Иванович Юрий: другие произведения.

Ускоренный реверс (Десятый принц-2) общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь будут собираться части всего произведения


ДЕСЯТЫЙ ПРИНЦ - 2

Книга ВТОРАЯ

УСКОРЕННЫЙ РЕВЕРС

Сцена 1

  
   На обратном пути транспорт швыряло невероятно, как никогда прежде. Видимо по причине наличия в нём всего личного состава, и по причине отсутствия у кого-либо, кроме сержанта, даже малейшего ранения. Вот строптивая техника и решила: раз все живы, здоровы, то ни к чему деликатничать, и об стенки невидимого пространственного тоннеля колотило часто да сильно. Как следствие, солдатам было не до разговоров, все только и мечтали, как бы не откусить собственный язык и не услышать предсмертный хруст шейных позвонков.
   К счастью, ничего не хрустнуло, как и немых в строю не оказалось.
   Возвращение десанта на Полигон, прошло без толп встречающих учёных, гремящего оркестра и летящих в физиономии цветов. Зато при наличии особенного, праздничного настроения из-за отсутствия потерь. Бодренько так выбрались из транспорта, отошли на пять шагов, дождались, пока он исчезнет, уложили уникальные винтовки в зажимы на стене, и не столько бросились оказывать помощь пострадавшему при эвакуации сержанту, как присматривались к действиям Чётвёртого и Восьмого. Те поднесли раненого к стенке с медицинскими модулями, нажали на ней пару клавиш и оттуда выехал не цельный отсек для лежащего человека, а вполне удобное и широкое кресло. На него и усадили пострадавшего, давая возможность всем осмотреть рану на правой ноге.
   Честно говоря, она оказалась не настолько уж страшной. От наружной части стопы была срезана кромка в сантиметр толщиной, и от малого пальца остался только расплющенный кусочек кожи. Но кровь из раны даже не сочилась, да и сам Эйро Сенатор со смешком заявил:
   - Не стоит удивляться! Я ведь посвящённый высшего круга, на мне любые раны заживают впятеро быстрей, чем на вас. Ладно, ребята..., отходите, я сам...
   Дальше он потыкал несколько кнопок на пульте управления креслом и ...лечение началось. Правую ногу обернуло коконом густого тумана, отвело чуть в сторону и накрыло частью выступившей стены. После чего сержант так и остался сидеть боком к подчинённым, изредка непроизвольно морщась от боли, а может и от щекотки. Судя пор тому, что он никого никуда от себя не отсылал, то наделся на выздоровление чуть ли не в течении десяти минут. Чему, с имеющимися чудесами Полигона, удивляться не пришлось бы.
   Ну и пока командир вслушивался в ощущения, солдаты без всякого приказания с его стороны построились. Стояли "вольно", порой толкая друг друга локтями, вполголоса оживлённо переговариваясь, да иногда бросая выжидательные взгляды на сержанта. А тот всё помалкивал, восседая в задумчивости, да время от времени посматривал на свой персональный планшет на левом рукаве скафандра. Видимо ждал от высшего командования каких-либо объяснений случившемуся.
   Но так ничего не дождавшись, начал речь с признания:
   - Сам не пойму, как это нас избавили от смерти, забрав раньше основных событий. Шансов у нас против двух корветов полных рекалей, сами понимаете... Но смею вас заверить, солдаты, что ещё ни разу в истории данного научного центра, десант не возвращался домой в полном составе. Не знаю, как оно пойдёт дальше, но если подобная тенденция сохранится, я буду невероятно счастлив!..
   Опять поглядывая в недоумении на планшет, он словно бы и не замечал довольного гула в строю и интенсивные шепотки между принцами. Понятно, что весь десяток радовался вместе с сержантом, и даже больше чем он. Ему-то что, и так "бессмертный", да и нога у него будет в порядке весьма скоро, а вот господа "их высочества наследники престолов" - строго ограничены в количестве своих посмертных возрождений.
   Так и не дождавшись подсказок от информационного устройства связи, Эйро Сенатор с некоторым раздражением потыкал в него пальцем, что-то там вычитал дельного, и кивнул с некоторым сомнением:
   - Ну хоть голодом нас морить не будут! - видимо выяснил местное время и уточнил когда светит ближайшая трапеза. Но сразу о ней не сказал, а продолжил предыдущую тему: - Мало того, мне кажется, что и подобных итогов ранее ни один десяток, подобный вашему не достигал. Правда редко кому везёт в плане такой длительной подготовки, которая выпала вам: за двадцать с лишним дней - всего четыре боевых задания. Некоторые десятки "сгорали" порой десять раз в течении первых пяти, восьми суток так и не успев толком перезнакомиться. Бывали случаи, когда на весь десяток не перепадало ни одной победы, настолько сложно, быстро, без подготовки и обучения приходилось действовать обладателям древней крови. Тогда как в вашем случае - просто замечательно получилось. Четыре боевых задания - и все из вас уже имеют по удачному возвращению! А пятеро - так вообще по два! Феноменальный результат, которого я, честно говоря, от таких бестолочей, лентяев, капризных маменькиных сынков, неповоротливых увальней и олухов - не ожидал. Как следствие, ближайшие пять часов наших занятий мы посвятим только новой стратегии и тактике необходимого прикрытия в будущем сражений. Потому что иначе нельзя, особенно в нашем случае...
   Да так и восседая боком перед строем, порой морщась от явно мешающих ощущений в ноге, пустился в пространные объяснения. Об их сути, высокородные солдаты, обладатели древней крови, ещё раньше знали или догадывались. Совсем уж дураков среди них не было. Но теперь всё было сказано официальным, приказным тоном. Уже в следующем десанте отряд будет обязан всеми силами сберечь пятерых из своего состава, не щадя живота своего. (Естественно, что не в ущерб выполнению основного задания!) Ибо любой, кто возвращался живым в третий раз из десятка заданий, становился бессмертным. Чем быстрей такое случится - тем лучше. Ибо в следующем бою он мог оставаться в заведомо гибельном месте, прикрывая товарищей до самой своей кончины. Следовательно, у тех сразу резко возрастают шансы остаться в живых. Этакая естественная, возрастающая пирамида выживших: чем больше среди десятка не боящихся погибнуть, тем быстрей и все остальные выйдут на круг высшего посвящения.
   Ну и стало понятно, что все десять принцев останутся единым коллективом по самое последнее задание включительно. А уж потом отличившихся будут либо посылать на задание с такими же бессмертными как они, либо назначат на должность сержанта и заставят обучать иных носителей древней крови.
   Затем Эйро коснулся приоритетов спасения и строжайшего выполнения приказов в бою. Так как он и сам погибал порой одним из первых, то возникала необходимость назначения заместителя, а если и тот погибнет, то и второго человека, который обязан будет принять командование на себя. При этом к ним переходит не только вся полнота власти, но и право вызова транспорта в определённых случаях и право наказания провинившихся болью с первой по пятую степень.
   Подобное заявления заинтриговало личный состав не на шутку. Всё-таки относилось умение ударить болью не иначе как к высшим тайнам Полигона, и всем стало интересно, какими такими талантами или умениями станут обладать оба заместителя и как эти умения будут трансплантированы в тело. Особенно задёргался и даже поднял руку Третий, желая задать вопрос. Естественно, как явный любимчик командира разрешение получил, ещё и вместе с поощрительной улыбкой:
   - Спрашивай!
   - Хотелось бы знать, господин сержант, каковы критерии отбора заместителя?
   Несомненная наглость и намёк-напоминание прозвучали к тому, что наследнику самой большой звёздной империи не раз намекалось о назначении заместителем. И уж возможность поиздеваться над товарищами Яцек Шердан не упустил бы. Наверное...
   - Жаль, конечно, но не от меня это зависит, - признался с грустью сержант. - Это будут делать с помощью своих аналитических программ наши научные гении. Причём могут выбрать скорей всего из числа имеющих две победы..., - он сделал паузу, осматривая упомянутых подчинённых. Под его взглядом Второй, Пятый, Шестой, Девятый и Десятый непроизвольно подтянулись. - ...Но шансы имеют и те, кто имеет по одной победе. Следовательно, заменить меня во время боя получают возможность все без исключения. Причём если последующее задание будет провалено заместителями, или их действия будут подвергнуты острой критике, на их место будут назначены другие.
   Стоящие на правом фланге Девятый и Десятый многозначительно переглянулись между собой. При таких непонятных и расплывчатых критериях выбора, на должность заместителя мог и Третий попасть, а уж с какой ненавистью и презрением он относился к смуглому индусу и вспоминать не хотелось. Об этом и подумал Джаяппа Шинде, когда еле слышно прошептал, не разжимая губ:
   - Если Спесивца Яцека назначат, то выхода на второй круг посвящения - мне не видать как собственных ушей...
   Сам же Десятый, только неопределённо хмыкнул в ответ, потому что ему пришла в голову интересная мысль:
   "Не вижу никакого резона в назначении заместителя, а уж тем более двоих. Скорей всего и в данном вопросе будут проводиться некие тестирования, выдуманные местными умниками. А посему за оставшиеся шесть заданий получит возможность покомандовать каждый из нас, а некоторые даже дважды. Если я правильно понял... Ну и зря так Девятый боится Третьего, всё-таки силу максимального наказания нам не дадут, как и права казни за невыполнение приказа. И это - самое главное".
   Сержант к тому времени закончил давать общую вводную, и напомнил, что после обеда все пойдут в класс тактики, где и будут в виртуальном режиме просматриваться все возможные и невозможные варианты взаимодействия десанта в плане поддержки того или иного товарища по строю. А напоследок своего монолога всё-таки испортил кое-кому настроение:
   - Пока суть да дело, назначаю временно своим заместителем Третьего! - и подмигнул своему любимчику: - Веди личный состав на обед! А я останусь здесь до полного излечения. Надеюсь - это недолго продлится...
   И стал демонстративно что-то вычитывать на своей нарукавной планшетке. Стоило видеть, как расцвёл, как задрал подбородок Яцек Шердан, выходя из строя со словами:
   - Есть, господин сержант! - вышел, встал перед товарищами на место командира и принялся командовать: - Нале-во! В столовую, бегом, марш! - сам сорвавшись на бег вместе со всеми, тут же стал покрикивать со злобными интонациями: - Быстрей! Быстрей, неповоротливые каракатицы! Или до сих пор аппетит не нагуляли? Так сейчас разминочный круг вам на полосе устрою! Девятый, цегуни рекаля! Шустрей копыта передвигай! Иначе получишь сейчас...
   И притих на полуслове. Наверное и сам вспомнил, что пока ещё умений наказывать болью не получил, так что конкретная угроза наградить "единичкой" или "двоечкой" лишь вызовет издевательский смешок у индуса.
   В столовой каждый уселся за свой стол, с удивлением рассматривая довольно скудный набор блюд. Если раньше столы заставлялись вплотную, и еды там было на шестерых, а то и на восьмерых, то сейчас - строго порция, пусть и обильная, на одного. Такого мизера ещё ни разу не было. Несколько тарелок с салатиками, тарелка с первым блюдом, тарелка с порцией второго, кусочек десерта, графин с одним напитком, и стакан.
   - Никак Полигону урезали финансирование! - не столько шутя, как возмущаясь, воскликнул Шестой. - Как бы не свалитьбся от недоедания...
   - А мне кажется, что окончательно подобрали для каждого из нас самое оптимальное меню, - возразил ему Второй, сравнивая порции на столах. - Глянь ка, всё-таки тебе дали больше всех..., кажется. И у каждого совершенно разное, подобранное по его вкусу блюдо. Или нет?
   Остальные тоже стали высказываться и на какой-то момент воцарился балаган, который попытался грозным рыком прервать Третий:
   - Заткнулись все! И старайтесь даже громко не чавкать!
   - С какой стати? - уставился на него с издёвкой Пятый. - Во время приёма пищи, разговаривать не возбраняется. Или тебя зависть гложет, что не можешь ничего умного вставить в наше общение?
   Пока Яцек Шердан краснел от негодования и подбирал слова в ответ, к нему повернулся всем корпусом Первый. В руках он держал вилку с ножом таким образом, словно собирался метнуть столовые приборы:
   - Эй, Спесивец! Ты никогда вилкой в глаз не получал? - обладатель бакенбардов и в самом деле метал острые предметы лучше всех остальных в десятке, как и умел великолепно пользоваться шпагой, рапирой или тонким мечом. - А то ведь получишь!.. Если забудешь, что здесь мы все равны и просто обязаны друг за друга держаться.
   - Ничего я тебе не обязан! Держись хоть за собственные ...цегуни! - нагло рассмеялся Третий.
   Тут вмешался с советом Второй, глядя на Первого с укором:
   - Да оставь ты его в покое и не обращай внимания! Метнёшь вилку, а чем потом есть будешь? Руками? Ха-ха!
   - И то верно! - согласился тот, возвращаясь к трапезе. Но тут же вспомнил о другом и теперь уже обернулся в сторону Фредерика Астаахарского: - Ну и ещё раз повторюсь, нам за эту победу надо хвалить Десятого. Только благодаря результатам его заигрываний с туземцами, нас и вытащили преждевременно! Спасибо, дружище!
   Почти все согласно закивали головами. Разве что Третий кривился, как после лимона, да Седьмой, по причине своей молодости сомневался:
   - А мне кажется, опекуны Полигона узнали, что к нам движется всего один корвет, да малого размера. На него и уложенной вокруг антенны взрывчатки хватит. Вот нас и забрали..., иначе рекалей оставлять в живых никто не стал бы.
   Уже доевший свою порцию Шестой, попивая компот, принялся поучать соседа по строю и по казарме:
   - Не забывай, что вокруг нас эксперименты продолжаются постоянно. Вот и по поводу миссионеров здешним гениям науки стало интересно: что с теми станется уже в совершенно иных, негативных условиях ведения агитации. Ведь Завет аборигены получили? Да ещё и какой! Значит воевать могут и не согласиться... А в самом идеальном варианте, они ещё и агрессивным гостям из космоса накостыляют по шее и по всем остальным местам. В том числе и по тем, которые у тех к ногам привязаны...
   Слитный смешки сразу нескольких товарищей, раздраконили Яцека Шердана ещё больше:
   - Думай, что говоришь! Дикари не смогут навредить пришельцам из космоса. Весовые категории двух цивилизаций - несопоставимы.
   - Не смогут, говоришь? - перестал хихикать Пятый. - А ты вспомни, как тебя в шахте чуть не завалило! И представь, что кальвадры, с помощью своего барабанного боя всё-таки начали бы рушить целенаправленно горы...
   - Они бы и сами погибли при создании таких невероятных резонансов!
   - Может быть... Зато может быть и такое, что с миссионерами аборигены расправились бы своими бубнами гораздо эффективнее, чем мы своими винтовками. Вот некие силы добра и решили посмотреть на действия и реакцию аборигенов в иных, созданных Десятым условиях. Так что тут и спорить не о чём, заслуга нашего товарища налицо. Он поднялся несколько выше над стереотипами отношений к кальвадрам и в несуразных гусеницах рассмотрел в первую очередь именно детей, а уже потом - и всё остальное. Честно признаться, я бы так не смог... Как минимум погонял бы клювоносых палкой.
   На это откровение Пятого и другие откликнулись, описывая свои негативные действия, окажись они на месте Фредерика в момент знакомства с дикарями. А сам землянин доедал неспешно обед и размышлял о постоянно ведущихся на Полигоне просмотрах. Если каждое действие замечают, то подобные диспуты, несомненно, фиксируют и анализируют до последней мелочи. И если сержант прав насчёт назначения сразу парочки заместителей, то при их выборе будет учитываться всё. А потому Третий, несмотря на его подленькое внутреннее существо, всё равно окажется в роли раздающего наказание. Ведь на должность командира звена или отделения как раз и подходят такие вот злобные, заносчивые, но вполне исполнительные индивидуумы. А в противовес им - остальной коллектив только лучше сплачивается, становится дружней, растёт взаимовыручка, стираются возрастные и титулярные грани, повышается боеспособность.
   "Кажется учёные ничего умней не придумали, чем руководствоваться солдафонскими стереотипами, - пришёл к выводу землянин, прислушиваясь к философским высказываниям земляка Девятого. - Но если Третьего и в самом деле поставят нами командовать хоть на короткое время, то бедному индусу не позавидуешь... Вон какие на него взгляды Шердан бросает! Неужели погонит на плац и заставит отжиматься?.. И ведь собирается обед завершить..."
   Яцек и в самом деле начал привставать, собираясь выводить отделение из столовой на плац, но тут появился сержант, который видимо ещё не обедал во время излечения существенного повреждения стопы. Потому что устремился к своему столу и стал поспешно есть. При этом он даже не прихрамывал на недавно пострадавшую ногу! Разговоры перешли на шёпот, ну и понятно, что после появления командира, Яцек не осмелился гнать товарищей на построение. Присел обратно, и замер с кислым выражением на лице. Как-то и сам ещё сомневался в своём праве взять на себя всю полноту власти.
   Зато Эйро Сенатор утолил свой голод минут за пятнадцать, после чего уже сам погнал подчинённых в класс виртуальной тактики и стратегии. Но прежде чем начать занятия, предупредил:
   - Будьте готовы к немедленной тревоге! Наверное я сглазил, когда говорил о вашей везучести. Не успели дома пообедать, как нас собираются бросить на следующее задание!.. Несколько часов осталось. Хорошо хоть имеем некоторые данные о предстоящем объекте и местности где он находится, поэтому постараемся хоть немного подготовиться... Итак!..
   На всю комнату развернулась голограмма, на которой пошли обозначения, а то и увеличенные временами, показываемые со всех сторон строения. Вначале вид сверху на сплошные кроны деревьев. Среди них всего лишь небольшой разрыв, в глубине которого просматривается здание-крепость в виде крутой пирамиды. Затем простой вид заменяется схемой, на которой пирамида показана в разрезе примерного чертежа по отношению к местности. Культовое сооружение, святыня представителей цивилизации шоом. Причём святыня тайная, о которой знают лишь единицы из высшего жреческого сословия. Кстати как раз те единицы, которые и подлежат уничтожению в приоритетном порядке, потому что они-то и есть самые ярые сторонники истребления гомо сапиенс.
   Не то храм, не то древнее хранилище святых мощей (шоом жутко любили собирать косточки друг друга и на них молиться), находился в настолько густом лесу, что посадить там транспорт не представлось возможности. Сами жрецы попадают внутрь посредством направленной телепортации, канал для которой создают четыре башенки с антеннами у основания пирамиды. К тому же есть подозрения, что даже редкие клочки открытого пространства между деревьями заминированы. Именно поэтому придётся десанту высаживаться в километре от объекта, ближе никак не получится. Затем следует бесшумно пройти по лесу, не нарвавшись при этом на мины, и единым ударом уничтожить как минимум две башенки с антеннами. В идеале - три, чтобы не успели гипотетические механики отремонтировать. В ином случае назначенные для зачистки особи смоются в неизвестном направлении, а вместо них появятся каратели спецназа.
   И вот только после ликвидации канала доставки, попытаться штурмом прорваться в крепость и уже там уничтожить даунообразных рептилий, являющихся злейшими врагами человечества. Особые сложности при этом таковы: незнание точного количества врагов (предполагалось их не менее пяти), незнание способов проникновения внутрь, ну и отсутствие плана внутреннего расположения помещений. Ибо не удалось проникнуть информационными потоками внутрь, мешала некая особая неопознанная защита.
   То есть давались данные только про лес, виды древесины, особенности тамошнего состояния фауны, да говорилось о страшной ядовитости синего вьюнка. Его, наверное, специально высадили в лесу, вдобавок к минам, чтобы какой лазутчик не пробрался к святыне. Правда, вьюнок никоим образом не мог навредить человеку, облачённому в скафандр. Но и только. Также весьма странным казался густой подлесок там, где росли воистину исполинские деревья. Как правило, в таких чащах вокруг толстенных стволов ничего не произрастает, кроме мха да редких паростков, а тут труднопроходимая стена из тонких деревьев совсем иной породы и высокого кустарника. Придётся петлять между ними, продираясь к цели.
   На этом вся помощь и подсказки заканчивались. Разве что по расчётам предполагалось, что группа жрецов будет небольшая, шесть - восемь особей, иначе терялась вся суть особой секретности вокруг святыни.
   Ну и обязательно следовало выяснить: в чём именно заключалась святость затерянной в чаще пирамиды и что её прикрывает от просмотра поисковым лучом.
   А чтобы сомнений у солдат и сержанта не возникало по окончании своей миссии, устройство для эвакуации будет подано прямо к подножью культового сооружения, но для этого придётся воинам чуток поработать захваченными с собой пилами, расчищая нужное для транспорта пространство.
   Эйро Сенатор так и высказался о задании:
   - Невероятно сложное. Даже если нам повезёт и шоом на месте окажется только пять особей, мы можем банально не попасть внутрь здания. Имелись прецеденты, и не раз... Подобного строения ни разу прежде людям не встречалось, так что сравнивать не с чем. Даже о месте расположения оборонного вооружения можем только догадываться. Может орудия или пулемёты находятся вот за этими странными сдвоенными отверстиями, а может и вот за этими, несуразно выступающими декоративными плитками отделки. Да и вообще не факт, что все стены тут неподвижные. Любая из них может подняться-опуститься, выпуская против нас как пули со снарядами, так и смертоносные лучи самого широкого спектра. Поэтому действовать после уничтожения башен с антеннами будем с максимальной осторожностью. По уверениям наших кураторов от науки, в распоряжении нашего десанта будет часов пять...
   Солидная фора во времени получалась! Это уже и принцы понимали прекрасно. Главное было сразу по глупости не погибнуть, а потом быстро сообразить, как внутрь здания добраться. Была бы взрывчатка - любая проблема решаема! Да только в транспорте ничего этакого не провезёшь, законы пробоя пространства, и ещё куча иных законов исключали взрывчатые вещества из боевого снаряжения.
   Ни тебе гранат не взять, ни банального тола, ни атомную бомбу с собой прихватить. Хоть в последней совсем иные силы разрушения используются, всё равно "непраханже". Даже нормальный лазер дистанционного поражения провезти не получалось, а лазерный резак из боевого комплекта десантника, ломающий броню и взламывающий брутально замки, только считался таковым. На самом деле его режущая кромка состояла из двух антагонистических полей энтропии и антиматерии. Но резак был хорош для взлома замков и небольших средств преграды, стены крепости им вряд ли раскрошишь за означенное время, да ещё и под огнём противника.
   Единственное, что имелось у десантников - пистолет с небольшими, в полнапёрстка пулями, которые рвали дерево в щепки, взрывали плоть и прожигали сталь двухсантиметровой толщины. Да и то, сам полёт пуле и её поражающую мощь обеспечивали три сложных поля и несколько химических реакций, взаимодействующих друг с другом. Вот на эти невероятно дорогостоящие, сложнейшие в изготовлении пули и была вся надежды при как можно более быстром уничтожении модулей телепортационной антенны. Наверное именно по этой причине сержант и заявил:
   - Норма патронов на это задание - десятикратная.
   Далее десанту придётся сражаться холодным оружием, парализаторами и винтовками ДУШКРОП, или как издавна называли солдаты Полигона это уникальное оружие - душка. Имелось у него и научное название, расшифровывающее официальную аббревиатуру, но его старались не упоминать даже мысленно, не то что вслух. Один только раз Эйро Сенатор дал душке разъяснение: "...дезинтегратор универсальный, широкополосный квантовой реструктуризации отдельных полей". Ну и все знали, что стреляет винтовка пучками энергии, которая разрушает жизненные связи в любой плоти. Причём разрушает даже за слоями защиты внешнекосмических скафандров, а порой и за толстой танковой бронёй.
   - Запасную батарею к душке - тоже берём в обязательном порядке! - ожидаемо распорядился сержант.
   Вот и получался максимально допустимый предел для переноса. Приборы для разминирования, пилы, десятикратный запас патронов для пистолетов и две батареи, каждая из которых весила одиннадцать с половиной килограмм. В сумме: сорок пять килограмм, не считая самой разгрузки и непосредственно скафандра. И с этим надо пройти тихо, незаметно по страшно густому, чуть ли не сплошному подлеску. После чего, возможно, атаковать сходу. Всё-таки непосредственно на месте просто так рассиживаться будет некогда, высадились, и как можно быстрей подрывать антенны.
   - Сами понимаете: они дома, а мы нет, - вещал Эйро Сенатор. - Поэтому придётся действовать быстро, на грани фола. О! Кстати! Чуть не забыл о выборе моих заместителей. Главным назначается Второй, в случае и его гибели, командовать вами начинает Пятый. Ещё раз напомню, каждый из них получит возможность подстёгивать нерадивых болевыми наказаниями по..., - он сверился с информацией своего нарукавного коммуникатора. - ...четвёртую ступень. Подобные способности, как и умения ими пользоваться, будут внедрены в сознание во время доставки нас через пространства...
   Получалось по его виду и некоторому недовольству, что рекомендации командира учёными не были приняты к сведению. После такого известия, Третий сразу поник и чуть не прослезился. Не удалось ему толком побыть заместителем, хотя, как наследник самой огромной звёздной империи, он мог бы и не стремиться к подобному возвышению над мизерной кучкой себе подобных, высокородных отпрысков. А поди ж ты, как он тут мечтает выделиться да отомстить особам, его презирающим!
   Почти трёхчасовое занятие уже оканчивалось, когда Эйро сменил тему разговора:
   - Четверть часа у нас ещё имеется, поэтому открою вам одну из тайн. Она касается именно вас. Её я тоже обещал раскрыть тем, кто вернётся на Полигон с двумя победами, но ничего страшного, если вы узнаете о её сути все. Так вот... Именно вы здесь оказались по той причине, что очень скоро существование ваших цивилизаций окажется под угрозой. Грядёт вторжение либо всего Монстросоюза, либо шоом, кальвадров или рекалей по отдельности. Империя Эрлишан уже столкнулась в передовыми флотилиями кальвадров на своих дальних границах..., - он с жалостью глянул на застывшего Третьего, и продолжил после вздоха:
   - Хуже всего, что ни учёные Полигона, ни какие иные силы вселенной, не могут оказать вашим цивилизациям существенную помощь. Чаще всего помощи не будет вообще. А опасность грозит в ближайшие десятилетия, если не годы... Так что именно на ваши плечи будет возлагаться вся тяжесть за мобилизацию и концентрацию ваших соотечественников в плане сопротивления агрессорам. Понятно, что это возможно лишь в случае вашего становления здесь как "бессмертных"...
   Заметив, как сразу несколько принцев раскрывают рот для вопросов, не подняв даже руки, упредил нарушение разрешением:
   - Спрашивай, Пятый! Остальным: не забывать о дисциплине!
   - Господин сержант! Но если я правильно понял, то даже великая империя Эрлишан не имеет шансов выстоять в предстоящей войне! Спрятаться на просторах большого космоса - тоже маловероятно? Тогда к чему вообще нужно сопротивление?
   - Шансы есть всегда! - решительно заявил Сенатор. - Тем более что именно в ваших цивилизациях велико соотношение людей с древней кровью. Если не будет ментального воздействия на ключевые командные фигуры ваших космических флотов, то они разгромят врага не то чтобы запросто, но вполне реально.
   После чего направился к своим землякам, которые оба тянули руки для вопроса. Девятого он проигнорировал, а вот Фредерику Астаахарскому - разрешил:
   - Спрашивай, Десятый! - ну тот и начал с напоминания, мотая головой в сторону представителей технически развитых цивилизаций:
   - У них хоть космические флоты есть! А у нас, на раздираемой противоречиями Земле, даже толковой космической станции нет на орбите. Мы даже в свои телескопы толком рассмотреть агрессора не сможем! И что случится, когда наши люди встретятся с монстрами лицом к лицу?
   Сержант грустно кивнул:
   - Ты прав, космического флота у нас нет! - впервые он открыто, при всех завил, что тоже землянин. И после этого улыбнулся с оптимизмом: - Зато у нас невероятно много людей с древней кровью. Таких как ты, я и Девятый. При правильной постановке вопроса и верной организации, нам соседние цивилизации дадут всё! Вдумайся в это: буквально всё! Начиная от трёхразового питания и заканчивая боевыми линкорами, которыми станут командовать наши командоры! - видя, что земляк хочет и дальше что-то спрашивать, строго прикрикнул:
   - Молчать! Иначе врежу "двоечками"! - при этом он многозначительно глянул и на индуса, который послушно захлопнул рот. - И так знаю, что спросить хотите: "Так в чём же дело?!" Чтобы ответить на него - нескольких часов не хватит. А у нас на носу боевое задание... Поэтому!.. Встали! В арсенал, бегом, марш!
   То есть никто толком не понял, как одинокая планета сможет бороться с нашествием Монстросоюза. Тот же Пятый на ходу шепнул Второму:
   - Какой нам смысл отдавать кому-то линкоры, если у нас и своих командоров хватит? - а услышавший это Восьмой, как представитель всего лишь трёх заселённых людьми звёздных систем, вообще возмутился:
   - А нам бы самим за пару десятков лет космический флот построить!
   Услышавший это Фредерик, недоумевал:
   "Они абсолютно правы. Никто нам со стороны помогать не станет. Но тогда получается, что Эйро не досказал нечто краеугольное. А что именно? Неужели линкоры и прочие боевые корабли нам предоставит Полигон? Или имеются и другие благодетели? Нет, чтобы сразу сказать!.. Теперь вот мучайся, догадывайся..."
   Может и благом оказалось, что предаваться мыслям, было не с руки. Сержант покрикивал в своей манере "тупого горлопана", заставляя интенсивнее грузить на тележки боеприпасы, батареи, пилы и необходимые устройства. Затем ещё больше нервничая, проверял у каждого солдата целостность скафандров от подошв, до шлема, который твердел вокруг головы после пропущенной сквозь его кристаллы энергией.
   Последние минуты ожидания транспорта, раздавались напоминания и советы что делать там, в лесу планеты шоом. А потом и транспорт появился в изумрудном сиянии, полыхнув жаром и раскрывая створки с обеих своих сторон. И пожалуй впервые в голову принца Астаахарского пришло неожиданное сравнение уникального транспортного средства через пространства, с домиком. Не с крепостью и не с замком, не с танком и не бронепоездом, а с чем-то таким домашним, чуть ли не сельским, что обычно изображают художники на своих пасторалях с видами мельниц и жилых избушек. Хотя сравнение совсем несуразным могло показаться иному человеку: ну что общего между трубообразной капсулой на одиннадцать посадочных мест и обителью крестьянина или дачника?
   "Вот! Именно дачу она мне напомнила! Когда-то видел подобную..., - припомнил Фредерик, быстро загружая свой багаж вокруг своего кресла и наглухо его закрепляя. - Вот и родилась ассоциация... Наверное это у меня что-то с мозгами... Или другие меня бы поняли?.."
   С данным вопросом он и уселся в кресло, пристегнулся, дождался закрытия створок, и как только началась двухминутная невесомость, довольно громко высказался:
   - Винтовку нашу ребята классно назвали, душка. А мне вот всё хотелось имя нашему транспорту дать... И кажется, что "домик" - отлично для этого подходит...
   Сидящий слева Девятый, уставился на земляка выпуклыми глазами. Кто-то хихикнул. Третий демонстративно зафыркал. Потом почему-то закашлялся Второй. И наконец сержант, оглянувшись в проход между сиденьями, с раздражением поинтересовался:
   - Почему именно "домик"?
   Десятый к тому времени успел лучше разобраться в своих подспудных ассоциациях, и ответил довольно уверенно:
   - Сейчас-то он нас доставляет к возможной гибели. Но когда он является для нашей эвакуации, то мы рады его видеть по потери пульса. Потому что он тогда - преддверие настоящего дома. Ну а так как дом - большой, а транспорт - маленький, то его и назвать лучше всего именно "домиком". Правильно?
   Все притихли, и только Яцек Шердан демонстративно пытался сдерживаться от смеха. Раньше всех успел высказать своё мнение Шестой:
   - А что, мне нравится! И звучать будет гораздо лучше "Домик прибыл!", чем: "Транспорт подан!" Тогда уж точно даже контуженные на ноги вскочат и побегут эвакуироваться... Ха-ха!
   Вначале его ободряющими смешками поддержали Пятый, Второй и Седьмой. Последний, на правах самого молодого, ещё и добавил:
   - Звучит слишком по-стариковски..., но всё равно классно!
   Потом пошли удары и сотрясения, так что более домашнее и приятное имя, предложенное Фредди, транспорт получил при молчаливом одобрении большинства.
  
  

Сцена 2

   Тогда как истинный наследник Испании, его высочество Фредерик Астаахарский, или донор, как его называли учёные Полигона, ничего не ведал о приключениях своей копии. Хотя и у него, с момента "раздвоения личности" приключений хватало. А после возвращения из Португалии, он с головой окунулся в расследование давно совершённого убийства родного дяди.
   Исполнительница преступления давно сгнила на побережье Кубы, так что ни аресту, ни наказанию не подлежала. Но теперь следовало очень осторожно подобраться к заказчикам убийства, отыскать конкретные обвинения против них, ну и окончательно выяснить причины, из-за которых совершалось преступление. Потому что принц не без основания предполагал, что недавнее покушение на него на Ближнем Востоке, и смерть родного брата ныне правящего монарха - звенья одной цепи.
   Само собой, что никто из всех обитателей планеты, кроме одной вещуньи, не ведал о том, что его высочество встал на тропу войны с тайными врагами своей семьи. Ни матери, которая помимо королевского сана оказалась могущественной вельей, обладательницей древней крови. Ни своей любимой супруге, принц не раскрыл пока тайну, хотя та тоже угодила в клан велья, благодаря наличию в своих жилах древней крови. Помощи от них пока не требовалось (да и какая помощь с женщин в подобном вопросе?), а вот неосторожным словом или действием они могли помешать.
   Тем более не хотелось волновать по этой теме отца, который с восемнадцати лет нёс на своих плечах ношу неофициального обвинения в убийстве младшего брата. Король и так отличался буйным нравом и спонтанностью действий, а узнай он правду о трагедии, такое устроит..., что как бы хуже не стало. Ведь при подобных разоблачениях надо действовать с оглядкой, а после выяснение конкретных виновников - бить насмерть. И возможно, что бить тайно, никоим образом не раскрывая своего лица. Уж слишком страшные и одновременно могущественные дирижёры стояли за кулисами мировых несправедливостей, лжи и подлостей.
   Но раз не приходилось надеяться на помощь в кругу семьи, то вроде как нелогично доверять и посторонним людям. Только Фредди и не собирался никого привлекать к этому делу, разве что в плане неосознанной помощи по какому-то одному вопросу, не касаясь всей проблемы в целом.
   Во всём остальном он надеялся только на себя, уникальный артефакт древности по имени Люйч, и потомственную гадалку, которая являлась связующей между принцем и вышеупомянутым артефактом. Созданный учёными иной цивилизации шар, мог контактировать и общаться только с Маргаритой-Иллоной Толедской, так что без вещуньи к уникальному источнику информации было не подступиться.
   Шар знал всё, и наверное не существовало информации, ему недоступной. После того как принц окропил его своей кровью, Люйч был обязан опекать (как он сам заявил) своего инициатора, пробудившего его к полноценной деятельности, денно и нощно. Что он и делал самыми невероятными способами, которые учёные Земли не смогли бы разгадать или повторить ещё много столетий. Мог он ещё подсказывать некие рифы в судьбе ближайших родственников Астаахарского, при желании давать некоторые советы и подсказки. И..., и ничего больше!
   Мало того, порой его подсказки выглядели непонятными, в виде настоящей шарады или ребуса. То есть давался намёк, потом указывалось направление и красноречивым молчанием дальше говорилось: "Думай сам! Иначе, зачем тебе мозги даны природой?"
   Вот в этом и заключалась главная сложность добычи информации, а точнее говоря, тяжкая добыча архиважных крупиц истины.
   Ещё будучи в Португалии, сразу после прочтения исповеди единственного свидетеля, принц перечислил связующей длинный список вопросов, которые являлись первоочередными к разрешению. Но сколько вещунья ни старалась, сколько не гладила доставшийся ей по наследству инструментарий, сколько не варьировала словосочетания своего бормотания, тот оставался и глух и нем. Единственный раз, когда он согрел пальчики Марги своим теплом, подтверждая правильность её слов, случилось при произнесении таких фраз:
   - ...Я сделал всё возможное... Все подсказки в ваших руках...
   Вот секундой позже после сказанного, жутко уставшая вещунья вскинулась, раскрыла глаза и призналась принцу:
   - Подтвердил! Я что-то такое и предполагала..., - тут же прикрыла глаза вновь и сформулировала иное утверждение: - Но чуть позже я вам дам новые ориентиры для поиска..., - шар похолодел. - Я вам обязательно помогу!..
   Шар стал ещё холоднее, и Маргарита-Иллона сдалась:
   - Я больше не могу! Сейчас свалюсь в обморок!
   - Может тебе всё-таки поесть? - посочувствовал принц, разглядывая толстушку. - После твоей особенной диеты на воде, можно не только свалиться..., но и в гроб лечь.
   Вещунья как раз села на диету, которую ей тайно порекомендовал Люйч и собиралась похудеть чуть ли не вдвое. Потому что информационный советник предрекал в противном случае смерть лет через десять. Вдобавок ко всему, в Португалии ещё и неординарное знакомство произошло во время покупки старых подшивок газет, в которых и хранилось признание старого слуги. Внук единственного свидетеля, оказавшийся примерно одного возраста с вещуньей, вдруг в шутку пообещал жениться на ней, если она станет весить меньше шестидесяти килограмм. Дама пятидесяти шести лет согласилась и назначила день свадьбы - через сорок пять дней, и день контрольного взвешивания - через сорок дней.
   Поэтому теперь на пищу вообще не поглядывала, а пила только свою водичку оранжевого цвета. Принц, не деликатничая особо, посмеивался над случившимся, но он и догадаться не мог о двух важных вещах. Первое: соединённая в строгих пропорциях вода их пяти горных источников - творила чудеса с омоложением и с восстановлением нарушенного метаболизма в теле человека. И второе: Люйч пообещал связующей, что в скором времени предстоят изменения в её семейном состоянии и возможно появление наследницы. Так что распутный, пусть и несколько престарелый португалец с весёлым и наглым нравом, мог с большой вероятностью стать вскоре для вещуньи и мужем, и отцом её ребёнка.
   Хотя и другие варианты не исключались. Любая уверенная в себе женщина - всегда оптимистка. Пусть даже Серхио Эндрюс Паломеро ей подспудно и не понравился. Но к данному моменту он оставался единственным претендентом на её руку и сердце, который хоть что-то предложил и пообещал. Так что пришлось задуматься... Она его даже чуточку взревновала к компании полуголых девиц, которые расхаживали в его вилле, как у себя дома.
   Но тогда все свои резоны и знания она принцу не открыла, только проворчала:
   - Сил во мне ещё полно, не умру!.. А вот шар свой - уже видеть не могу!..
   После возвращения в Испанию, связанная единой тайной пара, вновь много часов потратила на бесплодные попытки раскрутить Люйча на нужные подсказки. Но тот вообще перестал реагировать на любые бормотания, "замолк", словно партизан на допросе.
   - Всё! - завила вещунья, демонстративно водружая шар на подставку. - Больше ничего не скажет. Наверное обиделся на нас за приставучесть и дотошность...
   - И что же делать?
   - Думать головой, ваше высочество! - сердилась Марга. - Раз все подсказки в наших руках - то надо только пошире раскрыть глаза и в них вчитаться.
   Тот и сам постарался глаза раскрыть, и связующую заставил. Потому что знал, чем всего лучше её поторопить:
   - Мне невероятно сложно выдумывать причины, для посещения твоего особняка. Особенно для матери и для Луары. Первая надо мной издевается, а вторая - чуть ли не ревнует. Мало того, и ближайшее окружение начинает считать меня умалишённым на почве астрологии, гадания по картам и прочей белиберде. Скоро и газеты начнут меня песочить...
   - Тоже мне проблема! - пыталась бравировать вещунья. - Заяви во всеуслышание, что ты отныне планируешь жизнь по астрологическим прогнозам, и корреспонденты сразу от тебя отстанут. Подобные придурки уже всем давно оскомину набили своей верой в подобный кретинизм.
   - Да бог с ними, с теми корреспондентами! А вот что мне мама и *мухер (mujer) сказать?
   *мухер (mujer) - жена, женщина.
   Вот тут уже Марга примолкла. Потому что опасалась за собственные умения. По словам покойной матери особо могучие вельи могли лишать вещуний и гадалок их сил, коль те ими обладали, конечно. Неизвестно, какой мощью обладала принцесса Луара, но уж королева однозначно возглавляла прежде известный список велья, проживающих в стране. Так что вызывать недовольство обеих первых дам королевства, да ещё и обладающих некими силами древней крови, никак не стоило.
   Вот потому толстуха, несмотря на усталость, и попыталась поучаствовать в мозговом штурме на возникшую проблему.
   - Давай вначале прочитаем ещё раз признание слуги...
   Прочитали. Никакой подсказки.
   - Наверняка этот развратный внучок слуги, что-то знал, - предположила Марга. - И даже проговорился в разговоре... Прослушаем запись и просмотрим видео.
   Прослушали. Просмотрели. Глядя на ловеласа, потенциальная невеста невесть чему заулыбалась. Прошлось его высочеству прикрикнуть на подданную:
   - Ты вначале похудей! А потом язык раскатывай! Думаем дальше! Что у нас по дому осталось? Может мы что-то ценное на видеозаписи просмотрели?
   Ещё раз глянули. Грустно повздыхали.
   - А вдруг мы что иное ценное купили? - предположила вещунья. - Так сказать попутно и нечаянно?
   Как это ни казалось странным, но все покупки были привезены под видом нужных для гадалки предметов оккультизма, и к тому моменту не выброшены чисто случайно. Достали мешок с пыльными, истлевшими и пожелтевшими вещами. Но что может быть ценного в мусоре?
   - О! А если в подшивках газет - есть ещё одно признание? - напрягся принц. - Или во втором письме - конкретные данные по интересующему нас вопросу?
   В чётыре руки, тщательно пролистали все купленные за бесценок подшивки газет более чем пятидесятилетней давности. Ни клочка посторонней бумажки! Ко всему, даже надписей на самой газетной бумаги не было, к чему сразу присматривались.
   И вот тут, Маргариту несколько осенило:
   - На какой именно странице ты отыскал листки с записями?
   - Э-э-э..., - начал усиленно вспоминать принц, потирая ладонью лоб. - Точно не помню... Но там был такой карикатурный рисунок, он мне в глаза бросился почему-то... И недавно я его видел...
   Скорей всего это был последний шанс отыскать нечто, указующее путь к дальнейшим поискам. И шанс оказался весьма продуктивным. Хотя посторонний человек, не причитавший прежде листков признания старого слуги, не обратил бы на заметку никакого внимания.
   Описывался уже совершенно позабытый факт из истории королевской резиденции, дворца Сарсуэла. Там королевская семья проживала давно, и поселилась она там только благодаря тогдашнему диктатору Испании, Франсиско Франко Баамонде. Вот именно по распоряжению каудильо, в пятьдесят восьмом году, была проведена генеральная реконструкция дворца, сделан ремонт, после которого там достойно могла бы проживать королевская семья. Всеми пертурбациями в здании занимался и заведовал архитектор Диего Мендез, личный приятель и сподвижник самого Франко. Вроде бы тоже незначительный факт, не имеющий никакого отношения к истории, если не рассматривать его в контексте с уже известными данными и тем, что листки с признаниями были именно на этой странице.
   И тогда сразу бросалась в глаза вся интрига грядущей тайны. Потому что автор статьи присутствовал вместе с каудильо на финальном просмотре уже готового, с иголочки подновлённого дворца. И естественно ловил все сказанные вождём фразы, высказывания и просто реплики.
   И вот во время посещения одной из светлых, шикарных спален, Франко с сожалением воскликнул:
   - Вот здесь должен был бы проживать Альфонсито! Как жаль, что его больше нет с нами..., - он с минуту постоял, похлопывая по мрамору декоративного камина, и с раздражением бросил: - Но это ещё кому-то аукнется! Попилят уродов поганых, как этот мрамор!
   Корреспондент не понял, о чём шла речь, но пару строк написал и от себя, напомнив, что погибший инфант был весьма любим диктатором. И многие в своё время поражались, почему расследование такого события было замято. Опять-таки, широкая общественность предполагала, что стоящие у власти лица хотели нивелировать трагедию, умалить виновность старшего брата.
   Но, уже повторно перечитывая статью, Фредерик Астаахарский задумался.
   К Франко принц относился двояко. В мире его часто поносили как оголтелого фашиста и душителя собственного народа. Но именно Франко спас страну от анархии в период республиканского правления, именно он возродил в послевоенные годы индустрию Испании, одно время соревнуясь в темпах развития даже с Японией. При нём осталась в прошлом нищета и поголовная безграмотность. Он поднял на ноги сельское хозяйство, благодаря чему жители Иберийского полуострова до сих пор могут жить на полном самообеспечении, да ещё и продавать фрукты, оливковое масло, и прочие благости природы по всему миру. Ко всему, он умудрился отмежеваться от военного союзничества с Гитлером и Муссолини, не допустил участия испанцев во второй мировой войне. Потом уберёг государство от превращения его американцами в свою военную базу. Да и, в конце концов, именно он возродил монархию.
   Можно было этого человека не любить за политические пристрастия и излишнюю принципиальность, но следовало однозначно уважать за мудрое и последовательное правление. А уж про его смелость и отвагу недаром ходили легенды. Самый молодой генерал в истории страны, лично и много раз ходил в штыковые атаки, и одно только появление его в лини фронта приводило к скоротечным победам.
   И такой человек, весьма дальновидный и прозорливый, никогда и ничего не делал зря.
   Вот и спрашивается: с какой стати он вспомнил о погибшем принце после ремонта определённой спальни? Два года ведь прошло к тому моменту со дня трагедии... И почему так шлёпал руками по камину, угрожая кого-то порезать, как мраморные плиты? Слишком многозначительно получается, и слишком многие предположения начинают ворочаться в голове.
   Одно из них, и самое логичное: каудильо знал правду. До всего докопался и всё что надо выяснил. Ну никак он не мог спустить с рук гибель своего любимца, которого по словам некоторых историков даже прочил на трон вместо его старшего брата Хуана Карлоса. Когда Франсиско Франко устремлялся к цели, его никто не мог остановить, и не существовало такой крепости, которую он не взял бы штурмом или длительной осадой.
   Но в данном случае осада оказалась просто невероятно длительной. И как весьма умный, осторожный политик, Франко попросту мог итоги следствия уложить в архив. А так как сомневался в самом тайном и прочном архиве, то наверняка перестраховался, пряча слишком горячие факты подальше от людского глаза. Кстати, не доверял он даже своим сторонникам совершенно справедливо. К примеру, те так и не выполнили его распоряжение об уничтожении архивов, содержащих сведения о политических заключённых. Последствия такого невыполнения приказа очевидны: до сих пор Испания разделена на три, а то и четыре различных политических лагеря, которые рвутся к сепаратизму и стремятся разрушить единое государство.
   Но сейчас не просчёты нынешних президентов волновали принца. Он осознал, что идёт к раскрытию более весомой для него тайны:
   "Значит, первая ниточка запутанного узелка, у меня в руках!"
   Да и старый слуга, написавший свидетельствование, недаром уложил листочки именно на этой странице подшивки. Видимо был вхож и в некоторые иные тайны если не Мадридского двора, то самого каудильо Испании. А то и присутствовал во время ремонта дворца Сарсуэла, мог что-то конкретно подсмотреть.
   - Неужели мы напали на след? - высказался принц вслух, после долгих рассуждений. А вещунья опять уже поглаживала свой шар и бормотала:
   - Если мы отыщем тот самый камин, снимем с него мраморные плиты, то наверняка нечто под ними отыщется..., - и резко открыв глаза, прошептала: - Потеплел!..
   А Фредерик Астаахарский уже мысленно пробегал по всем известным ему комнатам, вызывая в сознании картинки с существующими там каминами. И попутно думал, где найти нужные приборы, чтобы отыскать тайник не ломая весь камин, и уж тем более, не творя вандализм сразу с несколькими уникальными деталями внутреннего интерьера королевской резиденции.
  
  

Сцена 3

   Полянка для высадки десанта, оказалось невероятно маленькой. Открывшиеся створки "домика" местами задели стоящие близко кустарники и тонкие стволы подлеска. Но привередничать никто не стал, лихорадочно разгружались под сдержанный шёпот командира:
   - Вокруг чисто! Никого из разумных! Но всё равно, старайтесь не стучать!.. Прошла минута!
   Выгрузку завершили на тридцать секунд раньше отпущенного времени. Отпрянули в кусты, дождались ухода транспорта, и стали прилаживать на себя доставленное боевое имущество. Когда двинулись в путь, сержант порядок пронумерованного строя менять не стал, только и предупредил Десятого:
   - Постарайся, чтобы у тебя глаза смотрели ещё и назад. И стреляй во всё, что шевельнётся за спиной.
   Сам же двинулся вперёд, предупредив солдат, чтобы те двигались за ним след в след. Уж он-то со своими приборами гораздо лучше разбирался в поиске мин, чем все его подчинённые вместе взятые.
   Шли быстро, но осторожно. И полпути проделали без остановок, руководствуясь заранее проложенным ещё на Полигоне маршрутом. А вот дальше пришлось петлять, начались заминированные участки. Причём смерть на них таилась сразу пяти модификаций и, что интересно, командир по распознании опасности, только обрадовался:
   - Все системы и модификации знакомы! - шептал он по внутренней связи скафандров. - А три типа мин даже вы сможете обезопасить. Они нам весьма пригодятся, как вы понимаете. Так что Первый, Третий и Восьмой, будьте готовы по команде заняться разминированием!
   Три названных принца считались самыми лучшими минерами в десятке. Разве что Третий и среди них выделялся на целую голову, у него были самые лучшие показатели во время учений по обезвреживанию коварных вражеских сюрпризов. Конечно, мина как сокрушительная сила для подрыва стен не особо годились, но при верном использовании и такие взрывчатые вещества могли пригодиться.
   На вторую часть пути потеряли времени раз в пять больше, чем на первую. Ну и уже на месте, в пределах тридцати метров от самой пирамиды, сбросили с себя лишнее, стали осматриваться и обустраиваться. Пока четверо внимательно всматривались с помощью сканирующих устройств в каждую дырку и трещинку диковинного строения с крутыми стенами, остальные работали словно муравьи. Первым делом разминировали внушительный участок со своей стороны и подходы сразу к двум башенкам с антеннами. Затем, пока специалисты минировали обе башенки, Эйро Сенатор, вместе с Пятым оббежал основание пирамиды по всеми периметру. Ну и когда он вернулся, обменялись итоговыми мнениями.
   Получалось, что данный храм практически не имел ни единого выхода наружу. А если верить показаниям переносных сканеров, то за полуметровыми каменными блоками, располагались железобетонные стены толщиной примерно тридцать сантиметров. Более точно определился и возраст здания: около тысячи шестисот среднестандартных лет. Для цивилизации шоом - постройка некритически старая, но в любом случае древняя. Оставалось только понять, как устроители этого гротеска попадали внутрь изначально, ведь телепортация стала подвластна разумным рептилиям чуть более тысячи с четвертью лет тому назад. Башенки с антеннами таким примерно возрастом и обладали.
   - Не иначе как внутрь попадали по подземному ходу, - предположил сержант. - Отыскать его - почти безнадёжное дело, но учитывать этот фактор придётся, иначе шоом могут нас обойти с тыла и ударить в спину.
   - Как же мы проберёмся внутрь пирамиды? - недоумевал Шестой. - За один взрыв никак не получится, а после нескольких, нам в том месте успеют приготовить слишком горячую встречу.
   - Может и такое быть... Но пока ничего иного придумать не могу, - признался командир. - Поэтому специалисты продолжают разминировать пространство в сторону леса. Пошли! Шестой, а ты в темпе подтаскиваешь корпуса со взрывчаткой сюда...
   Фредерик Астаахарский с самого начала обдумывал одну идею, и чем дальше, тем она ему казалась вполне годной к выполнению. И сейчас он решил высказаться, чуть ли не перебив земляка:
   - А если попробовать помочь взрыву?
   - Каким образом?
   - Правильно направить падение вон того великана, - Десятый рукой указал на воистину могучее дерево, возвышающееся среди своих собратьев. - Если мы вначале вот эти шесть стволов завалим в стороны, чтобы они не мешали при падении главного тарана, то он в любом случае часть пирамиды проломит. Или хотя бы трещины дельные образует в стенах. А?
   - Хм! Неплохо придумал! - похвалил Эйро, уже с помощью своего прибора делая точные замеры и уточняя место, куда придётся сила основного удара. - Может и получиться... Работаем, ребята!
   Естественно, что будь всё что надо под руками, все взрывы произвели бы одновременно, а так приходилось заявлять о своём присутствии врагу несколько раньше. И так слишком долго копошились в подлеске, в случае обнаружения жрецы попросту сбегут из храма и главная часть задания останется не выполненной.
   Поэтому первым делом пришлось рвать обе обложенные минами башенки, а потом интенсивной, слаженной стрельбой из пистолета, повреждать и третью часть телепортационной антенны. Кстати при взрывах, от разлетающихся осколков вокруг детонировало и сработало сразу несколько десятков иных сюрпризов. Никто из десанта не пострадал, зато подлесок знатно проредило взрывной волной, чему только порадовались: видимость улучшилась и образовалось сразу несколько площадок для транспорта, коль он явится для эвакуации десанта.
   Дальше пришлось действовать не столько быстрей, как с постоянной оглядкой по сторонам. Опасались неожиданной контратаки со стороны рептилий. Но толи те и в самом деле не имели выхода наружу, толи подземный ход вёл слишком далеко, никто не показывался, и главные работы по пролому стены удалось провести без помех. Мин натаскали - будь здоров! Уложили их в выдолбленную канавку между блоками, а когда верно направленный исполин уже стал падать, произвели взрыв.
   Как ни высчитывал Эйро расстояния, открытый пролом показался не в расчётном, удобном для проникновения месте, а почти у самой верхушки пирамиды. Именно туда и пришёлся удачно основной удар толстенной боковой ветки, которая сама могла посоревноваться толщиной со столетним кряжистым дубом. Ну а взрыв только и помог, что сотрясением, да появлением нескольких трещин во внутренних бетонных перекрытиях.
   Тот же самый исполин помог и в плане проникновения в пролом. По его стволу и взбежали наверх, лишая себя сомнительного удовольствия карабкаться по крутым стенам пирамиды, Да и вход оказался вполне просторным для протискивающихся воинов. Сразу попали в некое помещение храма, из которого вниз вела винтовая лестница. Замерев там на короткое время, чётко расслышали идущие снизу звуки сирен тревоги и непонятного перезвона.
   - Видимо у них аварийку заклинило, - предположил командир. - Но это и к лучшему, может ещё не поняли, откуда мы к ним проскользнём. Восьмой - остаёшься здесь и следишь за наружным пространством! Если кого заметишь - сразу доклад. Но в любом случае, коль появятся ремонтники, не дай им восстановить антенну. Остальные, за мной!
   Начали спускаться и уже уровнем ниже заполошные звуки тревоги из самого храма - прекратились. Шоом отключили сирены и звуки пожарного колокола. И хорошо, что каменная лестница позволяла двигаться относительно тихо. Несколько помещений уровня осмотрели быстро, но ничего кроме пыли и тюков со старыми одеждами не обнаружили. На следующем уровне - то же самое, а вот после пятого этажа, который по расчётам находился не намного выше уровня грунта снаружи, авангард десанта оказался на балкончике, который протянулся по периметру квадратного свода. И непосредственно сам храм, освещённый слабым светом всего нескольких светильников, открывался как на ладони.
   Высокий храм, метров за двадцать, располагался фактически ниже окружающего лесного уровня. Внизу он расширялся несколько нелогично, только в одну сторону. Как раз ту, где и произвели взрыв. На ней и образовалось несколько трещинок, да попадали на пол некие картины или иконы в позолоченных рамках. Боковые стенки казались перпендикулярными полу. А возле противоположной стены, которая опускалась вниз почти отвесно, копошилось восемь рептилий, устанавливая лучевую пушку, если можно было верно определить по внешнему виду оружия. Однозначно шоом собирали задействовать пушку после повторного взрыва снаружи. Также виднелось десяток коротких скамеек, и два алтаря или надгробия, расположенные по сторонам от пушки. По углам всё той же почти отвесной стены виднелось два чернеющих овала уводящих, во внутренности храма проходов.
   Следовало поторопиться, пока кто-нибудь их рептилий не глянул вверх и не стал присматриваться к несуразным теням.
   - Приготовились! - зашипел голос командира. - Стреляем все разом! Огонь!
   Душки заплевали пучками разрушающей энергии и все восемь тел также беззвучно и без криков повалились наземь.
   - Второй! Остаёшься здесь! Прикрывай нас!
   Опускаться приходилось опять по винтовой лестнице в толще ровной, боковой стены, но уже деревянной. И ею пользовались весьма редко, так что скрип стоял невероятный. Не успели дойти и до середины, как понёсся доклад от Второго:
   - Из левого прохода вышло двое, Заметили трупы, бросились обратно. Я их упокоил, но лежат они так, что будут видны следующим за ними изнутри.
   И не успел он договорить, как повсеместно стало приникать злобное шипение. Которое тут же перевело лингвистическое устройство:
   - Враг в храме Аофаса! Принять все меры для его уничтожения! Враг в храме Аофаса! Принять...
   Так и повторялось потом это безобразие без остановки.
   Но ещё девять людей не спустились вниз, как пришлось вступить в бой. На одном из уровней к лестнице бежало сразу трое шоом с неким подобием автоматов в руках. Стрелять они начали одновременно с сержантом, который прыгнул в сторону, уступая место идущим за ним следом Первому и Третьему. Суммарным огнём из трёх душек враги были уничтожены, но первые потери понёс и десант. Удары нескольких разрывных пуль шлем Первого не выдержал и щегольские бакенбарды умирающего товарища залило обильно кровью. Так и умер бедняга, практически сразу. Ещё и Третий получил лёгкое ранние в ногу. Но с раной справились "умные внутренности" слегка прорванного скафандра. Так что Яцек оставался в строю.
   - Вот тебе и "малое" количество! - ворчал недовольный командир. - Уже чёртову дюжину нашлёпали! Неужели ещё где-то прячутся?
   Больше ни на этом, ни на нижних уровнях никого из врагов не оказалось. Но беглый осмотр трупов, показала, что это никакие не жрецы, обычные спецназовцы данной цивилизации. По крайней мере, ветеран утверждал именно так.
   Но как только вышли в нижнюю часть храма через правый коридор, да стали присматриваться к телам у пушки и к самой пушке, послышался взволнованный голос Восьмого:
   - Вижу пятерых противников в подлеске! Веду огонь! Двоих уничтожил, но трое ушли в мёртвую для меня зону. Судя по рюкзакам и длинным конструкциям в руках - это техники. Скорей всего отправились к повреждённой пулями антенне.
   - Второй! - тут же стал распоряжаться сержант. - Двигай к Восьмому на помощь! Выйдете наружу хоть по дереву, хоть как, но техников уничтожьте. Девятый! - это он уже переключился на индуса. - Мчись наверх, прикроешь товарищей! - когда тот убежал, продвинулся к пушке, распоряжаясь вначале Седьмым и Шестым: - Прикройте оба выхода! - после чего поинтересовался у Пятого о пушке:
   - Ну и что с ней?
   - Готова к стрельбе! Причём бьёт двумя видами энергии, парализующей и низкочастотного разрушения.
   - Отлично! Разворачиваем на левый вход!.. Ставь на парализующий выстрел... Шестой, будь готов по команде нырнуть в тоннель на зачистку! Третий, подстрахуешь его! Внимание..., пли! - пятисекундный гул боевого орудия, которое способно одним ударом свалить с ног целую роту, идущую строем, оборвался как раз перед зазвучавшей командой от сержанта: - Пошли на зачистку!
   Всё-таки пушка, это не карманные парализаторы и не винтовки, которым будут мешать выступы каменных стен. Парализующий луч такой мощи с отражениями пробьётся и далеко и вширь по коридорам. По крайней мере, на ближайших от входа двадцати метрах можно было не ожидать сопротивления. Вот Шестой с Третьим довольно смело туда и попрыгали.
   Мало того, после первого выстрела пропало вездесущее шипение, которое оповещало остальных шоом, что в храме Аофаса посторонние.
   А оставшиеся пятеро десантников стали живо разворачивать пушку на уклонную стену, в то место, где виднелись трещинки после взрыва мин снаружи.
   - Зачем? - не понял Пятый. - Ведь не пробьёт!
   - А чё нам беречь энергию? - хмыкнул командир. - Ударим полсотни раз - новый проход песком осыплется. Или ты хочешь пешком по лестницам бежать, когда транспорт за нами явится?
   Не стал скрывать свои сомнения и Десятый:
   - А если снаружи на нас враг попрёт?
   - Ну..., мы ещё ничего не пробили. Да и поинтересуемся...
   Но спросить, что там творится снаружи не успел, послышался взволнованный голос Шестого:
   - Да здесь более двадцати тел! Все в каких-то балахонах. Кажется жрецы торопились к нам навстречу... Ведём добивание парализованных тушек...
   Тут же непонятные крики, стон и переходящий на фальцет голос Третьего:
   - Нас атакуют сразу из двух проходов! Не менее десятка шоом! Шестой ранен... Нет!.. Убит! Отступаю к вам...
   Расчёт пушки уже лихорадочно разворачивал её стволом обратно к проходу.
   - Третий! - орал сержант, - бегом к нам! Сразу после выхода бросаешься влево, а мы вновь делаем выстрел!
   Яцек Шердан не выбежал, а вывалился из прохода и на заплетающихся ногах двинулся подальше от жерла готового к стрельбе оружия. Да так и упал под стеной, после чего стало видно сразу два его ранения со спины.
   Зато пушка уже гудела, отправляя навстречу врагу парализующие лучи. После первого выстрела, озлобившийся Эйро сделал ещё целых три, чтобы уже наверняка поразить любого, кто там шевелится. Попутно с этим стали слышны доклады сверху, на этот раз от Девятого:
   - К противнику подошла помощь, около десятка типов в жреческих одеждах. Почти всех уложили, техников тоже... Но Восьмой легко ранен, а Второй..., не совсем понятно, скатился к подножью пирамиды. Не шевелится и не отзывается...
   - Десятый! Посматривай наверх! - стал распоряжаться Эйро, - Пятый! Разворачивай оружие и бей дыру наружу! Четвёртый - за мной!
   И поспешил сам лично в левый проход, завершать зачистку неведомых помещений и подвалов. Так ему казалось лучше, чем ждать пока враг выкинет в ответ какую-то гадость непосредственно в храм. Да и задания об уничтожении всех рептилий в этом объекте - никто не отменял. Так и остающийся возле правого прохода Седьмой, бдел, прикрываясь несколькими скамейками с толстенными деревянными спинками, ну а Фредерик внимательно присматривался к балкончику. В получившийся разрыв между силами десанта мог вклиниться какой угодно по количеству противник и тогда уже точно остальным не поздоровится.
   Да и Третий как-то подозрительно не шевелился. Хорошо хоть постанывал, показывая, что жив.
   Дальше наступило сравнительное затишье. Пятый практически без пауз садил низкочастотными лучами по наклонной стене и та всё больше и больше покрывалась сеточкой трещин. Сержант, под прикрытием Четвёртого зачищал многочисленные подвалы, уничтожив там ещё около пяти шоом, почти не оказавших сопротивление. Ну а Девятый доложил, что он с немного оправившимся Восьмым удачно упокоил почти всех врагов со стороны леса и пытался отследить последнего из замеченных, который тоже, меняя позицию, время от времени постреливал из своего автомата. То есть создалось чёткое ощущение, что противник почти всего себя исчерпал.
   Следовательно, появился вполне реальный шанс завершить миссию, пусть и не всем, но с победой. Но тут уже всё зависело от судьбы и от удачи каждого десантника.
   Лишь бы защитников храма не оказалось слишком много.
  

Сцена 4

   Словно в созвучие мыслей землянина, заговорил вслух Седьмой:
   - А ведь рептилии на данном объекте чуть ли не засаду организовали. Пушка, техники, спецназ... Если ещё и в подвалах жрецы прячутся, то "...гаси свет и пиши пропало!", как выражается порой наш сержант.
   "Но куда, спрашивается, больше?! - мысленно поражался принц Астаахарский, подсчитывая по сводкам от товарищей вражеские трупы. - Думали, что здесь их не больше десятка, а уже полсотни наколотили. Тоже мне, тайное место! Проходной двор какой-то, а не секретная святыня!.. Кстати, а что конкретно с тайной этого храма? И почему всё здание нашими умниками не просматривается? Ведь если это не выясним, так и останемся здесь до самой смерти. А её-то уж точно долго ждать не придётся..."
   Покосился на алтарь. В самом деле, тот мог оказаться ещё и саркофагом с мощами, которые так превозносили шоом. Потому что сбоку виднелось стекло, и сквозь него можно было просмотреть полую внутренность. Пока самому прильнуть к окошку нельзя было, зато это мог сделать Яцек Шердан. Конечно, если он в силах двигаться. По крайней мере, спросить можно было:
   - Третий, ты как?
   - А что? - тут же перестал он стонать, приподнимая голову.
   - Попытайся заглянуть вон в те окошки сбоку алтарей. Надо ведь нам выяснить главную тайну здешней святыни. Как они её назвали?.. Аофаса...
   Но раненный неожиданно воспротивился просьбе. Причём не по причине своего ранения, а просто из чувства противоречия:
   - Чего это ты мне приказываешь?
   Получалось и в самом деле несколько неправильно, Сержант где-то там далеко пыхтит, Второй - скорей всего убит, значит старшим здесь остаётся только Пятый? К нему землянин и обратился:
   - Или дай ему, пусть с пушкой возится, или прикажи алтарь исследовать. Вплоть до того, что может его раскурочить до основания.
   Заместитель сержанта даже не оглянулся на раненого, бросил через плечо:
   - Давай, вставай, лежебока! Ломай это вражеское гнездо! Не жалей его!
   Кажется именно сам факт предстоящего вандализма, воодушевил Яцека до нужной кондиции. Пусть и постанывая, да кривясь, он поднялся на ноги, прихрамывая подошёл в предмету местного жреческого культа. Присёл, убрал мешающий шлем, заглянул внутрь, даже посветил туда фонариком правого манжета. И после этого, держа в левой винтовку, правой рукой стал снимать с разгрузки лазерный резак:
   - Есть там что-то! - приговаривал он с вожделением, - Плавает в чём-то тёмном и светится!
   Куда только и делась сутулость, стоны и кряхтенья! Прислонив свою душку к стене, наследник трона великой империи Эрлишан, с воодушевлением принялся крошить алтарь неизвестной религии. Тот не поддавался настолько быстро, как хотелось человеку, но это ещё больше разжигало нездоровый энтузиазм:
   - Сейчас! Сейчас мы тебя вскроем!.. Никуда ты от нас не денешься!..
   Даже покосившийся на него Седьмой не выдержал, пробормотав вроде как тихонько, но вполне слышимо для остальных через коммуникатор:
   - Такое впечатление, что не принц, а какой-то грабитель банков... Да ещё и во множественном числе себя позиционирует...
   Тот его если и услышал, то никак не отреагировал. Уже со злорадным смехом, оббив наружную окантовку, стал поддевать верхнюю, шевельнувшуюся крышку. Она сразу не поддавалась, словно её что-то цепляло изнутри. Тогда в ход пошли удары ногами, а потом и грубое нажатие всего тела на резак. Крышка наконец-то подалась, потом чуть ли не подпрыгнула вверх, скользнула в сторону и загрохотала на мраморных плитах пола.
   И Третий сделал роковую для данной своей копии ошибку: слишком резко наклонился над открывшимся резервуаром. А там и в самом деле плавало ...нечто. И что-то светились на том сгустке неведомой субстанции - наверное, глаза. Иное живым существам, тем более хищникам, вроде не полагается. И вот тот сгусток плоти вдруг рванул перпендикулярно вверх тонкой лапой-струёй. Наткнувшись на препятствие, эта лапа тут же обернулась несколько раз вокруг шеи, и попыталась нагнуть человека к себе. Со сдавленным мычанием и выпученными от ужаса глазами Яцек попробовал резко отстраниться от вскрытого резервуара и это ему удалось. Но при этом он выдернул на себя всю массу неведомого чудовища. После сего сразу рухнул на спину, от инерционного удара этой массы по голове и по груди. А зеленовато-чёрная субстанция, напоминающая своей пупырчатой структурой кипящий асфальт, намертво прилипла вокруг головы воина и верхней части его тела.
   И тут же тело умирающего десантника заколотилось в судорогах, словно рыба об лёд. Ошарашенные товарищи не могли сообразить, что делать, то ли сдирать напасть руками, то ли всадить в неё разрушающими лучами из душки. Лучше всего сориентировался Пятый: выхватил парализатор и двумя выстрелами остудил спаренную массу из человека и неведомой зверушки. После чего он же бросился очищать боевого товарища от замершей чужеродной плоти.
   Даже два выстрела, не смогли бы стать смертельными для гомо сапиенс. Разве что впоследствии голова у пострадавшего больше болела бы, да тошнота денёк преследовала, как после сотрясения мозга. Так что никто из свидетелей этой сцены не засомневался, что Яцека Шердана ещё можно спасти. Да и плоть вроде как начала сниматься легко, под пронзившими её перчатками скафандра.
   Но сняв монстра только до половины, Пятый вдруг отбросил чужую плоть от себя, с омерзением пытаясь встряхнуть кистями рук. Десятый непроизвольно шагнул пару шагов в сторону, чтобы лучше рассмотреть и еле удержался от рвотного позыва. С лица и головы Третьего оказалась содрана вся кожа вместе с мышцами и кровеносными сосудами, а череп белел так, словно он пролежал под солнцем уже несколько лет. Ни капли сомнения не вызывал тот факт, что человек мёртв.
   Видимо звуки восклицаний, мычание, и короткие ругательства, насторожили сержанта, потому что раздался его несколько приглушенный бетоном голос:
   - Что там у вас? Чего примолкли? - когда Пятый кратко описал происшедшее, ему последовал очередной приказ: - Добивай дыру! Мы возвращаемся!
   На душе стало немножко спокойнее: уж ветеран точно разберётся сейчас, что делать с такой вот тайной и стоит ли вскрывать второй алтарь.
   Да только в этот момент траурными нотками отозвалось ругательство по связи Девятого. Индус вообще-то никогда не ругался, ему воспитание не позволяло, а вдруг сорвался на несколько цветастых фраз. И только потом перешёл к пояснениям:
   - Достал этот гадский снайпер Восьмого! Достал! Прямо в висок! И ничего до сих пор понять не могу, то ли враг у нас один остался и так ловко меняет позиции, то ли их двое...
   - А где они от тебя находятся? - стал уточнять Эйро Сенатор уже почти нормальным, без помех проходящим голосом:
   - Да в том-то и дело, что прямо по фронту. По логике, если их двое, то они бы на фланги разошлись, а так... Пробьёте дыру, они окажутся прямо перед вами.
   А отверстие и в самом деле уже достигло метров четырёх в диаметре. Бетон практически весь осыпался вниз песком, прогнувшиеся прутки арматуры истончились до крайности, а там и первый каменный блок провалился вниз, давая внутрь доступ дневному свету и лесному воздуху. Управляющийся с пушкой Пятый, подвесил винтовку на разгрузке удобнее, чтобы при необходимости сразу вступить в бой и продолжал давить на рукояти пуска разрушающей энергии.
   И снова в динамиках коммуникаторов непонятное рычание, крики, стон, да и простым слухом удалось расслышать автоматные очереди, доносящиеся из левого прохода. Потом и голос Четвёртого раздался:
   - Двое... К храму подкрадывались... Мы их положили..., - короткий стон. - Но сержанта..., того..., нет больше...
   - С тобой что?! - резко оборвал его Пятый.
   - Ранен..., но вроде не смертельно.
   Оставшийся за командира второй заместитель, кивнул Фредерику:
   - Десятый! Тащи сюда Четвёртого! Седьмой, смотри и за верхним балконом!
   Не зря он о балконе напомнил, ох не зря! Не успел ещё принц Астаахарский нырнуть в левый проход, как душка прикрывающего бойца задралась резко вверх, а позже, чуть ли не на голову Седьмому грохнулось тело ещё одного жреца. А самый молодой в десятке, вполне обыденным голосом похвастался:
   - Ещё один на перилах завис. Хе...! Акробат! - сделал паузу, и спросил неизвестно кого: - Ну и откуда они там взялись наверху? - потом конкретизировал: - Эй! Девятый! Ты там как? Справился со снайпером?
   Помогая подняться на ноги Четвёртому, Фредерик и сам на мгновение замер, ожидая услышать голос ближайшего соседа по казарме. Да только, увы, тот так и не ответил.
   Тем временем ещё три, а то и четыре десятка блоков лавиной рухнули внутрь храма, открывая свободный доступ в обе стороны и образуя собой горку, по которой легко было подняться к отверстию. Всё-таки оно располагалось метрах в шести от пола. Но Пятый стрелять не перестал, вполне резонно тщась теперь парализующими ударами зачистить хоть какое-то пространство густого подлеска, несколько прореженного взрывами мин. Правда, угол был слишком крут, но в любом случае десантник поступал правильно.
   Ещё бы ему кто подсказал, что делать дальше. Остался ли снайпер снаружи? Неизвестно. Есть ли ещё кто наверху? Загадка. Кто сейчас может вынырнуть из проходов, ведущих в глубины объекта? Тоже никто не подскажет. Ну и наконец, что надо сделать, чтобы приблизиться к разгадке здешней тайны? Это следовало делать методом тыка. Иначе ничего в головы оставшегося квартета не приходило.
   Правда Третий уже "ткнул", и теперь его лежащий труп безмолвно кричал: "Бегите отсюда, придурки!"
   Словно отвечая на этот крик, Седьмой пробормотал:
   - И куда мы отсюда без "домика" сбежим?
   Фредерик, усадив под стеной постанывающего Четвёртого, скорей попросил раненого:
   - Посматривай в проход, который вы зачищали, - потом встал и двинулся к горке ссыпавшихся в пролом блоков, размышляя на ходу: - Мне кажется, надо присмотреться к обломкам бетона. Наверняка нечто отражающее поисковые лучи - именно в нём закатано...
   - Вряд ли, - скривился Пятый, гораздо лучше землянина разбирающийся в противодействиях различных полей и антиматерии. - Скорей в подвалах некая установка стоит действующая. Как бы её отыскать? - но товарища останавливать не стал: - Глянь... Только вначале лес осмотри!
   А сам нагнулся, и стал лихорадочно обыскивать изначальный расчёт пушки, работающей в двух режимах. По правде говоря, нетрудно было догадаться, что он ищет. Если перед людьми - воины спецназа шоом, то у них просто обязано быть оружие разрывного действия. А науку обращения с трофейным оружием, в головы десантников крепко вдолбили во время учёбы на Полигоне.
   И можно было сказать, что поиск завершился более чем удачно. В амуниции двух шоом было найдено по три гранаты типа "грезаки", как их обозначали в Монстросоюзе. Взрывная сила основана на антивеществе, находящемся в стабильном состоянии благодаря существующему в корпусе полю. Она настолько огромна, что пяти, шести взрывов хватило бы разворотить с легкостью дыру большую в стене храма, чем это сделали десантники с помощью мин и пушки. В зависимости от метода употребления, грезаки можно бросать из-за мощного укрытия, а можно стрелять с подствольного гранатомёта на расстояние до двухсот метров.
   Понятно, что сами шоом в своей святыне подобные гранаты применить не могли, да и не каждому они было по рангу положены, только офицеры их при себе имели. Но Пятому было глубоко наплевать и на храм, и на святыни здесь находящиеся. Поэтому, на ходу сообщая своим товарищам о находке, быстро подхватил один из вражеских автоматов, снарядил подствольный гранатомёт цилиндрической гранатой, остальные закрепил на разгрузке, и поспешил к Десятому, который выглядывал аккуратно в сторону леса:
   - Засёк снайпера?
   - Кажется да..., успел он, собака, пробежать, прихрамывая! - сообщил тот, пригнувшись и пальцем указывая направление. - Под основанием ствола вон того дерева, у которого кора содрана широкой полосой наискосок. Причём ранен рептилоид поганый! Кажется его Девятый успел зацепить. Сковырнёшь?
   - Небрежно! - пообещал товарищ, оставшийся за командира.
   - Смотри только, чтобы нас не завалило! - предупредил Фредерик.
   - Ну не настолько она мощная, чтобы храм снести..., - бормотал стрелок, аккуратно привставая с автоматом вверх. - Но ты спустись на всякий случай...
   Приказ, не лишённый смысла. Потому что когда Пятый выстрелил и пригнулся, его всё равно снесло с кучи блоков плотной массой мелкого мусора, щебня и листьев. Так его и поднял Десятый из песка, придерживая за плечи да отряхивая от пыли:
   - Цел? Говорил же тебе...
   - Ничего... Главное что от снайпера теперь и перепонок лягушачьих не осталось... Выходим наружу!
   Но только они стали вновь карабкаться наружу, как открыл пальбу подраненный Четвёртый:
   - Там кто-то шевелился! - не совсем уверенно отчитался он о причинах своей агрессивности. Но обладатель гранат на это лишь хмыкнул пренебрежительно, устремляясь вначале к левому проходу:
   - Отползай! - приказал он раненому. Удостоверившись, что того не покромсает осколками, коротко выглянул в проход, а потом с силой зашвырнул туда одну из гранат "грезаки". Рвануло так, что всех немного подбросило, и чудо, что основная взрывная волна пошла куда-то дальше, а не вернулась в храм. От сотрясения даже висящее на перилах тело свалилось вниз, опять чуть не зашибив недовольного Седьмого:
   - Падают тут всякие...!
   А Пятый уже перебегал к правому проходу, командуя остальным товарищам:
   - Выбирайтесь наружу!
   Вторым взрывом он нанёс ущерба храму гораздо больше. Хорошо, что сам успел отпрыгнуть как можно дальше от прохода, который расширился, и упавший кусок стены мог запросто придавить человека.
   Фредерик и Седьмой тем временем помогли выбраться на поверхность Четвёртому, который засел за блоками с душкой, собираясь прикрывать товарищей, и оба вернулись вниз. Чуть не столкнулись в густой пыли с временным командиром:
   - Куда это вы? - возмутился он.
   - Домика-то нет! - осадил его пыл самый молодой в десятке. И стал сбивать прикладом своей винтовки края пробитой дыры, освобождая прослойку серого, но мягкого металла. - Значит секреты надо раскрывать... И не это ли служит препятствием для поискового луча?
   - Глазастый, - подивился Десятый, - а я и не заметил... Но всё равно тайна главная вон та! - и он ткнул рукой в труп Третьего. - О! Кажется, та тварь шевелиться начала...
   Пятый чуть заикаться не стал:
   - Ты хочешь касаться этой мерзости? Совсем с ума сошёл?!
   - А что нам остаётся? - пожал плечами Фредерик. - Завернём в пластик, ещё раз на всякий случай оглушим из парализатора... Ну и в крайнем случае, если вытащим наверх и домик за нами не примчится, то там эту гадость и бросим. А самим придётся взрывать этот храм к чертям собачим. Хватит для этого трёх оставшихся "грезаки"?
   - Вряд ли... Но попробуем..., как ты говоришь...
   После этого, они вдвоём метнулись к трупу. Там оглушили неведомое создание на всякий случай ещё раз. Потом сдёрнули эту грязевую мерзость с тела своего товарища и, давя в себе рвотные позывы, закатили субстанцию на кусок невероятно тонкого, но настолько же прочного пластика. Связали оставшиеся концы, потом сместили на второй кусок и тоже связали наглухо, на третий..., и так до пятого, пока не посчитали, что тварь находится в наглухо герметической емкости и банально не вытечет даже во время страшной тряски транспорта при преодолении пространства.
   И только закончили с этим делом, как из коммутатора раздался счастливый голос Четвёртого:
   - Ребята! "Домик" появился! Эвакуируемся!
   Значит Десятый и в самом деле оказался прав: некая главная тайна у них сейчас в руках. Осталось только дотащить груз за восемь минут, закрепить его, пристегнуться самим и скомандовать "Домой!". Вроде как времени хватало с лихвой!
   Так что Пятый чуть не повизгивал от счастья, когда скомандовал:
   - Взялись, Десятый! Седьмой! А ты усаживай Четвёртого! И нас с борта прикроете!
   Тяжесть вроде небольшая, килограмм около двадцати, но пока выбрались наружу, упарились, нести неудобно. Да ещё находясь на куче блоков, оставшийся за командира экстрасенс, скрепил все три оставшиеся грезаки вместе, выставил на максимальную задержку взрыва в полторы минуты, и метко забросил прощальный подарочек в левый проход, ведущий во внутренности храма. Оттуда и так сочился едкий, вязкий дымок, так что вряд ли кто внутри него усидит, перехватит гранаты и выбросит их наружу.
   И только потом оба воина выскочили наружу. И естественно, что вид транспорта и усевшихся в него товарищей, придал здоровенный такой импульс бодрости и прыти. Да и пробежать оставалось всего лишь тридцать пять, максимум сорок метров.
   Рванули. Побежали!..
   И как-то отстранённым сознанием Фредерик вдруг понял, что слышит предупреждения об опасности и призывы поторопиться. А потом и увидел, как оба товарища стреляют куда-то на фланги, видимо Шоом обошли храм с двух сторон. Грохота ответных выстрелов он не слышал, а вот боль, напрочь отсекающую нижнюю часть тела, почувствовал. Тускнеющим сознанием выхватил сочувствующее лицо Пятого... Тот лишь яростно рыкнул, отворачиваясь в сторону. Из чего родилось понятие, что спасать его никто не будет. Скорей всего - нечего спасать.
   Последнее что видел принц Астаахарский, как товарищ, неся неудобный куль пластика, подбегает к транспорту и зашвыривает его на сиденье рядом с Седьмым.
   "Ну хоть секрет этого змеиного гнезда раскопали..." - пронеслась в сознании последняя мысль.
  
  

Сцена 5

   На этот раз избавление от сна проходило не как обычно. Последняя гибель сказалась: Фредди очнулся с криком, переходящим в стон, и жутко вспотевшим.
   Тотчас отжался на руках, поднял голову, и зло уставился на сержанта, восседающего на своём месте в неизменной позе:
   - А почему нас сразу не будят по тревоге, как только мы все появляемся на кроватях после смерти?
   - Спроси что-то полегче! - огрызнулся тот, вставая на ноги. - По рассказам умников, они продолжают к вам закачивать определённые знания в мозги и нормализовать нарушенную после смерти психику.
   - А мне что, получается, не закачивают?
   - Видимо и так умный. Ты лучше скажи, в каком там состоянии ребята остались?
   Ну да, Эйро Сенатор пока ещё и сам не знал, кто и как ранен, разве что по коечкам видел и просчитывал, кто из солдат остался в живых. Да и сам принц, вспомнив, что сейчас всей толпой придётся мчаться к месту прибытия "домика", вскочил на ноги и стал спешно одеваться. Приговаривая на ходу с нарастающей радостью:
   - Четвёртый чуть подранен! Седьмой - как огурчик! А Пятый - стал...
   Он уже хотел было выкрикнуть "бессмертным!", как уткнулся взглядом в пятую по счёту кровать. Голый экстрасенс из империи Саламандр там лежал на бочку, посапывая и досматривая последние минуты своего сна.
   Недоумённо мотнув головой, Десятый несколько раз пробежался взглядом по кроватям, бормоча вслух:
   - Четвёртого и седьмого - нет!.. А почему Пятый - есть?..
   - Значит, помер от ран в транспорте, - подсказал сержант очевидное.
   - Нет! - вздрогнул от страха Фредерик, представив себе самое страшное. - Могло быть всё ещё хуже! Мы ведь ту гадость в пластик закатали и твой зам этот комок в "домик" забросил, я сам в последний момент успел рассмотреть! Вдруг та гадость его и съела?
   Напрягшийся командир со злостью стучал по своему нарукавному коммуникатору:
   - Вроде как не должно такого быть..., твою мать! О! Заработал! - коротко вчитался в поданную ему кураторами Полигона информацию, и уже срываясь с места на бег, прокричал: - Ты - зам! Поднимешь ребят, и все бегом к арсеналу, я там! Про тварь знают...
   Что-то ещё крикнул, но расслышать не удалось.
   Значит всё-таки шло наблюдение поисковым лучом за группой десанта, и учёные уже как-то готовы принять инопланетный "сувенир". Завершая одевание и бросаясь к умывальникам с желанием освежить лицо холодной водой, принц размышлял:
   "Жалко, конечно Пятого, что так глупо пострадал от неизвестной хищной твари. Наверное, пластик оказался не досконально герметичен..."
   Ополоснулся, вытерся, и возле кроватей оказался как раз в момент побудки. Ну а раз его сержант оставил вместо себя, то пришлось торопить товарищей и сходу давать им вводные:
   - Подъём, ребятки! Подъём! Меня Эйро за старшего оставил, и надо срочно бежать на встречу транспорта! Пятый! Та тварь тебя сожрала, и наверное невероятно опасна...
   - Да вроде нет..., - начал отрицать экстрасенс. - Меня что-то оглушило, когда я в домик забираться начал...
   Но тут его прервал Третий, так и не ставший одеваться, а с перекошенным от бешенства лицом двинувшийся к Десятому:
   - Ты! Урод! - несколько последующих ругательств вообще оказались за гранью фола. - Это я из-за тебя погиб! Это из-за тебя мне мозги и глаза кислотой выело! Да я чуть от боли не издох!..
   Яцек и в самом деле погиб при жутких обстоятельствах, но это не давало ему право для подобных заявлений и оскорблений. К тому же он и сам был виноват в таком конце, пренебрёг элементарными мерами безопасности и не включил здравый рассудок. Ну и если оставаться последовательным до конца, то принц Астаахарский только подсказал идею о просмотре внутренностей саркофага, а приказ окончательный давал Пятый. Вот он сейчас и встал на пути Спесивца:
   - Остынь! Нам надо бежать в арсенал!
   - А ты мне, тварь, не указывай! - разъярился Третий ещё больше, и совершенно неожиданно ударил вставшего у него на пути товарища в подбородок. После чего с такими же намерениями бросился на Фредерика.
   Произошло это всё так неожиданно, что Пятый не успел защититься или уклониться от удара и оказался в глубоком нокауте. Его тело обмякло, рухнуло на пол, да ещё и голова ударилась о табуретку.
   Зато этого времени хватило землянину, чтобы собраться и адекватно встретить несущегося на него Яцека Шердана. Резкий шаг навстречу, жёсткий блок летящей в лицо руки, захват, и переворот с подсечкой атакующего тела. Спесивец так грохнулся, что вначале показалось - не встанет. Но вскочил на ноги довольно бойко и вновь бросился в атаку.
   Но к тому моменту Принц Астаахарский вспомнил, что он является официальным заместителем командира и, по непроверенным пока данным, имеет право раздавать болевые наказания. Вот он и решил опробовать, получится у него хотя бы "единичка", или нет. Но в процессе события и сам уже обозлился настолько, подумал о наказании более завышенном:
   "Да этому козлу сразу надо "четвёрочкой" влепить"! Чтобы неповадно было!.."
   И не успел толком сформулировать свою мысль, как Третий свалился с ног в судорожном сотрясании всех своих членов: ему и в самом деле досталась кара четвёртого ранга. А это - как минимум несколько минут жутко неприятных ощущений, плюс - полное выбывание из строя ещё на четверть часа. Вот и получилось, что теперь этого драчуна ещё и на руках носить придётся.
   А время-то не ждёт! И так Эйро горлопанить начнёт по причине долгой задержки. Поэтому временный зам командира, сообразил уже практически на ходу:
   - Второй! Приводи в чувство Пятого и жди пока встанет Третий! Остальные - за мной!
   Вот так и примчалось в холл арсенала всего пол десятка. Уже находящийся там в полном комбинезоне сержант, стоял возле стены с максимальным по мощности парализатором и ждал прибытия транспорта. Самый крайний медицинский модуль был вытащен из стены и явно приготовлен для приёма чужеродной сущности. Солдатам тотчас по их прибытии, была отдана команда:
   - Хватайте свои парализаторы и становитесь на выходе! Быстрей! - кажется он больше всего опасался, что сейчас на полигон прибудет неизвестно какая тварь, пожравшая по пути из далёкого мира шоом сюда - обоих выживших товарищей.
   Тем более что его опасения были более чем оправданы. Ведь неизвестное страшит больше всего.
   Похватали и принцы оружие. Встали, где было им указано. Замерли. Тем более что возвращение "домика" почему-то задерживалось, и минута тягостно тянулась за минутой. Наверное, чтобы отвлечься, Эйро поинтересовался у земляка:
   - А что за потери личного состава? Где ещё троих потерял?
   Фредерик сжато доложил, добавляя напоследок:
   - Если ничего с Пятым серьёзного, то скоро ребята подтянутся.
   Командир не разделял такого ярого оптимизма:
   - Ты так думаешь? - хмыкнул неопределённо, и пояснил для всех: - Если Пятый погиб в драке, то Третьему не поздоровится... Скорей всего будет казнён, одновременно с аннулированием имеющейся у него победы...
   Только тогда и до солдат дошла вся серьёзность, казалась бы не страшного поступка, совершённого Яцеком в момент неконтролируемого гнева и явно в невменяемом состоянии. Казалось бы банальная драка, с кем не бывает. Вон даже во время первого знакомства Шестой пытался убить табуреткой сержанта, и то был наказан лишь "троечкой" за такой поступок. Но здесь вопрос сразу был поставлен несколько иначе. В итоге вина наследника самой огромной звёздной империи не подлежала амнистии как таковой. Одно дело - если Пятый встанет и вместе со всеми будет проводить нынешние тренировки и занятия. Другое - если он и в самом деле не очухается. В таком случае, данного заместителем наказания - никак не хватит.
   Вот после такого напряжённого размышления, транспорт наконец и появился в уже привычном сиянии. Створки сразу раскрылись вверх и вниз, а раструбы парализаторов вздрогнули от нервных движений встречающих.
   Благо, что сразу раздался довольное восклицание Седьмого:
   - О! Нас уже встречают!
   - Что с багажом?! - уже подскочил к нему Эйро.
   - Да вот, забирайте это бурдюк! Я его еле ремнями замотал, а потом ещё как любимую женщину придерживал во время ударов.
   Отставив массивный парализатор, командир сам лично подхватил таки оставшийся герметичным пластик, отволок его в заготовленный модуль, и только утопив последний в стене, выдохнул с облегчением:
   - Уф! Дальше уже и без нас справятся... И как только получилось...
   Фредерик, тем временем, по собственной инициативе скомандовал товарищам подхватить Четвёртого, имеющего рану средней тяжести, отнести и уложить в отдельный модуль исцеления и восстановления.
   Седьмой же, так и остающийся в полном вооружении, шёл следом уже несколько обеспокоенный:
   - А почему Пятого нет? Его там настолько страшно разорвало сразу двумя автоматными очередями в последний момент, что поднимать его и спасать, я посчитал бесполезным делом. Но неужели он..., как бы это сказать...
   Парень грешным делом испугался, что он оставил боевого товарища на планете с шоом ещё живым, и сейчас быстро впадал в пессимистическую прострацию. Уже заранее предвидевший это Десятый, ответил более чем конкретно:
   - Наш экстрасенс остался в казарме. Приказ такой ему поступил.
   - Оп-па! А то я уже невесть что себе возомнил о сверх выживаемости человека...
   И тут почти всех поразило недовольное ворчание сержанта:
   - Этот экстрасенс у меня ещё подрыгает ногами от наказания!..
   Глядя на недоумевающих солдат, командир ещё больше расстроился, сгоняя зло на вроде как отличившемся Седьмом:
   - Ну и чего в мирное время шляешься тут с оружием?! Быстро сложил всё возле свой душки, и в строй! А вы чего рты раззявили?! Почему ещё не построились?!
   Пятеро принцев бегом выстроили на обычном месте. Но так как разрыв между номерами получился огромным, а рот горлопана уже открылся для очередной ругани, быстро догадались сомкнуть ряд. Немного запоздавший Седьмой пристроился на месте левофлангового. Тогда как Эйро протяжно выдохнул, гася в себе раздражение, и решился на разъяснение своих действий:
   - Мне плевать, что меня будут бранить за откровенность с вами! И я даже наказания не боюсь! - он пренебрежительно взмахнул ладонью в сторону, словно там и стояли создатели Полигона, прислушивающиеся к его каждому слову. - А потому разъясню, за что буду наказывать этого..., козлищу Пятого! - после чего кулаком со злостью засадил по раскрытой левой ладони, словно наглядно демонстрируя, как он будет наказывать. - Неужели я плохо вам втолковывал? Неужели вы сами своими собственными мозгами думать не умеете? - он приблизился Десятому чуть ли не вплотную, и рявкнул ему в лицо: - Вот ты, чем думал во время последнего задания?!
   Фредерик растерялся от такого напора, не понимая причин неожиданного наезда:
   - Э-э-э..., думал?.. Господин сержант..., а чего мне думать-то было...? Главное старался приказы выполнить...
   - Чьи?! - уже брызгая слюной принцу в лицо, вопрошал земляк.
   - Мм..., ваши, господин сержант. И-и-и..., вашего заместителя!..
   - Ага! Значит как посоветовать этому долбанному заместителю натравить Третьего на алтарь - то ты посоветовал! А как соблюсти все главные мои наставления, так у тебя мозгов не хватило?! - пока Фредди соображал что ответить, сержант резко выдохнул и разрешил с презрением: - Можешь не отвечать! Вопрос задан ради проформы! И так понятно, что ответ твой должен звучать: "...не хватило!".
   После чего шагнул вправо, останавливаясь напротив индуса, второго своего земляка:
   - А вот ты, философ доморощенный, скажи ка, что бы ты посоветовал Пятому, окажись ты на месте Десятого?
   Руки Джаяппа Шинде дернулись почесать бритую голову. А может и не голову... Может он мечтал залепить ненавидимому сержанту в харю от всей души?.. Но в любом случае он сдержался, и заставил себя ответить более чем неожиданно для остальных товарищей по строю:
   - Я бы посоветовал бросить эту странную гадость в пластике, и со всеми предосторожностями, подстраховывая друг друга, и уничтожая попутно врагов, мчаться в транспорт.
   От услышанного, Эйро Сенатор даже отпрянул, разглядывая раджу так, словно тот превратился в обнажённую красотку. Затем замотал головой, словно не веря, а на словах восклицая совсем иное:
   - Вот! Вот оно чудо правильных методов воспитания! Ещё совсем недавно, этот смуглый, отлично загорелый солдат ничего иного не умел, как мечтать об убийстве своего командира собственными руками! А теперь посмотрите, как он вырос духовно, умственно и морально! Молодец! Я горжусь ...собой! - тут же шагнул обратно к Десятому: - А до тебя, недоумок, дошло?
   Раздающиеся оскорбления, принц уже давно не воспринимал на свой адрес. Да наверное и все остальные наследники престолов поступали так же. Но вот на вопрос следовало отвечать, к тому же честно:
   - Дошло..., господин сержант. Но..., хотелось как лучше, честное слово. Да и стереотип в сознании сработал: раз мы ту слякоть закатали в пластик - появился "домик", значит мы на верном пути. Ну и...
   Он покаянно развёл руками, уже прекрасно понимая злость и ярость их командира. Раз транспорт появился, значит, в любом случае эвакуация началась. Бронированный вагончик никуда не денется, и за восемь минут вокруг него можно сотворить массу полезных дел. Но ведь самое главное - это самим вернуться с победой! Тем более с такой победой, до которой сразу двум солдатам не хватило двадцати шагов! Ничтожны мизер - для перехода в высший круг посвящения. Оглянись они, выберись с опаской и расчисть себе пути отступления, сейчас бы уже оба (всего лишь после пятого задания!) стали бессмертными! А уже после этого помогли бы своим товарищам... А уже после этого (!) помогали бы учёным фанатам собирать всякую гадость во вселенной.
   А вместо этого, два взрослых мужика, словно лоси во время гона, пёрли с каким-то кульком не глядя под ноги и не озираясь по сторонам. В самом деле, дебилизмом такие действия отдают. Умное существо успело бы сто раз подумать, прежде чем весь свой ум в ногах рассредоточить. Даже такой вариант имелся: положить кулёк на горке рухнувших вниз блоков, пострелять врага из укрытия, и уже только потом, спокойным шагом дойти до транспорта, забраться в него и...
   Вот потому, командир десятка и свирепствует. Причём делает это справедливо. И не факт, что слова его о наказании Пятого просто брошены на ветер. Разве что экстрасенсу "повезёт" и тот в самом деле нечаянно погибнет, ударившись головой о табуретку.
   Только такая кощунственная мысль промелькнула в голове у Фредерика Астаахарского, как со стороны казармы показалась троица приотставших в строй товарищей. Что Пятый, что Третий не столько бежали трусцой, как делали вид интенсивного перемещения. Их обоих пошатывало, словно от порывов ветра, ноги заплетались, и бегущий за ними вплотную Второй, время от времени хватал малохольных за локти и подталкивал в нужном направлении. Наверняка много сил потратил на приведение пострадавшего и наказанного в чувство.
   "Не "повезло" Пятому, - пожалел Фредди товарища. - А что теперь-то будет?"
   Наверное и все таким вопросом задавались, кроме блаженно отдыхающего на излечении Четвёртого. Строй раздался, прибывшие встали на свои места под выжидательным взглядом командира, и все замерли. Но и понятно, что лишь сержант позволил себе движение, приблизившись к Третьему. Долго рассматривал его, словно видя впервые, и лишь затем начал с вопроса:
   - Разве не хочется, чтобы твой донор приобрел опыт и знания полученные тобой здесь?
   - Хочется..., господин сержант.
   - Мм! А чего же ты тогда в дебоширы записался?
   - Виноват... Больше такого не повторится! - вроде как от всей души пообещал Яцек Шердан, после чего счёл нужным добавить оправдания: - Кошмарная смерть от прилипания этой гадости..., настолько болезненная, что трудно словами выразить...
   - О-о! Ты ещё не испытывал настоящих кошмаров! - заявил великий специалист, проживший по его словам около сотни смертей в теле своей копии. Но самая худшая - это казнь от моих рук! Вот этих!.. Которыми я сверну тебе голову, если ты ещё раз поднимешь руку на своего товарища! - он чуть ли не минуту простоял так, словно и в самом деле сейчас приступит к экзекуции. Потом отступил назад, и уже успокаиваясь, добавил: - Ну и про аннуляцию при этом одной победы - не стоит забывать.
   Судя по бледности на лице Спесивца, он теперь до самого своего последнего часа либо здесь, либо в той жизни донора (коль настолько повезёт), об этом не забудет.
   А сержант задал вопрос своему временному заму:
   - Десятый, какое наказание получил Третий?
   - Четвёртой ступени, господин сержант!
   - Хм..., а выглядишь, словно после пятой, - скривился Эйро, опять разглядывая своего любимчика. - Подтянись! - потом шагнул к Пятому: - А ты? Догадываешься, за что заслужил наказание?
   - Так точно, господин сержант! - вяло отрапортовал солдат, и замолк.
   - Ответ неполный! - понеслось на него с угрозой.
   - Не сберёг личный состав. Проявил преступную халатность. Вдобавок подверг уже почти спасшихся товарищей неоправданному риску добираться домой вместе с опасным, неисследованным объектом.
   - Надо же! Как поумнел то! - ёрничал командир, апеллируя при этом к правому флангу строя. - Девятый, учись! Он даже лучше тебя все опасности осознал! Вот! Вот что делает с человеком всего лишь один хороший удар в челюсть. Наверное я подобный приём возьму в свой арсенал воспитательных средств... Ладно, будем считать, что ты уже и так наказан...
   После чего уже с вполне улучшившимся настроением шагнул назад, намереваясь отправить подчинённых на малую полосу препятствий для утренней пробежки. Но тут зашёлся в вибрации его нарукавный коммуникатор. Вычитав в нём что-то важное, сержант требовательно уставился на Седьмого:
   - Ты вроде пластину мягкого металла ковырял со стены храма? Где она?
   - В кармане скафандра! - отозвался самый молодой солдат и после разрешающего жеста бросился к своим вещам. Достал, требуемое, протянул командиру со словами: - Я даже забыл о нём...
   - Странно..., ты же не старый пердель..., - бормотал Эйро, вертя трофей в ладонях, и присматриваясь к нему. Из этого творческого процесса эго вырвала очередная вибрация устройства связи с местными гегемонами от науки. После взгляда на него, пошло распоряжение десятку: - Зам, командуй! Разминка, завтрак и сразу же всех загнать в тоннели! Если я не успею...
   С этими словами и убежал.
   А оставшиеся, недоумённо поглядывали на правофлангового. Фредерику Астаахарскому ничего не оставалось, как выйти из строя и принять командование. Раз иных назначений не последовало, значит остаются прежние. Хотя и мелькнула мысль поиздеваться и сразу отправить ребят на ...завтрак.
   Но остановил себя, подавил готовую вырваться улыбку, и скомандовал:
   - Нале-е-во! На плац, бегом..., марш!
   Пошёл очередной день пребывания на Полигоне, который благодаря лежащему на излечении Четвёртому, никак не мог прерваться неожиданной боевой тревогой.
  
  

Сцена 6

   А он таки прервался! И как раз - именно боевой тревогой. И весьма скоро!
   Не успел Десятый подвести своих товарищей к тестовым тоннелям, как визг дикой твари огласил окрестности и заставил всех уставиться друг на друга с недоумением. Подобного не могло быть! Об этом не раз утверждалось, что собранные здесь люди никак не смогут переходить в иные десятки, вынужденные выполнить свою миссию до конца и всегда выполняя задание в составе только полного десятка.
   Так почему вдруг такое исключение?
   Долго думать Фредерик не стал, разворачиваясь сам и разворачивая неполный строй:
   - Бегом! В арсенал!
   Ну да, иной трактовки сигнала боевой тревоги и не предполагалось. Примчались в холл, и там увидели сержанта, который лихорадочно выдвигал из стены все имеющиеся медицинские модули. Все десять штук. Ибо Четвёртый так и продолжал прохлаждаться на прежнем месте.
   - Немедленно всем улечься на лежаки! - орал командир, уже укладываясь на отведённое ему персональное место. - Когда выкатываетесь обратно - продолжаете самостоятельно дневной распорядок! Потом проверю всё в записи! Пусть только кто попробует прикинуться шлангом! Очередность заместительства после Десятого: Второй. После него - Восьмой. Шевелитесь! Затягиваем модуль сами, подтягивая его в стену руками! - и уже почти скрывшись в стене, озвучил главную причину такой вот паники: - Седьмой такую гадость со стены выковырял, что сам бы уже через пару часов загнулся! А мы за ним чуть позже...
   Ну да, бессмертным тоже умирать не хочется... А уж обычным солдатам - и подавно!
   "Но какова оказалась начинка храма! - размышлял Фредерик, затягивая себя почти в полный мрак и горестно вздыхая. - Как только сами жрецы в том храме не умирали? Или умирали?.. Но и я хорош! Сам спровоцировал поиск таинственного покрытия именно в стене... Кстати, а что случится, если мы прямо сейчас не излечимся, а так и помрём? Отминусуется нам одна жизнь, из оставшихся пяти? Наверное, да, если судить по начавшейся суматохе и боевой тревоге..."
   Что-то ещё думалось, но скорей всего уже снилось, и непосредственно во сне. Устройство усыпляло пациента, чтобы тот меньше дёргался и не провоцировал глупыми мыслями усиленного кровообращения в теле.
   Проснулся Астаахарский, а может пришёл в себя, через какое-то неопределённое время. Ни часов, ни нарукавных коммуникаторов солдатам до сих пор так и не выдавали. Так что какая сейчас пора местных суток можно было только гадать.
   Зато чувствовал себя принц преотменно, а судя по внутреннему освещению зелёного цвета, понял, что лечение закончено, пора возвращаться в ад. Также понял, что никто его вытягивать из стены не будет, а потому пришлось самому упираться руками, выкатывая модуль наружу. Ничего так получилось, почти и не вспотел от усилий. Зато когда выбрался и осмотрелся, понял что он раньше всех "встал на ноги":
   "Интересно, это меня как заместителя основного выделили, или я и в самом деле неизвестной радиации меньше всех нахватался? - прохаживаясь по холлу, и разминая мышцы, думал землянин. - И у кого теперь время спрашивать?.."
   Тут один за одним загорелись зелёной подсветкой сразу три контура модулей и принц бросился выкатывать вылеченных товарищей. Ими оказались Второй, Третий и Пятый. Они как раз по логике меньше всех возле Седьмого и доставленного им трофея находились. Естественно, что и они выглядели в полной боевой готовности.
   - Давай, командуй! - поощрил землянина Пятый, стараясь при этом не коситься на своего обидчика. - Чем займёмся?
   - Отжиматься и приседать - всяко успеете, - решил Фредерик, - а вот текущее время надо узнать в первую очередь. Третий, давай сходи в столовую, и посмотри, что там с едой творится. Если накрыто, то начнём с самого приятного... А ты, Второй, осмотрись на плацу и возле тестовых тоннелей, может они тебе подскажут утро сейчас или вечер.
   Хоть и без особого рвения, особенно со стороны Яцека, но оба принца отправились выполнять приказы заместителя. А он сам воспользовался случаем, чтобы хоть раз толком и обстоятельно переговорить с Пятым, или как его всё чаще называли в последнее время, с экстрасенсом. Имя конечно у наследника империи Саламандр - тоже имелось, и довольно запоминающееся: Хенри Данцер.
   Вот именно фамилией в первую очередь землянин и поинтересовался:
   - Она у тебя отличается от простонародных? Или как у всех?
   - Одна из самых распространённых, - охотно стал рассказывать Данцер. И тут же перечислил десяток иных, самых употребляемых у него на родине. Напоследок уточнил: - Ну и наш род не восседает на троне испокон веков, как в иных, даже в вассальных империи монархиях или княжествах. У нас там совершенно иная система возведения к власти. Императора избирают прямым голосованием всех совершеннолетних подданных империи, и потом корона передаётся наследникам только два раза. После чего проводятся новые перевыборы.
   - Значит, у вас нет династий? - поразился Фредерик. - И вы там правите совсем ничего?
   Хенри Данцер многозначительно хмыкнул:
   - Случается и такое, что император со своим наследниками правит менее года. Покушения, войны, болезни... Но вот предыдущая семья правила восемьдесят два года. А мой отец после выборов уже правит сорок шесть лет. Если повезёт, то мы с моим сыном, или иные назначенные вместо нас наследники, побьём все рекорды. Обстановка сейчас в империи стабильная, развитие цивилизации идёт равномерно и с большим техническим прогрессом. Все довольны, никто крови не жаждет...
   - Кроме Монстросоюза! - напомнил землянин, обещанные сержантом страхи агрессии. Товарищ на это согласно кивнул, но расстроенным пессимистом не выглядел:
   - Война - самое страшное и абсурдное, что существует в отношениях между разумными. Но мы сумеем остановить агрессоров. А если я стану бессмертным и вовремя принесу своей империи новые знания, умения и известия про тварей, то может мы сумеем стать победителями ещё при первых же столкновениях с шоом, кальвадрами или рекалями
   Несомненно, что ощущаемая в словах уверенность, Десятого более чем заинтересовала:
   - У вас изобрели некое сверх оружие? Или чем вы собираетесь отражать атаки?
   - Не совсем изобрели, - скривился Пятый с явным недовольством. - Но сильно к этому близки. Наши ученые пытаются создать такую защиту для мозга, что её не в силах будут пробить никакое ментальное вмешательство извне. Следовательно, останется только соревноваться в технике, а по этому критерию мы многократно сильней Монстросоюза. Вся беда только в том, что нас, ратующих за нужные научные разработки - всего горстка в империи. Остальные категорически против и не хотят выделять средства на исследования. В том числе и мой отец не понимает важность всех исследований. Зато когда я вернусь с новыми знаниями, всё изменится...
   Теперь уже, кивнул согласно Фредерик. Но и не удержался от вполне резонного с его стороны вопроса:
   - Если ты в курсе новейших разработок своих соратников, то почему не поделишься этими секретами с учёными и опекунами Полигона?
   - Ха! А ты сомневаешься в том, что они уже обо всём осведомлены? - не скрывал своего сарказма Хенри Данцер. - Я давно догадался, что тут не только проглядывают, но и мысли считывают. К тому же не надо у меня выспрашивать, я и так только саму суть знаю. Здешние умники могут все тайны выяснить при помощи своего информационного луча непосредственно в империи Саламандр, у тех, кто придумал подобную защиту.
   Дальше рассуждения товарищей привели к тому, что и в самом деле местные учёные такой момент как безопасность, никак не могли упустить. Всё-таки создание щита для каждого гомо сапиенс, сразу бы сняло угрозу со стороны монстров с повестки дня и повсеместно и навсегда. А раз до сих пор нет никаких обнадёживающих результатов, то напрашивается только два вывода. Либо должная защита будет вот-вот создана, либо идея создания - ошибочна и ни к чему толком не ведёт.
   С последним выводом, Пятый яростно не соглашался:
   - Если существует ментальный удар со стороны монстров, то просто обязана существовать от него и защита. Ведь оба действия построены на определённой мозговой активности, надо лишь отыскать нужный способ управления этой активностью. Самое интересное - что мы все, носители древней крови, имеем врожденный иммунитет против ментальной атаки. Почему бы подобное не привить иным людям? Да и другие способы отыщутся... Вот я, к примеру, умею отражать направленную на моё тело боль...
   - Ладно, ладно! - прервал его землянин с недоверчивой улыбкой. - Ты ведь ни разу так и не избежал наказания от нашего горлопана.
   - М-да!.. Что-то в данном случае у меня не срабатывает..., - совсем скис Хенри. - Но ведь раньше у меня получалось! Поверь мне! И по сути, этому легко научиться...
   - Даже мне?
   - Да любому человеку! - похвастался Пятый, но тут же спохватился, непроизвольно оглядываясь по сторонам и заметил появившегося из коридора самого великовозрастного в их десятке солдата. - Но это же один из высших секретов моей империи! Кому попадя я не имею права его разглашать...
   - Даже мне? Обитателю далёкой и одинокой планетки? - ухмыльнулся Фредди.
   - Тебе?.. Да тебе можно..., это я и сам вправе решить... Если скоро вам в обязательном порядке в учебных программах подобное умение не преподнесут... Но об этом потом, наедине поговорим! - последние слова он уже прошептал шёпотом, почему-то не желая оговаривать тему во всеуслышание.
   Да и Третий к тому времени нарисовался. Он и начал доклад издалека, опередив открывшего было рот Второго:
   - Пытался я вломиться в столовую, а там странная силовая, невидимая глазу преграда. А потом чей-то голос из динамиков у входа, мне сообщил, что на ужин следует явиться не раньше, чем через сорок две минуты.
   Второй подтвердил примерно, то же самое, но другими словами:
   - Двери в тестовые тоннели не открываются. А вот на обратном пути зашёл в тир, так там всё нараспашку...
   Сразу припомнились угрозы сержанта, если личный состав станет бездельничать в его отсутствие, последуют репрессии. То есть не помешало бы, хоть на тридцать минут наведаться в тир и там поупражняться в стрельбе. Другое дело, что и поговорить с товарищами полезно. Ведь за все дни нахождения здесь, на разговоры и банальное знакомство ушло ничтожно короткое время. Наедине это удавалось сделать только с Девятым, да и то относительно, благодаря лишь соседскому расположению солдатских кроватей. А тут поговорил немного с Пятым, и он уже готов поделиться некими умениями, тайными в его империи. Ну и ещё один вопрос следовало решить, пусть не совсем приятный, зато наболевший.
   Словно по заказу, панель возле модуля номер один, мигнула зелёным, сигнализируя о полном выздоровлении пациента и постановке его в строй через две, три минуты. Повод имелся и Фредерик стал распоряжаться:
   - Второй! Вместе с Пятым - бегом на стрельбище! Найди чем поупражняться, и тех, кто будет к вам присоединяться - загружай. На ужин я за вами заскочу.
   Стрелять, самое милое дело, в тир всегда народ тянулся в охотку и с удовольствием, так что солдаты умчались довольно бодрой трусцой. При этом они посматривали на остающегося Третьего даже с какой-то жалостью. Яцек и сам подумал, что теперь нежданный командир ещё разок добавит болезненного наказания, за попытку подраться с ним сразу после побудки. Потому что попытался отойти на несколько шагов дальше от землянина.
   Но тот чуть не рассердился, рассмотрев испуг в глазах эрлишанца:
   - За кого ты меня принимаешь? Или окажись ты на моём месте, только и стегал бы неугодного тебе человека "единичками" или "двоечками"?
   Судя по отведённому взгляду Третьего, тот бы и большего наказания не пожалел. Поэтому был безмерно удивлён, когда увидел протянутую для примирения руку и услышал нежданное извинение:
   - Ладно тебе на меня дуться. Признаю, что был неправ, когда в храме предложил тебе заглянуть во внутренности алтаря. Но я даже представить себе не мог, что там такая гадость прячется. Мир?
   Яцек Шердан ответил на жест перемирия осторожным пожатием руки, и несмелой улыбкой:
   - И я..., был неправ... Уж такая смерть неприятная выпала... Брр! Сам себя не помнил после сирены подъёма...
   - Да с кем не бывает...
   - ...Но зачем же ты меня сразу "четвёрочкой" свалил? - уже с некоторым возмущением продолжил наследник империи Эрлишан.
   - Понятия не имел, как оно действует. Хотел единичкой начать, а мысленно начал перечисление с более действенного наказания, - признался Астаахарский, - Вот оно и сработало... Ладно, с этим разобрались, вытягиваем Первого!
   Когда обладатель бакенбардов оказался на ногах и заявил о своём отменном самочувствии, Фредди отправил его вместе с Третьим на стрельбище. Пусть чем угодно там занимаются под командами Второго, лишь бы здесь не простаивали. Вряд ли Эйро Сенатор будет разбрасываться пустыми угрозами, заметит бездельников, всем достанется. И не факт, что будет перед тем ждать, пока солдаты его модуль выкатят наружу.
   Оставшись сам в холе арсенала, Десятый стал гадать, кого придётся вытаскивать следующим. Загадал на Девятого, с которым не помешало бы о многом поговорить наедине. Но через десять минут пришлось выволакивать Шестого.
   Самого многодетного папашу, с несколько дивно звучащим для испанца именем Гладрик Литогорский, интересно было поспрашивать всё по той же, актуальной теме. Но начал с вопроса о династии принца-товарища:
   - Литогорские - что обозначает?
   - Издавна наш княжеский род правил в местности, называемой Литые Горы. Никто и никогда не мог нас завоевать, сколько ни пытались. И когда смута на нашей материнской планете достигла предела, именно моего дальнего предка и возвели на объединённый престол. С тех пор, вот уже четыреста двадцать лет наша династия мудро и крепко распоряжается данной ей властью. За это время мы вышли в космос, освоили семь звёздных систем, и совершили невиданный скачок в техническом развитии.
   Рассказывая это, наследник расправил и так широкие плечи, глаза его загорелись фанатичным огнём, а лёгкие уже набирали воздуха для пылкой и страстной речи. Пришлось быстро его ссаживать с высот панегирики, и направлять в интересующее русло:
   - Слушай, а как ваша цивилизация будет справляться против агрессии Монстросоюза?
   Вот тут Гладрик Литогорский и пустился в пространные, но несколько путанные объяснения, из которых стало понятно, что никак не справятся. Несмотря на хвастливое заявление о невероятном развитии космического флота, в плане производства оружия, цивилизация Тайгалов - отставала по всем статьям. И всё по простой причине: им не с кем было воевать. Мелкие конфликты между подданными, ещё в первые годы после смуты, беспощадно залил кровью севший на трон император Градимир Первый. Он же и составил основные законы правления, взаимоотношений и воспитания, на которых империя зиждется все четыре с лишним столетия. Только вот мирная жизнь совершенно выхолостила в народе желание воевать, и к данному моменту в арсеналах довольно таки огромной по космическим масштабам империи не лежало, и не стояло, и не пылилось ничего стоящего. А на одних амбициях, лозунгах и патриотизме, далеко не уедешь. Мало того, формально вступив в империю Эрлишан. Звездное королевство вообще лишилось права на производство оружия, хоть и получило взамен обещание защитить имперскими войсками от любой мыслимой и немыслимой напасти. Но сами-то ни на что годны не были. Если враг ударит нежданно, да сразу по ним, жертвы будут колоссальные.
   Это Шестой уже осознал чётко. И в итоге своих объяснений со вздохом признался:
   - У нас нет даже нормальных парализаторов. Полиция только в крайних случаях использует электрошокеры. А стрелковое оружие, которое порой носят на парадах наши караульные войска - сделано три века назад... То есть понимаешь, как по нам потопчутся своими лапами и копытами всякие монстры...? И понимаешь, насколько важно мне стать бессмертным? Иначе...
   Землянину ничего не оставалось, как согласно покивать головой. Напоминать он не стал товарищу, что здесь все в одинаковом положении находятся. Всем - надо выжить! Всем без исключения! Не взирая при этом на то, кто и какую цивилизацию собой представляет. Другой вопрос, что Гладрик Литогорский своим появлением у себя на родине, или точнее говоря воссоединением сознания с донором, успеет спасти миллиарды людей. Ещё большее количество подданных спасёт наверное, Третий. Пятый - тоже "в теме": если резко сумеет форсировать исследования у себя в нужном направлении - несомненно успеет внести огромный вклад в победу. А вот кого сможет спасти принц Астаахарский? Или тем более Джаяппа Шинде, числящийся титулованным прыщом лишь на бумажке? Земля в такой дыре и в таком бардаке безвластия и распрей, что мобилизовать мировую экономику на некий подвиг во спасение - пустой номер.
   "Не по той ли причине, Эйро Сенатор бездействует? - пришла в голову резонная мысль. - В открытую, ему действовать нельзя, а чтобы накопить силы, средства, рычаги влияния - нужны годы, годы и годы..."
   Размышление прервало полное выздоровление Восьмого, которого заместитель отправил на стрельбище вместе с Шестым:
   - Бегите, - напутствовал он коллег. - Я скоро подойду, и отправимся ужинать.
   Не успели те скрыться за поворотом коридора, как замигало зеленым на панели модуля с девятым номером. Помогая товарищу выкатиться из темени исцеляющей, Фредди удивлялся:
   - А ты почему дольше всех здоровых излечивался? Ведь рядом с разносчиком радиации Восьмой стоял, а он уже помчался на стрельбище.
   - Меня не от радиации лечили! - хмыкнул индус, будучи при этом в хорошем настроении. - У меня нервы восстанавливали! Они по известным тебе причинам, совсем истончились, а многие сгорели без следа...
   - Странно, ты ведь самый среди нас спокойный, всё на карму киваешь, сам ни о чем не переживаешь...
   - Издеваешься? - стал заводиться земляк. - Да я, как только о нём вспомню, - он с ненавистью уставился на персональный блок, где проходил лечение сержант, - Так сразу сатанеть начинаю! У-у-у! Вот бы сейчас...
   Наверняка он возмечтал о возможности банально отключить устройство, умертвив находящегося в нём человека. И Десятому пришлось буквально толчками подталкивать соседа по казарме в сторону коридора:
   - Да-а-а! Вижу, что твои нервы нисколько не подлечились! Давай! Побежали... Не то "единичкой" взбодрю, чтобы глупости не молол...
   - А остальные где? - вернулся в действительность Джаяппа.
   - Сейчас их захватим и побежим в столовую. Четвёртый - ранен, плюс радиация. Седьмой и сержант - больше всех заразы нахватались от странной обшивки. Так что все трое может, и до утра пролежат в модулях.
   От таких новостей, индус впервые за всё время их знакомства, весело рассмеялся:
   - Здорово! Значит, нас впервые никто в постель загонять не станет? И мы можем устроить шикарный мальчишник?
   - Думай, что говоришь!..
   - Я к тому, что мы можем много чего обсудить и обговорить на вечернем построении. Да и в столовой сейчас никто нам временной лимит устанавливать не будет.
   Пришлось и тут обламывать размечтавшегося приятеля:
   - Никаких нарушений привычного режима, братец, вы от меня не получите. Вам поболтать лишние полчаса, а с меня потом шкуру спустят. И ты знаешь, кто это сделает. Стой!..
   Место как раз было вполне подходящее и вряд ли настолько уж просматривалось и прослушивалось. Вот там Десятый и решил наставить товарища на путь истинный и поделиться некоторыми своими размышлениями. Причём ругал земляка зло и без всякой деликатности. Вроде наущение было принято смиренно. Раджа так и продолжил после этого считать Эйро не иначе как каторжником, но на словах вынужден был согласиться с самым главным:
   - Да, это ты верно предположил: ничего он не может... Как и мы с тобой вряд ли что дельное на Земле матушке учудим... И ведь там мы не будем бессмертными.
   - Вот потому держи свои нервы в руках! - последовало строжайшее предупреждение от земляка. - Нам на Земле Эйро станет вообще не заменим. Поэтому сразу отбрасывай все мысли о мести ему и готовься с ним сотрудничать, как с родным сыном, папой и братом одновременно! А теперь - ускоряемся!
   И первым перешёл на бег.
   Забрали ребят, добрались до столовой и вполне благополучно приступили к вечерней трапезе. Кстати столы для отсутствующих тоже оказались накрыты, словно они вот-вот подойдут следом. По этой причине все и спешили выговориться. Ну и понятно, что ор поднялся такой, словно не восемь человек разговаривали, а не меньше двух десятков мужчин спорило и перекрикивало друг друга.
   Минут сорок такое продолжалось. Истина всё более приближалась, а вот пища, пожалуй впервые в истории десятка, так и оставалась почти нетронутой.
   Ну и наказание, для человека допустившего такое разгильдяйство, последовало весьма неожиданно:
   - Что за бардак?! - послышался от входа рёв Эйро Сенатора. - В столовой только я имею право громко разговаривать! Поэтому отстраняю тебя, Десятый, от должности заместителя! Не справляешься... За что и будешь наказан! Ведёшь себя словно конюх, который оказался возле трона чисто случайно...
   С этими словами сержант прошёл к своему столу, уселся за него, и приступил поспешно к ужину. Следом за ним за свои столы уселись и Седьмой с Четвёртым, полные обновлённого здоровья и неуёмного аппетита. Да и все остальные солдаты, вспомнили о еде, свернув, как говорится, прения. Наговорились.
   Тогда как принцу Астаахарскому ничего не оставалось, как мысленно вздохнуть:
   "Моё разжалование в рядовые - только к лучшему! Меньше мороки и ответственности. Теперь ещё и наказание получу за мягкотелость... М-да! И поделом ведь! Хотя..., время прошло не зря. Третий - пообещал научить новым умениям. Узнал массу нового о Шестом и о его цивилизации тайгалов. Успел приструнить Девятого, не то этот горячий индус мог наделать глупостей... Худо, бедно, но даже помирился с Третьим. Ведь какой он ни есть, а в любом случае тоже человек... Не станет же он предателем и не переметнётся к монстрам!.. Ну и самое главное: у меня, да и у всех нас преотличные шансы стать бессмертными. Впереди ещё пять заданий, а как ни крути, но положительная статистика на нашей стороне. Причём, невероятно положительная! И если бы не этот чёртов пластик с неизвестной гадостью, мы бы с Пятым уже сегодня могли бы ночью воссоединиться разумами с нашими донорами. Хм..., как-то некрасиво звучит..., словно мы - это не они. И наоборот... Правильнее говорить: соединились бы сами с собой! Или: воссоединили воспоминания о разных жизнях! - принц ужинал и непроизвольно улыбался. - О! Теперь звучит совсем иначе..."
   И он не видел, как в его сторону хмуро посматривал обещавший наказание сержант. Похоже, что чрезмерная улыбчивость провинившегося подчинённого, командиру десятка совершенно не нравилась. Не иначе как, он пытался придумать наказание самое запоминающееся. А может просто завидовал наивности, умению улыбаться и радоваться жизни в тот момент, когда на кону стоит жизнь всего человечества.
  
  
  
  
  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"