Качина Анна Геннадьевна: другие произведения.

Первичные изменения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга серии "Сказки зачарованного леса". Сказка для взрослых, в которой Вас встретят оборотни, русалки, лешие и прочая нечисть, которая, как выяснилось, живет рядом с нами.Они ходят на работу, влюбляются, расстаются и нуждаются в друзьях. История обыкновенной молодой женщины, неожиданно узнавшей, что она оборотень.

  - Верю ли я в волшебников? - сказал он. - Я верю во все, что могу себе представить, Петер. В волшебников, в Господа Бога, в дьявола, в привидения...в летающие тарелки... Раз человеческий мозг может все это вообразить, значит, все это где-то существует, иначе, зачем бы мозгу такая способность.
   Аркадий и Борис Стругацкие
   "Отель "У Погибшего Альпиниста"
  
  Насморк - самая противная болезнь, от него не умирают, но жить с ним тоже невозможно. Хотя в моей ситуации можно на самом деле концы отдать. Я - взрослая, образованная барышня из хорошей семьи - сижу у костра, на краю леса, рядом с неизвестным населенным пунктом. Недавно прошел дождь, поэтому джинсы и свитер назвать сухими крайне затруднительно. Холодно и страшно, а рядом мирно спит ребенок, за которого приходится нести ответственность.
  - Мне очень плохо! Хочу капли от насморка! Я натерла нос!
  Докатилась! Разговариваю сама с собой - это раз. Рискую разбудить Ваньку - это два. Сейчас заплачу - это три. Надо собраться, трезво оценить ситуацию, вспомнить, как я дошла до жизни такой, и придумать, как из всего этого выбираться.
  
  Глава 1
  
  Между тем история моя проста и прозаична. Имя - Ольга, фамилия - Карева (по мужу). Родилась в обыкновенном сибирском городе в обыкновенной семье. Дедушка - полковник, заведующий военной кафедрой одного из ВУЗов, бабушка - домохозяйка, мама - инженер. Когда мне было три года, мама заболела, а папа встретил другую женщину и пропал из семьи. Мамы скоро не стало. Когда мне было восемнадцать, умер дедушка. Несмотря на это голодать и бедствовать не приходилось. Бабушка получала хорошую пенсию, я стипендию. Когда требовались деньги, подрабатывала репетиторством, благо физику и математику знаю очень хорошо.
  Перед самой защитой диплома в одном из кафе встретила свою судьбу. Судьбу звали Владимиром.
  Карев относится к тем мужчинам, на которых дамы сразу обращают внимание, да и я неплохо выгляжу. Пара из нас получилась красивая. Он - высокий блондин с правильными чертами лица, спортивного телосложения. Я - не высокая стройная брюнетка с милым личиком и зелеными глазами (скажу без ложной скромности, что внешностью не обижена). А далее...
  Огромная любовь и все как у людей: через год - свадьба, через два - дочка Таня. Про такую семью можно писать любовные романы, но было несколько "но". Карев иногда бывает до безобразия вспыльчивым. Он может начать орать на меня по любому поводу, а я ужасно ревнива и умею из ничего соорудить салатик, прическу и скандал. Эти наши особенности периодически (два - три раза в год) приводят к шумным сценам, которые переходят в бурные примирения. После примирения следует семейная идиллия до следующего захода. Именно благодаря таким отношениям нам удалось в течение шести лет жить душа в душу. Рутина убивает импульсивных людей, а мы с благоверным - люди очень импульсивные, вот и устраиваем себе встряски.
  В общем и целом чувствуем себя счастливыми, а мнение окружающих по поводу подобных отношений волнует нас меньше всего.
  У Володи есть небольшой бизнес, он - владелец СТО, а я преподаю в колледже физику. Соревноваться с Рокфеллером не можем, но все же неплохо обеспечены. По крайней мере, я могу себе позволить работать не для заработка, а потому что нравится преподавать. Так и живем тихой, мирной, провинциальной жизнью. Мы с Володей, Танечка и бабушка. Единственное, по-настоящему странное, событие произошло в моей жизни много лет назад...
  
  В соседнем с нами доме обитала пожилая женщина, которая занималась целительством. Она была из числа тех бабок, к которым нерадивые мамаши тащат своих детей лечиться от испуга, заикания, грыжи и тому подобных прелестей. Несмотря на то, что в народе ее почитали за ведьму, баба Капа была доброй и несклочной. Она всегда угощала дворовую ребятню чем-нибудь сладким, порчу не наводила и плату за свои "сеансы" брала чисто символическую.
  Я всегда хорошо относилась к милой старушке, но в ее методы лечения не верила и по сей день, считаю, что детей должны лечить врачи, а ворожба - это грех. Здесь нет никакого религиозного фанатизма. Просто после прочтения Библии приходит вера в доброе начало, а так как сама физик по образованию - следовательно, не жду чудес и знамений.
  Когда мне было четырнадцать лет, баба Капа подошла и сказала:
  - У тебя, милая, дар. Приходи ко мне завтра, ворожить научу. Да ты не бойся. Приходи.
  Тогда показалось, что у бабки маразм, но утром следующего дня я все же пришла к ней, победило любопытство.
  Она рассказывала про травы, давала рецепты целебных отваров, - в общем, никакого колдовства, сплошная народная мудрость. Через три дня рассказала, как приворожить или отворожить любимого, свести бородавки, и еще несколько наговоров. На пятый день бабуля стала гадать на кофейной гуще, но вдруг остановилась, замолчала, обозвала ведьмой и велела уходить. Я тогда очень удивилась. Старушка никогда и ни с кем резко не разговаривала и слыла "божьим одуванчиком".
  На следующий день мы опять встретились во дворе, тогда она сказала, что когда придет время, я сама всему научусь, а коли не придет, так это даже лучше...
  Я отнеслась к этому не очень серьезно, скорее наоборот убедилась, что у бабульки не все в порядке с головой. Однако рецепты отваров сохранила, а с ними остались и заговоры. Как говорится: "Из песни слова не выкинешь". Со временем эти записи перекочевали на дачу вместе с кипой старых журналов и институтскими конспектами. Про них все забыли...
  
  Прошло много лет.
  Однажды я, Таня и Володя отправились на дачу. Там к нам присоединилась моя лучшая подруга Лена, ее муж и маленький сынишка. Все было как обычно: шашлыки, раки, пиво. Милый отдых в тесном, почти семейном кругу. Ближе к ночи, когда дети уже спали, Володя стал жаловаться на мерзкую бородавку, которая выскочила на внутренней стороне указательного пальца и мешала рисовать.
  Вероятно, под влиянием пива, полной луны и контакта с природой родного края пришла мысль:
  - Хочешь, сведу. Меня бабулька соседская в детстве научила?
  Супруг принял мое предложение весело:
  - Давай, родная! Шамань! Тебе доверяю даже правую руку! - Но все же предупредил, - Но есть дохлых кошек и целовать жаб не буду.
  Я бодро залезла на второй этаж нашего дачного домика, где быстро нашла необходимую тетрадку. Благодаря заботам моей бабушки старые конспекты, дедушкины рукописи и журналы, даже на даче, хранятся в образцовом порядке, так что найти нужные записи оказалось просто.
  Когда необходимые бумаги были доставлены к костру, я отвела Володю немного в сторону, где бодро принялась обматывать бородавку черной ниткой и читать бабкин заговор. "Курс лечения" проходил под веселый регот супруга и заунывный вой голодного кота, почуявшего шашлык. Процедура длилась не долго и вскоре, поедая мясо, все забыли о "сеансе народной медицины". На следующий день потерялась черная нитка с Володиного пальца, а через неделю бородавка начала сохнуть, потом почернела и отвалилась.
  - Нормально! - сказала моя вторая половина. - Да ты у нас ведьма.
  - А то, - ответила я. - Будешь себя плохо вести, превращу тебя в рыбу!
  - Почему именно в рыбу?
  - Она холодная, скользкая и живет в сырости.
  Володя - заядлый рыбак и охотник, так что угроза не подействовала, но на всякий случай он пообещал вести себя хорошо и уехал на работу. Скоро об этом все забыли, но ведьмой меня с тех пор Володя иногда называет...
  
  При чем здесь это все?
  Надо собраться, коротко вспомнить, с чего началась именно эта мерзкая история, проанализировать произошедшее и постараться сделать полезные выводы. Итак...
  
  Глава 2
  
  ...Моросит мелкий весенний дождик. Иду с работы, не замечая, что наступаю в лужи. Май месяц, а у меня четыре пары плюс консультации, да еще погода такая отвратительная. Что ни говорите, а колледж от техникума отличается только названием. Когда все вокруг зеленеет и цветет, студентам совсем не хочется изучать электромагнитные колебания, а мне совсем не хочется помогать им в этом.
  "Мама дорогая! Держаться нету больше сил! Хочу на море, в теплые страны". Обуреваемая такими мыслями, вяло шлепаю на остановку автобуса.
  У нас есть машина, даже две, но я патологически боюсь садиться за руль. Карев заставил меня даже сдать на права, но, посмотрев, как его жена впадает в кому, попав в пробку, плюнул и сказал:
  - Да ты, мать, даже как пешеход опасна. Пересядь на пассажирское сидение. Будем учиться ездить где-нибудь в полях. Там ты представляешь наименьшую угрозу для общества.
  Не могу сказать, что очень расстроилась. В метро или автобусе спокойней, чем за рулем, и не так страшно...
  
  Тут во двор нашего колледжа на очень большой скорости влетает автомобиль. Оборачиваюсь на скрип тормозов и не успеваю отскочить в сторону. Синяя "восьмерка" ткнулась бампером под колени. Я, непроизвольно откинувшись, треснулась затылком об капот злосчастной машины.
  Не было ни комы, ни обморока, только голова закружилась. Из автомобиля выскакивают два мужика и на глазах у изумленной публики запихивают меня на заднее сидение машины. Я вяло отбрыкивалась, а они мотивировали свои действия тем, что сейчас быстренько отвезут девушку в больничку.
  - Вы что?! Совсем охренели?! Выпустите меня немедленно!
  Крик получился хриплым, но убедительным.
  В ответ на это один из мужчин обернулся и зажал мои нос и рот тряпкой, пропитанной каким-то вонючим раствором...
  
  Что же было дальше? Такое ощущение, что прошло больше года, а на самом деле минул месяц. Стоит немного напрячь память, как перед глазами встают самые гадкие моменты этого месяца.
  
  Тошнит. Болит голова.
  Открываю глаза. Вокруг темно, сыро и пахнет землей. Вспоминается фильм "Заживо погребенный".
  Ужас! Мама!
  Тошнота понемногу отступила, но головная боль стала просто ужасной. Со временем глаза привыкли к скудному освещению. Хотя нет. Темнота полная, однако довольно четко видны стеллажи с банками. Странно. Наверное, от страха открываются скрытые резервы организма. Ясно одно - это погреб. Нетрудно догадаться, что меня пригласили не на чаепитие. Остается ждать.
  Ждать пришлось не один час. Снаружи долго не доносилось никаких звуков. Клаустрофобией не страдаю, но удар по голове, пребывание в погребе в полной тишине и ужас от мысли о том, что со мной будет дальше, сделали свое дело. Я заплакала. Сначала скулила, как испуганный щенок, а потом началась истерика, продлившаяся около получаса.
  Мои причитания были прерваны грубо и неожиданно. Сверху упал луч света и незнакомый голос произнес:
  - Заткнись и поднимайся наверх!
  От ужаса просто не могу адекватно реагировать.
  - Поднимайся наверх, если не хочешь сдохнуть в этом погребе! У тебя есть три минуты, потом закрываю крышку.
  Страх, вызванный перспективой остаться здесь навсегда, пересилил все остальные чувства и заставил лезть наверх. Руки скользят по заплесневелым ступенькам полусгнившей лестницы. Наконец моя голова показалась на поверхности.
  Перед лицом чьи-то ноги, а за воротник тянут чьи-то руки. Какое хамство! Вытащили из погреба как котенка, за шиворот!
  Яркий свет мешает сфокусировать зрение. По перепачканным щекам катятся слезы. Грязь попадает в глаза, из-за чего они слезятся еще сильнее.
  - Н-да. Хороша! - произнес еще один мужской голос. - Отведи ее на веранду, пусть умоется.
  Опять вцепившись в воротник, кто-то потащил меня в правую сторону, потом, схватив за волосы, окунул лицом в воду.
  - Умывайся, после поговорим.
  Вода оказалась чистой и холодной. Умывалась я медленно и тщательно. Это давало время на размышления.
  Итак. Эти граждане - или какие-то маньяки, что очень плохо, или похищают людей с целью получения выкупа, что несколько лучше. В любом случае ситуация ужасная.
  Володя с бабушкой, наверное, с ума сходят, да и Танюшка меня потеряла. Вспомнив о дочери, я опять заплакала.
  - Хватит выть! Иди сюда!
  Мужской голос вернул к реальности.
  Посмотрев вокруг, понимаю, что нахожусь в частном рубленом доме. За окном небольшой заброшенный огород, а за ним виднеется лес. Значит, мы пребываем в деревне или на даче.
  В окрестностях нашего города очень много почти заброшенных деревень, если я оказалась в одной из них - дело плохо. Самой выбраться нереально, а искать меня здесь никто не будет.
  Это помещение - веранда. Дверь, ведущая на улицу, закрывается изнутри на ключ. За спиной вход в комнату, из которой меня притащили умываться. В дверном проеме стоит мужчина примерно тридцати лет. Самый обыкновенный безликий индивидуум без особых примет. Челка цвета соломы падает на бесцветные, водянистые глаза, среднего роста, худощавый.
  Он сделал шаг ко мне и молча втолкнул в комнату, где расположился еще один типчик.
  Типчик молод - может быть, двадцать пять лет. Интеллект не оставил своего отпечатка на его прыщавой морде. Длинный (не высокий, а именно длинный) и сутулый. В темных волосах и крючковатом носе проскальзывало, что-то кавказское. Хотя, может быть, я ошибаюсь.
  - Гоша! Принимай гостью, - обратился белобрысый к прыщавому.
  - Ну, заходи, - прогнусавил Гоша, обращаясь ко мне, и повернулся к товарищу. - Ганс, смотри, какая хорошенькая! Может быть, не будем ее мужу продавать, а сдадим в какой-нибудь публичный дом?
  Смысл вышесказанного дошел не сразу. В голове застряли дурацкие мысли о том, что Ганс - это, скорее всего, не имя, а кличка, а вот Гоша...
  - Ну, че молчишь? Хочешь в публичный дом? Там весело, - потешался прыщавый юноша.
  - Нет, - пропищала я, чем вызвала бурное веселье у отморозков.
  Нетрудно догадаться, что это - те самые граждане, которые сбили меня машиной.
  Дальнейшую беседу пришлось вести с Гансом.
  Хорошо. Он хотя бы производит впечатление вменяемого человека.
  - Сейчас ты сядешь и напишешь письмо своему мужу. В письме объяснишь ему, что надо очень быстро собрать сумму, которую я назову. Если он не поторопится, то получит по почте твой палец с обручальным кольцом. А ты отправишься в публичный дом, где-нибудь в Турции.
  Ну за что мне это? Сейчас умру от страха! Но делать нечего. Усевшись за стол, я написала все вышеперечисленное на бумаге. Адрес и телефон они знали сами. К письму прилагались серьги, которые Володя подарил на шестую годовщину свадьбы.
  После этого меня сводили в туалет и закрыли в чулане.
  Здесь нет окон, и я опять удивилась, что четко вижу окружающие предметы. На полу валяется матрас, подушка и одеяло. Рядом Ганс поставил кружку с водой и миску с двумя жирными беляшами. Такими часто торгуют на улицах. Их продают тетки в грязных халатах, но выбирать не из чего, и я слопала оба.
  
  Глава 3
  
  А дальше...Что было дальше? Это что - провалы в памяти? Нет. Помню. Дальше появился он...
  
  Прошло около пяти часов, хотя сказать точно очень трудно. Сволочи куда-то уезжали, а когда вернулись, были уже не очень трезвы. Гулянка продолжилась в комнате, от которой меня отделяла бревенчатая дверь. Говорили они громко, но никакой полезной информации получить не удалось, зато узнала несколько новых матерных анекдотов. Уже начав понемногу приходить в себя, слышу, как Гоша вдруг предложил другу "использовать меня по назначению", Ганс весело согласился.
  Только этого мне и не хватает. Рядом нет ни одного предмета, которым можно отбиваться. Однако привести задуманное в исполнение они не успели. Хлопнула входная дверь, и грубый, хриплый мужской голос произнес:
  - Хватит бухать. Пора делом заниматься.
  - Оба! Глеб вернулся! Ты же обещал на следующей неделе подъехать.
  Второй голос принадлежал Гоше. В нем звучат такие заискивающие нотки, что нетрудно догадаться, кто в доме хозяин.
  - А это, что за х-ня!? Чьи это вещи!? - проорал вновь прибывший.
  Вероятно, Глеб заметил мои ремень, куртку и туфли, которые похитители отобрали и забросили в угол. Кажется, увиденное его не очень обрадовало.
  - Где баба?!
  - В чулане.
  Вскоре дверь распахнулась, и голос приказал:
  - Выходи.
  Передо мной стоит не приятный коренастый мужик. Темные, коротко подстриженные волосы на висках начали седеть. Правильные черты лица делали его почти привлекательным. Картину портил только сломанный нос и глубоко посаженные умные, но злые глаза.
  До разговора со мной он не снизошел, а обратился к своим отморозкам.
  - Вы совсем ох-ли!
  Далее следовала речь, которую трудно процитировать.
  - Я сказал! Никаких заложников! Никаких похищений! У меня другие планы!!! Уроды!..
  После этого меня опять закрыли в темной каморке, а похитители продолжили свой разговор на веранде, так что я больше ничего не услышала.
  Дверь в чулан распахнулась через несколько часов. За ней стоял человек, которого называли Глебом.
  - Выходи, я на тебя посмотрю.
  Выхожу. А что еще остается?
  - Ничего.
  Он спокойно, не проявляя повышенного интереса, оглядывал меня с ног до головы. Так осматривают породистых собак перед приобретением. Темные джинсы и белая, обтягивающая футболка мне идут, так что выгляжу, на самом деле, "ничего", даже без макияжа.
  - Я ее забираю. Закроешь в моей комнате, пристегнешь к чему-нибудь наручниками. Буду через час, - приказал он товарищам.
  - Глеб. А нам дашь попробовать? - спросил подвыпивший Ганс.
  - Я никому не даю пользоваться - своей зубной щеткой, постельным бельем и женщинами! - резко ответил Глеб.
  Он ушел, а меня разместили в комнате с отдельным входом. Комната чистая. Весьма приличная мебель: диван, стол, шкаф, а в самом дальнем углу огромная старая кровать с железной спинкой. Вот к этой кровати меня и приковали наручниками. Теперь можно только сидеть на полу за кроватью, благо пол застелен ковром.
  
  Он вернулся поздней ночью, освободил мои руки, а сам повернулся к столу и стал доставать шашлык, овощи, хлеб и пиво.
  - Иди есть. Только не пытайся стукнуть меня чем-нибудь по голове, а то просидишь всю ночь за кроватью.
  Я послушно подошла к столу. Мужчина не производит впечатления маньяка-насильника. Говорит ровно и спокойно, как старый знакомый:
  - Бежать некуда. Между тобой и этими придурками стою только я.
  - Если они такие придурки, что ты - "ангелоподобная личность" - с ними делаешь?
  В ответ Глеб удивился:
  - Ты еще и разговаривать умеешь!
  - Случается, - огрызнулась я
  Мы поели. Ужин при свечах протекал в гробовой тишине. Электричества в доме не было.
  - Слушай меня, девонька. Твое письмо мужу никто передавать не будет. Я не занимаюсь похищением людей с целью выкупа. Общаться с этими отморозками меня вынудили обстоятельства. Отпустить тебя не могу - сильно много знаешь.
  - Я много знаю? Да я вообще ничего не знаю и не понимаю..., - начала кричать я, но Глеб перебил:
  - Замолчи и не смей больше орать. Ты находишься не в том положении, чтобы диктовать условия. Будешь жить в моей комнате, и никто тебя не тронет, пока выполняешь мои приказания. Я отвернусь, ты переоденешься. Вещи в пакете на диване. Бить окна смысла нет, на них решетки, - сказав это, он отвернулся.
  В пакете лежали шорты, майка, ветровка, широкие брюки и кроссовки, которые пришлись почти впору.
  - А как ты обувь выбрал? - спросила я переодевшись.
  - Взял твои туфли и купил на размер больше.
  - Логично.
  - Я всегда поступаю логично. А теперь кричи.
  - ?!
  - Делай вид, что тебя насилуют.
  - ?!
  - Слушай, ты, радость моя разговорчивая. Эти отморозки не тронут тебя, только если будут уверены, что ты - моя женщина. Моя! Ясно?
  - ?
  В голове стучала мысль: "Надо закричать! Не понятно, что происходит, но кричи, дура! Кричи!", - все же пережитый ужас сделал свое дело. Из горла вырвался только хрип.
  Тогда он подошел вплотную и разорвал майку на моей груди. И я закричала! Это был шикарный, громкий крик, переходящий в вой. Любая машина, оснащенная такой сигнализацией, была бы неуязвима.
  Послушав "божественную мелодию", Глеб зажал мне рот, вследствие чего получилось мычание.
  - Сейчас я уберу руку, ты еще немножко покричишь, потом помычишь и затихнешь.
  Здравый смысл подсказывал, что угроза изнасилования отступила. Выслушав "бодрое кричание" и "грустное мычание", мужчина знаком приказал замолчать, после чего пристегнул мою правую руку наручниками к спинке кровати и сказал:
  - Спи. В угол можешь не забиваться. У меня нет проблем сексуального характера, я не насильник, а ты не в моем вкусе. Люблю блондинок.
  - Извините! А я?! - этот вопрос прозвучал двусмысленно. Я покраснела, а он ухмыльнулся - Что будет со мной? Зачем я вам нужна?
  - Лично мне ты не нужна! Просто я еще не придумал, что с тобой дальше делать. И вообще, не задавай глупых вопросов и не получишь глупых ответов. А если будешь орать, рот скотчем заклею. Все! Спать!
  Глеб говорит негромко, но очень внушительно, если он немного повышает голос, хочется сделаться маленькой, незаметной и забиться в самый дальний угол, короче: "Беня говорил мало, но Беня говорил смачно". Он погасил свечи, лег на диван и уснул.
  Ой, странно все это. Странно и страшно. О сне можно только мечтать. Никогда не усну в одном доме с этими...
  
  - Тебе что-нибудь нужно?
  Однако я все-таки задремала. Светает. В комнате царят сумерки. За окном моросит дождь. Хозяин комнаты уже убрал постель, оделся и явно собирается уходить.
  - Я хочу в туалет.
  Он расстегнул наручники, и мы вышли во двор. Дом соединен дощатым навесом с "удобствами", баней и другими надворными постройками, так что оглядеться возможности нет. После экскурсии к пристройкам я умылась и почистила зубы щеткой, которую вручил Глеб.
  Оказавшись в комнате, я вынуждена была занять свое место на кровати. На руке наручники, на полу бутылка минералки и гамбургер.
  - Что-нибудь понадобится - позовешь Ганса. Он не тронет.
  Дверь закрылась, и я снова осталась одна.
  
  Ганс не заставил себя звать. Пришел через несколько часов и принес обед. У него была разбита бровь, а под глазом красовался классический "бланш".
  Хоть и сволочи, но кормят исправно. Так и поправиться недолго. Ой, о чем это я?
  Ганс молча отстегнул наручники и потащил меня по известному маршруту. Потом, так же молча, приволок назад и водрузил на место.
  - Сука.
  Ругательство прозвучало как плевок.
  - Почему я?
  - Че? - не понял Ганс.
  - Зачем вы меня похитили?
  - Твой мужик отказался платить за "безопасность своего бизнеса", у него оказались крепкие "тылы", тогда решили взять тебя. Если бы Глеб не приперся на неделю раньше, то на днях господин Карев выкупил бы свою супругу и ты вспоминала бы все это как дурной сон..
  О том, что они хотели меня изнасиловать, Ганс не вспомнил.
  
  Так прошла неделя. Глеб уходил утром, приходил вечером. Наше общение ограничивалось короткими фразами. Днем меня два-три раза "выгуливали" Ганс и Гоша, а вечером Глеб разрешал пару часов свободно двигаться по комнате. Дни проходили в мыслях о семье. Эти мысли вызывали дикую, нечеловеческую злобу. Ненавижу людей, заперших меня здесь.
  Наручники крепились к верхней дужке спинки кровати, что позволяло вставать на пол. День я проводила, приседая и отжимаясь от спинки, к которой была прикована моя рука. Это странно, так как я никогда не занималась спортом, только танцами, но сейчас тело черпало огромную силу в злобе. Мне вспоминалась безумная тетка из фильма про Терминатора, она "качалась" в палате "психушки". Да! Не хотела бы я так выглядеть.
  Иногда Глеб приносил почитать старые журналы, что несколько скрашивало полное отсутствие общения.
  Еще одна метаморфоза происходила с руками. У меня всегда были слабые и ломкие ногти, из-за этого приходилось отказываться от ярких лаков, а наращивать не хотелось. Сейчас все изменилось. Я обратила внимание, что ногти на руках стали очень крепкими, твердыми и начали ужасно быстро расти, хотя приобрели странный сероватый оттенок...
  Однако долго удивляться не пришлось, потому что скоро появился еще один персонаж, который скрасил мое одиночество, но еще сильнее осложнил ситуацию.
  
  Глава 4
  
  Однажды Глеб приехал днем. Из соседней комнаты доносились голоса, там сильно ругались. Из-за толстых стен понять смысл разговора было невозможно, доносились только отдельные слова, в основном матерные. Потом дверь в мою комнату открылась, и внутрь впихнули мальчика. Ребенок находился в шоковом состоянии.
  - Мальчик, тебя как зовут? - спросила я.
  Он молчал и дико озирался. Пацану было лет одиннадцать. Затравленный вид и грязная одежда говорили о том, что он не первый день находится в неволе, однако следов истощения и побоев не видно.
  - Меня зовут Оля. Не бойся, подойди ко мне.
  Мальчик посмотрел на меня и прошептал:
  - Ваня.
  - Что?
  - Меня зовут Ваня.
  Потом он сделал несколько шагов ко мне, залез на кровать и заплакал. Ребенок плакал долго, очень долго, а я утешала его, рассказывала сказки и смешные истории и тоже плакала. На ум приходила Танюшка, и становилось невыносимо больно.
  Я хочу домой. Я хочу к дочери. И я зубами загрызу любого, кто встанет на моем пути. А сейчас надо прикидываться послушной и тихой, а самой ждать, когда появится шанс освободиться. Где-то мама этого Ванюшки сходит с ума, не зная, где ее чадо. Ради себя, ради него, я должна найти выход.
  Примерно через час мальчик успокоился и заснул, положив голову на мои колени. Еще через час дверь открылась и на пороге появился Глеб.
  - Тварь, - не говорила, а шипела я.
  - Что?!
  - Тварь!
  - Не блажи, разбудишь пацана, он и так натерпелся.
  - Ах ты, жалостливый какой. Что же ты не пожалел его, когда твои ублюдки....
  - Молчи и слушай, - перебил меня Глеб. - Мальчика взяли за день до тебя, с той же целью. Я об этом не знал. Его прятали недалеко отсюда, а когда я вернулся и нашел тебя, побоялись вступать в контакт с его родителями. Пару раз в день один из них ходил к ребенку, чтобы покормить. Я заметил частые отлучки, выследил их и забрал мальчишку. Теперь меня интересует - что мне с вами делать?
  - Глеб, - я первый раз обратилась к нему по имени. - Отпусти нас. Ведь ты не такой, как они. Что ты делаешь вместе с такими ублюдками?
  - Повторяю. Обстоятельства сложились так, что я вынужден находиться в этом месте, в этой компании. Тема закрыта, - сказал он, освобождая мои руки. - Ужинать будете без меня, ребенок спит с тобой, еда в сумке.
  Глеб подошел к двери.
  - И вот еще. Я не буду тебя больше приковывать. Пацан удержит тебя крепче, чем наручники. Бежать некуда - это заброшенная деревня, вокруг лес. Поверь мне на слово, мы находимся очень далеко от людей. Даже если ты найдешь дорогу, то вдвоем с пацаном вы не дойдете, а если уйдешь одна.... Ну, ты же не полная дура?
  Хлопнула дверь. Когда Глеб вернулся, не знаю. В эту ночь я впервые крепко уснула, обняв Ваньку. Он спал, прижавшись ко мне, иногда всхлипывал, но ни разу не проснулся.
  Дальше все шло хорошо, ровно настолько, насколько могло быть в сложившейся ситуации.
  Ваньке двенадцать лет. Он - крепкий, спортивный мальчик из очень обеспеченной семьи: папа - владелец казино, у мамы свой салон красоты. У родителей очень мало свободного времени, и поэтому заботы о ребенке они перепоручили гувернантке и преподавателям частной гимназии. В школе Ване не очень нравилось. Его тянуло на улицу. Постоянные прогулы и сорванные уроки доводили директора гимназии до истерики. Однако, позиция Ваниного папы была непоколебима. Я плачу - вы учите. Единственным увлечением ребенка был хоккей. Синяки и ссадины Ивана не пугали, а наоборот добавляли романтики.
  Похитили его, когда мальчик возвращался домой из школы (убежал с уроков и не попал на школьный автобус). Милейший ребенок очень быстро успокоился и пытался получать удовольствие от выпавших на его долю приключений. Дети в таком возрасте не умеют трезво оценивать опасность, им все кажется игрой. Иван был рад возможности прогулять школу.
  - ..... вашу мать! Глеб совсем о...л! Где этот е.....ный завтрак!
  Ваня - замечательный подросток, добрый и веселый, но матерится, как сапожник. Да уж. "Слышатся крики "Убью!" спозаранку, деточку просят скушать овсянку".
  - Ты хочешь сказать, что проснулся и хочешь кушать?
  - А то!
  - Ваня, как ты разговариваешь! Где ты научился этой пакости?
  - Все нормальные мужики так разговаривают, - гордо ответил ребенок.
  - Но ты же должен понимать, что так нельзя.
  - А папа говорит, что русский человек матом не ругается, он матом разговаривает.
  - А что по этому поводу думает твоя гувернантка?
  - Она с меня о...ет!
  Дальнейший разговор терял смысл.
  Еще пара дней прошла в борьбе за чистоту русского языка, но победили, кажется, "нормальные мужики".
  
  Странно. Сижу сейчас, вспоминаю и не могу отличить один день от другого. С момента Ваниного появления все дни слились, стали одинаково радостными, наполненными заботами о чужом ребенке. Когда у человека отняли все, он заново учится радоваться жизни. Каждый подарок судьбы кажется огромным вселенским счастьем. Любая фраза приобретает дополнительный, невидимый смысл. Я могу вспомнить почти каждое слово, сказанное за эти дни, и при этом теряю ощущение времени.
  
  Мы очень привязались друг к другу. Сейчас и здесь Ванька стал самым родным для меня человеком. Вся любовь и тоска по Володе и Танюшке выплеснулась на почти незнакомого ребенка. Мальчишка тоже полюбил меня и в знак преданности стал меньше материться. Дни проходили за разговорами. Я рассказывала о своей семье, он о школе и родителях. Про то, чем закончится наше заключение, старались не думать. Вернее, думали, конечно, оба, но старались не говорить об этом. Только раз Иван предложил убежать, но потом сам же решил подождать более удобного момента.
  Но очень скоро сломалась и эта зыбкая иллюзия стабильности.
  
  Да, да! Именно в этот момент все окончательно встало с ног на голову. Если собрать произошедшее за последующие три дня, возникает ощущение нереальности. Только бездарный автор мог бы придумать такой натянутый сюжет для банального фильма, однако жизнь не боится банальности.
  
  Глеб пришел раньше обычного. Он выставил Ваньку в соседнюю комнату. Вернулся и плотно закрыл за собой дверь. В руках у него было несколько больших пакетов и свертков.
  - Я придумал, как тебя использовать.
  - А меня ты спросил?...
  - Молчи и слушай. Есть один козел, который кинул меня на бабки и сдал ментам. Сейчас он открыл ювелирный салон. Скоро я его накажу, а ты мне поможешь. Дело это опасное, но другого выхода у тебя нет.
  - Я правильно поняла? Ты предлагаешь мне, учительнице физики, ограбить ювелирный магазин?
  - Да.
  - Ну, ты совсем ...
  - Это тебя пацан научил материться?
  - Да пошел ты.
  - Хозяин магазина - тварь редкостная, и руки у него по локоть в крови. Может быть, это тебя утешит. А теперь - переодеваться.
  - Что?!
  - В пакетах лежат вещи, косметика и обувь. Выбери то, что подойдет по размеру. Выглядеть ты должна, как проститутка. Очень, очень дорогая проститутка.
  - Зачем? - поинтересовалась я.
  Ответа не последовало, и я, в очередной раз, вынуждена подчиниться давлению.
  Шмуток и обуви в свертках оказалось очень много.
  -Ты что, бутик ограбил?
  - Можно и так сказать. Переодевайся.
  
  Еще два дня жизнь шла своим чередом. Изредка Глеб выставлял Ваньку за дверь, и тогда он посвящал меня в подробности планируемого мероприятия и учил обращаться с пистолетом. На третий день все началось.
  На мне было длинное золотистое платье с огромным разрезом на правой ноге и вырезом "до пупа". Платье обтягивало тело, как вторая кожа. Поверх этого великолепия красовался легкий плащ шоколадного цвета, отделанный норкой. Плащ был приталенным и слегка собран на поясе. Если его не застегивать, то закрытой остается спина и попа, бюст и ноги выставлены на всеобщее обозрение. Туфли на высоком каблуке, драгоценности и яркий макияж довершали картину. Увидев меня в таком виде, Ванька прошептал:
  - О... тельно!!!
  Пообещав дать по губам за эту характеристику, я шагнула за порог. Хотя, нет. Сначала Глеб сказал:
  - Ты едешь с нами, пацан остается с Гошей. От твоего поведения зависит его жизнь. Если будешь умницей, я отпущу ребенка, а тебе разрешу завтра позвонить домой. Ясно?
  - ДА! - крикнула я.
  Мне надели на голову темный мешок, вывели из дома и посадили в машину.
  Когда человека лишают зрения, остальные чувства очень обостряются. Я уже не чувствовала страха, зато все звуки и запахи воспринимались как слово, произнесенное по слогам. Запах каждого из сидящих в машине отделился от хозяина и предстал самостоятельным существом. А звуки! Я слышала все! На самом деле ВСЕ, даже стук сердца сидящего рядом Глеба.
  Мешок сняли минут через сорок. Я еще не успела наиграться с новыми ощущениями, но все равно рада вернувшемуся зрению. Звуки и запахи немного отступили. Пришло время осмотреться.
  Значок на руле указывает на то, что машина - БМВ. Ой, а кто это у нас за рулем? Незнакомый парень, лицо его не вижу, так как сижу прямо за ним. На сидении рядом с водителем расположился Ганс. Мы с Глебом сзади. Все одеты в дорогие костюмы и вид имеют весьма респектабельный. Просто смешно смотреть.
  Пока я разглядывала спутников, впереди показался указатель с названием населенного пункта. Тут Глеб пригнул мою голову к коленям, что не позволило его прочитать. Этот маневр повторялся каждый раз, когда вдали маячила табличка. Трасса незнакомая. Да я вообще плохо знаю пригород и совершенно не умею ориентироваться на местности.
  
  Подведем итоги. Если воспользоваться возможностью избавиться от своих спутников на первом посту ГАИ, то погибнет Ванька. Ганс успеет набрать номер Гоши, вон как в мобильник вцепился. Если принять участие в вооруженном ограблении - светит "срок".
  ЗАШИБИСЬ!!!
  Страшно представить состояние Володи, узнавшего, что его пропавшая жена промышляет налетами в компании с дядьками, которые занимаются киднепингом.
  От бессилия я крепко сжала кулаки, и острая боль пронзила правую руку. Новые ногти оказались очень крепкими и острыми. На ладонях выступили капельки крови. Последнее время со мной случилось столько всего, что изменения, произошедшие с руками, остались незамеченными.
  Кошмар! Прошло почти две недели с момента, когда я последний раз видела нормальных людей.
  Примерно через час движение стало оживленным, подъезжаем к городу. Вот и пост ГАИ.
  - Ты помнишь, как надо себя вести, чтобы все остались живы? - вякнул Ганс.
  - ДА!
  ГАИ мы миновали без проблем. Я узнала дорогу и сам пост. Теперь известно, в каком направлении находится деревня, где остался Ванька. Полезная информация. Однако Глеб не похож на дебила, если он дает мне такую информацию, значит, сделал все для того, чтобы я не смогла ей воспользоваться. Интересно, что конкретно? Ой, чует мое сердце, что домой вернутся не все.
  
  Магазин находился на окраине города. Правда, совсем не с той стороны, откуда мы приехали. Это была небольшая ювелирная лавка, расположившаяся на первом этаже жилого дома. До закрытия оставалось меньше часа. Автомобиль заехал в один из окрестных дворов, Ганс вышел и отправился в магазин. Мы переехали в другой двор. Глеб снял пиджак и остался в рубашке с коротким рукавом, оружия у него не было, впрочем, как и у Ганса. Теперь настала моя очередь наряжаться. К подкладке моего плаща на уровне пояса прикрепили три пистолета.
  Я вышла из машины и направилась к магазину, Глеб идет следом. Распахнутый плащ и обтягивающее платье красноречиво намекают, что мне некуда спрятать оружие, при этом по попе похлопывают три "ствола". Странно. Совсем не страшно, а ведь не факт, что я выйду из этого магазина. Однако, как сказал гражданин Фучик в своем бессмертном произведении: "Лучше ужасный конец, чем ужас без конца".
  
  В магазине царит полумрак. Не лучшее освещение для выбора украшений. Ганс уже внутри и усиленно делает вид, что выбирает серьги в подарок своей жене. Одна продавщица занята беседой с Гансом, вторая приветливо улыбнулась Глебу. Охранник, сидящий в дальнем углу, окинул нас взглядом и, решив, что здесь нет никакой опасности, принялся разглядывать мою грудь - придурок! Больше в магазине никого нет. Слава Богу!
  - Моей спутнице надо выбрать перстень. Никаких фианитов, никаких стразов. К ее глазам подходят изумруды. Цена значения не имеет, - искренне веселился Глеб, изображая богатого клиента.
  Я принялась капризно примерять перстни, предложенные продавцом, на левую руку. Глеб обнял меня под плащом за талию и отстегнул с моего пояса один пистолет. Я поправила правой рукой плащ, в ладонь легла рукоятка. Ганс отошел от прилавка и идет мимо охранника "оплачивать покупку". Глеб отстегнул второй ствол, и тут все началось.
  События развивались молниеносно. Глеб кинул один ствол Гансу, который через секунду целился в охранника. Я направила оружие на девушку, которая его обслуживала. Глеб держит в поле зрения "нашу" продавщицу и входную дверь. Далее все по сценарию: руки на прилавок, деньги и украшения в пакет. Хотя, как можно что-то складывать в пакет, когда руки на прилавке?
  Приказания исхитрилась выполнить девочка, в которую целился Глеб. Все шло ровно, но вдруг Ганс оступился, отступая спиной вперед в глубину зала. Он задел декоративный столик, стоящий недалеко от прилавка и на секунду отвернулся. Идиот! Охранник успел выхватить свой пистолет и выстрелить, почти не целясь...
  Или охранник был прекрасным стрелком, или ему просто повезло, но пуля попала Гансу в лицо.
  
  Вот! Вот оно! Именно тогда я окончательно вышла за границу реальности или просто сошла с ума. Даже сейчас не могу сказать, что это было...
  
  В этот момент мир вокруг меня изменился. Он стал каким-то выпуклым, слишком объемным и наполнился запахами и звуками. Все вокруг происходило очень медленно, неестественно медленно. Нет! Все просто замерло! Воздух стал вязким и плотным. Это мешало двигаться и слегка затрудняло дыхание. Краски изменились, стали более контрастными. Новые звуки плавно вливались в мое сознание. Глеб застыл, направив оружие на охранника. Капли крови и куски мозга, вылетевшие из головы Ганса, застыли в воздухе, превратившись в жизнерадостный цветной фонтан. Окружающие перестали быть людьми, они превратились в восковые фигуры, а я двигалась вперед и видела совсем молодого парня - охранника, который решил, что он Терминатор и Рембо в одном флаконе. Время остановилось, и только я живу в своем собственном мире. Интересно, что организм принял такое превращение как само собой разумеющееся. Так бывает, когда после долгой зимы купаешься в теплой реке, по коже бегут мурашке, а тело вспоминает, что надо делать, чтобы не утонуть.
  Цели в мозгу формулируются сами собой: уйти отсюда живой - это раз, забрать Ваньку - это два, вернуться домой - это три. Средства не интересуют.
  Приближаюсь к охраннику, моя левая рука сжала его горло, пистолет, зажатый в правой, уперся в живот. Ногти разрезали его кожу, как масло. Выступила кровь. Даже кровь в этом мире не течет и не брызгает. Она показывается из открытой раны, как гребешок моллюска из створок. Сейчас запросто можно вырвать кадык. Все мое существо хочет его убить. Что-то звериное поднялось из подсознания.
  В голове стучит мысль, ставшая привычной: "Я ТОРОПЛЮСЬ ДОМОЙ! Я СПЕШУ! МЕНЯ ЖДУТ ДОМА! КАКОЕ ОН ИМЕЕТ ПРАВО СТОЯТЬ НА МОЕМ ПУТИ! Я ЗУБАМИ ЗАГРЫЗУ ЛЮБОГО, КТО ПОПЫТАЕТСЯ МНЕ МЕШАТЬ!"
  
  Стоп!
  Это все конечно хорошо, но не надо забывать о том, что я - человек. Произошло что-то странное. Надо с этим разобраться, но не надо никого убивать! Я - преподаватель физики, законопослушный гражданин, образцовая супруга, а ты - брысь отсюда! Цыкнула я на зверюшку, которая пыталась навязать мне свою волю.
  
  ВЫСТРЕЛ!
  
  Все звуки разложены на составляющие, сначала боек ударил по капсюлю, потом взрыв порохового заряда, тонкий свист, порождаемый трением пули о ствол и вот, наконец, звук полета. Пуля летит, распространяя легкий волнообразный шорох, расходящийся, словно круги по воде. От этого шороха мурашки бегут по коже. Как будто кто-то шепчет на ухо страшные слова на незнакомом давно забытом языке. Смысл каждого слова разобрать невозможно, ясно одно - это заклинание, призывающее чью-то смерть. И вот она - пуля летит медленно, как диковинная птица. Единственный движущийся предмет в этом замершем мире.
  
  И тут неожиданно время вернулось в свое нормальное состояние. Охранник явно не понимал, каким образом оказался в таком положении, и не верил в реальность происходящего. Он до сих пор целился в то место, где я стояла секунду назад. Еще через секунду оружие выпало из его рук.
  
  Я никого не убила, стреляла в ногу. Секьюрити (кажется, так их сейчас принято называть) выжил. Странно. Женщина, мать, преподаватель спокойно и совершенно осознанно отстреливает конечность охраннику ювелирного магазина! Где та грань, за которую не может переступить человек, чувствуя опасность?
  Глава 5
  
  БМВ летит по шоссе. Трасса не та, по которой мы приехали, но я отлично знаю, что многочисленные проселочные дороги связывают эти два шоссе. На пятнадцатом километре машина свернула на грунтовку и, петляя по полям, въехала в небольшой, но достаточно густой лесок, где нас ожидала красная восьмерка. В новом автомобиле лежали спортивные костюмы и кроссовки. Быстро переодевшись, мы расселись по местам и опять выехали на шоссе.
  За все время водитель не произнес ни одной фразы. Его не беспокоило даже отсутствие Ганса. Вскоре мы свернули направо и начали выбираться на дорогу, ведущую к дому. "А я сошла с ума! Какая досада!" Называю домом место, где меня насильно удерживают три, хотя теперь уже два отморозка. Такими темпами я скоро докачусь до торговли оружием, а потом, когда вернусь домой, открою бордель на базе родного колледжа.
  
  ...Машина вильнула, въехала в очередной лесок и там остановилась.
  - Выходи! - скомандовал Глеб.
  - За грибами пойдем?
  - За ягодами!
  Ну, вот и все. Здесь, пожалуй, и оборвется моя биография. Странно. Почти не страшно, наверное, просто устала бояться. А еще, что-то внутри говорит, точнее, рычит, что я сильнее Глеба и его необщительного водилы вместе взятых.
  Водитель остался в машине, а мы пошли вглубь леса.
  - Что это было? - спросил Глеб, резко останавливаясь.
  - Где?
  - Не изображай из себя дуру. Каким образом ты оказалась рядом с охранником и успела прицельно выстрелить, прежде чем он нажал на курок?
  В глазах Глеба мелькнуло новое выражение. Это был не страх, а осторожность змеелова увидевшего гюрзу.
  - Посмотри на свои ногти, - сказал он.
  Я посмотрела. Они еще немного выросли и заострились. Такие "коготки" иногда наращивают в салонах красоты. Однако и я, и Глеб знали, что эти ногти натуральные.
  - Что с тобой происходит?
  - Я не знаю!
  - Обстоятельства изменились, и я вынужден говорить с тобой откровенно. Надеюсь, ты это оценишь.
  - Слушаю.
  - Ты мне была нужна, в качестве козла отпущения. Тебя можно было отдать ментам, или убить, в зависимости от обстоятельств. Но оказалось, что все не так просто.... Я видел твои глаза, после того, как ты подстрелила охранника.
  - И что?
  - В них не было белков, одна радужная оболочка и вертикально вытянутый зрачок. Ты выглядела как животное.
  - Клыки до подбородка и шерсть на лице?
  - Нет. Только глаза, когти и сверхъестественная скорость.
  - Глеб, а может быть, ты ужастиков насмотрелся?
  - Ты сама знаешь, что с тобой произошло, нечто странное. Такое раньше случалось?
  - Нет.
  - Как это было?
  И тут я рассказала ему все. Мне необходимо было с кем-то "ЭТИМ" поделиться. "ЭТО", было очень странным и не подчинялось законам моей любимой физики.
  Глеб слушал внимательно, а когда я закончила, сказал:
  - "Это" видел только я. Работники магазина не в счет, все решат, что им со страху померещилось. Ганс мертв. Водила не в курсе. Никому ничего не говори, и все будет нормально. А сейчас поехали домой, а то Гоша - дебил может пацана обидеть.
  - Слушай, Глеб. А кто у нас за рулем.
  - Я знаю его по зоне. Он привез, увез, получил деньги и пропал из этого города. Остальное не твое дело.
  Когда мы подошли к машине, Глеб открыл багажник, достал напильник и подозвал меня.
  - Дай руку.
  - Какую?
  - Любую.
  Он попробовал подпилить мой ноготь. Посыпались искры, на напильнике появилась царапина, зато ноготь, вернее коготь, остался в прежнем виде.
  - Да кто же ты такая? - пробормотал Глеб и осекся. До него дошло, что сейчас он сам продемонстрировал мне мою силу. Это было крайне опрометчиво.
  
  
  Глава 6
  
  Когда подъехали к домику, было уже темно. Внутри уютно горит свет. После всего произошедшего я рада даже такому дому. Желание забиться в дальний и, по возможности, темный угол становилось все сильнее. Потребность спокойно обдумать сложившуюся ситуацию пересилила даже голод.
  В доме мы застали весьма мирную картину. Гоша спал на кровати, а Ванька с интересом слушал матерные анекдоты по радио. Чего только не услышишь по радио ночью!
  Я крикнула:
  - Иван! Немедленно выключи эту гадость и спать.
  - Ты вернулась! - тихо сказал мальчишка и кинулся мне на шею.
  - Я так боялся. Думал, что ты не вернешься, - шептал Ванька, уткнувшись носом в мое ухо.
  - Гоша! Мать твою! - вступил в разговор Глеб.
  Гоша тер заспанные глаза и бормотал:
  - О-о-о. Вы приехали. Ну, как? - окончательно проснувшись, он понял, что одного не хватает. - А где Ганс?
  - Его больше нет, зато есть много денег. Я думаю, что для тебя это важнее, - ответил Глеб.
  - Да как же?....
  - Комментариев не будет. Доля Ганса переходит к ней.
  Глеб кивнул в мою сторону.
  Первые несколько минут Гоша ничего не говорил. Он просто не знал слов, которыми можно выразить крайнюю степень удивления и негодования. На его лицо вообще страшно было смотреть. Глаза выкатывались из орбит, лицо приобрело сизый оттенок. Глубоководный краб по сравнению с ним выглядел бы просто очаровательно.
  - Я часто слышал, что люди охреневают. Так вот как это выглядит, - ввернул Ванька.
  - Ваня, не смей так говорить, - по привычке сказала я, но в душе согласилась с мальчиком.
  - Слушай, Глеб. Я тебя, конечно, уважаю, - прорезался голос у нашего прыщавого друга, - но ты сбрендил. Платить ей? За что?! Да ее давно замочить надо было....
  Перевести его дальнейшую речь на русский язык было невозможно. Гоша задыхался, плевался и делал "страшное лицо". Я даже начала беспокоиться за его здоровье.
  Глебу надоело ждать, пока этот придурок затихнет, и он рявкнул:
  - А ну, тихо!
  Но Гоша не слышал ничего, кроме собственного "праведного гнева".
  - Ганса, значит, списали, а бабки этой суке! Сдуреть легче! Да за нее у мужа можно столько филок взять! А мы, значит, сами похитили, сами дали денег. Может, еще "02" сами позвоним?
  - Нет! Лучше "03", - сказала я, - за это не сажают, от этого лечат.
  Окончательно одурев от моей наглости, наш "шумный товарищ" замолчал и вопросительно уставился на Глеба.
  Ванька в это время мудро решил не привлекать к себе лишнего внимания. Он спрятался за мою спину и тихо слушал. Только один раз тихо прошептал:
  - Ничего себе. Так ты теперь с ними?
  Иван говорил тихо, но Глеб его все же услышал.
  - Отведешь пацана в комнату, закроешь, а сама вернешься. И без глупостей.
  Эта фраза говорит о том, что Глеб начал мне доверять, однако Гошу такой расклад сил не устраивал, и он поплелся за мной, громко матерясь. Оставаться с ним наедине я не хотела, поэтому быстро выполнила указания, пообещала Ваньке попозже все объяснить и вернулась в комнату, где ждал Глеб.
  - Глеб! Я не понял, что происходит? - продолжил Гоша. - Давно она в доле?
  - Тебе что, здесь понравилось? - обратился он ко мне. - Домой уже не хочешь?
  Глеб начал речь традиционной фразой:
  - Заткнись и слушай! Ганс заплатил жизнью за свою глупость, а вот Ольга подстрелила охранника и дала нам возможность уйти с деньгами. Так что нравится тебе или нет, мы теперь в одной лодке.
  Гоша пытался возразить, но Глеб не обратил на него внимания и продолжил:
  - Благодаря ей я жив и у нас есть деньги. Теперь надо думать, как отсюда выбираться. А сейчас спать. Разговор окончен.
  Гоша возражать не стал, вернее, не рискнул, а только предложил:
  - Давайте Ганса помянем.
  Они сели за стол, а я отказалась от участия в данном мероприятии, сославшись на то, что вообще не пью, поэтому, слегка перекусив, отправилась в комнату к Ваньке, где меня закрыли.
  Иван не спал и засыпал меня вопросами, на которые не было ответов. Мальчишка обиделся на мое молчание и уснул, повернувшись лицом к стенке. Я тоже улеглась в кровать с твердым намерением найти выход из сложившейся ситуации и вдруг.... заснула.
  
  Утро принесло новые неприятности. Оказалось, что в ограбленном магазине были установлены видеокамеры, и теперь наши приметы сообщали по всем волнам в криминальной хронике.
  Не могу сказать, что меня это сильно огорчило. Женщину, похищенную на глазах у толпы народа, действующую по принуждению под угрозой расправы, вряд ли осудят за вооруженное ограбление. Интересно, что предпримет Глеб?
  Вскоре я об этом узнала. Разговор состоялся на веранде, подальше от лишних ушей.
  - Ну что, давай думать, как из этого выбираться, - начал он.
  - Думай.
  - Ты считаешь, что тебе надо бояться меня, а не милиции?
  - Угадал.
  - Зря. У меня есть предложение, - продолжил он. - Денег у нас достаточно. Гоша не засветился. Он получает свою часть и проваливает. Мы быстро делаем новые документы и выезжаем в Казахстан на автобусе, а там все пути открыты. Если тебя устраивает такой ход событий, то пацана я отпущу без всяких условий.
  Предложение было настолько абсурдным, что пару минут я не знала, как сформулировать ответ.
  - Ты считаешь, что я могу бросить семью, дочь, работу и сбежать в Казахстан с человеком, который вчера хотел меня убить??!! Тебе точно надо к доктору.
  Глеб отрицательно покачал головой:
  - Так ты еще не поняла? У них есть запись ограбления, а значит, запись того, что произошло с тобой. Попав к ним, ты никогда не вернешься домой. Ольга Карева просто пропадет без вести, а ее смерть повесят на меня. Если же ты поедешь со мной, то, возможно, когда-нибудь, увидишь своего ребенка.
  - Глеб, ты любишь сериал "Секретные материалы"?
  - Нет! А тебе пора смириться с тем, что ты не человек.
  - А кто же я, по-твоему?
  Он не ответил, а я начала осознавать - он прав. Когти на руках имели стальной оттенок и такую же крепость. Даже Ванька вечером поинтересовался, когда я успела "такую страхоту" нарастить. Глаза прекрасно видят в темноте, а мир запахов и звуков стал открытой книгой. Однако, самое главное, что сознание очень легко смирилось с данным фактом. Постоянно приходится себе напоминать, что это ненормально!
   "Боже! Почему "это" произошло именно со мной? Кто я теперь? Что будет дальше?"
  Глеб увидел мое состояние и сказал:
  - Я уезжаю, за документами. А ты должна принять решение, от которого зависят две жизни - твоя и пацана.
  Интересно, почему он никогда не называет Ваньку по имени? И еще интересно, смогу ли я довести ребенка до населенного пункта, если нам удастся сбежать? Для решения этих задачек есть день, от силы два. Гоша ничего не знает, следовательно, будет как прежде закрывать нас в комнате и иногда выводить в туалет. Теперь все зависит от того, смогу ли я самостоятельно вызвать такое же состояние, как во время ограбления. Пока не получается. "Это" внутри меня просыпается только в ситуациях опасных для жизни.
  И все-таки странно. В кого я такая удалась? Оборотней, насколько я знаю, в роду не было. Ничего. Нет ситуации, которая не может измениться от плохой к худшей. Значит, все еще не так плохо, как могло быть. Не утешительно, но - факт.
  
  
  Глава 7
  
  На следующий день после этого разговора Глеб закрыл нас с Ваней в комнате и уехал. Через пару часов зашел Гоша, чтобы "выгулять" Ивана.
  Их не было слишком долго, я начала волноваться. И тут из соседней комнаты донесся Ванькин крик. Этот крик и предшествующие стрессы мгновенно разбудили "Это". Время не замерло, но цвета изменились, значит, вернулись "кошачьи глазки" Я не стала орать и стучать в дверь, просто когти вцепились в подгнивший косяк. Существо, проснувшееся во мне, стало царапать дерево. Из-под моих рук вылетали не щепки, а целые куски древесины. В тот момент существовало два звука: Ванькин крик и скрежет, как будто большая кошка точит когти. Не знаю, сколько прошло времени, но косяк поддался, и я выбралась наружу...
  Время опять замерло.
  В этом мире все было по-прежнему. Запахи плавно выбирались из своих укрытий и обступали со всех сторон. Слова как будто развалились на части, поэтому невозможно было понять их смысл. Привычные звуки, разложенные на составляющие, превращаются в странный гул, который сливается с тишиной замершего времени. Да, да. Гул не нарушал тишину, а именно сливался с ней. Это можно сравнить с шумом водопада. Первое время он очень заметен, но если живешь рядом, просто перестаешь его слышать.
  Очутившись в комнате, я застала жуткую картину. Ванька полулежал на столе и кричал, а Гоша, придерживая коленом его левую руку, собирался отрубить ребенку мизинец. Иван, конечно, крепкий мальчик, но противостоять взрослому мужику, вооруженному топором, он не смог.
  Получается, что Гоша, воспользовавшись отсутствием Глеба, решил получить некоторую сумму с Ваниного папы. Но почему таким диким способом?
  Я не бежала, а просто шла размеренным шагом. Передвигаться быстрее мешало сопротивление воздуха. Однако в реальной жизни прошло не более одной секунды.
  Подойдя к столу, я схватила ублюдка за одежду и отбросила его в угол. Нечеловеческая сила уже не удивляла. Дальше организм начал действовать самостоятельно, не подчиняясь приказам мозга. Я приблизилась к тому, кого ошибочно называют человеком, и вцепилась когтями в его лицо. Его кровь красным языком высунулась из порезов и лизнула мои пальцы.
  Он умирал, но не от моих когтей. Каким-то непонятным образом я забирала его жизнь. Желание избавить мир от этой твари стало материальным. И вдруг......
  Это сложно описать словами. Просто в какой-то момент его сознание ворвалось в мой мозг и похоронило мое "Я" под чуждыми воспоминаниями. Говорят, что когда человек умирает, перед глазами проносится вся жизнь. Это на самом деле так. Перед внутренним взором проносилась жизнь, ЧУЖАЯ ЖИЗНЬ, которая в эти минуты стала моей...
  Я - болезненный ребенок, выброшенный в жизнь спившейся проституткой, наградившей свое чадо кучей болезней, в том числе и венерических, патологиями сексуального характера и дикой ненавистью ко всем нормальным людям. Школа-интернат, колония для малолетних преступников, взрослая зона за изнасилование......
  - Я больше не могу!!!! - кричало сознание, пытаясь освободиться от чужой мерзкой жизни, которая, как зловонная жижа, обволакивала мою сущность.
  Однако Гошина душа, прежде, чем покинуть этот мир, сливалась с моей. Моменты из жизни убитого человека пролетали перед глазами, чтобы навсегда остаться на задворках памяти.
  Предсмертная судорога сотрясала его тело, а в моем мозгу стучали его последние мысли. Он хотел записать на видеокамеру, как Ваня лишается пальца, убить ребенка, убить меня, предварительно забрав мою часть денег и украшений. Он не знал, что Глеб ничего мне не отдал. А запись была нужна, чтобы стрясти с Ваниного папы деньги за жизнь уже мертвого ребенка.
  Интересно, что он так и не понял, от чьих рук умирает...
  
  - Ольга!!! Оленька, очнись!!! Оля-я-а-а!
  Детский крик настойчиво возвращает к жизни. Получается, покончив с Гошей, я потеряла сознание. С сознанием возвращались обрывки чужой жизни. Ощущаю себя "тварью", и не просто "тварью", а "мертвой тварью". За эти мгновенья мы разделили его жизнь и его смерть.
  Ванька кричал и бил меня по щекам.
  - Открой глаза! Оленька!
  Не хотелось пугать ребенка, и я открыла глаза.
  Мальчик закричал еще громче и шарахнулся в угол. Я с трудом встала и подошла к зеркалу, висевшему на стене. Глеб говорил правду. Мои глаза похожи на кошачьи. Радужная оболочка ярко-зеленого цвета с мелкими карими крапинками и вытянутый черный зрачок. Красиво!
  Я села на пол и попыталась заплакать. Не получилось. Человек внутри меня возвращался, принося с собой человеческий облик. Краски, звуки и запахи опять отступили, а значит, моя внешность тоже пришла в норму.
  Все это время Ванька скулил в углу. Успокоить мальчика оказалось не просто. Я гладила его по голове и уговаривала.
  - Ванечка, успокойся, - шептала я на ухо ребенку. - Ты слышишь? Это я. Теперь все будет хорошо. Мы пойдем домой. Понимаешь, домой?
  Ваня отрицательно мотал головой и жался в угол. В глазах ребенка застыл ужас.
  - Иван! - крикнула я. - Прекрати истерику! Ели мы сейчас не уйдем, то не уйдем никогда. Скоро вернется Глеб.
  - Это ТЫ? - спросил Ванька трясущимися губами. - Ты его убила?
  - Да. Это я. И у меня не было другого выхода. Или надо было посмотреть, как он тебе палец отрубает? Быстро собирайся, и бежим.
  - Ты оборотень? Да?
  - Не говори ерунду. Оборотней не бывает. Взрослый мужик, а веришь во всякую чушь.
  - Ну да, - осмелел Ванька. - Ты на себя в зеркало смотрела?
  Отвечать было некогда. Я искала Гошину "долю". Искать пришлось не долго. Отморозок уже собрал вещи. Деньги и драгоценности лежали на дне сумки, в пакете. Под столом нашлась сумка, которую у меня отобрали. Потом мы побежали в свою комнату, чтобы забрать одежду. Скидав вещи и продукты, лежавшие в холодильнике, в пустой старый рюкзак, валявшийся в углу, я потащила Ивана из дома.
  Глеб сказал правду. Нас окружало несколько заброшенных домов с забитыми окнами. Проселочная дорога вела в лес.
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  Я ИДУ ДОМОЙ
  
  Глава 8
  
  Идти по дороге опасно. Вернувшийся Глеб стал бы искать именно там, поэтому пришлось свернуть в лес. Я старалась идти параллельно дороге на расстоянии около полукилометра. Еще месяц назад мне удавалось заблудиться в малюсеньком пролеске, но теперь все поменялось.
  По пути я рассказала Ивану о том, что произошло в магазине и о своих новых возможностях. К счастью, дети легко верят в сказки. Они еще верят в злых и добрых волшебников. Сейчас Ваньку волновало одно:
  - Слушай! А ты меня ночью не сожрешь?
  - Я не ем людей.
  - А тебя что, оборотень покусал?
  - Никто меня не кусал, - ответила я. - Послушай меня, Ванечка. Я не знаю, что со мной происходит. "Это" случается, если меня сильно пугают. Первый раз "это" произошло во время нашего отъезда. Тогда погиб Ганс, и я ранила охранника из магазина. В милиции есть видеозапись ограбления. Теперь меня обвиняют в вооруженном нападении на ювелирный салон. Поэтому ты останешься в ближайшей деревне, а я попытаюсь добраться до дома. А теперь расскажи, как "это" выглядит.
  - Слушай сюда, - немного задумавшись, выдал Иван. - В деревне я не останусь. Не люблю крупный рогатый скот, да и мелкий тоже. Мы пойдем к отцу. У него денег немеряно. За то, что ты меня спасла, он отмажет тебя от ментов. Здорово?
  - Нет. Не здорово. Ты уверен, что твой папа не захочет иметь собственного "оборотня"?
  - Конечно, захочет, а мы ему ничего не расскажем. Скажем, что просто убежали.
  - Ваня. Еще раз повторяю, что в милиции есть видеозапись ограбления. Они знают, что со мной что-то не так и, вероятно, уже ищут. Поэтому поступим, как я сказала. А теперь расскажи, что ты видел в доме.
  Мальчик немного помолчал и начал говорить:
  - Гоша сводил меня в туалет, потом завел в комнату и сказал, что будет снимать кино. Камера стояла на холодильнике, а он потащил меня к столу. Я дал ему в "табло". Тогда он достал топорик и повалил меня на стол. Я подумал, что он извращенец и закричал.
  Ванька опять задумался и замолчал. Я поторопила:
  - А что дальше?
  - А дальше он начал говорить, что, получив палец и эту запись, мой папа должен за три часа собрать нужную сумму....
  - Дальше!
  - А дальше мелькнула тень, и Гоша улетел в угол. Потом я встал и увидел, как ты вцепилась в его рожу и шипишь, как огнетушитель. Этот урод даже не кричал, только трясся и дышал, громко так, - Ваня изобразил, как дышал урод и продолжил, - Потом ты его отбросила и упала сама, а я подбежал к тебе и закричал, а ты открыла глаза, а я тогда чуть не описался!
  На этом месте пришлось перебить ребенка:
  - Спасибо, Ваня. Дальше я знаю.
  Несколько минут мы шли молча. Меня преследовало чувство, что пропущена какая-то очень важная и очевидная деталь.
  "Гоша машет топориком и что-то говорит. А с кем он говорит? - возник в голове вопрос. - Он говорит с Ваниным папой! Камера! Видеозапись "этого" осталась в доме. Максимум через день эта запись будет в руках Глеба. Даже я не знаю, что на ней можно увидеть, если посмотреть по фрагментам"
  "Поздравляю тебя, Шарик, - ты - балбес!", - сказал бы кот Матроскин.
  - Ничего себе, какие мы бараны! - выдал Иван, подтверждая мои мысли. - Кассета с записью, где ты Гошу, ну, это... Ну, ты поняла. Так она в доме осталась!
  Ответить было нечего. У дураков мысли сходятся, здесь даже разница в возрасте не помеха. Теперь документальные подтверждения двух преступлений, совершенных мной при помощи паранормальных способностей, есть у органов защиты правопорядка и у Глеба. Интересно, эта ситуация может измениться к худшему? Проверять не очень хочется.
  Дальше мы шли молча. Ванькина физическая подготовка позволяла держать хороший темп, а мое "звериное" чутье помогало не сбиться с пути. Пару раз пришлось остановиться на привал. Ванька выдыхался быстрее, чем существо, жившее во мне. Во время остановок не разводили костер, перекусывая продуктами, захваченными из дома. Беспокоило ограниченное количество питьевой воды. Значит - надо искать родник.
  Ближе к вечеру появился запах воды.
  - Замри и дыши через раз! - цыкнула я на Ваньку.
  Тот мгновенно послушался.
  Действительно пахнет водой, не сыростью, а именно водой. Никогда не думала, что чистая, проточная вода имеет такой ярко выраженный запах. Я напрягла слух и выделила из множества лесных звуков тихое журчание ручья. Нынешнее состояние имеет большие плюсы!
  Взявшись за руки, мы побежали туда, куда звал запах. Ваня уже ничему не удивлялся.
  Родник оказался в полукилометре.
  Смеркалось, и мы решили переночевать у ручья. Пришло время организовывать спальные места. К счастью, я слышала от мужа, как это делается. Ванька отправился за дровами. Через пару часов все было готово. "Кровать" из сосновых веток расположилась перед костерком. Ночевать в лесу не хотелось, однако, где находится ближайший населенный пункт, неизвестно.
  В начале июня не стоит рассчитывать на грибы и ягоды, следовательно, надо экономить еду.
  - Ничего, - успокоил Иван. - С утра на охоту.
  - Как ты себе это представляешь?
  - Ну, ты, это... Птичку словишь или зайчика.
  Ваня решил, что у него появился ручной оборотень, и пребывал в полном восторге. Это вывело меня из себя. Ребенок, которому никогда и ни в чем не отказывали, пытается найти личную выгоду даже в самой дикой ситуации. Возможно, что это хорошо, но он совсем не задумывается о чувствах окружающих. Весь мир крутится вокруг избалованного чада, которое вырастает в жестокого человека.
  - Я не ловлю ни птичек, ни мышек, ни рыбок - никого! Если хочешь добраться до дома, придется относиться ко мне, как к человеку! - заорала я.
  Мальчик удивленно спросил:
  - Ты чего? Обиделась? Ну, ты даешь! Это же круто. Слушай, а если ты меня укусишь, я тоже оборотнем стану? Давай попробуем.
  - Немедленно замолчи и спи, а то я тебя, на самом деле, съем! - рявкнула я.
  Ванька на некоторое время затих. Но только на время. Через несколько минут опять послышался его голос:
  - Оль, давай не будем в город возвращаться, будем жить в лесу, как индейцы.
  Отвечать не имело смысла. Пусть думает, что я уснула.
  Ночь была теплой, без дождя. Хоть в этом повезло. Ваня спал, свернувшись калачиком, рядом со мной. Пару раз пришлось вставать, чтобы подбросить дров в костер. Все вокруг было спокойно, но мне не спалось. С наступлением ночи лес наполнился новыми звуками. Вокруг копошилось мелкое зверье, стволы старых деревьев постанывали под тяжестью кроны. В том, что поблизости нет хищников, сомнений не было. "Слава Богу! Здесь не водятся крупные звери", - подумала я и ужаснулась.
  Могу ли я теперь обращаться к Богу? Он создал людей по своему образу и подобию, тогда кто создал меня? Неужели я - на самом деле - оборотень? Тогда вполне возможно, что по окрестностям прогуливаются толпы вампиров, колдунов и прочих "бабаев". А может быть, ничего не было? Просто я сошла с ума, у меня галлюцинации, пора в больничку? Утром красненькая таблеточка, вечером голубенькая, полный покой и "утка" под кроватью... Красота!
  
  Нет. Это - не галлюцинации. Я в лесу, у нас мало еды, а еще на пальцах красуются шикарные когти.
  Заснуть удалось ближе к двум часам ночи. Сон был глубокий и темный, как мазут. Сновидения не приходили.
  
  По берегу ручья полз туман, часы показывали шесть утра. Костер погас, только дым шел от тлеющих углей.
  - Ваня, вставай, - прошептала я, пытаясь не испугать ребенка. - Пора идти.
  Ванька открыл глаза, потянулся и, улыбнувшись, ответил:
  - Доброе утро.
  Этот день мы шли без долгих привалов. Голод напоминал о себе урчанием желудка. Ближе к обеду из-за леса донесся запах жилья. Пахло дымом и коровником. Дорога справа от нас, а жилье - слева, чтобы до него дойти, надо углубиться в лес, что было рискованно. Мое новое чутье вполне могло подвести. Однако за последние сутки по проселочной дороге, ведущей в заброшенную деревню, проезжали всего дважды, причем вполне возможно, что оба раза проезжал Глеб.
  Я поделилась наблюдениями с Ванькой, и мы решили двигаться на запах жилья.
  Ближе к вечеру удача повернулась к нам тылом. Пошел дождь. Подлесок становился гуще, а идти все сложнее. Примерно через час лес опять стал реже, вскоре показалось поле. Дождь прекратился, но к этому моменту мы основательно промокли и замерзли. В вечерних сумерках свежая июньская травка кажется изумрудной. За полями виднелись крыши домов, тянуло дымом. Деревушка была очень маленькая, но жилая. Вваливаться в дом к незнакомым людям, на ночь глядя не безопасно. Поэтому решили переночевать на краю леса в шалаше из сосновых веток.
  Благо, что лес хвойный. В таких лесах после дождя не очень сырая почва. Ковер из опавших иголок быстро впитывает влагу и сохраняет ее внутри себя, не выпуская на поверхность.
  Костер удалось развести не сразу. Мы изрядно намучились, состругивая щепки с отсыревшего валежника для розжига. Хорошо, что Ванька прихватил из домика большой нож и пару запасных зажигалок. Обсушив ветки на костре, изготовили шалаш. Получилось не очень, но лучше чем ничего. Потом, переодевшись в вещи, захваченные из дома, стали устраиваться на ночлег. Однако появилась новая проблема. Я простудилась и подхватила насморк.
  - Ну, ладно - оборотень. Но оборотень с соплями - это полный абзац, - ввернул Ванька.
  
  Насморк - это самая противная болезнь, от нее не умирают, но жить с ней тоже невозможно. Хотя в моей ситуации можно и на самом деле концы отдать. Я - взрослая, образованная барышня из хорошей семьи - сижу у костра, на краю леса, рядом с неизвестным населенным пунктом. Мне холодно и страшно, а рядом мирно спит ребенок, за которого я несу ответственность.
  - Мне очень плохо! Я хочу капли от насморка! Я натерла нос!
  Докатилась! Разговариваю сама с собой, рискуя разбудить Ваньку - это раз, сейчас заплачу - это два.
  
  Глава 9
  
  Анализ событий, произошедших за месяц, не принес облегчения. Лесные звуки звали в чащу. Казалось, что там, вдалеке от людей, ждет настоящий покой и безопасность.
  Легкая дрема затуманила сознание, и в голову проникли неясные образы. Во сне меня кто-то звал, почти приказывал войти в деревню, но не в ту, которая находится перед нами. Вторая деревня чуть правее и дальше. Она прячется за небольшим лесочком. Перед глазами мелькала сельская площадь с продуктовым магазином, где ожидает неясный силуэт. Кто-то чувствовал, что я рядом, но не знал, где именно. Голос в подсознании обещал встречу с дочерью и помощь в решении всех проблем. Чужая мысль навязывала свою волю и не принимала сопротивления. Снилось, что я встаю и выхожу из леса. Вокруг поле, еще влажное от росы. И тут в голову врывается мысль: "А как же Ванька?!"
  "К черту ребенка!" - кричит чужая воля. Я просыпаюсь.
  - Господи! Где я? - вопрос вырвался непроизвольно.
  Вокруг поле, а лес остался за спиной. Отсюда вывод, что все происходит не во сне. Еще раз подведем итоги и получим неутешительные результаты. Я - оборотень с насморком и раздвоением личности, склонный к лунатизму.
  Час от часу не легче.
  Голос внутри головы стал тише, но еще присутствовал. Интересно знать, кому он принадлежит. Может быть это "Глас Божий"?
  "Если ты разговариваешь с Богом - это молитва, а если он разговаривает с тобой - это шизофрения" - всплыла в памяти фраза из какого-то фильма. Я развернулась и пошла к костру, где спал Иван, не замечая моего отсутствия.
  Каждый час приносит новые странности. Все изменяется так быстро, что нет времени удивляться. Сейчас необходимо узнать, кто меня зовет. Легче всего это сделать, выполнив требования голоса. Я абсолютно уверена, что "зовущий" ждет около сельского магазина.
  "Зовущий". Откуда пришло это слово? Я мысленно спросила: "Кто ты?". В ответ пришло - "зовущий". Странно.
  В голове вспыхнуло раздражение, а возможно, и злость. Обладатель голоса понял, что его не послушались.
  Стоп. Если этот тип может копаться в моей голове, почему бы ни ответить тем же?
  Я напряглась и постаралась увидеть своего собеседника. В мозгу замелькали образы, и пришло осознание того, что "зовущий" чувствует меня, но не знает, как я выгляжу. Связь двух сознаний напоминает коридор с движением от более сильного к более слабому. Когда сильный расслабляется, чувствуя свое превосходство, слабый может сделать попытку повернуть "течение" вспять. Теперь он почувствовал мое присутствие в своем сознании и ...
  - Ой, как больно-то!
  Чужая мысль оборвалась. Перед глазами возникли тысячи искорок, которые взорвались, принося физическую боль и решение не ходить на встречу с таким агрессивным собеседником.
  Ваньку разбудил мой вскрик, и он спросил:
  - Что с тобой?
  - Не знаю.
  - У тебя кровь из носа идет! Ляг на спину и запрокинь голову.
  Я провела рукой по лицу и увидела, что ладонь стала красной и липкой. Несмотря ни на что, он добрый и чуткий ребенок. Возможно, что наши приключения помогут ему привнести эти черты во взрослую жизнь.
  Ваня суетливо бегал вокруг и причитал, как моя бабушка:
  - Боже мой! Да почему с тобой всегда что-то случается? Стоит заснуть на минутку, а она уже с разбитым носом...
  Я засмеялась, а Иван уставился на меня, как на душевнобольную.
  - Нашла над чем смеяться, - сказал он обиженно, но потом улыбнулся и тоже захохотал.
  Кровь скоро остановилась, и мы, вдоволь повеселившись, начали готовиться к "выходу в свет". Рассказав о ночной прогулке, можно было напугать ребенка, поэтому лучше помолчу. Тем более что голос затих. Вероятно, "зовущий" может действовать только, когда жертва спит, а он видит во мне жертву - это точно.
  
  На моих часах девять утра, а на улице ни души. Хотя нет. Из нескольких труб идет дым. Через несколько дворов показалось подобие площади, на которой стоит "сельмаг". Это не та площадь, на которой стоял "зовущий", значит, можно немного расслабиться. Я почти уверена, что он потерял меня. А вот и магазин.
  
  - Я в этом ходить не буду, - заявил Ванька, уставившись на ужасный спортивный костюм китайского производства.
  - Твое мнение меня не интересует.
  - А что тебя интересует?
  - Чистое белье, новая одежда, капли от насморка и баня.
  - А в плане "пожрать"?
  - Замолчи!
  Крупная, ярко накрашенная продавщица, не скрывая интереса, слушала нашу перепалку. Тетка смотрит на нас, как на бегемотов в зоопарке. Готова поспорить, что каждый новый человек, появившийся в этой деревушке, становиться событием. Решив, что не стоит испытывать терпение женщины, я обратилась с речью:
  - Извините, пожалуйста. Мы с сыном заблудились и две ночи спали в лесу. Нам нужна чистая одежда и продукты.
  Левая бровь моей собеседницы недоверчиво вспорхнула. Она приняла меня за попрошайку. Байка не выдерживала критики, но доверие продавщицы "сельмага" сейчас не важно.
  - У меня есть деньги. Помогите выбрать что-нибудь, подходящее по размеру.
  Крупная купюра, которой я помахала перед ее носом, возымела действие, и тетечка засуетилась, подбирая нам одежду.
  Купив продукты, я спросила:
  - Вы не подскажите, у кого здесь можно остановиться и вымыться? Я заплачу.
  - Так ты это... Иди к бабке Нюре. Это по той дороге до самого конца дойдешь, - последовал взмах левой рукой. - Там домик с зеленым забором такой маленький стоит, на самой окраине. Скажешь, что тебя Тамарка прислала...Ой, бедненький! - прервала свою трескотню женщина, увидев, как Ванька откусывает от палки колбасы.
  Она еще тараторила, а мы, поблагодарив, выбирались на улицу.
  Дом бабы Нюры стоял на окраине. Рассказав ей ту же историю, что и продавщице, напросились на постой. Не знаю, поверила старушка в нашу сказку или нет. Скорее всего, ей просто было наплевать. Внешность бабушки указывала на чрезмерное употребление алкогольных напитков низкого качества.
  Вскоре мы получили баню, горячую яичницу и относительно чистую постель, в которой вздремнули пару часов. За это великолепие старушка попросила двести рублей на бутылку, я дала тысячу.
  
  Во сне опять пришел голос. Он становился громче и четче, но никуда не звал. Его обладатель просто искал нас, а мое чутье подсказывало, что встреч с ним надо избегать...
  
  - Ваня! Ва-а-а-ня! Вставай!
  Я изо всей силы трясу его за плечи, а он и не думает просыпаться.
  - Ванька!
  - Ну, чего?
  - Слава Богу! Проснулся. Одевайся, пойдем.
  - Куда?
  Мальчик еще не понял, что пришла пора прощаться. Я тоже не хочу расставаться с единственным спутником. Одиночество пугает. Однако, находиться рядом со мной слишком опасно.
  - Слушай меня, Ваня. Сейчас я отведу тебя на телеграф. Ты позвонишь папе и скажешь, где находишься, потом пойдешь в милицию. Расскажешь им все, кроме того, что случилось с Гошей и кто я такая. Говори, что не знаешь, кто его убил. Мы просто нашли тело и убежали, а потом, пока ты звонил папе, я куда-то пропала. Понял?
  - Я не пойду без тебя.
  На Ванькиных глазах появились слезы.
  - Ваня, перестань. Ты всю дорогу не плакал, а теперь, когда все закончилось... Ну, перестань.
  - Оленька, не уходи. Поехали вместе. Отец отмажет тебя от ментов. Правда...
  Ванька говорил сбивчиво и постоянно швыркал носом.
  - Иван. Меня ищет не только милиция. Я не могу подвергать опасности тебя и твою семью. Все. Иди!
  До телеграфа он плелся рядом со мной и плакал. Сунув в детскую ладошку несколько тысячных купюр, я крепко его поцеловала, впихнула в здание, развернулась и побежала.
  
  Мне страшно и ужасно не хочется оставаться одной. Куда я бегу? От кого я бегу? Может быть, от себя? Кто роется в моих мыслях, пока я сплю?
  Эти вопросы пока не имеют ответов.
  
  Вот мелькнул последний двор. Поле, а за ним лес. Туда и направлюсь. Сейчас нужно держаться параллельно с грунтовкой, ведущей к шоссе, и подальше от "зовущего". На трассе поймаю попутку и поеду домой.
  Главное попасть домой. Увидеть Танечку и Володю, а все остальное решится само собой.
  После двухчасовой пробежки я даже не запыхалась. Кривая вынесла к еще одной деревне. Здесь было более оживленно. По улицам проезжают автомобили и носятся толпы ребятишек.
  Попытка услышать странный голос успехом не увенчалась, значит, остается уповать на судьбу. На центральной улице еще более оживленно. Здесь никто не обращает внимания на незнакомого человека. Все заняты своими делами. А вот и то, что мне нужно.
  На противоположной стороне улицы грузный мужик усаживается в свой "жигуленок". Стоящая в стороне женщина громко кричит ему:
  - Ты в городе сильно-то не бухай!
  В городе! Ура!
  Автомобильчик поравнялся со мной, я проголосовала, он остановился.
  - До города подвезешь?
  - Сколько?
  - А сколько надо?
  - Пятьсот.
  - Плачу две тысячи, но только быстро.
  - Садись, но деньги вперед.
  Я уселась в машину и протянула одну тысячную купюру.
  - Еще одну получишь на месте.
  Мужик усмехнулся и ответил:
  - Добро.
  Я уселась на заднее сидение, и мы поехали.
  На самом выезде из деревни мелькнула маленькая церковь. В мозгу стукнуло: - "Если я оборотень, то не смогу войти в церковь. В кино показывают, что оборотни боятся святой воды, серебряных пуль, осиновых кольев и чеснока. Нет. Чеснока вампиры бояться... Кажется... В любом случае надо попробовать"
  Меня очень тянет в церковь. Не зря же, когда очень плохо, мы вспоминаем Бога и маму. Моей мамы давно нет в живых, значит, помощи можно ждать только от Бога.
  - Притормози на пять минут у церкви, - обратилась я к водителю. - Мне свечку поставить надо.
  - Лады, - ответил он и повернул туда, где виднелись купола.
  
  В церкви никого не было. Здесь царит полумрак и покой. Ощущение, что я почти дома, накатывает теплой волной. Первый раз за последний месяц очень хорошо и спокойно. Гром небесный не поразил мое тело. Бог не отверг. Интересно, как можно назвать то, что сейчас происходит? Молитва оборотня? Могло получиться неплохое название для фантастической книжонки.
  - Господи! Прости мне грехи мои и помоги вернуться домой. Спасибо тебе, Господи, за то, что ты не отвергаешь меня, даже такой.
  Слезы, обжигающие лицо, приносят облегчение и покой. Я - человек. Не совсем обычный, но человек!!! И я иду домой!
  Трижды перекрестившись, выхожу из храма.
  
  Глава 10
  
  Автомобиль, в котором лежат мои вещи, стоит чуть поодаль. С водителем разговаривают два молодых человека. Несмотря на теплый день, они одеты в строгие темные костюмы и шикарные лаковые туфли. Неподалеку припаркован внедорожник, явно не отечественного производства.
  Новые способности позволяют различать детали на весьма приличном расстоянии. Это очень хорошо, даже очень хорошо.
  Два высоких красавца в дорогущих костюмах, приехавшие в глухую деревню на шикарном джипе, выглядят неуместно, как роза в ночном горшке. Просто "люди в черном" на бескрайних сибирских просторах.
  Водитель "жигуленка" что-то оживленно говорил, потом махнул рукой в сторону церкви и, увидев меня, еще сильнее зажестикулировал. Один из мужчин повернулся, посмотрел в мою сторону и рванул к церкви, на ходу выхватывая пистолет. Второй, оттолкнув водилу, последовал следом за товарищем.
  - Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - прошептала я и рванула через поле к лесу.
  Не знаю, кто это, но они совершенно точно приехали за мной. Последнее время знакомства с мужчинами приносят только неприятности, значит, надо убегать. Бегать по колхозным полям в лаковых туфлях очень сложно, это значит, что у меня есть преимущество.
  Вероятно, не мне одной пришла эта мысль. Первый преследователь развернулся и подбежал к машине, а второй уже настигал меня. Скрытые резервы организма просыпаются в минуты наибольшей опасности. Ни один олимпийский чемпион не догнал бы меня сейчас.
  Да! Я наполовину животное, поэтому вам не следует со мной тягаться!
  Поле подходит к концу. Лес уже рядом. Да здравствует сибирская пашня! Парнишка на машине не рискнул ехать по моим следам и начал выруливать на дорогу, а бегун безнадежно отставал. Все складывалось хорошо, если бы не голос. Он мягко и незаметно нащупывал мое сознание, и, проникнув в него, крикнул:
  - Стоять!
  Крик был очень громким и доставлял физическую боль. Пришлось сбавить скорость. Из носа опять потекла кровь. Ее соленый привкус разбудил ненависть. Животное внутри меня требовало найти "зовущего" и уничтожить, но человек еще контролировал ситуацию. Близость леса пьянила и обещала избавление от голоса. Вот оно. Совсем близко...
  Голос в голове вскрикнул от удивления, а потом пропал. Что, не ожидал сопротивления? Получи, фашист, гранату!
  Вокруг встал уже знакомый мир звуков и запахов. Воздух стал вязким. Я вернулась в медленный мир. Сейчас моя скорость в сотни раз превышает скорость преследователей. Однако, оказалось, что в этом мире невозможно бежать. Скорость и без того велика, трение о воздух нагревает одежду, легкие не справляются с нагрузкой. Здесь нужно перейти на шаг, перевести дыхание и осмотреться.
  Этот лесок очень маленький и подходит вплотную к дороге. За дорогой начинается настоящая чаща. Если перебраться на ту сторону, густой подлесок скроет от преследователей, даже "зовущий" им не поможет.
  Знать бы, кто они такие, стало бы намного проще принимать решения. Ясно одно - есть еще один человек со странностями. Однако тот, другой, боится "этого" во мне. Каждый шаг приближал к дороге и тут...
  Я вывалилась из застывшего мира и попала в реальное время. Очень не вовремя. Пора учиться контролировать новые способности. А сейчас остается одно - бежать.
  За деревьями маячит дорога. Еще три прыжка и густой лес, несущий свободу. Ни один человек не сможет остановить это движение. Дорога, скрип тормозов, моя голова разбивает лобовое стекло машины.
  Он тоже знал, что не догонит, поэтому объехал лес по дороге, и ждал, когда я выскочу на дорогу
  - Откуда он знал, где ждать?
  Ответ пришел сам собой: ""Зовущий" не мог влиять на меня, но постоянно следил и сообщал координаты"
  На этом сознание померкло, обступила темнота.
  
  Глава 11
  
  - Очухалась? - спросил приятный мужской голос.
  Ситуация повторяется. Лежу на заднем сидении машины, руки в наручниках, голова раскалывается, к горлу подступает тошнота. Наручники, кстати, не обычные. Их можно принять за браслеты, выполненные в форме змеи, пожирающей свой хвост. По спине змея струится надпись на неизвестном языке. Длину цепочки, соединяющей руки, можно регулировать.
  - Вы говорить можете?
  Голос принадлежит молодому человеку, сидящему за рулем. Это тот самый тип, который сначала гонялся за мной с пистолетом, а потом сбил машиной. Надо заметить, что водителю немного больше тридцати лет и он весьма хорош собой. Правильные черты лица, темно-русые волосы, серые глаза и низкий, чуть хрипловатый голос. Картину дополняют слегка затемненные очки в тонкой оправе. Ему бы в директорском кресле сидеть, а не теток по полям и лесам гонять. Просто герой дамского романа.
  Рядом со мной, скверно ругаясь, чистит брюки "бегун по полям на длинные дистанции". Он тоже ничего, но не в моем вкусе. Слишком худой, слишком короткая стрижка, слишком сломанный нос и слишком громко ругается, а у меня голова болит.
  - Такая красивая женщина и совсем себя не бережете, - продолжил водитель. - Вся в грязи, лицо в крови, одеты непонятно во что. Мне кажется, что вы привыкли к другой одежде.
  - Спасибо за комплимент, - ответила я. - Теперь модно перед знакомством женщин машиной переезжать?
  - Я не первый?
  - Второй за месяц.
  - Хватит с ней разговаривать! - просипел голос с переднего сидения.
  Приподняв голову, мне удалось разглядеть маленького дедульку, примостившегося на переднем сидении. Дед был лыс, бородат и похож на гнома. Его совсем не было видно из-за высокой спинки.
  - Заткнись! Тварь! - это уже мне.
  Какой злой дедушка. Чутье подсказало, что это и есть "зовущий".
  Сейчас главное - разбудить мое второе "я", тогда наручники и два мужика не помешают. Угроблю, как Гошу.
  Однако "зверь" не спешил показываться. Всегда агрессивная сущность тихо скулила и царапалась на задворках сознания, не имея возможности выбраться наружу. Имеет смысл попробовать мысленно надавить на дедушку.
  Попробовала...
  Боль пульсирует не только в голове, она проникла в каждую клеточку. Кровь течет из носа. Наверное, я представляю собой жуткое зрелище, если парнишка, сидящий рядом со мной, крикнул:
  - Прекрати! Она сейчас умрет!
  - Скорей бы, - ответил гном и повернулся ко мне. - Еще раз так сделаешь и получишь инсульт. Поняла? Тварь!
  - Меня зовут Ольга Викторовна.
  - Тебя зовут - Тварь.
  Тут в разговор вмешался водитель:
  - Перестаньте издеваться над женщиной.
  Старик огрызнулся:
  - Я не нахожусь в Вашем подчинении.
  - А я - в Вашем. Вы помогли ее поймать, я должен доставить даму в целости и сохранности. Так что не будем ссориться.
  Очень хотелось спросить: "Куда меня доставляют?", но инстинкт самосохранения кричал: "Молчи! Дура!" По крайней мере, ясно, что в этой компании главный - водитель. Хорошо, что не дедушка!
  - Ладно - сказал дед более миролюбиво.
  - За что вы так ее ненавидите?
  - С детства не люблю кошек, - просипел старичок и рассмеялся противным каркающим смехом.
  Водитель повернулся и протянул мне носовой платок.
  - Витя, дай ей воды. Пусть умоется, - приказал он моему соседу.
  Мы остановились. Витя помог мне выйти и полил на руки. Наручники он не снял. Смыв кровь и грязь, я почувствовала себя лучше. Каждый новый знакомый сначала давит машиной, потом помогает умыться и старается отправить на тот свет. Не дай Бог еще с кем-нибудь познакомиться. Так и умереть можно.
  Водитель стоял рядом, опасаясь выпадов с моей стороны.
  Фигура у него тоже ничего. Рост примерно метр девяносто, телосложение обалденное - шикарный мужик. Жалко, если придется от него избавиться.
  Мы с явным интересом разглядывали друг друга. Пауза затянулась. Наконец он сказал:
  - Меня зовут Александр Николаевич, можно Саша. Молодой человек рядом с вами - Виктор. Имя пожилого человека на переднем сидении вам знать не обязательно.
  Фраза была сказана настолько обыденно, что я не удержалась:
  - Так приятно познакомиться, что даже тошнит.
  Кстати, меня правда тошнит, скорее всего, сотрясение мозга.
  - Я рад, что вы сохранили чувство юмора, - продолжил Александр. - О себе можете ничего не рассказывать. Я отлично знаю Вашу биографию.
  - Такое внимание льстит. Хочется только узнать, какая организация его оказывает и почему этот милый дедушка планирует сократить мою жизнь.
  Тут в разговор опять влез гном.
  - Александр, Вы ведете себя как идиот. Она заговаривает зубы. Отвернитесь, и эта тварь перегрызет Вам горло.
  Я не смолчала:
  - Мне кто-нибудь объяснит, почему этот гад называет меня Тварью!?
  - Хватит ругаться. Пора ехать, - ответил новый знакомый и скомандовал, - Витя, помоги даме устроиться.
  - Никуда я не поеду, пока вы не снимите наручники и не проясните ситуацию.
  Александр Николаевич недобро усмехнулся и ответил:
  - К сожалению, Ваше мнение никого не интересует.
  Я не ответила и приняла позу, которая должна была указать на отказ от совместного путешествия. Он подошел вплотную, присел на корточки, обхватил мои колени и взвалил на плечо. Очень удобная позиция, чтобы впиться когтями в спину и порвать позвоночник. В сознании зашевелилось животное, краски поменялись, я ткнула когтями в его спину и...
  СЛОМАЛА КОГОТЬ!!!
  Это невозможно! Мои ногти могут порвать металлический лист!
  Старик заметил это движение, и в голову расплавленным свинцом хлынула боль. Александр, почувствовав плечом мои судороги, правильно оценил ситуацию и лихо пнул деда под зад. Тот растянулся в луже. Витя с трудом сдерживал смех. Грязный и злой гном карабкался в машину, а за его спиной раздавалось Витино хрюканье.
  - Виктор! В машину к старику. Мы сейчас вернемся.
  Он развернулся и понес меня в лес. Страшно, конечно, но не очень. Если он хочет меня убить, то зачем куда-то ходить? На насильника не тянет. Значит, есть разговор. Ну что ж, поговорим.
  Замечательная ситуация - стою, прислонившись спиной к дереву. Молодой, красивый мужик держит за горло и смотрит в лицо. По этим глазам невозможно понять, какие чувства испытывает человек. Такое чувство, что смотришь в двустволку. Сильная ладонь, сдавив шею, мешает дышать. Если он надавит еще немного, то перекроет кислород. Вот теперь страшно, так страшно, что от ужаса я зашипела. Совсем как кошка, увидевшая перед собой дога.
  Он не говорит, а выплевывает слова в лицо собеседника:
  - Не люблю женщин, которые пытаются меня убить. На тебе серебряные наручники с заклинанием. В них ты сможешь менять цвет глаз и шипеть. Твои когти и другие "таланты" не работают.
  - Наручники с чем? - перебила я.
  Рука отпустила горло и переместилась на подбородок. Ничего себе лапа! Лицо утонуло в его ладони. И я прошептала в его ладонь:
  - А серебряными пулями запасся?
  - Конечно, - ответил он и добавил, - Старик - колдун. Он сделал наручники, лишающие силы таких, как ты.
  - Я не верю в колдунов!
  - А в оборотней?
  - Я что, не одна такая?
  - Возможно, ты, когда-нибудь, об этом узнаешь, если доживешь. Теперь успокойся и не делай резких движений. На, выпей - полегчает.
  - Мы перешли на ты?
  - Перейдем. Пей.
  В мои руки скользнула плоская фляжка.
  - Что это?
  - Коньяк. Пей.
  Сделав несколько больших глотков, я отдала флягу Александру, который тоже отхлебнул и, резко нагнувшись, поцеловал меня в губы. Поцелуй не был наполнен любовью и страстью, скорее он был насмешливо-циничным.
  - Будем считать это брудершафтом и перейдем на ты. Не люблю выкать, а дорога впереди длинная, - усмехнувшись, подвел итог этот нахал и отвел меня в машину.
  Закончится это когда-нибудь или нет? Странные агрессивные люди, автомобильные аварии, удары по голове... Надоело, аж жуть! Несколько часов плутаем по проселочным дорогам, а куда едем? Зачем едем? Неизвестно.
  Когда машина вырулила на шоссе, уже стемнело. Проехав около получаса, водитель свернул к небольшой придорожной гостинице и скомандовал:
  - Ночевать будем здесь. День был трудным. Надо хорошо поужинать и выспаться. Возражения есть?
  - Никак нет! - бодро ответил Виктор, помогая мне выйти.
  Мы вошли в холл. Александр сжал мой правый локоть, Витя встал слева, а старик замыкал шествие.
  Виктор подошел к портье, который удивленно уставился на странную компанию, показал какие-то документы и сказал, указав на меня:
  - Эта барышня - ценный свидетель. Ее надо в целости и сохранности доставить для дачи показаний. Вопросы есть?
  - А почему в наручниках? - удивился портье.
  - Возможно, что ей тоже будут предъявлены обвинения.
  В разговор вмешался Саша:
  - Приготовьте два двухместных номера. Даме халат и банные принадлежности. И еще найдите человека, который к утру приведет в порядок нашу одежду.
  - Хорошо. Ваши номера на втором этаже. Горничная заберет одежду и принесет даме все необходимое, - сказал портье и протянул ключи.
  Старик схватил один и ускакал вверх по лестнице.
  Коридор второго этажа не очень длинный, плохо освещенный и пустой. По обе стороны располагаются двери номеров. Наши комнаты рядом с лестницей. Старик уже занял один номер и закрыл дверь.
  - Виктор, ты ночуешь с "зовущим", а мы с дамой рядом. Услышишь шум, беги к нам. Понял?
  С "зовущим"! Получается, что я не выдумала это прозвище. Может быть, существо внутри меня умеет читать мысли!
  - Не-е-ет! - обиженно протянул Витя
  - Что неясно?
  - Почему я с придурковатым дедом, а ты с девушкой? Давай наоборот.
  - Витя! Это не любовная прогулка. Наша дама может скушать тебя на завтрак, - ответил Александр и втолкнул меня в пустой номер.
  Глава 12
  
  Номер маленький, но чистый. Одно окно, стол, пара стульев две кровати, холодильник, шкафчик с нехитрой посудой. Справа двери в ванну и туалет.
  Александр принес мои вещи, захваченные из автомобиля на котором я собиралась добраться до дома. В сумке лежат мокрые джинсы и футболка, в которых я путешествовала по лесу, немного косметики, расческа и прочие мелочи, привезенные Глебом накануне ограбления магазина.
  Через несколько минут в дверь постучали. Горничная, пришедшая за одеждой, оказалась молоденькой девочкой. Она принесла банные принадлежности. Мужчина попросил ее подождать, пока я переоденусь в халат, и потащил меня в ванную комнату. Там он отсоединил цепочку от одного из браслетов, при помощи маленького ключика. Теперь мои руки были почти свободны.
  - Переодевайся, - скомандовал Александр.
  - Может быть, вы выйдите?
  - Нет, я не уйду, а ты не будешь делать глупостей. Пока на твоих руках эти браслеты, зверь не проснется. Ты же понимаешь, что без новых способностей тебе со мной не справиться?
  - Уверен?
  - Да. Но проверять не советую. Я устал, гоняясь за тобой по полям. Сейчас меня очень легко рассердить.
  Я начала снимать майку, а он и не думал отворачиваться. Пришлось, повернувшись к нему спиной, снять майку, надеть халат, а потом стянуть перепачканные грязью штаны. Повернувшись к нему лицом, я увидела, что он тоже начал раздеваться. Только этого мне и не хватало, а на вид интеллигентный мужчина.
  - Можешь не отворачиваться. Я не стеснительный, - сказал Александр, ехидно ухмыльнувшись.
  В ответ на это я нагло на него уставилась. На мощной, мускулистой груди красовался шрам. Точеная фигура. Да! Красивая особь мужского пола, и ситуация более чем двусмысленная.
  Оставшись в одних трусах, мужчина обернул бедра полотенцем и знаком предложил пройти в комнату.
  В комнате нас ждал заказанный ужин и заинтригованная горничная. Девочка быстро собрала вещи и, покраснев, пожелала нам "Спокойной ночи". После чего тихо выскользнула за дверь.
  Ванну пришлось принимать в присутствии Александра, задернув занавеску. Он вел себя галантно, с похабными предложениями не приставал. За последний месяц я настолько привыкла к постоянному присутствию посторонних мужчин, что даже самые сомнительные ситуации перестали пугать.
  Только за ужином я поняла, как проголодалась. Ели мы жадно и молча. Я насытилась немного раньше, чем мой спутник и залезла с ногами на одну из кроватей.
  Для счастья всегда не хватает массы вещей. Требуются новые деньги, связи, шмутки, квартиры и машины. Лишившись какой-нибудь ерунды, человек чувствует себя плохо. А на самом деле, счастье - это сиюминутное ощущение покоя и комфорта. Оно не может длиться долго. Сейчас, приняв ванну, получив чистый и теплый халат, вкусный обед и возможность провести ночь в тепле, я почти счастлива. Даже полная неизвестность, беспокойство за семью и страх перед завтрашним днем отступили на второй план.
  
  - Ольга. Проснись.
  Опять Володя будит меня среди ночи. Сейчас открою глаза и скажу все, что думаю по этому поводу.
  
  - Ой!
  Перед глазами совсем не Володя, а чужой полуголый мужик, который аккуратно трясет меня за плечо. От неожиданности я вскочила на ноги, а мужик, мгновенно среагировав, выкрутил мою руку и уложил лицом вниз.
  Сон отступил, вернулась память. Смотри, как испугался, когда я подскочила. Значит, не уверен, что наручники действуют. Бойся! Твой страх - это моя надежда на свободу.
  Я приняла смущенный вид и сказала:
  - Извините. Мне приснился дом.
  Он отпустил руку и помог сесть. По лицу Александра пробежала тень сочувствия, однако он все же соединил наручники цепочкой. Сочувствие - хорошо, но безопасность важнее.
  - Понимаю, но про дом лучше забыть.
  - Почему?!
  - Давай спать.
  Я слезла на пол, а он начал сдвигать вместе две кровати. Ну, это уже слишком.
  - Я не собираюсь с тобой спать!
  - А я с тобой собираюсь.
  Эта сволочь явно веселится!
  Постелив постель, Александр достал еще одни наручники, на этот раз обыкновенные. Один браслет он надел на свою левую руку, другой на мою правую. Теперь на правом запястье красуются два браслета. Это уже не боевик, а комедия.
  - Извини, но спать нам придется вместе. Ты слишком опасна, чтобы оставлять тебя без присмотра и можешь причинить вред сомой себе.
  Фраза сказана так, как будто он передо мной извиняется.
  - Оказывается, вы обо мне заботитесь. Чтобы я, не дай Бог, не поранилась. В твою голову не приходила мысль, что для моего блага надо совсем другое?!...
  - Давай не будем ругаться. Нам надо хорошо выспаться. Ты можешь провести ночь со мной, или прикованная к батарее. Выбирать тебе. Если не будешь мешать спать, то завтра я посвящу тебя в суть дела. Договорились?
  Спать на голом полу у батареи не улыбалось. Пришлось делить ложе с малознакомым мужчиной. Мне выделили персональное одеяло и подушку.
  Сон пришел мгновенно. Сказалась нечеловеческая усталость и стресс. И еще. Находясь в одной постели с незнакомым полуголым мужчиной, я не чувствовала угрозы, исходящей от него.
  Последнее время человеческие эмоции стали для меня очевидными. Я научилась "видеть" похоть, жадность, жестокость, желание лишить жизни. Это ощущение живет на задворках сознания. В душе возникает отголосок всех сильных эмоций, испытываемых собеседником. Чувство приходит только при непосредственном контакте. Если человек хочет меня ударить, то в моей голове рождается легкое, ничем не обоснованное аналогичное желание. Сексуальная агрессия, направленная на меня вызывает что-то вроде легкого не направленного возбуждения. Мне понадобился не один день, чтобы понять, что это не мои эмоции.
  Могу дать руку на отсечения, что сейчас Александр хочет спать и только спать. Я его интересую и немного раздражаю, как диковинное животное, требующее особенного ухода. Что-то вроде персидской кошки во время линьки. Это значит, что сегодня можно спать спокойно, а завтра пытаться убежать. Просто сказка про колобка получается: "я от дедушки ушел и от бабушки ушел".
  
  Глава 13
  
  Мы проснулись около двенадцати часов дня. Сказалась вчерашняя усталость.
  Утро началось с визита горничной. Она принесла завтрак и чистую одежду.
  После завтрака мой попутчик снизошел до беседы:
  - Спрашивай.
  Вопросов накопилась масса, и я не заставила себя долго уговаривать.
  - На кого ты работаешь? - озвучила я фразу, слышанную в детективных фильмах.
  - На себя.
  - А зачем тебе я?
  - За тебя хорошо платят.
  - Кто?
  Этот вопрос вывел из себя моего собеседника.
  - Я думал, что ты умнее. На самом деле ты - дурочка, решившая поиграть в детектив.
  - Нет. Я просто иду домой! А ты мне мешаешь.
  - Слушай. Не психуй. Чисто по-человечески я тебя понимаю. Но и ты должна понимать людей, которые пытаются тебя нейтрализовать.
  - Кто они?
  - Могла бы и сама догадаться, что это военные. Представь себе сколько неприятностей может доставить существо вроде тебя.
  - Я не существо. Я ЧЕЛОВЕК!
  - Сомнительно.
  Боже мой. Неужели он прав. Может быть я не человек? В старину, таких как я, называли "нелюдь". Может быть, я не имею право на семью и нормальную жизнь? А моя дочь? В ней тоже течет моя кровь? Кто она?
  Пауза затянулась.
  Его раздражение неожиданно сменилось сочувствием. Я четко уловила, что он увидел во мне человека.
  Странно, но способность "видеть" сильные эмоции усилилась, после того, как на меня надели наручники. У меня отобрали стальные когти и скорость, но дали еще одно зрение. Каждый раз, когда ограничивают мою свободу, приходят дополнительные способности. Прекрасно. О чем можно еще спросить?
  - Скажи. "Это" передается по наследству?
  - Не знаю. По-моему нет. Я видел похожих на тебя, но не таких. Ты - оборотень, а они - вампиры. Должен признаться - редкостные твари. Ты намного приятней.
  - И на том спасибо.
  - Не ехидничай. Военные пытаются контролировать таких как ты, но сами не занимаются отловом. Для этого нанимают таких как я. Таким как я помогают такие как "зовущий". "Зовущий" - колдун. Он может наговорами и заклинаниями контролировать всякую нечисть. Извини за грубую характеристику.
  - Ничего. Продолжай.
  - Он контролирует тебя, вояки контролируют его, я - посредник. Так что еще раз извини. Ничего личного. Работа.
  - Ты никогда не задумывался, что рушишь судьбы? Я не виновата, что не похожа на тебя! И моя дочь не должна платить за физические недостатки матери!
  Он не ответил. Не потому что ему нечего сказать, а потому, что не счел нужным озвучивать очевидную и вечную несправедливость жизни. Теперь я зверь и должна жить по правилам естественного отбора. Он пытается продать меня в зоопарк, я пытаюсь перегрызть ему горло. Честно, потому что очевидно.
  - Почем нынче шкурка самки оборотня? - огрызнулась я и попыталась заплакать. Не получилось. Совсем озвереваю. Все знают, что звери не умеют плакать, мы воем.
  Александр понял мои эмоции и не стал лезть в душу. Дал самой осознать конец привычного мира.
  Спасибо и на этом.
  Я благодарна за то, что он знает - кто я и не испытывает брезгливости, не боится. Просто человек на работе. Он для меня стал бесполым существом, что-то вроде гинеколога.
  Почти весь день прошел в молчании. Стало ясно, что мои спутники предпочитают путешествовать по ночам. Тишина сломалась с наступлением сумерек.
  Я уже переоделась в чистое и красила глаза, когда в номер вломился "зовущий", за ним влетел Виктор.
  Старик орал как пингвин в теплой ванне. Громко и неразборчиво.
  Виктор несколько минут пытался его успокоить. В промежутках между выкриками он успевал ввернуть ехидное:
  - Как спалось?
  Александр молча наблюдал за происходящим, пару раз попытался вразумить дедка устно. Без видимого результата. Потом он дал деду подзатыльник и сказал:
  - Заткнись!
  Да! "Зовущий" здесь не в почете.
  Однако дед неожиданно замолчал, отдышался, подошел к столу и сказал:
  - Вот!
  - Что? - среагировал Витя.
  - Она может отбирать жизнь, - ненормально спокойно поведал дедушка.
  - Ну и что? - не унимался Виктор. - Я могу отнимать жизнь несколькими методами: молотком, топором...
  Дед не дал договорить и снова запричитал:
  - Идиот! Ты можешь убивать. Все могут убивать. А она ЗАБИРАЕТ ЖИЗНЬ.
  Тут я поняла, что он имеет в виду. В руках "зовущего" была видео кассета. Не надо быть ясновидящей, чтобы догадаться, что на ней записана Гошина смерть.
  Из сбивчивой речи старика можно было понять, что кассета, каким то образом оказалась у нанимателя, который передал ее "зовущему" и потребовал ввести новые меры безопасности. Старик был удивлен и испуган. Судя по его словам быть оборотнем и отнимающим жизнь - это два разных и несовместимых дара.
  Александр скрепил мои браслеты короткой цепочкой. Прикрепил их к батарее и вытолкнул старика из номера, захватив кассету. Мы остались с Витей. Он сказал:
  - Ну, ни хрена себе. А на вид такая милая женщина.
  Я чувствовала его страх. Он нервировал меня. Так собаки чувствуют испуганного человека и кидаются на него. Теперь понимаю почему. Человеческий страх отвратительно пахнет. Этот запах похож на смесь мочи и пота. Так пахнет от бомжей и в загаженных подъездах.
  
  Саша отсутствовал около пятнадцати минут. Вернувшись, он выдворил Виктора за дверь, дав ему десять минут на сборы. Сам, молча, начал собирать наши вещи, потом отстегнул наручники от батареи и сковал мои руки за спиной. Он заговорил только перед самым выходом.
  - Я считаю, что за смерть этой мрази надо орден вручить, но ты не умеешь контролировать свои способности. Если тебя не остановить, может получиться мерзость почище Гоши. Кажется, так его звали?
  - Ты оправдываешься?
  - Нет.
  - Ты уверен, что поступаешь правильно?
  - Нет.
  Больше не было сказано ни слова. Он молча собрал вещи и жестом указал на дверь.
  Глава 14
  
  Опять машина несется по трассе. Жить внутри детективно-фантастической повести очень сложно и утомительно. Хорошо бы сейчас проснуться в теплой кровати у себя дома...
  Интересно, что я не заметила, когда прошел насморк. Вроде не лечила ничем. Может быть просто "сопливых" оборотней не бывает? Действительно, оборотень - солидное существо, и вдруг с соплями.
  Боже мой! О чем я думаю! Мне спасаться надо, а я готовлю трактат "Насморк у оборотней Сибири и Дальнего востока"
  Сидеть на заднем сидении автомобиля со скованными за спиной руками не очень удобно. Саша хотел застегнуть наручники впереди, но дед был категорически против. Он всю дорогу объяснял, что возить меня в салоне так же опасно, как носить скорпиона в заднем кармане брюк, и требовал закрыть в багажнике. Александр несколько раз вежливо просил дедушку заткнуться, потом рявкнул погромче, после этого дедушка выполнил просьбу. Виктор в разговоре не участвовал и старался держаться от меня подальше.
  Трасса становиться знакомой. Еще через полчаса стало окончательно ясно, что скоро будет ответвление от дороги, ведущее на мою дачу. Вероятно, сбежав от Глеба, я неправильно выбрала направление и двигалась параллельно проселку, соединяющему трассу, по которой мы ехали в ювелирную лавку, с этим шоссе. Слава сибирским проселочным дорогам! Здесь "спасаться легче, чем ловить".
  Вот поворот на нашу дачу. Возможно, что моя семья сейчас находиться в нескольких километрах. Прошлая жизнь накатывает волнами, заставляет зажмуриться. Через сорок километров будет пост ГАИ. А дальше...
  Лучше не знать, что дальше.
  
  Вот и гаишник. Шлагбаум опущен. Молодой человек с полосатым жезлом настойчиво предлагает подъехать к зданию поста, где расположились еще несколько человек в камуфляжах и с оружием. Парнишка машет палкой так, как будто стряхивает гигантский градусник. Мое состояние очень близко к истерике. Накатывают дурацкие смешки.
  - Ты чего хихикаешь? - спросил Витя. - Умом повредилась?
  - Нет. Просто анекдот вспомнила.
  - Расскажи.
  - Один очень модный тип едет очень быстро. Наперерез ему бросается гаишник, размахивая жезлом. Тип его сбивает. За поворотом история повторяется. Потом еще раз. На четвертый раз мужик успевает затормозить, высовывается и говорит: "Совсем вы себя не бережете, торговцы полосатыми палками".
  Мужчины весело зареготали в два горла, только "зовущий" невесело скривился.
  
  Машина свернула влево. Обычная проверка документов. Милиционер просит всех выйти из машины.
  Александр предъявил милиционеру документы на машину и оружие. Мы с Виктором встали рядом с автомобилем, "зовущий" старается держаться за моей спиной.
  Пост утопает в дыму. Напротив находится городская свалка. Местные бомжи часто поджигают мусор, тогда окрестности задыхаются от зловонного смога. Кроме вони вокруг витает злоба и страх. Запах страха почти неотличим от мусорного зловония. Эти люди знают, кто мы такие. Они не просто так забрали у Саши документы на оружие и машину. Перебираюсь за его спину, чувствую себя маленькой девочкой прячущейся за папу. И шепчу:
  - Саша. Ты можешь мне не верить, но они не пропустят нас дальше. Поверь мне пожалуйста. Расстегни наручники.
  - Я все понял. Стой за моей спиной и не дергайся.
  Тут в разговор вступил один из людей в форме. Он обращался к Александру:
  - Будьте добры, пройдите в административное здание. Женщина подойдет ко мне.
  Я не шелохнулась. Саша ответил:
  - Женщина останется со мной. Я должен доставить ее до места назначения и не имею права выпускать из поля зрения.
  - Вам придется отступить от инструкции.
  Мент начал нервничать.
  - Не думаю, - тянул время Саша.
  Витя со стариком стояли немного правее и не слышали беседы. Однако наши напряженные позы говорили сами за себя. Виктор напрягся. Он видел, как Саша вынул из кармана ключ от моих браслетов и знаком приказал мне повернуться спиной.
  Люди в форме тоже это увидели и поняли, что никто не собирается выполнять их требования. Их было четверо, не считая гаишника. Они чувствовали себя в безопасности. А зря.
  И тут началось.
  Витя и дед почти одновременно получили прикладами по затылкам. Старик рухнул в придорожную пыль. Виктор был неплохо подготовлен, поэтому приклад задел его вскользь. Он весьма шумно выяснял отношения с двумя военными (если это военные), что на минуту отвлекло внимание нашего собеседника и еще одного парня, стоявшего чуть в стороне, ближе к шлагбауму. Этого времени Саше хватило, чтобы отстегнуть цепочку от одного из моих браслетов и пнуть зазевавшегося вояку в пах.
  Люди в форме не ожидали такого отпора. Их действия плохо скоординированы. Они были уверены, что сопровождающие с радостью расстанутся с таким опасным грузом и отдадут меня без сопротивления. Просчитались.
  Раньше я часто читала, как люди описывают драки, в которых принимали участие. Сейчас понимаю, что это - полная ерунда. Невозможно уследить за действиями людей, бьющих друг другу морды, находясь в центре происходящего. Короче, не знаю, как это получилось, но я оказалась в стороне от активных действий. Не далеко виднеется угол здания поста ГАИ, за спиной крики, звуки ударов и ... Что это?
  Выстрел!!!
  Голос одного из нападающих:
  - Ты кого замочил?
  - Колдуна. Его можно. Забирай девку, уезжаем.
  Я обернулась.
  Оказывается, пришедший в себя, "зовущий" попытался повлиять на ход драки, используя свои способности против военных, и поймал лбом, отведенную ему долю цветного металла - свинца. Даже не знаю, что делать радоваться или переживать?
  Два нападающих не могут больше принимать участие в драке по причине тяжких телесных повреждений. Саша увидел меня и что-то прокричал. Интересно - что?
  Читаю по губам:
  - Беги!
  Легко сказать беги. Куда бежать? Эти придурки, между прочим стреляют. Убивать меня они пока не собираются, а ноги отстрелить могут запросто.
  И тут Витя, улучив момент, запрыгнул в, стоящую рядом милицейскую машину и дал по газам. Вот гад!
  Все внимание нападающих переключилось на, отъезжающую машину. Александр бежит ко мне...
  Не добежал...
  Пуля догнала. Попала в ногу и прошла навылет. Он успел развернуться и выстрелить в ответ. Пуля задела военного вскользь, вероятно он скоро оправиться, но сейчас остался только один противник, который довольно далеко от нас и еще не оценил ситуацию. Хорошо. Наши шансы выросли.
  Сейчас надо оставить мужчин и сделать так как посоветовал Александр. Пусть сами решают свои проблемы. Нет, мне нужно освободить руки, тогда даже пуля не догонит. Ключ от наручников у Александра, значит надо помочь ему выбраться. Когда вернется моя сила, я буду умней и никому не позволю ограничивать свою свободу.
  Пришлось бежать ему на встречу.
  - Саша! Сними наручники!
  Молчит гад!
  - Синими! Я нас вытяну! Иначе вместе сдохнем здесь, как собаки! Сейчас подъедут еще военные. Эти наверняка успели вызвать подмогу. Они меня нашли. Ты больше не нужен!
  Господи! Спасибо тебе! Он отвечает:
  - Расстегивай левый браслет, - сказал он, протянув ключ.
  Нападающий уже совсем близко, но не стреляет, я заслоняю собой Сашу. Значит, он не уполномочен убивать оборотня. Это хорошо, но есть и минусы. Легко раненый вояка встал на ноги и полон решимости, выяснить с нами отношения. Я освободила руки немного быстрее, чем кто-то из них подбежал...
  Странно. Я открыла один браслет, второй упал сам...
  Мой медленный мир кинулся навстречу сразу после того, как открылись замки наручников. Человек в форме замер в пяти метрах от нас. Он споткнулся и падает. Смешная поза. Саша замер с открытым ртом. Наверное, что-то говорит, но это - мало интересный фактор. Окружающие напоминают насекомых в янтаре. Медленно передвигаясь между неподвижными фигурами, чувствуешь себя посетителем музея восковых фигур.
  Теперь есть время отдохнуть и перевести дыхание.
  Я сходила в машину, взяла из аптечки жгут, наложила его на Сашину ногу, отнесла аптечку назад и постаралась оттащить раненого в нашу машину. В моем мире это оказалось почти невозможным. Передвинув его на пару метров, теряю сознание. Время замедляется, перегрузки усиливаются в десятки раз. Очнувшись, вываливаюсь в реальное время, но очень быстро возвращаюсь. Когда долго находишься в медленном мире, возвращение в реальность шокирует. Слова, распавшиеся на составляющие, вязкий воздух, застывшие люди и предметы пропадают. Наваливаются громкие, сумбурные звуки и быстрые, суетливые движения. Так чувствуют себя люди, вышедшие из темной пустой комнаты и оказавшиеся в ярко освещенном зале, набитом людьми.
  Если невозможно оттащить его к машине, значит надо повлиять на действия нападающих.
  Забрав оружие у замерших людей в форме, я отнесла его на некоторое расстояние и тут заметила, что гаишник затаился рядом со шлагбаумом и не принимает участия в драке.
  Напавшие на нас люди застыли в нелепых позах. Я подошла и сильно толкнула каждого в спину. Движение их тел стало заметным даже в медленном мире. Страшно представить - какую скорость они приобрели в реальности.
  Встаю рядом с Александром и возвращаюсь в реальность.
  Тела нападавших ударились о землю с такой силой, как будто люди упали с высоты трех метров. Пока они приходят в себя есть время поговорить:
  - Слушай Саша. Сейчас ты побежишь к машине.
  - Беги ты, я не могу.
  - Не перебивай. Не сможешь бежать, ползи, но быстро. Я буду уже в машине, ключ в зажигании.
  - Каким образом? А откуда жгут?
  - Ты совсем дурак?! Мне прямо сейчас рассказать технологию перехода в другой мир?!
  Он понял свою ошибку и рявкнул:
  - Хорош трепаться! Действуй!
  Один из нападающих встал и двинулся в нашу сторону. Мне пришлось покинуть реальность и еще раз слегка толкнуть его, развернув лицом в другую сторону. Представляю себе его удивление. Только что бежал к нам, а через секунду падает спиной к преследуемым.
  Пора возвращаться в реальный мир и дать возможность Александру добраться до автомобиля...
  А зачем?
  Одной выбраться намного легче. Пусть остается, и сам решает свои проблемы. Зачем спасать человека, который собирался отдать меня военным для опытов?
  Хотя, если разобраться, он может быть полезен. Я почти не умею водить машину и плохо знаю сложившуюся вокруг меня ситуацию. Он легко ранен и хорошо информирован. Саша сможет вести машину не очень долго, но за это время можно много узнать. Сейчас, когда он ранен, а я избавилась от заговоренных браслетов, ситуация в моих руках.
  Для того чтобы попасть в машину нам понадобилось около трех минут. В моем мире прошло значительно больше времени.
  Я возвращалась в реальность, чтобы дать Александру время на передвижение и наложить жгут на его ногу, а в промежутках постоянно устраивала болезненные падения нападающих. Когда Саша сел за руль, я уже расположилась на пассажирском сидении и завела машину.
  - Сможешь вести машину?
  - Да но не долго, - ответил он, слегка морщась от боли.
  - Тогда поехали.
  - С Богом!
  Мы рванули с места, оставив удивленных вояк на посту.
  - Послушайте Ольга. Зачем вам я?
  - Еще не знаю.
  Кажется, мы поменялись местами.
  - Что Вы чувствуете, перемещаясь с такой скоростью?
  - Мы опять перешли на "Вы"?
  - Извини. Стресс, - в ответе сквозит усмешка. Как быстро возвращается самонадеянность.
  - Не стоит извиняться. Я вижу замерших людей и чувствую огромное сопротивление воздуха.
  - Это все?
  - Подробностей не будет.
  - Жаль.
  Пауза продлилась не долго.
  - Куда мы едем? - спросил он.
  - Через сорок километров будет поворот на мою дачу.
  - Я знаю. И они тоже знают. Прятаться на собственной даче более чем глупо. Тем более что совсем рядом находиться военная часть.
  - Я похожа на идиотку? Естественно мы не поедем на дачу.
  - А куда?
  - В нашем лесу стоят ракетные войска.
  - Откуда такая осведомленность?
  - Мой дедушка был военным. Кстати, если ты будешь меня перебивать, я отгрызу тебе голову, - взрыкнула я и оскалилась.
  - Нормально!
  В его голосе нет страха, только удивление. Интересно, что у некоторых серьезных дядек, стоит их удивить появляется смешное, детское выражение лица. Наверное, сильные люди, много повидавшие в жизни, редко видят что-то новое, их лица просто забыли, что надо делать, когда хозяин удивился.
  - Посмотри в зеркало, - посоветовал он.
  В зеркале отразилось нормальное, грязное лицо. Глаза уже стали человеческими, только зрачок был еще немного вытянут по вертикали.
  - Ну смотрю, - ответила я, оценивая собственную внешность и не находя ничего необычного. И тут заметила заострившиеся клыки. Они не напоминали оскал из фильмов ужасов. Просто немного более крупные и острые зубы, которые на глазах принимали свой обычный вид. Через несколько секунд мое лицо и челюсти стали совершенно человеческими.
  Он продолжал:
  - Ты вчера ломала ноготь?
  - Да.
  - Посмотри на руки.
  Все коготки были на месте и радостно отливали серебром.
  - Твой организм в период паранормальной активности прекрасно регенерирует.
  - Ты хочешь сказать, что если меня отправить в медленный мир с отрубленной рукой, она отрастет?
  - Не знаю. А что такое "медленный мир"?
  Я рассказала. В конце концов, сейчас он заинтересован во мне больше, чем я в нем. Значит, пакостить не будет, однако может посоветовать что-нибудь путное.
  - Теперь я понимаю, почему они так активно тебя ищут. Ты не только оборотень, но и "сборщик душ".
  - Кто?!
  - Помнишь, как ты убила Гошу?
  - Он заслужил. У меня не было другого выхода.
  - Это я понимаю. Мое "не убий" осталось в далеком прошлом, так что не оправдывайся. Пойми, что он умер не от телесных повреждений. Ты оставила глубокие царапины на лице, но не убивала его в общепринятом смысле.
  - А в каком смысле я его убивала?
  - "Зовущий" говорил, что ты забрала его душу. Физически ты только изуродовала его лицо. Причиной смерти стали инфаркт и инсульт одновременно. Тебе удалось просто взять чужую жизнь. Что ты тогда чувствовала?
  Очень сложно сразу найти слова для ответа. Возможно, что у людей просто нет таких слов. Нормальным людям они не нужны.
  - Понимаешь, - начала я. - Я вспоминала его памятью и чувствовала его жизнь. Ненавидя и презирая, я понимала его извращенную логику... Не знаю как это объяснить...
  - Ты помнишь какие-то факты из его жизни.
  - Да. Я помню всю его жизнь, но не постоянно. Иногда обрывки его сознания приходят во сне, обычно это надо вспоминать, как стишок, выученный в первом классе.
  Пока я говорила, он морщился от боли. Дослушав меня, спросил:
  - Ты можешь вести машину?
  Только сейчас я заметила, что коврик под его ногами пропитался кровью. Если не сделать перевязку, он потеряет сознание.
  Мы свернули на проселочную дорогу и спрятались за маленьким лесочком. С шоссе машину не видно. Здесь удалось обработать рану и перевязать ногу.
  Мне пришлось вспоминать навыки, полученные в автошколе. Саша больше не мог вести машину. Проехав еще десять километров, подъезжаем к повороту на мою дачу. Еще через два километра мы въехали в лес. За это время преследователи не показывались. Наверное, ждут подкрепления.
  Машину пришлось спрятать в лесу.
  Ответвление дороги, ведущее к домику лесника, редко используется дачниками. Туда мы и поехали. Здесь не очень много кустов и поваленных деревьев, зато очень высокий папоротник, так что я смогла продвинуться на несколько метров вглубь леса. Это дало возможность спрятать машину не очень далеко от дороги, забросав ее ветками. Мы постарались поднять траву. Конечно, при детальном рассмотрении заметно, но в глаза не бросается, значит, есть надежда, что в ближайшее время автомобиль не найдут.
  
  Глава 15
  
  У меня было время все обдумать, и теперь я точно знаю, где надо прятаться ближайшие пару дней. Сумки с вещами и продуктами (уезжая из гостиницы, мы сделали немного бутербродов и купили курицу-гриль) лежали в машине. Осталось дотащить раненого Александра и две сумки до места.
  Я спросила:
  - Ты сможешь пройти два, или три километра?
  - Смогу, но медленно. Куда мы идем?
  - Военная часть огорожена несколькими рядами колючей проволоки. Я знаю два прохода в заграждении.
  - Для чего они используются?
  - Понятия не имею. Вероятно, солдаты в самоволку гуляют.
  - Откуда ты про них знаешь?
  - В прошлом году мы ходили за грибами и случайно наткнулись.
  - За год их могли найти и заделать.
  - Могли. У тебя есть другие предложения?
  Он немного подумал и ответил:
  - Давай попробуем. Других вариантов нет.
  Чтобы выйти к военной части, надо было перейти лесную дорогу и углубиться в заросли. До дороги мы дошли достаточно быстро, однако Саша быстро слабел, кровотечение не останавливалось. Едва очутившись на другой стороне, пришлось сделать привал.
  Когда прятали машину, я почувствовала присутствие постороннего, но не человека. Прохожие ощущения приходили, когда рядом был "зовущий", но сейчас никто не лезет в мою голову, просто рядом отирается. Осмотрелась, даже смоталась в медленный мир - никого. Пришлось списать тревогу на испуг. Однако во время остановки присутствие постороннего стало очевидным. Кроме моих ощущений, его выдавали чуть слышные шорохи. Человеческое ухо не могло их отличить от других лесных звуков, однако я точно знаю, что здесь находиться весьма крупное существо, которое умеет прекрасно прятаться. Только этого мне и не хватало!
  Только что он стоял за моей спиной. Оборачиваюсь. Никого.
  Сейчас он справа. Нет, опять ничего не видно.
  - Ольга! Ты чего вертишься?
  Мое поведение несколько удивляет спутника, однако его можно понять.
  - А ты никого не видишь?
  - Нет. Только листья шуршат.
  - Странно.
  - Что странно? - мои загадки начали его раздражать
  - Здесь нет никакой живности. Могу поклясться, что рядом нет ни одной мышки.
  - Интересно, - ответил он, потуже затягивая повязку на ноге. - А где они?
  - Не знаю, но могу точно сказать, что совсем рядом стоит кто-то большой.
  - Я ничего не вижу.
  - Не удивительно, что ты его не видишь. Странно, что Я его не вижу.
  - Ты хорошо видишь в темноте?
  - Так же, как при свете, только цвета искажены.
  - Как искажены?
  - Раньше у нас был старый ламповый телевизор. Он сломался и стал показывать не цветную, даже не черно-белую, а черно-зеленую картинку. Сейчас я вижу примерно так же.
  Существо, которое нас преследует, стояло тихо и внимательно слушало мой рассказ. Агрессии не чувствуется. Просто кто-то идет рядом и наблюдает. Совершенно нейтральная сущность. Оно не охотиться и не прячется. Когда долго стоит на месте можно даже определить в какой оно стороне. Сейчас "это" стоит справа от меня.
  Я резко обернулась и посмотрела туда, где притаился не званный попутчик. Легкая, полупрозрачная тень, чуть заметный шорох кустов.
  Все. Его там нет.
  - Знаешь, когда я была маленькой, мне казалось, что по ночам кто-то прячется под кроватью. Если нужно было встать, я вскакивала, бежала к выключателю и, включив свет, смотрела под кровать. Там никого не было, но иногда мне казалось, что боковым зрением вижу убегающую тень. Тогда было очень страшно. Сейчас происходит то же самое, только здесь действительно кто-то есть.
  - Оля. Детские страхи иногда приводят к психозам и фобиям. Ты пережила несколько сильных потрясений, узнала, что существуют оборотни и колдуны, теперь тебе кругом мерещиться всякая нечисть. Хватит придумывать страшные сказки. Сейчас надо собраться и искать безопасное место. Помоги мне встать.
  Я помогла. На месте, где сидел Александр, трава перепачкана кровью.
  - У тебя кровотечение не останавливается. Не дойдешь.
  - Я сейчас перетянул ногу потуже, некоторое время кровь капать не будет. Надо уйти как можно дальше, не оставляя лишних следов.
  Он оперся на меня, и мы поплелись вглубь леса. Пройти удалось около километра. Существо немного прошло рядом с нами и пропало. Если бы мы шли по дороге, то уже были бы на месте. Однако в лесу кусты цепляются за штаны, а острые сучья пару раз втыкались в раненую ногу.
  - Все. Привал, - сказал Саша и уселся на папоротник.
  Я бросила рядом с ним сумки с вещами и едой, которые изрядно оттянули руки, и тут мой взгляд наткнулся на необъяснимое явление.
  - Ты это видишь? - спросила я, указывая на странное место с примятой травой.
  - Да. А что это?
  - Понятия не имею.
  Не большой пятачок в море папоротников был аккуратно вытоптан. По середине искусственной полянки лежат два пучка какой-то травы, рядом моток эластичного бинта.
  - Это уже слишком, - довольно громко сказал Александр. - Ладно, трава, но бинт. Откуда в лесу бинт?
  - Вероятно из аптеки.
  - А откуда в лесу аптеки?
  - Не знаю! Не задавай глупых вопросов, не получишь глупых ответов, - огрызнулась я.
  - Слушай, родная, сейчас мы пытаемся уйти отсюда как можно дальше и как можно быстрее.
  - Согласна, только я тебе не родная, а ты не дойдешь.
  - Что ты все время "каркаешь". Лучше смотайся в свой... Как его?... "Медленный мир" и разведай обстановку. Сходи к военной части, или посмотри на нашего попутчика.
  - Никуда я не пойду.
  - Почему?
  - Боюсь, - виновато прошептала я.
  - Чего?!
  - Этого, который рядом идет. Он сейчас, где-то за твоей спиной.
  Крепкие у него нервы, даже не обернулся. Я бы уже подскочила и спряталась в ближайших кустах, а он только спросил:
  - Ты его видишь?
  - Нет.
  - А чего тогда боишься?
  - Нормально! Тут какая-то нечисть ходит рядом по темному лесу, а я не должна ее бояться!
  - А сама-то ты кто? Оборотень. Оборотень - это звучит гордо, а ты мелкой лесной шушары пугаешься!
  - А ты не боишься?
  - Нет.
  - Вот и иди в разведку, а я здесь посижу. Хотя нет. Сидеть одной тоже страшно.
  Единственное, что он смог ответить:
  - Ну почему мне так не везет. Поймал оборотня, думал, что познакомлюсь со сверхсуществом, а что в результате? То насморк, то приступы трусости. Не понос, так золотуха. Ты случайно темноты не боишься?
  - Раньше боялась, теперь меньше.
  - Что так?!
  - Извините, что вмешиваюсь в вашу беседу, но если сейчас не сменить повязку, вы уже никуда не дойдете.
  От неожиданности я взвизгнула и спряталась за Сашину спину. За разговором мы забыли о лесном существе, которое неожиданно подало голос прямо за спиной.
  - Для оборотня с такими сверхспособностями ты странно себя ведешь, - не унимался невидимый собеседник. - Это я должен визжать от страха.
  - Приступай, - ответил Александр, доставая пистолет и передергивая затвор.
  - К чему?
  - К визгу, - сказал Саша, направляя ствол в ту сторону, откуда доносился голос.
  - Спокойно. Не надо стрелять. Я за мир во всем мире.
  - Тогда покажись, миротворец.
  Часть дерева, рядом с которым я только что стояла, отделилась, приобрела человеческие очертания, и двинулась к нам, меняя окраску на зеленоватую, в цвет кустов и травы.
  - Стоять! - рявкнул Александр.
  Существо остановилось, повело плечами и опять стало менять цвет. Через мгновение оно превратилось в молодого человека. На вид обыкновенный парень. Одет в джинсы и теплый свитер. Весьма крупный, даже слегка полноватый, с открытым круглым лицом. Стрижка короткая, нос картошкой, типичный "рязанский вариант". Стоит, улыбается. А чего, спрашивается, улыбается? Чему радуется?
  - Ладно, ребята, хватит бузить. Я помочь хотел.
  - Ты кто? - хором удивились мы.
  - Леший.
  - Кто!!??
  - Л-Е-Ш-И-Й!
  - Только этого мне и не хватало! - огорчился Саша и опустил пистолет.
  Я зашипела и почувствовала, что мои зубы и глаза опять меняются, а у парня такой добродушный вид, что даже убивать не хочется.
  - Я, правда, помогу. Даже травы набрал, она остановит кровь и дезинфицирует рану. Я все травы знаю, - добродушно заявил леший и посмотрел на Александра.
  - Откуда?
  - Я же сказал, что я - леший. Настоящий леший. Увидел, что люди по лесу бродят, маются, решил помочь. Меня Лехой зовут.
  Тут в разговор вступила я:
  - Послушайте Алексей.
  - Можно на "ты".
  - Спасибо. Послушай Леха. Какие к чертовой матери лешие? Что это за сказки Афанасьева?
  - Не надо звать маму черта. Она женщина нервная с тяжелым характером. И чем, интересно знать тебя лешие не устраивают. Сама значит - оборотень, а лешие значит из сказок Афанасьева. Конечно, оборотнем быть солидно, а лешие, кикиморы, чем хуже? Вот чем ты лучше кикиморы?
  - Кого?!
  - Кикиморы. У тебя есть когти, а у нее есть ласты. У меня, между прочим, девушка кикимора. И ничего работает парикмахером. Только обувь покупать трудно. Пальцы давит...
  Леший явно обиделся и решил уйти, предварительно высказав все, что накопилось в его лесной душе. Но Саша помешал ему закончить.
  - Удача улыбается мне все шире и шире. Чувствую себя девочкой из страны Оз. Только у меня вместо трусливого льва и глупого страшилы, имеется трусливый оборотень и обидчивый леший. Чего ты к парню прицепилась? - это уже мне. - Чем леший хуже оборотня? Обидела человека, а он помочь хотел. Она, видите ли, леших боится. Тобой самой детей пугать можно. Все. Хватит ругаться, товарищи нелюди. Рассказывай, Леха, какого хрена ты здесь делаешь. Только не говори, что случайно мимо проходил.
  - Не случайно. Только давайте сначала дойдем до безопасного места, а потом поговорим.
  - А бинт откуда?
  - Здесь недалеко парочка в машине. Ну.. это.... Ну ты понял? Так я их испугал и аптечку из машины... Ну... Это...
  - Спер - подсказал Саша.
  - Точно, - согласился леший.
  - Там стрептоцид есть?
  - Есть, но эти травы лучше. Давай помогу перевязать. Я умею. Меня с третьего курса мед. института выгнали.
  - Возможно, это даже хорошо. А за что выгнали?
  - За прогулы, - признался Леха и принялся менять повязку.
  Леший не обманул. Он, действительно быстро остановил кровь и сделал перевязку. Потом растворился в кустарнике а, вернувшись через несколько минут, принес пучок еще какой-то травы и протянул его Саше.
  - Пожуй. Это обезболивающие. Только не увлекайся, от передозировки бывают галлюцинации.
  Выполнив все предписания, мы отправились дальше. Сумки, которые раньше несла я, взял Леший. Возможно, что сейчас мы сами идем в западню, но другого выхода нет. Ясно, что лешего кто-то послал за нами. Но кто? Опять много вопросов и ни одного ответа.
  Саша шел сам, иногда опираясь на мое плечо. Лехины лекарства помогли довольно быстро, и Александр смог довольно бодро доковылять до колючки, ограждающей военную базу.
  
  Глава 16
  
  Колючая проволока натянута между бетонных столбов. Несколько рядов заграждения находятся примерно в пяти метрах друг от друга. Расстояние между ними заполнено чем-то больше всего напоминающим клубки из той же колючки. Лаз в этой, на вид не проходимой, преграде хорошо замаскирован. Молодая елочка закрывает своими ветвями проход к военной части.
  - Это не то место, о котором я говорила.
  - Естественно не то, - отозвался Леший. - О тех ходах каждый грибник знает, не говоря о вояках. Там движение как на проспекте, а этот лаз я сам сделал. Здесь есть скрадок, в глубине заграждения.
  - Для каких целей ты его делал, если не секрет? - поинтересовался Александр.
  - Для личных, - уклончиво ответил Леха и потащил нас дальше.
  Проход, прорезанный в колючей проволоке, был не больше метра в ширину. После второго ряда заграждения коридорчик резко сворачивает на право, превращаясь в тропинку, петляющую вокруг колючих клубков. Леха шагал впереди, за ним Саша, я замыкала колонну. Передвигаться по узкому коридору среди веток и кустов не просто, особенно Александру, он не всегда мог идти прямо и иногда натыкался на проволоку. Бедняга. Ему и так плохо, а здесь еще эти "ежи противотанковые". Он двигался, вяло ругаясь, несмотря на это, старался присматривать за мной. Боится, что сбегу. Ну надо же быть таким глупым. Куда мне бежать?
   Еще несколько десятков метров петляем по колючим джунглям и мы вышли на место свободное от проволоки.
  Круглая площадка диаметром около трех метров заросла папоротником. Среди зарослей протоптано несколько тропинок. В середине виднеется большая нора. Леха процитировал известный мультик:
  - Добро пожаловать, дорогой друг Карлсон. Ну и вы заходите.
  И нырнул в нору. Саша немного помедлил и, аккуратно присев, отправился следом. Я осталась одна на поверхности. Конечно, можно воспользоваться моментом и убежать, но очень страшно оставаться одной в ночном лесу. Пришлось последовать их примеру.
  Лаз напоминает горку в аквапарке, только не очень высокую. Прокатившись на попе по земляному желобу, падаю на подстилку из соломы. Говорят: "Знал бы где упасть, соломку бы подстелил". Леха знает, где упасть.
  Я оказалась в землянке, освещенной большим фонарем, прикрепленным к стене помещения. Прямоугольная комната напоминает погреб. Стены укреплены кирпичом. Напротив меня находится дверь с табличкой "Выход". Действительно, подниматься по земляному желобу, по крайней мере, не удобно. В одном углу стоит старый диван, застеленный удивительно чистым бельем, в другом старый письменный стол. На столе валяются грязные тарелки, пустые бутылки из-под пива, пачка презервативов и несколько восковых свечей.
  - Леха! Ты сюда умудряешься баб водить? - удивился Саша.
  - Какие бабы? - смущенно улыбнулся Леший. - Это ко мне вчера друг из Томска приезжал. Пива попили. В эту землянку даже моя девушка редко приходит. Какие могут быть девки?
  Мы с Сашей одновременно, удивленно уставились на презервативы.
  - Друг?! - спросила я.
  Леха проследил за моим взглядом и даже покраснел от негодования.
  - Да друг, а это я просто из кармана выложил. Я же не спрашиваю: "Где ты противозачаточные таблетки хранишь?". Вот и приглашай гостей после этого, - опять обиделся Леший.
  Саша постарался исправить ситуацию:
  - Ладно, хватит ругаться. Давайте делиться информацией. Скажи нам, друг Леший, какими судьбами тебя вынесло на нашу тропинку?
  - Меня никуда не выносило. Это вы в мой лес пришли.
  Во время разговора Леха ставил чайник на портативную газовую плиточку. Справившись с этой задачей, он убрал со стола мусор и залез в сумку, которую мы принесли с собой, достал курицу и бутерброды. В другое время подобная наглость могла запросто вывести меня из себя, но сейчас на такую мелочь никто не обратил внимания.
  - Меня, действительно, предупредили, что вы движетесь в этом направлении и попросили присмотреть за твоей дачей, - продолжил он, когда чайник уже грелся на огне. - До дачи я дойти не успел. Заметил, что в кустах кто-то машину прячет, присмотрелся - вы.
  - Как ты нас узнал.
  - Леший оборотня всегда узнает. Ольга тоже сразу заметила мое присутствие.
  - Как и кто предупредил? - Перебил Александр.
  - По сотовому позвонили. Мы - нормальные люди. У нас "голоса с неба" редко приключаются.
  - Кто позвонил?
  - Это отдельная история, - закипел чайник. - Оля, тебе чай или кофе?
  - Кофе.
  - А тебе? - обратился Леха к Саше
  - Мне чай.
  Пока Леший накрывал на стол, доставая непонятно откуда печенье и конфеты. Мы узнали много нового.
  Леха говорил спокойно и деловито. Обычно так вводят в курс дела новых сотрудников фирмы.
  - Начнем с того, что таких как ты и я очень много. У разных людей разный дар. Леший может менять цвет не только тела, но и своей одежды. Я создаю вокруг себя некую оболочку, сливающуюся с окружающими предметами. Еще я могу видеть в темноте, умею бесшумно двигаться и находиться некоторое время в замедленном времени. Ты называешь это "медленный мир". Для этого мне нужен проводник, умеющий самостоятельно "замораживать время", кто-то вроде тебя, - Леха разговаривал только со мной. Создавалось ощущение, что он забыл про Сашу. - Ты - оборотень, но не совсем обычный. Обычно оборотни превращаются в волков, а ты больше похожа на большую кошку, не говоря уже о том, что умеешь "собирать души". Таких раньше не было. Отсюда твой позывной.
  - Мой что?
  - Позывной. У всех нас есть свои позывные. Мой позывной "Леха". Повезло. Звать - Алексей, дар - Леший. Вот и оставили Лехой. Тебя называют "Пума".
  - Кто дает эти позывные?
  - Такими как мы занимаются две организации. Одна из них научная, а другая работает на оборонку. Ученые относятся к Сибирской Академии Наук. Военные стараются изъять человека из привычной среды и настойчиво предлагают работать на благо общества. Они устраивают фиктивные несчастные случаи или еще, что-нибудь в этом роде. Иногда дают возможность остаться с семьей, но жить вы будете в какой-нибудь военной части. Можно считать, что поступил на военную службу. Их интересы представляет твой спутник.
  - Чьи интересы представляешь ты?
  - Я сотрудничаю с учеными-генетиками.
  - Как они делят зоны влияния?
  - Каждый находит свои пути, для того чтобы заполучить "нелюдя". Около пяти лет назад они договорились, что тот, кто сотрудничает с одной из сторон, становится неприкосновенным для другой. В рамках действующего законодательства.
  - Можно подробнее?
  - Пожалуйста. Например, ты сотрудничаешь с учеными, тогда военные не вынуждают тебя участвовать в их операциях, не давят на твою семью, не прослушивают твой телефон и тд и тп. Это справедливо до тех пор, пока ты живешь как рядовой законопослушный гражданин. Если пытаешься промышлять любым видом шпионажа, участвуешь в организации религиозных сект, террористических организаций или бандитских группировок, сразу попадаешь в распоряжение ФСБ и больше не возвращаешься. Становишься вне закона.
  - В чем заключается сотрудничество с учеными?
  - Мы предоставляем образцы своей кожи, крови и волос для исследований. Они измеряют параметры наших организмов во время превращений. Короче работаем подопытными крысами. Помогаем создавать новые лекарства и не только. Их методы весьма гуманны и не приносят вреда здоровью. Некоторые из нас числятся сотрудниками НИИ, другие создают видимость нормальной жизни.
  - Зачем?
  - Таких, как мы надо держать под контролем. Однажды я видел киллера-оборотня. Представь человека с садистскими наклонностями, вооруженного даром оборотня и СВД. Поверь, что это страшно.
  Леха прав. Если человек с моими способностями решит заняться чем-нибудь противозаконным, у него прекрасно получится. Осталось решить с кем выгоднее сотрудничать. На данный момент методы военных мне не очень нравятся.
  - У тебя есть предложения? - спросила я у Лешего.
  - Ты должна выбрать себе "крышу". Если хочешь работать на государственную безопасность, просто выйди на дорогу. Они сами тебя найдут.
  - А если не хочу?
  - Тогда ты должна добраться до лаборатории в Кольцово и поговорить с директором НИИ, занимающимся генетическими исследованиями. Добраться я помогу.
  - Почему в Кольцово, а не в Москве или Питере? - вступил в разговор Александр.
  - Все лаборатории и военный базы, связанные с "нелюдями" находятся за Уралом. Большинство в Кольцово и Академгородке. Правительство боится приближать к себе таких как мы. В Европейской части России осталось очень мало "нелюдей". В основном оборотни и вампиры, возможно несколько домовых. Русалки и водяные чаще всего встречаются в Горном Алтае или на Байкале. Им необходима чистая вода. Лешие держатся ближе к тайге. Больше половины егерей и лесников в Новосибирской и Кемеровской областях - лешие. Кикиморы живут рядом с лешими. Болота еще не так изгажены, как реки. Гномы - низкорослые, коренастые мужчины, живущие в горах. Домовые, наоборот, стараются не удаляться от жилья. Оборотням и вампирам все равно, где жить. Еще вопросы есть?
  - Есть, - сказала я. - Откуда вообще стало обо мне известно?
  Леха посмотрел на меня, как взрослые смотрят на ребенка, задающего глупые вопросы.
  - Олечка, Про вас стало известно больше десяти лет назад.
  - Откуда?!
  - Помнишь бабу Капу?
  - Да.
  - Она могла безошибочно выделить из толпы "нелюдя" и классифицировать его возможности. Она - "зовущий" Тебя бабка заприметила с детства и решила подготовить к новой жизни, но потом разглядела твой смешанный дар и испугалась. Тогда все решили подождать, пока ты сама заметишь, что отличаешься от людей, но это слишком долго не происходило. Я подозреваю, что твои неприятности не случайны.
  - Ты хочешь сказать, что похищение и ограбление устроили, чтобы заставить меня реагировать? Кто?
  - Мне сложно назвать конкретную организацию. Однако когда не смогли с тобой справиться, они слили часть информации ученым. На случай, если мы найдем тебя быстрее.
  - Зачем?
  - Лучше передать ценный образец соперникам, чем вообще потерять над тобой контроль. Тем более что мы иногда сотрудничаем.
  - Тогда зачем мы прячемся? Я выбираю НИИ. Военные не против. Зачем по лесам бегать? Давайте выйдем на дорогу, поймаем машину...
  - И приедем в военную часть, - закончил предложение Леха. - Они не отпустили тебя, а просто подстраховались. Понятно?
  - Почему я должна тебе верить?
  - Ты умеешь чувствовать чужие эмоции. Напрягись и оцени уровень, исходящей от меня опасности.
  - Я не чувствую угрозы, но не знаю всех твоих талантов.
  - Тогда придется поверить на слово. В любом случае решать тебе.
  Леха подвел итог нашего диалога и обратился к Саше:
  - Может быть, теперь ты поделишься информацией? Почему твои работодатели решили от тебя избавиться.
  - Откуда у них кассета с Гошей? - вступила в разговор я, прерывая Леху.
  Александр немного помедлил, обдумывая ответ, прикурил сигарету и сказал:
  - Слишком много вопросов. Начну с главного. Моих работодателей трудно назвать военными. Это одна из структур Федеральной Службы Безопасности. Их деятельность засекречена и, я не знаю, кому они подчиняются. Мы имеем местный вариант "Секретных материалов". Глеб работает на них довольно давно. Ганс и Гоша - случайные люди, выбранные Глебом из топы уголовников для натуральности. Он сам не навязчиво подкидывал им информацию о тебе, наталкивая на мысль о похищении.
  - А я все время думала, что здесь что-то не так. Ну, незачем похитителям кормить и поить меня месяц, а потом тащить на ограбление и давать за это деньги!
  - Предусмотреть не удалось только появление мальчика, - прервал меня Саша. - Идиотизм двух отморозков оказался настолько велик, что сделал их непредсказуемыми. Они похитили Ваньку. Это ускорило превращение, но материнский инстинкт, присущий самке любого вида, сделал тебя неуправляемой. Глеб не справился. Его работу перепоручили мне, выдав напарника и "зовущего".
  - Ты заешь, где Ванька?
  - Не переживай. Его вернули папе.
  - Он может рассказать...- начала я, но Александр перебил.
  - Может, но с папой поговорили серьезные дяди, которые объяснили, что не стоит обращать внимание на детские фантазии.
  Мы с Лешим ждали продолжения, а Саша нашей реакции. Пауза затянулась. Саша докурил и продолжил.
  
  Глава 17.
  
  Его рассказ оказался длинным и содержательным.
  В восемнадцать лет он попал в армию и оказался в одной из многочисленных "горячих точек" на территории ныне суверенной Армении. Отслужив в отдельном специальном моторизированном батальоне милиции два года, Александр живой и почти невредимый вернулся домой. Дома шла семимильными шагами перестройка. Сверстники нашли себя кто в кооперативах, кто в рядах рэкетиров. Парню, прошедшему войну, не удалось найти свою палату в постсоциалистическом дурдоме. Он прожил на гражданке год, после чего ушел служить по контракту. Саша воевал в бывших союзных республиках, служил во "французском легионе ООН", побывал в Боснии и Герцеговине. В промежутках между подвигами успел жениться и развестись. Молодая жена не выдержала безумной жизни. Его военная карьера закончилась серьезным ранением. Пуля пробила легкое и остановилась в нескольких сантиметрах от сердца.
  Он опять оказался дома. Мужчине немного меньше тридцати лет. Он умеет только воевать, имеет серьезную сумму денег в валюте, не имеет семьи, детей и принципов. Чем заняться дальше?
  Этот вопрос встал после нескольких месяцев загула, плавно переходящего в запой.
  Александр решил открыть собственное детективное агентство. Набрав десяток парней с похожей автобиографией, он организовал фирму, которая занималась любыми сомнительными делами. Они предоставляли услуги телохранителей, занимались розыском пропавших людей, выступали посредниками при получении выкупа за заложников, следили за не верными женами по заказу мужей. Все шло ровно. Агентство приносило очень хорошую прибыль. Его сотрудники стали состоятельными людьми. Теперь они могли позволить себе отказываться от сомнительных клиентов и приобрели статус "серьезной организации". Александр стал желанным гостем в домах крупных чиновников и коммерсантов. Пока случай не свел его с "нелюдями".
  Однажды к нему в офис пришла женщина, которая предложила за солидное вознаграждение вернуть, похищенного ребенка владельца одного из самых дорогих ресторанов города. Условия договора показались странными. Судьба похитителя заказчиков не интересовала. Женщина сказала: "В случае его смерти уголовное дело против тебя возбуждено не будет. Ребенка надо передать родителям в моем присутствии. Вознаграждение получишь от меня во время передачи". Свои полномочия странная заказчица подтвердила солидными документами, указывающими на ее тесную связь с Федеральной Службой Безопасности. На вопрос: "Почему ФСБ не поручает это дело своим людям?". Дама ответила: "Это - очень щекотливое задание. Для его выполнения, возможно, придется нарушить закон. Для этого прекрасно подходит "вольный стрелок", вроде Вас, "крышу" мы обеспечим". Александр хотел отказаться от сомнительной сделки, но сумма была очень внушительной.
  Две недели он искал след "золотого ребенка", пока не вышел на один из ночных клубов. Саша явился туда со своим заместителем, которого звали Геннадий.
  Украденное чадо оказалось субтильным семнадцатилетним юношей. Мальчика держали в одном из подсобных помещений. Охранял его здоровый мужик, схватившийся за пистолет, как только сыщики появились на пороге. В ходе потасовки с перестрелкой похитителя ранили, юношу освободили и повезли в условное место для передачи родителям.
  Мальчик был без сознания. Сашин заместитель положил его на заднее сидение, а сам сел вперед. Александр занял водительское сидение. Ребенок отличался болезненной бледностью. Только вены, синей паутиной, тянулись по тонкой шее и рукам.
  - Наркоман, что ли? - спросил Геннадий.
  - Черт его знает. Пусть родители разбираются. Наше дело вернуть его папе и получить благодарность, выраженную в денежных знаках.
  Пока мужчины разговаривали на отвлеченные темы, подросток пришел в себя, однако не спешил привлекать к себе внимание. Вместо того чтобы сказать "Спасибо" своим спасителям он вцепился зубами в правую щеку Геннадия. Мальчик пытался укусить за шею, но кочка на дороге внесла коррективу в его планы. Острые, слегка удлиненные клыки легко вошли в человеческую плоть. Гена быстро среагировал, ударив подростка в лицо. Парнишка отлетел на заднее сидение. В его зубах остался кусок мяса, вырванный из Гениного лица, который мальчик с аппетитом съел. Он смачно чавкал и слизывал капли крови со своих пальцев, совсем как ребенок облизывает руки, испачканные шоколадом, и при этом трясся от удовольствия. Саша видел в жизни много разного и не отличался брезгливостью, но в этот момент его стошнило. Похищенный оказался вампиром.
  Александру удалось справиться с нечеловечески сильным мальчишкой и оказать помощь другу. Ребенка передали родителям. Геннадий умер через несколько дней от потери крови, осложненной неизвестной инфекцией. Этот случай привил Саше стойкую неприязнь к "нелюдям". Работодатели отдали оговоренную сумму, прибавив столько же на похороны Геннадия, и в качестве платы за молчание.
  Примерно через год пришла та же женщина и предложила работу по поимке еще одного вампира. На этот раз она предоставила более полную информацию и выделила в помощники "зовущего". Оказалось, что вампиры не очень похожи на растиражированных монстров. Они обладают нечеловеческой силой, острым слухом и обонянием. В их рационе обязательно должно присутствовать сырое мясо и кровь, но не обязательно человеческая. Проблема состоит в том, что этот дар часто сопровождается различными формами шизофрении. Вампир-шизофреник, насмотревшись ужастиков, начинает мнить себя Дракулой и принимается грызть людей. Некоторые вампиры являются переносчиками плохо изученной, смертельной для людей инфекции.
  Второй клиент был не намного приятней первого, хотя оказался пожилым профессором.
  Третьей стала я.
  За меня заплатили в два раза больше, чем за двух первых вместе взятых. Саше рассказали, что клиент не является вампиром. Меня справедливо назвали оборотнем и правдиво рассказали про похищение. Кроме "зовущего" ему позволили взять с собой помощника. Он взял с собой молодого сотрудника агентства. Парень был рекомендован, погибшим, Геннадием, но, несмотря на это, оказался трусом.
  Так наши тропинки пересеклись.
  Гибель "зовущего" Александра не удивила. У деда был редчайший дар. Он мог влиять не только на "нелюдей", но и на обыкновенных людей находящихся в стрессовой ситуации. Оказывается, старичок долго сотрудничал с учеными, пока его не уличили в шпионаже, организации религиозной секты и распространении наркотиков. Так дедушка попал в распоряжение ФСБ. Люди в форме его не любили и ждали от него всяческих гадостей, но с годами стало рождаться все меньше "зовущих" и разбрасываться такими редкими "экземплярами" стало невозможным.
  Дед изготовил много заговоренных браслетов, парализующих любой дар, и других амулетов.
  Вероятно, "зовущий" решил под шумок надавить на одного из военных и, завладев оружием, смыться из под навязчивой опеки ФСБ. За это он поплатился жизнью.
  На этом Александр завершил свое повествование и опять закурил.
  Леха глотнул из стакана, остывший чай, и спросил:
  - Почему они стреляли в тебя?
  - Они поняли, что я помогаю Ольге, и решили помешать. Если бы меня хотели убить, то не стреляли бы в ногу.
  - А почему ты решил ей помочь?
  - Я живу по своим законам и не люблю, когда моими руками вмешиваются в жизнь ни в чем неповинного человека и его семьи. Я не воюю с женщинами и детьми, а она - просто женщина, которая соскучилась по своему ребенку. Возможно, вас это удивит, но у меня тоже есть принципы.
  После этих слов опять повисла пауза. Я думала, как поступить, а мужчины мне не мешали. Принять решение было не просто, но необходимо.
  - Я решила. Мы едем в Кольцово. А ты? - вопрос был адресован Саше.
  - Мне надоело находиться под опекой спецслужб, так что я с тобой.
  - Если ты приняла решение, давай думать, как отсюда выбираться. Пару дней высовываться из землянки нельзя. Вояки будут обшаривать каждый куст у дороги, - подвел итог Леха.
  - Если у них есть "зовущий" они найдут землянку.
  - Нет. В этом погребе "зовущий" нас не увидит. Здесь стоит защита. Ее поставил другой "зовущий", - успокоил Леха - Они будут искать с собаками, которые дойдут до места нашей встречи. После моей перевязки кровь не капала, а специальная травка отбила запах. Это значит, что пару дней они будут ходить у нас над головой, надо быть осторожнее.
  - А нора? - поинтересовалась я.
  - Нору они тоже не найдут. Не зря же я леший, - добавил Леха и продолжил - Сейчас ложимся спать. До утра ты можешь все обдумать и изменить решение. Я не хочу на тебя давить. Если все остается по-прежнему, завтра я звоню в НИИ и сообщаю, что ты с нами.
  Мы кое-как разместились на старом диване. Я пыталась отправить мужиков на пол, но они отказались спать на голой земле.
  
  Глава 18
  
  - Что это звенит?
  Ответа не последовало.
  - Кто-нибудь, отключите сотовый!
  А в ответ - тишина. Саша разбил свой телефон во время вчерашней драки, мой сотовый отобрал Глеб? Это произошло больше месяца назад.
  - Леха! Возьми трубку!
  - Какую трубку? - спросил не проснувшийся Леший.
  - Телефонную!
  За время разговора телефон, вдоволь назвонившись, замолчал. Разлепив глаза, Алексей прочитал номер, высветившийся на дисплее, и пробухтел:
  - Звонит мой работодатель. Что ему сказать?
  - Попроси машину и охрану.
  - Ага, и Бердскую бригаду ВДВ, - съехидничал Леший. - До НИИ ты должна добраться сама, я помогу.
  - Почему?!
  - У этой игры такие условия.
  - Какие, на фиг, игры?! Какие условия?!
  - Я делаю вид, что мы случайно встретились, - снизошел до пояснений Леха - Ты делаешь вид, что случайно попадаешь в Кольцово. Ученые делают вид, что очень удивлены твоим визитом. Военные делают вид, что вообще не при делах. Понятно?
  - В общих чертах. Звони своим умникам и скажи, что при первой возможности я нанесу им визит.
  Леха не заставил себя долго упрашивать, набрал номер и быстро протараторил:
  - Она с нами. Будем через пару дней. Постарайтесь помочь машиной.
  Потом он пару минут молча слушал, кивнул, как будто на том конце провода могли его видеть, отключил телефон и обратился ко мне:
  - Тебе просили передать, что будут рады сотрудничеству и постараются помочь, как можно быстрее встретиться с семьей. Муж знает, что ты жива. Ему представлена официальная версия похищения и побега. С дочерью тоже все хорошо, - Леха говорил быстро и деловито, как будто боялся забыть или поменять местами слова.
  - Кто просил? - вступил в беседу Саша.
  До этих пор он молча перевязывал рану.
  - Василий Рудольфович, - Ответил Леший и пошел ставить на огонь чайник.
  Нормально! Василий Рудольфович - какое счастье! Можно подумать, что это объясняет весь идиотизм сложившейся ситуации. Александра ответ тоже не устроил и он сказал:
  - Ты можешь нормально излагать свои мысли? Думаешь, что мы знаем - кто такой Василий Рудольфович? Лично я с ним в одном классе не учился.
  - Не надо нервничать, - успокоил Алексей. - Василий Рудольфович - ведущий специалист по генетическим мутациям "нелюдей". Сам он - "зовущий". Когда доберемся до места, Ольга будет работать под его руководством.
  На этом щекотливый разговор завершился.
  За завтраком обсудили сложившуюся ситуацию и пришли к выводу, что сегодня и завтра отсидимся в землянке, а следующей ночью начнем пробираться к шоссе. В землянке Леха хранил тушенку, сгущенку, рыбные консервы и мешок картошки, так что голод нам не грозил.
  Два дня прошли за разговорами. Удивительно, как вынужденное пребывание в замкнутом пространстве сближает людей. Телевизора, телефона, радио и книг не было, оставалось рассказывать случаи из жизни. За это время мы узнали почти все друг о друге.
  
  Алексей обнаружил свои способности в пятнадцать лет. Василий Рудольфович появился в его жизни в тот самый день, когда Леха, расстроенный ссорой с девушкой, впервые растворился в воздухе на виду у изумленных одноклассников. Родители восприняли новые способности ребенка спокойно. Через несколько месяцев вся семья переехала в Академгородок, Леша поменял школу. Ученые из закрытой лаборатории в Кольцово стали почти родственниками. Мальчик искренне интересовался работой генетиков. После школы он поступил в медицинский институт и, учась на третьем курсе института, в гостях у Василия Рудольфовича познакомился с девушкой.
  
  Имя - Елена. Дар - кикимора.
  Кикиморы отличаются от обычных женщин только сросшимися пальцами на ногах. Внешне это почти не заметно. Плотно прижатые друг к другу пальцы маскируют перепонки, но при необходимости они могут сильно вытягиваться и раздвигаться. В результате получается что-то вроде лягушачьих лап. Кикиморы умеют менять цвет, как лешие, и на полчаса задерживать дыхание, как русалки. От последних их отличает строение носа. В нем есть перегородки, которые не позволяют илу и тине забивать дыхательные пути. Глаза у этих странных женщин устроены так, что они могут, не смыкая век, плавать в самой грязной воде. Плюс ко всему под водой кикимора может видеть в инфракрасном диапазоне.
  
  Леша трудно сходился с одноклассниками и одногрупниками. Он боялся случайно проявить свою необычность. Общительный парнишка был в центре внимания на вечеринках, но близких друзей не было. Конечно, Леший общался с себе подобными, которые были намного старше и в друзья не годились. Лена находилась в такой же ситуации. Они быстро нашли общий язык.
  Через год Лена переехала к Алексею. Получилась замечательная семья. Интересно, если он - леший, она - кикимора, какие получатся дети?..
  Самыми интересными были рассказы Лехи о "нелюдях". Эти истории напоминали коктейль, приготовленный из сказок Афанасьева и "Малахитовой шкатулки" Бажова.
  Оказывается, что помимо традиционной русской нечисти существуют и другие сказочные жители. Их способности и внешний вид изменяется в зависимости от места жительства и национальности.
  Европейца от азиата отличает разрез глаз, а от африканца цвет кожи. У "нелюдей" дела обстоят почти так же.
  Чупакабра из Мексики - это среднее между вампиром и оборотнем, леприкон из Ирландии похож на европейского гнома. Гномы - это люди невысокого роста, которые умеют безошибочно определять место нахождения цветных металлов, самоцветов и драгоценных камней. Они чувствуют "душу" камня или слитка. В Ирландии гномы, уличенные в колдовстве, откупались золотом, отсюда и легенда о леприконе, который отдает свой горшочек золота, зарытый на конце радуги, поймавшему его человеку. В Америке живет не высокий, худощавый народ, обладающий способностями лешего и гнома, их называют эльфами.
  Самым удивительным было то, что "нелюди" оказались, в большинстве своем, глубоко верующими людьми. На земле живет очень много, обладающих "даром" религиозных фанатиков. Некоторые из них создали секты, наделавшие много шума.
  
  Саша в разговорах почти не участвовал, только ближе к вечеру второго дня спросил у Лехи:
  - Ты хочешь сказать, что добрая половина жителей земли - мутанты?
  - Нет. Не половина. Всего несколько процентов. И не мутанты, а люди с "даром".
  - Какая разница?
  - Разница в том, что лешие, кикиморы, оборотни и им подобные с незапамятных времен упоминаются в сказаниях, былинах, песнях и летописях. Им поклонялись язычники, ими пугали детей деревенские бабы. Они есть во всем мире. Это дало возможность ученым предположить, что "нелюдь" - это не мутировавший человек, а совсем наоборот.
  - В смысле?
  - Человек - это потерявший свои способности "нелюдь". Так что, о том кто из нас мутант и нечисть можно поспорить.
  Похоже, что это известие расстроило Сашу. Он улегся на диван, повернулся к нам спиной и пробурчал:
  - Час от часу не легче. На четвертом десятке узнать, что ты - мутировавшая чупакабра. Бред какой-то.
  Через несколько минут он добавил:
  - Сегодня в час ночи будем выдвигаться. Сейчас пять часов вечера. Надо выспаться перед дорогой.
  
  Глава 19
  
  Пришла ночь. На часах половина первого. Мы сложили в сумку запас продуктов (на всякий случай), сменные вещи, лекарственные травы, бинты для Саши, деньги и драгоценности, которые я украла в ювелирном магазине.
  - Присядем на дорожку, - сказал Леший, и мы послушно уселись на диван.
  Опять стало страшно.
  Не долгую тишину нарушил Леха, обратившись ко мне:
  - Сходи на разведку, а мы тебя здесь подождем.
  - На какую, на фиг разведку? Почему я?
  - Переместившись в "медленный мир" ты становишься почти неуязвимой. Я этого делать не умею и, если нас ждут, скорее, выдам наше убежище.
  - Ты говорил, что тоже можешь находиться в замедленном времени.
  - Для этого мне нужен проводник.
  - Не переживай, я тебя провожу.
  - Тогда придется оставить Саню одного в землянке.
  - Ничего. Он мальчик взрослый, темноты не боится.
  - Дело не в этом. Просто тебе я доверяю, а ему не очень.
  - Почему?
  - Для тебя Кольцово - это единственный путь домой.
  - Логично, - вступил в разговор Александр. - Ты иди, а мы тебя здесь подождем.
  - Никуда я не пойду. Джентльмены хреновы. Выгоняете женщину одну в темный лес.
  - Ольга. Перестань дурью маяться, - сказал Саша - Оборотни не бояться ходить в темный лес, для них это - западло. Так что дуй на разведку.
  - И не пойду! Я боюсь!
  - Я тоже боюсь!
  - Чего?
  - Оборотней. Мне в пионерском лагере страшную историю рассказали, так что я не могу долго находиться с тобой в одном помещении, - подвел он итог и вытолкнул меня на свежий воздух.
  В лесу темно и сыро. Туман, поднявшийся с реки, создал нулевую видимость.
  Страшно, аж жуть! Здесь можно фильмы ужасов снимать без декораций. В голову пришло дурацкое стихотворение, которое я прочитала на парте в институте, сдавая экзамен по термеху: "Туман клубиться из болота, закрыв пол неба и сарай. В сарае кто-то ест кого-то... Короче - тихий, мирный край". Не утешительно.
  Ладно. Пора проведать мой "медленный мир" может быть там не так страшно.
  Тягучий воздух обнял как ласковый любовник. Едва заметное усилие воли заставляет отступить привычную суету и обрести тишину и покой. Лесные звуки легли на плечи теплой шалью. Ветки, которые я отогнула, замирают в неестественных позах. Туман превратился в сахарную вату, запутавшуюся в папоротнике. Запредельно красивое зрелище! Идти трудно из-за сгустившегося воздуха. Я осмотрела все в радиусе полутора километров и никого не заметила. Нелюдей рядом нет - это точно. Звериное чутье не может подвести. Люди были не очень давно, примерно день назад, причем с собаками, очень пахнет псиной. Сейчас рядом только мелкая лесная живность. Я еще немного прогулялась по округе и решила, что хватит любоваться замершим миром. Пора идти назад. Я вернулась в землянку. И рассказала о результатах разведоперации:
  - В радиусе полутора километров "нелюдей" нет, людей тоже, только обитатели военной части!
  Леха немного подумал и ответил:
  - Идем к дороге, ловим машину. Высаживаемся за километр до поста ГАИ, пост обходим пешком, в городе ловим другую машину до Кольцово, а дальше - как получится.
  - С Богом! - добавил Саша, и мы пошли.
  До дороги добрались без приключений. Примерно через час поймали машину. Высадившись, за километр до поста, мы беспрепятственно миновали предполагаемую засаду. Пройдя еще пару километров, остановили другую попутку.
  
  Город! Любимый город! Как давно я не видела ночных улиц и освещенных витрин. Даже проститутки, стоящие у ночных клубов, кажутся родными. Если не сворачивать перед мостом налево, а переехать на другой берег, то через пять минут буду дома. Совсем рядом (десять минут езды) спит моя доченька. Володя, наверное, сидит за компьютером, или смотрит телевизор, а может быть спит рядом с Танечкой. Мне с трудом удалось сдерживать слезы.
  Не хочу, чтобы дорога заканчивалась! Не известно, что принесет эта встреча. А что если Леха обманул? Может быть, я никогда не вернусь домой. У меня нет никаких доказательств того, что Леший говорит правду. Приходится верить ему на слово, потому что выбора у меня тоже нет.
  Вероятно, эти мысли отразились на моем лице, и Леха сказал:
  - Не переживай. Если все будет хорошо, утром увидишься с родными.
  - А если все буде нехорошо, - продолжил Александр, - то мы проломим Лехе голову и свалим.
  Водитель сделал вид, что не слышит нашего разговора. Машина петляла по улицам, неизбежно приближаясь к дороге на Академгородок.
  Леший сказал:
  - Ольга, нам надо проговорить.
  - Поняла, - ответила я и, взяв его за руку, остановила время.
  Когда покидаешь привычный мир в одиночестве, все происходит быстро и без физических усилий. Сейчас, когда пришлось тащить за собой Лешего, я почувствовала сильнейшее сопротивление воздуха. Дыхание перехватило, как если бы я высунула голову из окна машины, едущей с большой скоростью. Суставы хрустнули от неимоверной нагрузки, такое впечатление, что сила тяжести увеличилась в несколько раз. В глазах потемнело. Это длилось около минуты.
  Оказавшись вне времени, я посмотрела на Леху. Он подмигнул мне и сказал:
  - Офигеть! Классно! Только воздух очень плотный, трудно двигаться.
  Действительно, воздух этого мира, с появлением Алексея, стал еще более упругим.
  - Ты это чувствовал?
  - Что это?
  - Сопротивление воздуха, перегрузки, боль?
  - Нет. Ты взяла меня за руку, и я очутился здесь.
  - Значит это - цена, которую надо платить, за то, что приглашаешь гостей.
  - Тебе было очень больно?
  - Не очень, но речь сейчас не об этом. В Кольцово ведет несколько дорог. Наши друзья в военной форме способны перекрыть их все.
  - Можно по полям проехать, - перебил меня Леха.
  - Ты знаешь дорогу?
  - Я знаю, только водила ни за что не поедет с тремя незнакомыми людьми кататься по полям и пролескам. Придется машину угонять.
  - Не хотелось бы. Водитель - мужик хороший. Подобрал нас ночью, согласился не дорого отвезти к черту на рога, - расчувствовалась я.
  - Сколько раз тебе говорить, чтобы ты перестала поминать нечистого всуе. Не к добру это, - поморщился Леший и продолжил: - Что касается водителя, он действительно хороший дядька, но сейчас не время искать плохого, чтобы угнать у него машину. Наша задача высадить водителя на обочину, и продолжить путь. А завтра мы ему позвоним и скажем, где находится его авто. Можно еще денег оставить, за беспокойство.
  - Высадить его сейчас - значит, на ходу выкинуть из машины в реальности. Не забывай, что мы едем со скоростью - я посмотрела на спидометр и продолжила - девяносто километров в час.
  - Хорошо. Тогда поступим иначе. Сейчас возвращаемся в свое время, просим остановить машину, мы с тобой отправляемся в "медленный мир" и высаживаем водителя.
  - Не все так просто. Здесь очень тяжело передвигать большие предметы.
  - Вдвоем справимся, - не унимался Алексей.
  - Мне очень трудно и больно выдергивать тебя из реальности.
  - Придется потерпеть, если не хочешь допустить банального угона с мордобем.
  Я молча кивнула и позволила времени бежать дальше. Обратный переход был легче. Такое впечатление, что за считанные секунды, разгоняешься до огромной скорости. В реальном времени ничего не изменилось. Саша не заметил нашего отсутствия и спросил:
  - Вы говорить будете.
  - Уже, - ответила я.
  Он кивнул и поинтересовался:
  - Как результаты переговоров?
  - Не сейчас, - вступил Леший и кивнул.
  Я обратилась к водителю:
  - Вы не могли бы остановиться?
  - Зачем? - спросил он и повернулся к нам.
  - Девочки налево, мальчики направо, - ответил Леха, а я попыталась очаровательно улыбнуться.
  Водитель побледнел, остановил машину и спросил трясущимся голосом:
  - Кто вы? Что вы хотите?
  Оп. Опачки. Опапулечки! Я опять забыла, что после посещения "медленного мира" моя внешность несколько меняется. Саша посмотрел на меня и сказал:
  - Я уже привык к твоей звериной личине, даже забыл, что нормальные люди этого боятся.
  - Что делать будем? - спросила я.
  - Ты напугала, ты и банкуй, - ответил Александр
  - У Вас есть домашний телефон? - спросила я водителя.
  - Да.
  - Продиктуйте мне номер.
  Он продиктовал. Я протянула пятьсот рублей и сказала:
  - Сейчас Вы поймаете машину и поедете домой. Милицию вызывать не надо. Утром Вам позвонят и скажут, где можно забрать автомобиль. В бардачке будут лежать деньги - это плата за беспокойство и документы на машину. Если сделаете что-нибудь не так, я найду Вас и отгрызу голову. Понятно?
  Я говорила почти шепотом. Четко, по слогам выговаривая слова. Для наглядности пришлось еще раз продемонстрировать зубы. Глаза, лишенные белков, говорили сами за себя.
  - П - понятно. - ответил он и стал выбираться из машины.
  Оказавшись снаружи, мужчина оглянулся на нас и побежал. Леха, не теряя времени, сел за руль и завел двигатель. Я расположилась рядом с ним, а Саша разлегся на заднем сидении. Мы проехали пару километров по шоссе и свернули на проселочную дорогу.
  На бескрайних Сибирских просторах поля и пролески пронизаны неисчислимым множеством грунтовых дорог и тропинок. Они опутывают пригороды, как паутины. Непредсказуемые направления делают их похожими на лабиринт минотавра. Свернув на такую дорожку, можно выехать на другое шоссе, объехав половину города по периметру, но есть вероятность, проплутав по неизвестным тропам около часа, выбраться на ту же дорогу в километре от места, где с нее свернул. Их прокатывают сельские жители, ищущие короткий путь до соседней деревни, браконьеры, которые "фарят" на полях зайцев и лис, грибники и еще неизвестно кто. Иногда встречаются широкие насыпные дороги, предназначенные для доставки техники на поля.
  На наше счастье Алексей прекрасно знал все проселки рядом с Кольцово. Даже если появлялись новые ответвления, инстинкты лешего не давали ему заблудиться.
  Мы полчаса петляли между березовых околков, объезжая коряги и лужи. Последние больше напоминали озера. Пару раз на дорогу перед нами выскакивали зайцы. Эти глупые зверьки, попав в луч, долго бегут перед машиной, ослепленные и загипнотизированные светом фар.
  Вдруг пришло странное, но уже знакомое беспокойство...
  Вероятность увидеть здесь и сейчас людей стремиться к нулю. Значит...
  Впереди показался чей-то силуэт.
  Человек стоит рядом с кустом, справа от дороги вид имеет непотребный.
  Перепачканные штаны порваны на правой коленке, некогда белая косоворотка, серой, грязной тряпкой свисает почти до колен, на ногах красуются, как ни странно новые, блестящие калоши, картину довершает немыслимая шевелюра. Длинные волосы, больше похожие на паклю, торчат во все стороны, в них запутался разный мусор, только челка аккуратно расчесана. Она опускается на лицо, закрывая левый глаз и щеку.
  Интересно, что этот странный гражданин здесь делает? Вероятно, нетрезвый колхозник засиделся в соседней деревне. Удивительно, что моих мужиков совершенно не удивило присутствие здесь такого странного индивидуума. Или они просто не подают вида, что заметили его?
  - Леха. Кто это? - спросила я.
  - Где? - удивился Леший.
  И тут до меня дошло, что типчик умело, избегает света фар, оставаясь рядом с дорогой. Мужики его попросту не видят. Только мое кошачье зрение позволило заметить странное существо. Выходит, что у леших зрение не такое острое, как у оборотней, или оно обостряется только в то время, когда они используют дар.
  Вдвойне странно! Если человек хочет поймать попутку, он выходит на дорогу, если хочет остаться незамеченным - прячется в кусты. А этот чего хочет?
  - Да вот он. На правой обочине, - начала говорить я, когда мы уже почти поравнялись с незнакомцем.
  И тут началось...
  Леха наконец увидел существо и начал громко и скверно ругаться. Существо, поравнявшись с машиной, зашлось безумным, нечеловеческим хохотом. Оно смеялось и дико трясло головой. Саша так ничего и не понял, заметив что-то за окном (человеческое зрение не позволило ему хорошо разглядеть странного гостя), услышал Лехину ругань и чей-то хохот, тоже чертыхнулся и достал пистолет. А я втянула голову в плечи и пискнула:
  - Ой, мамочки. Что это?
  Леха нажал на педаль газа и машина, на максимально возможной скорости пронеслась мимо непонятного дядьки. Только тогда он ответил:
  - Это Лихо.
  Мы с Сашей переглянулись и удивленно уставились на Алексея. Он пояснил:
  - Одноглазое Лихо! Вы в детстве сказки не читали?
  Вот оказывается, кого я почувствовала. Надо скорей учиться различать человеческие и нечеловеческие способности. Если бы я вовремя поняла, что рядом "нелюдь", этой встречи можно было бы избежать.
  - Нормально! И какой, с позволения сказать "дар" у этой пакости? - поинтересовался Александр.
  - Лихо - это не дар, а скорее проклятье. Эти существа приносят беду и не могут этого контролировать. Если Лихо позавидовало, пожелало зла, или обиделось на кого-нибудь, с этим человеком происходит что-то плохое. Причем произойти может что угодно. Человек может упасть в лужу, подвернуть ногу, а может и погибнуть. Причем само Лихо не знает, какую беду оно принесет. Представь себе: утро, тебе пора вставать, а твоя вторая половина нежится в постели. Ты собираешься на работу и думаешь: "Везет ей. Спит. А я иду деньги зарабатывать". Завидуешь и про себя чертыхаешься. Через пару часов жена идет в магазин и ее сбивает машина.
  - Жуть, какая, - прошептала я, а Леха продолжил:
  - Помимо всего этого Лихо всегда уродливое. Его левый глаз или сильно косит, или вообще отсутствует. Если родилось Лихо с двумя глазами, оно обязательно потеряет левый. Живет такое существо обычно вдали от людей, семьи не имеет, потому что боится случайно проклясть собственных детей. Оно может послать одну беду, а может и целую череду неприятностей.
  - Может вернуться и переехать его машиной, чтоб не пакостило? - поинтересовался Саша.
  - Можно. Тогда проклятье спадет, однако есть одно но. Убивший Лихо получает наследство.
  - Какое?
  - Его дар.
  - Секундочку, - вступила в разговор я. - Получается, что вояки прислали эту пакость, чтобы помешать нам?
  - Мало вероятно. Работать с таким существом почти невозможно. Любой его компаньон может пострадать. И ученые, и военные сочувствуют им. Помогают вещами и едой, но сотрудничать не решаются. Помимо этого базы, на которых работают "нелюди" обычно удалены от городов, рядом мало людей, поэтому Лихо стараются селиться неподалеку. Они чувствуют людей, попавших в затруднительную ситуацию, чужие проблемы притягивают их, как падаль шакалов. Иногда рядом живут несколько таких существ, он они никогда не общаются друг с другом. Даже разнополые.
  - Какие?!
  - Разнополые! Что вас удивляет? Они бывают мальчиками и девочками, как все млекопитающие.
  - А это, в кустах кто было? - поинтересовался Саша.
  - А ты вернись и сличи пол, - съехидничал Леха.
  И тут раздались два хлопка...
  Из ровной, мягкой травки, росшей на обочине, торчит острый как бритва камень. Именно об него мы пропороли оба левых корда. Дыры в покрышках такого размера, что можно просунуть руку. На данный момент имеем одну запаску и больше десяти километров до пункта назначения.
  Немного потоптавшись рядом с машиной, Леха подвел итог:
  - Тачку мы на ход не поставим, значит надо идти пешком. И чем скорее пойдем, тем лучше. Лихо может идти за нами, а встречаться с ним еще раз у меня нет никакого желания.
  Возразить или добавить было нечего, и мы пошли.
  Я и Леший могли идти быстро и долго, но Сашина рана не позволяла ему держать наш темп. Преодолев пару километров, решили устроить привал. Саше было необходимо сменить повязку. Он стал усаживаться на траву и тут...
  Это сложно описать словами.
  Он поскользнулся на мокром камне, чтобы не потерять равновесие сделал шаг назад, упал в куст и напоролся раненой ногой на, непонятно откуда взявшийся кусок арматуры, торчавший из земли. Из слегка поджившей раны опять пошла кровь. Вероятно проклятие, которое послало Лихо, не ограничилось машиной.
  Саша скрипел зубами от боли, а мы с Алексеем пытались остановить кровотечение и сделать перевязку. Лесные травы опять помогли, через полчаса кровь остановилась, и появилась возможность наложить повязку.
  Часть вещей пришлось бросить. Леший помогал идти Александру, а я взяла сумку, в которой было немного еды, вода, травы, бинты, фонарь и спички. Через час Леший сказал мне:
  - Оля, подойди к нам. По моему у него температура.
  Я подошла, потрогала Санин лоб и согласилась с Лехой.
  - Ерунда, - прохрипел раненый. - Идем.
  Леший усадил Сашу на траву, снял повязку и осветил фонариком рану, которая начала гноиться, кожа вокруг покраснела, появилась опухоль.
  - Не ерунда, а флегмона. Надо скорее добираться до Кольцово. Осталась пара километров. Может быть, заражение крови, - подвел он итог.
  Саше становилось хуже с каждой минутой. Он иногда терял сознание и начинал бредить. Последние километры мы, практически несли его на руках. Лихо своим проклятьем, почти не зацепило "нелюдей". Беду "поймал" человек.
  Несколько дней назад он гонял мня по полям, как браконьер лису, потом сбил машиной и хотел продать военным. Даже не передать, а именно продать, как ценную вещь! Там, в лесу, а потом и в гостинице я хотела убить этого человека, а сейчас плачу при мысли, что могу его потерять. Сначала я презирала его, потом ненавидела, но уважала, а сейчас? Я не знаю что сейчас! Все вокруг изменилось. Мир стал совсем другим, и я изменилась вместе с ним. Люди, которых всю жизнь старалась избегать, стали очень близкими. Пугает симпатия, почти влюбленность в предполагаемого врага. Не зря говорят, что от ненависти, до любви один шаг. Слишком большой набор эмоций и новых ощущений для двух месяцев.
  Какое, все-таки хрупкое человеческое тело. Я вижу. Да, да, именно вижу, как уходит его жизнь. Душа медленно ползет навстречу свету в конце тоннеля, а сильное, натренированное тело пытается ее удержать. Столько пережить и умереть не далеко от города из-за пустяковой раны. Глупая смерть для такого человека. И я шепчу на ухо сильному и злому мужчине:
  - Потерпи, Сашенька. Еще немножко потерпи. Разговаривай со мной. Не молчи. Слышишь? Не молчи...
  
  Глава 20.
  
  Летом рано светает. Сейчас пять утра, а светло почти как днем. Выпала роса и наши ноги совсем промокли, но это уже не важно. Мы пришли!
  НИИ находится в стороне от жилого комплекса. Здание института стоит рядом с небольшой березовой рощицей. Пространство между нами и входной дверью прекрасно просматривается, однако уже привычная тревога не дает продолжить путь, который срочно надо продолжить. Несколько минут назад Саша потерял сознание. Вокруг есть "нелюди". Не один, и даже не два, а очень много "нелюдей"
  - Оля. Надо идти, - прошептал Леха, тронув меня за плечо.
  - Не могу.
  - Почему?
  - Не знаю. Я чувствую много непонятного. Мне страшно. Так страшно, что хочется завыть. Запахи, цвета, все не такое. И еще внутри, не знаю как это описать ...Ты понимаешь меня?
  - Я вижу.
  - Что ты видишь?
  - У тебя зрачки начали вытягиваться.
  Провожу языком по зубам и обнаруживаю, что опять непроизвольно превращаюсь в животное.
  И тут зазвонил телефон.
  Звонок, заставил меня вздрогнуть и зашипеть. Леха взял трубку, послушал и молча передал ее мне.
  - Доброе утро, Ольга. Меня зовут Василий Рудольфович, - приятный баритон источает благодушие.
  - Ну! И! - не очень миролюбиво ответила я.
  - Я жду вас в холле здания, на которое вы сейчас смотрите.
  - Что со мной происходит?
  - Вы чувствуете огромное скопление людей с даром, и животное внутри Вас реагирует на возможную угрозу. Однако у нас еще будет время поговорить, а сейчас идите ко мне. Александр может умереть без квалифицированной помощи. Сейчас к Вам подойдут два моих человека с носилками. Не обижайте их, пожалуйста. До скорой встречи.
  Гудки.
  За время разговора мои звериные чувства обострились до максимума. Когти и зубы подросли, а нюх и новое зрение помогли найти двух леших в лесочке справа от нас.
  Повернувшись к ним, я крикнула:
  - Выходите, я вас вижу.
  Лешие вышли на свет, приняли человеческое обличье и направились к нам. У них действительно есть носилки! Получается, что они уже некоторое время за нами наблюдают и до сих пор не предложили помощь! Сволочи!
  Все это время Алексей сидел рядом с Сашей и молча наблюдал. Он не торопил, давая возможность самой привыкнуть к миру, который опять поменялся. Где-то рядом есть еще "нелюди" но, сейчас сложно сконцентрироваться на всех сразу. Я никогда не ощущала такого скопления разной, чуждой энергии.
  Стоп! Прямо за моей спиной зашевелился еще кто-то.
  Резко оборачиваюсь и вижу женщину, которая бежит к нам, на ходу меняя цвет.
  Из груди вырвалось злобное шипение и, совершив головокружительный прыжок, оказываюсь перед ней. Она взвизгнула и попыталась увернуться, но когти уже нашли ее шею.
  - Ольга, не смей ее трогать! Отпусти немедленно! Это - Лена, - кричал Леха.
  Хорошо, отпускаю. Значит я - человека еще может контролировать я - зверя.
  - Извините, пожалуйста. Можно мы его заберем? - пробасил один из вновь прибывших леших, указывая на Сашу.
  Не дожидаясь ответа, они стали укладывать раненого на носилки.
  - Стойте! Я пойду с вами! - крикнула я.
  - Не нервничай. Все вместе пойдем, - сказал Леха, обнимая, испуганную и слегка поцарапанную мной девушку.
  Она прижалась к Лешему и прошептала ему на ухо:
  - Ой, Лешенька. Я так испугалась. Она, правда, умеет души забирать?
  - Правда. Ольга - страшное существо, но хороший человек. Она просто хочет домой.
  Глупые. Думают, что говорят очень тихо, и я не слышу их разговор. Я слышу даже, как бьются их сердца, чувствую запах эмоций.
  Леха посмотрел на меня и все понял. Он познакомил нас с Леной, дал ценные указания лешим и мы пошли. Наконец удалось разобраться в эмоциях, остающихся невидимыми "нелюдей". Их переполняет любопытство. Интерес ребенка, впервые увидевшего слона. Я - странное существо. Странное даже для них.
  
  В холле нас встретил колоритный мужчина, примерно пятидесяти лет от роду. Дорогой костюм, идеальная прическа, ухоженные руки, седина, слегка посеребрившая виски. Холеный дядька.
  Вокруг Александра уже суетились люди в белых халатах. Вскоре его увезли на больничной каталке, по одному из коридоров в неизвестном направлении.
  - Василий Рудольфович, - представился дядечка и протянул мне руку.
  - Ольга.
  - Очень приятно.
  - К сожалению, не могу ответить Вам взаимностью.
  - Жаль, - сказал мужчина и знаком предложил следовать за ним.
  Его кабинет находился на втором этаже. Прекрасный ремонт, дорогая мебель, все соответствует стилю хозяина. Василий Рудольфович предложил мне кофе и начал разговор:
  - Может быть, Вы сначала примите ванну, переоденетесь, позавтракаете, а потом поговорим? Мои люди приготовили прекрасный двухкомнатный номер и замечательный шашлык. Вы ведь любите мясо?
  - Сначала о деле.
  - Как прикажете. Думаю, Алексей рассказал о работе в нашем институте.
  - В общих чертах. Вам нужны подопытные крысы?
  - Нет. Нам нужны сотрудники. Вы будите получать очень хорошую зарплату. Вам предоставят новую квартиру, машину и личную охрану, в случае необходимости.
  - А что взамен?
  - Сотрудничество. Ваш дар будет развиваться, и расти под нашим контролем. Иногда мы участвуем в некоторых военных операциях, но это - по желанию. Можно заниматься наукой. Вы недооцениваете себя. Оборотень - физик для нас - подарок небес.
  - А если я откажусь?
  - Отправитесь домой. И будете сами решать свои проблемы. А они появятся. Слишком многие захотят воспользоваться услугами оборотня, по совместительству собирателя душ. Тогда под удар попадет вся Ваша семья.
  - Вы пытаетесь меня напугать?!
  - Нет. Я не так глуп. Но нравиться Вам или нет, потом обязательно появится еще одна проблема, которую будет трудно решить без нашей помощи.
  - Какая?
  - Скоро сами все узнаете.
  Тогда я спросила:
  - Вы верите в бога.
  - Да.
  - Тогда скажите кто мы?
  - Мы люди. Просто кому-то Бог дал прекрасный голос, другому талант художника, нам досталось другое. Не грех иметь талант, грех использовать его во зло. Мы можем больше, чем обычные люди, следовательно, и спрос с нас больше. Наша задача оберегать людей от нам подобных.
  - Кто сбережет моего мужа от меня?
  - Ему рассказали, что у Вас есть не совсем обычные способности и, по возможности, подготовили к встрече. У Владимира теперь два выхода. Или он примет свою жену, такой, какая она есть и подстроится под Вашу новую жизнь, или просто уйдет, но это уже его выбор, на который Вы не должны влиять.
  - Допустим, что я согласна работать в этой организации. Что дальше? Может быть где-нибудь кровью расписаться?
  - Не стоит. Примерно через полчаса сюда приедет Владимир. А пока примите душ, позавтракайте и переоденьтесь. Мы купили новый спортивный костюм, надеюсь, что он Вам понравиться. Извините, но ничего другого на ум не пришло, - он закурил и продолжил: - Отдохнете недельку и приедете в отдел кадров. Мы Вас официально трудоустроим. К работе приступим в течение месяца. А теперь, добро пожаловать в Ваши временные апартаменты.
  Пока мы шли в номер, я спросила:
  - Если я оборотень, то почему так боюсь темноты? Мне иногда кажется, что дома кроме меня еще кто-то есть. Даже ночевать одна боюсь.
  - Потому, что в вашем доме действительно иногда бывали разные существа, и Вы их чувствовали, домовые часто заходили, посмотреть как дела. Ничего, привыкнете.
  У Виктора Рудольфовича зазвонил телефон. Он ответил, некоторое время внимательно слушал, удовлетворенно кивнул и обратился ко мне:
  - С Александром все в порядке. Заражения крови нет. Флегмону вскрыли. Операция прошла успешно. Угрозы для жизни нет. Через недельку будет как новенький. Тогда и решим - что с ним делать.
  Правое крыло здания - гостиница. Мне досталась комната под номером семь. Прекрасный двухкомнатный люкс с шикарной спальней, телефоном и джакузи. Новый шеф проводил меня до двери и галантно удалился, оставив номер своего сотового, на всякий случай.
  Душ! Ванна!!! За последние пару месяцев я видела их только один раз!
  Пока я плескалась кто-то принес горячий шашлык. Чистое тело, чистая одежда, вкусная еда. Много вкусной еды. Я почти счастлива.
  С этой мыслью засыпаю в кресле...
  
  Первым, кого я увидела, проснувшись, был Володя, сидящий в соседнем кресле. Он смотрел на меня и улыбался.
  - Ты давно здесь сидишь?
  - Час.
  - Почему не разбудил?
  - Я люблю смотреть, как ты спишь.
  Он подошел, взял меня на руки, и я заплакала.
  А потом долго сидела у него на коленях и рассказывала о том, что произошло за этот месяц. Володя, молча слушал и гладил меня по голове. Не знаю, верит он в эту историю, или нет, но я счастлива. Наконец то рядом родной человек. Он никому не даст меня обидеть и поможет решить все проблемы. Теперь можно быть слабой, плакать и жаловаться на жизнь. А к моему дару он привыкнет. На самом деле не так уж и плохо быть оборотнем, если у тебя есть семья.
  
  Потом была дорога домой, где меня ждала Танечка.
  
  Меня может понять только мать, которую насильно разлучали с ребенком. Счастье. Такое счастье, что мир вокруг перестает существовать. Если бы сейчас начался конец света, с нами бы ничего плохого не случилось. Ничто и никто не может устоять перед материнским счастьем.
  Во всех языках мира нет слов, чтобы это описать. В атмосфере земли мало воздуха, чтобы просто дышать в такой момент...
  Примерно через час все сидели за столом и разговаривали, радость омрачал только маленький тревожный червячок, шевелящийся в душе. Легкая беспричинная тревога.
  Я уже испытывала подобное, но где? Когда?
  Ответ сравним с ударом по голове.
  Такие чувства приходят, когда рядом есть "нелюдь". Сейчас надо не подавать вида, чтобы не испугать близких. Чуть позже под каким-нибудь предлогом осмотреть дом и найти, затаившегося домового.
  Прошел еще час. Осмотр квартиры не принес ничего, однако он точно здесь. Странно. Я сконцентрировалась на поиске. И тут чувство усилилось.
  Он прямо за моей спиной! Сейчас повернусь и отгрызу башку сволочи, которая лезет в мою жизнь в такой день.
  Поворачиваюсь...
  За спиной стоит Танюшка!
  - Мама. Ты чего так испугалась?
  Отец небесный! Давай ты накажешь меня в следующий раз. Ну, пожалуйста. Пятилетней девочке не справиться с даром!
  - Ой, мамочка. А что у тебя с глазами?
  - Ничего, солнышко. Помнишь, мы читали с тобой сказку про зачарованный лес? А потом играли в волшебных лесных жителей?
  - Помню. Было здорово.
  - Так вот, этот лес, правда, существует. Играют в нем не только дети, но и взрослые. Там есть добрые лешие и русалки. Я потом тебе расскажу. Хорошо?
  - А с русалками познакомишь?
  - Обязательно, только не сейчас.
  - А когда?
  - Когда ты немножко подрастешь
  - Почему?
  - Потому что это - сказка для взрослых.
  
  
  PS
  Через четыре дня мы с Лехой встречали из больницы Сашу.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"