Кайтелер Бьянка, Бахтина Ольга Владимировна: другие произведения.

Слушая Равеля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А с творчеством моего замечательного соавтора вы можете познакомиться здесь
    И авторы выражают огромную признательность Благодарному Зрителю за неоценимую помощь в редактуре!


   Винты, болты, гайки, навязчивый запах металла, руки в масле - все это доставляло Андрею Аксенову удовольствие. Последнее время он редко выбирался в гараж, к своему мотоциклу, и тот обиженно запылился. Больше года Андрей не вывозил своего любимца на прогулку по городу и окрестностям. Больше года продолжается и все никак не может закончиться ремонт тормозов. Пятница - единственный день, когда у железного красавца есть надежда увидеть своего хозяина. Хотя Андрей и расслаблялся, занимаясь мотоциклом, отвлекался от проблем и будничной суеты, он все равно редко изображал из себя механика. Но сегодня - как раз такой день.
   Есть одна вещь в нашем бренном мире, которая способна здорово портить жизнь своим существованием, оставаясь, тем не менее, полезной. И вещь эта заиграла красивую мелодию звонка - разумеется, не вовремя. Как всегда.
   Оттерев руки от масла, Аксенов нажал кнопку "ответить" и включил громкую связь. Динамик телефона почти без искажения передал голос немолодой женщины.
   - Андрей, здравствуйте, это Лиховцева.
   - Оксана Владимировна? Добрый день. Что-то случилось?
   Нельзя сказать, чтобы Андрей сильно удивился звонку. С четой Лиховцевых у него сложились неплохие отношения, практически с самого дня знакомства он всегда мог обратиться к ним за помощью или советом, равно как и они к нему.
   - Вы не могли бы подъехать к нам домой часа через два? - казалось, в голосе собеседницы проскальзывали грустные, даже скорбные нотки.
   - Думаю, да.
   - До встречи.
   Андрей даже не успел ответить "До свидания", как динамик стал издавать короткие гудки.
   Мотоцикл привычно остался стоять в гараже в полуразобранном состоянии...
  
   Андрей Аксенов, больше известный под творческим псевдонимом Соловей, последний раз выступал в арт-кафе "Малиновка" год назад. За два дня до того, как таинственным образом исчез владелец заведения, Лиховцев Владислав Дмитриевич. С тех пор хозяина "Малиновки" так и не нашли, а кафе закрыли из-за нерентабельности.
   К дому четы Лиховцевых Соловей подходил со смешанными чувствами. Интуиция подсказывала, что хороших вестей ждать не стоит, разум настаивал на оптимизме.
   - Добрый вечер, Андрей, проходите.
   Вопреки обыкновению, дверь открыла не домработница Наташа, всегда краснеющая в присутствии Андрея, а хозяйка. Аксенову совершенно не понравилось черное бархатное платье Оксаны Владимировны: уж больно траурный вид был у ее наряда. Андрею даже стало неловко за свои джинсы и светлую футболку-поло.
   В квартире находился посторонний, и Соловей понял это еще до того, как миновал просторную, но темную прихожую.
   - Добрый вечер. Меня зовут Широков Алексей Владимирович, я нотариус, - привстал из кресла мужчина лет сорока, едва Аксенов вошел в гостиную.
   Тот заметил седину на висках нотариуса и глубокую морщинку у него между бровей.
   - Вы присаживайтесь, - указывая на диван, сказала Лиховцева, обходя застывшего в дверях молодого человека. - Наташенька принесет вам кофе или чай, если хотите. Может, вы будете коньяк?
   - Спасибо, не стоит, - почему-то смутившись, отказался Андрей, но уселся на предложенное место и приготовился слушать.
   Нотариус извлек из портфеля папку с документами и вытащил из нее конверт.
   - В нем запечатано завещание Владислава Дмитриевича, - пояснил Широков. - Если вы не против, я зачитаю...
  
  
   Блеклая афиша на дверях арт-кафе все еще обещала посетителям восхитительный джазовый вечер. Вот только висит она здесь больше года, ведь кафе давно закрыли.
   Среди пыли и паутины ярким пятном выделялся красный рояль на небольшой сцене. Красный рояль с закрытой крышкой. Между ножек какой-то упорный паук плел свою паутину, но как-то несерьезно по сравнению с его собратьями в углах под потолком. Казалось, даже пыли на рояле было меньше, чем на остальной мебели. Но не только необычно ярким цветом выделялся этот старинный инструмент: без всякого сомнения, его можно было записать в произведения искусства. Жаль только, что оценить это мог лишь профессионал.
   Соловей последний раз выступал здесь больше года назад. Пел он крайне редко, предпочитая фортепиано, но друзья еще со школы дали Андрею прозвище, связанное со скромной голосистой пичугой - символом любовных серенад и романтики. В итоге оно не только надежно приклеилось, но и стало удачным творческим псевдонимом.
   Чаще всего Андрей играл джаз, реже - классику, предпочитая произведения французских композиторов. Но сейчас он понуро стоял, приложив ладонь к закрытой крышке безмолвного рояля, и смотрел по сторонам.
   Толстый слой пыли и грязи ввергал Андрея в уныние, в каждой детали интерьера чувствовалась обреченность брошенного. Но, поразмыслив, Аксенов понял, к кому надо обратиться за помощью в преображении кафе...
  
  
   Лиза уже больше недели страдала от недосыпания. И дело было не в том, что она работала с рассвета до заката или загружала себя важными и не очень занятиями. Просто она не признавала медикаментозных методов лечения и не была готова прибегнуть к услугам психоаналитиков. Она редко могла заснуть, и в то же время короткие минуты сна становились для нее настоящей пыткой. Если ей удавалось ненадолго задремать, она видела кошмары, истоков которых не могла объяснить. Они не были связаны ни с ее обыденными страхами, ни с недавно просмотренными фильмами или прочитанными книгами, ни со случайно проскользнувшими фразами друзей и знакомых. Но каждую ночь она просыпалась то от собственного крика, то от случайного звонка, то от непонятного животного ужаса.
   Завтра у нее начнется отпуск. Не сказать, что долгожданный, но главное - он начнется. Может быть, у нее получится отдохнуть по-человечески и заново разучиться видеть сны. А может, ничего и не изменится. Потому что отдыхать она не умеет совершенно.
   Телефонный звонок после полуночи - привычное явление. Обычно, стоит лишь взять трубку, там слышатся только длинный гудок, будто и не было звонка. Но в этот раз Лизе на ее недовольное "Да?" ответил мужской голос. Хорошо знакомый голос.
   - Соловей? - удивлению девушки не было предела, и она протерла кулаком припухшие глаза.
   Последний раз они виделись через две недели после выпускного. Встретились тогда всем классом, посидели, поболтали, обсудили планы и подготовку к вступительным экзаменам. С тех пор прошло больше восьми лет...
   Хорошо, что у Лизы домашний номер не изменился.
   - Извини, если разбудил, - сказал Андрей без капли вины в голосе. - Ты завтра занята?
   В голове с невероятной скоростью сменяли друг друга ответы "да" и "нет". Так глупо!
   - Нет, свободна, - ответила Лиза как можно более равнодушно. - Предлагаешь встретиться?
   - Сможешь подъехать к трем?
   Лиза спешно соображала, нет ли у нее планов на грядущий день. Наконец вспомнила о начале отпуска:
   - Хорошо, куда?
   Андрей назвал адрес и, пожелав спокойной ночи, положил трубку...
  
   Первую половину дня Андрей посвятил уборке в кафе. И для начала он стер пыль с рояля и кофеварочной машины, и лишь затем помыл столики и стулья. Закончив с наведением видимости порядка, Соловей сел за рояль. Расстроенный инструмент отозвался плавающим фальшивым звуком. Андрей поморщился, но проверил все клавиши - некоторые западали, некоторые нажимались с трудом. Скорее всего, клавиатуру придется менять полностью. Но для начала инструмент надо бы настроить...
  
  
   Лиза проснулась ни свет, ни заря от настойчивого желания рисовать. От желания, которое она не испытывала вот уже полтора года. Полтора года ее кисточки лежали, ненужные, в верхнем ящике стола, рядом с неоткрытой упаковкой акварельной бумаги. Краски высохли, но не катастрофично. Несколько кисточек из беличьей шерсти рассыпались в руках - здесь, видимо, поработала моль. Вот уж давно пора устроить генеральную уборку на столе да в ящиках, только руки все не доходят и времени нет. Впрочем, какая теперь разница? Главное, что всё есть - чем рисовать, на чем и какими красками. И карандаши простые не перевелись.
   Набросав очертания фигур и предметов, Лиза долго силилась понять, что она рисует. Но запищал мобильный, напоминая о запланированной встрече. Встрече с прошлым...
  
  
   Андрей ждал ее перед входом и крутил между пальцами сигарету. Курить он бросил два года назад, но в его карманах по-прежнему можно было найти пачку сигарет и зажигалку. Привычка, появившаяся еще до того, как он начал курить по-настоящему. Так уж повелось, что в старших классах у него нередко оставляли сигареты и зажигалки те друзья-знакомые, у кого сумки и карманы тщательно проверялись "родительской инспекцией". И все окружающие, соответственно, привыкли "стрелять" сигареты у Андрея.
   Ожидание подруги школьных лет почему-то нервировало Соловья невообразимо. Вызывало желание все отменить и отказаться от всех своих бредовых идей по поводу арт-кафе.
   К тому моменту, когда недалеко от входа припарковался серый автомобиль с тонированными стеклами, у Андрея уже проснулось желание закурить. Но едва Лиза захлопнула дверцу, Соловей забыл о сигарете.
   Бывшая одноклассница выглядела даже лучше, чем он представлял: элегантная, уверенная в себе, неяркий макияж, волосы цвета меда собраны в высокий хвост. Не броско, не вызывающе, со вкусом и в меру.
   - Привет.
   - Андрюшка, я тебя не узнала! - Лиза неопределенно взмахнула руками и улыбнулась. - Рада видеть. Как жизнь?
   - Хм, примета опоздала - я уже богат, - усмехнувшись, ответил Андрей. - Прекрасно выглядишь, - чуть помолчав, добавил он.
   - Спасибо, - искренне улыбнулась Лиза и чуть смущенно поправила выбившуюся из прически прядку. - Ты тоже. А что за богатство на тебя свалилось?
   - Нежданное наследство. Хочешь кофе? - Андрей раскрыл входную дверь кафе, пропуская подругу вперед себя. Колокольчик приветливо звякнул. Соловей чихнул от пыли и посмотрел на Лизу. - Надеюсь, кофеварка еще в рабочем состоянии...
   Лиза осторожно заглянула внутрь.
   - Помнишь? - с хитрецой спросил Аксенов.
   Девушка оглядела донельзя запущенное помещение и удивленно посмотрела на бывшего одноклассника.
   - Это что же, то самое кафе?
   Да, это было волшебно! Февраль, пронизывающий ветер, жуткий мороз, метель, небо постоянно затянуто серой пеленой, и четверо друзей, казавшихся тогда неразлучными, пьют глинтвейн вместо скучных уроков химии. По-хорошему, им, тогда еще несовершеннолетним, не положено было покупать спиртные напитки. Но никого это не волновало, и они спокойно сплетничали, обсуждали музыкальные успехи Андрея, художественные - Лизы, литературные - Ани и спортивные - Игоря.
   - Помнишь, - удовлетворенно и уже утвердительно повторил Соловей. - Глинтвейн, правда, сейчас сварить не смогу. Не пугайся, там даже есть чистые столики.
   - Да ну? - с сомнением протянула Лиза. - И где же они?
   - Сомневаешься? - делано обиделся молодой человек. - Вон те два, в углу.
   - Лично отмывал? - улыбнулась Лиза. - Кстати, я так понимаю, вот это и есть твое наследство?
   - Наследство, наследство... Одни проблемы!
   - Ну ладно, пойдем за столик. Обсудим твои проблемы...
  
   - Нет, на другой, - засмеялся Андрей, отодвигая стул с другой стороны от той, куда собиралась сесть подруга. - Здесь всегда садилась Аня.
   - Ну, ты даешь! - восхитилась Лиза. - Ты помнишь, где кто сидел?!
   - Конечно. Ты же любила наблюдать за другими посетителями, а Анютка постоянно что-то строчила на салфетках. И всегда стеснялась показывать, что написала. Даже нам... Не знаешь, она по-прежнему сочиняет?
   - Не знаю, - погрустнев, ответила Лиза. - Мы с ней потеряли связь вскоре после выпускного. Она как уехала из города, написала мне пару писем, а потом пропала. Ни на письма, ни на SMS не отвечает.
   - Другие интересы, другой круг общения... Ладно, проехали, - постучав пальцами по столу, Андрей встал. - Тебе эспрессо или латте?
   - Давай эспрессо.
   - Если честно, я не знаю, работает ли еще это старье, - собрав длинные волосы в хвост, смущенно произнес Соловей. - Заодно и проверим... - откуда-то он достал упаковку кофейных зерен и засыпал их в кофемолку. - Я не профессионал, так что надеюсь на твое терпение.
   - Ничего, я не тороплюсь, - с улыбкой ответила девушка, наблюдая за тем, как Андрей возится с кофемолкой.
   Он пробормотал себе под нос что-то неразборчивое, когда кофемолка наконец зажужжала.
   - Знаешь, я подумал... Ты ведь здорово рисовала! А в кафе надо будет ремонт сделать. Обновить, так сказать, вдохнуть жизнь... Поможешь?
   Лиза замялась.
   - Знаешь, я давно уже ничего не рисовала. Уже года полтора... Но попробовать можно.
   - Ну, профессионального архитектора-декоратора я все равно найму, а с тебя - идеи.
   Андрей вдохнул аромат молотого кофе и засыпал его в кофеварку. С минуту постоял молча и неподвижно, прежде чем нажать на кнопку "on".
   - Твой эспрессо, - подражая официантам, он поставил перед Лизой чашечку с темным напитком.
   - Спасибо! - та ненадолго склонилась над чашкой, наслаждаясь ароматом. - А ты? Сам-то будешь?
   - Только если ты этим не отравишься, - хмыкнул Андрей и сел напротив собеседницы.
   - Вот ты како-ой! - протянула Лиза. - А если все-таки отравлюсь? - девушка с легкой насмешкой посмотрела на Андрея.
   Ей доставляло удовольствие вот так шутливо пикироваться с бывшим одноклассником. Казалось, что не было долгих лет, которые отделяли нынешних Лизу и Андрея от тех беззаботных школьников, какими они были в их общих воспоминаниях.
   - Тогда мой "послужной список" пополнится еще одним трупом, - ответил Соловей, пытаясь сохранить серьезное выражение лица. - К тому же, сие станет тебе возмездием за годы молчания. Ты ведь ни разу мне не позвонила!
   - А сам-то!.. - с легким возмущением воскликнула Лиза, тоже с трудом сдерживая улыбку. - Кстати, про трупы в "послужном списке" ты не рассказывал. Если не секрет, кто уже успел пострадать от твоего кофе? Или ты настолько разучился играть, что уши меломанов не выдержали издевательства?
   Андрей все же не удержался от смеха.
   - Наоборот, они мне рассказывали, что я божественно играю, даже когда вусмерть пьян.
   Он провел пальцем по столешнице и добавил:
   - А звонить ты обещала! Божилась на выпускном, что будешь организовывать встречи...
   Лиза только вздохнула.
   - Некого стало собирать, Соловушка, - девушка и сама не заметила, как по старой привычке назвала приятеля. - Анютка укатила в Москву, оставив только адрес электронной почты, Игорь вообще пропал в своем Лондоне... Да и ты где только не давал концерты -попробуй, застань тебя дома... Обидно, конечно, - продолжила Лиза, не глядя в глаза другу, - не так я себе представляла послешкольную жизнь. Но сам видишь, как все получилось. Разошлись пути-дорожки... А помнишь, мы ведь до последнего верили, что все мечты сбудутся, что нас непременно ждет большое будущее, что все непременно будет так, как мы того захотим. И что в итоге? Из спортсмена получился дипломат, поэтесса стала экономистом... Из меня не вышло дизайнера. Похоже, только ты занимаешься тем, чем всегда хотел.
   - Лизет, милая Лизет... - тихо пропел Соловей, накрывая руку девушки своей ладонью. - Как говорится, не плачь, потому что это закончилось, улыбнись, потому что это было...
   Андрей неожиданно встал из-за столика и направился к роялю. Открыл клавиатуру. Посмотрел на Лизу и заиграл.
   Лиза невольно заулыбалась, заслышав первые звуки любимой джазовой песенки, которая одно время даже считалась гимном их класса. Андрей играл, как всегда, бесподобно. А жизнерадостные переливы мелодии пробуждали светлые воспоминания, прогоняя накатившую грусть.
   Андрей чертыхнулся и оборвал мелодию так же неожиданно, как и начал играть.
   - Клавиши западают.
   - Правда? Я и не заметила, - призналась Лиза. - Ты играешь все так же здорово. Спасибо.
   - У тебя кофе остынет, и яд уже не подействует, - нахмурившись, сказал Андрей.
   - Какой кошмар! - с притворным испугом покачала головой девушка, хватаясь за чашку. Но подносить к губам напиток она все же не спешила. - А тебе, вижу, не терпится получить свежий труп в свой "послужной"? Уже решил, что будешь с ним делать?
   - Я вызову демона и куплю у него за твою кровь несметные богатства, - еще сильней сводя брови, произнес Соловей и посмотрел в потолок. - О великие, примите сию жертву в дань вашему величию!
   Лиза прыснула. Никто не спешил свалиться с пыльного, в остатках недособранной паутины, потолка, дабы забрать обещанную жертву. Немного подождав, но так и не заметив обещанных демонов, девушка вновь посмотрела на приятеля. Тот задумчиво чесал в затылке, всем своим видом демонстрируя растерянность и смущение.
   - Ну вот, не идут... - развел руками Андрей, словно бы извиняясь перед несостоявшейся жертвой. - Наверно, боятся отравиться.
   Они переглянулись и, не удержавшись, захохотали. Андрей сразу почувствовал себя так легко, словно они все еще учились в школе, а сюда вот-вот войдут Игорь и Аня... Вот только то время давно прошло. И колокольчик над дверью никому не звякнет приветственно, и не заполнит зал аромат горячего вина для глинтвейна...
   Лиза уловила перемену настроения Андрея и тоже погрустнела. Но ей так не хотелось вновь возвращаться к теме расставшихся друзей, что она поспешила задать вопрос:
   - Андрюш, а что случилось с этим кафе?
   - Его владелец больше года назад пропал без вести. А по его завещанию новым владельцем должен стать я. Если не откажусь, конечно. Оксана Владимировна настаивает, чтобы воля ее мужа была выполнена... Вот такая история.
   - Странная история, - нахмурилась Лиза.
   - Вот как раз его ненайденный труп на меня некоторые и сваливают. Дескать, мотив есть, - улыбнулся Андрей. - Ты кофе пить будешь или нет? - притворно обижаясь, добавил он.
   - Буду, - кивнула Лиза и, вернувшись за столик, отхлебнула остывший кофе. Задумчивое выражение не покидало ее лица. - Андрюш, не обижайся, но я бы хотела узнать подробности этой истории. И заодно взглянуть на бумаги. Хочу проверить, нет ли тут какого подвоха. Я ж юрфак закончила, - пояснила она в ответ на удивленный взгляд друга.
   - Я и забыл уже, что ты в юристы подалась... Буду должен, если поможешь с ними разобраться. Давай я тебе завтра все документы привезу? Не хочу день портить делами, - чуть грустно улыбнулся Андрей.
   - Конечно. Я все понимаю, - мягко ответила Лиза. - Подъеду завтра в мою контору...
   Упоминать о своем отпуске девушка не захотела. Да и что ей делать дома одной?
   На том и расстались...
  
   Наутро Андрей стоял перед зданием, в котором должна была располагаться юридическая консультация. Он сверил название на вывеске с Лизиной запиской и зашел внутрь. Поднялся на второй этаж, постучал в третью дверь по правой стороне и, услышав вежливое "входите", заглянул внутрь. Лиза что-то набирала одной рукой, внимательно глядя в монитор, и грызла кончик карандаша.
   - Привет, бобер! - с улыбкой произнес Соловей.
   - А, Соловушка! Привет! - девушка улыбнулась другу и отложила несчастный карандаш.
   - Надеюсь, времени у тебя много, потому что история длинная и документов много, - кидая перед подругой на стол пухлую папку, Андрей мгновенно посерьезнел.
   - Ничуть не сомневалась, - кивнула Лиза. - Расскажи мне про бывшего владельца кафе. Ты ведь неплохо его знал? Что это был за человек? И почему он настаивал, чтобы кафе осталось тебе, а не семье?
   - Познакомились года три назад, он мне помог с работой после консерватории, - ответил Соловей. - В прошлом году он неожиданно исчез. Никто - ни его друзья, ни коллеги, ни даже жена не знают, куда он пропал. Оксана Владимировна только странную картинку нашла. А на прошлой неделе нотариус Лиховцева показал мне завещание. Ума не приложу, почему кафе он оставил мне, а не своей жене.
   Лиза, нахмурившись, побарабанила пальцами по столу и вновь потянулась за карандашом.
   - Давай подробнее. Когда именно он пропал? При каких обстоятельствах? Кто видел его последним?
   - Последний раз его видели двадцать третьего августа прошлого года, я как раз в тот день играл в кафе. На следующее утро Владислав Дмитриевич на работу не пришел. Оксана Владимировна сказала, что он не ночевал дома. Нонсенс, поверь мне. Ну, в нашей доблестной милиции заявление приняли только через трое суток. По всему получается, что последним его видел я. И вот еще что, - Андрей, пролистав в папке несколько листов, достал картинку в половину альбомного листа.
   Лиза с удивлением вглядывалась в изображение на картинке. На ней танцевали двое - мужчина в мундире пушкинских, наверное, времен и элегантная дама в пышном платье. Ничего особенного, если не считать того факта, что изображение было фотографично четким. Девушка повертела рисунок в руках, изучая бумагу, но она-то как раз была самой что ни на есть обычной - такую можно купить в любом магазине канцтоваров. Лиза озадаченно посмотрела на друга.
   - Тебе это изображение о чем-то говорит?
   Вместо ответа Андрей протянул подруге фотографию Лиховцева.
   - Найди десять отличий.
   Девушке хватило одного взгляда, чтобы понять: мужчина на рисунке и Лиховцев - один и тот же человек. Фотография выпала из ее рук.
   - Это как понимать? - растерянно пробормотала она.
   - А х... кто б его знал, - пожал плечами Соловей. - Рисунок я вижу впервые, знакомых художников у четы Лиховцевых, вроде бы, нет. По крайней мере, Оксана Владимировна тоже удивилась картинке. Не знаешь, чем нарисовано?
   Лиза с сомнением покачала головой.
   - Даже не знаю... Посмотри - мазков вообще не заметно, бумага гладкая, как будто фотографию распечатали... Ничего не понимаю.
   - То-то и оно. А ты проведи пальцем в уголке - краска немного смажется. С фото такого не бывает. А на струйный принтер непохоже... - Андрей достал пачку сигарет, подумал, посмотрел на Лизу, и убрал обратно. - Посмотри документы еще, посмейся.
   - А что там такого? - Лиза послушно взялась разбирать толстую папку.
   - Почитай-почитай, обрати внимание на завещание, на условия, что, когда и кому достается. Третья страница, а то их там много, - Андрей позволил себе довольно улыбнуться, как только подруга нашла нужную бумагу.
   Лиза пробежала глазами текст завещания и изумленно уставилась на друга. Тот только пожал плечами - мол, ну, что я тебе говорил? Лиза вернулась к бумагам.
   - "...в случае естественной смерти или убийства имущество переходит в собственность жены, Лиховцевой Оксаны Владимировны; в любом ином случае кафе "Малиновка" наследует Аксенов Андрей Валентинович" - процитировала девушка и подняла глаза на друга. - Что за бред?! Он что же, заранее предвидел собственное исчезновение?
   - И вовсе не бред, там же написано: будучи в здравом уме и твердой памяти... - Андрей положил голову на сцепленные в замок пальцы. - Читай дальше о сроках, там еще веселее.
   - Да уж, все чудесатее и чудесатее, как сказала бы Алиса... - пробормотала Лиза, вчитываясь в условия завещания. - Первый раз такое вижу! Ты сам как-то прокомментируешь? "...если новый владелец откажется от права собственности, то имущество подлежит продаже, а в случае, если в силу каких-то причин Аксенов А.В. не сможет вступить в права наследования, то кафе подлежит сносу..." Слушай, у него все в порядке с головой было? Хотела б я посмотреть на лицо нотариуса, который заверял это завещание!
   - Я о том же, - вздохнул Андрей. - Да и фразы странно как-то построены. Никогда бы не подумал, что такое может принадлежать перу Лиховцева...
   - А я могу поговорить с его женой?
  
   Чего уж тут, завещание было действительно престранным. Кому может прийти в голову отдельно прописывать случай своего бесследного исчезновения? Да ни один нормальный человек думать о такой возможности не будет. Андрей нисколько бы не удивился, если бы Лиховцев отдельно выделил в завещании случай убийства, но... А эти оговорки насчет Аксенова? "Если по каким-то причинам Аксенов А.В. не сможет вступить в права наследования, то кафе подлежит сносу, земля - продаже компании "Городские стены" под строительство жилого дома". Лиза, конечно, погорячилась, назвав завещание бредом, но темных пятен в этой истории многовато. Самое главное, Андрей не понимал, чем вообще заслужил честь быть упомянутым в завещании, да еще и в роли возможного наследника. Разумеется, за несколько лет регулярных выступлений в "Малиновке" у него сложились хорошие отношения с четой Лиховцевых, но не настолько же! Кроме того, трижды перечитав завещание, Андрей заметил еще одну странность: в нескольких местах мельком упоминается портретная картинка. Интересно, не та ли самая подразумевается? Впрочем, просьба несложная - всего лишь сохранить ее...
  
   Андрей, прогнав мысли, пощелкал пальцами перед носом задумавшейся Лизы:
   - Так мы идем, или нет? Думаю, Оксана Владимировна будет рада с тобой познакомиться.
   Лиза едва заметно вздрогнула и поднялась.
   - Конечно, идем!
  
   На этот раз дверь открыла Наташа. Девушка неловко поправила рыжую косичку и быстро отвернулась, пытаясь скрыть румянец на щеках. Андрей пропустил вперед Лизу и сделал вид, что не заметил смущения домработницы Лиховцевых.
   Оксана Владимировна сидела в глубоком кресле, завернувшись в шаль.
   - Добрый день, мы не помешаем? - поздоровался Андрей. - Оксана Владимировна, это Лиза, моя бывшая одноклассница, юрист, она мне помогает с документами на кафе.
   - Добрый день! - негромко поприветствовала хозяйку Лиза, вслед за Андреем проходя в комнату.
   - Здравствуйте, здравствуйте! Проходите, молодые люди, - улыбнулась женщина, поднимаясь навстречу гостям. - Конечно, не помешаете! Вы же знаете, Андрей, вам рады в этом доме.
   Андрей промолчал, садясь на диван. Лиза немного постояла, разглядывая хозяйку, и устроилась рядом с другом.
   - Наташенька, сделайте нам, пожалуйста, чаю, - обратилась Оксана Владимировна к домработнице. - Лизонька, вы какой чай предпочитаете?
   - Зеленый с медом, пожалуйста, - Лиза едва заметно улыбнулась, наблюдая за Наташей. Та все время исподтишка поглядывала на Андрея и то и дело краснела.
   Домработница ненадолго скрылась на кухне и вскоре вернулась с подносом, на котором красовались три аккуратные чашечки. Лиза осторожно приняла горячую чашку и, сделав глоток, все же решила задать первый, самый неловкий вопрос:
   - Оксана Владимировна, я понимаю, что вас, наверно, уже замучили расспросами... но не могли бы вы еще раз рассказать нам о том, как вел себя ваш муж незадолго до исчезновения?
   Лиховцева ответила не сразу. Но рассказала кое-что интересное. За несколько месяцев до исчезновения ее муж словно помешался на французских книгах о конце XIX - начале XX веков, хотя по-французски и пары слов не знал. Но книги - как исторические, так и художественные - покупал постоянно. Наташенька добавила, что он их никогда не читал, только переставлял на полке раз в неделю. Зачем он это делал - непонятно. Еще домработница вспомнила, что он запрещал стирать с этих книг пыль.
   Лиза старательно конспектировала воспоминания обеих женщин, про себя думая, что с такой нелепицей сталкивается впервые. Зачем пропавшему понадобились эти книги? Что они для него значили? И как все рассказанное связано с его исчезновением?
   Выслушав дам, Лиза попросила разрешения взглянуть на те самые книги.
   - Андрей, посмотри на это, - позвала она бывшего одноклассника, наугад взяв одну из книг. На обложке почти один в один была изображена та же сцена, что и на объявившейся после исчезновения Лиховцева картинке.
   Та же танцующая пара, и дама в таком же платье. Только мужчина был другой - моложе и с усами.
   - Занятно, занятно, - озадаченно протянул Соловей, заглядывая подруге через плечо.
   Хозяйка дома и Наташа тоже заинтересовались находкой Лизы.
   - Странно, я эту книгу первый раз вижу, - заметила домработница. - А я все книги помню.
   - Но тогда откуда она здесь? - удивилась девушка. - Не могла же она появиться в доме уже после исчезновения... э-э-э... Владислава Дмитриевича! - Лиза повертела книгу в руках, пытаясь найти положение, при котором название не бликовало бы на глянцевой обложке. "Морис Равель", - наконец разобрала она. Глянец был настолько гладким, что в него можно было смотреться, как в зеркало. Или, по крайней мере, как в полированную дверцу шкафа.
   - Позволь, я тоже взгляну, - Андрей, забрал книгу из рук подруги, раскрыл посередине, пролистал пару страниц. - Похоже, биография, - и, встретив удивленный взгляд Лизы, пояснил: - Морис Равель - композитор, француз, родился в 1875 году, умер в 1937... Я тебе как-нибудь сыграю что-нибудь из него, есть очень красивые вещи.
   - А вашему мужу нравился этот композитор? - уточнила Лиза у Оксаны Владимировны. - Он часто его слушал?
   - Он много времени на работе проводил, разве что там, - кутаясь в шаль, ответила хозяйка.
   - Да, ему нравилась музыка Равеля, - неожиданно подтвердил Андрей. - Он не раз просил меня сыграть "Отражения".
   - Даже так? - поразилась Лиза. Ей начало казаться, что история все больше и больше приобретает мистический оттенок. А между всеми странностями начала вырисовываться какая-то, пока еще не ясная Лизе, но связь.
   - Даже так, - улыбнулся Андрей. - Пожалуй, мы пойдем, спасибо за чай, - неожиданно заторопился он. - Наташенька, вы не могли бы составить список книг с этой полки? Я как-нибудь заеду к вам.
   Домработница, зардевшись, кивнула.
   - Конечно, Андрей Валентинович, я все сделаю!
   Оксана Владимировна и Лиза одновременно улыбнулись. Соловей сделал вид, что ничего не заметил.
   Лиза и Андрей тепло попрощались с хозяйкой и вышли на улицу. Соловей явно куда-то торопился, но говорить подруге о своих планах, похоже, не собирался. Тогда Лиза поймала его за рукав:
   - Андрюш, что-то случилось? Куда ты бежишь? Ты что-то понял?
   - Мне все еще ничего не понятно, но я действительно спешу. Я тебе завтра все расскажу, ладно? - Андрей по старой привычке чмокнул Лизу в щечку и поспешил к стоящему у автобусной остановки такси. - До завтра.
   - Ну ладно... Пока, - слегка растерянно отозвалась Лиза, но Андрей ее уже не слышал.
  
   На следующий день Лиза, подходя к "Малиновке", удивленно рассматривала стоящий рядом с входом мотоцикл. Неужели Андрюшин? Тот самый, которым он хвастался перед ними накануне выпускного? Кафе Лиза тоже едва узнала: все просто блестело чистотой. Столики аккуратно расставлены, сцена с роялем заметно преобразилась благодаря изысканному букету в высокой вазе. Соловей играл какой-то незнакомый Лизе мотив.
   Девушка на цыпочках прошла к одному из столиков, села и, затаив дыхание, стала слушать чудесную мелодию. В этой мелодии было так много всего - воображение рисовало ей то шелестящий лес, умытый дождем, то игривый ручей, то королевскую охоту, а то и людей в старинных нарядах, кружащих в танце на балу.
   Андрей еще несколько минут играл молча, закрыв глаза, а потом начал тихо напевать.
   Лиза, прикрыв глаза, слушала его пение и жалела только об одном - что он так редко поет. Сильный, красивый, хорошо поставленный голос преображал любую мелодию. Ох, не зря к нему так приклеилось прозвище "Соловей"!
   Заслушавшись, Лиза сама не заметила, как начала тихонько подпевать. Опомнилась она, только когда мелодия оборвалась. Андрей по-прежнему сидел за роялем, но глаза открыл и теперь с улыбкой смотрел на Лизу.
   - Извини, увлекся и не услышал, как ты вошла. Привет.
   - Я так и поняла, - усмехнулась девушка, поднимаясь из-за стола. - Я хотела поговорить с тобой. Ты вчера так быстро убежал...
   - Хотел кое-что проверить... - неловко взъерошив длинные волосы, Андрей что-то снял с пюпитра и показал Лизе. - Есть в консерватории преподаватель, который всем своим выпускникам дарит книги о композиторах. Непременно изданные в тех странах, где композиторы жили. Вот эта - о Дебюсси. Я и не подозревал, что Лиховцев окончил консерваторию. Зато теперь я даже знаю, у кого он учился.
   - А что нам это дает? Ну, кроме того, что у вас с ним был один учитель?
   - Даже не знаю... Хотя понятно, почему он помог мне с работой...
  
   Лизе на мгновение показалось, что Андрей чего-то недоговаривает, но ничего путного ей так и не удалось добиться. Мало-помалу разговор перешел на состояние кафе и планы по возвращению его к жизни. Лиза поделилась своими соображениями, как можно было бы переоформить интерьер, чтобы и сохранить прежнюю атмосферу уюта, и, в то же время, привнести в него новые нотки. Соловей в свою очередь рассказал, что хотел бы вновь видеть творческих людей завсегдатаями "Малиновки". И даже в порыве сыграл свой любимый отрывок из цикла Равеля "Отражения". Лиза слушала, и ей казалось, что вместо проносящихся за окном машин на полированном боку рояля отражаются пары, что танцуют в ином, залитом багрянцем, пространстве под волшебную музыку...
  
   К концу отпуска Лизы кафе совершенно преобразилось. В нем не осталось ничего, напоминающего тот грязный сарай, в который после получения наследства от Лиховцева пришел Андрей. Сцену чуть расширили и украсили, обновили отделку потолка и стен, столики расставили по кругу, чтобы всем посетителям одинаково хорошо было слышно музыку. Одним словом, "Малиновку" вернули к жизни, и в скором будущем кафе готовилось принять первых посетителей. К тому времени Соловей уговорил подругу войти в долю, и теперь Лиза являлась совладелицей кафе.
   Казалось бы, все шло просто прекрасно, однако непонятная тревога не отпускала девушку. Она видела, что с Андреем что-то происходит. Он стал невероятно рассеянным, частенько не реагировал на ее реплики или отвечал невпопад. Со стороны его поведение выглядело так, точно он был одержим какой-то идеей, но едва Лиза заводила об этом разговор, Андрей либо отшучивался, либо отмахивался, как от не стоящей внимания глупости.
   Беспокойство девушки росло. Днем она старалась как можно больше времени проводить с Андреем, каждый обеденный перерыв приезжая в кафе на репетиции Аксенова и приглашенных музыкантов. А по ночам ей снились огромные просторные залы, пышно одетые дамы с подтянутыми кавалерами в строгих сюртуках и один и тот же музыкант за кроваво-красным роялем. Соловей. Лиза видела его только со спины, но могла поклясться, что это был именно Андрей.
   Этот сон преследовал ее уже которую ночь, каждый раз заканчиваясь по-разному, но одинаково трагично. То музыканта настигала шальная пуля, влетавшая в открытое окно; то из настенного канделябра падала недогоревшая свеча, и пламя вмиг перекидывалось на распущенные волосы и одежду Андрея; то он просто таял, постепенно растворяясь в воздухе...
   Лиза просыпалась от собственного крика, а руки тянулись к карандашам и краскам. Давно на нее не накатывало такого бесконтрольного желания рисовать. Она изображала свои страхи на бумаге, после чего рвала или сжигала листы. Но видения погибающего Андрея не отступали. Дошло до того, что лицо Андрея, исчезающее в течение нескольких секунд, Лиза видела даже на работе, в отражениях на мониторе.
   Коллеги провожали ее сочувственными взглядами. Все отмечали, что она стала рассеянной, нервной и раздражительной.
   В ожидании обеда Лиза заканчивала разбираться с документами очередного клиента, когда странный звук привлек ее внимание.
   Тук... тук-тук... тук... тук-тук-тук...
   Она отчетливо слышала стук, который неожиданно сменился жутким скрипом - будто гвоздем по стеклу. И снова: "Тук... тук-тук..."
   Оглядевшись, девушка не смогла найти источник звука, но внезапно ее позвали: коллега Настя, изумленно уставившись в свой монитор, шепотом повторяла ее имя и, привлекая подойти, часто махала рукой.
   Лиза едва не вскрикнула, когда увидела, что на экране перед Настей по фону "Рабочего стола" вместо анимационной заставки кружится красный рояль с увлеченно играющим музыкантом, а вокруг него постепенно проявляются фигурки танцующих пар.
   - Вирус какой-то, что ли, - проворчала коллега, запуская проверку.
   Лиза беспомощно смотрела, как, оторвавшись от игры, музыкант, невероятно похожий на Андрея, сделал ей знак рукой. То ли приветствуя, то ли прощаясь...
  
   Вечером Соловей играл вместе с джаз-бэндом, заменяя их пианиста. Сидящая за любимым столиком Лиза накачивала себя кофе, но все равно воспринимала окружающий мир словно сквозь дрему. Приглушенный свет и приятная музыка только усиливали негу, которая томно разливалась по трепещущему из-за долгой бессонницы телу и тянула в мир грез.
   Музыканты устроили небольшой перерыв; тогда Андрей присоединился к подруге. Та все еще неотрывно наблюдала за игрой отражений в зеркально отполированном боку рояля. Проходящие мимо сцены официанты удачно преображались в снующих между танцующими парами слуг и лакеев. Свет растекался на неровные пятна, похожие на вздрагивающее пламя свечей.
   - Андрюш, что происходит? Я же вижу, что-то не так, - в очередной раз тихо спросила Лиза.
   - С чего ты взяла? - привычно ответил Андрей. - И у тебя сонный вид.
   - Кошмары замучили, - зевнув, Лиза отвернулась от сцены и посмотрела в глаза друга.
   Неловкое молчание затянулось. Соловей, извинившись, вернулся на сцену - продолжить выступление. А Лиза поймала себя на мысли, что Андрея за роялем почти не видно...
  
   На следующий день никто не мог найти Аксенова. В кафе он не появился, пропустил запланированные встречи, его мобильный телефон был вне зоны действия сети, домашний - постоянно занят. Заехав днем в "Малиновку", Лиза удивленно заметила что-то на пюпитре. Странно, ведь если Андрей и играл по нотам, то всегда убирал их после этого.
   На небольшой акварельной картинке Лиза без труда узнала музыканта за роялем. И в этот миг у нее мелькнула нелепая мысль, едва-едва оформившаяся в вопрос: "А на этот раз... завещание... кому?.."

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Анпилогов "Первое Звено и Чёрный Замок"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"