Кай Ольга: другие произведения.

Ведьмина тропа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.94*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В борьбе магов за власть жизни простых людей ценятся недорого. Свирепые оборотни опустошают деревни, властители заняты интригами, а по всей стране вспыхивают бунты. Чтобы остановить надвигающуюся войну, двум ведьмам и бывшему магу придется объединять друзей и договариваться с врагами, и пройти немало испытаний, уготованных судьбой.

    Внимание: полный текст с сайта убран. Купить книгу на сайте издательства, на "озоне" или на "литресе"
    Можно купить "в бумаге". Подробности здесь.


Ведьмина тропа

Глава 1

  
   Небо дышало зноем, над Славеном-градом повисла полуденная дымка, смешанная с желтой пылью невымощенных дорог, сбегавшихся к громкоголосому рынку. Сегодня, отчасти из-за жары, отчасти из-за проверок, устроенных новым градоправителем, многие были не в духе. Даже стражники на городских воротах казались особенно угрюмыми и едва отреагировали на звонкое приветствие, произнесенное с улыбкой:
   - Добрый день!
   Ведьмочку с выселков знали многие, особенно те, у кого в кошельке часто бывало не столь уж много золотых монет, чтобы идти за советом и лекарствами к дипломированным магам. Выглядела ведьма вполне безобидно: невысокого роста и далеко не хрупкого телосложения, с гладкими черными волосами ниже лопаток и большими зелеными глазами на смуглом лице. Молоденькая, но пытавшаяся казаться старше, и на редкость самоуверенная. Именно благодаря последнему качеству люди ей хоть немного, но доверяли: когда она заявляла очередному своему пациенту, что через три недели тот будет бегать, как молодая гончая, хотя сейчас едва-едва передвигает ноги до уборной, то человек верил ей настолько, что хворь сама готова была выпрыгнуть из тела, особенно если прогоняли ее ведьмиными травками да настойками.
   - Как спина, Янес, уже не болит? - поинтересовалась ведьмочка у одного из стражников, обеспокоившись его мрачным видом.
   Устало выдавив из себя подобие благодарной улыбки - благодарность-то была, а вот сил улыбаться - нет, - бородатый мужчина заверил "госпожу ведьму", что все в порядке, и ее лекарство помогло, почти сразу изгнав давно беспокоившие боли. Улыбнувшись напоследок и весело взмахнув юбкой, ведьмочка поспешила по широкой улице туда, где, несмотря на жару, шумел самый большой в этой стране рынок.
   Здесь, среди рядов с разнообразными лотками, пестрящими всем мыслимым и немыслимым товаром, жизнь кипела всегда. Казалось, приди в город чума - и это не станет помехой для торговли. Но уж от этой опасности жители Славена были защищены градоправителем, который, в случае чего, за минуту справился бы с нашествием мора - не зря ведь почетную должность правителя и охранника Славена-града всегда занимали самые лучшие маги страны.
   С незапамятных времен маги правили всей Илмерией - одиннадцать человек составляли Совет Высших, еще тридцать три - Верховный Совет Магов, и если Высшие жили преимущественно в столице, отлучаясь разве по делами государства, то входящие в Верховный Совет часто занимали должности градоправителей, и под их управлением жители не боялись ни внезапного мора, ни вражеского нападения. Но, как и любую власть, магов не любили. Ненавидели. И часто вполне заслуженно, потому как любому человеку неприятно, если смотрят на тебя, как на убойный скот, да и обращаются не лучше, а порой и хуже. И хотя Верховные стремились удерживать всех, наделенных магической силой, от чрезмерно аморальных или жестоких поступков, жалобы в столицу приходили все чаще, и пачками нераскрытых писем оседали где-то в огромных ящиках облюбованной пауками комнаты ведомства правительственной корреспонденции.
  
   Славен-град находился в удобном и выгодном месте, на самом пересечении торговых путей, и потому жители столицы частенько съезжались сюда на торг, не дожидаясь, пока купцы-перекупщики довезут свой товар до Каяры, в несколько раз повысив цену. Народ по улицам сновал самый разнообразный, и в этой толпе было много куда более приметных людей, чем невысокая ведьмочка, сосредоточенно разыскивающая нужный ей товар. Наконец, она остановилась перед прилавком и, скромно поинтересовавшись ценой травяного сбора из Южной Меркассы, тихо охнула. Продавец понимающе развел руками. Девушка долго еще разглядывала листочки и корешочки в тонких тканевых мешочках и открытых для обзора деревянных ящиках, потом купила немного ягод араккура и, внимательно пересчитав полученную сдачу, направилась дальше.
   Кто-то толкнул ее локтем и, на ходу извинившись, тут же радостно поздоровался. Обернувшись, ведьмочка увидела высокого лопоухого парня с волосами цвета моркови и веснушками по всему лицу.
   - Зара! Вот уж не ожидал! Что, за покупками?
   Девушка показала ему маленький мешочек с ягодами.
   - Здешние травы ничуть не хуже, - безапелляционно заявила она, - но иногда хочется слегка... поэкпериментировать.
   - В смысле? Намешать чего-то странное и посмотреть, как оно все БУМ! - парень старательно изобразил руками взрыв - благо по рассказам прислужников, которые становились свидетелями магических экспериментов, любой горожанин знал о последствиях неаккуратного обращения с сомнительными зельями.
   Ведьмочка засмеялась, но тут же нахмурилась и строго погрозила пальцем:
   - Никаких "бум" у меня не будет!
   Она развернулась и неторопливо пошла через тканевый ряд. Ей нравилось ходить здесь, разглядывая переливы тамойского шелка или саравской парчи, паутинки разноцветного шифона и мягчайшую, но такую теплую шерстяную ткань. Однако здесь скупались только зажиточные горожане, ну да еще кто из середнячков, когда представлялся праздничный случай. Правда, на наряд из подобного материала приходилось собирать иногда и больше года.
   - Зара, эй, Зара, - рыжий парень не отставал, настойчиво пробираясь через толпу вслед за мягко лавирующей среди покупателей ведьмой, - тут сестра просила спросить - а не зайдешь ли ты к ней? А-то живот прихватило, боится, как бы чего...
   - Зайду, - бросила Эльзара, не оборачиваясь, - пусть ждет ближе к вечеру.
   - Хорошо, передам! Спасибо! - и парень отстал.
   Макар был едва не единственным, кто позволял себе разговаривать с ведьмой в таком тоне, называя ее по имени. И кому позволяла она. Да имя-то и мало кто знал, люди же обычно величали "госпожой ведьмой", что девушку вполне устраивало.
  
   Возвращаться назад через рынок Эльзара не захотела: зачем травить душу разглядыванием таких недоступных диковин? Она купила в скромном ларьке отрез черной ткани на юбку и, выбравшись из толчеи, оказалась на широкой, вымощенной камнем улице.
   Сначала ведьма удивилась, отчего здесь так много людей, но вскоре причина стала ясна: в дальнем конце улицы показалась свита нового градоправителя во главе с самим его светлейшеством верховным магом. Зара поспешила отойти подальше и прижаться к стене, но, не удержавшись, приподнялась-таки на бордюр, а потом и на цыпочки, пытаясь разглядеть процессию.
   Во власти магов было одно неоспоримое преимущество - война. Вернее то, что вместо стравливания двух армий, состоящих из мирных крестьян и горожан, ничего не смыслящих в политике, Высшие первыми принимали бой. В последний раз, когда соседи бросили Илмерии вызов, Высшие - все одиннадцать - вышли против магов Сарганских и выиграли битву, но многие из них не выжили, и на вакантные места позвали лучших из верховных магов, попутно освободив их от других занимаемых должностей. Потому почти полгода назад у Славена-града сменился правитель, и так как он редко соизволял являться на люди, горожане еще не нагляделись на него, и теперь любопытствующе глазели, стараясь рассмотреть с ног до головы или, если уж стояли где-то в дальнем ряду, у самой стены, полюбоваться хоть на его макушку.
   Новый градоправитель был молод, вернее, казался таким, ибо разве разберешь у магов, где правда, а где одна лишь видимость? Выглядя лет на тридцать, он мог с таким же успехом оказаться и стопятидесятилетним юбиляром. Он неторопливо шел по улице, мало обращая внимания как на свиту, так и на глазеющий народ: высокий, с длинными, белыми, как молоко, волосами, спускающимися сплошной волной намного ниже пояса, под черными бровями - уж наверняка крашенными, как решила Зара, - цепкий взгляд зеленых глаз. Лицо аристократической бледности, которую богачи считали красивой, а знахарка, она же лекарка, она же ведьма - попросту нездоровой. И эту бледноту подчеркивал сочно-зеленый цвет широкой мантии, отделанной золотым шитьем. Вот эта мантия - единственное, что ведьмочке нравилось в облике нового градоправителя, да и не только в облике: Зара уже устала слушать и от стражи, и от знакомого владельца лавки, и от Виттора-пекаря как допекли маговы прислужники со своими постоянными проверками, ревизиями, досмотрами: не так, мол, стерегут, не так пекут, не так торгуют... Хотя ведьмочка и считала, что с некоторыми лентяями, дрыхнущими ночью на посту у ворот, давно пора разобраться, но все-таки столь резкое вмешательство в жизнь города сочла перебором.
  
   Вечером в Славен-град прибыли верховные маги. Люди узнали об этом, потому как некоторые из этих высокопоставленных бледнолицых успели показаться на улицах дотемна. От подобных слетов жители добра не ждали, и вполне оправданно: сперва вспыхнул пожар в лавке заморских сладостей на одной из центральных улиц - так поплатился хозяин за недостаточное внимание к неожиданному гостю, а может просто какое пирожное не по вкусу пришлось? Позже в северном районе поднялся шум - один из "залетных" гостей умыкнул понравившуюся девицу, и, естественно, попытки высвободить ее оказались тщетны - толку идти на мага с вилами, да и с мечами тоже, если он, будучи в хорошей форме, одним взмахом руки раскидает целое войско?
   В такие дни Эльзара старалась сидеть дома, потому что обозленные горожане и жители выселков, находящихся за стеной, как-то забывали, что обычная ведьма и дипломированный маг - далеко не одно и то же. Самоучек-ведьм, скромно занимающихся знахарством и живущих на краю выселков, поближе к лесам, сами маги обычно ни во что не ставили, однако людям в любом чародее мерещился злобный угнетатель, даже если этим чародеем была молодая ведьма, которую приглашали лекаркой в каждую третью семью.
   Однако обещание Марку было дано, да и оставить его находящуюся в положении сестрицу без помощи ведьмочка не могла никак - вдруг и правда что серьезное? Ведь и себе не простит, что не углядела, и ей не простят... Поэтому, как обычно собрав сумку с лекарствами и травами, Эльзара вышла за калитку и неторопливо, но уверенно зашагала по улице. Где-то над городом полыхало зарево: то розовая вспышка, то фиолетовая, то золотая - не иначе как верховные вместе с тайно прибывшими Высшими чего-то выколдовывали. Девушке даже любопытно стало, но в небе сгущались тучи, вдалеке слышались раскаты грома, и ведьмочка ускорила шаг.
  
   Сестра Марка, Хилена, жила в самом Славене, под прикрытием городской стены. Когда ведьма, провожаемая благодарным мужем Хилены, вышла за порог, буря еще не началась, хотя яркие вспышки молний освещали улицы ярче дневного света. А вот над башней градоправителя больше не полыхало волшебное зарево, из чего Зара заключила - чародейство закончилось, и очень понадеялась, что иногородние маги уже разлетелись по домам.
   Хилена и вправду чувствовала себя нехорошо, но больше от волнения, а потому Зара отказалась от предложения мужа Марковой сестры проводить до ворот, решив, что уж с парочкой хулиганов как-нибудь справится сама. Да и кто осмелится напасть на ведьму?
   Как оказалось - осмелились. Потому что десятерым головорезам, распаленным дракой до сумасшедшего блеска в глазах, одинокая девушка показалась легкой добычей, а главное заслуживающей всяческих наказаний за деяния ее колдовского племени.
   - Ведьма! Ведьма, стой! Держи ее! Держи!
   - Вот леший, - раздосадовано прошипела Зара и, подобрав юбку, без долгих раздумий пустилась наутек.
   До ворот было совсем недалеко, Эльзара надеялась найти помощь там и спрятаться в караулке, пока стража объяснит хулиганам, почему не стоит гоняться за ведьмой да еще с такими озверелыми лицами. Однако... у ворот маячила одинокая фигура молодого Идеша, который, увидев несущуюся на него ватагу, испуганно вытаращил глаза и, выставив копье, приготовился если не продать свою жизнь подороже, то хотя бы сделать вид, что пытается остановить негодяев. Понимая, что если сейчас принять его помощь, то юная жена Идеша, скорее всего, останется вдовой, Зара пробежала мимо, ухитрившись при этом оттолкнуть стражника с дороги. И быстро свернула вправо, потом еще раз, потом налево... поворот, еще поворот. Бежать к дому не имело смысла, к тому же очень не хотелось, чтобы все запасы и оставшиеся в избе пожитки сгорели дотла. А так, устав от погони за юркой ведьмочкой, городские хулиганы вполне могут не дойти до ее расположенного на самом краю выселка жилья.
   Снова поворот. Преследователи, редко покидавшие пределы городских стен, просто обязаны были заблудиться, но топот ног и угрожающие вопли все еще доносились до слуха, к тому же теперь не только со спины.
   "Окружили" - успела подумать Зара, но очередная вспышка молнии осветила за ближайшим забором широкий, чуть покосившийся сарай, и, не долго думая, ведьмочка перескочила ограду и юркнула за дверь.
  
   Этот дом давно стоял без хозяев - рассказывали, что внезапно помутившийся рассудком родитель перебил сначала всю семью, потом повесился сам. Поэтому и ведьмочка предпочла сарай просторному жилищу, до которого, впрочем, она могла и не успеть добежать. Громкие голоса и хлюпанье ног по не просохшей со вчера грязи, ясно говорили, что преследователи уже совсем близко. К счастью, они вряд ли знают, что дом нежилой.
   Эльзара отступила на шаг и, взмахнув рукой, мысленно попросила шатающуюся на проржавелых петлях дверь стать как можно менее привлекательной, чтобы у каждого, кто на нее поглядит, отпала бы всякая охота заходить в сарай, и даже просто к нему приближаться. Когда шумная толпа пробежала мимо, девушка позволила себе перевести дыхание. И словно эхо, за спиной раздался такой же вздох.
   Зара резко обернулась, испуганно уставившись в темноту.
   - Кто здесь?
   Любое свечение могло выдать ее преследователям, потому пришлось полагаться только на собственное зрение, понемногу привыкающее к темноте.
   - Кто здесь? - повторила Зара. Совсем рядом, едва ли не у ее ног, что-то зашевелилось.
   - Я, - одно короткое слово и легкий смешок - тот, кто притаился в темноте, сам понимал, насколько неинформативен его ответ.
   - Кто это "я"? - решила уточнить Зара, отступая назад, к двери.
   - Ты ведьма? - голос тихий, приглушенный, как будто на грудь человеку положили мешок картошки. Хотя почему именно человеку? После слета иногородних магов тут может прятаться кто угодно - от оборотня до небольшого дракона.
   - Ты не ответил на мой вопрос, - ледяным тоном напомнила ведьма.
   В темноте вздохнули, немного пошуршали и попросили:
   - Тише.
   Но Зара и сама услышала сквозь шум воды, что кто-то хлюпает по грязи недалеко от сарая. Может, бездомный какой решил заночевать? Ох, только бы он выбрал дом, хватит с нее одного собеседника, который упрямо не желает представляться.
   Притаившись, девушка ждала. Шаги за стенкой удалялись, и теперь мерный гул снаружи прерывался лишь раскатами грома. Зато дыхание своего соседа по сараю Зара слышала, и знала теперь, что этот некто сидит на полу всего в двух-трех шагах. Но, наверное, если б он и хотел напасть на нее, давно бы уже осуществил этот маневр.
   "Скорее всего, человек, - решила Зара. - Узнал ведьму, и теперь водиночку точно побоится подойти".
   И словно отвечая ее мыслям некто из темноты сказал, как будто с сожалением:
   - Не бойся, ведьмочка. Я тебя не трону.
  
   Этому заявлению Зара не поверила, хотя и немного успокоилась. Стоять на месте надоело, она присела, облокотясь о стену. Глаза привыкли настолько, что во тьме уже различали чей-то силуэт. Все-таки человек... Мужчина. Судя по голосу - не мальчик. Сидит на полу почти неподвижно.
   - Ты что здесь делаешь?
   - По-видимому, то же, что и ты, - ответил он.
   "А я здесь прячусь, - подумала Зара. - Ну что ж, предположим, у него также есть причины искать убежища. Да, неспокойная выдалась ночка"...
   Оглушительный грохот и одновременно с ним сверкнувшая вспышка заставили вздрогнуть от неожиданности. Дождь усилился, и крыша начала протекать - где-то в противоположном углу раздавались глухие удары капель, падающих в прелое сено. Девушка поежилась, слабо надеясь, что дождь немного остудит головы озверевших горожан, а заодно и разгонит их по домам.
   В сарае было душно и скучно, поэтому она старалась рассмотреть своего товарища по укрытию получше, но удалось заметить лишь слабое поблескивание глаз. Следующая вспышка молнии предоставила шанс, но Зара успела заметить лишь то, что человек, как будто незнакомый, тоже пытается ее разглядеть. От этого стало немного неловко, но девушка продолжала вглядываться в темноту, готовая среагировать на любое резкое движение.
  
   Вскоре дождь утих, на крышу сарая падали редкие капли.
   - Ну, мне пора.
   Ведьмочка встала и направилась к двери, очень надеясь, что незнакомец сделает то же самое. Но он остался на месте, и лишь когда, с чувством неудовлетворенного любопытства, Зара отворила широкую створку, впустив немного света, голос из глубины позвал:
   - Подожди!
   Она обернулась. Мужчина сидел на полу, одну ногу согнув в колене, вторую вытянув перед собой, спиной опираясь о какой-то ящик.
   - Помоги мне, ведьмочка.
   - А что мне за это будет? Я за так ничего не делаю.
   Зара уже давно дала себе слово не помогать людям задаром: сделаешь кому-нибудь доброе дело от чистого сердца - тебя же потом обвинят в черном колдовстве, приворотах, наговорах и еще леший знает в чем: не верят люди в бескорыстие. А уточнять, чем помочь, она не стала - и так понятно: вид у незнакомца помятый, и даже - побитый.
   - Деньги? - осторожно поинтересовался он.
   - А у тебя они есть?
   - Нет, - он ощупал карман, тронул пояс брюк, где раньше, видимо, красовалась недешевая пряжка, потом честно ответил: - Ничего нет. Может... я тебя чему-нибудь научу взамен?
   - А ты что - маг? - девушка недоверчиво прищурилась.
   - Допустим.
   - Ха-ха-ха! Стал бы ты тогда здесь прятаться - маг! Ладно уж, говори, что надо?
   - Доведи до леса.
   - В качестве охраны, что ли? - она улыбнулась. - Ну, это можно и бесплатно. Вставай, пойдем.
   Незнакомец опустил взгляд, потрогал вытянутую ногу, и Зара поняла, что сопровождать его будет скорее в качестве костыля.
  
   Мужчина оказался довольно тяжелым - с большим трудом удалось его поднять, а уж когда почти вся тяжесть легла на ее плечи, девушка едва не застонала. Но они сделали первый шаг, потом еще один.
   Его волосы оказались очень светлыми, короткими и какими-то всклоченными - торчали в разные стороны, левую щеку пересекал глубокий порез, рубашка из тонкой дорогой ткани перепачкана в грязи, как и брюки. Видать, ограбили, да еще и отпинали напоследок.
   - И зачем тебе в лес? Что будешь там делать со сломанной ногой?
   - Что-нибудь придумаю, - ответ из разряда "отвяжись, не твое дело".
   - Ну-ну...
   Эльзара уже решила, что не поведет его в лес. Чуть-чуть не доведет: ее домик на самом краю выселка. Вот сложит кости как следует, перебинтует потуже, чтобы совесть после не мучила, а потом пусть идет себе, куда глаза глядят. Но когда она, едва переводя дух, остановилась у калитки, мужчина запротестовал.
   - С перебинтованной ногой гулять по лесу тебе будет намного удобнее, - заявила ведьмочка уверенно, затаскивая незнакомца во двор. - Могу даже палку найти подходящую, потому что так, на одной левой, ты далеко не ускачешь.
   Пальцы сдавили ее плечо, словно собираясь оттолкнуть, но разжались - видимо, несчастный смирился с судьбой. Он покорно позволил подвести себя к крыльцу и свалить на ступеньку. Нагнувшись, Зара нащупала ключ между рассохшихся досок и отворила дверь.
   В таком состоянии незнакомцу было бы трудновато лезть на печь, да на узкой лавке он вряд ли бы поместился - пришлось отвести в свою комнату, единственную кроме общей горницы, служившей и приемной, и кухней, и столовой. Уложив его поверх застеленного покрывала, ведьмочка тихонько вздохнула, потому что от грязной одежды гостя наверняка останутся следы.
   - Постарайся не двигаться и, - она усмехнулась, - не кричать.
   Когда незнакомец стал просто ее пациентом, Зара почувствовала себя намного уверенней. Прощупала сломанную ногу и, заключив, что перелом всего один, да не слишком сложный, постаралась как можно осторожней совместить кости и туго перебинтовала голень, примотав к ней прямые дощечки. При этом штанину пришлось разрезать и закатать до колена. Кстати, обуви на незнакомце не оказалось - это ж надо, до чего нынче обнаглели местные хулиганы!
   - Что-то ценное украли? - из чистого любопытства поинтересовалась ведьма.
   - Да.
   - Тогда тебе надо утром пойти в полицейское управление. Или к градоправителю. Ты, вроде, из богатых, так что тебя обязательно выслушают.
   - Хм, - он задумался ненадолго. - Нет, это вряд ли возможно.
   "Вероятно, свою ценную ношу он до этого и сам раздобыл далеко не честным образом", - подумала Зара, решив, что это уже действительно не ее дело.
   - Рубашку сними!
   Да, отпинали, как говорится, не жалея кулаков - все тело в отметинах. Но было еще что-то, не дававшее покоя даже после того, как ведьма смазала ссадины и ушибы да примотала компресс к опухшему локтю. Чуть прищурясь, так, чтобы блики огня на стене расплылись перед глазами жидким золотом, она провела ладонью над телом раненого, едва не касаясь кожи: вот оно - сгусток боли над сердцем. Нет, шире... Может, ранее не замеченная травма или... больше похоже на семейное горе или обиду, да такую жгучую, что покалывает ладони.
   Незнакомец смотрел с пониманием, и Зара засомневалась: может, действительно маг? Или у него какая знакомая ведьма была?
   - Спасибо, ведьмочка. - Он потянулся за рубашкой, не без труда снова ее надел и, едва Зара отошла от кровати, свесил ноги. - Ты обещала палку найти... или что-нибудь вроде костыля.
   - Что, уже в лес собрался? У тебя там клад закопан? Или, может, встреча важная назначена?
   Легче всего ему было соврать и послать надоедливую ведьму куда подальше, но вместо этого он покачала головой.
   - А куда же тогда торопишься? Видишь, что в городе творится? Да и не только в городе... Подожди уж до утра.
   - Мне нечем будет расплатиться за гостеприимство.
   Если он думал обидеть Зару настолько, чтобы она сама вытолкала его за калитку - жестоко ошибся.
   - Да ну тебя! - махнув рукой, ведьма склонилась над сундуком в поисках одеяла - сегодня придется спать в горнице, на нерастопленной печи, а Зара привыкла даже в жару хотя бы ноги прикрывать.
   - Подожди, ведьмочка, - голос остановил ее уже в дверях. - Понимаешь, я не самый безопасный гость. Если кто-то узнает - у тебя будут неприятности, возможно, очень серьезные.
   - Та-а-ак, - Зара вернулась и опустилась на сундук. - Значит, ты преступник?
   Виноватая улыбка, после которой должно было последовать "да".
   - Я здешний градоправитель. Теперь уже бывший.
   - Ха-ха-ха! - последнее "ха" прозвучало неуверенно, потому что незнакомец оказался действительно похож на нового градоправителя, только волосы... короткие, неровно обрезанные, и, судя по всему, явно без согласия хозяина. Брови темные, глаза зеленые...
   - Врешь! Не похож совершенно! - прошипела ведьма.
   - Разве? - он устало удивился.
   - Точно-точно. Я эту бледную моль в зеленом балахоне еще сегодня видела! И кроме того...
   Она резко замолчала, прикрыв рот рукой. От самоуверенности не осталось и следа - Заре стало по-настоящему страшно, потому что чем больше она смотрела в перепачканное, украшенное кровоподтеками лицо сидящего на кровати человека, тем яснее понимала: не врет. А значит, одно легкое движение руки - и оскорбительница столь высокопоставленной персоны испепелится на месте. Но прощения просить тоже не хотелось, поэтому девушка молча ждала своей участи, глядя на собеседника округлившимися глазами. Пользуясь ее замешательством, градоправитель кое-как встал, опираясь на одну ногу и придерживаясь за стену руками, и только тогда, глядя на человека, неожиданно беспомощного и ослабевшего, Зара будто услышала снова: "Здешний градоправитель. Теперь уже бывший". Видя, что убивать ее за недостаточное почтение никто пока не собирается, девушка робко спросила:
   - А как вы оказались... там, в сарае?
   - У меня нет времени, да и у тебя тоже, - ответ прозвучал резко, и Зара решила не спорить, и не задавать больше глупых вопросов. Она принесла длинную и прочную палку с удобным сучком, на который можно было опираться рукой, вручила своему ночному гостю и провела до крыльца.
   - Запрись и не открывай никому, - посоветовал мужчина, и медленно заковылял к калитке. Девушка послушала его совета, но это не мешало ей провожать градоправителя взглядом сквозь окно. Мужчина вышел, притворил калитку и скоро скрылся за углом дома, по-видимому, действительно направляясь в лес. Но тут внимание Зары привлекло пятно света, вынырнувшее из-за поворота улицы, и девушка поняла, что уйти градоправителю не дадут. Мимо забора, вслед беглецу, побежали мужчины. Оружия при них не было, но девушка вдруг подумала, что, наверное, сейчас верховный маг не в силах будет с ними справиться. Неизвестно, что с ним произошло, но в нормальном состоянии он вряд ли позволил бы напасть грабителям, да и ее наверняка бы... испепелил за недостойные речи.
   "Что ж, его все равно никто у нас не любил" - девушка прильнула к окну, пытаясь задавить в себе сочувствие к человеку, которого вот уже полгода клянет весь город, но ничего не получилось.
   Полные азарта крики вдруг сменились тишиной, в которой несколько раз что-то хлопнуло, словно ткань на ветру, а потом люди закричали... и Зара испугалась: столько неподдельного ужаса слышалось в доносящихся с улицы голосах. Толпа побежала в обратном направлении, кто-то падал в грязь, через него тут же переступали, не помогая подняться.
   Значит, маг оказался вовсе не беззащитен, - решила Зара, и так как любопытство пересилило страх, все-таки открыла дверь и осторожно, прислушиваясь и вглядываясь в темноту, прокралась к калитке.
  
   - Глупая ведьма! - градоправитель стоял, привалившись к забору, на его и без того потрепанной рубашке появились новые дыры, но девушка не обратила на это внимания.
   - Что здесь произошло?
   - Не твое дело, - огрызнулся он, потом вздохнул и добавил чуть спокойнее: - Они скоро вернутся. Собирай-ка вещи и уходи отсюда, да побыстрее.
   - Никуда я не пойду! - сузив глаза, ведьма уперла кулачки в бедра. - С какой это стати?..
   - Ты сама со всеми справишься? Вот именно. Так что лучше поспеши.
   Оцепенение прошло мгновенно, Эльзара кинулась в дом.
  

* * *

   Пальцы слегка дрожали, но он с невозмутимым видом продолжал плести косу, стараясь сосредоточиться на этом занятии, а не на пульсирующей боли в висках, охватившей тело слабости и горячем, разъедающем грудь жаре. Когда он откинул волосы через плечо, коса мягко ударила по спине.
   Часовые - оба маги - стояли у двери, он старался не обращать на них внимания. Так, что еще не собрано?
   Ни одной по-настоящему ценной вещи взять ему не дадут, разве что книгу. По крайней мере, можно будет развлечь себя чтением... Поднявшись с богатого, застеленного парчой ложа, он вложил тяжелый фолиант в раскрытую дорожную сумку, бросил туда сменную одежду и всякую мелочь, к которой Высшие при всем желании не смогли бы придраться.
   Теперь руки дрожали еще сильнее. Хотелось переворачивать и крушить мебель, срывать портьеры, рвать в клочья дорогую, золотом расшитую ткань, но... не сейчас, когда они могут это видеть. Да и сил осталось только чтобы лечь, раскинув руки, и смотреть ненавидящим взглядом в потолок.
   От стоящих у двери ощущалась слабая поддержка, ровно такая, чтоб он смог идти, не шатаясь. Что ж, до городских ворот его в любом случае доведут.
   Поднявшись, он поправил шнуровку на рубашке и, перекинув через плечо ремень дорожной сумки, направился к двери. Провожатые последовали за ним.
  
   В небе громыхало, но дождя еще не было. Улицы оказались пустынны, что неудивительно - ведь столько магов понаехало, а горожане их боятся и правильно делают. Некоторым только слово поперек скажи - и ты уже не человек, а кучка пепла.
   В груди пекло все сильнее, он поправил ремень и вошел под темную арку ворот. Провожатые остановились, один из них произнес, глядя в спину мужчине с белой косой за спиной:
   - Доброго пути, Арсен.
   Он не обернулся и не замедлил шаг. Ворота остались позади, а впереди, то и дело освещаемая яркими вспышками молний - единственная мощеная улица в выселке. Сперва он шел прямо по ней, потом, почуяв опасность, свернул в проулок.
   Его нашли довольно быстро. Мужчина остановился и, бросив сумку на обочину, приготовился драться. Вряд ли в таком состоянии он мог что-то противопоставить толпе разъяренных горожан, но ведь не сдаваться же без боя?
   А их оказалось много - человек двадцать, причем они явно понимали, на кого собирались напасть, и, самое удивительное, не боялись. "Предупредили, значит" - зло подумал он, и тут, как назло, словно оборвалась нить, подпитывавшая его силы после совершенного обряда, и мужчина, неловко взмахнув руками, унизительно упал прямо под ноги своим преследователям.
  
   Почему его не убили - он хорошо понимал, догадывался даже, что ногу сломали случайно, потому что, когда голове вдруг стало непривычно легко без плотной белоснежной косы, он внезапно озверел и начал отбиваться изо всех невесть откуда взявшихся сил. Но вырваться, как и нанести противникам хоть сколь-нибудь значимый урон не удалось. Его оставили лежать посреди улицы, перед этим сорвав с шеи тонкую цепку - подарок матери, украшенную камнями пряжку с пояса и сняв добротные, совсем еще новые сапоги. Сумки на обочине тоже не оказалось. А потом пошел дождь - не по-летнему холодный, противный, сразу размягчивший непросохшую грязь на дороге.
   Он подполз к забору, за которым почему-то не гавкала сторожевая собака, кое-как перевалился через него и спрятался в старом, покосившемся сарае.
   Внезапно появившаяся в его укрытии ведьмочка, сумевшая к тому же наложить заклятие на дверь - простенькое, но действенное - была единственным человеком, к которому он сейчас рискнул бы обратиться за помощью, но хотя больше всего ему хотелось отлежаться в теплом ведьмином доме - не посмел. Кто знает, возможно, сюда явятся за ним, тогда и ей не поздоровится. Потому и ушел, едва только смог, но, как оказалось, поздно.
  

* * *

   Ведьма нагнала его у опушки леса.
   - Отстань! - мужчина резко дернулся, когда она подхватила его под руку.
   - Молчи уже, - процедила ведьмочка сквозь зубы. - Тоже мне - верховный маг!
   Густая тень под ветвями быстро скрыла их от глаз возможных преследователей, но Зара и не думала останавливаться. Отчего-то вспомнилось предыдущее бегство из мирной деревушки, где они с тетушкой честно лечили людей от разных хворей и напастей. Тогда быстрые ноги спасли молодую ведьму, но Зара осталась одна. Темные фигуры, с факелами в руках прочесывающие ночной лес, до сих пор снились по ночам, и увидеть все это воочию еще раз девушка ни за что не хотела. Да еще чтобы при ней живого человека разорвали на кусочки - именно так люди часто расправлялись над магами, по каким-то причинам временно потерявшими силу.
   - Подожди!
   Зара остановилась. Бывший градоправитель обхватил руками ствол старой липы, прислонился к нему.
   - Что встала, ведьма! Иди!
   - А... вы? - обратиться к верховному магу на "ты" Зара себе позволить не могла. - Тут место тайное неподалеку, посторонние его не найдут. Совсем чуть-чуть осталось.
   - Ну, так иди. И побыстрее.
   Зара попыталась снова взять градоправителя под руку, но он оттолкнул ее, сердито рявкнув:
   - Не трогай!
   Ведьмочка колебалась мгновение, но развернулась и уверенно побежала в темноту.
  
   Он постоял еще немного, потом сделал несколько шагов, опираясь на палку. Сломанная нога ныла, здоровая болела едва ли не сильнее. Со стороны выселков доносились людские крики - вероятно, они все же решились отправиться в погоню.
   Еще шаг, еще... Голова закружилась, ветви кустарника хлестнули в лицо, ладони уперлись в землю. Сердце прыгало, каким-то чудом не разрывая грудь. Он упрямо пополз вперед, туда, во тьму, где исчезла молодая ведьма. Ветки, ломаясь, царапали лицо и руки, часто доставалось больной ноге, но он старался не останавливаться ни на минуту, хотя обнаружил вскоре, что едва двигается, и вот уже долго-долго не может добраться до растущей буквально в двух шагах березы.
   Внезапно близкий шум заставил обернуться. Из темноты вынырнула уже знакомая ведьмочка, а за ней - чуть сгорбленная, но очень проворная старушка. Рядом с ним положили носилки и, деловито переговариваясь между собой, с трудом перекинули его туда.
   - Ну-ка, взяли! - скомандовала старушка и чуть позже проскрипела недовольно: - Ух, тяжеловат, однако.
   Но бросать носилки не стали и достаточно быстро пошли со своей ношей через лес.
  
  

Глава 2

  
   Ровный круг травы, цветущей мелкими серебристыми звездочками, опоясывал небольшую избушку, стоящую на поляне посреди леса. Бесцеремонно опустив свою ношу на пол, молодая ведьма и старушка уставились на мужчину.
   - И что теперь с ним делать? - спросила девушка. Похоже, в присутствии старушки ее благоговение перед верховным магом улетучилось.
   - Что-что, - хозяйка подошла к печи, водрузила на нее чан с водой. - Искупаем для начала, а-то вон какой грязный, всю постель перепачкает.
   Пока старушка возилась у плиты, Зара опустилась на корточки возле бывшего градоправителя.
   - Сюда только мы с бабушкой дорогу знаем, и только мы провести можем. Здесь не найдут.
   Мужчина молча выслушал ее и закрыл глаза.
  
   Солнце долго пыталось разбудить спящего, и, в конце концов, озорной лучик добился своего. Мужчина привстал и огляделся. Кроме него в горнице никого не было. Очень хотелось есть, но пить - еще больше. Вчера ночью, выпроводив девчонку, хозяйка помогла ему вымыться и постелила на припечке. Там было душно и тесновато, но, как ни странно, он все-таки выспался.
   Чистая одежда, аккуратно сложенная, лежала на скамеечке. Представив, как будет всовывать перебинтованную ногу в штанину, а главное - сколько это займет времени, бывший градоправитель выдернул простыню и, перемотав ею бедра, заковылял к столику у окна, где в тенечке примостился высокий кувшин с водой.
   Дверь за спиной скрипнула, выглянула ведьмочка, смерила его удивленным взглядом и спросила:
   - А где бабушка?
   Он пожал плечами, принял более-менее устойчивую позу, опираясь бедром о столешницу, и налил полную кружку воды. К сожалению, она была теплой, но когда очень уж хочется пить - на такие мелочи внимания не обращаешь.
   Зара настежь открыла входную дверь и встала на крыльце.
   - Доброе утро!
   Мужчина обернулся, но девушка смотрела в другую сторону. Наверное, поприветствовала гостеприимную старушку. Странно ведь, сморщенное лицо хозяйки казалось ему знакомым...
   Вдоволь напившись, он опустился на лавку и попытался просунуть в штанину сломанную ногу. Девушка украдкой оглянулась через плечо, словно проверяя, одет он или еще нет, потом со вздохом повернулась и подошла.
   - Давай, помогу.
   Одевание больной ноги было с успехом завершено, Зара демонстративно отвернулась и отошла к столу. Когда в дверях показалась старушка с пучком еще влажной травы, мужчина уже расправлял широкий ворот новой рубашки.
  
   Ведьмочка на пару с хозяйкой накрыли на стол, позавтракали сами и с удовольствием смотрели, как их гость быстро и с удовольствием поедает все, что ему предложили.
   - Хорошо, когда у человека такой здоровый аппетит, - тихонько сказала старушка, отчего бывшему градоправителю сразу стало немного неловко. Хозяйка, тихонько посмеиваясь, отошла к разложенным на угловом столике травам, а девушка принялась собирать посуду. Она несколько раз прошла мимо, и вдруг, остановившись, спросила:
   - А как тебя зовут?
   "Ну вот, уже снова на "ты" - он промолчал, словно не расслышал вопроса. Ведьмочка обижено поджала губы.
   - Ну вот, вечно вы, маги, чего-то боитесь. Я, например, из своего имени тайны не делаю! Хотя тебе теперь все равно не скажу...
   - Эльзара, - негромко произнес мужчина. Девушка моргнула.
   - Откуда?..
   - Должен же я знать, кто у меня под боком колдовством балуется, - усмехнулся он.
   - "Балуется", - фыркнула Зара. - Вот видишь, бабушка, это мне вместо "спасибо". Да и вообще - если б не этот слет магов, ничего бы не случилось, а так - разозлили весь город, что даже мне убегать пришлось! Леший знает что творится, и то... он, вероятно, не в курсе.
   - Да уж, действительно, наделали переполоху, - старушка села и разложила на прикрытых пестрой юбкой коленях какие-то сушеные листики. - А тебе, Арсен, следовало бы и впрямь вести себя повежливей.
   Перехватив удивленный взгляд гостя, хозяйка ехидно улыбнулась:
   - Должна же я знать, кто у меня под боком колдовством балуется, - и подмигнула: - А ты меня не узнал?
   Он неуверенно покачал головой, старушка вздохнула.
   - Мы с бабкой твоей подругами были. Когда мужья наши померли, я решила покинуть остров, а она с семьей осталась.
   Хмуря темные брови, мужчина вглядывался в морщинистое лицо, а потом вдруг улыбнулся тепло и совсем не по-маговски.
   - Бабушка Айза?
   - Она самая, - закивала головой старушка, расплываясь в ответной улыбке. - Наира писала мне, что ты собрался в школу магов поступать, но... к сожалению, она не дожила, не порадовалась вместе со мной твоим успехам.
   - А... про отца вы знаете? - прозвучал осторожный вопрос.
   - Да, Наира мне все рассказала, - старушка вздохнула и пристально посмотрела в глаза гостю: - У нее не было от меня тайн.
  
   Подперев кулачком щеку, Зара наблюдала, как бабушка Айза в порыве чувств засеменила по направлению к попытавшемуся приподняться мужчине и, заставив снова сесть, обняла, взъерошивая пальцами его и без того растрепанные волосы.
   - Значит, он тоже с Эйде? - поинтересовалась девушка.
   - Да, - старушка обернулась, все еще прижимая беловолосую голову к своей груди. - Получается, все мы тут земляки-островитяне... Да, Зарочка, принеси-ка ножницы, и выбери, что поострее.
  
   Сообразив, что его собираются подстричь, бывший градоправитель отнюдь не обрадовался.
   - Чтобы я доверил такое дело ведьме!
   Он сердито покосился на ножницы в руках Эльзары. Старушка, сославшись на близорукость - что было явной ложью - села наблюдать на расстоянии.
   Девушка вздохнула, но с места не сдвинулась, пока ей не было дозволено приблизиться и взяться за дело. Видать маг и сам понял, что с торчащими в стороны патлами разной длины выглядит не лучшим образом.
   Светлые волосы оказались угольно-черными у корешков. "Крашеный-таки" - Зара покачала головой, в который раз удивляясь маговским понятиям о красоте. Все, что состригла, девушка смела на совочек и демонстративно кинула в печь, чтобы чересчур подозрительный маг не подумал, будто она припрятала несколько волосинок. Арсен внимательно следил за ее действиями, и отвлекся, лишь когда старушка спросила:
   - Коса-то где?
   Он пожал плечами: ясно, что у кого-то из бывших коллег, подстроивших ему бесхитростную, но действенную ловушку. Скорее всего, решили перестраховаться - а вдруг да натворит чего, вдруг другой управы не найдется?
   - Да, плохо дело... А сместили за что?
   Зара насторожилась.
   - Да за то самое, - ответил Арсен. Как ни странно, бабушка его поняла.
   - Так я и думала. Значит, ошибся ты где-то, не тому человеку доверился.
   Девушка растерянно переводила взгляд с погрустневшего лица старушки на бледное с напряженными скулами - мага.
   - Обряд провели? - снова заговорила старушка, Арсен кивнул. - Полностью?
   Снова кивок, едва заметный. Бабушка Айза тяжело перевела дыхание и поднялась.
   - Эх, засиделась я что-то в хате, а нам ведь еще к вечеру подготовиться нужно... Зарочка, поможешь мне с травами? Ночные да рассветные я собрала, вот полуденных не хватает.
   - Да, бабушка, конечно, - девушка торопливо встала, следом за старушкой вышла на крыльцо и обернулась. Мужчина неподвижно сидел за столом, будто и не заметив, что остался один.
  
   Он так и не поинтересовался, для чего же бабушка Айза собирала травы. За ужином обе ведьмы - старая и молодая - смотрели на него как-то подозрительно, словно чего-то выжидая, и лишь когда он залпом опустошил кружку с неизвестным сладким напитком, то наконец понял, почему.
   "Опоили" - прошептал он, ругая себя, что доверился ведьмам. Ему удалось встать на ноги и даже сделать несколько шагов - не туда, куда хотелось, а куда вели. Потом голова закружилась, мир качнулся, и над головой шатром раскинулось звездное небо. Близкое-близкое. Казалось, протяни руку - и достанешь самую яркую звезду, вот только руки не слушались, совершенно не хотели двигаться.
   Вокруг шумела трава, и в ней звенели тоненькие колокольчики, вспыхивали среди зелени цветы, похожие на отражения небесных звезд. А потом вдруг звезды с неба стали падать на землю, а цветы покидали свои стебли и улетали наверх, зажигаясь на синей ткани неба ясными огоньками.
   Все, что происходило, не требовало объяснения, как сон: он может быть невероятным, абсурдным, но пока спите - вы верите в него. Арсен смотрел на звезды, думая только о том, что это красиво, а потом правой ноге стало жарко, очень жарко. Что-то двигалось, касаясь кожи, опутывая голень, словно заворачивая в кокон, а потом на фоне неба обрисовались две высокие тени, и одна из них сказала скрипучим от старости голосом:
   - Спи.
  
   ...Не удивиться, увидев сразу пятерых Высших, внезапно появившихся в его кабинете, оказалось нелегко, но он постарался. Вежливо поздоровавшись, Высшие попросили пройти с ними наверх, в круглый зал. Не подчиниться мягко высказанному приказу было невозможно, и правитель Славена-града поднялся по широким ступеням и вошел в распахнувшиеся перед ним высокие двери.
   - Добрый вечер, очень рад всех вас видеть.
   Тридцать два верховных и пятеро Высших ждали градоправителя в ярко освещенном зале, словно случайно выстроившись в правильный круг, который замкнули провожатые, войдя вслед за облаченным в зеленую с золотом мантию магом.
   - Надеюсь, что какое-нибудь радостное событие послужило причиной столь многочисленного собрания.
   Он все еще старался сохранять спокойствие, но сразу понял, ради чего поздним вечером слетелись в Славен-град все высокопоставленные маги. Но... нет, наверное, он ошибается, скорее всего, кто-то из городских написал жалобу на нового градоправителя, а может быть Саргана снова объявила войну, и Совет решил не ждать одиннадцатого числа и заполнить последнее вакантное место среди Высших?
   Но маги смотрели с осуждением, и надежда таяла...
   - Мы все знаем, Арсен.
   Голос стодвадцатилетнего Райна отразился эхом от мраморных стен: "Мы все знаем, Арсен. Мы все знаем..."
   Но откуда?
   - Надеюсь, ты не станешь ничего отрицать, иначе нам придется убедиться воочию... Здесь нас достаточно много, чтобы это сделать.
   Он кивнул и медленно обернулся. Взгляд ненадолго задержался на хмуром и немного растерянном лице Корвина, которого Арсен считал своим другом. Отсутствие Корвина ничего бы не изменило, но, видно, молодой маг не смог пойти против воли Совета.
   - Я не зря надеялся на твое благоразумие, Арсен, - глава Высших подал знак остальным, и присутствующие взялись за руки. - Мы поступим с тобой так, как велит закон.
   - Ваше светлейшество... Райн, вы же меня давно знаете. Разве я хоть раз дал повод...
   - Закон один для всех, - медленно произнес Высший.
   Зашуршали подолы длинных мантий. Маги шли по кругу медленно, неторопливо, двигаясь против часовой стрелки, в ярком свете хрустальной люстры их одежды переливались и сияли. Лица - одновременно и знакомые, и безнадежно чужие - проплывали перед глазами, вызывая головокружение.
   Он рванулся, пытаясь разбить круг, но словно ударился о невидимую стену. Маги подняли руки, и телу стало невыносимо горячо. Он нашел взглядом Корвина.
   "Остановись. Споткнись, разожми руки. Хоть на миг. Я успею..." - Корвин не ответил на взгляд осужденного, и тогда Арсен еще раз ударил в невидимую стену, которая вдруг превратилась в огонь - едва различимые глазу языки золотого пламени - и отбросила его в центр круга. Он упал ровно посредине узора, выложенного на паркете, и подняться уже не смог.
   Золотое пламя выпивало силы, казалось, вместе с жизнью, откуда-то из глубины души поднимался панический ужас, заставлявший и самых стойких просить пощады, умолять остановить движение круга. Однажды Арсен и сам участвовал в подобном обряде, и хорошо помнил, как презирающий всех, кроме собственной персоны, маг вдруг превратился в жалкое существо, плачущее, ползающее на коленях...
   На колени его уже поставили, но, скрыв лицо за плотным покрывалом волос, он изо всех сил старался удержать остатки рассудка и молчал.
   Круг остановился, маги разжали вспотевшие руки и молча ждали. Прошла не одна минута, прежде чем смещенный градоправитель смог пошевелиться. Райн медленно подошел к нему и остановился в нескольких шагах, встретив взгляд, полный глухой ненависти.
   - Помогите ему, - сказал Высший.
   Нет, маги не бросились на помощь бывшему товарищу, просто Арсен ощутил в себе силы подняться, хотя до этого не мог даже разогнуть спину. Он медленно встал, дрожащими руками потянулся к застежке цепочки, на которой висел круглый, выполненный из лучшего золота с камнями, знак верховного мага. Расстегнуть не получилось, и изо всех "подаренных" кем-то сил Арсен дернул за кулон. Проходя мимо Райна, он просто разжал пальцы, и многими уважаемый знак отличия со стуком упал на паркет, сияя и переливаясь под ярким светом люстры...
  
   Сон как рукой сняло. Он резко сел, едва не стукнувшись о потолок, а потом медленно выбрался из-под одеяла и, нащупав рукой посох, который Эльзара днем приволокла из леса, захромал к двери. Она оказалась не заперта изнутри и распахнулась, впустив ночную прохладу и легкий ветерок, приятно охладивший разгоряченную кожу. Арсен постоял на крыльце, а потом опустился на ступеньку, прислонясь спиной к дверному косяку.
   В первый миг ему показалось, что вчерашние странные видения продолжаются: почему-то похожие на звезды цветы не закрылись на ночь и ярко светились в траве, а огоньки в ясном ночном небе казались близкими... Забраться только на крышу и набрать целую пригорошню.
   Арсен смотрел на звезды - и те, которые в небе, и те, что сияли в траве вокруг домика. Протянув руку, он ждал, и ему даже показалось, цветок, выросший у самого крыльца, качнулся, словно намереваясь перелететь в открытую ладонь. Но... это всего лишь ночной ветер всколыхнул траву, и деревья отозвались тревожным шорохом.
  
   - Спасибо, нога не болит, - поблагодарил он хозяйку, как всегда до рассвета вышедшую на поиски трав.
   - То ли еще скажешь, когда бегать начнешь! - лукаво подмигнула старушка.
   - Когда? - деловито поинтересовался мужчина.
   - Недельки через две так точно. А вот ходить будешь уже дня через четыре, только попервах, если куда далеко соберешься, лучше с посохом, чтобы ногу не перетруждать.
   - Хорошо бы, только... не знаю, чем вы меня вчера напоили. Не делайте этого больше.
   - А чего ж так? - старушка потуже перевязала платок и подхватила корзинку. - Разве невкусно?
   - Да снится после него всякое.
   Бабушка Айза покачала головой.
   - Мой отвар в лечении помогает, и боль снимает. Тебе легче, да и нам с Зарочкой спокойнее. А если что страшное снится - так тут моей вины нет. Оно тебе еще долго сниться будет.
  

* * *

   Через несколько дней Арсен действительно смог ходить по дому и широкой поляне вокруг, не опираясь на деревянный посох. Только уставал быстро, но бабушка Айза уверила, что скоро и это пройдет, а пока все так же они с Зарой поили его на ночь сладким отваром и, в то время, как бывший градоправитель видел странные, опьяняющие сны с танцующими звездами и поющей травой, две ведьмы склонялись над ним, и младшая помогала старшей сращивать сломанную кость, заглаживать оставшиеся после перелома трещинки. На шестой день повязку сняли, а на девятый, когда за окном шел дождь и все обитатели спрятанного на заколдованной полянке домика, сидели за столом, старушка вдруг спросила:
   - Арсен, ты ничего не чувствуешь? - он отрицательно покачал головой, и бабушка Айза поделилась своей тревогой: - Ищут тебя. Верховные маги ищут.
   - Найдут?
   - У них коса твоя, - хозяйка вздохнула. - Найдут.
   Как-то сразу холодно и неуютно стало в горнице. Никто не сказал этого вслух, но все поняли: опальному магу пора уходить. С утра и приступили к сборам.
   Арсен решил идти в столицу. Во-первых, разумнее затеряться среди толпы в большом городе, чем прятаться по выселкам, где магам будет намного легче его обнаружить. Во-вторых, именно в столице жили те два человека, к которым он мог бы обратиться за помощью. И то - с опаской: ведь кто-то выдал совету его тайну. Хотя оставалась вероятность, что перед тем, как принять нового мага в свой узкий круг, повысив его из верховных в Высшие, члены Совета побывали на острове Эйде, и кто-то рассказал им о событиях, в свое время потрясших всю небольшую общину.
   - Поиски я им запутаю, - пообещала старушка, - верное средство знаю. А сегодня в полночь Зарочка выведет тебя на ведьмину тропу и проведет по ней через лес. Пока будешь на той тропе, никто тебя найти не сможет, если даже близко пройдет - не почует.
   Арсен бросил взгляд на недовольное лицо молодой ведьмочки, которой явно не хотелось выступать в роли провожатой.
   - Меня провожать не надо, сам дойду.
   Зара усмехнулась, но ничего не сказала, вместо нее ответила старушка.
   - Не дойдешь. Вы, маги, силой своей кичитесь, а когда надо с добрым словом и пониманием... К тому же теперь тебе водиночку туда и вовсе путь заказан. А так - Эльзара проведет и той же дорогой ко мне вернется.
   - А безопасно будет ей одной возвращаться?
   Сказал, и сразу пожалел о проявленном беспокойстве, потому что ведьмочка, сердито сверкнув глазами, заявила:
   - Уж одной-то мне точно и безопаснее будет, и спокойнее!
   - Это почему же? - холодно поинтересовался Арсен.
   - Да потому что не придется постоянно следить, чтобы кое-кого ночью дерево не задушило, или огоньки болотные в трясину не сманили!
   Отвечать на явную глупость Арсен не стал, вместо этого подошел к старушке, которая невозмутимо выбирала из собранных трав, разложенных на подоконнике, нужные ей листики.
   - Бабушка Айза, есть у вас амулеты, чтобы от чужого колдовства защищали?
   - Я уж давно такого не делаю, - старушка обернулась через плечо. - Зарочка, а-ну свои покажи, может, среди них что-нибудь подходящее найдется.
   Девушка разложила на столе деревянные пластинки на кожаных шнурочках. Охраняющие рисунки на дереве были выполнены мастерски, и мужчина наклонился, рассматривая их поближе.
   - Слабоваты, - сказал он наконец.
   - Что есть, - отозвалась девушка. - Хотя может и серьезное колдовство отвести, если на большом расстоянии.
   Арсен выбрал два - таких, чтобы друг с другом не спорили, - один повесил на шею, второй примотал к запястью, и снова обернулся к старушке.
   - И для нее что-нибудь от... нападения. На всякий случай.
   - Не беспокойся, уж об этом-то я позаботилась, - бабушка Айза подошла и протянула ему маленький мешочек из тонкой-тонкой ткани. - Вот еще возьми. На шею надень и все время к телу носи. Защитить-то может и не защитит, но минутку для тебя авось и выгадает.
   - Спасибо, - Арсен заглянул в мешочек и едва сдержал улыбку, увидев там несколько узорчатых листиков. Но надел и спрятал под рубашку.
  
   Вечером старушка провела их до края звездного круга на поляне. Незадолго до того, улучив минутку, она вывела Эльзару на крыльцо и вручила ей такой же мешочек, только внутрь заглядывать не разрешила.
   Арсен на прощание обнял старушку и, в последний раз оглянувшись на словно отраженное в траве звездное небо, пошел следом за ведьмочкой. Девушка шла уверенно и быстро, полночь близилась, а далеко ли до ведьминой тропы - Арсен не знал, и потому не просил ее идти медленней, хотя сам, не зная леса, едва за ней поспевал.
   Неизвестно, как ведьмы чувствуют полночь - то ли по звездам, то ли по замершему на миг шепоту ночного леса... Эльзара остановилась возле раскидистых лип, медленно повела рукой - и листья затрепетали, ветви изогнулись, образуя невысокую арку, украшенную светлячками. Не оглядываясь, ведьма протянула руку, мужчина поймал ее ладонь и следом за проводницей переступил незримую черту.
  
  

Глава 3

  
   Вроде тот же лес, да только каждое дерево, как в детстве, кажется притаившимся, замершим чудовищем, а над сплетением ветвей звезды видятся бледно-синими. Сизая дымка выползает из чащи, медленно волочится над тропою и снова исчезает в темноте.
   Да, здесь должно быть страшно...
   Громко ухнул филин, на мгновение зажглись огромные сияюще-желтые глаза. Зара усмехнулась, понимая, какое впечатление должно производить на человека это место, и обернулась.
   Арсен выглядел спокойным - только любопытство в глазах. И все еще держал ее за руку. Девушка высвободила ладонь.
   - Интересное место, - шепотом сказал мужчина. - Раньше я такого не видел.
   - То ли еще будет! - Зара вздохнула. - Ты знаешь, я когда сказала, что тебя дерево может задушить или что огоньки болотные заманят куда-нибудь - я ведь не шутила.
   - Я подумал, что ты просто разозлилась и наговорила глупостей, - признался Арсен. - Пойдем?
   - Пойдем. Только ты не отставай, никуда без предупреждения не отходи и, чуть что, зови меня. Договорились?
   Мужчина не удостоил ее ответа, решив, что Зара все же перегнула палку, наставляя его, как малолетнего. Но вскоре понял, что советов ведьмочки следует слушаться, и указания исполнять беспрекословно. По крайней мере, пока находится здесь, на тропе. Стоило ему приотстать - и внезапно почва перед носками подаренных бабушкой Айзой ботинок превратилась в хлипкую трясину. Пришлось-таки окликнуть Зару. Девушка явно была довольна тем, что заносчивый маг, наконец, убедился в серьезности ее предупреждений. Странное дело - под ее ногами трясина исчезала, и земля вновь становилась твердой, пригодной для ходьбы.
   А чуть позже какое-то дерево действительно попыталось его задушить. Правда, ветви двигались с таким страшным скрипом, что Арсен успел отскочить в сторону и тут же упал, споткнувшись о вынырнувший из-под ног пушистый мячик, огласивший тишину недовольным писком. Для усмирения дерева хватило одного взгляда ведьмы, и они пошли дальше.
  
   День так и не наступил - в сероватом свете из леса выполз густой туман, в котором лишь едва виднелись, а-то и вовсе пропадали очертания древесных стволов. Зара снова взяла его за руку. Она шла уверенно, словно туман не мешал ей различать дорогу. А вокруг крутилось бледное марево, и часто в нем прорисовывались лица: Райн, Лиона, Корвин, Мариол - маг из Верховного Совета, другие бывшие коллеги, а потом - отец. Лицо, которого он уже почти не помнил.
   - Ты их знаешь? - тихо спросила Зара, и он понял, что девушка видит то же самое.
   - Да, знаю.
   Потом появились лица людей, не знакомых ни ведьмочке, ни ему, но вскоре пропали и они - остался лишь туман, густой, плотный, холодный.
  
   Голод понемногу брал свое, и ближе к вечеру пришлось остановиться и присесть в корнях старого дерева. Девушка вынула из сумки хлеб с сыром и протянула спутнику. Арсен увидел только вынырнувшую из марева руку и еду в ней - в сгустившемся тумане девушки видно не было.
   Рука исчезла. Арсен вглядывался в дымку, которая заглушала даже звуки, потом все же позвал:
   - Ты здесь?
   Ему никто не ответил. Он резко поднялся и, шагнув в сторону, едва не врезался в удивленно уставившуюся на него ведьмочку.
   - В следующий раз отвечай, - мрачно предупредил он.
   - Во-первых, я ем, а во-вторых, - Зара хитро прищурилась: - что, испугался?
   Мужчина присел рядом, так, чтобы Эльзара хорошо видела его лицо.
   - Во-первых, с тобой могло что-нибудь случиться, а во-вторых, ты забываешься, ведьмочка.
   - Ой-ой-ой, напугал! - Зара хмыкнула и отвернулась, хотя на самом деле ей стало неуютно: все-таки, рядом с ней верховный маг, и он вполне мог восстановить силы. Вот доведет она его до конца тропы, а он раз - и заколдует. Или попросту сожжет на месте.
  
   К ночи туман рассеялся, и стало как будто теплее. Ближе к полуночи путники остановились на ночлег прямо посреди тропы. Зара сказала, что костер здесь нельзя зажигать, а потом, подобрав сухой прутик, очертила вокруг своего спутника круг на земле. Он не стал задавать вопросов - может потому, что вообще с обеда предпочитал отмалчиваться, как будто действительно обиделся на дурацкую шутку. Неподалеку ведьма очертила круг для себя и, устроившись на теплой подстилке, вынутой из сумки, прикрыла уголком одеяла ноги и уснула.
   Что-то разбудило ее ночью, заставив открыть глаза. Сон слетел мгновенно от ощущения чужого присутствия. Зара села и стала ждать.
   Арсен спал, и наверняка снилось ему что-то неприятное - лицо казалось мрачным даже во сне. А девушка вдруг подумала, что дурного человека бабушка Айза и вовсе не пустила бы на порог, а уж тем более не отпустила бы с ним молодую ведьму.
   Взгляд, направленный в спину, заставил обернуться. Мохнатое чудище, похожее на старую, замшелую колоду с кривыми ветвями вместо лап, тускло поблескивало желтыми глазами из-под косматых бровей. Переваливаясь, оно выбралось из темноты на слабо освещенную синеватыми звездами полянку, и Зара улыбнулась:
   - Здравствуй, дедушка леший.
   - И тебе поздорову, красавица, - чудище исчезло, опрятненький старичок в вышитой рубахе, с длинной седой бородой, подошел к границе круга, опираясь на клюку. - Давно тебя здесь не видел. Какими судьбами?
   - Да вот попросила бабушка одного человека через лес провести, - Зара кивнула в сторону спящего, и леший озадаченно покачал головой.
   - Ты кого это в мой лес привела?
   - Маг это опальный, - объяснила Зара, но леший только хитро усмехнулся.
   - Да ты и сама не знаешь, с кем связалась.
   - А ты скажи!
   - А что мне за это будет?
   - А что бы ты хотел?
   Старичок окинул ведьму лукавым взглядом.
   - Мне б невесту молодую. Подругу новую. Чтоб не так скучно было по лесу бродить да от лиха всякого стеречь.
   - Невесту говоришь? - девушка рассмеялась. - И где ж я тебе ее найду? Тут окрест ни души, сколько не ищи.
   - Ну а ты сама не пойдешь? Не за старика, а за красавца молодого?
   Мгновение - и вместо старика у проведенной на земле черты стоит молодой парень: стать богатырская, волосы русые, глаза синие.
   - Соглашайся, ведьмочка.
   Зара полюбовалась на молодца и покачала головой.
   - Нет уж. Не хочешь, не говори - я тебя выспрашивать не стану. Если я что должна узнать - в свое время откроется.
   - Кабы не поздно, - леший снова принял образ старичка и присел на землю напротив ведьмы. - Я тебе вот что скажу: колдовство на него ведут черное, и рано ли, поздно ли - оно его настигнет. Брось-ка ты его лучше здесь да уйди, пока спит. А-то ведь обоим худо придется.
   - Ты мне тут всяких гадостей не предлагай, - серьезно предупредила Эльзара.
   - Я не предлагаю, только предупредить хочу: прошлой ночью с того края тропы вам навстречу вышла ведьма, да не одна, а как ты - с человеком. С магом. И она точно знает, кого хочет встретить, а потому вам никак не разминуться. Разве что, - он усмехнулся нехорошо, словно клыки показал, - разве что с тропы сойдете.
   Зара опустила голову, уставившись в землю. Еще одна ведьма? Нет, встречи на этой тропе никогда ничего хорошего не сулили.
   - Спасибо, дедушка леший, - тихо поблагодарила она. - Только я не пойму, зачем тебе нас предупреждать? Для тебя же все ведьмы - одно племя, и с ней заговоришь так же, как со мной.
   - Может, и не заговорю, - старик медленно поднялся. - Не люблю я магов.
   - А... он? - девушка растерянно оглянулась на Арсена, все так же крепко спавшего в своем кругу, подложив под голову локоть. - Он ведь тоже маг.
   Леший усмехнулся, и листва на деревьях ответила ему тихим смехом.
   - Уже нет.
   Высокая фигура мгновенно растворилась во тьме. Эльзара легла и долго смотрела в далекое небо, прежде чем смогла уснуть.
  
  
Оценка: 5.94*29  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"