Качина Анна Геннадьевна: другие произведения.

Семь дней

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сюжет определить просто так, навскидку, не легко, его можно определить как интересную, местами очень фантастическую историю молодой женщины, попавшей в центр круговорота событий, могущих определить ВСЮ будущность современного мира. Живя обычной жизнью женщины, имеющей проблемы в личной жизни и на работе, героиня встречает на улице Архангела Михаила! А он, не считаясь с ее планами и желаниями, вынуждает ее взять на себя ответственность за принятие решения, которое изменит всю ее жизнь. Для начала героиня должна просто поверить в реальность происходящего, а потом помочь одному не совсем обычному мальчику изменить предначертанное не самыми светлыми силами, а возможно и повлиять на жизнь всего человечества. Только, к сожалению, человечество не подозревает о существовании этой великой миссии и не собирается помогать Татьяне.

  СЕМЬ ДНЕЙ
  
  11. Взгляните на землю и обратите внимание на вещи, которые на ней, от первой до последней, как каждое произведение Божие правильно обнаруживает себя!
  Книга Еноха
  Глава 1
  
  
  Все началось в тот дурацкий понедельник, когда я познакомилась с ангелом, или с тем, кто считает себя ангелом. Хотя нет. Немного раньше. Сначала проезжающая машина облила меня грязью. Хотя, возможно начало всему было положено много лет назад.
  
  Бывает, что в жизни все происходит совсем не так, как хочется. А бывает, что просто катится ко всем чертям. Последние месяцы в моей жизни происходит последнее. Не могу сказать, что судьба меня сильно баловала, но, в принципе жила я не плохо. Особенно последние пять лет.
  Родителей потеряла рано. Автомобильная катастрофа. Пару годиков было очень тяжело, но, как известно: "То, что нас не убивает, делает нас сильнее".
  В трудные студенческие годы приходилось работать официанткой в ночных клубах, где любили тусоваться не самые законопослушные граждане. Возвращаться домой в пустую квартиру по ночам на случайных машинах. Пару раз даже попадала в центр разборок с перестрелками. Короче приключения и неприятности на мои "вторые девяносто сантиметров" сыпались с незавидной регулярностью. Справедливости ради надо отметить, что вторые девяносто, впрочем, как и первые и средние шестьдесят у меня очень даже ничего. А что касается лица, то практически по Высоцкому: "Я вышла ростом и лицом, спасибо матери с отцом". Волосы темные, чуть рыжеватые, глаза зеленые и т.д. и т.п. В общем, мое появление обычно вызывало некоторое томление у особ противоположного пола, а иногда и откровенные домогательства. Однако ни одна из переделок не причинила мне никакого вреда. Я настолько привыкла выходить сухой из воды, что совсем перестала бояться возвращаться поздно домой и давать отпор слишком настойчивым поклонникам.
  Вскоре окончила институт и получила диплом по специальности "Управление персоналом". На работу в известную туристическую фирму устроилась сразу после института. Я хорошо зарабатывала и проявляла себя с самой лучшей стороны. Вскоре удалось сесть в кресло заместителя директора по кадрам.
  Молодая, красивая, перспективная, хорошо обеспеченная - это все я шесть лет назад. Конечно же, многие мужчины не желали пропустить такое счастье мимо. Вскоре появился потенциальный муж - заместитель директора довольно крупной строительной компании, который через полгода стал действующим. Еще через год у нас родился сын, которого мы назвали Андреем. Не было мексиканской смертельной любви и диких африканских страстей, зато пришел покой под руку со стабильностью.
  Идиллия длилась почти шесть лет. Замечательная семья, любящий муж и отец, дивный сынулька, красавица жена и все это на фоне материального благополучия!!! Просто картинка из сопливого сериала про счастливую любовь.
  Увидев это, Остап Бендер сказал бы: "Ну, надо же. С таким счастьем и на свободе!"
  Друзья радовались за меня, враги завидовали, а я просто продолжала жить в свое удовольствие. Работа позволяла довольно часто посещать различные интересные места. Муж по возможности сопровождал нас с Андрюшкой во время таких поездок, но, к сожалению, его работа далеко не всегда позволяла нам путешествовать вместе. А потом...
  Мои беды начались полгода назад. Начало было банальным до пошлости. Возвращается жена из командировки на два дня раньше, а в ее спальне...
   Особенно противно было оттого, что с этой дрянью я сама его и познакомила. Привела старую знакомую, попавшую в затруднительное положение, к собственному благоверному и попросила взять к себе на работу. Вот и получила. Благими намерениями вымощена дорога в Ад. Он конечно и раньше заводил короткие романы и интрижки, о которых я догадывалась, но предпочитала не придавать этому внимания, но чтобы так. Хоть бы увел ее в какую-нибудь гостиницу, а то в нашей спальне, на моем любимом постельном белье. Гадость какая!
  Пошло и смешно, как в плоском анекдоте. Я даже разозлиться как следует не смогла. Просто молча ушла в кафе, купила бутылку рома и решила напиться до состояния "хрю". Но после первой же рюмки вспомнила, что у Андрюшки сегодня тренировка по хоккею и отправилась в детский сад и на стадион. Сил на полноценный скандал не хватило. Просто швырнула в лицо документы и пару резких слов, на следующий день подала на развод, который состоялся через два месяца. Все было чинно, благородно, без лишних эмоций. Почти все имущество мой "благородный" муж оставил нам. Забрал только машину и личные вещи. Я не возражала.
  Беда, как известно, не приходит одна - следом пришли проблемы на работе. У меня и раньше было несколько "заклятых друзей" в офисе, которые до последнего времени не рисковали открыто пакостить. Однако теперь, когда за моей спиной не маячили пивной животик и редеющая шевелюра благоверного, они решились-таки на активные действия. А тут еще шеф уехал во Францию открывать новый офис. Стоит ли говорить о том, что работа перестала приносить не только моральное удовлетворение, но и прежнее материальное благополучие? В такие моменты особенно ценишь близость друзей, которые могут выслушать, поддержать, а иногда и посоветовать что-нибудь дельное. Но и здесь меня ожидал облом.
  Обе мои лучшие подруги покинули родной город. Ирка вышла замуж за иностранца и отбыла на ПМЖ в далекую Америку, а моя тезка и почти сестра Татьяна поехала в Питер, куда ее мужа отправили поработать на целый год. Короче, осталась я одна со своими проблемами - даже поплакать не с кем. Есть, конечно, толпа знакомых и приятелей, но разворачивать перед ними душу почему-то не хотелось. Так и осталась бутылка рома, купленная в день разрыва с мужем, недопитой.
  Несколько раз пробовала ходить в церковь и докучать богу жалобами, но мои просьбы оставались без внимания, и я перестала доставать Всевышнего. В конце концов, он прав. Последнее время я вспоминала о нем, только когда возникали проблемы, кому такое понравится?
  
  День первый.
  Понедельник.
  
  Будильник, как обычно, прозвонил в шесть часов утра. Встала, выпила дежурную чашку кофе, и выругалась про себя. На работу только к десяти, а Андрейку забрала свекровь. Они поехали на месяц в Турцию. Эта разумная женщина справедливо решила, что ребенку необходимо отдохнуть и успокоиться после развода родителей, который оставил очень большую и глубокую царапину на детской душе.
  День не предвещал ничего хорошего. За окном шел дождь, по телевизору криминальные новости.
   Все и так плохо, так еще серийный убийца в городе появился. Ведущий программы с видимым удовольствием рассказывал о злодеяниях педофила и демонстрировал жуткие кадры с места преступления. По-моему, зарабатывать рейтинги на чужом горе аморально, хотя, возможно, это необходимо для того, чтобы люди могли как-то обезопасить себя. Не знаю. В любом случае день начался из рук вон плохо.
  В пятницу я получила еще один пинок от судьбы, которая выступила на сцене моей жизни в роли главного бухгалтера нашей фирмы.
  Контора терпела серьезные убытки из-за обострения отношений России с Грузией и огромного наводнения в Азии. Как обычно бывает в таких ситуациях, руководство принялось искать козла отпущения из числа сотрудников, и очень быстро обнаружилась подходящая кандидатура. Из-за домашних проблем я стала меньше внимания уделять работе и последствия не заставили себя долго ждать. В конце прошлой недели этой стерве-бухгалтерше удалось свесить на меня довольно крупную недостачу и теперь впереди маячила серая тень безработицы. Немного успокаивало наличие некоторых сбережений и квартира, оставшаяся после смерти родителей, которую мы с Андрюшкой сдавали за очень даже симпатичную сумму. Хотелось бы сказать еще какую-нибудь гадость про своего бывшего, но в интересах справедливости отмечу, что на содержание сына он исправно давал деньги и деньги не маленькие. Так что бедствовать и голодать мы не будем, но о покупке новой машины на время придется забыть.
  Всю первую половину дня я получала бесплатное промывание мозгов от начальства, отчасти лично, отчасти по телефону. Но это не самое страшное. А самое противное то, что все вышеперечисленное происходило под ехидные взгляды и циничные замечания бухгалтерши и ее подруги, давно метившей в мое кресло. Единственное приятное событие произошло перед обедом. Позвонила Танька из Питера. Я сразу же с удовольствием принялась жаловаться на жизнь, а она с энтузиазмом успокаивать:
  - Ну, перестань раскисать. Тебя жизнь и не так била и ничего. Подумаешь, мужик скотиной оказался, какая редкость! Найдешь другого. Ты везучая.
  - Ага! Конца и края не видно везению. Сейчас с работы выпрут, пойду удачу на развес продавать!
  - Прекрати. Было и хуже. Ты везучая, и не спорь со мной.
  - Тань, прекрати, а! Какая везучесть? Никто, никогда мне ничего просто так не давал. Пахала всю жизнь как проклятая, а сейчас расслабилась. Вот и получила! Танька! У меня депрессия начинается! И никого рядом, даже Андрюхи нет!
  - Ты прекрасно знаешь, что ребенку необходимо сменить обстановку. Вы с твоим бараном лысым ему все нервы вымотали. Кстати я тебе сразу говорила, что вы не пара. Такая девка с таким...
  Да Татьяна не меняется. В выражениях она никогда не стеснялась.
  - Тань, приезжай домой. Я не могу больше. Я совсем одна, - заныла я, а подруга рявкнула в трубку:
  - Прекрати жалеть себя! Тебе действительно не стоит оставаться одной. Дурканешься. Я требую, чтобы ты сегодня же вечером смоталась в какой-нибудь кабак, приняла для храбрости коньячка и подцепила красивого самца!
  - Зачем он мне сейчас нужен? Я еще от бывшего не отошла.
  - А при чем тут бывший? Я говорю про красивых самцов. Тебе что надо объяснять, зачем они нужны? Объясняю! Записывай! В течение недели использовать по назначению, а после употребления утилизировать. Когда ты его бросишь, сразу полегчает!
  - Ты неисправима!
  - Точно! А ты не пытайся исправлять, а просто слушайся. Ну, пока, целую. И не хандри - я уже скоро приеду. Завтра отзвонись и расскажи, как выполнила мои рекомендации.
  Она положила трубку, а я немного позанималась работой и пошла обедать.
  Терпеть довольное лицо бухгалтерши во время перерыва было невмоготу, пришлось отправиться в кафе, находящееся через дорогу. Оказавшись на улице, я посмотрела на затянутое тучками сентябрьское небо и спросила:
  - Ну и где ты, товарищ ангел-хранитель? Говорят, ты есть у всех. У тебя сегодня похмелье или ты отпуск взял?
  Небо немного помолчало, потом громыхнуло и разразилось дождем. Стоит ли говорить, что зонтик я потеряла в автобусе.
  - Спасибо, что не град, - сказала я тому, кто наверху, поплотнее запахнула легкий плащик и побежала к кафе.
  Однако стоило мне сделать несколько шагов по направлению к дороге, как из-за поворота вылетела машина. Она, не притормаживая, пронеслась мимо, обдав меня огромной волной грязи и воды.
  Я стояла на обочине и изо всех сил пыталась не расплакаться. Надо забежать в метро, попросить воды, почистить плащ, вытереть лицо, сделать еще что-нибудь, только не стоять здесь и не жалеть себя. Я быстро пошла к входу в метро, стараясь не обращать внимания на удивленные взгляды прохожих. Когда же мой взгляд упал на входную дверь по спине побежали мурашки. Такая привычная надпись "Выхода нет" выглядела зловеще и угрожающе. Я не смогла войти в эту дверь.
  Грязь на светло-сером плаще выступала мерзкими бурыми пятнами, и на душе было также грязно и мрачно.
  - У Вас все в порядке?
  Интересно, кто это такой заботливый?
  - Я спрашиваю, Вы хорошо себя чувствуете?
  Да! Танькины слова просто Богу в уши! Замечательная особь мужского пола со странно отстраненным видом протягивает платок.
  - У Вас лицо грязное - возьмите.
  - Я похожа на женщину, у которой нет своего носового платка? - довольно резко ответила я, доставая упаковку влажных салфеток.
  Он пожал плечами, ничего не ответил, но уходить не спешил.
  Я принялась вытирать лицо, украдкой рассматривая незваного помощника. Да! Самец что надо. Рост примерно метр восемьдесят, возраст лет тридцать - тридцать пять, подтянутый, даже слегка худощавый. Волосы темные, коротко стриженные, а глаза глубокие и почти черные. Черты лица тонкие, правильные. А прикид! Ну просто пижон! Обалденный темный костюм, стильный галстук, белоснежная рубашка, черный плащ и шикарные туфли. Просто герой модного голливудского фильма. Интересно, как он умудряется ходить по такой грязище и не испачкать обувь? Можно, конечно, последовать совету Татьяны и принять помощь, но с другой стороны, рядом с таким мачо мой грязный плащ и покрасневшие глаза будут выглядеть несколько забавно, а я не люблю вызывать у людей жалость, особенно у красивых мужчин. Так что, видно, не судьба.
  - Зря Вы так агрессивны, - подал голос помощник. - Может быть, Вас подвезти? Моя машина рядом.
  Он махнул рукой в сторону потрясающего темно-зеленого БМВ, припаркованного в трех метрах от нас. А я послала куда подальше своего Ангела-Хранителя, который явно не хотел моего счастья и не только не помогал, а откровенно пакостил.
  - Спасибо, я пешком.
  - Почему?
  - Боюсь своим грязным плащом испачкать Вам сидения, - нахамила я напоследок, решительно вошла в дверь с надписью "Выхода нет", и наткнулась взглядом на фоторобот маньяка, который насиловал и убивал детей в нашем районе. Да уж, добрых знаков сегодня не наблюдается. Жаль, что эти фотороботы обычно совсем не похожи на оригинал. Найти бы эту сволочь и ноги повыдергать.
  С такими невеселыми мыслями я вошла в метро.
  Возвращаться в таком виде на работу было выше моих сил, и я отправилась к своей двоюродной тетушке по папиной линии, которая жила неподалеку и целыми днями сидела у телевизора, просматривая бесконечные сериалы. Уже от нее позвонила в офис, сказала, что еду домой готовить отчет для начальства. Ехидная бухгалтерша милостиво оповестила, что сообщит господину директору о моем прогуле, и повесила трубку. Ну и пусть сообщает, мне и так нечего терять.
  У тетушки я просидела до самого вечера. Сначала мы пытались почистить плащ, вследствие чего бурые пятна превратились в отвратительные разводы. Идти домой в таком виде не хотелось. О том, чтобы позаимствовать верхнюю одежду у тети, не могло быть и речи. Я ношу сорок шестой размер, а после развода начала помещаться в сорок четвертый при росте сто шестьдесят пять сантиметров, а она монументальная особа ростом метр восемьдесят с пятьдесят вторым размером одежды. Так что ее плащ я могу использовать только в качестве палатки. Пришлось несколько часов получать удовольствие от мексиканской любви, американских грудастых красоток, потрясающих пирожков с картошкой и домашней пиццы.
  Домой я отправилась, когда начало темнеть. В сумерках не так заметен отвратительный вид. Добежав до остановки, запрыгнула в автобус, который должен был довезти меня до дома. Только усевшись на последнее сидение и уставившись в окно, поняла, как сильно устала за последние дни.
  За окном мелькала серая дорога. На обочине стояли серые дома, в которых жили люди, которые тоже казались серыми, под этим серым дождем. Такое чувство, что упала в болото и трясина затягивает все глубже и глубже, а если начинаешь трепыхаться, процесс ускоряется. В конце концов, расслабляешься и тихо погружаешься в грязь и зловоние. Я прикрыла глаза, прислонилась головой к оконному стеклу и задремала.
  Чья-то рука аккуратно коснулась плеча и голос, показавшийся знакомым спросил:
  - У Вас все в порядке?
  Где-то я сегодня это уже слышала. Открываю глаза....
  Оба-на! Оказывается, не только слышала, но и видела. Все тот же плащ, тот же костюм, безукоризненно чистые туфли. Ну почему все так плохо. Стоит встретить приятного мужчину, так нет, чтобы в это время выглядеть как обычно....Не тут то было. Первый раз он видит меня с ног до головы перепачканную грязью, а второй раз - спящую в автобусе все в том же грязном плаще. Мораль сей басни такова - продолжение знакомства невозможно.
  - Спасибо, дорогой товарищ рыцарь. Вы в очередной раз спасли меня, - сказала я и вышла из автобуса, который как раз подъехал к моей остановке.
  Но рыцарь оказался настойчивым и вышел следом.
  - Вам не кажется, что это судьба? - задал он банальный вопрос.
  - Мне уже давно ничего не кажется.
  - Жаль. А я даже обрадовался, когда увидел Вас в автобусе. Представьте, как мала вероятность нашей второй встречи? Я вообще в этом автобусе случайно.
  - Это, конечно, безумно интересно, но мне пора домой.
  - Можно я Вас провожу? - Поинтересовался мужчина и пошел следом за мной.
  - Зачем?
  - Чтобы никто не обидел. Мне кажется, сегодня не ваш день.
  - Это точно. А Вы что делаете в автобусе? Вы не похожи на человека, привыкшего к городскому транспорту.
  - А Вы не похожи на женщину, привыкшую спать в автобусах, - парировал он.
  - А на кого я похожа?
  - На человека попавшего в неприятности, расстроенного и растерянного.
  - Вы случайно не психотерапевт?
  - Нет. Но коль уж представился случай, разрешите представиться. Михаил, - сказал он и протянул визитку.
  Дорогая, качественная визитка поражала пафосом. На белом фоне золотом было написано: "ЗАО "Архангел"", ниже "охранная деятельность", еще ниже подпись "Михаил" и два телефона. Сбоку очень качественно изображен огненный меч, переливающийся то пурпуром, то золотом.
  - Обалдеть, - выдохнула я. - А кого охраняем?
  - Весь христианский мир, - ответил Михаил с легкой усмешкой.
  - Да ну? В наш век толерантности и политкорректности так узко мыслить. А как же иудеи, мусульмане и прочие буддисты?
  Михаил немного подумал и ответил:
  - Бывает, что и с ними работаем в порядке исключения. Среди них тоже полно хороших людей, хотя в основном их безопасность - не моя головная боль. Но это не важно, а важно то, что Вы забыли представиться.
  - Татьяна.
  - И все?
  - Татьяна Николаевна.
  - И на том спасибо.
  - Михаил, а вы не боитесь?
  - Чего?
  - Божьей кары, - ответила я не без цинизма в голосе. - Мне кажется, что ваша организация слишком много на себя берет.
  - Нет, не боюсь. Он все одобрил, - с ухмылкой сообщил мой новый знакомый.
  - А где Ваша машина?
  - Вы не поверите, но как только мы с вами расстались, в нее въехал пьяный идиот на микроавтобусе. Пришлось вызывать эвакуатор.
  - Правильно. Не верю.
  - Почему?
  - Такой как Вы, не стал бы садиться в автобус, а вызвал бы такси.
  - Вы стараетесь быть злее, чем есть на самом деле.
  - А Вы подражаете одному известному в Голливуде актеру.
  - Я подражаю?! - спросил он, и первый раз нормально улыбнулся. - Сколько лет живу, такого еще ни разу не слышал. Кстати, почему вы так смотрите на мои туфли.
  - Как вы умудряетесь ходить по такой грязи и не пачкать обувь?
  - Это еще что, мой шеф, точнее генеральный инвестор - тот вообще по воде ходить умеет.
  Ну, надо же, какой остряк.
  Он улыбнулся еще шире и добавил:
  - А по дороге я объясню свое присутствие в автобусе, кажется, Вас это беспокоит. Так вот, пока приехал представитель страховой компании, пока ГАИшник составил протокол, прошло столько времени, и было вымотано столько нервов, что я просто забыл бумажник в бардачке машины. В кармане завалялось несколько мелких купюр, и я поехал на автобусе.
  За таким милым разговором мы дошли до моего подъезда.
  - Ну, вот я и дома.
  - Хорошо, я тоже не далеко квартиру снимаю.
  - Вы не из нашего города?
  - Скорее нет, чем да, - ответил он и добавил: - Дождь опять начался. Может быть, в гости пригласите?
  - Зачем? - прикинулась дурочкой я.
  - Кофе попить. Как у Вас с кофе?
  - С кофе у меня хорошо. Без кофе плохо. Извините, Миша, я не запаслась этим замечательным напитком.
  - Так я сейчас быстренько схожу в магазин. Вы не против?
  - Как я могу быть против? Мы живем в свободной стране, и вы можете идти куда угодно, - сказала я и взялась за ручку двери, ведущей в подъезд.
  Молодого человека не устроило, что я ухожу, не сообщив номер квартиры, и он спросил:
  - Сейчас я куплю кофе, а потом... Что будет?
  - Странный вопрос. Тогда, Миша, у Вас будет честно приобретенная банка кофе.
  Он рассмеялся и поймал меня за руку.
  - Нет, так легко я вас не отпущу. Танечка, оставьте хотя бы свой телефон.
  Я молча достала из сумочки свою визитку и потянула ему.
  - Спасибо. Обещаю, что буду навязчив, - весело сказал. - Можно я позвоню сегодня?
  - Не стоит. У меня был трудный день. Лучше завтра.
  - Тогда до завтра.
  Он кивнул и отпустил мою руку. Я помахала ему и скрылась в подъезде.
  Легкий флирт действительно поднимает настроение. Хорошо, будем ждать звонка. Сейчас не так неприятен даже тот факт, что лифт не работает, а я живу на седьмом этаже. Ходить по лестнице полезно.
  За довольно приятными мыслями я легко преодолела подъем и ввалилась в квартиру. К ногам моментально кинулась кошка Нола, а попугай с веселым именем Шухер весело закричал из своей клетки. Мой бывший муж не очень любил живность, поэтому и голубая британка и серый корелла остались у меня.
  Я забежала на кухню, включила чайник и уже пошла включать телевизор, когда вспомнила, что своему новому знакомому поведала истинную правду. Кофе действительно закончился, а я хотела купить новый диск с какой-нибудь дурацкой комедией, налить чашку горячего кофе и отвлечься от неприятностей. А отчет напишу завтра. Я проанализировала ситуацию и решила, что кофе с легкостью можно заменить чаем, а вот то, что я не купила диск крайне трудно исправить. Пришлось одеваться и опять топать на улицу. Хорошо, что магазин рядом. Не люблю бродить одна в темноте, особенно учитывая то, что последнее время мне везет как утопленнику.
  Выскочила на площадку, вызвала лифт, непостижимым образом заработавший, а когда двери открылись, и я вошла внутрь, из квартиры напротив выскочил молодой человек. Он поставил ногу так, чтобы лифт не смог закрыться и сказал:
  - Подождите, я с вами.
  Захлопнул дверь квартиры и ввалился в лифт, нажав кнопку первого этажа. Я с незнакомыми мужчинами в лифте не езжу, и он это сразу понял по выражению моего лица.
  - Извините. Я вас напугал?
  - А как вы думаете?
  - Это правильно. С незнакомыми дядьками в лифте ездить нельзя.
  - Правда? А я-то, глупая все стояла и ждала, когда же придет незнакомый дядька и поедет со мной в лифте. Но после того как вы предупредили.... Больше никогда так делать не буду.
  Он засмеялся и сказал:
  - Еще раз извините. Хотя я не незнакомый дядька, а Ваш новый сосед.
  Вечер перестает быть томным.
  Мы вышли из лифта, и оказалось, что он тоже направляется в магазин за хлебом и пельменями. Что еще одинокий холостяк может приготовить себе на ужин?
  Про холостяка это он мне поведал.
  Новый сосед внешне выглядел даже привлекательнее чем Михаил. Блондин, где-то метр девяносто ростом, крупный, но не полный, симпатичный и улыбчивый, на вид чуть старше меня. Он все время о чем-то говорил, рассказывал анекдоты, подавал руку, короче изо всех сил пытался произвести приятное впечатление. Особенно приятно было с ним общаться после серьезного, даже слегка высокомерного первого ухажера. Короче, новый сосед по имени Вова затмил собой респектабельного Михаила.
  Мы вместе запаслись продуктами и отправились домой. На площадке чинно попрощались. Вова спросил разрешения заходить, если что, и пригласил на новоселье, как только у него закончится ремонт. Он уже почти вошел в свою квартиру, а я ковырялась ключом в замке, когда в двери что-то хрустнуло, и ключ застрял в скважине. Я попыталась провернуть его в замке или хотя бы вытащить. Безрезультатно.
  Вова быстро оценил мои трудности и принялся помогать. Он вручил мне трехлитровую банку томатного сока, купленную в магазине и принялся колдовать над дверью. Я прыгала вокруг, мешала советами и пыталась заглянуть через его плечо. Последнее удавалась особенно плохо. Именно из-за моей глупой суеты произошло следующее. Когда ключ поддался, и дверь распахнулась, сосед слегка толкнул меня под локоть, банка выскользнула из рук, ударилась о дверную ручку и разбилась. Через секунду он любовался на свои брюки, ставшие бурыми и противными по всей длине. Я тем временем извинялась и пыталась не рассмеяться.
  - У меня дома воды нет. Краны меняют, - произнес он, вдоволь налюбовавшись на прилипшие к ногам штаны.
  - А есть во что переодеться?
  - Нет. Я сегодня случайно здесь ночевать остался. Пива бутылочку выпил и решил за руль не садиться.
  - Ну что делать, - сказала я. - Сама испачкала, сама исправлю. Только давайте быстрее, пока сок не засох
  Он кивнул. Забежал к себе домой и вскоре появился на моем пороге, замотанный в простыню, со штанами в руках.
  - Извините за внешний вид, но я предупреждал, что мне не во что переодеться.
  Я улыбнулась, взяла брюки и знаком пригласила проходить на кухню. В коридоре на столике лежала моя сумка, которую сосед случайно задел и уронил. Содержимое сумочки рассыпалось по полу, заняв почти все свободное пространство. Да, каждая уважающая себя дамская сумочка должна быть изнутри в пять раз больше чем снаружи! Как весь этот хлам сюда помещается? Не понимаю.
  Вова, замотанный в белое полотно на манер древнего грека кинулся помогать мне, собирать рассыпавшиеся мелочи. Это выглядело очень весело. Простынка все время норовила свалиться, и он поддерживал ее одной рукой, другой он собирал вещи, наводя при этом еще больший беспорядок. В конце концов, мы справились с этой нелегкой задачей, на полу осталась только визитка моего нового знакомого. Володя поднял ее, покрутил в руках, протянул мне и спросил:
  - Это чья?
  - Да так, одного знакомого.
  - Вы извините за любопытство, просто мне тоже надо новые визитки заказать, и я не знаю в какую фирму обратиться. А здесь такая работа! Меч почти объемный. Не знаете, кто делал?
  - Нет, но могу спросить. Вам срочно?
  - Не так чтоб очень, но...
  - Поняла. Завтра позвоню и спрошу. Результат гарантировать не могу, но постараюсь узнать фирму - изготовителя.
  - Спасибо, - сказал он, и мы прошли на кухню. Я только на секунду заглянула в гостиную и бросила сумку на стол, не включая свет, но опять промахнулась. Сумка шлепнулась на пол. Ну и ладно потом подниму.
  Пока брюки крутились в стиральной машинке в компании пятновыводителя, мы пили чай и говорили ни о чем. Приятный, веселый рубаха-парень, рассказал, что квартиру купил после развода с женой и раздела имущества, что детей не имеет, что кошек очень любит. Хотя Нола его отчего-то невзлюбила. Однако это не испортило соседу настроение, и он рассказал пару анекдотов про кошек и предложил перейти на "ты", раз уж он все равно сидит у меня на кухне без штанов. Я решила, что это действительно повод, но тут стирка закончилась, и я пошла навестить брюки, которые отлично отстирались. Сосед долго и сердечно меня благодарил и намекал, что очень хочет выпить еще пару литров чая, но я была непоколебима и аккуратно отправила его домой. Он спросил разрешения заходить на чай. Я сказала, что буду очень рада. На этом мы расстались.
  Настроение улучшалось на глазах. Танька права. Мужское внимание в таких ситуациях замечательно повышает самооценку. Я, конечно, дама просто неземной красоты, но так, чтобы за один вечер к моим ногам свалилось сразу два поклонника. Это здорово. Похоже, зря я обижалась на хранителя. Скорее всего, его отпуск заканчивается, и он вспомнил о моем существовании.
  Я убрала со стола, покормила кошку и пошла в ванну. После водных процедур неприятности на работе уже почти не беспокоили. Я надела шелковую пижаму и пошла в спальню. Нола потопала следом, чтобы как обычно улечься на моей подушке. По пути в спальню мы заглянули в детскую, закрыли там окно, а потом, когда вышли в коридор, произошло странное. В гостиной вдруг включился телевизор. Я быстренько вспомнила фильм "Звонок" и чуть не умерла от ужаса, но тут из гостиной донеслось хлопанье крыльев.
  Слава Богу! Это Шухер выбрался из клетки и случайно нажал клювом на пульт.
  Конечно, в глубине души я знала, что попугаи в темноте не летают, но думать так было приятней, чем просто стоять и бояться. Конечно, можно кинуться к новому соседу. Хотя что он подумает, когда я в полупрозрачной пижаме ввалюсь к нему и попрошу спасти от собственного попугая. Есть еще соседка Наталья, но они с мужем уже, наверное, спят. Сделав несколько глубоких вздохов, я набралась мужества для похода в гостиную, и смело шагнула навстречу своему страху.
  Ох и дура!
  Если бы я знала, что там увижу, ни за что бы не пошла. Но сейчас не об этом.
  Я распахнула дверь, шагнула в сторону выключателя, но не успела. Свет зажегся без моей помощи. Я осмотрелась и трубно закричала.
  На кресле, перелистывая мою любимую книгу "Полет над гнездом кукушки", сидел новый знакомый Михаил, а на столике рядом с креслом стояла обещанная банка кофе.
  - Хорошая книга, - сказал он, а я заорала еще громче.
  Пока кричала, подумала, что надо было бежать к соседу, хоть в пижаме, хоть без нее. Надолго горла не хватило, и я закашлялась. Воспользовавшись тишиной, гость спросил:
  - Это все, или будет продолжение?
  Сразу после этих слов я продолжила и с криком кинулась в коридор, но дверь, как по волшебству захлопнулась перед самым носом, и как я не дергала ручку, она не поддавалась. За этим занятием меня опять настиг кашель, и Михаил облегченно вздохнул:
  - Может, хватит. Мне поговорить надо. Хотел, как договаривались, завтра позвонить, но времени осталось слишком мало.
  - Миша, вы это зря, - пролепетала я. - Соседи уже услышали мой крик и наверно вызвали милицию. Вам лучше уйти, а я никому ничего не скажу.
  Пока я несла еще какую-то чушь, в голове крутились разные мысли. Получается, что он - маньяк, который давно за мной следил. Он видел, что Вова ушел от меня и вскрыл дверь. Точно! Наверное, он и раньше пытался ее открыть, не зря же у меня замок заедал. Кругом одни маньяки и по телевизору и в жизни!
  Ужас какой! А вдруг, когда мы чай пили, он уже был тут! Я же в гостиную не заходила. Тогда остается понять, как он закрыл дверь, ведущую в коридор?
  А вдруг у него есть сообщник, и он держит дверь с той стороны! Кошмар!!!
  Мой затылок похолодел, ноги стали ватными, и я опять закричала.
  - Не надоело? Все равно никто не услышит.
  От этих его слов стало еще хуже, и я решила не злить психа, а поговорить с ним.
  - Миша, Вы бы шли домой. А то правда милиция приедет, неприятности будут.
  Он отрицательно покачал головой и сказал:
  - Нет. Никто не приедет, потому что никто не услышит. Я постарался.
  Или он убил всех соседей или считает, что усилием воли может улучшить звукоизоляцию типового дома. И в том и в другом случае он идиот. Зачем я только Таньку послушалась! Подцепи мужика! Пожалуйста! Подцепила. Теперь думаю, как в живых остаться. Страшно-то как.
  Пока я предавалась невеселым размышлениям, он внимательно рассматривал меня с ног до головы и крутил в руках свою собственную визитку. Я поняла, что выгляжу вызывающе и метнулась к гладильной доске, на которой лежал тонкий халатик. Не бог весть что, но все лучше пижамы. Он ничего не имел против, только внимательно проследил за моими передвижениями, потом развернул визитку надписью ко мне и сказал:
  - Эту вещь нельзя бросать, где попало. Ее надо носить с собой как нательный крест, хотя бы эту неделю.
  Не просто псих, а псих с навязчивой идеей. А я не умею разговаривать с сумасшедшими, поэтому буду молчать и ждать его требований.
  Он тоже немного помолчал, понял, что я уже накричалась, и продолжил:
  - Я не маньяк, не насильник и убийца. Найти Вас меня заставила крайняя необходимость. Я, а возможно и все человечество, нуждаемся в Вашей помощи.
  После этого безумного пафоса я не смогла сдержаться. Меня погубит язык, это точно, но остановиться уже не получилось:
  -Вы, наверное, джедай?
  Спросила я с самым невинным видом, а он уставился на меня как на умалишенную.
  - Не совсем. Вы, пожалуйста, постарайтесь отнестись к моему визиту серьезно. И не надо зарываться в диван и прикрываться подушкой. Ваши женские прелести на данный момент никого не интересуют.
  Мои прелести не интересуют!!!! Да он не только псих, но и импотент!
  Тем временем Михаил нахально залез в бар, достал ром и две рюмки. Налил немного себе, мне и продолжил:
  - Вам лучше выпить. Сегодня будет долгий разговор, в ходе которого придется узнать много нового и принять несколько важных решений.
  Я покорно проглотила ром, сморщилась, но не закашлялась и проканючила:
  - Отпустил бы ты меня.
  Он отрицательно покачал головой и сказал:
  - Таня, Вы должны привыкнуть к мысли, что я не простой человек, вернее совсем не человек, и я очень нуждаюсь в Вашей помощи. Предупреждаю сразу, отказать мне Вы не можете. У нас нет времени искать другого избранного.
  - Кого искать?
  - Избранного.
  - Ну, это, конечно, все меняет, - сказала, потом встала, налила себе еще рома и вернулась на свое место, но пить не стала.
  Похоже, он серьезно верит в свою лабуду. Значит надо дать человеку выговориться, пообещать помочь и тихо выпроводить. Шанс, конечно, небольшой, но других идей все равно нет.
  Он тоже налил себе еще спиртного, уселся в кресло и начал говорить.
  - Сейчас в этом мире происходит много того, чего происходить не должно, и чтобы здесь кое-что подправить, мне нужен адепт, то есть Вы.
  - Очень хорошо, - по возможности серьезно ответила я. - Я Ваш адепт, а Вы кто?
  - Имеющий глаза да увидит, - процитировал он библию и опять повернул ко мне визитку.
  Слова "Архангел" и "Михаил" полыхнули пурпуром.
  - То есть Вы - Архангел Михаил?
  Он кивнул.
  - И Вы посланы богом на землю, чтобы купить мне кофе?
  Он укоризненно покачал головой, встал, подошел вплотную к дивану, посмотрел на меня сверху вниз и заговорил по-другому. Сейчас его голос зазвучал как-то странно. Не по-человечески гулко и вместе с тем чисто. От этой речи мурашки размером с кулак побежали по спине, и холод сковал конечности.
  - Я вижу, ты не готова верить на слово. Ты вообще слаба в Вере. Тебе нужны доказательства? Ты их получишь. Хоть я и не сторонник дешевых чудес, но для тебя сделаю исключение.
  И тут случилось несколько вещей. Сначала открылась дверь и в комнату вошла Нола. Она сначала зашипела, потом брякнулась на живот, подползла к непрошенному гостю и легла на его туфель, глядя на него преданными глазами. Потом часы начали бить двенадцать раз. На двенадцатом ударе он наклонил голову и прошептал:
  - Прошел день первый, настал день второй.
  А потом произошло событие, после которого я сразу успокоилась и поняла, что нет никакого психа и маньяка. Вообще ничего этого нет. В лучшем случае я сплю, в худшем - основательно свихнулась и нуждаюсь в серьезном лечении. Происходящего не могло быть, потому что не могло быть никогда.
  Я ошибалась!
  Просто прошел день первый, настал день второй.
  
  День второй.
  Вторник
  
  Передо мной стоял Он. Пиджак расстегнут, верхняя пуговица белоснежной рубашки тоже, узел галстука ослаблен, руки в карманах брюк. Он слегка наклонил голову, и темная челка упала на угольные глаза. Но самое главное...
  За его спиной распахнулись два огромных белоснежных крыла!
  Они были настолько белыми, что на них невозможно было долго смотреть и при этом занимали почти все комнату.
  Вероятно, выражение моего лица без слов говорило о том, что он добился желаемого результата. Немного так постояв, мужчина, теперь казавшийся галлюцинацией, отошел в сторону и спросил:
  - Довольна?
  Не в моих правилах разговаривать с незнакомыми галлюцинациями, но на всякий случай я кивнула. Тот, кто называл себя Архангелом Михаилом, уселся в кресло, хлопнув крыльями, налил еще одну рюмку рома, предложил мне, я отказалась, он тоже не стал пить и продолжил:
  - Теперь поговорим?
  Я не ответила и демонстративно удалилась на кухню. Михаил, слегка сложив крылья, отправился за мной, не забыв прихватить принесенную банку кофе. Пока я рылась в аптечке в поисках успокоительного, он стоял около стола и наблюдал за моими действиями. А когда я нашла снотворные таблетки и уже приготовилась их выпить, он накрыл мою руку своей и сказал:
  - Прекрати. Нам действительно необходимо поговорить. Сейчас уже поздно пытаться убежать от ситуации, этим ты только отнимаешь у себя и у меня время? Готова просто поговорить?
  Я отрицательно покачала головой
  - Почему? - терпеливо поинтересовался он.
  - Потому, что с галлюцинациями нельзя разговаривать, - заявила я и нажала пальцем на нижнее веко правого глаза, внимательно глядя на видение.
  - Что ты делаешь? - поинтересовался он.
  - У меня подруга есть, Таня зовут, она оптик.
  - Знаю.
  - Не перебивайте, пожалуйста. Так вот она говорила, что в учебниках по офтальмологии писали, как отличить реально существующий объект от галлюцинации.
  - Эх, давно я не читал учебников по офтальмологии, - сказал он, усаживаясь на табуретку. - Надо будет у Рафаила взять пару штук, просветиться.
  - Так вот. Если внимательно, двумя глазами смотреть на предмет и при этом слегка надавить на правый глаз снизу, то реальный объект раздвоится и одно из изображений сместится слегка вверх и влево, а галлюцинация останется четко очерченной.
  - И как результат?
  - Если честно, то Вы раздвоились, но все равно Вы не настоящий.
  Моя настойчивость немного рассердила его, и Архангел опять нервно взмахнул крыльями. Этим движением он чуть не разнес весь кухонный гарнитур. С полок посыпалась посуда и разные мелочи, во все стороны полетели перья, а на голову пернатому чуду треснулась кастрюля.
  - Да уж, - сказала я. - Будь ты хоть два раза Архангел, а на семиметровой кухне крыльями сильно не расхлопаешься.
  - Да будет тебе известно, что увеличить пространство внутри квартиры для меня не проблема, - ответил он, потирая ушибленную голову.
  - Буду крайне признательна. А то архитекторы не продумали. Квартира нормальная, а кухня - клетушка. Сейчас начнете, или как?
  - Вообще не начну.
  - Почему.
  - Потому что у тебя характер поганый.
  Он принялся варить кофе, а я сказала:
  - Говорила мне мама, что нельзя знакомиться на улице. Не послушалась. Познакомилась. Мало того, что обидчивый, так еще весь в перьях.
  - Тебя что, и крылья мои уже не устраивают?!
  - Ну почему сразу не устраивают? Очень даже устраивают. Просто не мужчина - беркут! - выдала я и достала из холодильника коробку конфет и лимон. Люблю пить кофе с лимоном.
  Он сварил напиток, который божественно благоухал, разлил его по чашкам и спросил:
  - Теперь ты убедилась, что я действительно не человек, но и не галлюцинация?
  - Нет.
  - Но почему!?
  - Ты не можешь быть ангелом. Ангелы, они не такие.
  - А какие, по-твоему, ангелы?!
  - Они такие красивые белокурые. Волосы у них длинные, над головой нимб. А еще они одеты так интересно. Обязательно во что-то белое, ну типа простыни, а на ногах сандалии. Вот вроде моего соседа, когда я ему на брюки сок вылила.
  Он выслушал меня со скорбным лицом, приподняв брови и удивленно покачивая головой, а потом произнес:
  - Н-н-да! Тяжелый случай. Значит в простыне и сандалиях? Можно поинтересоваться? Ты последний раз ангела в бане видела?
  - Не надо ехидничать. Их так все рисуют.
  - Мир сошел с ума. Получается, что Бог дает людям знания, умения и возможности, чтобы они могли жить хорошо, с комфортом. Все для того, чтобы у них было больше времени для заботы о своей душе. Именно мы учим вас изготавливать красивые и полезные вещи, вдохновляем на творчество, в том числе и модельеров, а сами, по-твоему, должны заворачиваться в простынки и обуваться в сандалики?
  Действительно, странно получается. Я раньше как-то об этом не задумывалась.
  Пока он говорил, я думала, что может быть он и видение, но это все равно лучше, чем маньяк. Так что я сейчас с ним поговорю, а потом он сам испарится, а если нет, то завтра я пойду к врачу. У моей соседки Натальи брат психотерапевт. Вот к нему на прием и запишусь.
  - Так как Вас прикажите величать?
  - Я уже говорил. Архангел Михаил.
  - И Вы, Михаил, мой ангел-хранитель.
  От удивления он поперхнулся кофе, закашлялся и выдавил из себя:
  - Ну, у тебя и самомнение! Архангел-воин в качестве персонального помощника!
  - Между ангелом и архангелом есть принципиальное отличие?
  - Да.
  - Вы, Михаил, не обижайтесь, пожалуйста. Я не очень разбираюсь в таких вещах. Но с другой стороны, я же к вам в избранные не напрашивалась. Сами пришли, так что теперь сами и рассказывайте.
  Вероятно, ром и кофе благотворно на меня подействовали, и теперь я могла без страха и истерики разговаривать с тем, кто, возможно, сидел в моей кухне, а может быть, просто мне снился. Михаил тем временем сходил в комнату, принес остатки рома и пепельницу, закурил сигару, предварительно спросив у меня разрешения и начал рассказывать. Дальнейшая беседа проходила в неформальной дружеской обстановке.
  - Сейчас у меня нет времени подробно рассказывать тебе о Небесной иерархии. Если интересно, возьми книгу и почитай. Скажу только, что ангелы - ближайшие слуги Господа. Они делятся на три ангельские иерархии, которые в свою очередь делятся на три чина. То есть образуют три триады. Первая триада характеризуется непосредственной близостью к Богу - это серафимы, херувимы и престолы; вторая триада отражает принципы божественного мировладычества - это господства, силы и власти; третья характеризуется непосредственной близостью к миру и человеку - начала, архангелы и ангелы. У каждого верующего человека есть свой ангел-хранитель, а архангелы имеют узкоспециальную направленность. Например, Гавриил - божий посланник, это он принес "благую весть" Марии. Он покровительствует всем проповедникам, несущим слово божье. Рафаил - целитель, он бережет людей от бед и болезней. А я - архангел Михаил, небесный архистратиг. Мы трое самые близкие к божьему трону архангелы. Еще существуют архангелы: Иофил - ангел озарения, Чамуил - ангел любви, Уриил - ангел мира, Задкиил - ангел радости.
  - Вы бы не могли еще раз повторить свое предназначение?
  - Архистратиг, или военачальник, моя задача охранять всех верующих в Христа.
  Хорошее слово "архистратиг", надо запомнить, чтобы завтра все подробненько доктору рассказать.
  - Обычно архангелы вмешиваются в дела смертных только в случае крайней необходимости, хотя и мы, и обычные ангелы часто бываем в вашем мире.
  - Ни разу не видела.
  - Видела. Просто не могла отличить от обычного человека. Я, например, очень люблю здесь бывать.
  - Конечно! На небе, наверное, не покуришь, да и выпивку, я слышала, не очень одобряют.
  - На небе да. Но - с волками жить, по-волчьи выть. И вообще "Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст". Евангелие от Матфея, глава пятнадцатая. Само по себе курение и выпивка грехом не является. Грех то, что курением вы наносите вред себе и окружающим, портите тела, которые вам дал Он. Заметь, дал не для того, чтобы вы их уродовали. А насчет спиртного. Иисус сам превращал воду в вино. Проглотить спиртное не страшно, страшно то, что творит пьяный человек. В таком состоянии он открыт для самых гадких и низких эмоций и поступков, - он выдержал паузу, а я кивнула в знак понимания.
  - То есть Вам великим и грех, не грех.
  - Ты не права. Такая ерунда как табак и алкоголь на маня просто не действуют. Иногда я использую их как дополнительное средство коммуникации, иногда из любопытства. Зато во всем, что касается настоящих смертных грехов с меня спрос во много раз серьезней, чем со всех вас вместе взятых. Мы с людьми оцениваемся разными категориями. Понятие всепрощения распространяется только на вас.
  Он немного задумался и продолжил неожиданно не по теме:
  - Слушай, у тебя есть что-нибудь перекусить. А то сегодня весь день промотался за тобой, даже не пообедал.
  - Так Вы еще и в еде нуждаетесь? Тогда Вы - точно не ангел.
  Он уже открыл рот, чтобы ответить, но тут в дверь позвонили. Интересно, кого это принесло в час ночи в гости. Я не спешила идти к двери и удивленно уставилась на Михаила.
  - Ну что смотрим? Или ты ждешь, что я сам побегу дверь открывать?
  - Нет. А кто это может быть?
  - Без понятия. Я никого не жду.
  После этой краткой беседы я поплелась в коридор и посмотрела в глазок. На пороге стояла соседка.
  - Привет, Тань. Извини, что так поздно. Мы только что из кино вернулись, голодные как волки, а дома хлеба нет. Я на балкон вышла, посмотрела, что у тебя свет горит, и решила зайти. Поделишься?
  - Конечно, Наташа. Проходи.
  Вот сейчас мы и проверим, существует товарищ архангел или просто мерещится. Я пригласила Наталью на кухню и сама пошла следом. Сейчас она войдет, заберет хлеб и спросит, чего это я решила на ночь глядя кофе пить, да еще из двух чашек.
  Она действительно вошла и сказала.
  - Ой, здравствуйте.... Тань, что же ты не предупредила, что не одна?
  Час от часу не легче! Значит, она его тоже видит. Пока я озадаченно молчала, за меня ответил Михаил. Он за это время успел достать из холодильника сыр, овощи и колбасу и сейчас как раз сооружал огромный бутерброд.
  - Ничего страшного, Вы нам нисколько не помешали. Правда, Танечка? - сказал он особенно ехидно, с издевкой посмотрел в мою сторону и продолжил: - Ну что же ты стоишь, дорогая, хоть бы кофе подруге предложила.
  Стоит заметить, что в этот момент крыльев за его спиной не было, то есть выглядел он как обычный мужчина. Наталья засмущалась и протараторила:
  - Нет, спасибо, я на минутку, не буду вам мешать...
  Я молча достала из хлебницы какую-то булку, вручила ее соседке и подтолкнула Наташку к двери. На выходе она зашептала:
  - Ну, ты даешь. Хоть бы предупредила. А кто это? Красивый. Слушай, а чего это у тебя вся кухня в перьях?
  - Постельное белье меняла.
  - На кухне?
  - Завтра, Натусик. Все завтра, - ответила я и закрыла за ней дверь.
  На кухне меня ждал до ужаса довольный архангел.
  - Чем же ты так расстроена, "дорогая"? - продолжал ерничать он. - Если не хотела "афишировать наши отношения", нечего было ее на кухню тащить, или ты до сих пор думаешь что я галлюцинация?
  - Уже нет. А где крылья?
  - Понимаешь, крылья понятие не совсем материальное.
  - Тогда откуда материальные перья?
  - Может быть, я не точно выразился, они бывают материальными, но не всегда, только по мере необходимости. Пребывая на земле, я вынужден пользоваться человеческим телом. Моего небесного вида вы просто не пережили бы. Крылья нужны, когда есть необходимость поднять над землей туловище, вознестись или просто убедить в реальности происходящего кого-нибудь вроде тебя. Когда я нахожусь в человеческом обличье, становлюсь незаметным среди толпы и могу без помех выполнять свою работу, но есть во всем этом и ряд минусов.
  - Например?
  - Например, я лишаюсь части своих способностей. И помимо этого становлюсь уязвимым, начинаю чувствовать боль, голод, жажду. Это тело можно даже убить.
  Последние слова были произнесены не очень внятно, потому что он говорил с набитым ртом.
  - Убить архангела?!
  - Не архангела, а человеческое тело, которым пользуется архангел. Для меня это означает не больше, чем досрочное возвращение домой.
  - Здорово, а от меня Вам что нужно?
  - Это долгая история. Именно поэтому мне пришлось заявиться сегодня без приглашения и не ждать завтрашнего дня. Я только что тебе рассказал, что ангелы часто пребывают на земле в человеческом облике, для того чтобы помогать смертным. Но кроме нас землю часто навещают и противоборствующие нам силы. В свое время Творец и Люцифер приняли соглашение, по которому на земле должно было установиться равновесие. Любое прямое вторжение небесных сил или представителей тьмы неизбежно приведет к нарушению этого равновесия, в котором сейчас ни мы, ни они не заинтересованы. Именно поэтому и мы, и они на земле используем человеческие тела, подвергая себя опасности. Последние годы равновесие много раз оказывалось под угрозой. Сейчас существует огромная вероятность прямого нарушения пакта о ненападении. И именно ты можешь помочь мне уравновесить чаши весов.
  - Возможно я не совсем поняла, но по твоим словам... Простите. По Вашим словам. На этой неделе может Армагеддон приключиться?
  - Думаю, что до этого не дойдет. Рано еще. И еще одно. Это, конечно не в моих правилах, но мы вполне можем перейти на "ты". Это значительно облегчает общение, а сегодня не до церемоний.
  Он дожевал первый бутерброд и принялся за второй, спросив у меня:
  - Будешь?
  - Нет. Спасибо, я по ночам стараюсь не кушать.
  - Как знаешь. А я не люблю ложиться спать голодным. Кстати, насчет "спать". Ты, я вижу, уже смирилась с моим присутствием, поняла, что все серьезно, значит завтра, - он взглянул на часы и исправился. - То есть сегодня с утра мы можем перейти без лишних церемоний прямо к делу. Утром я смотаюсь по делам, а ты пока съездишь на работу, уладишь свои проблемы и отпросишься на неделю.
  - Ты чего с ума сошел? Кто меня отпустит? Меня и так вот-вот уволят!
  - Не нервничай! Все будет нормально, уж неделю отгулов тебе точно дадут. Я подстрахую. А после работы я тебе подробно объясню суть проблемы и твои полномочия. А теперь спать, спать, спать!
  - Какое там "спать". Ты действительно думаешь, что я сейчас усну? Лучше давай рассказывай все подробно.
  - Уснешь, куда ты денешься. Сегодня ты получила слишком много информации, больше переварить не сможешь. Так что спи спокойно, дорогой товарищ, привыкай к новой жизни, а завтра после обеда я точно сформулирую твои задачи и уровень ответственности. Если говорить совсем откровенно, сегодня у меня еще нет полной информации. В зависимости от того, как пройдет эта ночь, можно будет делать выводы, насколько все плохо и как жить дальше.
  Пока он говорил, я решила убрать со стола, но заслушалась и опрокинула на его рубашку остывший кофе.
  - Ой! - сказала я
  - Н-да! - Ответил он, - Уклюжестью ты сегодня не отличаешься. Любимая рубашка была. На прошлой неделе в Милан по делам залетал, там как раз была неделя высокой моды.
  Удивляться дальше я уже не могла. Если Архангел ездит в автобусах, пьет ром лошадиными дозами и курит, стряхивая пепел на пол моей кухни, почему бы ему не покупать шмотки в Милане на неделе высокой моды?
  Он снял пиджак, галстук и направился в гостиную, а я пошла следом.
  - Извини за любопытство, а ночевать ты у меня будешь?
  Он смерил меня убийственным взглядом и раздраженно сказал:
  - Нет! В подъезде, на подоконнике!
  Я не стала дальше испытывать ангельское терпение и удалилась в свои покои. Через несколько секунд свет в гостиной погас.
  Я некоторое время не могла уснуть, несмотря на обещание Михаила. В голову лезла всякая ерунда. Первое, что меня интересовало - как крылья в момент своего физического существования проникают через пиджак, если ни в нем, ни в рубашке нет отверстий для них. Не из пиджака же они растут. Еще немного, полежав без сна, я опять начала сомневаться в том, что Михаил действительно Архангел. Если его видела Наташка, значит, он существует, а крылья могут быть каким-нибудь хитрым спецэффектом. Мало ли сейчас фокусников. Я подождала, когда он покрепче заснет, и на цыпочках прокралась в гостиную. Ума не приложу, как я на это решилась!
  Ангел спал на угловом диване в гостиной. Его пиджак висел на спинке стула, галстук лежал на том же стуле рядом с перепачканной кофе рубашкой. Он спал лежа на спине, подложив правую руку под голову. На нем была надета белоснежная футболка и классические брюки, которые немного помялись. Левая рука свесилась с дивана и лежала на распростертом крыле. Второе крыло укрывало его правый бок, как махровая простыня. Челка упала на лицо и щекотала переносицу, из-за чего он иногда морщился. В этот момент ангел был похож на смертельно уставшего человека, у которого не хватило сил раздеться перед сном. Мне стало стыдно. Я даже не застелила ему постель, не предложила принести одеяло. Ангел поежился, будто услышал мои мысли и укрылся крылом.
  Я тихо, на цыпочках подкралась к нему. Осторожно протянула руку и потрогала ангельское оперение. Оно оказалось теплым и очень мягким. Перья приятно щекотали ладонь, вызывая желание погладить их еще раз. Душой я верила в то, что действительно глажу крыло настоящего ангела, но разум отказывался с этим соглашаться и толкал на дурацкие эксперименты. Разум твердил, что это не может быть правдой, и требовал доказательств. И я как последняя дура поддалась зову своего материализма. Именно сейчас, когда в ладони лежали перья волшебного крыла, моему здравому смыслу потребовались доказательства реальности происходящего. Мне было необходимо удостовериться, что все это не афера и не трюк. Я аккуратно, двумя пальцами взяла одно перо и....
  ВЫДЕРНУЛА ЕГО!!!
  От удара крылом я отлетела к противоположной стене, треснулась об нее спиной и тихо взвизгнув, сползла на пол. Архангел резко сел на диване, потер ладонями заспанное лицо, посмотрел в мою сторону и устало спросил:
  - Ты что, больная?
  Мне нечего было ответить и я промолчала.
  - Что только не пытались со мной сделать люди, - посетовал он. - Изгоняли из городов, потом преклонялись; пытались сжечь за ересь, потом приносили жертвы, но чтобы так! Щипать из меня перья...Просто дурдом какой-то.
  А я в это время сидела на полу, зажав в руке теплое перо и сгорая от стыда.
  - Теперь убедилась, что это действительно мои крылья?
  - Да, - прошептала я.
  - Тогда давай спать.
  Я кивнула и сходила в спальню за постельным бельем. Когда я вернулась с подушкой, простыней и одеялом, он все так же сидел на диване.
  - Давай я застелю постель, так будет удобней.
  - Оставь. Я сам постелю, а ты иди спать.
  Я положила белье на стул рядом с ним и пошла в спальню, когда он окликнул меня:
  - Теперь тебе достаточно доказательств. Или ты хочешь настоящее знаменье?
  - Не надо знамений. Извини.
  - Да ладно. Проехали. Просто я не могу понять, почему человек, который всю жизнь ждет чуда, верит в сказки и иногда разговаривает со своим ангелом-хранителем, не может принять очевидное?
  - Не знаю.
  Михаил встал, сложил крылья, повел плечами и они медленно растаяли в воздухе. Он начал стелить постель, а я пошла в спальню. Сон пришел сразу, как только голова коснулась подушки.
  
  Я замечательно выспалась. Такие волшебные сны могут прийти только в детстве, или если в соседней комнате спит ангел, а в ладони зажато белоснежное перо. Я потянулась и прислушалась к происходящему в доме. В ванной текла вода, а из зала доносилась милая песня про девушку Прасковью из Подмосковья. Я надела халат, сунула ноги в тапочки и пошлепала на кухню. Михаил с зубной щеткой во рту вывалился мне навстречу из ванной, промычал, что-то похожее на "Доброе утро" и рванул на кухню выключать кофе, который собирался выплеснуться на плитку. После этого он вернулся в ванную, а я стала жарить яичницу. Вскоре архангел заглянул на кухню со словами:
  - Ванна свободна. Ты извини, я забыл зубную щетку купить, там у тебя в шкафу лежала запакованная. Так я ее взял.
  Его брюки сильно помялись, волосы торчали в разные стороны, футболка все также поражала белизной, а за спиной красовались еще более белоснежные крылья. На правом крыле сидел Шухер и радостно чирикал. Иногда он наклонял голову и терся об ангельское оперение. На шее ангелоподобной личности висел крест, из белого метала. Это был действительно ювелирный шедевр. На массивной цепочке, состоявшей из крупных звеньев, красовалось прекрасное распятие, окруженное потрясающей ковкой. Он не был украшен камнями, но сам металл неестественно переливался и светился, каким-то внутренним светом.
  - Серебро? - поинтересовалась я.
  - Нет, но близко. Такого металла на земле нет.
  - А я думала, что вы должны золото носить.
  - Из золота в раю мостовые делают.
  - Здорово! Щеткой можешь пользоваться. Может тебе пижаму купить и тапочки? - поинтересовалась я, а он ответил:
  - Мило! У меня ни разу не было пижамы. Надо это обдумать, а вот тапочек не надо. Люблю ходить босиком.
  Я пожала плечами и отправилась приводить себя в порядок.
  За завтраком мы еще раз уточнили распорядок дня и стали собираться каждый по своим делам. Я подкрасила глаза, расчесала длинные волосы и с сожалением посмотрела на безнадежно испорченный плащ. Архангел заметил мой взгляд и признался:
  - Если честно, это я надоумил водителя облить тебя грязью.
  - Зачем?!
  - Мне был нужен повод для знакомства.
  - Мог бы просто переехать меня машиной, а потом навестить в реанимации.
  - Я думал об этом, но сейчас важна твоя дееспособность, - как ни в чем не бывало, объяснил он.
  - И на том спасибо. Это был мой любимый плащ.
  - Ладно. Виноват, исправлю. Я сейчас в Милан собираюсь, оттуда в Рим, постараюсь присмотреть там тебе что-нибудь новое.
  Я промолчала, потому что не знала что ответить.
  Мы сидели в гостиной, когда он покрутил в руках испачканную кофе рубашку, накинул пиджак прямо на футболку, засунул ставший бесполезным галстук в карман и с самым невинным видом поинтересовался:
  - Может, постираешь рубашку, если рано вернешься?
  Это уже переходит все границы.
  - Послушайте, Михаил, я Вам не жена и даже не мама...Кстати тебе причесаться не помешает.
  - Точно, - согласился он. - У меня не может быть ни жены, ни мамы, а причесаться действительно надо.
  И отправился в ванную, где запихнул рубашку в стиральную машину, привел в порядок голову, потом вернулся в комнату, открыл балкон и сказал:
  - Не задерживайся на работе. Если придешь раньше, постарайся еще поспать. Возможно, в ближайшие дни нам придется бодрствовать по ночам. И еще одно условие. Всегда носи с собой мою визитную карточку. Сейчас для тебя она и оберег и индикатор. Когда рядом оказываются демоны или прочая сатанистская шушера, надпись изменит цвет с золотого на алый, да и от бесов защищает не хуже нательного креста.
  Михаил вышел на лоджию, которая была отделана пластиком, открыл одну створку и уселся на подоконник, свесив ноги вниз. Шухер понял, что сейчас он лишний и улетел в клетку, а ангел оттолкнулся ногами от выступа на лоджии взмахнул крыльями и вознесся. Я выбежала на лоджию и посмотрела вниз. Прохожие шли по своим делам, глядя себе под ноги. Никто не заметил воспарившего архангела. Люди больше не верят в чудеса только потому, что совсем разучились смотреть в небо.
  
  Я привыкла ходить в длинном плаще, поэтому сразу не сообразила, что короткое пальто плюс короткая юбка в сумме дают замерзшие и промокшие под дождем колени. Транспорта, естественно, не было и это не удивительно. Удивительно, что за пятнадцать минут я не смогла поймать машину и теперь безнадежно опаздывала на работу. Чует мое сердце, что вместо недели отгулов я получу или дополнительное задание в виде еще одного отчета или немедленное увольнение.
  - Запрыгивай! - сказал мужской голос из подъехавшего к остановке "Опеля".
  Я присмотрелась и увидела соседа Вову, который махал руками, предлагая быстрее усаживаться, в то время как подъехавший сзади автобус непрерывно сигналил.
  - Тебе куда?
  - В центр.
  - Значит по пути.
  По дороге мы весело болтали, а когда подъехали к моему офису, он спросил:
  - Я могу пригласить тебя сегодня вечером куда-нибудь?
  - Сегодня не получится.
  - Почему?
  - На этой неделе я очень занята, особенно по вечерам.
  - На работе проблемы?
  Я кивнула.
  - А на следующей неделе? У меня есть шанс поужинать в твоем обществе?
  - Безусловно, да!
  Я выскочила из машины, когда он крикнул мне вслед:
  - А как насчет визиток. Не узнала, где можно такие заказать?
  - Узнала, но заказать такие же не получится. Их не здесь делали.
  - А где?
  - Без понятия, знаю только, что автором является заместитель Господа Бога по визитным карточкам.
  Он улыбнулся шутке, махнул рукой и сказал:
  - До встречи.
  На работе все проблемы решились неожиданно легко. Как только я пришла в офис, позвонил шеф из Парижа и предложил мне в течение недели подготовить: отчет о проделанной мной работе, предложения по антикризисной стратегии управления предприятием и приготовиться к проведению структурного маркетингового анализа. Я спросила, обязательно ли мое присутствие в офисе. На что он ответил, что бумаги я могу подготовить и дома. Единственное условие - быть всегда на связи и в случае необходимости немедленно явиться на работу. Так что к полудню я вполне могла оказаться дома.
  Выпрыгнув из автобуса, я побежала в супермаркет за продуктами. Не стоит забывать, что архангел оказался существом весьма прожорливым. Возвращаясь домой с продуктами, решила забежать в ЖЭУ, заплатить за квартиру и там со мной приключилась не очень приятная история. Отходя от кассы, я заметила, что у крыльца школы, находящейся рядом разыгрывается странная сцена. Бабулька - божий одуванчик разговаривала с восьмилетней девочкой из нашего двора. На первый взгляд невинная, мирная сцена. Как вдруг я заметила, что девочка пытается уйти, а бабушка довольно жестко удерживает ее за рукав и сует в руки какую-то книгу. Ребенок еще раз попытался освободить руку, но бульдожья хватка старухи не дала ей этого сделать.
  Недалеко убирал снег дворник. Я часто видела его во дворе соседнего дома. Молодой человек с длинными, черными, сальными волосами и близко посаженными глазами вид имел неприятный. Он чем-то походил на ворону, промокшую под дождем, но самое неприятное, что он не обращал никакого внимания на агрессивную бабушку. Я быстро подошла к странной паре и услышала, что девочка сказала:
  - Ну отпустите меня.
  - Ты ее знаешь? - спросила я девочку, подойдя поближе.
  Старушка сразу отпустила детскую руку и пролопотала:
  - Иди, деточка. Иди домой. А книжку возьми.
  Я выхватила брошюрку из рук ребенка. На обложке было написано "Конец ложной религии". Понятно, сектанты. Я повернулась к ребенку и скомандовала:
  - Отойди к скамейке и жди меня. Я отведу тебя домой.
  Девочка обрадовалась, увидев знакомое лицо, и с радостью отошла в сторонку. Теперь разберемся со старухой, которая, как ни странно, не спешила уходить.
  - Что вы считаете ложной религией? - любезно спросила я.
  Бабка обрадовалась моему интересу и затараторила.
  - Конечно, христианство. Христиане забыли имя Божье, и отошли от законов Божьих и.....
  Она еще чего-то говорила, но я уже не слышала ее. Грубо схватив старуху за руку, я наклонилась к морщинистому лицу и сказала:
  - Если Вы еще раз подойдете к ребенку, я Вас посажу на долгие годы. Ясно?! И еще. Не смей отираться возле школы и пугать детей. Поняла!?
  Старуха сжалась, постаралась выдернуть ручонку, а когда поняла, что я не отпущу, принялась сыпать проклятьями вперемешку с отборным матом. Я, в свою очередь, покрепче прихватила бабушку и потащила ее в школу. Она упиралась и кричала, но как только появился охранник, сразу затихла и потупила глазки. Я коротко, но красочно рассказала о произошедшем мужчине в камуфляже и передала бабку с рук на руки рассерженному стражу закона.
  Девочка ждала меня у скамейки, я сразу же направилась к ней на встречу, но тут. Гневный старушечий голос окликнул меня, и это не странно. После того, как охранник вышвырнул ее из школы, после не долгого внушения, она жаждала мести. Удивительно, что бабка окликнула меня по имени. Я обернулась и посмотрела на старуху, а та проскрипела что-то вроде:
  - Скоро, скоро, кровью умоешься... - далее следовало нецензурное продолжение.
  Потом старуха засмеялась противным каркающим смехом. Она хохотала все громче, а мне стало жутко. Наблюдавшая за нами со стороны девочка зажмурилась от страха, а я не могла отвести взгляд от смеющейся ведьмы. Холодок побежал по спине, голова слегка закружилась и тут... На кокой-то момент мне показалось, что лицо старушки посинело, вместо глаз появились черные провалы, а изо рта закапала слюна. Я вскрикнула и отскочила в сторону. В этот момент смех оборвался, бабка развернулась и бодро затопотала прочь, а я помотала головой, отгоняя видение, и пошла провожать ребенка.
  Девочка тараторила всю дорогу, рассказывая как ей было страшно:
  - А она такая хвать меня за руку. А я такая говорю: "Отпустите". А она такая: "На, почитай", и книжку сует. А я такая еще рассказала ей, что родителей дома нет. А она, такая....
  Проводив ее до дома, я прочитала ребенку лекцию, о том, как опасно разговаривать на улице с незнакомыми людьми и объяснила, как необходимо себя вести в подобных ситуациях. Девочка кивала, а потом неожиданно спросила:
  - Это Ваша ворона?
  От удивления я замолчала и оглянулась. Прямо за моей спиной на ветке сидела жирная ворона и смотрела мне в лицо.
  - Нет. А почему ты спросила?
  - Не знаю. Просто когда Вы подошли, она уже летела над вашей головой, а потом за нами полетела. Я, такая думала, что она дрессированная, но раз она не Ваша...
  Ребенок разочарованно пожал плечами и пошлепал в подъезд, помахав мне рукой. Не могу сказать, что всерьез отнеслась к последнему ее замечанию, но осадок остался неприятный. Я еще раз посмотрела на ворону. Та сидела на ветке и не обращала на меня никакого внимания. Вот так всегда. Стоит столкнуться с чем-то загадочным, все вокруг начинает казаться странным. То бабка - зомби примерещилась, тут еще ворона эта. Нет, хватит мистики. Домой, обедать и спать.
  Как только я открыла дверь, зазвонил телефон. Я сняла трубку и очень удивилась, услышав голос бывшего мужа.
  Он узнал как у меня дела, не нуждаюсь ли я в его помощи, и вообще был мил и заботлив. Предложил "звонить, если что" и высказал надежду, что развод не сделает нас врагами. Мы поговорили ни о чем еще минуту и попрощались, а я осталась в недоумении. Чего, спрашивается, хотел, зачем звонил? Ну, да Бог с ним.
  Дома все было хорошо и ничего не напоминало о ночном приключении. В голову опять полезли мысли о том, что никакого Архангела не было. Тогда я залезла в сумку и достала его визитку. Значит, Михаил был, но, может, в качестве Архангела все же приснился. Можно спросить у Наташки, но она на работе. Я немного подумала и пошла в ванну, открыла стиральную машинку и достала белую рубашку с кофейным пятном. Уже хорошо! Значит, Архангел был и должен скоро вернуться. Надо покушать приготовить до его прихода. Только я зашла на кухню, к ногам кинулась Нола, а Шухер закричал в своей клетке. Я покормила животных и начала варить борщ и готовить мясную запеканку. За домашними заботами забыла о неприятном событии, произошедшем в школьном дворе, и собралась, приняв ванну, завалиться перед телевизором. Архангел сказал, что задержатся, значит, есть время на отдых. Но тут меня вдруг начала мучить совесть, и я решила постирать рубашку Михаила, а заодно и пару полотенец. Включив машину, я услышала хлопанье крыльев, доносящееся из гостиной. Вернулся! Надо пойти поздороваться, подумала я и пошла в комнату. Но стоило мне открыть дверь как волосы встали дыбом на голове.
  На подоконнике сидела та же мерзкая ворона и, не мигая, смотрела на меня. Непонятно, как она могла попасть в дом, ведь все окна закрыты? Ворона не дала мне возможности еще поразмышлять над этой загадкой и кинулась в лицо, целясь клювом в глаз. Я заорала во все горло и закрыла лицо руками. На крик прибежала заступница - Нола и, не раздумывая, бросилась на страшную птицу. Однако та успела развернуться и ударить кошку клювом в оскаленную мордочку. По серой шерстке смелого животного потекла алая струйка, но это не остановило Нолу. Хорошо, что кошка дала мне возможности прийти в себя и сообразить, что делать дальше. Нащупав рукой сумку, я изо всех сил ударила мерзкую пернатую тварь. Сумка открылась (надо застежку отремонтировать) и из нее второй раз за два дня посыпались мои вещи, а я продолжала лупить ворону. И тут опять случилось странное. Среди вещей, выпавших из сумки на птицу, оказалась визитка моего нового товарища. Этот клочок бумаги будто приклеился к серым перьям, и ворона почти по-человечески закричала. Я схватила Нолу и кинулась к двери, а ворона начала метаться по комнате и биться в оконное стекло. Визитка упала на пол, но птица будто сошла с ума и уже не могла остановиться. Выбрав момент, я ползком подобралась к окну и распахнула створку. Ворона с криком вылетела на улицу, а я захлопнула окно, выбежала из комнаты и закрылась в спальне вместе с любимыми животными. Шухер, чувствуя неладное, замолчал, а киса покорно подставила морду и дала возможность обработать рану.
  Я сидела с ногами на кровати и тряслась от страха. Было страшно даже выйти в коридор. Получилось только добежать до двери в спальню и закрыться на защелку. А потом очень долго сидела на кровати, прижав к себе кошку, плача от ужаса и незаметно для себя уснула.
  Когда я открыла глаза, в комнате царил сумрак, а на моей кровати кто-то сидел. Я опять заорала, пнула ногой сидящего человека и упала за кровать. Тут зажегся свет, и надо мной склонилось озадаченное лицо архангела.
  - Ты опять дуркуешь?
  - Нет, просто испугалась.
  - Чего на этот раз?
  Я села рядом с ним и начала рассказывать о своих злоключениях. Он внимательно слушал, иногда кивал и хмурился, а потом подвел итог:
  - Хреново. А я думал, что плохие новости только у меня. Но раз так, то придется действовать быстрее. Похоже, они тебя вычислили.
  - Кто, они? - с трепетом спросила я.
  - Сейчас расскажу. Только давай сначала покушаем.
  Я кивнула и пошла на кухню, кормить голодного ангела. Михаил расправил крылья, немного ими пошевелил и отправился следом за мной.
  Пока он кушал, я еще раз рассказала о старухе и вороне. Он кивал, хмурился, а потом сказал:
  - Ты вкусно готовишь.
  - И это все, что ты можешь мне сказать!?
  - Нет не все, но для того чтобы ты поняла масштаб угрозы, придется рассказывать очень долго. То, что видела истинную сущность старухи - хорошо.
  - Правда?! А мне не понравилось!
  - Не сомневаюсь. А теперь слушай и не перебивай. Ты видела ее душу, вернее отсутствие души. Сектанты, сатанисты, идолопоклонники и прочие хуже банальных преступников тем, что они добровольно жертвуют своей душой. Обычные бандиты и убийцы страшны, но только в вашей земной ипостаси, они не угрожают душе, даже не задумываясь о ее существования во время совершения преступлений. А вот те, которые добровольно отворачиваются от возможности спастись, они опасней. Ворона вела себя не типично, потому что она - разведчик или вестник. Вороны, крысы, летучие мыши - глаза и уши дьявола. Сами по себе они не опасны, потому что могут оказывать только психологическое давление. Меня привела к тебе именно огромная активность вокруг вашего микрорайона всей этой нечисти, а так как рядом из избранных была только ты, все решилось само собой.
  - С этого места поподробней.
  - Уболтала, только чай налей.
  Ангел снял пиджак, повесил его на спинку стула и уселся поближе к столу. Нола моментально забралась к нему на колени и блаженно замурлыкала, а Шухер устроился на крыле. Пока я наливала чай, он продолжил рассказ:
  - Сначала Бог создал нас - различных ангелов, а потом начал создавать землю. И все бы было ничего, если бы Люцифер не повел себя как последняя сволочь. Он был лучшим из нас. Самым красивым, умным, добрым, справедливым и, как следствие близким к Создателю. "Люцифер" значит - "несущий свет". Но однажды он решил, что равен Богу, и решил занять его место, за что и был изгнан. Низвергнутый с небес он перестал существовать как ангел и получил новое имя - Сатана. В переводе с иврита - "противник". Однако перед изгнанием он охмурил некоторых ангелов, из которых создал армию таких же недовольных и начал войну за господство на Небе. Проклятые Богом, низвергнутые и обреченные на вечные муки, ставшие демонами они с удовольствием вступили в армию сатаны. Война для них что-то вроде кровавого казино. Потом небесное войско под моим руководством победило эту армию и окончательно низвергло в Геенну запредельную. Так начал существование Ад, а падшие ангелы стали демонами и получили новые имена.
  - Интересно. А кто такие избранные?
  - Как бы тебе попроще объяснить? - задумался он. - Короче, все люди рождаются с каким-то даром. Бездарностей просто не существует. Есть люди, которые не могут найти свой дар или добровольно отказываются от него. Это особенно глупо выглядит после того, как Иисус искупил первородный грех. Но сейчас не об этом. Суть избранных в том, что их предназначение более ярко выражено и четко очерчено с самого рождения. Избранные - последователи одного из архангелов и это предназначение крайне трудно изменить или проигнорировать. Для нас вы очевидны с самого рождения. Можно сказать, что за спиной каждого из вас виднеется свой символ. Идущие за Гавриилом носят знак книги, за Рафаилом - чашу, а мои избранные носят за спиной меч.
  - А у меня за спиной что?
  - Угадай!
  - Меч?
  - Естественно, если я здесь. Или ты думаешь, что мне просто на этой неделе заняться нечем? С самого рождения за твоей спиной был меч. Заметь, этот знак не означает, что человек должен посвятить себя войне. Меч выделяет бойцов по жизни и людей, способных помогать другим, защищать обиженных и отстаивать свою позицию. И сначала ты вела себя соответственно, но потом отказалась от предназначения и выбрала покой.
  - И что в этом плохого?
  - То, что ради сытой спокойной жизни ты пренебрегла даром. Раньше ты писала стихи, любила танцевать, ждала большой любви, а потом...
  - Что потом?
  - Ты начала превращаться в один пищеварительный тракт. Важно зарабатывать не меньше соседей, иметь тряпку не хуже чем у бухгалтерши, машину лучше, чем у жены друга мужа ...А зачем? Ты для этого родилась?
  - Ты хочешь сказать, что зарабатывать деньги - грех?
  - Нет. Я хочу сказать совсем другое. Деньги сами по себе очень даже полезное изобретение. И в умении их зарабатывать нет ничего плохого, до тех пор, пока они не становятся самоцелью. На протяжении жизни человека, они должны оставаться средством, дающим возможность сделать что-то хорошее. А ты путаешь цель и средство. Раньше ты мечтала много заработать, чтобы открыть приют для бездомных животных. Где сейчас твоя мечта?
  - Не знаю.
  - Да в том то и дело, что знаешь. Если бы не знала, все было бы не так плохо. А ты знаешь, что способна на большее, имеешь возможность реализовывать себя, но ничего не делаешь. Чтобы увидеть скрытое от глаз остальных людей, тебе надо было только поверить, а вместо этого ты жалеешь себя из-за испорченного плаща и выбираешь жизнь сытого растения. Ты перестала бороться, и я уже решил, что твой дар потерян, но тут начали происходить странные вещи. Одновременно в трех разных странах, около трех разных церквей начали собираться и активно гадить нечистые. Причем, что интересно, из избранных рядом оказывались только вялые сущности вроде тебя. Три почти отрекшихся избранных были последователями трех архангелов. В США рядом с протестантом проповедник, в Италии рядом с католиком целитель, а в России защитить православного можешь ты, если можно так сказать, воин. Поэтому я и обрадовался твоей агрессивности, значит еще не все потеряно. Избранные могут видеть и чувствовать больше других людей, но это делает их уязвимыми перед демонами.
  - В смысле.
  - Бог видит всех своих созданий одинаково четко и может одновременно слышать и осознавать потребности всех живущих. Ангелы такой власти не имеют. Представь, что смотришь документальное, черно-белое кино и вдруг появляется цветной персонаж. Примерно так мы отличаем избранных. Ангелы могут воздействовать на сознание избранного легче, чем на любого другого человека.
  - А причем тут демоны?
  - Не тормози. Они тоже ангелы, только падшие, значит, имеют почти такие же способности, как мы. Значит избранный, то есть ты для них - желанная и более четко очерченная мишень.
  - Чего-то я не хочу в этом участвовать.
  - Н-да. Воин из тебя практически никакой.
  Он допил чай, встал из-за стола и пошел в гостиную. Я отправилась следом. Там он внимательно осмотрел подоконник, поднял с пола воронье перо и, поморщившись, сказал:
  - Как тяжело быть в человеческом теле. Я не могу понять, зачем она прилетала и что узнала потому, что ограничен в своих возможностях. Я сейчас отлучусь, а ты жди меня дома.
  - Ну уж нет. Я с тобой, боюсь одна оставаться.
  - Если боишься, сходи к соседке и посиди у нее, а я скоро вернусь. Сейчас необходимо сделать так, чтобы шпионы нечистого не могли проникнуть в этот дом, тогда, возможно, у нас еще есть шанс, - сказал он, надел плащ и вышел в подъезд.
  Мне ничего не оставалось делать, и я пошла в гости к Наташке. Там я пробыла довольно долго и все это время пыталась доказать, что красавец-мужчина по имени Михаил не является моим любовником. Я пыталась представить его как коллегу по работе. В ответ на это Наталья рассмеялась, кивнула головой и ехидно так сказала:
  - Конечно. Как я сразу не сообразила.
  Потом я решила изменить тему и спросила, как ей нравиться наш новый сосед. Но поговорить об этом не удалось, потому что она видела его только один раз, да и то мельком.
  Был двенадцатый час. Сидеть в гостях дальше было неудобно, и я пошла домой. Подойдя к двери, попыталась справиться с сердцем, которое от страха билось, кажется, в горле. Преодолев нахлынувший ужас, я вставила ключ в замочную скважину, и тут в моем кармане зазвонил телефон. Номер был незнакомый, но я все же ответила.
  - Я вернулся и стою у подъезда. Домофон не отвечает, а ключа у меня нет, - сказала трубка голосом Михаила.
  Я спросила:
  - А откуда ты знаешь мой номер?
  Он устало вздохнул и ответил:
  - Вечером в новостях передавали. Не слышала? Открывай дверь скорее, здесь дождь идет.
  Я открыла квартиру, сняла трубку домофона и впустила архангела в дом. Когда за ним закрылась дверь, посмотрела на часы. Они показывали пять минут первого.
  Начался день третий.
  
  
  
  
  День третий.
  Среда.
  
  - Ты можешь войти в дверь без ключа?
  - Да.
  - А зачем сейчас звонил в домофон?
  - Потому, что если бы я стучал в домофон, ты бы не услышала.
  - Это понятно, но когда я спала, ты пришел без ключа и без звонка.
  - Тогда я знал, что ты отдыхаешь, и не хотел беспокоить, а сейчас творить даже маленькие чудеса было бессмысленно. Намного проще позвонить в дверь, что я и сделал.
  Этот разговор, похоже, начал его раздражать, и я поспешила сменить тему:
  - А я тебе рубашку постирала.
  - Спасибо. Правда, я новую купил, но все равно приятно.
  - Не стоит благодарности. Есть новости?
  Он кивнул, пошел на кухню, включил чайник и сказал:
  - Я надеялся, что все обойдется, но зря. Все складывается плохо, а тут еще мы с тобой потеряли целых два дня. Так что готовься, собирайся, действовать надо быстро и решительно. А я пока введу тебя в курс дела.
  - Спасибо, - сказала я и пошла в спальню одеваться, а он направился в гостиную и заговорил так, чтобы я могла его слышать.
  - Как я уже говорил, нечистые начали пакостить в трех странах, представителям трех разных христианских религий. Рядом с каждым из священников есть избранный одного из архангелов, чтобы защитить их. Каждому из избранных помогает ангел-хранитель. Ты самая слабая из всех, поэтому тебя курирую лично я. Мы долго думали, почему именно эти священники так интересуют демонов, пока ответ не стал очевидным. Три представителя разных церквей призваны объединить различные направления христианства. Сейчас на земле активно выступает агрессивная ветвь мусульманской веры, но это полбеды. Непонятно откуда выползли разные язычники. И все было бы не так плохо, если бы вспомнились славянские или скандинавские обряды, но нет. В человеческое сознание ввалились азиатские суеверия, причем они жестко и навязчиво его подавляют. Сначала они просто убеждали и проповедовали, потом в ход пошел гипноз и прочие фокусы. И только объединение различных направлений веры может им что-нибудь противопоставить. А сейчас все стало совсем плохо.
  - Насколько?
  - Ты не заметила серии терактов, волну самоубийств и обострившуюся агрессию нацистов?
  - Так это все оттуда идет?
  - Естественно.
  - А почему Бог просто их не покарает?
  - Потому, что они проделывают все в рамках договора о равновесии и помешать им могут только смертные.
  - Но им же помогают всякие демоны и прочие черти.
  - Во-первых, не путай демонов - падших ангелов, с чертями, бесами и прочей мелкой шушерой. А во-вторых, каждому человеку от рождения дано право выбирать свой путь. С самого начала, только сотворив человека, Бог дал ему величайший дар - право выбора. Каждый волен выбирать, во что верить, как верить и насколько сильно верить. Причем любой, даже не верующий человек, страшно грешивший при жизни, может попасть в ЕГО царство после смерти. Достаточно просто раскаяться. Представь, насколько все просто! Поднимаешь глаза к небу и как маленький ребенок говоришь: "Прости меня. Я больше так не буду!" Хотя нет. Все еще проще. Можно ничего не произносить в слух. Достаточно подумать. И все. Есть только одно маленькое условие. Раскаяние должно быть искренним. Это и пугает смертных. Нельзя жить и думать: "Вот сейчас еще пару гадостей сделаю, а завтра раскаюсь". Можно обмануть людей, судей и даже себя, только ЕГО обмануть не получится. Невозможно запланировать пересмотр жизненных ценностей, он или есть или нет. А игры в раскаяние Всевышнего не интересуют.
  - Почему же ОН не пошлет знамение или чудо после которого в ЕГО существовании никто не усомниться?
  - Потому что важно верить. Понимаешь, ВЕРИТЬ, а не знать.
  - Тогда что ему стоит уничтожить Люцифера и прочих. Если ОН сам создал демонов, то, наверное, знает, как от них избавиться?
  - Естественно знает. Но если Он так поступит, то этим лишит вас права выбора. Даже в такие моменты Бог дает вам возможность совершенствовать свои души, а вы...
  - А что мы? - обиделась я за человечество.
  - Вы идете в храм, надеваете на шею крест, потом покупаете себе восточных божков и идолов, которым поклоняетесь дома, а в свободное от всего этого время ходите к гадалкам и колдунам, при этом считая себя образцовыми Христианами! Смотреть противно и помогать не хочется.
  - Ну, не расстраивайся ты так. Не все же такие.
  - Я недавно встретил женщину, приворожившую чужого мужа. Она проделывала все свои манипуляции, не снимая нательного креста. Тогда я спросил у нее: "Ты веришь в Бога?". Она сказала: "Конечно. Вот у меня крест. Я раз в неделю хожу в церковь и соблюдаю посты". И она действительно была уверена, что в этом и есть суть веры. А про детей, оставшихся без отца, про то, что она отняла у любимого человека право выбирать свою судьбу самостоятельно, данное ему Богом при рождении, она не думала.
  - И что ты ответил, на ее слова?
  - Я сказал, что каждое утро в одно и то же время хожу в булочную за хлебом, но этого недостаточно, для того чтобы превратиться в булку хлеба.
  Ответить было нечего. Я собралась, оделась и спросила:
  - Куда мы едем?
  - Мы должны как можно быстрее найти православного священника, который должен исполнить миссию.
  - Так ты даже не знаешь кто он?!
  - Я уже объяснил, что решать эту проблему - дело смертных. Кто-то из избранных, в данном случае ты, должен найти представителя церкви и помочь ему избежать искушения или защитить от прямой агрессии. Я могу только помогать и то, по возможности без физического взаимодействия.
  - Но ты можешь сгонять наверх и спросить у руководства, где искать священника.
  - Нет!!! Я сошел на землю на семь дней. И эти семь дней я должен провести в человеческом теле. Мои способности, конечно, намного больше среднестатистических, но несоизмеримо меньше ангельских.
  - Но ведь ты куда-то летал!
  - Да! В Рим! Узнать как дела у католиков, но было поздно!
  - Почему?!
  - Избранный был сообразительнее и расторопней тебя. Он нашел священника очень быстро. Но все же не достаточно быстро, чтобы спасти!
  - А что ты на меня орешь!?
  - Потому, что ты меня достала. Вместо того чтобы действовать, даешь советы Богу, как ему лучше с людьми общаться!
  - Ну и ладно. И ори дальше, - обиделась я, а он взял на полтона ниже и уже более спокойно продолжил рассказ.
  - Католик был пожилым и очень праведным человеком. Всю свою жизнь посвятил вере, рано принял обет безбрачия, прекрасно проповедовал и искренне верил. Но вот, на закате жизни, какая-то сволочь придумывает на него компромат. Новые технологии творят чудеса и в прессе появляются фотографии его в обществе криминальной верхушки Рима. Потом в публичном доме, а потом его обвинили в совращении несовершеннолетних. Представь себе, каково было пережить такое пожилому человеку, практически не знакомому с мирской жизнью.
  - Да уж. Не позавидуешь.
  - И он впервые в жизни решил крепко выпить. Не думаю, чтобы он осилил большую дозу, но неизвестно как в алкоголе оказался банальный клофелин. Так что дедушка быстро отключился, а когда очнулся, оказалось что он находится в помещении, где идет Черная Месса.
  - Настоящая Черная Месса? Обряд служения дьяволу?
  - Самая настоящая. Так вот священник сломался и.... Короче он совершил самый страшный грех.
  - Убил кого-нибудь?
  - Да... Себя.
  - С ума сойти.
  - Точно.
  - Самое плохое, что его хранитель поверил пришедшему ангелу, а потом неожиданно отказался помогать священнику. Он отрекся от дара и выбрал спокойную жизнь, то есть предал.
  - Когда все это произошло?
  - Самоубийство сегодня днем. После себя он оставил странную записку, где описывает три помещения, в которые приходит демон, чтобы проводить к Сатане души праведников, которые не должны ему принадлежать. Первое описание соответствует католическому храму, в котором провел свою жизнь сам автор письма. Две других описанных церкви могут находиться где угодно, но это лучше, чем ничего. Черная Месса была в понедельник. С этого момента и пошел отсчет семи дней.
  - А почему именно семи?
  - Семь божественное число. Он создал мир за семь дней. Во время конца света со священной книги будет снято семь печатей и семь ангелов должны вострубить и вылить на землю семь чаш гнева Божия. Все сатанистские обряды основаны на христианских богослужениях. Они читают молитвы, только наоборот, распинают людей на перевернутых крестах и еще много чего делают. Короче, меняется суть и ход службы на диаметрально противоположный, только срок остается неизменным. Если они не справятся с задачей за семь дней, то из этой их затеи ничего не получится. Следовательно, задача избранных сохранить жизнь и души двух оставшихся священников до понедельника.
  - Здорово. Делов-то. Погонять пять деньков бесов по округе.
  - Не ерничай. И не бесов, к сожалению.
  - А кого?
  - Все сходится на том, что здесь отирается кто-то из падших.
  - Почему ты так думаешь?
  - Потому, что священник пил в своей келье, в одиночестве.
  - И что?
  - Откуда в алкоголе клофелин? Не сам же он его туда насыпал?
  - Бесы помогли?
  - Бесы и черти, конечно, редкостные твари. Они могут пробраться в храм, могут искушать или пугать, но чтобы медикаменты в напитки сыпать. Для этого человеческое тело нужно, а к нему в этот вечер никто не заходил.
  - И что из этого следует?
  - Незаметно запихнуть человеческое тело в закрытое помещение может только демон, он же ангел, падший естественно. Только если он туда пришел, да еще и препарат пронес, то он вступил в прямое физическое взаимодействие с объектом. То есть нарушил договор и равновесие.
  - И чем это может быть чревато?
  - Чем угодно, включая конец света.
  - Это очень плохо, но почему тебя это удивляет?
  - Потому, что рано. Не забывай, что в библии описано поражение войска сатаны. Они, конечно, думают иначе, но все же боятся такого исхода. Сатана хочет получше подготовиться к решающему дню. Для этого ему и нужна земля, вернее души подавляющего большинства живущих.
  - Что-то вроде контрольного пакета акций?
  Он кивнул и продолжил:
  - Конец света до срока не нужен никому, а когда настанет этот срок, знает только Всевышний. Вот товарищ Сатана и решил устроить на Земле, что-то вроде нейтральной Швейцарии на случай войны. А чтобы это дельце выгорело, необходимо укрепить свои позиции на нейтральной территории. Отсюда толпы гадалок, лжепророков, сектантов и диких азиатских обрядов. Самое странное, что все эти очень разные глупости перестали действовать в одиночку и начали интегрироваться. По одиночке они не представляют особой опасности, но вместе...
  - Получается, что противодействовать объединенным силам могут только другие объединенные силы?
  Он кивнул и расправил крылья. Находясь в помещении без посторонних, он предпочитал не убирать их. Заметив, что я наблюдаю за его движениями, Михаил сказал:
  - Когда долго держишь крылья сложенными, потом возникает такое странное чувство... Ну... Как ногу отсидел.
  Теперь кивнула я и продолжила свою мысль:
  - За всеми этими нечистыми люди идут толпой только потому, что они не скупятся на знамения и чудеса, - увидев его возмущенное лицо, я поспешила продолжить: - Я знаю, что в Библии есть предупреждение насчет лжепророков, творящих знамения и прочих слугах сатаны, которые будут совершать чудеса от имени Бога, чтобы ввести людей в искушение. Но ты тоже пойми человечество. Библия написана очень сложным языком, почти не понятным для многих. Вся она наполнена притчами и иносказаниями, которые пугают обывателя.
  - Именно. Верно сказано. Обывателя! Не человека, не личность а обывателя. Такой типаж действительно не может отличить хорошее от плохого, потому что ему этого и не надо. Проще жить не задумываясь, читать глянцевые журналы, смотреть глупые сериалы и забыть о том, что где-то есть кто-то нуждающийся в помощи и поддержке. Именно такие типы требуют чудес, не задумываясь, что жизнь вокруг полна истинных знамений, и, чтобы их осознать достаточно открыть книгу с крестом на обложке и почитать. Там, конечно приведены не только и не столько слова Творца, а, скорее человеческое отношение к основам мировладычества и Божественного порядка, но основные идеи и постулаты верны. Не стоит забывать, что эта книга написана людьми, для людей иначе она не была бы понята. Кстати, кроме Библии существуют еще очень интересные неканонические писания. И не так уж и много там иносказаний и недоговоренностей. Обычно все четко, ясно, черным по белому.
  - Например?
  - Откровение Иоанна Богослова. Глава 8, стих 10, 11.
  - Апокалипсис, что ли?
  - Естественно.
  Пока я искала нужное место, архангел перевернул все на книжных полках и зачем-то достал "Атлас лекарственных растений" 1972 года издания.
  Я начала читать:
  - Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.
  Когда я закончила, Михаил уточнил:
  - Как имя звезды?
  - Полынь.
  Он не дал возникнуть паузе и зачитал отрывок из книги о растениях:
  - Чернобыльник - полынь. Многолетнее травянистое растение с прямостоячим стеблем, который...Это не важно. А вот. ...Иногда требуется также и корень, у которого такой же состав и эффект. В прошлом корню чернобыльника приписывали магические свойства (иначе "чернобыль"). Что непонятно? Где иносказания и загадки? Все четко и ясно. Достаточно просто сложить один и один.
  Он положил передо мной обе книги, чтобы я смогла убедиться в истинности написанного. По спине пробежал неприятный холодок, но Архангелу было недостаточно, произведенного эффекта и он продолжил:
  - А если ты перевернешь страницу атласа, то увидишь, что другой очень распространенный вид полыни носит название "Божье дерево". Выходит, что Чернобыль для людей не достаточно масштабное знамение.
  - Подожди. Так из этого получается, что конец света наступил. Если вострубил уже третий Ангел! Это не ты, случайно?
  - Нет, не я. Про меня дальше. Глава 12, стих седьмой.
  Я быстро нашла нужное место и зачитала вслух:
  - И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них.
  Он кивнул, а я уставилась на него, не моргая.
  - Ты хочешь сказать, что уже все? Апокалипсис в разгаре?
  - Ничего подобного я сказать не хочу. Не тебе и даже не мне решать и анализировать, когда мир прекратит свое существование. Всевышний сам с этим разберется. Пойми, что понятие времени для тебя и для НЕГО разное. Апокалипсис уже был, потому что я вместе с ангельским воинством низверг с Неба Люцифера с его легионами. Он идет потому, что все библейские предсказания потихоньку сбываются. И он еще не наступил, потому что ваш мир еще существует, значит, имеет шанс на спасение. А вам жить по-человечески надо. Он людям силу свою показал. Показал, как может быть плохо после прихода только третьего Ангела. Что уже говорить о седьмом! Он вас пытается заставить о душе подумать, а не знамения искать. Знамения обычно плохо заканчиваются... Ладно. Хватит болтать. Пора дело делать. Ты готова?
  - А что мы будем делать?
  -. Надо быстрее искать православного священника.
  - Как?
  - Если нечисть вьется вокруг тебя, значит ты - мешающий им избранный, соответственно, искомый священник должен находится где-то рядом с тобой. Будем методично по спирали, центром которой является твой дом объезжать все храмы и сравнивать их с описанием.
  - А можно описание прочитать?
  - Конечно. А ты знаешь итальянский язык?
  Действительно, глупо было ожидать, что римский священнослужитель напишет свои последние слова на незнакомом ему русском языке.
  - Сейчас поехали по церквям. Записку я тебе в машине прочитаю. Кстати, она там и лежит. Что-то последнее время становлюсь рассеянным.
  
  Во дворе стоял все тот же зеленый БМВ.
  Я удобно устроилась на переднем сидении, и пока Михаил искал в бардачке записку, решила поговорить на общие темы:
  - Вот ты сейчас в России обитаешь, а машины предпочитаешь импортные. Почему?
  Он опять посмотрел на меня как на слабоумную и очень ласково ответил:
  - Потому что там, где в нормальных автомобилях находится подушка безопасности, вы храните бутылку и два стакана? У тебя еще есть высокоинтеллектуальные вопросы?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Тогда может быть, послушаешь, что написал католик?
  Я кивнула, а он сказал:
  - Здесь все в стихах, но при дословном переводе рифма теряется.
  - Не страшно, я проживу без твоих литературных талантов. Других хватает.
  - Первое описание пропустим, с ним все ясно. Остаются два. Надо выяснить в каком из них идет речь про Православный, а в каком про Протестантский храм. В первом случае католик пишет про дом, в котором часто бывает Бог, но редко люди. Хотя их очень много находится рядом. Они не могут уйти далеко от храма, потому что их не пускает физическая немощь. Им невдомек, что надо только прийти в Его дом, сесть на скамью и исцелить свою душу, тогда и другие недуги станут не так мучительны. В этом храме служит мужчина возраста Христа, который понял, как открыть двери в человеческие сердца. Дальше идет описание дома из красного кирпича. Слева от входа в дом находится фонтан, справа куст, цветущий цветами Девы Марии, а над дверью крест. Но почему-то не христианский, а равносторонний.
  - По-моему, это не православный храм.
  - Возможно. Слушай следующее описание. Здесь написано про храм, который будет похож на белую птицу с золотой головой, внутри у нее деревянные палки. Там много людей в длинной одежде, но почти нет мирян. Там можно встретить подростка, служащего при отце. Именно отрок должен завершить великое единение. У двери храма-птицы каждого встречает ангел. Во дворе грязь и камни, а слева от входа зверь рыжий, запертый в красивый терем на радость детям.
  Я дослушала и уточнила:
  - А ты точно хорошо итальянский знаешь?
  Он не удостоил меня ответом и нажал на педаль газа.
  Пока мы ехали к церкви, которая находилась рядом с моим домом, я размышляла в слух:
  - Если сравнивать два описание получается, что православная церковь описана последней. В первом случае говорят про скамьи, которых почти не бывает в православных храмах. Во втором варианте есть священнослужители в длинных одеждах, золотая голова птицы похожа на золоченый купол белокаменной церкви. Подросток, который служит при Отце. Православных священников называют - отец или батюшка. Но и в том и другом случае есть непонятные детали. Почему в первом описании над входом в дом равносторонний крест, а не христианский, а во втором храм наполнен палками, да еще откуда-то взялся рыжий зверь в тереме. Насколько я помню, зверей в храм не пускают.
  - В первую очередь все понятно со священниками. Они представляют не только различные направления христианства, но и три разные возрастные категории. Первый - старец, второй - ученый муж, третий - почти ребенок. При каждом священнике есть избранный, которого оберегает архангел. Получается три триады или девять. Еще одно божественное число.
  - С этого места поподробней.
  - Еще в книге "Числа" "Девятерица" воспринимается как "триада триад", усугубление сакраментальнейшего числа из всех чисел. Девятка это три раза по три, или трижды троица. Божественное воплощение триединства - Бог-отец, Бог-сын и Бог-святой дух. В деревенском колдовстве и различных сатанистских обрядах часто используется формулировка: "три - не тройка, девять - не девятка". Это является троекратным отрицанием божественной троицы. Здесь мы имеем семидневный обряд, в ходе которого демон и подвластные ему смертные за семь дней должны избавиться от трех троек служителей Господа. Причем пойдут они как всегда путем отрицания божественного порядка. То есть в обратном хронологическом порядке. От старца к ребенку. Значит, протестантам следует поторопиться, а у нас есть пара дней. Но с другой стороны протестантский храм найти легче. Он лучше описан.
  - Тебе понятно описание?
  - Предельно.
  За разговором мы доехали до церкви, но не спешили выходить наружу, а продолжали разговор, сидя в машине. Вернее говорить продолжил архангел, а я слушала.
  - Больные люди, у которых не всегда есть силы дойти до дома Господа плюс равносторонний крест - это что?
  Я пожала плечами, а он сам ответил на свой вопрос:
  - Госпиталь или больница. На ее двери будет равносторонний крест, потому, что он не символ веры, а символ медицины. Фонтаны и розы часто встречаются в больничных дворах. На западе почти в каждой клинике есть небольшая церковь. Остается только найти в городе, где живет избранный подходящую больницу с церковью, слева от двери, которой есть фонтан, справа розовый куст, а в ней священника тридцати трех лет. А вот с православным храмом тяжелее. Описание более расплывчатое, так что будем объезжать все близлежащие церкви и на месте разбираться с описанием.
  Мы вышли из машины, и подошли к закрытым воротам. Михаил посмотрел на меня, а я сказала:
  - Ночью православные храмы закрыты для прихожан.
  - Я в курсе. Нам надо только зайти во двор и посмотреть на церковь снаружи.
  - Тогда придется объясняться со сторожем. Нам это нужно?
  - Нет, но я не хотел днем приходить в церковь.
  - Почему?
  - Слишком много людей, среди которых могут повстречаться одухотворенные, наделенные божьей искрой. Они могут увидеть мою не человеческую сущность. Особенно неприятно, если искомый подросток поймет кто я.
  - Еще раз, почему?
  - Его вера ценна тем, что не требует доказательств. Он чист сердцем и светел духом. Если он сейчас встретит архангела, то может впасть в грех гордыни, возомнить себя избранным из избранных. Короче, вместо помощи, мы сами выступим в роли искусителей. Поэтому общаться с ним будешь ты. Я хотел только помочь найти нужный храм и подстраховать на случай неприятностей.
  Вдруг с церковного двора донесся собачий лай, вероятно, наши голоса потревожили сторожевого пса. Мы отошли подальше от калитки, и Михаил продолжил:
  - Вот тебе и ответ на вопрос о рыжем звере. Слева от входа может стоять будка с рыжей собакой. В храм им входить нельзя, но двор-то охранять можно.
  - А при чем тут "на радость детям"? Под это описание может подходить и рыжая кошка. Ей и в церковь заходить можно и детям от нее радости куда больше чем от цепного пса.
  - Возможно. Сейчас мы объедем все близлежащие церкви и отсеем те, которые не подходят по первым пунктам описания, а завтра ты узнаешь, в какой из них есть рыжие животные.
  - Я что, одна буду узнавать?
  - Я буду рядом в машине, - успокоил меня Михаил и мы тихо подкрались к ограде.
  Церковь открылась недавно и еще не была достроена, так что насчет грязи и камней все сходилось. На сегодняшний день для прихожан был открыт маленький храм из красного кирпича. Большое деревянное здание под золотым куполом строилось рядом.
  - Не подходит, - сказала я.
  - Почему.
  - Старое здание - кирпич, новое - дерево. Не тянет на белую птицу.
  - "Будет похожим на белую птицу". Когда храм достроят, его могут облицевать белым?
  - Откуда я знаю? Наверное, могут.
  - Тогда дерево под белым фасадом может оказаться теми самыми палками внутри птицы.
  - Логично. Получается, что нам надо искать строящееся здание, которое потом будет белым, или белокаменный храм, в котором идет ремонт или реставрация. Осталось найти ангела и рыжее животное.
  - Точно. Сейчас мы объедем все близлежащие церкви и выберем те, которые могут нам подойти, а утром посетим их еще раз и поищем недостающие признаки.
  - Хорошо, если это будет пес. А если кошка? Мне что придется ходить по церкви и спрашивать, нет ли здесь поблизости рыжего кота?
  - Почему нет? Есть где-нибудь поблизости круглосуточный книжный? - неожиданно спросил он.
  - Зачем?
  - Карту города купить и отмечать на ней подходящие храмы.
  - Магазина нет, но есть идея. Пока записывай на бумажку адреса, а дома на компьютере отметим подходящие здания на карте города.
  - У тебя есть подходящая программа?
  - Конечно.
  - А компьютер у тебя, какой?
  - Нормальный, ноутбук.
  Он помолчал, а я поняла, что медленно соображаю. Мы быстро вернулись домой, взяли компьютер и поехали на разведку. Пока Михаил вел машину по темным улицам, я загрузила ГИС, отметила все церкви нашего города и подбирала оптимальный маршрут.
  
  В нашем городе оказалось не мало церквей, конечно меньше чем в Питере, но все равно не мало. Короче до дома мы доползли ближе к семи утра. Из всех увиденных нами строений под описание худо-бедно подошли восемь церквей. Бросив машину у подъезда, мы отправились отдыхать.
  Дома я сразу пошла в душ, а архангел уселся за компьютер и безрезультатно попытался найти в Интернете фотографии интересующих нас храмов.
  Когда я вышла из ванной, на плите грелся борщ, а на столе стояли два стакана с чаем. Михаил сидел на стуле и гладил зажмурившуюся от удовольствия Нолу. На кошачьей морде почти не было следов от схватки с вороной, даже шрама не осталось, только маленькое пятнышко, не покрытое шерстью.
  - Здорово, - сказала я. - Не думала, что ты можешь лечить.
  - Я, конечно, не Рафаил, но тоже архангел.
  Мы плотно покушали, и я собралась идти спать.
  - - Тебе тоже нужно отдохнуть, - сказала я. - Глаза красные.
  - Я не нуждаюсь в отдыхе.
  - Ты нет, а твое тело очень. Я постелю в зале.
  Он немного помолчал, потом кивнул и ответил:
  - Спасибо. Ты становишься терпимой. Я пока умоюсь.
  Да! Если он - архангел, то где ангельский характер?
  Он взял из сумки, стоящей рядом с диваном, какой-то пакет и отправился в ванную.
  - Ты ко мне что, с вещами?
  - Тебя это напрягает?
  - Не очень. А в пакете пижама?
  - Почти, - сказал он с улыбкой
  Когда он вышел из ванной, я уже спала. Сначала мне ничего не снилось, но потом...
  Во сне я шла по огромному магазину, а за мной топала цыганка, которая постоянно повторяла одну фразу:
  - Сколько стоит? - канючила она.
  Потом плелась следом за мной и через миг опять гнусавила:
  - Ну, сколько стоит?
  Я некоторое время терпела, однако вскоре не выдержала, обернулась и спросила:
  - Что конкретно Вас интересует.
  На меня смотрела совсем молодая девушка, почти ребенок. Она выглядела как все цыганки, только глаза... Они были необыкновенными, голубыми как небо.
  - Сколько стоит? - очень грустно повторила она, а я повернулась к полке, на которой должен был лежать, интересующий девушку, товар.
  В эту секунду я увидела, что все полки заставлены зеркалами, в каждом из которых отражалась я. Только я и больше ничего. Ни цыганки, ни магазина, ни продавцов. Зеркала были разных форм и размеров. И из каждого смотрело мое лицо. У меня были разные прически, разный макияж, даже возраст. Некоторые отражения показывали меня - ребенка, другие меня - старуху, но большинство зафиксировали разные моменты из моей взрослой жизни. Вот - свадьба, там - рождение сына, вот - работа. А что там? Чей это гроб?
  - Кто лежит в гробу? - закричала я, а голос цыганки ответил:
  - Сколько стоит?
  Тогда я побежала, а зеркала за моей спиной начали сыпаться на пол и разлетаться на мелкие осколки. И чем больше было осколков, тем больше становилось моих отражений, каждое из которых продолжало жить своей жизнью. Я знала, что нельзя останавливаться и бежала все быстрее и быстрее. Отражения поворачивали головы и смотрели мне вслед. Вот уже показалась касса. Удивленная девушка продавец смотрит на меня, а охранник пытается поймать за руку и спрашивает
  - А кто будет платить, за то, что ты разбила?
  Но я уже не могу остановиться, уворачиваюсь от его рук и бегу на улицу. Потом по дороге, за угол, и дальше, дальше, дальше... Через некоторое время силы оставляют меня, я падаю на скамейку в каком-то дворе и пытаюсь перевести дыхание. Пот течет по лицу, волосы растрепались, прохожие недоуменно оборачиваются и перешептываются, глядя на меня. А я понимаю, что выгляжу как сумасшедшая, и что пора привести себя в порядок и идти домой. Я открываю сумку, достаю косметичку, вынимаю зеркальце и вижу свое отражение.
  Безукоризненная прическа, изысканный макияж, дорогие украшения, белоснежные зубы, не женщина - картинка. И тут отражение спрашивает меня:
  - Ты хочешь всегда быть такой?
  - Что? - удивляюсь я.
  - Вечная жизнь - мало. Как насчет вечной молодости? Никогда ни одной морщинки и седых волосков. Никаких болезней и признаков старости. Хочешь?
  - Кто ты?
  - Твоя душа.
  И тут из-за спины доносится уже знакомый голос, повторяющий все ту же фразу:
  - Ну, сколько стоит? - Спрашивает синеглазая цыганка, протягивая руки к зеркалу.
  - Тебе нужна косметичка?
  - Нет.
  - Зеркальце?
  - Да нет же! - кричит она.
  - Тогда цена на что тебя интересует?!
  - На твою душу, - шепчет цыганка мне в самое ухо, а отражение вдруг начинает дико хохотать.
  
  Я проснулась в холодном поту и сразу посмотрела на будильник. Часы показывали половину первого. Я вышла из спальни и отправилась в гостиную, будить Михаила.
  Он уже не спал. Постельное белье было аккуратно сложено, а архангел сидел за компьютером и просматривал какие-то сайты. На столе рядом с ним дымилась чашка фирменного ангельского кофе. Он был одет в светлые льняные штаны и синюю футболку. Конечно, не пижама, но тоже ничего.
  - Что случилось? - спросил он, увидев мое помятое лицо и покрасневшие глаза.
  - Страшный сон приснился.
  - Странно. Какой?
  - Да не важно. Наверное, переволновалась за последние дни. Не обращай внимания.
  - Как знаешь. Кофе будешь?
  - Не откажусь.
  - На плите стоит. Я только что сварил.
  Я умылась, зашла на кухню, налила себе кофе и вернулась в комнату. Он все так же сидел за компьютером.
  - Что ты делаешь?
  - Пытаюсь проанализировать последние мировые новости и выяснить, кто из падших сейчас плетет интриги на земле.
  - Каким образом?
  - Понимаешь, Сатана - Князь Тьмы, конечно, велик и силен. Под его началом существует огромная и ужасная армия демонов и прочих тварей, склонных к злодеяниям, приносящих ужас и разрушения. Но руководить такой толпой отморозков в одиночку не по силам даже Люциферу. И он решил подобно Богу создать свою адскую девятиступенчатую структуру управления. Эдакий кровавый менеджмент. Про девять кругов Ада слышала?
  Я кивнула, а он продолжил:
  - Сатана, он же Дитя Погибели, сплотил вокруг себя демонов-аристократов. Все они имеют свои: чин, ранг, сферу деятельности и уровень ответственности. Каждый из них отвечает за какие-то пороки, беды, территории или воинские подразделения. Например - маркиз Амон управляет строевыми порядками сорока легионов армии Ада, умеет извергать огонь и предсказывать будущее, имеет волчью голову и змеиный хвост. Сейчас мы с тобой посмотрим, где происходит особо серьезный всплеск неприятностей. Это могут быть стихийные бедствия, войны, волнообразный рост преступной деятельности и проявления других человеческих пороков. Проанализируем, полученную информацию и узнаем, кто именно из проклятых находится в командировке на земле.
  - Я тут недавно книжку читала. "Азазель" называется.
  - Насколько я помню, там не про самого Азазеля написано, а про организацию, носящую его имя. Кстати, правильно говорить "Азазел" без мягкого знака.
  - Это понятно, а он сам тоже существует, или Акунин выдумал этого демона?
  - Нет, не выдумал. Наиболее правдоподобно он описан в книге Еноха. Когда я последний раз его видел, Азазел был знаменосцем в адской армии. Хотя этот тип ухитряется даже в аду косячить. Не удивлюсь, если его уже разжаловали.
  Я немного постояла молча, переваривая полученную информацию, и спросила:
  - Может быть, сначала по церквям съездим? Демоны-то никуда не денутся, а вот храмы могут опять закрыть.
  - Пожалуй ты права. Займемся моими проклятыми знакомыми вечером, а сейчас в путь.
  Мы быстро собрались и поехали выполнять миссию. Сначала я хотела надеть спортивный костюм или джинсы, но вовремя вспомнила, что в православных храмах не приветствуется такой стиль, и выбрала длинную юбку, короткое пальто и ботиночки на не очень высоком каблуке. Архангел, как всегда выглядел прекрасно в темном костюме и светлой рубашке со стильным галстуком.
  В первом же храме нас ждало разочарование. Над воротами висела фотография будущей церкви. Она будет деревянной, без белой отделки. Во дворе носился черный пес, будка которого находилась не справа от входа, а прямо за малым храмом. Изображения ангела найти тоже не удалось, и мы отправились дальше.
  Сегодня нам хронически не везло. Три строящиеся церкви должны были со временем стать белыми, но ни в одной из них не было рыжих животных и изображений ангела, зато грязи и палок в избытке. Четвертый храм был белокаменным, с ангелом над входом и даже рыжая собака была, но внутри не было ничего, что можно было бы назвать палками внутри птицы, двор поражал чистотой, а собачья будка, как и в первом случае, находилась за зданием. Я решила уточнить, нет ли в храме подростка, который помогает во время служб. Мне однозначно ответили, что нет. В пятом был и пес, и кот, и оба рыжие, но не было ни ремонта, ни грязи, ни ангела. В шестом и седьмом белая отделка не предусматривалась, как и изображения ангела. Строительство восьмого, вообще заморозили. Там не было не только священнослужителей, но и строителей, зато собак в ассортименте, и рыжие, и черные, и всякие разные.
  Короче, домой мы вернулись ни с чем, ближе к восьми часам вечера. Возникло ощущение, что пропущена очень важная деталь.
  Пока мы катались по городу Михаилу несколько раз звонили на сотовый. К вечеру стало известно, что нужный Протестантский храм найден, известно даже имя священника, но самого его на месте нет. Он вчера уехал по делам в соседний штат, куда и отправился избранный.
  Дома мы еще много раз перечитывали записку, оставленную покойным святым отцом, но это ничего не дало. Мы словно бились головой в кирпичную стену. Михаил опять погрузился во всемирную паутину в поисках новостей, а я размышляла вслух:
  - В нашей истории все с самого начала подчиняется какой-то цифровой логике. Правильно?
  Он молча кивнул.
  - Только с церквями не сходится. Все крутится вокруг семерки и девятки, только церквей оказалось восемь.
  - Может быть, мы отбирали по неправильным критериям, или неверно истолковали записку или какую-то его часть, - возразил он.
  - А может быть, просто пропустили одну церковь.
  - На карте города нет больше храмов.
  - Знаю. Но все равно, мне кажется, что ответ рядом.
  - Хорошо, что тебе еще что-то кажется, но, к сожалению, у нас нет времени просто сидеть и ждать откровения или подсказки. Надо подумать, как еще мы сможем выйти на нечистых или на подростка, если вдруг не удастся найти церковь.
  - Есть мысли?
  - А - то!
  - А конкретней?
  - Пока ты думаешь, как найти храм, я постараюсь найти проклятого или место финального действа Черной Мессы.
  - Не поняла.
  - Месса, на которой оказался католик, не была самостоятельным действием. Это был фрагмент большого, семидневного обряда, который должен закончиться в России, ритуальным жертвоприношением невинного подростка.
  - Подростка, помощника православного священника?!
  - Естественно. И я знаю, как должно выглядеть место жертвоприношения.
  - Откуда.
  - Я воевал с ними, а значит, знаю их методы, обряды и ритуалы. Чтобы победить врага, его надо для начала изучить. Чем я и занимался не один век.
  - И как выглядит это место?
  - Это зависит от того, кто будет ее проводить. Короче, хочешь найти место и жертву, определи исполнителя, что я и делаю. Свари, пожалуйста, еще кофе.
  Я тихо вышла на кухню и увидела, что кофе, приобретенный Михаилом, закончился. А растворимый напиток Архангела не устроил. Пришлось идти в магазин. В ближайшем магазинчике приличного кофе не оказалось, и я решила пройтись до супермаркета, где есть специализированный отдел. Дома от меня сейчас все равно толку ноль.
  Десять минут туда. Час там. Сначала я купила кофе, потом вспомнила, что шампунь почти закончился, потом увидела на витрине юбочку, которую вдруг очень захотелось померить, а потом и купить. Короче, женщины иногда умеют снимать стресс в больших магазинах. Это доказано психологами. Пока я выбирала юбку, позвонила бухгалтерша и попросила появиться завтра на работе и забрать документы, необходимые для отчета. Она, как ни странно была предельно вежлива, даже спросила, как у меня дела. Я пообещала объявиться и продолжила шопинг. А тут еще бывшенький позвонил. Ему приспичило дать мне денег на содержание сына. Не раньше, не позже. Я сказала, что нахожусь в магазине, а он ответил, что скоро поедет мимо, и предложил встретиться в кафе, которое находилось напротив супермаркета. Я согласилась, памятуя древнюю истину: "Бьют - беги. Дают - бери". Ну, помимо этого я преследовала еще одну меркантильную цель. Очень не хотелось идти пешком домой по темноте. Я пошла к кассе, когда услышала знакомый голос:
  - Здравствуйте барышня.
  - Здравствуйте Володя, или Вова. Вам как больше нравиться?
  - Мне Володя, а Вам?
  - Мне тоже, - ответила я и улыбнулась соседу.
  - Ты что делаешь так поздно, так далеко от дома?
  - Кофе покупаю, а ты?
  - Я собрался домой. В смысле на квартиру, где сейчас живу, и вспомнил, что там совсем нечего есть, а идти в ресторан не хочется. Устал.
  - Понимаю.
  - Может быть тебя домой подвезти?
  - Нет. У меня здесь рядом встреча.
  - С мужчиной?
  - Конечно.
  - Мне ты говорила, что не располагаешь на этой неделе временем, а сама по свиданьям бегаешь, - обиделся он.
  - Этот мужчина - бывший муж, а разговор пойдет об алиментах.
  - О! Прости! Был не прав! Приношу соболезнования! - весело сказал он.
  Мы вместе вышли на улицу. Он подошел к шикарному "Мерседесу", открыл дверцу и спросил:
  - Не передумала?
  - Нет. Это твой конь?
  - Мой.
  - А "Опель"?
  - Тоже мой, - довольно улыбнулся он. - Люблю качественные вещи, хорошие машины и красивых женщин. За последнее увлечение сейчас расплачиваюсь на бракоразводном процессе.
  Мы попрощались. Он стал складывать покупки в багажник, а я перешла через дорогу и направилась в кафе. Когда до входа осталось несколько метров, чья-то рука потянула меня за рукав, и женский голос с противным акцентом сказал:
  - Скажи, красивая, где юбку покупала? Дочка такую же хочет. Продай, двойную цену дам.
  Я обернулась и чуть не упала от удивления. За спиной стояла цыганка и спрашивала:
  - Чего молчишь? Сколько стоит?
  Аналогия со сном была настолько очевидной, что я молча отскочила в сторону и попятилась к двери кафе, надеясь укрыться внутри. Мысленно я уговаривала себя, что это просто совпадение. Старая толстая цыганка совсем не похожа на голубоглазую девчушку из сна, и голос другой, и цену она узнает на юбку, а не на мою душу. Пока я пятилась, цыганка не отставала и, бормоча, что-то про детей, которых нечем кормить и про мою юбку, вдруг резко выбросила вперед руку и вырвала прядь волос на моем виске. Я вскрикнула и уперлась спиной в стену.
  Мимо проходили люди. Они смотрели на странную сцену, но ни один из них не остановился, чтобы помочь. Я пыталась уйти, но куда бы я не повернулась, передо мной всегда оказывалась толстая тетка в цветастом платке. Я попыталась кричать, но голос не слушался. Такое иногда снится в кошмарах. Когда необходимо громко закричать, а из горла вырывается только хрип, больше похожий на шипение. Перед глазами все поплыло, и я зажмурилась, а когда открыла глаза, вокруг меня бесновалась пестрая толпа. Молодые женщины, старухи и дети, все они что-то кричали и тянули ко мне руки, а я не могла даже закричать в ответ. Да что там закричать. Я не могла увидеть их лица. Единственное, что я видела - лицо толстой цыганки и ее рука, в которой она держит прядь моих волос. И вдруг. С этого старого лица на меня посмотрели васильковые глаза из моего сна, а потом молодой, почти детский голос произнес:
  - Сколько стоит?
  Все внутри меня даже не кричало, а просто визжало от ужаса, а я не могла издать ни звука. Только какой-то краешек сознания, оставшийся не затуманенным твердил: "Думай. Выход есть. Думай".
  Я с трудом подняла, опушенную голову и вдруг перед моими глазами возникло видение.
  Михаил сидит за компьютером. Вдруг он резко распрямляет спину, встает и прислушивается к чему-то одному ему понятному.
  Он почувствовал! Он понял, что у меня неприятности! Но он не успеет мне помочь!
  - Думай! - кричало гаснущее сознание.
  Вот оно! Визитка! Он говорил, что она сбережет не хуже нательного креста.
  Я потянула к себе сумку, на которой уже висел чумазый мальчишка, и попыталась ее открыть. Цыганка моментально уловила мое движение и резким движением выкрутила мою руку. Сумка упала в лужу.
  Страх стал еще сильнее. Он сделался каким-то липким и мерзким, обволакивающим все естество. Но остатки разума еще сопротивлялись.
  - Ты сильная. Ты рождена воином. Ты же избранная! Борись! - повторяло уже не сознание, а скорее подсознание.
  - Отче наш, сущий на небесах, - прошептала я непослушными губами.
  - Да святится имя Твое.
  Как же там дальше? Что я за избранная. Ни одной молитвы не знаю. Прости меня, Господи!
  Тут слова пришли сами собой.
  - Да придет царствие Твое.
  Голос с каждым словом, становился все увереннее, а пестрая толпа начала отходить в сторону.
  - Да будет воля Твоя и на земле, как на небе.
  После этих слов я уже могла приподнять руку в попытке перекреститься. Увидев этот жест, цыганка выронила мои волосы и вдруг вцепилась в лицо ногтями.
  Я закричала от боли, но при этом обрадовалась тому, что голос вернулся. В этот момент в моей сумке зазвонил телефон. Цыганка отпустила мое лицо, подхватила сумку и кинулась за угол. За ней через дорогу метнулась мужская фигура, показавшаяся знакомой. Я сползла на тротуар и попыталась вытереть лицо, но только размазала кровь, выступившую из глубоких царапин.
  Подбежали какие-то люди. Они что-то говорили, о чем-то спрашивали. Потом какой-то мужчина растолкал толпу, потрепал меня по плечу, о чем-то спросил.
   Как все же медленно возвращается сознание.
  Потом сильные руки взяли за плечи, встряхнули и рывком поставили на ноги.
  - Ничего себе! - сказал он.
  - Володя?
  - Узнала? Уже хорошо! Твоя? - спросил он, протягивая сумку.
  - Я кивнула.
  Толпа вокруг не спешила расходиться. Незнакомая тетка голосила, что криминал вообще распоясался. А я не могла понять, при чем тут криминал. Еще бы мафию приплели. И где эти люди были, когда мне нужна была их помощь?
  Сосед мягко, но уверенно обнял меня за плечи и отвел в свою машину. Там он достал аптечку и завел двигатель.
  - В милицию? - спросил он.
  - Нет.
  - Не нет, а да. Надо ехать в отделение и писать заявление. Кстати посмотри в сумке все на месте.
  Я пошарила рукой. Кошелек, телефон, косметичка.
  - Вроде все.
  - Все равно надо в милицию. Я уже почти отъехал, но вспомнил, что сигареты не купил. Выхожу из магазина, смотрю, толпа тусуется. Вдруг крик, визг. Тетка эта поковыляла с сумкой, а ты на асфальте сидишь. Догнал ее, сумку выхватил, а саму упустил. Она в гаражи юркнула. До сих пор удивляюсь, как она в такую узкую щель протиснулась, в ней же веса не меньше центнера.
  - Спасибо, - ответила я, обрабатывая глубокие царапины перекисью водорода. - А в милицию не надо.
  - Может, объяснишь, почему?
  - Это длинная история. Потом как-нибудь.
  Он пожал плечами поехал в сторону моего дома, когда снова зазвонил мой телефон.
  - Ты где? Что случилось?
  Михаил волновался. Сильно волновался.
  - Я около супермаркета. Уже домой еду.
  - Я спрашиваю, что случилось? Я понял, что что-то произошло, но не смог быстро определить, где ты.
  - Не кричи. Меня сосед сейчас домой отвезет.
  - Хорошо, я буду ждать у подъезда.
  - Договорились.
  Володя с интересом слушал наш разговор, а потом спросил:
  - Может быть, я зря докучаю своим вниманием. У тебя, кажется, с личной жизнью полный порядок. Только что же он тебя одну по ночам в магазины отпускает.
  - Это ревность?
  - Почти.
  - Не рано?
  Он ничего не ответил, только пожал плечами. А я все же сочла нужным прояснить ситуацию:
  - Ты неправильно понял. С этим мужчиной интим невозможен, только дела, дела, дела.
  - Точно?
  - Зачем мне врать?
  Мы почти подъехали к дому, когда зазвонил телефон у Володи.
  - Я же сказал, что сейчас приеду! Появились непредвиденные обстоятельства.... Ну задержался.... Все, через пять минут буду!
  Из этого я поняла, что мой спаситель тоже спешит, и сказала:
  - Не надо заезжать во двор. Я сама дойду.
  - Нет уж. Давай до дома провожу.
  - Тебя ждут.
  - Я все равно уже безнадежно опоздал.
  - Езжай. Меня встретят.
  Кажется, он немного обиделся на последнее заявление, потому что молча затормозил, вышел и открыл мне дверь. Я выбралась из авто и сказала:
  - Спасибо.
  - Береги себя, - ответил он и уехал.
  А я зашла во двор, где почти сразу наткнулась на взволнованного архангела, который скороговоркой выдал:
  - Только не ври, что с тобой ничего не случилось. Я чувствую состояние моих избранных.... Оба-на! Ты никак в зоопарк ездила?
  - Почему?
  - Лицо, такое как будто ты с тигрой дралась.
  Мы поднялись домой, и сидя на кухне, я рассказала ему о том, что со мной произошло. Новости не обрадовали Михаила. Он некоторое время озадаченно молчал, потом принес из ванной тазик с водой и начал говорить что-то на неизвестном языке. Я поняла, что это - молитва, но на всякий случай уточнила:
  - Ты чего делаешь?
  - Воду освящаю.
  - Зачем?
  - Фасад твой в надлежащий вид приводить буду. Или ты хочешь так ходить?
  - Нет, не хочу, - сказала я и затихла.
  Он еще немного посидел, опустив руки в воду, потом повернулся ко мне и скомандовал:
  - Закрой глаза, расслабься и терпи.
  Я выполнила указания. Тогда Михаил положил руки на мое лицо, и по коже моментально разлилось тепло. Сначала было приятно, но ладони архангела становились все горячее, и вскоре лицо просто горело. Особенно обжигали царапины. Казалось, что их поливают уксусом. Я застонала, а Михаил убрал руки с лица и прошептал прямо в ухо:
  - Глубоко вдохни и расслабь шею.
  Я выполнила и эти указания. После чего добрый ангел резким движением руки погрузил мое лицо в тазик с водой. Сначала было приятно. Вода снимала жжение и приятно холодила кожу. Вскоре запас кислорода в легких иссяк, и я вознамерилась его пополнить, но не тут то было. Крепкая рука архангела на затылке не дала вынырнуть и вздохнуть. Я несколько раз дернулась, потом замахала руками, надеясь дотянуться до крылатого и треснуть его посильнее, или пнуть. Но в ответ он только сильнее нажал на затылок.
  И с чего я - дура - взяла, что это ангел. Увидела крылья и поверила. Похоже, что это кто-то из падших. У них тоже крылья есть, а запудрить мозги дурочке вроде меня демонам вообще ничего не стоит. Вот сейчас утопит меня, потом порешит мальчишку - священника...
  Додумать мысль я не успела, потому что рука, лежащая на затылке, вдруг схватила меня за волосы и вытащила на поверхность.
  Сначала я кашляла и плевалась. Потом, не стесняясь в выражениях, объяснила Михаилу, что я думаю о нем лично, о его методах лечения, о дне нашей встречи и ...
  Он выслушал все очень внимательно, и когда в моем монологе возникла пауза, вставил:
  - Как проорешься, вытри лицо и приходи в комнату. Я тебе много интересного расскажу.
  После чего развернулся и вышел из кухни. Я кинула ему вслед еще несколько нелицеприятных замечаний и отправилась в ванну за полотенцем. Там посмотрела в зеркало и ахнула. На лице не было ни следа царапин. Только место, где они раньше находились, немного чесалось. Кроме этого вся кожа стала идеально ровной и бархатистой. Ни в одном салоне красоты не могли бы добиться такого эффекта. Я вытерла лицо, переоделась в легкий спортивный костюм, немного успокоилась и пошла в гостиную.
  - Ты понимаешь, что чуть меня не утопил?
  - Ну, извини. Я мед. институт не заканчивал и клятву Гиппократа не давал. Так что если не устраивают мои методы, в следующий раз обращайся в поликлинику к участковому терапевту. А сейчас слушай.
  - Слушаю, - недовольно ответила я, усаживаясь рядом с ним на диване.
  - Происходящее с тобой подтверждает, что очень близко отирается один из падших, скорее всего в чужом человеческом теле. Причем это не рядовой демон, а демон-аристократ или кто-то из военачальников.
  - Почему ты так думаешь.
  - Навеять вещий сон - кошмар легко, но сделать это когда рядом ангел-хранитель очень сложно, а когда рядом архангел почти невозможно. А мы имеем ситуацию, когда стоит мне на минуту отвлечься, как некто начинает капать тебе на мозги. Это выдает того, кто был рожден могущественным ангелом, возможно даже серафимом. Теперь о цыганах. Многие из них, конечно, ходят не под Божьими знаменами, и к Сатане они близки. Но это языческое племя живет по своим правилам. Они допускают нечистого в свои души, нарушая божественные заповеди, но очень редко участвуют в откровенно сатанистских действах. При Дьяволе они что-то вроде мальчика на побегушках. Цыгане могут колдовать, воровать, гипнотизировать, но откровенный мордобой... Это нонсенс. Посмотри, в сумке все на месте, а самое главное проверь, не подложила ли тебе цыганка что-нибудь.
  Я покопалась в сумочке и сказала:
  - Да вроде, все на месте. И нового ничего нет.
  - А где моя визитка?
  - Пропала!
  - Что и требовалось доказать. Оберега ты лишилась, но это ничего, я тебе новый дам. Хуже, что теперь они точно знают, кто стоит за твоим правым плечом, а нам надо срочно выяснить, кто из демонов представляет интересы оппонентов.
  - Почему за правым - это раз? И как это сделать?
  - Ты никогда не задумывалась, почему люди, чтобы не сглазить, плюют через левое плечо?
  - Принято.
  - Так принято, потому что считается, что за правым плечом каждого человека стоит ангел-хранитель, а за левым искуситель.
  - Это что, правда?
  - Не всегда, но часто. А сейчас перестань сбивать меня с мысли и слушай. Пока ты в поисках кофе воевала с табором, я набросал список демонов, которые могут проделать подобные трюки, учитывая их особенности и полномочия. Почитай, а заодно подумай, кто из твоих знакомых или родственников вдруг изменил свое поведение. Стал неадекватным.
  - Ты думаешь, что среди моих знакомых есть настоящий одержимый?
  - Сомнительно, хотя возможно. Падшему необходимо тело, чтобы физически воздействовать на смертных и оставаться незаметным для большинства. Но Сатана не так могуществен, чтобы создавать персональные тела и демонам приходится занимать чужие. Так сказать, искать доноров.
  - А у тебя тоже тело, взятое у человека?
  - Естественно, нет. Я - слуга Бога и могу себе позволить иметь собственное тело, в отличие от падших.
  - Как добывают тела падшие?
  - Могут позаимствовать у продавших душу, согласно одного из пунктов договора. Могут занять тело грешника, умирающего без покаяния, но не надолго. Однако среди людей, которые находятся недалеко от тебя, подобных прецедентов не было.
  - Точно?
  - Да.
  - Тогда каким образом они могли вселиться в тело моего знакомого?
  - Пока не знаю, но это не значит, что подобное невозможно. Сейчас сообразим, кто гадит, тогда будет легче понять, как он это делает.
  - Это мой бывшенький или бухгалтерша.
  - Смешно, но постарайся быть более объективной.
  - Ну, насчет бухгалтерши, я, возможно, погорячилась, а вот экс-супруг. Он звонил мне сразу после того, как на меня напала ворона. Да и сегодня. Ведь это он назначил мне встречу в кафе, а сам, заметь, не приехал.
  - Забавно, - задумчиво проговорил Михаил. - Забавно, но возможно. Хотя одержимым может оказаться кто угодно. Бомж, живущий во дворе, или подросток из дома напротив.
  - И все же тебе необходимо с ним встретиться. Ты же отличишь демона от человека?
  - Конечно, но пока рано. Не надо раньше времени его провоцировать, если это действительно он.
  - Точно. А сейчас давай подумаем, кто именно позарился на его невзрачное туловище.
  - Ты прочитала список?
  - Еще нет.
  - Тогда прекрати болтать и займись делом.
  Когда начала читать, стрелки часов сошлись на двенадцати. Наступил день четвертый.
  
  День четвертый.
  Четверг.
  
  Список пестрел труднопроизносимыми именами и странными обязанностями. Каждый отличался неповторимой в своем роде склонностью к злодеяниям. Я прочитала еще раз, но выделить из списка подходящие кандидатуры не смогла.
  - Прочитала? - спросил Михаил.
  - Да.
  - Тогда давай думать, кто из них нам подходит.
  - По-моему любой.
  - Не скажи. Многие здесь ни причем. Подходит только несколько сущностей.
  - Какие именно?
  - Первый в списке, как всегда Вельзевул. Он самый могущественный из демонов, соответственно, может стоять за любой гадостью, произошедшей на земле. Раньше он был одним из самых могущественных серафимов, а попав в новую обитель, он из всех человеческих пороков выбрал гордость и самолюбие. Это любимые грехи самого Нечистого. Но его личное присутствие маловероятно. Не думаю, что он считает тебя противником, достойным своего личного внимания. Хотя, кто знает?
  - Вот смотри, этот не подойдет?
  - Какой?
  - Агалиарепт, - заикаясь, произнесла я.- Великий генерал ада, командир второго легиона.
  - Возможно. Он лично контролирует Европу и малую Азию, а значит, все происходящее здесь так или иначе его касается. Еще он ведает прошлым и будущим, что облегчает выполнение его задачи. Но эти двое имеют слишком большие полномочия и власть. Они могут отвечать за теракты, войны и еще что-нибудь масштабное. Усилением активности сатанистов, сектантов и колдунов занимаются более узконаправленные индивиды. Например, Пут Сатанакия, который обладает знанием планет, помогает ведьмам устанавливать тесную связь с простыми смертными, или Кохабиэль, который часто задуряется тем, что составляет гороскопы и учит этому подопечных.
  - Тогда подходит и Леонард - главный инспектор черной магии и колдовства, он же хозяин шабашей. Часто является в виде черного козла с тремя рогами и лисьей головой.
  - Подходит.
  - А Верделет?
  - Нет. Маловероятно. Он просто организатор перевозок.
  - Прикольно. Его рекламный слоган должен звучать так: "Адские грузоперевозки. Мы всегда стабильны, хотя и не на высоте"
  Михаил улыбнулся и поправил:
  - Нет, он редко грузы перевозит, скорее пассажирские рейсы. Ну да не о нем сейчас речь. Мы выбрали пять кандидатур: Вельзевул, Агалиарепт, Пут Сатанакия, Кохабиэль и Леонард. Хотя...
  - Хотя что?
  - Я бы не скидывал со счетов еще одного типчика.
  - Кого?
  - Абигора - рыцаря командующего шестьюдесятью легионами ада.
  - Ты написал, что он великий воитель, знающий все тонкости военного дела, обладающий даром пророчества.
  - Угу.
  - Почему он? Какая связь?
  - В первую очередь на него указывает мое присутствие. Скажу без ложной скромности, я - величайший воин. В некоторых направлениях христианства меня называли Князем света, антиподом Князя тьмы. Меня традиционно считают главным хора силы, главным хора архангелов, князем присутствия, ангелом раскаяния, праведности, милости и посвящения; а также я являюсь правителем четвертого неба, победителем Сатаны.
  - Здорово, хотя и не скромно! А Абигор причем?
  - Он мой ученик из числа наиболее талантливых. То есть мой первый последователь - Задкиил. Он вступает в бой вторым после меня.
  - Это один из архангелов? Если не ошибаюсь, он ангел радости?
  - Точно. Ты растешь в моих глазах.
  - Ничего себе радость - сразу за архистратигом в мордобой ввязываться.
  Он посмотрел на меня, как на говорящий кактус и сказал:
  - Беру свои слова насчет роста назад. Но речь не о тебе, а об Абигоре. Так вот, нагадить учителю для него само по себе - радость. Помимо этого он просто очень любит отираться на земле.
  - С целью?
  - Можно назвать его эстетом от адской администрации. Его коробит от вида крови, грязи и нечистот. Этому типу нравится сам процесс уничтожения души, а на результаты смотреть ему не нравиться. В отличие от других демонов, выбирающих обличие монстров, его всегда изображали симпатичным франтом, разъезжающим на крылатой лошади и с высоты управляющим своим воинством.
  - Ноги пачкать не любит? Прямо как ты.
  - Точно, но это не мешает ему организовывать резню, не сравнимую по жестокости ни с чем.
  - Значит, имеем шесть кандидатур. Чего и следовало ожидать. А как насчет места завершения обряда?
  - Здесь все просто. Ни один из этих жителей преисподней не проводит мессу, принципиально отличающуюся от других черных наземных обрядов. Исходя из количества участников, сроков и цели мероприятия... Скорее всего это будет перекресток шести дорог недалеко от кладбища. В результате их пересечения, должно получиться что-то похожее на букву "Ж". Причем произойти это должно незадолго до окончания шестого дня, то есть в субботу. Есть еще одно условие - кладбище должно быть не церковным. То есть погост, на котором можно хоронить грешников, включая самоубийц, хотя близость храма возможна, все должно быть уравновешенно.
  - Перекресток мы, конечно, поищем, хоть и хлопотно это, но сейчас я вот что хотела узнать.
  Он повернулся лицом ко мне, всем своим видом изображая воплощение внимания. Ободренная таким отношением, я продолжила:
  - С демонами, благодаря твоему списку более или менее понятно, а вот с Вами. Все сложнее.
  - С кем с нами?
  - Ну... С ангелами, херувимами, началами и прочими. Ты, конечно, извини, но я вообще не представляю, кто из вас есть кто и чем вы все друг от друга отличаетесь.
  - Серьезно? - удивился он. - Ну, ты и темная!
  - Не надо злорадствовать, лучше объясни.
  - Вообще-то это очень долгий разговор, но я постараюсь объяснить покороче, тезисно. Сначала первая триада. Слово "серафим" означает и "те, которые жгут", и "те, которые греют". Это объясняется тем, что серафимы находятся в постоянном вращении вокруг Бога, и поэтому тепло, которое они испускают, похоже на молнии. Слово "херувим" означает "полнота знаний" или "излияние мудрости". Этот хор имеет силу знать и созерцать Бога и способность понять и передать другим божественное знание. Термин "престолы", или "многоглазые", указывает на их близость к трону Бога. Это самый близкий к Богу чин: и свое божественное совершенство, и сознание они получают непосредственно от Него. Теперь перейдем ко второй триаде. Святые "господства" наделены достаточной силой, чтобы подняться над земными желаниями и стремлениями и освободиться от них. Их обязанность - распределять обязанности ангелов. Слово "силы" указывает на твердость и непоколебимую отвагу во всех деяниях. Известные как "сияющие", или "сверкающие", силы ассоциируются с героическими поступками. "Власти" находятся на том же уровне, что господства и силы, и наделены властью и разумом более остальных. Они обеспечивают равновесие вселенной. Третью триаду открывают "Начала" - это легионы ангелов, защищающих религию. Они стоят непосредственно перед архангелами. Начала придают силу народам Земли, чтобы отыскать и пережить свою судьбу. Что касается архангелов, тут ты более или менее оповещена. Могу добавить только, что префикс "арх" означает "главный" или "предшествующий". В дословном переводе архангел означает "главный ангел". Чин ангелов расположен ближе всего к человеку. Временами они играют роль хранителей и посланников. Некоторые считают, что Бог создал границы стран по количеству ангелов, но это ерунда. На земле, среди людей могут появляться только представители третьей триады.
  - Не могу сказать, что все очень хорошо запомнила, но все равно очень интересно.
  - Конечно! - гордо сказал товарищ Михаил. - А теперь бери карту города и ищи подходящее кладбище, а я в ГИСе посмотрю.
  За изучением карты мы провели примерно час. Около каждого из шести подходящих нам по удаленности кладбищ было очень много перекрестков, но ни одного подходящего нам. Михаил объяснил, что в качестве дорог могут выступать пешеходные тропинки, не обозначенные на картах. Это замечание меня не ободрило, но еще больше выбило из колеи последовавшее предложение архангела:
  - С утречка я отлучусь по делам, потом поищу церкви, которые мы могли пропустить, а ты пока покатаешься по кладбищам, поищешь подходящие места.
  - А Вы, господин архангел, сегодня головой не обо что не ударялись?
  - Нет, а что?
  - Я в супермаркете на такое натолкнулась, что чуть ласты не склеила от страха, а ты меня одну на кладбище отправляешь? Не поеду!
  - Поедешь. Куда ты денешься? Нет у нас выхода, и времени нет. Не могу я круглосуточно находиться рядом. Думаешь, мне нравиться рисковать тобой?
  - По-моему, да.
  - Не дури. Просто надо очень спешить, а соваться туда ночью нельзя. Я постараюсь пораньше отбыть и побыстрее вернуться. Скорее всего, тебе придется только выехать самой, а я скоро присоединюсь. Не бойся.
  - А на чем я поеду?
  - Это не проблема. Утром у подъезда будет ждать машина, а на столе документы на твое имя.
  - Подделка документов одобряется твоим начальством? Кстати я права потеряла.
  - Права и техпаспорт, выданные мной в тысячи раз более подлинные, чем любые другие.
  - А если я водить не умею?
  - Во-первых, умеешь, а во-вторых, ночью подучишься. А теперь спать.
  Я встала, подошла к столу и собралась возразить. Поговорить о том, что нам нельзя терять ни минуты, что сегодня я и так много времени потратила на сон... Но вдруг меня обволокла приятная, но неожиданная слабость. Ноги стали подгибаться, а глаза слипаться. Михаил подошел ко мне вплотную и положил на лицо правую руку. Приятное тепло разлилось по всему телу. Покой и умиротворение окутали мозг. Смутно помню, как архангел аккуратно взял меня на руки и отнес в спальню. По пути он задел крылом полочку в коридоре и разбил вазочку, подаренную бывшеньким. К счастью!
  Всю ночь мне снилось, как я езжу по городу на маленькой, золотистой иностранной машинке. Город был освещен весенним солнцем, а я получала огромное удовольствие от бессмысленной поездки по знакомым и неизвестным улицам. Ощущения от езды были очень сильными и совсем реальными.
  Утро оказалось пасмурным, а пробуждение легким, хотя и не самостоятельным. В комнате было темно из-за плотных штор. Будильник на столе орал дурниной, а торшер не хотел включаться. Наконец я нащупала источник шума рукой, уронила и, вероятно, разбила, потому что он замолчал. Предположив, что в торшере перегорела лампочка, я добралась до выключателя, и комнату залил слишком яркий свет. Настенные часы показывали восемь утра.
  Странно, но последнее время, просыпаясь по утрам, я думаю, действительно ли произошли события последних дней или это был сон.
  Я поплелась на кухню за традиционной чашкой кофе, но, вспомнив какой ценой он мне достался, налила чай. По пути наткнулась на осколки вазочки в коридоре и в очередной раз поняла, что архангел не приснился. Мало того, он еще и не отличается чистоплотностью. Мог бы и подмести за собой осколки. А то усыпил, понимаете ли, беззащитную барышню, отволок в спальню, перебил посуду и свалил. Красавчик!
  На кухне меня ожидало душераздирающее зрелище. Нола и Шухер вместе ели кошачий корм прямо из пакета, лежащего на кухонном столе. Скорее всего, крылатый решил покормить живность, но не успел. Конечно, спасибо ему за то, что отучил кошку посягать на здоровье попугая, но кормить птичку кошачьим кормом... Это он зря.
  Разогнав зверье со стола, я обнаружила записку с инструкциями, подписанную Михаилом.
  В послании он перечислял кладбища, которые мне предстояло посетить. Рядом лежала карта с отмеченным маршрутом. Это был план на первую половину дня. После обеда мы должны были посетить экс-супруга. Для этого я должна была созвониться с ним и договориться о встрече. Далее следовало описание машины, которая ждала меня на стоянке и просьба не снимать крест. Только тут я посмотрела на себя внимательно и поняла-таки, что мне мешало спать. На шее висел нательный крест архангела. Здорово!
  Красивый какой! А тяжелый! Интересно, что это все же за металл?
  Потом я потратила полчаса на поиски документов, которые неизвестно почему обнаружились на стиральной машине. Права были выданы мне в понедельник, хотя на фотографии я выглядела в точности как вчера вечером.
  Быстро собравшись, побежала на стоянку, где меня ждал маленький золотистый "Пежо" из моего сна. Памятуя о куче неприятностей, которые сваливались, едва архангел отворачивался в сторону, я решила выбрать спортивный стиль в одежде. Брюки в стиле "милитари", кроссовки, кепка. Прикид - мечта подростка, зато удобно.
  - Спасибо, тебе дорогой архангел, - прошептала я, глядя в небо.
  День начинается не так плохо, как мог бы. Если бы еще не поездка к местам захоронений... Но нет худа без добра. Вообще за последнюю неделю я просто тону в шикарных тачках. Сначала Михаил на "БМВ", потом Вова с целой конюшней европейцев, а теперь и мне перепало.
  Усевшись за руль, я поняла, что ночной урок вождения не прошел даром. Приятно все же дружить с самым мощным архангелом. Где он был, когда я в институте училась? Надо попросить его, еще чему-нибудь во сне подучиться. Интересно, у него есть экспресс методы по изучению иностранных языков? Всегда хотела разговаривать по-французски.
  Исходя из плана Михаила, осмотр следовало начать с самого удаленного погоста, постепенно приближаясь к дому. Я должна была объехать кладбище по периметру, не заезжая на территорию. А заодно осмотреть все подъездные дороги.
  По пути я несколько раз звонила бывшенькому на сотовый, но телефон не отвечал. На работе мне сказали, что он дома. Я немного подумала и решила позвонить к нему домой. Терпеть не могу разговаривать с его новой второй и большей половиной, но выбор был не велик.
  - Алло, - манерно сказала трубка.
  - Здравствуйте, - ответила я.
  - Это Вы, Татьяна? - недовольно удивилась трубка.
  - Да. Могу я услышать отца моего ребенка?
  - Его нет дома, - недовольно сказала трубка.
  - Где я могу его найти?
  - Вы действительно думаете, что я буду способствовать вашим встречам? - совсем уже глупо удивилась трубка.
  Просить передать, что я ему звонила, было бессмысленно и я, не прощаясь, положила трубку и поехала выполнять первую часть плана.
  В двух первых случаях не нашлось ничего похожего на необходимый перекресток. Особенно напрягал тот факт, что мне иногда приходилось выходить из машины и прогуливаться пешком. Отвращение к прогулке поддерживали толпы цыган и бродяг, которые очень любят отираться в таких местах. После вечернего приключения я была не настроена общаться с этими милыми людьми.
  В третьем случае я нашла перекресток шести дорог, но он совсем не напоминал букву "Ж". На всякий случай, отметив место на карте, я решила перекусить. Этот поиск, как ни странно отнимает много времени и сил.
  Михаил не появлялся и не звонил. Я несколько раз набирала его номер, но трубка каждый раз говорила:
  - Абонент не отвечает или временно не доступен.
  Похоже, наши сотовые операторы в Эдемском саду не действуют. Пришлось продолжить путешествие в одиночестве.
  Сначала все было здорово, потом позвонил экс-супруг и испортил настроение. Я естественно устроила скандал, по поводу его вчерашней неявки. Он обозвал меня истеричкой, но не забыл спросить, где я нахожусь. Я ответила не совсем цензурно, но в связи с недавними происшествиями сочла это допустимым.
  Почувствовав себя увереннее после обеда и скандала, я отправилась навстречу очередным кладбищенским воротам. Четвертая точка оказалась недалеко от въезда в город. Это место находилось в двадцати минутах езды от дома. Я решила туда съездить и заскочить домой. Может быть, до этих пор и Михаил объявится, а если все будет совсем хорошо, то американцы сами разберутся с защитой священника-протестанта и нам не придется сильно напрягаться.
  Подъехав к центральным воротам, я не заметила ничего интересного и свернула в левую сторону, чтобы объехать забор по периметру. Вскоре на пути показалась небольшая колокольня и золотой куполок маленькой церквушки. На всякий случай я осмотрела церковный двор и увидела, что храм из красного кирпича с идеально чистым маленьким двориком точно не подходит под описание. Почти убедившись в тщетности своих поисков, я вдруг заметила три тропы, которые почти параллельно уходили в сторону от основной дороги. Средняя была заасфальтирована, а две боковые - грунтовые пешеходные дорожки. Я поехала по асфальту, который скоро закончился и через минуту оказалась в центре большой правильной буквы "Ж". Это место идеально подходило под описание архангела. Картину дополнял ряд холмиков с деревянными крестами. На них стояли четырехзначные номера, даты и буквы "Н. М." или "Н. Ж." и только изредка имена. Могилы были расположенных почему-то за кладбищенской оградой.
  Я вернулась к главным воротам, нашла сторожа и спросила про странные захоронения.
  Не очень трезвый мужчина средних лет оказался очень словоохотливым, особенно его обрадовал вид литровой бутылки приличного пива, которую я приобрела утром перед поездкой на всякий случай.
  Он рассказал мне, что рядом с пересечением шести дорог хоронят БОМЖей и заключенных одной из колоний, за телами которых не приехали родственники. А странные буквы означают "неопознанный мужчина" или "неопознанная женщина".
  Этот пейзаж точно нам подходит. Вернее не нам, а демону для завершения обряда. Все приметы сходятся, да и вообще местечко жутковатое. Даже осиновая роща невдалеке есть. Надо позвонить Михаилу и узнать, надо ли проверять остальные два объекта.
  Телефон опять повторил фразу про абонента, который не намерен сейчас общаться и я поехала домой. Если он течение пары часов не появится, поеду проверять остальные кладбища, для очистки совести.
  Когда я развернула машину, чтобы выехать на шоссе, опять зарядил дождь. Дорога была скользкая, а видимость отвратительная. Если не выбраться на асфальт прямо сейчас, есть вероятность застрять здесь всерьез и на долго. Я нажала на педаль газа и тут из кустов вышла милейшая дворняга, размером с крупную овчарку. Остальная свора бездомных псов стояла на холмике чуть поодаль и молча следила за действиями вожака. Дивная рыжая морда светилась дружелюбием. Правое ухо стояло торчком, тогда, как левое висело вдоль морды. Миляга встала, вернее, встал, посреди дороги, внимательно посмотрел мне в лицо и сказал:
  - Аф-ф.
  Именно сказал, а не пролаял. Не громко, не злобно, особенно мило получилось "Ф". Я посигналила ему фарами, а он завилял хвостом и еще раз сказал:
  - Аф-ф.
  Он конечно - чудо, но мне пора ехать. Я посигналила псу, а он еще сильнее завилял хвостом, хлопая себя по слегка облезлым тощим бокам.
  Не понимаю людей, которые могут выбросить на улицу животное. Как такое вообще возможно? Жил рядом, был другом, лизал руку и приносил тапочки, а потом... Может быть, сгрыз туфли или нагадил на ковер и все. На помойку. А здесь ему можно сломать спину куском арматуры, можно отравить, а можно просто сбить машиной и оставить долго и мучительно подыхать на обочине. Я где-то читала, что почти восемьдесят процентов преступников, совершивших особо жестокие преступление против человека, сначала "тренировались" на животных.
  И вот такие псы топают ранеными лапами по жизни, раньше верные и преданные, теперь брошенные и забытые. Живые существа, отодвинутые на задний план, чтобы не нарушать видимого благополучия. Они собираются в стаи и живут на помойках и кладбищах, где можно собирать с могил еду, оставленную по русскому обычаю. Своеобразные собачьи поминки получаются. И даже в такой ситуации, грязные и вымокшие, голодные и плешивые они машут хвостом при виде человека. А наши дети растут, глядя на это, и думают, что так и должно быть.
  Будь проклят этот поганый мир, где красивые, ухоженные тетки, вроде меня ездят на дорогих машинах, кушают на ленч в своих офисах бутерброды с икрой или низкокалорийные йогурты, когда брошенные дети и брошенные звери бродят по помойкам и кладбищам, выбирая себе вожаков и незаметно для себя звереют. Мне вдруг стало стыдно, за таких как их бывшие хозяева и родители. Они потеряли человеческий облик быстрее и незаметнее чем сами маленькие дикари. И за таких как я, которые делают вид, что ничего не происходит.
  Я пошарила рукой на заднем сидении и нашла пакет с кошачьим кормом, купленным для Нолы. Выйдя из машины, открыла упаковку и сделала несколько шагов по направлению к животному. Пес еще несколько раз махнул хвостом и замер неподвижно. Я протянула руку с вкусно пахнущим мешком и еще немного приблизилась к животному. Пес слегка наклонил голову и улыбнулся... Вернее с человеческой точки зрения, сначала это выглядело как улыбка, но через секунду я поняла, что в оскаленных клыках нет ни капли дружелюбия.
  Спасибо Богу за ямку, в которую попала передняя лапа пса. А еще спасибо маме и папе, за то, что мне при рождении хоть немного ума, но все же перепало. Именно благодаря этому, для данной поездки я выбрала не любимые сапоги на шпильках, а кроссовки. Нашлась мать Тереза, решила покормить бродячего пса кошачьим кормом. Об этом я думала, когда влетела на капот машины, а оттуда, на мгновенье опережая пса, на крышу. Животное немного задержалось из-за того, что перепачканные грязью лапы скользили по дорогой полировке капота. Я воспользовалась этим и, когда псина уже готова была прыгнуть на крышу, кубарем скатилась на землю и запрыгнула на водительское сидение. Пес сообразил, что проиграл. Он слез с машины и опять встал поперек дороги весело помахивая хвостом. Страх липкими, прохладными каплями стекал по спине между лопаток, оставляя влажные полоски на майке и отражаясь в черных глазах рыжего миляги.
  Самое странное, что животное, как и остальная свора не издало ни одного звука с момента, когда я вышла из машины. Картина, достойная кисти Дали. Бродячие собаки, в молчании наблюдающие за тем, как их вожак собирается перегрызть глотку самонадеянной дуре. Некоторое время я размышляла, как объехать, перегородившего дорогу агрессора (задавить пса я не могла даже после нападения, что-то подсказывало, что животное действует не совсем самостоятельно). Кобель запрыгнул на капот, приблизил морду к лобовому стеклу и еще раз молча "улыбнулся". Ни тебе рыка, ни тебе лая. Ну и ладно. Сам напросился.
  Я резко сдала назад и вывернула руль вправо. Животное соскользнуло с машины в какой-то куст, а я, воспользовавшись моментом, топнула на педаль газа.
  Машина, отплевываясь грязью из-под колес, понеслась к шоссе. Через пять минут я вылетела на асфальт и помчалась к городу. Дождь лил как из ведра, застилая водной, грязно-серой пеленой мир вокруг меня. Прошло десять минут с момента выезда на трассу, и с минуты на минуту должен был показаться пост ГАИ. Но тут за окном мелькнул поворот, показавшийся смутно знакомым. Я притормозила и приоткрыла окно.
  Мама!!! Я сошла с ума!!!
  За окном виднелся поворот на грязную дорожку, с которой я выехала десять минут назад. Стоп! Спокойствие. Главное спокойствие! Этого не может быть! Я прекрасно знаю это шоссе. Здесь нет кольцевой дороги! Я не могла опять оказаться в этом месте!
  Рядом с обочиной, насмехаясь над моим страхом, стоял рыжий кобель. А немного позади вожака, похожая на призраков, стояла его молчаливая свита. Струи воды стекали по разномастным шкурам, но ни один мускул не дрогнул на их телах. Все как один, от курчавого щенка, до беременной суки, они стояли похожие на китайскую армию терракотовых солдат.
  Я до хруста сжала челюсти и рванула вперед. Как там было в сказке про Алису в зазеркалье? "Здесь приходится бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте. А чтобы сдвинуться с места надо бежать еще быстрее". Кажется так. Что ж, последую ее примеру.
  Мне уже начало казаться, что все удалось, когда мой взгляд привлекло рыжее пятно на обочине. Пес все так же махал хвостом, а волосы на моей голове медленно вставали дыбом. Я ехала на приличной скорости, а рыжий медленно трусил рядом, но я не могла его обогнать. Ощущение измененной реальности накрывало теплыми волнами ужаса. Я еду со скоростью превышающей сто километров в час, а пес едва шевелится, но тем не менее всегда находится на половину корпуса впереди меня.
  Привычная картина мира вернулась, но ненадолго, когда перед лобовым стеклом возник край дороги, кювет, дерево. Дальше удар, звук разбивающегося стекла и тишина....
  Когда приходишь в себя после автомобильной аварии, главное резко не выпрямляться на сидении и не откидываться на спинку. Можно повредить попу осколками стекла. Но в моей карьере это - первая автокатастрофа, поэтому я не знакома с таким не хитрым правилом.
  Все, находящееся на переднем сидении, включая меня, покрыто мельчайшими осколками лобового стекла. Благодаря его же отсутствию салон полон воды. Это вам не грибной дождь, а настоящий осенний ливень. Судя потому, что в рукавах скопилось достаточно много жидкости, без сознания я пробыла довольно долго.
  Я оглянулась и принюхалась. Дымом не пахнет, следовательно, не горим, а значит, и не взорвемся. По крайней мере, я на это надеюсь. Сейчас надо попытаться покинуть салон, и сообразить какого характера травмы получила. Труднее всего разжать пальцы, посиневшие на руле.
  Да сколько же сейчас времени?!
  Очень долго не получалось извлечь телефон из внутреннего кармана куртки, но наконец удача улыбнулась мне и заветная трубка оказалась в руках. Кошмар! Получается, что я пролежала без сознания около получаса и ни одна машина даже не остановилась. О времена, о нравы. В наше время можно мирно почить на глазах огромного количества людей. Это никого не заставит даже на минуту отложить свои повседневные дела.
  Вылезать из машины было тяжело и больно. Дверь заклинило, и мне пришлось сначала выбить остатки бокового стекла, а потом протиснуться в получившееся отверстие. Данная процедура отняла много времени и сил. Лежа на грязной и мокрой траве, я несколько раз глубоко вздохнула и, пересиливая головную боль, собралась подумать о том, что делать дальше. В руке зажат телефон - значит надо позвонить и позвать на помощь. Хорошо! В числе лиц особо приближенных имеется архангел - значит, целесообразно звонить именно ему. Очень хорошо.
  Я с трудом села и непослушными пальцами стала набирать номер. И тут меня ждал крайне неприятный сюрприз. Приятный женский голос вежливо сообщил, что мой номер заблокирован. Сегодня не везет, если очень мягко сказать. Все прошлые неприятности по сравнению с этими напоминают детский утренник. Значит так. Сейчас надо подняться, достать из машины сумку с деньгами и документами и выбираться на дорогу.
  Встать получилось почти сразу, но поле подъема меня вырвало. Да уж, сотрясение мозга налицо, точнее на голову. Кроме этого, страшно болел правый бок, похоже, сломала ребро. Руки и ноги целы, крови тоже почти нет, только царапины от стекла, и шишка на затылке. Значит, жить буду. Кое-как, справившись с тошнотой, я достала сумку и начала карабкаться вверх по склону, ближе к шоссе. Это удалось не сразу, несколько раз скатывалась по мокрой траве, обдирая пальцы и ломая ногти. Оказавшись на верху и осмотревшись, я поняла почему моя беда не вызвала ажиотажа у местного населения. Автомобиль, врезавшийся в дерево, почти не было видно с дороги. Теперь надо поймать машину и добраться до города, или хотя бы до телефона.
  Поймать машину! Ха-ха-ха! Так она и остановилась. Все проезжающие авто только набирали скорость при виде грязной избитой, кое-как идущей женщины.
  - А чего ты ждала? - ехидно поинтересовался внутренний голос. - Сама бы остановилась?
  - Не знаю, - честно ответила я и поняла, что разговариваю сама с собой, а это не прибавляет дамам привлекательности.
  Я шла и шла, иногда спотыкаясь и падая в лужи. Привычная картина мира начала меркнуть, уступая место иллюзорному мировосприятию. Иногда ноги подгибались, тогда я падала в грязь, забавляя людей глядящих на это из окон дорогих машин. Голосовать бросила примерно через полчаса, после начала своего пути. Скоро мне стало все равно, что с меня комьями падает грязь, потом пропало ощущение холода. Осталась боль в боку, голове и капли дождя медленно сползающие с мокрых волос за шиворот. Не знаю, куда я шла в этот момент. Конечной цели не было, только направление - прямо. Это направление как натянутая нитка тянуло к городу, к людям. Если упасть сейчас, можно просто захлебнуться в луже или замерзнуть и никто, ни за что не остановиться. Найдут меня завтра, а это слишком поздно, потому что у меня есть дело, которое я не закончила. И это дело тащит меня вперед.
   Когда уже почти не было надежды, случилось чудо. Я увидела забор и церковь, стоящую недалеко от трассы. Не веря своему счастью, я поплелась к резным воротам. Несколько раз, упав и порвав штаны о гвоздь, торчащий из доски, валявшейся рядом, я все же добралась до калитки и, увидев, двор, который находится за ней, подняла лицо вверх и искренне сказала:
  - Спасибо!
  За воротами красовались золотые купола, венчавшие легкую, будто кружевную церковь. Странно, что я не увидела храм сразу, хотя в моем сегодняшнем состоянии странно, что я вообще что-то увидела. Подойдя к калитке, навалилась на нее всем своим весом. Дверца легко поддалась, и я буквально ввалилась во двор. Немного отдышавшись, подняла голову и зажмурилась от радости. Самое странное, что я прекрасно знала о существовании этого храма, но почему-то забыла о нем. И еще удивительно, что церковь не обозначена на карте, хотя функционирует уже около года. Здесь особенно красиво вечерами. Белокаменные воздушные стены мастерски подсвечены голубыми прожекторами. Благодаря этому, кажется, что строение парит над землей.
  Грязный двор пестрел строительным мусором, а прямо передо мной гостеприимно распахнула двери она. Белокаменная, похожая на птицу с золотой головой, резная и не реальная, не отмеченная ни на одной карте церковь. Сквозь дверной проем было видно леса установленные внутри помещения, на которых трудились люди, оформляя внутреннее убранство храма. Оставался последний признак. Я повернула голову налево и засмеялась. Теперь ошибки быть не могло. Слева от входа стоял теремок из дерева и оргстекла, украшенный затейливой резьбой, подсвеченный изнутри лампочкой, а внутри...У меня перехватило дыхание. Просто картинка к сказке Пушкина о царе Салтане. В тереме резвилась откормленная, рыжая белка. Я села прямо на тропинку и заплакала.
  - Что случилось? - спросил, подошедший мужчина в рясе.
  Я рассказала ему про аварию, но не стала до поры расспрашивать про мальчика, призванного изменить ход истории. Даже такой почтенный верующий человек, скорее всего, не поверит в историю с архангелом и ребенком - священнослужителем, необходимым сатанистам для завершения Черной Мессы. Священник помог мне встать и отвел в помещение рядом с основным зданием храма. Прежде чем войти, еще раз посмотрела на двери строящегося здания. Прямо над проемом красовалась картина, вернее икона. На ней был запечатлен ангел в сияющих доспехах с огромными белоснежными крыльями и огненным мечом в руках. Портретное сходство небольшое, но подпись не оставляла места для сомнений.
  "Церковь во имя Михаила Архангела"
  Да уж, товарищ архангел, стыдно не знать о месте нахождения церквей, названных в твою честь. Когда мы оказались в помещении, священник уложил меня на деревянную скамью и куда-то вышел. Оказавшись в безопасности, я расслабилась и на некоторое время отключилась. Смутно помню, как незнакомая женщина в длинном платье и темном платке, вытирала грязь с моего лица и помогала переодеваться. Изодранную, грязную одежду пришлось снять, взамен женщина принесла длинное просторное платье и теплую кофту. Потом подошел подросток лет тринадцати - четырнадцати. Что-то внутри меня закричало: "Это он!". Худощавый и угловатый. Белесые, словно льняные кудри прикрывали большие уши, а нос был украшен веснушками. Он принес воды и какую-то таблетку. Вот и недостающее звено цепочки. Я почти выполнила свою задачу. Мысль о том, что близко завершение всего этого безумия, или волшебства вызвала легкое головокружение. В это мгновение мне показалось, что воздух вокруг мальчишки слегка светится и вибрирует.
   Я так обрадовалась его появлению, что схватила за руку и спросила:
  - Как тебя зовут?
  - Гаврила, - ответил мальчик и продолжил. - Вы не волнуйтесь. Сейчас выпьете обезболивающее, а там и скорая подъедет.
  - Не надо скорую, - возразила я.
  - Да как же...
  - Нормально. Гаврил, у меня есть знакомый, он очень хороший врач - травматолог. Позвони ему, пожалуйста.
  - Хорошо, но отец сказал вызвать врача.
  - Ты здесь с отцом живешь?
  - Да. Он звонарь.
  - Слава Богу, я нашла тебя.
  Мальчик удивился, но, решив, что я брежу, сказал:
  - Так вы оставьте телефон Вашего друга.
  Я продиктовала номер Михаила, и то ли уснула, то ли потеряла сознание. Даже в беспамятстве меня преследовала одна мысль: "что делать дальше?". Если я все расскажу подростку или его отцу, они сочтут меня сумасшедшей. Надо срочно найти Михаила. Он точно знает, как поступить, только ведет себя не как хранитель, а как гад какой-то. Не может он не знать, что со мной беда, но не считает нужным появляться.
  Очнулась оттого, что мальчик тряс меня за плечо. Я открыла глаза, и вопросительно посмотрела на подростка.
  - Номер не отвечает. Может все же скорую?
  - Нет.
  Я немного подумала и продиктовала номер нового соседа. До этих пор его близость выручала меня, может быть и сейчас поможет. Пока Гаврила набирал номер, я опять рассталась с сознанием. Это был не обморок, а скорее не очень глубокий сон или дремота. Словно через ватную подушку доносились слова ребенка, который говорил о моих злоключениях.
  Первым приехал врач, которого, несмотря на мои протесты, вызвал священник. Он внимательно осмотрел меня и пришел к неутешительному выводу. Добротное сотрясение мозга, перелом ребра и множественные ушибы, но в целом я легко отделалась. Обычно при таких авариях последствия бывают менее утешительными. Доктор настаивал на немедленной госпитализации, а я отказывалась и безрезультатно пыталась дозвониться до Михаила. За этим занятием меня и застал Володя. Он приехал сразу без долгих расспросов и моментально поддержал идею доктора с экскурсией в стационар.
  - Я не могу в больницу, - уперлась я.
  - Тогда подписывайте отказ от госпитализации и не морочьте мне голову, - сказал, замученный моими причудами, врач.
  - Таня, это глупо, - встрял Володя, - тебе надо в больницу.
  - Я знаю, но сейчас не могу. В понедельник, пожалуйста, а сейчас никак.
  - Так и билась бы на машине в понедельник, - сказал доктор, набирая что-то в шприц. - Чего сегодня надумала на деревья нападать?
  Я промолчала. Врач выгнал всех из помещения, сделал мне укол, дал еще пригоршню таблеток и вышел из комнаты. Через дверь я слышала, как он уговаривает соседа отвезти пострадавшую к врачам, приняв его за очень близкого мне человека. Володя соглашался. Все упиралось только в мой отказ. Пока они беседовали, в комнату вошла женщина, помогавшая переодеваться. Я поинтересовалась у нее как найти папу Гаврилы. Женщина оказалась словоохотливой и рассказала, что его отец сейчас на колокольне. Еще я узнала, что мать мальчика умерла от рака два года назад. Отец остался жить при храме, а Гаврила в основном живет в городе у бабушки. Ему же надо учиться, а после школы собирается поступать в семинарию. Когда есть свободное время, мальчик помогает отцу в храме и очень увлекается богословием. Потом женщина поведала, что месяц назад в церковь приезжали ученые из Москвы. Они долго беседовали с Гавриилом и сказали, что у мальчика может быть большое будущее в науке. Оказывается, он прекрасно знает историю религии и имеет на этот счет собственное очень интересное мнение.
  Я ликовала. Это точно он!
  Тут в комнату вошел сосед. Он присел на скамью рядом со мной и спросил:
  - Что дальше делать будем?
  - Мне очень не удобно, что я опять тебя побеспокоила...
  - Прекрати извиняться. Мне приятно тебе помогать, но сейчас надо ехать в больницу.
  - Знаю, но не могу. Мне надо найти одного человека. Он поможет быстрее, чем врачи.
  - Ты можешь объяснить более внятно и подробно?
  - Нет. Прости, но не могу.
  Он тяжело вздохнул, потер переносицу и поинтересовался:
  - Ну и что прикажете дальше делать?
  - Отвези меня домой.
  - Хорошо. Поехали.
  - Только сначала мне надо поговорить с отцом мальчика, который тебе звонил.
  - Так ты сюда ехала?
  - Не совсем.
  - Ох уж мне эти загадки. Говори, только быстро. Я жду в машине. Сама дойдешь?
  - Конечно, - бодро сказала я, резко встала и опять плюхнулась на лавку от головокружения.
  - Да уж, дошла одна такая.
  Он подошел поближе, аккуратно, чтобы не задеть сломанное ребро, взял меня на руки и понес к выходу.
  - Мне надо найти отца мальчика, он звонарь, - повторила я и вдруг услышала колокольный звон.
  - Похоже, его мы скоро не найдем, а тебе надо срочно в постель. Ты, подруга, похоже, сильно головой приложилась, то мальчика ей надо, то его папу. Сейчас домой, спать, лечиться, а утром решишь, кто из мужчин тебе действительно нужен. Может, и меня хватит?
  - Мне очень надо.
  - Не сейчас, - громко сказал Володя, пытаясь перекричать колокольный звон.
  Он болезненно поморщился и зашагал быстрее, бормоча себе под нос:
  - И так башка раскалывается, а тут еще колоколом, как по кумполу стучит.
  Володя бережно загрузил мое помятое туловище на переднее сидение машины и сел за руль.
  - Твоя сумка и одежда лежат на заднем сидении. Священник отдал сразу, как я приехал.
  - Хорошо, - кивнула я и чихнула.
  Прогулка под дождем и многократные падения в лужи не прошли даром.
  - Будь здорова.
  - Спасибо.
  - Сейчас заедем в аптеку. Врач дал список лекарств, на случай если ты все же откажешься от госпитализации.
  - Хорошо, - согласилась я.
  Володя достал из бара пакет апельсинового сока, сделал глоток и протянул мне. Я взяла его и стала пить кисловатую, бодрящую жидкость, вкус которой возвращал к жизни. Мы медленно поехали по шоссе. В теплом салоне машины было так уютно и хорошо, что хотелось ехать и ехать. Никуда конкретно, а просто вперед по дороге. Чтобы так же играла музыка, мягко обнимало кресло, и тускло светились фары встречных автомобилей. Идиллию нарушил мой телефон, который неизвестно почему зазвонил.
  - Да, - сказала я.
  - Говори, где ты находишься, я сейчас буду, - сказал Михаил.
  Тут я подумала и решила закатить небольшую истерику.
  - Ты хоть знаешь, что я пережила? Что со мной произошло?!
  - Знаю, поэтому очень спешу.
  - Что-то не заметно твоей спешки! Как ты до меня дозвонился?
  - Закинул денег на твой счет и позвонил. Надо следить за балансом.
  - Да пошел ты!
  - Не кричи, успокойся, а то опять голова заболит. Просто скажи, где находишься, и я тебя заберу.
  - Меня уже забрали.
  - Кто?
  - Сосед.
  - Говори, где вы сейчас едете и тормозите у первого кафе или магазина.
  Я назвала номер трассы и несколько ориентиров. Володя продолжал путь молча, но его лицо выражало неудовольствие.
  После разговора мы еще немного помолчали, а потом он сказал:
  - Насколько я понимаю, в моих услугах ты больше не нуждаешься?
  - Ты думаешь, что я тебя использую? Это не так. Просто сейчас мне надо выйти.
  - Не дозвонилась одному, вызвала другого, - задумчиво сказал он. - Я не привык быть запасным вариантом.
  - Я понимаю, что сейчас поступаю некрасиво, но на самом деле все не так!
  - А как?
  - Все очень важно и страшно. С тем, который сейчас звонил, меня связывает дело, очень важное дело. Но осталось совсем недолго. Пройдет всего три дня и в понедельник все будет как раньше, если все получится.
  - А если не получится?
  - Тогда все будет очень плохо. Причем для всех.
  Он выехал на обочину, заглушил двигатель, потер лицо руками и сказал:
  - Я плохо знаю тебя, но это не мешает мне делать выводы.
  - Какие?
  - Ты ввязалась во что-то очень скверное - это очевидно.
  - Почему ты так думаешь?
  - Вчера цыганка, сегодня авария. Я уже не спрашиваю, куда девались царапины с твоего лица. Не хочешь - не говори. Скажи только, авария подстроена, связана со вчерашней цыганкой?
  - Формально - это случайное совпадение, - ответила, игнорируя замечание насчет царапин.
  - Случайность является частным случаем закономерности.
  - Ты прав, поэтому я и сказала слово "формально".
  - Вокруг тебя происходит что-то странное. Я ощущаю это спинным мозгом. Такое чувство, что мир вокруг жухнет и комкается как старая газета, а потом принимает другой вид. Но ты должна знать, что даже из самой плохой ситуации всегда, понимаешь, всегда есть выход. И я пытаюсь помочь тебе его найти, но ты почему-то отказываешься принять помощь. Почему?
  - Не хочу тебя в это ввязывать.
  - Ты не думала, что стоит просто все рассказать, а ввязываться или нет, я решу сам?
  А что, может быть он и прав? Может быть, стоит рассказать ему все? Хотя нет. Скорее всего, он решит, что я сошла с ума. По крайней мере, сама я в такую ерунду никогда бы не поверила. Мы все слишком уверены в истинности нашего мировосприятия. Каждый взрослый человек не допускает мысли, что вокруг происходит, что-то не подвластное разуму. Даже когда мы лбами упираемся в подтверждение чуда, то все равно отворачиваемся и делаем вид, что ничего не заметили. Например, я. Когда рядом хлопает крыльями ангел, я воспринимаю это, как нечто само собой разумеющееся. Но стоит ему отлучиться на несколько часов, как в голову закрадывается мысль: "Может быть, ничего и не было? Приснилось, почудилось?". Я не могу распознать границу между иллюзией и действительностью. Я больше не знаю, что может существовать в этом мире, а чего не бывает. Такое происходит, когда снится, что ты проснулся, а на самом деле еще спишь, и в момент настоящего пробуждения не можешь понять - сон это или реальность. В такой момент может произойти все что угодно, а я застряла в этом состоянии и не могу выбраться. Как Алиса в кроличьей норе.
  И опять мои мысли прервал звонок.
  - Я чувствую, что ты близко. Назови место, через две минуты буду.
  Я положила телефон на коленку и сказала Володе:
  - Прости, я должна уйти. Скажи, где мы находимся?
  - Через сто метров кафе "У дороги" высажу тебя там.
  Я передала его слова Михаилу и отключила телефон.
  Через две минуты мы подъехали к кафе. Он вышел, помог мне выбраться из машины и спросил:
  - Ты уверена в том, что поступаешь правильно?
  - Я не уверена даже в том, что это действительно происходит. Прости меня за этот вечер.
  - Да ладно, проехали. Нужна будет помощь, звони. Я готов до понедельника подработать спасателем или ангелом-хранителем.
  - Спасибо, у меня уже есть один.
  - Что-то хреново он у тебя работает, - усмехнулся Володя.
  - Да нет, нормально. Просто последнее время у него дел полно.
  Он протянул мне сумку, сел в машину и уехал.
  Я решила не заходить в кафе, а подождать на улице. Непослушными пальцами достала пачку сигарет, зажигалку, прикурила и тут подъехала знакомая темно-зеленая машина, из которой выскочил встревоженный архангел.
  Он обнял меня за плечи и усадил на переднее сидение машины. Правда не так бережно, как это сделал Володя, но что взять с существа, которое точно знает, что никогда не умрет. Он не может в полном объеме осознать, что значит боль для человека.
  - Я в общих чертах знаю, что произошло, но сейчас важны детали. Рассказывай очень подробно, - сказал он, когда мы отъехали от кафе.
  - Может быть, для начала спросишь, как я себя чувствую?
  - Я знаю, что плохо. У тебя сломано ребро и сильное сотрясение мозга.
  - Откуда такая подробная информация?
  - Я встречался с Гавриилом, он ненадолго появлялся в этом мире. Даже человеческое тело не может сильно ограничить его дар познания. Сейчас мы приедем домой и я тебя вылечу.
  Я вспомнила о методах, применяемых Михаилом во время лечения, и поинтересовалась:
  - Может, лучше в аптеку заедем? Мне тут доктор рецепт нарисовал.
  - Не нервничай. Я проконсультировался со знающими личностями и мне объяснили, как тебе можно помочь, без экстрима.
  - А ты на людях это пробовал?
  - Ты хоть представляешь, сколько лет я существую? Может быть, когда-нибудь и пробовал, не помню. Сказал, вылечу, значит вылечу. А теперь рассказывай.
  Я как можно подробнее описала весь сегодняшний день, особенно происшествие на кладбище и аварию. Когда я стала рассказывать про церковь, он очень обрадовался и сказал:
  - Молодец. Ты почти справилась. Осталось совсем немного, и надеяться больше не на кого.
  - Мне вот что интересно. Почему ты не знал о существовании церкви имени тебя?
  - Я знал об этом храме, но не думал, что он подойдет. Первое, что меня смутило - он стоит не в черте города.
  - А второе?
  - Я не думал, что один из демонов обнаглел настолько, чтобы воевать со мной на моей территории. Не ожидал, что они выберут жертвой того, кто служит мне в моем доме.
  - Зря.
  - Точно. Единственное, что объясняет такую наглость, это то, что мальчик не является священнослужителем и, возможно, никогда им не станет.
  Я не поняла, что он имеет в виду, но уточнять не стала, просто пожала плечами и закрыла глаза, а он продолжил:
  - Не хочешь узнать, почему я так долго не появлялся?
  - Сам расскажешь.
  - Я был в штатах.
  - Поздравляю. Как там?
  - Плохо.
  - Что так?
  - Нашли протестанта, но поздно.
  - Порешили дяденьку? - спросила я, но тут мы подъехали к подъезду, и Михаил сказал:
  - Подробности дома.
  Он помог мне выбраться из машины, а когда я споткнулась, взял на руки и понес в подъезд. Да уж. Последние время мужчины просто в очередь стоят, чтобы поносить меня на руках. Приятно. Хотя, какой он мужчина?
  Дома Михаил уложил меня на диван и пошел на кухню. Через несколько минут он вернулся с кружкой, наполненной дурно пахнущим напитком. Сначала я отказывалась пить, но потом поддалась на уговоры и проглотила варево, которое оказалось не таким уж и мерзким на вкус. Боль отступила сразу. В голове прояснилось, но сломанное ребро все же мешало двигаться. Я приняла душ и вернулась в гостиную.
  - Больно? - спросил он.
  - Лучше. Мне иногда кажется, что ты появился, чтобы меня со света сжить.
  - Не болтай ерунду. Сейчас все поправим. Уныние - грех, надо быть оптимистом.
  - На кладбище?!
  - Почему нет?
  - В смысле: "Оптимист приходит на кладбище и видит одни плюсы?"
  Он улыбнулся и ответил:
  - Почему нет? Я, конечно не в этом смысле говорил, но так тоже не хило.
  Архангел просто поражал заботой и вниманием. Пока я мылась, он соорудил нехитрый ужин и очень вкусный чай. После еды он опять уложил меня на диван и предложил задрать майку.
  - Зачем - напряглась я?
  - Ребра будем лечить.
  Я сделала, как он сказал. Михаил достал из кармана брюк красивую баночку с мазью, которая пахла еще хуже, чем варево и принялся втирать ее в больной бок, заодно рассказывая о своих похождениях.
  Повествование он начал с жалобы:
  - Мешает тело! - сказал он. - Я потерял большую часть способностей. Не могу мгновенно перемещаться, не могу знать, где находятся нужные люди и поразить врагов. Чувствую себя инвалидом.
  - Ладно, не психуй. А то вместе с телом ты приобретаешь дурные черты характера. Ближе к делу.
  - Мы нашли протестанта, но было поздно.
  - Это ты уже говорил. Он жив?
  - Не перебивай. Жив, но в коме. Я обнаружил его на тусовке вампиров-геев. Он умирал от передозировки наркотиков.
   От дикости услышанного я села на диване.
  - Где ты его нашел?
  - Я сам удивился, когда увидел это сборище. Ладно, геи, ладно вампиры, но вампиры-геи?
  - Я не ослышалась? Ладно, вампиры?
  - Да какие они вампиры? Группа скучающих неформалов, которых тянет на чернуху, возомнили себя вампирами и делают вид, что сосут друг у друга кровь. Над ними даже в аду смеются. В большинстве случаев вампиризм оказывается не служением дьяволу, а борделем с жутковатым имиджем. Среди них много наркоманов, людей с неустойчивой психикой, но сборище вампиров, которые во главу угла ставят нетрадиционную сексуальную ориентацию - это абсурд даже для людей. Самое неприятное в течение вампиров и одновременно то, что их связывает с демонопоклонниками - это один из ритуалов, свойственных черной мессе.
  - Какой?
  - В церкви, во время причастия тебе дают вино, которое символизирует кровь Христа, или "святую кровь". Получается, что вампиры причащаются кровью друг друга или падшего человека, а это основной элемент почти любого сатанистского ритуала.
  - Да, - согласилась я. - Чего только в мире не бывает. Но что там делал священник?
  - Это самое поганое место моей истории. Его сдал демону избранный.
  - Как?
  - Сам демон в это время там не присутствовал. Неизвестно как, избранный затащил священника в помещение и накачал его наркотой. Укол сделали, скорее всего, насильно. Но формально священник-наркоман участвовал в сатанистском обряде и чуть не умер без покаяния.
  - Но ведь он не сам это сделал, его же заставили?
  - Католик, возможно тоже не сам с крыши шагнул, только это не мешает им закончить ритуал.
  - Но их души? Если они не совершали этих грехов, в случае смерти должны попасть в рай. Ты можешь узнать, где сейчас католик?
  - Нет! Я скован телом!
  - Неужели твоего могущества не хватает даже на это?
  - Моего могущества хватит, чтобы за секунду уничтожить ваш мир, только цели у меня другие. Я сам, добровольно, принял условия договора и должен соблюдать их в течение недели, чтобы не нарушить равновесие и не толкнуть землю в хаос.
  Не так чтобы очень понятно, но услышать более подробную картину возможного будущего отчего-то не хотелось, и я просто спросила:
  - А избранного нашли?
  - Да. Он повесился. А в кармане у него лежал банальный договор по продаже души, подписанный двумя сторонами.
  - Кругом одни договоры. У вас там что, все сплошь и рядом бюрократы?
  - В этом есть свои плюсы. Теперь я знаю, кто из демонов проводит ритуал.
  - И кто же наш оппонент?
  - Бумагу подписал Абигор. Я не ошибся, когда включил в список ученичка.
  - А, красавчик и пижон который не любит пачкаться. Зачем он оставил список в кармане самоубийцы?
  - Это вызов. Он уверен, что сможет закончить мессу.
  - Почему?
  - Он вывел из строя двух опытных священнослужителей, знающих и неподкупных. Они перед смертью и комой были обвинены почти во всех смертных грехах. Здесь тебе и блуд, и гомосексуализм, и растление малолетних, и связь с мафией, и алкоголизм с наркоманией, и суицид после или во время колдовского ритуала. Он испугал одного избранного и соблазнил другого, а я ничего не смог сделать, потому что охранял тебя. У них, конечно, были простые хранители, но и они не смогли помочь избранным. Я же помогал предположительно самому слабому из Вас - тебе, и, похоже, ты оказалась более жизнеспособной, чем другие адепты.
  - Но ведь Бог знает, что эти обвинения ложные.
  - Бог-то знает, а вера людей раскачивается все сильнее. Конечная цель мессы не души этих троих. Важна дискриминация идеи веры, демонстрация пороков священнослужителей и столкновение различных направлений. Они хотят подорвать возможность роста и объединения всех христианских религий и на фоне этого вернуть человечество к язычеству. Они обошли двух серьезных избранных, а в тебе Абигор не видит соперника.
  - А в тебе?
  - Когда он нарушает договор - это естественно. Он демон. А я не могу себе позволить такой роскоши. Это придает ему уверенности. Если я просто возьму и спрячу мальчика, поражу предателя или тело, занятое демоном, с помощью божественной силы, получится, что я не выполнил обязательства, то есть солгал. То, что я открыл перед тобой крылья, было уже на грани фола. Архангел не имеет право менять этот мир по своему усмотрению. Такая власть есть только у людей. Это ваш мир и ваше право поганить его по своему усмотрению.
  - Ой, какие мы правильные, пусть мир погибнет, но я не нарушу договора! Кстати, последнее время ты почти не открываешь крылья.
  - Что касается крыльев, я уже привык к человеческому телу и то, что приходится от них отказываться, почти не вызывает беспокойства, а насчет первого ехидного замечания... Помнишь такую милую фразу, как "Не лжесвидетельствуй" - одна из десяти заповедей между прочим. Архангел, преступающий закон божий. Чем не цель для демона?
  Он прекратил втирать мазь, одернул мою футболку и уселся на кресле. Я тоже поднялась, сходила на кухню за фруктами, которые предусмотрительно купил Михаил вместе с другими припасами, уселась с ногами на диван и ехидно спросила:
  - А чем ты думал, принимая такие условия договора?
  - Может быть, хамить перестанешь? Если принял, значит, не было другого выхода. Если ты думаешь, что разборка с демонами - что-то вроде партии в пейнтбол, то сильно ошибаешься.
  - Надо к мальчику срочно ехать, - решила сменить тему я. - Абигор стопроцентно уже знает, где он. Кстати вот еще один вопрос, который меня очень интересует. Из твоего рассказа следует, что два ангела-хранителя и сам АРХАНГЕЛ МИХАИЛ не могут справиться с рядовым демоном? Он настолько силен?
  - Во-первых, Абигор далеко не рядовой.
  - Ты тоже. А во-вторых?
  - У него на земле много прихвостней. Здесь постоянно живут толпы бесов, чертей, духов, адептов дьявола и еще неизвестно кого. И заметь, никто из них не связан никакими обязательствами. Они могут творить что угодно. На самом деле эти злые духи - потомки двухсот падших ангелов, которые сошли на землю, чтобы взять в жены человеческих дочерей.
  - Откуда люди могут это знать?
  - Хотя бы из той же книги Еноха.
  - А Енох - это кто?
  Михаил попробовал испепелить меня взглядом. Не получилось. Тогда он снизошел до объяснений.
  - Вообще-то Енох - правнук Каинана, значит, седьмой от Адама. Пророк Илия вместе с Енохом единственные из людей избежали физической смерти и были живыми взяты Богом на небо. Енох был удостоен этого за свою святость и благочестие. Он пишет: "И теперь исполины, которые родились от тела и плоти, будут называться на земле злыми духами и на земле будет их жилище. Злые существа выходят из тела их; так как они сотворены свыше и их начало и первое происхождение было от святых стражей, то они будут на земле злыми духами, и будут называться злыми духами....
  .... И духи исполинов, которые устремляются на облака, погибнут, и будут низринуты, и станут совершать насилие, и производить разрушения на земле, и причинять бедствия; они не будут принимать пищи, и не будут жаждать, и будут невидимы".
  - Несправедливо. А почему Бог допускает такое?
  - А почему ты ждешь, что он опять должен решать за вас? Вы сами вызываете их в свой мир, поклоняетесь, почитаете, так почему бы им здесь и не жить? В домовых верят все, фильмы про вампиров и оборотней смотрят многие, дети играют в сеансы спиритизма и никого это не волнует, а кто из вас может назвать имена хотя бы пяти ангелов? Единицы, причем не самые популярные в обществе. Тому, кто играет честно, всегда тяжелее победить, хотя результат этого стоит. Более того, если ты выберешь время и почитаешь, хотя бы апокалипсис, то найдешь такие строки: "Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошел Диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени".
  - Знаю, читала. Получается, что ты его низверг, а мы здесь все огребаемся. Спасибо, дорогой товарищ! Ты не мог его куда-нибудь подальше загнать?
  - Да ты, подруга, реально страх потеряла! - возмутился архангел, а я поняла, что перегнула палку и затихла.
  Чего на рожон лезть? Архистратиги - существа нервные, потому что работа у них вредная и тяжелая.
  Пока я виновато молчала, Михаил вдруг спросил:
  - Где крест?
  - В сумке. Я когда переодевалась, сняла его и убрала.
  - Я же просил тебя не снимать его.
  - Так он же рядом был.
  - Визитка тоже в сумке была, толку-то. И потом, крест нательный. Это значит, его надо носить на теле.
  Я кивнула, встала с дивана и пошла в коридор за сумкой. Когда крест оказался на моей шее, он успокоился и принес еще какой-то отвар, выпив который, я почувствовала себя вполне сносно. Михаил внимательно рассматривал царапины и ссадины у меня на лице и руках, и я уже испугалась, что сейчас он повторит вчерашнюю процедуру, но у архангела были другие планы.
  - Через семь минут ты уснешь, а пока я расскажу об идее, подробностях и идеологии обряда, задуманного Абигором.
  - Давай, - сказала я, поудобнее усаживаясь на диване.
  Интересно, с чего он взял, что я скоро усну?
  - Сначала мы думали, что ему нужны души этих троих, но это оказалось не так.
  - Почему?
  - Не тупи! Ты же сама сказала, что если они не совершали этих грехов, то Люцифер не может на них претендовать. В нашем случае суицид и добровольная наркомания под большим вопросом. Люди, конечно, могут в это поверить, но Его, - он показал большим пальцем наверх - не обманешь.
  - Тогда что конкретно им нужно?
  - Я думаю, что их цели более честолюбивы, чем идея опорочить честное имя двоих священников.
  - Двоих?
  - Я говорю - двоих священников. Мальчик сан не принимал, и, насколько я знаю, в ближайшее время не собирается. Он просто много времени проводит в церкви. И грехопадение подростка, выросшего в неполной семье и воспитанного в основном бабушкой, не вызовет в обществе никакого резонанса.
  - Не поняла.
  - Их трое. Какая первая у тебя возникает ассоциация с цифрой три.
  - После общения с тобой - триединство.
  - Молодец, а теперь думай. Первая жертва - пожилой священник всю жизнь посвятивший вере, консервативный и непримиримый. Заметь, католицизм никогда не отличался большой терпимостью к другим течениям. Следующий - протестант в возрасте Христа. Он представляет самую терпимую из христианских религий. На какие мысли наталкивает?
  - Ты имеешь ввиду стилизацию от "Отец, сын и Святой дух"?
  - Именно. Удел первого - смерть. Для второго выбрали кому...
  - Мальчик должен отречься?
  - Ну, вот твой мозг и заработал. Поздравляю. В идеале мальчишка нужен им живой и здоровый. На него сначала будут воздействовать только морально. Угрозы, шантаж, подкуп, да мало ли методов.
  - А если не выйдет?
  - Ритуально убьют, но это будет означать проигрыш для Абигора.
  - Тогда зачем убивать?
  - Потому, что это будет проигрыш и для меня.
  - Почему им так важен именно мальчик?
  - Он не является православным священником. Более того, он никогда им и не станет.
  Это заявление меня озадачило.
  - Тогда ради чего вообще эта суета?
  - Этот мальчик не просто избранный, он просветленный. Именно он, когда подрастет, создаст новое течение в религии. Благодаря ему может быть построен храм, открытый для всех верующих. Дом, в котором не будет ни католиков, ни протестантов, ни православных, будут только христиане. Это будет вера без догм и распрей. Идеальное течение, внутри которого будет немыслим геноцид в любом его проявлении. При этом новое направление прекрасно впишется в структуру современной жизни. Возможно, именно тогда сбудутся слова из пророчества Еноха: "И все сыны человеческие должны сделаться праведными, и все народы будут оказывать Мне почесть и прославлять Меня, и все будут поклоняться Мне. И земля будет очищена от всякого развращения, и от всякого греха, и от всякого наказания, и от всякого мучения; И Я никогда не пошлю опять на неё потопа, от рода до рода вовек. В те дни Я открою сокровищницы благословения, которые на небе, чтобы низвести их на землю, на произведение и на труд сынов человеческих. Мир и правда соединятся тогда на все дни мира и на все роды земли"
  - Красиво звучит. Неужели такое действительно возможно? Он что, мессия?
  - Нет. Скорее пророк, или новая ипостась апостола.
  - Когда я его увидела, мне показалось, что воздух вокруг светится.
  - Не показалось, а увидела. Ты начинаешь верить в свои силы и получаешь вознаграждение. Совершенствуйся и, возможно, увидишь еще что-нибудь скрытое от глаз. Хотя чаще всего люди видят скрытое после того, как получают травмы или душевные потрясения. Дар всегда несет за собой какую-нибудь неприятную деталь. Эдакая оборотная сторона медали. Он очень редко дается просто так, чаще всего его надо заслужить или пожертвовать ради него чем-нибудь важным.
  - То, что я видела - аура?
  - Некоторые так ее называют?
  - Но ведь это считается грехом, ведовством...
  - Я поторопился. Твой мозг опять заклинило.
  - Можно не хамить?!
  - Можно! Какая разница как это называют? Существование электромагнитного поля, отражающего физическое и эмоциональное состояние человека, и не только человека, уже давно доказано человеческой наукой. Оно не имеет никакого отношения к лжерелигиям. Это поле уже научились фотографировать, а вы все еще переделываете научные разработки в чудеса и знамения. Как дикари с зажигалкой.
  - Но ведь раньше этого не было видно?
  - Рентгеновские лучи тоже не видно, но это еще не повод обвинять в ереси и сжигать на кострах рентгенологов.
  - Логично, но ни первое, ни второе излучение нормальные люди не видят.
  - Во-первых, я никогда не считал тебя нормальной, а во-вторых, это просто не каждому дано, как музыкальный слух, голос или талант живописца. Кто-то умеет рисовать, а на твоих полотнах ежика от медведя не отличишь, а в-третьих, ты, скорее всего, не будешь этого долго видеть, для тебя это последствия сотрясения. Поняла?
  - Поняла.
  Я задумалась, а он продолжил:
  - Семь минут истекли. Пора спать.
  Я решила на этот раз серьезно протестовать, против навязывания мне несвойственного поведения, но опять не успела. В черных, как экран выключенного телевизора зрачках отразились мои глаза, его ладонь опять опустилась на лицо, а губы произнесли первые слова молитвы на неизвестном языке.
  Сон свалился мгновенно и не принес сновидений.
  День четвертый подходил к концу, близился день пятый.
  
  День пятый.
  Пятница.
  
  Утро традиционно началось со звонка, только на этот раз звонил телефон. Я увидела номер архангела, высветившийся на дисплее, и спросила:
  - Ты что, не дома?
  - Не перестаю тебе удивляться. - ответил Михаил, - Когда кажется, что ничего нового ты уже не придумаешь, всплывает очередное наблюдение, превосходящее предыдущие по своей нелепости.
  - Ты всегда по утрам так замысловато изъясняешься?
  - Всегда и не только по утрам. - ответил он и перешел к делу, - Мальчик утром отправился в школу. Там на него могут легко наехать. Я пытался поговорить с его отцом, но безрезультатно.
  - С чего это ты решил сам вмешаться?
  - Отец мальчика не наделен никаким даром. Он не сможет опознать во мне ангела. Я решил, что твой повторный визит может насторожить и ко мне он прислушается быстрее.
  - Судя по тоске в голосе предположение было ошибочным.
  - Точно. Папашка решил, что я маньяк. Он потребовал, чтобы я оставил их семью в покое и даже позвонил в школу и предупредил кого-то из сотрудников, чтобы они не подпускали меня близко к ребенку. Так что придется тебе подключаться к операции.
  - Хорошо. Ты где? - спросила я, зевая.
  - Гаврила учится рядом с домом бабушки. Я сейчас еду туда.
  Михаил назвал мне точный адрес школы и несколько ориентиров. Искомое место находилось не далеко от храма в одном из спальных районов, находящемся почти за чертой города.
  - Сейчас собираешься, завтракаешь и вызываешь такси. Не вздумай ловить тачку на улице. Прежде чем сесть в машину позвонишь мне и сообщишь номер и телефон парка, - продолжил он.
  - Хорошо, - ответила я и положила трубку.
  Странно, но совсем ничего не болит, да и ссадины с царапинами опять рассосались. В дружбе с архангелом есть несомненные плюсы, хотя если бы не эта дружба я, возможно, и не получила бы этих травм.
  От завтрака меня отвлек телефон. Звонил Володя. Приятно. Он узнал как мои дела и здоровье, уточнил, не нужна ли помощь и не собираюсь ли я все же съездить в клинику.
  Я сказала, что мне намного лучше благодаря услугам хорошего врача. Мы еще немножко поболтали, и я уже хотела попросить его подвезти меня до школы, но не стала. Возможно, он не обратит внимание на прошедшие как по волшебству царапины на лице, но не стоит испытывать человеческое терпение. Думаю, увидев меня бодрой и цветущей после вчерашнего происшествия, он захочет задать много вопросов, на которые нет ответов.
  Когда я открыла рот, чтобы откусить смачный кусок от бутерброда с красной икрой, (Молодец Михаил, позаботился о хлебе насущном, гастрономические пристрастия архангела полностью совпадают с моими) опять зазвонил телефон.
  - Искала? - спросил бывший муж.
  Я так удивилась тому, что он сам нашелся, что подавилась икрой и закашлялась.
  - У тебя все в порядке? - спросил он.
  - Нормально, - прохрипела я.
  - Ты уверена, что все хорошо?
  - Конечно! - соврала я. - Я могу с тобой встретиться?
  - Я всегда рад тебя видеть. Только скажи, что тебе от меня понадобилось?
  Что же ему сказать? Не могу же я рассказать ему, что считаю, его демоном и собираюсь проверить предположение. Тут как нельзя более кстати, вспомнились алименты, и я сказала:
  - А ты забыл, для чего мы собирались встретиться в кафе?
  - Нет, конечно. Тебе срочно нужны деньги или можешь подождать до понедельника?
  - Зачем ждать?
  - На этой неделе я очень занят.
  Если быть до конца откровенной, большой нужды в деньгах я сейчас не испытываю, но повод для встречи нужен. И вот еще одно! Подождать до понедельника! Не нравится мне эта точка отсчета. Занят, говоришь? Интересно, чем? Мальчика по имени Гаврила ищешь?
  Но говорить все это я не стала. Просто выдала, забыв про гордость:
  - Я не могу ждать до понедельника. У меня неприятности.
  - А говорила, все нормально! - оживился он и уточнил, - что случилось?
  Переборов желание послать его подальше, я нашла в себе силы продолжить разговор:
  - Подробности при встрече. Назови место и время.
  - Прямо сейчас подъехать в мой офис можешь?
  - Нет.
  - Тогда созвонимся.
  - А ты уверен, что не пропадешь?
  - Знаешь, Татьяна, ты странно себя ведешь. Произошло что-то серьезное?
  Ну не буду же я ему объяснять истинную причину звонка. Да и врать не хочется.
  - Я позвоню сегодня после трех. Будь на связи, - протараторила я и положила трубку.
  Слишком много времени ушло на телефонную болтовню. Надо торопиться. Я подошла к шкафу и, вспомнив вчерашний день, надела джинсы, удобную куртку и туфли на низком каблуке. Будем надеяться, близость архангела все же защитит от травм. Хотя "на Бога надейся, а сам не плошай", подумала я и достала электрошокер. Я, конечно, не думаю, что он поможет от демонов, но это лучше чем ничего. После этого я выполнила инструкции Михаила.
  В школьном дворе царила неразбериха. Архангел ждал в машине, недалеко от места событий и наблюдал за происходящим из окна.
  - Похоже, опоздали, - сказал он.
  - В смысле?
  - Еще не знаю. Я попал в пробку, а когда приехал, здесь уже была суета. Сходи, посмотри, что там происходит.
  Я кивнула и отправилась поближе к толпе.
  Спортивная площадка перед школой напоминала муравейник. Учителя, охрана, родители, ученики, все хаотично двигались и издавали громкие звуки. Не двор, а дурдом. Я немного пообщалась с народом и поняла, что неразбериха царит из-за одного подростка, которого увезли в неизвестном направлении злоумышленники. Нехорошее предчувствие холодком пробежало по позвоночному столбу.
  Значит, так. Сейчас нужно узнать, как звали похищенного, а уже потом можно будет с чистой совестью предаваться панике. Но, к сожалению, моим планам не суждено было осуществиться. Вернее, я узнала, кого похитили, но совсем не так, как мне хотелось. Воистину, хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.
  - Это Вы! - сказал мужчина, стоящий за моей спиной и крепко схватил меня за плечо.
  - Что Вы здесь делаете? Где мой сын? - продолжил он, а я узнала в странном мужчине, человека с которым встречалась вчера в храме, посвященном моему новому другу.
  - Так это Гаврила похитили? - уточнила я.
  - Не делайте вид, что не в курсе. Я еще вчера понял, Вы не зря появились. Гаврилу показалось Вы мерцаете.
  - Что я делаю?
  - Не знаю, что это значит, но он сказал: "она мерцает". Кто Вы? Кто человек, приезжавший сегодня утром? Где мой сын?!
  Я уже хотела рассказать ему, что мы для того и появились, чтобы помочь Гавриле, что сейчас можно положиться только на Михаила и на меня, что судьба его сына, возможно, определяет дальнейшую жизнь человечества. Я уже открыла рот, но тут произошло сразу два события которые, говоря дипломатическим языком, осложнили дальнейший ход переговоров.
  Справа от меня замаячил человек в милицейской форме, который, подходя ближе, спросил у отца:
  - Проблемы?
  А слева, дополняя картину, нарисовался Михаил. Чтобы появиться настолько не вовремя, надо иметь большой талант, которым он явно обладает.
  Руки в карманах удлиненного темного пиджака, стильная довольно короткая стрижка, сигарета, зажатая в зубах, но главное... Темные очки! Кто носит темные очки в России в конце сентября. Выглядит просто прекрасно. Терминатор недоношенный!!!
  Архангел подошел к нам немного быстрее милиционера и сказал с самым невинным видом:
  - Вы все не так поняли. Сейчас я...
  Договорить он не успел, потому что папа Гаврила закричал, обращаясь к милиционеру:
  - Это он! Я вам говорил! И женщина с ним!
  Человек в форме бодро затопал к нам.
  Замечательно! Конечно, можно попытаться объяснить ему, что мужчина, подозреваемый в киднеппинге, на самом деле архангел Михаил, а мальчика похитил демон по имени Абигор.
  Мысль о том, как я буду рассказывать все это в ближайшем отделении милиции, вызвала улыбку. Хотя радоваться здесь нечему. Ясно, случилось именно то, чего мы боялись - это раз. И нас подозревают в том, что все это организовали именно мы - это два. Немного подумав, я сказала:
  - Ой!
  После чего резко села на траву и ударила под колени встревоженного отца, сбивая его с ног. Падая, он болезненно ударил меня коленкой в поясницу и прокричал:
  - Это она! Она вчера пришла в храм и сказала, что разбилась на машине, а он приезжал сегодня! Они заодно! Это они похитили Ганю! Где мой сын?!
  Мне бы сейчас думать, как убежать, а я соображаю, что Ганя - это уменьшительно ласкательное от Гаврил.
  Я рванула к архангелу и тут произошло интересное. Мир вокруг размылся и стал искажаться. Все предметы расплылись, только Михаил остался материальным. Я напряглась и, вскочив на ноги, схватилась за его протянутую руку.
  Движения были скованы, язык во рту еле ворочался, мысли путались, такое впечатление, что сейчас упаду в обморок. Судя по вялым и заторможенным движениям, окружающие чувствовали то же, что и я.
  После того, как Михаил обнял меня за плечи, стало легче, и я спросила:
  - Это ты сделал?
  - Я, но долго держать их в таком состоянии нельзя. Топай в машину. Будем прятаться от милиции.
  Он повел меня в сторону машины, но я сделала несколько шагов в сторону, добралась до милиционера и вырвала из его рук какую-то бумагу.
  С трудом добравшись до машины, мы залезли в салон. Когда ключ оказался в замке зажигания, мир вернулся в нормальное состояние, а нога архангела вдавила в пол педаль газа.
  - Зачем сперла бумажку у дядечки?
  - Почитать.
  - Что пишут?
  - Много интересного. Например, что мальчика запихнули в пассажирскую газель двое неизвестных. Выглядели они как "готы", по словам двух подростков, присутствовавших при похищении. Газель была угнана ночью со стоянки, ее нашли через полчаса после похищения в одном из соседних дворов. Куда и на чем похитители отправились дальше - неизвестно.
  - Вот только готов нам и не хватало. Хотя, скорее всего, они здесь ни при чем. Вампиры и сатанисты выглядят почти так же.
  - Ты, я вижу, тоже любитель спецэффектов.
  Судя по выражению его лица, Михаил понял, как не вовремя появился и сейчас немного переживал. Это понятно. Каково небесному архистратигу в мире, где мало кто в него вообще верит. Однако, вспомнив, как он отчитывал меня за глупость, я не смогла удержаться от ехидного вопроса:
  - Ты всегда так вовремя появляешься?
  - Ладно, извини, ступил. Я привык, что достаточно приказать или пригрозить. Короче, последние века мой авторитет был беспрекословен, а тут каждый дворник норовит послать.
  - Тяжела человеческая жизнь?
  - Как желчь выйдет, свистни, - ответил он и включил погромче музыку.
  Некоторое время мы слушали человека, певшего на отвратительном английском. Первой не выдержала я.
  - Куда едем?
  Он сделал потише и переспросил:
  - Что?
  - Куда едем? - рявкнула я прямо в его ухо.
  Он вздрогнул, неодобрительно посмотрел и пробурчал себе под нос:
  - Больная.
  Потом сменил гнев на милость и сказал:
  - Можно, конечно к тебе, но рискованно. Придется снять квартиру на пару дней.
  - Конечно, рискованно. Меня им найти ничего не стоит. Достаточно узнать, на кого зарегистрирована машина, разбившаяся вчера недалеко от церкви.
  - Тут ты не права. Я похож на человека, который может так подставить?
  - Ты вообще на человека не всегда похож.
  - Верно, только, несмотря на это, подставлять тебя не собираюсь. Документы на машину и права на твое имя нигде не зарегистрированы, следов аварии нет. Я убрал разбитую тачку.
  - Если бы ты не был архангелом, то был бы аферистом.
  - Не замолчишь, обижусь и покараю, - как-то не очень страшно пригрозил Михаил. - Проблема не в этом.
  - А в чем? Кроме аварии ничего не может вывести их на меня, да и на тебя тоже.
  - Абигор.
  - Что Абигор?
  - Он наведет их на тебя. Это будет логично.
  Точно. Как же я раньше не подумала? Уж он-то точно знает и где я живу, и как меня зовут, узнать бы еще кто он. Вернее, чьим телом пользуется.
  Михаила тоже терзали скверные предчувствия, и он сказал:
  - Надо торопиться. Он опережает нас на шаг, а может быть и на два.
  - А ты не можешь ненадолго забить на договор, который все равно уже нарушен другой стороной, и, подключив свои связи и способности, узнать где мальчик?
  - Скорее всего, нет.
  - Тогда нам остается только тупо караулить их на месте завершения обряда.
  - Это в крайнем случае, но они могут там и не появиться.
  - Если произойдет что?
  - Если за оставшиеся два, вернее полтора дня они заставят мальчика добровольно отречься. То есть обоснованно доказать обманчивость и негуманность Христианства. А это может произойти, если Гаврила почувствует себя оставленным в беде. Сейчас он уже понял, что ты появилась не просто так, и Абигор постарается доказать мальчишке, что ты его бросила.
  - Здорово! Нашли крайнюю!
  
  Жилье мы нашли быстро. В первом же агентстве недвижимости нам за пять минут подобрали несколько подходящих вариантов и через полчаса мы осматривали первые хоромы.
  Квартира оказалась вполне приличной двушкой в центре города с хорошей мебелью. Чистый подъезд, дверь с домофоном, над которым наклеено объявление с фотороботом насильника-педофила.
  Михаил прочитал объявление и сказал:
  - Тьфу ты, пакость какая. Развелось тварей, убить хочется. Сейчас разберемся с делами, выкрою время, найду сволочь и покараю.
  Я вспомнила, что несколько дней назад сказала почти то же самое.
  
  Во время переговоров с хозяйкой я молчала, а мой боевой товарищ нес ерунду с самым милым выражением лица. Пока он уточнял условия аренды и сроки оплаты, я вообще не издавала никаких звуков. Когда он выдал:
  - Мы с супругой приехали в командировку на недельку. Я часто работаю по ночам, поэтому нам нужны изолированные комнаты. Моя вторая половина любит рано ложиться спать.
  Я сдержалась, но когда он сказал:
  - Дорогая, не хочешь осмотреть спальню?
  Я хрюкнула. После чего получила коленом под зад и поняла, что очень хочу осмотреть спальню. Хозяйка в этот момент показывала, где находится выключатель и не заметила хамской выходки моего "супруга".
  Рассчитавшись с милой дамой за неделю, мы пообещали отвезти ключи в агентство, если уедем раньше. Оставшись вдвоем, немного посмеялись над нелепостью ситуации, и пошли в магазин за едой и предметами первой необходимости.
  Когда стояли в очереди у кассы, Михаил неожиданно спросил:
  - Ты блины готовить умеешь?
  - Да, а что?
  Он ничего не ответил. Просто сбегал назад в торговый зал и принес большую банку красной икры и бутылку рома.
  - Давай блины с икрой замутим? - как-то совсем по-человечески предложил он.
  - Я очень давно, несколько веков назад, был в Подмосковье на масленицу. Так там все закусывали холодную водку блинами с разными начинками. Вкуснее всего были блины с икрой и с семгой
  - Кто бы спорил, - согласилась я, недоумевая, причем здесь ром.
  - Приготовишь, если все будет хорошо?
  - Конечно, вечером.
  Когда мы дома пили чай, он вдруг сказал:
  - Интересно чувствовать себя человеком. Приятно иногда не знать, что будет дальше, рисковать, на что-то надеяться. Понимаешь? Не знать, а именно надеяться?
  - У людей это называют "с жиру беситься".
  - Почему?
  - В нашем нестабильном мире хочется знать что-нибудь наверняка.
  - Думаешь, тебе было бы легче жить, знай ты заранее, что произойдет?
  Я немного подумала и честно ответила:
  - Не знаю.
  - Знаешь, но не хочешь себе в этом признаваться. С момента, когда человек узнает будущее, он перестает ощущать то, что вы называете счастьем. На самом деле истинное счастье в неведении, особенно если это касается судьбы близких вам людей.
  - Пожалуй, ты прав, - сказала я, и мы некоторое время сидели, молча глядя на капли дождя, которые как толстые, прозрачные улитки лениво сползали вниз по оконному стеклу.
  Тогда я подумала, что неотвратимость происходящего может вызывать только тоску. Каждая из этих капель точно знает, что скоро окажется на подоконнике, именно потому они такие мрачные и безрадостные.
  - Это все, конечно, хорошо, - прервал молчание Михаил. - Но пора и делом заняться. Будем искать мальчика.
  - Как?
  - Один вариант я знаю точно, но хотелось бы его избежать, то есть придумать альтернативное решение задачи.
  - Почему?
  - Тебя жалко.
  - И на том спасибо.
  - На здоровье. Сейчас дуй на кухню, покури, успокойся, а главное закрой плотно за собой дверь и не суйся в комнату. Я постараюсь найти другой выход.
  Я решила не спорить и выполнить требования агрессора.
  Сначала не происходило ничего, потом из-под двери стало проникать странное свечение, а до моего слуха донеслись интересные звуки. Казалось, что звук существует не в окружающем мире, а рождается внутри моей головы. Ощущение было странным, но приятным и я решила выглянуть в коридор, посмотреть, что там происходит.
  Едва я высунула нос с кухни, свет, струившийся из-под комнатной двери, полоснул по глазам, а казавшийся приятным звук тысячью иголок вонзился в мозг. Я взвизгнула и отпрыгнула поближе к холодильнику, чудом сумев захлопнуть дверь. Не знаю, сколько времени сидела на полу, зажмурившись и зажав руками уши, только именно за этим занятием меня застал вошедший на кухню архангел. Он потрогал меня за плечо и сказал:
  - Все. Все кончилось. Можешь открыть глаза. Я же говорил, чтобы ты не совалась в комнату. Человек не может услышать истинный голос архангела и выжить. Больно?
  - Уже нет.
  - Хорошо.
  - Не буду спрашивать, что ты делал и с кем общался, скажи только, ты нашел выход?
  - Да, но, к сожалению, не тот, который хотел. На этом этапе я почти ничем не смогу помочь. Мальчика должна найти ты, в этом есть твое предназначенье, и я не могу пройти путь за тебя.
  - А со мной?
  - Нет. Я только провожу, дальше тебя поведет другое существо.
  - Какое?
  - Об этом расскажу позже, а сначала ты должна решить, принять дар или нет. Если примешь, то уже никогда не сможешь от него избавиться, если откажешься, то сейчас же поедешь домой, и будешь думать, что все произошедшее - недоразумение. Мы попрощаемся, и ты больше никогда не увидишь ангела при этой жизни. Тебя не будет беспокоить милиция или отец Гаврила...
  - А совесть? - перебила я его.
  - На этот вопрос можешь ответить только ты.
  - А какой дар я должна принять?
  - На этот вопрос я тоже не могу тебе ответить.
  - Получается, что я играю вслепую?
  - Получается, что да.
  - Ну, хоть что-то ты можешь мне рассказать?
  - Могу. В этом мире постоянно присутствует сущность, которая считается нейтральной. Имя ей Лайла. Про нее известно очень много и одновременно ничего. Лайла постоянно живет на земле и может легко взаимодействовать с любым человеком, показывая скрытое и осуществляя тайное. За свою помощь Лайла не берет вознаграждения, а наоборот, дает человеку дар или проклятье, в зависимости от того к чему тяготеет его душа.
  - Это женщина?
  - Возможно. Многие народы считают Лайлу ангелом, однако про этого ангела нет ни слова в канонических писаниях, только еврейские легенды рассказывают людям различные версии его жизнеописания. Одни легенды говорят, что это ангел ночи, ответственный за зачатие. Древние евреи считали, что Лайла охраняет утробу матери, чтобы убедиться, что душа не сбежала. Чтобы ребенку не было скучно девять месяцев в утробе, этот ангел показывает ему сцены из будущей жизни, но перед самым рождением Лайла дает младенцу щелчок по носу, и тот забывает все, что узнал. Есть версия, которая утверждает, что Лайла сражалась на стороне Авраама, когда он бился с царями; другие представляют ее демоном.
  - Но ты же знаешь, что из этого, правда?
  - Знаю, но не могу сказать тебе.
  - Почему?
  - Это повлияет на твой выбор.
  - Тогда я буду размышлять вслух, а ты поправишь меня, если это будет возможно.
  - Хорошо. Попробуй.
  - Если Лайла постоянно обитает на земле, то она не очень близка к Богу. Но, с другой стороны, если архангел может привести к ней избранного, а Бог не низверг ее в бездну, она не демон.
  Михаил задумчиво кивнул, а я продолжила, ободренная этим знаком согласия.
  - Но, судя по тому, с какой неохотой ты меня к ней ведешь, она и не ангел, и с демонами тоже общается.
  Он промолчал, но по лицу я поняла, что угадала.
  - Выходит, что она действительно нейтральна и в случае крайней необходимости является демонстратором божьей воли. Что-то вроде киномеханика.
  - Если человек достоин, то да, - уточнил Михаил.
  - А если нет?
  - Думай. Тебе осталось сделать последнее умозаключение.
  - Тех, кто недостоин Божьей милости на данный момент, она отдает сатане?
  - Не отдает, просто делает паденье неизбежным.
  - Как?
  - Думай.
  Я перебирала в уме все возможные варианты и, наконец, ответ зажегся в моей голове как красный сигнал светофора:
  - Она лишает возможности искупить свои грехи, забирает возможность раскаяться, - уже не спросила, а констатировала факт я.
  Он немного помолчал и спросил:
  - Страшно?
  Я села на табуретку, достала трясущимися пальцами сигарету, прикурила и ответила:
  - Очень. Получается, что если бы я умерла сию секунду и была бы достойна рая, она увидит это и даст мне дожить жизнь, ответ на вопрос и дар в придачу. Но если в случае мгновенной смерти я должна оказаться в горячих объятьях нечистого, то весь остаток жизни я буду знать, что попаду в ад?
  Он не сказал ни да, ни нет. Просто похлопал по плечу и тихо произнес:
  - Это тяжелый выбор. Никто из людей не может знать при жизни, что ждет после последнего предела. Ты подумай, а я не буду мешать.
  И ушел, а я осталась перед самым важным выбором в своей жизни.
  
  - Я еду, - сказала я, входя в комнату.
  - Почему? - спросил архангел.
  - Да я тут подумала, что если ты пришел именно ко мне, то не такая я уж и конченая личность, значит, шансы имею не самые плохие. Ответь только еще на один вопрос.
  - Если смогу, отвечу.
  - Что такое дар? Расскажи подробней.
  - Дар бывает разным. Какой из них достанется тебе, знает только Всевышний. Может быть, ты научишься исцелять или станешь ясновидящей, может быть, ты увидишь скрытое в недрах земли или будешь знать точную дату и причины смерти всех, кого видишь. Имеются два непременных условия. Дар нельзя использовать для получения материальной выгоды, и никто не выходит от Лайлы таким, каким он вошел к ней.
  Последнюю фразу я почти не слышала. Передо мной вдруг появилось лицо сына. Я представила, как он возвращается из Турции, а над его головой горит дата, и только я знаю, что она обозначает. Знаю и ничего не могу изменить. Ужас холодным языком облизал затылок, а нижняя челюсть предательски задрожала.
  Михаил встал, распахнул крылья, подошел ко мне вплотную и прижал к себе. Сейчас передо мной стояло не человеческое тело красивого мужчины, а существо, могущество которого почти безгранично по человеческим меркам. Я увидела, как трудно ему сдерживаться и подчиняться законам этого мира и поняла, что истинное величие состоит в умении без пренебрежения и высокомерия встать в один ряд с теми, кто ничтожен настолько, что может умереть от одного звука твоего голоса. Я уткнулась носом в его пиджак и заплакала.
  Он положил руку мне на затылок и сказал:
  - Прежде чем принять окончательное решение, ты должна знать, что Бог тебя не осудит, если ты окажешься от этого пути. Жизнь просто продолжится и пойдет своим чередом. И вот еще, я никогда не пожалею, что обратился именно к тебе и всегда буду рад помочь, даже после того, как ты забудешь обо мне.
  Я еще немного так постояла, потом швыркнула носом и сказала:
  - Ладно, хватит нюни распускать. Поехали. Ты хотя бы до места меня довезешь?
  - Ты очень сильная, - сказал архангел, тяжело вздохнул, сложил крылья и вышел в коридор.
  Мне показалось, что его не очень обрадовал мой выбор.
  Перед самым выходом я спросила:
  - Я точно сегодня вернусь?
  - Ты точно не умрешь на приеме у Лайлы. Это единственное, что можно гарантировать.
  - Я волнуюсь за зверье. Вдруг придется задержаться, а они голодные.
  - Позвони соседке, пусть вечером накормит.
  - У нее ключа нет.
  - Отвезу ключи к ней на работу.
  Я так и сделала. Наталью мой звонок не удивил, она сказала, что сделает все в лучшем виде.
  - У тебя есть еще недоделанные дела? - уточнил Михаил, стоявший рядом вовремя разговора.
  - Да. Я могу позвонить сыну?
  - Конечно, - ответил Михаил и вышел из квартиры, дав понять, что подождет меня в машине.
  Я набрала номер сотового телефона свекрови и скоро услышала знакомый голос. Узнала, как дела у сына, как они отдыхают и на какое число у них билеты. Они прилетят домой ровно через неделю, а я не знаю, смогу ли обрадоваться встрече. Еще немного поболтав, я сказала, что уезжаю в командировку, и до понедельника мой телефон будет отключен. Свекровь ответила, что это не страшно, что у них все хорошо и что я могу спокойно заниматься своими делами. Я поблагодарила и повесила трубку. Потом немного подумала и положила сотовый на стол, отключив его. Думаю, в ближайшее время трубка мне не понадобиться.
  В машине тихо играла музыка. Когда я села на переднее сидение, архангел завел двигатель и сказал:
  - Пока мы едем, ты можешь передумать.
  Я кивнула. Больше по пути никто из нас не произнес ни слова.
  Серые дома мелькали за окном, серые мысли копошились в голове, а песня, похожая на молитву пыталась навести порядок в моей душе. Не знаю, как это произошло, возможно, я просто очень устала, а может быть, Михаил постарался, только я незаметно задремала.
  - Приехали, - сказал он, аккуратно трогая меня за плечо, а потом тихо спросил, - Может быть, вернемся?
  Я только отрицательно покачала головой, и тут у Михаила зазвонил телефон. Прежде чем ответить, он повернул трубку так, чтобы я могла увидеть номер звонившего. На экране было написано: "Лайла".
  Я нервно сглотнула, а он включил громкую связь.
  - Здравствуй. Ты задерживаешься. Я ждала вас десять минут назад, - сказал женский голос с едва заметным акцентом.
  - Здравствуй. Извини за опоздание, пробки, - ответил Михаил. - Я могу войти с ней?
  - Конечно, нет. Ты знаешь, что я не общаюсь с тебе подобными без крайней необходимости. Меня интересуют люди.
  - Когда я смогу ее забрать?
  - Ты не можешь ее забрать. Она должна прийти к тебе сама. Если хватит сил и желания.
  - Она вернется?
  - Вернется, а вот к Михаилу, к Абигору, или еще куда-нибудь решать ей. Это зависит от того, куда ведет ее дорога.
  Михаил хотел еще что-то спросить, но женский голос мягко прервал его:
  - Достаточно разговоров. Татьяна Николаевна, если Вы готовы - входите, если нет - уезжайте. Только снимите с шеи крест.
  После этих слов мы услышали короткие гудки.
  Меня не удивило, что она знает о том, что я слышу ее, странно другое.
  - То, что она находится в нашем городе - совпадение, или она знала, что я приду?
  - Она не совсем человек и очень могущественна в этом мире. Лайла просто оказывается в нужном месте в нужное время. В любом городе земли есть место, где посвященный может найти ее в любой момент. Возможно, ты лучше поймешь это после процедуры.
  - Почему ты называешь это процедурой?
  Он ничего не ответил, только выразительно посмотрел на табличку над дверью, за которой ждала меня загадочная Лайла. На ней было написано: "Отделение интенсивной терапии. Психиатрическая больница ?13"
  Я вышла из машины, сняла крест и протянула его Михаилу. Он не взял, и я просто положила его на сидение. Архангел молча смотрел мне в глаза, от чего по спине волнами прокатывалось тепло и очень хотелось сесть назад в машину и прижаться к сильному плечу. Стало ясно, что еще секунда, и я так и сделаю. Собрав последние силы в кулак, я захлопнула дверцу машины, поднялась на обшарпанное крыльцо и решительно открыла дверь, шагнув навстречу своему страху.
  Сразу за дверью начиналась грязная лестница, ведущая на второй этаж. Серые ступени, сломанные перила и выкрашенные в коричневый цвет стены оптимизма не прибавляли. Я шла по лестнице только потому, что другого пути не было. Сильнее всего пугала тишина, которая была неестественно полной. Если это больница, то где пациенты и сотрудники? Или они пребывают в состоянии, когда трудно издавать звуки? Нет, лучше не буду об этом думать, а то убегу. Через два пролета я уперлась в еще одну дверь. Путь наверх преграждала железная решетка, и я решила посмотреть, что находится за новой дверью.
  Это помещение тоже не радовало глаз приятной для глаз цветовой гаммой. Грязно - зеленые стены, пол покрыт коричневой плиткой, которая местами потрескалась, даже оконные рамы выкрашены в мерзкий то ли рыжий, то ли бурый цвет. Рядом с окном стоит женщина в белом халате, едва прикрывающем колени. Увидев меня, она сделала несколько шагов навстречу и сказала:
  - Добрый день, Татьяна Николаевна. Хотя на Вашем месте я едва ли назвала его добрым.
  Я ничего не ответила и принялась рассматривать ту, встреча с которой может стать самым важным событием в моей жизни. Высокая, стройная брюнетка с очень правильными чертами лица и удивительными зелеными глазами. Вернее зеленым был только один глаз, а второй зрачок закрывало бельмо или что-то похожее на бельмо. Не знаю, как это называется, но выглядит странно, будто полупрозрачный белесый крест перечеркнул зелень радужной оболочки. Что-то в чертах лица выдавало в ней армянку... или еврейку... или еще кого-то. Я никогда не умела по внешним признакам различать людей разных национальностей. Короче, нос, разрез глаз и едва заметный акцент говорили о том, что передо мной не коренной житель средней полосы России. Однако это не делало женщину менее привлекательной. Хотя на лице нет ни одной морщинки, назвать ее юной не выходит, в общем, возраст Лайлы определить не удалось. О том, что это именно она красноречиво свидетельствует табличка, прикрепленная к нагрудному карману.
  
  ИХАВОД ЛАЙЛА
  МОИСЕЕВНА
  Зав. Отделением интенсивной терапии.
  
  - Впечатляет, - сказала я, - На мой вкус слишком пафосно, но в целом неплохо. Если мне не изменяет память, "ихавод" в переводе значит "бесславие"?
  От страха я становлюсь ужасно наглой.
  - Вы знаете древнееврейский? - удивилась она.
  - Нет, просто недавно читала "Первую книгу Царств".
  - Похвально.
  - К счастью, я не нуждаюсь в Вашем одобрении, но к несчастью нуждаюсь в помощи.
  - Вы знаете, чем рискуете?
  - Догадываюсь.
  - Зачем Вы это делаете? Какой фактор мешает Вам жить как все нормальные люди?
  - Вы знаете, что такое нормальный человек?
  - В силу своей профессии да.
  - И что же это такое?
  - В большинстве случаев существо, нуждающееся в стабильности, боящееся потрясений.
  - Значит, я не отношусь к разряду нормальных.
  - Хорошо, что Вы это осознаете. Осталось сформулировать, что отличает Вас от всех.
  - Мне не нравится, когда мне нравится то, что нравится всем.
  Она ненадолго задумалась. Улыбка слегка коснулась ее тонких, накрашенных светлой помадой губ, и я услышала ответ:
  - Не очень красиво изложено, но я поняла, что Вы имели в виду. Пройдемте.
  Она развернулась и шагнула в темный коридор, который как огромный удав уползал в правую сторону. Я отправилась следом, стараясь не отстать от белого силуэта, ставшего почти призрачным в полутьме коридора. Наши шаги гулко раздавались в дикой неживой зелено-коричневой тишине этого места, которое никак не получается назвать больницей.
  Мы шли очень долго, сворачивая из коридора в коридор, поднимаясь по лестницам и минуя плохо освещенные комнаты. Иногда я видела какие-то двери и окна, но ни разу не услышала ни одного звука, кроме наших шагов.
  И вдруг мы остановились перед какой-то дверью, из-за которой доносились голоса. В этом странном месте они звучали настолько дико, что я непроизвольно прислушалась.
  Мужчина рассказывал кому-то анекдот:
  - Встречаются в коридоре больницы хирург и патологоанатом. Хирург говорит: "Приходи вечером ко мне в отделение. Я дежурю. Посидим, спирта попьем". А тот отвечает: "Нет. У тебя там больные". Хирург на это замечает: "Ну и что? Они после операции, тихие, спокойные", а патологоанатом говорит: "Я боюсь. Они шевелятся".
  Из-за двери донесся смех. Лайла тоже улыбнулась, резко распахнула дверь, и я увидела юмористов от психиатрии. Зрелище они представляли душераздирающее.
  Первый оказался громилой больше двух метров ростом. Он запросто мог сниматься в фильмах ужасов без грима. Мужчина имел только один глаз, лицо, изрытое оспой и огромный горб. Второй невысокий, молодой и симпатичный. Светлые кудрявые волосы и большие голубые глаза делали его похожим на херувима с картины эпохи возрождения. Громила стоял рядом со старым письменным столом, а второй персонаж опирался на что-то среднее между стоматологическим креслом и операционным столом. Одеты оба были в хирургические костюмы и халаты, некогда бывшие белыми.
  Они поздоровались, и я поняла, что анекдот рассказывал белобрысый.
  - Татьяна, - представилась я и вопросительно посмотрела на типов, которые не спешили отвечать.
  - У них нет имен, только роли, которые определяют границы выполняемых функций, - ответила за них Лайла и вышла из кабинета.
  Я пожала плечами и вопросительно кивнула, глядя в глаза белокурому миляге. Смотреть на громилу было просто страшно.
  Белобрысый сказал:
  - Вам надо переодеться.
  Он протянул мне какой-то сверток и проводил к ширме, за которой стояла скамейка. Я зашла за ширму, а мои новые знакомые, или не совсем знакомые вернулись на свои места.
  Сверток оказался чем-то средним между ситцевым халатом и ночной рубашкой. Подобные предметы туалета выдают женщинам в родильных домах.
  - Надо все снять? - спросила я.
  - Белье можете оставить, - ответил белобрысый.
  И на том спасибо. Я быстро переоделась и вышла из-за ширмы.
  Сказать, что я чувствовала себя неуютно, значит ничего не сказать. Странные типчики сначала просто смотрели на меня, потом громила подошел вплотную и протянул руку, повернутую ладонью вверх. Я попятилась и уперлась спиной в стену. Громила позы не изменил, а симпатяга пояснил:
  - Снимите, пожалуйста, украшения и другие металлические предметы и отдайте ему.
  Я сняла серьги, кольца и часы. Громила отнес все это на стол и занял прежнюю позицию.
  - Волосы будут мешать, завяжите. Вот резинка, - белобрысый протянул мне резиночку для волос, украшенную забавными шариками и добавил, приветливо указывая на кресло-стол: - Ложитесь.
  - Может быть, подождем Лайлу Моисеевну? - спросила я.
  - Как скажете, - ответил он и молча отошел в сторону
  Не знаю, через сколько минут пришла Лайла, но все это время я простояла босиком на ледяном полу, прижавшись спиной к стене, а два типа молча, с интересом разглядывали меня.
  - Почему не готова? - спросила Лайла, входя в кабинет.
  - Она отказалась без Вас ложиться, - безрадостно ответил миляга, а громила кивнул, радостно гикнув.
  - Укладывайтесь, Татьяна Николаевна, - пригласила меня она.
  Я моча взгромоздилась на странную конструкцию и откинула голову на подголовник.
  Лайла измерила мой пульс и решила прояснить ситуацию:
  - Это будет больно. Я могу предложить обезболивающее средство. Оно облегчит контакт и поможет забыть неприятные моменты нашей встречи, но, используя его, вы можете забыть и некоторые детали того, что я Вам покажу.
  Я немного подумала и решила, что если уж я решилась на этот эксперимент, то не стоит использовать дополнительные психотропные средства. Кто знает, как это может сказаться на памяти, а мне важно запомнить все подробности и детали связанные с местонахождением Гаврила.
  - Не надо обезболивающего. Будем решать все без допинга.
  - Ваше право, - сказала Лайла и знаком подозвала помощников.
  Громила с напарником подошли к креслу, на котором я лежала, и прикрутили ремнями руки и ноги к железным скобам, которыми было оснащено то, на чем я лежала.
  - Хорошо зафиксированный больной в анестезии не нуждается, - подвел итог белобрысый.
  После этих слов я пожалела, что отказалась от укола.
  Громила весело гыкнул и они вышли из комнаты.
  Лайла приглушила свет и села на высокий стул рядом с моей головой.
  - Что это за прокрустово ложе? - тихо спросила я.
  - Это кушетка, на которой буйных, социально опасных больных лечат электрошоком, - ответила она, поправляя подголовник. - Удобно?
  Я кивнула, а она продолжила:
  - Этот мир устроен так, что там, где один теряет, другой находит. Закон сохранения энергии. Слышали о таком? Так и с разумом. Всегда легче открыть его новые грани там, где сотни людей его лишались.
  Я лежала, ждала начала, молилась и пыталась сдержать дрожь. Лайла заметила мои усилия.
  - Не бойтесь бояться, Татьяна Николаевна. Страх - сторожевой пес сознания. Только он может помочь Вам сохранить разум и не стать тем, кого люди часто называют "овощ". Довольно точное сравнение, Вам не кажется?
  Я ничего не ответила.
  - Готова? - спросила она.
  Я кивнула.
   Она протянула руки к моим вискам и прикоснулась к коже головы кончиками пальцев.
  Никогда не пробовали замкнуть сеть в двести двадцать вольт на своей голове? Если нет, то и не пробуйте.
  Искры зарябили в глазах, тело выгнулось дугой и затряслось в конвульсиях, но сознание почему-то не гасло. Единственное, чего я хотела в этот момент, потерять сознание или умереть. Это длилось до тех пор, пока я не начала давиться собственным языком.
  Она увидела, что я захрипела и отняла руки. Боль и судороги прошли так же внезапно, как наступили. Лайла недовольно покачала головой и щелкнула пальцами. Через мгновенье в комнате появились ее помощники.
  Они без слов поняли суть проблемы. Громила пытался разжать мне зубы, но у него ничего не получилось. Я сжала челюсти так крепко, что у меня откололся кусок зуба, и начали кровоточить десны. Увидев это, громила нажал на какие-то точки рядом с моими ушами. Сначала острая боль впилась в челюсть, но через секунду зубы разжались, и мне стало намного легче. Белобрысый вставил мне в рот резиновый брусок, сказал:
  - Зажми зубами.
   Потом развернул мою голову лицом к Лайле и закрепил специальным ремнем так, чтобы не было возможности ее запрокинуть. После этого они быстро удалились, а экзекуция продолжилась.
  Это нельзя назвать болью. Просто временами казалось, что каждая клетка тела начала вибрировать в своем ритме, принося страдания. Скоро я не смогла фокусировать взгляд на каком либо предмете, глаза закатились. Потом я захрипела и поняла, что жизнь это миф. Нет ни людей, ни домов, нет даже этой комнаты и этой страшной женщины. Жизнь - одна бесконечная судорога. Еще через некоторое время перестала осознавать и это. Вот тогда и пришло озарение.
  Я больше не лежала на кушетке и ремни не стягивали конечности. Я шла по широкой улице. Мимо скользили тени, смутные очертания людей, машин и еще какой-то ерунды. В этот момент мы существовали в разных измерениях, которые сошлись в одном месте по велению Лайлы, или по моему велению. Я остановилась и подумала, что ощущаю в себе какую-то частичку этого странного существа с крестообразным бельмом. Стало ясно, что нас связывает нечто большее, чем одна встреча. Ее вековая мудрость, любовь и жестокость объединяют в себе миллионы таких, как я.
  Вдруг передо мной возникли фрагменты мозаики, которые начали складываться перед глазами в цельную картинку. Я с интересом смотрела на собирающийся паззл и пыталась угадать, что из этого получится.
  Через пару минут фрагменты превратились в добротную, бронированную дверь, стоявшую прямо посреди дороги. Люди и машины начали приобретать цвет и объем, вскоре став почти материальными. Они шли и ехали по своим делам, не обращая внимания на меня, и объезжая странный предмет, стоящий на их пути. Но в этот момент пришло знание того, что путь можно будет продолжить, только если пройти через дверь. Я подошла вплотную к ней и подергала за ручку. Заперто. Попробовала обойти, но каким-то чудом опять оказалась стоящей перед гладкой серой поверхностью с глазком. Посмотрела в глазок и увидела, что за дверью нет дороги и домов. С той стороны были облака. Странные разноцветные облака. Они совсем не сочетались с серостью окружающего пейзажа, радовали и пугали одновременно. Их нестабильная поверхность принимала различные причудливые формы. Неизвестный скульптор лепил из облачной глины красавиц и чудовищ. Потом в хаотичном движении образов стали появляться картины из привычного для меня мира. Вот появился гастроном с яркой вывеской, потом его сменила комната с красивой мебелью, потом мелькнула обложка знакомой книги и еще что-то. Скоро образы начали меняться быстро, будто кто невидимый очень быстро нажимает на кнопки телевизионного пульта в поисках нужного канала. Среди разных картинок я все чаще стала замечать знакомые места и близких людей. Это испугало, и я отшатнулась от глазка.
  - Ты должна войти, - приказал голос, проникший в этот мир извне.
  - Но у меня нет ключей.
  - Ищи, они где-то здесь.
  - "Здесь" - это целый мир.
  - Не найдешь, застрянешь здесь навсегда. Может быть, тогда ты и поймешь, что целый мир это не так уж и много.
  На этом диалог прекратился.
  Я развернулась и пошла по незнакомым улицам. Входила в какие-то двери, сворачивала в переулки и натыкалась на людей, которые все так же игнорировали мое присутствие.
  Не знаю, сколько прошло времени. Может час, может год. Вдруг мой взгляд притянул предмет, показавшийся до боли знакомым. На земле рядом с песочницей, в которой играли дети, лежала связка ключей. Моих ключей!
  Вот брелок в виде пушистой меховой белочки, с синим карабином, на котором прикреплен ключ от подъезда и два от квартиры. Я наклонилась, подняла связку и пошла, искать дверь. Вдруг кто-то потянул меня за руку и детский голосок сказал:
  - Тетя, отдайте ключи.
  Передо мной стояла девочка лет пяти и собиралась заплакать.
  - Не плачь, милая. Это мои ключи и сейчас они мне очень нужны, - ответила я единственному заметившему меня местному жителю.
  - Нет, не ваши. Отдайте!
  В детском голоске прозвучали приказные интонации.
  - Прости, но я не могу их тебе отдать, - оправдывалась я перед ребенком.
  - Почему? - капризно спросила девочка.
  - Без них я не смогу вернуться домой.
  - Почему?
  - Потому что это мои ключи и они мне нужны, - оборвала я обнаглевшего ребенка и уже собралась уходить, но тут лицо девочки стало размытым, остались только страшные черные глаза без белков.
  - Это не твои ключи, - сказало существо, почему-то хриплым мужским голосом и добавило: - Это даже не твой мир.
  Я развернулась и побежала, не разбирая направления и не выбирая дороги. Я бежала очень быстро, потому что ужас не давал почувствовать усталость. Задыхалась и хватала ртом воздух, но всегда, каждую секунду слышала топот маленьких детских ножек, обутых в милые лаковые розовые туфельки, бегущих следом. Мозг твердил, что ребенок не может быть опасен, а душа визжала от ужаса и вдалбливала в голову страшную мысль. Очень скоро я знала, что если девочка догонит меня, то далее произойдет нечто намного более страшное, чем смерть.
  Когда надежды уже почти не было, я вдруг наткнулась на искомую дверь. В этот момент топот затих. Вероятно, девочка потерялась где-то в лабиринте проулков. Я достала из кармана, добытую с таким трудом связку и постаралась открыть дверь, но почему-то забыла какой ключ, от какого замка. Пока я вспоминала, топот послышался снова и хриплый мужской голос сказал:
  - Не прячься. Я иду. Где ты?
  Руки тряслись, и ключ никак не мог попасть в скважину. Вернее я сразу открыла верхний замок, но нижний не хотел поддаваться. Плоская металлическая пластинка, именуемая ключом, норовила выскользнуть из липких вспотевших пальцев.
  Противный голос не добавил уверенности в себе, сказав:
  - Я тебя вижу. Я уже иду, а ты все равно не успеешь.
  Я пыталась открыть дверь, не понимала, почему у меня ничего не получается и плакала от ужаса и бессилия. Но вот, когда тонкая детская ручка кончиками пальцев уже коснулась моей спины, дверь поддалась. Я ввалилась в облачную массу и захлопнула за собой дверь.
  Как ни странно, облака тут же исчезли. Дверь все так же стояла на оживленной улице. Город, дома, улица все было другое, а главное - не было девочки, что само по себе хорошо, а облака... Да Бог с ними с облаками. Главное здесь не страшно, ну или не так страшно, как с той стороны.
  Я уже собралась идти на поиски чего-то неизвестного и очень важного, но любопытство оказалось сильнее здравого смысла.
  Я приоткрыла дверь и выглянула туда, откуда только что вернулась. Облака были там. Так бывает во сне, где ты пытаешься схватить руками вещь, которая почему-то всегда оказывается за твоей спиной.
  Я опять захлопнула дверь, осмотрелась и чуть не упала от удивления. Не думала, что за дверью все окажется так просто. На ближайшем здании светилась полоска бегущей строки. Надпись гласила: "Татьяна Николаевна, Вам необходимо проехать три остановки на единственном в нашем городе маршрутном такси, до следующего указателя".
  Я посмотрела по сторонам и увидела остановку в нескольких метрах от дома с бегущей строкой. Как только я подошла, подъехала маршрутка без номеров. Я села. Дверь закрылась и мы поехали. Через три остановки машина остановилась и я вышла.
  Прямо на остановке стоял синий указатель с белыми надписями и стрелочками. Если верить ему, получается, что правая дорога ведет в центр, если ехать прямо - приедешь в аэропорт, а под стрелочкой, указывающей влево, было написано: "Переулок похитителей детей". Теперь понятно, куда двигаться дальше. Я прошла пару кварталов, по знакомым улицам и поняла, что попала в копию своего мира. Сейчас сверну на перекрестке, обойду серый дом с обувным магазином, и выйду на площадь, где стоит заметное здание, напоминающее открытую книгу. Я так и сделала, но оказалась не на знакомой площади, а на шумной улице, пестрящей вывесками на английском языке.
  - Неправильно, - тихо сказала я сама себе и очень удивилась, услышав ответ.
  - Сам вижу, что неправильно.
  Я резко обернулась.
  За спиной стоял подросток лет тринадцати. Вид он имел потрепанный и очень напоминал беспризорника. Соломенные волосы, давно скучавшие по шампуню, торчали в разные стороны, грязная майка порвана на плече, джинсы, некогда бывшие голубыми, пестрели пятнами всех цветов, а за спиной топорщились небольшие крылышки, тоже не очень чистые. Существо держало в руках акварельные краски, палитру и несколько кисточек. Оно пыталось взять в левую руку краски и палитру одновременно, чтобы в правой остались только кисти.
  Вспомнив противную девочку, я отошла немного в сторону и спросила:
  - Ты кто?
  - Конь в пальто, - не очень любезно ответил подросток.
  После чего он в очередной раз уронил палитру, с ворчанием ее поднял и соблаговолил продолжить речь:
  - Ангел я.
  - Уверен? - недоверчиво спросила я.
  Мальчик почесал нос грязной рукой, после чего лицо тоже стало грязным, и сказал:
  - Ну, почти. Меня за плохую учебу сюда направили. Рисовать для чудиков вроде тебя картины мира, а я опять все перепутал.
  - Чего рисовать?
  - Помолчи и не дергайся, а то снова фигня какая-нибудь получится. Тебе-то ничего, а я пару схлопочу.
  Я удивленно замерла, а ангел-ученик разложил краски и палитру на скамейке взмахнул кистью.
  Дома вокруг меня вдруг превратились в нечто похожее на фоновую картинку на рабочем столе в компьютере. То ли мальчишка стал большим, то ли мир сжался, только подросток довольно быстро и легко замазал окружающую нас улицу белилами и начал рисовать дома, которые на глазах оживали и становились объемными. Вскоре меня окружала знакомая улица, а ангел дорисовывал дом, похожий на книгу.
  Удовлетворенно осмотрев работу, мальчишка улыбнулся, вытер руки о футболку и спросил:
  - Потянет?
  Я довольно кивнула, а он подмигнул и исчез, успев сказать:
  - Че тормозишь? Вали по делам и отчаливай домой. Тебя там ждут.
  Я улыбнулась и пошла к дому, на котором ангел написал мелом: "Тот, кого ты ищешь здесь. Второй этаж, квартира двадцать семь, ключ в почтовом ящике".
  Я прочитала название улицы и номер дома, забежала в подъезд, быстро нашла ключ и открыла искомую дверь.
  Грязный коридор был пуст. Распахнула дверь и вошла в комнату. Гаврила лежал на грязном диване и не подавал признаков жизни. Я подошла и дотронулась до него. Рука прошла сквозь тело мальчика, не ощутив сопротивления воздуха. Мое сердце екнуло, к горлу подкатил комок, но тут знакомый голос сказал:
  - Не плачь. Я здесь.
  Обернувшись на голос, я увидела второго Гаврилу, который сидел на широком подоконнике и весело болтал ногами.
  Я подошла вплотную и дотронулась до его плеча, которое оказалось вполне материальным.
  - А это кто? - спросила я, кивнув в сторону дивана.
  - Тоже я. Вернее мое тело в нашем с тобой мире.
  - Как так?
  - Сейчас я нахожусь в том же мире, что и ты.
  - Кто тебя сюда поместил? Неужто Лайла?
  - Нет. Я сам. Не знаю, как это получилось, но я смог погрузить тело в подобие комы, а сам оказался здесь. Тут интересно. Особенно пацан с красками. Он конечно грубый, но очень любит животных. Когда никого нет, он рисует щенка и играет с ним. Щенок серый такой, только одно ухо черное да пятно на боку. Они играют, а когда кто-нибудь приходит, мальчик накрывает собаку картонной коробкой или замазывает белилами, а потом снова рисует.
  - Здорово, - сказала я, усаживаясь рядом с ним на подоконнике. - А долго ты еще здесь пробудешь?
  - Я вообще не хотел бы возвращаться, но придется. Я смогу удержать себя в таком состоянии до завтра. В половине двенадцатого сознание вернется в тело.
  - До этого времени мы должны тебя забрать?
  - Нет! Ни в коем случае.
  - Почему?
  - Если переместить мое тело, пока я здесь, душа может потерять его навсегда. Я просто не найду дорогу назад.
  - Но Лайла может помочь.
  - Не факт. Не она же меня сюда поместила.
  - Отвратительно, - сказала я.
  - Точно, - согласился Гаврил.
  - Я буду караулить у дома, до момента твоего возвращения. Ровно в половине двенадцатого мы постараемся тебя освободить. Только ни в коем случае не поддавайся на их уговоры...
  - Можешь не утруждать себя объяснениями. Я все знаю. Не волнуйся, я не отрекусь.
  Это были последние слова, услышанные в этом призрачном мире. Через секунду я смотрела в зеленые глаза Лайлы. Она уже отвязала мою голову и сейчас освобождала руки. Ноги отвязывал громила, а белобрысый обильно поливал нашатырным спиртом вату.
  - Вы можете встать? - спросила Лайла.
  Я кивнула и попыталась слезть со стола. Получилось не слезть, а упасть. Если бы не громила поймавший меня на лету и аккуратно опустивший на холодный пол, разбила бы голову.
  Попыталась приподнять туловище, и тут меня вырвало. Лайла опустилась рядом со мной на пол и заботливо поддержала голову. Белобрысый принес нашатырь и воду. Я умылась, попила и... Рвота повторилась. Мучительные спазмы сотрясали тело и выворачивали внутренности.
  В промежутке между приступами громила взял меня на руки, отнес в соседнюю комнату, посадил на кушетку, подставил тазик и сказал:
  - Ты не переживай. Главное пей больше. После этого всем плохо бывает. Главное не стесняйся и пей больше жидкости. Промывай желудок.
  У него оказался неожиданно приятный низкий голос. Да и сам он стал совсем не страшным, а милым и заботливым.
  Примерно через полчаса я пришла в себя настолько, что смогла принять душ, одеться и удержать внутри себя чашку чая.
  - Тебе пора уходить, - сказала Лайла.
  Я отрицательно покачала головой, а она удивленно приподняла брови.
  - У меня остались вопросы, на которые я не получила ответы, - заявила я.
  - Ты не смелая, а наглая и я не вижу необходимости в продолжение беседы.
  Я ничего не сказала, но и не сдвинулась с места.
  - Для осла упрямство - добродетель, для человека - порок, - назидательно проговорила она, а я пожала плечами и уселась поудобней.
  Громила смотрел на меня со страхом и сочувствием, в глазах белобрысого светилось одобрение.
  Лайла нахмурилась, потом посмотрела на своих слуг и улыбнулась.
  - Спрашивай, - сказала она.
  - Тот, который привел меня сюда, сказал, что ты дашь мне дар. Где он?
  - Он при тебе. Ты его получила, но не осознала.
  - Что это за дар?
  - Даже если бы я хотела сказать, все равно не смогла бы.
  - Почему?
  - Я не знаю. Дар дает Создатель, а я только проводник. Так что суть дара и время его проявления зависят скорее от тебя, чем от меня.
  Я кивнула, встала, и вдруг мне в голову пришла странная мысль. Я понимала, что это неправильно и чувствовала, что опасно, но уйти, не задав этот вопрос, не могла.
  Резко развернувшись, я посмотрела ей в глаза и спросила:
  - Кто ты?
  - Что? - удивилась Лайла.
  - Твое первое имя! - уже не спросила, а приказала я.
  Зеленые зрачки вцепились в мои глаза. Слезы потекли по щекам. Я пыталась зажмуриться, но зеленый взгляд, древний как смерть, парализовал веки. Тело больше не принадлежало мне. Колени подкашивались под тяжестью, навалившейся на каждый миллиметр кожи.
  Белобрысый попятился к двери, громила закрыл голову руками, но не переставал смотреть на меня глазом, в котором светилась забота и неодобрение одновременно, а я стояла на коленях перед той, которая привыкла называть себя Лайлой. Мое лицо было поднято вверх, от этого женщина в белом халате казалась великаном.
  - Повтори! - пророкотала она.
  Я собралась с силами и прохрипела:
  - Как твое имя?
  Она наклонилась и, почти касаясь губами моего рта, произнесла:
  - Лилит!
  Мир вокруг стал менять цвет. Будто ангел-двоечник размазал его своей кистью, в попытке написать новую картину мира. Последнее что я увидела - громила, который попытался закрыть меня руками, а когда не получилось, перекрестил. Он на глазах становился красивым. Горб пропал, появился второй глаз, кожа стала ровной, но самое интересное, что от его тела в стороны расходились лучи прекрасного голубого света.
  В следующее мгновенье я оказалась на незнакомой улице. Наступил вечер. Плотные сумерки перетекали в ночь. Рядом не было ни больничного двора, ни существ, которые только что меня окружали. Обычный серый двор, мутные лужи и промозглый дождь. Я попыталась прочитать название улицы, но вдруг перед глазами все расплылось, я чуть не упала. Собравшись, преодолела головокружение, вышла на улицу и попыталась понять, где нахожусь. Безрезультатно. Ни одного знакомого здания или другого ориентира. Попытки прочитать вывески или, хотя бы номера рейсовых автобусов закончились неудачей. Каждый раз в глазах темнело, кружилась голова, один раз меня даже вырвало.
  - Нажралась, как свинья. Молодая еще женщина. Как не стыдно! - сказала какая-то старушка, а я присела на корточки и попыталась придумать, как добраться до квартиры, снятой утром.
  Прислонившись спиной к серой стене, я искала выход и не могла его найти. На прохожих, которые неодобрительно косились в мою сторону было наплевать. Если они видят что-то необычное, или человека, который ведет себя не как все, то могут придумать только два объяснения: или пьяный, или дурак. Ну и пусть. Сейчас это не важно. Сейчас надо найти Михаила, потому что в обычном доме, на обычной улице лежит тело мальчика по имени Гаврил. А сам он в это время смотрит, как крылатый хулиган играет со своим щенком.
  Идея пришла сама собой. Я встала и засунула руки в карманы. Они оказались пустыми. Значит, денег на проезд нет, придется рассчитывать на человеческое сострадание. Ситуацию усугубляло мое физическое состояние. Щеки горели, руки тряслись, тошнота волнами подкатывалась к горлу.
  Я зашла в первый подошедший автобус. Когда закрылись двери, подошла к кондуктору и узнала, куда мы едем. Оказалось, что этот маршрут идет почти до моего временного дома. Тогда я объяснила, что у меня нет денег. Кондукторша немедленно заголосила на весь салон и потребовала, чтобы водитель немедленно остановил автобус и высадил меня. Это было унизительно, но сейчас не до гордости. Я сняла с пальца золотое кольцо, которое мне вернул тот, который казался горбуном, и попросила принять его в качестве платы за проезд. Меня матерно послали, рассказали, как надоели эти алкаши и высадили из автобуса.
  Повторив попытку еще два раза, я начала радоваться, что узнала хотя бы направление движения.
  Я посмотрела наверх и сказала:
  - Помоги, пожалуйста, не для себя же стараюсь.
  Никто не ответил. Может быть, мое обращение к Богу было слишком фамильярным, а может быть, я не смогла увидеть знак, который приведет меня к дому. В любом случае ни на полноценную молитву, ни на концентрацию внимания меня не хватило. Я пошла вдоль дороги, повинуясь только своей интуиции или велению Создателя. Никто не знает, что это было. Хотя, на мой взгляд, интуиция - частный случай провидения.
  Скоро стемнело. Руки и ноги замерзли. Очень хотелось пить. Каждый шаг отдавался новыми приступами тошноты. Не знаю, сколько прошло времени, когда меня посетил очередной глюк. На углу замаячила фигура мужчины, который нервно курил и пристально смотрел в мою сторону. Он очень напоминал Михаила, Но если это он, то почему не идет на встречу.
  Решив, что мое воображение слишком разыгралось, я собралась перейти на другую сторону дороги. Силуэт качнулся в мою сторону и замер, напряженно вглядываясь в темноту. Любопытство опять взяло верх над здравым смыслом. Если это действительно он, я доберусь до него и выцарапаю глаза. Видит же, в каком нахожусь состоянии, и даже шага на встречу не делает.
  Я с трудом дошла до мужчины, который действительно оказался архангелом.
  - Гад пернатый, - сказала я, опираясь на протянутую руку.
  Он улыбнулся, поддержал под локоть и ласково сказал:
  - Не психуй. Я сделал все что мог. Она запретила мне делать хотя бы шаг к тебе на встречу.
  - Кто она такая, чтобы запрещать архангелу?
  - На меня она влияния не имеет, а вот ты могла оказаться далеко отсюда. Пойдем в машину, там поговорим.
  Я, конечно, была в ярости, но все равно обрадовалась встрече. Прежде чем сесть обратила внимание на крест, он лежал там, куда я его положила.
  - Надень. Я его даже не трогал, - сказал Михаил.
  Хорошо, так и сделаю. Странно, но мне сразу стало легче.
  - Ты знаешь, где Гаврил? - спросил он.
  Я кивнула.
  - Какой дар ты получила?
  - Без понятия.
  - Значит, пока не проявилось. Будем ждать, и надеяться на лучшее.
  - Есть причины надеяться именно на лучшее?
  - Да, и очень весомые. На моей памяти Лайла впервые решила помочь пациенту после сеанса. Меня это очень удивляет.
  - Помочь?! - удивилась я. - Да эта коза брянская меня чуть в гроб не уложила после сеанса.
  - Зря ты так. Она позвонила мне и сказала, где я смогу тебя найти. Единственным условием было то, что ты должна сама узнать меня и подойти. Я не мог даже шагнуть тебе на встречу. Но это все равно лучше, чем всю ночь идти в неизвестном направлении. Правда?
  Я кивнула, откинулась на спинку сидения и сказала:
  - Пить хочу.
  Михаил достал из бара апельсиновый сок и сказал:
  - Дома будет чай.
  Я кивнула, и начала подробно рассказывать обо всем, что произошло у Лайлы.
  Когда я рассказала, как спросила о ее имени, Михаил резко нажал на тормоз. С противным визгом машина остановилась. Мне показалось, что черная челка архангела встала дыбом.
  - Что ты спросила?! - уточнил он.
  - Как твое имя? - повторила я.
  - Зачем?!
  - Не знаю. В тот момент мне показалось это очень важным.
  - И что она ответила?
  - Лилит.
  - Офигеть, - подвел итог архангел.
  - А что случилось-то?
  Сзади сигналила какая-то машина, и мы медленно поехали по темной улице.
  Михаил провел ладонью по лицу и сказал:
  - Это единственный вопрос, на который она не может не ответить. Но с другой стороны, это единственный вопрос, за который она имеет право покарать смертью.
  Я подавилась соком и закашлялась. Михаил похлопал меня по спине и уточнил:
  - Ну и зачем ты это спрашивала?
  - Да говорю же, не знаю. А что такого важного в этом имени? А то чуть не умерла неизвестно за что.
  - Тебе ничего не говорит это имя?
  - Да есть что-то знакомое, но не могу сообразить что.
  - Тогда поговорим дома. Сейчас скажу только, что у нас есть повод выпить что-то более крепкое, чем чай. Тем более что до половины двенадцатого дня нам делать нечего.
  Дома я первым дело выпила огромную чашку ароматного чая, после чего залезла в ванну и полежала в горячей воде полчаса.
  Когда я вышла, жизнь показалась более терпимой и осмысленной. Михаил гремел посудой на кухне. Я переоделась в вещи, купленные сегодня днем и пошла на запах еды.
  На кухне царил полумрак. Верхний свет не работал. Горел только небольшой светильник над столом. Я посмотрела на архангела, и что-то в его облике показалось мне странным. Я прищурилась, и вскрикнула от удивления.
  Из-за его спины, острыми голубыми лучами растекалось сияние.
  - Ты чего? - спросил он.
  - Ты похож на голубого дикобраза.
  - Что?
  - У тебя из-за спины лучи торчат.
  Он бросил на пол ложку, которой перемешивал суп, подошел поближе и спросил, пристально глядя мне в лицо:
  - Ты это видишь?!
  - Ну да. А что это?
  - Спасибо, - сказал он, глядя в потолок.
  Потом он обнял меня и тихо сказал, обращаясь уже ко мне.
  - Радуйся. Он тебя любит.
  - Кто? - спросила я, отстраняясь от архангела, который, на мой взгляд, вел себя странно.
  - Это и есть твой дар. Ты умеешь видеть ангелов.
  Я села на табуретку и еще раз посмотрела на Михаила. Если не присматриваться сияние становилось довольно тусклым, плохо заметным. Но стоило присмотреться повнимательней, голубые лучи начинали сиять ярче.
  - Я вижу ангелов?
  Он радостно кивнул и дополнил:
  - Это здорово.
  - Насколько здорово?
  - Сначала ты научишься видеть светлые сущности. При нормальном взгляде это почти незаметно, но стоит сфокусировать взгляд немного за объектом, ты сможешь увидеть сияние, отличающее ангела от людей. Хочешь попробовать?
  - Конечно.
  Михаил расправил крылья и сказал:
  - Сфокусируй взгляд на моем теле.
  Я кивнула и сделала, как он сказал.
  - Видишь сияние?
  - Нет.
  - А теперь посмотри на кончики крыльев и держи взгляд на этом месте, после того, как я их сложу.
  Я уставилась на длинные белоснежные перья. Архангел сложил крылья и я ахнула, увидев сияние, занявшее место белого оперенья.
  - Видишь?
  Я кивнула.
  - С демонами происходит то же, только сияние будет другого цвета.
  - Какого?
  - Это зависит от твоего мировосприятия. Узнаешь экспериментальным путем. Кстати то, что вы называете аурой, ты теперь тоже легко увидишь. Только взгляд надо фокусировать не за объектом, а перед ним. Представь, что перед человеком на расстоянии примерно десяти сантиметров висит невидимый экран и постарайся увидеть, что на нем изображено.
  - Ты говорил, что у каждого дара есть оборотная сторона. Пока я вижу одни плюсы.
  - Дело в демонах, с этого момента они тоже выделят тебя из толпы. Ты видишь их, они тебя. Все справедливо.
  - И чем это мне грозит?
  - Как бы тебе объяснить подоходчивей?
  - Главное - не разговаривай со мной, как с умственно отсталой!
  - Лады. Скажи, на кого никогда невозможно навести порчу или приворожить, отворожить?
  - Ну, не знаю. Наверное, глубоко верующего человека.
  - Правильно. Или на вообще неверующего. Не лучший, но действенный метод борьбы с нечистью - не верить в нее. Представь, как бы сложился наш разговор, если бы ты в корне отрицала возможность моего существования. Ты скорее согласилась бы добровольно лечь в психушку, чем помогать мне. С момента получения дара человек не просто верит в их существование, но и имеет перед глазами видимое подтверждение. Это значит, что с одной стороны ты - сильный противник, с другой - возможный и желанный союзник. На тебя легче воздействовать.
  - Почему?
  - Ты видишь их спецэффекты и становишься настоящим воином света, а любой воин света формально может стать воином тьмы, ибо тьма есть обратная сторона света. Теперь твоя жизнь станет намного интересней и это хорошо.
  Не то чтобы я согласилась, скорее, попыталась переварить новую способность.
  Михаил проводил меня в комнату, принес икру, блины, горячий суп, еще какие-то закуски и бутылку рома.
  - Это надо отметить, - сказал он.
  - А блины откуда? - некстати уточнила я.
  - Соседка угостила.
  - Да Вы, товарищ архангел, бабник?
  Он засмеялся, налил мне тарелку горячего супа, рюмку рома и сказал:
  - Почему нет? Правда, моей пассии семьдесят лет, но какое это имеет значение для архангела?
   В этот момент часы начали бить двенадцать раз.
  Закончился день пятый. Начался день шестой.
  
  День шестой.
  Суббота.
  
  Шестой день нашего знакомства начался в полночь с приятной беседы за столом. Я сидела с ногами на диване, а передо мной стоял журнальный столик с вкусно пахнущей едой. Проглотив рюмку рома, который никогда не любила, я закусила ложкой обжигающего борща и с аппетитом съела блин с красной икрой. Сочетание не совсем классическое, вернее совсем не классическое, но за отсутствием лучшего пойдет. Алкоголь теплыми волнами разлился по организму, мои щеки порозовели, перед глазами все поплыло.
  - Ты закусывай, закусывай, - сказал Михаил. - Борщ я сам варил, а блины соседка помогла приготовить, классная бабулька. Кстати, о хорошем, ключи я отвез, Наталья зверей покормила. Говорит, что дома страшный кипиш. Тебя ищут менты, сосед и бывший муж.
  - И как я буду жить дальше?
  - Успокойся. Я все улажу. Если с нашим делом все срастется, то ни милиция, ни кто-нибудь другой не вспомнят о происшествиях этой недели. Обещаю.
  - Надо соседу позвонить. Может, что-нибудь полезное расскажет.
  - Не надо никому звонить. Все личные контакты после. Сейчас борщ, ром и отдых. Завтра дела. И только потом соседи, свидания и прочие милые нюансы.
  Я только кивнула и принялась за еду. Силы возвращались очень быстро. Довольно скоро я уже могла продолжить беседу.
  - Ну, говори, - потребовала я.
  - Спрашивай, - парировал архангел.
  - Что за имя "Лилит", и почему за этот вопрос она могла мне голову оторвать?
  - Как звали первых людей? - ответил Михаил вопросом на вопрос.
  - Адам и Ева, - ответила я.
  - А если подумать?
  Я немного подумала и начала припоминать, что Ева была у Адама не первой, о чем и поведала архангелу.
  - Умница. Сначала бог создал равных мужчину и женщину. Однако мужчина скоро начал жаловаться на своевольную, непослушную и слишком умную подругу. Он попросил создать ему новую женщину. И Бог сделал Еву из ребра Адама. Ева была более покладиста и пришлась по нраву Адаму. А первая женщина оказалась слишком самодостаточной и ни о чем не просила. Тогда Бог дал возможность ей и ее дочерям уйти на землю. Перед уходом она получила большую силу и власть, границы, которых знает только она и Творец. Единственное, что про нее известно - бессмертие в рамках существования человеческого рода. Технически она - идеальный человек, а практически личный помощник Создателя на земле, несущий суперординарную миссию. Ее имя...
  - Лилит, - закончила я.
  - Правильно. С годами ее имя зазвучало иначе, люди придумали много легенд про нее. Они называли ее и ангелом и демоном, не осознавая что она ни то ни другое. Она изначально нейтральна. Проводник, который может использовать любая из сторон. Некоторые религии считали ее хранительницей всемирных весов, другие называли ее Фемидой, богиней правосудия, другие Иштар - богиней земли. Она называет себя "ихавод" - "бесславие", потому что не зависимо от важности деяний она всегда в тени. Сильная, могущественная и мудрая как сама жизнь, Лилит лишена биографии, собственной истории, и права строить свою жизнь по своему усмотрению. Вечная странница. Бог дал ей право самой выбирать, кого посвящать в свою тайну, а кого карать за любопытство. Тебя посвятили.
  - О чем это говорит?
  - О том, что Лайла считает тебя очень важным звеном какой-то цепи и пытается помочь в выполнении поставленных задач. Что еще ты хочешь узнать?
  - Кто ей помогает? Два странных типа без имен.
  - Ты сама подошла очень близко к сути их существования. Они такие же бесславные как она. Лишенные имен и титулов. Два падших ангела, которые не успели стать демонами, потому что раскаялись. Они потеряли имена, данные Создателем и не получили имен от Сына Погибели. Сейчас они помогают Бесславной, чтобы заслужить прощение.
  - Когда я узнала ее имя, Лайла вышвырнула меня на улицу. Но прежде чем покинуть ее, я увидела лучи, похожие на твои. Они исходили из тела горбуна. Он пытался защитить меня, потом перекрестил, а через миг преобразился и засветился.
  - Это хорошая новость. Значит, горбун заслужил прощение. Придется Лайле искать нового подручного.
  - Им может оказаться хулиган с красками?
  - Васька? Нет, вряд ли.
  - Васька? А кто он? Ангел?
  - Не совсем. Хотя со временем может стать кем-то вроде персонального помощника для ангела или человека.
  - Это как?
  - Ты опять пытаешься понять идею сотворения мира и узнать тайны загробной жизни? Зачем? Придет время, все поймешь и узнаешь, только тогда пути назад не будет. После получения этой информации твое земное существование прервется из-за его нецелесообразности. Хочешь, расскажу, кем он был при жизни? Но не больше.
  - Хочу.
  - Он родился в неблагополучной семье и рано оказался на улице. Мать вышла замуж, когда Ваське было пять, и забыла про белокурую ошибку молодости. Кем был отец, не знала и сама мать. Его нашли такие же беспризорники, как он сам и помогли выжить. Все свое детство Васька жил воровством и мелкими аферами, курить начал в шесть лет, пить в семь. В его душе было два светлых пятна. Он любил животных и любил рисовать. Только это позволило не опуститься и не совершить грех, который будет слишком сложно искупить. Его много раз подбирали органы опеки и определяли в детские дома и интернаты, но Василий всегда убегал. Не потому, что там было хуже, чем на улице. Просто в детский дом нельзя было взять двух собак и блохастого кота. Пацаны жили в брошенном доме на краю деревни. Кстати, недалеко от места, где ты встретила чертова пса. Однажды он увидел, что на крыльце соседнего дома стоит трехлитровая банка с молоком. мальчишка решил украсть ее. Не для себя, хотел побаловать зверье. Когда уже собирался убежать, увидел, что из-под двери идет дым. Он заглянул на веранду. Все в копоти. Хотел пойти, позвать на помощь, но услышал детский крик. Когда мальчишка открыл дверь в комнату, то понял, что помощь не успеет спасти трехлетнюю девчонку, забившуюся под стол, который уже вовсю горит. Не буду расписывать в подробностях подвиг беспризорника... Короче, девочку он спас. Ему бы взять молоко и уйти, но спасенная не отпустила и попросила достать Пуха.
  - Кого?
  - Васька задал тот же вопрос, но не успел получить ответ. Он сам увидел щенка, который метался по подоконнику. Шерсть уже начала тлеть и животина страшно кричала. Мальчишка разбил окно, но глупый пес бросился в комнату и забился под диван. Васька полез следом...
  Он ненадолго замолчал. Налил еще рома, предложил мне, я отказалась. Тогда он, посмотрев на выступившие у меня слезы, закончил рассказ:
  - Их похоронили в одном гробу. Тела сильно обгорели, но даже в морге врачи не смогли разжать руки беспризорника, который обнимал щенка.
  Я вытерла слезы, а он спросил:
  - Почему ты плачешь?
  - Ты действительно этого не понимаешь?
  - Не понимаю. Ты же видела его сейчас, знаешь, что ему лучше, чем было при жизни, и все равно жалеешь, что его существование изменило суть и форму.
  - Смерть - это всегда грустно.
  - Правильно. Грустно для оставшихся, они оплакивают не ушедшего, а свое новое состояние.
  - Не совсем поняла твою мысль.
  - Прощаясь, вы жалеете не ушедших, а себя. Вы осознаете, как будет плохо без этого человека, без его близости, советов, внимания, помощи. Правильно?
  - В общих чертах.
  - Вы осознаете, как будет плохо вам без него, то есть постигаете собственную потерю, а не сочувствуете ушедшему, подсознательно надеясь на то, что ему там будет лучше, при условии, что ушедший прожил жизнь достойно.
  - Это справедливо для верующих. А как быть с атеистами?
  Ангел провел руками по лицу, посмотрел мне в глаза и сказал:
  - Запомни, родная: "На кладбище атеистов не бывает!". Не помню, кто это сказал. Сама идея уважения к местам захоронения и оказания внимания праху в корне противоречит постулатам атеизма. В конечном счете не важно, сколько прожил человек. Значимо только то, как он провел этот период. "Для вселенной двадцать лет - мало", а для человека очень много. Надо уметь быть благодарным за мгновенья, проведенные рядом с достойным человеком, не сетуя на недостаток времени.
  Я подумала и согласилась.
  - Ты прав, анализируя основы человеческого поведения, но почему священники не стараются более активно нести эту идею в массы? Ведь никто из нас не избежит конца, а такое знание может помочь с ним смириться.
  - Нет. Подобное знание может привести к популяризации смерти. Человек должен постигнуть не красоту смерти, а уникальность жизни, но не все к этому готовы. Мрачные псевдорелигиозные течения дают ощущение бессмысленности жизни, а это неверно. Жизнь волшебна, прекрасна, надо только уметь это видеть и быть за это благодарным. От того, как человек показал себя при жизни, зависит, что он получит после. Постарайся представить себе процесс эволюции не как стихийно происходящий и неуправляемый, а как хорошо спланированный и контролируемый.
  - Легко. И что дальше?
  - Неужели тот, кто продумал строение коленного сустава у таракана, может оставить без внимания маленький мир, именуемый человеком? На этой земле нет никого, кто бы не был интересен Творцу. Каждая душа - уникальная вселенная, которая имеет право на существование и уважение. И никто не вправе отнять у человека жизнь, даже сам человек.
  Я уселась, откинувшись на подушках, а Михаил устроился рядом на кресле. Мы немного посидели молча, и сменили тему разговора.
  Это был разговор обо всем. Я рассказывала о своей жизни, а Михаил слушал, комментировал, сопереживал, и мне казалось, что он всегда был рядом. Хотя, возможно так и было. Он понимал каждое слово, до того как я его произносила, и сопереживал каждым нервом. Мы вместе смеялись, а когда мне хотелось плакать, он рассказывал смешные истории про известных людей. В такие моменты прочитанные книги, да и сама история становились объемными, близкими и очень человечными. Михаил создавал ощущение безграничного спокойствия, умиротворения и комфорта.
  Мне никогда в жизни не было так хорошо, как во время этого разговора. Душа оттаивала и мурлыкала от счастья. Я вспомнила известную фразу из любимого с детства фильма: "счастье - это когда тебя понимают", каждой клеточкой прочувствовав ее справедливость. Я пыталась запомнить и впитать в себя каждую секунду этого вечера, но не могла отделаться от мысли, что скоро это закончится. В лучшем случае завтра, а может быть и раньше, он исчезнет из моей жизни. Вернее, изменит форму своего участия и больше не будет такого вечера, такого разговора, такого совершенного понимания, возможности услышать и быть услышанной. От этого счастье становилось еще более полным, даже болезненным.
  Михаил понял мое состояние и начал рассказывать длинную и неожиданно нудную историю из жизни Элвиса Пресли. Сначала я слушала очень внимательно, но монотонный голос и бессмысленное повествование усыпляли. Скоро я задремала. Архангел укрыл меня одеялом, а когда я открыла глаза, сказал:
  - Спи.
  И я уснула.
  
  Утро оказалось неожиданно солнечным. После серого дождя, который, казалось, никогда не кончится, солнечные зайчики на полу казались почти волшебными.
  Я открыла глаза, потянулась и посмотрела вокруг. Архангел спал прямо в кресле, вытянув ноги и неудобно свесив голову. Челка закрыла глаз, а подбородок с двухдневной щетиной выглядел очень по-человечески. Он не ушел в спальню, потому что даже во сне боялся оставить меня одну. Почему в повседневной жизни такого не бывает? Почему мы, люди не умеем понимать друг друга без слов и оказывать элементарные знаки внимания? Это же так просто!
  
  Я отправилась исследовать квартиру на предмет местонахождения часов, которых в доме не оказалось, на сотовом села батарейка. Возможности узнать который час не представлялось. Я потихоньку, чтобы не разбудить, подошла к Михаилу и посмотрела на его наручные часы. Они оказались странными, как и все связанное с архангелом. На циферблате было двадцать четыре деления, а секундная стрелка двигалась в обратном направлении.
  - Полдевятого.... С добрым утром, - сказал Михаил, не открывая глаз.
  - Спасибо. С добрым утром, - ответила я.
  - Могла бы еще полчасика поспать. Я собирался разбудить тебя в девять, - сказал архангел, потягиваясь встал, и добавил.
  - Надо торопиться.
  - Куда. Ты же сказала, что мальчик вернется в половине двенадцатого.
  - Будет лучше, если мы приедем заранее и разберемся с теми, кто сторожит тело. Ведь неизвестно, сколько понадобится на это времени.
  - Точно, но если мы очень рано разберемся с охраной, то все равно не сможем забрать его до назначенного времени, и есть вероятность, что мы можем столкнуться еще с кем-нибудь неприятным. Так что приедем за полчаса, по возможности быстро решим текущие проблемы, заберем мальчика и спрячем его на одни сутки.
  - А как будем разбираться с охраной?
  - По пути расскажу.
  
  Пока я готовила стандартный кофе со стандартными бутербродами с красной икрой, архангел увидел свое отражение в зеркальной двери шкафа и заметил:
  - А бритву я зря не купил.
  - Не переживай. Тебе идет легкая небритость.
  - Неубедительно, но все равно спасибо. В любом случае времени на покупку бритвы нет.
  Мы быстро позавтракали, собрались и поехали к дому, где через несколько часов должен был вернуться из пограничного мира в тело Гаврила.
  Из дома выехали в десять. С учетом пробок и прочих непредвиденных ситуаций на месте должны были оказаться не позже одиннадцати.
  По пути Михаил посвятил меня в свои планы.
  - По моим расчетам самого Абигора на месте не будет, но если он решит лично подстраховать тех, кто охраняет мальчика, я сам с ним разберусь. Теперь о прихвостнях, с ними сложнее. Я не могу трогать их, а он не может нападать на тебя, по крайней мере, до начала Черной Мессы. Так что с ними будешь разбираться ты.
  - Святая вода, обереги и прочее?
  - Сомнительно. Пока ты спала, я, на всякий случай, благословил тебя. Нательный крест и водяной пистолет со святой водой защитят тебя от конкретной нечисти, но я думаю, что тебе не придется иметь с ней дела. К сожалению.
  - Почему к сожалению?
  - Эти нехитрые средства могут защитить тебя от чертей и бесов, но не могут уберечь от людей.
  - Лично я предпочитаю общаться с людьми.
  - Зря. Это мир людей и любой падший человек намного опасней всех чертей, оборотней, зомби и прочих именно потому, что он человек. Против вурдалака сойдет святая вода, против вампира чеснок, а против людей придется бороться человеческим оружием и это меня очень беспокоит.
  Он снабдил меня электрошокером, пистолетом, стреляющим резиновыми пулями и газовым баллончиком.
  - Ты умеешь этим пользоваться? - уточнил он.
  - Да.
  - Надеюсь, это поможет. В любом случае помни - я рядом.
  Странно, но меня это действительно успокоило.
  Мы въехали во двор, и тут нам под колеса выскочил щенок. Серый такой, с черным ухом и большим черным пятном на боку. Лохматый комок два раза тявкнул и рванул к искомому подъезду. Мне это что-то напомнило, но додумать эту мысль я не успела, потому что увидела знакомое лицо. Ангел - хулиган стоял на крыльце подъезда и курил. Крыльев за его спиной небыло.
  - Оба-на. Вася! Ты как тут? - спросил архангел, выходя из машины.
  Я последовала за ним, а Васька рванул в подъезд.
  В видении ключ лежал в почтовом ящике, наяву его там не оказалось. Мы подбежали к квартире, дверь которой оказалась открытой. Я от неожиданности отскочила в сторону, а Михаил шагнул в коридор.
  Квартира была пуста. Та же старая мебель, знакомые обои, только никаких следов пребывания мальчика. На подоконнике сидел Васька и болтал ногами. Щенок крутился у его ног, и все время норовил схватить зубами за штанину.
  - Опоздали, - подвел итог архангел.
  - Точно, - подтвердил опасения недоученный ангелок.
  - Где пацан? - спросил архангел Ваську.
  - Я чо, знаю? Этому кенту в пограничном мире вдруг заплохело, потом фантом исчез, и я просек, что его тело уволокли куда-то. Решил помочь, но пока то, пока се, опоздал короче.
  - Когда кенту заплохело? - уточнил Михаил, подходя к мальчишке и пытаясь взять его за плечо.
  Тот ловко соскочил с подоконника, юркнул архангелу под руку и ответил, оказавшись на безопасном расстоянии.
  - Часа два назад.
  - И Лайла так просто тебя отпустила?
  - Ну не так просто. Белобрысый помог. Горбуна-то твоя баба освободила.
  - Ты можешь узнать, где тело?
  - Нет.
  - Почему?
  - Потому же, почему и ты. Меня тоже держит тело. Так что пацана вы клювом прощелкали, - подвел итог Васька и опять уселся на подоконник.
  Меня такой исход не устраивал.
  - Они могут не знать, что тело нельзя перемещать? - удивилась я
  - Формально могут, но Абигор должен был проинструктировать своих подчиненных. А он точно догадался, куда спрятался мальчик. Не удивлюсь, если он тоже отправил кого-нибудь к Лайле.
  - Угу, - сказал Васька с подоконника.
  - Тогда зачем они это сделали? - спросила я.
  - Чтобы Гаврил не достался нам. Демон понял, что недооценил тебя и решил рискнуть жизнью мальчика. Или он рассчитывает оказать давление на Лайлу, - размышлял Михаил вслух.
  - Это возможно?!
  - Скорее нет, чем да.
  - Тогда на что он надеется?
  - На то же, на что и я.
  - Можно без ребусов?
  - Можно. На тебя.
  - Что?! - удивилась я.
  - Он понимает, что мы больше чем он заинтересованы в спасении жизни ребенка и считает, что ты сама приведешь душу Гаврила к телу.
  - А я могу?
  - Если Лайла поможет. Но для этого нам надо знать, где находится тело.
  Я задумалась.
  Пока я размышляла, Васька сказал:
  - Ну, пока.
  Взял на руки собаку и растворился в воздухе. После всех происшествий мне это показалось вполне рядовым событием.
  - А она поможет? - спросила я, с трудом отводя глаза от места, где только что сидел мальчик.
  - Судя потому, что Васька приходил сюда, да.
  Я представила, что мне еще раз придется посетить Лайлу, и не обрадовалась. Хотя если другого выхода нет.... Глупо сворачивать сейчас...
  - Но я не знаю где тело, - резонно заметила я, а Михаил сказал:
  - А если подумать?
  И тут до меня дошло, что единственное место, где Гаврила точно должен оказаться - перекресток на кладбище, в момент начала Черной Мессы. Я сделала "большие глаза" и спросила:
  - Я правильно поняла?
  Он только кивнул, а я продолжила:
  - Получается, что я сама помогу ему закончить ритуал?
  - Он надеется именно на это.
  - Почему ты об этом не подумал?
  - Унося тело, Абигор очень рискует. Можно сказать, что он уже понял, что почти проиграл и теперь хватается за соломинку. Если раньше он хотел втихаря закончить Мессу, то теперь вынужден пригласить нас на заключительное отделение представления. Для него это так же плохо, как для нас. Даже хуже.
  - Почему?
  - Формально до этого момента он мог перенести место завершения ритуала, теперь мы точно знаем, где начнется "праздник". Осталось показать дорогу душе мальчика и не опоздать к началу. Приготовься, выходим на финишную прямую.
  - Во сколько начнется мероприятие? - уточнила я.
  Михаил сел на освободившийся подоконник и задумался, потом выдал:
  - Если взять наезд на католика за точку отсчета, то с учетом разных часовых поясов получается... Примерно без пяти одиннадцать по местному времени. В принципе все сходится, если принять во внимание, что часто такие ритуалы начинают за шестьдесят шесть минут до полуночи шестого дня.
  Говорить больше было не о чем, и мы отправились в психушку. По пути архангел много раз набирал номер Лайлы, но она не отвечала.
  Подъехали к уже знакомому крыльцу. Михаил вышел из машины и вслед за мной направился к двери.
  - А ты куда? - удивилась я.
  - С тобой. Я ни разу не привозил к ней людей во второй раз. Это нонсенс и я обязан проконтролировать процесс.
  - Ты можешь разозлить ее.
  - Ничего, потерпит. К ней не простой смертный заглянул от нечего делать. А небесный архистратиг по делу. Так что придется смирить гордыню и проявить смирение.
  - Ты имеешь методы давления на нее, находясь в этом теле?
  Он задумался, а я поняла, что попала в слабое место. Лайла просто может не выйти на контакт, и он ничего не сможет предпринять до понедельника. Потом он сможет гневаться и карать, но будет поздно.
  Михаил молчал, а я продолжила:
  - Ты конечно велик и прекрасно разбираешься в отношениях, сложившихся между неземными сущностями, но она не ангел и не демон. Она - женщина, просто женщина, имеющая власть. И я договорюсь с ней быстрее. Тем более, она отпустила Ваську, значит, в принципе не возражает против общения.
  Пока он думал что ответить, я сняла крест, бросила его на сидение и вбежала на крыльцо, захлопнув за собой дверь.
  Почти сразу мне преградила дорогу тучная дама в белом халате, которая резонно спросила:
  - Вы куда, девушка?
  - К Лайле Моисеевне, - ответила я.
  - Это кто?
  - Мне нужна заведующая отделением интенсивной терапии, госпожа Ихавод.
  - Ее нет, - упрямилась дама.
  - А где она? - не отставала я.
  - Не знаю.
  - А я знаю, что она здесь. У нас назначена встреча.
  - Тогда почему она вас не встречает?
  Мне надоела бессмысленная дискуссия, и я нагло прошла вперед, оттолкнув тетку плечом. Надо признать, что это было не легко. Я побежала вверх по лестнице, а женщина в белом двинулась следом, громко ругаясь.
  Так она всю больницу на ноги поставит.
  Я вбежала на второй этаж, уперлась в знакомую решетку и вошла в комнату, где вчера меня ждала Лилит. Сегодня меня там не ждал никто, да и коридора, по которому мы пришли в страшную комнату, не было. Вместо него взгляду предстала ровная стена. Тетка ввалилась в комнату вслед за мной и сразу принялась голосить:
  - Покиньте немедленно помещение, а то я милицию позову.
  - Позовите лучше Лайлу Моисеевну, - тихо ответила я, но она не унималась:
  - Санитары! Тут посторонние!
  Да, когда здесь было тихо, было страшнее, но спокойнее. На крик вредной женщины стал подтягиваться медперсонал. Я поняла, что сейчас меня или вышвырнут на улицу или определят в палату. Остался один выход:
  - Лилит!!! Я пришла к тебе! - закричала я.
  - Буйная, - подвела итог тетка.
  - Лилит! Я не уйду без тебя, - не унималась я.
  А что такого? Буянить так, буянить.
  И вот когда меня уже готовы были скрутить подоспевшие санитары, знакомый голос сказал:
  - Не волнуйтесь. Это наша пациентка. Я сейчас ее заберу.
  Белобрысый стоял, прислонившись к подоконнику и ехидно улыбался.
  - Мне нужна Лайла, - пояснила я.
  - Я понял, - ответил он и добавил: - А чего это ты к нам зачастила? Неужто понравилось?
  - Не очень, просто мне необходимо с ней встретиться.
  - Она думает иначе. А твои вопли про Лилит ее вообще вывели из себя. Неужели тот, который привел тебя, не сказал, что за это можно жизнь отдать? Тебя один раз пожалели, зачем гневить судьбу?
  - Он все рассказал, но у меня нет другого выхода.
  - Тогда иди к ней. Чего орать-то?
  - Я не могу к ней попасть!
  - Почему?
  Он явно издевается, но ссорится не в моих интересах. Хочет поиграть - пожалуйста.
  - Здесь был коридор. Где он? - спросила я.
  - Уверена, что он действительно был?
  - Да. Я вчера по нему ходила.
  - Если был, значит и сейчас есть, - логично заметил белобрысый.
  - Сейчас его нет.
  - Почему ты так думаешь?
  - Потому что я его не вижу! - начала нервничать я.
  - Человеческое мировосприятие не совершенно, - задумчиво сказал блондин.
  - Я вижу то, что есть на самом деле.
  - Позволь не согласиться. Иногда ты видишь, что хочешь видеть, в следующий момент ты видишь то, что должна видеть.
  Произнеся эти слова, он развернул меня лицом к коридору, который неизвестно откуда появился, и продолжил:
  - И только изредка эти два разных видения совпадают с глупой формулировкой "есть на самом деле".
  Я стряхнула его руки и побежала по знакомому коридору. Белобрысый следовал за мной. Даже сейчас он не удержался от замечания:
  - У нас появился постоянный клиент. Что-то новое. Пора разрабатывать систему скидок.
  Больше он ничего сказать не успел, потому что я ворвалась в кабинет, где рядом со страшной кроватью стоял стол, за которым сидела, та к встрече, с которой я так стремилась. И в этот момент я поняла, что не знаю с чего начать. Белобрысый встал рядом с Лайлой и выдал, указывая на меня рукой:
  - Вот привел.
  - Я вижу, - ответила она. - Оставьте нас.
  Он вышел. Мы остались вдвоем. Сначала она укоризненно молчала, а я просто не знала что сказать. Лайла заговорила первой:
  - Вы ведете себя вызывающе, даже неприлично.
  - Извините, у меня не было другого выхода.
  - Выход есть всегда.
  - Но мне нужна Ваша помощь.
  - Ну и что? А мне от Вас ничего не нужно. Почему Вы решили, что можете чего-то требовать от меня?
  - Я не требую, а прошу.
  - Буду знать, что теперь это так называется, - ехидно заметила она и продолжила: - Я знакома с Вашей проблемой.
  - Это все, что Вы можете сказать?
  - Да. А чего Вы еще от меня ждете?! Это Вы сначала не хотели верить в существование проблемы, потом медленно соображали и действовали и в результате проморгали мальчика. И Вы должны за это платить, потому что никак не можете понять, что это Ваша сольная партия. Тот, который привел сюда, только помощник, а я посредник. Именно Вы должны были решать поставленную задачу. Не удалось, значит, придется отвечать.
  - Я не уклоняюсь от ответственности, но и не признаю свое поражение. У меня есть время.
  - Так боритесь. Я только посредник и не могу принять Вашу сторону. Моя цель - равновесие любой ценой.
  - Сейчас я обращаюсь не к хранительнице весов, не к великому посреднику, не к той которую называли ангелом, демоном и даже богиней. Сколько у тебя имен? Фемида, Иштар, Гера - это тоже ты? ...Ты не они. Ты - женщина. На этот раз я пришла не к Лайле, а к Лилит. Пришла как мать к матери и согласна рискнуть здоровьем и рассудком ради этого. Я не прошу помочь мне спасти мир. Я прошу дать шанс мальчишке, который не может найти дорогу домой, остальное я сделаю сама.
  
  Прежде чем заговорить она довольно долго думала.
  - Ты нашла правильные слова и доводы. Переодевайся и ложись. - Услышала я, когда уже перестала надеяться на ответ.
  Лежа на кушетке, когда Лилит прикрепляла мою голову к подголовнику, я увидела, что пришел блондин со шприцем в руке. Он наложил жгут на руку и сказал стандартную фразу, которая в его исполнении прозвучала двусмысленно:
  - Поработаем кулачком.
  - Зачем это? - спросила я у Лилит.
  - Укол обезболит переход в пограничный мир и ускорит возвращение. Времени осталось очень мало, нельзя тратить его на адаптацию в том мире. Когда решишь все проблемы там, позови меня. Я услышу и помогу вернуться. До этого момента не произноси моего имени. Поняла?
  - Да.
  - Ну, с Богом, - сказал белобрысый, вводя мне в вену неизвестный препарат.
  Хорошее какое лекарство. Ни судорог, ни спазмов, ни боли. Надо было и в первый раз на укол соглашаться. Хотя, кто знает, как бы я тогда действовала в пограничной реальности.
  Все вокруг знакомо, и улица, и тени, и мозаика из которой складывается знакомая дверь.
  Дверь!!!
  Но разрази меня гром, если я знаю, где искать жуткого ребенка с моими ключами! Как говорится в старом анекдоте: "Злезай, приихали".
  Я попыталась восстановить состояние, в котором находилась вчера и пошла наугад по иллюзорным улицам, которые не подчиняются законам физики и логики. Они зависят от кисти крылатого мальчишки, который даже не знаком с этими законами.
  Я шла туда, куда звало меня сердце, или интуиция, или еще что-то.... И скоро нашла искомое, но не обрадовалась.
  Ключи валялись на асфальте среди дороги. Рядом никого не было. В чем подвох?
  Я, не долго думая, схватила связку и собралась топать назад к двери, когда уже знакомый хриплый голос довольно сказал:
  - Вернулась.
  Девочка с глазами без белков растянула губы в резиновой улыбке и продолжила:
  - Вернулась и заблудилась.
  Дальше все стандартно. Я убегаю, она догоняет. В этот раз было не так страшно как вчера.
  Сначала не так страшно. А вот когда я поняла, что действительно заблудилась, стало даже страшнее чем накануне.
  Стоит отметить, что усталость, одышка и прочие приятные вещи в этом мире тоже существуют. Примерно через пятнадцать минут бега я начала задыхаться, пот заливал глаза, а девочка не отставала. Это жуткое существо не знало усталости. Оно бодро топало следом за мной и хрипло хихикало.
  Поворот. Двор. Улица. Еще поворот. Да где же эта дверь?! Воздух со свистом вырывался из легких, в глазах темнело. Иногда казалось, что существо отстало, но стоило перейти на шаг или остановиться, за спиной слышались шаги или жуткий голос.
  Я перебежала на другую сторону проспекта и попыталась дворами добраться до параллельной улицы. Миновав арку, пробежала несколько метров и поняла, что сама себя загнала в ловушку. Другого выхода из двора не было. Кирпичные стены домов нависли надо мной как надгробные камни, а под аркой уже слышались звонкие детские шаги.
  Думай! Думай! Выход есть! Лайла говорила, что он всегда есть!
  Ага. Единственным выходом может оказаться подъезд, выходящий на две стороны дома. Осталось выяснить, за какой из дверей кроется спасение. Проверять времени нет, значит пойду в третий слева. Три - счастливое число.
  Я вбежала в подъезд огляделась и поняла, что промахнулась. Второго выхода не было. В окно я увидела существо в розовом платьице с милыми бантиками и жутким лицом. Оно подняло голову и принюхалось, как гончая собака.
  - Я знаю, куда ты пошла, - сказало оно, хихикнуло и направилось к подъезду, в котором я собиралась умереть от страха.
  Пути к отступлению отрезаны. Я побежала наверх, четко осознавая, что там тупик. Ну, поднимусь на шестой этаж, а дальше? Из окна прыгать? Нельзя. Некоторые законы нашего мира сохранились и здесь. Руки и ноги тряслись, горло перехватило, из глаз катились слезы. Страх. Липкий страх заполнил все пространство вокруг. А снизу, отставая на три этажа, поднимались ножки, обутые в розовые туфельки, несущие что-то более страшное, чем смерть.
  Я влетела на верхний этаж и осмотрелась. До встречи с существом оставалась максимум пара минут. Оно уже не торопилось и поднималось очень медленно. Оно знало, что мне некуда деваться.
  Мозг лихорадочно работал, но не находил выхода. Подъезд, шестой этаж, закрытые двери и ужас, идущий снизу. Сердце билось чуть ниже кадыка. В перерывах между ударами оно застревало в горле, вызывая тошноту.
  Существо уже поднималось на площадку, осталось насколько ступенек. Оно потирало маленькие потные ладошки и мерзко чмокало губами. Я попятилась и уперлась спиной в дверь.
  Вот и все. Конец. За все в этой жизни надо платить, особенно за любопытство и самонадеянность.
  Я пошарила руками по стене в поисках неизвестно чего и вдруг...Случайно нажала ладонью на звонок, который неестественно прозвучал в тишине призрачного подъезда. Дверь за моей спиной мгновенно открылась. Я упала в коридор, больно стукнувшись спиной об обувную полку. После этого дверь захлопнулась перед самым носом существа.
  - Приветики, - сказал Васька, откусывая от огромного бутерброда, который он держал в правой руке.
  Левой рукой мальчик закрывал дверь на замок. От неожиданности я не смогла найти нужных слов и глупо спросила:
  - Это как?
  - Потому что, - резонно ответил Васька.
  Вот и поговорили.
  Вдоволь налюбовавшись на мое недоумение, подросток снизошел до комментариев.
  - "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам".
  Процитировал он Евангелие и опять вцепился зубами в бутерброд.
  - Ты чего здесь делаешь? - продолжала тупить я.
  - Живу я здесь!
  - А это кто? - спросила я, указывая рукой на дверь, за которой притаилось нечто.
  Васька задумался, нахмурился и сказал:
  - Это твой ирна....Тфу ты. Ирка... Все время забываю это слово. Ир-ра-циональ-ный страх. Вот.
  Мальчик был очень горд тем, что все же победил трудное слово, а я никак не могла понять, при чем тут иррациональные страхи.
  - Неграмотная ты, не образованная, - довольно сказал мальчик. - Сейчас все объясню.
  - Валяй. Только дай сначала попить.
  Васька протянул руку и взял стакан с полки, которая секунду назад была пустой.
  Напившись, я поставила стакан на место, и он незамедлительно растаял в воздухе. После чего прошла в комнату, вслед за ангелом-хулиганом. Там Василий принялся объяснять мне, что делать с жуткой девочкой. Он говорил умные вещи очень забавно, словно отвечая выученный урок.
  - Рациональный страх - это когда знаешь, чего боишься. Значит, знаешь, как с ним бороться. Иррациональный страх - это когда очень боишься неизвестно чего и ничего с этим сделать не можешь.
  - Я понимаю, а делать-то с ней чего?
  - Пойми, что тебя в ней пугает, и сможешь победить.
  - Вась, люди иногда всю жизнь тратят на то, чтобы разобраться со своими фобиями или иррациональными страхами. Ты же знаешь, что у меня нет времени.
  - Не можешь сама победить страх, проси о помощи.
  - Кого?
  - Ты здесь кого-нибудь кроме меня видишь?
  - А ты можешь помочь?
  - А то!
  - Так помогай.
  Мальчик немного помедлил и сказал:
  - Прежде чем помочь, я должен предупредить, что это значит, что страх победил.
  - И что?
  - Ты выпустишь его в реальный мир, и возможно, когда-нибудь страх догонит тебя. Только тогда помочь, возможно, будет некому.
  - Сейчас это неважно.
  - Это всегда важно. Страх иногда может уничтожить душу быстрее, чем Сын Погибели.
  Я задумалась. Мальчик прав. Я сама приняла условия этой сделки и была готова за это ответить. Только не сейчас. Сейчас важно другое.
  - Я выберусь отсюда и подготовлюсь к встрече со страхом, а сейчас помоги Гаврилу.
  - Лады, - кивнул Вася и нарисовал дверь прямо на обоях.
  - А где твоя собака? - спросила я, прежде чем выйти.
  - На кухне. Спит, - белозубо улыбнулся подросток и толкнул меня в спину.
  Вспомнился Блок: "Дом, улица, фонарь, аптека". Только в моем случае вместо аптеки искомая дверь, стоящая посреди проезжей части. Я быстро подобрала ключи, открыла замок и оказалась на безопасной территории пограничного мира.
  Не обращая внимания на дом с бегущей строкой, я отправилась на остановку, где ждало маршрутное такси. Через несколько минут я уже была около нужного подъезда.
  Гаврила все так же сидел на подоконнике и смотрел в окно. Фантома на диване не было. Мальчик очень обрадовался, увидев меня, и буквально засыпал вопросами. Я объяснила ему, что времени на пустые разговоры нет, и коротко изложила план действий. Гаврила должен в этом мире добраться до перекрестка, где будет проводиться месса до одиннадцати часов вечера. Там он увидит фантом своего тела, тогда он сможет вернуться назад. Благо транспорт здесь ходит исправно, да и пробок не наблюдается. Загвоздка состояла в том, что тело могло находиться в неестественном положении или даже быть повреждено. Меня обрадовало, что Гаврил не испугался и принял известие спокойно.
  - Не волнуйся. Когда я впервые увидел тебя, сразу понял, что начались мои испытания. Я готов к ним. Скажи только, зачем им именно я?
  - Ты - просветленный и я должна тебя защитить.
  - От кого?
  - От тех, кто мешает тебе исполнить предназначенное.
  - Предназначенное что?
  - Если я отвечу на этот вопрос, получится, что я навязала тебе эту миссию.
  - Ну и что?
  - Ты должен прийти к этому сам, только тогда все происходящее имеет смысл.
  - Ладно. Сам разберусь, - пожал он плечами, а я обняла его одной рукой и попыталась подбодрить.
  - Ты молодец. Я должна быть откровенна с тобой. Никто не знает, чем закончится этот день. Мы не можем гарантировать твою неприкосновенность. Обещаю только, что сделаю все, что в моих силах, чтобы все закончилось хорошо.
  - Я знаю, - сказал он.
  - Ты доберешься до перекрестка?
  - Конечно. Кладбище недалеко от храма. Я знаю это место.
  - Тогда до встречи. Выезжай прямо сейчас, лучше тебе приехать пораньше и морально подготовиться. Мы будем рядом.
  - Хорошо. Ответь только на один вопрос. Кто тебе помогает?
  Я не знала можно говорить об этом, или нет. Но с другой стороны моральная поддержка ему сейчас нужнее чем физическая, и решилась.
  - За нами стоит сам Архангел Михаил. Он защитит.
  Мальчик улыбнулся, и я поняла, что ему стало намного спокойнее. Мы обнялись. Потом Гаврил вышел из квартиры, а я крикнула:
  - Лилит! Я готова! Забери меня.
  И в тот же миг очнулась на хирургическом кресле.
  Некоторое время мы с Лайлой внимательно смотрели друг на друга, а потом началось...
  Состояние напоминает очень сильное опьянение или первые часы после операции под общим наркозом. Вроде бы ничего не болит, но голова не соображает, а тело не двигается. Самостоятельно слезть с кресла не получилось, пришлось прибегнуть к помощи блондина. Он помог мне добраться до кушетки и принес одежду. Одеться я тоже не смогла.
  - Сейчас я должна отправить тебя на улицу, откуда ты сама должна добраться до дома, - сказала Лайла.
  Я представила, как оказываюсь в невменяемом состоянии на незнакомой улице, и поняла, что в лучшем случае меня заберут в вытрезвитель, и с Михаилом я встречусь только завтра. О худшем случае даже думать не хотелось. Хорошо, что в первый раз я отказалась от укола, и жаль, что сегодня согласилась.
  - Что будем делать? - спросила она помощника.
  - Он ждет ее у крыльца, - как бы случайно заметил белобрысый.
  - Это против правил, - напомнила Лайла.
  - Сегодня все против правил, - согласился он.
  - Хорошо, - сказала она. - Но больше на мою помощь не рассчитывай. Я и так слишком многим пренебрегла.
  - Спасибо, - прошептала я непослушными губами.
  - Может быть, еще увидимся, - сказала она и вышла из кабинета.
  До выхода провожатый тащил меня почти волоком. Это было тем более трудно потому, что одна рука его была занята моей одеждой. Я через каждый шаг норовила упасть и уснуть. На нас оборачивались люди идущие на встречу и недоуменно покачивали головами.
  Мы вывалились на крыльцо, и глоток свежего воздуха буквально сбил меня с ног.
  Блондин прислонил меня к перилам, положил рядом сверток с одеждой и сделал шаг назад. Я уже совсем собралась прилечь, но Михаил успел вовремя и пресек это непотребство. Сначала он усадил меня в машину, потом вернулся за вещами.
  Когда он уже сел за руль, белобрысый крикнул мне:
  - Рубашечку можешь оставить на память. Подарок фирмы первому постоянному клиенту.
  Я с трудом улыбнулась, машина тронулась и я отключилась. Интересно проходит эта неделя. Все подчиняется четкому распорядку: сон; активные действия; физические повреждения; сон. Цикл замкнулся.
  Мы быстро добрались до съемной квартиры и с трудом поднялись на свой этаж. Хорошо, что никого из соседей не встретили. Дома я повалилась на диван и опять уснула.
  Иногда Михаил будил меня в надежде, что я готова к нормальной жизни. Зря. Он снял пиджак, галстук и начал приводить меня в чувства. Сначала архангел положил руки мне на лоб, и я увидела несколько красочных галлюцинаций. Потом он тряс меня, произносил замысловатые молитвы и даже окунул лицом в таз с холодной водой, но я попыталась уснуть прямо в тазу. Тогда он принялся куда-то звонить и спрашивать, как лучше привести человека в чувства после наркоза или наркотиков. Я слышала обрывки разговора сквозь сон и недоумевала. Почему он не может понять, что это не обычный препарат, если даже архангел не может привести меня в чувства. Пару раз я даже пыталась об этом сказать, но не успевала и опять засыпала.
  
  Пробуждение было не самым приятным. Голова раскалывалась, тошнота опять подкатывала волнами к горлу, а тут еще этот архангел. Он оперся одним коленом на диван и с энтузиазмом хлопал меня по щекам левой рукой. Правой он держал мою руку так, чтобы я не могла ее разогнуть. Судя по всему, мне недавно поставили укол в вену.
  - Да уймись ты, - сказала я и попыталась увернуться от очередной пощечины.
  - Уже лучше. Как себя чувствуешь? - спросил он.
  - Отвратительно. С момента знакомства с тобой меня постоянно тошнит, я получаю травмы, а тут еще вы с Лайлой, похоже, решили посадить меня на иглу.
  Он улыбнулся, ушел на кухню заваривать чай и оттуда крикнул:
  - Укол уже начал действовать, примерно через час ты сможешь жить нормальной жизнью, а до этих пор лучше лежать и пить сладкий чай.
  - Хорошо. А у нас есть этот час?
  - У тебя есть, а вот у меня, к сожалению, нет, - "обрадовал" Михаил, возвращаясь в комнату с огромным стаканом крепкого чая.
  - Судя по всему, я пропустила что-то важное?
  - Точно, но сначала расскажи, как прошел повторный визит в дурдом.
  Я, как и в первый раз, подробно описала встречу с Лайлой. После чего поинтересовалась:
  - Теперь ты колись, что еще плохого произошло?
  - Протестант очнулся.
  - Это хорошо.
  - Мне надо срочно с ним встретиться.
  - Сейчас?
  Он кивнул.
  - Ты больной?
  Он отрицательно покачал головой.
  - Получается, я одна должна прервать финальный ритуал Черной Мессы?
  - Конечно, нет! Ты же не думаешь, что я могу отправить тебя одну воевать с Абигором?
  - Вообще-то, именно так я и подумала.
  - Зря. До начала мессы я вернусь. Ты должна сейчас отлежаться и самостоятельно добраться до кладбища. Я буду ждать там.
  - Точно?
  - Надеюсь, что да.
  - Мне идея не нравится, но насколько я понимаю, другого выхода мы не имеем. Расскажи хотя бы, что случилось.
  - Этот тип пришел в себя и сообщил врачам мой телефон. Они позвонили и рассказали, что священник может поделиться со мной информацией, касающейся человека со странным именем - Абигор. В частности о том, что он не совсем законно владеет своим телом. Теперь надо узнать обо всем подробней.
  - А по телефону он этого рассказать не может?
  - После предательства избранного он никому не верит и соглашается разговаривать только со мной лично.
  - Он знает, кто ты?
  - Васька показал ему мой портрет.
  - Так он тоже был там?
  - Да. Хочешь чай с молоком?
  Я согласилась, и пока Михаил готовил вкусный напиток, переваривала новую информацию.
  - Ты действительно сможешь успеть за пару часов смотаться в Штаты и назад?
  - Да.
  - Как?
  - В самых критических случаях, я могу использовать небольшую часть своих истинных возможностей.
  - Что же раньше не использовал?
  - Я берег их для последнего дня, и как оказалось, не напрасно.
  Мне очень не хотелось его отпускать. Опять ехать одной в это страшное место. А вдруг он не успеет вовремя вернуться. Что тогда?
  Он понял, о чем я думаю, и тихо сказал:
  - У нас нет другого выхода. Пока ты была в отключке, я перебрал все варианты.
  - Тогда уходи скорей. Не трать время.
  - Хорошо. Сейчас ты ложись спать. Я заведу будильник на восемь часов вечера. Как проснешься, покушай и выезжай на кладбище. Я постараюсь до этого момента вернуться, или хотя бы позвонить. Отвечай только на мой звонок, другие игнорируй. Поняла.
  - Да. А мы не можем просто вызвать милицию? - озвучила я мысль, которая давно не давала мне покоя.
  - Нет. В ритуале с обеих сторон могут принимать участие только избранные. Иначе равновесие может рухнуть.
  - Почему?
  - Слишком многие увидят ангела и демона во плоти. Это неправильно.
  Он надел галстук, пиджак и вышел из квартиры. На этот раз Михаил не стал возноситься прямо с балкона. Побоялся привлекать лишнее внимание.
  Перед самым выходом я спросила у него:
  - Что будет, если ты не успеешь или Абигор еще что-нибудь придумает?
  - Я лично провожу тебя до последнего пристанища. Как тебе идея завалиться на небеса под руку с Архангелом Михаилом? - невесело улыбнулся он.
  - Это очень круто? - попыталась я ответить улыбкой на улыбку.
  - Спрашиваешь! - гордо сказал он, уходя.
  - Заманчиво.
  Все же я очень изменилась за последние шесть дней. Даже мысль о том, что, возможно, наступает последний вечер в моей жизни, не помешала крепко уснуть.
  
  Я открыла глаза, и через несколько секунд зазвонил будильник. Михаил, уходя, погасил свет, и я долго не могла найти выключатель в чужой квартире. Звонок сотового телефона застал меня в ванной. Я выплюнула пасту, взяла трубку и сказала:
  - Да.
  - Привет, - сказал Володя.
  С одной стороны, конечно, приятно, что молодой человек беспокоится обо мне, но сейчас я предпочла бы пообщаться с Михаилом.
  - Привет,- ответила я.
  - Где ты?
  - Не важно. Извини, но я не могу сейчас говорить.
  - У тебя крупные неприятности, - он не спрашивал, а утверждал.
  - Да, но они скоро закончатся.
  - Сомневаюсь. Скажи, где ты и я постараюсь помочь.
  Очень хочется принять предложение, тогда не придется одной ехать на кладбище, да и прощание с Михаилом будет не таким тяжелым. Клин клином вышибают. Хочу назвать адрес и увидеть Володю, который сам предлагает помощь. Очень хочу, но придется просто прервать разговор. Так я и сделала.
  Я уже собралась продолжить водные процедуры, когда телефон зазвонил опять. На этот раз общения жаждал бывший муж. Немного подумав, я не стала отвечать на звонок. Если он - Абигор, то не стоит давать ему лишней информации, если нет, то нам вообще не о чем сегодня разговаривать. Единственный человек, с кем я хочу поговорить - сын. Только если сейчас позвонить и услышать его голос, то сил на подвиги, увы, не останется. Хорошо, что он далеко от центра событий.
  Михаил вышел на связь, когда я пила кофе.
  - Есть новости? - спросила я.
  - Конечно.... Хотя мы и сами до этого додумались, священник только скорректировал информацию. Протестант сообщил, что Абигор пользуется телом без заключения договора. Он узнал это в пограничном мире, где сейчас находится настоящий владелец туловища.
  - Даже так? И что это нам дает?
  - Если он пользуется телом не падшего и не проклятого, я совершу смертный грех, убив невинного.
  - И что теперь делать?
  - Прежде чем разобраться с Абигором, я должен изгнать его из тела смертного. Для этого необходимо знать, каким образом он это тело получил.
  - Это важно?
  - Да. От этого зависит метод изгнания. Некоторые из них могут убить смертного. То есть я опять же совершу смертный грех.
  - Это давно известно. Ты связан условностями сильнее, чем любой человек.
  - Конечно. Я же не любой человек. Чем больше сила, тем серьезней ответственность. Иначе нельзя.
  - Как получить необходимую информацию?
  - Пока не знаю. Постараемся выяснить это на месте при встрече.
  - Почему ты просто не спросил об этом священника?
  - Хотел, но не успел. Он умер, - сообщил грустную весть архангел.
  - Получается, ты зря потерял время. Успеешь вернуться до начала мессы? - уточнила я.
  - Да. Ты не торопись. Встретимся на месте около десяти часов. Раньше не приезжай, рискованно.
  - Договорились, только... - закончить фразу не удалось. Связь прервалась.
  Я немного подождала, а потом решила, что могу приехать на полчасика пораньше, спрятаться где-нибудь поблизости и понаблюдать за началом мероприятия до появления товарища архистратига.
  Вот и ладненько так и сделаю.
  Распихав по карманам подобие оружия, выданное утром Михаилом, я подумала, взяла с кухни большой нож и отправилась навстречу последнему приключению.
  На улице опять шел дождь. Поймать машину получилось не сразу. В субботу вечером мало желающих ехать на кладбище. А идти большой отрезок дороги пешком мне не улыбалось, особенно если вспомнить милых собачек, контролирующих территорию. Только через двадцать минут мне удалось придумать достаточно убедительную историю, чтобы запудрить мозги молодому человеку, который явно планировал провести со мной вечер. Пусть надеется, сейчас главное добраться до места, а там желание знакомиться поближе отпадет у него само собой.
  Он говорил какие-то глупости, пытался произвести впечатление, короче демонстрировал стандартную схему мужского поведения в подобной ситуации. Я отвечала односложно и думала только о том, что архангел не должен опоздать.
  - Ты что, спишь? - уточнил водитель обиженный полным отсутствием внимания с моей стороны.
  - А? Нет, нет. Сейчас съездим по делам, и я полностью в твоем распоряжении, - ответила я некстати, но молодого человека такой вариант устроил.
  - Ты случайно, не от мужа на кладбище решила спрятаться? - почему-то уточнил он.
  - Нет, а что?
  - Да тут за нами какой-то микроавтобус уже два квартала едет. То догонит, то немного отстанет. Я пытался оторваться, так он как приклеился.
  Я обернулась и увидела большую темную машину, с тонированными стеклами, которая ехала прямо за нами. Будто почувствовав мое беспокойство, водитель микроавтобуса поравнялся с нами и начал прижимать к обочине.
  - Он чего, охренел?! - возмутился молодой человек, а я теряла последнюю надежду на то, что это - случайность.
  Когда преследователь слегка стукнул нас в бок, я со всей безысходностью и странным спокойствием поняла, что это явились по мою душу.
  Я поднесла руку к груди и выругалась. Надо же быть такой дурой.
  Крест остался дома в ванной. Он спокойно лежал на стиральной машине, а я сейчас как никогда нуждалась в обереге. Похоже, зря Михаил на меня надеялся.
  - Ты жить хочешь? - тихо и очень спокойно спросила я.
  - Что!? - удивился водитель.
  В этот момент микроавтобус уже сильнее ударил нас в бок.
  - Ты слышал, что я сказала.
  Водитель оказался сообразительным. Он быстро понял, что я не шучу, и кивнул, преданно глядя мне в глаза.
  - В городе нам не оторваться, потому что он знает, куда мы едем. Когда вырвешься на трассу, гони. Главное выиграть немного времени. Перед постом ГАИ будем небольшой микрорайон. Свернешь туда и высадишь меня в каком-нибудь дворе. Потом выйдешь сам. Пустую машину они трогать не будут, тебя искать тоже. Им нужна я. Это за беспокойство.
  Я положила на приборную доску тысячную купюру и прикрыла глаза. Теперь все зависит от мастерства водителя и Божьей воли.
  Еще несколько раз, столкнувшись с автобусом, машина вырвалась на шоссе и быстро нарастила дистанцию. Автобус немного отстал, но его фары не исчезали из зеркала заднего вида. Нас несколько раз занесло на мокром асфальте, однако водитель не сбавлял скорость, только сказал:
  - Молись, чтобы мы не перевернулись.
  - Именно этим я сейчас и занимаюсь, - честно ответила я.
  Ближе к жилому массиву водитель опять заговорил.
  - Мать вашу! - сказал он. - Я-то думал, познакомлюсь с симпатичной теткой, приятно проведу вечер, а тут такое.
  - Извини. Я сегодня немного занята.
  - Вижу!
  - Хочешь, я тебе завтра позвоню? - решила я нагнать жути.
  - Нет уж. Спасибо. Достаточно одного приятного вечера.
  - Тогда молчи и смотри на дорогу.
  Он выполнил мои указания, и остаток пути мы проделали молча.
  Двор, поворот, еще один двор. Этот, кажется, подходит. Слева типовые пятиэтажки, справа помойка, прямо большой массив гаражей и до дороги недалеко. Значит, остается шанс, пусть и небольшой, добраться до места. Я надела капюшон, выскочила из машины и обернулась. Микроавтобус слегка отстал, но не потерял нас из вида и теперь въезжал во двор. Еще секунда на то, чтобы оценить ситуацию, две - чтобы преодолеть расстояние, и я затаилась между двух гаражей.
  Водитель тоже выскочил из машины и забежал в первый попавшийся подъезд.
  Из микроавтобуса вышли двое. Один маленький и какой-то странный, одет, кажется в шубу. Это в такую-то погоду. Второй высокий, одет, по-моему, в плащ, хотя рассмотреть их нормально мешал куст, росший прямо передо мной и дождь, который моросил и искажал действительность в тусклом свете фонарей.
  Вспомнив, как Михаил учил меня распознавать ангелов и демонов, я сфокусировала взгляд за спиной высокого. И увидела сияние, похожее на ангельское, только другого цвета. Если смотреть через запотевшее окно на уличный фонарь, то можно увидеть примерно такой же свет. Только демон светился ярче, и краски были контрастней.
  Маленький прислушался и указал рукой в сторону гаражей. Похоже, коротышка услышал мое дыхание, или сердцебиение, а может быть, просто видел, куда я побежала. Мелкий побежал ко мне, странно топая. Высокий не торопясь отправился следом.
  Я бежала, протискиваясь в узкие пространства между гаражей, поскальзываясь и плутая в загаженных закоулках и тупиках. Несколько раз коротышке почти удавалось меня догнать. В такие моменты я забивалась в узкие щели, задерживала дыхание, и он проскакивал мимо. Тогда я меняла направление и опять бежала.
  Конечно, бег - это хорошо, но мне нужно на кладбище. Не стоит об этом забывать. Страх куда-то отступил, освободив место усталости. Слишком много потрясений для моего не очень спортивного организма.
  Скоро попытки сбить преследователя со следа увенчались успехом. Коротышка опять пролетел мимо и утопал довольно далеко в сторону. Я воспользовалась этим и тихо, на цыпочках, пробралась к последнему ряду гаражей. Похоже, демон опять недооценил меня или переоценил подручного. Хорошо, что сам он в погоне не участвует.
  Впереди не очень большой пустырь, кусты и забор какого-то полуразрушенного здания. Если я проберусь туда, появится возможность через высокие заросли полыни пробраться к жилым помещениям на другой стороне пустыря, оттуда на трассу и на кладбище. Если демон с помощником еще немножко поищут меня в гаражах, появится реальный шанс прибыть на место раньше них и выиграть последнее сражение.
  Внезапно за спиной послышались шаги. Я прижалась спиной к мокрой стене железного гаража и попыталась остановить сердце. Самого низкорослого увидеть не удалось, только неясный силуэт справа от гаража, за которым я пряталась. Он шумно принюхался и наклонился к земле, изучая следы. Дождь мне в помощь, следы пропадают почти сразу. Мелкий поскакал в обратную сторону, а я присмотрелась внимательней и поняла, что в нем странного.
  Колени коротышки сгибались в обратную сторону! Жуть какая! Или мне показалось? Чего со страху не примерещится.
  В любом случае, времени на размышления нет. Пока он идет назад, я могу добраться до забора незамеченной.
  Вдох. Выдох. Старт!
  Я побежала, не замечая грязи, перепрыгивая через мотки проволоки и ветки поваленных деревьев. И вот когда до забора оставалось несколько десятков шагов, за спиной раздался то ли визг, то ли свист. Я, не задумываясь, повалилась в куст, который рос, справа от меня, и замерла. Несколько секунд прислушивалась к ночным звукам и не могла разобрать ничего кроме шума дождя. Пришлось призвать все свое мужество и оглянуться.
  Ничего не видно! Темные контуры гаражей, трава, лунный свет и все.
  Я еще немного полежала и решилась на финальный бросок.
  Забор, проем, кирпичи и...
  Опять этот визг.
  Я обернулась и чуть не заплакала от обиды. Следом за мной по траве несся коротышка со странными коленками, одетый в шубу. Влетев на территорию заброшенного здания, я сразу побежала в сторону второго разлома в заборе, который открывал дорогу к жилому массиву. Преодолев приличное расстояние, увидела кучу строительного мусора, забежала за нее и затаилась, прижавшись спиной к кирпичной стене. Очень удачная позиция. Вход, через который должен появиться коротышка как на ладони, а меня не видно.
  Интуиция не подвела. Недомерок появился через мгновенье и опять начал принюхиваться. Я поняла это по сопению и похрюкиванию. Различить опять удалось только силуэт. Рассмотреть его лучше мешала густая тень от забора. Надо что-то делать, иначе через несколько минут он меня вычислит.
  Я осмотрела пространство вокруг себя и.... Вот оно! Как раз то, что надо.
  Протянуть руку. Аккуратно сжать в кулаке обломок кирпича и беззвучно поднять его с земли. Оказывается это не так уж и просто. Теперь главное прицелиться и метко бросить камень в зияющий пустотой оконный проем.
  Только бы попасть! Господи, ну, пожалуйста!..
  Камень гулко упал на пол внутри здания и коротышка, как гончая собака, мгновенно рванул на шум. А у меня появилось несколько драгоценных минут.
  Когда до проема оставалось не более десятка метров, и надежда на спасение приобрела весьма четкие очертания, произошла очередная гадость. У меня зазвонил телефон.
  Ну, надо же, как вовремя!
  Я выхватила трубку из кармана, и посмотрела на дисплей.
  Звонил сосед Вова.
  Отключив сигнал, я нецензурно выругалась на сотовых операторов, изобретателя телефона и всех соседей, после чего продолжила бег.
  Все! Вот он выход, за ним пустырь, дома и дорога. Осталось не так уж много. Я оперлась рукой, на какую то бочку, шагнула в проем и чуть не упала, налетев на крупного мужчину.
  Медленно, задыхаясь от страха, поднимаю глаза вверх и...
  - Володя! Ты что здесь делаешь?
  Он смотрел на меня и улыбался, а я пыталась понять, как это могло произойти.
  - Бедная, - заботливо сказал он.
  Потом протянул руку и аккуратно убрал прядь волос, которая упала мне на глаза.
  - Ты мне сразу понравилась. И еще я сразу понял, что у тебя крупные неприятности. Почему ты не принимаешь мою помощь?
  Он говорил, а я пыталась понять, что происходит.
  - Как ты меня нашел?
  - Ты ответила на звонок, а дальше дело техники.
  Тут я все же догадалась сфокусировать зрение за его спиной и...
  Все так же мило улыбаясь, Володя ударил меня по лицу тыльной стороной развернутой ладони.
  От неожиданности я оступилась, упала и уже снизу увидела яркое радужное сияние за его спиной. Лучи расходились в стороны и переливались как пятна бензина на поверхности грязной лужи. Так вот почему он так не любит колокольный звон.
  Было не настолько больно, насколько обидно. Попасть в руки Абигора, когда от спасения отделяет несколько метров. Он рассек мне губу острым камнем, который красовался на массивном перстне. Теплая кровь закапала на подбородок. Во рту появился солоноватый привкус.
  Сзади раздалось сопение и довольное хрюканье, значит коротышка тоже здесь.
  Я обернулась и увидела черта.
  Самого настоящего черта!!! Смешного и неуместного на этом обычном пустыре, как иллюстрация к сказке Пушкина в порнографическом журнале.
  Он был немного ниже меня ростом. Короткое толстенькое тело поросло бурой шерстью, которая намокла и слиплась, на ногах копыта, рога и хвост тоже на месте. Короче все как полагается. Черт держал в правой руке обычный прозрачный скотч, а левой сосредоточенно чесал свиной пятачок, заменявший ему нос.
  - Перестань чесаться! - рявкнул демон.
  Черт вытянулся по стойке смирно и принялся распечатывать липкую ленту. Скотч не поддавался. Черт пыхтел, хрюкал и матерился смешным мультяшечным голосом. Эта картинка могла выглядеть смешной, если бы не грозила мне смертью.
  Абигор наклонился, взял меня за плечи и рывком поставил на ноги, а черт принялся связывать запястья липкой лентой.
  - Ноги связывать? - уточнил рогатый.
  - Не надо. Ей некуда бежать и она это понимает, - ответил Абигор голосом Володи.
  Перед тем как пойти в машину, Абигор положил Володину руку мне на затылок. Сначала он нежно погладил меня по голове, а потом резко сжал в кулаке волосы, так что моя голова запрокинулась назад. Он наклонился к самому лицу, а я смотрела в его глаза и никак не могла понять, когда пропал милейший человек, а на его место пришло ужасное существо. Хотя, может быть, Володи вообще не было?
  - Ты давно в этом теле? - спросила я одними губами, но он услышал.
  - Я потом тебе расскажу. За ужином.
  - Не поняла?!
  - Я не привык слышать слово "нет", а ты динамила меня целую неделю, рассказывая байки про свободный понедельник. За это надо наказывать.
  - Я не динамила, а переносила встречу.
  - Это одно и то же. Ты уж извини, в понедельник я буду занят, так что придется тебе сегодня найти для меня свободное время.
  - А ты сегодня свободен?
  - Конечно. Сейчас мы быстренько разберемся с твоим другом, потом избавим от мирской суеты пацана и я весь твой, дорогая, - издевался демон.
  - И какие у тебя на мой счет планы?
  - Сюрприз, - сказал он и подтолкнул меня в спину.
  Перед тем как сесть в автомобиль меня обыскали. Стратегический запас "оружия" вызвал у демона приступ веселья.
  В машине меня разместили на заднем сидении, для надежности пристегнув руки наручниками к дверце. Абигор сел за руль, а черт расположился рядом со мной. Он всю дорогу с интересом меня рассматривал и задумчиво чесал пятачок.
  Интересно, почему демон так спокоен? Если Михаил появится раньше, то он может освободить Гаврилу до нашего появления. Мальчик уже должен быть на месте или начало ритуала придется отложить, а демону это невыгодно.
  Как только мы вернулись на шоссе, у меня опять зазвонил телефон. Абигор молча протянул руку, а черт опять принялся шарить у меня по карманам, ойкая и виновато хрюкая. Судя по сигналу, звонил Михаил.
  Абигор взял телефон, ухмыльнулся и включил громкую связь.
  - Ты заигрался! - сказал архангел.
  Он уже откуда-то знал, что я в руках у демона.
  - Возможно, - согласился Абигор.
  - Ты не имеешь право ее трогать!
  - А я ее и не трогаю, ее черт поймал. Твоя дура мне в этом помогла, забыв дома крест. Я предупреждал тебя, учитель, что на людей нельзя полагаться.
  - Ты даже для Ада редкостная сволочь.
  - Да, я, конечно, не такой благородный и разборчивый в средствах, но именно благодаря этому более успешный.
  - Сомневаюсь.
  - Хватит болтать, учитель. Просто запоминай. Если ты приедешь на место раньше нас и наедешь на моего человека, она будет долго и мучительно умирать. Я проиграю, но напоследок получу удовольствие.
  От этих слов мне стало жарко и очень захотелось потерять сознание. Судя по тому, что я читала про этого демона, он умеет делать последние минуты жизни незабываемыми.
  - Есть более разумные идеи? - уточнил Михаил. - Такой расклад не нужен ни мне, ни тебе.
  - Точно. А идеи, конечно есть. Ты ждешь нас на трассе у поворота на кладбище и едешь к месту следом за нами, подробности при встрече.
  Абигор отключил телефон, а я спросила:
  - Откуда ты знал, что Михаил еще не на месте?
  - Во-первых, мой человек на кладбище известил бы меня о его появлении, а во-вторых, в Штатах я тоже имею стукача.
  - Ты слабый. Даже с толпой прихвостней не можешь его победить. Тебе слабо тягаться один на один с архангелом?
  - Конечно, слабо. И я не боюсь это признать. В моем случае цель оправдывает средства, а сказки о чести и благородстве оставим для дебилов и неудачников вроде тебя.
  Некоторое время мы ничего не говорили. Только черт виновато хрюкал и жался в угол подальше от меня. Иногда мне становилось даже жалко его. Он очень боялся Абигора.
  А мне в эти минуты почти не было страшно, хотя это и странно. Страх это очень странная вещь. В малых дозах он необходим, как прививка от кори или гриппа. Ими стоит переболеть в слабой форме, чтобы не умереть от крайнего проявления. За последние дни я получила ударную дозу прививок страха, и теперь мой организм выработал некое подобие иммунитета.
  Сейчас от меня ничего не зависит, значит необходимо затаиться, расслабиться, отдохнуть и вступить в игру, когда мое участие сможет принести реальную помощь. Самое глупое в нашей жизни - шумная имитация бурной деятельности в неподходящий момент. Это не только смешно выглядит, но и приносит серьезный вред в критических ситуациях.
  Ближе к кладбищу Абигор заговорил.
  - Мне жаль, что все так получилось, - сказал он неожиданно по-человечески, и мне показалось, что в этот момент со мной говорит не демон, а обычный сосед, которого зовут Володя.
  - Почему? - спросила я.
  - Сначала ты понравилась тому, кто отдал мне тело.
  - А потом?
  - А потом я попытался понять, зачем ему это надо.
  - Понял?
  - Не совсем, скорее почувствовал. Вы странные существа. Еще неделю назад ты даже не совсем верила в нас, а сейчас готова рискнуть жизнью ради него. Зачем? Кто он тебе? Сейчас ты испортишь жизнь себе и своему сыну, а он через день пропадет. Я же все это время пытался вывести тебя из-под удара. И все равно ты ненавидишь меня. Точно зная, что не победишь, нападаешь. Зачем?
  - Потому, что я верю.
  - И я верю...
  - Нет. Ты знаешь и тебе этого недостаточно. Именно поэтому ты меня не поймешь, недооценишь, из-за этого проиграешь.
  Он немного помолчал, пожал плечами и сказал.
  - Кто знает. В любом случае ты выигрываешь. Если победит он, останешься жить. Если я, то у тебя есть два пути.
  - Какие?
  - Или под руку с Архангелом в рай, или со мной в ад. Там тоже бывает весело, - как-то нерадостно сказал он.
  У поворота на кладбище стояла знакомая машина. Архангел рядом курил любимую сигару. Увидев нас, он сел за руль и поехал впереди. Мы последовали за ним.
  На месте нас ждала жутковатая картина. Такого я даже не ожидала.
  Прямо на перекрестке был вкопан перевернутый крест, который являлся центром сложной композиции. На нем вниз головой было распято тело Гаврила. Руки и ноги подростка зафиксированы веревками, и серьезных физических повреждений не было видно. Деревянные перекладины украшены черными ритуальными свечами, которые горят уже довольно давно, судя по каплям воска, образовавшим настоящие сталактиты. Помимо этого вокруг импровизированного распятья люминесцентной краской был начерчен круг с вписанной в него пентаграммой. На местах пресечения линий внутри рисунка горели все те же свечи. Рядом с Гаврилом стоял молодой человек со странно отрешенным лицом. На мгновенье показалось, что я где-то его видела, но задуматься времени не было. Этот человек делал аккуратные надрезы на шее мальчика. Они не могли нанести реальный вред ребенку, но, вероятно, тонких струек крови, стекающих на землю, было достаточно для начала мессы. Перед тем как выйти из машины я посмотрела на часы. До возвращения мальчика в тело оставалось меньше получаса.
  Черт отстегнул наручники и помог мне выйти. Теперь руки были зафиксированы только скотчем. Как только ноги коснулись земли, он пнул меня копытом под колено, и когда я упала, приставил к горлу ритуальный нож с черной рукояткой. Посмотрев по сторонам внимательнее, я заметила свежевырытую могилу на пустыре, справа от светящейся пентаграммы.
  Тем временем Михаил и Абигор уже покинули автомобили и вели светскую беседу о делах наших грешных.
  - Ты уже проиграл, - услышала я голос архангела. - Зачем нужно это продолжение? Мальчик не отрекся, хранитель не предал. Смысл окончания мессы?
  - Правильно. Мне по-любому завтра в ад, так хоть повеселюсь на дорожку. Хотя насчет проигрыша ты не совсем прав. Интересно, как ты вознесешься после того, как я заставлю тебя пожертвовать одним из них. Спасти двоих ты не успеешь. Так что придется выбирать: или дать мне закончить черную мессу и тогда хана идее об объединении религий, и еще я смогу претендовать на душу этого мальчика и спасти барышню; или отдать мне ту, которая рискнула всем, поверив в бредовую идею, и за последние дни стала тебе не безразлична.
  - Неужели ты хочешь приплести историю про двести демонов, которые пали из-за желания взять в жены человеческих дочерей? Тогда ты сошел с ума. Семъйяза и еще шестнадцать великих, по наущению Люцифера, преследовали другие цели, когда подбивали на этот шаг других недостойных сынов неба. Байки о любви к смертным женщинам не более чем оправдание грехопадения. Кому как не тебе это знать. А меня интересует только ее душа и этим ценно наше общение. Остальное ерунда.
  - Не ерунда и ты сам это понимаешь. Пребывание в человеческом теле навязывает человеческие эмоции. Ты уже не тот карающий житель неба, справедливый, логичный и беспристрастный. Ты не сможешь спокойно смотреть, как вскроют горло той, которая не раз рисковала жизнью ради тебя.
  - Проверим? - спросил Михаил и задумчиво посмотрел в молчащие небеса, который будто замерли, глядя на последний акт трагедии или фарса, разыгравшегося на земле. Даже дождь не нарушал тишину.
  После этих слов мне стало очень страшно.
  - Блефуешь, - произнес демон почти шепотом.
  Архангел сделал шаг в сторону распятья, но Абигор сказал:
  - Ты не можешь причинить вред исполнителю ритуала до начала мессы, то есть еще десять минут.
  - Почему ты так думаешь?
  - Это будет прямым нарушением договора.
  - Ты же смог разбить лицо Татьяне. Разве это не нарушение?
  - Бил не я, а сосед Вова, за то, что она неделю трахала ему мозги. Как видишь, у меня есть отмазка, а у тебя, ее быть не может, потому что единственный владелец тела - ты, значит и отвечать за все тебе. Но если ангельской сущности будет от этого легче, можешь разбить пятак черту.
  Бедное лохматое существо вжало рогатую голову в плечи, испуганно хрюкнуло и с перепугу сильнее надавило на нож, приставленный к моему горлу.
  Михаил внимательно посмотрел на черта, отрицательно покачал головой и произнес:
  - Сначала я урою тебя.
  Демон опередил его на долю секунды, которой оказалось достаточно, чтобы в прыжке засветить архангелу ботинком в лицо. Михаил успел отшатнуться и ботинок прилетел не в глаз, а в щеку.
  - Зуб выбил, скотина! - сказал он, сплевывая на землю, и нанес ответный удар.
  Это даже дракой назвать трудно. Вереница плавных движений, прыжков и ударов сплелась в причудливый танец. Тело Володи было значительно крупнее физической оболочки архангела и в драке выглядело более внушительно, однако Михаил быстрее двигался, был легче и удары в прыжке удавались ему намного лучше. Хотя, почему-то они не приносили ощутимого вреда демону, который просто смеялся Михаилу в лицо.
  И тут до меня дошло.
  Архангел не может убить тело, потому что это будет нарушение заповеди "не убий", так как хозяин не является слугой Люцифера. Он может только изгнать демона, но для этого надо узнать каким образом он получил тело невинного.
  Драка продолжалась еще несколько минут, но вскоре надоела обеим сторонам и два великих воина остановились и закурили. Михаил, аккуратно потрогал разбитую щеку и спросил:
  - Ты хочешь развязать серьезную битву?
  Абигор кивнул.
  - Ну и дурак. До этого дня тебе ни разу не удавалось победить.
  - Сегодня я трижды подстраховался. Так или иначе, в случае победы, ты сам уничтожишь одного из трех невинных, которые являются моим страховым полисом.
  - Посмотрим, - пожал плечами архангел и опять посмотрел наверх, будто ждал помощи от неба, после чего перевел взгляд на демона.
  - Ну и что ты так осуждающе смотришь на меня, Михаил? Зачем ты не одобряешь меня, учитель? Ты сам учил карать и убивать неверных. А кто такой неверный? Тот, который живет по другой схеме. Для нас с тобой неверными могут оказаться все люди, потому что они не способны жить как мы.
  - Чушь.
  - Кто знает?.. Как мы будем биться сегодня? Выбирай оружие или я сам это сделаю, - сказал демон, вынимая из кармана пистолет.
  - Абигор, неужели ты опустишься до банального огнестрела?
  - Почему нет? - спросил он, повторяя коронную фразу архангела.
  - Потому, что ты мой ученик и тебе не доставит удовольствия процесс, который не подчеркнет твою силу.
  - Ты прав. Бог велик, но он сделал большую глупость, дав людям творить, - произнес Абигор, выбрасывая ствол в свежевырытую могилу.
  - Почему ты считаешь это глупостью?
  - Потому, что Бог сделал людей разными. Сначала их можно было разделить на умных и глупых, добрых и злых, а главное на сильных и слабых. Потом один из них изобрел огнестрельное оружие и уравнял шансы. И сколько бы не проповедовал Гавриил, слабому и глупому человеку достаточно найти сто баксов на ствол, чтобы унизить умного и сильного. Здесь больше нет места благородному оружию, как и самому благородству.
  - У тебя есть идеи?
  - А у тебя? Ты великий! Ты князь света! Где твое величие?
  - Давай, Абигор, действуй. Сегодня выбор оружия за тобой.
  - А где твое любимое оружие? - съехидничал демон, - Зря тебя рисуют на иконах с легким клинком и зеленой ветвью. Если бы люди увидели тебя с двуручным мечом, перепачканным кровью и шматами мяса, они не так рьяно поклонялись бы воинствующему архангелу. Так где твой меч, Михаил? Понимаю. Ты так любишь этих тварей, что решил пожить недельку в их шкуре, но не учел, что ни одно человеческое тело не сможет удержать карающий огненный двуручный меч. Михаил сплюнул кровавый сгусток в грязь, ухмыльнулся и спросил: - А твое тело выдержит твой клинок? - Нет, - ответил Абигор и вынул правую руку из кармана. Кисть украшал кастет с пятью пентаграммами. Он резко выбросил руку и опять попытался ударить Архангела в лицо.
  Михаил слегка отшатнулся, и этот удар достиг цели частично. Кастет не врезался в щеку, а только слегка рассек кожу на скуле. Кровь тонкой струйкой потекла на землю, окрашивая лужу в розовый цвет.
  Михаил извернулся и подобрал кусок арматуры. Увидев это, демон метнулся к открытой двери машины и быстро схватил монтировку, лежавшую на переднем сидении.
  - Дурдом, - сказал Абигор, рассматривая монтировку.
  - Ты прав, - ответил Михаил. - Этот мир несовершенен и грязен. Здесь даже архангел вынужден отложить благородное оружие и разбивать головы куском арматуры, но и этот мир стоит того чтобы за него биться.
  Они продолжили причудливый танец-драку, но вскоре опять были вынуждены остановиться.
  Время для начала мессы пришло, и Гаврила вернулся в тело. Он застонал и открыл глаза. Урод, стоящий рядом с ним, мгновенно оживился и начал напевать странный текст, в котором со временем я узнала молитву "Отче Наш" произносимую наоборот. В тот же момент Абигор распахнул шикарные радужные крылья и, взмахнув монтировкой, взмыл в небо. Михаил переложил арматуру из левой руки в правую и последовал за демоном. Мы все ждали продолжения битвы, но архангел, почему-то взлетел повыше и, протянув левую руку к небесам, крикнул мне.
  - Зажми уши.
  Это очень трудно сделать связанными руками, но я постаралась.
  Через мгновенье ветер донес до нас звуки истинного голоса Великого воина света. Я попыталась прижаться одним ухом к мохнатому плечу черта, зажав другое руками. Конечно, помогло, но не очень. Из носа потекла кровь, глаза будто налились раскаленным свинцом, я из последних сил пыталась сохранить сознание. Краем глаза увидела, что мальчик на кресте опять впал в небытие, и мысленно обрадовалась за него.
  Вдруг страшный голос Великого затих, и я посмотрела вверх. Над парящей фигурой Михаила собирались тучи и сверкали молнии. Абигор завис чуть в стороне и силился понять, что придумал архистратиг. В следующую секунду грянул гром, и на землю обрушилась стена дождя.
  Вода привела Гаврила в чувства, я моментально замерзла и никак не могла понять, зачем Михаил устроил этот потоп.
  Тем временем в небе два крылатых создания обменялись серией ударов, после чего архангел осенил небо крестным знамением и сказал
  - Во имя Отца! Сына! и Святого Духа! Аминь!
  Пока я пыталась понять, что он сделал, черт истошно завопил и уронил нож. Пятачок и ладошки рогатого покрылись волдырями, от шерсти пошел вонючий толи дым, толи пар.
  - Он освятил дождевую воду, - прошептала я.
  Черт ничего не сказал, он просто провалился сквозь землю. Не теряя времени, я подобрала ритуальный нож и перерезала им скотч, освободив руки.
  Свечи погасли, но контуры рисунка продолжили светиться красноватым светом. Придурок - сатанист понял, что месса вряд ли пройдет гладко, принялся быстрее читать странные молитвы и вырезать символы уже на лбу мальчика. Этого я вынести не смогла и кинулась к распятью. Но одно событие меня немного задержало. Нож черта отказывался проникать в круг. Каждый раз, когда я пересекала черту, он буквально вырывался из рук и втыкался в землю. Ритуальное орудие отказывалось служить врагу. Я выбросила нож и быстро нашла ему замену среди мусора, разбросанного вокруг. Бутылка из-под виски, если ей отбить дно тоже может наделать много бед. Кроме бутылки я прихватила еще и доску с торчащими их нее гвоздями и побежала к распятью.
  Сверху тем временем опять донеслись странные звуки. Я посмотрела на небо и увидела Абигора, напевающего то ли песню, тол и заклинание. Словно услышав его голос, дождь начал ослабевать. Михаил не давал ливню совсем остановиться, но это было нелегко.
  Тем временем на земле придурок так увлекся ритуалом, что не сразу заметил мое приближение, за что и поплатился. Я с размаху ударила его доской по затылку и подобрала очередной ритуальный нож, выпавший из рук сатаниста.
  Пока ушибленный доской приходил в себя, я перерезала веревки на руках и ногах Гаврила и помогла мальчику спуститься с креста. Вид он имел не самый привлекательный, но серьезных повреждений не было. Только надрезы на шее и лице образовали причудливые кровоточащие символы.
  - Как ты? - спросила я.
  - Нормально.
  - Тогда беги.
  - Нет, я с вами.
  - Беги, тебе говорят! Дождь заканчивается, значит, может вернуться черт, и не один. Если ты останешься, поможешь им закончить ритуал.
  - А вы?
  - Без тебя мы как-нибудь выкрутимся. Им не мы нужны.
  - А куда бежать?
  - Не далеко от входа на кладбище есть церковь. Беги туда.
  Гаврила кивнул и побежал, а у меня появилось время для разговора с сатанистом.
  Я наклонилась над лежащим телом и, в конце концов, узнала его. Этот парень работал дворником в соседнем дворе и заодно убирал территорию школы, в которую на следующий год должен был пойти Андрюшка. Именно его я видела во дворе, когда разбиралась с мерзкой старухой, и еще где-то. Только где?
  - Узнала? - раздался за спиной голос Абигора.
  Я резко обернулась и вздрогнула. Демон стоял в нескольких метрах от меня, не далеко от границы ритуального рисунка. Его лицо покрывали кровоточащие ссадины, нос был сломан, одежда порвана. Михаил больше не мог щадить это тело, но и убивать не решался. Вскоре рядом приземлился архангел, который выглядел не лучше. Они замерли на некотором отдалении от меня и друг от друга. Оба тяжело дышали и внимательно присматривались к позиции противника, не выпуская меня из поля зрения.
  - Узнала? - повторил вопрос демон.
  - Это дворник из соседнего двора.
  - Не только.
  И в этот момент в мой мозг ворвалась вереница образов. Отрывки из выпусков новостей, страшные истории про маньяка-педофила, который насиловал и убивал семи - восьмилетних детей, жуткие кадры с мест преступления и фоторобот преступника, расклеенный на всех столбах.
  - Узнала, - довольно сказал демон и добавил: - Так покарай.
  После чего он получил арматурой по затылку, и битва гигантов продолжилась, а я сидела над человеком, медленно приходящим в себя и впервые в жизни хотела убить. И не просто лишить жизни, а зверски жестоко расправиться с тварью, чтобы он страдал сильнее, чем дети, над которыми он издевался.
  Обменявшись серией ударов, крылатые разошлись и вдруг Михаил отпрыгнул в сторону и, ударив демона по почкам, сказал:
  - Да святится имя Твое!
  Абигор встал на ноги попытался ответить ударом на удар, но споткнулся и получил пинок в грудь, сопровождаемый фразой.
  - Да придет царствие Твое.
  Демон покачнулся, а Михаил нанес удар между радужных крыльев, поваливший Абигора лицом в грязь и сказал:
  - Да будет воля Твоя и на земле, как на небе.
  Потом он наступил ногой на затылок Абигора, упер острый конец арматуры между его лопаток и закончил:
  - Аминь!
  На этой пафосной ноте все замерли. Михаил не мог убить тело смертного, хотя при определенном стечении обстоятельств должен был это сделать. Я могла убить тело другого смертного, хотя не должна была так поступать, что в этот момент делал Гаврила - неизвестно. Ситуация сложилась в нашу пользу и появилась пара минут, подумать, что делать дальше. Михаил попытался вытереть ладонью разбитую губу, но только размазал по лицу кровь.
  Вид он имел жутковатый. Разбитое лицо, некогда бывшая белой, а сейчас покрытая алыми пятнами рубашка с оторванным рукавом и крылья, перепачканные грязью и кровью.
  Пока мы размышляли, Абигор слегка приподнял голову и обратился ко мне:
  - Ты выиграла. Торжествуй и карай.
  - Не я, а мы.
  - Нет, именно ты. Это тот редкий случай, когда архангел стал пешкой, а смертная ферзем.
  Михаил молча наблюдал за моей реакцией, а я поняла, что сейчас пришла пора принять еще одно важное решение, возможно, даже более важное, чем все предыдущие.
  Я развернула маньяка лицом вверх. Он открыл глаза и попытался плюнуть мне в лицо. Я подняла разбитую бутылку и воткнула длинный острый осколок в веко над его глазом. Кровь испачкала и его лицо, маньяк закричал, а я почувствовала себя почти карающим ангелом. Сердце вздрогнуло от удовольствия, а мозг оправдывал этот поступок сказками про справедливое возмездие.
  - Молодец! - прошептал Абигор, а архангел просто молча пристально смотрел мне в лицо.
  Я наклонилась к самому лицу психа и спросила:
  - Как он получил тело?
  - Да пошла ты!
  - Нет, пойдешь ты, и хозяин больше не поможет. Ты же слышал, он отдал тебя мне. Ты очередная жертва. И пусть я займу твое место в свите Абигора, но ты будешь мучаться так же как твои жертвы.
  Он выматерился, а я продолжила:
  - Ты можешь сказать, как он получил тело и умереть легко, а можешь промолчать.... Тогда для начала я вырежу тебе глаза.
  Я провела стеклом по щеке от глаза до подбородка и мерзкую харю насильника украсила кровоточащая рваная рана. Он закричал, а я опять воткнула осколок в веко над глазом.
  - Не надо! - сказал Михаил, а демон только рассмеялся.
  Маньяк понял, что помощи ждать неоткуда и начал говорить.
  Оказывается, Володя действительно разошелся с женой, которая нарастила ему огромные кустистые рога. В воскресенье вечером он обмывал это событие с друзьями в каком-то кабаке. Изрядно окосев, компания не удивилась тому, что к ним присоединился странный мужчина. И тем более никто не заметил, что появился он после того, как Володя несколько раз сказал:
  - Черт меня побери.
  А потом пообещал продать душу дьяволу, если он накажет эту стерву.
  После непродолжительных переговоров Володя с Абигором, а это был именно он, вышли на крыльцо покурить и подписать контракт о продаже души. Но сделка не состоялась. Или демон сказал что-то не то, или Володя не достаточно выпил, но человек послал Абигора куда подальше. Демон этого не перенес и аккуратно ударил соседа по затылку, после чего Володя впал в кому, а Абигор занял его тело, отправив душу в пограничный мир.
  Михаил кивнул, подобрал монтировку, соорудил из нее и арматуры некое подобие креста и приготовился к обряду изгнания. Абигор понял, что это конец и сказал мне:
  - Я проиграл, но неужели ты отпустишь эту мразь?
  Я смотрела в демонические глаза и каждой клеточкой ощущала, что мы чувствуем одно и тоже. Даже демон понимает, что этому существу не место в мире. Я посмотрела на Михаила, а он сказал только:
  - Не суди и не судим будешь.
  - Нет! - закричала я. - Это неправильно. Я - мать, и я могу судить этого выродка. Потому что его следующей жертвой мог стать мой сын.
  Михаил молчал, а по моим щекам покатились слезы.
  - Я могу его судить, потому что из-за таких, как он мы боимся рожать детей. В нем нет ничего человеческого. Я могу карать его по праву матери! Почему я должна его жалеть?! Он не жалел никого!
  - Ответь ей, Великий, если сможешь, - обратился демон к архангелу.
  - Я не буду решать за тебя. Право выбора священно. Просто загляни в свою душу и реши, достаточно ли она чиста и непорочна, чтобы вершить правосудие?
  - Да, - прошептала я одними губами, а Михаил наклонился к Абигору и зашептал какие-то слова прямо в его ухо.
  Я не слышала звуков, но ощущение близости великого таинства ледяным штырем впилось в позвоночник. Демон выгнулся, захрипел, посмотрел мне в глаза и сказал:
  - Если хочешь стать великой, научись карать.
  Михаил прижал к его груди крест из монтировки и арматуры и Абигор затих, а маньяк заплакал. Этим он не вызвал у меня жалости, только брезгливость и новую волну ненависти.
  Когда мы уже готовы были праздновать победу, судьба сделала очередной "финт ушами". Дождь окончательно прекратился и из под земли выскочил черт... Точнее три черта... И все они направились ко мне с бодрым хрюканьем.
  Михаил увидел это и крикнул:
  - Для окончания изгнания мне нужно не больше двух - трех минут. Продержись.
  Молодец! Легко сказать, продержись! Как, интересно это сделать, когда имеется три черта и обезумевший от страха маньяк, а в качестве оружия только разбитая бутылка?
  Я отпустила голову психа и подняла палку. Самый крупный черт захихикал.
  Михаил закончил молитву. Чуть плотнее прижал крест из монтировки и арматуры к телу Володи-Абигора и...
  За моей спиной раздалось ржание.
  Огромный конь, будто сотканный из радужного тумана, топнул копытами за спиной и комья грязи полетели мне в лицо. Из его ноздрей шел голубой пар. Тело Вовы выгнулось, встав на лопатки, изо рта пошла пена и в этот момент от плоти отделилось сияние. Оно слилось в человеческий силуэт. Сотканная из радужного тумана фигура поражала красотой.
  Он был действительно прекрасен. Точеная фигура, идеальное лицо, блестящие легкие латы. Демон казался картинкой из рыцарского романа.
  Встав на ноги, Абигор отряхнул с доспехов земную пыль, сел на коня и сказал, обращаясь к Михаилу:
  - До встречи, учитель. Я запомню этот урок, и в следующий раз ты будешь лежать лицом в грязи, радуясь тому, что воспитал достойного ученика.
  - Недостойного, - возразил архангел.
  - Возможно, - согласился демон и обратился ко мне:
  - Жаль, что я недооценил тебя. А с другой стороны, я даже рад этому. Мы еще увидимся и тогда, возможно, ты поймешь, что свет не стоит того, чтобы за него рисковать собой. В темноте намного интересней.
  - Вали уже, - сказал Михаил, и Абигор поставил коня на дыбы.
  - До скорой встречи, - сказал он мне и ускакал в небо.
  Ну, вот и все. Абигора мы, конечно, уделали, но меня спасти Михаил уже не успеет. Зато на небеса заявлюсь по плану "б", под руку с архангелом. Хорошо, что не успела убить маньяка, не взяла грех на душу.
  Когда я доживала, на мой взгляд, последние минуты, из-за пролеска донесся странный звук. Черти замерли. Звук повторился, на этот раз он был громче. Сначала завизжал самый крупный из рогатых, его поддержали остальные.
  Это был колокольный звон! Молодец Гаврила!
  Черти бились в конвульсиях, они не могли даже провалиться сквозь землю, только кричали и били копытами.
  Михаил тем временем закончил ритуал и пытался нащупать пульс на шее Абигора, точнее уже Володи.
  - Жив, - кивнул он и посмотрел на меня.
  - Что это было?
  - Церковный колокол. Он творит чудеса. Мальчишка очень вовремя добрался до колокольни и хорошо прозвонил.
  - У него отец - звонарь.
  Михаил кивнул и продолжил:
  - На Руси издавна колокольный звон заменял отходную молитву преступникам, самоубийцам и прочим, умершим без отпущения. Такой последний шанс, данный душе. Даже таким Творец дает финальную возможность спастись. Он до конца борется за каждую душу. Именно поэтому он велик, а Сатана нет. Величие не в умении карать, а в способности прощать. Знаешь, как легко выделить людей склонных к одержимости?
  - Кого?
  - Есть человеческие существа, у которых "слабый иммунитет" против козней нечистого. В большинстве своем они очень хорошие и мягкие люди. Они боятся обидеть, огорчить или отказать. И именно благодаря своей мягкости становятся легкой добычей для демонов.
  - И как их определить?
  - Они неуютно чувствуют себя в церкви и плохо переносят колокольный звон. Его звуки вызывают у них страх и почти физические мучения.
  - Серьезно? И что же им делать?
  - Все очень просто, если вовремя заметить. Достаточно несколько раз перетерпеть и дослушать до конца перезвон, не выходя из храма. Первый раз будет тяжело, может даже температура подняться, а потом резко полегчает.
  - Здорово.
  Мы осмотрелись и увидели, что черти все же умудрились убраться восвояси. Только маньяк корчился в грязи.
  - Ты все еще хочешь его покарать?
  Я прекрасно понимала, что хочет мне сказать Михаил. Я усвоила этот урок, но соврать, глядя в глаза архангелу, не смогла.
  - Да, хочу, - честно сказала я.
  - Действуй, - сказал он и делал шаг назад, предоставляя, мне полную свободу действий.
  Я наклонилась над этой мерзостью и ощутила запах нечистот. Страх сделал свое дело. Он визжал и дергался в луже собственной мочи, прося о пощаде. Рана на верхнем веке опухла, и один глаз закрылся. Порез на щеке подсох и кровь, перемешанная с грязью, образовала бурую корку. Я наступила ему на грудь и поднесла разбитую бутылку к горлу. Стекло уперлось туда, где бьется пульс. Не знаю откуда, но я точно знала, что если надавить сильнее, вскроется сонная артерия. Тогда зловонная кровь этой твари с липким бульканьем упругими толчками покинет тело, смывая грехи. После этого останется лишь столкнуть оболочку в могилу, приготовленную для нас с Гавриилом, слегка присыпать землей, и одной дрянью на земле станет меньше.
  Слегка надавила на стекло. Кровь выступила из маленькой ранки, а к горлу подкатил комок. Я посмотрела на Михаила в поисках поддержки, но он лишь хладнокровно следил за происходящим, вытирая носовым платком руки.
  Я опять повернулась к маньяку и...
  Отбросила бутылку.
  Михаил улыбнулся, сказал:
  - Молодец. Я в тебе не ошибся.
  И показал указательным пальцем на ямочку под мочкой уха.
  За эти дни я научилась понимать его без слов.
  Распрямилась, пнула острым носком ботинка в указанное место и пошла навстречу архангелу. Он издали взглянул на тело твари и сказал:
  - Часа через три очнется.
  Мы отошли в сторону, и я поинтересовалась:
  - Кто-нибудь из них может вернуться?
  Михаил посмотрел на часы и сказал:
  - Пять, четыре, три, два, один... Все!
  - Тебя Абигор крепко по голове приложил? Да?
  - Да, но я не об этом. День шестой закончился. Наступило воскресенье. По воскресеньям нечисть на землю старается не вылезать.
  - Значит, мы справились?
  - Да. Поздравляю! Ты стала настоящим воином света.
  Я кинулась ему на шею и завизжала от радости.
  
  
  День седьмой.
  Воскресенье.
  
  Вдруг за спиной раздался страшный шум и хлопанье крыльев. Все вокруг залило нестерпимо яркое голубоватое сияние. Михаил прижал мое лицо к груди и сказал фразу, ставшую привычной:
  - Уши зажми.
  Неужели начинается еще какая-то заварушка? Это уже слишком. Только все закончилось, а тут...
  -Можешь разжать! - крикнул Михаил прямо в ухо и обратился к вновь прибывшему:
  - А ты отойди подальше, прими человеческий облик и прекрати шуметь. А то вместо заслуженных почестей избранной придется венки с траурными лентами покупать.
  Некто засмеялся, а мне шутка не понравилась, но и стоять дальше, уткнувшись носом в грязный пиджак, было неуместно, и я обернулась.
  Рядом с телом Володи стоял высокий, слегка полноватый мужчина лет сорока и белозубо улыбался. Одет он был в вытертые джинсы и свитер с вытянутыми рукавами. На плече висела огромная сумка, в которой что-то позвякивало.
  - Познакомьтесь, - сказал Михаил. - Это Татьяна.
  - Рафаил, - ответил мужчина, а я чуть не упала.
  Мало мне было одного архангела, так тут еще второй пожаловал.
  - Да Вы не переживайте, Танечка, - успокоил Рафаил. - Я архангел-целитель. От меня неприятностей намного меньше, чем от воина.
  - И на том спасибо.
  - Пожалуйста. Вы просто молодец, - похвалил он и принялся осматривать тело соседа.
  После осмотра Рафаил сказал:
  - Этого я заберу и о мальчике позабочусь. А она как?
  - Ты как? - уточнил Михаил.
  - Вроде бы нормально.
  - Это хорошо, - облегченно вздохнул Рафаил и поставил на землю два грязных бутылька. - Зеленое от общего недомогания. Пить по столовой ложке не чаще двух раз в день, во время еды. А желтую мазь втирать в места ушибов, царапин и других наружных повреждений.
  - Спасибо, - сказала я, а Михаил спросил:
  - С маньяком что будем делать?
  - Это у тебя спрашивать надо. Я лечу только достойных, так что сам решай - спасать его или карать.... А может быть, просто здесь оставить? Тогда Творец сам решит, что с ним будет?
  - Нет. Не для этого она его пощадила. Ладно. Разберемся. А меня ты подлатать не хочешь?
  - Нет. Договор позволяет мне воздействовать на твое тело только в случае угрозы для жизни. Сейчас в этом нет смысла. Задание выполнено. Один день ты и так проживешь, а завтра вернешься домой, и это будет уже не важно.
  Он легко, как тряпичную куклу приподнял не мелкое тело Володи, попрощался и вознесся, а мы остались наедине со своей радостью и коматозным психом.
  Ну почему все не может быть просто хорошо? Обязательно какая-нибудь гадость все испортит. Я вопросительно посмотрела на архангела, но он только пожал плечами.
  - Хоть поднять-то поможешь? - спросила я.
  - Почему нет? - сказал он и принялся вытаскивать туловище из зловонной лужи.
  Мы с трудом запихнули эту мерзость на заднее сидение, не забыв подстелить тряпку, найденную в машине Абигора.
  
  Приехав к ближайшей больнице, мы вытащили тело из машины и уложили его на крыльце приемного покоя, положив ему на грудь листок с фотороботом маньяка, сорванный по пути. Прежде чем нажать на звонок я поинтересовалась:
  - А его вину точно докажут?
  - Точно. При нем найдут вещи, принадлежавшие погибшим, на месте преступлений его отпечатки пальцев, а дома дневник с записями сценариев преступлений и его мыслями по этому поводу.
  - Хорошо.
  Мы нажали на звонок, потом, услышав шаги за дверью, сели в машину и скрылись.
  - Куда дальше? - спросил Михаил.
  Я пожала плечами. Дело было сделано, а расставаться не хотелось.
  - Поехали в ресторан? - спросил он.
  - Куда?
  - В ресторан, или в ночной клуб. Только туда где не очень шумно. Если ты не против.
  - Я за. Только нас не пустят.
  - Пустят, - сказал он и нажал на педаль газа.
  Салон, торгующий относительно приличной одеждой, и работающий круглосуточно, оказалось, довольно просто найти, но пускать в него нас не хотели.
  После недолгих препирательств с охранником Михаил достал из кармана пачку крупных купюр и сказал:
  - А ну-ка быстренько помогите одеться жертвам катастрофы, желающим обмыть свое чудесное спасение! - и нагло оттолкнув амбала в форме, ввалился в помещение.
  Я последовала за ним.
  - Нам необходимы: душ, аптечка, тряпки и выпивка, желательно ром, - продолжал командовать Михаил.
  Я вообще-то ром не люблю и бутылку, с которой все началось, купила случайно, но если ему так нравится этот напиток, промолчу, но пить не буду.
  Купюры произвели необходимое впечатление, и пока я принимала душ, который неизвестно для чего был оборудован рядом с комнатой для отдыха, Михаил привел в относительный порядок свой фасад и выбрал костюмчик.
  Потом я сделала прическу и накрасилась, воспользовавшись косметичкой продавца-консультанта (естественно, не безвозмездно), и принялась выбирать одежду. Из того, что подошло по размеру, выбрала стильные темные брюки из тонкого струящегося материала и черную полупрозрачную блузку с глубоким вырезом. С этим нарядом особенно эффектно смотрелся крест архангела, который неизвестно как вернулся к хозяину.
  Михаил тоже быстро переоделся, довольно кивнул, рассмотрев мой прикид и вдруг сказал:
  - Ну, я и баран!
  - Почему?
  - Помнишь, я обещал присмотреть в Милане что-нибудь взамен испорченного плаща?
  - Да ладно...
  - Что ладно? Я же действительно присмотрел. И даже купил.
  - Серьезно?
  - Да. И забыл тебе отдать. Так и катаю пакет в багажнике почти неделю.
  Рассчитавшись с удивленными сотрудниками салона, мы вышли на улицу и я примерила потрясающий светло-серый плащ.
  - Ты очень красивая, - сказал архангел и сел за руль.
  В ресторанчике мы закали много фруктов, морепродуктов и.... Нет, слава Богу, не ром, а шампанское. На несколько часов я смогла забыть, что рядом сидит не человек, и что уже совсем скоро придется попрощаться.
  Мы просто болтали, смеялись и вспоминали забавные моменты нашего приключения, а когда почти рассвело, он спросил:
  - Могу я пригласить тебя на танец?
  - Конечно, - ответила я.
  - На вальс, - уточнил он.
  - Я не умею танцевать вальс.
  - Умеешь. Ты же в детстве занималась бальными танцами.
  - Когда это было?
  - Не важно. Если ты умеешь танцевать вальс, это навсегда, - заявил он и потянут меня за руку в толпу танцующих.
  - Но музыка, она не подходит!
  Он только улыбнулся.
  Все динамики замолчали, люди начали недоуменно оглядываться, недовольно перешептываться и тут...
  Я не знаю, откуда лилась музыка. Казалось, что сами стены, колонны, да и человеческие тела запели в ритме вальса.
  Это был классический, потрясающе красивый вальс Штрауса.
  - Я отдавлю тебе ноги, - прошептала я, когда толпа расступилась и освободила нам пространство для танца.
  - Попробуй только, - ответил он.
  - Я забыла, как это делается.
  Он уверено обнял меня за талию и сделал первый аккуратный шаг, сказав:
  - Слушай музыку и танцуй. Слушай сердцем, танцуй душой.
  Я последовала за ним и начала вспоминать шаги и основные движения. Музыка зазвучала громче. Люди вокруг оборачивались, не понимая, откуда звучит вальс, и кто это танцует.
  Я несколько раз оступилась, тогда Михаил тихо сказал на ухо:
  - Перестань думать о танце, начни его чувствовать. Это намного важнее.
  Я зажмурилась и нырнула в море звуков и движений, чувствуя только плечо и руку опытного проводника.
  В это мгновение привычный мир пропал. Люди и предметы стали полупрозрачными. Существовала только музыка и танец. Даже меня как таковой не было.
  Ноги больше не касались пола, они отталкивались от воздуха ставшего упругим...
  Или мне все это только казалось.
  Не важно!
  Душа стонала от восторга, на глазах выступили слезы счастья, а музыка звучала внутри каждой клеточки моего тела и пульсировала в венах, заменяя кровь.
  За спиной Михаила разлилось ослепляющее сияние и на секунду показалось, что за моей спиной тоже распахнулись крылья.
  - Господи, спасибо, - прошептала я одними губами, а ангел только улыбнулся.
  Не знаю, сколько длилось это безумие. Миг? Час? День? Год?
  А может быть всю жизнь?
  И тут...
  Музыка замолчала. Вальс закончился, а мне показалось, что я сейчас умру.
  Немного постояв и отдышавшись, мы посмотрели по сторонам.
  Люди замерли и смотрели на нас, задержав дыхание. Никто из них не понял, что это было, но каждый почувствовал частичку Бога в этой музыке.
  Тишина была полной, и только сердца присутствовавших бились в ритме волшебного танца.
  - Пойдем, - тихо сказал Михаил.
  Я кивнула и пошла следом за ним.
  Мы оставили на столике деньги, забрали плащ и сумку, а люди так и не могли прийти в себя. Некоторые повернули головы в нашу сторону, но никто не издал ни звука. Мы вышли на улицу. Зал проводил нас тишиной.
  До дома мы доехали молча. Говорить было не о чем, а прощаться очень больно.
  Он проводил меня до квартиры, и только когда я открыла дверь, сказал:
  - Мне пора.
  - Знаю.
  - Не грусти.
  - Не получается.
  - У меня тоже.
  Он просто смотрел на меня, а я спросила:
  - Мы еще увидимся?
  - Конечно. Я всегда буду рядом, и всегда буду видеть тебя. Наверное, поэтому мне легче.
  - Я не об этом.
  - Понимаю, но не знаю, как ответить. Хотя думаю, что шанс есть.
  - Уже хорошо, - сказала я и добавила. - Уходи, а то я сейчас заплачу.
  Он не ушел, и я сама сделала первый шаг. Повернула ключ в замке, шагнула в квартиру, захлопнула за собой дверь, и сразу же поняла, что не сказала и не спросила о важном. А самое обидное, что время еще было, и что я просто дура...
  Я выскочила на площадку через долю секунды, но подъезд был пуст. Я подбежала к окну, но знакомой машины под окнами тоже не было. Вернувшись домой, я села на пол на кухне и заплакала.
  На мой плач прибежала Нола и принялась тереться об ноги, потом прилетел Шухер и весело зачирикал. Стало немного легче.
  Я, не раздеваясь, упала на диван и долго смотрела в потолок. От этого важного занятия меня отвлек телефонный звонок.
  Звонил Гаврила. Его голос так меня обрадовал, что слезы опять затуманили глаза.
  Оказалось, что мальчик не помнит, как добрался до дома. Просто проснулся в восемь часов утра в своей кровати и все.
  - Представляешь, - говорил он. - Ни отец, ни бабушка не помнят о похищении и твоей аварии. Им кажется, что я все время был дома. Да и в школе все спокойно.
  - Правильно. Он позаботился о том, чтобы у нас не было проблем.
  Потом я рассказала Гаврилу, чем закончились наши приключения, и на душе стало легче. Мы договорились встретиться через пару дней и попрощались.
  Этот разговор вернул меня к жизни. Я переоделась, приняла ванну и пошла на кухню кормить животных. И тут произошло еще одно событие, лишившее меня душевного равновесия.
  В дверь позвонили, я открыла и закричала от ужаса.
  На пороге стоял Абигор.
  Нос сломан, бровь разбита, под глазами синяки, короче выглядит немного лучше, чем в полночь на кладбище. Вероятно, Рафаил решил оставить Володе напоминание о приключении, чтобы не возникало желание призывать нечистого.
  - Извините, - сказал он, - Не хотел Вас напугать. Я Ваш новый сосед.
  - Очень приятно, - выдавила я и попыталась привыкнуть к мысли, что это уже не Абигор.
  - Меня Володя зовут, - представился он.
  - Татьяна, - ответила я, прижимаясь спиной к стене.
  - Я просто в аварию попал и только сегодня утром выписался из больницы. Я так плохо выгляжу?
  - Да, - ответила я и поборола желание рассказать ему об истинных причинах многочисленных травм.
  - Вот вернулся из больницы, продукты все купил, а про соль забыл. Идти в магазин с таким лицом не хочется. Вы не поделитесь?
  Я кивнула и сходила на кухню за солью. Молча вручила Володе пакет и буквально вытолкнула его за дверь.
  Он решил, что я очень странная, но меня это не очень волновало. После визита соседа я расстелила постель, включила телевизор, еще немного поплакала и уснула.
  
  P.S. Вот и наступил понедельник. Утро началось традиционно, со звонка. Я поискала будильник, но вовремя поняла, что звонит телефон.
  - Да, - сказала я в трубку и чуть не упала с кровати от радости, услышав голос Михаила.
  - Привет, я тут забыл тебе кое-что сказать...
  - Ты откуда?
  - С того света. Не перебивай. Готовый отчет и бизнес-план лежат на столе. Никто из людей не помнит о событиях прошлой недели, следовательно, претензий к тебе не имеет. На работе все хорошо, я уладил. Сын вернется в среду, у него тоже все здорово.
  - Спасибо.
  - Не за что. Я вот о чем тут подумал. У тебя на следующую субботу, какие планы?
  - Никаких, а что?
  - Мне отгулы полагаются за успешно проведенную операцию. Сейчас кое-какие отчеты подобью и постараюсь выбраться на вечерок. Не против, если забегу на чай?
  - Конечно, забегай. А так бывает?
  - Как так? Научись формулировать свои мысли нормально. Ты теперь настоящий воин света, так что привыкай к суете и запасайся валерьянкой. И вот еще. Купи, пожалуйста, нормальную водку. Водка и блины с икрой, как в старину на масленицу.... Если честно, я ром ненавижу.
  - Я тоже.
  - Серьезно?! Елки-палки! Неделю как два барана давились всякой гадостью, чтобы не огорчать друг друга, вместо того, чтобы просто спросить. А как насчет водки?
  - Лучше мартини.
  - Лады. Ну, пока, мне пора. Кстати, привет тебе от Рафаила.
  - Спасибо и до встречи, - сказала я, а он положил трубку.
  Я сидела и не знала, верить тому, что чудо не исчезло из моей жизни или нет. И решила - верить!
  
  На улице опять шел дождь. Я поплотнее запахнула подаренный архангелом плащ и с улыбкой шагнула в самое прекрасное, волшебное и счастливое, серое, грязное, промозглое сентябрьское утро.
  Откуда мне было знать, что на седьмом этаже сосед Володя на секунду потерял сознание, а поднявшись, голосом Абигора тихо сказал:
  - Все же странные существа эти люди. Они свято верят, что снаряд два раза в одну воронку не попадает, и при этом ежедневно наступают на одни и те же грабли.
  
  
  
  К сведению читателей. Данная книга представлена на рассмотрение в несколько издательств. Авторские права защищены законом.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"