Южанин Сергей Егорович: другие произведения.

Путешествие В Страну Петровичей Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  16
  
  Bazurka.net
  Анекдоты про Петровича
  
  - Почему ты так и не предложил выйти за тебя?
  - Бля, Петрович, прораб же сказал, что сменами нельзя меняться!
  
  - Помнишь, как мы кончили одновременно?
  - Бля, Петрович, помню, конечно, мы же в параллельных классах учились.
  
  - Теперь расслабься и смотри, как я беру его в ротик и нежно отсасываю...
  - Бля, Петрович, давай быстрее бензин перельем и поедем уже!
  
  - А засунь в обе дырочки по пальчику...
  - Бля, Петрович, это же розетка, хочешь, чтобы меня током пиздануло?!
  
  - Да я отвечаю это вкусно! В Таиланде все их едят. "Жареные гусеницы" называется!
  - Бля, Петрович, и на чем теперь трактор то будет ездить?!
  
  -Ой! посмотри как у меня сосочки затвердели! Это наверно от холода...
  -Бля, Петрович, да мне похуй, давай работать уже!
  
  - Что ты со мной делаешь? Опять тушь потекла...
  - Бля, Петрович, с твоими кривыми руками мы чертеж никогда не закончим!
  
  - Может, еще немножко поваляемся? Я сейчас без трусиков...
  - Бля, Петрович, подымайся, тельник в зубы и бегом! Магистраль прорвало!
  
  - Терпи при жизни и после смерти тебе возздастся.
  - Бля, Петрович, заебал, помой ноги иди!
  
  - Я никуда не пойду! Мне нечего надеть!
  - Бля, Петрович, мне похуй! Кирзачи пропил, теперь хоть в тапках траншею копай!
  
  - Может быть сегодня сделаем это втроём?
  - Петрович, тут пять фур. Какой втроём? Зови всю бригаду
  
  -М-м-м, детка, у тебя еще не растет или уже так гладко бреешь?
  - Петрович, ты охуел, не трогай мою лысину!
  
  - Тебе какие прокладки больше нравятся?
  - Слушай, Петрович, мне похуй, главное, чтобы кран не протекал!
  
  -Как думаешь, чем мне лучше ноги побрить?
  -Бля, Петрович, это гусь, его ощипывают!
  
  - Может, нам задуматься о браке?
  - Бля, Петрович, давно пора! У тебя же на выходе каждая пятая деталь бракованная!
  
  - У тебя губки соленые...Ты плакал?
  - Бля, Петрович, на хера ты губку-то жрешь?? Я ей рассол со стола вытирал!
  
  - Дорогой, давай сегодня без защиты.
  - Бля, Петрович, ты заебал, одень каску, мы на стройке все же!
  
  17
  
  Автобус остановился у высокого современного здания, которое вполне могло бы оказаться офисным, где в каждом кабинете сидели клерки и занимались какими-то делами, перекладывали с места на место бумаги, назначения которых никто не знал, но вывеска на входе гласила: "ГОСТИНИЦА ПЕТРОВИЧ", и все догадки были напрочь отметены. Люди в строгих костюмах пропустили наших героев вперед, и все оказались в роскошном холле. Строгий портье на ресепшн снял с головы котелок и указал рукой на лифт:
  -Вам туда!
  Они поднялись на определенный этаж,и прямо перед лифтом оказалась дверь, на которой висела табличка с золотыми цифрами, причем несколько первых (три) были утеряны, а оставшиеся (две) составляли СЕМНАДЦАТЬ. "Ну, что ж, СЕМНАДЦАТЬ, так СЕМНАДЦАТЬ..." - подумал Слава и толкнул дверь, ключ в которой заблаговременно повернул один из Петровичей.
  Они прошли в номер, в котором было по меньшей мере пять комнат,не считая душевых, туалетов и минимализированной кухни.
  -Ого! - воскликнуло Существо и приблизилось к журнальному столику, на котором лежала толстая с коричневой дерматиновой обложкой тетрадка весьма потрепанного вида. Оно взяло в руки тетрадку и раскрыло ее...
  -Отдыхайте, - сказал один из Петровичей, ласково улыбаясь, - не станем вам мешать, ведь вы утомились с дороги...
  Однако никто не спешил удаляться.
  Существо принялось читать, пробегая текст глазами и время от времени останавливаясь, пыталось вникнуть в смысл, так как корявый почерк затруднял осмысление...
  
  "Как странно слиты сад и твердь
   Своим безмолвием суровым,
   Как ночь напоминает смерть
   Всем, даже выцветшим покровом."
  
   Иннокентий Анненский
   "NOX VITAE (НОЧЬ ЖИЗНИ)"
  
  Наша усадьба находилась довольно далеко от дачного поселка, в лесу, и от этого удовольствие от пребывания там только увеличивалось, а не наоборот.
  После работы в пятницу я завел свои "Жигули", усадил туда свою семью - жену Киру, тетку жены Глафиру Петровну, ее мужа Анатолия Петровича, их сына Кирилла, а также сына Кирилла - Васеньку. Конечно были определенные трудности по размещению в маленьком салоне столь многочисленной компании, но, уплотнившись, мы тронулись в путь, объезжая посты ГАИ и подвергая жизнь опасности на не проходимых дорогах. Но я вел автомобиль твердой рукой, и через какое-то время мы подъехали к усадьбе.
  Толпа высыпала на лужайку. Глафира Петровна, женщина солидной комплекции, едва отдышалась, а ее лысый супруг потрясал руками, так как всю дорогу был вынужден держать практически на весу внучка. Но теперь все было позади, и мы любовались голубым небом, летним солнцем, вдыхая чистый лесной воздух.
  Мы устроили импровизированный ланч во дворе. Кира готовила чай, а мы с Кириллом выносили стол и стулья. Возле нас вертелся неугомонный Васенька. Наконец все было приготовлено, и мы удобно разместились вокруг стола, наполнили чашки ароматным напитком. Я сделал глоток и почувствовал непреодолимое желание принять чего-то более достойного. Остальные, словно прочитав мои мысли, понимающе кивнули головами. Я поднялся со своего места...
  В этот самый момент из леса вышел высокий худощавый человек в черном костюме при "бабочке". На вид ему можно было дать лет сорок пять-пятьдесят, но ни единого седого волоска в роскошной шевелюре не наблюдалось. Волосы слегка отдавали синевой. В руке мужчина держал черный зонтик-трость. Он направился к нашей компании, затем элегантно поклонился и представился:
  -Инженер Сатин. Видите ли, я построил тут по соседству дом и счел своим долгом представиться соседям, - он указал рукой куда-то в сторону, но несколько неопределенно.
  -Очень приятно! - воскликнула Кира, а инженер улыбнулся ей.
  -Присаживайтесь к нашему столу. Не обессудьте. Чем богаты, тем и рады, - в разговор вступил дядя.
  -Нет-нет, спасибо, - Сатин замахал руками словно крыльями, - знаете, дела переезда... - и он раскланялся точно пульчинелла.
  Через пару минут мы уже забыли о существовании соседа и после обильных возлияний предавались обычным семейным беседам.
  Незаметно вечер осел на ветки деревьев, коснулся крыши дома и пощекотал нас, как всем известный Петросян щекотал публику в особо безнадежных ситуациях. Предметы различались еще довольно отчетливо, но мы решили переместиться в комнаты. И тут жена закричала, даже скорее дико завизжала:
  -Смотрите! Что это?
  К востоку над черным лесом возвышался мрачный готический замок. Странным холодом тянуло оттуда.
  -Готов поклясться, что несколько минут назад ничего подобного не было! - сказал Кирилл.
  -Я тоже, - его сын прижался к папе.
  Неожиданно грянул гром, и кривая молния рассекла небо. Мгновенно кромешная тьма накрыла землю.
  -Скорее в дом, здесь становится не комфортно, - произнесла Глафира Петровна хриплым голосом.
  Только я оставался спокойным и размышлял над смыслом бытия, то ли под действием алкоголя, то ли по складу ума.
  Не успели мы поудобнее расположиться в креслах, приготовившись для просмотра телевизора, как в дверь постучали. По каким-то не ведомым причинам у всех перед глазами появилось видение готического замка. Я расхохотался, спохватившись, что могу обидеть кого-то из присутствующих. Когда-то где-то я читал, что в небе могут возникать различные миражи, мне казалось, что замок - явление того же порядка, но промолчал.
  Кира пошла к двери, а я обратил внимание на взгляды ее родственников: словно они провожали ее в последний путь. На пороге стоял инженер-сосед с раскрытым зонтом.
  -Извините, что потревожил ваш отдых, - начал он как-то не слишком складно, - но у меня есть к вам просьба...
  -Слушаю вас, - Кира искоса посмотрела на нас.
  -Дело в том, что меня срочно вызывают на работу в Научно-исследовательский институт изотерической медитации паранормальных Петровичей для передачи очень важной информации... А так как в моем доме остаются не распакованные вещи, а прислуга еще не прибыла, то я осмелился бы попросить вас присмотреть за моим хозяйством, если вы конечно не против. Я мог бы оставить вам ключи, чтобы вы накормили моих питомцев - щенка и кота, а также поливать цветы. Я был бы вам весьма признателен!
  -Странная просьба...- замялась женщина, - мы ведь едва знакомы.
  -Что же странного!? - побледнел инженер.
  -И как надолго в - вмешался в разговор Анатолий Петрович.
  -Не имею возможности ответить на этот вопрос, поскольку не знаю, - Сатин как-то не добро посмотрел на дядю.
  -Этот замок и есть ваш "дом"? - поднял руку Кирилл.
  -Конечно же он самый и есть!
  -Но ведь, чтобы построить подобное нужно ВРЕМЯ... - начала Кира, на взгляд соседа пронизал ее насквозь:
  -Техника! - он загадочно улыбнулся и тут же спросил, - Так вы согласны присмотреть?..
  -Но удобно ли это? - не унималась Кира.
  -Вот и прекрасно! - голос инженера стал очень высоким и мерзким, - Вот и договорились!
  Он развернулся и направился к выходу, продолжая держать раскрытый зонт. Но все видели, что дождя не было. На поляне появился древний черный "Роллс-Ройс", в котором исчез наш новый знакомый.
  -У него водитель без головы!! - прошептал Васенька, но папа влепил ему подзатыльник.
  -Не болтай ерунду! Ты уже большой мальчик!
  -А кто-нибудь в курсе, что за институт такой, как его там... - вставил Анатолий Петрович.
  -...изотерической медитации паранормальных Петровичей... - Глафира Петровна нервничала.
  -Да-да, вот именно! - Анатолий Петрович многозначительно поднял палец.
  -Будет вам! - сказала Кира, позвякивая полученными ключами, - Давайте смотреть телевизор. Там уже Дубина Роговицкая начинается...
  Мы упали в кресла и прилипли к экрану, так как постоянно находились под гипнозом ящика...
  
  Я проснулся среди ночи и обнаружил, что жены рядом нет. Я тихо поднялся, оделся и вышел на улицу, дабы не разбудить спящих. Луна, похожая на сыр, тускло освещала лес и зловещий замок. Что-то тянуло меня именно туда.
  Признаться, я с детства боялся темноты и странных звуков, но сейчас я продирался сквозь чащу, не обращая внимания ни на что. Замок вырос внезапно. Вблизи он был более ужасным, чем издалека, и что-то наводило на мрачные размышления. Общее тревожное состояние усиливал высокий металлический забор, окружавший строение. Ржавые прутья были причудливо изогнуты, казалось, что рука Великих дворников коснулась их (и не раз!), но ведь это полный абсурд! после некоторых поисков я обнаружил небольшую дверь, которая сама собой распахнула и впустила меня внутрь. Двор был выложен серыми мраморными плитами, начищенными до блеска, что не совсем гармонировало с ржавым забором. Но я перевел взгляд на строение, поражавшее строгостью форм и буквально давившее на стороннего наблюдателя. Огромные старинные часы со светящимися стрелками, застывшими на двенадцати, казалось, остановились, но стоило мне сделать шаг, как большая стрелка вздрогнула и переместилась на одно деление. Дрожа от страха, я проник в огромный зал и замер... Зеркальные полы, величественные колонны, развешанные по стенам золоченые рамы без полотен, все это напоминало картинку из фильма о вампирах или что-то в том же роде... Первый большой зал переходил в следующий, меньших размеров, а тот в свою очередь еще в один. Я решил, что комнатам нет конца и вспомнил рассуждения Коровьева о пятом измерении. Я шел, не останавливаясь и наконец оказался в небольшом уютном помещении с камином, где плясал огонь, однако тепла не ощущалось. Прямо перед камином располагалось кресло, и там сидел человек.
  Бесшумно я подошел ближе...
  В кресле сидела моя жена. Она была не движима, а ее взгляд вперился в одну точку перед собой.
  -Кира, - прошептал я , но она осталась безмолвной.
  Я протянул руку и дотронулся до ее правого плеча. Женщина затряслась и повернулась ко мне. Ее лицо было лицом мертвеца. Я отпрянул. Кривая улыбка перекосила ее лицо, и женщина поднялась. Холод пробирал меня, но я был не в силах пошевелиться. Чудовище дрожало, ее правое плечо стало деформироваться, и она застонала:
  -Ты погубил меня...
  Она рассыпалась у меня на глазах, и я потерял сознание...
  Я очнулся в своей постели, когда уже был полдень.
  Глафира Петровна хлопотала у стола. Она была одна.
  -Где Кира? Где все?
  -Очнулся! - воскликнула Глафира Петровна, - А мы уж думали, что ты серьезно заболел.
  -Где - я поднялся на локтях.
  -Да что ты разволновался? В лесу твоя Кира! Они с Кирюшей и Васенькой по грибы отправились.
  "Кошмар какой-то! Неужели мне все это приснилось!? Да нужно меньше пить!"
  -А где замок?
  Я взглянул за поляну. Над макушками деревьев ничего не было.
  -Какой замок? Перебрал ты вчера... Ляг, полежи...
  Со двора, широко улыбаясь, мне помахивал лопатой Анатолий Петрович.
  -А инженер-сосед... его тоже не было? - я начинал думать, что схожу с ума.
  -Почему же не было!? Очень даже был...
  -И ключи передал Кире! Ключи от замка...
  -Передал, но не от замка, а от своей дачи, принес утром и отдал Кире. Я думала, ты в беспамятстве был...
  "Что же это такое? Не может быть!"
  На улице слышались голоса. Возвращались грибники. Я выскочил на крыльцо. Все на месте: Кира, Кирилл, Васечка. Веселы и здоровы.
  Я машинально потрогал затылок, он тоже оказался на месте.
  "Это был сон!"
  Однако Кира схватилась за правое плечо.
  -Что!? Что такое!? - заорал я
  Все уставились на меня.
  -Да вот плечо ушибла, - она посмотрела на меня.
  -Идем мы по лесу, - стал объяснять Кирилл, - тут деревце маленькое заваливается... Хорошо я рядом был, успел подхватить, только плечо ей и поцарапало. Да не волнуйся ты! До свадьбы заживет!
  -До чьей? - я зашел в дом.
  Потом мы разбирали грибы, чистили, мыли, женщины готовили их с картошкой. Потом мы ели все это со сметаной, и я постепенно пришел в себя и даже выпил рюмочку-другую.
  Вечером мы сидели за круглым столом точно рыцари короля Артура и загибали старые анекдоты про Василия Ивановича и Петьку, про Ленина и Брежнева, про Петровичей и басмачей, про Перестройку и Штирлица. Все весело смеялись...
  А потом мы с женой отправились в постель и...
  
  Мне показалось, что я слышу какой-то шорох. Я открыл один глаз и увидел, как Анатолий Петрович, оглядываясь, выскользнул за дверь и осторожно прикрыл ее за собой. Я погладил спящую рядом супругу по щеке, взял халат и на четвереньках пополз к выходу. Очутившись на улице, мелкими перебежками я направился к лесу, где скрылся Анатолий Петрович. Я брел в определенном направлении и вскоре застыл перед... готическим строением! Страх вновь поразил меня, но любопытство было сильнее. Дядя жены был в нескольких метрах передо мной. Он обернулся и должен был увидеть меня... но не увидел. Он смотрел сквозь меня словно сквозь прозрачное стекло и продолжил свой путь. Я следовал за ним, осознавая, что мой разум подвергался новому испытанию. Долго ли коротко я оказался в покоях замка.
  Мы ходили по залам и наконец попали в узкий боковой длинный коридор, стены которого были увешаны горящими факелами. Анатолий Петрович взял один факел и проплыл мимо меня точно призрак. Я что-то сказал, мой голос многократно размножился эхом под сводами коридора. Видимо звуковой волной Анатолия Петровича сдавило, смяло и швырнуло на стену. Я видел, как отлетела его голова. Она со стуком ударилась об пол и покатилась с большим ускорением, вскоре исчезнув в темноте за поворотом.
  
  Я проснулся в постели, когда первые лучи солнца коснулись нашей комнаты. Кира обнимала меня.
  -Что случилось, дорогой? Ты весь мокрый...
  Я покрутил головой и уставился в окно.
  -Снова мучили кошмары? - она поцеловала меня, но я оттолкнул ее и встал.
  -К вам можно? - сладким голосом произнесла Глафира Петровна, - пора вставать, племяннички. Петрович уже вернулся с рыбалки. Ушица готова. Умывайтесь и к столу!
  -Но я же... - начал я и осекся, - А как, кстати, его голова?
  -А что "голова"? - удивилась Глафира Петровна, - Ну ушиб не большой и все! Вставайте, вставайте... Что-то ты совсем стал мнительным...
  -Мнительным... - повторил я и взял полотенце.
  За завтраком я поглядывал на Анатолия Петровича, но тот упорно не желал встречаться со мной взглядом. Я сильно нервничал и не смог доесть вполне удавшуюся уху, швырнул ложку и выскочил из-за стола.
  -Что происходит!? - понизив голос, произнесла полная крови и жизни Глафира Петровна моей супруге.
  -Наверное съел чего-нибудь, - сказал Васенька, сплевывая на пол рыбью кость.
  Весь день я провалялся на диване, тщетно пытаясь вникнуть в суть книги Джорджа Оруэлла "1984", но в голову лезли странные мысли. Я вел книгу учета жизни.
  
  Этой ночью я не спал, но с ужасом ждал, кто станет следующим.
  Час настал. Во дворе мелькнули тени, в которых я без труда узнал Кирилла и Васю. Нет!
  Я перепрыгнул через кровать и влетел на второй этаж, где на стенке спокойно висело охотничье ружье, готовое выстрелить в нужные момент в конце пьесы.
  Прибежав к замку, я застал там отца с сыном. Они не спешили внутрь, а искали по окнам узкие щели. Я прицелился и выстрелил сначала в мужчину, а затем в мальчика. Их разорвало в клочья, а кровавые ошметки разлетелись во все стороны, забрызгав кровью мое тело с ног до головы. Отшвырнув ружье, я понесся к усадьбе, чтобы, умывшись прямо во дворе из деревянной кадушки, забраться в теплую постель и забыться...
  
  -Что ты прячешься по чердакам!? - услышал я спросонья голос Кирилла, - Тебя все обыскались!
  Я делал вид, что сплю, а сам тайком осматривал свое тело, на котором остались засохшие капельки крови...
  -Сгинь!!! - закричал я, вскочил и побежал по лестнице вниз.
  Я несся по поляне, затем по лесу.
  "Только бы меня не поймали! Нужно как можно скорее бежать отсюда..."
  Чаща стала совершенно не проходимой, а ветви окончательно закрыли небо. Я упал, уткнувшись лицом в холодный влажный мох. Сколько я так пролежал, не известно, как вдруг ледяная рука коснулась моей спины.
  -Пошли домой, любимый, Петровичи ждут тебя. Уже вечер... - это была моя жена - Кира.
  Но я боялся, ведь скоро наступит ночь, а с ней вернутся кошмары.
  Глафира Петровна склонилась над нашей постелью и дико захохотала, а затем пошла в лес. У меня не было желания идти туда, но что-то тянуло не зависимо от моих желаний.
  Когда я появился в замке, Глафира Петровна находилась в большом зале с колоннами.
  -Что же сделать с ней? - я говорил вслух, не боясь быть кем-либо услышанным.
  Она же ходила вокруг колонн, сложив руки на груди и произнося какие-то фразы на не известном наречии. Я быстро обнаружил то, что мне было нужно. Я размозжил череп женщины каминной кочергой. Я превратил его в кровавую кашу. Последняя жертва пала.
  Я вымыл руки и спокойно устроился под боком супруги...
  
  Осталось ждать ночи, чтобы до конца разобраться в происходящем. Нельзя передать словами, каким долгим и мучительным был текущий день, как бесконечно длился вечер. Родственники суетились, что-то делали, говорили, смеялись, но мне они были совершенно безразличны. Я сидел на лужайке в плетеном кресле, обхватив голову руками и ждал наступления тьмы.
  Меня разбудила тишина, царившая повсюду. Мертвая тишина.
  Я обследовал все комнаты и не обнаружил никого. В замок! Скорее в замок!!!
  Я поспешил в лес, не позаботившись об оружии.
  И вот цель достигнута.
  Пустота помещений слегка напрягала, но я не отчаивался. Я проходил все вокруг по второму и третьему разу... Никого! Измучившись, я устроился в кресле перед камином.
  И тотчас же раздался металлический голос:
  -Вы хотели узнать тайну моего замка!? Извольте! - передо мной стоял сосед Сатин.
  Однако он сейчас выглядел несколько иначе: строгий костюм был иного покроя, "бабочка" бархатная, руки облачены в перчатки, и они держали дорогую трость, на голове был одет черный цилиндр.
  -Вы догадались, кто я! Вы не глупый человек и все понимаете. Потому вы избраны.
  Я не смел произнести ни слова.
  -Мне нужен распорядитель, и вы станете распорядителем этого замка... ВЕЧНЫМ!
  Я продолжал молчать и начинал дрожать.
  -А вот и ваша свита!.."
  
  Существо выпучило глаза и закрыло тетрадку. Холодный пот выступил на лице, но возможно это всего лишь была абстиненция...
  Петровичи аплодировали, а Слава складывал вещи у окна...
  
  18
  
  Существо появилось из своей комнаты в чистой одежде - голубой рубашке навыпуск и черных наглаженных брюках и начищенных черных туфлях на сплошной пластиковой подошве. Оно было причесано, как это возможно, так как определенная неопрятность или скорее не ухоженность чувствовалось во всем, что делало это создание. Слава, увидев своего напарника, оценил его усилия казаться лучше, чем есть на самом деле, вытянул правую руку перед собой и поднял большой палец. Существо несколько смутилось, сморщило нос, скривило губы, опустило голову, но тут в номер, где, к слову сказать кроме наших друзей все еще находилось несколько Петровичей, точнее они постоянно меняли друг друга, и в гостиной находилось от семи до десяти человек, итак в номер вошел новый персонаж, и Петровичи в один голос воскликнули: Петр Петрович!!!
  Петр Петрович предстал перед всеми во всем своем трусливом облике: кроме широких трусов в яркий горошек на нем ничего не было. Совершенно. Он стал слезно умолять не обращать на него внимания, что присутствующие, собственно говоря и сделали. Слезливый человечек почесал затылок и вышел вон...
  
  Затем появились официанты и стали накрывать столы, располагавшиеся во второй комнате. Вскоре на столах разместились различные яства и напитки, и здесь среди прочего были: салаты - столичный и оливье, цезарь, и куриный, весенний и баярд, различные жюльены, жареные креветки оро де мар, креветки пиль-пиль, гренки в чесночном соусе, свежая капуста с клюквой, стейк из говядины с грибами, жареный карбонат, фаршированная рыба и курица, острые куриные крылышки, картофель фри и запеченный, а также многочисленные овощи, фрукты и другие закуски, бутылки с пивом, вином, графины с водкой и коньяком, штофы с абсентом, текила, виски, кальвадос, бехеровка, шампанское "Вдова Клико" и "Дом Периньон", мартини, чинзано, кампари и т.д. и т.п. Наши друзья уселись на почетные места, а Петровичи, заблаговременно убрав головные уборы и портфели, разместились, кто куда успел. Слава схватился за коньяк, а Существо, покраснев, прошептало:
  -А виноградный день можно!?..
  Слава сунул его в бок локтем, но не слишком сильно и тихо сказал:
  -Пей, что дают и жуй, что есть...
  Они наполнили рюмки, и встал первый Петрович:
  -Уважаемые господа! - торжественно начал он, - не хочу оказаться бестактным, не стану говорить славословий, так как их еще будет сказано ой-ей-ей сколько! просто я предлагаю что-нибудь рассказать нашим благородным гостям...
  Слава сидел, гордо вскинув голову, а Существо напротив опустило голову вниз, почти положив ее на колени и зыркало исподлобья на всех окружающих. Выпили и сразу же наполнили рюмки. Рассказ повел Первый Петрович:
  
  -Они встретились лишь перед свадьбой и сразу же отправились в ЗАГС. Подвенечное платье она взяла на вечер у подруги, а он обзавелся свадебным костюмом в пункте проката. Три автомобиля - "Москвич", "Жигули" и "Запорожец" подкатили к подъезду Дворца бракосочетаний. Наконец появилась невеста, а жених бежал из-за угла. Процесс закончился в три, и толпа молодых укатила домой, где была накрыта поляна. Рассевшись, гости сразу же грохнули по граненому и обалдели.
  -Горько! Горько! Горько! - заорали мужики.
  -Горько! Горько! Горько! - загнусавили бабы и не дожидаясь поцелуя повторили выпивку.
  Смущенный жених поднялся со своего места и призвал невесту. Она лукаво ухмыльнулась и встала. И вдруг ее платье побагровело, изо рта высунулись серо-желтые клыки, глаза налились кровью, а волосы, выбившись из-под фаты, поседели и сейчас клочьями торчали в разные стороны. Она вгрызалась в шею жениха, а гости одобрительно кивали...
  
  Поднялся Второй Петрович:
  
  -Шла вечеринка. Много выпито вина. Подобраны дефициты. Гости шатались по углам, пытаясь найти себе занятие; одни плясали под радиолу, другие трепались о политике, третьи гоготали над анекдотами, четвертые искали остатки спиртного, пятые доедали крошки со своих и чужих тарелок...
  Отсутствовали двое. Они заперлись в ванной и занимались не известно чем. К слову сказать, никто не хватился их; о них просто забыли, и так как ванна и туалет были раздельными, то это только было кому-то на руку.
  Рано или поздно народ стал расходиться. Из ванной же вышел только один и погасил свет. Никому и в голову не пришло справиться о втором. Вскоре квартира опустела, даже хозяева покинули свою обитель. А на кафельном полу лежал окоченевший труп. Он лежал там день, лежал два, лежал три и не разлагался. Возможно он и теперь там лежит...
  А квартира до сих пор стоит пустой...
  
  Третий Петрович покашлял и начал:
  
  -Жили да были во времена войны парень и девушка. Любили они друг друга. И была то великая любовь! Но работали они в концентрационном лагере. И любили они предаваться разным играм. Сначала они играли в постели, но скоро это наскучило. И они стали забавляться с арестантами, а забавы быстро перешли в обычные истязания. Но было весело!
  Кончилась война. Любовник и любовница скрылись в лесах, затем тайно перебрались на родину, и она сделала пластическую операцию. Пути их разошлись, но случай, как это часто бывает перевернул все. Ее каким-то образом узнал бывший заключенный и выдал властям, а там разговор короткий. Ее схватили и упрятали, куда следует. Женщину раздирала злоба - она в тюрьме, а ее суженый на свободе. Прошли года. Закончился срок. Она вышла на волю и бросилась на поиски Его. Кто ищет, тот, как говорится, всех найдет. Она сбросила его с моста на камни, он лежал и истекал кровью, и она добила его, а потом сама повесилась. В общем все умерли...
  
  Слава и Существо пьянели,, и Существо постепенно становилось раскрепощенным. И вот оно поднялось со своего места и произнесло:
  -Был у меня один знакомый - "писатель"! - тоже такие вот истории писал, все о смерти и о крови, как уж его звали-то... Сережа, что ли... Не важно... Так вот он и жизнь-то свою устроить никак не мог, все метался туда-сюда... картины писал, никому не понятные, а говорил: я - человек искусства... жена его бросила, девушка сбежала, где он сейчас, не известно... жив ли...
  Существо наполнило винный бокал абсентом, залпом выпило, закашлялось... Его мутило, но оно потянулось за апельсином и упало прямо на стол и плавно съехало на пол, продолжая что-то говорить и издавать странные звуки, но речь была настолько невнятна, что никто не слушал. Слава посмотрел под стол. У него возникло желание поднять Существо и отнести на постель, но он опрокинул рюмку и махнул рукой:
  -А проспится, похмелиться нужно будет... Идти ближе...
  Поднялся Четвертый Петрович:
  
  -Где-то в лесу затерялся исправительный лагерь. А заключенных было всего трое: короткий, длинный и бывалый урка. Жили дружно. Ожидали окончания срока, каждый своего, но вот однажды явился хозяин и сообщил: "Скоро прибудет этап, и там будут зэки только из Азии"
  Настроение упало. Что делать? Как быть? С этими не договоришься. Короткий и длинный повздорили и подрались, да едва глотки друг другу не перегрызли, но вмешался урка и урезонил их. Только сейчас выяснилось, что в лагере нет ни охраны, ни колючей проволоки, ни забора... И бараков тоже нет. Да и никакого лагеря по сути не существует. "А его никогда и не было!" - ухмыльнулся урка. "Так чего же мы сидим?" - удивился короткий. "Сидим, значит, так надо!" - утвердительно произнес длинный и посмотрел на старшего. "Уходим сейчас!" - сказал урка. И они ушли. Короткими перебежками выбирались на лужайку, а когда выбрались, услышали команду: "Стой! Стрелять буду!" И они увидели за каждой кочкой, за каждым деревцем, за каждым кустиком по солдату. Зэки сначала застыли в изумлении, а затем выстроились в затылок друг другу и побежали по кругу. Стали звучать выстрелы, одиночные, потом очереди... Первым упал длинный, ведь в него было трудно не попасть. Смерть наступила мгновенно. Вторым свалился короткий и завыл как собака, закрутившись волчком. Однако он был уже мертв. А следующим упал здоровый и крепкий... солдат. И тут началось. Они убивали сами себя до самой ночи...
  
  Пятый Петрович поднимался с трудом, поскольку основательно набил свой не малых размеров желудок и поглаживая брюшко одной рукой, а второй вытирая сальный рот, произнес:
  
  -А я вам расскажу случай, который действительно имел место. Был один из многих августовских дней. Лена возвращалась домой с работы, и ее настроение не оставляло желать лучшего. В свои двадцать два года она - бывшая студентка педагогического института, а сейчас - преподаватель математики средней школы - была счастлива, а окружающие казались такими добрыми и жизнерадостными. Девушка улыбалась всем и каждому, получая в ответ многочисленные улыбки. Она не задумывалась о будущем, полагая, что человек должен наслаждаться настоящим, жить теперь, сию минуту, сию секунду. Молодость, молодость! Как ты бываешь беспечна в своей искренней непосредственности! Не ты ли рвешься в бой, лезешь на баррикады, срываешься в пропасть, летишь в бездну океана, штурмуешь непокорные высоты, ничего не доказывая, не взирая на последствия!? Итак Лена спешила домой, где ее ждал большой ленивый рыжий кот. Этому толстяку стукнуло десять лет, и он, чувствуя себя полновластным хозяином дома, чинно прохаживался по комнатам или важно возлежал на диване. Кота холила и лелеяла вся семья - мама, папа и старший брат Лены; правда пару лет назад он женился и переехал жить к супруге, но любовь к коту не исчезла, и его семья вместе с полуторагодовалой дочкой часто наведывалась в гости, чтобы в очередной раз отдать должное мурлыкающему индивидууму...
  Тем временем Лена вышла из метро и направилась к остановке. Она переходила дорогу и вспомнила, что не купила хлеб. На секунду она остановилась и повернулась, чтобы зайти в ближайший павильон ПРОДУКТЫ. Она не успела ничего почувствовать... Неведомая сила подхватила ее и отбросила на несколько метров в сторону. Лена упала на асфальт. Удар затылком пришелся о бордюр, голова потяжелела. Но сознание не оставило девушку, она взглянула на то место, где находилась секунду назад, а затем несколько вперед. Впереди остановился МАЗ, и из его кабины выбирался кривоногий водитель. Жидкие волосы стояли дыбом, а в глазах застыл страх. "Что?" - кричал он неестественно детским голосом, приближаясь к пострадавшей. К этому моменту Лена слегка оправилась от падения и удара. Она поднялась, осматривала себя и потирала ушибленный затылок. Отряхнув платье, она заметила подошедшего водителя. "Цела! Жива!" - кричал водитель, и слезы радости текли по не бритым щекам, - "Как ты?" Тяжесть в затылке не исчезала, но в общем она чувствовала себя совсем не плохо. Народ же, собравшийся поглазеть на происшествие, разочарованно разводил руками и рассеивался. "В больницу!? В травмпункт!? Домой!? Куда тебя отвезти?" - спрашивал водитель, встряхивая девушку за плечи. Лена еще раз посмотрела на него и замотала головой: "Не нужно в больницу... Если можно, отвезите меня домой... Я покажу дорогу... Здесь не слишком далеко..." "Конечно, конечно!" - он практически подхватил ее на руки, и спустя мгновения МАЗ мчал по улицам города. "Спасибо! - сказала Лена, когда они почти подъехали к ее дому, - Высадите меня, пожалуйста, здесь, дальше я дойду пешком." Водитель пожал плечами и остановил машину. Лена шла тихо. Ее начинало подташнивать, голова кружилась и начинала сильно болеть. Дверь открыл отец: "Что с тобой, доченька?" - он увидел побледневшую Лену. "Ничего, папа. Что-то не важно себя чувствую. Пойду, прилягу..." Она лежала на диване, уставившись в белый потолок, засиженный злобно-кровавыми комарами и собирала свои растерявшиеся мысли. Кот клубочком свернулся в ногах. "Почему такая жуткая боль? А тело будто не мое..." Но крови нет... Значит, все нормально... все нормально... все будет хорошо... Скрипнула дверь. В комнату вошла мама. Она только что вернулась с работы. Сзади суетился отец. Не успела женщина открыть рот, как...
  Боль усиливалась. Ломили кости, а что говорить о голове! Перед глазами плыли неясные фигуры, принимая фантастические формы, окрашивались во все цвета радуги.
  ...Лена застонала и стала что-то бормотать. Среди бессмысленных фраз проскальзывали: "Водитель... МАЗ... голова... бордюр...асфальт...больно..." Мать склонилась над дочкой: "Что с тобой? Лена! Лена! Леночка! Скажи что-нибудь! Что у тебя болит?..." Девушка широко раскрыла глаза, и родители испуганно отшатнулись. "Вызывайте врачей! Я умираю!..." - она четко выговорила эти слова и потеряла сознание. В этом состоянии ее доставили в институт скорой помощи, где Лену госпитализировали и отправили прямиком в реанимацию. Родители несколько часов сидели в коридоре. Мучительные вопросы, ответов на которые не находилось, не давали покоя: Что произошло? Когда? Где? Спустя еще некоторое время появилась доктор, высокая полная женщина в очках, с лицом инспектора детской комнаты полиции и руками дровосека. Она виновато улыбалась. "Уважаемые родители! - начала она, - Внешний осмотр костей вашей дочери не дал результатов. Видимых повреждений нет. Ни синяков, ни шишек, ни царапин. Снимок же очень тревожит нас. Нужно делать томографию." "Что с Леной?" - воскликнули родители. "Перелом затылочной кости. Осколок вошел в мозг!" "Насколько это опасно??" - спросил отец, так как мать лишилась дара речи. "Это смертельно! - доктор сняла улыбку с лица, - Мы постараемся сделать все возможное, но..."
  Врачи действительно попытались сделать все возможное или попытались сделать вид, что пытались что-то сделать. Лена так и не пришла в себя... Она умерла на четвертый день. Можно задаваться вопросами: Почему? За что? А что если бы? Но я скажу вам нет! По-другому быть не могло! Такова судьба, кто бы что не говорил...
  Рассказывали, что через несколько дней в семье случилось еще одно горе - умерла дочка брата Лены от менингита. Что рыжий кот, до того ни разу не выходивший на улицу, как-то странно исчез из дома, растворился в небытие. Что на похоронах дочери мать бросилась в гроб с криками: "Возьми меня с собой!" и в тот момент кто-то заметил, что рука покойницы слегка шевельнулась...
  Может быть, отвечу я, может быть все это и было, а может быть и не было, да только с собой в могилу Лена унесла лишь тайну своей чудовищной смерти и все!...
  
  Слава почесал затылок, ушибленный когда-то в детстве и заметил движение под столом. Существо не спало, оно блевало, ругалось матом и отчаянно стучало себя по голове, вставляя между не нормативными словами:
  -Так мне и надо... не будешь шляться, где попало... дебил... с головой не дружишь... Не хочу, не умею быть таким, как все... этот вызов я бросаю логике вещей...
  Слава снова махнул рукой, выпил очередную рюмку водки и закусил маринованными грибочками.
  А свою речь начинал Шестой Петрович:
  
  -Случилось это в апрельские дни, в те самые, когда произошло ужасное землетрясение. Рушились маленькие домишки и небоскребы, уничтожались деревушки и большие города, превращались в руины ТЭЦ и АЭС, с землей равнялись железобетонные бункера и подземные лабиринты. Со снегом и грязью смешалась вода и кровь, моча и слезы, пища и дерьмо. Конец света, о котором так много говорили священнослужители и старушки, всякого рода предсказатели и ясновидцы, экстрасенсы и около научные маги, наступил в отдельно взятой провинции ко всеобщему неудовольствию мировой общественности. Зверь из бездны не вышел, но население этой административной единицы уменьшилось ровно на сто процентов... Но дело в том, что один человек не погиб во время самого бедствия...
  Человек собрался на работу и вышел из дома, но вернулся, поскольку оставил на столе пропуск на предприятие, без которого он не являлся работником, а был так - пустое место. Он поднялся на этаж и проследовал в квартиру, взял пропуск, положил его в нагрудный карман. Проходя первый этаж, он отметил, что там не горит свет, а посему захватил с собой лампочку и на обратном пути ввернул ее туда, куда нужно. Теперь он припомнил, что в подвале оборван электро-провод. Он спустился по ступеням, зажег спичку и... Что-то затрещало, щелкнуло, загрохотало. Стоял такой шум, словно тысячи симфонических оркестров одновременно исполнили Девятую симфонию Людвига ван Бетховена. Посыпалась побелка, штукатурка, полетели кирпичи, и в довершение рухнула стена. Человека придавило обломками, и когда он открыл глаза, то решил, что умер. Он лежал под плитами, когда на поверхности гибло все живое. Прошло не менее часа, прежде чем человек осознал, что он скорее жив, чем мертв. От радости он готов был вскочить и плясать, но не смог даже пошевелиться. Он мог лишь дышать...
  
  Седьмой Петрович оглядел присутствующих странным взглядом:
  
  -Много ужасов принесла война. Погибали отцы и дети, солдаты и мирные жители. Один человек потерял четырех сыновей и сошел с ума. Он поймал двух крыс, собрал похоронки и спустившись в погреб, закрылся там, спрятавшись ото всех Соседи ломали головы, что же он делает? А безумный старец, решив, что овладел магией, принялся разводить крыс, чтобы выпустить их на волю, дабы те изничтожили род людской, который де не достоин жить на земле. Ничего себе идея! Но увы этим замыслам убитого горем отца не суждено было исполниться. Откормленные зверюги загрызли своего хозяина, съели его, не оставив ни косточки... Лишь четыре похоронки валялись на грязном земляном полу...
  
  На Славу эта история подействовала каким-то не совсем понятным образом. Не обращая внимания на ругательства, направленные в его сторону Существом, на которого он периодически наступал, пошатываясь и поднимаясь из-за стола, он заорал диким голосом:
  -Звери! Звери! Всех зверей нужно истребить, чтобы они не покушались на человека, ведь это звучит гордо!
  Тут заговорил Восьмой Петрович:
  
  -Сейчас я вам расскажу две истории, и вы сами сделаете вывод, кто есть люди, а кто - звери...Беременная женщина маленьким ребенком на руках продиралась сквозь лесную чащу, утопая по пояс в снежных сугробах. Колючий февральский ветер бил в лицо, ничего не чувствовавшее, забирался под одежду, щипал тело. Но женщина шла домой, где ее ждали отец и мать. Тьма свалилась на землю внезапно, и женщина продвигалась на ощупь. Ветер стих, но крепчал мороз. Она совершенно выбилась из сил, гонимая лишь любовью к детям, один из которых еще находился в утробе. Ветки хлестали по лицу, но она продолжала путь. Долго ли коротко, женщина выбралась на свободное от деревьев место и вздохнула с некоторым облегчением. "Осталось немножко!" - она наклонилась к ребенку, а тот спал, - "Немножко отдохнем и вперед!" Она разгребла снег и присела. "Совсем чуть-чуть... немного..." Сон мягкой лапой закрывал ее глаза. На поляну вышли волки. Двое. Самец и самка. Облезлые, истощенные звери сверкали глазами и скалили клыки. Они ощущали запах добычи и приближались. Первой двигалась волчица, потягивая воздух черным носом, самец же ковылял позади. Волчица подошла к людям и обнюхала их. Подоспел и он, уже предвкушая приятный сытный ужин. Самка своим чутьем определила, что перед ней беременная и ткнулась мордой ей в лицо. Обессилевшая женщина приоткрыла глаза, все внутри сжалось, но она не смогла даже издать звук. Волк нервничал, но не противился подруге. Так надо, решил он. Самка схватила его за бок, тот заскулил и отпрыгнул, поджав хвост. Волчица подала ему знак, и тут случилось следующее. Самец взялся зубами за ворот тулупа женщины и повалил ее на снег. Самка выхватила детеныша, держа его за пальтишко и побежала в лес. Волк волочил мать, оставляя на снегу глубокий след, пятясь задом. Среди деревьев показался огонек. Звери подтащили мать и ребенка к крыльцу дома и замерли. Волчица подняла морду и завыла. К ней присоединился самец. Спустя пару минут из двери показалась седая мужская голова. Мужчина увидел свою дочь, лежащую на снегу, ребенка рядом с ней, а чуть дальше двух волков. Он исчез. Довольная волчица виляла хвостом словно собака и ждала вознаграждения. В дверях же снова появился седой человек. он еще раз оценивающе взглянул на волков и вскинул ружье...
  Первым выстрелом он убил волка. Наповал. Вторая пуля ударила волчицу чуть выше сердца, и она еще жила, когда человек с ружьем пнул ее ногой и плюнул в сторону. Из избы бежала охающая женщина. Она поднимала лежащих - женщину и ребенка - и волокла их в сени. А в не разумной волчьей голове вертелась одна мысль: ЗА ЧТО?..
  А вот и второй случай. Семилетний мальчик бежал с лукошком домой. Он радовался жизни, природе, щебечущим птицам. Еще бы не радоваться в семь лет!? Светило июльское солнце, мальчишка пел песню. Он не заметил торчавшую корягу, зацепился и кубарем полетел в траву. Но то была не просто трава. пролетев полтора метра, он провалился в глубокую яму и шлепнулся на что-то мягкое. Он почувствовал шерсть. Это - медведь! От страха мальчик не мог говорить, а хозяин леса, разбуженный не прошенным гостем, ворочался, стараясь осмотреть пришельца. Мальчик откатился в угол и таращился на зверя. Глаза привыкли к тьме, мальчику показалось, что медведь улыбается. тем временем медведь подвинулся к ребенку и обхватил его своими могучими лапами. Он поднял его наверх и отпустил. Вне себя от радости мальчик несся домой, забыв о грибах и ягодах. Он предстал перед матерью и старшим братом совсем бледным и испуганным. "Что случилось? - воскликнула мать, - Что?" "Медведь...Там... В лесу... Берлога..." - сын не мог отдышаться, а старший брат снимал со стены ружье...
   Медведь не ожидал появления нового гостя, но заметил перед собой лицо и обрадовался. В следующий миг увидел вспышку и услышал звук выстрела. Второго выстрела ему увидеть было не дано, пуля плотно вошла в медвежий мозг...
  Так вот я повторю вопрос: кто из нас люди, а кто - звери?
  
  Слава сидел расстроенный, обхватив голову руками и плакал. Скорее всего плакал алкоголь, но все-таки...
  
  19
  
  Существо приоткрыло глаз. Солнце еще не встало, и в комнате было темно. Оно не помнило, как закончился вчерашний вечер, как оно добралось до своей комнаты. Во рту был настолько гадко, что Существу захотелось быстрее встать и чего-нибудь съесть, а лучше выпить. Назойливые Петровичи! - подумалось Существу, они опять пристанут со своими разговорами, как отделаться от них, хотя бы на некоторое время? Оно поднялось и осмотрело себя; и рубашка и брюки были уделаны рвотой, необходимо срочно поменять одежду. Но вставать очень сложно... Оно сделало невероятное усилие и поднялось, сначала встав на коленки, а затем и в полный рост. Подойдя к зеркалу, размещавшемуся в гигантском платяном шкафу, Существо увидело собственное отражение и в ужасе отшатнулось; оказывается, не только одежда, но также лицо и руки были перепачканы блевотой. Вот тебе и раз! - вырвалось у Существа, и оно стало рыться в шкафу в поисках чистой одежды. Нашлись трусы, голубая в белую полоску майка, ярко-красная толстовка, темно-синие спортивные брюки. Сойдет, - мелькнуло в голове, и Существо направилось в ванную своей комнаты, чтобы немного привести себя в порядок. Здесь находилось все необходимое - жидкое мыло, шампунь, зубная паста, щетка, различные крема и многое другое, назначение которого Существу было не известно. Оно закрыло дверь на замок и включило воду. Спустя полчаса Существо, заметно посвежев внешне, переодевшись, выползло на свет. В номере по-прежнему стояла абсолютная тишина, и Существо осторожно прошло в то помещение, где намедни проходил банкет...
  Как ни странно здесь все было прибрано, но на столе находились некоторые закуски, а также запечатанные бутылки с пивом шампанским, вином, мартини, водкой и коньяком. Никаких следов вчерашней попойки не было, как не было и Петровичей. Вот это сервис! - прошептало Существо и попыталось открыть шампанское... Ничего не получилось, руки тряслись, и бутылка постоянно выскальзывала. Существо вспотело и поставило бутылку на стол. Рука потянулась к пиву. Получилось гораздо лучше, и Существо большими глотками осушило пол-литровую бутылку и взяло следующую... Выпив ровно половину, оно присело на стул. Голова приятно кружилась, алкоголь знал свое дело и брал власть в свои руки...
  Становилось немного жарковато, и Существо приоткрыло окно. Наступала очередь чего-то более серьезного. В ход пошло мартини, и Существо залпом опорожнило фужер. Можно было передохнуть...
  Оно решило исследовать номер. Обойдя все помещение, Существо не обнаружило никого. На душе полегчало. Как хорошо иногда остаться в одиночестве, главное, чтобы это одиночество не затянулось. Еще фужер мартини... Через минуту еще один... Не слишком ли много ты пьешь!? - зазвучал в ушах чей-то очень знакомый голос, и Существо поежилось. Осмотревшись, оно догадалось, что голос звучит только в его голове и откупорило водку. Одну рюмку, - сказало оно себе, - от маленькой рюмочки ничего не будет... И вновь раздался тот же голос: Слишком большая доза, тебе не кажется? Можно подумать, ты знаешь мою дозу!? - фыркнуло Существо и выпило...
  Оно приблизилось к окну и посмотрело на улицу.
  Великие Дворники двигались единым строем, смотрели лишь вперед и не оглядывались. Пустынные улицы пугали, и Существо взглянуло в окна домов, расположенных напротив. Все они были занавешены, ни единой щелки, ни одного лица. Вдруг на глаза попалась, исписанная неровным почерком, смятая записка. Существо могло поклясться, что раньше этой бумажки на подоконнике не было. Оно сощурилось, сказывалась близорукость, и попыталось прочитать. Весь текст не пошел, общий смысл был понятен. Это была записка от Славы, в которой он сообщал, что отбывает на несколько дней в Общество Петровичей, которое находится в другом городе, что он не разбудил Его, чтобы дать возможность отдохнуть. Все необходимым он будет обеспечен, а если что-нибудь понадобится, можно выйти и приобрести, хотя он, Слава, не советовал бы в одиночестве шастать по городу, ведь Дворники не дремлют.
  -"Понадобится..." - повторило Существо, только что прочитанное слово, - Это значит, что теперь ты кому-то понадобился... - пропело оно и прокричало, - Да пошел ты!!!
  
  
  "Лоно смерти открылось черно -
   Он не слышал призыва: "Живи",
   И осталось в эфире одно
   Безнадежное пламя любви."
  
   Иннокентий Анненский
   "Трое"
  
  Кафе.
  Он сидел за столиком с чашечкой кофе и размышлял. В голову лезли странные мысли.
  В дверях появилась она. Прекрасная она направлялась к нему, и он трепетал.
  Разрешите присесть!? - произнесла она и покорила его сердце.
  Пожалуйста! - он покраснел, чем вызвал чудесную улыбку незнакомки.
  Уже через пятнадцать минут они вели непринужденную беседу. Ни скованности, ни смущения. Он кое-что узнал о своей новой знакомой. Она - актриса одного театра. Ей двадцать шесть лет, не замужем. Женщина пыталась рассказать еще что-то...
  К ним подошел огромный детина в кожаной куртке и джинсах. Он оказался знакомым актрисы, и, как могло показаться, даже чуть больше. Но она явно не желала его видеть. Верзила бросил неодобрительный взгляд на молодого человека и почти приказал женщине:
  -Иди со мной!
  Она покачала головой:
  -Не пойду!
  -Пойдешь! -заскрежетал зубами тип.
  -Мне хорошо и здесь, к тому же я не одна.
  Тот хмыкнул:
  -Этот что ли!?
  -Оставьте ее в покое! - спокойно, но твердо сказал молодой человек.
  Верзила сверкнул глазами:
  -Выйдем, поговорим!?
  -Пошли.
  Она схватила его за руку.
  -Не стоит.
  -Успокойся.
  Мужчины удалились, а она осталась. Она переживала. Вечерняя прохлада ударила в лицо. Детина не произнеся ни слова, нанес удар, от которого запросто свалился бы здоровый бык... Но случилось чудо. Невысокий парень перехватил руку, и его нога устремилась в грудь противника, который повалился на спину и лишился чувств. Однако это была уловка, он просто понял, что биться здесь бесполезно и сыграл в трупик. "Еще вспомнишь меня..." - прошипел он, когда соперник скрылся.
  Они долго сидели в уютном зале и разговаривали. Он провожал ее домой через "волчий лес". Шли не спеша. Дышали ночью. Слова были не нужны.
  Удар пришелся по голове сзади. Ударили чем-то тяжелым. Он свалился в траву. Очнулся и понял, что привязан к дереву крепкими веревками. Глаза привыкли к темноте. В нескольких шагах от него три мужчины держали актрису. Другие трое стояли чуть в сторонке, а среди них дневной громила. Он сделал движения, засмеялся и разорвал платье на женщине. Она прилагала все усилия, чтобы вырваться, она оскорбляла мужиков самыми последними словами, но тщетно. Повалив ее на землю, они надругались по очереди. Когда шестой закончил свое грязное дело, женщина в конец обессилела, а насильники набросились на привязанного. они били его долго и сильно, затем окинули взглядом место преступления и с шутками и прибаутками удалились. Женщина не поднималась, слезы текли по перепачканному лицу, но она не вытирала их, она не спешила собирать разбросанные вещи. Не хотелось жить. Наконец она встала и после некоторых усилий развязала его. Он сполз по стволу; голова трещала, ломило плечо и колено, острая боль разрезала печень и низ живота, лицо превратилось в сплошное сине-красное месиво. Они сидели, обнявшись и прислонившись к дереву, а потом он накинул на нее свой плащ и отвел домой.
  Сны не шли. Они не могли уснуть и ворочались с боку на бок каждый в своей постели у себя дома, а мысли мести вертелись одна изощреннее другой. Боль физическая уступала место моральному опустошению.
  Она вышла на кухню и закурила. Туда же зашла ее мама - женщина лет пятидесяти. Что-то произошло! - подумала, услышав запах сигаретного дыма.
  -Что случилось?
  Актриса бросилась на шею матери и зарыдала... Она рассказала все...
  -Я вас поздравляю! - механически сказала мама, - Но если он любит, то останется с тобой, а ты подумай о сестре...
  Сестра актрисы училась в десятом классе вечерней школы и была наивна как слабоумная. Один не верный шаг, и она могла оказаться в сумасшедшем доме...
  Он нажал кнопку звонка. Вошел в квартиру и произвел должное впечатление на мать и кроликов, но больше всех радовалась она... Единственная и неповторимая...
  Сестра была в школе. Они пили чай и не вспоминали вчерашнее, хотя внутри творилось что-то...
  Раздался новый звонок. Открыл дверь он и увернулся от первого удара, однако второй отправил его в нокдаун, а третий заставил мозг отключиться на неопределенное время.
  Прикрученный к спинке кровати, он наблюдал, как вчерашние насильники издевались над матерью и дочерью, заставляя их выделать все возможное и не очень.
  -Вы наверное не совсем поняли, что случилось! - заорал верзила и оскалил зубы, а после прищурился и сказал своим сообщникам: Развлекайтесь, а у меня есть дело в школе.
  -Нет! - заплакала мать, - Только не это!
  Детина испарился.
  Но...
  Не известно каким образом актриса сумела распутать узел. Остальное - дело техники.
  Он расправлялся жестоко и четко, отправляя одного за другим на ковер.
  Они бежали на улицу вместе, и мать, задыхаясь, шептала:
  -Там - мафия, нужно бежать, бежать отсюда... бежать всем... никакой полиции...
  Договорились встретиться за городом в половине восьмого вечера.
  Он опередил преступника и нашел девушку в классе на четвертом этаже...
  Она не знала его, но объясняться было некогда, тем более, что он видел, как верзила заходил в школу с несколькими мужчинами.
  Они плутали во дворах, путали следы, ехали на подземном и наземном транспорте. Незаметно стемнело, и они зашли в подъезд семнадцати-этажного дома. лишь сейчас он рассмотрел юную спутницу, которая была не менее хороша, чем сестра, к тому же она намного моложе! И девушке приглянулся молодой человек. Пришло время рассказать ей обо всем, что случилось.
  Через некоторое время они приближались к условленному месту, но внутри шевелился червяк жуткого предчувствия.
  Девушка вскрикнула. На ветвистом дубе висели два обнаженных женских тела. Она лишилась чувств...
  Он снял тела и услышал вой полицейских сирен...
  Подхватив девушку на руки и понесся, куда глядели глаза... А глядели они на дорогу, где ютилась автобусная остановка...
  Автобус увозил их все дальше и дальше от города...
  Она пришла в себя, и он попросил водителя выпустить их прямо здесь среди леса...
  Он вел ее в глубокую чащу...
  Он строил хижину на ночлег, своеобразный шалаш (в подобном кое-кто скрывался от правосудия в стародавние времена!).
  Он собрал грибы, ягоды, нашел водный источник, но она ничего не хотела...
  он задумался, а девушка прижалась к нему. И он сделал шаг навстречу...
  На тихой железнодорожной станции в глаза бросился плакат "ИХ РАЗЫСКИВАЕТ ПОЛИЦИЯ", на котором запечатлелись их лица. Мы убийцы! - подумал он, что можно предпринять?..
  -Я помню его адрес! - вскрикнула девушка...
  Они проникли в нужный подъезд. Девушка стояла этажом ниже, а он стучал в дверь. Никто не открывал. Тогда он надавил плечом и ввалился в прихожую. Вокруг был страшный бардак. Бардак был и больше никого.
  Они направились в кафе, и там за стойкой стоял он. Ощутив на себя пристальный взгляд, он обернулся и побледнел. Побледнев, закричал. Закричав, попытался бежать, но получил удар в грудь, затем удар в лицо, затем удар в спину... Туша повалилась на пол, и молодой человек обеими ногами проломил грудь лежавшему. Кровь хлынула изо рта, и глаза остановились...
  Девушка обняла его и поцеловала, а с улицы спешили полицейские. Они снимали предохранители и стреляли...
  
  Существо встряхнулось... Оно дремало в кресле...
  
  
  20
  
  -Я не знаю, что мне делать! - Существо ходило по комнате, отмеряя расстояние широкими шагами и то и дело наполняя рюмки водкой. Оно периодически закусывало, но порции были слишком маленькими, и опьянение наступило слишком быстро...
  Не давала покоя история, не то увиденная во сне, не то всплывшая в памяти. К чему все это? Что за странные воспоминания? Оно пыталось отвлечься и перед глазами появился призрачный рассказчик:
  -В одной войсковой части была дедовщина. Старики издевались над молодыми, превратив их жизнь в ад. Новобранцев били, заставляли стирать чужое обмундирование, подшивать подворотнички, чистить сапоги, мыть руками и зубными щетками загаженные унитазы... Они ползали на время под кроватями, скакали по табуреткам, а потом этими табуретками старослужащие проходились по их спинам... Да мало ли что может придумать изощренный человеческий разум. Старики же по большей части валялись на заправленных кроватях, пили вино и одеколон, ели и придумывали новые виды истязаний, а ночью приводили придуманное в исполнение.
  Так было и в этот раз. После отбоя все восемь дедов шлепнули по флакончику "Тройного" и с остервенением набросились на сослуживцев, и те летали с койки на койку. Прошлись по лицам "духов" увесистыми кулаками, постучали по позвоночнику сапогами, проехались по казарме верхом с песнями и улюлюканьем... Да, впрочем, что толку описывать, кто был там, все знает, а кто не был, вряд ли поймет!
  Рано или поздно солдаты утихомирились, раздался пьяный храп, и воцарилось спокойствие...
  Первые лучи солнца ударили по стеклам, едва не разбив их, однако привычного крика дневального "Рота, подъем!" не последовало. Сержант проснулся, не понимая с похмелья, что происходит и растолкал лежавшего на соседней кровати ефрейтора. В казарме кроме восьми стариков никого не было.
  Куда же пропали остальные?
  Ответа не последовало.
  Солдаты поднялись, оделись и вышли на крыльцо. Тишина длилась не долго. По ушам ударили звуки разрывающихся снарядов, слышались автоматные очереди...
  Учения! - мелькнуло в голове сержанта. Но почему их не подняли по тревоге?
  В растерянности они стояли и оглядывались по сторонам. Взгляд упал на здание штаба батальона, располагавшееся прямо напротив казармы. Над входом висел огромный портрет Вождя и Учителя товарища Сталина. А из-за угла штаба бежали к казарме несколько десятков человек в незнакомой форме с винтовками наперевес. Они что-то выкрикивали на не понятном языке.
  "Фашисты", - подумали все одновременно, а их уже взяли в плотное кольцо...
  Сначала старики попытались сопротивляться, но оказалось, что никто не умеет драться. Да они умели бить и издеваться, но на равных...
  Нападавшие же напротив были специально обучены и знали свое дело. Их били долго и со вкусом, после связали и отправили на плац. А там уже были возведены восемь черных виселиц. Сержант посмотрел дальше за плац, на футбольное поле, где приговор уже был приведен в исполнение, на виселицах болтались тела в военной форме...
  Был ли этот случай на самом деле? Не знаю... Кто скажет обратное, не стану спорить... А вдруг?..
  
  21
  
  Профессор Ободзинский шел по проспекту со своим приятелем. Они беседовали:
  -Вот вы, уважаемый все время твердите, что не стоило связываться с этой парочкой. А какие у вас на то причины?
  -Я не могу объяснить, но дело в том, что они, как правильно выразиться, иного склада...
  -А какого склада должны быть те, с кем можно связываться?
  -Интересный вопрос. И я вновь не могу дать конкретный ответ. Они должны обладать ну хотя бы определенными познаниями.
  -В каких областях?
  -Ну в каких-то областях каждый из нас обладает определенными познаниями.
  -Вы представляете, что эти люди не только маргиналы, но возможно стоят за чертой. У них отсутствуют элементарные чувства и превалируют лишь животные инстинкты и низменные желания. Вы понимаете, о чем я говорю!
  -О прекрасно понимаю! Более того, я вам могу сказать, что в животных инстинктах и низменных, как вы изволили выразиться, желаниях есть зачатки чего-то, что нам не дано понять.
  -И чего же?
  -Вы постоянно говорите о любви, о чувствах, но ведь вы сами подавляете свои чувства, а испытывали ли вы что-либо настоящее?
  -Ну, профессор! Мои чувства и ощущения - только мои! Я никого туда не пускаю, боюсь, даже себя...
  -Вы - законченный эгоист! Вы хотите чего-то огромного, практически не существующего. Вы хотите обладать, но не отдавать! Вы - собственник, поэтому и к людям относитесь с недоверием, поэтому вас постоянно обманывают, подставляют. Вы не уверены в себе!
  -Напротив, я слишком уверен в себе...
  -Возможно, это еще хуже.
  -Как это?
  -А вот так! Вы настолько уверены в себе, что все за и против смешиваются в одну кучу, но против побеждает, а вы отметаете все, что против вас и остаетесь ни с чем! Так нельзя подходить к проблеме. Получается, что вы считаете себя выше других, лучше других, умнее других, а общение с теми, кто стоит на низшей ступени, вам противопоказано, apriori! Отсюда - конфликт. Вы желаете любить, но не любите, а лишь привязываетесь, а как только сценарий не работает, впадаете в депрессию, страдаете и ничего не можете с собой поделать.
  -Как же быть?
  -А вы взгляните на нашу парочку. Они, как говорил Гзом, не заморачиваются. Они просто живут...
  -Существуют, я бы сказал...
  -Пусть так. Однако такое состояние их полностью устраивает.
  -Но меня-то мое состояние не устраивает...
  -В том-то все и дело. А вот им попался кусок слаще и больше, они счастливы. Ничто их не интересует, хотя все же некоторые интересы прослеживаются и в этой среде. Вспомните. Вы сами можете перечислить, что интересует Славу, про Существо я пока молчу, о нем - позже!
  -Слава! Да. Он слушает музыку, когда есть возможность, он смотрит кино, даже к девчонкам интерес проявляет раз от раза...
  -Не совсем так! Он к девчонкам проявляет интерес всегда.
  -16 число!?
  -И это тоже. Просто сейчас он попал в круговерть, в которой нет места для...
  -Его вырвали из привычной среды...
  -Или из пятницы, если желаете...
  -Из пятницы. Вы думаете, что они справятся?
  -Уверен! Немного усилий для того, чтобы стать TRUE!
  -И все же - ЛЮБОВЬ!?
  -Так и любовь может сыграть злую шутку с любящим и любимым. Вот послушайте:
  
  Велика сила любви.
  Две семьи дружили всегда.
  В одной семье был сын, в другой - дочка.
  Дети росли вместе и настолько привыкли находиться вместе, что не представляли себя по одиночке. И в конце концов полюбили друг друга.
  Они ходили в один детский сад, а после вместе пошли в первый класс и сели за одну парту. И пусть сверстники дразнили их ЖЕНИХ И НЕВЕСТА.
  Время шло. Мальчик и девочка подросли, и он почему-то стал стесняться своей привязанности, зато ее чувство крепло день ото дня. Мальчик стал отдаляться, пересел за другую парту, и получилось так, что они стали видеться только на уроках. Родители вроде бы ничего не замечали, но что-то должно было произойти.
  Однажды на перемене мальчик вроде нечаянно толкнул девочку и получил одобрение товарищей. Его авторитет вырос в их глазах, но она не желала верить в перемены.
  Прошло еще некоторое время, и он ударил ее. Она не плакала, но продолжала любить его.
  Мальчик же стал развязным и откровенно хамил. Он издевался, унижал и оскорблял и все-таки добился своего.
  Разрыв произошел, когда дети перешли в седьмой класс. Этому обстоятельству сопутствовало еще и то, что семья девочки переехала в новостройки.
  Пролетели три года. Мальчик и девочка ни разу за это время не виделись, но судьба столкнула их в кинотеатре, и он, увидев ее, потерялся. Забытые чувства вспыхнули вновь, и он приблизился к ней. Она же опустила ресницы и фактически отвергла.
  Его задело за живое. Со слезами на глазах он бежал прочь, но встретив друзей, поделился своим горем.
  "Ты - не мужик! - сказал самый крутой, Отомсти ей!"
  Ага! мысленно согласился мальчик, - Месть лучший способ восстановить справедливость, но как это сделать?
  Подсказку дали друзья.
  В один теплый и темный вечер на девочку напали и изнасиловали. Она рыдала, но не подозревала, что мальчик находится здесь же и из укромного места наблюдает за надругательством.
  Ему было больно не меньше. Он мучился угрызениями совести и стал искать повод для встречи, но все напрасно. Он ушел из компании, закрылся в собственном мирке.
  Велика сила любви.
  Мальчик и девочка все же соединились по окончании школы, и любовь воспылала с новой силой.
  Ему исполнилось восемнадцать, а следовательно пришло время служить в армии.
  Мы хотим пожениться! - сказали молодые, представ перед родителями, а родители ответили:
  Куда спешить!?
  Они не желали детям ничего плохого, ведь два года - не срок!
  
  Сказано-сделано.
  И юноша отправился служить. Какие письма он писал! И девушка отвечала ему...
  А семьи планировали свадьбу...
  Оставались считанные месяцы, но тут вмешалось правительство и организовало интернациональную интервенцию в дружественную азиатскую страну, куда и попал наш герой.
  Но он попал не только на войну, но и в плен. Не дружественные военные устроили ему пытку, отрезав руки и ноги, выколов глаза и вырвав язык, а затем выбросили на дорогу, где тело подобрали, демобилизовали и отправили посылкой домой.
  Кому он нужен теперь!?
  Никому, а уж стране в первую очередь!
  Да не тут-то было!!!
  Велика сила любви!
  Она никуда не исчезает и никогда не проходит. Его любимая осталась с ним навсегда...
  
  22
  
  "Он презирал обитателей захолустного городка,
  будучи некогда одним из них, и безнадежно
  старался проникнуть в тот круг, что казался ему
  достойным."
  
   Р.Дал "Чемпион мира"
  
  Существо в очередной раз проснулось и опять приблизилось к окну. Смеркалось, но оно не включало свет. По улицам снова шли Дворники. Сейчас их улов был велик, поскольку Петровичи, возвращавшиеся с работы, имели свойства посещать магазины с горячительными напитками и употреблять их тут же неподалеку, чтобы успеть за очередной порцией, и не все после этого могли попасть домой на своих ногах, а товарищи либо не могли этого сделать, либо просто-напросто не желали, и таким образом у домов и в скверах, а также на проезжей части лежали Петровичи, готовые к употреблению...
  Кошмар! - подумало Существо, подошло к столу, наполнило бокал мартини из вновь появившейся на столе бутылки, облизало губы, почесало промежность и направилось в свою комнату к шкафу с зеркалом.
  Оно встало в позу, и тут его прорвало:
  -Простите за банальность, я начинаю мыслить. Мои эластичные мозги расправляются, растягиваются и выпускают зловоние никчемных фраз. Я нахожусь в любой постели, как у себя дома и вижу, каждый третий - дурак, но более того, я делаю вывод: трижды третий - дурак! Мне шепчут из-за спины: имей веру в ничтожество силы, но звезды уснули в глазах, а потому не сержусь и собираю нервный слой бородавок. Я там и здесь одновременно, но что принесут те последствия послесловия? Я тяну свою мысль - причудливую ядовитую змейку и наслаждаюсь истинным значением искры. Восстановить цепь событий - единственно верный путь для наступления, обороняющийся теряется, он сражен. Я жалю его и остаюсь в выигрыше. Конечно же устранить собственное самолюбие сложнее всего, но кто подскажет, чем укрепить безжизненность. Я умею побороть в себе другое и теперь нацеливаюсь на большее. Жизнь - вселенский страх перед одиночеством. Собственно, чего я хочу? Найти себя в темной комнате? Это не сложно. Заметить ближнего в двух шагах перед смертью? Не возможно. Гениальность? Прозорливость? Убить гения легче, чем получить выкуп. Я удаляюсь для совещания с беспомощностью и укрепляю тылы. Раболепие - голос природы, и я смеюсь над ним, но бесполезно прикидываться отпавшим. Жизнь - вечный смех или признак стареющей глупости. Вырисовывается нечто интересное и предельно простое. Я удаляюсь еще и еще раз. Я изменяю место пребывания и измеряю разум складным метром. До меня доходит, что я умираю, не родившись. Вся ценность прошлого состоит в осознании будущего. Парадоксально. Но обычно. Обычность, повседневность парадокса умиляет меня, поскольку я верю в ничтожество разума. Зловоние мысли - это на всю жизнь. Как бороться с упрямством, как вырваться из порочного круга, как распрощаться с дурными привычками? Прощение или прощание? Я кричу, я прошу, я требую перебрать в памяти несчастья, возможно станет легче. Кто-то толкает меня сбоку, всовывает нож под ребро, и я ощущаю собственный вопль всеми органами. Не требуйте непосильного! Ужасно трудно определить для себя, кто ты есть. Быстрее разберешься, стоит ли продолжать существование. И только истребив последнюю злобу, понимаешь, как хорошо жить. Но, увы, злоба не поддается полному уничтожению...
  
  Существо отступило на шаг и повернуло голову назад. Оно было одно.
  -Где же Капитан? Он бы непременно прояснил ситуацию...
  
  23
  
  А Капитан уже выкатил из ангара дрезину и переводил стрелки. Он сел на импровизированное сиденье и быстро-быстро начал двигать рычаги... Вперед-назад... Возвратно-поступательное движение... Фрикция... Думал ли Карл Дрез, что будет своеобразным ориентиром для обработки получаемого текста?..
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"