Южанин Сергей Егорович: другие произведения.

Бегство (часть 3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
   "Рат был глупцом, а глупцы заслуживают тех неприятностей, которые с ними
   случаются"
  
   Линн Абби "Мироходец"
  
  
   "...двое молодых санитаров пронесли носилки с абсолютно одервеневшей старушкой,
   чуть прикрытой простыней. "Явный труп", - ворчали больные. Вообще атмосфера
   была деловая."
  
  
   Юрий Мамлеев "Другой"
  
  
  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  
  
  
  
  
  
  1
  
  
   Каждый в душе чувствует себя героем.
  
  
  
  
  2
  
   Водитель Резак вел свой зеленый Москвич-2140 по ночным улицам города. Смена в ресторане закончилась, Дима-бармен был доставлен домой точно и в срок, и теперь подходила очередь Кутюрье и его супруги. Резак вел уверенно, то и дело отпускал солдатские шуточки, сам же над ними посмеивался, а его спутники иногда улыбались, соблюдая примитивный этикет. Водитель был экстра-класса и несмотря на отвратительное межсезонье погоду и кашу на дороге, машина шла как надо. Город лежал во всей его неприглядной красоте, ночные улицы пугали причудливыми изгибами, а одинокие фигуры, слонявшиеся в столь поздний час, были так редки, что слегка пугали... Резак повернул у мясокомбината и выехал на улицу, где "лежачие полицейские" располагались друг за другом через пятьдесят-сто шагов. По-началу никто не заметил новенькую "шестерку", шедшую за ними след в след, но она неожиданно засигналила, призывая Москвич остановиться, а Резак глянул в зеркало заднего обзора, и останавливаться не спешил. "Шестерка" прибавила ходу. Она уже шла параллельно Москвичу и продолжала сигналить. Кутюрье заволновался.
   - Что им нужно?
   - Спокойствие! - прорычал Резак.
  В это время водитель "шестерки" стал делать знаки руками и в следующий момент достал пистолет. И пассажиры и Резак всерьез занервничали. Молодые парни из "шестерки" не шутили. Но и Резак был не робкого десятка, он ушел вперед, влево и дал по "газам". Автомобиль ушел вперед, но преследователи и не думали отступать. Через сотню метров они вновь догнали Москвич, и вооруженный водитель стал показывать, что будет стрелять по колесам, на что Резак покрутил пальцем у виска и прибавил скорость. Так продолжалось некоторое время, пока обе машины не въехали в лесную зону, где дорога начинала петлять. Тут Москвич рванул на всю! Спасала слякоть и гололед - "шестерка" мчалась следом, но не пыталась идти на обгон... Опасно! При следующем повороте Резак седьмым чувством заметил движущийся в лоб рейсовый автобус... Эх, откуда он-то взялся в два часа ночи! Но соображать было некогда, Москвич чудом выскочил с другой стороны и полетел дальше...
   - Что же делать! - стонали мозги, - Они же будут стрелять!
  Боялись все, а Кутюрье переживал за супругу, которая сидела не жива не мертва.
   - Звони в ментовку! - наконец-то сообразил Резак, а Кутюрье уже лихорадочно нажимал кнопки сотового телефона.
   "Шестерка" в очередной раз нагнала Москвич, водитель размахивал пистолетом, но Резак указал ему на звонящего Кутюрье, который называл дежурному цифры номера машины преследователей. Сработало. "Шестерка" притормозила, резко дала вправо, остановилась. Габаритные огни погасли...
   Резак гнал, не сбавляя скорости, а пассажиры долго приходили в себя... Все было позади...
  
  
   Op^PaukPPPfeee лежал в постели и видел сны. Но вполне возможно, что это опять были не сны, что-то большее. Он почувствовал, как расстегнулась золотая цепочка на шее, и маленький серебряный с золотым вкраплением крестик съехал на подушку, а по ней на простыню. Он приподнялся на локтях, сел на кровати, сжал цепочку одной рукой, а другой схватил крестик и зашвырнул его далеко в угол комнаты. Op^PaukPPPfeee не понимал, что происходит, он знал, впереди целая вечность, а сзади ничто. Он оглянулся по сторонам и увидел мелькающие тени мужчин, женщин, детей. Он слабо различал лица, но почему-то в мозгах отражалось, что все они ненастоящие. Он пожелал вскочить, чтобы завести разговор, а язык не поворачивался, изнутри вырвалось какое-то бульканье, Op^PaukPPPfeee вздрогнул, обнаружив, что на нем нет одежды. Он помотал головой и потянул на себя одеяло, что делал не раз и не два в последнее время. Самое время пойти к выходу, а где он? Op^PaukPPPfeee был уверен, что утром он найдет свой крестик, и ему предстоит искать выход из нового лабиринта...
   Теперь он брел по песчаной тропинке, разрубая на части попадавшуюся под руки живность, будь то таракано-подобные жучки грязно-белой раскраски или жирные (до полутора метров) червяки в панцирях, а также двуногие создания, все тело которых состояло из рта, где и размещались желтые глазки с узким как у кошек поперечным зрачком. Op^PaukPPPfeee взмахивал мечом, рассекал пополам тварь и некоторое время любовался, как бурая кровь стекает в канавку. Иной раз он бил плашмя и отбрасывал в сторону бесчувственное тело, очищая себе путь. Отсутствие гуманоидов не смущало нашего героя, он шествовал, ни о чем не думая.
   Кое-где попадались, заросшие бурьяном развалины каких-то построек, оставленные неведомыми цивилизациями. Тогда Op^PaukPPPfeee загорался, ободрялся и бежал, сломя голову исследовать руины. Он все-таки испытывал огромное желание вспомнить о мире, в котором когда-то жил. Тщетно. Загадочные надписи, потускневшие и облупившиеся от времени фрески, даже сама память о художниках, создавших сии произведения, умерли. Op^PaukPPPfeee разгадывал ребусы истории, но была ли история его миром? Он видел пятна веков, словно стихи и рисунки дочери, рожденной без матери и чувствовал себя атлетом из похоронного бюро. Он передвигал мысли в пустой голове, ошарашенно щупая кость черепа и щелкая платоническими челюстями, а перед глазами мелькали разводы причудливых образов, силуэты теней, принудительно раскрашенные фантастически-кислотными цветами, и некоторый раз создавалось впечатление, что это - НЮ, спускающаяся по лестнице.
   Op^PaukPPPfeee спешил, хотя спешить было некуда, впереди простиралась вечность. Он играл собственной свободой, не имея возможности полностью насладиться ею. Он ощущал то, что ощутить не мог НИКОГДА!!!
   Ложась спать в ближайшем кювете, поросшем мхом или пушистым кустарником, он держал ухо востро, не желая привлекать внимания перламутровых крабов, а они очень любили совершать ритуальные танцы возле человека и пытались схватить его за ногу или локоть. Op^PaukPPPfeee вновь взмахивал мечом, и тогда у него появлялась прекрасная возможность сытно отобедать. Напугав очередную стайку крабов, он забывался и открывал глаза, лишь когда небесное светило, раздвинув облака, со всего размаху обдавало его светом. Op^PaukPPPfeee вставал, тянулся, брел к ближайшему водоему (если было желание), умывался и двигался дальше, вспоминая обрывки сновидений. Мелькали эпилептические кабаре и зеленые трупы на белых лошадях, исполняющие во всеуслышанье поэму крика и танца. Op^PaukPPPfeee рассматривал очередную ожившую фотографию подсознания и щекотал собственные нервы, программируя их на новый день. ВСЕ ХОРОШО!!! - выкрикивал он и видел себя со стороны, но чувство внутреннего равновесия заставляло идти...
  
  
  
  
  
   3
  
  
  Егор Петрович воплощал собой чистое зло, неприкрытое, отъявленное в своей наглой свирепости и бестыдстве. О таких личностях говорят: посмотрите, как не стоит себя вести. Да-да здесь мы имеем дело с уникальным в своем роде феноменом, собравшем воедино все человеческие пороки и слабости, доведя сумасбродство и нелепость до абсолюта. Самое интересное, что он становился сволочью, как и все остальные не сразу, а постепенно, по началу изображая из себя "рубаху-парня", "своего в доску", близкого к народу, понимающего чаяния и нужды простого человека и сотрудника. Постепенно Егор Петрович стал отдаляться от коллектива, даже когда занимал должность не слишком великую, а можно сказать плевую - завпроизводством, а проще говоря - закупщика-экспедитора. Тут-то в его мозгу стали роиться всякие разные нехорошие мыслишки о том, как взобраться на самую вершину айсберга, чтобы не видеть всю его подводную часть. Подминая под себя менеджеров и других администраторов, он наконец-таки добрался до директора, посаженного на эту должность людьми, чьи личности и фамилии до сих пор засекречены и не поддаются огласке. Он сковырнул директора словно гнойный прыщик, выставив на посмешище его интеллигентную манеру поведения, мягкость характера, а умение разговаривать с людьми выдал за пустомельство и тому подобное. Итак, шествуя по трупам, Егор Петрович, догнал удачу и не только ухватил ее за хвост, но и вырвав кучу перьев, посадил ее в золотую клетку...
  Как правило люди рождаются нормальными, но со временем эта нормальность улетучивается, на смену ей приходит в лучшем случае безумие, а в худшем - самодурство. Самодурами и самодураками становятся люди дорвавшиеся до власти и денег, но не нажившие за годы ни капли ума. Они не встречают на своем пути серьезных препятствий и какого-либо сопротивления со стороны окружающих, которые сначала не воспринимают их всерьез, посмеиваясь над ними за глаза, подтрунивая и невольно потакая их прихотям, воспитывая тем самым в будущих самодурах чувство непогрешимости, правильности выбранной генеральной линии, что в конце концов приводит к становлению непомерной амбициозности, культа личности, а в итоге к диктаторскому экстремизму. Мы - творцы идиотов-начальников, маньяков-директоров и изуверов-президентов...
  
  
   Из колонок доносилась спокойная, в меру приятная музыка. Играла группа Bee Gees.
   - Замечательно! - воскликнул Кукла-Дрыгоног, затряс шеей, скривил рожу, задергал ногами и плечами, вскочил со стула и порвал водолазку, купленную по его словам за 180 "зеленых" условных единиц. Он павианом запрыгнул на круглый стол, оттуда переместился на следующий и т.д. в том же роде... Вскоре он с такой скоростью двигался по залу, что у присутствующих закружилась голова. Между нами говоря, голова кружилась не только от этого... Bee Gees, в общем и целом приличный ансамбль, который мог бы стать хорошим дополнением любой музыкальной коллекции, если бы ни одно НО - один и тот же диск этого самого ансамбля ( который принес в бар кто?) играл в баре уже шесть месяцев подряд. В самом начале диск ставили только в присутствии Дрыгонога, затем, поддавшись экзальтации, начали крутить и в его отсутствии, привыкли, но когда кто-то решил завести что-то новенькое, всем было строго-настрого запрещено менять репертуар, и это еще не все; самое брутальное случилось чуть позже - работникам было запрещено уходить с работы... И вот сейчас они с умилением следили за передвижениями Куклы-Дрыгонога. И тут были свои причины. Некоторое время назад Кукла-Дрыгоног собрал свои пожитки, прихватил сожительницу Зульфию и родимого ребенка и отправился в жаркие страны, точнее в Египет. Все шло хорошо. Он изнывал от жары и арабов, купался в море и пользовался олл-инклюзивом, дыроколил линейку, откармливал тощее дитя и таскался по неприличным заведениям, выслушивая нецензурную мусульманскую брань. Местная публика принимала Дрыгонога за своего, так как во время отдыха он перестал бриться и стал как две капли воды похож на грузинского авторитета...
   Решился Кукла свозить семейку по достопримечательностям древне-египетским, по пирамидам, да храмам. Вот здесь и произошло необычайное. Зная характер Куклы, его психо-патологические наклонности, нервно-паралитическое воздействие на него окружающего мира, изнуряющее действие всеобщего невнимания к его персоне и полностью неадекватное восприятие реальности, легко можно предположить, как он оказался в саркофаге, и как оттуда выбралось Нечто, внешне похожее на Куклу, но внутренне совершенно противоположное. Нечто было спокойно, словно Рихард Зорге, идущий на смерть по приговору самурайствующих японских милитаристов, улыбчиво, словно Евгений Петросян, обходительно, тактично и воспитанно, словно лакей Анны Австрийской, вобщем семья сильно удивилась.
   Пришла пора возвращаться на родину.
   Нечто, скрывающееся под маской, сами знаете кого, вело себя исключительно, Зульфия шипела гадюкой, и только ребенок не мог нарадоваться на родителя. Возможно кое-кто рассчитывал на ХЭППИ-ЭНД, но не тут-то было! Эра Bee Gees не могла кануть в лету безвозвратно. Нечто, называвшееся Куклой-Дрыгоногом, стало испытывать дискомфорт, его корежило, трясло, выворачивало наизнанку, выбрасывая доисторические древности. Даже внешность временами изменялась до неузнаваемости, появлялись черты страшного чудища, точно тленом тронуло чело его. От такого вида хотелось не только бежать, куда придется, а, да простит меня Господь, хотелось наложить на себя руки...
   Обострение началось при пересечении воздушной границы Африки. Нечто сорвалось с места, пронеслось через салон бизнес-класса и закрылось в туалете. Послышались дикие вопли и стоны, затряслась дверь, а из щелей стал тонкой струйкой просачиваться едкий дым. Нет он не был слезоточивым, он вонял дерьмом... Зульфия потирала довольные ручонки, злорадствуя по поводу кончины своего сожителя, а ребенок вместе со стюардами, прибившись к двери ватер-клозета, глубоко переживали случившееся. Стук и окрики не помогали, и все, стойко перенося вонь, ждали окончания сей истории. Дверь распахнулась, и на пороге появился Кукла-Дрыгоног с бледным перекошенным лицом и черными кругами под глазами. Ребенок кинулся на шею к родителю, но тот отшвырнул его в сторону.
   - Отравили, гады! - проскрежетал Дрыгоног, теперь уже не было никаких сомнений, что он вернулся в свое нутро, - Всех порву! - его глаза наливались кровью, - Человек рожден, чтобы есть! - изрек он мерзким гнусавым голосом, - Но здесь нужно смотреть глубже: для чего он ест? Чтобы испражняться. Значит, человек рожден, чтобы испражняться. Следовательно испражнения - продукт первичный, являясь по общепринятым понятиям продуктом вторичным. Вывод: человек - продукт вторичный, говно - продукт первичный! По-моему все прозрачно...
   И тут все увидели танец марионеток, точнее одной марионетки... Куклу-Дрыгонога трясло из стороны в сторону, его швыряло направо и налево, руки-ноги ходили ходуном, грудь вздымалась словно кислородная подушка... Подобные пляски наблюдались и у Егора Петровича во времена особо острых приступов гнева на почве истерических припадков.
   Куклу-Дрыгонога повалили, связали, а потом бросили в багажное отделение и так везли до Дома, а там, видя, что он почти пришел в себя, выпустили на свободу... Однако звериный рык, безумные пляски и словарные пассажи порой настигали Дрыгонога внезапно, и тогда...
   А в баре продолжал играть Bee Gees...
  
  
  Профессор Ободзинский задержался в зале среди барных стоек и столов, обильно заставленных различными закусками, всевозможными напитками, и где отвязно суетился разношерстный народец. Его сопровождающий стоял как вкопанный, с любопытством вглядываясь в абсолютно одинаковые лица и пытаясь узнать кого-либо. С ужасом увидев знакомое лицо, он задрожал и повернулся к профессору Ободзинскому:
   - Это тот самый человек...- но осекся, профессор оказался ТЕМ САМЫМ ЧЕЛОВЕКОМ.
  Взгляд упал внутрь, а в двери протискивались Рыбак-человек и Тарас Витальевич. Непривычно было лицезреть их в стильных черных костюмах и вычурных галстуках. Люди направлялись к нему, но он не был готов к разговору... Пора сматываться!..
  Толпа с каждым мгновением увеличивалась, и он, локтями расталкивая массу, бежал к выходу, однако длиннополое черное пальто заметно тормозило движение.Да и ноги становились ватными и в довершениии совсем перестали слушаться хозяина.
  Сзади его схватил за руку профессор Ободзинский. Но он оттолкнул профессора, указав на автобусную остановку, к которой им следовало пробираться через пустыню по одиночке. Он свалился в грязную жижу и пополз дальше, но ему не слишком понравились коричнево-зеленые пятна, пришлось вставать в полный рост.Когда темная улица приняла его в свои объятия, лапы страха вновь защекотали внутренности...
  Неопределенность, автобус, убегающий в противоположную сторону, возможные будущие проблемы с работниками внутренних дел из-за внешнего вида, все смешалось в сдвинутых набекрень мозгах.
  Он вышел на третьей остановке и с ужасом понял,что три ночи подряд видел один и тот же сон, где фигурировали малознакомые люди, давно умершие родственники, кое-какие друзья, но самое интересное, что никаких действий не происходило; бесконечные хождения туда-сюда, бегство в неизвестность от не известно кого, в руках появлялись огромные свертки, и их нужно было непременно отвезти куда-то и передать кому-то... Неужели сны становились явью?
   Прошлое обрушилось на столицу, и в небе повисла синяя надпись "1990 год". Он скакал зайцем по лестнице между залами бара, но особое внимание уделял верхнему, где за квадратным столом восседали два богатыря: Пельмень и Добрючий. Яркие рубашки, обтягивающие атлетические торсы спортсменов, готовы были лопнуть от натяжения, тяжелые золотые цепи с десятисантиметровыми крестами и вкраплениями бриллиантов внушали уважение и страх лохам и пижонам. Добрючий поглаживал свои колючие волосы, стоящие как у дикобраза, а Пельмень постоянно откидывал лохмы за плечи. Им обоим ничего не нравилось, и от этого они кривились в злобных ухмылках. Все - херня: еда, питье, обслуживание, да и само место встречи, которое, как мы знаем, изменить нельзя.
   Но он приблизился к богатырям, дрожа, как осиновый лист. Его просьба о разборке касалась будущего, довольно далекого будущего - 2003 года, но как отнесутся к этой просьбе ребята? Добрючий выслушал его, давясь дымом от "Мальборо" и слегка подкашливая, а Пельмень продолжал улыбаться и бестолково кивать мощной длинноволосой головой.
   - Не трусь! - сказали пацаны, - Все будет о^кей! Работай...
  Сердце каталось в груди куском мыла и таяло, но в голове остался лишь один вопрос: А вспомнят ли они в будущем ТОТ РАЗГОВОР?..........
   Настоящее отодвинуло прошлое, а он продолжал носиться между этажами, выхватывая тарелки, меняя приборы, подставляя пепельницы и кусая губы.
  Официант-Моппс стоял возле барной стойки и пил очередной коктейльчик водка-сок. Он оказался возле Моппса и шепнул ему на ухо, что пора домой. Моппс кивнул, и тут же раздался звонок городского телефона. Голос начальника вылетал из телефонной трубки словно из громкоговорителя, что он хочет, понять было невозможно, но бранные слова звучали четка и закавыристо.
   Тем временем он увидел, что за шторой притаилась его мать, и по параллельному телефону подслушивала разговор. Закрыв глаза в знак признательности, он снял трубку третьего телефона.
   - Какая интересная у людей жизнь! - не унимался начальник, - Сопли жуете! Спите в одном ботинке! Ходите один за другим!
  Из VIP-кабинета в центре зала появился бравый морской офицер, с трубкой во рту и голосом Егора Петровича:
   - Вам бы только свой карман набить, да день на работе отбыть! Как с вами жены живут?!
  Он пыхнул трубкой, пустил едкое облако дыма и цыкнул на Моппса, который, съежившись, юркнул под стойку. Все взгляды вновь устремились к VIP-кабинету, откуда всед за стриженым Добрючим и мощным Пельменем выполз второй Моппс и также голосом Егора Петровича проорал: Сегодня проводим инвентаризацию! В тоже самое время у него из носа и ушей пошла кровь, и она стала сама собой собираться по прозрачным трубочкам в специальные кожаные мешочки.
  Морской офицер с трубкой пригрозил указательным пальцем кровоточащему Моппсу:
   - Смотри не запачкай пол!
  Ему вторили сразу все три телефонных аппарата:
   - В субботу собираются обе смены. Генеральная уборка...
  
  
  
  
  4
  
  
  Op^PaukPPPfeee очнулся ото сна. Доспехи были разбросаны по полянке за кустами, а рядышком валялись лук, колчан со стрелами, кинжалы и меч. Он встал, отряхнул налипшую траву и начал собирать вещички...
  
  
   В бар вошел Измаил с большой черной сумкой через плечо. Он окинул взглядом немногочисленных людишек, сидящих в зале и присел на свое обычное место за большим столом, спиной к барной стойке. Лысый администратор, бармены и официанты выстроились по стойке "смирно" возле входа на кухню. Догадка, точно удар электрического тока пронзила стоящих. Шеф-повар Кутюрье, также сообразивший, что к чему, смотрел в маленькое окошечко из своих владений. Измаил - людоед! В сумке - мясо жертв; если она полна, значит кто-то расчленен, возможно младенцы, чье нежное мясо соответствует гурманскому вкусу каннибала, отсюда минимальные заказы по кухне: салат, очень жидкий суп или кофе. Здесь смысл! Измаил знает толк в еде, и когда удается отведать кого-нибудь крутого, появляются крупные суммы денег, вот тогда-то и начинается возня... Все суетятся, бегают до обменников по нескольку раз, директор-лакей раскланивается перед хозяином и глупая улыбка не сходит с его лица, скачут болваны и болванщики, паразиты и ампутанты, охранники и попрошайки, ветераны партии и труда, подпевалы и дровосеки, вдовы и строители. Создается впечатление, что наступил конец света, а ведь до 2012 года еще есть некоторое время. Но у иных времени не осталось. Кукла-Дрыгоног шуршит полами фирменного пиджака, передвигает резаные белые бумажки по столу, изображая бурную деятельность и дрыгает обеими ногами пуще прежнего, а делая заказ, заикается от волнения...
   - Гречку для Дрыгонога! - Моппс отдал записку повару.
  Кукла подозвал администратора и сквозь зубы прорычал:
   - Передай Этому, что если он еще раз назовет меня Дрыгоногом, то я вырежу его почки, заставлю поджарить и скормлю ему!
  Моппс побледнел, съежился и полез под стойку...
  
  
  Op^PaukPPPfeee шаркал по необъятным просторам чьей-то родины, поднимался на вершины холмов, спускался в долину, переходил в брод бурные реки, брел по пустыням и находил капли романтики в своем положении. Все реже и реже попадались живые существа, местность становилась страшновата. На редко попадавшиеся руины он не обращал никакого внимания, ведь найти там что-либо было сложнее, чем разворошить собственную память. Он поймал себя на мысли, что давно не ел и не пил, но, как ни странно, ему не хотелось. Он остановился, как вкопанный. Закружилась голова. Желаний не было. Что это может быть? Я умер, - подумал Op^PaukPPPfffeee. Дрожь мелкими волнами пробежала по телу, - Я умер во сне, и это - новая жизнь. Необычные ситуации, странные воспоминания, чужой мир, все это - результат изменения сознания с живого на мертвое. Теперь понятно отсутствие людей и появление фантастических тварей... Стоп! Наверное я попал в железнодорожную аварию и умер тогда... Полная амнезия - результат распада мозговых клеток... Но еда?! Я же питался первое время... Что же произошло потом?..Генетическая память?... Инерция?..Голод клеток?.. Животные инстинкты?.. Сеееее-ку-уууундочку!..........
  
  
   Поезд остановился на небольшой станции, и он спросил у проводницы: Сколько будем стоять? Пятнадцать минут, - ответила она. Успею, - решил он, подмигнул жене и восьмилетнему сыну и вышел на перрон. Но не успел он взобраться на платформу, преодолев следующий путь и подойти к киоску с газетами и журналами, как за его спиной оказался товарный состав. Купив мороженое в соседнем киоске, он увидел, как его поезд тронулся. WARUM? IME ISN^T UP...Попытка бегства не привела ни к чему, вместо бега получился замедленный шаг. Он лег на асфальт и пополз... А в окне мелькнули лица жены и сына... Не успеть!..
   Он развернулся и побрел в город, туда, где тусовались таксисты.Его, видавшего виды, цены поразили своими заоблачными высотами, к тому же одна тысяча вылетела из кармана, и на нее набросились злобные дети. Никогда ни о чем не жалей! Берите, берите все, что можно или нужно... Сердце защемило, на душе стало гадко и кисло...
   Где Резак, где мой водитель? - думал он и пытался припомнить черты его лица, но оно стерлось словно рисунок на песке. Не волнуйся, - успокоили его посторонние люди, - он скоро будет.
  Наконец зеленая шестерка понесла его в столицу, и на просьбу остановиться возле "какого-нибудь" магазина Резак отреагировал, как обычно, - Какой нужен? - сейчас он вспомнил его разбитые очки и усы, похожие на свиную щетину... Мне нужен совсем другой магазин, но ты останови здесь!
   - Один во мне недостаток, - прошепелявил Резак, - уж слишком я хорош! - и остановил машину.
   Он прошел в торговый павильон и принялся хватать с прилавков оловянных солдатиков, упакованных в красочные картонные коробки. Сложив все во вместительные пакеты, он пробрался в длинный переход, и здесь к нему прицепился маленький мальчик, как-будто чей-то брат. Жирная старая тетка-продавщица завоняла прокуренным ртом: Мальчик, не дай Бог ты выронишь ягодку на пол! У нас едят снаружи! Мальчик растерялся, а он остановил движение жестом: И что же будет, когда ягодка упадет на пол?! - продавщица выпучила крысячьи глазенки, - Ты достанешь тряпку и начнешь мыть пол?.. Или упадешь на пол и станешь вылизывать его языком?.. Перестань хамить, старуха! Ведь если начну хамить я, ты очень сильно пожалеешь!..
   И он потащил ребенка дальше по переходу до самого своего дома. Поднявшись на лифте на семнадцатый этаж, они заметили, что дверь в квартиру приоткрыта, и по комнатам шастали десятка полтора детей, а некоторые из них примостились за компьютером, ставили различные игры, опробовали их, не обращая на хозяина никакого внимания. Зря сердишься, - раздался за спиной чей-то голос...
  
  
  
   Егор Петрович ворвался на склад, где кроме лысого администратора находился Дима-бармен. Они расставляли по полкам коробки с приобретенными в магазине солдатиками. Бешенству директора не был предела. Левая рука в кармане, желваки ходят, глаза выпучиваются, слюна брызжет, правая рука разрезает воздух на манер Владимира Ильича. Пройдите сюда! - заорал он, и процессия двинулась вдоль стеллажей.
   Егор Петрович схватил пустую коробку и со всего размаху ударил по голове администратора, затем еще, еще и еще. Потом он принялся бить Диму. А еще через полминуты он бил их обоих, доставляя нестерпимую боль. Только не бейте!!! - пытались закричать они, но не могли...
   Он приехал в спальный район, где когда-то жил и зашел к своим знакомым Милорадовичам. В маленькой темной квартирке, среди древней совковой мебели и ковров, от которых становилось не по себе любому здравомыслящему человеку, на обшарпанном диванчике перед телевизором сидели Таша Милорадович, его толстая мама и тщедушный папа. Где-то из самого дальнего угла самой крохотной комнатушки сверкали глаза жены Таши - Раисы, и она была настолько жалкой и потрепанной, что ему захотелось пожалеть женщину. Но времени больше не будет! Он решился, наверное, на главный поступок в своей никчемной жизни; он направился к Бивню. Уже на пороге в глаза бросилось неимоверное количество ржавых доспехов и оружия. Он постучал в дверь. Никто не открыл. Он постучал еще раз. Тот же результат. Тогда он толкнул дверь, и та оказалась не закрытой... Проникнув внутрь, он увидел стоящего посреди большой комнаты высокого мужчину с длинными волнистыми седыми волосами, но что больше всего поразило - взгляд: немой, остекленевший взгляд мертвого человека... Так вот почему Эжен назвал его старцем...- прошептал он, - а старик затряс головой, стал быстро-быстро говорить о каких-то деньгах, которые ему нужно отдать, так как уже звонили.
   Он молча согласился и попятился к выходу, наблюдая за стариком. Он выбежал на улицу, подняв воротник, чтобы его не узнали, и пригнувшись двинулся в сторону крайнего подъезда. Ступеньки мелькали под ногами, но на его бывшем этаже все разрушено, нет ни квартир, ни, собственно, стен. Сверху спускался позеленевший сосед Баранов, и безумный ужас прошелся по телу - Баранов несколько лет назад похоронен на неизвестном кладбище, и его плоть давно истлела.
   - Ты неправильно понял, - произнес сосед безжизненным голосом, - Твой этаж на том месте, где он должен быть...
  Баранов замолчал и повернул голову туда, где за столом сидел покойный отец и звал его испить водочки....
  В страхе он выскочил на улицу и наткнулся на собственную жену, которая была не одна, но с незнакомым мужчиной.
   - Пойдем в постель, сказала она, и они отправились спать, а мужчина уже пристроился на самом краю постели и тупо пялился на обнаженное тело молодой женщины.
  Он взмахнул кулаком и...
  ...превратился в маленького мальчика. Перед его взором предстали копошащиеся среди белоснежного накрахмаленного белья голые тела - змеиный клубок голых тел, огромный безумно-похотливый, стонущий и кричащий клубок голых тел. Пружины скрипели, трещали простыни, капли пота брызнули в лицо...
  И вот он шел с сыном по продовольственному рынку и предлагал всем подряд шикарные бесцветные пакеты по достойной цене. Вот вам и прибыль! - орал он, - Берем за копейку, продаем за пять! Люди хватали на разрыв, ведь у нас хватают все, нужно только предложить, давали пачки денег, однако стоило поспешить, поскольку сверхприбыль еще не свалилась на его голову...
  Жена появилась из-за угла, и они все вместе направились к кинотеатру, куда он с детства ходил с друзьями, сначала на фильмы про индейцев с Гойко Митичем в главной роли, а когда подрос, - на "Эмануэль" и "Калигулу". Однако узнать любимый кинотеатр почти невозможно: вокруг понастроили убогие здания, поставили торговые контейнеры и строительные леса. Через лабиринты тоннелей они попали-таки в фойе кинотеатра и открыли по этому случаю бутылку розового шампанского, но разлить по бокалам не удалось, вино уже оказалось стоящим на столике рядом с ними...
   Он расположился на скамеечке напротив своих бывших окон и погрузился в бесполезные размышления о своем месте на земле. Мысли пролетали сотнями за секунду и не задерживались в отупевшей голове. Интересная догадка осенила его - Бивень совсем не там, где он хотел его увидеть, он здесь, рядом. Молния ударила в плечо, он оглянулся, стараясь разглядеть машину с номером 777. Такой машины не было, зато присутствовали другие машины с другими номерами, а некоторые и без них. ВСТРЯСКА!!! Сейчас бы в руки BFG, и все решилось бы само собой. В "Хонде" мелькнули тени, но разглядеть что-то не было возможности, лишь маленькая девочка, на мгновение показавшаяся за стеклом словно черная навозная муха.
   Он еще раз посетил свой бывший подъезд, поднялся на свой бывший этаж, не забыв посмотреть сквозь окно на улицу. Заметив трех старушек, шушукающихся на бревнышке, он трижды плюнул через левое плечо...
   Вся лестница была завалена пустыми бутылками, газетами, заплесневелыми объедками, картонными коробками и клочьями чьей-то кожи. Среди руин стояли жена и сын.
   - Бивень уже собрал рать! - раздался голос снизу, но откуда именно он исходил, ответить было нельзя, - Он ищет тебя!
  
  
  
  
  5
  
  
   М.Холодков отряхнул оранжевый в зеленый горошек длиннополый плащ, поправил желтую шляпу-котелок, натянул белые кружевные перчатки поверх рукавов, шаркнул разноцветными клоунскими ботинками с позолоченными мысами и в довершение (штрихом так сказать!) одел голубые очки в ярко-красной роговой оправе. Он посмотрел на себя в зеркало, остался доволен, т.к. он всегда оставался доволен собой и сказал:
   - Главное, после того, что ты натворил, выглядеть неприметно, затеряться в толпе!
  Он включил портативный плеер размером с три ноутбука и нажал на кнопку "пуск". Из динамиков полилась изумительная музыка "Иванушек-интернэшенл".
  
  
  
  
  
  6
  
  
  
  Егор Петрович беседовал с иностранцем и хотя не понимал ни слова, постоянно приговаривал:
   - Это мы проходили!..Это я знаю!.. Ясное дело!..
  Он пытался делать многозначительное лицо, но получалось как всегда глупо, и чаще всего он просто растопыривал пальцы и отвесив нижнюю губу, кукукал, будто птица неизвестного науке вида.
   Наконец иностранец стал выкладывать деньги. Он не то обменивал, не то просто давал их Егору Петровичу, и тот преображался, отпускал дешевые солдатские шутки и сам смеялся над ними, а иностранец, дабы не ударить лицом в грязь смеялся, но из вежливости, а возможно, боясь забрызгать заграничной слюной собеседника, прикрывал свой рот тонким платком.
   Егор Петрович стал подсчитывать вырученные деньги, несколько раз сбивался, но все же закончил и сказал:
   - Девятнадцать колосков я вам достану! - в его руках появился веник, перевязанный белой тряпочкой.
  После этого он встал и подошел к окну балкона, перегнулся через подоконник и принялся срывать один за другим колоски, росшие здесь же на рефленой крыше. Опять сбившись со счета, он протянул гостю двадцать один колосок.
   - На два больше?! - удивился Егор Петрович, - Ничего страшного! Разберемся! Пусть будет запас!
  С этими словами он начал объединять веник и колоски.
   - Ага!!! Попался! - закричал Егор Петрович, переходя на визг, - Я всех выведу на чистую воду!
  Он оглянулся по сторонам, но никакого иностранца не было и в помине. В кабинете появилась полная женщина средних лет, и она смотрела сквозь Егора Петровича...
  
  
  
  
  7
  
  
  
  Op^PaukPPPfeee вытер рукавом испарину, стряхнул муху, застывшую на лобковом волосе и многозначительно воскликнул:
   - А вот это что- то новенькое!
  Дом отдыха Бухенвальд;
  Ледогенераторы генерала Карбышева;
  Зажигалки Жанна д^Арк;
  Свечи Джордано Бруно;
  Безопасные бритвы Кисы Воробьянинова;
  Чартерные морские рейсы для миллионеров "ТИТАНИК";
  Спортивный заплыв имени В.И.Чапаева;
  Международный хоккейный турнир на Чудском озере имени Александра Невского;
  Бассейн Кейта Муна;
  Хлопушка Дмитрий Холодов;
  Детская клиника доктора Менгеле;
  Зеркала от Стиви Уандера;
  Тир имени Игоря Талькова;
  Средство борьбы со СПИДом от Фредди Меркюри;
  Гуталин Нельсон Мандела;
  Зубные протезы из Аушвица;
  Гриль капитан Кук;
  Авиарейсы Усамы бен Ладена;
  Воспитатель на дому Андрей Р. Чикатило;
  Ледяные горки "Спартак"-"Хаарлем";
  Ортопедические ботинки доктора Геббельса;
  Общество моралистов имени маркиза де Сада;
  Кулинарные рецепты от Бокассы;
  Кочегарка имени Сергея Лазо;
  Вешалки от Зои Космодемьянской;
  Дом престарелых имени Павлика Морозова;
  Этика и психология семейной жизни. Автор Г.Е.Распутин;
  Марафонский забег имени Алексея Мересьева;
  Как выжить в современном мире. Автор Курт Кобейн;
  Товарный поезд Гастелло...
  
  
  
  Каково мое тело? - вопрошал Op^PaukPPPfeee, - И где сила его держащая? Почему все не так, как надо? Где вы, мусорщики человеческого горя?
  Он заплакал бы, если б смог, но даже затычку вытащить был не в силах, а ее к тому же и не было...
   Сейчас он напоминал человека, складывающего сопли в карман. Мерзость, вертевшаяся в голове, не соответствовала никаким моральным и этическим принципам. Он вновь заорал:
   - Дайте мне насладиться собственной смертью! Подкиньте мне самую гнусную, зараженную проститутку с гниющей, разлагающейся вагиной и вырезанной на клиторе кровоточащей свастикой!..
   Он увидел сидящего за столом человека, который фотографировал свою отрубленную голову, а рядом лежал окровавленный топор...
  
  Сказка:
  Когда-то давным-давно в одной далекой-предалекой стране жила-была Белоснежка. Жила он с отцом и мачехой. Отец любил ее очень сильно, а мачеха обожала по-своему и склоняла ее к сожительству. А девушка отказывалась от ласк ненавистных, мачеха издевалась над ней и подговаривала мужа, чтобы тот отимел дочь не согласную. Но отец не мог пойти на это и плакал по ночам, думал думу горькую, как уберечь девицу нетронутую от насилия скверного. Договорился он с женой бесноватою, что отвезет дитя за город к реке буйной и бросит ее в воды мутные и погубит тем самым душу светлую. Однако не исполнил он слово черное, а посадил дочь в лесу темном, да на пень мшистый, пустил слезу честную и удалился восвояси, скрытно помастурбировав за сосной ближней.
  Не сгинула девица красная, а попала в дом со ставнями грубыми к семи гномам добродушным, которые приняли ее в семью свою как родную. Они кормили и поили сестру названную, лелеяли и берегли ее от зверья лютого. Все бы хорошо, да не тут-то было. Воспитание жестокое сказалось быстро, и Белоснежка глумиться стала над существами мелкими, бить чем попадя нещадно каждого. Бывало снимет штаны семерым и начнет хворостиной охаживать, опустит в корыты с водой протухшей и держит там, пока ножки не задергаются. И еще: уйдут гномы на промысел, а Белоснежка поставит капканы по тропинушкам, да присыпет сверху травкой зеленою. Или напустит в постели муравьев прожорливых, а сама спрячется за печкой и потешается.
  Взвыли гномы воем жалобным, да не справиться им с человечиной...
  Тем временем мачеха почуяла неладное. Серце женское чует подвох и недоброе. Обратилась она к черной магии, к ведьме затемно. Принялась та гадать на камнях самоцветных, на кофейной гуще, на молоке, да на меде. И открылось лицемерие муженька нелюбимого. Воротилась домой злая мачеха, как набросилась на супружника, вцепилась ему в волосья жидкие, часть повыдергла, а оставшаяся часть узлом завязалася. Взмолился муженек о пощаде, когда бить его кнутом жена стала и поклялся, на чем свет стоит, исправить дело недоделанное.
  Нанял он девку гулящую, девку продажную, пригрозив ей расправой державною, объяснил суть дела черного и отправил в лес дремучий с хурмой недозрелой, насквозь ядом пропитанной.
  Пробралась девка порочная в чащобу страшную, нашла домик игрушечный, дождалась, пока свалят гномы шустрые по грибы-ягоды, и скормила хурму отравленную Белоснежке, как скоту голодному, а та от нескромной жадности съела все, не оставив и зернышка. Повалилось тело мертвое и к приходу гномов-тружеников все покрылось вонючей плесенью.
  Устроили братья пляски невиданные, напились от счастья до-пьяну, а с похмелья сколотили гроб хрустальный, но пред тем, как опустить туда тело гниющее, надругались над ним по очереди, разрядив свои стволы крохотные не единожды до последнего...
  А в царстве заморском-диковинном коротал деньки принц-боец перезрелый. И так его чресла разлопатились, что послал он родных - отца с маменькой и пустился в вояж по странам неведомым, чтоб найти себе дыру подходящую. Но везде от ворот поворот принцу давали, иногда словом бранным негожим, но чаще поленом по хребту не гнущемуся. Рукоблудствовал принц-боец неопытный, но достойной дыры не обнаруживал, а однажды забрел в лес, ногами не топтанный и плутал по нему три недели и две ноченьки. А как вышел к дому гномьему, то увидел разврат ужаснейший. Выхватил он меч заржавленный и порубил в капусту обидчиков девицы не схороненной. Лежали гномы убитые и воняли гнусно животами вспоротыми.
  Принц-герой к трупу бросился и осыпал его поцелуями страстными, но слишком поздно прибыл он, верхняя часть оживать отказалася, лишь то, что ниже пояса гопака отплясывало...
  - А была не была! - в сердцах воскликнул принц от желания тайного и спустил штаны свои серебром и златом вышитые...
  
  Сны:
   Вспышки света. По столу скакали три отрезанные головы с усами и бородами, тощий шестируконогий человек-таракан в профессорском костюме и черных круглых очках; люди, сидящие за барной стойкой, после еды превратились в зловонных бородавочников, но и после этого продолжали поглощать неимоверное количество пищи; гигантская старуха на коротких ножках волокла за собой рахитообразного младенца с безумными наркоманскими глазищами; прозрачная слизистая масса полупризрака в пластиковой маске на лице шипела; поезд уполз под воду, по уходящим вглубь рельсам, а водная гладь простиралась, куда не кинь взгляд, попадались островки, на которых жарились под лучами палящего солнца кости вымерших млекопитающих...
   Первый город. Людишки живут припеваючи, ни о чем не думая кроме собственного благополучия, но на самом деле это не город, а корабль с домами, выстроенными в улицы, с заводами и фабриками, здания с развитой инфраструктурой, дороги с бензозаправками, машинами и автобусами, железные дороги со станциями и поездами, и корабль плывет по бескрайнему морю. Жизнь течет своим чередом, день сменяется ночью, недели собираются в месяцы, перетекающие в года, а уважаемый ученый совет объявляет с подобающим этому случаю пафосом, что скоро водопад...
   Второй город. Люди живут в доме, выхода из которого нет, все двери закрыты, а сам он стоит в пустыне, и нет никакой возможности вырваться оттуда. Без вариантов! Здесь все плодятся и размножаются, ходят на работу, коротают время, развлекаются, кто как может, ведут политические дебаты, смотрят в телеэкраны и посещают местные кинотеатры, пишут книги, болеют и умирают в муках, суетятся и лезут на рожон, дерутся и женятся совокупляются и справляют нужды, а сверху надстраиваются новые этажи...
   Один человек работал без отпуска несколько лет, боясь отпроситься у руководства, но вот пришло время, накипело! Он робко вошел в кабинет строгого начальника и дрожащим голосом исспросил разрешения отдохнуть и... получил разрешение без всякого напряжения. На скопленные за годы работы средства он купил турпоездку в одну из западных стран и улетел на белоснежном самолете бизнес-классом. Он отдохнул в свое удовольствие, повидав все чудеса цивилизации, испытав все мыслимые наслаждения жизни, но пришло время возвратиться домой. Человек заснул в мягком кресле, а когда проснулся, почувствовал легкий толчок. Он спускался по трапу один, так как в салоне никого не было. Он прошел по пустому аэродрому, проследовал через пустой аэропорт. Порасторопнее надо быть! - сказал он себе, вышел через стеклянные двери и увидел лишь аккуратно припаркованные автомобили разных иных марок. Людей не было. Огорченно вздохнув, он пошел пешком в свой любимый город, который мог спать спокойно, а вокруг простиралась степь с пожухлой желтой травой, местами переходя в каменную почву, потрескавшуюся на солнце. Долго ли коротко шел человек, только кончился день, наступила ночь, и он оказался возле бездонной пропасти. Приблизившись к самому краю, он посмотрел вниз. Перехватило дух, ведь там он увидел дома, когда-то выстроенные в улицы, заводы и фабрики, разрушенные здания городской инфраструктуры, дороги с бензозаправками, машинами и автобусами, железнодорожные рельсы и поезда, а также кости, сотни, тысячи, миллионы человеческих останков...
  
  
   В баре кроме Куклы-Дрыгонога не было ни одного человека. Играла заунывная музыка, а под ее аккомпанемент толстая сенегальская певица тянула свою бесконечную песню. Удивительна вообще популярность данной особы на одной шестой части земного шара, несмотря на оглупление большинства населения; чего только стоит высказывание всезнающего Варлама Зильберштейна: Эта певица - первая исполнительница песни "Besame mucho", хотя ее написала некая шестнадцатилетняя Консуело Веласкес в 1941 году после прослушивания арии одной оперы, с ее исполнения начинали "The Beatles", ее пели Элвис Пресли, Луи Армстронг, Элла Фитцджеральд и даже Государственный хор Советской Армии под управлением Александрова. А вы говорите Сенегал... Итак Кукла дрыгал ногой в такт ее пению, поглядывая в открытое окошко, за которым ласково улыбалось летнее солнышко. Время от времени он постукивал пепельницей по деревянному столу, сзывая словно голубей-тунеядцев работников заведения, которые приносили ему явства одно за другим, каковых в меню нельзя было найти ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо еще. На улице возле окон бара остановился автокран - десятитонный МАЗ-ИВАНОВЕЦ с гидравлическим приводом. Расторопные стропальщики ловко отцепили здоровенный крюк, а крановой стал выдвигать стрелу и разворачивать башню. Кукла задрыгался пуще прежнего, затряс головой и подозвал своего "любимца" Моппса, которого когда-то чуть не прибил в приступе маниакально-психопатического припадка.
   -Что это за ерунда!? - спросил он, как обычно скривив рот, - Разберите-е-е-ееее.........
  Но не успел он закончить фразу, как стрела крана въехала в раскрытое окно и снесла его голову.
  Насаженная на конец стрелы, там где располагается датчик ОГП, криворотая голова продолжала выкрикивать фразы:
   -Что это за ерунда!?.. Разберитесь!... Что это за ерунда!?.. Разберитесь!.. Что это за ерунда!?.. Разберитесь!..
  Ноги обезглавленного тела продолжали дергаться, рука отстукивала ритм, а негритянка продолжала ныть из потрепанных колонок....
  Крановщик подал назад, голова слетела на пол, ударилась о плитку и прокатившись пару метров, остановилась у лестницы, по которой поднимался Егор Петрович.
   Официант Моппс, бармен Лемур и лысый администратор в испуге суетились в другом зале. Шеф-повар Кутюрье варил похлебку, посудомойка чистила сковороду.
  И все они разом услышали громоподобный голос начальника:
   -Что у вас тут творится? Скажите уборщице, чтобы прибралась в этом зале, пока народу нет...
  Все выглянули из арки, а Егор Петрович с горящими глазами играл в футбол оторванной головой.
  По телевизору шел рекламный блок:
  "Двенадцать сортов виски - один рецепт".
  "Известный певец: Наконец-то выходит мой новый альбом, в который как всегда войдут мои старые добрые песни".
  "Хор мужчин и женщин поет патриотическую песню, широко раскрывая рты, из которых распространяется несвежее дыхание. Стоит кислая перегарная вонь. Сидящие в зале люди затыкают носы, сморкаются, чихают, портят воздух от натуги и швыряют в певцов пачки с жевательной резинкой. Жуйте, и освежите свое дыхание!"
  "Квартира в "хрущевке". Рабочая семья. Голые дети копаются в дерьме, возятся в моче среди мусора и объедков. Шикарная квартира в Алых парусах. Хорошенькие ухоженные детки играют с дорогими игрушками. Они чистенькие и довольные в погузниках. Родители протягивают им вкусности. Все о^кей!"
  "Да здравствуют лесбияны и гомосечки!"
  
  
   Я вырвал ноздрю старику-инвалиду
   И ядом дохнул ему прямо в лицо...
  
  
  
  
  8
  
  
  
   Он зашел в магазин за продуктами, засунул рюкзак в ячейку для вещей под номером семнадцать, взял корзинку и пошел вдоль стеллажей, где размещались, разрекламированные в пух и прах товары. Глаза разбегались от видимого изобилия, но нужно было точно следовать имеющемуся списку, составленному заранее супругой. Количество денег соответствовало перечню. Молоко, сок, йогурты, шоколад, пельмени, сосиски, колбаса вареная, колбаса копченая, что-нибудь к чаю, печенье, например, три килограмма картошки, кочан капусты, две-три моркови, полкило лука репчатого, зеленые яблоки, апельсины, зелень: укроп и петрушка, десяток яиц, хлеб белый порезанный, минеральная вода... Остальное есть дома. Рука напряглась от тяжести, и он подумал, как трудно будет донести все это до подъезда, может лучше взять машину за тридцать рублей и подкатить с ветерком...
  С такими мыслями он оказался у кассы, и неприветливая кассирша тупо уставилась на вываленные продукты.
  А ему вдруг стало плохо...Голова закружилась, сердце стало биться неритмично, закололо в боку, ноги подкосились, в глазах потемнело, веки опустились, закрывая весь белый свет...
  Сколько он пребывал без сознания, никому не ведомо, но когда очнулся, увидел, что находится на том же месте перед кассой и смотрит на продукты, возвышающиеся необъятной горой на черной дорожке.
   - Извините, минутная слабость! - вежливо произнес он и только сейчас заметил, что перед ним никого нет.
  Он испуганно оглянулся по сторонам и с ужасом понял, что он один в магазине.
   -Эй, кто-нибудь! - позвал он, но лишь приглушенное эхо вторило ему.
  Потоптавшись несколько минут на месте, он собрал продукты в белые шуршащие пакеты и вышел на улицу.
   Смеркалось. Тщетно он высматривал машины на проезжей части, все вокруг замерло. Чья-то нервная рука нажала "паузу".
  Делать нечего, он пошел к дому пешком, а пройдя около пятисот метров, уперся в собственный подъезд. Открыв кодовой "таблеткой" дверь, он приблизился к лифту, слава Богу, тот исправно работал. Напрягала потусторонняя тишина. Поднявшись на этаж, он проник в квартиру. Во всех комнатах, а также в ванной, туалете и на кухне горел свет, работали все телевизоры и комп, но никого не было. Он трижды позвал, еще раз обошел все помещения - никого.
   Он обратил внимание, что по всем телевизионным каналам показывали пустые телестудии, где кипы бумаг, разложенных на столах, еще больше подчеркивали отсутствие телеведущих. Он схватил пульт и стал переключать каналы. Кое-где транслировались старые фильмы, и это радовало, но с места событий - голые улицы городов и сел, забытые дома и парки. Он снял телефонную трубку, но куда позвонить решил не сразу. Он набрал номер "100", и механический голос робота-женщины сообщил ему, что точное время 20 часов 12 минут 21 секунда. Он позвонил на работу, ведь в такое время ресторан еще работал, но после тридцать седьмого звонка понял, что это гнилое занятие. По записной книжке он обзвонил всех родных, знакомых и малознакомых, но результат был тот же самый. Достав из аптечки стеклянную баночку таблеток валерианы, он съел все содержимое, т.е. одиннадцать штук... Как вырубился, он не помнил, но, проснувшись, понял, что уже утро.
   -Мне все приснилось! - воскликнул он, но по-прежнему пугала давящая тишина...
  Оказалось, что прекратилась подача электроэнергии, этим объяснялось отсутствие света, кроме того отключился телефонный аппарат, да и сотовый тоже умер.
  Он спустился по лестнице пешком и вышел на улицу.
  Все было легко узнаваемо, но настолько чужое, что хотелось плакать...
  Немного покопавшись с дверным замком и замком зажигания близстоящей машины, он завел ее и тронулся с места. Мчась по безлюдным улицам, он отметил, что вокруг нет бродячих собак и кошек, даже воробьи и голуби исчезли без следа...
  Несколько дней он скитался по знакомым улочкам, посещая места, где когда-то жил и работал, но ничто не приблизило его к разгадке. Он оставался один. И вот он стоял на железнодорожном вокзале и прислушивался.
  Странный (сейчас) звук трогающегося поезда привлек его внимание. Он побежал на шум, спотыкаясь о тележки грузчиков, сбивая урны и отшвыривая в стороны картонные коробки. Наконец он увидел, пассажирский состав только-только сдвинулся с места и его вполне можно догнать. Он усилил движения и догнал-таки последний вагон. Прыгнув на подножку, через секунду он был уже внутри...
  
  
   В ресторане все было хорошо. Народ отсутствовал, и работники расползлись по угла как насекомые. Кто-то смотрел телевизор, сидя за стойкой, кто-то задремал на диванчике у камина, кто-то играл в игры на мобильнике, устроившись возле плиты на кухне, кто-то спал на столе в подсобке, а оставшиеся собрались в маленьком зале и перемалывали косточки тому, кого сейчас с ними нет.
  Вдруг, откуда ни возмись, появилась гоп-компания и с шумом и скрипом расположилась за одним из столов. Все забегали и заняли боевые позиции. Пришедшие люди показались очень знакомыми, но из-за густых черных бород и за большими черными очками узнать кого-либо конкретно было трудно.
  Стал стекаться народ, и началась настоящая запара. Всех нужно усадить, принять заказы, подать все вовремя и не облажаться! Официант Механик поднимался по винтовой лестнице, неся на подносе немыслимое ассорти, предназначенное очень важным гостям: лягушка в шкуре, рак, панцирное существо, недожаренная рыба и еще какие-то морские гады. Разогрев это в микроволновке, Механик ловко подхватил поднос, но в толчее удержать равновесие очень сложно, тогда он решил съесть по дороге большую часть продуктов. Он запихнул в рот рыбу, но чешуя мешала жевать на ходу, нужно было выплюнуть, но куда? - везде люди. Краем глаза отмечая живописных бородачей, Механик устремился к раковине и принялся рыгать туда. Официант Моппс и повар Эжен игнорировали эти действия, а Эжен умышленно открыл дверь для обозрения, и тогда администратор отвесил Моппсу затрещину:
   -Сделай это - СРОЧНО!!!
   -Но у меня - заказы! - шепнул Моппс.
   -Плевать!!!
  Он кивнул Механику, а у того изо рта текла розовая жидкость. У самого администратора точно такая же жидкость потекла из носа и из ушей. Он вытер все рукавом белой рубашки и важной походкой пеликана пошел мимо столиков, раскланиваясь и здороваясь с сидящими и стоящими:
   -Здравствуйте!.. Здравствуйте!.. Как ваши дела?.. Что-то давненько вы к нам не заглядывали!?.. Здравствуйте!.. А-а-а! Вы у нас уже были!!!..
  На некоторых столах лежали документы, и омерзительные лица склонились над ними, пытаясь вникнуть в смысл написанного, да тщетно. И только работники заведения четко разбираются во всех документах и точно знают, что им надо делать, кому и чем помочь.
  На пороге бара застыла группа грязных панков, но вопреки всем правилам их задержали бородатые и очкастые люди, те, что пришли первыми. В изысканно-вежливой форме, с элементами высокого штиля панки объяснялись с ними, но администратор, превратившись в профессора Ободзинского, схватил Моппса за воротник и вытащил на улицу.
   -Здесь, среди этого, пропитанного террористическими идеями люда, друг мой, нам с тобой нечего делать! - многозначительно подняв палец молвил профессор.
  Они быстрым шагом удалились от бара и свернули в темные лабиринты бесконечных центральных улочек. Жара нестерпима., пыль залезала в рот, нос и глаза, белые оштукатуренные здания буквально дышали огнем, а мелкий песок засыпал потрескавшийся асфальт.
   -Срочно укрыться!
  Профессор Ободзинский и Моппс зашли в полуразрушенный дом и побрели по комнатам.
   -Никого нет, - сказал Моппс.
   -Даже мышей и кошек, - вторил профессор.
   -Нет, кошка есть! - Моппс указал на лежавшую в углу кошку, к соскам которой прилипли три разношерстных котенка.
   -Три, - разочарованно произнес профессор Ободзинский, - а я думал будет семь или пятнадцать.
  С этими словами он попытался приблизиться к кормящей кошке, но справа загорелись красные глаза кота-охранника, и профессор отступил. Он заметил в углу стеклянный туалет и юркнул туда и пока отливал, наблюдал в раскрытое окно, как по улице бесшумно двигались жуткие тени, сотни жутких теней. Террористы! - мелькнуло в профессорской голове...
   -Убираемся отсюда!
  Они выбрались в город и направились по движению малочисленного транспорта до пересечения со свободной улицей. Кое-где попадались кучки людей в меховых шубах и шапках, а рядом с ними гадили не то ослы, не то верблюды. На перекрестке высокий милиционер в белой парадной форме регулировал несуществующее движение автотранспорта. Он показал жезлом возможность прохода, и профессор Ободзинский тут же попал под чьи-то копыта.
   -Нам бы пристроиться за этими людьми, - взмолился Моппс, вытаскивая профессора с проезжей части, - может быть удастся пройти.
  Они влились в толпу и очутились у длинной железной лестницы, похожей на корабельный трап, а внизу стоял монгол-страж в доспехах, со щитом и копьем в руках, в островерхой шапке, с саблей на поясе. Монгол громко бубнил по-своему, а толпа возбужденно кивала ему в ответ. И тут все взоры устремились на нашу парочку. Моппс в испуге поднял руки вверх и заговорил на непонятном языке (он всегда отличался способностями к языкам). Его обыскивали очень тщательно, а профессор Ободзинский, указывая на Моппса тростью, приговаривал:
   -Здесь посмотрите! Тщательней выворачивайте карманы!
  Монгол сощурил и без того узкие глазенки и выхватил саблю. В руках профессора сверкнул меч, и началась схватка. Профессор интеллигентно наносил удары сопернику и вскоре выбил оружие из его кривых ручонок. После этого он нанес три глубоких раны на груди монгола и с разворота снес ему голову. Ко всеобщему изумлению оказалось, что это была женщина, и когда одежда свалилась к ее ногам, Моппс мысленно потирал руки обо что-то, но дело-то в том, что женщина бала восковая, а кровоточила как настоящая.
   -Бежим! - закричал профессор Ободзинский.
  Сквозь большие новые окна на них томно уставились точно такие же голые восковые женщины. Их были сотни...
  
  
  Они живут рядом с нами: маги, берсерки, орки и гоблины, тролли, эльфы, ожившие мертвецы и вампиры. Нужно только вовремя разглядеть их в толпе, иначе однажды они начнут свою отчаянную атаку, и они обязательно выиграют эту войну!!!...
  
  
  
  
   ================= конец третьей част
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Ворожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияШторм моей любви. Елена РейнОсвободительный поход. Александр МихайловскийПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"