Риггз Ренсом, Riggs Ransom: другие произведения.

02. Библиотека душ. Глава Вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.55*26  Ваша оценка:


0x01 graphic

   До того как мы поднялись на борт, Шэрон устроил целое представление, отлавливая по лодке шесть извивающихся крыс, словно свободное от паразитов путешествие было роскошью, позволенной только Очень Важным Странным Персонам. Затем он подал Эмме руку и помог ей перешагнуть с пристани в лодку. Мы все трое уселись рядом на простой деревянной скамье. Пока Шэрон отвязывал лодку от причала, я гадал, - доверять ему было просто неразумным поступком или это уже пересекало границу, за которой начиналось безрассудство, как если бы лечь спать посреди дороги.
   Проблема с границей между "просто неразумно" и "полнейшая глупость" состоит в том, что ты зачастую не знаешь, на какой ты стороне, пока не становится слишком поздно. К тому моменту, когда все устроится, и у тебя появится время, чтобы соображать, все кнопки уже нажаты, самолет покинул ангар, или, в нашем случае - лодка отчалила от пристани. И когда я смотрел, как Шэрон отталкивается от причала ногой, голой ногой, которая, как я заметил, была не совсем человеческой: с длинными, как сосиски, пальцами и толстыми желтыми ногтями, которые загибались как когти; я осознал с гнетущей уверенностью, с какой стороны были мы, и что сделать что-либо было уже слишком поздно.
   Шэрон дернул пусковой шнур на маленьком подвесном моторе, и тот кашлянул и затарахтел, выпустив облачко синего дыма. Поджав свои примечательные ноги, он опустился в созданное его плащом озеро черной ткани. Он прибавил газу и вывел нас из-под пристани, через лес из призрачно маячивших в полумраке деревянных опор, в теплый дневной свет. Затем мы вошли в канал, искусственный приток Темзы, с возвышающимися по обеим сторонам стеклянными зданиями и качающимися на волнах судами, которых было больше, чем игрушек в ванне малыша: здесь были и карамельно-красные буксиры, и широкие плоские баржи, и туристические лодки, чьи верхние палубы кишели экскурсантами, вышедшими подышать свежим воздухом. Странно, но ни один из них не направил фотоаппарат, да и вообще не заметил тарахтящего мимо них необычного судна, с ангелом смерти у руля, двумя забрызганными кровью детьми на сиденье и собакой в очках, свесившей морду за борт. Что было, пожалуй, и к лучшему. Зачаровал ли Шэрон свою лодку, так что только странные люди могли ее видеть? Я решил поверить, что это именно так, потому что спрятаться на ней, случись такая нужда, все равно было негде.
   Разглядывая ее при ярком дневном свете, я заметил, что лодка была очень простой, за исключением искусно вырезанной фигуры, возвышающейся на носу. По форме она напоминала толстую, покрытую чешуей змею, мягко изогнутую в виде английской буквы "S", только там, где должна была быть голова, располагался уставившийся вперед глаз, лишенный век и огромный как арбуз.
   - Что это? - спросил я, проводя рукой по отполированной поверхности.
   - Тис, - крикнул Шэрон через шум мотора.
   - Что?
   - Это то, из чего это сделано.
   - Нет, для чего это нужно?
   - Чтобы видеть, - ответил он раздраженно.
   Шэрон прибавил оборотов, возможно чтобы просто отделаться от моих вопросов, и когда мы набрали скорость, нос лодки легонько приподнялся над водой. Я глубоко вздохнул, наслаждаясь солнцем и ветром, бьющим мне в лицо, а Эддисон оперся на борт передними лапами и вывалил наружу язык, выглядя счастливее, чем я когда-либо его видел.
   Просто чудесный день, чтобы отправиться в ад.
   - Знаешь, я думала о том, как ты попал сюда, - подала голос Эмма. - Как ты вернулся в настоящее.
   - Хорошо, - откликнулся я. - И что ты думаешь?
   - Есть только одно объяснение, которое имеет хоть какой-то смысл, хотя и чертовски слабый. Когда мы были в туннелях со всеми этими тварями, и мы перешли в настоящее, причина, по которой ты перешел с нами, а не продолжил идти в тысяча-восемьсот-каком-то году в одиночестве, это то, что мисс Сапсан была где-то рядом и помогла тебе перейти, и так, что никто не заметил этого.
   - Я не знаю, Эмма, это кажется..., - я колебался, не желая прозвучать грубо. - Ты думаешь, она пряталась в туннеле?
   - Я просто говорю, что это возможно. Мы понятия не имеем, где она.
   - Твари захватили ее. Каул признался в этом.
   - С каких это пор ты веришь всему, что говорят твари?
   - Я им и не верю, - отозвался я. - Но раз уж Каул так хвастался ее поимкой, думаю, он, вероятно, говорил правду.
   - Возможно... или он сказал так, чтобы сломить наш дух и заставить выбросить белый флаг. Он пытался убедить нас сдаться своим солдатам, помнишь?
   - Верно, - я нахмурился. Мой мозг уже начало клинить от всех возможных вариантов. - Хорошо, допустим, что мисс С была с нами в туннеле. Но зачем ей надо было так трудиться отправлять меня в настоящее в качестве пленника тварей. Мы ведь были уже на полпути к извлечению второй души. Я бы лучше застрял в той петле.
   Какое то мгновение Эмма выглядела по-настоящему озадаченной. Затем ее лицо просветлело, и она произнесла:
   - Если только мы с тобой не должны спасти всех остальных. Может быть это все - часть ее плана.
   - Но откуда она могла знать, что мы сбежим от тварей?
   Эмма покосилась на Эддисона.
   - Может у нее были помощники, - прошептала она.
   - Эм, эта гипотетическая цепочка событий становится все более маловероятной, - я перевел дыхание, аккуратно подыскивая нужные слова. - Я знаю, ты хочешь верить, что мисс Сапсан где-то там, на свободе, наблюдает за нами. Я тоже хочу...
   - Я хочу этого до боли, - призналась она.
   - Но если бы она была на свободе, разве она не связалась бы как-нибудь с нами? И если он в этом замешан, - сказал я тихо, кивком указав на Эддисона, - разве он не упомянул бы об этом?
   - Нет, если он поклялся хранить тайну. Возможно, это слишком опасно, рассказывать кому-либо, даже нам. Если бы мы знали о местонахождении мисс Сапсан, и кто-то знал, что мы знаем, мы могли бы выдать его под пытками...
   - А он не мог бы? - произнес я чуть громче, чем следовало бы, и пес поднял голову и взглянул на нас, его брылы надувались, а высунутый язык смешно хлопал на ветру.
   - Эй, вы там! - крикнул он. - Я уже насчитал пятьдесят шесть рыб, хотя одна или две могли быть утонувшим мусором. А о чем вы шепчетесь?
   - О, ни о чем, - отозвалась Эмма.
   - Почему-то я в этом сомневаюсь, - пробормотал он, но его инстинкты быстро возобладали над его подозрительностью, и секундой позже он взвизгнул: "Рыба!", и его внимание снова переключилось на воду.
   "Рыба... рыба... мусор... рыба..."
   Эмма невесело улыбнулась:
   - Это совершенно безумная идея, я знаю. Но мой мозг - это генератор обнадеживающих мыслей.
   - Я так рад, - произнес я. - Мой - генератор самых мрачных сценариев.
   - Что ж, мы нужны друг другу.
   - Да. Но, я думал, мы уже и так это знаем.
   Мерное покачивание лодки толкало нас то друг к другу, то в стороны, то снова друг к другу.
   - Уверены, что не хотите отправиться в романтический круиз? - подал голос Шэрон. - Еще не поздно передумать.
   - Совершенно уверены, - отозвался я. - Мы на задании.
   - Тогда предлагаю вам открыть ящик, на котором вы сидите. Вам понадобится то, что внутри, когда мы будем совершать переход.
   Мы откинули верх скамьи и увидели большой кусок брезента.
   - Для чего это? - спросил я.
   - Чтобы укрываться, - ответил Шэрон и повернул лодку в еще более узкий канал, заключенный между рядами новых, дорого выглядящих многоквартирных домов.
   - Я способен скрывать вас от посторонних глаз до некоторых пор, но защита, которую я могу предложить, не работает внутри Акра, а сомнительные личности имеют склонность следить за входом в поисках легкой добычи. А вы, уж точно, легкая добыча.
   - Я так и знал, что это твоих рук дело, - воскликнул я. - Ни один турист даже не взглянул на нас.
   - Наблюдать, как совершаются исторические злодеяния безопаснее, когда их участники не могут увидеть тебя в ответ, - ответил он. - Я же не могу позволить, чтобы моих клиентов захватили налетчики викингов? Представьте, какие будут рецензии!
   Мы быстро приближались к своего рода туннелю - закрытому сверху участку канала, около ста футов длиной, поверх которого возвышалось массивное здание, что-то вроде склада или старой мельницы. На дальнем конце сиял полукруг голубого неба и сверкающей воды. Между "здесь" и "там" была только тьма. Это было похоже на вход в петлю больше, что что-либо виденное мной ранее.
   Мы вытащили наружу брезент, который был таким огромным, что закрыл пол-лодки. Эмма легла рядом со мной, и мы устроились под ним, натянув край до подбородков, словно одеяло. Когда лодка скользнула в темноту под мостом, Шэрон заглушил мотор и спрятал его под другим, меньшим куском брезента. Затем он встал, разложил телескопический шест, погрузил его в воду, пока тот не коснулся дна, и начал толкать нас вперед длинными бесшумными гребками.
   - Кстати, - спросила Эмма, - от каких "сомнительных личностей" мы прячемся? Тварей?
   - В странном мире много и других дурных вещей, кроме ваших ненавистных тварей, - ответил Шэрон, его голос раскатился гулким эхом по каменному туннелю. - Лицемер, притворяющийся другом, может быть так же опасен, как и явный враг.
   Эмма вздохнула:
   - Ты всегда выражаешься так туманно?
   - Головы! - рявкнул он. - Ты тоже, пес.
   Эддисон с сопением исчез под брезентом, и мы потянули за край, накрываясь с головой. Внутри было темно, жарко и сильно воняло машинным маслом.
   - Вы боитесь? - прошептал Эддисон в темноте.
   - Не особенно, - отозвалась Эмма. - А ты, Джейкоб?
   - Так, что сейчас меня стошнит. Эддисон?
   - Конечно же, нет, - ответил он. - Пугливость не свойственна моей породе.
   Но затем он втиснулся между мной и Эммой, и я почувствовал, как дрожит все его тело.
  

***

   Некоторые переходы быстрые и ровные, словно мчишься по автостраде, но в этот раз нас трясло как на разбитой, полной ям, дороге, затем наклонило на крутом вираже, а потом будто скинуло вниз с обрыва, и все это в кромешной тьме. Когда это, наконец, закончилось, голова у меня кружилась и гудела. Я задумался, какие невидимые механизмы делают одни переходы труднее, чем другие. Может, они соответствовали пункту назначения, тогда, судя по ощущениям, мы неслись по бездорожью в дикую глушь.
   - Мы на месте, - объявил Шэрон.
   - Все в порядке? - спросил я, нашаривая в темноте руку Эммы.
   - Мы должны вернуться, - простонал Эддисон. - Я оставил мои почки на той стороне.
   - Помолчите, пока я не найду более-менее безопасное место, чтобы высадить вас, - рявкнул Шэрон.
   Удивительно, каким острым становится ваш слух, когда вы не можете воспользоваться зрением. Пока я тихо лежал под брезентом, меня загипнотизировали звуки проплывающего мимо нас живого мира. Поначалу был слышен только плеск шеста Шэрона, но вскоре к нему добавились и другие звуки, все они смешивались в моей голове, рисуя перед глазами полную деталей картину. Мерные шлепки дерева по воде были вызваны, я представил, веслами проплывающей рядом лодки, доверху набитой рыбой. Я вообразил себе, как женщины, крики которых я слышал, высунулись из окон смотрящих друг на друга домов, развешивая на веревках белье и обмениваясь сплетнями. Впереди раздавался громкий детский смех и собачий лай, а вдалеке я смог различить голоса, распевающие под ритм молотков: "Внемли звону молотков! Внемли стуку гвоздей!". Тут же мне представились храбрые трубочисты в цилиндрах, скачущие вприпрыжку по улице, полной грубого очарования, и люди, которые собираются вместе, чтобы преодолеть все невзгоды в жизни, перемигиваясь и попевая песни.
   Я ничего не мог с этим поделать. Все, что я знал о викторианских трущобах, я выучил из дешевой версии мюзикла про Оливера Твиста. Когда мне было двенадцать, я участвовал в любительской постановке, я был Сиротка Номер Пять, если хотите знать, и страдал такой жуткой боязнью сцены в ночь перед выступлением, что изобразил желудочный грипп и просмотрел всю пьесу из-за кулис, в костюме, с ведром между коленями.
   Как бы то ни было, именно такая картина нарисовалась в моей голове до того, как я заметил маленькую дырку в брезенте возле моего плеча, не иначе прогрызенную крысами, и, подвинувшись немного, понял, что могу сквозь нее подглядывать. В течение нескольких секунд веселый, навеянный мюзиклом пейзаж, который я представлял, расплылся как на картине Сальвадора Дали. Первым ужасом, представшим моим глазам, были дома, расположенные по обеим сторонам канала, хотя назвать их домами было бы слишком громко. Нигде в их провисшей и прогнившей архитектуре не было ни единой прямой линии. Они ссутулились, словно шеренга изнуренных солдат, заснувших на посту; похоже, единственное, что удерживало их от того, чтобы не свалиться в воду, была плотность, с которой они стояли, это и строительный раствор из черно-зеленой грязи, густо нанесенный на их нижнюю треть жирными слоями. На каждом покосившемся крыльце стояла деревянная, похожая на гроб, коробка, но только когда до моего слуха донеслось громкое кряхтение из одной из них, и я увидел, как что-то полетело оттуда в воду, я сообразил, что это было, и что шлепающие звуки, которые я слышал ранее, издавали вовсе не весла, а уборные, которые и были повинны в той самой грязи, что не давала им упасть.
   Кричащие что-то друг другу через канал женщины, действительно, высовывались из расположенных напротив окон, как я и представлял, но они не развешивали белье и уж точно не обменивались сплетнями, по крайней мере, уже нет; теперь они обменивались угрозами и оскорблениями. Одна из них размахивала разбитой бутылкой и пьяно хохотала, в то время как вторая награждала ее эпитетами, которые я едва мог разобрать ("Да т'ж черт'ва в'нючая швабра, за фартинг с'мим дь'ялом спать г'това!"), что, если я правильно ее понял, звучало странно, учитывая, что сама она была обнажена по пояс, и ей, похоже, было все равно, что это кто-то видит. Обе остановились, чтобы свистнуть Шэрону, пока мы проплывали под ними, но он проигнорировал их.
   Желая поскорее стереть эту картинку из моей головы, я только заменил ее другой, еще худшей: впереди нас шайка детей сидела, болтая ногами, на хлипком мосту, перекинутом через канал. Они раскачивали над водой собаку за привязанную к ее задним ногам веревку, макая бедное существо в воду, и гоготали, когда ее отчаянный лай превращался в пузыри. Я боролся с желанием вскочить и наорать на них. Хорошо хоть Эддисон не мог их видеть, иначе никакие уговоры не удержали бы его от того, чтобы не броситься на них, оскалив зубы, и не выдать нас.
   - Я вижу, чем ты там занимаешься, - пробормотал Шэрон. - Если хочешь оглядеться, подожди, мы вот-вот доберемся до самого худшего.
   - Ты что, подглядываешь? - прошептала Эмма, пихая меня в бок.
   - Возможно, - ответил я, не прерывая своего занятия.
   Лодочник шикнул на нас. Вытянув шест из воды, он открыл его верхушку, в которой оказалось короткое лезвие, затем поднял его и перерезал веревку, пока мы проплывали мимо. Собака плюхнулась в воду и благодарно погребла прочь, а мальчишки, завывая от злости, принялась швырять в нас все, что попалось под руку. Шэрон продолжил грести, игнорируя их, как и тех леди, пока яблочный огрызок не пролетел в дюйме от его головы. Он вздохнул, повернулся и спокойно сдвинул назад свой капюшон, достаточно для того, чтобы мальчишки могли увидеть его, а я - нет.
   Что бы они не увидели, это явно напугало их до полусмерти, потому что все они бросились с криками наутек, один из них так быстро, что споткнулся и упал в зловонную воду. Посмеиваясь про себя, Шэрон поправил капюшон и снова повернулся вперед.
   - Что произошло? - встревожено спросила Эмма. - Что это было?
   - Приветствие от Акра Дьявола, - ответил Шэрон. - Итак, если вам интересно посмотреть, куда мы попали, можете немного приоткрыть лица, и я попытаюсь устроить вам достойную трех золотых экскурсию за то время, которое осталось.
   Мы сдвинули брезент до наших подбородков, и оба, Эмма и Эддисон, издали вздох: Эмма, я думаю, от вида, а Эддисон, судя по его сморщенному носу, от запаха. Он был просто нереальным, словно вокруг нас варился суп из канализационных стоков.
   - Вы привыкните, - бросил Шэрон, прочитав все по моему скривленному лицу.
   Эмма сжала мою руку и простонала:
   - Ох, это ужасно...
   И это действительно было ужасно. Теперь, когда я смотрел двумя глазами, это место выглядело еще более адским. Фундаменты домов разлагались в кашу. Безумные деревянные мостики, некоторые не шире доски, пересекали канал подобно спутанной "кошачьей колыбели", а его вонючие берега были завалены кучами мусора и буквально шевелились от разнообразной живности, копошащейся в них. Единственными цветами были оттенки черного, желтого и зеленого, цвета флага грязи и гниения, но черного было больше всего. Черный присутствовал на каждой поверхности, покрывал каждое лицо, расчерчивал небо столбами дыма, поднимающимися из дымоходов и зловеще маячивших вдалеке труб фабрик, которые возвещали о себе ежеминутными громовыми раскатами, низкими и первобытными, как барабаны войны, и такими мощными, что от них дребезжали все, до сих пор не разбитые, окна.
   - Это, друзья мои, Акр Дьявола, - начал Шэрон, его змеиный голос звучал достаточно громко, чтобы только мы слышали его. - Фактическое население - семь тысяч двести шесть, официальное население - ноль. Отцы города, в своей мудрости, отказываются даже признавать его существование. Эта чарующая водная гладь именуется Тифозная Канава, а отходы фабрик, нечистоты и трупы животных, которые постоянно плывут по ней, источник не только этого обворожительного благоухания, но также эпидемий, вспыхивающих с такой регулярностью, что по ним можно сверять часы, и таких фееричных, что вся эта территория получила второе название - Столица Холеры.
   - И все же..., - он поднял закутанную в черную ткань руку и указал на девочку, опускающую в воду ведро. - Для многих из этих несчастных душ, это служит и стоком и источником.
   - Она же не собирается это пить! - ужаснулась Эмма.
   - Через пару дней, когда тяжелые частицы осядут, она выберет самую чистую воду сверху.
   Эмма содрогнулась:
   - Нет...
   - Да. Просто жуть, - произнес Шэрон небрежно, и продолжил сыпать фактами, словно зачитывая из книги. - Основными занятиями жителей являются сбор мусора и заманивание незнакомцев в Акр, с целью стукнуть их по голове дубинкой и ограбить. Развлекаются тут тем, что глотают любую горючую жидкость, что имеется под рукой, да орут песни во все горло. Главные предметы экспорта - плавильный шлак, костная мука и нищета. Наиболее известные достопримечательности включают...
   - Это не смешно, - перебила его Эмма.
   - Прошу прощения?
   - Я сказала, это не смешно! Эти люди страдают, а ты отпускаешь шуточки по этому поводу!
   - Я не отпускаю шуточки, - произнес Шэрон высокомерно. - Я снабжаю вас ценной информацией, которая может спасти ваши жизни. Но если вы предпочитаете погрузиться в эти джунгли, пребывая в коконе невежества...
   - Нет, не предпочитаем, - вмешался я. - Она извиняется. Пожалуйста, продолжай.
   Эмма бросила на меня недовольный взгляд, и я ответил ей тем же. У нас не было времени на споры о политкорректности, даже если слова Шэрона звучали несколько бессердечно.
   - Говорите потише, ради Аида, - прошипел Шэрон раздраженно. - Так вот, как я уже говорил, наиболее известные достопримечательности включают в себя Тюрьму для беспризорников имени Святого Ратледжа, дальновидное заведение, которое изолирует сирот еще до того, как у них появится возможность совершить какое-либо преступление, таким образом спасает общество от огромных затрат и хлопот; Приют Святого Варнавы для умалишенных, шарлатанов и лиц, склонных к преступлениям, который действует на добровольной основе, лечит приходящих больных и почти всегда пустует; ну и Дымящаяся улица, которая уже восемьдесят семь лет пребывает в огне из-за подземного пожара, который никто так и не удосужился потушить. А! - произнес он, указав на чернеющий промежуток между домами на берегу. - Вот как раз один ее конец, который, как вы видите, выгорел дотла.
   Несколько мужчин работали на прогалине, сколачивая деревянную раму, как я предположил, восстанавливая один из домов. Когда мы проплывали мимо, они остановились и громко поприветствовали Шэрона, на что тот коротко махнул рукой в ответ, словно слегка смутившись.
   - Твои друзья? - спросил я.
   - Дальние родственники, - пробормотал он. - Сооружение виселиц - наше семейное ремесло...
   - Чего сооружение? - переспросила Эмма.
   Прежде, чем он успел ответить, мужчины возобновили работу, громко распевая в такт взмахам молотков:
   "Внемли звону молотков! Внемли стуку гвоздей!
   Что за отрада, виселицу строить - лекарство от всех хворей!"
   Если бы я не был в таком ужасе, я бы, наверное, рассмеялся.
  

***

   Мы медленно плыли все дальше по Тифозной Канаве. Словно ладони, смыкающиеся вокруг нас, она, казалось, сужалась с каждым гребком шеста Шэрона, иногда настолько, что пешеходные мостики, переброшенные через нее, становились не нужны; можно было запросто перепрыгнуть канал с одной крыши на другую, серое небо превратилось в узкую щель между ними, погрузив все внизу в густой сумрак. Все это время Шэрон болтал без остановки, словно оживший учебник. Всего за несколько минут он умудрился коснуться последних модных тенденций Акра Дьявола (очень популярны украденные парики, продетые через шлевки), его валового внутреннего продукта (стабильный отрицательный прирост), и истории его основания (предприимчивыми чудаковатыми фермерами в начале двенадцатого века). Он только-только приступил к памятникам архитектуры, когда Эддисон, который все это время ерзал у меня под боком, наконец, прервал его.
   - Ты, похоже, знаешь все факты до последнего об этой чертовой дыре, за исключением тех, что хоть отдаленно могли бы нам пригодиться.
   - Например? - спросил Шэрон, явно теряя терпение.
   - Кому мы можем здесь доверять?
   - Абсолютно никому.
   - Как мы можем найти странных, которые живут в этой петле? - спросила Эмма.
   - Вам этого не захочется.
   - Где твари держат наших друзей? - спросил я.
   - Знать такое - вредно для бизнеса, - невозмутимо ответил Шэрон.
   - Тогда высади нас из этой проклятой посудины, и мы приступим к их поиску самостоятельно! - заявил Эддисон. - Мы тратим драгоценное время, а твой бесконечный монолог уже усыпил меня. Мы наняли лодочника, а не училку.
   Шэрон возмущено фыркнул:
   - Мне следовало бы утопить вас в Канаве за подобную грубость, но тогда я никогда не получу тех золотых монет, что вы мне должны.
   - Золотые монеты! - почти выплюнула от отвращения Эмма. - А как же благополучие твоих сородичей - странных?! Как же преданность?!
   Шэрон хмыкнул:
   - Если бы я беспокоился о таких вещах, я давно был бы мертв.
   - И всем стало бы только лучше, - пробормотала Эмма и отвернулась.
   Пока мы разговаривали, щупальца тумана начали извиваться вокруг нас. Он совсем не походил на серый влажный туман Кэрнхолма, он был жирный, желто-коричневый, цветом и плотностью напоминавший тыквенный суп. Его внезапное появление, похоже, встревожило Шэрона, и пока путь впереди затягивало дымкой, он постоянно вертел головой, словно ожидая с любой стороны неприятностей или же пытаясь найти, куда нас высадить.
   - Черт, черт, черт, - пробормотал он. - Это плохой знак.
   - Это всего лишь туман, - возразила Эмма. - Мы не боимся какого-то тумана.
   - Я тоже, - отозвался Шэрон, - но это не туман. Это мгла, и это человеческих рук дело. Скверные вещи творятся во мгле, и мы должны убраться из нее так быстро как можем.
   Он прошипел нам, чтобы мы накрылись, и мы послушались. Я вернулся к дырке в брезенте. Мгновением позже из мглы вынырнула лодка и проплыла борт о борт с нами в противоположном направлении. Мужчина сидел на веслах, а женщина была на сиденье, и хотя Шэрон произнес "доброе утро", они только уставились на него и продолжали пристально смотреть, пока не миновали нас, и мгла не поглотила их снова. Ворча себе под нос, Шэрон подвел нас к левому берегу, к небольшому причалу, который я едва различал в тумане. Но когда мы услышали звук шагов по деревянным доскам и приглушенный шепот нескольких голосов, Шэрон налег на свой шест и резко развернул нас обратно.
   Мы двигались зигзагами от одного берега к другому, в поисках места для высадки, но всякий раз, когда мы приближались, Шэрон видел что-то, что ему не нравилось, и поворачивал снова.
   - Стервятники, - бормотал он. - Стервятники повсюду...
   Сам я не видел ничего, до тех пор, пока мы не подплыли к провисшему мосту и шагающему по нему человеку. Пока мы медленно проплывали под мостом, человек остановился и посмотрел на нас. Он открыл рот и глубоко вдохнул, собираясь позвать на помощь, как я подумал, но вместо голоса из его рта в нашем направлении вырвалась струя плотного желтого дыма, будто вода из пожарного шланга.
   Я запаниковал и задержал дыхание. Что если это ядовитый газ? Но Шэрон не прикрывал лица и не доставал маску, он просто бормотал: "Черт, черт, черт", пока дыхание того мужчины вихрилось вокруг нас, сливаясь с мглой и снижая видимость до нуля. Через несколько секунд мужчина, мост, на котором он стоял, и берега по обе стороны от нас скрыла мгла.
   Я приоткрыл голову (все равно нас уже никто не мог видеть) и произнес тихо:
   - Когда ты сказал, что это человеческих рук дело, я думал, ты имеешь в виду заводской дым, а не буквально...
   - О! Ух ты, - удивилась Эмма, тоже приоткрывая лицо. - Для чего это?
   - Стервятники застилают мглой местность, чтобы скрыть свои действия, - ответил Шэрон, - и чтобы ослепить свою добычу. К счастью для вас, я не такая легкая добыча.
   И он вытащил свой длинный шест из воды, протянул его над нашими головами и постучал им по деревянному глазу на носу лодки. Глаз начал светиться подобно противотуманной фаре, пронизывая мглу перед нами. Затем он вернул шест в воду и, тяжело налегая на него, начал медленно вращать лодку по кругу, прочесывая мглу над водой с помощью света.
   - Но если они могу сделать такое, - заговорила Эмма, - значит они - странные, не так ли? А если они странные, возможно, они дружелюбные?
   - Чистые сердцем не заканчивают канавными пиратами, - ответил Шэрон и остановил вращающуюся лодку, когда наш свет выхватил из мглы приближающееся судно. - Помяни черта.
   Мы могли видеть их достаточно отчетливо, но все что пока видели они, был яркий шар света. Это не давало нам большого преимущества, но, по крайней мере, позволяло оценить ситуацию, до того, как снова спрятаться под брезентом. В лодке размером вдвое больше нашей находилось двое мужчин. Один из них сидел у почти бесшумного подвесного мотора, а второй держал дубинку.
   - Если они такое опасные, - прошептал я, - почему мы просто дожидаемся их?
   - Мы уже слишком углубились в Акр, чтобы уйти от них, а я, скорее всего, смогу вытащить нас из этого переговорами.
   - А если не сможешь? - спросила Эмма.
   - Тогда, возможно, вам придется удирать вплавь.
   Эмма взглянула на маслянистую черную воду и произнесла:
   - Я лучше сдохну.
   - Как пожелаешь. А сейчас, я рекомендую вам исчезнуть, дети, а не шевелите там ни единым мускулом.
   Мы снова натянули брезент на головы. Секундой позже, раздался бодрый голос:
   - Здорóво, лодочник!
   - Здорóво! - ответил Шэрон.
   Я услышал, как весла зачерпнули воду, и почувствовал толчок, когда другая лодка стукнулась об нашу.
   - Что за дела у тебя здесь?
   - Просто выехал на небольшую прогулку, - произнес Шэрон беспечно.
   - И сегодня просто чудный день для этого, - откликнулся мужчина со смехом.
   Второй мужчина был не в настроении шутить.
   - Че под тряпкой? - прорычал он с жутким акцентом.
   - Что я везу в своей лодке - это только мое дело.
   - Все, че провозится по Тифозной к'наве - эт'наше дело.
   - Старые канаты да всякий хлам, если вам так хочется знать, - ответил Шэрон. - Ничего интересного.
   - Тогда ты не будешь возражать, если мы взглянем, - заметил первый мужчина.
   - А как же наша договоренность? Разве я не заплатил вам в этом месяце?
   - Б'лше нет никаких д'гворенн'стей, - заявил второй. - Твари платят в пять раз б'льше `бычного за славных пухлых питателей. Если кто упустит питателя... эт'яма, или хуже.
   - Что может быть хуже ямы? - откликнулся первый.
   - Даж' не хочу эт'выяснять.
   - Ну же, джентльмены, будьте благоразумны, - произнес Шэрон. - Возможно, пришло время пересмотреть наши договоренности. Я могу предложить встречные условия, которые устроят любого ...
   Питатели. Я содрогнулся, несмотря на влажное тепло, которое распространялось под брезентом от быстро разогревающихся рук Эммы. Я надеялся, что ей не придется ими воспользоваться, но мужчины не поддавались на уговоры, и я боялся, что болтовня лодочника лишь ненадолго задержит их. Но драка означала бы катастрофу. Даже если бы мы и справились с теми двумя в лодке, стервятники, как выразился Шэрон, повсюду. Я представил, как собирается целая банда, преследуют нас на лодках, стреляют с берегов, прыгают на нас с мостов, и начал цепенеть от страха. Я, правда, правда, не хотел узнать, что означает "питатель".
   Но тут я услышал обнадеживающий звук - звон монет, передаваемых из рук в руки, а второй мужчина воскликнул:
   - Да он набит под завязку! С эт'м я могу отправиться на п'кой в Испанию...
   Но как только в моей душе начала расти надежда, мой желудок потянуло вниз. Знакомое чувство вползало в мои внутренности, и я понял, что оно нарастало, медленно и постепенно, уже какое-то время. Сначала это был небольшой зуд, затем он превратился в тупую боль, а теперь боль становилась острой - явный признак приближающейся пустóты.
   Но не просто какой-то пустóты. Моей пустóты.
   Это слово неожиданно само вспыхнуло у меня в мозгу. Моей. А может, я неверно истолковал его. Может быть, это я принадлежал ей.
   И никакие договоренности не были гарантией безопасности. Я считал, что она хотела убить меня также сильно, как и любая другая пустóта, только что-то временно блокировало это желание. Это было то же самое, что загадочным образом притягивало пустóту ко мне и поворачивало стрелку компаса внутри меня по направлению к ней, и эта самая стрелка сейчас подсказывала мне, что пустóта близко и продолжает приближаться.
   Как раз вовремя, чтобы застать нас схваченными, или убитыми, или убить нас самой. Я твердо решил, что если нам удастся добраться до берега в целости и сохранности, первым пунктом в списке моих дел станет избавиться от этого существа раз и навсегда.
   Но где же оно? Если оно действительно приближалось, то оно должно было плыть в нашем направлении по Тифозной Канаве, а я определенно услышал бы, как существо с семью конечностями плывет брассом. Затем стрелка сместилась и указала глубже, и я понял, почти увидел, что оно было под водой. Похоже, пустóтам не требовалось часто дышать. Мгновением позже последовал глухой стук, когда пустóта прикрепилась к днищу нашей лодки. Все подскочили от этого звука, но только я знал, что это было. Я хотел предупредить друзей, но я должен был лежать неподвижно. А тело монстра было всего в нескольких дюймах, по другую сторону деревянных досок, на которых мы лежали.
   - Что это было? - услышал я голос первого мужчины.
   - Я ничего не слышал, - соврал Шэрон.
   "Отпусти", - шептал я беззвучно, надеясь, что пустóта услышит. - "Отпусти и оставь нас в покое".
   Вместо этого она начала издавать скрежещущие звуки, и я представил, как она грызет деревянное дно лодки своими длинными зубами.
   - Я слышал эт' совершенно `тчетливо, - заявил второй мужчина. - Похож', лод'чник пытается надуть нас, Рэг!
   - Сдается мне, так и есть, - откликнулся первый.
   - Уверяю вас, вы как никогда далеки от истины, - ответил Шэрон. - Это всего лишь проклятая неисправная лодка. Давно просрочил техобслуживание.
   - Хватит, сделка отменяется. Показывай, что везешь!
   - Или вы могли бы позволить мне повысить ставку, - предложил Шэрон. - Будем считать это благодарностью за все ваше любезное понимание.
   Мужчины совещались вполголоса.
   - Если мы отпустим его, а кто-т' его поймает с п'тателями, эт' яма для нас.
   - Или хуже.
   "Уходи, уходи, УХОДИ", - умолял я пустóту на английском.
   "Тук, тук, ТУК", - ответила она ударами в корпус лодки.
   - Убери эту тряпку! - потребовал первый мужчина.
   - Сэр, если бы вы подождали еще секунду...
   Но мужчины были непреклонны. Наша лодка качнулась, как будто кто-то поднялся на борт. Последовали крики, и рядом с нашими головами затопали чьи-то ноги, когда на лодке завязалась драка.
   Нет смысла прятаться дальше, подумал я, и остальные, похоже, были со мной согласны. Я увидел светящиеся пальцы Эммы, потянувшиеся к краю брезента.
   - На счет три, - прошептала она. - Готовы?
   - Как скаковая лошадь, - прорычал Эддисон.
   - Погодите, - начал я, - прежде, вы должны знать, там под лодкой...
   А затем брезент слетел с нас, и я так и не закончил то предложение.
  

***

   То, что произошло потом, произошло очень быстро. Эддисон укусил руку, которая сорвала брезент, а Эмма ударила ее удивленного обладателя, мазнув по лицу мужчины своими раскаленными пальцами. Он с воем отшатнулся и упал в воду. Шэрона во время потасовки сбили с ног, и второй бандит стоял над ним с занесенной дубинкой. Эддисон прыгнул на него и вцепился в ногу. Тот повернулся, чтобы стряхнуть пса, дав тем самым Шэрону время подняться на ноги и ударить его в живот. Мужчина согнулся пополам, а Шэрон разоружил его ловким движением шеста.
   Мужик решил смыться, пока можно, и прыгнул обратно в свою лодку. Шэрон сорвал ткань, скрывающую подвесной мотор, дернул шнур, и наша лодка, чихая, начала набирать скорость, но тут третья лодка выскочила из мглы и помчалась к нам. Внутри было еще трое мужчин, один вооружен старинным пистолетом, который он нацеливал прямо на Эмму.
   Я крикнул ей лечь и сам повалил ее, как раз в тот момент, когда пистолет щелкнул и выпустил облачко белого дыма. Потом мужчина прицелился в Шэрона, который бросил двигатель и вскинул руки вверх. И это был бы наш конец, я думаю, если бы не поток странных слов, поднявшийся изнутри меня и хлынувший из моего горла, громко и уверенно, и незнакомо для моих ушей.
   "Потопи их лодку! Используй языки и потопи их лодку!"
   В течение тех долей секунды, что заняло у остальных обернуться и уставиться на меня, пустóта оттолкнулась от нашего корпуса и метнула свои языки в другую лодку. Они выстрелили из воды, захлестнулись вокруг выступов на корме и подкинули лодку вверх и назад в обратном сальто, которое выбросило все троих мужчин за борт.
   Перевернувшаяся лодка обрушилась на двоих из них.
   Шэрон мог воспользоваться появившимся шансом, дать газу и вытащить нас отсюда, но он так и застыл, пораженный, с поднятыми руками.
   Что меня вполне устраивало. Я все равно еще не закончил.
   "Этого", - велел я, глядя на барахтающегося в воде стрелка.
   Похоже, пустóта слышала меня и под водой, потому что через пару секунд после того, как я произнес это, мужчина вскрикнул, посмотрел вниз, и его вдруг утянуло под воду, - вот так просто, раз, и исчез, - и мгновенно вода в этом месте окрасилась красным.
   - Я не сказал "съешь его"! - крикнул я на английском.
   - Чего ты ждешь?! - заорала Эмма на Шэрона. - Поехали!
   - Точно, точно, - забормотал лодочник. Очнувшись от ступора, он опустил руки и налег на ручку газа. Мотор взвыл, и Шэрон круто развернул лодку на месте, отчего Эмма, Эддисон и я потеряли равновесие и повалились друг на дружку. Лодка задрала нос и рванула вперед, и мы понеслись, набирая скорость, сквозь закручивающиеся кольца тумана туда, откуда приплыли.
   Эмма посмотрела на меня, а я посмотрел на нее, и хотя было трудно что-либо расслышать сквозь рев мотора и шум крови в ушах, мне казалось, я могу прочесть на ее лице одновременно и страх и восторг, то выражение, которое говорило: "Ты, Джейкоб Портман, потрясающий и пугающий". Но когда она, наконец, заговорила, я смог разобрать только одно слово:
   - Где?
   Действительно, где? Я понадеялся, что мы сможем оторваться от пустóты, пока она приканчивает канавного пирата, но, судя по моим внутренностям, она была по-прежнему близко и продолжала следовать за нами, вероятнее всего, используя один из своих языков как буксирный трос.
   - Близко, - произнес я одними губами.
   Ее глаза сверкнули, и она коротко кивнула:
   - Хорошо.
   Я покачал головой. Почему она не боится? Неужели она не понимает, как это опасно? Пустóта попробовала крови, и только что оставила трапезу незаконченной. Кто знает, какую подлость она замышляет? Но то, как Эмма смотрела на меня. Она чуть ухмылялась краешком рта, но этого было достаточно, чтобы мне казалось, что я способен на все.
   Мы быстро приближались к мосту и создавшему мглу странному. Он поджидал нас, наклонив голову и прицеливаясь в нас из винтовки, которую положил на перила моста.
   Мы пригнулись. Прогремели два выстрела. Снова подняв голову, я увидел, что все целы.
   Мы въезжали под мост. Скоро мы окажемся с другой стороны, и он сможет выстрелить в нас снова. Я не должен был дать ему такой шанс.
   Я обернулся и выкрикнул: "Мост!", на языке пустóт, и существо, похоже, точно поняло, что я имел в виду. Два его языка, что не держались за нашу лодку, выстрелили вверх, и каждый с влажным шлепком обвился вокруг хлипких опор моста. Все три языка размотались в разных направлениях, до тех пор, пока не натянулись туго, словно растянутая до предела резинка. Пустóту подняло из воды, и она повисла между лодкой и мостом как морская звезда.
   Лодка замедлилась так резко, как будто кто-то дернул стоп-кран, и мы все полетели на пол. Мост заскрипел и закачался; странный, что прицеливался в нас, пошатнулся и выронил винтовку. Я думал, что кто-то из них все равно сдастся, или мост или пустóта - она визжала как свинья под ножом, так, словно ее вот-вот разорвет пополам, - но когда странный нагнулся и схватил винтовку, стало похоже, что мост все-таки устоит, и это означало, что из-за меня мы лишились преимущества в скорости. Теперь мы были даже не движущимися мишенями.
   - Отпусти! - заорал на пустóту, в этот раз на ее языке.
   Она не отпускала. Это существо никогда не отпустило бы меня по собственной воле. Так что я бросился к корме и перегнулся через борт. Там вокруг руля обмотался один из языков. Вспомнив, как Эмма заставила пустóту отпустить ее лодыжку, схватив за язык раскаленной рукой, я подтащил ее к корме и велел поджечь руль. Она сделала, как я сказал, чуть не вывалившись за борт, когда пыталась дотянуться до него, и пустóта взвизгнула и отпустила нас.
   Это было похоже на выстрел из рогатки. Пустóта улетела и врезалась в мост с оглушительным треском; вся шаткая конструкция вздыбилась и посыпалась в воду. В это же самое время зад нашей лодки упал, и мотор, вновь погрузившись, помчал нас вперед. Внезапное ускорение опрокинуло нас как кегли. Шэрон умудрился удержать руль, и, выпрямившись, успел резко вырулить и избежать столкновения со стеной канала. Мы понеслись по руслу Канавы, черная вода как крылья взлетала позади нас.
   Мы низко пригнулись, опасаясь пуль, но, кажется, непосредственная опасность уже миновала. Стервятники остались где-то позади, и я не мог представить, как они сейчас могли бы нас поймать.
   Эддисон спросил, тяжело дыша:
   - Это было то самое существо, которое мы встретили в метро, не так ли?
   Я понял, что до сих пор задерживаю дыхание, поэтому выдохнул и только потом кивнул. Эмма смотрела на меня, ожидая продолжения, но мой мозг был перегружен, а натянутые нервы звенели от всей странности того, что только что произошло. Но я точно знал, в этот раз существо было почти у меня в руках. Как будто с каждой встречей я погружался все глубже в нервный центр пустóты. Слова приходили легче, были уже не такими чужими для моего языка, встречали меньше сопротивления со стороны пустóты. Но все равно, она была словно тигр, на которого я умудрился накинуть собачий поводок. В любой момент она могла развернуться и вцепиться в меня, или в любого из нас. Но все же, по какой-то причине, которая была выше моего понимания, она не делала этого.
   Может быть, я подумал, еще через пару попыток, я смогу окончательно приручить ее. И тогда... И тогда... Мой бог, что за мысль...
   Тогда нас уже ничто не остановит.
   Я взглянул назад, на тень моста, пыль и древесная труха все еще кружились в воздухе в том месте, где вся конструкция стояла лишь несколько секунд назад. Я разглядывал плавающие обломки, ожидая увидеть, как какая-нибудь часть тела появится на поверхности, но водоворот из мусора не подавал признаков жизни. Я пытался нащупать его своим чувством, но мои внутренности молчали, выкрученные и опустошенные. Потом грязные клочья мглы сомкнулись за нами и скрыли все из виду.
   Как раз, когда мне нужен был монстр, он дал себя убить.
  

***

   Лодка качнулась вперед, когда Шэрон сбавил ход и взял правее, направляя ее сквозь постепенно светлеющую мглу к кварталу из жуткого вида построек. Они стояли у самого края воды сплошной бесконечной стеной, напоминая своим видом не столько дома, сколько внешнюю стену лабиринта или крепости, угрюмую и неприступную, с несколькими отверстиями для входа. Мы медленно дрейфовали вдоль нее, в поисках пути внутрь. Заметить один из них удалось Эмме, хотя мне пришлось прищуриться, чтобы понять, что это была не просто тень на стене.
   Назвать это даже переулком было бы преувеличением. Это была щель, узкая как лезвие ножа, расстояние от стены до стены составляло около ширины плеч, а в высоту было раз в пятьдесят больше. На вход указывала заросшая мхом лестница, прикрученная вертикально к берегу канала. Я мог видеть лишь на несколько метров вглубь, а дальше проход, изгибаясь, исчезал в непроглядной тьме.
   - Куда он ведет? - спросил я.
   - Куда даже ангелы боятся ступить, - отозвался Шэрон. - Это не то место, где я собирался высадить вас, но наш выбор теперь ограничен. Уверены, что не хотите вообще покинуть Акр? Еще не поздно.
   - Вполне уверены, - ответили Эмма и Эддисон одновременно.
   Что касается меня, я был бы рад обсудить это, но было уже слишком поздно, чтобы поворачивать назад. "Вернуть их или умереть", - повторял я себе последние несколько дней. И пришло время погрузиться в это с головой.
   - В таком случае - земля по курсу, - произнес Шэрон сухо.
   Он вытащил из-под своего сиденья швартовный конец, набросил его на лестницу и подтянул нас к берегу.
   - Все на выход, пожалуйста. Смотрите под ноги. Погодите, позвольте мне.
   Шэрон вскарабкался по скользкой, наполовину сломанной лестнице с проворностью человека, который проделывал это уже много раз. Оказавшись наверху, он опустился на колени, протянул руку и по очереди помог подняться каждому из нас. Эмма поднялась первой, потом я передал нервничающего и извивающегося Эддисона, а потом, так как я был гордым и глупым, я поднялся по лестнице без помощи Шэрона и чуть было не соскользнул в воду.
   Когда все благополучно высадились, Шэрон начал спускаться обратно к лодке, которую он оставил с включенным мотором.
   - Минуточку, - остановила его Эмма. - Куда это ты собрался?
   - Подальше отсюда! - ответил Шэрон, спрыгивая с лестницы в свою лодку. - Не будете так любезны, бросить мне ту веревку?
   - Не будем! Сначала ты должен показать нам куда идти! Мы понятия не имеем где мы!
   - Я не провожу наземных экскурсий, я специализируюсь строго на лодочных турах.
   Мы переглянулись, не веря своим ушам.
   - Дай нам хотя бы указания! - взмолился я.
   - А еще лучше - карту, - добавил Эддисон.
   - Карту! - воскликнул Шэрон так, будто это была самая глупая вещь, которую он когда-либо слышал. - Да в Акре Дьявола воровских проходов, туннелей с убийцами и подпольных притонов больше чем где-либо на свете! Это место невозможно нанести на карту! А теперь бросьте это ребячество и передайте мне веревку.
   - Нет, пока ты не скажешь нам хоть что-то полезное! - заявила Эмма. - Имя кого-нибудь, кого мы можем попросить о помощи, кто не попытается продать нас тварям!
   Шэрон разразился смехом.
   Эмма вызывающе сложила руки на груди:
   - Должен же быть хоть кто-то.
   Шэрон поклонился:
   - Вы говорите с ним! - затем он взобрался до середины лестницы и выдернул веревку у Эммы из рук. - Хватит с меня. Прощайте, дети. Я больше чем уверен, что мы с вами уже никогда не увидимся.
   И с этими словами он шагнул в свою лодку, прямо в лужу воды по щиколотку глубиной. Он по-девчоночьи взвизгнул и наклонился, чтобы взглянуть. Похоже, пули, пролетевшие мимо наших голов, пробили несколько отверстий в корпусе, и лодка дала течь.
   - Посмотрите, что вы наделали! Мою лодку разнесло на куски!
   Глаза Эммы вспыхнули.
   - Что мы наделали?!
   Шэрон провел краткий осмотр и пришел к выводу, что повреждения были серьезными.
   - Я пропал! - объявил он драматично, затем заглушил двигатель, сложил шест до размера дубинки и снова вскарабкался по лестнице.
   - Я иду искать мастера, способного залатать мою посудину, - заявил он, пролетая мимо нас, - и я не желаю, чтобы вы тащились за мной.
   Мы гуськом потопали следом за ним в узкий переулок.
   - Почему это?! - пронзительно выкрикнула Эмма.
   - Потому что вы прокляты! Приносите неудачу! - Шэрон махнул назад рукой, словно отгоняя мух. - Прочь!
   - Что значит "прочь"?! - она пробежала несколько шагов и схватила его за закутанный в плащ локоть. Он резко развернулся, выдернул руку, и в какой-то момент я подумал, что он собирается ударить ее. Я напрягся, готовый прыгнуть на него, но его занесенная рука так и осталась в воздухе, как предупреждение.
   - Я ходил по этому маршруту столько раз, что уже и не могу сосчитать, и ни разу на меня не нападали канавные пираты. Никогда мне не приходилось снимать покров и использовать мой бензиновый двигатель. И еще никогда в жизни моя лодка не получала повреждений. От вас гораздо больше проблем, чем может показаться на первый взгляд, и я не желаю больше иметь с вами дело.
   Пока он говорил, я разглядывал проход у него за спиной. Мои глаза все еще привыкали к темноте, но то, что я уже видел, было пугающим: изгибающийся и похожий на лабиринт, он был расчерчен лишенными дверей дверными проемами, зияющими как отсутствующие зубы. И он был полон зловещих звуков: шепотом, шорохами, торопливыми шагами. Уже сейчас я буквально чувствовал, как за нами следят голодные глаза, и обнажаются ножи.
   Мы не могли остаться здесь одни. Придется умолять.
   - Мы заплатим вдвое больше, чем обещали, - начал я.
   - И починим твою лодку, - вставил Эддисон.
   - Оставьте при себе свою чертову карманную мелочь! - отрезал Шэрон. - Разве вы не видите, я разорен? Как я могу вернуться в Акр Дьявола? Вы что, думаете, стервятники оставят меня в покое, теперь, когда мои клиенты убили двоих из них?!
   - Что ты от нас хотел? - воскликнула Эмма. - Нам нужно было как-то защищаться!
   - Не будьте такими наивными. Они бы никогда не стали заходить так далеко, если бы не... это.., - Шэрон посмотрел на меня и понизил голос до шепота. - Ты должен был сказать раньше, что ты в союзе с созданиями ночи!
   - Эээ..., - произнес я неловко. - Я бы не сказал "в союзе", вообще-то...
   - Я мало чего боюсь в этом мире, но, как правило, я держусь подальше от высасывающих душу монстров, а, совершенно очевидно, что один из них следует за тобой, как гончая! Я полагаю, он появится здесь с минуты на минуту?
   - Конечно, нет, - возразил Эддисон. - Разве не помнишь, несколько минут назад ему на голову упал мост?
   - Всего лишь один небольшой мост, - ответил Шэрон. - А теперь, прошу прощения, мне нужно встретиться с человеком, кто займется моей лодкой, - и он заторопился дальше.
   Прежде чем мы успели догнать его, он завернул за угол, и к тому времени, как мы добежали туда, он исчез, просто испарился, возможно, скрылся в одном из этих туннелей, о которых он упоминал. Мы стояли, озираясь вокруг, сбитые с толку и испуганные.
   - Не могу поверить, что он нас вот так бросил! - воскликнул я.
   - Я тоже, - произнес Эддисон прохладно. - На самом деле, я думаю, он этого не сделал. Я думаю, он торгуется.
   Пес прочистил горло, сел на задние лапы и произнес громким звучным голосом, обращаясь к крышам над головой:
   - Добрый сэр! Мы намереваемся спасти наших друзей и наших имбрин, и, помяните мое слово, мы это сделаем! И когда мы это сделаем, и они узнают, как вы помогли нам, они будут весьма признательны!
   Он сделал паузу и продолжил:
   - Бог с ним, с состраданием! Плевать на преданность! Если вы такой же умный и амбициозный малый, как я думаю, вы сразу же распознаете исключительную возможность улучшить ваше благосостояние. Мы уже должны вам, но трясти мелочь с детей и животных - это ужасно скромное существование, по сравнению с тем, что могут предоставить имбрины, будучи в долгу перед вами. Возможно, вам бы понравилось заиметь свою собственную петлю, вашу собственную игровую площадку, где никакие другие странные не испортят вам удовольствия! В любом времени и в любом месте: вечное лето на цветущем острове в эпоху прочного мира, какая-нибудь скромная выгребная яма во время чумы. Все что пожелаете.
   - Они, в самом деле, могут такое? - шепотом спросил я у Эммы.
   Она пожала плечами.
   - Только представьте ваши возможности! - с пылом закончил Эддисон.
   Эхо его голоса затихло. Мы стояли, прислушиваясь.
   Где-то спорили два человека.
   Кто-то закашлялся.
   Что-то тяжелое тащили вниз по ступеням.
   - Что ж, это была отличная речь, - вздохнула Эмма.
   - Ну и к черту его тогда, - заявил я, вглядываясь в проходы, которые разбегались налево, направо и прямо. - Куда пойдем?
   Мы выбрали наугад тот, что вел вперед, и направились туда. Мы сделали всего десять шагов, когда услышали, как голос произнес:
   - На вашем месте я бы не ходил этой дорогой. Это Переулок Каннибалов, и это не просто милое прозвище.
   За нами стоял Шэрон, руки в боки, словно фитнес-тренер:
   - Мое сердце, должно быть, размякло на старости лет, - произнес он, - или мои мозги.
   - Это означает, что ты поможешь нам? - спросила Эмма.
   Начал моросить дождь. Шэрон посмотрел наверх, подставив каплям свое спрятанное лицо:
   - Я знаю здесь одного юриста. Сначала я хочу, чтобы вы подписали контракт, где будет указано все, что вы мне должны.
   - Хорошо, хорошо, - ответила Эмма. - Но ты поможешь нам?
   - Потом я должен позаботиться о том, чтобы починить мою лодку.
   - А потом?
   - Потом я помогу вам, да. Хотя я не могу обещать никаких результатов, и я сразу хочу заявить, что я думаю, что вы все - дураки.
   Мы не могли толком выдавить из себя благодарность, учитывая все, что он заставил нас пережить.
   - А теперь не отставайте и следуйте всем инструкциям, что я вам дам, до последней буквы. Вы убили сегодня двух стервятников, и они будут охотиться за вами, помяните мое слово.
   Мы с готовностью согласились.
   - Если вас поймают, вы меня не знаете. Никогда меня не видели.
   Мы кивали головами как болванчики.
   - И что бы вы не делали, никогда, никогда не трогайте даже капли амброзии, или, клянусь своими глазами, вы никогда не покинете это место.
   - Я даже не знаю, что это, - ответил я и, судя по выражениям лиц Эммы и Эддисона, я понял, что они тоже пребывают в неведении.
   - Узнаете, - пообещал Шэрон зловеще и, взмахнув плащом, развернулся и нырнул в лабиринт.

Оценка: 7.55*26  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Чудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаМалышка. Варвара ФедченкоНевеста двух господ. Дарья Весна��Как снег на голову�� II. Ирис ЛенскаяВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"