Эллиот Уилл: другие произведения.

Цирк Семьи Пайло. Глава 5. Прослушивание Джейми

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:


   Глава 5. Прослушивание Джейми.
  
   - Который час, Гонко? Гонко, который час?
   Гонко, лидер клоунов, выждал минуту или две, прежде чем ответить Дупи. Дупи за эти две минуты завелся так, что стал скулить как собака. Эти маленькие припадки беспокойства не досаждали Гонко, плаксивый голос Дупи был как обои, с ним он чувствовал себя как дома.
   - Ну же, Гонко, ну давай, скажи мне, это не смешно!
   Гонко вытащил из кармана часы, позволив серебряной цепочке, покачиваясь, свеситься с его запястья. Цепочка была изготовлена в виде миниатюрной удавки. Часы показали, что у юного Джейми осталось двадцать минут, чтобы пройти прослушивание.
   - Гонко, это не...
   - Двадцать минут, Дупс, - тихо сказал Гонко.
   Три клоуна, Гоши, Дупи и Гонко сидели в своем шатре на территории Цирка семьи Пайло. Это было величайшее шоу на земле, хотя кроме Джейми, ни одна живая душа в мире не знала его названия.
   - Где Рафшод, Гонко? Гонко, где Рафшод?
   Дупи отлично знал, где. Он спрашивал только затем, чтобы ему было отказано в ответе, чтобы он мог дергаться, и суетиться, и срать кирпичами. Гонко оказал ему эту услугу и не ответил - сделай он это, через секунду последовал бы новый вопрос. Ответ был бы следующим: Рафшод находился в своей постели, так как Гонко избил его до потери сознания. Рафшод в полной мере насладился избиением, но это к делу не относилось - его нужно было наказать за его дурацкую шутку. Именно Рафшод засунул мешочек с порошком в штаны Гоши, прямо перед тем как Гоши ушел наружу и потерялся.
   Когда порошок был найден, план был потрахать Джейми нервы какое-то время, а потом убить его, но гэг со скалкой довел Гонко до истерики, ну или настолько близко, насколько он был способен дойти до истерики (что обозначалось легким наклоном в сторону прямой линии его жестких губ). Он поближе присмотрелся к Джейми, при неохотном содействии предсказательницы, и ему понравилось то, что он увидел.
   Гонко снова взглянул на часы и пробормотал: "Где этот чертов клоун?" Он имел в виду ученика.
   - Ох, боже ж, я не знаю точно, - откликнулся Дупи, который старательно вытирал рот Гоши носовым платком.
   Гоши довольно моргал, пока Дупи приводил его в порядок, его руки были выпрямлены по бокам, ладони расслаблены.
   - Думаю, я видел его, э-ээм, у Шэлис. Вот, что я думаю, я видел, Гонко. И того, кого я думаю, я думаю, - Дупи нахмурился. - Помнишь, ты тогда спросил меня, где он, Гонко? Помнишь? Ты спросил меня до этого. Ты вот только что...
   - Тсс.
   - Прости, Гонко, я только, я...
   Гонко посмотрел на часы в третий раз и недовольно цыкнул сквозь зубы. Он целое состояние ухлопал на подкуп, чтобы одолжить хрустальный шар, чтобы посмотреть это прослушивание. Он не был у предсказательницы в списке любимчиков.
   Дупи вдруг повернулся к нему:
   - Мне не нравится ученик, Гонко, он мне не нравится!
   Дупи не притворялся. Ученик всем действовал на нервы, и от него просто разило готовящимся саботажем. Нехорошо. По всему цирку и так достаточно врагов, не хватало только иметь их в твоей собственной труппе.
   В этот самый момент ученик появился у входа в шатер. Ссутулившись, он скользнул внутрь, стеклянный шар предсказательницы был у него в руках. Гонко с неприязнью смотрел на его крадущуюся поступь. Каждое движение ученика, казалось, говорило: "Я жду, когда ты повернешься спиной".
   Гонко посмотрел ему прямо в глаза. Более умный циркач, чем ученик, не стал бы встречаться с ним взглядом, этот же нагло смотрел в ответ. Гонко одним плавным движением вскочил на ноги, просто чтобы заставить его отшатнуться. Это сработало. С чрезвычайной аккуратностью он взял хрустальный шар из рук ученика, поставил его на стол и произнес:
   - Пошел вон.
   Ученик медленно скользнул обратно к выходу. Он остановился у двери, прямо в проеме, умышленно ослушавшись, чтобы заставить главного клоуна повторить свой приказ. Это также было неумно. Гонко встал и сунул руку в карман, потому что внезапно решил убить угрюмого клоуна прямо там, где тот стоял. Но в этот момент ученик выполз наружу.
   Пристально глядя ему вслед, Гонко пару секунд пробовал пальцем лезвие ножа, который он вытащил из кармана, затем сплюнул и убрал его. Гоши издал бибикающий звук. Выразил легкое неодобрение, как предположил Гонко, но единственный, кто знал наверняка - это Гоши.
   Пламя свечи отражалось на поверхности хрустального шара, словно желтый глаз. Главный клоун положил ладонь на прохладное стекло и пробормотал одно слово: "Джейми". Стекло помутнело, как будто кто-то выдул дым под его гладкую поверхность. Часы Гонко сказали, что у Джейми осталось пятнадцать минут.
   "Я дам ему небольшую поблажку в плане времени", - размышлял Гонко, пока изучал молодого человека. За попытками Джейми жить рациональной жизнью, где все четко подписано и разложено по порядку, скрывался неистощимый источник эксцентричного поведения, только и ждущий, чтобы открыли кран, и который Джейми, похоже, изо всех сил инстинктивно старался удержать от расплескивания. Видимо, это была ежедневная битва. И чем больше он сопротивляется, тем более впечатляющим будет результат, когда парень или временно сломается, или окончательно согнется. Никто не гнется лучше, чем тот, кто состоит из абсолютно прямых линий.
   Стекло прояснилось, и в нем появился их новенький. Гонко рассчитывал, что преследование приведет того на волосок от нервного срыва, и он был доволен проделанной работой - время было подобрано идеально, и теперь парнишка как раз созрел. Остальные два клоуна собрались вокруг своего лидера и склонились над стеклянным шаром. Гоши издал тихий гудок, больше похожий на "о-о". Невозможно было сказать, что он означает, возможно, сигнал узнавания, когда он увидел, как высокий рыжеволосый парень шагает по поверхности стеклянного шара.
   - Тихо, Гоши, - шикнул Дупи на своего брата. - Гоши, тихо. Он начинает.
  
   Торговая улица Куин-Стрит(1) была битком набита туристами, наслаждающимися жарой, и местными, желающими хоть где-нибудь от нее скрыться. Первая волна пассажиров вечера понедельника, в своих костюмах и галстуках, текла к железнодорожному вокзалу. В 4:02 в толпе возникло какое-то волнение, и тишина повисла над Куин-Стрит, а люди начали поворачивать головы. Звук доносился из верхнего конца улицы, настолько громкий и режущий слух, что в нем с трудом можно было узнать человеческий крик. Сразу после этого серия взрывов, похожая на автоматную очередь, раздалась в том же направлении. Все обернулись и посмотрели туда. В начале улицы медленно поднималось в небо облако серого дыма.
   Крик раздался снова, пронзительный и долгий, он пронесся сквозь толпу:
   "Там БОМБА! Там БООООМБААААААААА!!!"
   Пять лет с терроризмом в заголовках новостей сделали свое дело. Все застыли, и паника распространилась по толпе, будто круги по воде. Хлопающие звуки продолжали раздаваться. Двое полицейских осторожной рысью направились в сторону дыма, держа руки на поясах. Внезапно сквозь толпу покупателей прорвался высокий худощавый рыжеволосый и, что самое примечательное, голый молодой человек, и ринулся вниз по улице, неуклюже взбрыкивая длинными ногами. Клочок кудрявых рыжих волос торчал прямо над его неистово болтающимся из стороны в сторону пенисом. Его походка словно была взята из номера Монти Пайтона(2): он задирал колени в некоем подобии строевого шага, больше прыгая, чем шагая, и размахивал локтями как крыльями. Его лицо скрывала наволочка от подушки. Он таращился на мелькающую мимо толпу через прорези для глаз, видя только размытые силуэты и формы.
   На его груди был рисунок зеленой краской - обратная свастика. На спине - улыбающееся лицо. От пота краска потекла, и вскоре символы превратились в зеленые кляксы. За ним по пятам следовали трое озадаченных полицейских, мужчин среднего возраста, которые рассчитывали, что дневная смена не принесет ничего, кроме пары-тройки магазинных воришек. Они старались не отставать, но Джейми, несмотря на его причудливую походку, бежал довольно резво. Он, словно футболист, маневрировал между семьями, студентами университета и туристами из Японии, которые нацеливали на него свои фотоаппараты. Джейми снова заверещал во всю глотку: "ТАМ БОМБА! ТАМ БОМБА!!!"
   Его наволочка сползла в сторону, и он моментально ослеп. Не имея времени пожалеть об этом, он сдернул ее с головы, отбросил в сторону, и та тихо спланировала на тротуар, где ее могли бы подобрать на досуге полицейские. За его спиной, рядом с казино, дым расползался в великолепный серый туман. Хлопки и взрывы достигли пика, затем стихли.
   Не было никакой бомбы. Хлопки и взрывы издавали петарды, которые он приобрел в подпольном магазинчике в Фортитуд-Вэлли(3). После того как он раскрасил себя в общественном туалете и прокрался по Куин-Стрит в одном только плаще, он обернул длинный рулон петард вокруг одного из кустов в начале Куин-Стрит. Он не имел ни малейшего понятия, произведет ли все это впечатление на клоунов, или увидят ли они это как-то вообще, но это было все, что он смог придумать. Если бы не встряска, которую получил его разум в процессе издевательств клоунов, - а кровь Стива стала последней каплей, - он просто позвонил бы в полицию и избавил себя от проблем.
   Но пока он мчался вниз по улице, всех проблем прошедшей недели словно бы и не было. Всплеск адреналина не был похож ни на что, испытанное им ранее. Его разум работал будто пленка в ускоренной перемотке. Он не чувствовал ни асфальта под избитыми ступнями, ни растянутых мышц на ногах, ни того, как шлепают по ляжкам его яйца. Он чувствовал, что может подняться и взлететь.
   Ясное дело, в толчее торговой улицы он не мог продолжать так бежать вечно. Он мчался на стену из людей и видел, что прохода нет. Он налетел на двух одетых в форму школьниц, завизжавших, когда все они упали. Он почувствовал, как его пенис мазнул по одной из школьных сумок, и было просто чудом, что он не приземлился прямо на них самих. С земли он увидел, как на светофоре в конце улицы затормозил фургон программы "Семь Новостей". Оператор высовывался из окна, на его лице расплывалась широкая улыбка, а его камера была направлена на Джейми.
   Джейми поднялся на ноги, запоздало прикрывая пах, и школьницы завизжали снова. Это не очень-то хорошо будет смотреться в новостях. Оглянувшись через плечо, он увидел приближающихся полицейских. Еще двое бежали навстречу ему. Он втянул воздух сквозь сжатые зубы и бросился в сторону площади Короля Георга. Парк был полон голубей, туристов, пассажиров, ожидающих поезда, студентов, читающих на лужайках. Он пробежал прямо через них, адреналин все еще кипел в нем, притупляя боль. Притупляя мысли о последствиях. Последствия будут, только если он остановится. А он этого делать не собирался...
   Все это закончилось позорным шествием нагишом и в наручниках через площадь Короля Георга. Женщина-полицейский бросила ему полотенце, чтобы он прикрылся, с выражением полного безразличия на лице.
   "Вы не понимаете! - кричал он на них, когда его повалили на землю. - Клоуны... я должен был... клоуны меня заставили..."
   В кабинете для допросов ему зачитали обвинения. Появление в общественном месте в непристойном виде, хулиганские действия, нападение (школьницы), возможные развратные действия в отношении несовершеннолетних (школьницы), нарушение общественного порядка, незаконное хранение пиротехники, препятствование осуществлению правосудия. Ему сказали, что еще свяжутся с ним позже по поводу дополнительных обвинений, после того как проконсультируются с федеральной полицией - недавно были приняты новые антитеррористические законы, согласно которым, за ложные угрозы взрыва наказание грозило такое же, как за реальные. Что означало, что Джейми официально мог считаться террористом. Если до этого момента Джейми казалось, что он вот-вот расплачется, то сейчас он заплакал по-настоящему.
   В довершение всего был еще вопрос о возможном убийстве Стива, о котором он даже не осмеливался заикнуться. Он понимал, что должен был рассказать им, но в этот момент ему хватало того, что он занимался ответами на их вопросы. После такого выброса адреналина его накрыла жуткая усталость, и все что он хотел, это заползти в какое-нибудь теплое место и закрыть глаза.
   Была полночь, когда его выпустили из участка. К этому времени новая и более страшная мысль пришла ему в голову: "Все это, до последней детали, на самом деле в твоей голове. Возможно, ты все это вообразил с самого начала, когда первый раз увидел на дороге клоуна. Если ты и в самом деле настолько чокнутый, угадай что? Возможно, ты также в ответе за те кровавые пятна в комнате Стива. Может, ты сделал это во сне. Может, ты прокрался к нему и изрубил его на части. Может, это ты разнес дом. У тебя могут быть большие, большие проблемы, и не только с законом. У тебя проблемы здесь, в твоей собственной голове. Ты можешь никогда больше не увидеть солнечный свет".
   На все это он не мог найти возражений, пока медленно брел домой. Если каким-то чудом Стив будет там, живой и невредимый, может быть, он сможет по-тихому лечь в психушку и попытаться забыть все это.
   Когда он добрался до дома, то увидел записку, лежащую на его постели из диванных подушек. Он остановился в дверном проеме, глядя на нее и слегка покачиваясь. Он стоял так почти пять минут, за время которых его сердце словно перестало биться. Весь город снаружи притих.
   Он подошел к своей постели и поднял записку. Он гласила:
  
   "Поздравляю.

Гонко, Цирк семьи Пайло".

  
   В шатре клоунов Гоши издавал вибрирующие посвистывания, похожие на чирикание попугайчика. Этот звук не значил ничего конкретного, просто показывал, что кое-какие его шестеренки все еще крутятся, что в какой-то своей манере Гоши все еще тикает.
   Клоуны наблюдали весь этот спектакль в хрустальном шаре, начиная с того, как Джейми раскрасил себя и до настоящего момента, когда его повязали напротив здания городской ратуши. Два офицера прижимали его к земле, а он пинался и брыкался. Все это время Дупи отпускал комментарии, которые сводились к: "Ох... боже ж... что он?.. где он?... боже ж..."
   Рот Гонко чуть повернулся вокруг своей оси - улыбка, различимая лишь опытным глазом. Пока Джейми уводили со скованными за спиной руками, с опускающимся на его лицо выражением смирения, Дупи повернулся к Гонко и спросил:
   - Он ведь хорошо справился с деланием этого, Гонко? Гонко, хорошо ведь справился он? Гонко, помнишь, я спрашивал тебя, справился ли он хорошо?
   Зрачки Гонко скользнули в сторону.
   - Я думаю, он справился просто отлично.
   - Ага, вот и Гоши тоже так думает, точно, Гоши? Точно?
   - У-у.
   Гонко снова положил ладонь на стекло, как человек гасящий свечу.
   - Все лучше, чем залезать на эту чертову крышу, - пробормотал Гонко. - Отдам ему должное.
   Гоши издал глухой свист. Клоуны встали. В качестве дивана они использовали связанного человека с кляпом во рту. Человека звали Стивом, и он был в отключке.
   - Дадим юному Джей-Джею пару часиков потомиться и сходим заберем его, - сказал Гонко. - Раф сможет послать записку, когда придет в себя. И уберите это, - он ткнул в бессознательное тело носком ботинка, - с моих глаз.
  
   Джейми не проснулся в ту ночь, когда руки аккуратно подняли его с пола, Гонко позаботился об этом. Из всего оружия в клоунском арсенале хлороформ был немного консервативным средством, но эта штука работала, и он никогда не отправлялся на похищение без нее. Он прижал белый носовой платок к лицу спящего Джейми на шесть секунд, а затем затолкал его обратно в карман.
   С ним были Рафшод и Дупи. Они были с ним и на захвате Стива. Кровь в комнате Стива на самом деле была кровью Рафшода, разлитая там для пущего эффекта. Они втроем засунули Джейми в мешок для трупов, который захватили с собой. Гонко нравилась мысль о том, как человек неожиданно просыпается внутри такого мешка, его рот скривился вбок, когда он застегивал молнию. Остальные два клоуна подняли тюк и вытащили Джейми на дорогу. Рядом с домом был припаркован ют(4), его работающий мотор был единственным звуком на залитой лунным светом улице. Клоуны положили мешок в кузов. Дупи и Рафшод принялись яростно сражаться за место рядом с водителем, ширкая по обочине своими клоунскими башмаками. Дупи победил. Рафшод запрыгнул в кузов к Джейми. Гонко рванул с места, вильнув на дороге, чтобы истребить по пути двух бродячих кошек. Дупи сказал ему, что это не смешно.
   Через километр они притормозили рядом со строительной площадкой, где возводился многоквартирный дом. Именно отсюда Гонко и позаимствовал ют. Он спрыгнул с водительского сиденья, открыл капот и вынул из своих штанов тесак. Им он рубанул по двигателю пару раз, просто ради прикола. Металлический звон от его ударов прозвучал в тишине ночи словно выстрелы. Он вытащил из кармана поздравительную открытку и написал на ней: "Спасибо, что одолжил, Боб". Владельца юта звали Бобом. Боб не знал Гонко, а Гонко не знал Боба. Целью этого мероприятия было потрахать Бобу мозг. Гонко поставил открытку на приборную панель, вытащил из другого кармана розу и положил рядом с открыткой.
   Три клоуна перелезли через ограду, аккуратно передавая Джейми друг дружке. Дупи жаловался на спину, но Дупи был еще тот лживый засранец. Клоуны направились к кабинке портативного туалета в углу двора. Они вошли, поставив мешок вертикально. Внутри было жутко тесно. В руке Гонко появилась пластиковая карточка, которой он провел над замком. Загорелась маленькая красная лампочка, и с потолка упал рычаг. Он дернул его в сторону, и пол со скрипом пополз вниз, словно лифт, чем он собственно и являлся. Их было несколько в одном только этом городе, и еще тысячи по всему миру. Над их головами скользнула платформа, замещая пол, на котором они теперь стояли. Лифт немилосердно дергался. Это был очень долгий спуск.
   Наконец они остановились, но не раньше, чем Дупи оглушительно пёрнул, отравив маленькое пространство такой едкой вонью, что все зашлись в приступе кашля.
   - Неплохо, - заметил Гонко со слезящимися глазами.
   Дупи извинялся без перерыва, но Дупи был еще тот лживый засранец. Двери лифта открылись.
   В цирке была ночь. Силуэты покосившихся цыганских лачуг стояли вокруг них, словно грубо вырезанные из картона аппликации на темной бумаге. Чертово колесо вырисовывалось на фоне беззвездного неба, словно сгорбленный скелет какого-то гигантского животного. Вдалеке что-то завыло. Клоуны шли домой, волоча своего новобранца за ноги.
  
  
   _________________
   (1) Куин-Стрит-Молл (англ. Queen Street Mall) - длинная (почти 500 м) пешеходная улица в центре Брисбена, с расположенными на ней магазинами, практически один большой торговый центр.
   (2) Монти Пайтон (англ. Monty Python) - комик-группа из Великобритании, известная во многом своим юмористическому телешоу "Летающий цирк Монти Пайтона", выходившем на BBC в 1969-1974 годах.
   (3) Фортитуд-Вэлли (англ. Fortitude Valley) - пригород (район) Брисбена, культурный и развлекательный центр.
   (4) Ют (англ. ute) - разговорное название пикапов в стиле "Coupé utility", представляет собой легкий коммерческий автомобиль с открытой грузовой платформой.
  
  

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | М.Мистеру "Его взгляд" (Короткий любовный роман) | | М.Старр, "Босс знает лучше" (Современный любовный роман) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Любовное фэнтези) | | С.Ледовская "Северное желание" (Попаданцы в другие миры) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"