Юркевич А.В.: другие произведения.

Пьяница из Клана Акамацу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Хитоши! Хитоооши! - крик вывел меня из оцепенения, и я вовремя увидел летящий мне в лицо кулак. Чуть свернув вправо корпус, слегка пригнувшись пропустил его над головой, и, распрямляясь, бросил правую руку противнику в подбородок, в момент контакта уводя кулак вниз. Подобный удар гарантирует нокаут, при этом оппонент не падает на спину, а валится ровно вниз, под ноги.
  После того, как потерявший сознание мечник, свалился кулём в грязь, я тут же сместился вбок стремительно разрывая дистанцию с оставшимися двумя, и перекрыв одному из пары линию атаки, поднял руки прикрывая ими свое лицо.
  Я вообще не понимал что происходит, и чувствовал себя будто кукловод, который дергает за ниточки марионетки, играя спектакль.
  Я ощущал свое тело, но как будто наблюдал за ним со стороны. Любой мысленный импульс тут же находил отклик в движении. Такое впечатление, что я управлял персонажем видеоигры в жанре файтинга, смотря на него сквозь экран телевизора, вот только геймпада в руках не было. Будто бы все его движения были завязаны только на моих мыслях.
  Сконцентрировавшись, вгляделся в расходящихся в разные стороны мужчин азиатской внешности. Один, крепкий коренастый, сразу скопировал мою стойку, дав понять, что из оставшихся двух он самый опасный, ведь его напарник попытался перепрыгнуть находившегося в нокауте товарища. Это очень глупый поступок, по нескольким причинам. Самая важная - потеря контакта с землей, а если учесть что вместо сухой и твердой почвы под ногами грязевое болото, из-за непрерывно льющего дождя, то пациент только что подтвердил диагноз - слабоумие. Ну и вторая причина - между нами всего несколько метров, которые я мог преодолеть буквально за секунду, и поймать парня если не в прыжке, то на приземлении, и ему бы точно не поздоровилось. Хотя ему в любом случае абзац.
  Не упуская из вида ветерана, медленно пошел на сближение с его товарищем. Парень принял стойку и попытался атаковать. Вышло толково. Уверенная двоечка была сбита мною на подлете к собственно челюсти, и сократив дистанцию до шага, я провел свою коронку контратаковав. Правой ладонью дал леща, который естественно попал в блок, только это его не спасло, так как в момент удара я уже завернул корпус жгутом к земле, и на возврате, распрямляясь, левым боковым вложился тому в печень.
  Минус. От боли юноша не сможет разогнуться и встать в течении минут десяти, что даст мне время разобраться с оставшимся бойцом, который представлял реальную угрозу.
  Идти на сближение я не стал, заняв пассивную оборону, разглядывая оппонента и пытаясь по его движением предугадать дальнейшие действия.
  Удары ногами от него ждать точно не стоит. Хакама хоть и скрывает начало удара, но движения все равно получаются скованными, да и грязь под ногами только ухудшает положение. Нет, он как и я, будет полагаться исключительно на кулаки.
  Вот только самурай не знает, что запас ударной техники в моем багаже, не ограничивается классическим боксом или рукопашкой.
  Благодаря адреналиновой зависимости, я за полные тридцать лет, успел позаниматься очень многими видами спорта, остановившись на кикбоксинге. На мой взгляд, именно эта разновидность боевых искусств самая объемная, в плане взаимодействия кулака с окружающим миром.
  Мечник плавно приблизился на расстояние вытянутой руки. Я, который по всем законам, не должен был этого допустить, остался недвижим. Многие знают, что самый первый удар отчетливо видно, и именно он заполняет все твое сознание, поэтому летящий следом второй чаще всего приводит к тому, что противник лежит на асфальте и пускает слюни из разбитой челюсти. Но, слава богу, тренер долго и муторно гонял меня до предобморочного состояния заставляя повторять и повторять кросс с левой и правой руки.
  Именно этот удар я всегда придерживал до решающего момента. Потому что если не пройдет он - удивлять противника будет нечем. Ну, если только следом за кроссом не вложиться в бэкфист . Комбинация из этих двух ударов ставит жирную точку, кто бы перед тобой не находился и каких бы он ни был размеров. Если кроссом не удалось четко войти в подбородок и завершить драку нокаутом, то раскручивающийся удар, гарантированно тушит оппоненту свет в кабине.
  Так вот, я рассчитывал на то, что этот опытный мужчина, допустит ошибку, поведя себя как профессионал - бросив обманку одной, а второй засадит мне по самые помидоры.
  И именно так он и поступил. Правой, сильной рукой, тот сделал легкий бросок мне в лицо, надеясь затем левой нанести расслабляющий. А правой, снова, завершить комбинацию, сделав третий, решающий удар, который бы меня вырубил.
  Но ему это не удалось, так как я тут же влепил ему правый кросс, затем моментально крутанулся на месте, поймав в прицел его нижнюю челюсть, и распрямляя левую руку, четко приложился в кость.
  Оппонент рухнул в грязь, а я не опуская рук, оглянулся по сторонам в поисках очередного противника.
  Им оказался один из двух, которые держали за шкирку молодого дзури Иоичи Акамацу, правда тот в свою очередь освободив одну руку, тут же выхватил клинок, и схлестнулся с оппонентом. Дело принимало серьезный оборот.
  Если до этого была типичная драка в закоулке, то сейчас она переросла в стадию поножовщины. Я не был вооружен, но вокруг лежали три бессознательных тела, которые имели клинки и могли одолжить мне один на время.
  Стоило мне нагнуться, как мечник с криком бросился на меня, в замахе над головой. Выдернув из-за пояса катану поверженного ветерана, кувырком ушел в сторону, ведь в том месте, где я находился мгновение назад, сталь со свистом рассекла воздух.
  И уже в этот момент я растерялся. Я застыл на месте, сжимая в руках не лакированные ножны с клинком в чреве не зная что дальше делать. Ведь я всего лишь рукопашник, и последний раз когда я дрался на мечах мне было лет десять, и сражался я естественно на деревянном.
  Но тут, персонаж, которым до нынешнего момента управлял я, чуть согнулся, и положив правую руку на рукоять катаны пошел кругом.
  Понимая, что управление над телом перехватил кто-то другой, более опытный в вопросах фехтования, не стал противиться, оставшись сторонним наблюдателем. Ведь ощущения, которые я до селе испытывал, никуда не ушли. Я так же чувствовал, как на кожу попадают мелкие капли весеннего дождя, чувствовал, как стопы в сандалиях с усилием отрываются от чавкающей с каждым шагом грязи. Я ощущал, как растворяется в крови адреналин, как кровь пульсирует в венах и артериях, как мышечный мешок именуемый сердцем, бьется в груди, гулким стуком отдавая в ребра.
  Тем временем персонаж по спирали сблизился с мечником и замер, широко расставив ноги подав корпус вперед. Оппонент мелкими шагами принялся сокращать дистанцию, заведя обнаженный клинок за плечо, намереваясь снести мне голову. В сознании возникла четкая уверенность, что противник сейчас умрет вне зависимости от того что он замыслил.
  Резкий взмах клинка который мое тело пропустило над головой, и резко вынимая катану из ножен в одно движение отсекло мечнику руку по локоть. Вторым движением, на возврате, серая матовая сталь, будто раскаленный нож сквозь масло, прошла через шею, отделяя голову от туловища. Кровь брызнула на лицо и руки, а труп, доли секунды простояв на месте, пал ниц.
  - Иоичи, ты цел? - спросил я, или все же не я?
  - Да, Хитоши. - ответил парень стирая кровь с пореза на скуле и вкладывая уже оттертую от крови катану в ножны.
  - Поздравляю. Теперь ты самый молодой иодзури клана. - произнес персонаж и покосившись упал рядом с поверженным врагом.
  Экран потух, и я остался в темноте. Один.
  Черный вакуум был настолько глух, что через какое-то время начал невыносимо звенеть тишиной, разрывая барабанные перепонки. Я бы закрыл уши, если бы было чем, и если бы они у меня были. Я не понимал, и не мог интерпретировать то, что со мной происходило. Я будто был растворен в этом пространстве, будто я и есть само пространство.
  Неожиданно со всех сторон начали проноситься какие-то картинки, похожие на стоп кадры, но ко мне Горькову Вячеславу Петровичу они не имели никакого отношения. Сначала я пытался скорее их промотать, но они, будто бы на повторе кружили по кругу, снова и снова возникая передо мной. При этом понятие время перестало существовать. Казалось что бесконечность и одна секунда это одно и то же - разницы между ними никакой не ощущалось. В итоге я начал вдумчиво просматривать каждую.
  На айфоне есть функция, называющаяся живая фотография. Вот то, что я видел сейчас перед собой, было отдаленно похоже на этот режим.
  После нескольких просмотров до меня дошло, что все эти кадры являются ключевыми моментами жизни моего персонажа.
  Я видел первые шаги, видел лица счастливых родителей. Видел окруженного счастьем ребенка. Как он первый раз взял в руки тренировочный меч, какие неудачи и победы его преследовали. Видел первую любовь, видел рождение, уже его, сына.
  А потом, жизнерадостные кадры сменила драма.
  Война.
  Война между могущественными домами страны, которая напоминала мне феодальную Японию. Видел, как я отнимал жизни, калеча тела и души. Наблюдал и переживал отчаяние и ужас, увидев пепелище, которое раньше было моим домом. Видел, как могущественный воин превратился в жалкого пьяницу, потерявшего веру в себя и в жизнь.
  Я видел.
  Я переживал.
  Я сострадал.
  Я принял.
  Принял этого сломленного человека всей своей душой, понимая, что я теперь являюсь им в полной мере.
  Единственное, чего я до сих пор не понял, так это - как я им стал. Как?!
  Последнее мое воспоминание из жизни это - бой на ринге с действующим чемпионом России Нодировым Садыком за его титул и пояс. Помнил, как тренер давал наставления перед каждым раундом, помнил, как бой зашел в тупик, и после отчаянной попытки контратаки я погрузился во мрак.
  Мои воспоминания являлись хаотичным скоплением информации, похожей на снежный ком, как брошенный в урну шарик использованной бумаги.
  Там было и пестрящее яркими красками детство, полное невероятных ощущений. Был и наркотик, к которому я привязался с малых лет, название которому - адреналин. Были все те живописные моменты как прыжки с парашютом, сплавы по горным рекам, восхождения на вершины сопок и гор, уличные драки, живописные виды с самых высоких крыш города.
  Все это осталось где-то там, за спиной, постепенно отдаляясь.
  Нет, я не забыл этого, просто оно ушло на второй план, оставив теплоту в сердце и с каждым мгновением становилось все более недосягаемым, пока наконец не исчезло в пустоте.
  
  Я открыл глаза.
  Пробуждение было не самым приятным. Голова кружилась, и тошнота подступила к горлу. Какое-то время, лежа на спине, я смотрел в потолок, стараясь подавить приступ рвоты. Как только мне это удалось, смог наконец спокойно выдохнуть, и осмотрелся.
  Я лежал на матрасе набитым соломой, с подушкой в форме валика под головой, и укутанный, словно гусеница в коконе, в белоснежное одеяло.
  Прямоугольная комната была пуста. Около стены, со стороны моих ног, находился открытый шкаф-ячейка хранивший в себе огромное количество свитков. По правую руку - две большие деревянные створки из толстой белой бумаги в деревянной рамке, сквозь которую проникал свет. Над теми створками, под самым потолком расположились широкие прямоугольные отверстия выполняющие роль вентиляционных шахт, через которые так же проникал свет.
  Слева, монолитная деревянная стена, явно из аккуратно отесанных досок, зазоров между которыми не было видно вообще. Скорее всего царивший в помещении полумрак не давал мне их там отыскать.
  Там, куда смотрела макушка, стоял вертикальный пенал в котором хранилась одежда и спальные принадлежности. Правее от нее - стойка для трех клинков и пустующий манекен для доспеха.
  Сам я, лежал чуть ли не посередине этой комнаты, одетый в белое кимоно без пояса. Подняв корпус чтобы получше осмотреться, неоднократно об этом пожалел, так как тошнота навалилась с новой силой. И теперь я уже не смог ее сдержать, отрыгнув желчь на дощатый пол цветом напоминавший красное дерево.
  Не успел я смахнуть выступившие слезы, как маленькая дверца рядом со шкафом для свитков отъехала в сторону и на пороге появилась не молодая женщина. Она осмотрела меня с ног до головы, покачала головой и подхватив ведро засеменила к последствиям моего конфуза.
  Убрав желчь с пола, потрогала мой лоб тыльной шершавой стороной ладони, будто мелкозернистой наждачной бумагой, и удивлено поцокала.
  - Хитоши, если еще раз ты ввяжешься в драку, потянув за собой молодого господина, я собственноручно заколю тебя как свинью. - произнесла та, осматривая мою шею.
  - Он цел? - поинтересовался я, поняв, что речь идет о Иоичи Акамацу.
  - Хвала Оторочи, да, он цел. - кивнула женщина которую, как мне подсказала память предшественника, зовут Иситака. Иситака Момори с ударением на первую о. Она выполняла роль главы женской половина дома, повелевая прислугой, являясь при этом молочной матерью усопшего отца Иоичи. Поэтому ее положение в роду было довольно высоким, и я бы не посмел ей перечить ни при каких условиях. - Удивительно. - еще раз цокнула там. - Я думала что после того как Хака с господином приволокли тебя, ты отойдешь от лихорадки, но как видишь - я ошибалась. Надеюсь рано или поздно тебя что-нибудь доконает, и ты прекратишь, наконец, быть занозой в заднице у дома Акамацу. -
  Как мне показалось, женщина действительно надеялась, что произойдет что-то, о чем она только что меня оповестила. Противоречивая забота и холодное безразличие вызвало диссонанс в сознании, заставив зависнуть на некоторое время, за которое Момори успела покинуть спальню оставив меня наедине с самим собой.
  Осмотрев свое новое тело, в которое меня поместило нечто, будто решив провести эксперимент, принял решение подняться на ноги и прогуляться по владениям. Я уже знал что, где и кого встречу и найду, но хотелось осмотреть все вживую, так сказать "заново".
   Поднявшись на ноги, по привычке убрал футон, хотя чьей привычке - моей или старого хозяина? Какая разница, если теперь это тело принадлежит мне. Так вот, засунув в пенал спальные принадлежности, сдернул с полки аккуратно сложенное голубое хаори, и, накинув его поверх кимоно, с усилием распахнул две створки, ведущие в маленький сад.
  Я, как главенствующий, только по статусу, иодзури клана, жил в правом крыле хозяйского дома. Хотя, после пьянок, которые случались ежедневно, мог заснуть и перед центральными воротами особняка. Чуть не сгорев от стыда при возникшем воспоминании, спустился с помоста на землю, и заглянул в тихо стоящую воду пруда, разглядывая свое отражение.
  Азиатская внешность, с, на удивление, чуть округленными и не сильно узкими глазами. Грубо высеченное лицо, будто по деревянному бруску работали плохо заточенной стамеской, оставляя лишние борозды и шероховатости. Тонкие губы, поросшие щетиной щеки, давно нечесаные черные волосы до плеч, казались тусклыми и давно посеклись с прокравшейся местами сединой.
  Хотя возраст был не такой уж большой, едва перевалило за тридцать - для воина всего лишь рассвет сил. Но судя по дряблому телу, и потерявшим силу мышцам, скорее закат...
  Но это не страшно. Всего лишь несколько месяцев упорных занятий физкультурой и телу постепенно вернется хоть какая-то, но все же форма.
  С совершеннолетия, того себя, оставшегося в России, я упорно занимался собой, и полностью отказался от алкоголя в пользу спорта. Нет, я не был фанатом здорового образа жизни, просто алкоголь оказывал губительное воздействие на физическую форму. Если после недели тренировок ты выпивал спиртное, то делал шаг назад, и вся проделанная над собой работа была впустую. Это единственная причина, по которой я избегал шумных компаний и пьянок, изредка позволяя себе насладиться стаканом свежесвареного светлого не фильтрованного пива.
  Почесав маленькое, прижатое к голове ухо, пощупал пальцами теплую летнюю воду, и направился во двор главного дома.
  Перед поворотом, я уткнулся взглядом в Хидоси, одного из воинов дома. Он был одев в такое же голубое хаори как и на мне, только вместо кимоно, под ним, были надеты черная хакама и белая косодэ. По обыкновению - два клинка за поясом, и голубая повязка с гербом дома на лбу, которой был прихвачен короткий хвост на затылке.
  Подняв руку в приветствии, наткнулся взглядом на каменную стену безразличия. Я и забыл, что последние годы являлся позором клана Акамацу, и лишь былые заслуги позволяли мне ночевать в этом доме, пользуясь благосклонностью Иоичи Акамацу, моего бывшего дзури, нынешнего главы клана.
  Бывшим он стал буквально... Кстати, сколько дней я провел без сознания? Неожиданно занявший меня вопрос, позволил проигнорировать откровенное хамство со стороны караульного, и, погрузившись в раздумья пройти мимо.
  Господский дом был отстроен в виде буквы П, где в месте между его правым и левым крылом находился двор. Рядом с правым крылом, где располагался сад, находился чайный домик, который я даже не заметил. Дальше, в стороне главного входа на территорию усадьбы раскинулся огород, на котором работали несколько женщин из прислуги.
  Со стороны левого крыла находилась конюшня, и большое додзё, откуда доносился треск учебных мечей, и смех вперемешку с выкриками. За хозяйским домом была маленькая калитка с караульной будкой-сторожкой. Которая так же присутствовал и на главном входе, только бОльших размеров.
  За огородом расположился домик прислуги и кухня, от которой тянулся приятный аромат жареного мяса, приправленного специями. Кстати о мясе - загон для скота был в самом дальнем правом углу усадьбы, куда кроме крестьян никто не ходил.
  Сама усадьба имела просто огромную площадь, размерами с несколько футбольных полей, огороженных двухметровой каменной стеной. Довольно дорогое удовольствие по меркам современного мира, а если учесть что ближайшее место, где добывали камень, расположено в десятках километров отсюда, то не могу себе представить, сколько было потрачено средств и усилий для того чтобы возвести эту громадину.
  - Добрый день. - поздоровался со мной конюх слега поклонившись. Я лишь кивнул в ответ, и прошел мимо, направляясь к додзё.
  Слабость нового тела меня немного раздражала, и я хотел сиюминутно начать приводить себя в форму. Последствия непонятной для меня хвори, которая уложила меня на лопатки после непродолжительной поножовщины недавно, прошли практически бесследно, оставив после себя лишь чувство неполноценности.
  Тягу к алкоголю я не питал, как и собственно той вселенской скорби которую испытывал предыдущий хозяин топив ту в стакане.
  В психологическом плане, я не чувствовал никаких отклонений, видимо из-за того что раньше зачитывался книгами о попаданцах, и даже проскакивали некоторые мечты по этому поводу, так сказать слегка подготовив психику к чему-то подобному.
  По правде сказать, присутствовало некое чувство досады, но лишь оттого что теперь не воспользоваться благами цивилизации по типу интернета, мобильного телефона и игровой приставки с различными играми в жанре дуэльных драк.
  Сняв на входе в додзё сандалии, поднялся на веранду и раздвинул створки.
  Сидевшие вдоль стены воины, наблюдавшие за учебной схваткой, увидев меня, тут же потеряли интерес, переключившись обратно на дуэлянтов.
  Расположившись недалеко от входа, с интересом разглядел учебный класс. Вдоль стен тянулись несколько стоек с тренировочным оружием, в которых находились мечи, копья, несколько комплектов старых потрепанных доспехов.
  Состряпав задумчивую мину, принялся размышлять, одним глазком поглядывая за ходом поединка.
  Я начал анализировать ситуацию, и пришел к выводу, что при отсутствии цели в скором времени зачахну и превращусь в Хитоши, которого все знают - бесцельно слоняющееся растение.
  Первоочередной целью, и самой значимой, являлось восстановление формы, или обретение новой. Рефлексы и умения, которыми обладал предыдущий владелец дряблого сосуда, в котором я сейчас находился, никуда не исчезли. Вопрос оставался в том, чтобы освоиться и сделать их своими, осознанно используя все доступные техники боевых искусств которые мне были известны.
  По ощущениям, даже в нынешнем состоянии я смогу быстро уложить на лопатки любого из присутствующих, естественно выйдя на кулаках.
  Но ощущения бывают обманчивы, и как говорили великие мыслители - нет предела совершенству. Хотя это изречение неоднократно опровергалось, но основное направление мысли, я надеюсь, вы поняли.
  Что я вообще знаю о месте в которое попал?
  Страна называлась Санатай, граничащая с какой-то маловнятной территорией, по типу Монголии. Кочевники, разбой, грабежи. Все это периодически просачивалось сквозь границу, и правящие дома Санатая собирали силы со всей страны и давали вооруженный отпор, с легкостью опрокинув этих развязных личностей.
  С другой стороны - океан, океан малоизученный и опасный. Санатайцы по своей натуре не являлись исследователями, их мало интересовало то, что находится за пределами их страны.
  Правительство вело довольно интересную политику, стараясь не ввязываться в вооруженные конфликты, предпочитая агрессии нейтралитет. Но и надрать агрессору задницу жителям этой страны не составит труда. По первому кличу правящей верхушки, собирается ополчение численностью до полумиллиона, которое, на секундочку, обучено и вооружено.
  Помимо этого, каждый дом мог иметь в подчинении, не одну сотню иодзури. Это число варьируется в большую или меньшую сторону исходя только лишь из благосостояния дома.
  Если ты можешь себе позволить кормить добрую сотню рыл, которые ежедневно тренируются и больше ничего не делают, то пожалуйста - владей.
  Рабства в этой стране отсутствовало. Официально естественно. Но, каждый дом владел определенным штатом крестьян, которых он охранял от посягательств других домов.
  Помимо восьми правящих кланов, были еще сотни, которые устраивали междусобойчики, за земли и крестьян. Ополчение в таких замесах не присутствовало, и дом, который позволил себе занять крестьянина в подобных делах, тут же попадал в немилость, и это накладывало определенного рода ограничения на его деятельность.
  Помимо повышения налога, совет мог перераспределить богатства рода в пользу других домов, оставив того без гроша и усадьбы.
  Исходя из выше перечисленного - замесы между кланами были скоротечны, и не превышали битву сто на сто, в лучшем случае.
  Типичные разборки, происходившие пару раз за год, насчитывали не более сорока, тире, пятидесяти воинов с обеих сторон.
  Но! Не возбранялось принимать в род тех же крестьян, тренируя их и переводя в статус дзури.
  Этим мало кто занимался, по одной простой причине - была колоссальная разница между теми, кто впитывал боевые искусства с пеленок, и теми, кто начал заниматься этим в более позднем возрасте, так как брать в обучение позволялось только совершеннолетнего ребенка, а это - четырнадцатилетний возраст.
  Нет, конечно же были исключения, и из подобных людей вырастали вполне сносные воины, но они лишь доказывали общую практику.
   Кстати, существует традиция, которую чтут вне зависимости от политических взглядов - если, человек не принадлежащий к касте воинов, но принадлежащий к какому-то роду, совершает деяние, значение которого официально подтвердят четверо из восьми глав правящих домов, ему дается право основать свой клан.
  Ему выделяется земля, на которой он с нуля может отстроить свои владения, если имеет на это средства и желание. Так же, достигшие совершеннолетия души, могут сделать выбор - остаться в доме, которому принадлежат его родители, либо влиться в другой. Или прибиться к подобному, о котором сейчас ведется речь.
  Но желающих мало, и причина проста - отсутствие серьезных воин, где, за последние несколько веков, задействовалось ополчение. Обычно для любого кровопролития достаточно тысячи мечников из разных домов. Соответственно совершить подвиг - негде. Если ты изобретатель, или новатор в медицинской отрасли или сельскохозяйственной, то тебя мигом отхватят дом Маситори и дом Шумо, посулив положение и деньги. Идиотов отказываться от предложений пока не нашлось.
  Самое смешно, что я неожиданно вспомнил, так это то, что любой из дома, так же мог выйти из него, получив официальное разрешение от господина, а вот в обратном порядке - выгнать из дома, могли только за равнозначный проступок, по типу убийства сородича или позор чести дома. И хитрый Хитоши, бухал, зная, что за пьянство его никто не турнет, с насиженного места, ведь забухавший воин являлся типичным представителем этой касты. Чем им еще заниматься в свободное от тренировок время? Лапать баб в домах красного лотоса, да прибухивать в свое удовольствие. Вот все и ждали, когда я наконец загнусь, чтобы, как выразилась Момори, избавиться от занозы в заднице.
  Хотя, если быть максимально откровенным, я пользовался покровительством Иоичи, которого воспитывал с восьмилетнего возраста. Именно он, если я не возвращался к вечеру, собирался и выходил на поиски, каждый раз волоча мое пьяное тело обратно в усадьбу.
  Тем временем, схватка подошла к концу. Хака, превосходный копейщик, контратаковал Сирадзаву и нанес ему мощный тычок в грудь, вышибив дух. Сира присел на корточки, стараясь восстановить дыхание облокотившись на деревянную катану.
  - О, Тоши! - воскликнул Хакамору, заведя копье за спину. - Наконец-то ты пришел в себя. - подошел тот ближе ко мне.
  Подняв голову, рассматривая рослого мужчину, чья ширина плеч внушала уважение, про себя отметил что если вовремя не сблизиться с ним в бою, то он легко наделает дополнительных отверстий в теле.
  - Ага. - ответил я. - Сколько я отсутствовал? -
  - Три дня провалялся в кровати. Я уж подумал, что не проснешься. - хохотнул тот, облокачиваясь на шест.
  - Я тоже так подумал. - улыбнулся я, вызвав очередной взрыв хохота.
  - Чем собираешься заняться? - лукаво улыбнулся он. - Опять отправишься искать приключения на свою голову и голову господина? -
  - Не-а. - отрицательно качнул головой я.
  - Славно. Тебе сейчас лучше не высовываться. - одобрительно покачал головой тот. - Мизухико жаждет твоей крови. Они уже приходили, но молодой господин развернул их восвояси. -
  То, что клан Мизухико хочет мою голову откровением не стало, я ведь совсем недавно уменьшил его численность на одного члена.
  Второго, кстати, уложил Иоичи. Вот только хоть убей, не помню, что же послужило причиной конфликта сторон.
  - Хакамору, я ничего не помню, если честно. Что произошло? - виновато покачав головой, поинтересовался я. Копейщик ничуть не удивился вопросу и степенно ответил.
  - Воины дома Мизухико затронули честь клана Акамацу, начав поливать грязью тебя и нашего господина. Ты, вусмерть пьяный, нашел в себе силы вступить в схватку, ну а молодой господин тебя поддержал. К тому моменту, когда прибыл я, ты уже валялся в грязи. - он говорил что-то еще, но я неосознанно начал звереть и прослушал конец фразы.
  
  Память подсказала, что за последние полгода, Тосиро Мизухико слишком много стал себе позволять, дозволяя своим воинам появляться во владениях дома Акамацу, хотя был не настолько влиятельным и сильным главой дома, чтобы творить нечто подобное.
  Нынешнему мне, это показалось крайне неправильным, проведя аналогию между родом и кучкой гопников, которые из себя ничего не представляют, но пытаются убедить окружающих в обратном. Проявление подобных действий всегда меня глубоко задевали, хоть и не относились ко мне никаким боком. Но так как сейчас, я подданный клана, то покушение на своего господина, стерпеть не мог.
  Кстати, первый внутренний конфликт, вызвало само понятие господин. Здесь он не приравнивался к связке подчиненный-начальник, хоть таковым и являлся. Само слово "господин", произносили обращаясь с уважением к человеку, не используя его как формальное выражение. Я же почему-то воспринимал его именно как "хозяин", хотя естественно это было не так. Например, прислуга могла спокойно обращаться к главе клана по имени, но по причине того, что Иоичи был рассудительным человеком, беспристрастным и справедливым он заслужил приставку - господин.
  - Хакамору... - поднялся я на ноги, похрустев шеей. - Надевай доспехи. Пора наконец разобраться с этим заносчивым мальчишкой. - в додзё зазвенела тишина. Все присутствующие были настолько ошеломлены моими словами, что утратили дар речи. Лишь Сюсай вскочил на ноги, и ткнув в меня пальцем завизжал.
  - Молчать! -
  Скользнув к нему по гладкому дощатому лакированному полу, в пол силы залепил ему правой ногой в левое ухо, произведя классическое маваши или хай-кик, как вам будет удобно. Крысиная морда, с реденькими торчащими перьями усиков свалилась на пол, зажимая ладошками свою драгоценную ушную раковину. Что меня, что прежнего Хитоши до белого каления бесил этот выскочка, метивший на мое место. Вот только предыдущему Хитоши Акамацу было на это плевать, а нынешнему - нет.
  - Я даймё в этом клане! - рыкнул я, бешено сверкнув глазами на вжавшихся в стену, и не ожидавших от алкаша такой прыти, воинов. И не удержавшись - пнул по заднице, пытающегося незаметно отползти Сюсая. - Готовимся выступать! -
  Тут я, конечно, немного погорячился, потому что правила ведения междоусобиц обязывали предупредить атакуемого о том, что его идут убивать, заранее, при этом назначить место и время. И если он не явился, или не выслал парламентера, то тогда, можно было заявиться во всеоружии к воротам его дома, и вырезать всех, кто был против присвоения имущества, и, соответственно, его присвоить. - Если кто-то с этим не согласен, мы можем прямо сейчас раз и навсегда поставить точку. - не давая опомниться схватил Сюсая за шкирку, рывком поставив на ноги. Правое плечо защемило, видимо умудрился-таки надорвать мышцы, но виду не подал, став еще более агрессивным от боли.
  Наподдав бедолаге под дых, швырнул в сторону, сверкая гневными глазами и раздувая ноздри как бешеный бык. Десять секунд буравил взглядом каждого перед собой, пока со спины не раздался глухой удар. Обернувшись, увидел как Хакамору державший правый кулак у груди, там, где располагалось сердце, склонился в полупоклоне, произнеся.
  - Будет исполнено даймё Акамацу. -
  Остальные, немедленно уселись на колени, поджав под себя ноги и упершись кулаками в пол, синхронно поклонились. Наверняка каждый из них считает, что это временное помутнение, и через полчаса я все забуду, опять упившись до бессознательного состояния. И лишь один Хака, по моему взгляду понял, что это не так, и был готов поддержать меня в начинании, видя полный контроль и осознанность поступка.
   - Нет. - с порога заявил Иоичи даже не оторвав голову от свитков, и не посмотрев кто к нему вошел. - Я не голоден. -
  - Иоичи. - спокойно произнес я, задвинув за собой створку. Парень удивленно вскинул голову, и изумленно замер. А удивляться было чему. Во-первых, я отловил прислугу, заставив выбрить себе виски, оставив на затылке хвост волос не меня длину волоса. Почти классическая тён магэ получилась, с поправкой на мой вкус, и лицо посвежело. Во-вторых, я был одет в черные шаровары, которые прихватил сплошной лентой ниже колена, обвив икры, и пропустив через сандалии. Поверх длиной серой куртки, было надето неизменное голубое хаори с гербом дома на спине.
  Вот только ни клинка, ни доспехов я не имел, так как предыдущий владелец тела, спустил все на выпивку. Было глупо вступать в драку против вооруженного противника, имея только кулаки. Но отступать было некуда, поэтому я прихватил из додзё учебный меч, засунув его за пояс с левой стороны.
  Видимо удивлять членов клана, за последние сутки, стало определенного рода тенденцией. Иоичи долго молчал. За это время я успел удобно усесться на задницу напротив него, поковыряться в носу, и даже немного заскучать.
  - Не понимаю. - наконец вымолвил тот.
  - Я собираюсь надрать зад дому Мизухико. - спокойно ответил я, видя, как расширяются глаза у моего господина. Во избежание главного вопроса я наклонился над маленьким столиком и, придвинувшись ближе, подул на Иоичи свежим дыханием. - Да, мы слабы. - выставил я вперед руку, пресекая возможную негативную реакцию. - Рано или поздно, но кровопролития не избежать. Поэтому я предлагаю ударить первым. Это покажет нашим вассалам что клан Акамацу не сломлен, и набирает силу. - у меня был план, очень авантюрный, но итог все равно будем одним из двух. Либо победа, либо смерть. Смерти я боялся, поэтому умирать не планировал.
  И вообще, я жаждал схватки, адреналина. Сколько себя помню, неудачи меня радовали. Возникшие трудности только подстегивали мой интерес, заставляя упорно идти вперед и достигать поставленной цели. Поставить на карту все? Да пожалуйста.
  Даже сейчас, зная, чем грозит проигрыш в схватке я, как гончая, которая взяла след, пер вперед будто трактор, всей душой желая вновь ощутить чувство опасности, которое будто перышко щекочет ноздри.
  - Я не собираюсь устраивать бойню, я хочу, чтобы ты, - я ткнул указательным пальцем в грудь главе дома Акамацу. - вызвал на поединок Тосиро и выставил на бой меня. -
  - И чем ты хочешь драться? - Иоичи кивнул на деревяшку за моим поясом. - Этим? -
  - Да. - кивнул я и пояснил. - Если выйду против лучшего мечника дома Мизухико, и одержу победу этой палкой, то склонить на свою сторону оставшихся бойцов враждебного дома не составит труда. Пьяница Хитоши одолевший деревяшкой лучшего воина Мизухико - будут говорить люди. И в регионе уже никто не усомнится в силе клана Акамацу. - горящими глазами я пожирал главу рода. - Ты слышишь этот шепот в подворотнях, знаешь, что говорят люди у тебя за спиной. Никто давно не верит в то, что ты, господин, поднимешь свой род из руин, сделав его могущественным домом. -
  - Что с тобой, Хитоши? - всплеснув руками воскликнул Иоичи.
  - Я прозрел. - совершенно серьезно ответил я. - Мне надоело быть озлобленной блохастой псиной. Я готов сражаться, и готов умереть. Но жить так дальше - я не хочу. - совершенно откровенно пояснил я.
  Короткий стук прервал наш разговор, и на пороге возник Хака. Опустившись на колени, он поклонился главе дома, а затем перевел взгляд на меня, молвив.
  - Даймё, депеша готова. -
  Переведя взор обратно на главу дома, он ждал отмашки. Прищурив глаза, я в свою очередь, внимательно осматривал своего господина, ожидая решения. Внутри я трепетал! Вот оно! Серьезное дело! Цель, с которой я начну путь в этом новом, неизведанном для меня, и красочном мире, полным доблести, отваги, и яростных схваток с сильнейшими противниками. Я пойду по головам, но возвышусь до таких пределов, что суета бренного мира под моими ногами станет настолько недосягаемой, что я просто забуду о ней.
  Глубоко вдохнув, будто перед прыжком в воду, Иоичи Акамацу, глава дома Акамацу, хозяин провинции Харатоко, уперев руки в бока, громко выдохнул.
  - Отправляй! -
  
  
  Спустя сутки мы тряслись в седлах, направляясь в точку рандеву. Я специально выбрал открытое место, советуясь с Сю миниатюрным худышкой, рядом с единственной дорогой ведущей к нашей усадьбе, не оставив шанса Тосиро подло захватить поместье в наше отсутствие. Мимо они точно не пройдут, если только лесами и в пешем порядке, но это в несколько раз дольше, и если мы не обнаружим здесь встречающих успеем вернуться обратно. Плюс, отправленный с письмом Сю, должен был дожидаться нас на месте, присматривая за всем происходящим вокруг, и если что - двинуться к нам навстречу, чтобы предупредить об изменениях в плане.
  Встав лагерем на большой поляне, увели лошадей в лес, и разослали разведчиков осмотреть прилегающую территорию.
  Сю так и не вернулся, видимо оставшись ждать каких-то телодвижений от противника. Мы же, в свою очередь занялись последними приготовлениями.
  Всего нас было двенадцать человек, не считая главу, который ни при каких обстоятельства не должен был участвовать в схватке, если вдруг весь план пойдет крахом.
  Сюсай, который вился вокруг Иоичи будто муха, учуявшая то самое, должен был умереть первым. За этим я собирался проследить лично, уж очень он мне не нравился и вызывал опасения по поводу своей преданности.
  Иоичи в свою очередь не обращал на него внимания, и все же заставил меня надеть потрепанный учебный доспех. Поэтому, нацепив лакированный синий нагрудник, лениво наблюдал за суетой, усевшись под деревом на краю поляны и облокотившись спиной о дерево.
  За внешним спокойствием, я скрывал взбудораженное предстоящей схваткой сознание. В тот же день, после разговора с Иоичи, я до глубокой ночи заново осваивал навыки всех известных мне приемов, повторяя каждый по несколько раз. Глупо, конечно, но я должен был удостовериться, что сознание не вступало в конфликт с телом, позволяя использовать способности в полной мере.
  В своих силах я был уверен, и затягивать схватку проверяя на прочность оппонента не собирался. В плане выносливости - значительно уступал, но для того чтобы нанести несколько ударов не обязательно быть громилой. Скорость и точность выпадов естественно упала, но я надеялся, что имеющегося арсенала знаний и умений будет достаточно.
  Чтобы прочитать противника, нужен опыт. Чтобы обмануть врага - нужна хитрость. Чтобы победить - необходим дух.
  Опыт и хитрость остались от предыдущего владельца, а вот дух... Духа с лихвой хватит на троих таких же мечников, компенсируя все остальное.
  - Даймё. - окликнули меня. Погрузившись с свои мысли, не заметил как сбоку возник господин Иоичи. Молодой парень, с только пробивающимися белыми усиками над верхней губой, был облачен в доспех - реликвию рода. Черный нагрудник, с красными витыми шнурами ведущие через плечи к спинной секции. Серые наручи и неширокие покатые наплечники обитые пластинками стали. Черно-красная юбка с тремя лепестками - два на бедрах и последний прикрывающий пах. На голени такие же серые щитки, как и наручи, обиты сталью. На голове черный шлем судзи кабуто, с тонким полумесяцем на лбу, уходящий лучами к макушке. И, наконец, неизменное, голубое хаори с гербом дома.
  Катана за поясом, уложена лезвием вверх в матовых красных ножнах, была элегантным завершающим штрихом образа юноши.
  - Да, господин? - поднялся я на ноги.
  - Еще не поздно вернуться назад. - произнес молодой иодзури, положив руку на рукоять клинка.
  - Нет, Иоичи. Пути назад нет. Только вперед, только победа. - уверенно кивнул головой я. - Впереди зима. Богатства Мизухико позволят позаботиться о наших людях. Я не хочу, чтобы крестьяне голодали, топя снег и питаясь сырым зерном. Их подкосит голод, вызвав ужасные болезни. Многие могут умереть. Я как даймё обязан защищать их не только клинком, как и ты Ёчи. - обратился я к господину его детским прозвищем, положив тому руку на плечо. - Не бойся, в худшем случае ты лишишься одного нерадивого пьянчуги. - усмехнулся я. Парень ответил улыбкой и чуть-чуть расслабился.
  За полные семнадцать лет, этому юноше не довелось участвовать в серьезных схватках. Лишь недавно его фамильный клинок снова отведал крови, когда Иоичи зарубил одного из клана Мизухико. Кстати...
  - Хака упоминал что кто-то из клана приходил по мою душу. Это так? -
  - Да. - кивнул господин. - Шираторизуки, тот, кого ты уложил на лопатки последним в драке, явился требовать твою голову. -
  - И? - подстегнул я.
  - Он ее, как видишь, не получил. - усмехнулся глава.
  Понятно, что ничего не понятно. Но это меня уже не мое дело. Что и как им ответил глава меня не касается, но то что я все еще дышу говорит о том что Иоичи не дал своего разрешения оборвать мою жизнь. Это приятно.
  Теперь я просто обязан оплатить этот, и кучу других долгов, перед ним.
  
  Вдалеке, со стороны извилистой кишки дороги, показался всадник.
  Сю.
  Я вместе с главой отправились встречать разведчика. Тот, лихо соскочив с коня в паре шагов от нас, поклонился и коротко доложил.
  - Идут. -
  Иоичи коротко свистнул и поднял руку с раскрытой ладонью. Воины засуетились, завершая свои дела и готовясь к бою.
  Я встал по правую руку от лидера, настраиваясь на нужный лад.
  Спустя какое-то время, когда я уже устал ждать, показалась колонна, сплошь состоявшая из всадников. Я насчитал двадцать пять голов. Их оказалось больше, чем я ожидал. Мы рассчитывали максимум на пятнадцать человек, а получили почти тридцатку.
  Но, как я уже говорил - пути назад нет, поэтому спокойно остался на своем месте, иногда поглядывая себе за спину, и бросая взгляд на Сюсая.
  Не выдержав, подозвал к себе Хакамору и склонившись к его уху тихо прошептал.
  - Взгляд не своди с Сюсая. Как только он даст повод - заколи. -
  Хака и бровью не повел, лишь кивнул и легонько стукнул меня по доспеху, мол - не беспокойся, все сделаю. Успокоившись, вернулся к разглядыванию втянувшегося на поляну войска.
  Если наши мечники были в разноцветных доспехах и их принадлежность к роду угадывалась только по голубому хаори с гербом. То воины клана Мизухико сплошь были одеты в броню цвета липового меда, с темно-зелеными накидками. Доспех Тосиро, главы рода Мизухико выглядел богаче, и на шлеме, там, где у моего господина находился полумесяц, были "оленьи рога".
  Спешившись перед выстроившимся в шеренгу войском, ровесник моего господина тоненьким голосочком произнес.
  - Убирайтесь с моих земель, или вас ждет смерть. - отряд после его слов, засвистел загалдел, устрашая наш немногочисленный отряд. Я молчал. Права говорить от имени Иоичи, в данной ситуации, у меня не было, поэтому оставалось терпеливо ждать, пока Ёчи успокоит разбушевавшееся сердце и найдет в себе смелость дать достойный ответ.
  - Я, глава рода Акамацу, вызываю тебя, Тосиро Мизухико на бой, и передаю право сражаться своему даймё Хитоши Акамацу! - выкрикнул Ёчи постучав мне по плечу. - Если ты откажешься, я по обычаю совета восьми правящих кланов, имею право убить тебя как собаку. И любой, кто чтит данный обычай, будет не в праве мне помешать. -
  Вышедший из строя мечник, поклонился Тосиро и что-то заговорил ему на ухо. Выслушав совет, юнец вытянул вперед руку, и тем же противным голосом ответил.
  - Я принимаю вызов. За мою честь будет сражаться Джундо Мизухико. - его войско тут же взорвалось одобрительными возгласами и загалдело стаей крикливых сорок.
  - Возьми. - развернулся ко мне Иоичи вытащив наполовину ножны с катаной из-за пояса. Я отрицательно покачал головой, и легонько, ладонью, вернул оружие на место.
  - Я справлюсь, господин. Будь уверен. - и не дожидаясь ответа сделал десяток шагов навстречу к ожидающему меня противнику. Им оказался тот опытный воин, с большой гематомой на челюсти и не меньшим синяком в том же месте. Его доспех ничем не отличался от доспеха Ёчи, кроме цвета, и отсутствием "рогов" на шлеме.
  Поклонившись, мы замерли в пяти шагах друг от друга.
  Самурай вынул клинок из ножен, и пару раз крутанув его, замер, стоя ко мне левым боком, скрывая клинок за правым.
  Я без позерства, достал свой деревянный меч, при виде которого по лицу противника скользнула улыбка, а за его спиной раздался гогот множества глоток.
  Мне необходимо избегать боковых рубящих ударов, так как заблокировать мне их нечем - оппонент легко перерубит палку, оставив меня без "оружия". Нанесенные сверху удары, я еще хоть как-то смогу сбить, но на этом все. А значит, единственное, что мне остается, так это оставить его без глаз, тычками в лицо выцарапав себе победу.
  На вид, противнику было лет тридцать, отсутствие маски на лице позволило мне детально рассмотреть его физиономию. В прошлый раз, сражаясь с ним на кулаках, я концентрировался на пространстве вокруг, а не на его роже. И вот сейчас появился шанс - это сделать.
  Ничего особенного его физиономия, из себя, не представляла. На родине, там, в России, я бы прошел мимо, даже не обратив на него внимания - типичный азиат.
  Расстояние не позволяло определить цвет глаз, да это и не нужно было. Все что надо я уже рассмотрел, рассеивая внимание по площади. Многие, кто занимается единоборствами, знают, что буравить противника взглядом, или концентрировать внимание на его руках - ошибочное действие. Лишь взгляд в никуда, позволяет подмечать любые изменения и контролировать общий ход поединка, а в суматохе сражения подмечать летящую в тебя со всех сторон сталь и вовремя принимать контрмеры.
  Воин по имени Джундо тем временем направился прямо ко мне, стелящимися быстрыми шагами. Я, под его напором, начал смещаться, стараясь держать дистанцию и уводя его по кругу.
  За спиной, сначала одиночным выкриком, а потом десятком голосов начали синхронно скандировать.
  - А-ка-ма-цу! А-ка-ма-цу! -
  Сторона оппонента не заставила себя долго ждать, и в несколько раз громче поддержала своего бойца.
  - Джун-до! Джун-до! -
  Мы ускорились, перейдя на бег, и когда я развил максимальную скорость, пятясь задом, а противник только вошел во вкус, я резко поймал упор ведущей, правой, ногой и бросил тело вперед. Коротким взмахом от бедра нанес удар целясь в щель между сикоро и доспехом, намереваясь повредить позвоночник.
  В последний момент противник разгадал замысел, либо просто удача была на его стороне, и Джундо чуть скосил голову в сторону удара. Меч щелкнул по металлической пластине и ушел вверх, а я, пытаясь избежать уже направленного мне в ребра, рубящего удара, завалился на бок, кувыркнувшись через плечо, и разорвав дистанцию.
  На сей раз, воин был более осторожен и разогнался только перед самим ударом. Он занес над головой клинок, и произвел молниеносный удар, намереваясь разрубить мне череп.
  Но я был к этому готов, и, сбив лезвие катаны вбок, нанес мощный тычок рукояткой деревянного меча в лицо Джундо Мизухико.
  Казалось, воин, будто ждал чего-то подобного, с легкостью уклонившись от выпада и, крутанувшись на месте, таким же способом ткнул меня в нагрудник сбоку, чуть не попав в щель между подмышкой и доспехом. Единственное что меня спасло от повторного рубящего сверху, так это то, что я не постарался по привычке отскочить от соперника, ибо это было последнее, что я бы сделал на своем жизненном пути. Оставшись на месте, умудрился заблокировать взмах, подставив под локти война, свою руку, и вместо контратаки, выдернул из его ножен за поясом короткий меч, бросив на землю свою деревяшку.
  Ударить в ответ сталью он мне не позволил, вовремя поняв, чем это ему грозит и, скопировав мою манеру боя, отскочил назад.
  Теперь я стал действительно опасен, ведь со стальным оружием я мог блокировать любые па, сражаясь с оппонентом на равных.
  Да, длина удара и выпада была короче, но это не страшно, так как, имея более короткое лезвие, я мог наносить мощные удары одной рукой, вместо двух, как это делал Джундо. Нет, он так же способен делать нечто подобное со своим мечом, но менее эффективно и не настолько быстро. Только подключив вторую руку, он мог сравниться со мной в скорости.
  Но я ему этого сделать не дам. Левой рукой, в ударной технике я владел чуть хуже, чем правой, но разница была настолько ничтожна, что любой, кто получит в морду моей левой, ее не ощутит.
  И именно этим преимуществом жизненно важно воспользоваться. Задача была проста - вынудить нанести удар, который я заблокирую обретенным клинком, и надавать лещей свободным кулаком.
  Настала моя очередь сближаться противником, и он, еще не осознавая опасности исходящей от меня, сделал то же самое.
  Зазвенела сталь, мы обменялись парой ударов, при которых я специально прогнулся в силе, дал слабину, подключив вторую руку. Пусть думает, что я немощен. Хотя, если быть откровенным, если мечник подключит массу тела, то вряд ли мне удастся его перебороть.
  Сделав круг почета, опять сошлись, зазвенев клинками. В этот раз мне уже не пришлось ничего изображать, так как противник поднажал, вынудив меня отступить.
  Дышать становилось все труднее, постепенно начала накатывать усталость. Пот выступил крупными каплями на лбу, мышцы забивались, ладони ныли после соприкосновения клинков, вибрацией отдавая в руки. Пора заканчивать этот поединок, еще пару таких заходов я просто не выдержу.
  Встряхнув мышцы, разгоняя кровь, приготовился поставить точку.
  Джундо не подозревал, что последняя моя атака будет на предел сил. В нее я вложу все те резервы, которыми обладал организм. Всю свою волю, решимость, дух, амбиции. Все то, что на протяжении всей моей жизни заставляло двигаться вперед, не пасуя перед трудностями, подстерегавшими на каждом шагу.
  Приняв удар на лезвие клинка, спустил его до гарды, и, неимоверным усилием бросив тело вперед, со всей силы засадил кулак в лицо противнику. Почувствовав адскую боль, не сразу осознал, что в мясе кулака остались осколки зубов мечника. Не сбавляя темпа, нанес еще один молниеносный удар в глаз.
  Враг уже был без сознания, когда я трясущейся рукой, вогнал лезвие клинка ему в глотку, навалившись сверху и утонув в невысокой траве вместе с убитым.
  Дальнейшие действия были продуманы еще на стадии планирования вылазки, и в них я никого не посвящал. Подхватив длинный клинок, с низкого старта напрягая до боли мышцы, рванул к Тосиро Мизухико, который пораженно взирал на смерть лучшего воина своего клана. Он опомнился только тогда, когда увидел блеснувший клинок перед глазами.
  Но, было уже слишком поздно.
  В прыжке я снес ему голову катаной его же соратника. Более позорной смерти никто и не мог себе представить.
  Между мной и вражеским строем осталось не больше трех шагов, после того как я приземлился. Мой расчет оказался верным - ни один из них не ожидал подобной дерзости, и враз замолчавший враг ошеломленно взирал на меня.
  Вдох, выдох. Вдох, выдох. Мое хрипящее дыхание, казалось, полностью заполнило вмиг образовавшуюся тишину.
  - Глава рода Мизухико мёртв. Склонитесь перед новым главой - Иоичи Акамацу! - громко выкрикнул я. - По законам Санатай, тот, кто хочет отомстить за смерть господина может выйти против меня! Либо уйти! - утерев пот со лба, еле держась на ногах, продолжил. - Тот, кто пожелает остаться, присягнет на верность дому Акамацу и будет честно служить этому клану! -
  Молчание.
  - Ну?! - зарычал я, скорее от усталости, нежели от нетерпения.
   Первым не выдержал ближайший ко мне юноша, до которого я мог дотянуться кончиком клинка, даже не двигаясь с места. Вынув катану в ножнах из-за пояса, он опустился на колено, опершись на нее одной рукой. Вторую, тот, прижал к груди в знак почтения. Секунду спустя за ним медленно потянулись остальные, в точности копируя все движения.
  На ногах остались лишь трое.
  - Мы уходим. - сухо произнес один из троицы, и резко развернувшись направился прочь, со своими двумя товарищами.
  Я, не теряя времени, двинулся обратно, и, пройдя мимо обалдевшего Иоичи, утонул в объятиях успевшего меня подхватить Хакамору. Дальше - тьма.
  
  
  Открыв глаза, увидел знакомый потолок. Минуту спустя, прокрутив в голове недавние события, удовлетворенно кивнул сам себе, и сел. Тело отозвалось тянущей болью, но не настолько сильной, чтобы рухнуть обратно.
  В изголовье, там, где до сего момента находилась пустая стойка, появился доспех поверженного мной главы дома Мизухико с его оружием. Я, верно истолковав знак, надел на себя накидку, а затем закрепил за поясом катану в темно-зеленых ножнах, с черной рукоятью, и такого же цвета кинжал.
  Выйдя в сад, втянул свежий воздух, насладившись его ароматом, и направился в сторону кухни - жрать хотелось неимоверно.
  Проходя мимо Хидоси, снова сглупил, подняв руку в приветствии. Но на сей раз был приятно удивлен тем, что воин, завидев мой жест, молча поклонился в ответ.
  На своем пути к кухне я встретил двух незнакомых мечников, которые при моем появлении уступили дорогу, так же поклонившись. Видимо новенькие из Мизухико.
  Поднявшись на веранду, разулся, вынув клинки из-за пояса и вошел внутрь. Кухня представляло собой студию, вдоль стен которой тянулись разделочные столы, над ними - шкафчики, а в центре - огромная каменная печь.
  Госпожа Момори ловко орудовала деревянной лопаткой, с легкостью ворочая большой чан на открытом огне.
  В кухне было очень жарко, и на лбу враз выступила испарина.
  - Добрый день, даймё. - поздоровалась со мной Иситака.
  - Добрый, госпожа. - ответил я с легким кивком головы.
  - Проголодался? - усмехнулась она.
  - Очень. - односложно ответил я, а у самого слюни текли как у той собаки.
  - Смотрю, ты наконец сделал что-то путное? - хозяйка взглядом указала на меч в моих руках. И не дожидаясь ответа дополнила. - Мне он никогда не нравился. - Иситака ехидно хихикнула, блеснув хитрым взглядом. - Садись. - указала та на чурку рядом с одним из столов.
  Послушно выполнив указание, получил керамическую миску в руку, полную жареной лапши с курицей приправленной овощами и кунжутом.
  Боже, я ни разу не ел такой вкуснотищи! Давясь, обжигаясь и шипя, словно варан поглощал пищу, под довольное урчание желудка. Взмок я моментально, исподнее нужно было выжимать, но оно того стоило.
  - Спасибо, госпожа, это было великолепно! - ни капли не преувеличивая произнес я, отставляя пустую плошку и кладя сверху палочки.
  - На здоровье, даймё. - кивнула та, принимая благодарность. - Надеюсь ты и дальше будешь радовать меня своими успехами. -
  - Я больше не подведу. - серьезно ответил я, и, коротко поклонившись, подхватил клинки и вышел вон.
  На улице стало легче - легкий ветерок холодил взмокшее лицо. Утерев мелкий бисер выступившего пота, заложил оружие за пояс, и увидел Сю, направляющегося к хозяйскому дому.
  Позвав парня, попросил его собрать всех присутствующих воинов в додзё, даже караульных. И пока тот исполнял указание, прогулялся по усадьбе, погрузившись в раздумья.
  Получалось что теперь, шестеро оставшихся наместников Харатоко, устремят свой взор на нас. Совет вряд ли будет заострять на нас внимание, пока мы возимся в рамках обычаев и законов. Нет, масштабных кровопролитий они конечно не допустят, но на мелкую возню в песочнице даже не взглянут.
  Итак, что я хочу... Я хочу полностью подмять под себя юг. Ни о какой независимости речи не идет, но стать полноправным правителем южной части Санатая и войти в совет - цель вполне достойная.
  Но делать это необходимо незаметно, плавно и ненавязчиво. Ибо если возня прекратит быть барахтаньем младенца в люльке, и перерастет в нечто большее - нас точно поубивают.
  Нужно сделать так, чтобы в один прекрасный миг провинции стали единым целом, и совет оказался вынужденным принять произошедшее, и не предпринимать никаких враждебных действий по отношению к нам.
  Внутренние распри всегда болезненны для страны, нежели терки с каким-то внешним агрессором, против которого сплотятся все без исключения.
  Но как это сделать?
  Этот вопрос вне военного мировоззрения, здесь, вместо катаны, нужен тонкий стилет присовокупленный интригами и политикой.
  И я это понимал. Если вы ждете что я буду выстраивать многоходовочки и блестящие партии, то вы в корне ошибаетесь. Я не интриган и уж тем более не шпион. Тут нужны люди, куда умнее и опытнее меня. Если вы считаете, что в средние века не было стратегов - вы безусловно ошибаетесь, так как именно там, начало зарождаться и оттачиваться то, что мы называем тактикой и стратегией.
  Этот вопрос необходимо обсудить с Иоичи, он хоть и молод, но все же был воспитан в благородной семье, а они поддерживают связь с остальными людьми своего сословия, и всегда в курсе последних новостей и событий.
  Другое немаловажное - стартовый плацдарм. Здесь важны мелочи по типу качества доспеха воина, его здоровье, физическая сила, или же сыт или голодает тосё, который этот доспех изготавливает. Начинать надо с самых низов - обеспечить всем необходимым крестьян, и заработать их уважение и преданность, а не пользоваться той, которая передается по наследству от отца к сыну в роду. Обеспечив прочный тыл, можно начинать компанию, не боясь оказаться у разбитого корыта.
  Но, это пол беды, основная загвоздка в средствах, и материалах, плюс - рабочие руки. Воины никогда не прикоснутся к рабочему инструменту, будь то обычный молоток. А значит необходимо начать с менталитета.
  Да, я вполне себе осознаю что есть каста воинов, а есть - ремесленников. Переплетать их между собой - глупо и бессмысленно, но привить такое понятие как - помощь в своих интересах, необходимо.
  За этими мыслями я не заметил как уже некоторое время сидел на веранде додзё, и болтал ногами как взбалмошный мальчуган.
  Поднявшись, и взяв катану в ножнах в руки, вошел внутрь просторного тренировочного дома.
  Собравшиеся внутри войны, уже давно расселись вдоль стен в виде буквы "П", и при виде меня сидя поклонились, опершись двумя кулаками о пол.
  Выйдя ближе к середине, чтобы видеть всех и каждого, поклонился в ответ, выказывая уважение и не собираясь нарушать традицию.
  - Мое имя Хитоши Акамацу, я даймё рода Акамацу, стиль боя Гедан-Комори , дайсё нитен-ичи-рю . - представился я, снова поклонившись. - Я собрал вас здесь, чтобы оповестить о том, что с этого момента род Акамацу перестает прятаться в своей норе, и расправляет ссохшиеся крылья. - воины с интересом слушали мои слова. - Мы заявили, что не забыли, как держать клинок, и доказали, что смерть не страшит нас. - воины клана одобряюще загудели, хотя ни один из них не обнажил клинок в том сражении. Но лесть, она такая, проникает в самые глубины души. - И теперь для нас настанут тяжелые времена, но, если мы выстоим - нас будет ждать сладкая победа. - я обвел взглядом присутствующих.
  - Даймё, что ты имеешь ввиду? - спросил Хидоси, поняв, что я не собираюсь продолжать речь.
  - Я собираюсь взять все пять южных провинций под контроль, и вывести господина Иоичи в совет восьми. - спокойно ответил я. - Вот о каких трудностях я говорю. -
  Аут.
  Рты раскрыты, глаза навыкате. Все смотрят на меня как на полоумного.
  - Это тяжело, это долго, но это возможно. - упер я руки в колени, усевшись прямо на пол. - Для начала нужно сделать так, чтобы тосё из Харатоко и Мизунати, смогли комфортно проживать на нашей территории. Для этого нам потребуются все резервы. Будь то закупка расходного материала, металла и всего что пригодится в хозяйстве, и кончая рабочей силой. Если тосё нужен новый дом, мы его построим, своими силами. -
  Воины, не державшие в руках за всю свою жизнь ничего кроме меча, ошарашенно взирали на меня с разных концов зала.
  - Кто-нибудь из вас сражался в битвах за последние двадцать лет? Не считая пьяных потасовок, конечно же. - задал вопрос я. В ответ - молчание. Недовольно, я бы даже сказал - возмущенно сопят, но ни один не произнес ни слова.
  - Вы, кто должен оберегать людей от угроз, ни разу не вынимали клинок, чтобы ценой своей жизни защитить подданных. Как вы считаете, можно ли надеяться на то, что вы это сделаете, когда проявится необходимость? -
  - Да! -
  - Конечно! -
  - Я был для этого рожден! - начали доноситься выкрики, превратившись в сплошной гвалт возмущенных голосов.
  - Молчать! - гаркнул я, стукнув сая о пол. Шквал выкриков утих, и когда воцарилось молчание, продолжил. - Воины Мизухико, вы сейчас сидите здесь, вместо того чтобы мстить за своего господина, но! - я выставил вперед руку, обрывая не начавшиеся гневные вскрики. - Вы почувствовали силу, и пошли за ней. Не из-за страха смерти, не из-за позорной минутной слабости, не давшей вам собраться с мыслями. Я стоял перед вами один, за моей спиной был лишь десяток иодзури! И вы могли победить! Но цена, которую бы пришлось заплатить за победу была бы слишком высока. Воины клана Акамацу не трусят, воины клана Акамацу бьются до последней капли крови, даже тогда, когда нет шансов. Доблесть, честь, гордость. Это все есть у иодзури рода Акамацу, и вы теперь одни из них. И мы станем той силой, к которой будут тянуться тосё, к которой захочет примкнуть любой иодзури или родзури. Мы должны ей стать. И если для достижения этой цели, надо будет подставить свое плечо грязному и вонючему тосё, мы сделаем это без раздумий, ибо таков наш путь. Путь Акамацу! -
  Гитлер доказал что слово может поднять народ на смертоубийство, заставить учинить геноцид, и расстреливать беспомощных и безоружных людей. Словом, можно убедить упрямца, или заставить самоубийцу отойти от края крыши. Надо только знать, как...
  Я не был великим оратором, но я произнес то, во что верил сам. Произнес искренне, без фальши в голосе, без позерства. Будто рубанул топором по белоснежной бумаге.
  - Мы будем хорошо экипированы. У нас будет лучшее оружие. Но для этого нам придется поработать, и много тренироваться. И с этого момента, ежедневно, каждый иодзури Акамацу, должен делать не менее тысячи взмахов клинком в день, не считая остальных работ, на которых он будет задействован. Я не умею руководить стройкой, или готовкой пищи. Поэтому я возьму в руку мотыгу и пойду работать в поле. - окончив монолог, кивнул сам себе, подтверждая то что произнес, и обратил взор на Сю.
  - Сю, собери доспехи всех новоприбывших, и отдай их броннику. Они ничем не должны отличаться от наших. Одежда - тоже. Рваньё и грязь я не потерплю. Я надеюсь госпожа Момори всех расселила? -
  - Да, даймё. - кивнул тот.
  - Хорошо. Те, чьи семьи остались в Мизухико, обсудят вопрос переселения с госпожой Момори. Хидоси - проследи. - воин кивнул. - Я все сказал. -
  Встав, поклонился, и не оборачиваясь вышел наружу.
  Иоичи сейчас находился в поместье Мизухико, вступая в должность нового главы. Естественно он находился под охраной, так как Хака и пяток воинов в усадьбе Акамацу отсутствовали.
  Значит начну без Ёчи, а как вернется - огорошу его изменениями.
  Обувшись, отправился в деревню, расположенную буквально в получасе ходьбы от дома. Мой внешний вид, и трезвое лицо, вызовет просто мощнейший фурор среди местных жителей. Не могу припомнить, когда последний раз местные жители видели меня вменяемым. Ну ничего, я умею удивлять.
  
  Выйдя за ворота, окунулся в бамбуковую рощу, опьяняющей своей свежестью и ласкающей глаз зеленью. Тянулась она до самого тракта, по времени - минут десять, уверенного шага. Дальше - поля, и, на горизонте за ними, волна зеленого лиственного леса.
  Деревня раскинулась на берегу небольшой речушки, окруженная полем, у подножья холма, где была отстроена наша усадьба.
  Забыл отметить, что все это время я двигался под уклон, и шагать по утоптанному грунту было легко.
  Деревня насчитывала около двухсот домов, преимущественно одноэтажных на сваях. Но были и двухэтажные, в которых обустроились постоялые дворы, дома развлечений, если вы понимаете, о чем я, и различные барки, под хранилища, и загоны для скота.
  Все они были отстроены из бамбуковых досок вперемешку с обычными деревьями. Все без исключения пропитаны лаком и жиром, чтобы исключить впитывание влаги, дабы не размокать и в последствии гнить.
  Едва войдя в деревню, заприметил мальчишек. Юнцы, которые по обыкновению носились как заведенные, при виде преображённого пьяницы Хитоши, пооткрывали рты. Я и сам чуть было его не открыл, узнав, что меня нагнали двое из Мизухико, облачившись в доспех, и надев поверх голубое хаори. Я как даймё, собственно, как и глава рода, не имел права появляться на улицах без охраны, поэтому в деревню я вошел с сопровождением из двух иодзури за спиной.
  Стоило кокнуть одного заносчивого мальчишку, как все проникаются к тебе уважением, хотя по сути ты совершил банальное убийство, и при этом убийство безнаказанное. При этом совсем недавно, эти же люди, не подали бы тебе руки, если бы ты свалился в грязь лицом. Удивительный менталитет у Санатайских воинов из клана Мизухико и Акамацу.
  Мальцы проводили нас изумленными взглядами и не дожидаясь пока мы исчезнем из виду - загалдели стайкой крикливых сорок.
  Я не собирался бродить по деревне, я целенаправленно шагал к старосте. Именно он руководил всем движняком в деревне, начиная от посадки урожая, и, кончая, кражами у остановившихся в этой деревне на ночлег, путников.
  Завелись тут одни приблудные... Вроде не наглеют, поэтому за разбой их не привлекают, но так как с этого дня у нас вроде как новая жизнь, поэтому таким как эти ребята в ней места не найдется.
  - Мусай! Старик Мусай! - позвал я, стоя перед входом в его дом. Не хоромы, но домишко неплохой, добротный. И наверняка просторный, если судить его габаритам.
  - Иду, иду. - приглушенно заворчали внутри, и спустя некоторое время на пороге появился невысокий старичок, с пучком седых волос на затылке, в серой куртке, и серых прямых штанах. Подслеповато щурясь, вгляделся в меня, затем перевел взгляд на охрану, потом снова на меня. И, наконец, узнал.
  Бедный Мусай будто воочию увидел медведя Оторочи!
  - Хитоши?! -
  - Для тебя - даймё Акамацу, старик! - выкрикнул из-за спины один из иодзури. Я выставил руку, приказывая замолчать.
  - Мусай, надо поговорить. -
  - Даймё Акамацу, денег нет... Зерна тоже... Все что могли давно отдали господину Иоичи. Остались жалкие крохи, еле концы с концами сводим! - залебезил тот, но глаза смотрели равнодушно. Взгляд был как у рыбы, абсолютно ничего не выражающий, и по нему невозможно было прочитать собеседника. Но я-то знал этого старикашку-прохиндея, ох как хорошо знал.
  - Мусай. - выдержал я паузу, вздохнув. - Мне нет дела до твоего зерна или до твоих денег. Мне нужно с тобой кое-что обсудить. -
  Правый глаз старикашки слегка прищурился, зрачки гульнули в сторону. Староста тосё внимательно меня просканировал, и наконец скинул маску, представ в своем обычном виде - сильного уверенного мужчины слегка за шестьдесят.
  - Проходи в дом, Хитоши. Иодзури пусть остаются тут, лишние уши нам не нужны. - спокойно произнес тот, и исчез внутри дома.
  - Даймё? - вопросительно обратился ко мне один из воинов.
  - Ничего, я ненадолго. Уйдите в тень, солнце палит неимоверно. - оба кивнули, и отошли в тень, отбрасываемой высокой двухскатной крышей одного из домов. Шлема то зачем напялили, дурни... Слава Оторочи хоть штандарты с собой не прихватили, деятели.
  Зайдя внутрь, оценил скромное убранство, и перехватив правой рукой сая, присел за столик для письма, напротив старейшины, положив клинок справа. Не став затягивать, задал вопрос в лоб.
  - Мусай, что нужно тосё чтобы пережить зиму? Мне необходим полный список необходимых вещей - материалы, зерно, семена. -
  - Зачем? - безразлично поинтересовался старик.
  - Затем, что мы собираемся расширять владения, и усилить влияние клана Акамацу в южных провинциях. А для того чтобы это сделать, нужно создать прочные узы с принадлежащим нам тосё. - высказал я свою позицию. Старик подумал некоторое время, а затем задал еще один вопрос.
  - А нам это зачем? Ваши господские дела нас не касаются. Правителем больше, правителем меньше. -
  - С этим никто не поспорит. - развел руками я. - Но ты уверен, что, к примеру, тот же Минамори не снесет тебе голову за грязные делишки в виде обора постояльцев гостиницы? - Мусай напрягся, а я продолжил. - Нам об этом известно уже довольно давно, и пока ты не борзел - мы закрывали глаза на эту маленькую шалость. Но, как я уже говорил, другой даймё может прилюдно снести тебе твою проворовавшуюся головешку и следом казнить всю твою семью. - глаза старика забегали, но внешне он оставался спокойным. - Не стоит делать глупостей, старик. - предупредил я. - Одно лишнее движение, и тебя уже не буду волновать земные дела. - мягко намекнул, скосив глаза на лежащий рядом клинок.
  - Что ты хочешь, даймё? - выдохнул тот, понимая, что пока идет диалог, и, если меня не провоцировать, он им и останется.
  - То, что я уже говорил - список необходимого. И помимо этого - я предлагаю посильную помощь. -
  - И взамен? -
  - Взамен ты гарантируешь лояльность тосё к людям из Акамацу. Ни один из них не должен стать доносчиком или перебежчиком, в случае, когда станет действительно тяжело. - ответил я.
  - Я не могу это гарантировать. - покачал тот головой. - Чужой разум - темнота. -
  - Мусай, - вкрадчиво произнес я. - я не торгуюсь, и не прошу. Я предоставляю тебе право выбора, быть прилюдно убитым, либо настроить крестьян на нужный нам лад. Мы будем помогать, мы будем строить, мы будем пахать. -
  - Вы? Иодзури?! - удивился старейшина. - Даймё, ты здоров? -
  - Да, я в своем уме. Я понимаю, что уважение надо заработать, и мы именно это и собираемся сделать. -
  Старейшина задумался, крепко задумался.
  - А еще, - дополнил я. - мне нужны уши. У нас появляются разные люди, и я хочу знать все что они говорят, каким бы бредом это не казалось. Алкоголь и стрекозы умеют развязывать языки, воспользуйся этим. - подмигнул я старикашке.
  - Господин Иоичи знает, о чем мы сейчас говорим? -
  - Ёчи даст добро. Именно его волнует ваше благополучие, и благополучие его рода. Я-бы давно тебя убил. - безразлично пожал плечами я. - Не люблю воришек. -
  - Хорошо, я готов вам помочь, если моя голова останется на плечах. -
  - Нет проблем Мусай. Но помни - если ты воткнешь нам нож в спину, то сам Оторочи свидетель - я найду тебя где бы ты ни был, и буду медленно резать на куски всю твою семью на твоих глазах. Я буду твоим другом, пока ты будешь моим. Мы поняли друг друга? -
  - Вы сумели меня удивить, даймё Акамацу. - вместо четкого ответа произнес старейшина, принимая условия.
  - Список, Мусай. Завтра я вернусь. Кстати, - вспомнил я, уже беря оружие в руки и намереваясь уходить. - я хочу поговорить с теми, кто орудует на постоялых дворах. Устрой встречу. Я приду один, гарантом этой встречи будет выступать твоя дочь. -
  - Мы же договорились, даймё?! - вскинулся тот.
  - Да, но пока ты не доказал, что мне стоит тебе доверять. - сухо ответил я, и вышел наружу. Воины, ожидающие меня, поснимали шлема и как я и сказал - прятались в тени. При моем появлении оба вскинулись, но я погладил ладонью воздух, и произнес.
  - Спокойно. Идем домой, нас ждет тренировка. -
  
  Спустя час, я неистово махал деревянным мечом. Пот разъедал глаза, мышцы на руках забились, и отказывались повиноваться, но я стойко все перенес, сделав уверенную тысячу взмахов.
  В додзё было душно, и воняло потом, так как вместе со мной корчились в муках еще двадцать человек. После перерыва в десяток минут, я принялся выполнять бёрпи. На меня с интересом вперились два десятка пар глаз. Остановившись, показал, как правильно выполнять упражнение, и сделав десять повторений, упал в планку. Простояв в ней минуту, обессилено рухнул на пол.
  После, пришлось показывать как правильно делать планку остальным воинам и объяснять для чего это и какие мышцы в этом упражнении задействованы.
  Затем спровадил иодзури и напоследок сделал сотню выпадов на каждую ногу, и закончил полтинником пресса. Завтра я наверняка буду чувствовать себя отвратительно, но такова цена сильного и выносливого тела. Пока отходил от упражнений, накидал в уме примерную программу на месяц, попеременно задействовав нижнюю часть тела и верхнюю. По прикидкам, после месяца подобных тренировок, и хорошего питания, я надеялся прекратить падать в обмороки после серьезных нагрузок.
  
  Спустя несколько дней меня выдернули с тренировки караульные - пришел Мусай, и вернулся Иоичи.
  Встретив обоих у ворот, направился в хозяйский дом. Оставив старика в некой подобии приемной, помог снять доспех Иоичи в его покоях, и усевшись спиной к стене, спросил.
  - Ну? Как прошло? -
  - На удивление хорошо. Я позволил семье Мизухико остаться в усадьбе, и они принесли клятву верности. Отец Тосиро давно умер, а мать с двумя дочерьми больше озабочены своим благосостоянием, нежели судьбой главы рода. Так что с ними проблем не возникнет. - поделился Иоичи. - Оказалось, что состояние тосё Мизухико, куда более плачевное чем наше. Тосиро интересовало только обогащение рода. Судьба его подданных была ему не интересна. -
  - Не удивительно. Судя по слухам, мальчишка был с детства избалован. - прокомментировал я.
  - Бесспорно. - кивнул Ёчи подтверждая мои слова. - Рассказывай, что ты тут задумал. -
  Ну я и рассказал, не утаив даже разговор с Мусаем и предстоящие переговоры с ворами. Господин был поражен, господин был впечатлен, господин чуть не надавал мне по шее за своевольство, но в конце согласившись с доводами подтвердил, что изложенное было вполне логично, и обещал содействовать во всем что касается нашего благополучия. Пригласив Мусая, зачитал принесенный им список предметов и их количество.
  Ёчи, который переводил все озвученное в деньги, сокрушенно качал головой, и после того как я закончил чтение, с ухмылкой произнес.
  - Чтобы удовлетворить запросы наших тосё, придется продать поместье. -
  Внутренний голос пропел подражая Миронову "Шеф! Все пропало, все пропало!".
  - Все так печально? - обреченно поинтересовался я.
  - Нет. - покачал головой Иоичи. - Но, если предприятие не окупится к следующему году, платить налоги нам будет нечем. -
  - К тому времени, у нас будут совершенно другие проблемы. - "утешил" я господина Акамацу. Тот в ответ лишь хмыкнул, и забрав свиток, удалился.
  - Говори. - повернулся я к старейшине, дождавшись пока стихнут шаги.
  - Завтра. На закате у госпожи Чон. - коротко произнес Мусай, затем встал, поклонился и вышел вон.
  Значит стрелка с криминалитетом назначена на завтрашний вечер. На постоялом дворе будет шумно, многолюдно и небольшая компания не вызовет лишнего внимание на общей массе людей.
  Ну что ж, я, честно, не надеялся что мероприятие пройдет без эксцессов, поэтому надо найти Сю, и обговорить с ним план, на случай если все пойдет наперекосяк.
  Нет, как и оговорено - внутрь пойду я один. Но если дойдет до драки, вряд ли все ограничится резней в тесной комнатушке. Кто-то точно начнет драпать, и пока я буду занят, его надо будет отловить. Именно это я и хотел поручить разведчику.
  Выйдя во двор, попал в эпицентр непонятной суеты. Слуги носились как заведенные, даже Момори со своим плавным тянущимся шагом, быстро семенила по тропинкам.
  - Госпожа! - крикнул я ей в след. Разогнавшаяся было Момори, снизила скорость и оглянулась на зов. Увидев меня, махнула ладонью подзывая к себе. Послушно прошлепав к женщине, поинтересовался что за кипишь происходит.
  - Завтра мы будем принимать главу рода Шидатомару. Тебе тоже стоить подготовиться. - смерила она меня взглядом.
  А что мне готовиться? Как-будто я буду приглашен на эту частую вечеринку? И вообще, у меня завтра дела. Поэтому неопределенно помахав рукой в воздухе склонил голову на бок и удалился, под ворчание Иситаки.
  Приняв ванну, отдраил себя пучком трав, и поужинав отправился отдыхать. Сил я потратил сегодня много, и чтобы завтра быть свежим решил увалиться спать пораньше.
  Сон был хорошим, спокойным, лишь под утро, когда натруженные мышцы задеревенели я начал ворочаться и тело начало отдавать болью.
  Не смотря на это, я чувствовал себя отдохнувшим и посвежевшим. Последствия беспробудного пьянства уже давно ушли с лица, не оставив и следа, и я изрядно помолодел физиономией.
  Кое-как добравшись до додзе, встретил там удрученных иодзури, и на их лицах читалось примерно то же самое, что испытывал сейчас я. Собравшись с духом, скрипя зубами и периодически подвывая, вся бригада умудрилась размяться, приведя мышцы в тонус. Стало легче... Разогретым мышцам вернулась эластичность, и теперь хоть можно было ходить не в раскорячку, будто младенец, который делает первые неуклюжие шаги.
  Вот сейчас, упражнения надо делать нежно, чтобы не усугубить ситуацию, и не остаться завтра на целый день дубовым бревном в кровати, неспособным встать.
  Иодзури предупреждать об этом не надо было. Все-таки рядом со мной были воины, а не малолетние шалопаи, которые не чувствуют границ. Так что комплекс мероприятий выполняли медленно, больше работая на технику исполнения, чем на скорость.
  Спустя полтора часа, когда мокрыми были все без исключения, сделали короткую передышку, и после нее, перешли к учебным поединкам.
  Тысячу взмахов оставили на после обеда.
  Закончив к полудню, а собрались мы в додзё, на секундочку, около девяти утра, отправились всей бригадой на речку, принимать водные процедуры.
  Будто подростки, с криками, шутками, поплескавшись в реке, свежими отправились на поздний завтрак, или ранний обед - неважно.
  Наедаться до отвала я запретил - на полный, забитый под завязку вкусной едой желудок, махать деревяшкой будет очень тяжело и можно легко оконфузиться.
  В общем, примерно к четырем окончив наконец с мероприятиями во восстановлению физической силы, я остался наедине с Сю и двумя его помощниками - Широ и Дзяку, на поверку оказавшиеся чуть ли не точными копиями Сю, только габаритами чуть побольше. Самую малость.
  Обсудив все еще раз, остановились на самом простом варианте. Сю с ребятами будет тереться возле постоялого двора, естественно в тени, стараясь не отсвечивать, и все те, кто помещение в ускоренном темпе - старательно вяжутся парнями.
  Все те, кто снаружи не окажется, будут иметь дело со мной. Убеждать одуматься и сложить оружие я, конечно же, никого не собирался, но, если не дойдет до поножовщины, и все ограничится потасовкой на кулаках - клинок вынимать не стану. Лишние смерти мне точно не нужны.
  - Хитоши! - позвал меня громкий голос, принадлежащий Иоичи.
  Высунувшись наружу, из ставшим мне кабинетом додзё, увидел разодетого как на праздник главу клана. Смерив его оценивающим взглядом, вслух отметил что он выглядит достойно, не забыв поинтересоваться по какому поводу.
  - Шидатомару приезжает! - раздраженно ответил тот.
  - Зачем? - поинтересовался я, пытаясь вспомнить кто такой Шидатомару.
  - Если бы я знал. - тряхнул головой Ёчи. - Ты готов? -
  - Да. - ответил я. - Через пару часов направимся в деревню, будем разговаривать с воришками. -
  - Балда. - сокрушенно покачал головой господин. - Ты должен быть рядом со мной, когда приедут гости. -
  - Святой Оторочи! - взвыл я. - Ёчи, извини, я не смогу присутствовать на банкете! -
  - Почему? Нельзя поговорить с воришками после? - раздраженно спросил тот.
  - Нет. - произнес я, чувствуя смущение. - Залогом встречи стала дочь Мусая, если я не явлюсь, утром мы найдем ее тело, где-нибудь в подворотне. -
  - Хитоши Акамацу! - воскликнул молодой господин. - Как можно быть таким безответственным?! - сокрушался Иоичи.
  - Прости, Ёчи. - выдавил я из себя, на самом деле, не чувствуя абсолютно никакой вины. Светские рауты все равно вызывали у меня скуку. Все эти высокопарные речи, нудные разговоры, и обряды, обряды, и снова обряды.
  - Ты должен вернуться не позже полуночи. Я должен представить тебя Наоко, иначе потеряю лицо и уважение. -
  - Хорошо. - отмахнулся я, моментально забыв о разговоре и переключил внимание на Сю.
  
  
  Войдя внутрь, погрузился в атмосферу таверны, будучи точной копией тех, которые показывают в фильмах. Шумно, громко, пахнет алкоголем, и много шуток, очень пошлых шуток. Но, российские уши слышали и не такое, так что смущаться и краснеть как первоклашка при виде похабного рисунка на странице учебника я не стал. Гордо прошествовав сквозь зал к махнувшему мне рукой плутоватого вида пареньку, поднялся на второй этаж следом за ним. Он провел меня в одну из комнат, и, отодвинув створку, жестом пригласил внутрь.
  На противоположной от двери стороне, рядом с окном, сидела дочь Мусая. Ее я узнал сразу. Слева расположились три незнакомых мне личности. Первый, в безрукавке на голое тело, пыхтел трубкой, и прятал под задницей тонкий кинжал, рукоять которого я сразу приметил. Двое других, помладше, и выглядевшие словно подростки, пристально следили за мной, явно будучи готовыми будто помойные коты сцепиться в схватке.
  Провожатый задвинул за собой дверь, и остался внутри рядом с ней, перекрыв мне путь к отступлению.
  Я непринужденно прошел вперед и сел прикрывая правой лопаткой девушку. Ты старалась не показывать страх, но по бледному лицу и подрагивающим уголкам глаз, стало ясно что еще чуть-чуть, и она просто разревется.
  - Добрый вечер. - поприветствовал я собравшихся.
  - Чего надо, даймё? - сухо и безразлично поинтересовался тот, кто пыхтел трубкой.
  Проигнорировав откровенное хамство и неуважение к титулу, улыбнувшись уголками рта, ответил.
  - Хочу, чтобы вы работали на меня. -
  Главарь даже бровью не повел, после моего провокационного заявления, лишь задумчиво затянулся и спросил, выпустив струйку дыма.
  - Даймё Акамацу решил заняться разбоем? -
  - Нет. Мне всего лишь нужны ваши уши и возможности общаться с людьми подобным вам в разных провинциях. - ерзая и устраиваясь поудобнее ответил я.
  - Информация, да? - уловил суть главарь.
  - Верно. - кивнул я. - Хочу знать, что говорят люди ваших кругов, и что говорят люди, у которых вы крадете. -
  - Это будет дорого стоить... - медленно произнес собеседник.
   - Денег у меня нет. - развел руками я. - Но я могу оставить вас в живых, тем самым оплатив ваши услуги. -
  - Осторожнее даймё, - пригрозил мне пальцем тот. - угрозы неуместны, в твоем-то положении. -
  Я тяжело вздохнул.
  - Я не угрожаю... Я лишь предлагаю вам выбор, и протягиваю руку помощи. Здесь, вы будете пользоваться моим покровительством, но красть в моих владениях придется прекратить. А вот если что-то пропадет у того же Шидатомару, - вспомнил я сегодняшнего гостя. - то это сугубо его проблемы. -
  - Мы, люди вольные, приказам подчиняться не привыкли. - так же лениво протянул главарь немногочисленной банды.
  - Придется учиться. - парировал я. - Если конечно вам дороги ваши жизни. -
  Интересно, попытается он меня сейчас ударить, или все-таки разум возьмет верх над эмоциями? Но, нет... Потянувшийся к кинжалу под своей пятой точкой бандит, допустил фатальную ошибку. Он совсем забыл, что длина клинка катаны, куда больше чем его вытянутая рука с зажатым в ней стилетом.
  Из позы "лотоса" мы вскочили почти одновременно, вот только пока он растянулся в длинном замахе, моя трофейная катана покинула сая, и в одно движение прошла сквозь его шею, перерубив гортань, а вместе с ней артерию. Тело воришки упало мне под ноги брызжа кровью, а я, возвращая катану на центральную линию, рукояткой приложился в висок бросившемуся на меня в этот момент прихлебале.
  Не рассчитав сил, приложился на полную, услышав как хрустнула проломившись височная кость, отчего бедолага замертво рухнул на пол.
  Третий, не стал опрометчиво бросаться в атаку и перешел в оборону, но еще не осознал что не начавшуюся дуэль он уже проиграл, оказавшись запертым в углу. Мне оставалось просто пронзить его насквозь сделав короткий выпад с обманкой. Захрипев, он повалился на стенку с пробитым легким, хватаясь то за свое горло, то за окружающие его тело предметы.
  Последний оказался самым умным и шустрым - в комнате его уже не было, до меня донесся лишь затихающий гулкий стук пяток о дощатый пол. Он сразу осознал, что к чему, и покинул помещение предпочитая остаться в живых, нежели вступить в схватку с вооруженным и очень опасным даймё.
  Неожиданно для себя, я вспомнил, что окна комнаты на втором этаже смотрят прямо на вход постоялого двора. Мальчишка наверняка рванул к выходу, не пытаясь запутать возможных преследователей, а значит через пару секунд он будет на улице.
  Одним прыжком оказавшись на небольшой веранде, услышал как хлопнули парадные двери забегаловки, и на секунду мелькнула тень. Этого было достаточно чтобы примерно прикинуть в уме траекторию, и совершить резкий прыжок.
  Видимо Оторочи сегодня был за меня, и я, сгруппировавшись в полете, сшиб парня с ног, приземлившись коленями прямо тому на загривок.
  Сделав короткий перекат, прыгнул обратно, усаживаясь ошеломленному воришке на спину, и приставляя к его шее испачканный в крови клинок катаны.
  - Не рыпайся, иначе умрешь. - процедил я, больно надавив тому между лопаток. Вскрикнув, парень сдержался и не предпринял попыток к бегству.
  Из темноты неожиданно выскочила фигура, оказавшейся Сю. Я слез с пленного, а иодзури принялся сноровисто вязать тому руки. Оставшиеся двое воинов, проследовали за мной внутрь постоялого двора, появившись из темноты подворотен так же внезапно, как и разведчик.
  Поднявшись на второй этаж, вошел в комнату.
  Дочь Мусая лежала без сознания, в луже собственной рвоты. Широ склонился над ней, приводя беднягу в сознание. Дзяку в этот момент принялся осматривать убитых и потрошить их карманы.
  Через пару минут появилась девушка слуга, громко ойкнув тут же закрыла рот ладонями и большущими глазами вперилась в меня, переводя взгляд на убитых и обратно.
  Приложив палец к губам, отвел ее приказав найти хозяйку и старейшину.
  Странно, но я не испытывал абсолютно никаких угрызений совести. Зарезал троих будто в магазин сходил. Не буду лгать - был легкий мандраж, и сожаление от того что задуманный план покатился коту под хвост. И только...
  Спустя какое-то время появился Мусай, бешено вращая глазами, ища собственную дочь. Она к тому моменту пришла в сознание и Широ отвел ее в другие покои, подальше от запаха крови.
  Увидев отца, та разревелась бросившись тому на шею.
  Хозяйка постоялого двора, госпожа Чон при виде всего этого непотребства лишь покачала головой, и погрозила мне пальцем, наказав убрать за собой. Так же отметила, что если кто-то из постояльцев увидит, как мы выносим тела, то она очень рассердится.
  Я заверил ее что мы все сделаем по-тихому и нет причин беспокоиться.
  - Комори-сан, тебе пора. - шутливо намекнул Широ.
  - Твою ж... - выругался я. Дело сделано, пора мотать обратно в усадьбу, где меня ждал Ёчи оставшись наедине с гостями.
  Покинув постоялый двор, быстро засеменил к усадьбе, вскоре представ перед ее воротами. Кивнув караульному вошел на территорию.
  На каждом дереве были навешаны фонарики, с горящими внутри свечами, и слуги будто муравьи сновали от хозяйского дома до кухни и обратно отбрасывая причудливые тени. В воздухе витал праздничный ажиотаж, которым я никак не мог проникнуться. Одернув одежду и поправив оружие, смело зашел внутрь господского дома.
  Сделав всего пару шагов нарвался на зашипевшую на меня змеей Иситаку, но обрушить гнев на мою голову не дал Иоичи, сквозь щель не до конца прикрытой створки разглядев мою физиономию, и громко оповестил.
  - Хитоши Акамацу, даймё клана Акамацу! -
  Пришлось выйти на свет, поклонившись присутствующим гостям.
  Их было шестеро.
  Пожилая женщина, скромно одетая в вишневого цвета кимоно с гребнем в седой прическе. Четверо мужчин, моих ровесников, двое из которых являлись иодзури, судя по тому, что рядом с ними лежали катаны, и...
  - Добрый вечер Хитоши Акамацу, даймё клана Акамацу. - приветствовала меня молодая девушка, одетая в вишневую накидку с белоснежным кимоно под ней. Длинные до поясницы, черные как смоль волосы, острые черты лица, большие изумрудные широко распахнутые глаза, аккуратная идеально ровная челка, обрамлённая двумя прядями.
  Иоичи не растерялся и сделав мне очень страшные глаза, представил говорившую.
  - Наоко Шидатомару, глава рода Шидатомару, правитель провинции Шидатору. -
  - Госпожа. - поклонился я, и направился к Иоичи, сев от него по правую руку, положив клинок перед собой.
  - Что у вас с лицом, даймё Акамацу? - звонким властным голоском поинтересовалась девушка.
  Блин, а что с лицом? Я повернулся к Иоичи, который на грани слышимости шептал - "убью, убью!".
  - Госпожа, - поклонившись произнес я. - его вид вас оскорбляет? -
  - Нет. - с улыбкой ответила та, обнажив ровные белые зубки. - У вас алые пятна на щеке. Это кровь? -
  Видимо из перерезанного горла главаря воришек, в момент драки, несколько капель все же попали мне на морду. Но в запале я даже не обратил на это внимания, и чертов Широ не соблаговолил мне об этом сказать. Убью...
  - Да, госпожа. Это кровь. -
  - Я надеюсь она не ваша? - с ангельским выражением лица, хлопая огромными ресницами произнесла та. - Было бы очень печально, если бы вы поранились. - вооооот сучка!
  - Нет, госпожа, кровь принадлежит не мне. - спокойно ответил я, проигнорировав издевку.
  - Кому же? - вскинулась та. - Расскажите! -
  - В наших краях завелись воры. - вместо меня ответил Иоичи. - Даймё выследил их, и как видно, наказал. Да, даймё Акамацу? -
  - Да, господин. - опять ответил я с легким поклоном. - Воры нас больше не побеспокоят. -
  - Сколько их было? - вскинулась девушка, проявив неподдельный интерес. Иодзури при ней, тоже внимательно слушали.
  - Четверо. Главарь и трое подопечных. - не стал юлить я.
  - Чем они были вооружены? Как вы ух убили? - с интересом взирала на меня эта мелкая стерва.
  - Танто у главаря, и стальные иглы у остальных. Все - отравлены. - об этом мне поведал Дзяку, который проводил обыск. Если бы меня ткнули одной из таких игл, я бы уже отправился в храм к Оторочи, оставив свое бренное тело.
  - Как? - последовал вопрос.
  - Главарь потянулся за кинжалом, и я перерезал ему горло одним движением. Второй был убит ударом в висок рукоятью. Третий - пронзен насквозь. -
  - Вы владеете Иайдзюцу? - поинтересовалась та.
  - Да, госпожа. - кивнул я.
  - Продемонстрируйте. - взяла та яблоко с тарелки и вытянула его на раскрытой ладони.
  - Госпожа Шидатомару! - вскинулась пожилая женщина. Иодзури заерзали, смотря на своего владыку. Иоичи зашипел мне в ухо чтобы я не смел ничего делать. Но я смотрел в глаза этой мелкой сучки, и видел там желание меня унизить. Унизить меня как воина, тем самым поставив репутацию клана под сомнение. Надменное выражение лица, этой Наоко Шидатомару, начинало меня бесить. Сочетание безразличной маски, и дьявольское пламя в этих зеленых глазах, накаляли меня как вольфрамовую нить в лампочке Ильича.
  Ладно, маленькая тварь. Сейчас я покажу тебе из какого теста слеплен.
  Медленно склонившись в поклоне, подтянул к себе катану, и одним движением снизу вверх, хлопнул девчонке по ладони, подбрасывая в воздух яблоко. В этот момент я уже стоял на одном колене, и беззвучно вынув катану, в одно движение разрубил яблоко над ее головой.
  Затем так же быстро вложил клинок в ножны и замер с каменным выражением лица, хотя внутри кровь бурлила будто кипя в котле. Ну ничего, маленкая дрянь... Шидатору, одна из южных провинций, на которые я положил глаз. И в скором времени мы обязательно встретимся с тобой на поле боя. А пока, я стерплю любое оскорбление, издевку и хамство, дабы не позорить своего господина и клан. Я итак поддался на провокацию, которая могла дорого обойтись нашему роду и его главе.
  С одной стороны я проявил неуважение дотронувшись до гостя без его согласия, но с другой - лучше так, чем отсеченные пальцы или кисть.
  - Неплохо. - произнесла та, и тут же забыв о моем существовании переключила внимание на Иоичи, начав обсуждать торговые отношения между родами.
  Оставшееся время встречи, я сидел молча, без команды, не раскрывая рот и стараясь всячески не отсвечивать и не привлекать внимания.
  Беседа окончилась ближе к полуночи, когда я уже клевал носом, и пару раз чуть не уснул во время разговоров. Слуги проводили гостей в их покои, а я остался наедине с Ёчи.
  - Как думаешь - зачем явилась эта особа? - поинтересовался я, подавив зевок.
  - Она в курсе последних событий, и на мой взгляд, хотела лично оценить обстановку. - ответил Иоичи, прохаживаясь и разминая ноги.
  - И? -
  - Она определенно умна. - подвел итог господин. - То, какие вопросы она задавала, как вела диалог, все говорит о том, что она серьезный противник. Плюс клан Шидатомару является одним из крупных поставщиков зерновых, и имеет поддержку в совете восьми. - чуть подумав он дополнил. - Даже если мы справимся со всеми остальными родами, то она - жирная точка, в конце нашего пути. Пока мы наращиваем мощь, она не будет сидеть сложа руки, и после того как Акамацу будет готов столкнуться с ней, то нас встретит очень сильная армия. Совет не даст нам взять под контроль поставки зерновых культур, им это не на руку.
  Они очень долго выстраивали отношения с кланом Шидатомару, чтобы так легко расстаться с союзником, и начать налаживать новые связи. -
  - Что остается делать нам? - озабоченно спросил я.
  - Ничего. - пожав плечами ответил тот. - Мы никак не можем на это повлиять. Если только не заключим с ней союз. -
  - Никаких союзов! - твердо отрезал я. - Именно благодаря дипломатии, Акамацу оказался на дне, идя на уступки и избегая конфронтации. Настала пора показать клыки. Договариваться будем с побежденным врагом. -
  - Ты видел сколько воинов с ней прибыло? - усмехнулся Иоичи.
  - Нет. - качнул головой я, действительно не наблюдая новых лиц на территории усадьбы.
  - Все, кто был здесь с нами - ее свита. Больше - никого. - изогнул бровь глава рода. - Она прекрасно знает - что пока она на нашей земле, в статусе гостя, с ее головы не упадет ни один волосок. А если это произойдет - сюда явится объединенная армия восьми глав совета, и оставив после себя лишь пепел. -
  - Умна... - согласился я.
  - Нам нужно придерживаться золотой середины. Присматривай за ней издалека. Пусть считает, что на территории Акамацу безопасно и мы не опасаемся за ее жизнью. Тем самым мы покажем, что полностью контролируем обстановку в Харатоко, и хоть мы немногочисленны, но довольно сильны и уверенны. -
  Иоичи явил мне свою другую сторону, показав, что стратег из него не хуже, чем из меня воин. Крепко задумавшись, попрощался с правителем, и отправился на боковую.
  
  На следующий день, отпахав на тренировке с воинами, был пойман Сю, и вместе с ним потащился к броннику, прихватив трофейный доспех.
  Сняв мерки, молодой мастер, оповестил что через пару дней доспех будет готов, и в нем можно будет идти в бой. Но предупредил, что окончательную подгонку необходимо проводить с надетым на меня доспехом.
  После - направились обратно в усадьбу, где меня ожидал разговор с пленным.
  Мальчишка, лет семнадцати, волком смотрел на меня из деревянной клетки в которую его намедни определил Сю.
  - Как твоё имя? - спросил я, сев на чурку перед клеткой.
  - Миташи. - ответил тот сплюнув под ноги.
  - Миташи... - произнес я, пробуя имя на вкус. - Вот что, Миташи... Есть два варианта. Первый - ты просидишь здесь, пока мне не надоест тебя кормить, и я не вздерну тебя на ветке. И второй - принеся клятву верности клану, останешься служить мне и роду Акамацу. - я решил говорить прямо, давая парню осознать свое положение в полной мере. - Ты умный, поэтому ты остался в живых. А я ценю умных людей, и обрывая твою жизнь лишусь, возможно, ценного союзника, которому найдется дело по плечу. -
  - А есть вариант, где я останусь вольным человеком? - с усмешкой спросил тот.
  Дерзкий, смелый, не боится говорить со мной на равных, сидя в этой маленькой клетке, в которой повернуться негде. Он определенно мне нравится.
  - Нет, такого варианта нет. - развел руками я, будто бы извиняясь, и тут же задал вопрос. - Где твоя семья? -
  - Ее нет. - ответил тот.
  - Ясно... - вздохнул я. - Ну что ж, - произнес, вставая с чурки. - как только ты будешь готов дать ответ, оповести об этом стражу. -
  - Даймё! - позвал он, и дождавшись, когда я обернусь, произнес. - Тебе просто повезло. -
  - Возможно. - ответил я. - Возможно... -
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"