Южанин Сергей Егорович: другие произведения.

Путешествие В Страну Петровичей Часть 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  24
  
  Рассказ Капитана:
  "Отец, как за магнитом пошел за конвоем из трех пацанов, сам не понимая, зачем. Парни вынесли ударника стопаря и фляги из магазина, прислонили к стенке и попытались привести в чувства. Старший же (который в "косухе" и "байкер, как окрестил его Петр Петрович) вежливо попросил ребят держать пьянчужку здесь и не трогать, пока он не вернется со стражами порядка. Однако, как только молодой человек скрылся, произошла странная метаморфоза: два друга тут же повалили алкаша на асфальт и принялись пинать ногами, получая, судя по всему, великое удовольствие. "Гопота!" - разочарованно подумал отец, а парни, насладившись процессом, отправились восвояси, на ходу открывая банки с пивом. Избитый гегемон молча полз в сторону парка. "Да, - размышлял Петрович, - гопники - гады, а байкер - трус! Сам подначил и спрятался в метро... Герой! А я надеялся, что остались еще на земле настоящие мужики! Все козлы и пи... в этой стране!" Он направился к переходу, в котором пропал "байкер".
  И тут у отца Петровича потемнело в глазах. Первой мыслью было - давление - и он тяжело осел на ступенях. Мимо проходили люди. Некоторые делали вид, что ничего не происходит, а другие демонстративно отворачивались, почти вслух выкрикивая: Напился! Мы не такие! Мы нормальные, хоть и фальшивые, мы - менеджеры, обеспеченные и стопроцентные, у нас - работа, дом, семья, а что у него!? Мы зарабатываем большие деньги, а он!? Стоит ли жертвовать цент на помощь не известно кому, кто тебе не поможет в карьерном росте и даже не вернет потраченный на него цент. Но ведь он скорее всего и не умирает, а так... Но лучше не останавливаться...
  -Эй, мужик, очнись, - прозвучало в голове Петра Петровича.
  Он медленно окрыл глаза. Голова кружилась, слегка подташнивало, во всем теле чувствовалась слабость. Перед ним стоял "байкер".
  -Ну, что испугался, зассал? - прошептал Петрович.
  -Я ментов не нашел, решил вернуться... А тут ты. Извини, что не вызвал скорую, телефон сглючило, а никто не поделился, вот и решил отнести тебя в сквер. Откачал... У тебя - инсульт, инфаркт?
  -Ты - доктор?
  -Нет, обычный человек.
  -Тогда ЗАЧЕМ? - не унимался отец Петрович.
  -Как "ЗАЧЕМ? - удивился "байкер", - Мы же - люди!- Сняв очки, молодой человек пристально посмотрел в глаза Петра Петровича, - Как же иначе!? Ты же не великий дворник! Давай отвезу тебя в больницу...
  Стоп! - прозвучало где-то в глубине сознания Петровича. Неспроста он меня опекает. Он либо мошенник, либо человек советской закалки. В нашем мире таких людей не осталось. Все продается и покупается. Он выглядит юродивым. Отстой! как сказал бы мой сынок.
  -Тебя как зовут? - вымолвил отец Петрович, надеясь услышать придуманное имя: "Потом выясню настоящее... тайком посмотрю в его паспорте..."
  -Может быть все-таки в больницу!? Давай телефон, вызову скорую...
  "Мерзавец! Сначала - телефон, а затем, если машина приедет, и бумажник вытащит из кармана..." - подумал отец Петрович, а вслух сказал:
  -Спасибо, не надо! - добавил официальным голосом человека-менеджера, - Не в первый раз было. Денег у меня нет...
  -Мне не западло, - явно обидевшись, молвил "байкер", - даже такого придурка, как ты... Живи, радуйся! - он скривился, сплюнул на землю и отошел помочиться у ближайшего дерева.
  Не успел он пройти и десяти шагов, как на отца Петровича накинулись дворники, а младший дворник, косясь на удаляющегося молодого человека, сказал с заметным южным акцентом:
  -Понаехаль тут здесь! Город для граждан! Горожан убираться надо...
  Дворники тыкали в Петровича метлами, а один из них во весь голос закричал:
  -Понаехаль тут!
  "Байкер" обернулся и медленно продолжил движение... в обратную сторону.
  -Понаехаль здесь тут! - прошептал младший дворник, но самое удивительное, что тотчас все дворники испарились словно по мановению волшебной палочки.
  -Ну, что, среди козлов выбираешь меня - безобидного... Однако обидно!
  -Мне стало гораздо легче! - процедил Петрович, - Проводи меня домой, пожалуйста!
  -Не вопрос! Диктуй адрес, - ответил парень в косухе.
  У Петра Петровича немели ноги и руки, но он продолжал цепляться за плечо молодого человека, стараясь не потерять равновесие. Долго ли коротко подошли к дому, и Петрович попросил "байкера" усадить его на скамеечку, дабы немного отдохнуть.
  -Садись и скажи мне, где ближайший магазин, я тоже хочу отдохнуть от тебя и испить пивка.
  -За угол, налево, метров двести, вот тебе и магазин с пивом.
  "Байкер" старательно закрепил Петровича на лавке и пошел в указанном направлении. У Петровича второй раз за сегодняшний день защемило сердце: "Отмазался! Сыграл благородного и слинял от греха по-дальше!"
  Но через секунду парень появился с банкой пива:
  -Не заскучал, отец?
  Петрович как-то странно посмотрел на подошедшего: "Вот бы детьми поменяться, с горечью подумал он."
  -Слушай, пойдем ко мне! - неожиданно для себя молвил Петрович.
  -Погоди, пиво допью и пойдем!
  "Как он может так разговаривать? - мысли роились в голове Петровича, но собрать их во что-то целое не удавалось, - Откровенно, без всякого... В век менеджеров и иже с ними дворников все должны общаться мягко, политкорректно, официально, скрывая то, что есть на самом деле... а он... грубо... честно... как я в молодости..."
  
  Сидел Петр Петрович с "байкером" за столом и пил чай, а молодой человек пил пиво. Открылась дверь. Сын Петровича появился в проеме, испугался куртки-косухи и юркнул к себе в комнату.
  -Сынок приперся! - брезгливо фыркнул Петрович.
  -Ты его не любишь, покраснев, - вымолвил "байкер".
  В третий раз за день у Петровича защемило сердце, на сей раз от горящих глаз и побагровевшего лица "байкера".
  -Я устал. Нельзя так жить, - произнес он.
  -Че так!?
  -Мне уже много лет. Я родился в другой стране, где откровение и дружелюбие приветствовались. А теперь...
  -Стоп! Не заводи старую волынку! И сейчас есть люди, о которых ты говоришь. Их много, только ты их не замечаешь, потому что у дерьма запах гораздо сильнее, чем у цветов.
  -Докажи! - вскинул голову отец Петрович.
  -Докажу! Пойдем со мной...
  Петрович вновь испытал чувство недоверия и тревоги. "А все равно терять нечего!" - махнул рукой Петрович и решил довериться своему новому знакомому.
  -Говно вопрос! - воскликнул Петрович, явно подражая "байкеру".
  -Давай быстрее! У меня пиво закончилось! - с этими словами молодой человек скрылся в туалете, а Петрович потянулся к ботинкам, кряхтя одевал их, думая о своей старости, о животе, нависающем над не рабочим органом, о сыне, о смерти.
  -Депрессия, - громко сказал Петрович, женщины перестали интересоваться, да и я им не слишком-то интересуюсь...
  -Что?? - послышался писк из комнаты сына.
  -Хрен в очё! раздражительно ответил отец Петрович.
  Из туалета появился "байкер", на ходу застегивая "молнию" на штанах и предложил покинуть квартиру...
  
  Около часа они шли по улицам и переулкам, не забывая магазины, по переходам и подворотням и оказались в гаражах. Тревога усилилась.
  "Здесь разденут и разуют..." - сказал сам себе Петрович, а его проводник произнес:
  -Пришли... - он постучал в железную дверь гаража.
  "Конец!" - у Петровича сжалось сердце..."
   (продолжение последует)*
  
  _____________________________________________________
  
  * текст Олега Замоткина включен с его разрешения, и всякие исправления только на моей совести...
  
  -------------------------------------------------
  
  25
  
  Слава полулежал на заднем сидении роскошного автомобиля и курил, поглядывая в окно на пробегавшие домики, многие из которых требовали либо сноса, либо капитального ремонта. Деревья выглядели какими-то фантастическими скульптурами, словно над ними поработала рука скульптора-авангардиста. Тьфу! - подумал он и включил компьютер, вмонтированный в сиденье перед ним. Эх, давно я не брал в руки мышку! - сказал Слава и залез в "Мой мир". Страничка выдала ленту новостей, и на глаза Славе попалась первая запись:
  
  Виталий Мелентьев
  Талант
  
  Американские ученые заявляют, что цвет глаз может свидетельствовать об одаренности человека, его способностях и талантах.
  Исследователи из Университета Луисвиля в США провели эксперимент, в котором участвовали несколько тысяч голубоглазых людей. По словам исследователей, выяснилось, что голубоглазые люди лучше реализовали свои планы в жизни, добились каких-то достижений, по сравнению с теми, кто имеет другой цвет глаз.
  Они успешнее проявляют себя в учебе и в освоении тяжелых профессий, заявила профессор Джоанна Роув, руководившая исследованиями.
  Голубоглазые чаще бывают талантливы, показало исследование. Кроме того, голубоглазым людям везет в таких видах спорта как гольф и хоккей.
  Исследователи уверены, что у таких людей обычно неплохо развито стратегическое мышление и лидерские качества.
  "Мы не можем объяснить данное явление, но точно уверены в его достоверности", - заявила руководительница исследования, комментируя результаты своей работы.
  Среди темноглазых довольных своей карьерой и жизнью гораздо меньше.
  Любопытно, что голубой цвет глаз - это генетическая мутация. У всех людей с голубыми глазами один общий предок. Этот цвет глаз появился всего 6-10 тыс. лет назад, отмечают ученые.
  
  От возмущения Слава протер свои карие глаза, выключил комп и воскликнул:
  -Чушь какая-то! Голубоглазых в мире гораздо меньше, чем остальных! Тут расизмом попахивает... Давайте измерять черепа... Посмотрим на испанцев, итальянцев, французов... Много среди них голубоглазых!? А ведь сколько вышло из этих стран художников, музыкантов, писателей, кинорежиссеров, актеров, ученых! Можно отвлечься и говорить о популярности, ну, скажем отечественных звезд поп-музыки... Только и слышишь вокруг: мега-звезда, супер-звезда, легенда... Получают золотые и платиновые диски... Тиражи... Задаем вопрос: знаете ли вы звезд поп-сцены Китайской Народной Республики? А ведь у них поклонников больше миллиарда... Но только там, в Китае! Вот по этой самой причине они и не становятся легендами... Кто за этим за всем стоит?
  Петровичи, сидевшие рядом с ним и впереди, переглянулись.
  -Детектив какой-то получается!
  -Точно - ДЕТЕКТИВ! - один Петрович прищурился и повел рассказ:
  
  Шел голодный 1991 год. Не только в столице, но в других городах и селах страны купить продукты Петровичам не было никакой возможности. Все катилось в пропасть...
  В это смутное время в одной из столичных квартир, адреса которой искать нет необходимости, жил молодой изобретатель и конструктор. Он изобретал все, что только может прийти на ум, а иногда даже и то, что на ум прийти не может. Всякого рода машины и механизмы заполонили его комнату, коридор и совмещенный сан-узел, они размещались на балконе, в кладовке и на кухне.
  Все это двигалось, вздымалось и блестело, как будто, вдруг оживлено... Дверь открывались и закрывались автоматически, самостоятельно опускались жалюзи, включался голографический телевизор, работала стиральная машина, пылесос сам собой собирал пыль, мыл полы, чистил мебель, до которой он мог добраться. Чайник заливал воду, кипятил ее, готовил чай, еда производилась из всего несъедобного и отхожего, превращаясь в изысканные блюда, способные удовлетворить вкусы самых придирчивых гурманов. Не стоило беспокоиться об одежде и белье: все само собой чистилось, стиралось, гладилось и складывалось в определенные места...
  В общем все было о^кей!
  Изобретатель и в тот день сидел за своим рабочим столом и корпел над новым проектом. Перед ним располагались две человеческие головы, руки, ноги, а части потрошенных тел покоились в углу. Не подумайте, наш изобретатель был родственником Андрея Романовича Чикатило, либо другим маньяком, либо, не дай бог, каннибалом! То были части тел манекенов (или кукол, если хотите), над механизмами каковых трудился конструктор...
  В четверть девятого в девятиэтажный дом, девятую квартиру, девятого подъезда вышли трое: высокий молодой человек, красивая стройная девушка и мужчина средних лет с портфелем в руках... Через полчаса из девятой квартиры, девятого этажа, девятого подъезда, девятиэтажного дома вышли трое с черными дипломатами в руках. Они осторожно спускались по лестнице, и никто не мог бы догадаться, что красивая стройная девушка - кукла. Все было рассчитано до мелочей, но...
  Кража прошла успешно - кукла не замеченной пробралась в квартиру и вынесла то, что требовали ее хозяева. Она мягко переступала со ступеньки на ступеньку, как вдруг замерла подняв одну руку и одну ногу...
  -Все, - воскликнул молодой человек, - Бежим!
  Любой механизм может отказать в самый не подходящий момент. Но дело сделано, нужно уходить за кордон...
  Куклу нашли в подъезде в половине девятого. И ни один эксперт не смог сразу определить, кто перед ними - живой человек или механическое создание. Находку отправили на Петровку в Петровск-На-Петровке лучшим специалистам своего дела. Пригласили профессионалов из дружественных стран.
  Надо заметить, что расследование велось четко, несмотря на голод Петровичей и сытость гостей. Сопоставив все улики и отпечатки пальцев, составив опись, протокол: сдал-принял, вычислили, что кражу совершила именно кукла.
  -Жуть! - воскликнули сыщики и добавили: Ей кто-то должен был руководить!
  Могу вас заверить, что на голодный желудок работать можно и должно! Следственная группа в считанные девять часов определила ФИО и местонахождение изобретателя. Оставалось немного: прибыть на место и взять его...
  -Теперь уже поздно! - воскликнул изобретатель и нажал кнопку.Push the button, так сказать. Посыпались искры, замигали лампочки, послышался треск и писк, заревели моторы, раздались взрывы.
  Легковая машина кайзеровских времен мчалась со скоростью, превышающей все современные скорости, не обращая внимания на светофоры, нарушая всякие правила дорожного движения. Но уже появились полицейские патрули. Погоня... о сколько в этих звуках...
  Удалось ускользнуть лишь в девять вечера, машина въехала на территорию автобазы.
  -Я - тебе начальник! - воскликнул начальник, глядя на изобретателя, - Но я - тебе не враг! Вышибай ворота, беги!
  Это был новый толчок и толчок в прямом смысле слова, так как ворота отлетели на несколько метров. А там находились оперативные работники, кстати сказать, напоминавшие кукол больше, нежели та самая пресловутая кукла... Машина сбила долговязого офицера и врезалась в фонарный столб.
  -Ах!.. - только и воскликнул изобретатель, когда его подхватили на руки люди в голубых халатах...
  Суд проходил как-то вяло. Чувствовалось голодное напряжение. А среди слушателей в зале где-то на дальнем ряду сидел мужчина средних лет с дипломатом в руках...
  Изобретатель выслушал приговор с ухмылкой. Часы показывали девять.
  -Я не глухой, знаете ли... - сказал он каким-то старческим голосом, - но палеонтолог...
  -А при чем здесь палеонтолог? - возмущенно спросила секретарь...
  Начальнику отдела полиции принесли сводку происшествий и документы. Седой полковник глазами пробежал сводку и взглянул на фотографию отпечатков... Это были отпечатки пальцев той самой механической куклы...
  
  -Все это интересно, - сказал Слава, выпил стаканчик коньяка, закурил и загадочно произнес, -Вы знаете, что каждый человек имеет свою цифру и вычислить ее можно, сложив все цифры его года рождения, числа, меся, а затем в полученном числе вновь сложить все цифры и так до тех пор, пока не останется одна... Например: 9 июля 1986 года. 9+7+1+9+8+6=40 - 4+0=4. Получается 4. И вот я выявил одну закономерность. Если складывать любые цифры из чисел, где присутствует цифра 9, то эту самую девятку можно смело отбрасывать, а складывать лишь оставшиеся цифры. Причем все равно сколько цифр 9 присутвует в числе. Мы все их откидываем. Пример 976544340989. Откидываем все девятки. Остается 76544348 (0 тоже в общем-то не нужен!). 7+6+5+4+4+3+4+8=41 - 4+1=5. Кроме того если цифру 9 умножить на любое число, а затем цифры полученного числа сложить, то всегда получится 9. Пример 9х7=63 - 6+3=9, 9х8523=76707 - 7+6+7+0+7=27 - 2+7=9. Вот так!
  Недоумевающие Петровичи смотрели на Славу выпучив глаза... И Слава заметил в руках одного из них черный дипломат...
  
  
  26
  
  -А куда мы едем? - спросил Слава.
  -В аэропорт! - Петровичи вновь были единоголосы.
  Автомобиль вырулил на дорогу, тянувшуюся вдоль величественного забора, где поработали многочисленные художники-граффити. Среди пестрых надписей, по большей части замысловатых аббревиатур и признаний, вроде ЛИЗА Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ, попадались весьма и весьма интересные вещицы. Капитан говорил на подобное: Не понимаю я живопись! Я просто-напросто не пойму, зачем все это нужно?
  Наконец показались большие ворота, раскрывшиеся при приближении их машины (по всей видимости аэропорт не был тем, чем он является во всех остальных государствах, но Славу это не интересовало. Он заметил возле КПП людей с метлами на перевес, словно солдат в карауле у Могилы Неизвестного солдата. Он поежился, но промолчал, и вскоре машина остановилась у не большого трехэтажного здания, больше напоминавшего сельскую столовую, нежели аэровокзал. Что ж продолжаем играть по их правилам! - подумал наш герой, выпрыгнул на асфальт и потянулся. Он ожидал, что их начнет проверять таможня, но ничего подобного не случилось и вскоре вся компания оказалась в салоне не слишком комфортабельном, но приемлемом для перелета...
  
  Стальная птица взмыла вверх.
  Но никакие провожающие не провожали ее взглядом, таковых попросту не было.
  В салонах лайнера, как это ни странно, находились сорок пять человек и среди них: девять гражданских, капитан армии, прапорщик, трое рядовых и тридцать призывников. Кроме прочего был экипаж в составе командира, двух пилотов и трех стюардесс. Куда держал курс самолет, было не известно, но спокойствие сохранялось... Пока...
  Набрали максимальную высоту, развили такую же скорость. В иллюминаторы стучалась темнота. Гудели турбины. Петровичи приготовились отдыхать.
  В это время в салон, где располагались Петровичи и Слава, вошел второй пилот и принялся громко чихать и стряхивать сопли на пол, на кресла и сидящих в них людей.
  -Нельзя ли поосторожнее! - возмутилась молодая миловидная особа, сидевшая рядом с кудрявым рыжеволосым мужем странных лет и странной же наружности, - Молодой человек! Вы не один.
  Пилот взглянул на нее так, что особа сжалось в комок, а у ее мужа слова возмущения так и застыли на сухих и тонких губах. Его вытянутое лицо изображало лишь страх. Внезапно летчик расхохотался и убежал. Через минуту он появился вместе со первым пилотом, и теперь они вместе принялись хамить и издеваться над супружеской парой, да так лихо, что лицо мужчины стало похоже на наждачную бумагу, а женщина покраснела до самых кончиков крашенных волос и поглядывала по сторонам, ища поддержку. Второй пилот продолжал чихать и сморкаться, забрызгав все вокруг, его товарищ заливался демоническим смехом, кивая то на своего сопливого коллегу, то на испуганную женщину. Вскоре к ним присоединились все три стюардессы с противными размалеванными мордами, по всей видимости они готовились к съемкам в дешевом фильме ужасов, однако...
  -Это возмутительно! - вставил свое слово человек в очках, отчего он был похож на Стива Хоккинга.
  -Что-ооооооо! - рявкнули стюардессы, второй пилот изящно рыгнул...
  Нужно заметить, что воинское подразделение находилось во втором салоне, а в планы Петровичей и тем более Славы не входило какое-либо вмешательство...
  Человека в очках поставили, точнее посадили на место, и он стал очередной мишенью разбушевавшейся команды... Еще один пассажир - лысый мужичок - притворился спящим, и когда одна из стюардесс плюнула ему на лысину, не шелохнулся. Тем временем буря нарастала. Чернокудрая представительница флота шлепнулась на колени очкарика, а пилоты придвинулись к жене рыжего.
  -Что, красотка! - кривя огромный рот, говорил сопливый, - Не пойти ли нам в комнату отдыха?
  -Не хочешь с ним, пошли со мной, - вторил другой.
  -Может попробуете втроем!? - процедила вульгарная шатенка с бородавкой на левой щеке, наклоняясь к женщине и едва не касаясь ее лица своим крючковатым носом.
  -Возмутительно! Возмутительно! - визжал человек в очках, придавленный толстухой.
  Муж, парализованный наглостью экипажа, уныло хлопал ресницами. Его тонкие, длинные уши вздрагивали, а пальцы сжимали острые коленки. Внезапно лысый человечек, оплеванный, но не сломленный, юркнул в проход с криком:
  -Держитесь! Я приведу солдат!
  Он рванул к выходу, но...
  ...Тут же был сбит с ног мощным ударом веснушчатого верзилы, державшего в руках автомат.
  -Затухни, ублюдок! - прорычал он и ввалился в салон, - Заткнитесь, твари!
  Со стороны кабины показался еще один человек с автоматом. Он был высок и плечист, носил длинные волосы и седую бороду, а одеждой ему служил пятнистый защитного цвета комбинезон. А в общем-то он напоминал добродушного партизана из старых советских фильмов, а потому широко улыбался.
  -Самолет захвачен! - спокойно, даже где-то дружелюбно проговорил бородаты, - Повсюду заложена взрывчатка. В случае сопротивления каждый пассажир будет убит на месте! Приятного полета!
  -Каковы ваши требования? - дрожащим голосом произнес первый пилот. Нахальство исчезло с его физиономии.
  -Вот так-то лучше! - улыбнулся бородатый и погладил бороду, - Я сообщил командиру об изменении курса...
  -И куда мы летим? - вмешался второй пилот.
  -В Австралию, куда же еще!?
  Все застыли, а мужичок, до тех пор валявшийся в проходе, на четвереньках отполз к своему месту...
  Самолет летел очень долго, потом еще дольше, потом...
  А потом:
  -Приборы!? - заорал командир.
  -Сорок! - прокричал первый пилот.
  -Что "сорок"? навис над ним командир.
  -А что "приборы"!? отвечал пилот.
  -Горючее!?!?
  -На нуле! - констатировал второй пилот.
  Все уставились на приборы, но никто ничего не понимал.
  -Прилетели! - крикнул второй пилот, стал рвать волосы на своей голове и выскочил в салон.
  Веснушчатый вскочил, остальные застонали...
  Во втором салоне офицер и его команда отдыхали. Они свыклись с ролью военнопленных и не обращали внимания на своих конвоиров (которых к слову было трое), и те тоже дремали в креслах.
  Веснушчатый ворвался к ним и заревел:
  -Мы падаем в океан! Горючего нет!
  Сообщение взбодрило всех, военные и призывники ринулись со своих мест, но их остановила автоматная очередь.
  -Что вы предпримете? - обратился бородатый к командиру корабля.
  -Не знаю...
  -Самое определенное из не определенных значений, - на сей раз впервые за весь полет подал голос Слава. Он уже давно ловил себя на мысли, что довольно часто говорит умные вещи, но откуда брались слова, а то и целые словосочетания он понять не мог.
  Бородач окинул его страшным взглядом, но Слава не испугался. Петровичи шептались, сбившись в кучу.
  -Молчать! Стоять смирно! Сидеть! Я расстреляю всех! Я взорву самолет! Я...я....я......я.....
  -Заткнись! - командир не терял самообладания, - Вижу землю... Я не уверен, что это, но все же...
  -Есть! - воскликнул бородач, - Приземляйся, дорогой ты мой! Парашюты, надеюсь, ты захватил?
  -Только для экипажа - шесть штук, они не законные... - начал командир.
  -Ты мне говоришь о законе!? - засмеялся бородатый, - отдай все мне!
  Он заглянул в салон и ухмыльнулся, посмотрев на блондинку:
  -Она станет шестой!..
  Командир вел самолет на второй круг. Он не находил места для посадки, кругом были леса, а кое-где вырисовывались горы. Легче плавно приводниться.
  Люди распределились у выходов, и самолет начал снижение...
  Все-таки приземление или приводнение состоялось, и люди через некоторое время оказались на берегу. Нужен был план действий. Найти место для ночлега, хотя бы пещеру в горах, затем пища... Стоило бы отыскать террористов и обезвредить их, ведь с ними женщина...
  -Но они вооружены, - робко произнес второй пилот.
  -Я пойду на ее поиски! - твердо сказал муж блондинки, отбросив былую робость и неуверенность.
  -Остыньте, друг мой, - сказал командир, - мы найдем оружие и обезвредим бандитов.
  Группа потянулась в горы. Диковинные растения, экзотические животные и жуткие насекомые поражали воображение, но в то же время не несли успокоения...
  Пещера нашлась быстро, и ее чрево приняло отважных путешественников, из которых только Петровичи возмущались, но очень тихо, чтобы не слышал никто...
  Устроившись на ночлег, выставили караул.
  Командир экипажа, прапорщик, первый пилот, Слава, пара солдат, призывники и муж пропавшей вместе с террористами женщины. Оружие - пистолет командира, пара штык-ножей, да самодельные луки со стрелами. Такова была группа отправлявшаяся на поиски. Они продирались сквозь чащобу, разрывали лианы, проваливались в ямы, но не сдавались. И вот вдали была замечена человеческая фигура.
  -Смотрите!
  -Тихо! - шепнул прапорщик, - Спугнешь!
  -Но это же какие-то негры!
  -Почему "негры"? Разве их много? - усмехнулся первый пилот.
  -А ты взгляни вон туда...
  Повернули головы вправо. Штук двадцать туземцев кучковались внизу и совершали какой-то замысловатый дикий ритуал. Славе показалось, что в руках негры держали не только копья, но и метлы. "Не может быть!" - сказал он самому себе, а командир уже дал команду лечь и ползком преодолеть расстояние.
  То, что они увидели, поразило всех настолько, что первый пилот с криком вскочил и убежал в лес, надо заметить, что больше его никто не видел.
  В стане дикарей происходило следующее. На поляне, в самом ее центре торчал длинный шест, к которому был привязан юноша лет шестнадцати, абсолютно голый. Самцы исполняли ритуальную пляску. Затем один из них, возможно вождь или шаман, набросился на привязанного и откусил у него от бедра большой кусок мяса. Юноша закричал нечеловеческим голосом, и тогда на него набросились остальные туземцы, отталкивая друг друга, пытаясь отхватить кусок по-лучше и по-больше.
  Командир не мог вытерпеть этот чудовищный спектакль. Он выхватил пистолет и выстрелил. Дикари бросились врассыпную, оставляя на шесте обглоданный скелет...
  Они молча возвращались к пещере и также молча укладывались спать.
  На следующий день группа в прежнем составе отправилась на новые поиски. Но теперь появилась новая угроза - местное население. Вскоре они миновали ритуальную поляну и углубились в лес, который становился гуще и гуще. Они видели, как по кустам мелькали голые спины туземцев, но продвигались дальше... Наконец они вышли к глубокому ущелью, и у всех без исключения возник страх высоты.
  -Нужно спускаться! - сказал командир.
  -Посмотрите, там есть пологий склон! - Слава указал несколько в сторону.
  -Вперед!
  Слава мелкими перебежками спускался по, поросшему травой, склону. За ним бежал муж блондинки, а дальше остальные. Слава оступился, упал и кубарем покатился вниз. Он больно ударился головой о торчащий корень и потерял сознание...
  Слава очнулся, и его глаза воткнулись взглядом в пустые черные глазницы черепа... Он вскочил и осмотрелся... Он был один, а вокруг валялись черепа... Их было ровно шесть... Обрывки одежды не оставляли сомнений, кому принадлежали черепа...
  Слава присел на поваленное бревно. Рядом протекала не широкая и не глубокая река. К нему приближались Петровичи. Он вопросительно смотрел на них, но с противоположного берега реки доносился странный гул, напоминавший одновременно вой дикарей, рев сталелитейного производства и музыку музыкальной индастриал-группы... Петровичи закрыли глаза и побежали туда, куда они не глядели...
  -Постойте! - закричал Слава.
  Петровичи на миг остановились, но глаз не открыли.
  -Куда мне теперь идти?
  -Иди на север, - в один голос ответили Петровичи.
  -А что там?
  -Там - Страна Петровичей!
  Они побежали дальше, схватившись за свои головы...
  Слава понял, что помощи ждать неоткуда.
  "Слава богу, я знаю, как определить в лесу стороны горизонта. Если на деревьях растет мох, то он растет с северной стороны. Я быстро найду дорогу!"
  Быстрыми прыжками Слава вскарабкался на холм, а это был именно холм и присел на него словно дурак. Закурил и достал бутылочку коньяка Московского, которую он припас еще в гостинице, благо большая голубая сумка всегда была с ним. Нужно немного отдохнуть и продолжить путь. Путь назад всегда короче, чем вперед.
  Наконец он встал и спустился с другой стороны холма. Вот и ле. Вот и деревья, на которых растет мох. Он подошел к деревьям и обнаружил, что мох растет со всех сторон...
  
  
  
  27
  
  Конечно же Слава имел характер нАрдический, хотя и не слишком хорошо играл в нарды...
  Он брел вперед, и его постоянно мучили мысли и кошмары. Мысли мучили меньше, но не отставали, а кошмары представляли собой фантазии, которых не должно было оказаться в запасниках его памяти, но от того они становились еще реальнее и больно кололи все органы, включая половые...
  
  ...Во времена вьетнамской войны это было. Один советский врач-инструктор работал по обмену в одной деревне, после того, как ее освободили коммунистические войска. Он специализировался на абортах, потому что был садистом-любителем. Поднаторев на м
  деревенских женщинах, он перебрался в столицу. Здесь его ремесло не прекратилось, но разрослось с новой силой. Он абортировал шлюх и жен-изменниц, залетевших малолеток и перезрелых дур. Но вот однажды к нему явилась одна высокопоставленная дама и заплатив немалые деньги, попросила об одолжении: она прелюбодействовала с одним неказистым авантюристом из ближнего зарубежья, причем все произошло почти на глазах у ослепленного любовью супруга, и все бы хорошо, но она, считавшая себя бесплодной сучкой, неожиданно забеременела, вот тут-то и понадобился наш специалист...
  Врач улыбнулся, сделал анализы и в один февральский день, засучив рукава, раздвинул то, что надо! Дама стонала и визжала, билась в истерике и хрипела. Сначала казалось, что ее мучили угрызения совести, но вскоре стало ясно, что агония. Перепуганный абортист таращился на издыхающую пациентку и тупо пускал слюну. Некрофилом он себя не ощущал...
  Поздно вечером он погрузил завернутый в одеяло труп в джип и поехал за город. Он боялся преследования КГБ, слишком крупная шишка умерла под его ножом! Что делать? Что делать? Врач устроился в кустистом овраге и за ночь съел (скушал, слопал, сожрал!) расчлененный труп. Отравился ли он? Умер от переедания? Сдох от страха? Не известно, достоверно одно: врача-инструктора с той поры никто не видел...
  
  ..."Возлюби врагов своих..."
  Он чтил эту заповедь всем сердцем и не нарушал ее. Скажем больше; он не чтил ни одной другой заповеди, кроме этой. Что здесь можно добавить? Ничего.
  Он отдавал своим врагам все, что имел - до последней крохи, а когда ничего не осталось, принялся воровать, чтобы отблагодарить врагов. Мало, думал он, и ужасная мысль не давала покоя. Он размышлял утром и днем, вечером и ночью, дома и на работе и в конце концов забросил работу. Эврика! - воскликнул он. Он вручил врагам любимую жену и остался доволен. Но не надолго. Он отдал им собственных детей и умиленно глотал слюну. Спокойствия не было. Он привел свою мать... Тщетно. Он бросил под ноги врагам отца... Мало! И тогда он покончил с собой перед врагами своими...
  
  ...Кто в своей жизни не слушал рок? Кто не любил хэви-металл? Возможно кто-то и не слушал и не любил, но поддерживая пьяную компанию, уподоблялся друзьям и постепенно втягивался. Рок - наркотик! Рок - болезнь! Да дело не в том.
  Жил да был на свете мальчик Семен. Как и все тогда слушал тяжелый рок и балдел. Как и все говорил одни и те же заученные фразы: Если б жив был Ференц Лист, он бы слушал Джудас Прист. Да Семен обожал эту группу. Приходя домой, мальчик бросал все дела, садился в кресло, врубал магнитофон, и колонки выдавали порцию оглушительной музыки.
  Реакция произошла как раз после дождичка в четверг.
  Семен как обычно слушал Священника, и вдруг у него отнялись руки и ноги. Он не смог подняться, а только вскрикнул, но крика никто не услышал: так громко орал солист и ревели гитары. Он выпучил глаза, заплакал и тут же ослеп.
  Мальчик Семен умирал возле магнитофона и не мог понять, в чем дело, да и мы ничего не поняли...
  А из колонок неслось: breaking the law...
  
  ...Война началась в среду. Грохотали пушки, рвались бомбы, уносились в дальние страны баллистические ракеты. Люди в панике бегали туда-сюда, не зная, где найти себе место. Лишь один человек на земле знал свой путь. За ним неотступно следовали две хорошенькие девчушки.
  Они ушли в горы.
  Они скользнули в ущелье и спустились по ступеням. Они очутились в просторном светлом помещении, где им суждено было провести самые страшные дни. Они прилегли отдохнуть, чтобы завтра...
  На утро в глазах мужчины мелькнул зловещий блеск. Начиналась жизнь, полная физических мук и страданий. Мучитель насиловал девчонок с изощренностью, не поддающейся описанию. По ночам он их связывал по рукам и ногам и спокойно отходил ко сну.
  На утро все повторялось, менялись лишь способы. Пролетали недели и месяцы. Мучитель изредка выбирался наверх, дабы разведать обстановку...
  Первой забеременела брюнетка, но спустя пару недель ей составила компанию и блондинка. Но torture never stops...
  Спустя положенные девять месяцев мужчина лично принимал роды первой и наслаждался ее мучениями. На свет появился мальчик. Он был отвратителен, уродлив и слабоумен, но рос не по дням, а по часам, и когда у второй родилась девочка, они вместе...
  Папаша же был без ума от детей. Дети проявляли зверский аппетит и жестокость, и это возбуждало их родителя. Он таскал в пещеру горы провизии, которые практически мгновенно уничтожались ублюдками. Матери наоборот ненавидели собственных отпрысков и вымещали на них свою злобу в отсутствии отца. Но когда он появлялся, доставалось и им.
  Сегодня он возвращался с пустыми руками. Война окончена. Мародерству - бой! Тот, кто выжил, начал строить новую жизнь...
  Садист-папаша готов был сообщить эту весть своим, однако...
  Пещера была пуста.
  Что случилось? - размышлял он, и его взгляд упал на кучу костей и два черепа, аккуратно сложенных в углу. Даже он вздрогнул. Он понял все. Дети набросились на него откуда-то сверху. Они рвали на части тело и кричали от вида сырого мяса и крови.
  Прошло время. По бесплодной пустыне брели двое: мужчина и женщина. Ее большой живот выдавал интересное положение. Мужчина поддерживал ее за плечо и смотрел вдаль. Она застонала и упала. Начинались схватки...
  Вылезала липкая бордовая голова. острые зубки прорезались в считанные секунды и касались потрескавшейся губы. Ребенок разомкнул окровавленные веки. Глаза его излучали нечеловеческую злобу...
  
  28
  
  Капитан разогнал дрезину до космической скорости. Он спешил Страну Петровичей, чтобы донести до кого-то некий текст...
  А Самый Главный Петрович - Петр Петрович Петин издавал очередной Указ, ущемляющий в правах граждан. Отныне им запрещалось скачивать в интернете кинофильмы, также смотреть их он-лайн, слушать музыку и даже знакомиться, дабы не нарушать чьи-либо права. Какое нарушение прав в знакомствах? - спросите вы, но я отвечу: вы же знакомитесь с кем-то одним, ну пусть с несколькими, а ведь кто-то остается в одиночестве, и тем самым нарушаются его законные права на такое же знакомство. Что ж вполне резонно. Но Петрович пошел дальше. Были разработаны Указы, запрещающие брать из нета все без исключения тексты, а также отдельные предложения и слова, так как это тоже нарушало чьи-то права (не только авторские!). Запрещалось передавать кому-либо, приобретенные в магазинах и т.п. товары, не потребовав с получателя платы, и соответственно все со всего должны были платить налоги. Нельзя было показывать вплоть до уголовного наказания все печатные издания даже ближайшим родственникам. Собственно говоря, запрещалось все. Пока разрешалось говорить, но это только ПОКА! Единственное исключение делалось для дворников. Нельзя было разрешить дворникам делать все, но кое-что все-таки можно...
  Капитан слушал по радио новости Страны Петровичей и матерился...
  
  29
  
  -Профессор! Вокруг все только и делают, говорят о любви, о чувствах, о самоконтроле, о том, как перестать беспокоиться и начать жить! Но вы ведь понимаете, что это - пустые слова, демагогия...
  -О! Я очень даже понимаю, что это такое!
  -Я тоже могу научить других, как правильно вести себя, как отвлечься от навязчивых состояний. Но вот в чем дело. Я знаю и могу объяснить, но только, когда это касается других... А если это касается меня, тут я бессилен, и никакие доводы, призыв к разуму и иные правильные мысли не действуют. Я киваю головой, соглашаюсь, но принять все это как должное не в силах... Мне плевать, что происходит вокруг, мне все равно, умирают ли от голода в Африке, природные катаклизмы уносят жизни сотен тысяч, идут войны и т.д. и т.п. И уж совершенно меня не трогает, что в прошлом случались события такие, что по сравнению с ними мои проблемы - пустяк! Бред! Есть только Я и то, что меня волнует и больше ничего... Пусть утверждают, что я - эгоист, да это так, но мне все равно. Я не собираюсь меняться...
  -И не нужно! Живите! Мир катится в пропасть, и вам все равно, ведь если исчезнете вы, то вместе с вами исчезнет и все, что вас окружало, а вся человеческая история - лишь ваши воспоминания, и они растворятся. Поэтому пока вы живете, существует бытие. Это главное! Не пытайтесь изменить то, неизменно. Предопределенность - вот в чем секрет!
  -Но тогда наше существование бессмысленно...
  -На этот вопрос я не дам вам ответ! Да вы никогда и не найдете его. Вот вам очередной рассказ о любви, насилии и жестокости.
  
  Свадьба подходила к концу. Часть гостей под действием алкоголя отошла в мир сновидений, другая часть продолжала пировать и наконец третья собиралась домой. Родители молодых отправились провожать внушительную группу родственников. Следом за ними жених и невеста пошли к дверям вместе с высоким молодым человеком - близким другом семьи.
  -Может быть останешься!? - спрашивал жених.
  -Не могу. У меня завтра дежурство в отделе.
  Он пожал руку молодоженам, и невеста улыбнулась.
  -Ну теперь все бандиты отправятся за решетку. Можно спать спокойно!
  -Можно просто спать! - засмеялся гость, и все вторили ему.
  Автобус отъезжал, и молодой человек помахал рукой.
  Время начинало новый отсчет...
  
  Оля возвращалась из магазина, где она провела почти целый день, стоя в длинных очередях. Покупок было не слишком много, таким образом фраза: цель оправдывает средства, здесь была не уместна. Еще не кончился медовый месяц, но действительность заставляла позабыть об отдыхе. Отоваривание талонов, бесконечные поиски пищи занимали большую часть времени, а оставшаяся его часть уходила на приготовление завтраков, обедов и ужинов и кое-какие любовные утехи. Молодая красивая женщина легко ступала по мягкой траве и пыталась, как могла, отвлечься от пасмурных мыслей. Она услышала шум мотора. Из-за кустов выскочил фургон с военными номерами. Оля не реагировала на машину и напрасно...
  Пьяный сержант-шофер затормозил метрах в пяти от женщины. Из будки с хохотом и скабрезными шутками десантировались хмельные солдаты. Они окружили Олю, не давая ей прохода. Она почувствовала приближение беды, но держалась с достоинством. Она требовала, просила и умоляла пропустить ее, но пьяные не отступали. Двое из них подхватили женщину и затащили в кузов. Бесполезно было тягаться силами с крепкими парнями, сопротивление их только заводило. Наконец последний ефрейтор забрался в машину.
  "Гостью" опекали трое. Слезы и страх придавали ее внешности особый сексуальный шарм, и солдаты не выдержали. Они навалились на Олю и сорвали с нее одежду. С каждой минутой они становились более агрессивными и издевались над женщиной с особым наслаждением, пользуясь ее беспомощным состоянием.
  Но вот фургон фыркнул и остановился. Дружная компания вывалила на улица, ведя под руки обнаженную пленницу, а та глядела перед собой остекленевшим взглядом.
  Не большая воинская часть была обнесена высоким деревянным забором с колючей проволокой. Два деревянных барака по всей видимости являлись казармой и штабом, а вагончик без колес был столовой. Кроме того на холмике стояла передвижная радиостанция.
  Перед бараками собрались все военнослужащие части, их набралось не больше десятка, причем не было ни одного офицера или прапорщика. Звериные лица выражали одно - ПОХОТЬ!
  Женщину затащили в казарму и пускали по кругу до тех пор, пока не явился (все же!) старший прапорщик Рукоглаз - толстый развратный пошляк. Он почуял запах женской плоти при входе и не спеша прошел в спальное помещение. Достаточно попользовавшись Олей, солдаты бросились врассыпную, заслышав голос прапорщика. Он грозно оглядел спальное помещение, взял женщину за руку и отвел в канцелярию, где занимался с ней несколько часов подряд. Отправив двух резвых бойцов за водкой, он решил передохнуть. Оля почти ничего не соображала. Она практически смирилась со своим положением...
  В спальном помещении шел пир, где старший прапорщик Рукоглаз пользовал женщину со своими подчиненными...
  -Смирно! - заверещал дневальный, случайно оказавшийся в коридоре и заметивший лейтенанта - командира подразделения.
  Первым порывом моложавого лейтенанта Навященко было заступиться за бедную женщину. Он разогнал солдат по углам, отчитал старшего прапорщика Рукоглаза и остался с Олей наедине. Но подействовал алкоголь, ведь Неващенко буквально перед приходом хватил губастый стакан доброго самогона..
  "А что если ей просто предложить!? - подумал офицер, - Мне ведь тоже хочется! Ну лишь разочек! Ведь это ничего не значит! Это даже не измена!"
  Он жадно пожирал маленькими глазками голое тело, а спустя минуту, уже подминал его под себя...
  Лейтенант очнулся, когда солнце просунуло свои руки в окно канцелярии. На кожаном диване, свернувшись в клубок, спала Оля. Ее лицо представляло собой весьма не приглядное зрелище с многочисленными кровоподтеками на нем, а на теле, руках и ногах были заметны крупные и мелкие синяки, ссадины и царапины. Лейтенант припомнил свой ночной поступок и испугался: "Разжалование! Трибунал! Тюрьма! Расстрел!"
  Он нырнул в коридор и шепнул дневальному, который спал стоя, прислонившись к стенке. От него воняло перегаром.
  -Солдат!
  -Да!
  -Помнишь вчерашнюю бабу?
  -Так точно!
  -Знаешь, что за нее нам всем будет?
  -Догадываюсь... - в глазах дневального мелькнул страх.
  -Короче! Отведешь ее на утес. Камень на шею и в реку! Понял?
  -Так точно!
  Как только солдат увел женщину, лейтенант Неващенко вздохнул с облегчением...
  Боец привел Олю на утес и с жалостью посмотрел на нее: такая красивая вчера, сегодня она представляла весьма плачевное зрелище. Ну, что ж, камень на шею... Он глубоко вздохнул и выбросил папироску.
  А Оля решила использовать последний шанс."Ту собачку, что бежит за мной зовут "Последний шанс", - спела про себя женщина и прошептала:
  -Я хочу быть с тобой перед смертью!
  С похмелья дневальный плохо соображал. Его похоть делала это гораздо лучше!
  -Давай по-быстрому!
  Он расстегнул брюки и спустил их до колен. Оля резко толкнула солдата, и тот, взмахнув руками точно крыльями, улетела с утеса в черную бездну...
  Оля бежала, куда глядели глаза, лишь бы по-дальше от этого страшного места. Лес, поле, лес, поле, лес, поле, овраг, лес, поле... Дорога появилась также внезапно, как наступил вечер. К тому времени Оля обзавелась подобием одежды, завернувшись в какое-то тряпье. Она принялась голосовать. Машины, не останавливаясь, пролетали мимо, но один желтый "Москвич" притормозил метров в двадцати от женщины... Она обрадовалась и побежала к автомобилю, а оттуда уже вылезал огромный бугай-производитель. Окинув взглядом подбежавшую женщину, он, не долго думая, повалил ее в кювет и ублажил себя, как мог. Привыкшая за последние часы к такому обращению, Оля все же изловчилась и схватила верзилу за его детородный орган. Но не тут-то было. Бугай окончательно рассвирепел и стал лупить женщину увесистыми кулаками так, что кровавые брызги летели во все стороны... Оля сидела в траве, выплевывала липкую кровь, а в мозгах отпечатывались черные цифры...
  Следующая остановившаяся машина, за рулем которой сидел косоглазый лысоватый человек лет тридцати пяти, была иномаркой. Водитель с ходу потребовал плату натурой. ""Делать нечего!"...
  Женщина была подвезена к самому дому и еще долго-долго стояла в подъезде, не решаясь подняться на этаж. Наконец она рухнула в объятия мужа и лишилась чувств...
  Бугай-автомобилист копался в своем гараже, когда когда сзади послышался шорох. Оглянувшись, он увидел на пороге двух молодых людей и красивую молодую женщину, в которой он все же к своему огромному неудовольствию узнал бабу с обочины. Рука автоматически потянулась за монтажкой, но не успела схватить ее, когда пуля прошила кисть. Он взвыл от боли и скорчил жуткую гримасу.
  -Вяжи его!
  Они подвесили человека к потолку, и приблизилась Оля. В ее руках блеснуло лезвие ножа. "Молния" на ширинке брюк поползла вниз...
  Они тихо поднимались по лесенке. Дверь открыла белокурая женщина не известного возраста, а за ее спиной стоял лысоватый косоглазый человек лет тридцати пяти... Он попытался скрыться под кроватью, но крепкие руки извлекли его оттуда, и он понял, что придется отвечать за всю свою нечестную жизнь...
  Старенький автомобиль подъехал к известному КПП. Схватка с дежурным прошла молниеносно, а затем и вся боевая единица Армии была выведена из строя, и весь личный состав, включая лейтенанта и старшего прапорщика, был загнан в выгребную яму, куда побросали хворост, бумагу, дровишки и полили горючей жидкостью...
  Машина уже превратилась в еле различимую черную точку, когда пламя охватило все строения части, включая деревянный забор...
  -Да, жуткая история! - Он отодвинул стакан с бурбоном и отвернулся.
  -Но вы не представляете, что может случиться в будущем!
  -Но будущее закрыто, так сказать, пеленой!
  -Как сказать, было бы правильнее. И вот вам случай из будущей Третьей мировой войны...
  -Вы хотите сказать, что война будет?
  -Или идет, - профессор Ободзинский снял улыбку с лица в самом прямом смысле, - или была... Назовем все это очередной фантазией, Возвращения к которой вы так жаждали когда-то...
  
  Третья мировая война началась внезапно, как и предсказывали. Все страны, обладающие ядерным оружием ударили одновременно. Для стороннего наблюдателя это было яркое зрелище. представьте, как рушатся города и поселки, как взлетают в воздух плотины и железные дороги, как стираются в пыль аэропорты и электростанции. Да это был настоящий праздничный фейерверк. То тут то там вырастали грибы, а ядерные осадки накрывали планету. Все было кончено в считанные часы, но их подземных шахт продолжали взмывать в воздух ракеты.
  В бункере Љ5 узнали о начале и конце войны только в полдень. Профессор-хирург П. с тремя своими ассистентами - Валерой, Витей и Ларисой отрабатывал новые методы хирургического вмешательства на маленькой обезьянке-шимпанзе, которая стойко (как мгла) переносила порезы и проколы, удаления одних органов и вживление других.
  П. взглянул на экран и побледнел.
  -Мы погибли! - прошептал он, указывая на бесплодные пустыни и руины селений.
  -Ядерная война, о неизбежности которой так долго говорили на земле, свершилась! философски заметил Витя, но никто не принял его юмора.
  Лариса плакала, потирая очки ладонями.
  -Успокойтесь, друзья мои, - сказал профессор, - человек приспосабливается к самым экстремальным условиям существования. Продуктов, при рациональном использовании, хватит на долгое время. К тому же есть кролики!
  -Но когда-нибудь все это закончится, и кролики не помогут! - вскричал Валера, - мы умрем голодной смертью.
  -Спокойствие! - сказал профессор, - Мы умрем голодной смертью в том случае, если не придумаем чего-нибудь лучшего.
  Он улыбнулся.
  ... Остатки продуктов доедали на третий месяц. На земле стояла ядерная зима.
  -Вот наше спасение... - прошипел голодный Витя, указывая на подопытную обезьянку, когда кости последнего кролика были обглоданы до конца. Валера плакал.
  Профессор умертвил обезьянку так, что та не успела взвизгнуть...
  но это лишь оттянуло финал...
  Страх и голод мучили людей. пропал сон. Тупые лица не выражали ничего кроме желания пищи.
  -Необходимо выжить! - произнес П. после короткого размышления и добавил, - Хотя бы кому-то одному...
  По жребию на операционный стол первым лег Валера. ему сделали наркоз и лишили ноги. Спустя некоторое время ноги лишился Витя. Третьей была Лариса.
  Когда поедали мозг Валерия, оставшиеся в живых, менее всего походили на людей. Лариса умирала безболезненно, как и Валера, а Виктор хитрил и старался оттянуть свою смерть...
  В последние дни хирург совершенно обезумел. он ползал побункеру на четвереньках, грыз кости, валявшиеся повсюду и разговаривал сам с собой, но, често сказать, больше никого и не было.
  -Я должен жить! Я не могу умереть, ведь я собирался жить вечно...
  Но силы оставляли его. Он умер, так и не узнав, что землю посетила инопланетная цивилизация и подобрав последних жителей, отправилась в космос, чтобы через некоторое время вернуться и начать возрождение...
  
  30
  
  Существо спало и видело сны. О мертвых котах и собаках, о предателях, выскакивающих из-за угла и тыкающих в него колющие, режущие, а также всякие иные предметы и часто причиняющие невыносимую боль. Оно видело убитых окровавленных младенцев, большинство из которых были вынуты из утробы матерей без их согласия. Врачи в голубых халатах скалили зубы, доставая из карманов пинцеты, ланцеты, пассатижи и перфораторы. Из-за дерева выглядывал очкастый ботаник, причем стекла на очках были такой толщины, что смахивали на театральный бинокль. Существо помнило, что ботаника зовут Федя, но это были воспоминания чьей-то другой жизни. На каменном столе плясал карлик с крестом на груди и длинными развивающимися волосами. Он что-то все время говорил, думая, что шутит, и раздавался смех, но в шутках карлика нормальные слова служили лишь связкой матерных. Дикий шепот разносился на многие мили: Это его ребенки, но и их уничтожили... Существо обхватило шею руками, ощупав две родинки, напоминавшие укус вампира и запело басом:
  С кем ты сейчас;
  Ты как вода,
  Ты всегда принимаешь форму того,
  С кем ты;
  С кем ты сейчас,
  Кто верит сегодня
  Своему отраженью
  В прозрачной воде твоих глаз?
  Кто ты теперь,
  С кем ты сейчас?...
  
  Оно немного передохнуло и продолжило:
  С кем ты сейчас, сестра или мать,
  Или кто-то, кто ждет на земле?
  Легко ли тебе, светло ли тебе,
  И не скучно ли в этом тепле?
  Крылат ли он?
  Когда он приходит,
  Снимаешь ли ты с него крылья
  И ставишь за дверь?
  Но кто ты сейчас,
  С кем ты теперь?
  
  31
  
  Слава пересчитал деньги, засунутые во все карманы, прошел на второй этаж ресторана и устроился за столиком возле окна. За окном шел снег и дворники. К нему приблизился официант в красных шароварах, белой рубашке. Вафельное полотенце было перекинуто через левую руку.
  -Что изволите-с?
  -Молодой человек, а что за заведение вот там через дорогу?
  Официант покосился в окно, глядя на оранжевой одно-этажное здание, вывески на котором не было.
  -А это - Ресторан Восточной кухни. Когда-то его директором был Грамотный руководитель, и оно процветало, но три или четыре года назад его заместителем была назначена двадцатитрехлетняя девочка по имени Маша. Ничего что она из Кореи и писалась, Грамотный руководитель купил ей памперсы, а она возомнила себя опытным специалистом и сжила Грамотного руководителя. Его след потерялся, и никто не может сказать, где он пребывает в данный момент. Но все это не имеет отношения к сегодняшнему дню, все это вы узнаете в другом тексте...- официант загадочно улыбнулся, - Заказывать будете!!?
  -Да, пожалуй текилу серебряную... Лимон отдельно... Салатик на ваше усмотрение... Только, пожалуйста не готовьте все это так, как в Атриуме...
  Официант удалился, а Слава заметил,что возле барной стойки стоят - два бармена, администратор и шеф-повар, все как один в черных брюках, белых рубашках и галстуках. Его заинтересовало то, что они не шевелились до того момента, как к ним не подошел их шеф. Казалось, что тот шел не сам по себе, а кто-то вел его словно марионетку, так неестественно двигался человек, а уж когда он заговорил, стало ясно, что им манипулируют. Директор говорил механическим голосом, тщательно подбирая слова и выдавливая из себя однообразные фразы. Из его речи стало ясно, что сегодня в ресторане будут отпевать и поминать какого-то крупного босса. Директор, отдав какие-то распоряжения, удалился, а работники ретировались, но сквозь раскрытую дверь было видно, что они улеглись на кушетки и заснули...
  К этому времени Славе принесли его салат и текилу. Он опорожнил рюмку и попросил добавки в виде сразу трех рюмок, а сам продолжил внимательно наблюдать за персоналом ресторана, благо дверь все еще была открыта...
  В зале стала собираться публику, прибывшая га отпевание и среди прочих везде появлялся выше упомянутый директор. Надо заметить, что он ничуть не удивился спящему повару, растолкал его и тактично, но твердо попросил заняться приготовлением банкета. Спящие проснулись и в спешке начали переодеваться, надевая цветастые рубашки и шаровары. В таком разноцветном виде они появились в зале, а поминающие как-то сами собой исчезли. Шеф-повар оглядел себя и своих коллег с ног до головы и заметил:
  -Как-то странно. Когда мы обслуживаем свадьбы и праздники, мы одеты в черно-белое, а на поминки вырядились словно клоуны!
  -Ничего страшного, разберемся! - сказал администратор, и на столах стали появляться изысканные блюда и элитные напитки.
  Зазвонил телефон на стойке. Администратор поднял, сказал несколько дежурных слов и выбежал из ресторана. Слава посмотрел в окно. Администратор ловил такси, но со стороны площади, где находился роскошный особняк, обнесенный высоким заборов, к нему двигался шикарный лимузин с открытой передней дверью. Администратор юркнул туда, и автомобиль умчался, свернув на одну из боковых улочек...
  Слава готов был встать, расплатиться и уйти. но он задержался, снова взглянув в окно.
  Человеческий поток подхватил какого-то человека и понес его к автобусной остановке. Долгожданный транспорт врезался в безумную толпу. Люди отталкивали друг друга, ругаясь так громко, что было слышно в ресторане. Они кляли действительность и втискивались в салон, казавшийся резиновым. А человек, которого несла толпа, тоже хотел втиснуться, но почему-то все время оставался позади других, соскальзывая со ступенек. Он злился и готов был кинуться в драку. Раздался женский крик, и на асфальт упала весьма симпатичная девушка. на нее никто не обратил внимания, а у Славы что-то екнуло внутри.
  Он выскочил на улицу, подхватил девушку на руки и поднял на второй этаж ресторана...
  -Слава, - сказал он.
  -Анжелика... т.е. Лиза, - сказала девушка.
  -Мы можем заказать что-то...
  -Нет "что-то" мы заказывать не будем, мы закажем все!
  -И что мы будем делать дальше?
  -Дальше мы пойдем ко мне...
  -И что мы там будем делать?
  -Смотреть видео.
  -У тебя есть видео-магнитофон, - грустно произнес Слава.
  -У меня нет, но сегодня соседка, въезжающая на четвертый этаж, принесет магнитофон и кассеты.
  -Хорошо. А сколько лет соседке? - спросил Слава.
  -Я ее никогда не видела.
  -А где ты живешь? - Слава посмотрел на облака, пробегавшие за окном, и они представились ему в виде фантастических строений и животных.
  -Совсем не там, где ты думаешь!? - она будто бы спрашивала, и сама же отвечала, - Ты ведь знаешь!?
  -Да, неопределенно сказал он.
  Они шли по подземному переходу, но не вдоль, как принято, а поперек. Слава боялся, что они могут удариться о кафель, но этого не случилось. Свет полоснул по глазам, и Лиза взяла Славу за руку.
  -Так будет лучше.
  За лесом стояли розовые дома, но нельзя было определить, сколько в них этажей. Они поднялись на третий, а там уже стояла женщина лет тридцати с коробками.
  -Ну сколько вас можно ждать? - обиженно воскликнула она.
  -Не волнуйся, Петровна! - сказала Лиза, - Мы со Славой очень спешили.
  Пройдя в квартиру, Слава стал переходить из комнаты в комнату, изучая обстановку. Ему слышались приятные звуки, но он никак не мог понять их происхождение. Магадхизмы, - подумал Слава, но не рискнул сообщить об этом вслух. Он вышел в большую комнату, обставленную в старинном стиле. На ковре сидели Лиза и Петровна. Они уставились в экран телевизора, на котором ничего не было. Из угла доносилась музыка "DEPECHE MODE". К тому же кто-то стонал на два голоса - мужской и женский.
  -Смотри, смотри! - толкала Лиза Петровну, та краснела и опускала ресницы:
  -Ну зачем ты так!?
  Слава присел рядом и переглянувшись с женщинами, взглянул на экран.
  -Выключи эту похабщину! - Петровна встала.
  Она вытащила кассету из видео-магнитофона, сломала ее о коленку и вставила другую.
  После этого она принялась кружиться по комнате, сбрасывая с себя одежду. В квартиру заходили странные мужчины, что-то искали в шкафах, выбрасывали на пол вещи. Но никто им не препятствовал, наоборот, женщины с любопытством следили за происходящим. Появился мужчина. Он держал в руках два ведра с белой вонючей краской. Аккуратно поставив ведра на пол, он распахнул дверцы шкафа и одно за другим опорожнил ведра прямо в шкаф. Лиза ойкнула, но другой мужчина окатил ее холодной водой. Петровна захлопала в ладоши и заплакала. Еще один господин рассыпал по столам, креслам и подоконникам брошки, серьги, кольца, браслеты, бусы, монеты и всякую всячину.
  Слава не вытерпел, когда услышал на кухне звук разбиваемой посуды.
  Лиза смеялась.
  -Что я скажу маме!? Что я ей скажу!?
  Слава выгонял обнаглевших гостей по одному, но те возвращались. Часть их застряла в дверях и скалила зубастые пасти. Но настойчивость молодого человека была вознаграждена. Он выгнал всех и вытер пот со лба Лизы и Петровны. И счастливые дамы стали поливать друг друга из душа...
  Куда пропала Петровна, Слава не знал. Он лежал на диване, а рядом лежала Лиза. В дверном замке повернулся ключ. Слава не спешил шевелиться. На пороге стояла древняя крючкообразная старушенция, а рядом с ней рыжеволосая женщина лет пятидесяти.
  -Здравствуй, Слава, - сказала рыжая.
  -Добрый день, Глафира Петровна, - Слава поразился собственной осведомленности.
  -Мамочка, - зевнула Лиза.
  Дочь, мать и бабушка удалились в спальню. Слава остался один. Он ползал под ковром и расставлял оловянных солдатиков, вспоминая сказку Андерсена, а затем с яростью сгребал их в кучу...
  Пора уходить" - мелькнуло в мозгах.
  Он вышел на улицу, прихватив неизменную голую сумку и посмотрел на дом, который раскололся на две половины и медленно оседал в пыли...
  На улице Петровичи водили хороводы.
  "Эх, хорововоды! - подумал Слава и тут же продолжил свою мысль, - Те, кто водят хороводы - хороводоводы. Те, кто изучают творчество хороводоводов - хороводоводоведы. Те, кто любят читать хороводоводоведов - хороводоводоведофилы. Те, кто ненавидит хороводоводоведофилов - хороводоводоведофилофобы. Те, кто поедает хороводоводоведофилофобов - хороводоводоведофилофобофаги. Те, кто ведет борьбу с хороводоводоведофилофобофагами - антихороводоводоведофилофобофаги. Те, кто выдает себя за антихороводоводоведофилофобофагов - квазиантихороводоводоведофилофобофаги!!!!"*
  
  ________________________________________________
  
  *Bazurka.net 17 сен 2013 в 16:00
  
  -------------------------------------------
  
  
  32
  
  Ночь как обычно вероломно обрушилась на землю. Не было видно ни зги. Но водитель вел машину твердой рукой, и Слава отдыхал. Скорость увеличивалась, но машина не спешила съезжать в кювет. И тут впереди появилась фигура в белом. Это была молодая женщина, но что-то весьма и весьма зловещее просматривалоссь во всем ее облике.
  -Не тормози! - шепнул пассажир, так как ужас поразил все клетки его тела.
  -Но...
  -Нет, нет и нет!
  Автомобиль пролетел мимо и скрылся за поворотом. Но что это. Буквально через пятьсот метров на обочине появилась та же самая фигура. Славу окутал еще больший страх.
  -Жми на газ!
  Теперь и водителю стало не по себе. Он прибавил скорость. Однако через некоторое время женщина вновь заняла исходную позицию. Тут уж не до шуток...
  Они мчались с максимальным ускорением. Дорога была пуста. Но неведомая сила заставила обоих повернуться... На заднем сиденье сидела молодая женщина, закутанная в белое. Ее волосы были абсолютно седые, а глаза ввалились. От уголков рта к подбородку сбегали тонкие ручейки крови...
  -Остановись! - Слава почти на ходу выпрыгнул из машины, упал, вскочил и побежал. Краем глаза он заметил, что водитель бежал в противоположную сторону...
  
  33
  
  Он добрался в гостиницу под утро. Хотелось спать, ноги не слушались. Он постучал в дверь номера, спустя несколько мгновений дверь раскрылась. На пороге стояло Существо в темно-синем махровом халате. Волосы как обычно были взъерошены, в глазах был пьяный туман.
  -Ну, как ты... - сказал Слава, швыряя сумку в угол и заваливаясь в кресло. Не было сил даже снять обувь...
  -Нормально. Как ты?
  -Все отлично.
  Существо принесло бутылку водки и два стакана. Оно наполнило их на треть и протянуло один Славе.
  -Слушай, после того, что со мной случилось, хочется выпить по-больше. Давай по полному. За успешно завершенное мероприятие, за встречу, наконец...
  Существо наполнило его стакан до краев, но себе добавлять не стало.
  -Ты че!? - удивился Слава, - Давай по полному!
  -Я не смогу!
  -Да ладно... - протянул он, Ты че не мужик!?
  -Нет, я не мужик...
  -Ну ладно-ладно, за слова не цепляйся. Че, не ПАЦАН!?
  -Нет, НЕ ПАЦАН! Я - ДЕВУШКА!
  Слава едва не выронил стакан и окинул взглядом Существо с ног до головы, будто впервые видел его... ее... он не знал, что думать...
  -И как же тебя зовут? - этот вопрос впервые возник у него со времени их встречи на автобусной остановке.
  -Ксения, - сказала девушка и покраснела, Меня зовут Ксения Анаско...
  -Хохлушка!? - Слава залпом выпил стакан водки, занюхал рукавом.
  -Пусть будет "хохлушка". Но у меня только отец с Украины...
  Она что-то начала говорить очень быстро и не понятно, но может быть подействовал алкоголь...
  Когда Слава проснулся рано утром, в номере никого не было...
  
  34
  
  Слава брел, опустив голову и размышлял о жизни, Вселенной и вообще... В голову лезли разные мысли, и он устав от них, присел на пенек, вокруг которого, как и везде валялись пустые бутылки, окурки, смятые бумажки и многое другое, назначение которого узнавалось с трудом. Слава поднял скомканный листок бумаги, развернул его и разгладил. Это был, напечатанный на принтере, текст из интернета...
  
  Русская семья в представлении американской:
  - Дорогая, я дома!
  - Почему так поздно?
  - По дороге медведь ногу вывихнул - пришлось отпаивать водкой.
  - Садитесь все! Давайте водки выпьем.
  - Мам, я пойду поиграю с медведем.
  - Хорошо, только сначала выпей водки.
  - А где наш дедушка?
  - Он вторую неделю стоит в очереди за талонами на талоны.
  - Хорошо, что он перед этим выпил водки. И ты без дела не сиди - иди
  тоже выпей водки.
  - Ладно, иди, погуляй, сынок, и не забудь написать вечером отчёт в КГБ!
  А по пути домой не забудь купить водки - она заканчивается.
  - Дорогая, что-то жарко. Выключи, пожалуйста, атомный реактор.
  - Сейчас водку допью и выключу, а ты пока сыграй на балалайке.
  
   Улыбка до ушей http://my.mail.ru/
  
  
  Слава развернул еще один скомканный листок. И это снова была страничка из сети:
  
  В четверг четвертого числа в четыре с четвертью часа лигурийский регулировщик регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали, а потом протокол про протокол протоколом запротоколировал, как интервьюером интервьюируемый лигурийский регулировщик речисто, да не чисто рапортовал, да не дорапортовал дорапортовывал да так зарапортовался про размокропогодившуюся погоду что, дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент, лигурийский регулировщик акклиматизировался в неконституционном Константинополе, где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке, который начерно обкурен трубкой: не кури, турка, трубку, купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи, а то придет бомбардир из Бранденбурга - бомбами забомбардирует за то, что некто чернорылый у него полдвора рылом изрыл, вырыл и подрыл; но на самом деле турка не был в деле, да и Клара-к крале в то время кралась к ларю, пока Карл у Клары кораллы крал, за что Клара у Карла украла кларнет, а потом на дворе деготниковой вдовы Варвары два этих вора дрова воровали; но грех - не смех - не уложить в орех: о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке, - вот и не до бомбардира ворам было, и не до деготниковой вдовы, и не до деготниковых детей; зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова: раз дрова, два дрова, три дрова - не вместились все дрова, и два дровосека, два- дровокола- дроворуба для расчувствовавшейся Варвары выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор, где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла; цыпленок же цапли цепко цеплялся за цепь; молодец против овец, против молодца сам овца, которой носит Сеня сено в сани, потом везет Сеньку Соньку с Санькой на санках: санки- скок, Сеньку- в бок, Соньку- в лоб, все- в сугроб, а Сашка только шапкой шишки сшиб, затем по шоссе Саша пошел, Саша на шоссе саше нашел; Сонька же - Сашкина подружка шла по шоссе и сосала сушку, да притом у Соньки-вертушки во рту еще и три ватрушки - аккурат в медовик, но ей не до медовика - Сонька и с ватрушками во рту пономаря перепономарит, - перевыпономарит: жужжит, как жужелица, жужжит, да кружится: была у Фрола - Фролу на Лавра наврала, пойдет к Лавру на Фрола Лавру наврет, что - вахмистр с вахмистршей, ротмистр с ротмистршей, что у ужа - ужата, а у ежа- ежата, а у него высокопоставленный гость унес трость, и вскоре опять пять ребят съели пять опят с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины, и тысячу шестьсот шестьдесят шесть пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши, - о всем о том около кола колокола звоном раззванивали, да так, что даже Константин - зальцбуржский бесперспективняк из-под бронетранспортера констатировал: как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать, так и всех скороговорок не перескороговорить, не перевыскороговорить; но попытка - не пытка.
  
   Философия | Психология | Саморазвитие http://my.mail.ru/
  
  Он начал, как и рекомендовалось, читать вслух, но вскоре сбился, выругался и отбросил листок в сторону...
  
  35
  
  Капитан продолжил свой рассказ:
  "Дверь гаража открыла миловидная девушка на вскидку лет этак двадцати пяти, по-мужски поздоровалась с Петровичем и представилась:
  -Вера!
  "Хорошее имя! - отметил Петр Петрович, - Именно - ВЕРА!
  В гараже расположились мотоциклы, коих количество с трудом поддавалось исчислению, а верстаки у стен были заставлены банками и бутылками с пивом и водкой. Кроме прочего там были три молодых человека, которые просто пожали руку Петровича, не называя своих имен. Байкер, а теперь никаких сомнений не было на счет того, кто он, по-хозяйски взял две банки пива и протянул одну Петровичу.
  -Сколько с меня? - спросил отец Петрович.
  -Сдается нам, что ты хочешь нас обидеть! - засмеялись парни.
  -Шутник! - сказал один.
  -Шутник! - с горечью констатировал знакомый Петровича.
  После пятой банки Петрович, сидя на мотоцикле, рассказывал анекдоты, шутил и смеялся, периодически выскакивал за дверь: помочиться, в общем вел себя довольно не принужденно и чувствовал определенный комфорт. Ребята рассказывали о своих путешествиях на байках, обсуждали мотоциклы, и Петрович не желал идти домой. В какой-то момент мутный разум Петровича зафиксировал появление еще одного человека. Наш герой встал, шатаясь приблизился к нему, обнял и пожал руку.
  -Виталий, - сказал прибывший.
  -Очень приятно, - впомнил этикет Петрович, - А я - Петька! - он икнул, открыл дверь, помочился, не переступая порога и пукнул.
  -Постреляем!? обратился Виталий к Вере.
  -Постреляем, - ответила Вера.
  Петрович протрезвел. Ему всучили ведро с пустыми жестяными банками и попросили выставить их. Вышли на улицу, и Виталий вытащил пистолет и глядя на зачарованное лицо Петровича, сказал: Пневматика. Он методично застреливал банки, ребята комментировали выстрелы. Из гаража появилась Вера с автоматом и сказав, что ей скучно, мгновенно положила все банки, наделав в них множество дырок. От лицезрения девушки с автоматом у Петровича под животом зашевелился давно не работавший орган...
  Затем продолжили пить, а Петр Петрович даже позволил себе водочку, после ездили на машине за добавкой, а потом на Петровича опустилась тьма...
  -Повеселился, старый козел! - первое, что услышал Петрович, - Весело было!?
  У него болела голова, и ворчливый голос жены усиливал боль троекратно, но он не мог пошевелиться, он мечтал выблевать свои внутренности и отойти в мир иной.
  Медленно открыв глаза и также медленно опустив правую ногу на пол, он попытался встать и отключился...
  Ему снились мотоциклы, Вера, люди в косухах и сын в колготках и юбке, жена представлялась чудовищем со змеями на голове вместо волос...
  Он проснулся в холодном поту. Рядом лежала жена и методично поглощала очередной сериал. Она комментировала мыльную оперу, Петрович тянул память: где спрятана бутылка водки и трусливо помышлял о самоубийстве...
  В комнату вошел сын, с порога настучал о вчерашнем не прошенном госте и намекнул о том, что родители должны ему деньги. Петрович ненавидел жену и все остальное. Жена же с отсутствующим взором смотрела в экран и не слышал, что говорили отец и сын. Петрович толкнул жену, указывая на сына, чтобы хоть на минуту отключить от сериала. Зазвучал домофон. С большим трудом Петрович всунул ноги в тапочки и открыл дверь.
  -Ты что забыл!?
  -А я должен был помнить?
  Петрович забыл. На пороге стоял Виталий.
  -Виталий, - напомнил Виталий.
  -Петр! - ответил Петрович.
  -Забыл!?
  Петрович почувствовал себя лучше, якобы вспомнил:
  -Ну да-да, вспомнил!
  -Вера передавала привет!
  -Мы говорили о вере... Я верю, но как-то по-особенному... как-то не так... Я мыслю, следовательно существую... я верю, значит, это вера!
  -Нет. Вера - это Вера! Мы договаривались, но ты не помнишь...
  "Эх, Надя! Потеряла ты мою надежду в любовь, - подумал Петрович, - Пойду, напьюсь и встречусь с Верой, потеряв Надежду и любовь...
  Он вышел из подъезда, поздоровавшись с консьержкой, Виталий держал Петровича за локоть.
  -Щас вернусь! - сказал Виталий.
  
  Поскользнулся, ударился головой о косяк, но сознание не потерял, а посему не очнулся, но осознал себя обычным человеком. Перед ним стоял байкер.
  -Слаб ты, Петрович. Я тебя полчаса у подъезда жду. Послал гонца - своего друга - и вынужден морозить яйца...
  -Я уже стар, чтобы продолжать такие банкеты, ребята...
  Осознав последнюю фразу, Петр Петрович впал в депрессию.
  -Возьмем пивка, полегчает, - сказал байкер.
  Они сидели на лавочке, когда появился Виталий с сумкой. Петровича развезло быстрее, чем в гаражах, и они сейчас представлялись ему какой-то легкой прогулкой, веселым променадом... Мелькнула мысль: "А не познакомить ли с ними сына?"
  Банки шли по кругу.
  Подъехал автомобиль, за рулем которого сидел человек, которого Петрович помнил очень смутно, а возможно не помнил вообще. Человек предложил довезти всех до места назначения каждого. Петрович не знал своего места назначения, но ему очень хотелось оказаться в том же окружении, по-дальше от жены. Из-за угла показался сын.
  -Откуда ты появился? - спросил отец Петрович сына Петровича.
  -А разве ты не знаешь, откуда появляются дети, отец!?
  -Из пизды!
  -И это правильно! - сын сказал эту фразу и пожалел об этом, увидев за плечами родителя парней в кожаных куртках. На его джинсах образовалось характерное темное пятно.
  -Что-то мне это смутно напоминает! - почти угрожающе произнес байкер. И парни стали приближаться. Они приближались очень долго, но потом протягивали руки, и мальчишка робко пожимал их.
  -Ты - сынок Петровича!?
  -Да, - пищал он.
  -Пошли!
  И они пошли....
  Виталий возвращался из магазина в который раз, доставал банки, раздавал всем, в том числе Петровичу-младшему, а Петрович-старший косился и думал:
  "Не слишком ли много ты пьешь..."
  "Мало взяли!" - думал сын.
  "JEDEM DAS SEINE", - ПОДУМАЛ ОТЕЦ...
   (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)*
  
  _______________________________________________
  
  * текст Олега Замоткина включен с его разрешения, и всякие исправления только на моей совести...
  
  ------------------------------------------
  
  
  36
  
  Теперь он остался один. Не то, чтобы на всей земле, а просто. В общем! - как говаривал Музыкант. Среди людей ему было пусто. Он попытался тряхнуть чубом, но едва не потерял равновесие. Жизнь раскололась словно граненый стакан и собирать осколки не было возможности. Бесполезно, как мысли о будущем.
  С чего начинать? Чем заканчивать? Что осталось позади? Где потерялось счастье? Он взглянул на дерматиновую сумку не прилично голубого цвета и вышел из подъезда. У двери стояла пенопластовая коробочка с грудой обглоданных костей, предназначавшихся собакам, на которых давным-давно наплевали хозяева, и люди, бросавшие кости, считали, что проявляют милосердие. Слава еще раз посмотрел на обшарпанные стены и заткнув нос от нестерпимой вони, двинулся вперед. Ветер трепал брови, а вороны оглушали карканьем. Идя строго на север, он искоса посматривал по сторонам и ворошил память, но никак не мог собрать разрозненные мысли. Он забыл, который сейчас год, какой месяц, день и час. Он помнил что-то исключительное и поучительное, но задерживался но середине, желая объять большее. Вереница тревожностей заполонила естество, и он пытался начать с момента образования. Чего? Не берусь ответить, только заимствование чего-то от чего-то, интерес к необычному толкал его справа налево...
  Слава остановился и перевел дыхание. Он моментально высчитал, что извне пробивает внутрь и наоборот. И он окончательно убедился в обратном. Ничто не шло в сравнение. Он хотел собраться, но дорога манила.
  Он сел в первый автобус и погладил щеки. В мозг вползло знакомое ощущение. Автобус мчался, и его пассажиры щетинились друг на друга. Он не смотрел на окружающих и терялся в догадках: Кто? Где? Откуда? Само собой поток подхватил его и понес по течению. Шумело в ушах. Слава запрокидывал голову, и ощущение пройденного больно кололо в пах. Метро приняло массу, как вавилонская блудница, издеваясь и насмехаясь над чувствами и памятью тех, у кого что-то еще осталось. Пошлые плакаты смеялись над пассажирами, выдавая плевки и тычки со всех сторон. Человекоподобные монстры в пальто и куртках, в шапках и наголо подтрунивали над собой, не осознавая того и морщась от рутины, и с головой уходили в желтую прессу, глотая отрыжку журналистов и выплевывая ненависть на читающих. Ящерица-электропоезд, шипя и ругаясь, затормозил. Слава очутился в клоаке вагона, делая робкие попытки дышать. Он прекрасно мог освободиться от вздохов и сдохнуть, но путь продолжался. Жала впивались в его нутро, но он безмолвствовал. Его несло куда-то. "Станция..." - скрежетал голос. Слава крепко сжимал сумку и стоя на эскалаторе, уставился в свой желудок. Мочевой пузырь вдруг стал разбухать точно бурдюк вина, и Слава осознал необходимость облегчения. Он сделал бы все прямо здесь, но муха-мысль влетела в иссыхающий мозг и требовала, чтобы ее выпустили. Слава же не спешил отпускать ее - единственную и неповторимую. Он боялся, что она может стать последней. Сделав два шага и потоптавшись на месте, он сделал усилие и покачал головой.
  Никто не остановился. Никто не заметил жалкого человека, заваливавшегося на бок. Но по воле провидения он выжил. Кто-то толкнул его в спину с такой силой, что он отскочил на несколько метров и врезался в противоположный поток, который смел его и вышвырнул в город.
  Пузырь готов был лопнуть от напряжения, ведь так уж устроен человеческий организм, что моча не задерживается в своем доме, а стремится выйти наружу и не найдя выхода, ударяет в голову.
  Слава Богу!
  Наш герой задрожал и прозрел. Он увидел себя, стоящим возле огромной библиотеки и желал ссать. Что мешало ему? Он оглянулся. Кипел людской муравейник, и нахальные прохожие странно смотрели на него. Все-таки он стеснялся отливать здесь, в самом центре цивилизации. Нужно было найти место, и он быстро, как мог, зашагал в сторону малолюдной улочки, внешне похожей на московский Старый Арбат. Терпеть не было сил, и Слава свернул. Бесчисленные переулки кишели человеками. Конечно же никто не обратил бы внимания на отливающего БОМЖа, кое-кто возможно хихикнул бы, кто-то брезгливо отвернулся, а остальным было бы наплевать, но он желал скрыться с глаз. Он осматривал подворотни, но те были заняты: то рабочие толкали ржавый compressor, то интеллигентные дамы посасывали импортное пивко, то крутые дяденьки вылезали из иномарок, подметая своими пальто разъеденный химикатами снег, то пацаны разрисовывали стены пульверизаторами. Наконец, когда стало совсем уж невмоготу, Слава увидел свободную арку и поспешил туда. Он завернул за угол и едва не столкнулся с двумя высокими мужчинами в черном. Слава встал у стены, где кучки дерьма и разводы желтой мочи образовывали причудливые формы. Метрах в трех от него на не ожиданно чистом снегу стоял черный кейс. Не долго думая, наш знакомый сунул его в голубую сумку и застегнул "молнию". Кейс удобно разместился там, теперь надо было не заметно улизнуть, пока не спохватились владельцы.
  Он бежал по тротуару, задевая людишек, но не извиняясь.Он срезал угол, пересекая проезжуючасть и вышел к храму. Потом он домами прошел мимо какого-то салона и вышел к Дому книги. Здесь жизнь текла смолой. Он осмотрелся. Показалось, что где-то далеко позади мелькнули люди в черном. Заметая следы он проник в Дом книги, минуя книжных лоточников, предлагавших любые книги, от роскошных альбомов Сальвадора Дали, до "Майн Кампф" в русском переводе.
  Он очутился в отделе подержанных книг, и его атаковали книжные бизнесмены. Особенно выделялись двое - кретиноподобный детина холопского вида и мелкий тощий полу-интеллигент с сумкой через плечо, огромные очки которого (наподобие тех, что носит Омар Родригес Лопез) закрывали большую часть лица. Эти деятели обратили внимание на увесистую поклажу Славы и буквально требовали продать им собрания сочинений, альбомы по искусству и редкие издания. Он отвечал им; НЕТ и делал вид, что интересуется литературой, однако сам наблюдал за входом. Он волновался, но чувствовал прилив сил. Сейчас он смог рассмотреть ИХ. Двое высоких мужчин примерно одного роста вошли в магазин. На них были длинные кожаные пальто, из-под которых выглядывали отглаженные брюки и лакированные туфли. Широкополые шляпы и узкие очки довершали туалет. И все это было черного цвета. Ужас пронизал Славу, и он поспешил на выход через отдел детской литературы.
  Оказавшись на свежем воздухе, он увидел, что стемнело. Скорее к переходу!
  Спустившись по ступеням, он оказался на той стороне. У тротуара в ряд выстроились машины, ожидающие пассажиров, а водители, как правило, довольные, сальные и усатые кучкой стояли рядом. Разговоры были обычные, кто сколько заработал. Слава врезался в их толпу. Отвезите! Скорее! Меня преследуют! Где граница!? Водители окинули его взглядом, не оставляющим надежды, но был один, который кивнул:
  -А бабки у тебя есть, уважаемый?
  Слава затряс чубом и для верности сунул руку в карман, но усач остановил его жестом:
  -Садись...
  
  "Нация, как ты выражаешься, это всего-навсего огромное
  скопище подонков, вроде меня, гонимых, вшивых, промерзших,
  которых загнали сюда со всего света голод, чума...
  
  Людей, только людей - вот кого надо бояться. Всегда.
  
  Ей-богу все интересное происходит где-то под спудом.
  О подлинной истории человека никто ничего не знает.
  
  ...наша жизнь - всего лишь гигантское издевательство над жизнью.
  
  Нужно жить, а для этого добывать и продавать вещи, и людей,
  которых нельзя тут же съесть.
  
  Бывают дни, которые только и запоминаешь в череде месяцев,
  не стоивших, пожалуй того, чтобы жить.
  
  Лучшее, что можно сделать в нашем мире, - это уйти из него.
  Верно? А помешанный ты или нет, трусишь или нет - не все ли равно?"
  
   Луи Фердинан Селин
   "Путешествие на край ночи"
  
  37
  
  "Почему профессор оставил меня?" - подумал Он. Он стоял довольно долго и почувствовал, что Его пятки обугливаются. Раскаленный песок жег кожу, и Он посмотрел направо. Совсем недалеко от Него появился воздух, превращаясь в тянучую стеклянную массу, сквозь которую мир предстал в искаженном виде. Преклонив колено, с большим деревянным крестом в руках появился сухощавый человек. На нем не было никакой одежды, и лишь всклоченные волосы добавляли живописности его фигуре. Он явно ждал чего-то или кого-то. Ему хотелось подойти к человеку, повести задушевную беседу, но Отмел любопытство и остался на месте. Он даже забыл о горящих пятках, так Его увлекла немая сцена. Человек, искаженный воздушным стеклом, пошевелился и стал пристальней вглядываться в бескрайнее море пустыни. Он тоже посмотрел туда и увидел, как по пескам двигались странные существа. Он заметил четырех слонов, серых с огромными ушами, хоботами и бивнями, однако их ноги были паучьими или комариными, тонкими и длинными. Как же могли эти ножки удерживать туши гигантских животных? К тому же на спинах животных расположились настоящие шатры и обелиски, вокруг которых танцевали нагие красавицы, потрясая тяжелыми массивными грудями и улыбаясь своими голливудскими ртами. Через секунду Он услышал звуки труб и пение. Звуки усиливались и скоро достигли не бывалой громкости и слились в единый рев. Он зажал уши, а танцовщицы достали разноцветные шары и принялись жонглировать, причем часть шаров падала на песок и тут же растворялась, но фейерверк не прекращался, в воздух летели факелы и булавы, пестрые ленты, бумажные змеи... Над караваном появились сказочные птицы с двумя клювами и люди, сидящие на коврах-самолетах - мужчины и женщины, которые сразу же по своем появлении сбросили одежду и тоже пустились в пляс.
  Человек упал на колени, поднял крест и закрыл глаза. Его тело подергивалось, а он читал молитву, но слов ее разобрать было нельзя. С противоположной стороны пустыни приближались двое. Они были очень далеки, но можно было определить их одежду - темно-коричневые балахоны с капюшонами.
  "Паломники!" - решил он, снова посмотрел на фантастический караван. Вакханалия продолжалась. Мужчины и женщины на коврах-самолетах совокуплялись. Музыка и пение стихли, но раздавались громкие стоны и крики совокупляющихся пар. Но это были не пары! Люди перепрыгивали друг к дружке, строили немыслимые пирамиды, к которым присоединялись сказочные двуклювые птицы, а танцовщицы на слонах мастурбировали, ублажая свою похоть при помощи рук, ног, факелов и булав. Они запихивали в себя разноцветные шары, и вскоре те полезли из ртов. Стал распространяться мерзкий запах пота и спермы, но оргия не прекращалась. Обелиски на спинах слонов шатались, на них появились трещины, и они обрушились, а животные продолжили шествие. Люди в балахонах приблизились, но их лиц не возможно было рассмотреть, может быть их попросту не было...
  
  
  38
  
  ...Вперед! И тачка сорвалась с места. Слава оглянулся. Из перехода выходили двое в черном. Слава упал на заднее сиденье, а водитель засмеялся: "Погоня, побег, поиск! Люблю я это дело!" - Он вывел автомобиль на площадь - "Тут мне рассказали одну чудесную историю. Сказка не сказка, быль небыль, не знаю, только много лет назад по телевизору показывали сериал "Рабыня Изаура" Весь народ следил за душещипательной историей о любви и ненависти, и вот когда заканчивалась последняя серия, уж не помню, какая по счету, и главный злодей - сеньор Леонсио - в конец обезумел от садистской страсти, готовясь пойти на все, рабыня внезапно пропала. Именно пропала, а фильм продолжился. Программа "Время" не вышла положенное время, поскольку мыльная опера не заканчивалась. Все искали рабыню Изауру. Тщетно. Переполох получился грандиозный. Суетились телевизионные работники, т.к. сбой в телепрограммах сулил потерей прибыли, стали подключаться компетентные органы, дело-то вышло из-под контроля. И тут по радио передавали, что одновременно с рабыней Изаурой из телефильма в Бразилии исчезла актриса Луселия Сантуш, исполнительница роли вышеозначенной рабыни. Получалась какая-то мистика. Президенты стран обменялись звонками, но это не внесло ясности в положение дел. начался реальный поиск по всему свету. Шли дни и недели, фильм не заканчивался, сыщики сбились с ног, но был один пшик!.. А где-то в провинциальном городке страны Петровичей, в двухэтажном доме с облупившимся фасадом, в убогой квартирке потирал руки тщедушный человечек с длинными седыми волосами и вытянутым лицом. Тонкие, почти отсутствующие губы, были плотно сжаты, а лопатоподобные руки ходят от восторга. Перед ним на старом деревянном стуле сидела красивая молодая женщина, и веревки опутали ее тело. Это было та самая рабыня Изаура (она же и актриса), а ее похититель маг Гемигонг. Что и говорить, досталось бедняжке по полной, но мужское достоинство подвело Гемигонга, как бы сильно не желал он бразильянку. По правде сказать, ходили слухи, что и со своей супружницей у него не слишком-то получалось! К кому он только не обращался: к врачам и знахарям, к цыганам и экстрасенсам, но ничего поделать не мог. И один субъект подсказал ему вытащить звезду телеэкрана в реальный мир. Гемигонг загорелся и извлек из тайников магические книги. Он колдовал день и ночь и наколдовал. Пропала рабыня, пропала актриса, и появились они - две в одной - у него дома. Но хозяйство именем революции не поднимешь! И остался Гемигонг у разбитого корыта. Тогда у колдуна появилась мысль уничтожить Изауру, но и тут его ждал конфуз. В результате магии она исчезла из его квартиры, но появилась на экранах телевизоров... Как говорится, сказка хорошо закончилась..."
  Слава слушал таксиста, и на ум приходили смутные ассоциации. он никак не мог их связать.
  -Остановись! - сказал он, заметив, что автомобиль подъехал к вокзалу...
  
  
  39
  
  Он выскочил из машины и поймал себя на мысли, что движется довольно проворно. Мир по не известной причине ушел в сторону. Холодок побежал по спине, когда он заметил возле памятника великому пролетарскому писателю Пешкову суетящихся людей в черном. Слава дернулся назад к такси и сел на заднее сиденье, однако это была другая машина, а за рулем сидел другой водитель. Вперед! - скомандовал Слава. Они мчались по вечерним улицам, и везде он видел зловещие фигуры. Наконец они свернули в спальный район и он отключился...
  Слава вышел на берег моря и толкнул в воду лодку, а сзади скрюченная женщина в синем платке махала ему рукой.Раз закинул он в море невод, пришел невод с травой морской. Второй раз закинул он невод, пришел невод с морской тиной. В третий раз закинул он невод - пришел невод с одной лишь рыбкой. Достал ее старик и посмотрел на небо. Нахмурилось небо, тучи так и ходят. Да, шторм надвигается, - подумал он, ничего-то я сегодня не поймаю, пора домой. Но вдруг заговорила рыбка человеческим голосом: отпусти ты меня, хороший человек, я исполню три твоих самых заветных желания! Во-как перебрал я вчера! Голоса мерещатся... - проговорил Слава. А рыбка взмолилась: не убивай меня, я на самом деле волшебная, исполню твои желания! Ну нет, не проведешь меня! Знаем, читали... Желаний мне никаких не надо, у меня итак все есть, а прихоти женушки исполнять, накась, выкуси! Лучше убью тебя, чтобы никому не досталась! Подожди минутку, - чуть не плача проговорила рыбка, - прежде чем убить меня, дай слово молвить! Некогда мне тебя слушать, шторм надвигается! Хорошо, будь по-твоему, убьешь меня, сам тем же станешь! Эх, напугала! Хуже не будет... Взмахнул он кулаком и прибил рыбку... и в тот же миг превратился в рыбу и упал на дно лодки, выпучив глаза...
  Жена издалека увидела пустую лодку и в слезы: пропал кормилец, что ж мне теперь работать идти!? Изловила она лодку, видит на дне лежат две рыбки - одна золотая, но дохлая, вторая - большая, жирная. Всплакнула женщина: Да и рыбу-то ловить не умел! Взяла рыбину по-больше и понесла в избу: муженька не воротишь, да хоть ушицы поем. Вытащила она нож по-острее и... Что-то в глазах рыбьих показалось очень и очень знакомым...
  Слава проснулся. Он по-прежнему лежал на заднем сиденье автомобиля, а за окном мелькали огоньки. На бульвар!
  Они въехали на бульвар и затормозили у первой двенадцатиэтажки. Расплатившись, Слава вошел в подъезд. ему ужасно хотелось посмотреть, что там в кейсе. поднявшись на второй этаж, он расстегнул "молнию" сумки, вытащил оттуда портфель и раскрыл его. Тепло побежало по телу: там лежали, аккуратно перетянутые резинкой пачки американских долларов, деревянная коробка кубинских сигар, коробок спичек с латинской буквой "M" на этикетке, а также, покрытая лаком тонкая деревянная палочка - сантиметров девяти в длину. Кроме того в газету были завернуты бутылка водки и пластиковый стаканчик. Слава достал водку, стакан, сигару, спички, налил полстакана, прикурил. он пил маленькими, но жадными глотками и сразу почувствовал, как закололо сердце. все поплыло перед глазами, а над облачком дыма образовалось едва различимое слово: "ВОЛШЕБСТВО"...
  
  "Я жду новых аварий, новых потрясающих несчастий и
  чудовищных неудач. Пусть мир катится в тартарары,
  пусть человечество зачешется до смерти"
  
   Генри Миллер
   "Тропик рака"
  
  
  
  
  40
  
  Сумерки. Он вышел на набережную. Ему было так тоскливо, что Он ненавидел весь мир, но в первую очередь самого себя, и оставаясь один на один с самим собой, предавался сладострастному самообвинению и погружался в мир навязчивых воспоминаний, преследовавших Его постоянно...
  Он брел по черному асфальту, разглядывая причудливые узоры трещин и время от времени смотрел на забор вдоль реки, обветшалый и разрушающийся. Картина только добавляла депрессии. Окончательно разочаровавшись в жизни, он замер, увидев на возвышении заведение в виде старинного рыцарского замка, с покосившимися, покрытыми плесенью стенами и прогнившими дубовыми дверями. Некогда красная черепица во многих местах треснула, кое-где раскололась, а флаги на башнях давным-давно превратились в выцветшие тряпки.Вывеска над центральным входом погасла несколько лет назад, и слой пыли покрывал ее, а настенной рекламы практически не было видно. Что-то не выносимо грустное из родного прошлого зашевелилось внутри, и он сделал шаг навстречу тайне...
  К своему удивлению Он обнаружил, что парадная дверь заведения открыта. Он проник внутрь и снова удивился: на лестницах и в залах горел тусклый свет, повсюду сновали люди, напоминавшие тени и не замечавшие Его присутствия. Он снял шляпу, осенил себя крестным знамением и прошел по лестнице на второй этаж, в тот самый зал, что когда-то давал корм Ему, Его семье и Всем Его окружавшим. Здесь все оставалось точно таким же, как и в давние времена. Работники мелькали тут и там, натирали посуду, скрипели половицами, двигали мебель, руководили чьими-то действиями, и сами действовали подобно отлаженным механизмам. Несколько мгновений Он словно завороженный смотрел на происходящее, а слезы наворачивались на глаза. Он вышел из оцепенения и включился в работу, однако никто не произносил ни слова. Появлялись и исчезали посетители, но тревожное чувство не покидало Его. Из подсобки возник директор, видимо он прошел через черный ход, и сердце застучало сильнее, ведь то, что произошло много лет назад накладывало определенный, я бы сказал зловещий, отпечаток на данный момент. Директор одернул смокинг, легким движением отряхнул брюки и кивнул Ему, как ни в чем не бывало, словно Он находился здесь все время и никуда не отлучался. Директор что-то произнес, причем не слишком важное, но от этих слов у Него дрожь побежала по коже. Он проводил взглядом удаляющуюся фигуру руководителя и заметил пожилого мужчину возле барной стойки. И Он совершил странный поступок. Тупо уставившись в потолок, Он стал не громко произносить собственное имя и посмеиваться. Человек у стойки вздрогнул, уставился на Него и через секунду поспешно направился к выходу, постоянно оглядываясь.
  "Что же я наделал!?" - подумал Он и не узнал собственных мыслей, они словно проигрывались с магнитофонной ленты. Добровольные пальцы перебирали зубочистки, перекладывали чистые листки белой бумаги, хватали авторучки и делали создавали странные рисунки. Он заметил, что стрелки часов, висевших над кирпичной аркой, быстро двигались, и Он невольно покосился на окно, за которым день и ночь сменялись с неимоверной скоростью. Он испугался.
  Он услышал визг автомобильных тормозов с улицы, а по лестнице поднимался один из работников заведения. Появившись под аркой, он указал на выход:
  -Тебя уже ждут в машине!
  Что делать? Сердце бешено колотилось, но все же Он вышел во двор и увидел и увидел серую машину, в которой сидели три молодых парня, причем один из них показался не определенно знакомым. Он понял, кто это такие. Но почему они явились сюда, ведь все пропало?... Что скажут ребята, ведь Он уже долгие годы не работал в этом заведении?..
  Люди в машине улыбались, и Ему захотелось бежать...
  -Здравствуйте! - произнес самый молодой, в спортивном костюме, сидевший за рулем, - Вам говорит что-нибудь имя Дон?
  -Кто, кто, простите?
  -Дон... Дон Игорь Петрович!
  -Ну...
  -Ну что ты мнешься! Теперь все ясно! Отпираться не стоит!
  Он быстро-быстро прокручивал путавшиеся мысли, но ничего не приходило на ум. Ситуация стала безвыходной.
  -Хорошо, я согласен на встречу, но мне нужно время для подготовки!
  -Тебе нужно посоветоваться с товарищами? - спросил водитель.
  -А вдруг он сбежит, как обычно? - вмешался в разговор второй.
  -Куда он денется!? Работа, через пробивается жилье...
  -Что ж время у тебя есть, - сказал тот, что показался Ему знакомым...
  Он проводил взглядом отъезд машины, но дрожь не успокаивалась. Он попытался подумать трезво и логично, но, если трезво думать сейчас еще было возможно, то логика отсутствовала напрочь.
  Он стал прохаживаться по набережной и не заметно для себя вышел на темную улочку, заполненную людьми и убогими строениями, возведенными в эпоху до исторического материализма. Трех-четырех этажные домики готовились рухнуть от малейшего дуновения ветра и уже освободились от краски и штукатурки. Приложив пятерню левой руки ко лбу, Он медленно следовал вперед и вдруг заметил, что рядом с ним идет директор в смокинге и делает какие-то указания, до которых Ему сейчас не было абсолютно никакого дела. Они поравнялись с огромной эстакадой, представлявшей собой трехъярусный мост, по которому неслись потоки автомобилей, выпуская ядовитые газы в атмосферу и издавая жуткие звуки. Он резко повернулся к каменной лестнице, ведущей на мост, в то время как директор продолжил путь по прямой, продолжая что-то говорить и размахивать руками...
  Он размышлял о событиях нового времени и несколько успокоился: здесь я не работаю, да мне бы хотелось остаться, но ради дела исчезну, как апрельский снег, по адресу меня не найдут, поскольку после переезда никто не знает, где я нахожусь... Только бы парни не установили за мной слежку. Только соблюдение осторожности и полной конспирации может помочь делу!..
  Он вернулся к себе очень поздно, и как только сбросил пальто и улыбнулся жене, раздался звонок в дверь. Кто бы это мог быть? Супруга распахнула дверь, и на пороге появился не высокий мужчина средних лет в очках и сером костюме, с плешью в седых волосах.
  -Это - Дон! - шепнула испуганная женщина, хотя она ничего не знала о происходящем.
  Он старался разглядеть по-лучше вошедшего, но не получалось.
  -Зачем этот человек здесь? - поинтересовался Он.
  -Он делает электрику в коридоре, ванной и на балконе.
  Нет, это не Дон. Это - фантастика!
  Он спустился на первый этаж и пошел к лесопарку, а погода шептала, что пора утепляться, лужи подернулись ледяной коркой, воздух искрился легким морозцем. Он вышел к карьеру и увидел, что работы по созданию искусственных водоемов прекратились, а вода, оставаясь кое-где, приняла фиолетово-изумрудный оттенок.
  -Да все будет не так, да и не здесь! - услышал Он рядом голос, слышанный уже когда-то в иные времена...
  Он обернулся и увидел Петровича, который сейчас был выше ростом, но тот просто проходил мимо, и Он ускорил шаг и работу мозга...
  
  
  41
  
  Ночь спустилась так внезапно, что Он не смог понять, как оказался на улице, однако пока стоял в нерешительности, на плечо легла тяжелая мужская рука. Рядом стоял Механик, который мило улыбался, было видно, что он уже принял крепкого. Не говоря ни слова, мы направились к детскому саду, погруженному во мрак. Они шли, переходя от веранды к веранде и вышли через покосившиеся железные ворота. Перед ними предстал, освещенный огнями Торговый центр. Был странен не сам Торговый центр, а его местоположение, он находился в пустыне, а там, где он заканчивался были проложены трамвайные рельсы. Ага! Скорее уехать от этого места. Он схватил Механика за рукав, и они оказались в первом вагоне трамвая.
  -Что будем, если мы проедем возле нашего магазина? - спросил Он, а Механик пожал плечами, и Он определил, что с ним находился кто-то трети. Он тщетно пытался узнать третьего, но вскоре бросил это занятие.
  На ходу натягивая оранжевые комбинезоны, они не обращали внимания на пассажиров, Его беспокоило одно: когда возвращаться, ведь предстоит сделать очень многое, пусть не хватает деталей.
  Он выпрыгнул прямо на ходу, за ним последовал Механик, а в конце тот самый загадочный человек.
  -Ох, как я устал! - вскрикнул Он, упал на асфальт и пополз в толпу людей, где среди прочих стоял в точно таком же оранжевом комбинезоне усатый товарищ, с которым они учились в параллельных классах. Он посмотрел назад, но не обнаружил своих спутников. А может быть тем третьим незнакомцем и был этот усатый школьный друг!? Он присел и принялся махать рукой усатому, и тот ответил Ему кивком головы. "Вот кто поможет мне!" - подумал Он, - "Отлично!"
  Он резко вскочил, развернулся и со всех ног помчался наутек и вскоре опять оказался на темной безлюдной улочке. Он открыл дверь в темную квартиру и прошел в темное помещение. Как быть? Он сорвал со стены старый пыльный ковер, перевернул его и вытащил кисти и краски. Он смешивал на палитре краски и жирными мазками наносил на ковер, но получалось что-то бледное и не выразительное: желто-розовые тона не радовали, и краска по каким-то неведомым причинам просачивалась в стену.
  Не привычная тишина пугала, творческий порыв ушел, Он отшвырнул кисть и стал прохаживаться по комнатам и в одной из них обнаружил, свернувшегося в клубок на кровати, Сашу Баранова с пультом от телевизора в руке. Но он же сгорел в собственной квартире двадцать лет назад! Но сейчас он реален, просто несколько уменьшился в размерах, высох... Лицо Баранова скривилось в зловещей ухмылке. Оранжевый комбинезон валялся тут же на полу, а в кресле устроился Механик и мирно похрапывал...
  Нужно восстановить силы... Нужно вернуть вдохновение... Есть вдохновение, будут и силы...
  Он вернулся в первую комнату. По стенам растеклись красочные пятна... Вот это и есть главная картина!...
  Не критиковать, не осуждать, не пытаться переделывать... Будь внимательным и не жалуйся! Выход всегда найдется...
  
  
  42
  
  И Константин Пильчуевич (официант или бармен) показался всего один раз на горизонте событий, и его рассмотреть не было возможности, хотя у Него сложилось впечатление, что тот предстал в образе типичного китайско-корейского мужчины в расшитом золотом шелковом халате, треугольной шапке с яркими бархатными отворотами, красных сатиновых штанах и коротких остроносых сапожках желтой кожи на не больших скошенных каблучках. И Константин Пильчуевич широко улыбался, от чего его узкие глаза превращались в узкие щелки, а на редких белоснежных зубах играли лучи солнца или еще какой-нибудь звезды...
  Он провел рукой перед собственным лицом, стараясь прогнать видение, и И Константин Пильчуевич (официант или бармен) исчез словно джинн из волшебной лампы Алладина.
  Он повернулся и увидел, что жена уже сидит на козлах кареты, ожидая Его. Он устроился рядом, но не известная сила продолжала удерживать экипаж на месте. Откуда ни возьмись, сбоку пристроился омерзительный тип (И Константин Пильчуевич???) и обдавая зловонием, принялся лезть слюнявой пастью к Его супруге, точно Его Самого и не существовало вовсе. Затем незнакомец встал в полный рост, скинул свою одежду и принялся плясать вприсядку, потрясая чреслами и брызжа слюной.
   Жена прижалась к мужу и закричала, доставая телефонную трубку. Не званый гость, приплясывая, спрыгнул на землю и побежал вдоль домов. Он же выхватил телефон из рук женщины:
  -Алло! Полиция!? Только что произошла попытка изнасилования... Кто насильник? О, он очень мерзкий и грязный, похож на полицейского!.. Нет, он не в форме, он голый! Приезжайте быстрее!.. Официант или бармен!...
  Он взял в руки вожжи, а по тротуару чинно прогуливался долговязый полицейский, знакомый Ему еще по боулингу. За ним гуськом семенили неопрятные солдаты с револьверами, засунутыми за ремни. Он окликнул команду, но никто не обратил на Него внимания, наоборот, все преисполнились особой значимости, делая вид, что заняты особо важным делом. Он заорал, что было сил, и тогда капитан полиции снизошел до них. Он вкратце объяснил ситуацию, однако полицейский не слушал, а все время таращился на Его жену, а затем спросил ее нежным голосом:
  -Куда он направился?
  Супруга смутилась и указала в сторону противоположную тому, куда удалился мерзкий незнакомец. Отдав какие-то распоряжения своим подчиненным, капитан направился вместе вместе с супругами туда, куда указала женщина. Воины же уселись на бордюр, достали колбаску, огурчики, хлебушек, откупорили бутылку водки и принялись выпивать и закусывать...
  Они же шли и шли, пока не оказались у полу-развалившегося и покрытого мхом деревянного сельского домика.
  -Здесь! - тихо сказал Он, и капитан полез в кобуру за пистолетом, которого там не было. Полицейский пожал плечами и сделал характерный жест правой рукой:
  -Не волнуйтесь, все будет О:кей!
  Они сделали еще несколько шагов и застыли на крыльце возле крест-на-крест заколоченной досками входной двери. Капитан сорвал доски, и они проникли внутрь. Бардак стоял такой, будто бы кто-то устроил здесь настоящее побоище. Но никого не было. Но из погреба вылезла большая взлохмаченная рыжая собака и стала ласкаться ко всем.
  Он погладил собаку и присел на крепкую (с виду) табуретку. Полицейский с женщиной вышел в сени, и Он их не видел. "Сомнение всегда на чем-то основано..."
  Он скинул пальто и оставшись в оранжевом комбинезоне, взялся за работу. Кто же сделает, если не я! Этому принципу он следовал большую часть своей жизни... Но самое удивительное, что все сделать не удастся, поскольку Ему нужно было бежать. Справится ли Он один, или стоит взять того парня, что стоял у фонарного столба? Он выскочил наружу и тряхнул его за плечо. Переглянувшись, они побежали. Куда прятаться, ведь погоня с собаками - дело не шуточное!?
  Дома, тротуары, деревья, темные улицы, дома, тротуары, деревья... Парень свернул вправо, а Он по ступенькам вбежал в подъезд ближайшего дома, поднялся на определенный этаж и застыл у входа. Только отдышаться! Он нажал кнопку звонка. На пороге показалась женщина, явно страдавшая ожирением.
  -Здесь ли работает Осклизг Шаман-Душегрыз? - спросил Он, и женщина утвердительно кивнула и сказала:
  - Он сейчас подъедет. Он всегда приезжает в это время. Вы можете подождать...
  Он глупо улыбнулся и попятился на выход. "Мне ни в коем случае нельзя показываться Осклизгу на глаза! И зачем я приперся сюда!?"
  Быстрее, быстрее. Он вбежал в подземный переход и побрел по бесконечным лабиринтам, не имея представления куда. Сколько времени Он провел в лабиринте, не известно, и вот в проходе показалась маленькая, но весьма уютная комнатка, в которой за столом сидели двое, один из которых напоминал некого Игоря, фамилия какового была утеряна вместе с его невестой.
  -вот уж никак не думал встретить тебя здесь, Игорек! - воскликнул Он, а Игорек отхлебнул что-то мутно-коричневое из алюминиевой кружки и мола пригласил Его присоединиться.
  -Нет-нет, - отказался Он, - позже. Все позже, сейчас не время. Прошу об одном, - Он взглянул на грязный шевелящийся паркет, - спрячьте меня здесь, под полом.
  -Залезай! - Игорь открыл люк.
  -Я ненадолго... они меня здесь не найдут... только переждать погоню... да если и найдут, не узнают... я уже удалил усы, бороду, побрил голову...
  -Залезай! - Игорь закрыл над Ним люк.
  "Как же здесь неудобно! Но все же лучше, чем быть разорванными на свастику или британский флаг!"
  Спустя несколько минут он забылся легким сном, но, проснувшись, ощутил некоторый дискомфорт и гробовую тишину. Воздуха не хватало. он двинул плечом и вылез наружу.
  За столом в тех же позах сидели совершенно другие люди: Юра - высокий полный бармен и официант Коля, а возле крошечного окошка устроился Таша Милорадович и не реагировал ни на что вокруг. Это всегда отличало его от других Таш, а также от Паш и Саш. Милорадович кого-то ждал, и этим кем-то вполне вероятно мог быть князь Бобровский.
  А Он вдруг неожиданно решил, что Ему пора идти на работу.
  -Идете? - обратился Он к халдейской братии, но те замотали головами, - Что же вы раньше не сказали!? Я бы не прятался подполом...
  С этими словами он пожал всем руки и вышел через заднюю дверь. Светало. Ему навстречу вышагивал Бобровский. Его черные волосы были коротко острижены (под ежик), а щеточка усов выкрашена огненно-рыжей краской, Он машинально протянул руку и сказал:
  -Предвижу, что вещи, которые давно стали для нас привычными, будут вызывать у вас недоумение и неприязнь.* Кто никогда не совершал безрассудств, тот не так мудр, как ему кажется.**
  Он взмахнул рукой и мгновенно поймал попутную машину.
  -Куда?
  -Домой.
  Машина тронулась, и мы помчались сначала по городским проспектам, где уже выключились огни, затем по окраинам, где БОМЖи добирали ночную поживу, а ресторанные и клубные зажигальцы в разной степени опьянения пытались разойтись по домам, чтобы через некоторое время ощутить сильное абстинентное действие. Мы миновали пригородные леса и поля и выбрались в горы. Горные дороги петляли так замысловато, повороты были столь круты, что Ему становилось страшно, но молчаливый водитель уверенно вел автомобиль.
  Ему открыл дверь подросток и протянул зажженную сигарету:
  -Я специально прикурил ее для тебя.
  Он взял сигарету, затянулся и понял, что находится в полной растерянности...
  "Где же супруга?"
  Он прошел на кухню и сел на диван...
  "Да Бог с ней с супругой... Нужно что-то менять..."
  
  _______________________________________
  
  * МОР.УТОПИЯ - Виктор Каин.
  **МОР.УТОПИЯ - Младший Влад Ольгимский.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Невер "Сеттинг от бога"(Киберпанк) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"