Бессмертный К. С.: другие произведения.

Анархо-коммунизм

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:

  Так как постоянно возникает недоуменнее при знакомстве с данным термином, вызванное недостатком знания вопроса, то, как кажется, пришло время внести ясность.
  Итак, что же это такое - анархо-коммунизм? Почему люди называют себя анархо-коммунистами и при этом говорят о свободе и равенстве? В чем тут причина и нет ли тут противоречия?
  Ну, во-первых, как видится, причина подобных вопросов вызвана ассоциациями с СССРовским прошлым (почему-то многим сегодня кажется, что в тоталитарном государстве управлявшемся КПСС был коммунизм...), которое вызывает мысли о тотальной нищете, тотальном контроле и всеобщей уравниловке (поэтому в принципе происходит неприятие термина коммунизм), и отсюда следует мыль о том, что все коммунисты хотят тоталитаризма и 'равенства бедных', что, мягко говоря, противоречит идеалам анархии.
  Во-вторых, есть еще и такая причина, как принципиальное представление о коммунизме, как о тоталитарно контролируемом обществе ('не возможно, чтобы всего было достаточно для всех, а потому коммунизм - вредная утопия'). То есть, речь даже не об СССР или еще каком-то подобном государстве, а о самой сути коммунистических идей (понимаемых в данном случае, надо заметить, весьма извращенно, что, видимо, обусловлено влиянием официальной пропаганды).
  В третьих, так могут воспринимать анархо-коммунистическую идеологию люди вообще не знающие, что такое анархия, а потому автоматически воспринимающие в штыки подобные термины, подобные призывы.
  О последних речь особая, таких людей надо просто 'распропагандировать', в том смысле, что 'с нуля' объяснять устремления анархистов, которые базируются на трудах и идеях Петра Кропоткина. И процесс это - долгий, неблагодарный и муторный, но - нужный.
  А вот о людях, симпатизирующих анархизму, и даже что-то смыслящих в анархистских идеях, стоит поговорить отдельно, так как это самый болезненный вопрос - восприятие частью анархистов и анархиствующих анархо-коммунизм этаким своеобразным типом тоталитаризма, вариацией на тему общества тотального контроля, где нет ничего личного, все подчинено общественному контролю - и вещи, и дела... все... вообще все, вплоть до мелочей, до распорядка дня...
  Эх... печальны подобные измышления анархистов, на дух не переносящих коммунизм, и от того воспринимающих анархо-коммунизм исключительно в штыки, так как от этого только лучше нашим врагам, и, к тому же, пополняются ряды сторонников неолиберлизма (капитализма в его новом теоретическом обличье). Люди думают, что если освободить капитализм от государства, если создать свободный рынок, по настоящему свободный, то вот тогда-то люди и заживут наконец припеваючи... наступит наконец подлинное равенство, у всех все будет, восторжествует справедливость... Как же жестоко они ошибаются, особенно если учесть, что когда об этом говорят люди не из США, то ссылаются как раз таки на Соединенные Штаты, доказывая, что там капитализм максимально отделен от государства, и потому еще чуть-чуть, устрани только государство США, и народ там обретет истинное счастье, а остальные только опыт будут должны передовой перенять... Ну что тут можно сказать - почитайте хотя бы Ноама Хомского или еще подобных авторов - ну нет на Западе свободного рынка, а там, где он есть, существует катастрофическая бедность, развал экономики и промышленности, уровень жизни - ниже среднего... А вы говорите - 'свободный рынок', 'капитализм без государства'. Хрен вам - только нищету и голод в запредельных масштабах получите...
  И не будет никакой справедливости, будет только торжество права имущего, который вертит как хочет судьбами других (а социальных гарантий то никаких - вот и выживайте, как хотите и можете, проблемы обывателя нанимателя не колышат). Это еще в социальном государстве есть относительная устойчивость, защищенность трудящихся, а вот убери государство, и что, кто станет думать о правах других? - у меня есть деньги, я директор фирмы, и я буду решать, достоин ли кто-то из вас жизни или нет, дать ли кому-то работу или нет... именно предприниматель станет главным мерилом эколигичности, в том смысле, что степень заботы об окружающей среде будет определяться не общественным контролем, не интересами государства, а интересами прибыли (а буржуи, они такие, после них, хоть потоп).
  Свободный капитализм - это верх экономического принуждения и социальной сегрегации, это тотальная безработица и финансовый тоталитаризм, это транснациональные корпорации заменившие государства и нищета миллиардов людей... что бы кто ни говорил о том, что при свободном рынке (этаком ублюдке - анархо-капитализме) не будет ТНК, просто все станут наконец-то равны в своих экономических возможностях (что уже бред с точки зрения капитализма как такового), так как даже устрани вы ТНК, они вскоре вновь вернуться, ибо равно как любая власть стремится к единоличности и централизованности (тотальности), так и капитализм стремится к концентрации (отсюда постоянные слияние компаний - крупный бизнес всегда выгоднее и мощнее более мелкого).
  Но, кажется, мы отвлеклись, так как было ведь заявлено об анархо-коммунизме, и именно о нем должна была идти речь, но, видимо без предварительно брошенного камня в огород капиталистов не обойтись, и именно с этого надо было начать, чтобы разговор получился более содержательным и понятным (не абы какие разговоры о коммунизме, а разговоры о единственной альтернативе действительности - об анархистском коммунизме).
  Итак, мысль первая: 'что такое - анархо-коммунизм?'
  Анархо-коммунизм - это общество равных. Именно равных, а не искусственно уравненных. Имеются в виду: равенство политическое (никаких отчужденных управленцев, вместо которого либо коллективное принятие решений, либо - делегирование для этой цели людей, которые не в праве что-то сами диктовать другим, а должны строго следовать наказам избравших их людей, которые к тому же могут в любой момент отозвать своих представителей), равенство социальное (одинаковое отношение всех людей к средствам производства, основанное на обобществлении оных; одинаковые права во всех сферах жизни - все в одинаковой степени могут и должны влиять на жизнь общества; истинное равенство возможностей, основанное на пожеланиях человека и его возможностях, а так же возможностях общества, а не государственной или капиталистической целесообразности), экономическое (удовлетворение человеком своих материальных и духовных потребностей не должно зависеть от получаемой им зарплаты, когда одни получают гроши за тяжелую физическую работу либо геморройную офисную - например - а другие имеют огромные деньги либо получив наследство, либо будучи директором фирмы - например).
  Что касается политического равенства, то тут есть еще такой момент, что в современном мире, в мире государств, такого права быть не может, так подавляющее большинство людей вынуждено мирится (хотя, не так уж многие с этим и мирятся) с тем, что ими управляют, что горстка власть предержащих диктует им свою волю, указывает, как жить, определяет нормы поведения, критерии жизненного устройства (власть отчуждена от народа, будь она хоть трижды демократическая, демократическое государство - это обман и фикция, так как все возможности для народа в таких условиях - это право выбора собственного пастуха, который все делает все так же самовольно, но - прикрываясь тем, что народ сам его избрал и облек соответствующими полномочиями).
  Будь хоть диктаторский режим правления, хоть демократический - недовольных бьют, калечат и бросают в тюрьмы везде (просто при диктатуре вас могут просто убить, а при демократии этого обычно нельзя делать столь открыто). Если государственная власть считает, что что-то или кто-то противоречит ее интересам, то она - раздавит любого, в крайнем случае, просто переступит через собственные законы.
  Равенство социальное подразумевает устранение классового общества (которое на сегодняшний день продолжает иметь место быть, лишь его полярность скрыта от многих благодаря существованию аморфной прослойки, называемой средним классом, который собственно для того и нужен). Кроме того - общественная собственность на средства производства, так как только общество в целом может решать судьбу товаров, а не единицы, которые руководствуются эгоистичными интересами, собственной выгодой, что ведет, в том числе, к недопроизводству (в то время, как можно уже сегодня удовлетворить спрос населения на многие товары, они производятся в недостаточном количестве, а так же неудовлетворительного качества, а все только для того, чтобы иметь возможность зарабатывать на этом побольше денег, хотя, конечно, все не так просто, но именно в этом смысл капиталистического способа производства, как он декларативно не был направлен на удовлетворения спроса - это фикция, так как в таком случае не было столь недолговечных вещей, они были в большинстве своем много более надежны, мода - это еще один способ выбивать из народа прибыль, при этом столь витиевато обставленная, что народ об этом даже не задумывается, раз за разом выкладывая деньги за новое барахло, те же новые модели мобильных телефонов, когда еще старые прекрасно у них могут работать, да и сама недолговечность которых обусловлена в большей степени не их качеством, которое вполне может быть выше, а тем, что происходит постоянное совершенствование технологий, и постоянно появляются новые модели, а это - новые прибыли - на новую модель цена всегда сильно завышена, через несколько месяцев она уже может заметно снизится - раза в два, например).
  Что касается равенства в плане управления общественной жизнью, то это и есть участие в советах всех уровней, когда коллектив жителей/работников принимает решения относительно своих жилищных/рабочих вопросов - именно сами это делают, а не выполняют указания стоящих над ними руководителей, не вовлеченных непосредственно в конкретный процесс (например - директор завода, не работающий в цеху, а сидящий в кабинете и 'лучше знающий', что и как должны делать 'его' рабочие). При этом, когда речь идет о делегировании, то, как уже отмечалось выше, такой делегат будет не диктатором воли и законов (как это происходит при избрании депутатов/президентов и т. д. и т. п.), а исполнителем воли делегировавших его людей - решает народ, а его представитель нужен для лучшей координации, так как это и проще и удобней, просто народ должен быть не апатичным, а следить за тем, чтобы его представитель не начинал выдавать собственные измышления за общественный наказ. Такой делегат не власть, он - координатор.
  Что касается истинного равенства возможностей, то речь, в частности, о том, что человек может и должен получать образование, какое он желает, и чтобы это зависело не от его финансовых возможностей (в таких условиях приоритет о детей богатых родителей) или от количества бюджетных мест, нет, критерий - это его собственные желание и умение (при том, что по уму, общество должно способствовать тому, чтобы все люди сначала получали достойное, полноценное образование - то, что сегодня считается высшим, и которым обладает далеко не каждый, - при том, что образование должно быть еще и прикладным, то есть, если человек учится составлению чертежей, то он должен учится и работе по собственным чертежам, что является совмещением ручного и умственного труда). При этом образование - это только пример того, что имеется ввиду под истинным равенством возможностей, на основе чего вполне можно судить и об отношении к другим подобным вопросам.
  Экономическое равенство - это торжество принципа довольства для всех, и тут уже просто обязательно должны быть приведены слова Петра Алексеевича Кропоткина, который являют собой суть данного понятия: 'Совсем иной результат получится, если рабочие будут требовать права на довольство. Они заявят тем самым о своем праве завладеть всем общественным богатством, домами и расположиться там сообразно потребностям каждой семьи, захватить накопленные съестные припасы и распорядиться ими так, чтобы после слишком долгого голоданья узнать наконец довольство. Они заявят таким образом о своем праве на все богатства - продукт труда прошлых и настоящих поколений - и распорядятся ими так, чтобы познакомиться наконец с высшими наслаждениями искусства и науки, слишком долго бывшими достоянием одних буржуа.
  И, заявляя о своем праве на довольство, они - это еще важнее - провозгласят вместе с тем свое право решать, что должно представлять собою это довольство, какие продукты нужно производить для его обеспечения и что можно оставить, как потерявшее всякую цену'[1].
  'Одним словом, пусть каждый берет сколько угодно всего, что имеется в изобилии, и получает ограниченное количество всего того, что приходится считать и делить! На 350 миллионов людей, населяющих Европу, двести миллионов и по сию пору следуют этим двум вполне естественным приемам.
  <...>
  Попробуйте сказать в каком-нибудь народном собрании, что жареных рябчиков нужно предоставлять избалованным бездельникам из аристократии, а черный хлеб употребить на прокормление больных в больницах, и вы увидите, что вас освищут. Но скажите в том же собрании, проповедуйте на всех перекрестках, что лучшая пища должна быть предоставлена слабым и прежде всего больным; скажите, что, если бы во всем городе было всего десять рябчиков и один ящик малаги, их следовало бы отнести выздоравливающим больным, скажите это только.
  Скажите, что за больными следуют дети. Им пусть пойдет коровье и козье молоко, если его не достает для всех. Пусть ребенок и старик получат последний кусок мяса, а взрослый, здоровый человек удовольствуется сухим хлебом, если уж дело дойдет до такой крайности.
  Скажите, одним словом, что если каких-нибудь припасов не имеется в достаточном количестве и их приходится распределять, то последние оставшиеся доли должны быть отданы тем, кто в них более всего нуждается; скажите это,- и вы увидите, что с вами все согласятся'[2].
  Приведенные цитаты говорят, в первую очередь, об удовлетворении человеческих потребностей в продовольствии, в еде, но, вообще-то, в остальных вопросах обязан работать тот же принцип, иначе анархо-коммунистическая доктрина станет не полноценной, станет противоречить сама себе.
  Вот что такое в нашем понимании экономическое равенство, вот что такое - коммунизм.
  Мысль вторая: 'почему вы называете себя анархо-коммунистами и при этом говорят о свободе и равенстве?'
  В общем-то, как кажется, на этот вопрос уже был дан ответ чуть выше, но, как кажется, могли все равно остаться связанные с этим вопросы.
  Что такое анархо-коммунизм мы уже пояснили, а теперь дообъясним, почему это (именно это) мы называем свободой (истинной свободой) и равенством (истинным равенством).
  Дело в том, что свобода, в нашем понимании - это свобода от экономического и внеэкономического принуждений, свобода политическая... свобода во всем - повседневная свобода.
  Свобода от внеэкономического принуждения - тут все понятно: никто не вправе никого принуждать к чему бы то ни было силой, так как это прямое насилие, а мы против любого насилия.
  Вот со свободной от экономического принуждения не всем всегда так просто становится понятно, что мы имеем в виду.
  Вот что такое экономическое принуждение, если заглянуть для прояснения ситуации в словарь:
  'Экономическое принуждение к труду, характерное для капитализма отношение экономической зависимости и принуждения между наёмными рабочими и капиталистами. Экономическую основу его составляет монополия частной собственности капиталистов на средства производства. Лишённые материальных условий приложения труда и средств существования, юридически свободные работники вынуждены продавать свою рабочую силу собственникам средств производства, работать на капиталистов. Т. о., вещные условия труда становятся средством подчинения чужого труда с целью его эксплуатации. Капиталист командует трудом, управляет им, определяет его продолжительность, интенсивность, организует и контролирует его. С ростом масштабов производства эти функции капиталисты передают специальной наёмной администрации, управляющей трудом по поручению капитала.
  Как собственник средств производства, капиталист становится собственником всего продукта, произведённого трудом рабочих. Отношения экономической зависимости и принуждения воспроизводятся всем ходом непрерывного процесса производства: продукт труда рабочего постоянно удаляется от него как чужая собственность и возвращается обратно лишь частично, в форме заработной платы; другая часть постоянно превращается в средства производства и доход капиталиста. Труд воспроизводится как наёмный труд, средства производства - как капитал. В отличие от внеэкономического принуждения, характерного для рабовладельческого и феодального общества (основанного на отношениях непосредственного подчинения), Э. п. к т. внешне выступает как отношение свободных, юридически равноправных товаровладельцев, а труд рабочих - как добровольный. В действительности труд рабочего на капиталиста означает наемное рабство.
  В условиях современной научно-технической революции капитализм использует науку и технику для усиления и расширения отношения экономического принуждения. Капитал интенсифицирует труд, вытесняет часть рабочих из производства, предъявляет спрос только на образованную и высококвалифицированную рабочую силу. В орбиту капиталистической эксплуатации всё более вовлекаются работники умственного труда - учёные и инженеры. Это доказывает несостоятельность современных буржуазных теорий 'гармонии интересов', 'социального партнерства', 'коллективного', 'народного' капитализма, пытающихся отношения господства и подчинения, объективно присущие капитализму, представить как равноправное сотрудничество. Система Э. п. к т. не может быть уничтожена при капитализме. Для этого необходимо, чтобы средства производства перешли в руки трудящихся, т. е. ликвидировать частную собственность на средства производства'[3].
  Как можно видеть, экономическое принуждение - это, прежде всего, такая система взаимоотношений работника/работодателя, когда последний присваивает прибавочную стоимость[4], производимую первым, что ведет к зависимости работника от милости его начальника, и от самой этой Системы в целом, так как средства производства находятся в частной собственности либо отдельных лиц, либо целых государств, и потому человек вынужден продавать себя, продавать свой труд (за ту заработную плату, которую сочтет для себя приемлемым платить наниматель), что бы иметь возможность выжить, вместо того, чтобы работать ради собственного удовольствия (работают чаще не там, где действительно хотелось бы, но там, где есть такая возможность, тем более, что нередко выбор фактически, а то и практически, отсутствует).
  Таким образом, мы упираемся в понятие о частной собственности (столь восхваляемое в современном мире), это при том, что подавляющее, наверное, большинство людей прекрасно понимают, что частная собственность приводит к экономическому неравенству, а отсюда: к нищете, голоду, преждевременной смерти... и продолжают твердить, что это лучшее из того, до чего могло когда-либо додуматься человечество. А ведь происходит все как всегда: лучший мир уже теоретически доказан (и практически опробован, хотя и недостаточно обкатан: Махновщина, коммуны Арагона, Советы Будапешта, коммуны Ауровиля и множество других примеров...), но, как обычно - мало известен, по причине того, что знание о нем - невыгодно власть и капитал имущим, ибо подрывает их господство, да и само их существование.
  И ведь так и остаются слова, произнесенные анархистами уже более ста лет назад услышанными лишь немногими, которых основная масса сегодня воспринимает, как минимум, с непониманием и недоумением, так как людям проще и легче воспринимать официальную ложь (звучащую сладко-красиво), нежели революционную правду (звучащую жестоко и пугающе): 'Сколько бы ни кричали о свободе, равенстве и братстве - это все ложь, пока существует частная собственность. Для народа это свобода умирать с голоду, равенство рабов и братство смерти!'[5]
  Может, конечно, и слишком пафосно звучат приведенные слова, но уж очень точно они отражают суть частной собственности, так как даже сегодня в Западной Европе эти слова справедливы:
  - по настоящему люди свободны только в голодной смерти, так как никто не обязан о вас заботится, если вы об этом не просите (система дотаций/пособий/субсидий - весьма спорная, надо заметить, вещь);
  - все мы рабы, так как сами себя продаем в экономическое рабство (а нередко люди продают себя и в самое, что ни наесть натуральное рабство - это участь многих гастарбайтеров), просто иногда рабы настолько довольны своим положением, что об этом даже не задумываются;
  - вот уж где у нас действительно братство, так это в смерти, только там люди наконец-то становятся братьями (и сестрами), а до того - конкуренты, 'человек человеку волк'.
  Кто бы, что ни говорил, но частная собственность - это институт неравенства, зависти и преступлений (уголовных), порожденных как раз завистью, вытекающей из неравенства.
  Если кто-то убежденным в том, что это не так, то пусть попробует доказать свою точку зрения, однако, не надо много ума, чтобы понять, что благодаря частной собственности человек накапливает богатства, однако ж, так, где один копит, другой - теряет (беднеет), на этом зижделось само появление частной собственности.
  Вот что о проблеме появления частной собственности можно прочитать у классика марксистской мысли Фридриха Энгельса: 'Вплоть до низшей ступени варварства постоянное богатство состояло почти только из жилища, одежды, грубых украшений и орудий для добывания и приготовления пищи: лодки, оружия, домашней утвари простейшего вида. Пищу приходилось изо дня в день добывать вновь. Теперь же прогрессировавшие пастушеские народы - арийцы в индийском Пятиречье и в области Ганга, как и в еще гораздо более богатых в ту пору водой степях бассейнов рек Оксуса и Яксарта, семиты по Евфрату и Тигру - приобрели в стадах лошадей, верблюдов, ослов, крупного рогатого скота, овец, коз и свиней имущество, которое требовало только надзора и самого примитивного ухода, чтобы размножаться все в большем и большем количестве и доставлять обильнейшую молочную и мясную пищу. Все прежние способы добывания пищи отступили теперь на задний план; охота, бывшая раньше необходимостью, стала теперь роскошью.
  Но кому принадлежало это новое богатство? Первоначально, безусловно, роду. Однако уже рано должна была развиться частная собственность на стада.
  <...>
  Появившаяся частная собственность на стада и предметы роскоши вела к обмену между отдельными лицами, к превращению продуктов в товары (это уже речь о древних греках - К. С.). И в этом - зародыш всего последующего переворота. Лишь только производители перестали сами непосредственно потреблять свой продукт, а начали отчуждать его путем обмена, они утратили свою власть над ним. Они уже больше не знали, что с ним станет. Возникла возможность использовать продукт против производителя, для его эксплуатации и угнетения'[6].
  То есть, с одной стороны мы имеем выделение в обществе элиты (знати, вождей, шаманов - об этом в приведенном отрезке не сказано, но это так, и это происходило под воздействием накопления знаний в руках немногих), а с другой стороны, рост производительных сил (возможностей). Стал возникать избыточный продукт, возникает вопрос о том, как распоряжаться избытком (и кто будет распоряжаться), а, одновременно с этим, возрастает роль элиты (пока еще, как наиболее уважаемых, значимых). Постепенно излишки начинают все чаще переходить в распоряжение власть имущих единиц: сначала эьто акт добровольно дарения из уважения, но с течением времени - это уже обязательный процесс, так как знать - это главные люди в обществе, и потому излишки должны принадлежать им по праву их привилегированности (а тут еще и процесс выделения из общей массы на первые роли военных руководителей).
  Кроме того, для прояснения сути частной собственности стоит вновь обратится к Петру Кропоткину: 'Сообщества, банды, роды, племена - а не семья были <...> первобытной формой организации человечества и его древнейших прародителей'[7]. То есть, речь идет о том, что малая семья (а именно об этом идет речь) была не естественна для человеческого общества, по мысли автора. И, как представляется, это было действительно так, по крайней мере, если речь идет о современной нам индивидуальной парной семье, однако, гораздо более интересный вопрос - это значение (и причины) появления такой семьи. А вот как раз об этом Петр Алексеевич, в частности, писал следующее: 'Семья - особняк - неизбежно ведет к отдельной собственности и к накоплению личного богатства'[8]. Таким образом, мы получаем, что возникновение семьи взаимосвязано с появлением частной собственности, так как теперь накопление материальных благ происходило не в пределах всего сообщества, но, в руках семьи, что закономерно вело к тому, что общество раскалывалось, происходило расслоение общины на отдельные семьи, с разным уровнем накопленных материальных ресурсов. Частная собственность была во многом порождением роста производительных сил, а выделение семьи, было, видимо, частью связанного с этим процесса (если раньше нужен был именно коллективный труд, для эффективной работы, то теперь появлялась возможность обходиться меньшими силами, хотя коллективизм продолжал существовать еще тысячи лет, так как трудится приходилось все таки сообща во многих областях, но, выделение малой семьи было знаком того, что теперь не во всем нужен коллективный труд, а, значит, часть продукта труда может быть частным владением отдельных лиц), поэтому поле могло оставаться и в коллективной собственности, но, при этом, право на обработку отдельных участков, а, вместе с тем и на получение в личное владение добытыми продуктами, становилось теперь отдельных семей, составлявших общину (и от сюда со времен произошло расслоение на бедных и богатых, отсюда происходило обогащение знати - они забирали у разорившихся общинников в свою собственность, а после этого разорившийся ранее человек должен был работать, если это было необходимо, - а это было необходимо для выживания - на нового хозяина земли, и потому прибавочная стоимость шла уже даже не в руки общинников, но в руки - знати, собственников).
  Семья не была естественна - она была с одной стороны, порождением зарождения института частной собственности, а, с другой стороны, способствовала ее дальнейшему развитию, ее укреплению.
  Важно то, что возникновение частной собственности и неизбежное за этим расслоение общества по степени богатства приводит к иерархии, развивает в богатых семьях чувство превосходства, элитарность, а в бедных - чувство приниженности, зависть, и все это в итоге ведет к социальным конфликтам, к борьбе между разными слоями населения, и мы получаем со временем то, что было названо борьбой классов ('классовая война').
  Так что, современный наемный работник - это раб экономических сфер, так как полностью зависит от произвола своего начальника, 'соизволившего предоставить рабочее место': 'не хочешь работать, пшел вон, таких, как ты, за воротами толпы стоят...'
  И люди идут в рабы... становятся золотой клетки с деньгами, вместо прутьев, налогами, вместо цепей.
  НТП (научно-технический прогресс) способствует автоматизации производства, а это ведет к сокращению рабочих мест... пока есть государство, есть хоть какая-то социальная защищенность части безработных (и то не всегда и не везде), стоит же уничтожить государство, оставив при этом капиталистические отношения, миллионы (если ни миллиарды) людей окажутся один на один с корпорациями, которых уже никто не сможет контролировать, они сами будут контролировать все и вся. Это будет настоящая социальная катастрофа.
  Поэтому надо уничтожить не только Государство, но и Капитализм, так как оба эти паразита ужасны по своей сути в равной степени (при этом еще вопрос, что же все-таки из них хуже), и поэтому нельзя ограничиваться полумерами, ссылаясь на то, что свободный рынок и безгосударственные капиталистические отношения спасут мир. Не спасут, они его окончательно угробят.
  Ну а так как растет спрос на высококвалифицированную рабочую силу, все большей эксплуатации (все более жестокой) подвергаются уже и работники умственного труда, то можно смело говорить о том, что мы все ближе подходим к информационному обществу, и скоро, возможно, информалиат[9] станет основным производительным классом общества, который вытеснит классический пролетариат, подомнет под себя либо впитает пролетариат умственного труда и станет главным носителем революционного потенциала (работники сферы обслуживания видимо окончательно интегрируются в Систему, либо будут вытеснены, по крайней мере, во многих сферах жизни, робототехникой, а потому не смогут быть главными двигателями Революции).
  Пока же этого не произошло, мы можем только лицезреть процесс вызревания такой ситуации, а потому работать нужно, хотя и на перспективу, но, в конкретно существующих условиях, а значит, исходить из реальности, а не теоретической (пока) будущности. Когда будущее придет, тогда и будет действовать в соответствии с произошедшими изменениями.
  При этом мы убеждены, что система экономического принуждения останется таковой до тех пор, пока будет существовать капитализм, а это снова напоминает нам о Революции (ни система государственной власти, ни капиталистический способ производства никогда так просто свои привилегии не уступят, а потому, рано или поздно, дойдет до нового глобального Социального взрыва, на вроде тех, что были во Франции в 1789-м, в России в 1917-м, или в Испании в 1936-м).
  Средства производства должны быть обобществлены (перейти под общественный, коллективный контроль, а частная собственность должна будет быть полностью изжитой из всех сфер жизни, и полностью заменена, с одной стороны, общественной собственностью, а, с другой, личной, которая является именно личным владением и не служит источником получения прибыли, накопления богатств).
  Но это уже отдельный разговор, сейчас же речь конкретно об анархо-коммунизме, как социально-экономическом и политическом устройстве.
  В таких условиях (когда средства производства находятся в руках самих производителей, и они сами распоряжаются своим трудом, своим временем и т. д.) происходит эмансипация труда: не начальник теперь тебе приказывает, не логика выживания тебя заставляет работать хоть где-нибудь, а сам коллектив решает, сколько и как ему работать, каждый работник принимает участие в принятии соответствующих решений, и каждый сам для себя решает, где именно ему лучше трудится, к чему приложить свои силы и знания (труд здесь становится не обузой, а сознательной необходимостью, точнее - осознанной), при этом необходимо напомнить еще и о том, что еще все тот же Петр Кропоткин говорил о четырех-пяти часовом рабочем дня, а мы добавляем от себя, что в современных условиях (когда хотя и растет стремительно население Земли, но и НТП не стоит на месте, причем его достижения используются далеко не в полной мере) вполне возможно говорить о пятнадцати-двадцати часовой рабочей недели (а что касается посменной работы, то тут видимо можно говорить о шести часовой смене)[10]. При этом график несменной работы должен быть свободным, и не привязанным к рабочим часам (эта привязка должна быть условной, равно как у людей, занятых на посменных работах, и зависеть от больше от объема работ, а время - это скорее приблизительное распределение нагрузки... в конце концов, зачем сидеть на работе, если делать нечего, а, с другой стороны, почему не задержаться, если есть срочное дело, так что, протяженность рабочего времени не жестко нормированная, но при этом, не должна сильно колебаться, так иначе может оказаться, что снова кто-то вообще не будет ни черта делать, а другие станут вкалывать 'за десятерых').
  В любом случае, надеемся, что нам удалось прояснить ситуацию, касаемо того, почему мы говорим о свободе от экономического принуждения в условиях торжества анархистского коммунизма, и в чем это должно проявляться (с чем это связано).
  А теперь немного о том, что мы понимаем под 'повседневной свободой'.
  Дело в том, что современный мир полон условностей, предписаний, ограничений, запретов. Постоянно сталкиваешься с тем, что 'то нельзя, это нельзя', вечно ты искусственно ограничен в своих возможностях (они у тебя есть, ты их реализовать не можешь). Мы же считаем, что свобода самовыражения, свобода передвижения (ограничиваемая сегодня всевозможными границами, визами и проч.), возможность быть самим собой, свободомыслие, возможность свободного выбора досуга, который ограничен только рамками общества (твой досуг не должен нести физический или моральный - психический - вред окружающим людям, и это, видимо, единственное ограничение в данной сфере, которое может быть наложено обществом на человека) - это и есть повседневная свобода, без которой о по-настоящему свободном обществе не может быть и речи, а то у нас постоянно сюда вмешиваются 'государственные интересы' и прочая подобная чушь (в конце концов, личная жизнь человека - это именно его личное дело).
  Повседневная свобода - это то, о чем писал Михаил Бакунин: '<...> свобода без социализма - это привилегия, несправедли-вость, <...> социализм без свободы - это рабство и животное со-стоянии'[11]. Ну невозможен анархо-коммунизм без свободы, если нет свободы, то это не анархо-коммунизм.
  Мысль третья: 'а коммунизм точно не противоречит идее свободы, анархическим идеалам'?
  Вроде бы эти вопросы уже должны были отпасть, но не факт, так как не говорилось о том, в чем все-таки суть коммунизма. Нет, конечно, уже было сказано о 'довольстве для всех' и равенстве, об отрицании частной собственности, но это ведь еще не все, что можно и нужно было сказать про коммунизм.
  Это связано с рядом предубеждений, поэтому скажем кратко, анархистский коммунизм, кроме всего, выше упомянутого, это:
  - всестороннее развитие личности (знание, не товар, оно должно быть равнодоступным для всех; элитарность знания порождает власть, так как человек знающий что-то такое, знание о чем не доступно, закрыто для других, уже обладает над остальными манипулятивной властью);
  - принцип права на не согласие с принятым решением: 'Желательно приходить к согласию, когда принимаются жизненно важные решения. Но часто это невозможно, а действительность требует оперативно решить вопрос. Тогда решение принимается большинством. Сообщество, где все решения принимаются на основе консенсуса, скорее всего, будет похоже на концентрационный лагерь.
  Из принятия решений большинством, в свою очередь, совершенно не вытекает необходимость для меньшинства подчиняться большинству. Достаточно, чтобы оно не мешало. Могут не участвовать в выполнении решений, могут критиковать их - но не имеют право противодействовать'[12].;
  - децентрализованное управление, основанное на федералистском принципе (максимально возможная децентрализация управления всеми сферами жизни, в частности, производством, при этом не полнейшая замкнутость на себе отдельных регионов, но их максимально возможное самообеспечение при одновременной интеграции в мировое хозяйство, а так же информационную сферу, если централизация и будет, то только на уровне договорившихся между собой отдельных областей - централизованная координация);
  - отсутствие денег (об этом речь была только вскользь, просто 'довольство для всех' подразумевает их отсутствие, они тогда становятся не нужны даже в качестве менового средства);
  - забота об экологии (первично забота об окружающей среде, производство - вторично, нам еще жить на этой планете, и нашим потомкам тем более);
  - отсутствие мегаполисов (у крупных городов слишком много проблем, в том числе экологического и психологического характера, а потому необходимо деукрупнять крупные города, но делать это не насильственно, а путем развития других регионов, чтобы у людей не было потребности создавать огромные поселения, в которых потом сами же не могут жить);
  - и т. д., перечислять еще много, поэтому просто назовем еще несколько важнейших, на наш взгляд пунктов: грамотное воспитание подрастающих поколений (речь, в первую очередь, о сексуальном воспитании, но не только, просто людям надо с детства учить жить в свободном обществе, где они - главное мерило и ценность, и они определяют, как жить, от них зависит, сохранится ли свобода), феминизация (выравнивание в правах и обязанностях мужчин и женщин и т. п., так как не должно быть никакого сексизма, и никакой дискриминации, в том числе, по возрастному признаку), ну и - третейская система, когда любые происшествия разрешаются посредством привлечения абсолютно незаинтересованного лица, которое и выносит окончательное решение.
  Надеемся, что нам удалось объяснить людям, что анархо-коммунизм - это действительно общество свободных и равных людей.
  
  
  Примечания:
  [1] Кропоткин П. А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990. С. 45-46
  [2] Там же. С. 80-82
  [3] Большая Советская Энциклопедия. Издание 1969-1978 гг.
  [4] Прибавочная стоимость - это часть стоимости, создаваемая неоплаченным трудом сверх стоимости рабочей силы (то есть, работник своим трудом приносит определенную экономическую прибыль, либо путем создания материальных благ, либо путем выполнения определенных общественных функций, то есть, он затрачивает некоторые свои время и силы на труд, что в условиях капитализма обуславливает получение дохода, из которого работнику выплачивается заработная плата, но на выплату идет только часть заработанного, остальное - присваивается работодателем, капиталистом, в качестве которого может так же выступать и государство).
  Прибавочная стоимость - это прибыль, которую приносит своему работодателю наемный работник, то есть - та часть прибыли, которая зарабатывается работником, но присевается нанимателем.
  [5] Анархисты. Документы и материалы. 1883 - 1916 гг. Т. 1. М. 1999. С. 37
  [6] Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. Стр.
  [7] Кропоткин П. А. Взаимная помощь, как факторъ эволюцiи. М., 1907. С. 90
  [8] Там же. С. 124
  [9] Основа информационного общества, производитель основного ходового товара такового общества - информационных технологий, и связанных с ним процессов.
  [10] Таким образом, мы получаем, при пятнадцати-двадцати часовой рабочей неделе, примерно шестидесяти шести-восьмидесяти восьми часовой рабочий месяц, а при сменной работе, сутки через двое - шестидесяти часовой рабочий месяц, и надо еще учитывать, что цифры эти довольно условны и не жестко определенны, а должны зависеть еще и от тяжести производимого труда, тем более что мы оставляем за работниками умственного труда право на соответствующий труд (им вовсе не обязательно 'пахать', вместе со всеми, в конце концов, умственный труд тоже отнимает довольно много сил), в чем вынуждены не соглашаться с Кропоткиным, который считал, что все должны заниматься физическим трудом, а умственным, уже после, по желанию - в свободное время, просто мы считаем, что при это люди должны не полагаться на помощников, которые выполнят за них всю тяжелую, 'грязную' часть труда, но будут все делать сами (в крайнем случае, им помогут, если возникнет необходимость, но и они должны помогать другим), в конце концов, и Петр Алексеевич писал об этом и ссылался на опыт ученых, новаторов эпохи Средневековья... но все же решил то, что решил, просто исходил он из того, что в новом, свободном обществе, люди сами захотят так жить.
  [11] Бакунин М. А. Федерализм, социализм и антитеологизм//Философия, социология, политика. М., 1989. С. 42
  [12] Магид М. Коммунистический анархизм//Прямое Действие. # 27, 2007
  
  
  Июль 2007
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Дмитриев "У Подножья" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"