Южанин Сергей Егорович: другие произведения.

Монополия Моралиста

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало второго текста из символического цикла "Семь смертных грехов"

  МОНОПОЛИЯ МОРАЛИСТА (НАЧАЛО)
  2.ГНЕВ
  
  2.ГНЕВ
  
  Посвящается Сергею Ш, который сам того не зная, подсказал мне идею этого
  текста. Его уже давно нет с нами, но я помню о нем. Спасибо, Серега!
  
  МОНОПОЛИЯ МОРАЛИСТА
  
  "Человек - это не идея, Рамбер...
  ...-Нет, идея не бог весть какая,
  как только человек отворачивается
  от любви. А мы-то как раз не способны
  любить."
  
  А.Камю "Чума"
  
  "Когда понимаешь, что все правильно,
  не станешь выходить из себя."
  
  Р.Брэдбери "Завтра конец света"
  
  "Хочу простых манер, простых речей,
  В которых жизнь клокочет площадная, -
  Ищу их, блеск салонный презирая,
  Блеск острословья, модный у хлыщей"
  
  Генрих Гейне
  
  "Я вижу, как эта особая раса громит вселенную,
  переворачивает все вверх тормашками, ступает по слезам и крови,
  и ее руки простерты в пустое пространство - к Богу, до которого
  нельзя дотянуться... Человек принадлежащий к этой расе, должен
  стоять на возвышении и грызть собственные внутренности... И все,
  что менее ужасно, все, что не вызывает подобного потрясения, не
  отталкивает с такой силой, не выглядит столь безумным, не пьянит
  так и не заражает, - все это не искусство. Это - подделка."
  
  Генри Миллер "Тропик Рака"
  
  "...И когда-нибудь Сильвестр отпустит мне комплимент. Он скажет,
  стряхивая пепел с сигареты: "А знаете, вы пишите совсем недурно...
  Постойте, вы, кажется, сюрреалист?"
  
  Генри Миллер "Тропик Рака"
  
  "Критик:
  - Какая прекрасная вещь! Какое видение! Какая экспрессия!
  Художник:
  - Да! А это ведь как раз то место, о которое я вытираю краски."
  
  Анекдот
   Том 1
  ЧАСТЬ 1
  
  Гоголь, Толстой, Булгаков, Миллер, Солженицын, Кафка, Фолкнер, Салтыков-Щедрин, Оруэлл, Батай, Замятин, По, Гофман, Бальзак, Лавкрафт, Мережковский, Бланшо, Набоков, Андреев, Шекспир, Олдингтон, Грасс, Во, Кэрролл, Хармс, Свифт, Хаксли, Фриш, де Сад, Гауф, Анненский, Нерваль, Леклезио, Роб-Грийе, Берроуз, Грин, Блок, Маяковский, Берджес, Карпентьер, О^Генри, Орлов, Беккет, Ионеско, Джойс, Манн, Достоевский, Цвейг, Гинзберг, Керуак, Дик, Уэллс, Уайлд, Платонов, Арагон, Бретон, Камю, Ремарк, Руссель, Лотреамон, Дал, Элюар, Амаду, О^Брайен, Брэдбери, Моравиа, Амаду, Чапек, Ерофеев, Войнович...
  Знакомы ли вам этми имена, о вы, ублюжьи рожи достатка? Я презираю вас всех до одного от пяток до кончиков волос. Вы - зажравшиеся свиньи, в вас плюю я своей мерзостной слюной, подобной кислоте, разъедающей довольные и сальные умы. Вам - мое излияние. Для вас я мараю листы, тщетно надеясь, что вы возненавидете меня, а кто-то встрепенется и воскликнет: ОЙ! Я сам ненавижу вас и пытаюсь изнасиловать ваше сознание. Мое желание настолько сильно, вызывает нестерпимую головную боль, почти парализующую меня, и судороги бегут по телу. Я швыряю на бумагу грязные фразы и стряпаю что-то, желая вызвать ответные эмоции. Я выставляю напоказ себя, я пропихиваю свое Я между строк, и это разрушает мой внутренний мир до основанья, а затем?..
  Я уподобляю себя себе, и из этого ничего не выходит, а злая собака внутри меня рычит: Уподобляйся другим.
  Зачем я говорю все это? Не знаю, но, трепещите, оболваненные преуспеванием и зажатые бытом, шипите, игнорируйте меня, сиюминутные принцы и старомодные принцессы! Вы уже вышли в тираж... А я выхожу на тропу словоблудия! Я забодаю вас рогами вторичности и самодовольства. Кто не существует во времени, тому негде искать пристанища, и потому я цепляюсь за время, точнее привязываюсь и прилипаю к нему, чтобы затем резко оборвать всякую связь. Я и никто другой нарушаю порядок вещей вчера, сегодня и завтра. Я не упрям, я ищу новое, но оно зачастую оказывается старым и давно забытым, а я продолжаю карабкаться по ступенькам и выхожу в мир с другой стороны. Кто я такой? Роберт Фишкин или Борис Таскин? Какая разница!? Живоклыки! Вам не дано разрешить эту задачу. Не имея возможности физически воздействовать на вас, ведь подавление - цель государственной машины, а я лишь прыщ на чьем-то потном теле, чирий, фурункул, я хочу уничтожить вас морально, и в конце концов раздавить словно гниду.
  Я прозреваю постоянно, каждодневно, ежечасно и ощущаю, что мир не изменить. Можно попытаться нажать на тормоз. Сморкаясь в сторону, я вызреваю, а червь точит, точит, точит. Пороку всегда и везде есть место, заплати по счетам и обретешь покой. Но успокоены ли покойные? Сознание всегда беспокойно, и если душа бессмертна, то...
  Смейтесь, придурки, на ваших глазах расцветает увядшая роза, утренние росинки охотно превращаются в алмазы. Я понял одну истину: твори в угоду себе, ни на кого не обращая внимания, только так ты достигнешь невообразимых высот, и увидишь их ты и никто более. Но этого вполне достаточно. Способны ли другие оценить твой труд, да и тебя самого? По барабану! Наплевать! Смой унитазную воду!
  Кто есть более малограмотен, чем россиянин? Никто. Кто жаждет больше узнать? Он же. Кто желает истязать и быть истязаемым? Увы! А кому же выгодно, чтобы люди мало знали, мало читали, чтобы они пили, гуляли, рвали друг друга на части!? Довольно!
  Принимайте порцию слабительного и идите в сортир и там принимайтесь за чтиво. Я злорадствую...
  
  ...Я выбрался из канализационного люка и увидел абсолютно голого мужчину с сигарой в зубах. Мужчина дрожал от холода и таращился на видеомагнитофон, привязанный к водосточной трубе.
  - Где здесь выход? - спросил я, не ожидая вразумительного ответа.
  - Выхода нет, - загадочно прищурил глаз обнаженный, - In through the out door!* - он имел в виду название "глыбы, еще полностью не окаменевшей, доисторического чудовища короткой эпохи рока, тысячеваттного птеродактеля, наконец, музыкальной домны, первой излившей тяжелый металл для шестиструнного проката - группы "Led Zeppelin"**. Он указал рукой на, пролетавшие на высоте четырех-пяти метров, недопеченные блины, размером с хороший самосвал, - Взгляните, уважаемый, там тоже - цивилизация, но она более интеллектуальна. Эти гуманоиды не испражняются на площадях и проспектах.
  Я посмотрел на новую партию блинов и, подпрыгнув, зацепился за ближайший из них. Меня понесло вперед, причем скорость увеличивалась, и я успел заметить, что голый мужчина приветливо машет мне рукой, забыв про свою дрожь.
  ------------------------------------------- ------------------------------------------- -------------------
  *- вход через выход (англ.); ** - слова Севы Новгородцева
  ------------------------------------------- ------------------------------------------- -------------------
  До сих пор не пойму, откуда взялось столько силы в руках, но я подтянулся и забрался на блин, оказавшийся гораздо больших размеров, нежели я ожидал.
  Ого! - подумал я и увидел множество маленьких существ, отдаленно напоминавших людей, хомяков и червяков вместе взятых. Они суетились вокруг, но при внимательном рассмотрении в их действиях наблюдалась еле уловимая упорядоченность.
  Я хотел хотел возмутиться чему-то особенно жуткому, однако из сдавленного горла вырвался противный звук: МУУУУУ-УУ-У!
  Я шептал слова полузабытой молитвы, и тут наше средство передвижения наткнулось на радугу. Раздался оглушительный треск, звон разбиваемого стекла, скрежет железа, и я кувырком полетел вниз. Ускорение, сообщаемое моему телу силами гравитации, неумалимо влекло меня к земле. Я подкручивал далианские усы и напевал бездарную песенку, сочиненную доморощенным музыкантом С.С.:
  
  Жизнь, увядшая в памяти лета
  Мысль неприметна,
  Но мечется день в декабре.
  Исполненье желаний,
  Кругом полупьяные люди,
  Не люди, а просто субъекты.
  И только семнадцать средь них
  Спешат разобраться со словом
  И выстрелить в пропасть среды.
  За ней умирающий рыцарь,
  А с ним новоявленный призрак болот
  Утирает целебное время.
  Не встать!
  Не увидеть зари!
  Не вспомнить житейские драмы!
  К ручью подзывает предатель
  И смотрит.
  И смотрит вперед
  Астронавт, выходящий в пространство.
  Не знаю, к чему мы спешим.
  Слова,
  но слова ни к чему.
  Однако в стране передела
  Рискуют Орфей и бродяга,
  Исконные, лучшие, первые.
  Они безвозвратно утеряны
  И неоднократно проверены
  И к краю могилы подтянуты.
  Но там покосившийся памятник.
  Дрожь...
  Тень на лице правдолюбца
  В высоком бурьяне.
  Одно расстоянье.
  Его предстоит одолеть.
  
  Хо-хо! сказал я и шлепнулся в тарелку, полную тайн, поскольку там шуршали пионеры и беседовали похотливые старухи, сообщая по местному телеграфу новости противостояния и обновления. Я вытащил за уши розового зайца, и тот больно-пребольно укусил меня за палец. Я побежал, но не пробежав шести ярдов, врезался в водосточную трубу, к которой был привязан видеомагнитофон. Голый мужчина стоял тут же рядом и хитро ухмылялся.
  - Что, нагулялись? - говорил он почему-то моим голосом, - Вы думаете, это все? Отнюдь! Все только начинается.
  Его рука с горящей сигарой стала тянуться ко мне, и скоро огонек коснулся моей шеи. Меня пронизали ужас и боль...
  
  Я стукнулся головой о стол, настольная лампа грохнулась и обожгла мне шею. Я протирал глаза и ворошил в памяти обрывки сна. но сон ли это? Я попятался упорядочить все на бумаге, но выходила явная чепуха.
  "Банда нападает на поезд во время гражданское войны. В плен попадает молодая раненая большевичка. Казачий атаман и два его лучших друга влюбляются в нее.
  Новый налет и захват еще одной женщины, которая тут же влюбляется в одного бандита, но видя, что тот волочится за большевичкой, начинает ревновать.
  Однако после выздоровления (ранение, тиф...) большевичка остается в банде.
  Советская власть торжественно шествует по стране. Странные метаморфозы происходят с казачьим атаманом и его друзьями. Они на глазах тают словно воск. Вот что делает любовь! И на совете банды выносится решение сдаться. Большевичка, отныне участвующая во всех делах отряда, горячо поддерживает решение, но один из друзей против, тем более он понимает, что ему окончательно и бесповоротно не повезло в любви. Он тайно уводит часть банды, а спустя несколько дней захватывает в плен атамана.
  Большевичке и третьему другу удается бежать.
  Бандиты уже собираются расстреливать плененного атамана, но тут после небольшой схватки его освобождают свои.
  Объединившись, друзья отправляются к совдеповским властям. Их отпускают с миром, и друзья с подругой садятся в поезд, чтобы ехать до Москвы. на поезд, как и должно было случиться, нападают остатки недобитых бандитов. Пуля едва не сразила большевичку, но ее грудью прикрыл друг атамана. И тут выясняется, что девушка любит только казачьего атамана и никого более.
  Расстроенный таким поворотом дел, друг выходит покурить в тамбур и устраивает потасовку с красноармейцами, в результате которой он убивает солдат, достает свой обрез и со слезами на глаза спрыгивает с поезда...
  Он видит в другом вагоне рыдающую женщину, ту самую, которую захватили в плен во время второго налета...
  Поезд останавливается на полустанке, и атаман с большевичкой выходят, чтобы вернуться к своим...
  А в канаве лежит друг, застреленный прямо в сердце...
  А далеко-далеко видна удаляющаяся женская фигура..."
  Когда я мог все это видеть? Когда-то. Как-то. Да и видел ли я это во сне или придумал, как и все остальное, включая свою картинную жизнь!? Я задумался...
  
  30. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.
  31. Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам;
  32 Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем.
  33. Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым; ибо дерево познается по плоду.
  34. Порождения ехидны! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста.
  35. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе; а злой человек из злого сокровища выносит злое.
  36. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда:
  37. Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься.
  
  Матф.12.
  
  Я взглянул на часы. 22-15. Пора. Я встал, встряхнул последний сон, потянулся, накинул куртку, взял рюкзак и вышел в вечерний город.
  
  9.05.1992 года. День Победы! Погода стоит отменная. Дай, Бог, чтобы она была такой же завтра; предстоит поездка к М.Холодкову. Голова идет кругом. Что я думаю? О чем я мечтаю?
  Вчера работал на полную катушку. Составил альбом эротических коллажей "Натуристка", почти закончил серию рисунков к "Миру шедевров". Сегодня планирую доделать, но на все Его воля. Если ничего не случится... Ловлю себя на мысли, что это - дурацкая фраза, по-дурацки звучит. "Если", "как-то", "что-то", "почему-то". Аж зло берет! Ну да ладно! Начал стряпать фото-рисунки... Печатаю заведомо-некачественные фотографии (преимущественно снимки с телеэкрана) и по ним карандашом, ручкой, фломастером, реже тушью наношу рисунок, иногда повторяя изображение (насколько возможно), но чаще придумывая совершенно сюрреалистические композиции. Не слишком ли много задумал? Не думаю. Мысли путаются, голова забита, чем попало.
  Мое послание, отправленное в Никуда, не дошло к праздникам, т.к. почта не работала. Им, видите ли, тоже отдыхать нужно, как и другим! Давайте ко всему прекратим выпуск продуктов по выходным, и все станет на свои места. Идиотизм! Скорость отсутствует. Живу лишь мечтами и надеждами. Таков принцип.
  На улице встретил бывшего одноклассника. Он сильно похудел, позеленел даже, а ведь раньше был не плохим музыкантом, сочинял песни. Семья съела. Что за жизнь! Говорит, что наш общий знакомый не работает, лабает музычку, пару веще вроде как сделал на мои стихи. Я возгордился, но виду не показал. Кремень! Представляю, как изуродованы мои тексты, оригинал вряд ли узнаешь. Но когда-то я сам разрешил ему делать все, что угодно. А Брюсов или Анненский!? Какое мне дело до них!?
  
  ...Я бреду по улице, и майский холодок пробирается под куртку. Я чувствую озноб, но продолжаю листать страницы памяти. Дело в том, что Я - настоящее подобие плохого магнитофона. Днем накручиваю, записываю, потом перематываю назад и начинаю воспроизводить, причем клочками, урывками...
  Я смотрю по сторонам и вижу пошатывающихся мужчин, осчастливленных спиртным, спешащих женщин, запоздалых ребятишек и замерзающих сплетников-пенсионеров. Пора вам всем по домам! - хочется заорать мне, но я воздерживаюсь и спокойно прохожу мимо. Всегда бы иметь такое спокойствие!
  Моя работа только начинается. Добытчик я или где?.. Вот подвернулась удобная длинная палка, я хватаю ее и теперь в моих руках орудие вроде миноискателя сапера...
  
  Любил ли я древнюю литературу?..
  Я вонзил штекер в ячейку мозга и стал искать там связь между настоящим и прошлым. Выплывая словно тетрадные листы, передо мной предстала Литература эпохи Римской рабовладельческой республики III-II в.до н.э.
  1. Плавт - литературный деятель, автор 130 комедий; до нас дошли 20 - памятники народного языка. Примеры:
  "Амфитрион" - близнец "Фигаро" Бомарше;
  "Менехемы" или "Близнецы" - прототип "Комедии ошибок" Шекспира;
  "Ослы" (затрагивает отношения между богатой женой и зависимым мужем).
  2. Теренций - придворный поэт, культивировавший чистоту и изящество речи.
  "Евнух" (комедия).
  "...несообразностей полна любовь:
  обиды, подозрения,
  вражда и перемирие,
  и вновь война,
  и мир опять!
  Всю эту бестолковщину
  толковой сделать -
  все равно,
  как если бы
  ты постарался
  с толком сумасшествовать!"
  =========
  "...и день и ночь люби меня,
  тоскуй по мне.
  Мной грези, думай обо мне и жди меня,
  Мной радуйся, надейся на меня,
  Со мной вся будь,
  Отдай мне душу так, как я тебе..."
  
  Я потрясаю головой и окунаюсь в сонное царство деревьев. Где это я? Какой-то лесопарк. Как меня сюда занесло? Вот тебе и раз. Я плутаю с полчаса и натыкаюсь на трухлявый пень. Нужно подумать. Только бы не уснуть, а то утром опять будут неприятности.
  
  10.05.1992 года. Закончил альбом "В мире шедевров" вместе с рисунками. Рисунки не слишком удались, но уж какие вышли! Что сделано, то сделано!
  Дописал стихи к фото-альбому и решил оставить название без изменения. Чего изощряться!
  Работа проделана большая, не все из задуманного сделано, но кое-что исполнено с помпой... Вот так загнул!
  Рука чесалась все утро. Деньги как магнит, главное, главное, разумно использовать свое электрическое поле.
  Что можно сделать за один день? Все! Или ничего. Можно плевать в потолок, сиоркаться в подушку или натирать зад керосином. Пан или пропал! Смейся, если не плачешь. Улыбайся, коль вода не замерзла. С облегчением, господа! Я устал от повседневной хрюкоты и заискиваний перед судьбой. Кто даст толчок, кто пинками погонит меня к проруби, чтобы я окунулся в нее с головой и вылез заиндивевшим, как сноб? Бесполезные советы, бесполезные автографы самому себе. Обидно...
  Весь день по ТВ крутили военные фильмы. "Женя, Женечка и "Катюша" с Далем в главной роли, по сценарию Окуджавы запомнился больше остальных, хотя конец немного расстроил, все же комедию хотелось бы видеть комедийной...
  SNC. Ведущая Анастасия: отсутствие дикции и такта. Сплошные жаргонизмы и блатонизмы. Фальшивишь, сестра! Не прикидывайся своей в доску! Не получается...
  Читаю "Архипелаг ГУЛАГ" с опозданием на восемнадцать лет, но сила...
  
  ...Цветные шарико-подшипниковые руки. Бросьте вы наставления! Я извлекаю из-под куста целую бутылку водки. ЕЕ наверняка оставили те трое, которых я вовремя заметил, ведь у них был очень угрожающий вид. Ну а теперь я - хозяин положения. Я один на один. Стакан? А на хрена мне стакан. По-тихоньку, по-маленьку. Как приятно обжигает горло. Вначале хочется блевать, но я сдерживаюсь, и вот наконец провалилась! Следующая доза идет легче, а потом...
  
  Я встряхнул запотевшее тело и опустился в канализацию, где сопели вчерашние партизаны со звериным оскалом ветеранов ВОВ. Мыслимо ли это, оборвать праздную жизнь в самом расцвете, перед отправлением в мир иной. Партизаны извергали молнии и морщили обнаглевшие лбы. Они верили в наступление светлого вчера, а кошмарное сегодня ударило их по яйцам, схватило за старческий кадык и прижало к шершавой стене. Они выпучили бельма и рыгали как чумные псы, но в словах звучала постоянная угроза. Партизанская совесть требовала прибавки к пенсии и доппайков. Насрать на то, что подыхают от голода дети, а женщины рожают в нечеловеческих условиях. Они были еще воинственны, но уже не настолько сильны, чтобы одолеть меня. Я боднул старикашку с усами Чапая, пнул ботинком дряхлеющего героя, растолкал локтями группу патриотов, и они разможжили свои тупые головы о трубы. Харкаясь направо и налево, я углублялся в тоннель. Проходить становилось труднее, но я люблю трудности, и сон размашисто хлопал крыльями, пропуская меня дальше и дальше. Я ни за что не пробрался бы назад, но теперь я стоял в центре зловония, среди гниющих трупов партизан и наслаждался предсмертными криками. Я зачерпнул слизь в ладони и заметил там ордена и медали. Я с презрением отшвырнул их в кучу копошащихся изгоев и завизжал как крыса. Мне сиюминутно грезились попойки и поминовения павших. Они ли это?
  Я видел быстрые сны по пути туда и оттуда. Шепелявая память блестела где-то в печенке, отчего я согнулся и уже тряс волосами, подметая тоннель и разгоняя тараканов и мышей. Мерзкие сверчки, которых я никогда не видел, скакали через ноги и вступали в бой с тараканами. Битва длилась двадцать три минуты, ровно до девяти часов тридцати семи с половиной минут. Я остановил секунду и щелкнул пол будильнику. Прозвенел звонок, и он вернул меня к действительности. Сопливые кривоногие манекенщицы вели по гнусной канаве гниловидного подростка-мутанта с задницей вместо головы. Из ануса торчал семнадцати-сантиметровый градусник. Уродливые девушки любовались спутником и сладострастно гладили его лодыжки. Им нравился этот многозначный член! "И тут я вынужден рассмотреть вопрос в философской плоскости: кому нравится поп, кому - попадья, а кому и - попова дочка!"*
  Насколько важно не забывать истоки, я понял в тот миг, когда зловоние усилилось, и на меня стали течь нечистоты. Я умылся дерьмом и уставился на экран забытого сантехниками телевизора. Гады не выключили его, и я вынужденно наблюдал отвратительные хари телекомментаторов, верещящих о свободе, равенстве и братстве. Чтобы вы поперхнулись своей свободой! зарычал я и ощутил легкое удушье. Передо мной щетинилась лестница. "Stairway to heaven"** - подумал я.
  В первый раз я услышал "Led Zeppelin" году эдак в 1976. Что это были за ощущения, описать невозможно. Я как завороженный внимал каждому звуку гитары, ударника и баса. Я наслаждался голосом Планта. Подобного никогда раньше мне слышать не приходилось... "Лестница в небо" поднималась вместе со мной, нарастал звук и темп музыки, перерастая в оглушительный рев. Голос поднимался до небывалых высот, уносившись в небеса, а затем все стихало. В ушах стоял пронзительный вой, а сознание растворялось в нереальности. Были и другие диски: "Houses of the holy", "Presence", "Phisical graffitty"... Я любил "Led Zeppelin". Я обожаю "Led Zeppelin" и сейчас... Смычок по струне... Ударник... Девятипалый гитарист...
  К чему я все это? Ах да! Лестница. Обрывки сна. Обрывки речи. Сейчас как вытащу из ремня штаны! Мигание смешнее мычания...
  Я вытащил подслащенную безобразием боЖку наружу и наткнулся на запрещающий знак.
  Я предстал человекоподобным зародышем, находящемся в утробе матери. Я все слышал, все ощущал, но ничего не видел и не мог ничего сделать для своего освобождения. Я пытался дать о себе знать и колотил руками и ногами в живот изнутри, я толкался головой, но мать лишь постанывала от боли и жаловалась отцу. Что я мог предпринять!? Я заперт в темнице...
  Можно ли спастись молитвой?
  
  5. ...когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться пред людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
  6. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
  7. А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;
  8. Не уподобляйтесь им; ибо знает Отце ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.
  
  Матф.6.
  
  ...Бутылка была разбита вдребезги, а голова трещала как фанера. Откуда эти мысли? Ведь я никогда не был этим, как его... Забыл.
  Я посоветовал себе замолчать и прибрать к рукам свое свинство. Утерев засохшие слюни, я взглянул на часы, и в циферблате отразилась моя похмельная физиономия. Я сунул руку в рюкзак. Улов не большой, точнее никакой...
  
  ------------------------------------------- ----------------------------
  * - слова Севы Новгородцева
  **- "Лестница в небо" песня группы "Led Zeppelin"
  ------------------------------------------- ----------------------------
  
  Тьма еще стояла плотной стеной, но время перевалило за ту черту, которая разделяет ночь и утро. Мне необходимо спешить. Путь освещала одна-единственная звезда, я и как по компасу шел вперед и вперед. Лучик высветил две фигуры, двигавшиеся мне навстречу. Я узнал ее и чуть не завопил от боли и ужаса. Это - моя жена под руку с неизвестным человеком. Он много моложе меня, выше ростом и... Я ничего не мог... Я стоял и смотрел, а тот, сверкая копной рыжеватых волос вел мою жену в бездну сладострастия. Желудок стал нервно подрагивать, подталкивая меня к действию, но я не мог... Началась икота, продолжавшаяся какие-то мгновения, и глумливые почки похотливо кололи меня сзади, а я не мог... Моя жена смеялась мне в глаза и проходила мимо. Я готов был разорвать на части ее спутника и не мог...
  
  Навязчивые идеи. У меня никогда не было жены. Откуда же эти страхи? Я ловлю себя на мысли, что слишком ревнив, даже не имея объекта ревности. Да пошли вы все на...!!!
  
  Меня трясет. Зуб на зуб не попадает, а вы, подлые внутренние сожители, ехидничаете. Я прикончу вас одним махом, ведь у меня за книгами припрятана водочка.
  Вот она, родимая. Глоток, второй, третий, четвертый...
  Только бы не засекла мать. Ей знать не обязательно, как и где я провожу ночи. Дрочу ли я, сплю ли я, хожу ли по бабам или еще чего...
  Со спокойной совестью я ложусь в постель и натягиваю одеяло до бровей, а потом и выше. Я проваливаюсь точно в клоаку в дурацкие психопатические сны. Я уснул или нет. Попробовать ущипнуть себя!? Да я бодрствую.
  Вдруг из-за кровати выползает рыжая мохнатая рука и угрожающе покачивает кривым ногтем! Я вскакиваю и промокаю холодный пот наволочкой. Я боюсь спать и шатаясь приближаюсь к бутылке. Спасительная влага валит меня тут же. Ну и что, что завтра вся комната провоняет перегаром.
  
  Как было бы здорово проспать до утра и встать с чистой совестью и здоровой головой, но я прихожу в сознание, и глаза начинают вращаться в разные стороны словно у детской игрушки. Я не улавливаю звуковых вибраций и прислушиваюсь к постукиванию в черепной коробке. Обманчивые шорохи в углу пробуждаю мое любопытство. Я - весь внимание. От балкона к дивану, где я сплю проходит рыжий парень. Я не достаточно четко вижу его лицо, но почти на сто процентов уверен, что нам приходилось встречаться и не так давно. Наглый тип! хочу воскликнуть я и даже сжимаю кулак под одеялом, но тут же мне становится смешно за себя, за ощущение своей ничтожности, ублюдочности своего положения. Он видимо догадывается о моих переживаниях, задерживается у меня в ногах, по-казарменному разворачивается, проходит к телевизору и исчезает за шторами у балкона. Я нахожу в себе силы подняться и прыжком кузнечика преодолеваю расстояние до окна. На улице светает, а я борюсь со снами словно с вражеской армией. Почему меня не убили в детстве? Потому что я должен был дожить до сих пор! А выживу ли я в катаклизмах эпохи? Да не все ли равно. Цепляться за жизнь бессмысленно, ведь кто-то поставил каждому точный срок. Это, как осуждение - день в день, от звонка до звонка. Раньше срока не умирает никто. Абсурд! Раз умер, значит, срок подошел. Поэтому я не тяну нить, не спешу ее оборвать, но также не накручиваю. Я не игрок в русскую рулетку. Да и возможно ли играть с высшими силами. Фатальность. Я пошл до мозга костей, но я существую, следовательно это кому-нибудь нужно. Я испражняюсь мыслями и делами и порчу чудесный мир. Но если поставить меня к зеркалу, выявится противоположность во всем. Кто знает, я ли живу по эту сторону зеркала или тот? Для того, чтобы узнать истину необходимо встретиться один на один с собственным отражением. А не обманет ли оно?
  Я вновь погружаюсь в дрему, и рыжий преследователь не отпускает меня просто так. Он пропадет, когда наступит пробуждение...
  
  11.05.1992 года.Заключительный день отдыха. Какой, к свиньям, отдых!
  Завтра на работу, т.е. на фактически зарегистрированную работу - на завод. Что принесут будни?
  Я задолжал Сосокину, а где брать деньги? Это вторично.
  80 рублей на кармане, и я рад. Как пошло! Как пакостно!
  Я перебираю пачки подаренных календарей и кусаю локти и остальные конечности от досады. А вот и десятикопеечная монета со зданием Верховного Совета СССР вместо герба - монета ГКЧП, как сказал кто-то. Мне не слишком верится, что господин Павлов отдал распоряжение о чеканке.
  "Спартак" стал обладателем Кубка, выиграв у "конюшни" финал 2:0, между тем, как ЦСКА владел этим трофеем до того.
  Тем временем наши хоккеисты облажались на чемпионате мира. Видано ли такое! Они не попали даже в четвертьфинал. Тихонов не взял "канадцев". Нужно было гнать его взашей еще три года назад! Кстати и настоящие канадцы достигли точно таких же результатов. Чемпионами стали шведы (второй раз подряд). Серебро - у финнов, бронза - у чехов. Молодцы! Бейте русских везде! Развал страны, развал спорта!
  
  Все дни стояла исключительная (как расстрел) погода, и лишь сегодня испортилась, также как и настроение в предвкушении заводских дрязг. Всю ночь лил дождь, словно кто-то там обоссался. С утра пасмурно. Я же чувствую себя полноценным человеком. С пьянками притормозил.
  И вновь я взываю к Богу? Помоги мне, Господи! Сделай милость! Ну не кощунство ли это? Я становлюсь набожным, когда мне выгодно. Я проклинаю себя, но так ли я ужасен в своем стремлении к самобичеванию? Большинство верующих точно такие же. Кто лучше меня?
  1. Не судите, да не судимы будете;
  2. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какой мерою мерите, такою и вам будут мерить.
  3. И что ты смотришь на сучек в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?
  4. Или, как скажешь брату твоему: "Дай я выну сучек из глаза твоего"; а вот в твоем глазе бревно?
  5. Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучек из глаза брата твоего".
  
  Матф.7
  Борясь с собой...
  Сегодня - день рождения Сальвадора Дали - величайшего сюрреалиста. Я выдаю свои каракули и свою мазню за художества, и мне становится тошно. Я даже не пыль сюрреалистических плит. Я - ничтожная букашка, вознесшаяся в своих мечтах в поднебесье. Заткни язык поглубже за пазуху и чеши подмышки тухлым веником. Корявый художник. Порви... вдрызг... запихни... сожги...
  
  ...Беглец Беспредельного Свойства. Я выхожу на охоту на диких простофиль и окунаюсь в ночной мрак современного города. Я одинок в своем стремлении познать мир и расколоть его на две половины - плохое и хорошее. Черно-белые краски уже не в моде, а я пользуюсь одной лишь сажей. Никакого просвета, но ожидание лучшего только в подсознании. Забудьте мои слова. Следите за моими поступками. Используйте любые методы, дабы не позволить мне развернуться. Спасите мир от моего присутствия.
  Этот хорош, а тот - не очень. Скрежет зубов, покосившиеся купола памяти. Заведомо ложные измышления. Я иду и сочиняю стихи. Прямо на ходу, а как же иначе!? Пиши, что взбредет в голову, не думая о том, что получится. Ничего хорошего не выйдет наверняка, но я успокоился, излил душу, сублимировался...
  
  Прыгал огонь по скалам
  Вверх и вних
  Только от трех вокзалов
  Мчались две тысячи крыс
  Злоба и честь войною
  Нам не дано забыть
  И разношерстной толпою
  Вены друг другу вскрыть
  Крепкий и сытый сторож
  Нам указал вперед
  Ловко смеялся в сто рож
  Не обнаженный урод
  Ждать лишний раз приходилось
  Ну а потом в стороне
  Мне обстоятельство снилось
  И замыкалось на мне
  Шерсть никуда не годится
  Десять-двенадцать дней
  Вижу слепые лица
  Трех безобразных царей
  Нам - неудачникам вспышки
  Нам - обезглавленным в днях
  Светят лишь ружья да вышки
  Смелый лежит на камнях
  Короток жизненный парус
  Или ему в перекос
  Жмет перепачканный страус
  Нам оставляя понос
  Ловко - сказал отрицатель
  Жутко - воскликнул дурак
  Гадко - присвистнул предатель
  Я же ушел на чердак
  
  "Спиртное можно было приобрести только по специальному разрешению, а приобретенное таким образом спиртное нельзя было ни продавать, ни вручать, ни любым способом передавать никому другому, а присутствие другого лица в помещении расценивалось как достаточное доказательство передачи спиртного".
  
  Уильям Берроуз "Голый завтрак"
  
  Года, сладострастно любимые совдеповскими бабушками и женами, позже безвозвратно канули в лету, а мы, повзрослев, окунулись в напитки с небывалой прытью. Зловоние лигачевского Указа указало нам единственный верный путь к традициям отцов русской демократии - к застольям, к подворотням и подвалам, к стройкам и кладбищам, к подъездам и блатхатам. Мы умудрились выжить в нечеловеческих условиях всеобщей борьбы и не только выжить, но победить. Я торжествую и бреду по проспекту в поисках Абсолютного Нечто. Я нахожу его в дыхании улицы, в выброшенных объедках, в потерянных вещах, в недопитых бутылках и запахах жизни. Я - ищущий и находящий. Я - свидетель новой эры, возрожденный пилигрим и зубоскалящий хиппи. Я - панк и анархист, но не заложник пятидневки. Я наплевал на размеренность будней и поставил себе задачу - выудить из повседневности отвращение быта и растоптать его вчерашними ботинками и размазать по прошлогодним брюкам. Я - солдат судьбы, рока...
  
  Рок, как много в этом звуке для сердца...
  Исчисление не поддается описанию. Перечисление создает впечатление причастности и любви. Я не новатор и не соавтор, но, пораженный стрелой Цеппелина, укладываю в ряд названия и строю пирамиду музыки. Обнаружив совпадения и неточности, я возвращаюсь назад и вновь и вновь выстраиваю цепь...
  The Beatles, Rolling Stones, The Doors, Ten Years After, Jimi Hendrix, Elton John, Peter Gebriel, Genesis, Geoge Harrison, John Lennon, Rod Stewart, Ozzy Osbourne, Black Sabbath, Queen, Nazareth, Led Zeppelin, Uriah Heep, Deep Purple, Slade, Sweet, Brian Ferry, Ti Rex, David Bowie, Alice Cooper, Sparks, Kiss, The Police, Grateful Dead, Frank Zappa, Pink Floyd, Alan Parsons Project, Yes, Emerson Lake & Palmer, Electric Light Orchestra, Santana, King Crimson, Janis Jopline, Jethro Tull, Asia, Rick Wakeman, The Who, Jean Michele Jarre, Mike Olfield, Metallica, Iron Maiden, Status Quo, Eric Clapton, ZZTop, Dire Straits, Demis Roussos, Suzi Quatro, Thin Lizzy, Bachman Turner Overdrive, The Kinks, Bob Dyllan, UFO, UK, Gentle Giants, Fleetwood Mac, Simon & Garfunkel, Mamas & Papas, REM, Clash, Iggy Pop, Judas Priest, Blondie...
  И конечно же:
  Elvis Presley, Bill Hayley, Little Richard, Joe Coccker, Bing Crosby, Chuck Berry, Muddy Watters, Buddy Guy, Sonnie Boy Williamson, Animals...
  Я ударяюсь лбом в стенку, стоящую напротив глазной клиники и перехожу на ты с самовлюбленностью. Я вижу иные грани и читаю в них имена:
  Kraftwerk, Depeche Mode, OMD, Spandau Ballet, The Cars, Japan, The Sex Pistols, Tangerine Dream, Klaus Schulze, Adam Ant, Nina Hagen, Meatloaf, Frankie Goes To Hollywood, Joy Division, Cindirella, Slayer, Scorpions, Deff Leppard, Malmsteen, DIO, Sined O^Connor, Skid Row, Forienger, Soft Cell, Alphavile, Duran Duran, The Cure, Sisters of Mercy, Faith No More...
  А сзади наседают, толкают локтями, обнажая головы перед прошлыми и обрывая на полузвуке настоящик...
  Високосное лето, Аквариум, Зоопарк, Кино, Странные игры, Наутилус Помпилиус, АВИА, Алиса, Урфин Джюс, Калинов мост, Телевизор, Крематорий, Аукцыон, Звуки МУ, Гражданская оборона, Ноль, Автоматические удовлетворители, Янка, Вежливый отказ, Облачный край, Пикник, Воскресение, Агата Кристи, Бригада С, ЭСТ, Черный обелиск, Чиж...
  Врываюсь в будущее, и что же вы думаете!? Я - первый из последних и в одном ряду со мной свора двоюродных братьев разнарядки. Я оправдываю себя, ведь я был единственный и неповторимый, но на меня указывают пальцами и придирчиво тычут палками, заставляя отречься от собственной изначальности. Я стараюсь остаться тем, кто я есть, но труднее всего быть и не думать о последствиях.
  Я мыслю по-своему, а как мыслят другие, я не знаю и не хочу знать. Я не собираюсь влезать в чужую шкуру и следовательно, я - ОДИН! Других не существует. Кто сможет доказать обратное? Никто, потому что никто не сможет стать мной и думать так, как я. Разум не постижим, соответственно его НЕТ. Есть только Я и никого вокруг. Я - один. Я - один. Я - один.
  Рюкзак наполняется всякой дрянью, и я не имею представления, откуда все это взялось. Оно появляется само собой без чьего-либо участия со стороны. Я - наблюдатель и исполнитель приговора себе.
  Самое страшное до конца осознать свою ничтожность и поверить в безысходность. Невозмлжно представить, что ты перестанешь существовать, хотя сотни тысяч пытаются доказать обратное. Они не верят в собственную смерть, но видя смерть других копошатся и с пеной у рта говорят, что познали законы мироздания. Но нет ничего, чтобы подтолкнуло их к чему-то... Они пусты...
  ======
  
  ФАНТАЗИЯ 1
  
  Шизофреник 21-го века, включая Зеркала*
  
  Кошачья жратва и железный коготь
  Нейрохирурги визжат что не трогать
  В паранойе у двери тень человека -
  Это шизофреник двадцать первого века.
  
  Кровавая чаша
  испить не хотите ли?
  Колючий забор поминки политики
  Невинность насилуют
  страшные реки
  В руках шизофреника двадцать первого века.
  
  Смерть обладает слепым человеком
  Дети поэтов бескровны навеки
  Он же не нужен как речи Сенеки
  Шизофреник двадцать первого века.
  
  Наверное я завернулся!? Отнюдь...
  Просто мои мысли становятся все сумбурнее и в таком виде я их выблевываю на бумагу...
  Мне кажется, что меня не интересует музыка, как впрочем и остальных людей. Скажу больше, я ненавижу звуки, которые хоть чем-то напоминают мелодию. Меня тошнит, когда я слышу правильно взятый аккорд, точно исполненную тему. Я изрыгаю на пол все, что находилось внутри, затыкаю уши и чувствую умиление. Я расплываюсь в злорадной ухмылке и балдею. А есть ли более высшее удовольствие, чем потешить себя тем, чего ты больше всего желаешь!? Думаю, нет. И все вокруг думают также. И за это самое я презираю всех людей.
  Но еще больший кайф доставляет мне мучение присутствовать на каком-либо концерте или музыкальном вечере, глазеть на тупые рожи, делающие вид, что наслаждаются гнусным ревом скрипок, дребезжанием гитар и мандолин, журчанием фортепиано, напоминающем шум унитазной воды. Естественно я ничего не слышу, так как уши заложены непроницаемыми пробками, но я вижу ненавистные лица "ценителей музыки" и готов плевать в них до тех пор, пока не иссякнет слюна. Я - мазохист до мозга костей и истязанием довожу себя до экстаза. Мне ужасно хочется вскочить, завопиить, что есть мочи, начать крушить все и вся, но я сдерживаюсь, дожидаясь кульминации. Мой мозг распухает. Я ощущаю каждую его извилину, каждую выпуклость... Стоит протянуть руку, и вот они - шишечки и трещинки, жидкость и острие твердого вещества. Я укалываю палец, и кровь течет по нему, переползает на костюм, пачкает галстук и белый воротничок. Я в восторге! Мои глаза вылезают из орбит, они скачут по подлокотникам, зависают в воздухе и... тррра-а-а-а-ах! Последний удар литавров достигает моего защищенного слуха, и я понимаю, что музыка стихает. Кошмарная стена безмолвия обрушивается на зал. Мерзкие людишки в оцепенении. Они в шоке, и я рад за них. Какое радостное состояние! Восторг не описуем! Эти мгновения тянутся целую вечность! Ах если бы они никогда не кончались! Я отдал бы за это всю свою жизнь...
  Сколько еще ждать?
  И как-будто кто-то огромный, но невидимый толкает слушателей, и они исступленно аплодируют, давая понять исполднителям, что те лишние здесь.
  Я прибегаю к ассоциациям, испусскаю зловонный дух и удаляюсь незаметно для всех. Вместо меня остается пустота. Я превращаюсь в ничто, но в то же самое время я продолжаю присутствовать, отождествляя себя с восторгами человеческих ублюдков, дабы в следующий раз возвратиться сюда и испытать с новой силой волшебный миг наслаждения...
  
  Случай привел меня в один захолустный дом укльтуры, где как по заказу должен был начаться концер из произведений Антонио Вивальди. Давно я мечтал разделаться с великим итальянским композитором своим, давно испытанным способом. Я приготовился к бою и стал возбуждать и без того воспаленный мозг. Зал был довольно просторный, но жутко грязный и какой-то, прямо скажем, засаленный. Да и публика подобралась соответственная. Контингент серый - работяги и домохозяйки. Вот уж над кем не поиздеваешься всласть! Ни одного хоть мало-мальски вшивого интеллигента. В какой-то момент я даже пожалел, что сунулся сюда.
  Опустившись в кресло, которое издало душераздирающий скрип, подобный предсмертному крику бродячего пса, я огляделся. Загаженные светильники излучали неправдоподобно пошлый свет, а кое-где вообще не горели, что еще более сконфузило меня. Сцена, покрытая сантиметровым слоем пыли окончательно испортила мое настроение, я скромно харкнул на пол и чуть не подскочил, из-за кулис выползали оркестранты в поношенных фраках, с всклокоченными волосами. Они походили на тараканов, коих вот-вот настигнет карающая рука человека. Музыкальные инструменты скорее были приспособлены для забивания гвоздей или годились для растопки камина, но никак не для исполнения симфоний. Но петушиная гордость, выставляемая напоказ, заставила меня проникнуться к артистам такой ненавистью, что я оцепенел.
  Первые минуты я не мог оторвать взгляд от оркестра и даже забыл об окружающих. Я был поглощен действом и хотя не слушал самого произведения, меня заворожили движения исполнителей. Магическая сила заставила меня следить за плавными взмахами дирижерской палочки, за мягкими движениями смычков. Что это было? Трудно сказать. Да и стоит ли!? Я поймал себя на мысли, что не могу сосредоточиться на сладострастном желании надругательства. Я не мог ощущать заполнение замкнутого пространства больного воображения, и я бунтовал против себя. Вот ты какой! - восклицал я и тут же уходил в глубины иных материй. У меня возникало чувство, что я освобожу свои уши и начну поглощать потоки музыки. Еще немного и я буду изнасилован чудовищным образом. Я обезумел. Мои члены не слушались никаких приказов, они стали чем-то инородным, противоречащим здравому смыслу. Представьте себе: вы едете в автобусе. Как вы относитесь к рукам, ногам, головам или вещам других пассажиров? Примернор такое же чувство было у меня к своим собственным органам.
  Оркестр неистовствовал, набирая темп и оглушая всю вселенную. Я же опускался на дно.
  В полуобморочном состоянии я перебирал давно выцветшие монологи и истертые фразы. Я выворачивал наизнанку память, но оттуда сыпался ворох, царапавших мое естество...
  Легкое дуновение ветерка принесло запахи с соседнего ряда, и как по мановению волшебной палочки я повернул стократ отяжелевшую голову налево. На меня смотрел Я. Именно Я. Не было никаких сомнений. Это был самый настоящий Я, а не какой-то двойник. Я видел себя с двух мест и одновременно удивлялся себе Тому и Этому. Умозаключений не последовало. Я понял, что не смогу вытерпеть жуткого взгляда. Я желал одного: вырваться из плена и бежать, нестись, лететь куда-нибудь, где бы только не было меня. Мыслимо ли убежать от себя? Иногда мне кажется, что я был готов совокупиться с прахом, чтобы сделать это, но увы... Я все больше и больше ссылался на парадоксы и отнюдь не бесцельно. Впоследствии я прикончил свое недоумие, но тогда...
  А когда все это случилось? Прав ли был я тот или сегодняшний? И какой я теперь? Я видел и ощущал глаза. Мы смотрели друг на друга, но были одним человеком.
  Прошел час, а возможно и два, но может быть и гораздо больше... Концерт давным-давно завершился. Опустел зрительный зал, погас свет, а мы по-прежнему пожирали себя, не представляя, чем это закончится...
  
  Двор Червоного Короля, включая Возвращение Огненной Ведьмы и Танец Марионеток**
  
  Луна проржавела в вонючей тюрьме,
  На солнце рассыпалась цепью.
  Бреду я уставший, в ушах звон монет,
  К началу турнира поспеть бы.
  Пурпурный трубач заиграл свой медляк,
  Хор тянет,
  я чувствую трепет
  И три колыбельные песни
  Для двора червоного короля.
  
  Хранитель ключей заторчал от мечты
  И ставни забил аккуратно.
  Я жду за дверьми, вижу тень пустоты,
  Но схема добыта на завтра.
  На кладбище песни висит как сопля,
  Поет королева отвратно.
  Звонят беспрерывно колокола,
  Зовут злую ведьму обратно
  Ко двору червоного короля.
  
  Зеленые листья зачахли в саду;
  Цветы поломав коромыслом,
  Корабль мчится вдаль,
  в призму ветер подул.
  И сладкое сделалось кислым.
  Жонглер колыхнулся и бросил свой взгляд.
  Оркестр ведет битву с мыслью,
  И скрежета жуткий трилистник
  При дворе червоного короля.
  
  Слеза у вдовы появилась.
  Внимаю я мудрым и старым.
  Бегу, Боже, сделай мне милость,
  Здесь мнимая серость казармы.
  Насмешник желтеет, но не для меня.
  Струна натянулась,
  жду кармы.
  Смех марионеток коварный
  При дворе червоного короля.
  
  ------------------------------------------- ---------------
  * - перевод песни рок-группы King Crimson "21st Century Schizoid Man including Mirrors" (Fripp-McDonald-Lake-Giles-Sinfield)
  **- перевод песни рок-группы King Crimson "The Court of The Crimson King including The Return of The Fire Witch and The Dance of The Puppets" (McDonald-Sinfield)
  ------------------------------------------- ---------------
  =====
  
  Сегодня мне предстояло пройтись по Девятому кварталу до пересечения с улицей 800-летия Москвы, обследовать Ангарские пруды, пересечь "волчий лес" и домами выйти на Дмитровку.
  Каждый кустик, каждая травинка мне известны на этом участке, и все же я вновь и вновь наслаждаюсь путешествием, извлекая не только материальные ценности.
  Обычно сюда не суются чужаки, а "свои" мне известны все до одного. Зрение у меня совиное - и орлиное - днем, и при виде конкурента я совершаю Тарутинский маневр и испаряюсь. В худшем случае противник видит мои тылы. Но если все же всреча не избежна...
  
  Я щекочу свой череп и лезу в будущее. Можете вы представить себе, пьяные импотенты и ленивые тунеядцы, что такое настоящая свобода? Смойте плесень со своиз глаз и протрите бельма. Вы - идиотическое подобие человека - пытаетесь уверить меня, что есть выход!? Заткнитесь, подонки! Вы залезли в бутылку и захлебываетесь в вине. Вы философствуете и доказываете, что полноценность приходит лишь со стаканом, а я презираю вас за это. Вы - рабы и не подозреваете о том, вы боитесь реалий. "Я могу бросить пить в любой момент, но не хочу!" - заявляете вы, фраза, служащая доказательством патологической зависимости. Вы сдохнете и не осознаете, но перед этим продадите любого за глоток. Вы будете убивать, ведь я и сам такой же, как вы. Я пытаюсь протестовать, выворачиваю карманы, а в них прошлогодняя ГОРДОСТЬ. Я смотрюсь в зеркало, а вижу ваши злобные лица. Мне противны они, но я не в силах оторвать взгляд. Достаточно! Не швыряйте песок мне в лицо! Вы - бесполезные манекены, марионетки. Одни и те же рожи, те же слова, те же мысли и поступки. А что же вы хотели? Червь точит вас изнутри и снаружи. Вас уже нет. Вы - пустота. Я проплываю мимо и не замечаю вас. Это - иллюзия. Но на самом деле вы есть и будете, пока я не растопчу вас и не выкину из своей жизни! Вы чрезвычайно опасны, а я не в ответе за каждый ваш шаг... Пролетарии всех стран, не допивайтесь!
  Сколько глупых фраз и лицемерия. Вы врете всегда, по каждому поводу. "Я люблю ее!" "Я сделаю все!" "Я разобьюсь в лепешку!" "Есть человек, ради которого стоит жить!" - вранье. Вы - ничтожества и предатели. Посчитайте, сколько раз вы предавли, подставляли, закладывали. Вы тоже ненавидете меня, и мне это лестно, я - не учитель и не тренер! Вас нельзя квалифицировать на больше-меньше, вы - одинаковы! Вы - псы, если сравнение не оскорбит благородных животных. Рвете кусок и жрете до одурения, пока глаза не остекленеют, и вы упадете в ванну ногами кверху или свалитесь в коридоре и умрете, потому что никто не придет вам на помощь. А пока вы давите слепых котят и гордитесь этим, но время для подвига не настало. Спрячьтесь в бочку и вдыхайте всякую гадость. А те, кто карабкается в заоблачные выси и пытается рассуждать, заткнитесь! Это говорю вам Я!
  А как же писатели, художники, музыканты, творившие под кайфом!? - возразят мне. О сколько бы они написали еще, когда бы ни этот кайф!? - отвечаю я.
  Не надо совать свой нос, куда не просят, даже в тухлую дыру, потому что и там найдется кто-то более полезный, чем вы. Свистите в ухо и не стоните! Вы - жалкие отбросы. Жалкий вид вызывает брезгливость!* Уничтожить вечного друга человечества... Неужели не соблазняет возможность почувствовать себя существом иного порядка! Попробуйте, и вы - частица вещества!
  Тупое поскрипывание пера, шелест пожелтевших страниц? Сотни тысяч трусов, погибших в тупых перестрелках и спрятавшихся в подвалах жизни? Что можно предложить взамен? А может быть - бред полупьяного придурка?
  
  Светлое сердце
  Суд над изгоями
  Мысли бегут
  А в душе - пустота
  Мученик жизни
  Увы непонятливый
  Он вне закона
  Он - принц перемен
  Я не боюсь
  Но сознанье испорчено
  Жить средь толпы
  Предпочтительней мне
  Я не Сатир
  Но кощунство природное
  Только тоска
  Разухабистый трон
  Вот - флибустьер
  Я за ним в неизвестности
  Кончен мой путь
  Сон
  удача и
  свет
  Мокрое сердце
  Доколе мне бедствовать?
  Лучше уплыть
  Лучше все позабыть
  
  ...Сидя рядом с кучей дерьма, я размышляю о пустяках, а с неба падают звезды. Чуть больше реакции и сообразительности! Загадай желание. Выбери одно, поскольку желаний - масса, но все они никчемны, как и сама жизнь. Жизнь дырява как свитер, и сквозь эти дыры хохочут звезды, и некоторые сваливаются мне на голову. Я боюсь ожогов, я боюсь высоты, я боюсь глубины... А чего я не боюсь? Я - трус... Пусть таращатся благородные граждане, я жмусь к тротуару, сторонясь сильных, ведь они могут забрать мой рюкзак. Хотя там нет ничего ценного, но им все равно, только бы показать свое физическое превосходство. Какое наслаждение издеваться над слабейшими! Сильные вытряхивают содержимое на асфальт и давят его каблуками своих сапог, колесами своих машин. Зачем? Просто так. Забавы ради. Довольны! Бог вам в помощь! Я расстроен, но не показываю этого, чтобы не доставлять им удовольствия. Я замыкаюсь и ставлю секретный код. Ко мне не подобраться, я ощетинился ежом, однако скорее смешон, нежели страшен. А люди вокруг ржавеют, и ржавчина отваливается с их тел, как старая штукатурка...
  Прощайте, господа! - я кричу , но сам не слышу свой крик, и никто не слышет...*
  
  ------------------------------------------- ---------------------
  * - Сальвадор Дали
  **- Майк Науменко ------------------------------------------- ---------------------
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Ворожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияШторм моей любви. Елена РейнОсвободительный поход. Александр МихайловскийПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"