Эллиот Уилл: другие произведения.

Цирк Семьи Пайло. Глава 15. Молитвенное собрание Курта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


ЧАСТЬ 3

ДЖЕЙМИ ПРОТИВ ДЖЕЙ-ДЖЕЯ

  
  

Любовь и кровь начинают смешиваться

Ты теряешь того себя, кем раньше был

Карусель кружит в твоей голове круговерть

и явь, и сон, и жизнь, и смерть.

КАРУСЕЛЬ

   Глава 15. Молитвенное собрание Курта.
  
   Четверо суток прошло со дня представления, который ознаменовался тем, что девять простецов было затоптано в давке, а клоунов оштрафовали, определив на временные работы вне территории цирка. Этим вечером Джордж Пайло должен был вручить им их первые задания, и клоуны пребывали в напряжении.
   Чуть позже этим днем (к неудовольствию многих, а не только клоунов) было запланировано одно из молитвенных собраний Курта, которые проводились раз в два месяца и являлись новой традицией, навеянной последним увлечением Курта всем библейским. Все более-менее значимые работники цирка, что исключало лишь цыган, толпы карликов и призрачные создания, рыскающие по дому чудес, добросовестно собирались вместе, чтобы любезно послушать, как Курт будет произносить напыщенную речь, воодушевлять своих подопечных и отпускать изящные остроты. По всей видимости, молитвенные собрания были призваны укрепить дух товарищества в цирке, но благие намерения Курта как обычно пропали впустую.
   Между тем важно отметить, что теперь Джей-Джей хранил хрустальный шар в секрете от остальных клоунов. Он сказал Рафшоду, что у него его больше нет, что шар просто испарился, вероятно украден. Рафшод купился на эту байку, и с тех пор слонялся по шатру сердитый и угрюмый. Что же касается Джейми, то утром не проходило и пяти минут, как он хватался за баночку с гримом. Он бросал ошарашенный взгляд вокруг, словно человек, который очнулся посреди кошмара после приятного сна, и Джей-Джей снова оказывался за главного.
   В последнее время он был занят тем, что пытался разобраться, что же конкретно можно сотворить с помощью порошка желаний. Похоже, существовали строгие рамки. К примеру, он проглотил немного и пожелал смерти всем акробатам. После того, как он загадал это желание, он почти почувствовал, как слова осели где-то в чистилище, словно брошенная над водой сеть, вот-вот готовая упасть. Когда он открыл глаза и в волнении примчался к шатру акробатов, то испытал разочарование - все они были живы и здоровы. Вернувшись в свою комнату, он снова загадал то же желание, но уже с большим количеством порошка, и снова безуспешно. Это вылилось в истерику - он пинал стены и глотал слезы почти целый час. Сердитый, он загадал еще одно желание, на этот раз увидеть, как Рафшод запнется о собственные ноги. Выглянув в общую комнату, он увидел, как штаны Рафшода зацепились за угол карточного стола, и он полетел вверх тормашками.
   К этому моменту Джей-Джей сообразил, что потратил весь свой запас, и спросил у Гонко, каковы пределы.
   - Все прокатит, если это не нарушает баланс вещей, - ответил тот.
   Когда он спросил, что он имеет в виду под "балансом вещей", Гонко отрезал:
   - Слушай, все, что не вредит напрямую цирку. В пределах разумного. Чем больше ты используешь для желания, тем больше вероятность, что ты это получишь.
   Остаток своего свободного времени Джей-Джей провел, изводя ярмарочных крыс. Он швырялся в них всем подряд, опрокидывал их лотки, пинал женщин на глазах у их мужей, плевал им в лица, охапками воровал их товары и топил в отхожих местах, забрасывал молот из аттракциона "Проверь свою силу" за крыши раз в час или два, лакомился их едой, в общем, представлял собой абсолютную угрозу. Балаганщики стойко терпели его, пытались избегать и ждали, пока его интерес к ним спадет, но это собиралось произойти еще очень не скоро - они были самой лучшей забавой, которую Джей-Джей только мог себе найти. Иногда крысы бежали и звали для защиты акробатов, и тогда эта троица приходила на Аллею Аттракционов в своих обтягивающих трико с выпирающими гульфиками и гоняла его по всему цирку, заставляя прятаться и тихо всхлипывать, пока они не уйдут. А когда они уходили, он возобновлял свои домогательства, начиная с того, кто наябедничал на него.
   Джей-Джей был в своей комнате и полировал куском ткани хрустальный шар Шэлис, когда в общей комнаты низкий голос весело прогремел: "Тук, ту-у-ук!"
   Курт! Джей-Джей ахнул и бросился туда. Курт стоял в дверях с бодрой улыбкой на мертвых губах. Гонко выглянул из своей комнаты и крикнул Курту: "Нам ничего не нужно!" - словно тот был странствующим коммивояжером. Курт довольно рассмеялся.
   - Входите, босс, - пригласил Гонко.
   Курт вошел, оглядываясь вокруг все с той же благостной улыбкой. Его щеки розовели от хорошего настроения, и он словно находил необычайно забавным все, на что падал его взгляд. Только лоб его вызывал предположение, что такой забавной на самом деле была мысль о том, как все вокруг него утопает в реках крови.
   Гонко направился к нему с улыбкой, которая, казалось, шла вразрез с его лицом, как будто природой не было задумано, чтобы мышцы растягивались подобным образом. Курт весело похлопал его по плечу. Джей-Джей присмотрелся к Гонко повнимательнее, пытаясь понять, как босс клоунов смог так легко расположить к себе Курта, и решил, что все дело в отсутствии страха. Тем не менее, Гонко следил за своими манерами.
   - Молитвенное собрание сегодня, верно, босс? - сказал он.
   - Да, - ответил Курт, счастливо вздохнув. - О, и мне так жаль было услышать об этом деле с временными работами. Но я знаю, вы, парни, справитесь с ними.
   - Да, ну, как вам известно, босс, нет худа без добра.
   - Молодчина, - Курт снова похлопал Гонко по плечу. - Вообще-то я только заскочил, чтобы одолжить зонтик. Ну, ты знаешь, такой маленький, который защищает от всяких падающих сверху штук. Штук, тяжелее, чем дождь.
   - Конечно, без проблем, босс. РАФШОД!
   Появился Рафшод, и Гонко велел принести один из "веселых зонтиков", а сам погрузился в тихую беседу с Куртом. Джей-Джей пытался подслушивать, подбираясь к ним так близко, как только осмеливался, под предлогом, что ищет то одно, то другое, но они замолкали, как только он приближался к ним. Вскоре вернулся Рафшод с маленьким зеленым зонтиком. Курт взял его. В его руке зонт выглядел миниатюрным.
   - Огромное вам спасибо, - сказал он. - Я верну его после молитвенного собрания, больше он мне уже не понадобится. Покедушки, клоуны! - и Курт, размашисто шагая, удалился.
   Гонко уселся за карточный стол и затеял игру в покер с пустыми стульями, которые вскоре заполнились клоунами.
   - Эй, Гонко, - спросил Дупи. - А что случилось с учеником, Гонко? Гонко? Что случилось с...
   - Ах, этот. Я тут натолкнулся на него вчера возле площадки лесорубов, - ответил Гонко, сплюнув через плечо. - Он к этому времени уже как раз должен был хорошо пробланшироваться. А в остальном, Дупс, я уверен, дела у него отлично.
   - Он ударил Гоши! - воскликнул Дупи. - Он не смел, не должен был бы ударять Гоши.
   - Ты всегда был благородным типом, Дупс, - сказал Гонко. - А теперь, слушайте сюда, говнюки. Все эти временные работы, это оскорбление, но мы будем держать головы прямо и продолжать репетировать. Приближается день рождения Курта, так что все, что нам нужно сделать, это переплюнуть всех остальных в плане подарка, и мы получим назад свое шоу. На это не нужно много мозгов, народ.
   - Что-нибудь уже приметил, Гонко? - спросил Уинстон.
   - Пока работаю над этим. Какое там новое увлечение Курта? Я не особо следил за этим. Религия, так ведь?
   - Ага. Христианство, - ответил Уинстон.
   - А, точно. Что ж, с покупками должно быть легче, чем в мусульманскую фазу, - Гонко задумчиво потер подбородок. - Ну, я не знаю. Кусок Ноева ковчега, может быть? Библию с автографом Иисуса? Титьку монахини? Что угодно, я открыт для предложений.
   Джей-Джей заметил движение у двери, и внутрь без приглашения ворвался Джордж Пайло.
   - А, здравствуй, Джордж, - произнес Гонко. - Как жизнь?
   Проигнорировав его, Джордж ткнул пальцем в Джей-Джея и Рафшода и рявкнул:
   - Вы двое, идите за мной! - он развернулся и вышел так же быстро, как и вошел.
   Рафшод издал громкий стон, и они с Джей-Джеем потопали за Джорджем. Тот привел их в шатер акробатов, где они остановились у края сцены перед многочисленными рядами пустых сидений. Уверенный, что эта экскурсия должна была стать каким-то наказанием за кражу хрустального шара, Джей-Джей начал надувать носом пузыри, готовый вот-вот разрыдаться.
   Рафшод в недоумении посмотрел на него.
   - Какого черта с тобой творится?! - прошептал он. - Че ты распсиховался?
   - Мне страшно, - ответил Джей-Джей. Он повернулся к Джорджу Пайло и выкрикнул: - Я этого не делал!
   Пайло развернулся, протопал к нему и вжал свое лицо в живот Джей-Джею, таращась на него снизу вверх сверкающими злобными глазками. Джей-Джей чувствовал, как на уровне желудка двигаются его губы, когда тот заговорил.
   - Меньше всего меня интересует, что ты делал или не делал, даже если это надгробная речь в честь твоей сучки-мамаши. Сегодня молитвенное собрание. Вы поможете мне тут все расставить. Можешь реветь, если хочешь, но ты будешь работать, пока ревешь. Уяснил?
   - Да, сэр, - сказал Джей-Джей, шмыгая носом и вытирая слезы.
   Джордж отстал от него и прошелся по сцене, запрокинув голову и разглядывая верхние балки. На них были закреплены крюки, шкивы и веревки, которые удерживали на месте прожектора. По обеим сторонам сцены стояли две высокие платформы, между которыми обычно крепился натянутый канат, который в данный момент не был привязан. Акробаты не использовали страховочную сеть - под всеми этими расположенными высоко над землей приспособлениями не было ничего, кроме деревянной сцены.
   Джордж с минуту оценивающе смотрел наверх.
   - Хорошо, - сказал он наконец и указал за кулисы, где стояли несколько деревянных ящиков. - Видите их?
   - Да, сэр, - кротко отозвался Джей-Джей. - Мы их видим.
   - Отлично. Поднимите их на стропила. Все. Поставите рядом с прожектором, на котором нарисован крест. Привяжете их веревкой, которая отвяжется, если за нее посильнее потянуть.
   - И как, черт возьми, мы должны это сделать?! - взвыл Рафшод.
   - Мне плевать, - заявил Джордж. - Но если это не будет сделано за два часа, вы будете продавать пироги на Аллее Аттракционов до конца своих жизней. Магазин пирогов "Уволенный Клоун", вот как раз то, что нужно цирку. А теперь пошевеливайтесь.
   Джордж растянул губы в ухмылке, наслаждаясь их растерянностью, после чего удалился. Рафшод осмотрел ящики и всплеснул руками:
   - И как, черт подери, мы должны... Только взгляни на эти сраные ящики! Господи, они же набиты мешками с песком! Какого черта они вообще понадобились ему там наверху?! Да я даже поднять их не могу!
   - Я знаю, - сказал Джей-Джей. - Знаешь такую штуку, э-э, как ее там? Батут? Ей пользуются акробаты. Почему бы тебе не залезть туда, а я заброшу тебе ящики?
   - Блин, ну почему мне всегда достается такая работа? - проворчал Рафшод.
   - Где батут?
   - Наверное, в шатре у акробатов.
   - О, нет! - воскликнул Джей-Джей.
   - О, да. И раз уж я должен рисковать своей жизнью и лезть туда, ты можешь пойти и спросить, не можем ли мы одолжить его.
   - НЕТ.
   - Да.
   - НЕЕЕЕЕЕТ!!!
   Это продолжалось до тех пор, пока Рафшод не заметил, что их два часа превратились в час и сорок минут. Джей-Джей представил себя работающим рядом с ярмарочными крысами, вскрикнул и отправился к шатру акробатов. Когда он добрался туда, то провел еще полчаса, выслушивая издевательства и насмешки, пока сам он перепробовал все, чтобы склонить их к сотрудничеству. Он унижался перед ними, подлизывался к ним, пробовал обратную психологию, угрожал устроить голодовку, объявлял им бойкот, набивал себе цену, предлагал шпионить за другими клоунами, обвинял их в расизме... В конце концов он запустил камнем в Свена, заставив их всех вскочить на ноги и заявить ему, чтобы он попробовал сделать это снова. В этот момент Джей-Джей распластался на земле, закрывая руками голову и скуля, что, наконец, сработало. Они сказали ему, что их уже тошнит от него, и чтобы он забирал батут и проваливал. Рыдая, он поволок громоздкий батут из их шатра, пока они заверяли его, что за каждую найденную на нем царапину он ответит тремя сломанными костями. Джей-Джей поверил им и разрыдался еще сильнее, толкая перед собой лежащий на боку батут словно шестиугольное колесо. Ярмарочные крысы ухмылялись, глядя, как слезы и белая краска текут у него по щекам. Он крикнул, чтобы они убирались, или они пожалеют, слышали? Они все еще пожалеют!
   В шатре со сценой акробатов Рафшод уже опасно балансировал на стропильных балках.
   - Что ты так долго?! - проорал он и чуть не соскользнул.
   - Не смей говорить со мной в таком тоне, - отозвался Джей-Джей, - ты не знаешь, через что мне пришлось пройти.
   Он втащил батут на сцену и с бесконечными жалобами приволок к нему ящики.
   - Это была дурацкая затея, - сказал он. - Как я вообще смогу заставить их подпрыгивать так высоко?
   - Это акробатское оборудование, - ответил Рафшод. - Оно не для украшения. Их оборудование оттуда же, откуда их номер. Эта штука работает.
   Джей-Джей опрокинул один из ящиков на батут, ожидая, что дерево разорвет ткань, но он стоял надежно, покачиваясь и поскрипывая пружинами. Он попрыгал на ящике, пытаясь придать ему инерции. К его удивлению, ящик вскоре взлетел и начал подниматься с каждым прыжком все выше и выше, угрожающе кувыркаясь в воздухе, тем не менее, его траектория оставалась идеально прямой.
   - Я же сказал, что эта штука работает, - крикнул сверху Рафшод. - Не знаю, как я вообще смогу поймать его, но посмотрим.
   У него было всего несколько секунд, чтобы выяснить это, потому что ящик вскоре закувыркался в воздухе рядом с ним. Рафшод схватил его, когда тот оказался в верхней точке своей траектории, и кое-как умудрился поставить на балку, после чего обвязал толстыми веревками, чтобы удержать на месте. Они без особых проблем подняли второй ящик и, к радости Рафшода, тот, когда приземлился на балку, прищемил ему большой палец ноги.
   Джордж Пайло забрел внутрь и смотрел, как они работают. Они не замечали его, пока последний ящик не отправился в свой путь наверх. Едва Рафшод потянулся за ним, Джордж возвестил о своем присутствии, громко крикнув:
   - Не так уж и сложно было, а?
   Это отвлекло Рафшода ровно настолько, чтобы он потерял равновесие и свалился с балки. Он рухнул на землю за секунду до ящика, который приземлился прямо на него с таким хрустом, словно треснула скорлупа гигантского яйца. Рафшод издал долгий громкий свистящий хрип и остался лежать неподвижно.
   Джей-Джей, открыв рот, уставился на Джорджа, на чьем лице не отразилось никаких эмоций. Он сунул руку в карман и вытащил два бархатных мешочка.
   - Двух ящиков будет достаточно, - заявил он. - Это вам за беспокойство.
   Он бросил один мешочек Джей-Джею, а другой в сторону Рафшода, после чего быстро вышел, не сказав больше ни слова.
   Джей-Джей услышал из-под ящика стон, подбежал и увидел, как ноги Рафшода дернулись. Каким-то образом тот все еще тикал.
   - Ты слышишь меня? - спросил Джей-Джей.
   Рафшод издал булькающий звук; кровавый пузырь надулся из его ноздри и лопнул.
   Джей-Джей рассмотрел свои варианты, одним из которых было прикончить единственного человека, способного сдать его за участие в краже хрустального шара. Он ограничился тем, что прихватил себе мешочек Рафшода и рванул к шатру клоунов. Когда он там появился, остальные играли в покер, все, кроме Гоши, который лежал на земле рядом со столом и издавал чирикающие звуки. Джей-Джей, тяжело дыша, остановился в дверях.
   - Что было нужно Джорджу? - спросил Гонко.
   - Рафшод... Он МЕРТВ! - выкрикнул Джей-Джей тоном, который он мысленно отрепетировал по дороге. Он ударился в слезы, затем добавил: - Почти.
   Гонко даже не поднял взгляда от своей руки.
   - Шутка? - спросил он.
   - Нет, сэр!
   - Эгоистичный говнюк! - проорал Гонко, швыряя на стол карты. - У меня тут был стрит-дро [1].
   Клоуны отправились к шатру со сценой акробатов, хотя никто из них, казалось, особо не спешил. Они обнаружили Рафшода подергивающимся под деревянным ящиком, лужа крови медленно растекалась вокруг него по траве. Он тихо стонал от удовольствия, если Джей-Джей не ошибался.
   - Эх, Джей-Джей, а я-то уже понадеялся, - сказал Гонко, потыкав в Рафшода носком ботинка. - Это ерунда. Для Рафшода это как доза, возможно, самое главное событие недели у этого больного говнюка. Потребуется больше, чем это, чтобы убить клоуна, мой дорогой. Клоуны требуют некоторого убивания, это уж будь уверен.
   Гонко размахнулся и врезал по ящику башмаком, расколов дерево. Ящик скатился в сторону, открыв взору пропитанную кровью рубашку Рафшода и его ужасную расплющенную и бугристую грудь.
   - Так, - сказал Гонко, - Джей-Джей и Уинстон, вы у нас самая женственная, самая похожая на медсестричек парочка. Отклейте его от земли и отнесите в шатер. Если убьете его по дороге, я урежу вам жалование.
   Они унесли Рафшода обратно в шатер и бросили на кровать, где тот растянулся с выпученными глазами и покрытым потом лицом. Джей-Джей, который считал, что тоже вправе получить долю внимания, дулся до пяти часов, пока Гонко не созвал клоунов, и они отправились на молитвенное собрание Курта.
  
   ***
   Акробаты поджидали их. Два оказавшихся поблизости балаганщика поспешили прочь, когда акробаты выскочили из аллеи, преграждая клоунам путь.
   - ТЫ! - крикнул тот, которого звали Свеном, указывая на Джей-Джея. - Где наш батут?!
   - Там, где я его и оставил, ты, тупой пидорок! - заявил в ответ Джей-Джей, который не собирался терпеть дерзости от этих парней, теперь, когда рядом были другие клоуны, чтобы драться за него. - Так что свали нахрен! - добавил он.
   - Что мы говорили тебе, человечек? - сказал тот, которого звали Рэндольфом, расправляя плечи и делая шаг к Джей-Джею. - Если ты не вернешь его, мы сломаем тебя пополам. Думаю, именно это мы и сказали.
   - Да, вроде так и было, милый, - отозвался Свен.
   - Так что, - сказал Рэндольф, неспешно разминая ногу и поднимая свою пятку вровень с лицом Джей-Джея. - Остальные пока отойдите в сторонку. Это будет быстро и болезненно.
   Гонко вздохнул:
   - Ну хватит, парни. Мы спокойно стерпели вашу маленькую шутку с дымовыми шашками. Давайте снимем бедного малыша Джей-Джея с крючка, что скажете? Будем считать, что мы квиты.
   - Дымовые шашки? - отозвался Рэндольф. - Не понимаю, о чем ты говоришь. Не вините нас, если ваше представление разваливается на части. Кучка любителей, вы не узнаете развлечение, даже если оно ударит вас по лицу. Смотрите!
   Рэндольф прыгнул к Джей-Джею, грациозно взлетев с поднятой для удара ногой. Это было настолько грациозно, что Джей-Джей обнаружил, что восхищается тем, как двигается тело акробата, вместо того, чтобы убраться с его дороги. Гонко не был, однако, подобным образом очарован. Он прыгнул между Рэндольфом и Джей-Джеем, выхватил из кармана толстый железный прут и врезал акробату по ребрам с глухим мелодичным стуком. Рэндольф взмыл в воздух, вращаясь словно прыгун с вышки, и тяжело приземлился на траву.
   Остальные акробаты проследили взглядом, как тело их товарища упало на землю и затихло, и повернулись к Гонко, окружая его с таким угрожающим видом, который Джей-Джей никак не ожидал увидеть у мужиков в трико. Гонко приготовился к драке, высоко подняв железный прут, и, покачивая головой, оскалил зубы. Тут произошло что-то совершенно неожиданное. Всех выручил Гоши. Все присутствующие, вероятно, все, кто находился на территории цирка, прижали свои ладони к ушам, когда воздух прорезал невыносимый звук, который был пронзительнее, чем сирена воздушной тревоги, громче, чем взрыв. Клоуны и акробаты попадали на землю, закрывая головы руками. Затем акробаты поспешно вскочили на ноги и убежали.
   Джей-Джей упал на землю самым первым. Он искоса смотрел на Гоши, чье лицо снова собралось в эти тестообразные складки вокруг рта и шеи. Что показалось Джей-Джею странным, так это то, что Гоши смотрел совсем в другую от них сторону, а его взгляд был полностью сфокусирован на колышке одной из цыганских торговых палаток. Невозможно было поверить в то, что он следил за ходом конфликта, или что этот его порыв был призван закончить его; вполне вероятно, что сделать что-то он собирался в любом случае. Из его уха выступила капля крови.
   Наконец этот вопль затих. Дупи подбежал к брату.
   - Гоши! - произнес он восхищенным шепотом. - Ты сделал хорошооо. Ты сделал очень хорошо, Гоши!
   Руки Гоши были выпрямлены по швам. Он в три шаркающих шага развернулся к Дупи, уставился на него, словно никогда до этого не видел, и издал низкий свист. Гонко убрал из ушей беруши, которые он вытащил из своих карманов и похлопал Гоши по плечу. Джей-Джей содрогнулся, глядя, как Дупи вытирает из уха брата кровь.
   Клоуны продолжили свой путь. Балаганщики таращились на них из окон, гадая, что, черт возьми, издавало этот звук. Все остальные в цирке задавали себе тот же вопрос. Даже Гоши.
  
   ***
   Кровь Рафшода все еще окрашивала участок травы возле сцены. Клоуны прибыли вторыми. Первыми были акробаты, которые бросали на них злобные взгляды с другого конца зала. Гонко послал им воздушный поцелуй. Вскоре подтянулись и остальные артисты, которые немного разрядили, если уже и не сняли совсем, повисшее напряжение. Среди них были лесорубы, плотно сбитые и одетые в джинсу качки, которым, судя по их манерам, не требовались мускулы, чтобы поддерживать тяжесть их мозгового вещества. Они почесывались и с отсутствующим видом глядели по сторонам. Также прибыли несколько участников шоу уродов, включая Йети - семь или около того футов, покрытых длинным мехом, с глубоко скорбным и кротким лицом. Фишбой прикатил отрубленную голову в продуктовой тележке. Уроды устроились в дальнем конце зала, и Фишбой приветливо помахал всем. Он, похоже, был единственным, у кого не было врагов, и Джей-Джей удивился, как ему это удается.
   Мугабо ввалился внутрь, как будто зашел сюда случайно, и, выглядя немного смущенным, уселся в дальнем левом углу. Шэлис появилась следующей, в ее глазах тлели угли, пока она оценивающе присматривалась к каждому. Джей-Джей спрятался за Дупи, чтобы избежать ее взгляда. Джордж, - четыре фута злобного раздражения, - ворвался внутрь следом за ней и встал чуть позади трибуны, не удостаивая никого взглядом. Он внимательно смотрел на ящики, привязанные к стропилам. Еще одна веревка была добавлена там, предположительно самим Джорджем. Она спускалась от опорной балки, а ее конец лежал у ног Джорджа.
   Джей-Джей вдруг заметил, что ящики расположены точно над тем местом, где Джордж установил трибуну, и побледнел под слоем своего грима, когда понял, для чего они нужны. Джордж собирался убить Курта, а он, Джей-Джей, помог все установить! Страх нахлынул на него, словно поток ледяной воды, и он заерзал на сиденье. Может быть, сейчас самое время пойти предупредить босса...
   Тут появился и он сам, прошагал по проходу между рядами сидений, засунув руки в карманы и глядя на своих подчиненных все с той же улыбкой. Он прошел прямо к трибуне и поднял руки, словно призывая аудиторию к тишине, хотя никто и так не произнес ни слова. Джей-Джей вжался в сиденье, боясь даже смотреть.
   - Добрый день, - начал Курт глубоким звучным голосом. - Как мы все поживаем? Как я поживаю? Отлично, я полагаю. Ничего не убило меня с нашей последней встречи, и то же самое можно сказать о вас, что просто замечательно. У нас была насыщенная неделя. Сразу два дня представлений. Это действительно насыщенно, и вы все заслуживаете похвалы. Почти все следуют высоким стандартам, которые Цирк семьи Пайло ожидает от своих исполнителей. Наша цель состоит в том, чтобы предложить опыт получения незабываемых развлечений всем посетителям нашего цирка. Именно так вы выживаете так долго в этом бизнесе, друзья. Вы развлекаете. Все заслуживают развлечений.
   Это шаблонное разглагольствование растянулось на несколько минут, и глаза артистов блуждали где угодно, только не по трибуне. Джей-Джей нервно следил за Куртом, который возвышался над всеми присутствующими, вспарывая огромными ручищами воздух жестами завзятого оратора, словно лев с застольными манерами.
   - Теперь перейдем к неприятному пункту, - улыбка Курта сменилась по-доброму нахмуренными бровями терпеливой школьной учительницы. - Семнадцать человек упоминали имя Господа всуе. Шэлис делала это дважды, во время совокупления, так что, я полагаю, это можно простить... Хотя, Шэлис, умолять спасителя трахнуть тебя, это слегка чересчур. Все-таки есть предел тому, что мы можем просить у него. У уродов, Наггет делал это один раз, когда разговаривал во сне - отличная работа Фишбой, у тебя железная дисциплина, так держать. У клоунов, Рафшод делал это шесть раз, Гонко - десять, Уинстон - дважды, и Джей-Джей - тридцать два раза. Мой дорогой брат Джордж делал это одиннадцать раз. Так вот, в этот раз предупреждения о нарушении рассылаться не будут, но, пожалуйста, выражайтесь изящнее. Существует же так много слов. Зачем использовать Божьи? Давайте будем иметь это в виду.
   При упоминании Джорджа Джей-Джей оглядел сцену, но Джордж пропал из виду. Тут его глаза заметили какое-то шевеление, и он увидел, как что-то тянет веревку, которая шла через всю крышу и спускалась по трапециевидной конструкции. Там наверху один из ящиков слегка дернулся, накренился набок, и оба ящика полетели вниз.
   Внизу, Курт не прервал своей речи, даже когда оба ящика рухнули на сцену по обе стороны от него. В его руке был зонтик, взятый им у клоунов, который он раскрыл над головой за долю секунды до того, как ящики размозжили бы его лысый череп. Артисты снова включили внимание, когда ящики с грохотом как от пушечного выстрела упали на деревянную сцену, где от удара раскололись, и из порванных мешков с песков с тихим шелестом стало высыпаться их содержимое.
   Курт даже не взглянул на упавшие ящики. Позади него лицо Джорджа становилось все багровее и багровее, он размахивал руками, словно шимпанзе, у которого случился припадок. Курт спокойно сложил зонт и убрал в сторону, попутно напомнив своим подчиненным, что важно спрашивать, не что Иисус может сделать для них, но что они могут сделать для Иисуса.
   Джей-Джей грыз ногти. Ничего не происходило. Гонко и Уинстон выглядели лишь слегка заинтересованными этой попыткой убийства.
   - Уинстон! - прошептал Джей-Джей. - Это я поставил туда ящики!
   - И что? - отозвался Уинстон.
   - ЧТО?! Ты что, блин, тупой?!
   - Тише, пожалуйста, - произнес с трибуны Курт.
   Джей-Джей взвизгнул от страха, прежде чем смог остановиться. Уинстон наклонился к нему и тихо произнес:
   - Нет ничего такого, что мы бы не видели уже тысячу раз. Не имеет значения, помогал ли ты Джорджу. Курт, возможно, попросит тебя помочь укокошить Джорджа на следующей неделе. Просто делай, что тебе говорят, и держи язык за зубами.
   Курт завершал свою речь. Джордж по-тихому вышел из шатра, запинаясь по пути за собственные ноги и трясясь от злости всем телом.
   - Похоже, Джордж думал, что у него в этот раз был шанс, - заметил Уинстон.
   - Будет весело получать приказы от этого куска говна сегодня вечером, - произнес Гонко и сплюнул.
   В заключение своей речи Курт призвал людей не переусердствовать в этом году с подарками на его день рождения, хотя они и могут чуток переусердствовать, если уж действительно этого хотят. Артисты зашевелились, все из них почувствовали облегчение от того, что конец собрания уже близок.
   Внезапно послышался скрип, причем очень громкий. Похоже, он доносился от стропил. Джей-Джей посмотрел наверх и до смерти перепугался, увидев, что весь шатер заходил ходуном. Балки крыши задрожали, и среди собравшихся повисла тишина. Уинстон быстро нырнул под свое сиденье. Даже Курт прервался и медленно обводил все вокруг любопытным взглядом. В этот момент опорные балки накренилась вперед, словно падающие деревья, и раздался шуршащий звук, словно от хлопающего на сильном ветру флага. Растяжка развернулась между двумя горизонтальными балками, привязанная одним концом как раз к той, на которой ранее торчал Рафшод. Это был кусок белой ткани, и красным на нем было написано всего одно слово: "СВОБОДА".
   А затем весь шатер рухнул. Опорные столбы повалились, стропила сложились внутрь, послышался громкий треск разрываемой ткани. Откуда-то снаружи донесся визг. Вся конструкция обрушилась внутрь себя, погребая всех под слоями плотной ткани. С оглушающим грохотом металлические и деревянные опоры сломались и упали на ряды сидений. Джей-Джей едва успел спрятаться под своим стулом, когда совсем рядом с ним приземлился столб. Земля содрогалась от ударов.
   Сквозь весь этот хаос с трибуны донесся голос Курта. Он звучал слегка удивленно.
   - Что ж, - сказал он. - Такого я не ожидал.
  
   ***
   Эта явная диверсия обещала стать предметом множества пересудов на все ближайшие дни. Было странно, что никого не убило в том, что можно было считать покушением на жизнь каждого артиста в цирке. Вандализмом меньшего масштаба было никого не удивить - у кого-нибудь всегда имелся зуб на кого-нибудь, и большинство повидали на свою беду слишком много всего, возбуждающего случайное насилие. Естественно, эта растяжка исключала любую возможность какого-либо случайного происшествия. Свобода? Милое словечко, но никто не знал, как это понимать.
   Первые обвинения были выдвинуты против Джорджа (за его спиной, разумеется). Его исчезновение из шатра было чрезвычайно подозрительным. Если виновником был Джордж, то тогда вставали серьезные вопросы о том, какую он может понести ответственность, как-никак он был вторым начальником, а Курт уже хотел его смерти. Но у Джорджа не было оснований держать ответ. Все в цирке с удовольствием посмотрели бы, как он корчится, но никто на самом деле не думал, что это сделал он. В хаотичной природе атаки, и в том, что так много было оставлено на волю случая, отсутствовал почерк такого одержимого желанием все контролировать человека, как Джордж... Это попросту было не в его стиле.
   Хуже всего пришлось акробатам. Их сцена была в руинах, и их номер был перемещен в более скромную альтернативу - шатер, где располагалась сцена клоунов. Как только это было озвучено, хуже всего стало клоунам, а акробаты увидели в этом огромный-преогромный плюс. Тем не менее, их номер сократился до простых трюков на гимнастическом мате, и это до тех пор, пока не будет восстановлена их сцена, что требовало некоторого времени, так как никто не знал точно, как надо обращаться с оборудованием, чтобы придать ему требуемые волшебные свойства.
   Уроды тоже пострадали, так как Фишбой оказался серьезно ранен - его голову расплющило одним из упавших столбов. Только визит к манипулятору материей спас его. Мугабо же, запаниковав, вызвал небольшой огненный смерч, расплавив кое-что из оборудования, которое до этого еще можно было починить. Сейчас он клялся, что никогда больше не будет выступать, и отказывался подпускать достаточно близко кого-либо, чтобы можно было заняться ожогами, которые он нанес себе.
   Остальные травмы были незначительными. Джей-Джей отделался лишь шишкой на плече и мокрым темным пятном спереди на штанах, появившимся из-за комбинации страха и слишком большого количества газировки. У многих звенело в ушах благодаря Гоши, чей всплеск эмоций и крики посреди всей этой катастрофы не помогали вообще никому. После этого он был перевозбужден еще несколько часов, пока наконец звук чайника не сменился попугаичьим чириканием, и все не смогли расслабиться.
   - Что ж, - сказал Гонко, когда они расселись за карточным столом, - это было нечто.
   - Кто сделал это, Гонко? - спросил Дупи. - Кто сделал это? Они не смели, они не должны были делать это, Гонко. Они же напугали Гоши, Гонко, они напугали Гоши!
   - Крошку Джей-Джея, похоже, тоже, судя по всему, - отозвался Гонко. - Может сменишь свои панталоны, карапуз?
   - Это просто пот, - возразил Джей-Джей, скрещивая ноги, чтобы спрятать пятно.
   - Похоже, Фишбою сильно досталось, - заметил Уинстон, раздавая карты для блэкджека.
   - Вот, нахрен, гадство, - произнес Гонко, ударяя кулаком по столу. - Фишбой никогда и мухи не обидел. Кто бы это ни сделал, я порежу его на ленты восемью разными способами.
   - Кто сделал это, Гонко? - снова затараторил Дупи. - Кто был тот, кто сделал это дело? Кто был тем, что сделал делание этого дела, что сделал...
   - Понятия не имею, Дупс. Хороший вопрос, однако. Ты всегда был любознательным типом. Кто хотел бы убить... всех? И что за чушь собачья с этой "свободой"?
   Что-то щелкнуло в мозгу у Джей-Джея. Просто запомни это слово. Свобода. Уинстон! Почему он не вспомнил об этом раньше?! Он повернул голову к Уинстону, медленно, словно клоуны из аттракциона на Аллее Аттракционов, а его рот раскрылся так же широко, как и у них. Уинстон бросил на него совершенно обычный взгляд и сказал:
   - Странно, правда? Не хотел бы я оказаться в штанах... то есть в шкуре того, кто повесил там эту растяжку.
   Джей-Джей понял намек, но его рот так и остался открытым. Уинстон снова сверкнул на него глазами и рявкнул:
   - Джей-Джей, ты собираешься раскошеливаться или так и будешь сидеть там и отсасывать всю ночь у невидимки?!
   Это вызвало смешок у Гонко, и Джей-Джей захлопнул варежку.
   - А ты на взводе, - сказал Гонко Уинстону. - Никогда раньше не слышал, чтобы ты так грязно выражался.
   - Да, ну, теперь нам чтобы получить назад свое шоу придется какое-то время обождать, так ведь? Ты слышал, что сказал Джордж? Акробатам отдали нашу сцену. Сколько времени уйдет на то, чтобы починить их?
   - О, Иисусе, ты прав! - взвыл Гонко.
   Джей-Джей решил, что самое время смыться, хотя он и не мог перестать глазеть в недоумении на Уинстона.
   - Эй! - проревел Гонко, когда он бочком-бочком вылез из-за стола. - Куда ты нахрен собрался?! Что за покер получится с тремя игроками?!
   Джей-Джей взвизгнул и убежал.
   - Никто не купится на эту сраную игру! - крикнул Гонко ему вслед. - Я знаю тебя, приятель, я хорошо вас знаю.
   Оказавшись у себя в комнате, Джей-Джей сел на кровать и попытался все обдумать. Уинстон все еще держал его за яйца... но не держит ли он за яйца Уинстона? Свобода. Что это значит? Почему он сказал это Джейми в приступе всей этой сантиментальной чуши. Что, он думает, у Джейми есть какой-то шанс выбраться из цирка? А не старикана ли это выходка?
   - Я думаю, - прошептал Джей-Джей, - что, наверное, да, это его выходка.
   Раздумывая, он лег, и его голова стукнулась обо что-то твердое и круглое. Улыбка расползлась по его лицу, и он похлопал хрустальный шар. Он уже знал, как проведет завтрашний день. Он вытащил хрустальный шар из укрытия, ласково погладил его и прошептал: "Ты и я, против всего мира, детка".
  
  
   _________
   [1] Комбинация в покере, четыре карты подряд, при добавлении к которым сверху или снизу еще одной карты, получится стрит.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"