Южанин Сергей Егорович: другие произведения.

Путешествие В Страну Петровичей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ПЕТРОВИЧЕЙ ИЛИ БАЙКИ БОМЖА 2
  
  
  
  Именно наипревосходнейшие создания всякого искусства, благороднейшие
  произведения гения для тупого большинства людей вечно должны оставаться
  закрытыми книгами и недоступными для него, отделенного от них широкой
  пропастью, подобно тому, как общество государей недоступно для черни.
  Правда, и величайшие тупицы признают в силу авторитета признанные великие
  произведения, из боязни выдать собственную слабость; но втихомолку они
  постоянно готовы высказать над ними свой обвинительный приговор, как
  только им предоставят надежду, что им это позволят безнаказанно. Тут
  вырывается на простор их долго сдерживаемая ненависть ко всему великому
  и прекрасному, которое никогда их не привлекало и тем унижало, и к
  виновникам оного. Ибо вообще для добровольного и свободного признания
  и оценки чужого достоинства необходимо иметь собственное.
  
  Артур Шопенгауэр
  
  Во фразе: "Картины Пикассо - это мазня" - о Пикассо не сказано ничего,
  зато о говорящем - все.
  
  Жан Кокто.
  
  
  ПРОЛОГ
  
  Они двигались по Ленинградскому проспекту от Белорусского вокзала к Динамо.
  -Вот вы рассказываете, профессор, о параллельных мирах, о черных дырах, о потусторонней жизни, о каких-то не мыслимых существах, двойниках, переходах и порталах... И вы хотите, чтобы я в это поверил?
  -А верите ли вы в то, что сами пишите?
  -Ну, это провокационный вопрос...
  -Не более, чем ваш. Подумайте. Все ваши тексты населены не менее гротескными персонажами, уродами, как физическими, так и моральными. И они попадают в ситуации, скажем мягко, в не совсем обычные. Более того, у вас совершенно отсутствуют положительные герои, для вас существует лишь черный цвет.
  -Но разве жизнь сама по себе не черна?
  -Согласен. Да только вы постоянно пытаетесь вызвать либо чувство вины, либо чувство жалости, либо хотите напугать читателя. Так вот, ваши герои (если их так можно назвать) не живут, а существуют в тревожном мире, который вот-вот рухнет, они бояться всего вокруг; людей, машин, даже отношений и мыслей, они калеки в самом точном смысле слова. Но если такие личности существуют, и я не думаю, что вы их выдумываете, то можно (по крайней мере) предположить, что есть и иные измерения, иные сущности и целые Вселенные, о которых, кстати, писали Филип Дик и Профессор, Лавкрафт и Лотреамон. Уж не думаете ли вы, что они все это придумали?
  -Нет, я так не думаю. Что-то конечно же существует, но писатели, на то они - писатели, чтобы мыслить и сочинять. Они, мне думается, многое фантазировали...
  -Дополняли, я бы сказал! А то, что практически все у вас, как бы по мягче выразиться, не совсем нормальные...
  -Но, как говорил Чеширский кот: Все мы не в своем уме.
  -Совершенно верно! Тот же Кэрролл, которого вы упомянули. Разве мог рядовой священник и не состоявшийся ученый, придумать Зазеркалье и то, что произошло с Алисой? Естественно не мог! Даже самый изощренный математический ум вряд ли сам по себе выстроил бы такой логический ряд абсурдных фраз и ситуаций.
  -Но логика очень странная наука. И у каждого она своя...
  -Я не стану спорить. Но почему же действующие лица ваших произведений ведут себя абсолютно не логично, как ни крути. Они мечутся, чего-то ищут, но чего, сами не представляют, а затем вытворяют такое!
  -Но не все из того, что я написал, происходило в действительности. И даже те события, которые в той или иной степени реальны, я стараюсь гиперболизировать, изменять, представлять по иному...
  -Осмелюсь возразить! Все люди видят сны, даже те, кто уверяет, что их не видит. Не все запоминается. Это верно. Но оттого и возникает дежавю. А сны есть нечто сверхъестественное, ирреальное или же ниспосланное откуда-то... И мы постепенно подходим к главному. Есть несколько видов т.н. откровений:
  1.Сновидческие. Сюрреалисты в свое время вслед за Фрейдом пытались войти в сновидения, изучить и объяснить их, но Бретон слишком увлекся своим чутким руководством и повернул все,о чем писал в своих манифестах, с ног на голову. Свобода, о которой столько говорилось, стала подчиняться одному человеку, он стал определять, что есть свобода, а что нет. Помните: Все животные равны, но некоторые равнее других! Движение развалилось. Правда остались одиночки, продолжающие вторгаться в сон (Линч, Ходоровский, Шванкмайер). И мысль: "Мы все живем во сне" из фильма "Твин Пикс" не является игрой слов. Она сюрреальна по своей сути.
  2.Визионеры. Это как раз те люди, которые знает все то, что они излагают, из собственного опыта (Дик, Уэллс, Профессор). Они не всегда делают это грамотно, иногда прибегая к популяризаторству, но такова суть литературы, кино и т.п.
  3.Люди, чаще других ощущающие состояние дежавю. Они не понимают, откуда все это берется, но отлично запоминают и умеют правильно преподать, пусть с большой долей собственной фантазии (Клайв Льюис, Жюль Верн, Свифт). Такого рода произведения не следует рассматривать, как истинные, но в них тоже присутствует НЕЧТО.
  4.Метафизики. Эти руководствуются древними и новыми учениями, текстами и манускриптами, они многое знают, но для большинства их рассуждения остаются своеобразными ребусами, понятными лишь посвященным (Мамлеев, магические реалисты Латинской Америки, Салман Рушди).
  Я рассмотрел маленькую часть и то лишь того, что предлагает нам искусство, если у вас есть желание, вы можете покопаться в литературе и заняться, так сказать, самообразованием...
  -Но, профессор, при всем уважении, при чем здесь Льюис с его Нарнией и т.д.?
  -Льюис естественно не при чем, хотя и был дружен с Профессором, но определенная доля провидчества присутствует и у него...
  -Например, платяной шкаф!?
  -Хотя бы "платяной шкаф"! И зря вы иронизируете.
  -Вы хотите сказать, что через платяной шкаф можно попасть в Нарнию?
  -Ну не в Нарнию, но кое-куда все же попасть точно можно...
  -Я слышал звук САМОРАЗРУШАЮЩИХСЯ НОВОСТРОЕК, я видел ВЕЛИКОЛЕПИЕ ГЕОМЕТРИКИ, ДЕВЯТИДЮЙМОВЫЕ ГВОЗДИ, вбитые, сами знаете куда, отсылали к ФОРМЕ и ЭГО представляло нечто СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЕ, однако, когда появились КОЖАНЫЕ КУКЛЫ в МАСТЕРСКОЙ, я понял, что мой разум в скором времени может перестать существовать. Я пытался включать телевизор, но там было лишь ПСИХИЧЕСКОЕ ТВ, на экране появлялся ЭРИГИРОВАННЫЙ ФАЛЛОС, который не предвещал ничего хорошего. Я КОНВЕРТОРовал мысли, однако получалось что-то совершенно бредовое, я чувствовал смысл понятий, а они отсылали меня куда-то внурь...
  -Вы слишком зацикливаетесь на субъективности. Нельзя оставаться нормальным, отдавая себя кому-то или чему-то полностью. Вся проблемы в том, что вы слишком сильно привязываетесь, а потом страдаете. Когда-нибудь это приведет к финальному исходу...
  -Смерть!?
  -Совсем не обязательно. Вы считаете, что СМЕРТЬ - самое страшное, что может случиться с человеческим существом?
  -Я не могу ответить на этот вопрос. Ведь то, что все называют "клинической смертью", по сути ею не является, поскольку мозг еще не умер. Никого еще не удалось вернуть после умирания мозга...
  -Совершенно верно! Вы ведь испытали нечто подобное. А ваш товарищ - Некрофил - пытался уйти в продольном движении...
  -Если бы хотел, ушел бы!
  -Зачем же так! Не уподобляйтесь тем, кто, как вы считаете, предал вас, не говорите их фразами, не пытайтесь мыслить как они... Ни к чему хорошему это не приведет.
  -Согласен... Профессор, а вы что-нибудь знаете о НЕЙ?
  -Всему свое время. Вы получите ответы, если, конечно, хотите получить их! Мне кажется, что вы поняли, что происходит. Неужели вы все-таки хотите возврата к прошлому!?
  -Я не стану говорить об этом... Если вы не возражаете...
  -Отнюдь! Ваше право решать. Вы абсолютно свободны в выборе. И продолжаете делать его. Вдумайтесь; каждый шаг - есть изменение истории!
  -Становится страшно...
  -Не бойтесь! Бояться неизбежного глупо.
  -Но разве не все, что мы делаем - неизбежно?
  -С какой стороны посмотреть. Реалисты и материалисты будут расшибать свои головы, чтобы доказать, будто бы человек способен влиять на свою судьбу, что он есть властелин. Конечно, человек, звучит гордо, но не более того. Вы же понимаете, что никто не в силах изменить предначертанное, даже со всеми ответвлениями и отступлениями. Никакие переходы не спасут от судьбы. Если они появились, значит, они должны были появиться! Никак иначе...
  -Тут не поспоришь...
  -И не надо!
  Профессор Ободзинский приподнял свой цилиндр левой рукой, а тростью в правой указал на кирпичный семиэтажный дом, построенный еще в довоенный период:
  -Прошу вас!
  И они приблизились к подъезду, выделявшемуся среди остальных трех; на двери не было кодового замка, да и сама она была деревянной, дубовой и, казалось, к ней никто не прикасался уже много-много лет...
  Поднявшись на третий этаж, они увидели арку, под которой располагалась дверь, еще более древняя, чем входная. Профессор, не раздумывая толкнул ее тростью, и та раскрылась. Они оказались в узком темном коридоре.
  -Осторожнее, - сказал профессор Ободзинский, - Смотрите под ноги, здесь могут поджидать всякие неожиданности.
  Справа и слева располагались комнаты, за закрытыми дверями, но наконец они оказались там, где нужно. Беспорядок, заполнивший комнату, ничуть не смутил вошедших, ну, возможно лишь чуть-чуть, и профессор Ободзинский указал на древний гардероб, стоящий прямо у окна:
  -Нам сюда...
  Двери сами собой распахнулись, и мошкора, только и ждавшая свободы, вылетела наружу. По-видимому даже нафталин, запах которого ударил по носам, не спасал. Профессор аккуратно раздвинув шубы и пальто, освобождая проход внутрь, сказал:
  -Проходите, любезнейший, но только потом не говорите, что все это не правда...
  
  
  1
  
  
  Слава дошел до ручки. Он проснулся в общественном туалете, потрогал разбитую голову, выругался и попытался встать. Он конечно сделал это, но с трудом. Он осмотрел свою одежду, которая, мягко говоря, не соответствовала общепринятым нормам, и подошел к зеркалу. Прямо скажем, практически по Бретону, он посмотрел в зеркало, не узнал себя и поздоровался. На него смотрел совершенно не известный субъект, кривил лицо жалкой улыбкой и щурил глаза при помощи припухших век. Слава сплюнул на пол и обнаружил в углу лежащего человека. Он секунду замешкался, а человек ли это? Но затем решительно сделал три шага навстречу новому знакомству. Слова не возымели ожидаемого действия, Слава наклонился и тронул лежавшего. Тот не шевелился. Мысль о том, что он может быть мертв, не посетила нашего знакомого, Слава ударил человека ногой по ребрам, и тот глубоко вздохнул. Слава ударил его каблуком по затылку. Только после этого он услышал хрип, стон и короткое ругательство.
  -Наконец-то! - воскликнул Слава, а человек почесал затылок и перевернулся на живот. Спустя секунду слышался его храп.
  Нет, так не пойдет, решил Слава, надвинул на лоб кепку и еще несколько раз ударил...
  Никакого эффекта его действия не произвели, Слава плюнул по-настоящему, но теперь не на пол, а на спящего и поднял свою большую сумку.
  Он оказался на свежем воздухе и осмотрелся. Местность ему была не знакома, и Слава попытался вспомнить, как он здесь оказался, и что произошло вчера. Тщетно.
  Слава двинулся вперед. Через какое-то время он вышел на площадь, в центре которой находился фонтан, и вокруг него резвились детишки, залезали в воду или бросали туда свои игрушки и другие предметы, многие из которых представляли собой обычный мусор, а родители , сидевшие здесь же на лавочках, не обращали на них никакого внимания, они потягивали пивко, курили и рассказывали друг другу истории, слышанные всеми не один и не два раза.
  Слава собирался уходить, как вдруг на противоположной стороне площади он заметил сидящую на лавочке блондинку. Да мало ли блондинок!? - скажете вы. Я соглашусь с вами, но это была не совсем обычная блондинка. Собственно говоря, она выглядела абсолютно нормально, даже, возможно, где-то гламурно, но она постоянно заваливалась на правый бок, широко раздвигала ноги, а так как полы короткого черного платья были задраны, то стороннему наблюдателю показывались белые трусишки. Слава вспомнил шестнадцатое число, сглотнул слюну и приблизился к девушке. Да, она была сильно пьяна, и при ближайшем рассмотрении Слава увидел разбитую правую коленку и небольшие ссадины на левой. Рядом с девушкой лежали пакет и сумка. Слава не мог просто так уйти. Нет, вы не подумайте, ему не нужны были вещи девушки, просто он хотел ей ПОМОЧЬ!
  Он присел рядом с девушкой и дотронулся до ее плеча заскорузлой рукой.
  -Пшееел на хуй!- проворчала девушка, не открывая глаз, но еще больше раздвинув ноги.
  Наш герой почесал за ухом и взял ее за руку:
  -Вам плохо!? Давайте, я вам помогу... Я могу вас проводить до дома, а то здесь может всякое случиться...
  Только он успел произнести последние слова, как на его плечо легла тяжелая длань блюстителя Закона.
  -Что вы здесь делаете? - услышал он голос, не предполагающий диалога.
  -Я... вот... девушка... хотел помочь...
  -Документы!!!
  -Я... у меня...
  -Все понятно! Пошли!!!
  Слава поднял глаза и увидел человека в форме, такого роста, что слегка оробел.
  -А как же она?.. - процедил Слава.
  -Пошли! О ней не волнуйся... Как только ты подкатил к ней, нам сразу сообщили! Чего бы тебе не собирать бутылки или, что вы там собираете!? Трахаться захотелось!? Потрахаешься в другом месте, сколько угодно... А на лавочках саркастически смеялись граждане, которым в скором времени нужно было отдавать свои голоса на выборах...
  Получалась интересная ситуация. Пьяная девушка спала на лавочке, хрен знает сколько времени, сидящие рядышком папы и мамы, не заботясь о нравственном воспитании собственных детишек, спокойненько употребляли, кто, что хотел, но стоило появиться кому-то, кто на самом деле решил оказать помощь, и вот вам!...
  
  
  2
  
  Славу не держали слишком долго. Осмотрев его поклажу и не обнаружив в ней ничего интересного, полицейские отработали на нем некоторые приемы, попинали для профилактики и выкинули на улицу, швырнув вслед сумку.
  Он вновь оказался на свежем воздухе, но местность опять не была знакома.
  Он выругался, пригнувшись, осмотрелся, опасаясь вновь нарваться на НИХ и побрел, куда глядели глаза, а они глядели, как это ни странно вперед. Плутая между домов, он все-таки вышел на магистраль и теперь вдохнул полной грудью привычные выхлопные газы и запахи нечистот... Камо грядеши, мог бы сказать Слава, но он не знал этих слов, а потому побрел по тротуару, посматривая на горящие витрины и дома, в которых жили, по всей видимости, не слишком бедные люди. Он мог бы глотать слюну, но ее не было. На всякий случай Слава осмотрел карманы, но мелочь, какая оставалась с вечера, перекочевала в карманы полицейских... Не мешало бы похмелиться! - подумал он и увидел автобусную остановку, где на лавочке находилось Существо. Слава подошел поближе и на всякий случай поводил глазами. Никого! Существо было худощаво и молодо, даже несмотря на то, что Слава не видел его лица. Оно было одето в белую короткую рубашку, какие обычно носят всеразличные клерки мелких фирм, черные брюки и мокасины также черного цвета. Существо имело коротко стриженные волосы темно-русого или же каштанового цвета, что сейчас разобрать не представлялось возможным. Оно сидело, широко раздвинув ноги, опустив голову на грудь и блевало. Рвота растекалась по рубашке, частично загадив брюки и асфальт вокруг.
  -Эй! - Слава тряхнул Существо за плечо.
  -Эй, да эй, эй,эй, - прохрипело Существо и подняв голову, приоткрыло глаза; они заметно косили.
  -Ты живой? - Слава смотрел и не понимал, кто перед ним.
  -Мы готовы стоять день и ночь у кузнечной печи, повторяя одно: окольцованный брат, научи - жить сутулясь зимой, а весной умирать, а весной умирать, но с прямою спиной...
  -Давай я тебе помогу!? - Слава уже второй раз за сегодня пытался кому-то помочь, сейчас он боялся, но вокруг никого не было.
  -Да пошел ты! - он услышал практически тот же самый ответ, но теперь некие силы посетили его, и он сказал:
  -Я горбат, но я помню...
  -Где я нахожусь?.. - перебило его Существо, - У тебя есть что-нибудь выпить?...
  Слава не успел ответить.
  -А кто ты такой?..
  -Меня зовут Слава... - почти прошептал он.
  -Слава, Господи! - прошипело Существо и пристально посмотрело на Славу, его взгляд был так туманен, что наш знакомый отвернулся.
  -Чего отворачиваешься!? Где мы?... - Существо утерло лицо маленькой ладошкой и продолжало, - Я помню, что родители отдали мне квартиру, я помню Трубную, помню офис, помню вино, потом - водка, пиво, водка... Граф... Где я нахожусь?
  Слава понял, что нужно вставить какую-нибудь умную фразу:
  -Я и сам не в курсе... Но мне кажется, что мы в Центре...
  -В центре чего?
  -Просто в Центре! - Славу начал раздражать этот диалог, ему ведь тоже нужно похмелиться...
  В этот момент они услышали оглушительный вой сирен и увидели быстро движущиеся полицейские машины, коих было не менее трех штук.
  -Давай отойдем в сторону, - предложил Слава, указывая на темнеющий дворик за остановкой, на которой находились они.
  Существо окинуло себя взглядом:
  -Ой, блядь! Что со мной!? Давай быстро во двор!
  Оно вскочило и прыжками поскакало к домам. Слава посеменил за ним.
  Они вошли на детскую площадку, где никого не было, и Слава только что понял, что на город опустился вечер; стемнело...
  -Тебе бы переодеться... - не решительно сказал он, Существо встрепенулось:
  -Не плохо бы... - Существо впервые осмотрело Славу с головы до ног, - Есть во что?
  -Найдем... - молодой человек стал распаковывать сумку.
  -Мне нужно пописать... - с этими словами Существо направилось к забору, и Слава взглядом провожал его.
  Оно очень долго расстегивало брюки и как-то не ловко переминалось с ноги на ногу...
  Когда журчание смолкло, Слава достал, видавшие виды джинсы, толстовку, кое-где заштопанную, но еще годную и протянул новому знакомому:
  -Не знаю, подойдет ли это тебе...
  -Подойдет! - Существо резко схватило вещи и убежало в кусты со словами: Как бы не повязали...
  Когда оно появилось из кустов, Слава засмеялся, так нелепо и громоздко сидели на Существе вещи.
  -Что ты издеваешься!? - Существо нахмурилось...
  -Пойдем! - сказал он, - Где-нибудь у перехода можно найти что-то...
  -А по-конкретнее можно!?
  -У тебя есть выбор? - Слава знал, что теперь они связаны, он подхватил сумку и двинулся.
  Существо плелось за ним, его постоянно заносило, но оно шло!
  Показалась пересекающаяся улица, и в начале ее виднелся подземный переход. Это было как раз то место, где можно добыть денег...
  Буквально через час у Славы в кармане находились гроши, способные привести в нормальное состояние его и его спутника...
  
  
  3
  
  Найти спиртное не составило труда и вскоре они сидели на лавочке возле помоек, спинами к глухой кирпичной стене и пили. Хватило и на закуску. Слава кусал засохший еще на витрине сыр и поглядывал на Существо, употреблявшее дешевые сосиски так, словно его не кормили несколько дней. Наш знакомый налил себе горячительного, выпил и привычно вытер губы засаленным рукавом...
  В ту же секунду послышался странный звук, что-то среднее между поскрипыванием паркетных досок, стрельбой электрических разрядов и покашливанием древних старцев. Яркий свет ослепил, и запахло горящими восковыми свечами...
  Слава мог бы поклястся, что увидел, как два человека появились ИЗ НИОТКУДА!
  Перед лавочкой предстали двое: один - высокий, в черном костюме, цилиндре и с тростью в руке, а другой - маленький, плотный, лысый, постоянно шмыгающий носом. Славе показалось, что второй был испуган...
  Существо пребывало в полной эйфории, явно не понимая, что происходит. Но Слава давным-давно привык к экстриму.
  -Здравствуйте! - произнес человек с тростью, - Мы попали туда или, пардон, я что-то перепутал?
  -Вы попали туда! - Слава прокрутил в уме разные варианты и понял, что появление ЭТИХ сулит продолжение банкета.
  -А можно уточнить, куда именно!? - в голосе лысого звучали нервные нотки.
  -Мы - в Стране Петровичей!- человек в костюме, прищурившись, как-то странно улыбнулся.
  -Страна Петровичей!? - Слава удивленно вскинул брови, а Существо перестало двигать челюстями...
  -Все понятно! - воскликнул лысый, понизив голос и совсем неоднозначно посмотрел на Существо, которое прятало косые глаза...
  Человек в цилиндре заметил этот взгляд и повысил голос:
  -Неоднозначность происходящего заставляет меня рассказать вам всем одну историю...
  
  "...Остров находился где-то между морем и океаном, и соленые воды омывали его со всех шести сторон. Рыба сама выбрасывалась на берег и требовала, чтобы ее отправили на переработку в рыбокомбинат. Многочисленные стада зверей носились по лесам и полям, и когда нужно сами попадались в силки и капканы или же выходили на охотников. Да и народ острова был не совсем обычным - связанным и скованным, таким, каким его создали странные законы самосознания...
  
  Она шла по узкой тропинке и свернула на железную дорогу, ведущую в никуда. Сухая желтая трава, прибитая ветром, спутала вредных насекомых и представляла собой тюрьму жуков, клещей и иных кровососов...
  
  Петрович двигался по тротуару, считая трещины и прикидывая, как ему распорядиться глобальными планами себя и других...
  
  Природа была сурова:
  Осколки домашних птиц;
  Раздробленное багрово-фиолетовое небо с нависшими урановыми облаками;
  Солнце в решеточку;
  Клюквенный горизонт;
  Ниточка гор...
  
  Постель.
  Она помещалась в интимном зале спецбани. Одеяло и простыня сбились в кучу, а подушки упали на мокрый от пота пол. Два тела представляли единое целое, постоянно двигающееся и издававшее похотливые звуки. Со спецпотолка глазели громадные черные пауки, оставившие свои жертвы, а те в свою очередь пытались порвать путы. Ехидные комары и извращенные мухи приблизились к кровати настолько, что свободно могли быть раздавлены человеческими телами.
  Вверх-вниз...
  
  ...В традиционной школе тянулись бесконечные уроки, и глупые учителя вытравливали из учеников последние крупицы разумного мышления. А на переменах ребята оккупировали окна и обыгрывали друг друга в азартные игры. Директриса стояла в центре зала неприступная, верящая в себя и во всеобщую Победу...
  
  "Сосиски получились очень наглядными..."
  
  Когда со стола пропали все тарелки, учителя обратили внимание на группу детей-ублюдков, копошащихся возле мышиной норы. Что они делали? Директриса в это самое время мыла полы в туалетах...
  
  Петрович был доволен. Он ощутил прилив сил и вошел в гостиную, где собралось приличное общество...
  
  Какие-то люди играли на балалайках, кто-то пел, кто-то штопал носки. Два молодых человека создавали портреты Гитлера. Один делал наброски карандашом, а другой расписывал холсты красками и черной тушью. Раздражение чувствовалось повсюду. По облезлой шпаклевке стен ползли стебли не виданных растений, покрытые бурыми листьями и бирюзовыми цветами. День вбил свои костыли в рельсы острова, и жители покорились его власти...
  
  Она спустилась с пыльного чердака и одернула алое шелковое платье. Ее взгляд провожал стаю перелетных птиц, отправляющихся с Севера на Юг острова.
  Она улыбалась жизни.
  Она ощущала связь с миром.
  Она жила.
  Она мыслила и, следовательно, существовала.
  
  Петрович застал директрису за поглощением тушенки. Это слегка поразило его. В трещинах мозга зашевелились буквальные истины, и по канатам мыслей они переправлялись вовне.
  
  Кто? Куда? Откуда?
  
  Люди выглядывали за двери и видели разноцветные флаги, появлявшиеся из воздуха и размещавшиеся на фасадах зданий.
  
  Невероятно!
  
  Она продолжала идти по рельсам до тех пор, пока дорогу не перекрыла полиция. Она улыбалась, и на секунду грозные стражи опешили. Небо становилось искусственно черным. Вспыхивали и гасли звезды, а ее увозила зеленая машина...
  
  Разразилась гроза. Полил дождь, не виданный со времен Новейшей истории.
  
  Переход хода!
  
  Подсознательные инстинкты толкали самоубийц на побережье со стороны океана. А там бушевала буря. Люди бросались в пучину с криками радости и счастья. Они получали удовлетворение в смерти...
  
  Однако возле станции метро возводились баррикады, и обнаглевшие ветры не могли прорваться в центр и завладеть безудержным энтузиазмом граждан...
  
  Парней задержали у мастерской и привели к директрисе. Она грозно смотрела на искусных художников и не находилась, что сказать. Кое-кто из присутствовавших шептал ей на ухо о картинах, о Гитлере, но ее мысли были в иных мирах.
  -Я отпускаю вас.
  Это было слишком неожиданно для художников, но приятно для Петровича.
  
  Петрович не знал об аресте...
  
  Молодые люди обращались к нему за помощью в третий раз, но слышали одно и то же:
  -Она - проститутка, она понесет заслуженную кару...
  
  Она любила Петровича.
  
  Небоскреб был своеобразной пристройкой к школе, и потому там все время копошились грязные сварщики и люди в белых халатах. Что-то творилось каждый божий день...
  
  Другие монахи молились в соседнем кабинете, и если бы кто-то прислушался, что творится в конторе Петровича, то остальные примкнули бы к ним...
  
  Протекла крыша, и оттуда высунулась бородатая морда монтера. Он скалил зубы и таращился на юношей, с двух сторон наступавших на Петровича...
  -Взгляните вот сюда, - сказал он...
  
  На площади собрались толпы простуженных и озлобленных товарищей и товарищиц. Они хором скандировали лозунги. Расправы! Смерти! Все слилось в единый рев...
  
  Отодвинулся канализационный люк.
  Ее вытащили наверх.
  Ее вытащили наверх без одежды.
  Ее вытащили наверх совершенно голой.
  Полицейские плакали.
  Толпа торжественно умолкла.
  
  Она шла сквозь толпу, высоко подняв голову. Она провожала взглядом перелетных птиц, отправлявшихся с Юга на Север острова.
  Она еще жила.
  Она еще любила Петровича.
  
  Биоритмы...
  
  Петрович уловил пульс чувства и отрезвел.
  Куда? - крикнула директриса, но было...
  
  Петрович летел по разваливающимся ступеням.
  Последние - самые трудные.
  Петрович едва не сломал ногу, однако упал лицом в сено и услышал дурманящий запах деревни, где он никогда не был...
  
  Она лежала посреди пустой площади.
  Возле нее стояли два молодых человека.
  Из верхнего окна школы смотрела директриса.
  "Я мог бы спасти ее, если бы захотел..."
  Петрович закрыл лицо руками и зарыдал...
  
  И в это время с плеча умирающей упала последняя капля крови...
  
  
  4
  
  Все присутствующие не могли мгновенно переварить рассказанное, и Слава не нашел ничего лучшего, как спросить:
  -А вот к примеру деньги у вас есть?
  Человек в костюме остановил своего товарища жестом, не предполагающим возражений, хотя тот уже сделал определенные движения, сказав:
  -Сколько бы вы хотели получить денег сию минуту?
  -Нам нужно... - Слава посмотрел на Существо, которое встрепенулось и приготовилось выразить свое мнение... Человек остановил все движения словом:
  -Я все понял! Я дам вам гораздо больше, чем вы заслуживаете, но есть одно условие...
  -Какое? - в один голос вскричали Слава и Существо.
  -Вы пройдет по Стране Петровичей и узнаете, что говорят люди...
  -Мы сделаем это!!! - воскликнули наши герои, хотя не совсем понимали, что именно от них требуется.
  -Все, что вам расскажут и то, что расскажите вы, будет ИЗВЕСТНО! - человек с тростью приблизил свое лицо к лицу Славы и захохотал. Слава поежился от этого демонического хохота.
  -Я... понял... я... мы... - он посмотрел на Существо, оно кивало головой, словно китайский болванщик, - мы сделаем все...
  -Не нужно спрашивать, сколько! - человек поднял брови и стал похож на мистера Спока, - Вам ВСЕГДА будет достаточно!
  Что-либо добавлять было бесполезно. Слава наклонил голову, будто разглядывал мысы своих ботинок, однако он просто собирал мысли и готовился что-то сказать. Ему не дали такой возможности.
  -Отправляйтесь в путешествие... Это и есть доказательство! - с такими словами человек обратился к своему товарищу,а тот не находил себе места.
  -Но, профессор, - вымолвил он, - ведь это...
  -Об этом - потом! - тот, кого назвали профессором повел по воздуху рукой, и оба пришельца растворились, как утренний туман (простите за банальность!).
  
  
  5
  
  Слава вытаращил глаза и посмотрел на Существо, а Оно тоже остановило взгляд и отвесило нижнюю губу и только шептало:
  -Мне кажется, что подобное уже было... они преследуют меня... они хотят предать и кинуть меня... O^paukPfffeee знает все...
  Слава схватился его за плечи и хорошенько встряхнул:
  -Очнись! - он достал из кармана несколько хрустящих банкнот, номинал которых не стоит озвучивать, - Мы - живем! Что с того, что нужно пройтись по стране... Мы сделаем, а сейчас стоило бы взять чего-нибудь...
  Они поднялись и вышли на улицу. Свет фонарей подсказывал, что они идут в правильном направлении. Перед ними появился продуктовый магазин, но суровый охранник, выставив перед ними мощную руку, твердым голосом остановил их:
  -Спиртное после восьми вечера покупать запрещено!
  -Понятно, - тихо пробубнил Слава.
  -А где можно взять сейчас? - Существо повысило голос до небывалых высот, и охранник стушевался.
  -Вы пройдите до павильона... - сказал он, - сверните от него на площадь, а с нее выходите к домам и между ними... - он сделал паузу, словно боялся, что его услышат, - есть магазинчик, там вам продадут ВСЕ!!!
  -Спасибо, - Существо резко развернулось и нырнуло в лабиринты улиц.
  Слава поспешил туда же, боясь потерять своего товарища..
  Они нашли тот самый магазинчик довольно легко, но на пороге стоял человек, седой, сухощавый, в потертой бейсболке, а рядом сидела собака.
  -Да ты не обращай на нее внимания! - сказал человек с подозрительно азиатским акцентом, - Ты его поцелуй, обними, накорми чем-нибудь, он ничего не сделает...
  -А сфотографироваться с ним можно? - спросило Существо, хотя никакого фотоаппарата не было.
  -Конечно можно... Он такой... Его можно ласкать, гладить...
  -Ты нам скажи, купить ЧТО-НИБУДЬ можно?
  Хозяин собаки и магазина (возможно) стушевался, как-то сник и проговорил:
  -Ты, я не знаю, как меня по-русски понимаешь, можешь взять все, деньги...
  -Сколько? - Слава уже кипел.
  -Эх, посмотри на мой пес..
  Дальнейшие разговоры не стоит описывать, скажу лишь только, что они взяли не только горячительных напитков, но также и закусок недели на две вперед.
  -А в чем прикол? - спросило Существо.
  -Что ты имеешь ввиду? - ответил Слава.
  -Я не могу тебе сказать, но ты ведь тоже узнал ВТОРОГО!?
  -Давай об этом потом!?
  -Хорошо. Сейчас мы будем пить, пить, пить...
  -Ты - молодец! - нашему Славе очень хотелось выпить...
  
  
  6
  
  -Пора бы устроиться на ночлег! - сказал Слава и посмотрел на Существо, которое уже приходило в негодность, его штормило, заносило из стороны в сторону.
  -Давай, - Существо икало и явно готовилось извергнуть наружу все то, что было поглощено в течении предыдущих часов.
  -ММы можем легко найти какой-нибудь подвал...
  -Нет! - воскликнуло Существо, - Мы вполне можем переночевать в подъезде где-нибудь повыше, например, на пятнадцатом этаже...
  Слава внимательно посмотрел на своего товарища и неопределенно пожал плечами:
  -Подъезд, так подъезд...
  Он придерживал субъекта за плечо и медленно двигался в сторону жилого массива, напоминавшего новые строения с обязательной детской площадкой внутри комплекса. Мешала большая сумка, Славе хотелось бросить ее, но от этого удерживало то, что внутри находились закупоренные бутылки со спиртным.
  Они расположились на качельках, и Слава поглядывал на подъезды соседних домов, двери которых были снабжены кодом, а внутри находились строгие консьержки, строго следившие за проникновением посторонних лиц. Нужно было приложить невероятные усилия, чтобы войти туда...
  -Дворники! - прошептал Слава, заметив приближающийся строй человеков с метлами, граблями и иными приспособлениями, предназначенными для очистки улиц от мусора и бесполезных элементов. Существо встрепенулось.
  -Я помню рассказ Капитана...
  
  "-Сынок! - истошно прокричал отец, - дворники идут!
  -Что нам делать?
  Отец посерел лицом, схватился за сердце, пробормотал... Его тошнило. Он бросился бежать за угол дома...
  
  -Папа, а кто они такие?
  Отец стал серьезен, поежился, подошел к двери, проверил замок, еще раз поежился, посмотрел на дверь и побрел к сыну на кухню...
  Он открыл шкаф, достал две стопки и поставил их на стол. Он подвинул табуретку,сел на нее и достав откуда-то бутылку водки, поставил ее перед сыном. Сын внимательно следил за отцом, а тот достал сигареты и пренебрежительно бросил их на стол.
  -Кури!
  -Пап, я не ку...
  -Знаю. Все вы не курите. Видел я несколько раз.
  Сын потянулся к пачке, с опаской поглядывая на отца, словно на истукана.
  "Вот и все, - подумал отец, - сын стал взрослым, раз стал задавать вопросы. Но рано или поздно сын поймет, дойдет своим умом, кто на самом деле эти дворники!"
  У него сжалось сердце, он не мог вымолвить ни слова, а посему наполнил рюмки себе и сыну.
  "Испорчу пацана раньше времени, - подумал он, но тут же осекся: Время раньше испортит его, чтобы я не предпринимал..."
  Выпили...
  -Наливай, - отец не смотрел на сына, а тот понял, что предстоит серьезный разговор.
  Опорожнили рюмки, отец был чернее тучи:
  -Наливай еще и дай закурить...
  Сын неловкими движениями схватил пачку сигарет, достал одну...
  "Мало курит, - подумал отец, да и пьет не часто..."
  Отец изрядно опьянел и решился рассказать сыну не удобную для правителей и не нужную для обывателей историю...
  
  -Был я молод...
  -Все так начинают... Эти байки про бабушек и дедушек надоели...
  -Итак...
  "Что за фраза!? Будто на собрании выступаю!"
  -Дело было...
  "Совсем старый пердун... в сказки ударился..."
  Душа рвалась наружу, но слов не хватало. Становилось больно. Больно за Родину, за Отечество и совсем чуть-чуть за весь мир, в котором мы живем. Он не мог выразить мысли. Было стыдно вспоминать все прошедшие годы до нашествия дворников.
  -Ладно, сынок, налей еще!
  -Папа, когда же ты мне все расскажешь? Ты же пьян...
  -Налей и дай прикурить...
  
  Наутро мать школьника Петровича и жена Петровича, вернувшись с вахты, слегка ошалела от увиденного. Сын и муж валялись на полу подобно настоящим алкоголикам. Но так как она всю свою сознательную жизнь работала поломойкой цеха Љ12, ее стаж помог вымести оба тела на кровати, к тому же заботливо укрыть их...
  
  Первым проснулся отец, прошлепал на кухню и пил много воды,вспоминая разговор с сыном. Было неловко перед женой, поскольку она застала их с СЫНОМ в интересном состоянии. Пролетела мысль, что жена может подать на развод из-за спаивания...
  "Но я же ничего не сказал о дворниках!.. И все-таки ответы потребуются..." С этими мыслями он попил рассолу и уснул до вечера.
  -Батяня, - услышал он голос сын.
  -Почему не в школе? - пробурчал он, но понял всю абсурдность вопроса.
  -И все же расскажи мне про Великих дворников...
  -В мою молодость они не были ВЕЛИКИМИ... - он подумал, а что если снова напоить сына, и он не станет задавать вопросов...
  Но он понимал, что ответы он должен дать...
  -Я родился еще при старом строе, когда Петровичи были в чести, и я не знаю, чему там вас учат в школе... Все это полная ерунда, я бы сказал - ересь... Я же, находясь в преклонном возрасте, прекрасно помню всю историю страны и произошедщих с ней перемен... Сейчас нашей страной управляют братья. Ты понимаешь, о чем я говорю?
  -Не совсем...
  -В соседней стране есть Труляля и Траляля. Они меняют друг друга, но кто за всем этим стоит, не известно. Однако, когда убрали Бориску, жившего в Туманном Альбионе, все вроде бы встало на свои места. Получается, что Траляля управляет Труляля или наоборот... Я уже сам запутался... Но не только я... Старичье поверило, что жизнь хороша, и никакой фальши в их словах не было. Ни один человек не покраснел!
  
  -Раньше, в годы моей молодости дворники были незаметны, разговаривали только между собой на своем тарабарском языке, при виде коренных жителей становились практически на колени, а затем, опуская глаза, прятались во всевозможные дыры, не то, чтобы черные, но...
  -Не может быть! - воскликнул сын, - Они же - Великие Дворники!
  -Но скорее всего они не те, которых вам преподносят на уроках истории...
  -Но они... - сын не мог переварить информацию.
  -Потом они стали пить пиво, - продолжил отец, - В ход пошли наши девушки...
  -Но они же - святые, - пролепетал сын.
  -Мир, труд май! - провозгласил отец.
  -Не матерись! - произнес сын.
  Отцу захотелось повеситься, но сжав что-то в кулак, он надел пиджак, нащупал в кармане деньжата и двинулся в магазин...
  ""Самому хотелось бы знать!" - про себя ворчал он, - "Хорошо прочистили мозги!"
  Он почувствовал жалость и отвращение.
  "Никто не виноват! Но кто же довел нас до такого состояния?"
  Следующую фразу он выкрикнул очень громко:
  -Страна Пидросовичей и иже с ними!
  
  В очереди в магазине перед отцом стояли два молодых человека.
  "Такие же,как мой," - подумал мужчина, как вдруг, впереди стоящий пролетарий, стал оскорблять продавщицу матерными словами и швырять в нее фисташки. Один из парней вежливо попросил буяна утихомириться, но на пролетария это не возымело должного действия, наоборот, он тал хамить еще больше, выставляя свои грязные кулачки.
  В тот же самый момент в магазине появился человек в "косухе".
  "Байкер!" - подумал отец с уважением, - "Таких мало осталось..."
  -Предлагаю работу ассенизатора! - произнес он, - Дерьма у вас здесь, как я вижу, много...
  Но дерьмо продолжало выделять ужасный запах, оно дрыгало ножками и ручками, пытаясь вызвать к себе сочувствие...
  Но самое интересное, что публика, присутствующая в зале, была абсолютно равнодушна ко всему...
  Отец цыкнул и, посмотрев а парня в "косухе", сказал сам себе:
  "И все-таки наша молодежь не такая уж плохая!"
  Сейчас молодой человек в "косухе" тащил гегемона к выходу...
  -Да нужно лечить сына! - воскликнул отец, - Не столь важно, какой он есть, важно, каким я его могу сделать..."*
  
  
   7
  
  Время, которому наплевать на происходящее, неумолимо отсчитывало часы, минуты и секунды. Оно возвестило, что наступила ночь. Можно было действовать наглее, и Слава, подхватив обмякшее Существо, приблизился к подъезду и рванул железную дверь, упершись ногой в стену. Дверь подалась, и они оказались в теплом помещении, стены которого были исписаны красками, фломастерами, выжжены зажигалками... "Петрович любит Петровну", "Петрович + Петровна = ЛЮБОВЬ", "МЫ - ПЕТРОВИЧИ"... Слава не стал читать матерные слова, а нажал кнопку лифта, который привез их на последний этаж. На счастье чердачные люк был открыт, и наши знакомые, преодолев определенные трудности, оказались в голубином дерьме.
  Слава прошелся туда-сюда и отыскал картонные коробки, вполне годившиеся для сооружения постели.
  Через некоторое время он с удовольствием оценил собственные усилия, отхлебнул водочки и с умилением посмотрел на похрапывающее Существо.
  Откуда-то снизу пробивался электрический свет... Слава поспешил туда и прильнул к узкой щели... Сначала ничего увидеть было нельзя, но он вздрогнул от прикосновения к своему плечу... Это оказалось Существо...
  -Дай мне-то посмотреть... - сказало оно.
  -Да там ничего не видно пока...
  -Но потом будет видно... - Существо устроилось рядышком и посапывая, прильнуло к смотровому окошку...
  
  Женщина стояла под душем. Теплая вода падала на золотистые волосы, текла по лицу, шее, ласкала грудь, живот и ноги... Чувство блаженства испытывала моющаяся, не подозревая, что за ней следят...
  Но следили не только наши знакомые...
  Зоркий взгляд сорокалетнего мужчины пожирал нагое тело через окно, выходившее на кухню. Сластолюбец пожирал нагое тело, мысленно щупал его, надругаясь над красотой. Чем дольше он смотрел, тем больший сексуальный аппетит пробуждался в нем. Недосягаемость давила, но мечты оставались. Изощренная фантазия не имела границ. Он обладал красоткой, издеваясь над ней всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Он наматывал ее роскошные волосы на руку и волочил женщину по полу... Он бил ее каблуком в грудь, в пах... Он выдавливал ее глаза двумя пальцами до тех пор, пока не брызнула кровь... Он выбивал ей зубы и посыпал раны солью... Он окунал ее ноги в тазик с кислотой... Он лил на ее голову расплавленный свинец...
  Сил больше не оставалось. Мужчина подошел к двери ванной комнаты и закрыл ее снаружи. Он перекрыл холодную воду и вновь занял свой наблюдательный пункт.
  Сначала женщина ничего не поняла, но спустя секунду отскочила в сторону. Он же остался доволен. Самое время включить прибор, изобретенный им давным-давно. Этот прибор нагревал стены, пол и потолок. Можно регулировать тепло: больше-меньше. Меньше, однако его не интересовало.
  Он прильнул к стеклу.Нагая женщина бегала и прыгала, не понимая, что происходит. Вокруг все накалялось, пар затруднял просмотр, но возбуждение наблюдателя росло.
  Женщина взглянула в окно под потолком и заметила горящие похотью глаза и взвыла от ужаса. Она искала взглядом какую-либо лазейку. Наконец она увидела два глаза, смотрящие в трещину потолка, и мольба, надежда и еще что-то блеснуло, но сразу же погасло... Она осознала, что наступает конец. Никто был не в силах ей помочь. Боли не осталось. Был лишь страх, непреодолимый страх перед последним мгновением, ведь она была так молода!..
  Когда пар рассеялся, мужчина увидел лежащую на полу мертвую женщину. Ее остановившиеся глаза уперлись в потолок. Но и эта мертвенная красота не поддавалась описанию.
  Чудовищный наблюдатель удовлетворял свою страсть на кухне, а наши герои бежали вниз по ступеням, забыв о существовании лифта...
  
  8
  
  -Профессор, вы хотите сказать... - начал Он.
  -Я ничего не хочу сказать! - резко оборвал Его профессор Ободзинский, - Вы все видите сами!
  -Но мне кажется, что где-то в далеком будущем уже живут люди, которые вспоминают нас с чувством вины за свое процветание...
  -Вы абсолютно правы! И они не только УЖЕ живут, но некоторые УЖЕ умерли, испытав это самое ЧУВСТВО ВИНЫ!
  -Но кто-то ужасно боялся чувства вины.
  -Боялся. Согласен. Но не чувства вины, а простой ответственности, поэтому все время прибегал к чьей-то помощи. У него была поразительная интуиция, он мог безошибочно выбрать объект извлечения прибыли, не обязательно материальной. Ему постоянно была нужна поддержка, отсюда все производные. Нужно насладиться - пожалуйста, нужно обустроиться - есть вариант, нужно уйти - нет ничего проще...
  -А почему ОН!?
  -Вы первый ЕГО так обозначили, а я лишь подыграл... Вы думаете, что это - принципиально?
  -Нет...
  -Тогда и говорить не о чем! Давайте я вам расскажу очередную ИСТОРИЮ ЛЮБВИ, а вы используете ее в своих ТЕКСТАХ, ведь именно так вы называете свои рукописи?
  -Да. Я не могу классифицировать их. Наверное, сказывается отсутствие систематического образования.
  -Не в этом дело. Кстати, вы помните, какое образование было у Циалковского?
  -Какое-то начальное... Затрудняюсь сказать... Сколько в то время классов нужно было закончить?..
  -Четыре! Но у господина Циалковского законченных было всего - ДВА!!!
  -Да-да, именно. Однако...
  -Однако он и сейчас является одним из самых выдающихся ученых. А вы говорите: ОБРАЗОВАНИЕ!
  -Я слушаю вас, профессор...
  
  Ни к чему нас ничто не обязывает. Мы становимся людьми сразу по рождении и перестаем ими быть после смерти. У могильной черты мы плачем, изо всех сил стараясь сдержаться, поскольку нас преследует страх. Страх. Ужас.
  Он видел странную картину. Откуда-то сверху стали сыпаться иглы в бесчисленном количестве. Самые обыкновенные иглы. Те, которыми мы пришиваем пуговицы, штопаем дырки и делаем еще не известно что. Они валились сплошным потоком и рассыпались по земле, а кто-то в сером пальто собирал их в портфель. Страх. Ужас.
  Его схватили за руки и прижали к асфальту. Он не успел закричать, как вдруг зрачки стали расширяться. Не известно откуда взявшаяся рука провела по его лицу, его обдало холодом, и тут же в зрачки вонзились несколько сотен игл. Он не успел закричать, как из-за домов на него поперла человеческая толпа. Попытавшись шевельнуться, он не смог и молча лежал на спине. Толпа прошла мимо, не задев его лица. Страх. Ужас.
  Он напрягал мышцы, пытаясь выдавить иглы. Нестерпимая боль сковала его члены, но он не мог ничего поделать.
  Сделав еще одну попытку, он чихнул...
  
  Рядом лежала молодая жена. Она стонала. Сначала он не разобрал членораздельных звуков и только смотрел на дергающуюся женщину. Наконец до него дошло, что она зовет его, но голос слабел с каждым мгновением, и ему стало страшно.
  Он дотронулся до выключателя, но лишь зажегся свет, он заорал, что было сил...
  В глазах женщины торчали точно такие же иглы, какие видел он, а наволочки, простыня, пододеяльник были залиты кровью. Жена умирала... Страх. Ужас.
  Прогремел гром. Трубный голос произнес: Она должна была умереть через год, но умрет сейчас, ты убил ее, но завтра погибнешь и ты... Тебя разорвет машина...
  
  А в 1941 году в одной глухой деревеньке жили жених и невеста. Любили они друг друга безумно, а что еще делать молодым!? Решено было сыграть свадьбу 25 июня. Но вот несчастье - война! Горе... Тут уж не до свадьбы... Жених призвался в войска и отправился на фронт. Ничего не поделаешь!
  А немец пер и пер, захватывая села и города, области и края.
  Оккупировали фашисты деревеньку и начали чинить издевательства и разврат. Выбрали кого по-моложе и по-красивее и отдали солдатам. Попалась и невеста, нам знакомая... Сначала ее пользовали офицеры, а потом и солдаты. Пришла новая часть, а девушка оставалась та же.
  Но вот ирония судьбы; всех женщин села собрали в один большой сарай и сожгли, а невеста осталась жива-невредима.
  Но время прошло, покатилась обратная волна, и покатились нацисты из страны, да так, что только звон стоял.
  Воцарилась тишь да гладь, да божья благодать.
  Но не всем было весело. Всех коснулось горе, кто потерял сына, кто мужа, кто брата...
  А невеста обесчещенная забеременела и родила ребеночка белокурого. А есть ли в том ее вина?
  PEREAT MUNCLUS ET FIAT JUSTITIA**
  Мужики да бабы пальцами тычут, а иные и ударить норовят.
  "ЭсЭс! - кричат, - Подстилка гестаповская!"
  Она же спрячется дома, всплакнет и горе свое горькое помянет, суженого вспомнит, дитятю покормит; хоть безотцовщина, да свой - кровинушка.
  Суть да дело, стали мужики домой возвращаться. Однажды и жених ее воротился домой, но не к отцу, да к матери, а к невестушке любимой.
  А из окон ему кричат:
  "ЭсЭс! Шлюха! Шавка! Шалава! Подстилка гестаповская!"
  Дрогнул молодец, ворвался в избу, схватил невесту в охапку, затем за волосья и выволок на улицу. А после и ублюдка фашистского туда же. Схватил топор и начал рубить ребеночка, а потом и мамашку его. Омыл руки в колодце и стал таков...
  
  -------------------------------------------------------
  
  
  
  
  * текст Олега Замоткина включен с его разрешения, и всякие исправления только на моей совести...
  
  
  ** Правосудие должно свершиться, хотя бы погиб мир (лат.)
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"