чинкиса заявился уже сильно изменившийся ребёнок. Во-первых, он значительно подрос, и теперь смотрелся, как упитанный мальчуган лет пяти-шести, с кудрями ниже лопаток и с розовыми щеками. Про таких красавчиков говорят "кровь с молоком". Ну и во вторых он оказался одет. Нечто в виде мелкой, золотистого цвета кольчужки облегало его плечи и закрывала грудь. Пупок оставался голый, а чресла прикрывали шорты с многочисленными карманчиками. Причём цветастый материал напоминал собой змеиную кожу самой яркой раскраски. На ногах полусапожки, по блеску вроде как из банальной резины. Ну и в завершении комплекта: за левым плечом балай, словно привязанный, а на правом боку эдакий дамский пистолетик в маленькой кобуре. Хотя ни у кого и мысли не возникло, что оружие это огнестрельное. Наверняка нечто, в виде того же балая.
   - Привет! - поздоровался малыш со всеми, и самодовольно расставил руки в стороны. - Ну как я вам в таком виде?
   - Прелесть! - с умилением воскликнула Розалия. Но вот отец недовольно скривился:
   - Ну раз уж ты так быстро можешь взрослеть, то уже сразу бы в отрока трансформировался. Солидней, и сил больше. Или не получается?
   - Да при желании можно, - пожал плечиками Тасон и тряхнул золотистыми локонами. - Но куда спешить? Вы меня только маленьким видели, а на мои силы размер не влияет. Коллеги вообще поражены моим умением оставаться таким маленьким, но не уступать им в силах.
   - Ну вот, - не сдавался Донтер. - Станешь большим, силы вырастут.
   - Сомневаюсь, отец, - хитро улыбнулся ребёнок. - Вот если ты станешь огромным как слон, то станешь телепортироваться скорей?
   - Ну..., не знаю...
   - Тогда сразу перейдём к делу, - предложил Сатази. - Я начинаю свой рассказ, а вы можете мне сбрасывать полученную вами информацию. Причём можете это делать хоть все одновременно. Только темами поделитесь...
   Хардийцы в секунду поделились темами в ментальном пространстве и стали там же передавать новости Тасону. А тот с недетской серьёзностью приступил к рассказу:
   - Захваченного перевёртыша звали Фебс. Он альятор. Ага, вы знаете... Он единственный друг, дальний родственник первого альятора, пытавшегося втереться к вам в доверие. Того звали почти так же, Феби, и которого Пеотия удачно ввергла в глубины самого крупного коллапсара... Пришлось с этим захваченным Фебсом изрядно повозиться, но в итоге, с помощью моих коллег удалось этого трансформера вывернуть наизнанку. И знаете что оказалось? Самым хитрым и ушлым среди конструкторов является некий Таирхет. Его ещё иногда называют Трёхпалым. Именно этот Таирхет, от имени всей банды так званых богов-демиургов, нанимал покойного Феби для уничтожения Ковели, а потом и всех иных божественных сущностей, которые с ним тесно связаны. И дал точные пространственные координаты Трёхпалого. То есть, хоть врагов у нас явно прибавилось, но мы движемся в струе приобретаемой информации весьма успешно и с некоторым опережением для врага. Мало того, пленённый альятор дал координаты, и кое-что рассказал о родной планете Таирхета. Она окружена всё тем же коконом регилата, что и планета Пьедронга. Что там на ней творится, никто не ведает, но наверняка Конструктор проводит там некоторые эксперименты. Кроме него, уроженца этой планеты под названием Ромашка, туда проникнуть никто не может.
   Все на мгновение замерли в раздумьях, а потом Вителла огласил мелькнувшую у него мысль:
   - Неужели там, та самая пушка?
   На что его древний приятель Бутен, заметил:
   - Что нам это знание даст? Мы ведь на поверхность планеты даже взглянуть не сможем.
   Спор между божественными сущностями разгорелся с новой силой.
  
  

Глава двадцать третья

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Трое суток ушло на черновую постройку города Новая Сила. И то успели за такое короткое время, лишь благодаря всем забранным с Сифона роботам и самой интенсивной помощи вавилонцев. Территории новых улиц заняли пространство нескольких холмов, распадка между ними и внушительный участок руин. Конечно, сами улицы пока были просто расчищены и спланированы, на каждой стояло по три, пять домов, но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы всё индивидуумы получили минимум жизненного пространства и во вполне приемлемых условиях могли пересидеть день четвёртый. Потому что означенный день выдался на редкость дождливым, с резким порывистым ветром, и с существенными перепадами температуры. По свидетельствам старожилов, в данный сезон такие затяжные ливни не редкость, так что с обустройством крова новые колонисты успели как нельзя кстати.
   Под звук дождя и громыхание молний, Броди первую половину дня банально проспал, восстанавливая потраченные накануне силы, потом с компанией соратников долго спорил, совмещая диспуты с растянувшимся обедом, ну а ближе к вечеру приял решение:
   - А не промчаться ли нам в Вавилон? Крытый транспорт у нас имеется, в гости нас зовут давно, да и посмотреть на записи Грандара Регилята страсть как хочется. Могу взять с собой пять особей.
   - Не пять а четыре! - бросил марких Мато фон Дивер. - Потому что это я должен возглавлять список гостевой группы. А тебе, как командиру, если уж на то пошло, нельзя пока покидать город. Вон как военный министр наших соседей Каскар Жуди поступает: вроде и доверяет нам на все сто, но пока к нам ни разу не наведался, хотя все остальные уже побывали. А мы? Пашем как быки! Скоро уже таблицу умножения забуду!..
   - Теряешь логичность рассуждения, Мато, - укорила его мадам Шеги. - Никому из нас просто совесть бы не позволила в Вавилон смотаться, когда все остальные тут пашут и с ног валятся от усталости. Но сейчас я тоже поеду, потому что не успела толком их университет осмотреть. Тем более если речь идёт о таком интересном деле, как осмотр древних записей... Прошлый раз мне про них даже не намекнули...
   - Ну тогда остаётся подобрать ещё одного желающего, - решительно заявила Лариса Ярославна. Перед тем она шёпотом успела перекинуться несколькими словами с Люссией. - Потому как я своего супруга без личного сопровождения в официальные визиты, не отпускаю, а наша подруга - наиболее квалифицированный работник в сфере средств массовой информации. Её взгляд на город и быт соседей, а также журналистский анализ - будет наиболее верным и своевременным.
   Понятное дело, на место последнего кандидата возжелали попасть все остальные. Раскричались, расшумелись... И чтобы не было обид, выбор сделал сам Александр Константинович:
   - Всё ребятки, прекратили спорить! Поедет Лонгир, А пока мы одеваемся и готовим машину, остальные пусть свяжутся с Вавилоном, договорятся о нашем прибытии. Может и заночуем там... С нашей заставой у развилки, тоже переговорите, хотя судя по из молчанию там всё в порядке. Но...
   Уже в машине, когда неспешно двигались сквозь дождевые потоки, Броди напомнил маркизу Мато фон Диверу:
   - А чего ты так радовался, когда про записи услышал? Неужели и в самом деле думаешь, что знание новых технологий последних лет поможет отыскать отсюда выход?
   - Понятное дело, что шансов мало, - согласился тот. - Если уж за двадцать тысяч лет тут самые различные расы и добровольцы ничего не добились, то и у нас скорей всего ничего не получится. Но самый главный парадокс в здешнем затворничестве вы смогли заметить? Даже целых два?
   - Учёный у нас ты, вот тебе и карты в руки, - заметил желлатук Лонгир, ведущий машину среди луж и пересекающих дорогу потоков. - Правда и нам самое главное несоответствие видно. За тысячи лет родившиеся тут особи так ничего толком и не достигли.
   - Вот! Совершенно верно! Раз уж сюда каких только гениев не скидывали, и тем более сведения о телепортонавтах есть, то наверняка их потомки просто обязаны были получить либо наследственные умения, либо отличное обучение от своих родителей. Так спрашивается, почему они, как коренные жители не то что телепортироваться отсюда не смогли, но и банальных космических кораблей для выхода на орбиту не построили?
   Свои рассуждения сразу высветила Люссия:
   - Вполне возможно, что понятие "коренной" обозначает не менее трёх поколений родившихся здесь предков. А то и пяти, десяти...
   - Да хоть сто! - экспансивно восклицал маркиз. - За двадцать тысяч лет, даже при постоянном забросе сюда разных совершенно по совместимости особей, и даже невероятной смертности среди них, всё равно появились местные в -надцатом поколении. Тем более в далёких от пирамиды городах, а то и на других континентах. Мои коллеги говорили, что здесь целых три гигантских материка и все лучшие пространства, наиболее удобные земли и поймы рек хоть как-то, но заселены.
   - Действительно, несуразица, - согласился Броди. - Отсутствие местных умельцев для обоих направлений прорыва за стратосферу - никак не вяжется с базисными утверждениями, которые мы услышали предварительно. Или возможно иное: что-то в записках великого учёного расшифровали не так. А может он и сам специально исказил некие пункты своего открытия. И не следует забывать: Грандар Регилят хоть в чём то, но мог ошибаться. Одна планета..., да пусть и парочка - это ещё не показатель незыблемости всех граней его эпохального открытия.
   - Всё возможно, - кивнул желлатук Лонгир, не отрывая глаза от дороги. - И все равно: что мы можем подсказать нового местным учёным, или что у нас есть такого, о чём не знают они? Откуда у тебя, Мато, такое оптимистическое вдохновение?
   - Конечно, что-либо нового я своим коллегам поведать не могу, - сразу двумя руками из четырёх несколько потешно почесал одновременно и голову, и жвала. - Но как я понял из разговора с ними, они несколько отстали от последних теоретических разработок в науке телепортационных перемещений. А самая последняя из теорий, известная мне, гласит: что при определённом облучении любой особи, хотя бы три раза пересекавшей пространство при содействии природного телепортера, наступают некие изменения внутреннего поля. Или ауры, как это поле ещё называют, чакры, души..., да названий много!..
   Лариса Ярославна не удержалась от уточнения:
   - То есть, те, кто пользуется техническими устройствами - в эту новую теорию не попадают?
   - В эту - нет! Но мало какие изменения происходят и с ними? Просто пока никакие приборы этого не сумели зафиксировать. Повторяю: пока! Тогда как с природными телепортёрами уже всё, более менее ясно. А вот почему до сих пор не отладили четкую градацию, сорт и настройки нужного облучения - вопрос вполне понятный. Имеет место главная причина недоработки: жесткий запрет на подобные исследования со стороны Конструктора. Причём аргументирует он свой запрет нежеланием тысяч и тысяч миллионных жертв при подобных экспериментах. И в доказательство своей благородной заботы приводит пропагандистские фильмы, в которых показапы развороченные взрывом лаборатории, а то и целые города. Хотя устраивают эти взрывы Сияющие...
   - Кстати, - перебил соратника Александр Константинович. - Мне до сих пор не верится, что на других континентах живут трое, а то и больше бывших Сияющих, растерявшие здесь свои способности. Может такое быть?
   - Мне тоже не верится, - файял не хотел говорить на эту тему, увлечённый другими рассуждениями. - Но пока с ними не встретимся - точно не узнаем. Но я хочу дорассказать вам о том, что ещё есть нового только у нас, у Новой Силы. А у местных нет по умолчанию. Ну, кто-то, может, вспомнит?
   Посыпались предположения:
   - Роботы? Пушки? Торпеды? Самоуверенный Мато фон Дивер?
   - Хе-хе! Тут я согласен! - залился стрекочущим смехом файял. - Со мной вам повезло. И знаете почему?
   - Ну, хватит уже интриговать, хвастаться и томить нас вопросами! - укорил его командир. После чего создание-кузнечик важно шевельнуло усиками:
   - Потому что я заставил собрать на Сифоне все, подчёркиваю все кристаллы считки памяти. Даже те, что уже хранились на складе, после записи, и те что имелись в новеньких контейнерах. А ведь подобные кристаллы были установлены в ангарах тюрем совсем недавно, сравнительно с общей историей, всего двадцать пять лет назад. И! Ещё ни разу, ни один кристалл не был сброшен на Пьедронгу. А ведь помните, какой приличной силы взрыв, получился в нашем ангаре?
   Сквозь струи дождя уже виднелись фонари освещения у главных ворот Вавилона, поэтому повисла небольшая пауза, прерванная вопросом мадам Шеги:
   - То есть ты хочешь устроить взрыв, и пробить кокон регилятной защиты планеты изнутри?
   - Ещё чего?! Настолько бездарно растрачивать ценнейший материал! Мы будем пробовать с помощью кристаллов создавать именно то излучение, которое необходимо для инициации природных телепортёров. Это как раз то, что нам надо! Причём настроить излучение должным образом будет несложно. Мне так кажется... Но пока нашим новым союзникам об этом - ни слова! Мало ли что...
   Они как раз въехали в открытые специально для них ворота, и Броди подтвердил:
   - Естественно. Лучше нам эти данные придержать при себе.
   В городе, построенном ещё много веков назад, и совершенно с тех пор не изменившемся в своей центральной части, гостей ждали. В первой же улице, которую сверху закрывала прозрачная крыша, и на которой было не протолкнуться от горожан, стояло две машины: одна с пятью охранниками, и одна с парой "отцов" города. Опять всё тот же "представитель по связям с общественностью", и главный ректор университета. Причём что синезод, что файял не имели при себе явно демонстрируемого оружия.
   - Добро пожаловать в Вавилон! - восклицали они в приветствии. И сразу предупредили:
   - Не передумали с первой целью визита?
   - Если нет, то сразу предупреждаем, вначале в университет, но только на четыре часа. Потому к десяти вечера, в ратуше уже готовится некий праздничный ужин в вашу честь.
   - Мы не хотели бы усложнять вашу жизнь нашим визитом..., - начал было Броди.
   - Какие усложнения?! - даже обиделся представитель местной госбезопасности. - У нас как раз с завтрашнего дня начинается сезонный праздник, посвящённый сбору урожая. Всё-таки дожди здесь чисто муссонного характера и порой целый месяц хлещут как из ведра. Вот по древней традиции первую неделю все и гуляют. Город переполнен крестьянами с дальних деревень и хуторов, ремесленниками и рабочими с окрестных мануфактур и заводов. Так что в увеселительные заведения, театры и водевили сегодня лишнего билетика не отыскать. Полные аншлаги! А вот в университете - солидный и торжественный покой... Поехали!
   По улицам и в самом деле было трудной проехать, из-за громадных, роящихся столпотворений. И если у кого ещё оставались бы последние сомнения в царящей здесь толерантности и единодушии, то стоило посмотреть на местных жителей сейчас. Даже у такого знатока иных видов и рас как маркиз Мато фон Дивер глазки чуть не вываливались из его хитиновой черепушки, стараясь рассмотреть всех, всё и сразу.
   Пожалуй, одна академик Шеги вела себя сдержанно. Ещё и припомнила кое-что важное:
   - А как по поводу нашей просьбы? Вам удалось вязаться с бывшими Сияющими?
   - Ах да, чуть не забыл! - воскликнул безопасник, касаясь виска указательным пальцем. - Связались. И один даже обещался приехать. Сейчас в дороге. Если его не смыло где-нибудь на пути из порта в Вавилон дождевыми потоками, то этой ночью доберётся. Ему самому стало жутко интересно посмотреть на героев, захвативших Сифон, казнивших действующего Сияющего со всей группой и разгромивших работорговцев вокруг пирамиды. Он сам в своё время довольно пострадал от них и натерпелся...
   Университет-то оказался в центре города, а там как раз и проводились основные массовые мероприятия и празднества. Увидев громадные сцены на крытых площадях, где с концертами выступали самые различные музыкальные группы, Люссия удивилась вслух:
   - Смотри-ка, как и у нас на Земле во время подобных праздников... Правда музыка здесь..., совсем непривычная...
   - Потому каждый желающий выбирает себе то, что ему нравится, - обернулся пересевший к основной группе гостей синезод. - Вариантов хватает, ещё и дублируются, как правило, по одному стилю.
   Ларису удивляло другое:
   - Здесь такое количество разумных! Сколько же сейчас вообще в городе обитателей вместе с гостями?
   - Чуть больше миллиона!
   - И вы такой силищей не могли сравнять с землёй кланы вокруг пирамиды?!
   - Хм! По большому счёту там никто, и никогда не погибал из новеньких при сбросе... Ну а то, что эти паразиты жили как трутни на наши поставки продуктов в виде выкупов..., так это давний и больной мозоль. Обороняться ведь легче, чем наступать... А тяжёлых торпед и снарядов у нас не получается сотворить... Да и всё руки не доходили, я ведь говорил уже...
   Университет и в самом деле оказался фундаментальным зданием, поражающим своим величием, покоем и солидностью. Сразу на входе двойные двери наглухо отсекли малейшие звуки с улицы, не впуская в данную обитель науки и просвещения неуместные здесь музыку, гам и веселье.
   Но и внутри оказалось достаточно "червей" от науки, готовых здесь не просто прятаться от праздников, а жить безвылазно. В громадном фойе, гостей ждало с десяток особей, представителей самых различный цивилизаций. И как это ни странно, но мадам Шеги каждого из них узнала и чувствовала себя с ними словно старая знакомая. У Броди с памятью оказалось похуже: он только и старался не пялиться с отвисшей челюстью на парочку совершенно ранее не виданных им существ, и только вежливо кивать во время представления. Из имён он только и запомнил Силента, главного безопасника города, да и то по той лишь причине, что видел его и общался раз в четвёртый.
   "Старею, наверное? - подумал он. - Или уже сознание переполнено информацией до предела и ничего новое туда не протискивается? А как же наши божественные сущности свои знания складируют? Хранят в "зипе" что ли? Ведь у них столько всего на шесть тысяч лет накоплено!"
   Затем гостей провели по основным объектам учебного и исследовательского заведения, показали лаборатории, созданные здесь устройства, выращенные кристаллы, дивные растения, прочие достопримечательности.
   Но при виде всего этого, маркиз Мато фон Дивер страшно расстроился:
   - Силент! - обратился он к синезоду с упрёками, - Ну почему вы нам навстречу направили таких негативных с виду дозорных?! Если бы не их враждебность по отношению к нам, да ярко выраженный расизм в словах, мы бы преспокойно попросились на постоянное жительство в Вавилон и наши бы соратники не надрывались бы три дня при строительстве Новой Силы. А мы бы давно работали при вашем университете. У нас ведь такие грандиозные планы!
   - Да уж! Это наш тактический просчёт, - признался безопасник. - Всего не предвидишь! Но хочу заметить, что и в городе особо-то свободного места между стен не осталось. И так начались новые застройки на восток и на юго-восток. А те массы народа прибывшие на праздник, как правило останавливаются у своих друзей, знакомых, родственников. И если честно мы были в шоке от размещения сразу трёх тысяч новых обитателей. Лучше мы уже всеми силами вам помогать станем при строительстве Новой Силы и возведения вокруг неё мощного периметра и стен. Для этого дела руины древнего поселения ох как пригодятся...
   Все понимающе и соглашательски кивали.
   - Ну а это наш исследовательский центр по расшифровке и хранилище древностей, - начал руководитель университета, и указал на широченные и длинные столы. - Присаживайтесь коллеги! Основные выписки из найденных трактатов Грандара Регилята уже в больших папках. Там есть всё: от сравнительных анализов каллиграфии, до найденных нами на рукописях отпечатков пальцев. Вы будете просматривать папки поэтапно, я сразу на большой голограммной проекции стану освещать основные этапы поисков, расшифровок и наши выводы. Можете пока записывать свои уточняющие вопросы, которые зададите мне по окончании основного доклада.
   С первых же слов файяла, все притихли как мышки и с увлечением выслушивали факты из самой древней истории. Тем более землянам было интересно, как самым молодым и недавно лишь узнавшим про иные цивилизации.
   При этом каждый гость, время от времени перелистывал большущую страницу ватмана, где находились и распечатки текстов, и подробные чертежи, и сделанные великим ученым рисунки от руки. Конечно, рисунки, скопированные с оригинала и примерно увеличенные по размерам раза в четыре. Но читать тексты большинству гостям не приходилось из-за незнания что здешней, что древней письменности, а вот пояснения увлёкшегося руководителя университета слушать - одно удовольствие.
   Грандар Регилят оставил потомкам очень много записей. И в них подробно описал всю свою биографию, начиная с раннего детства. Тогда Бездомные Пираты наводили ужас во многих галактиках, шокируя всех только двумя своими способностями: огромными технологическими знания и чуть ли не людоедской кровожадностью. Страшно злобные и коварные, но в от же время не знающие себе равных при строительстве громадных линкоров и космических станций величиной с земную Луну. Не знающих пощады к захваченным пленникам, но в то же время трепетно относящихся к воспитанию собственной молодёжи, введению в традиции кочевого народа своего подрастающего поколения.
   Например, у них была такая традиция, когда любому ребёнку, лишь бы он пожелал этого, давали в руки саблю или шпагу и он этим оружием кромсал и тыкал до полной смерти связанную по рукам и ногам жертву. Если же ребёнок не спешил браться за сабельку и бездушно убивать разумные существа, то ему с годами начинали устраивать такую обструкцию, гонения, презрения и унижения, что любой ребёнок ломался со временем и всё равно становился циничным, бездумным убийцей.
   Не хотел долго брать оружие в руки и маленький Грандар. Но и его всё-таки сломали наставники, заставили совершать убийства, и только тогда успокоились, открывая доступ к наивысшим техническим ценностям своей расы. Тоже одна из форм обучения: если стремишься к знаниям - стань вначале кровавым, бессердечным монстром. А вот потом уже учись на здоровье. Иначе сможешь подняться лишь до работника ассенизаторских уровней, да должности оператора по производству зловонных удобрений. Как ни странно, но среди Бездомных Пиратов имелись и такие, совершенно безграмотные личности.
   Юный Регилят сломался только внешне. А вот его внутренний, духовный стержень только закалился крепче, становясь основой для главной мечты: уничтожить свою расу, как наибольшую заразу и опасность для большого космоса. Ну а когда приходилось убивать связанных пленников, мальчишка себя только и спасал внушениями:
   "Всё равно они уже мертвы! Минутная отсрочка в смерти им принесёт только лишние душевные страдания. Наоборот, я им подарю смерть быструю и спасительную!" - и дарил. Просто делал единственный укол в нужное место, и жертва даже не дёргалась перед смертью. Но при этом ребенок клялся сам себе, что и за это существо он отомстит.
   И он понимал прекрасно: месть должная быть всеобъемлющей, для всех, и желательно сразу. Банальное убийство одного или нескольких лидеров, уничтожение корабля, громадного корвета, а то и станции-планеты - ничего в сущности не даст. Узурпировавших космос Бездомных насчитывалось до ста пятидесяти миллиардов особей. И уничтожение даже десятка станций, это всё равно, что бороться с нашествием саранчи с помощью тапка. А чтобы сотворить задуманное против всех, следовало стать не просто великим, а самым великим учёным современности.
   И Грандар стал учиться. С каждым десятком лет, да и с каждым годом легко взбираясь на следующую ступень своего научного величия. А чтобы дорваться до главных технических секретов, пришлось и здесь показывать себя с самой положительной (конечно на взгляд пиратов) стороны. То есть последовательно создавать новые снаряды, новые бомбы, новое оружие массового поражения, новые силовые поля защит и уничтожающие всё на своём пути лучевые излучатели. Оружие шло в общую копилку кровавых побед. Учёного носили на руках и сдували с него каждую пылинку. И, в конце концов, разрешили работать самостоятельно, для претворения в жизнь самой главной мечты: создания защитного кокона. После своего доклада на эту тему, лидеры расы Пиратов буквально выли от восторга в предвкушения своего величия на всех просторах Вселенной.
   После чего господину Региляту предоставили всё, о чем даже подумать не успевал. Ну и конечно же с того часа у него было право выбирать себе в помощники и соратники именно тех, кто ему подходил больше всех своей тягой к справедливости и миролюбию. Построил свою станцию, окружил её тяжеленными кораблями защиты, и приступил к работе. При этом он всё время менял, перетряхивал, модифицировал свою команду, отбирая специалистов самых талантливых, преданных и толерантных делу справедливости.
   Долго творил и ваял, жонглировал своими творческими всплесками и открытиями, но таки создал полуживое, с чётко установленной программой существования, вещество. И не мудрствуя лукаво, чтобы ещё больней получился удар по врагам всего разумного, назвал вещество регилятом.
   - На данном чертеже видна сама регилятная капсула, - вещал увлёкшийся докладчик, - Со всеми её слоями, внутренними взаимосвязями, силовыми полями и качественным составом. Пока мы только приблизительно осознали, как и каким образом создаётся непосредственно капсула и, учтите уже особо: с полной программной настройкой. То есть это уже как живая совершенно особь, со своим ДНК и наследственной памятью. Если хоть что-то попытаться подправить либо в цепочке, либо в настройке капсула получится мёртвой. Потому что Грандар больше всего боялся, что капсулу могут перенастроить если уж не сами пираты, то глупые потомки, то иные кощунственно кровожадные личности, обитающие во Вселенной. И обратите внимание на размеры полученного объекта: они невероятно малы! Капсула составляет всего лишь метр и четыре миллиметра в длину и всего сорок пять сантиметров в диаметре, Этакий овальный кусок трубы. Представить, что такое маленькое, полуразумное существо может прикрыть гигантскую планету, невозможно! А ведь учёный утверждает, что если соединить сразу три капсулы, можно прикрыть плоским коконом-тарелкой всю систему, среднего размера.
   Верилось в слова докладчика слабо.
   В самом деле, такое себе никто не мог вообразить. Чертежи казались какой-то фикцией, обманом, миражом. Но факт оставался фактом: регилятный кокон существовал и все они сейчас находились на Пьедронге, напрочь закрытой этим самым коконом как от вторжения извне, так и от негативных для разума действий на своей поверхности, изнутри.
   Дальше докладчик перешёл к освещению очередного этапа жизни великого учёного, давшего возможность иным цивилизациям уничтожить Бездомных пиратов.
   Изобретя регилятную капсулу, и опробовав её на нескольких заброшенных в глуши галактик планетах, Грандар не спешил заявлять о своей победе, а продолжил работы. Причём сразу в нескольких направлениях. А именно: накопление капсул до того количества, когда хватит для всех космических средств передвижения пиратов. Это - раз. Создания такого устройство, которое сможет по телепортационному каналу забросить капсулу куда угодно на огромном участке Вселенной. Впоследствии устройство он назовёт пушкой. Простым словом с маленькой буквы. Это - два. Ну и три - это поиск для себя и команды своих соратников такого места во вселенной, чтобы оставаясь в тени и не напоминая о себе, и живя в удобных, комфортных условиях всё же довольно жёстко держать руку на пульсе событий. А уже после полного разгрома расы Бездомных Пиратов, начать защиту тех планет и систем с разумными существами, которые подвергаются бессмысленному уничтожению своими соседями, или дальними космическими агрессорами.
   Такое место он отыскал. Но не указал где именно.
   Пушку он тоже создал. И даже подробно изложил все секреты её постройки.
   - Но! - экспансивно восклицал докладывающий файял. - Ни единым словом не рассказал, как конкретно строить специальную платформу под пушку. Если вы перевернёте следующую страницу, то там будет кратко освещено все этапы создания, а потом и пристрелки пушки. Рукописи на эту тему самые пространные и многочисленные и по большому счёту даже в наших условиях создать так называемую пушку не сложно. Но вся суть в том, что без особенной платформы под собой она не возникнет и действовать не будет! А об этом в записях господина Регилята всего несколько строчек, цитирую: "...Строительство платформы будет зависеть от многих факторов. В том числе и от физического состояния планеты, которую мы выбрали. То есть строить будем на месте!" И всё... И нам кажется...
   Пока местный глава университета пустился в дебри рассуждений, о выводах коллег и своих собственных, Броди немножко поторопился и раскрыл следующую страницу скреплённых в папке ватманов.
   И тут же глаза у него стали расширяться: наконец он увидел и чётко осознал, что представляет собой та самая пушка, до объяснений чертежей которой так пока и не дошли.
   Закрыл глаза, постаравшись успокоиться. Открыл. Незаметно ногой коснулся ноги супруги и отключил одновременно с этим, специально для её взора, переговорное устройство в скафандре. Лариса ничего не поняла, но послушно сделала то же самое. Тогда Александр к ней наклонился, и быстро прошептал:
   - Передай и Люссии: вести себя естественно, когда она увидит пушку на следующей странице, - по расширяющимся глазам любимой, он понял, что она сейчас смотрит на чертежи перед ним: - И сама не взболтни лишнего! Тут надо прежде хорошенько подумать...
   Проследив, как его распоряжение было передано Люссии, Александр Константинович вновь уставился на открывшуюся картинку, чертежи, и в который раз бегло постарался определиться с размерами. Здесь были указаны меры общеимперского местного стандарта, и для верности следовало послушать докладчика. Но сомнений у него почти не оставалось: подобное устройство он уже видел на кадрах кинохроники. И кадры эти показывали события на Земле.
  

Глава двадцать четвёртая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   Все остальные ещё продолжали оговаривать дальнейшие действия, когда Сакрина, Райгд и "маленький" Тасон отправились на планету Расвалунгов. Следовало немедленно выяснить, какое участие в предстоящих схватках может принять Ковели и примет ли вообще.
   Человекоподобного Судью, земляне застали там, где и ожидалось: возле окаменевшего ствола Патриарха в медитирующем состоянии. Тем не менее, с появлением гостей, и он, и его учитель оказались сразу готовы к контакту в обоих уровнях общения. Причём что из себя представляет пятилетний ребёнок, они сообразили сразу и судя по всему это старейшему расвалунгу не понравилось:
   "Сатази?! Как ты посмел сюда я виться?"
   - Можно подумать, я в чём-то провинился и меня сейчас обвинят в страшных преступлениях! - со смешком воскликнул Тасон.
   "Ты - нет! Но твои старшие собратья - это величайшее зло во Вселенной! Скорей всего твоя казнь - лучший выход, и послужила бы уроком остальным Сатази".
   - Да я потому сюда и явился, что пока ещё чист как младенец и перед всеми мысленными и немыслимыми законами, - веселился златокудрый мальчуган. - Кстати именно об этом мне и советовали напомнить в первую встречу при встрече с тобой мои коллеги. Твои же законы, чтимые тобой до последней буковки, не позволят сотворить со мной несправедливость. Тем более мне есть, что сказать даже в оправдание остальных Сатази и следует немедленно становиться единым фронтом против истинных преступлений во Вселенной.
   Расвалунг продолжал оставаться недовольным:
   "Мы не в силах охватить системами справедливости большие пространства! Даже мобильность Ковели - это не повод им рисковать. Мы не имеем права на его потерю. А вот по поводу оправданий для твоих коллег, так ничто не может оправдать уничтожение миллиардов разумных существ".
   Тасон же оставался в той же благодушной весёлости:
   - По поводу Ковели поговорим чуть позже. Вначале - о причине уничтожении Сатази целых галактик. Она проста и банальна: если не произвести это уничтожение в строго определённое время, то в самом створе Якоря произойдёт резкое сжатие пространства и миллиарды Сверхновых попросту разорвут крупнейшее образование чёрных дыр. Нарушится вся гравитация системы и Якорь десятикратно увеличится в размерах. При этом засасывание из нашей Вселенной новых галактик ускорится примерно в пятьдесят раз. Вот по этой простой арифметике и просчитайте: уничтожение миллиардов - спасает триллионы триллионов разумных сущностей.
   Для таких сущностей как расвалунги не существует длинных пауз в разговорах. Но тут она повисла. Хотя и прервал её сам Патриарх:
   "Как это ни прискорбно, но наше коллективное решение и в самом деле получается оправдательным для Сатази..."
   - Вот и прекрасно! Теперь второй вопрос: если Ковели не окажет нам свою помощь в борьбе с Конструкторами, в самые ближайшие дни Земля будет уничтожена. Может и в обломки превратиться. В связи с чем, понятно, что ваш мобильный коллега перестанет существовать уже через неделю. Ну а уж остальные цивилизации так и останутся навсегда беззащитны под железной пятой тамошних, могущественных, практически бессмертных телепортёров. Так что подобное ваше желание оградить нашего земляка от опасностей, только быстрей приведёт его к гибели.
   Судя по наметившейся улыбке Ковели, который так и сидел расслабленно на силовом облаке, нечто подобное совсем недавно он и доказывал своему учителю. Но сам он сейчас ни словечка не вставил в беседу. Хотя по ментальным каналам получал от Райгда и Сакрины всю последнюю информации. Ну и наверняка тут же передавал эту информацию остальным Священным Судьям Высшей Справедливости.
   Дальнейшее обращение патриарха это подтвердило:
   "Хорошо. Мы признаём правильным участие нашего Ковели в ваших действиях, Но ему понадобится ещё сутки, полтора, чтобы принять под своё управление самые мощные силовые поля, в которые мы заключаем преступников и производим над ними дальнейшие казни. Учитывая невероятные силы Конструкторов, а также существование у них в иных местах раздвоенных ипостасей, их умение вырваться телепортативно из любой ловушки, обладание нашим мобильным коллегой именно таким полем - самая необходимая вещь".
   Гости думали недолго и впервые заговорил Райгд:
   - Нет проблем, мы готовы и такое огромное время подождать. Тем более что нам следует произвести ещё некоторые подготовительные мероприятия. Счастливо оставаться!
   Но перед тем как они исчезли с планеты расвалунгов, Ковели успел передать мысль всем троим:
   "Самое мощное силовое поле, это не просто удержание пленника, но оно ещё и заставит иные ипостаси заключённого вернуться в захваченное тело, где бы и как бы далеко они не находились. Не сразу, конечно вернуться, порой до нескольких суток ждать приходится, но средство весьма действенное. Дубликаты преступников, в шар поля словно магнитом засасывает... Ну и направленный удар Розалии по преступнику в момент ареста - ощутимый аргумент в нашу пользу. Поможет основательно... Ждите! Я постараюсь примчаться как можно быстрей!"
   Вернувшись на планету Миха, и вызвав с орбиты остальных хардийцев, уже все вместе божественные сущности стали готовиться перенестись с малой площадки подземного телепорта, к коварным синезодам. Или, как предполагали: непосредственно к самим Сияющим.
   Первый же прыжок, по высчитанному вектору, дал отличные результаты. Переносились все вместе, встав на маленький пятачок, спинами друг к другу и готовые к любым неожиданностям. Вплоть до яростного боя с применением боевых способностей и умений, а если станет жарко, то с тактическим отступлением на базу. Даже Айни со всеми отправилась, потому что в последние сутки у неё не было замечено ни единого психологического срыва.
   Но воевать не пришлось. Место прибытия оказалось без единого лучика света и пропитанное запахами пыльного, давно не посещаемого помещения. Вначале осмотрелись без лишнего сияния. Маленькая, квадратная каморка три на пять метров, без окон, с нормальной по высоте, но узкой дверью. Только чтобы втиснуться. Толстяк уже сюда не попадёт.
   "Чулан! - со смешком прокомментировала Сакрина. - Видимо вокруг нас замок, а через эту комнату раньше на работу приходила прислуга".
   "Дались тебе эти замки? - мысленно проворчал Райгд, давая освещении и походя вместе с Вителлой к двери. - Ведь уже договорились: построенный своими руками - всегда лучше..."
   Вначале просто прислушались, но убедившись что с той стороны не раздаётся ни единого звука, декерл на мгновение исчез, а потом снова появившись уже более спокойно стал и вслух говорить:
   - Там кольцевой коридор. И кажется Сакрина угадала: мы вроде в каком-то замке. За окнами горное, невероятное для глаз великолепие. Двигаемся туда все, но смотрим по сторонам...
   Коридор оказался и просторным, и чистым, и светлым. Перспектива терялась с обеих сторон по вине плавного закругления. Дверь в комнатку оказалась не единственной в стене, через ровные участки располагались точно такие же. И на каждой висел массивный квадратный замок с явными цифрами на корпусе. На лицевой стороне три узких прорези вместо замочной скважины.
   - На вид топором сделан, но с электронной начинкой, - выдал свой вердикт Райгд.
   А вот вид из окон, идущих одним сплошным рядом, и в самом деле завораживал, заставляя своим великолепием забыть про срочность действий и непосредственную опасность вокруг. Горы с заснеженными вершинами и цветущие долины между ними. Посредине - лесные массивы, и редкие ленточки дорог на склонах. И кое-где небольшие, хаотично раскиданные поселения.
   Само строение, с этой точки высотой за сто метров, оказалось не замком, а гигантской башней. Стояла она на отдельной от всей гряды горе, которая была срезана словно бульдозером на половине своей высоты, и была окружена иными постройками. Невысокими, всего в несколько этажей, но многочисленныеми. Виднелся и забор по всему периметру образовавшейся на срезе площадки. Пройдя по кругу, и никого не встретив на своём пути, хардийцы посмотрели на пейзаж с другой стороны. Там, вспучиваясь холмами и чернея глубокими оврагами, до самого горизонта простирался зелёный ковёр из лесных, древесных великанов.
   - О! Такую башню и я хочу! - не стеснялась богиня любви и нежности болтать на иные темы.
   - И чем ты будешь тут заниматься? - с иронией фыркнул император Бутен, осторожно открывая единственную широкую во всем коридоре дверь. - Носиться по кругу на велосипеде? Ха - три раза...
   За дверью оказался коридор метров шести, площадка и широкая винтовая лестницы, ведущая вверх и вниз. Дальше площадка упиралась во внутренний осевой стержень башни, там виднелось две двери, явно ведущие в лифты.
   Осмотрелись на площадке: вниз вела головокружительная спираль перил, а вот наверху оставался всего один этаж. И более узкий пролёт выводил на крышу
   - Глянем вначале там! - ткнул Райгд пальцем в небо. - А вы, гляньте что ниже...
   Это он имел ввиду Абелию и Юниуса. Причём что ситанесса, что Командор ни мыслью не оспорили право самого сильного среди них телепортиста координировать действия остальных в этой боевой вылазке. Они быстро проверили в прыжках телепортации сразу три нижних этажа: ни единой души и всё те же узкие двери с номерными замками. После чего пара поднялась на верхний этаж, к остальным коллегам. Там царило более красочное разнообразие. Широкий коридор бубликом обвивался вокруг колодца в центре, а в него выходило шестнадцать широких, двустворчатых дверей. За каждой из них огромная комната, с наклонными окнами наружу, весьма похожие на личные офисные кабинеты ну очень крупных шефов. Причём к каждому кабинету примыкала небольшая спаленка и ванное помещение со всеми удобствами.
   Отсюда глядеть вниз было гораздо удобнее, и после обхода комнат, рассмотрели что и внизу творится.
   - Крупная войсковая часть, - заявил Бутен. - Со всем комплексом гарнизонных построек начиная от бани и заканчивая полосой препятствий... Причём жизнь там кипит ключом, словно при всеобщей мобилизации.
   - Значит и командование вместе со штабом там внизу, рассуждала Розалия. - А здесь тогда что?
   - Штаб при чрезвычайных обстоятельствах! - озвучил свою догадку Юниус. - Ну а личный состав по тревоге, бегом, в полной экипировке, в колонну по одному забегает в нужную комнату и мчится уничтожать обозначенного противника.
   - В любой точке планеты, - добавила вполголоса Сакрина. - Если не галактики...
   - Может и не штаб, - не согласился с ними Вителла. - А комнаты для наблюдателей или представителей высшей власти. Что там?
   Донтер, Алессан и Абелия пытались запустить некое подобие стоящих на столах устройств оргтехники в данной комнате.
   - Ни капельки энергии...
   - Вся башня обесточена.
   - Но мы сейчас попробуем своими ресурсами запитать системы...
   Тем временем Райгда заинтересовало другое:
   - Судя по всему, здесь тот самый центр подготовки диверсантов, убийц и отравителей. Если не самих Сияющих. А вот ты, Тасон, сумел бы этот весь комплекс превратить в труху эдаким направленным сверху и выверенным криком?
   - Весь комплекс - легко. Но скорей дырка в земной коре до самой магмы получилась бы.
   - А если аккуратнее?
   - Тяжко... Проще сразу, всю систему звездную в порошок вспушить.
   Все хардийцы на момент уставились глазами на кудрявого мальчугана, пытаясь представить себе силу его крика и природу разрушения. И ...не смогли.
   - А с другой стороны, места здесь дикие, безлюдные, - философски рассудил Райгд, после чего все отвели взгляды в стороны. Или вернулись к прежней работе.
   Пока присматривались к роению личного состава в самом низу, послушались голоса настройщиков аппаратуры. Тем более что при плотном обмене опытом на ментальном уровне такого трио хватило и для запуска, а потом и взлома любых операционных систем:
   - Пошла движуха! Запустили... Взломали пароль...
   - Есть присоединение к основной системе надзора! Ага, вот и картинки пошли...
   Один за другим над столами загорались виртуальные картинки с внешних и внутренних камер наблюдения. По словам Алессана, оказались даже такие в наличии каналы, через которые можно было просматривать все без исключения душевые кабинки и туалеты:
   - Строго у них тут с надзором... Особенно для высших наблюдателей...
   Интересовало хардийцев в основном только два объекта: непосредственно сама башня и непосредственно штаб этого затерянного воинского объекта. Поэтому в основном разбились произвольно на две группа, в которых сыпались подсказки и советы именно своему оператору.
   При просмотре штаба, чуть ли не сразу получили подтверждение: командовали здесь Сияющие. Причём у каждого вместо бровей виднелась татуировка в виде распластавшейся в прыжке пумы. Чуть ли не десяток этих особей сидело по кабинетам, решало текущие дела, и с помощью экранов следили за учебным процессом в классах, тренировочных залах и на стрельбищах. В данный момент полоса препятствий использовалась только небольшой группой синезодов, но за ними никто из высшего командования не присматривал. Пока... И вроде... Какого-то интересного разговора подслушать тоже не удавалось, хотя возможности позволяли...
   Со структурой башни тоже разобрались довольно быстро. В неё вело два рядом расположенных входа. Левый был перекрыт наглухо, на нём алела предупреждающая запись о временной консервации объекта, или о чём-то подобном. А вот у правой двери стояло сразу два караульных. За толстенным полотном - предбанник, потом решётка из толстенных прутьев, за которой три сторожа с ключами и оружием. В глубине коридора, в стоящей поперёк стене - амбразура, за который пулемётный расчёт с довольно странным пулемётом.
   - Наверное семечками стреляет, - пошутил Алессан. - Но что они здесь прятать могут? Неужели сокровища или некое тактическое оружие?
   - Что-то они не похожи на хранителей сокровищ, - заметил Райгд, - И оружие у них так не хранят...
   - Но и гарем прекрасных рабынь так не охраняют...
   - Быстрей камеры переключай. Там всё и увидим! - поторопил магистр коллегу и тыкая в висящую чуть сбоку пространственную модель всей башни с обозначениями на незнакомом языке, - Тут ещё целых двадцать подземных этажей.
   - Не торопи..., - ворчал Алессан. - Быстрей и так не получится...
   А внизу оказалась вполне банальная, хоть и организованная на самом высоком техническом уровне, тюрьма. На всю глубину! Причём камеры обычного типа чередовались с некими подобиями барокамер: пульт управления снаружи, да и широченная дверь с окошком. По определению Вителлы, данное устройство делало считку памяти у зависшего в специальном тумане существа, и воспротивиться сохранению тайн вряд ли у кого получится без специальных, заранее установленных блокираторов в сознании.
   - Вот оно как! Они не только диверсии устраивают, - скривила губа Розалия, - или отравления, но и сюда разумных вытягивают из разных миров, а потом допрашивают.
   Чуть ли не Бастилия получалась космического масштаба. Вот только на всех двадцати этажах оказалось лишь пять узников. Да и те сидели на разных этажах в открытых для взора камерах. Рассмотреть их было трудно, потому что форма была во многих местах разорвана, лица измазаны, окровавлены, на руках и ногах красовались невероятно широкие браслеты, ну и цепи, ведущие в стены не позволяли пленникам эти браслеты свести вместе. Двое сидело на скамье в центре камеры и размышляло, двое просто полулежало, а вот один пленник пытался разорвать цепь, монотонно делая разгон рукой с тяжеленным, видимо браслетом.
   - Штрафники на гауптвахте, Подрались между собой! - решил Донтер, который свои экраны держал в режиме наблюдения за охраной тюрьмы, но поглядывал и на другие. Подслушать ничего не удавалось, потому он и досадовал: - Вот уж дисциплина у них, между собой даже шёпотом не переговариваются! Хотя..., болтуны уже вон, все сидят...
   - Враг нашего врага - почти наш друг! - процитировала Абелия. - Давайте хоть одного похитим тихонечко и быстро допросим? А вернуться сюда, мы в любой момент теперь успеем...
   Тем временем с основной лестницы послышался гул и Вителла мгновенным перемещением оказался на площадке. Вернулся он уже в спокойном состоянии:
   - Похоже на роботы-уборщики. Переползли на десятый этаж под нами, если считать от нас.
   - Хорошо чистят, нам хватит времени, - решил Райгд. - Забираем всех пятерых пленников, и на Скелет. Только в разные комнаты и подальше друг от друга. А вы, - он указал на Алессана, Донтера и Вителлу, - Останетесь здесь и присмотритесь за действиями синезодов, если вдруг начнётся тревога. Может что-то и удастся подслушать.
   Троица кивнула, только краем глаза замечая исчезновение всех остальных и впившись взглядами в экраны. Коллеги на какой-то момент, два, появлялись в камерах с узниками парами (Сатази действовал в одиночку), каждый по своим умениям перерезал цепи и дальше переносился уже с живым трофеем в новый Малый дворец, построенный цоркскими киборгами над купальнями. Похищение (а может правильнее освобождение?) узников прошло успешно. Ни сразу, ни потом, никаких сигналов тревоги не последовало.
   - Я так не играюсь! - не на шутку обиделся Вителла, по прошествии четверти часа. - Так неинтересно! Что у них за тюрьма?! Кого эти идиоты охраняют?
   - О! Зашевелились! - со слабой надеждой воскликнул Донтер. Но тоже зря радовался: пришла смена караула.
   Чётко, по уставу один наряд заменил другой почти без единого лишнего слова, и вновь наступила полная тоска и уныние. А ещё через полчаса, землянам пришлось покинуть башню: роботы уборщики начали сбор пыли всего двумя этажами ниже. Может, они и не имеют связи с главным центром управления, но всё равно лучше им на объективы не показываться.
   Тем более их тоже очень интересовал вопрос: что расскажут освобождённые?
  
  

Глава двадцать пятая

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   Уже после шумного, затянувшегося ужина, оказавшись в выделенной для их ночлега комнате, Броди и Лариса, забравшись под одеяла, стали шёпотом обсуждать полученные сведения. Подделкой и фальсификацией, записи и перевод Грандара Регилята, быть не могли. Специальной провокацией - тоже. Да и никто пока не знал о том, что знали земляне. Мало того, про Хрустальную Пирамиду вообще на Земле знало только несколько десятков её обитателей. Уникальное образование, которое вместе с окружающим его колоссальным Городом растворил в глубокой древности Чинкис со своего чистильщика, считалось построенным неизвестно кем и неизвестно когда. Чинкис о времени, правда утверждал, что Пирамида появилась на планете в период от шестнадцати тысяч лет назад, до десяти тысяч лет назад от сегодняшнего дня. Только эта деталь и не совпадала с общей интерпретацией событий.
   Бездомные Пираты были уничтожены в период тридцати тысяч лет назад. Тогда учёный, который их подставил, вроде как и спрятался на Земле, а значит пушку он построить не мог в вышеупомянутый великим цорком интервал.
   На этом особенно настаивала горячим шёпотом Ярославна:
   - Поэтому ты и ошибаешься!
   - А вот давай подумаем, - не сдавался Броди. - Что искал Чинкис шестнадцать тысяч лет назад? Приматов. Он их нашёл и уничтожил. Большинство... Мог он не обратить внимания, на слегка торчащую из воды Пирамиду? Легко!..
   - На снятых кадрах, Пирамида возвышается над уровнем океана метров на шестьсот!
   - Ха! Но не забывай о резких просадках и вспучивания морского дна...
   - Насколько резких? - стала и сама припоминать Лариса.
   - Пять миллиметров за год! - зашипел прославленный археолог. А когда супруга его притихла в подсчётах, торжествующе закончил: - Так что я прав! Всего шесть тысяч лет "пролетело" - а объект "подрос" на сотни метров. Тем более что Юниус упоминал, что в последние десятилетия Хрустальный город вместе с Матерью-пирамидой всё стремился всплыть на поверхность. Им казалось, что виновата огромная положительная плавучесть города. Вон учёные и укрепляли весь комплекс, загоняя далеко в стороны, прямо в океанское дно длинные стержни из пузырита.
   - Кстати! - вскинулась любимая, сразу переключаясь на другой аспект. - Если опять можно отстроить эту пушку-пирамиду, то тот же Юниус утверждал, что вновь удастся создавать самый крепкий в мире материал - пузырит. Он, дескать, досконально помнит, как соорудить устройство по его производству. Это же..., это же будет феноменально! А? Чего примолк?
   Броди задумчиво поглаживал одно женское плечико, а губами тёрся о другое:
   - Конечно, о самом прочном во Вселенной материале, можно только мечтать. А уж производство некоторых изделий или деталей из пузырита - сделает произведённые на Земле товары самыми востребованными. Но... Ты понимаешь..., не всё так просто... Если про платформу для пушки узнают Конструкторы типа Бельессера, то наша бедная старушка Земля будет уничтожена в мгновение ока. Именно! Просто походя: тупо и жестоко уничтожена при выемке из земной коры этой..., технической подставки. А может и вместе с подставкой безжалостно деструкторизирована.
   - И всё равно мне не верится, что речь идёт именно о нашей планете и о бывшей там когда-то пирамиде, - опять перешла на старое Лариса. - Припомни хотя бы, сколько несуразностей в самом регилятном коконе. Говорится про его воздействие на станции пиратов одно, а здесь вокруг Пьедронги - творится совсем другое...
   - Это ты не забывай, что Грандар очень много экспериментировал с настройками, так что таинственных планет, подобных этой, может оказаться ещё добрый десяток, разбросанных по сотням галактик. И у всех защита наверняка разная. А как их отыскать, сравнить, да изучить? Уж если во время путешествия разума наши Хардийцы умудрялись заблудиться и сойти с ума, то что говорить вообще о масштабах всего Космоса? Без точных ориентиров, или при поломке навигационного оборудования, вон, даже корабли сфинксов навсегда терялись в просторах вселенной.
   - Да..., сложно... А вот если бы ещё капсулу регилята найти! - мечтательно замычала Ярославна. - Да окружить коконом защиты Землю! Тогда никакие Конструкторы не страшны. Ещё и другим можно было бы пузыритом помогать!..
   Парочка ещё немного помечтала на эту тему, а потом всё-таки решили поспать. С самого утра хотели ещё и город осмотреть и встреча с бывшим Сияющим предстояла.
   Правда, из-за жуткой непогоды, ожидаемый гость сумел добраться в Вавилон только к обеду. Но в ожидании никто из новых колонистов не бездействовал: и город осмотрели, и конкретные формы дальнейшего сотрудничества с "отцами" обсудили и массу дополнительных научных аспектов для себя высветили. Ну а уж Маркиз Мато фон Дивер, постарался выяснить для себя всю историю попыток вырваться отсюда телепортонавтов. История изобиловала всем спектром проб, испытаний и даже вполне приличных научных открытий, имелось даже огромное количество смертельных случаев, однажды гигантским взрывом, к примеру, огромное здание разнесло с лабораториями, но толку от всех метаний и жертв - никакого. До сей поры, пусть и в пределах планеты телепортироваться не получалось.
   Видимо в настройки кокона изначально ввелись иные параметры подобных перемещений. И этот момент прежние и нынешние научные разработчики учитывали. Потому основным направлением для прорыва наружу кокона, шла работа по созданию нового, или кардинально отличного вида телепортации, который полуживое регилятное существо не посчитает смертельно опасным оружием для населения планеты.
   Ну и сразу после полудня, состоялась встреча с опальным синезодом, которого звали Вениам Кох. Причём из местных вавилонцев никто не присутствовал, праздник у них был в самом разгаре, высшие руководители требовались в каждой точке города и беседа получилась почти, что в узком кругу. Ну и приятной неожиданностью стало, что гость с другого континента, без всяких подходов и просьб, буквально с первой своей фразы обрушился на новеньких как с вопросами о событиях в окружающем Космосе, так и со своими откровениями.
   Попал он сюда не просто за просчёты в работе или за собственную леность, сбросили его на планету пять лет назад за политическую неблагонадёжность. Причём не сразу сбросили после первых разбирательств. Когда выяснили его недовольство правящей диктатурой Конструктора Бельессера, то его просто выперли из Блистающей Охранки, и "задвинули" на периферию курировать некие исследовательские разработки в научном городке. Ведь подобное существо, с невероятными силами и умениями казнить было бы нерационально. Да и во все времена провинившиеся службисты БО попросту отстранялись от самой высшей власти, считалось, что они не могут предать своего божественного кентавра по умолчанию.
   Но и на новом месте работы Вениам Кох продолжил свои провокационные действия, стараясь создать некую группу единомышленников, из себе подобных. Даже название у создаваемой организации появилось, говорящее само за себя: "Свободу всем мирам!" А когда синезод вербовал одного из новых кандидатов, его и взяли на горячем. Большое благо, что допуск к самым высшим гениям галактики, и плодам их разработок, позволил Вениаму отыскать и вставить себе в сознание специальный блок полного самоконтроля. Точно такой же блок видимо поставил Райгд в своё время Александру Броди и его супруге. Ну и повторно арестованному Коху удалось скрыть имеющиеся в башке сведения об организации и о своих соратниках. Иначе бы их всех тоже как минимум на Пьедронгу сбросили. Да и самому это косвенно помогло: не казнили. Ну а уж на каторгу отправили всё равно, второй раз даже Сияющим подобные грехи не прощались.
   Очень много Вениам рассказал и о самой системе воспитания, обучения и дрессировке себе подобных. Системе, образно говоря зверской, кровавой и жутко циничной. Народная молва не врала: к финалу двенадцатилетнего обучения на специальной планете, из полусотни набранных одаренных детишек выживал только один. А порой соотношение получалось и один к ста. Так что их чуть ли не бессмертие, накапливалось за счёт павших товарищей по парте и соседей по казарме.
   Вениам Кох выжил, иного он себе тогда и не мыслил. И даже первые лет пятьдесят своей деятельности в роли Сияющего, ничем не отличался от иных церберов Конструкторов. И только на двухсотом году своей жизни окончательно понял, что так дальше жить не может и с несправедливостью хоть как-то, но бороться надо. И боролся, как мог.
   Подспудные саботажи, нечаянно упущенные политические преступники, таинственные исчезновения учёных, арест которых маячил на горизонте, всё это казалось вполне существенной деятельностью ещё в течении пятидесяти лет. Ну а потом синезод замахнулся на создание организации. В итоге: первый арест. И довольно через короткое время в пару десятков лет - второй. А потом - он на Пьедронге.
   Зато с каким жаром и восторгом он перечислял те ячейки, тех существ, тех единомышленников, которых он собрал во многих местах Галактики под знамёнами свободы. Подавляющее большинство и не знали друг о друге, но это нисколько не умаляло заслуги Венима:
   - Зато они действуют! Они консолидируются! - восклицал он, потрясая кулаками куда-то в потолок. - И они учли все мои рекомендации по конспирации: за пять лет здесь никого из них не оказалось!
   Броди не стал напоминать борцу за справедливость, переполненному оптимизмом, про камеры считки, с красной кнопкой на пульте управления. Могло так быть, что его соратников уничтожали сразу после ареста и на месте. Ведь не у всех имелся блокиратор сознания, и не все были выходцами из Блистающей Охранки. Как не стал напоминать и о ситуации, в которой они все сейчас находятся: пусть человек радуется, тем более что есть чему и он этого заслужил.
   Но землянина в первую очередь очень интересовал сам процесс обучения новым умения. То есть, как именно ведётся обучение любого существа, какая имеется методика, и как вырабатывается умение телепортироваться в пространстве. И почему Конструкторы в подавляющем большинстве используют для обучения именно синезодов. Ибо древние хардийцы тоже не раз повторяли, что именно людям проще всего научиться перемещать свои тела в пространстве. А боевая богиня Пеотия, уже и начала натаскивать своего любимчика Михаила в начальной теоретической подготовке. Да и сам пример хардийцев показывал: человек может использовать принцип телепортации для перемещения своего тела и некоего багажа в пространстве.
   Этот факт подтвердил и Вениам Кох. По его словам, все группы с иными существами, будь то прувель, файял, или трапарс, вымирали во время интенсивных, очень рискованных занятий в академиях в первую очередь. Те существа, которых смешивали с синезодами, вымирали значительно позже, а если кто и доживал до конца обучения, то это считалось редким исключением, подтверждающим общее правило. В принципе уже здесь, обитая на втором континенте, бывший Сияющий только тем и занимался, что втискивал в своих собратьев синезодов знания и умения телепортации. Причём не только ими ограничивался, но и с красавкасами работал и другими человекообразными существами. Да и с другими созданиями пробовал, если те шли на это добровольно. То есть опыта у него в этом деле за пять лет накопилось выше крыши, но вот результатов - ноль целых и ноль десятых. Да что там о десятых долях процента говорить, если и миллионных не наблюдалось.
   Но оптимизма и настойчивости господину Коху было не занимать. Он оказался энтузиастом, чуть ли не большим, чем маркиз Мато фон Дивер.
   - Ну а вот нас обучить сможете? - спросил конкретно землянин.
   - А что, есть нечто новое? - не замер от настороженности, а заёрзал на месте синезод. Пришлось его раскрывать некоторые карты:
   - Есть определённые задумки, новые технологии, некие наработки, которые мы прихватили с собой, так сказать, из Большого Космоса. А рисковать нашими братьями по разуму на начальном этапе не имеем права.
   - Согласен! Можете меня использовать в ваших экспериментах, хоть сию секунду! - стал тут же настаивать синезод. - Ну и несколько моих лучших учеников посчитают за честь даже погибнуть во имя науки!
   Пришлось встревать в разговор маркизу:
   - Дело в том, коллега, что в данную секунду мы ещё как бы на стадии возникновения новой идеи, и время конкретных проб может прийти не скоро. Но именно в этот период и было бы здорово обучить наших землян основным азам телепортации...
   - Запросто! По моим экспресс методам можно стать телепортонавтом в течении нескольких недель!.. А то и дней!.. А то и часов... Чего вы кривитесь? Вижу по вашим выпуклым глазкам, дорогие коллеги, что вы мне не верите? И зря!
   - Да нет, просто как-то...
   - Тем более - зря! Все мои ученики этому обучились, и готовы теперь мне ноги целовать!
   Последние утверждения, заставили сильно усомниться в профпригодности такого учителя. За что спрашивается, его ученики должны ему ноги целовать? Кто-то из них разве научился покидать Пьедронгу? Или хотя бы телепортироваться на расстояние в один метр? Уж не спекулирует ли бывший Сияющий, своими утраченными умениями? Ведь в его случае, никто из местных не может проверить правильность, что постепенного метода обучения, что самого интенсивного. Эдак можно и толпу врождённых слепых собрать вокруг себя, да с экзальтацией в голосе рассказывать им, что представляет собой зелёная трава, цвет аквамариновых волн, и синева безбрежного неба. Причём в тот момент и сам уже будучи слепым. То есть по собственным воспоминаниям. Толку никакого, но и риска опростоволоситься нет. Но! Зато какой почёт! Какая известность! Сколько уважения, а возможно, что и привилегированного места в любом коллективе.
   Уж не дурит ли господин Кох доверчивый народ?
   А если додуматься дальше, то может он и общество "Свободу всем мирам!", выдумал, только попавши на Пьедронгу?
   Такие мысли промелькнули в сознании у всех шестерых представителей и командиров Новой Силы. И опять-таки, Александр Константинович не решился даже полунамёком озвучить свои сомнения, ведь в любом случае, иных кандидатов в учителя у них не было:
   - Ладно. Мы согласны на ваши учебные методы. Пусть они и окажутся для нас сложными или тяжкими.
   - Так это естественно, - хмыкал синезод. - Чтобы обучиться за несколько часов, надо уже заранее иметь за плечами несколько путешествий, причём дальних, с природными телепортонавтами...
   - А нас такой опыт есть, - быстро вставила Лариса.
   - С людьми?
   - Да.
   - Странно!.. Почему же они вас не обучили?
   - Банально не хватило времени, - развёл Броди руками. - У божественных сущностей нашей планеты, с момента нашего с ними знакомства и свободной минутки не выдавалось.
   Теперь скривился от сомнений, и даже с подозрением нахмурился Вениам Кох:
   - Вы хотите сказать, что успели попутешествовать с такими существами, которых можно сравнить с Конструкторами?
   Александр Константинович с вопросом уставился на маркиза, которому он поведал уже о силе, и который был в курсе большинства умений древних хардийцев, и тот с уверенностью ответил:
   - Несомненно! Именно поэтому мой командир очень надеется, что поиск снаружи кокона ведётся самый интенсивный и помощь обязательно сюда поспеет.
   - О! Ну если так, то это просто великолепно! - Вениам уже опять лучился экзальтированным оптимизмом: - Это феноменальный опыт. О лучшем вы и мечтать не смели. Например, в нашей академии, если класс или отделение начинало буксовать во время практики с телепортацией, заявлялся сам Конструктор, и совершал всего лишь три прыжка с отстающими в учёбе в разные концы галактики. А отстающих, я вам признаюсь, всегда оказывалось около девяноста восьми процентов! Треть, правда, после, вернее, во время такого "обучения" погибала, но зато выжившие получали определённые изменения в структуре собственного мозга. В дальнейшем сложностей в телепортации для нас не существовало.
   "Может он и не врёт? - размышлял землянин, только одними глазами спрашивая совета у супруги. - Хотя чего опасаться? Потраченного времени? Так вроде как теперь спешить некуда, можно и поучиться... Вон, и солнышко моё согласно!.."
   - Тогда можем приступать? - задал вопрос вслух командир Новой Силы. - И ты согласен с нами отправиться в новый город?
   - Готов! Ещё и ученикам своим клич дам, пусть тоже сюда мчатся. - Кох ни секунды не задумывался. - Но не лучше ли вести эксперименты здесь? В данном университете, одном из самых лучших на планете?
   Опять должные объяснения дал Мато фон Дивер:
   - А нам ничего особенного для работы и не надо. Почти всё нужное у нас имеется, а чего не хватает, так коллеги нам любезно предоставили. Должные устройства и приборы уже запаковываются и грузятся.
   - Ну да..., для подобного дела не жалко, - согласно закивал бывший Сияющий, и сразу вновь заговорил деловым тоном: - Когда отправляемся?
   - Хоть сейчас...
   - Тогда начну вам давать вводную установку сразу в пути.
   Но у землянина имелся ещё один важный вопрос:
   - А твоя ментальная связь с Конструктором прервалась?
   - Сразу же во время сброса! - откровенно обрадовался Вениам при нахлынувших воспоминаниях. - Кокон из регилята сразу отсекает подобное умение. И я только тогда поверил, что родился заново.
   - Но само понятие дальней связи подобным образом у тебя сохранилось? Ему тоже можно обучиться?
   - Ха! Ещё проще, чем самой телепортации. К сожалению: и только после умения телепортироваться.
   - А с теми коллегами, которые тут на планете оказались, тоже нельзя связаться ментально?
   - Увы! И ведь нормальные, хорошие индивидуумы. Зато мы частенько и долго общаемся через эфир на волнах местного диапазона. Могу и сейчас с ними связаться. Если узнают, что нечто новенькое намечается, сразу примчатся. А?
   Командир подумал, что если Сияющих будет несколько, то можно независимыми сверками, проверить точность ведущегося обучения. Да и вообще, древняя пословица всегда права: чем больше рядом соратников и единомышленников, тем быстрее решаются любые проблемы.
   - Вызывай! А то на предложение вавилонцев они не откликнулись.
   - Ха! Так они не всему обещанному поверили. Я и сам сомневался, что вы сумели взять Сифон под полный контроль. Зато если уж я сам дам подтверждение...
  
  

Глава двадцать шестая

ДРЕВНИЕ ХАРДИЙЦЫ

   Пятеро похищенных пленников, оказались ни кем иными, как курсантами той самой академии, которая готовит Сияющих. Причём избили их и наказали, вовсе не за самоволку, или плохо почищенные ботинки. Данные ребята, которым до официально вручения званий "Опора Бога", оставалось всего несколько недель, вздумали творить справедливость и создавать среди товарищей нечто вроде тайной ложи сопротивления. Вернее сами собрались бросать стезю "столпов" диктатора, и бежать, куда глаза глядят. Да и причина оказалась для такого действа вполне уважительной. Один из молодых синезодов, чисто случайно, а вернее благодаря своим личным талантам и гениальному уму, перехватил входящее сообщение от Конструктора командованию академии. В сообщении был конкретный приказ: "Провести подготовку к поголовной прививке всем курсантам вируса "Бешенство войны". Примерный срок вакцинации - через пять, шесть суток...."
   Это было страшно. Это означало конец всем чаяниям и надеждам. После подобной вакцинации Сияющий терял любую волю в выборе направления своей деятельности. У него перестраивался мозг только для выполнения одной задачи: все вокруг должны воевать и истреблять друг друга до полного, тотального уничтожения цивилизации. Подобным вирусом заражали тех, кого высылали в бунтующие галактики, не желающие подчиняться диктату божественных сущностей. И тоже случалось, что на такое дело отправляли срединные курсы целиком. После чего несчастную галактику следовало вычёркивать из списка строптивых. Больше там возмущаться диктатом Конструктора было некому. Погибало такое количество населения, что наступал очередной откат к дикости и обитанию в пещерах.
   Как правило, при этом погибали и все получившие "Бешенство войны".
   Но сейчас приказ поступил о вакцинации всех курсантов академии без исключений. А погибать в кровавом дерьме, ушлый парень не желал ни в коей мере. Поэтому не просто сам попытался сбежать, но ещё и четверых проверенных друзей с собой подговорил. Тем тоже не хотелось закончить своё существование подобным образом, стравливая между собой орды аборигенов, уничтожая самых здравомыслящих из них и призывающих к миру.
   И шансы на побег старшекурсники имели преотличные. Только и следовало вначале избавиться хирургическим способом от нескольких вживленных в тело устройств контроля, слежения и ограничения. Все пятеро довольно удачно пробрались ночью в медицинский центр академии, и приступили к операциям.
   Вот там их и накрыли. Причём не командование, а непосредственно сам рогатый кентавр. Против его силы, завтрашние Сияющие ничего толком не смогли противопоставить. А потом на них ещё и аннуляторы навесили, мешающие телепортироваться даже на один-единственный миллиметр. Те самые устройства, в виде широченных кандалов на руках и ногах.
   Когда их избивали напоследок, уже перед разводом по камерам, Конструктор цинично воскликнул:
   - Боевые ребята! Воинственные! За что и пойдут в первых рядах в самые проблемные места. Сделаете им прививку вне всякой очереди... Заслужили! Да и жалко такое мясо подвергнуть деструктуризации, ведь сколько лет на них потрачено...
   Так что появление у них в камерах пар людей, а в одном случае пятилетнего карапуза, они восприняли как великое чудо, немыслимое совпадение и частично привидевшуюся сказку. Но когда осознали своё спасение, увидели друг друга, то без единственного колебания перешли на сторону похитителей. И дальше продолжались не допросы, а конструктивная работа. Всё-таки о структуре Сияющих, да и о самих Конструкторах старшекурсники академии знали невероятно много.
   Хардийцам стали известны головные планеты, на которых располагались резиденции Бельессера и его братьев. Не говоря уже о точных координатах главной тюрьмы, где проводились основные допросы со считкой памяти, и о Пьедронге, куда скидывались все подряд без разбора: что уголовники, что все остальные попавшие под репрессии. Появились также конкретные координаты всех опорных пунктов и схемы размещения чуть ли не большинства защитных сооружений вокруг планет-резиденций. Стали известны многие планы, приведение которых зависело от тревожных или катастрофических обстоятельств в Большом Космосе. Не менее ценными оказались и сведения о других академиях, которых в одной системе оказалось невероятное количество. То есть постоянно один из рогатых кентавров только тем и занимался, что курировал, инспектировал, обучал и направлял деятельность более трёх сотен подобных учебных заведений.
   Кстати и желание Конструкторов именно данную академию "На горе", как она называлась, бросить в пламя войны, не было решением спонтанным. Уж так издавна повелось, что именно здесь собирались самые строптивые, самые непокорные и недисциплинированные синезоды. Вот их и решили "слить" по причине наибольшей неблагонадёжности для диктатур.
   Но в любом случае не факт, что подобный приказ не поступил в ещё несколько академий. Если уж разжигать огонь вокруг своих империй, то рогатые кентавры, да и остальные Конструкторы могли сделать это со вселенским размахом. Уж лозунг богов знали все синезоды, и звучал он так: "Нас опасность лишь коснётся, а вы уже все будете мертвы..." То есть в увеличении народонаселения своих империй, самозваные божества содействовать не желали. Для них казалось легче, интереснее, уничтожить вначале старых, а потом экспериментировать с новыми, возрождающимися цивилизациями.
   И вот этого цинизма, бездушности, подлого равнодушия к братьям по разуму, никто не мог понять из землян. Да и сами курсанты за это ненавидели своих воспитателей и учителей. Потому и решились на побег.
   Потому и отдели всю имеющуюся у них информацию своим спасителям.
   Ну и очередное совещание древних хардийцев началось под знаком приятия важнейшего решения: как атаковать и как сделать это буквально немедленно?
   И ведь следовало атаковать не только планеты-резиденции четырёх братьев-кентавров, но и ещё, как минимум, и резиденцию пятого Конструктора, у которого имело сразу два имени: Таирхет и Трёхпалый. А распылять свои силы земляне справедливо опасались, да и не имели на то морального права. Если половина из них погибнет, то вторую половину оставшиеся в живых Конструкторы сомнут просто банальным количеством. Тогда как при уничтожении среди них пятёрки самых сильных и опасных, остальные наверняка предпочтут либо сбежать, либо объявить об отмене своих диктатур в подвластных им галактиках.
   Вот как раз после оглашения главного вопроса и явился Судья Ковели. Причём создавалось впечатление, что он в курсе повестки дня, потому что сразу обратился к Сатази:
   - Мои коллеги дали добро на полное уничтожение системы с академиями, где обучаются Сияющие. Если это концентрированное зло хлынет по всем галактикам, последствия для большинства разумных существ станут катастрофическими. Поэтому всякие разглагольствования об этичности уничтожения системы, считаются недопустимыми. Мирных жителей там нет, да и само место обучения "столпов" империй всегда держалось в страшной тайне. Так что первый удар за тобой! Справишься?
   - Это намного легче, чем уничтожить одну академию, - признался Тасон. - Да и то мне придётся пригласить кого-то из своих коллег, чтобы он придержал побочные волновые искривления. Иначе ещё и соседние системы потрясёт...
   - Ну а сам ты? - бросила вопрос ситанесса, именно Ковели. - Готов присоединиться к нам во время атак на Конструкторов?
   - Для того сюда и примчался, - улыбнулся тот несколько печально. - И в последние часы меня накачали таким оружием! Вернее оружие у меня одно, шар правосудия. Но вот сам шар теперь предоставляет просто невероятное скопище самых различных полей, которые при попытке их уничтожить реагируют по сложной цепочке самосожжения внутри, выхода остатков через узкое отверстие наружу, и уже там последующего восстановления в наружных слоях. В результате это выглядит так..., упрощённо, конечно... Если человека с атомной бомбой захватить в шар, и он успеет своё оружие взорвать, то сила взрыва, выжигающего всё внутри вырвется через отверстие и вся разрушительная сила уйдёт в безопасном направлении. На человек будет сожжен начисто, кем бы он ни был...
   - Даже если это Сатази? - хмыкнул златокудрый ребёнок.
   - Ты ведь знаешь, Тасон, что и Сатази смертны! - слишком многозначительным взглядом посмотрел Судья на малыша. Но тот в ответ радостно улыбнулся, встряхнул золотистыми кудрями и бесстрашно ответил:
   - Знаю. Как и о том, что Судьи тоже могут погибнуть. - После чего с совершенно неприсущими ребёнку серьёзными интонациями, вернулся к повестке дня: - С этими вопросами решили. Теперь давайте подумаем, как нам всё-таки отыскать Броди и его компанию? Судя по рассказам курсантов, искомых нами землян, желлатуков и наездниц наверняка сразу отправили на дознание. А оно проводится в основном на Сифоне, над каторжной планетой Пьедронга. Поэтому предлагаю наведаться именно туда и там уже на месте осмотреться.
   - И опять отправимся все вместе? - обеспокоилась Розалия. - Может тебе лучше здесь остаться: присмотришь за Пеотией и остальными...
   Тасон с досадой вздохнул:
   - Мама, мне трансформироваться в огромного, злобного мужика?
   - Не надо! - поспешно воскликнула женщина. - Тебе это не идёт!
   Причём у неё получилось с такими истерическими, паническими нотками, что даже Донтер не удержался от смешка:
   - Понятное дело, здорового мужика ты в угол на поставишь... Ха-ха!
   Разве что Ковели лишь сдержанно улыбался:
   - Ладно, давайте мотнёмся на этот Сифон. Постараюсь, как можно большее количество тюремщиков взять сферами наказания в плен. Если они сами не знают где наши друзья, то уж точно укажут на тех, кто знает.. С остальными можете не церемониться: кто с оружием - уничтожайте сразу.
   Такому распоряжению, никто особо не удивился, разве что Сакрина, ментально обратилась к Райгду, пока вся компания хардийцев собиралась в некое подобие целостного круга:
   "Вот тебе и скорый суд! Ни тебе следствия, ни показаний свидетелей... А может того тюремщика на пост заставили встать? И автомат в руки под страхом немедленной смерти вручили?"
   "Может и так, - пустился в краткое философствование магистр. - Но иначе - никак! Слишком мало у нас времени, чтобы разбираться в стане врага, кто туда попал случайно. Может, каждая минута нашего промедления будет стоить жизни нескольким цивилизациям. Так что, моя прекрасная и самая нежная богиня, соберись и отбрось все терзания. Немножко ещё повоюем, а потом я тебе такой сказочный вояж устрою!.."
   "Ага! Так я тебе и поверила! Потом ты собираешься заняться организацией заповедника на Земле, потом переселять народы начнёшь... Эх! Уйду я от тебя, скучный ты стал..."
   "М-да! Тогда пойду, предложу свою дружбу Пеотии..."
   "Не получится. Тебе Миха сразу голову срубит своим императорским мечом... А потом ещё и я добавлю..."
   "Михе? Или моей отрубленной голове?" - ужаснулся Райгд
   Но судя по улыбкам обоих старожилов Земли, они шутили и прекрасно понимали шутки друг друга.
  
  

Глава двадцать седьмая

БРОДИ И КОМПАНИЯ

   От бывшего Сияющего, оказалась и ещё одна огромная польза. Уже перед выездом из Вавилона, он вдруг прибежал к Броди с новой идеей:
   - Вы ведь ожидаете помощь с Большого Космоса?
   - Ну да...
   - И что ваша компания сделала, для обмена сообщениями с союзниками на орбите, кои там вдруг окажутся?
   - А что мы можем? Оставить сигнальщиков на площадке и спрашивать открытым текстом: "Вы уже там?"
   - Зря иронизируешь. Любому понятно, что тюремщики бомбочку сбросят, или киборга зашлют. А вот установить фонари в автоматическом режиме на второй ступеньке, и раз в час давать краткое сообщение - следует обязательно и немедленно. А то и вообще всего лишь один прожектор. Текст попроще и всего лишь с одним намёком на одного из вас.
   Командир думал недолго:
   - Польза видится несомненная, пусть и в далёком будущем... Но нашему заслону в королевском замке сейчас депешу отправим.
   Так и сделали. Благодаря этому действу, от пирамиды стали поступать свежие новости. Через час после начала действия, тюремщики и в самом деле сбросили бомбочку на площадку пирамиды. Взрывная волна прожектора не зацепила... Через полчаса с Сифона отправили вниз огромную бочку с напалмом. Один прожектор повредило... Следующий сброс сразу трёх бочек, выжег и оставшиеся сигналки. Но не прошло и получаса, как опять внизу стоял прожектор и безостановочно моргал одно и то же.
   Опять три бочки понадобилось тюремщикам. И опять новый прожектор успели установить раньше лимитного времени для сброса. Дальше вывалился из телепорта киборг, и пошёл крушить всё подряд. Этого успокоили в три минуты с помощью пушек.
   Дальше - три киборга. И десять минут на их уничтожение. И только после этого тюремщики решили, что над ними издеваются и банально провоцируют, и перестали реагировать на мигающий прожектор.
   Но данные новости служили как бы дальним фоном для разворачивающихся событий. Маркиз Мато фон Дивер развил бешеную деятельность со своими коллегами, по разворачиванию сложнейших устройств, которые по его задумке, силу взрыва каждого считывающего кристалла мог направить в нужное конструктивное русло.
   Ну а Вениам Кох, буквально с садистскими методами набросился на своих учеников. Причём теория, постоянно вдалбливаемая в головы шести добровольцев порциями болезненных импульсов, оказалась только первыми росточками боли и страданий. Цветочки, а тем более ягодки начались во время пропуска через тела учеников совсем иной, неведомой даже файялам энергии. Эти волны выкручивали судорогой тела так, что если бы те не были частично парализованы предварительно, их бы сворачивало бубликами. По научным объяснениям, именно так проводились окончательные перестройки организма и велось превращение существа в природного телепортонавта
   Первыми, после первого же сеанса отказались наездницы. Без слов и ругательств, одно обиженное мычание... Потом отказался желлатук Лонгир. Про него господин Кох сказал:
   - Предупреждал ведь, что экспресс-метод только для людей годен. Но он и так сумел меня удивить...
   После третьего сеанса, мотая головами, уползли от греха подальше двое красавкасов. Следующей сломалась Люссия:
   - Нетушки, - выстукивала она зубами, когда чуток отошла и смогла говорить: - Я лучше годовой курс пройду, мне не к спеху...
   Вот тогда и осталась только супружеская пара Броди. И казалось что вся сила несущихся волн, которые раньше учитель-мучитель распределял на всех, теперь пошла лишь по телам несчастной четы землян.
   - Кажется, он нас хочет убить..., - стараясь не стонать, выдал Александр, когда они получили краткий перерыв на личные нужды.
   - Точно! Давай мы его убьём? - губы и Ларисы дрожали, словно при нервном тике. - Будто бы нечаянно... А?
   - Нет, убивать нельзя...
   - Тогда уползаем?
   - Точно. Ты первая, а я тебя прикрою...
   - То есть? - нахмурилась Ярославна.
   - Я ещё разок лягу, чтобы этот садист всё зло на меня выплеснул. А потом сразу тебя рвану догонять...
   То есть Броди очень хотел, чтобы его любимая отказалась от такого обучения и пропустила хотя бы один сеанс. Это считалось достаточным, для невозвращения в процесс обучения. Или всё начинай сначала, или переходи на иной, более щадящий метод.
   Но Лариса сразу все чаяния мужа раскусила:
   - Уползаю только после тебя!
   Они, конечно, ещё спорили, но пользу это не принесло. Так и мучились ночь и полдня. Судороги прерывались кратким внушением на словах и гипнозом на подсознательном уровне. Потом десять минут отдыха, и новые удары неизвестной энергией.
   И только после полудня следующего дня, господин Кох, экспансивно потирая руки, обрадовал:
   - Молодцы! Подъём, подъём, всё закончилось... А вы боялись! Ха-ха!
   А сам Броди, еле стоящий на ногах и пытающийся придержать за спину сидящую на кровати супругу, прошептал:
   - И на кой нам эта телепортация? И без неё бы прожили...
   - Ага, - шептала в ответ бледная, словно привидение Лариса. - Это мы с тобой погорячились...
   После чего их чуть ли не силой проводили в спальню, напоили горячим чаем и заставили уснуть с помощью медицинских препаратов.
   Пробуждение наступило часа через два, принеся за собой массу новых ощущений, умения совсем по иному видеть спектральные радуги освещения, странный зуд во всём теле и дикое желание встать, отыскать своего учителя-мучителя да и ...прибить на месте встречи.
   А тут и он сам явился, словно по заказу:
   - Ай, какие порозовевшие и свеженькие! Теперь вам подобает, как следует подкрепиться горячей пищей. За мной!
   Супруги встали, нисколько не скрывая своего намерения ну, если и не прибить, то уж точно поколотить горе-экспериментатора как следует.
   Но самое смешное, что земляне отчётливо почувствовали на подсознательно уровне: "...сейчас мы выдвигаемся в иную точку координат и ...будем там!" Вдолбленные слова и действия аксиомы и неожиданные умения - должны были заработать! Должны!.. Были... Да только как не "выдвигались", как ни пыжились и не тужились, оставались на прежнем месте. Во взглядах на своего учителя читалось одно слово: "Обманщик!". А тот в ответ только разводил руками:
   - Вот так и я ничего не могу! И все думают точно так же как вы..., вначале... Это уже потом ноги целовать спешат, когда осознают мои благодеяния... Но, тем не менее, хочу первым вас поприветствовать в когорте покорителей пространства и расстояний! Ура! Ну?! Не стесняйтесь! Радуйтесь!
   Радоваться не хотелось. Зато хотелось от всей души, не стесняясь, высказать массу тёплых слов в адрес садистских методов экзальтированного своими идеями синезода. Но к тому времени в сознание вернулась рассудительность, и напомнила, что их никто не заставлял мучиться, и в любой момент они могли выпасть из перестроечного комплекса. А раз согласились добровольно, то нечего и жаловаться на судьбу.
   Тем более, что всё-таки выдержали! А этому и в самом деле стоило порадоваться. Ещё бы только иметь уверенность, что бывший Сияющий не обманщик и не сумасшедший неврастеник, выдающий желаемое за действительное. Но тут уж оставалось только ждать и...
   ...И надеяться на маркиза Мато фон Дивера. А тут и он заявился, не успели новые (теоретические) телепортонавты унять дрожание костей и прислушаться к просыпающемуся аппетиту:
   - Ай да земляне! - не скрывал он своего восторга, - Ай да молодцы! Помогли мне пари выиграть! - и ткнул одной из своих рук в плечо счастливого синезода. - Господин Кох очень сомневался, что вы до конца продержитесь, а я утверждал, что дух у вас крепок и вы всё снесете ради поставленной цели. Не подвели, спасибо!
   - И много выиграл? - с презрением бросил землянин, отправляясь вместе с женой на выход из надоевшей лаборатории.
   - О-о! Все приборы, которые доставили ученики вашего мучителя!
   - Мне кажется, они бы тебе и так достались...
   - И плюс: первую очередь для вас в испытаниях! - огласил файял настолько торжественно, словно пара землян выиграла в личное пользование пол галактики.
   - Мм? А если бы проиграл:
   - Пришлось Вениама с его учеником первыми раскручивать..., он на этом очень настаивал! Потому и спорил с пеной у рта! - они вышли в коридор, и недовольный маркиз воскликнул: - Командир! Куда это вы? Нам налево!
   - Вроде столовая направо?..
   - Ха! Ещё чего! Эксперимент следует проводить только на голодный желудок, иначе стошнит. У нас всё готово, одна проба и пока мы будем варьироваться с дальнейшими настройками, вы и перекусите. Слегка...
   Взглянув на супругу Броди возмутился:
   - Что за спешка?! Нельзя сутки подождать?
   - Конечно нельзя! У нас уже начался процесс накопления лучей от деструктуризации кристалла считки... Ну..., если ты не можешь, то есть добровольцы...
   - А давай так, пойду я и Вениам, а?
   - Пожалуйста! У нас на раскрутке два места...
   Но Лариса не дала договорить файялу:
   - Мы с Александром готовы вместе!
   Поняв, что супругу опять переспорить не удастся, Броди повернул в сторону другой лаборатории, на ходу интересуясь:
   - А что значит "раскрутка"?
   - Да ерунда! - отмахнулся маркиз. - Простейшая центрифуга, внутренняя кабина которой вращается в четырёх плоскостях. Немного подташнивает..., но на пустой желудок - легко справитесь.
   Супруги несколько сомневались, что они справятся, но их больше прельщал сам факт, сама возможность вырваться с этой планеты:
   - И каковы наши шансы, чтобы получилось с первого раза?
   - Врать не стану, самые минимальные, - признался маркиз, заводя землян в иное помещение и с гордостью указывая на переплетение дуг, профилей, балок и гнутых рельсов: - Мы после первого раза зафиксируем конфигурации ваших персональных алгоритмов и только после этого станем высчитывать, подбирать нужные настройки. Ну и чего стоим? Полезайте внутрь! У нас до запуска осталось всего четверть часа.
   Броди приподнял отвисшую челюсть и высказал общие с Ларисой сомнения:
   - А это..., чудо, не развалится?
   - Ха! Уже проверяли с тройной нагрузкой, крутится, аж дым идёт! - похвастался файял, но тут же смутился: - Но дым полезный..., не страшный.
   Вскоре, процесс пошёл. То есть тех самых природных телепортонавтов, пытались в виде пучка чистой энергии, во время телепортации, словно иглой пробить кокон регилята и вытолкнуть за орбиту. И уже там, они, представляя себе точку прибытия, должны добраться до неё самостоятельно.
   По сути, если разобраться - огромный риск и настоящая афера. Если уж и стоило на ком-то экспериментировать, то на бывшем Сияющем, который с телепортацией на "ты" и для которого перемещение в любом направлении - привычный пустяк.
   Но тут на первый план выходил тот факт, что появление Вениама Коха в пространстве будет сразу засечено Бельессером, существующую между ними связь обойти и ликвидировать, никак не получалось. Ну и тот момент следовало учитывать, что Броди может привести за собой именно ту помощь, которая окажется в данной галактике наиболее эффективной. Древних хардийцев тут никто не ждёт, и удар от них может получиться как нежданным, так и максимально действенным.
   Вот и раскручивали на центрифуге именно командира с его супругой. Вот и мучились они после этого, с ругательствами припоминая обещания маркиза: "Тошнить не будет!" Тошнило! Да ещё так долго, что о пище после первого раза часа два не думалось. И только потом, впервые за полтора суток, удалось немножко поесть диетической пищи, да под капельницами забыться в нервном сне.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.11*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"