Александрова В., Калашников С.: другие произведения.

Муж амазонки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.19*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Брак по выбору родителей? Для принцев и принцесс всех времен и народов это не редкость. Так же как и получение в подарок отдельного "государства". Вот только что может произойти, если принц - отнюдь не храбрый рыцарь, а принцесса - не смиренная дева, вышивающая крестиком? Если принц умеет пользоваться мечом только на словах, а принцесса не выпускает его из рук? Если принц не вылезает из библиотек и лабораторий, а принцесса - с тренировочного полигона? Но они похожи в одном: в поисках взаимопонимания, любви, дружбы и свободы, никогда не предадут свой народ, отстаивая его до последней капли крови, проникая во вражеский лагерь, и создавая новое, еще неизвестное людям оружие.... На то они принц и принцесса! В соавторстве с Викторией Александровой http://zhurnal.lib.ru/a/aleksandrowa_l_w/ Завершено 14/08/2011. Вычитано и исправлено 07/09/2011


Муж амазонки

Глава 1. И вот тебе алтын

  
   - Интересно, что же еще выдумает батюшка - размышлял Базиль, проходя знакомыми улицами родного города. Сегодня он возвращался домой не с пустыми руками. На витом шнурке, перекинутом через шею, нес аккуратную бирку об окончании навигаторской школы. Именно в ней, стоившей ему великих трудов, и была причина его озадаченности. Дома в шкатулке поджидали его еще две. Он уже окончил гончарное училище и аптекарскую академию. Но тогда при выпуске к таким медальонам прилагалось только учительское благословение и добрые напутствия преподавателей. А вместе со значком морского офицера он, как и остальные выпускники, получил новенькую мичманскую форму и подписанное самим королем назначение к месту службы в Юго-Западный форт.
   Так что папеньке сложно будет направить Базиля получать следующее образование, как он обычно делал, едва заканчивалось предыдущее. Иногда думалось, что конца этому не будет, и судьба вечного студента уже казалась неизбежной. В десять лет после начальной школы отец отдал его в заведение известного керамических дел мастера Эгуора. Два года учился Базиль составлять хитрые смеси из глины, песка, соды, извести, золы, мела, гипса.... Да каких сортов, да из каких мест. Большой тетради не хватит, чтобы перечислить, из чего делались знаменитые твердостью и стойкостью к износу произведения великого искусника. В каких условиях вызревал замес, как обжигался, чем обрабатывался.
   Интересно было учиться, и с мастером сложились тёплые отношения. Но когда в конце второй весны принес домой, чтобы похвалиться, набор столовых ножиков своей выделки, для которых и смесь сам составил, и сформовал по собственному замыслу, и обжигал как задумал, вот тогда-то батюшка его в аптекарскую академию и перевел. А мастер при прощании, хоть и не доучился Базиль целый год, выдал ему значок об окончании курса, и сказал столько хороших слов, что до сих пор вспоминать радостно.
   В аптекарской академии ему пришлось туго. Основной предмет - химия. Теории очень много, а лабораторных работ каждый день по две. Первый год ходил с шелушащимися от ожогов руками. То кислоты, то щелочи. А позднее, как принялись за органические соединения - совсем поплохело. Чуть живой был. На остальных лекциях только и отходил. Анатомия, физиология, травы лекарственные - эти предметы за отдых для себя почитал. Но курс закончил сполна. Не в лучших учениках, правда, но с твердыми оценками.
   Батюшка его в правовую семинарию сватать стал. И учиться бы Базилю на нотариуса. Да видно смелым судьба помогает. Он, как про новую отцовскую задумку проведал, стал сдавать экзамены в навигаторскую школу. А как сдал, да был зачислен, да в форму курсанта королевского флота оделся, тут и кончилась над ним отцовская власть. Теперь Его Величество в судьбе юноши волен.
   Учиться в этой школе было тяжеловато. Не то, чтобы науки трудны. Нормальные. Непростые, конечно. Особенно счисление. Публика подобралась неладная - дети дворянские. Сыновья графов, да маркизов, баронов или эсквайров. Пока титулы родовые не унаследовали, ко всем обращение было или "шевалье", или "Ваша Светлость". А Базиля просто по имени окликали, так же как и своих камердинеров. Ну и все прочее также. Вот, скажем, когда его раз пихнули нарочно, он, как обычно развернулся, да и врезал обидчику. Тут бы и драке быть. Ан, нет. Свои же одноклассники растащили и сделали внушение, что дворянину с простолюдином нет чести связываться. И с той поры был Базиль вроде заразного больного. Держались от него как минимум в двух шагах, а то и поболее. И разговаривали учтиво, чтобы не задеть ненароком. Поняли, что обиды не стерпит, а отпрыску благородного семейства драться с простолюдином - чести дворянской урон.
   Он сам себе и одежду стирал и штопал. И когда его черед был на кухне работать или двор мести, тоже работал и мел. Не было у него слуги. Знал, что другие ученики посмеивались потихоньку, но обиды не держал. Дома у них эти труды работой не почитались и были в обычае.
   А позднее, во время практики за веслом или на мачте учебного хогга грани стерлись, отношения выровнялись. Прислуги в походе нет. И, так же, как и раньше, завелись приятели среди однокашников. И позднее, в классах, это сохранилось.
  
   ***
  
   Миновав кварталы особняков дворянства, через кожевенный район юный мичман добрался до Косого тупичка, составленного из жилищ ремесленников, среди которых был и его дом.
   В пространстве, зажатом глухой высокой стеной королевского дворца и крутым, причудливо изогнутым, откосом берега Внутренней бухты нарушалась вся система городских улиц. Проезды и проходы начинали извиваться, углы становились непрямыми, и всякий неместный мгновенно терялся в этом небольшом, но чрезвычайно путаном лабиринте. Тем более что из-за причудливого гористого рельефа несколько проходов перекидывались через переулки крепкими бревенчатыми мостиками, да так, что из-за заборов и стен домов это не было видно.
   Почему родители обосновались здесь - трудно понять. Тут располагалось множество мастерских, если судить по вывескам. Но клиенты в них почти не наведывались. Место не просто небойкое, а вообще дыра какая-то. Сюда если кто чужой и забредет, то только в усмерть пьяный, окончательно потерявший представление о том, куда шел. Да еще и пробравшись через миазмы кожевенного или мыловаренного кварталов. Собственно, из-за этих не самых привлекательных запахов и оказался этот зажатый морским берегом и глухой стеной дворца район в некоторой изоляции.
   Правда, место тихое, и запахи от мыловарен досюда не доходят. Сады за заборами. Улицы пустынны и чисты. Молочники, дровоносы, почтальон, да мясник с булочником. Ах да. Еще зеленщицу забыл. Со стороны моря берег неудобный. В паре мест только и можно пристать на лодке. Да к самим этим местам по кручам спуститься не всякий отважится. С другой стороны глухая дворцовая стена, высокая и неприступная. И дозорная тропа, что протянулась вдоль неё, крута, извилиста и неудобна, так что, кроме патрулей по ней никто и не ходит, ну да им-то деваться некуда. А с севера - узкий проход между берегом и стеной выводит по крутой тропинке в нерегулярный парк, который постепенно переходит в заповедные леса Его Величества. Охрана там нестрогая. Если без лука или дротика идешь, так только имя спросят, да предупредят, когда охотники в каком месте промышляют, чтобы случайный человек под шальную стрелу не угодил. А за грибами или за ягодами - всегда пожалуйста.
   Так что, только с виду семья живет в столице. А на самом деле это больше похоже на жизнь в загородном поместье. Он бывал в прошлое лето на каникулах у своего однокашника. Младший сын барона Кирка его приглашал на пару недель отдохнуть от городской суеты во время каникул. Отец позволил. Да только особого удовольствия Базиль не получил. Отец, хоть и не дворянского сословия, а простой писарь дворцовой канцелярии, жизнь домашнюю наладил удобно. Без роскоши, а все есть. А оттого, что у барона полон дом прислуги, так кроме сутолоки и бестолковщины, ничего в этом привлекательного не обнаружилось.
   Вот и лавка сапожника. Единственная, в которой видна профессиональная деятельность хозяина. Старый Никифор, как всегда, с крытого крылечка ответил кивком на учтивый поклон, каким Базиль его обычно приветствовал. Дальше поворот влево и знакомая калитка. Нормально. Как раз до ужина успеет умыться.
   За завтраком и ужином семья нечасто собиралась в полном составе. А уж за обедом - считай и вовсе никогда. Если отец в отлучке по делам, то обходились без него. Каждый месяц разок или два, если король куда отправляется, то в числе свитских писарь тоже с ним едет. Почему-то обычно отца берут, а не кого-то другого. Или братец старший Сигизмунд в поездке. Он уже два года как окончил купеческий колледж и в Корабельной Компании Восточного Взморья успел дослужиться от стажера до младшего клерка. Бывает, уходит с товаром на сделки. Сестры - старшая и младшая, и братишка - только в обед отсутствуют, потому, что в это время находятся в своих лицеях да гимназиях.
   Маменька частенько после завтрака завевается к подружкам, даже к ужину поспевает не каждый раз.
   Да и сам Базиль пока был на казарменном содержании в навигаторской школе, так только по выходным домой заглядывал. Ну, уж сегодня точно все в сборе будут.
  
   ***
  
   Выпуск среднего сына из навигаторской школы отметили скромно. Отец пожал руку и откупорил бутылочку выдержанного Фармейского. Про то, чтобы дальше Базилю учиться, и полусловом не обмолвился - понимает, что теперь не по его воле парню строить жизнь. Сестрицы расцеловали, матушка всплакнула. Ведь Юго-Западный форт не близко. Морем пакетбот, огибая почти половину полуострова, идет пятеро суток. Это если погода хорошая. А если сушей добираться, так и вообще - целое приключение. До порта Затена на конорельсе за полдня докатить без проблем. А потом на юг вдоль берега до крепости Куперс есть путь, но неезжий. Тропа пешеходная. По ней почтальон, да коробейники только и ходят. Или у кого денег на поездку пакетботом не набралось.
   За световой день дойти можно, если поторапливаться. А вот дальше на юг тропа совсем плоха. В нескольких местах она проходит по пляжу у самой кромки воды. А в прилив эти места затапливает. И если неверно рассчитать время, или не успеть за время отлива миновать такое место, то, скорей всего, и следа не сыщется. Так что, только местные и то лишь по очень большой надобности там ходят. Или фельдъегерь королевской курьерской службы.
   Такие вот вопросы потихоньку обсуждались за столом, пока стряпуха в белом фартуке подавала чай. Королевский писарь - человек небедный - в доме есть прислуга. Кухарка и садовник следят за тем, чтобы никто в доме не голодал и не заплутал в зарослях сада или чересчур разбушевавшихся ягодных кустах.
  
   ***
  
   После десерта младшие братец и сестрица откланялись и отправились почивать. Оставшиеся за столом батюшка с матушкой, старшая сестра Габриэлла, брат Сигизмунд, да и сам Базиль, задержались - они уже люди взрослые и могут посидеть подольше. Что интересно, все как-то хитровато посматривали на новоиспечённого мичмана. А потом папенька навёл полную ясность:
   - Знаешь, сынок, я ведь на самом деле не писарем работаю, а королём, - в наступившей за столом тишине чувствовалось ожидание реакции младшего из присутствующих на эту сногсшибательную новость. Понятно - матушка и старшие дети уже в курсе, а недоросли - пусть живут спокойно, пока не придёт их черёд. Вот как раз сейчас и настало время среднего сына.
   Базилю захотелось вскочить, и забегать кругами, возмущённо вопя, как он проделывал уже дважды, когда папенька объявлял о решении изъять его сначала из любимой школы от друзей-товарищей, а потом от мастера Эгуора, который учил интересным керамическим чудесам. Но дудки! Тогда он был сначала ребёнком, а потом подростком. Однако уже юношей родительские действия ему предупредить удалось. Сейчас, полагая себя мужчиной, он должен вести себя невозмутимо и действовать обстоятельно.
   Поразмыслил - действительно, логичная картинка складывается. Дворец - вот он, наверняка где-то имеется укромный проход, чтобы быстренько пробраться в тронный зал или ещё куда, в покои, например. Королевская чета и старшие их дети всем известны - по крайней мере, об их деяниях и жизненных планах молва из-за дворцовых стен в город проникает, хотя сами они в многолюдных местах не показываются, а младших обществу не представляли - считается, что они получают образование, что, кстати, полностью соответствует действительности. При большом стечении публики Их Величества, да и Высочества тоже, бывают редко, так в эти периоды как раз тут обычно кухарка с садовником хлопочут, а младшие дети почему-то оказываются дома. Хитро!
   - Габи! Так тебе через полгода за принца Осборна замуж выходить? - до парня дошла самая, пожалуй, печальная новость, связанная с открывшимися обстоятельствами. - Но ведь он тебе не нравится!
   - Не нравится. Понимаешь, Баз, так уж вышло, что, в отличие от большинства других людей, нам наша работа досталась без какой либо возможности повлиять на её выбор. К моменту, когда Королевство Осборн усмирит кагана Арти, оно окажется обладателем неплохо вооруженной и опытной армии, которую может пожелать использовать для присоединения к себе Заболотья. А эти земли разделяют наше королевство и страну амазонок, и иметь там хотелось бы не осборнцев, которые могут грозить набегами и нам и нашим соседям, а спокойные Заболотские роды, не удосужившиеся даже формально объединиться под единой рукой.
   Если до слов сестры ещё была возможность вскочить, забегать по комнате, издавая возмущённые вопли или бурно выражая недоверие, то теперь всё встало на свои места с такой твердокаменной определённостью, что места для истерики просто уже не оставалось. Зато на душе сделалось нехорошо. Парня, который нравился Габи, Базиль знавал давненько и искренне ему симпатизировал. А тут вон оно, какое дело.
   - Так вот, сынок, - вступил в разговор папенька, - Заболотье сейчас официально считается спорной территорией. Внешне всё выглядит так, как будто наше королевство и амазонки оспаривают его друг у друга, и поэтому никто не торопится прибрать его к своим рукам - опасаются оказаться между двумя противниками. Мы же с государством воинственных женщин время от времени перебрасываемся грозными посланиями, на счёт того, кто и как в дела этих земель вмешивается, и обмениваемся претензиями по этому поводу. Лет двадцать нам вполне удавалась эта невинная шалость, но всему приходит конец. Осборн усиливается и его намерение "примучить" свободные роды настолько очевидно, что вынуждает нас искать возможность противодействовать этому.
   Самым, пожалуй, лучшим вариантом, было бы, чтобы принц нашего дома женился на принцессе амазонок, а добрые заболотцы признали их над собой государями. Вот тогда нападению осборнцев можно было бы противопоставить организованный отпор со стороны коренного населения при поддержке родственных соседних держав, и сохранить, таким образом, положение дел в выгодном для нас состоянии. Но на этом пути немало трудностей. Я имею ввиду отношение местного населения к самозванцам. Люди-то в тех краях доверчивостью не отличаются.
  
   ***
  
   Если ужинали вместе, то, скорее всего, соберутся и за завтраком. Младших выпроводят в школы, а сами посидят немного, поговорят. А пока новоиспечённый ненаследный принц имеет время пораскинуть умишком. Нет, он, конечно, шокирован, ещё как шокирован: как, Как, КАК такое может быть?! Всю жизнь он был сыном писаря! Пи-са-ря! Но не самого же короля?! Да, и к тому же, почему отец раньше ничего не рассказывал? И почему они живут в обычном доме? Дворец-то на что? Нет, это не может быть правдой! Базиль вздохнул. Отец не лгал, он прекрасно понимает это. Но поверить было всё же не просто. Да и хватит дурью голову забивать! Заниматься переживаниями сейчас не время! Батюшка с матушкой, да кухарка с садовником, да самые лучшие, как он сейчас понял, преподаватели не впустую потратили столько времени с Его Высочеством. Его воспитывали мужчиной, и теперь ему предстоит выяснить, насколько эта затея удалась. Доказать самому себе, что способен принять решение и взять на себя ответственность за его воплощение.
   Как ни странно, со всей страной он себя пока не отождествляет. Её интересы не вышли перед ним на первый план. Загвоздка в сестричке. Они с Габи в своё время вволю поссорились, когда ещё мальчишкой он преодолевал её опекунские заезды в его направлении. Надоела она ему вечными нравоучениями и замечаниями так, что чуть до драки дело доходило. Сейчас - другое дело.
   Короче, если за лето и осень Базилю удастся охмурить амазонскую принцессу и обосноваться с ней в Заболотье, да сколотить там хоть какое-нибудь объединённое воинство - тогда сестричка сможет, скажем, "захворать", или иное что измыслить, благо, помолвки ещё не было - только родители предварительно сговорились. И под этим благовидным предлогом избежать брака с принцем Осборном. Это, правда, не гарантия того, что другой династический брак не станет её уделом, но, тут уж ничего не поделаешь - как будет, так и случится. Может ведь статься, что выйдет замуж по любви, для сестры это важно, как ни крути. А ему пока абсолютно розово, с кем сведёт его судьба.
   То есть, хотелось бы, чтобы была не старуха и не уродина, но, в конце концов, ради Габи он и потерпеть согласен.
   Хм. А папенька-то непрост. Как у него, однако, ладненько всё подстроено! Весь город знает, что посольство от амазонок в аккурат завтра прибывает. Это, получается, всё давно спланировано и согласовано, а его просто вводят в игру в нужный момент. Захотелось вскочить и забегать с истерическими воплями, но взрослому мужчине это не пристало.
   Тяжело вздохнув, Базиль отправился готовиться к завтрашней церемонии.
  

Глава 2 Избранница

  
   Про обычаи амазонок, выпускник морского корпуса знает много. У них основное - это чтобы женщина была свободна, а всё остальное этому принципу подчинено. То есть замуж они, в нашем понимании, не выходят. Просто некоторые из них всегда занимаются этим самым с одним и тем же мужчиной всю жизнь и детишек рожают только от него. Озабочены ли они при этом ведением домашнего хозяйства - это, как пожелают. Они ведь служат в армии, так что чаще всего заняты на тренировках, учениях, в патрулях или дозорах, ну, когда не беременны и не кормят, ясное дело. Так что удел мужчин в их землях - трудиться в полях или мастерских. Впрочем, никто их, этих мужиков, тут не держит силой - они тоже люди свободные и могут переходить от одной госпожи к другой, если пригласят.
   Внешне это выглядит удивительно, но, как ни странно, государство сохраняется в этом виде уже давно и не собирается испытывать никаких внутренних осложнений. Если кто-то желает чего-то иного, то волен уйти или вернуться. Нападать на эту вечно бряцающую оружием страну тоже никто давненько не отваживается. Как приедет туда шпион, да пройдёт по улицам и площадям, наблюдая тренировки воительниц - бои на длинных, под две руки, дубинках или коротких плоских с заострённой кромкой и щитом в левой руке, метание дротиков в цель, стрельбу из луков или арбалетов, эволюции плотного строя с копьями, так потом докладывает, что нападать на эти земли не следует. Очень уж трудно будет со всем этим совладать. Да и жилища амазонок не выглядят привлекательными для грабежа или обложения данью: они в меру просторны, теплы и найти в них хоть что-то, не являющееся необходимой частью жизни, вряд ли удастся. Здесь почти нечего взять.
   Вот такие сведения о соседней стране сохранились у Базиля из курса, прочитанного им в навигаторской школе. И никакого протеста в отношении того, что из этих краёв будет его будущая супруга, он в себе не чувствовал. Здешние барышни пока его ещё не захомутали, так что ничего о своих предпочтениях в этой области ему известно не было. Чистый лист - вот что подумалось. Хотя, Нурланка ему нравилась, и Эстеллка, и дочка толстухи Жануарии, да только из-за учёбы он никак не мог выбрать времени поухаживать за ними. Видать, не судьба.
  
   ***
  
   За завтраком он прямо так и заявил, что на брак с амазонкой согласен, а что касается плана создания в Заболотье буферного государства во главе с ним и его будущей супругой, то он с удовольствием примет в этом самое деятельное участие. Собственно, родители и старшие брат с сестрой почему-то этому не удивились. У них дружная семья, и радостно было видеть, как потеплели глаза Габриэллы и маменьки.
  
   ***
  
   Встреча посольства происходила сразу за полдень. Самое пекло. Амазонки, одетые более чем легко - только грудь прикрыта, да самое сокровенное место - чувствовали себя значительно комфортней, чем почётный караул, обряженный в полный боевой доспех. Базиль, только что представленный придворным в качестве второго сына Его и Её Величеств, откровенно потел в церемониальном костюме и с завистью смотрел на босоногих фигуристых гостий, вооружённых лёгонькими, похожими на тростинки, копьями с наконечниками зелёного стекла - не столько оружием, сколько символом принадлежности к воинству.
   Прохлада зала для переговоров принесла значительное облегчение, и он с интересом стал разглядывать главу делегации и её сопровождение, надеясь угадать будущую спутницу жизни. Собственно, долго гадать не пришлось - всех представили. Дочку королевы назвали первой, сразу вслед за батюшкой и матушкой - принцесса Зоя оказалась не мала и не велика, а самого подходящего роста безупречно сложенной девушкой, и ранее привлекавшей его внимание. К слову сказать - не она одна отличалась завидной красотой - просто глаза разбегались, причем, взгляд останавливался на ней ничуть не реже, чем на других.
   После завершения представления, выданного почётным караулом, и его удаления, великих церемоний больше не было. За столом переговоров осталось шестеро - две родительские пары и одна образующаяся. Матушка Зои, София, тоже выглядела превосходно, а батюшка - обычный хорошо одетый мужчина в солидном возрасте. Причём, старшие, как выяснилось, давным-давно между собою знакомы. Они, не мешкая, расстелили на столе карту и принялись согласовывать на ней границы и пределы, уточняя детали будущего совместного мероприятия.
   Девушка не выглядела встревоженной, но и спокойной не была, бросая на принца самые разнообразные взгляды: любопытные, вопросительные, недоумённые и даже вызывающие. То есть, что-то чувствовала. Понять бы, что. Видимо, придётся поговорить, - пришла в голову к Базилю неожиданная мысль. Как-то он раньше ничего подобного себе не представлял. То есть в его жизнь войдёт разумное существо, с которым придётся общаться.
   - Зоя, хочешь, я покажу тебе город? Ты ведь не бывала здесь раньше, - ему показалось, или в её глазах появилось тепло? Это что, реакция на произнесённую им глупость. Или не глупость? Как-то Базиль себя не вполне уверенно чувствует. Самое забавное, он даже прекрасно понимает, что с ним произошло. Это гормоны ударили в голову. В аптекарской академии рассказывали об этом. Примитивная реакция самца на привлекательную самку, вот и всё. Он ведь давно бреется, так что такое с ним уже бывало, но раньше в такие моменты от него не требовалось действий и ему, кажется, удавалось скрыть от окружающих этот приступ острого снижения интеллекта. Но только не сейчас.
   - Отличная мысль, - вдруг поддержала идею королева амазонок. - Только, пожалуйста, Зоенька, оденься не так боевито.
  
   ***
  
   Повседневное платье горожанина у принца в покоях имелось - сам с утра принёс на всякий пожарный. Спутницу его переодели мамины фрейлины - они тут не просто так собираются, с понятием женщины. Юбка, блузка, косынка и башмачки - и дева-воительница неотличима от домохозяйки, направляющейся на рынок. В том, что за "гуляющими" строго и негласно присмотрят специальные агенты, так в этом вообще никто не сомневается, однако, толпы зевак вокруг них не соберётся, а этого достаточно. Собственно, оставаться со своей будущей женой наедине, Базиль и не собирался и ничего интимного не планировал. Речь действительно шла об элементарном знакомстве с человеком, который, возможно... хм, неплохо бы. Обворожительна и, кажется, обладает чуткой натурой.
   Первое место, куда привёл он свою будущую жену - это сад камней. Сюда привозят окатыши, булыжники или глыбы все, кому не лень, а потом "садовник" их всяко причудливо складывает - чаши, стенки, валы или горки. Тут журчат ручейки, фонтанируют струйки или крошечные водопады образуют подвижные прозрачные водяные плёнки.
   Зоя восхищенно оглядывала сад. Подбегала то к каменному дереву, с любопытством тыкая в него пальцем, то к большому аисту, щупая его искусно сделанные крылья.
   "Да, - с гордостью подумал Базиль. - Наверняка ничего подобного у Зои на родине нет!"
   Пологим склоном спустились к морю. Берег здесь ни чем не застроен - это место специально сохранено, чтобы детвора в жару могла поплескаться в своё удовольствие. Что, как раз сейчас и происходит со страшной силой - визг, кутерьма, дядьки и няньки благородных отпрысков, от волнения подпрыгивающие на суше и увещевающие драгоценных своих подопечных к осторожности и сдержанности. Базиль отлично помнит с какой победоносносностью он в своё время наблюдал за проблемами "барчуков", рвущихся на части между увещеваниями пестунов и естественным зовом тела, жаждущего движения. Сам-то он купался, как простолюдинский ребёнок, и кроме собственной осторожности ничто его не оберегало. Кажется.
   Рассказал эту историю Зое. Повеселились. Она, оказывается, тоже любит поплавать, но сейчас не станет - у них принято купаться вообще без одежды, а здесь, как она слышала, это способно шокировать окружающих.
   Да, так и есть. В этой стране взрослые плавают одетыми, что удовольствие от пребывания в воде очень сильно уменьшает. Сегодня-то вряд ли они успеют, но завтра он добудет лодку и отвезёт её на пустынный берег. Ну, не так, чтобы совсем пустынный, но купаются там в трусах, только женщины ещё майку на себе оставляют или хитро завязанной шалью прикрывают грудь. То есть это считается неприличное место, но там бывают многие. А ещё есть благородный пляж за городской чертой с купальнями, где Базиль не бывал, но, рассказывают, что там с мостков по лесенкам опускаются в воду в нарядных платьях, специально для этого пошитых.
   Потом под кронами зонтичных деревьев вышли к пастбищным садам. Сейчас, в начале лета плоды на ветвях, в основном, незрелые, но шелковицы уже в самой поре. Попаслись маленько, перемазав руки тёмным соком. И на обзорную площадку. Показал острова, проливы, панораму портовой бухты и горделивый Храм Знаний - так именуют главную библиотеку страны. Туда и двинулись. Зоя долго изучала каталоги на букву "Ф", а потом сказала, что проголодалась. Базиль как раз успел заказать себе копии полудюжины важнейших справочников - раньше, для сына скромного писаря обладание этими сокровищами было несбыточной мечтой, а сейчас в качестве принца он легко смог оплатить труд и переписчиков, и переплётчиков.
   В кабачке "Медвежонок" готовят добротно и меню хорошо знакомое, так что не стал распускать хвост, заваливаясь в роскошный ресторан, а повёл спутницу туда, где знает, что к чему. Толстуха Жануария, оценив взглядом вошедших и ответив на приветственный кивок, даже не стала ничего спрашивать - знает она его вкусы, а показанные два пальца однозначно восприняла как команду кормить спутницу тем же, чем и старого клиента. Это было рагу, но без костей, зато с двумя сортами мяса и слабое пиво в небольших кружках - они не бражничать сюда пришли, а заправиться. А едят амазонки с аппетитом. Вообще-то сложена Зоя крепко, без полноты, а как-то рельефно. Просторные блуза и юбка, конечно, скрывают самые яркие детали, но он... кажется, успокоился. В том смысле, что гормональная буря в организме утихла и дала возможность мыслям течь по спокойному руслу.
   Конечно, за время прогулки будущая жена могла многое такое приметить, что позволило бы ей судить о нём не по словам, а по поступкам, но сама-то почти ничем не проявила никаких своих склонностей... или это он всё ещё тупит в её присутствии? Или тупил?
   - Базиль! У тебя раньше женщина была? - вот так, прямо в лоб, безо всяких хитростей.
   - Нет. И я ни в кого не был влюблён, даже не воздыхал тайно, - интересно, дождётся она от него взаимного вопроса? Делаем паузу.
   - У меня тоже нет никого, о ком бы я печалилась. Так что, начинаем парную жизнь. Сегодня по нашему обычаю, а завтра - на здешний манер оформим у мирового. Найдётся в этом кабачке свободный номер, как думаешь?
   - Нет здесь номеров, это просто харчевня с закутком для перепивших. А вот домик, где имееся комнатка с кроваткой и где нам никто не помешает, неподалеку имеется.
   - Жаль, я хотела бы попросить повторить ужин часика через полтора, очень нажористо сделано и душевно как-то. Ладно, пошли.
  
   ***
  
   Гостиница с репутацией места респектабельного и удобного во всех отношениях располагалась отсюда в двух шагах. Один тисовик, и номер в их полном распоряжении. Что это было: медицинская процедура или спортивное упражнение, он так и не понял. Оба они оказались неуклюжи, неумелы и нетерпеливы, зато отважны и решительны, в результате чего лишились девственности, получив сложный комплекс неоднозначных ощущений.
   - Знаешь, у нас считается, что первый раз это лучше проделывать с опытным партнёром, - Зоя нисколько не смущена, и, кажется, болезненных ощущений не ощутила. - Да ты не переживай, никаких предохранительных устройств на входе у наших девушек не бывает, матери разрушают их девочкам ещё в нежном возрасте за счёт энергичных гигиенических процедур. Так что можем повторить попытку, как только срубаем ещё по порции того восхитительного варева, айда в "Медвежонка".
   Вообще-то парни в корпусе о девчатах трепались частенько, а Базиль слушал. Так вот, его теперешняя... непонятно пока кто, и, возможно, даже не исключительно его, так вот, она в себе сочетала, кроме девических особенностей, ещё и мощный заряд крепкого мужского воспитания. Кажется, общаясь с этим сокровищем он скоро приобретёт устойчивое внешнее отличие - отвешенную челюсть и дебильное выражение остальной части морды лица.
   Точно, сбегали в "Медвежонка", уложили внутрь ещё по порции рагу, и в кроватку. Зоя сыто мурлыкнула и ровно глубоко задышала. Бесшумно. Классическая отключка по команде "отбой". Вздохнул и, поворочавшись немного, задремал.
  
   ***
  
   Утром проснулся от кряков и хеканий. Подруга жизни проделывала гимнастику - есть на что посмотреть. Гибкое обнаженное тело, казалось, занято опробованием каждой мышцы, каждой связки, каждого сустава. Не махи, прыжки, наклоны, а нечто переливчато-текучее. Движения, то плавно-связанные, то непредсказуемо-стремительные. Залюбовался, но был обнаружен за этим делом и отправлен умываться. Завтрак снова у толстухи Жануарии, и - в рыбачий посёлок.
   Именно здесь не столько ловят рыбу или крабов, сколько занимаются мелким извозом по акваториям, окружающим столицу, или лодочки в наём сдают желающим проехаться. Тот же тисовик, и крошечная сшитая корешками из коры скорлупка в их распоряжении. Такая может и четверых увезти по спокойной воде, а вдвоём в ней даже комфортно. Базиль, едва отчалили, поставил мачту чуть выше человеческого роста, поднял парус на перекладине, и с привычной сноровкой направил судёнышко к месту, где купаются неприличным образом. Хорошо, что в этот ранний час на пляже пустынно, поэтому плавали без одежды и с огромным удовольствием. Лодки с соглядатаями, что вертелись поодаль, амазонку не смутили, и радоваться прозрачной воде не помешали.
   Забавно, перед взором красивая обнажённая девушка, а ни одной глупой мысли в голове. Что-то с ним происходит. Да, любуется он, наблюдая сложные эволюции гибкого тела.
   На обратном пути встретили первые лодки с купальщиками: основная масса любителей поплавать ждет, когда солнышко, как следует, поднимется над горизонтом и начнёт припекать.
  
   ***
  
   Пообедали во дворце с родителями. Накрыто было в малой столовой, без посторонних обошлись. Церемонию бракосочетания у мирового назначили на послезавтра - время дорого, но на подготовку пира хотя бы денёк необходим. Как ни крути, брак монарших детей - событие публичное, требующее яркого оформления и присутствия посланников других государств. Это ведь уже политика, и без официоза - никак. Белое платье невесты, строгий мундир жениха, торжественная клятва и длинная речь о высоком предназначении и глубоком символизме образующегося союза - всему свой черёд и место.
   Торжества провели энергично, в хорошем рабочем темпе, гостей - кого употчевали, кого напоили, кого уплясали, - ничего особенного, пожалуй, не произошло. Из тех, кого Базиль знавал раньше, до того как сделался принцем, несколько товарищей по навигаторской школе были в числе пришедших на торжество, но старого своего знакомца в другой одежде, кажется не опознали - неприметная у него внешность, а сам он ни к кому не подходил и разговоров не завязывал. Ему папенькина затея с возможностью неприметно присутствовать в окружающем мире и составлять собственное мнение о происходящем настолько понравилась, что желание увидеть отвисшие челюсти однокашников превозмог в себе легко.
   Как проблему общения с подданными решают другие монархи? А ему-то, какое дело? Протокольные мероприятия, понятно, приходится по этикету проводить, но мучить себя церемониями на каждом шагу, на это ведь никаких человеческих сил не хватит! Посольство амазонок тоже убыло не мешкая, и новобрачные засобирались в дарёную землю - Заболотье. В то самое, которое о своей принадлежности кому бы то ни было, даже не подозревало. Становилось интересно.
  

Глава 3 Сборы

  
   У Зои сундуки давно уложены, и к переезду она готова. Ещё дома собралась и завернула сюда на недельку, замуж выйти. А вот Базиль должен поторапливаться. В местах, куда они направляются, много найдётся такого, чего ни за какие деньги не добыть.
   Базиль, поскольку про эти места будущим штурманам ничего не рассказывали, думает, что Заболотье - это почти необитаемое и непосещаемое место, где, кроме того, что привёз с собой или можешь сделать сам, ничего нет. Мыло и спички, соль и горчица Нитки, наперстки костяные и фарфоровые. Лезвия кремневые и обсидиановые. Ткани, башмаки, мотки бечевы. Бруски точильные и круги абразивные. Купил писчей бумаги, перьев гусиных пучок, обсидиановый окатыш и ломало из полевого шпата. Для заточки перьев он лезвия сам колол. Они удобнее, если по собственному обычаю сделаны. Чернильного порошка с запасом, иголок швейных из зуба морского зверя, шилья, скребки, долота.
   В свиту к молодожёнам папенька отрядил десяток солдат с десятником во главе, стряпчего с подручным и одного советника - человека, которому доверял и на опытность которого рассчитывал. Среди людей этих были и семейные, так что с чадами и домочадцами компания собиралась большая. А ведь и с принцессой группа "подружек" следовала, некоторые тоже со своими мужчинами, и няня - среднего возраста женщина со своими сыновьями и спутником жизни. На семь нашивов набиралось пассажиров и груза.
   Собственно, советник, как выяснилось, давненько ведёт подготовку к поездке, и основная часть вещей собрана в портовом складе, а суда подштопаны, просмолены и находятся у причалов. Оставалось распорядиться о погрузке, что, скорее, носило символический характер - вроде как, лично принц отдал распоряжение и таким образом возглавил мероприятие.
  
   ***
  
   Сменив ипостась, то есть перейдя из мещан в высокородные, Базиль не почуял в себе никаких изменений. Богатое платье королевского сына не стесняло его, а придворные, как выяснилось, люди занятые и ни один из них никоим образом не стремится поспешить к нему с уверениями в своей совершенной почтительности и преданности. Дворец - не сборище искателей монаршей милости, а исполнительный механизм, построенный батюшкой и матушкой для реализации их замыслов и планов. Не чванливые лизоблюды, а реальные работники, вот кто сконцентрирован здесь, на вершине властной пирамиды. То представление, что под влиянием прочитанных книг сформировалось в его воображении о дворцовых интригах и придворной политике, оказалось неверным.
   Вообще, отец с матерью воспитанию чад своих уделили немало внимания, изобретательно держа их "в чёрном теле" до тех пор, пока в юных душах не завершилось формирование системы жизненных ценностей. Базиль - не педагог, но к окружающим присматривается. И давненько заметил, что люди определённого типа ему нравятся более остальных. Это те, на кого можно положиться. Ему и самому хочется быть таким. Вот ведь в чём загвоздка. Он хочет исполнить свой долг. А для этого, должен, наконец, изучить место, где ему предстоит этим заниматься.
   Прежде всего - география. Большой полуостров, занятый их королевством расположен к западу от Амазонийского. Обе эти земли изобилуют и горами, и равнинами, привлекающими земледельцев, имеют изрезанные берега, удобные для постройки портов, богаты минералами и защищены от холодных воздушных масс высокими хребтами. В разделяющий их залив с севера впадает речка Болотка, берущая начало в трясинах, которые препятствуют движению путешествующих вглубь материка. Не то, чтобы совсем были непроходимы, но места там топкие, куда летом люди соваться не любят. Вот оттуда и собирает свои воды основная магистраль, по которой преимущественно и перемещаются по Заболотью, хотя и по твёрдой земле между многочисленными руслами пройти тоже возможно. С запада и востока долина ограничена горами - проходимыми, но неприветливыми. Собственно, это и есть границы с Амазонией и Большим Королевством.
   Если, скажем, Осборн эти земли к себе присоединит, то без особых проблем проложит гать через топи и решит, таким образом, транспортные проблемы, благо расстояние от их территории тоже невелико. И дорогу эту построит войско, направляемое на покорение и присоединение немногочисленного населения этой неприветливой низины, над которой беспрепятственно проходят воздушные массы то с юга, то с севера, отчего погода там неустойчива, климат переменчив настолько, что, скажем, снежок летом или дождик зимой - дела обычные. Морозы, оттепели, ливни или град - всё тут в порядке вещей. Засухи тоже случаются, хотя и редко. И без особо печальных последствий, потому что влаги в почве много, так что растительность не слишком сильно страдает.
   В общем, местность лесистая, обильная речками и ручьями, для передвижения приспособленная неважно и со всех сторон ограниченная неудобными подходами. Даже с юга, со сторны моря, множество мелей затрудняет прибрежное плавание. Кроме как в качестве плацдарма для нападения на Большое Королевство или Амазонию ценности такое приобретение не представляет. А с другой стороны, Осборн, если действительно желает покорить две, самые, пожалуй, обильные страны, так с моря на их земли высадиться ему помешают достаточно боеспособные флоты, а на немногочисленных горных перевалах давно построены крепости, при штурме которых придётся положить множество солдат. То есть, уконтрапупив кагана Арти, Осборн, конечно, получит бесчисленные табуны лошадей и стада баранов, но ведь само это королевство живет преимущественно тем, что постоянно прирастает завоеванными землями и давненько превзошло размером и населением даже их Большое Королевство, действительно, ещё недавно самое большое из ведомых людям.
   Похоже, воцариться надо всеми - это заветная мечта володетелей когда-то скромного северного государства. Папенька считает, что, разросшись, оно развалится, только вот не хотелось бы, чтобы до этого момента под пятой неуёмного покорителя пострадали родные края. И Амазония.
  
   ***
  
   Зоя теперь всегда ночевала с ним в одной кроватке. Только ничего, кроме сна, там не происходило. То есть, внешне протокол соблюдался, а иного и не случалось. Даже руку мужа с себя стряхивала, амазонка свободная, не принимала ласк, и всё тут. Нет, не сердилась, а вот на сближение не шла и ничего объяснить не пыталась. Вроде как символическое действо исполнено, и достаточно.
   Базиль не обижался, хоть и смутно понимал причины такой недоступности. Но все же махал рукой: кто поймет этих женщин? А тем более амазонок!
   В плане же общения по делу, которое им обоим предстояло, никаких проблем не было. Собственно, план состоял в том, что экспедиции следовало организовать поселение, похожее на родовой посёлок, каких в тех краях множество, а потом изыскать способ объединить жителей этой местности под своим началом. Более точный план предстояло составить уже на месте, сообразуясь с обстоятельствами.
   Если по первой части затруднение представлял только выбор места, поскольку качественных карт, на которых уже занятые участки были бы ясно обозначены, не было, то по вопросу об объединении ясности не было вообще. То есть, чем привлечь население, как убедить заболотцев сойтись под одной рукой - этого в полной мере себе никто не представлял. Просто примучить не хотелось категорически, поскольку преодолевая сопротивление, неизбежно наживёшь себе врагов. Экспансия должна быть основана на интересе, а как раз из этих самых интересов наиболее ярко просматривалось желание этих людей жить по заветам предков, ни кому не платя дани и не подчиняясь ничьей воле.
   В те места даже агента толком ни разу заслать не вышло. Несколько разведчиков какое-то время батрачили в захудалых родах, записали обычаи, какие приметили, даже суд старшинский видели, однако ничего примечательного во всём этом устройстве приметить не удалось. Трудятся люди, детей растят, воров или грабителей не любят, обмана не одобряют. Девок замуж отдают туда, где нет у них родни, парней же в другой род принимают редко, только когда в мужских руках большой недостаток.
   Если поселение разрастается, становится многолюдным, случается, что и отселяются молодые пары, новые хутора возникают. Соседей в округе знают на два-три дня пути, молодёжь неженатая сходится, чтобы знакомство свести да выбор сделать, обычно зимами, когда работы немного - поля в эту пору уже сжаты, сено во дворы свезено.
   Почвы в тех местах лёгкие, пашут их сохой, удобряют золой, навозом и палым листом. Сеют рожь, овёс и горох, да капуста ещё у тамошних жителей в почёте, и морковь со свёклой. Другие культуры не каждый год вырастают, очень уж погода бывает причудлива. Так что меню не шибко разнообразное. Кроме лошадок ещё козы да куры на подворьях, коровы - редко. Так что молочные продукты в тех краях не в изобилии, не успевают надои скисать, выпивают их, считай, прямо из подойника.
   Вот, пожалуй, и всё, что известно о местах будущего их обитания. А ещё для новых поселенцев имеет смысл пройти по реке как можно дальше, насколько пустят глубины их плоскодонные суда, чтобы обосноваться поближе собственно к болотам, где как раз и ожидается проникновение осборнцев. Это - на случай организации вооружённого сопротивления вероятному противнику, чтобы не оказаться за тридевять земель от места, где произойдут события, ради которых всё это предприятие и затевается.
  
   ***
  
   Столицу Большого Королевства так прямо и называют: Большой Город. Он действительно велик. Сегодня Базиль показывает Зое старые кварталы. Узкие улочки, сплошь застроенные домами, сросшимися в сплошные стены, обжавшие тесные проходы. Под ногами мостовая из тщательно подобранного по форме камня. Первые этажи - лавочки или конторы, есть несколько школ или тренировочных залов - словом, публичные места. А над ними - мастерские. Особенно много портняжных, вышивальческих, вязальных и обувных. Жить здесь никто не стремится, люди приходят сюда работать. В новых районах, выплеснувшихся из-за городской стены, больше воздуха и зелени, светлее и просторней.
   Ходить по городу безопасно, поэтому стражники патрулируют его поодиночке, вооружённые лишь короткими дубинками, скорее символически, чем ради оказания отпора злоумышленнику. Встречаются они изредка и, как правило, вид имеют скучающий. Не безобразничают на улицах, даже карманников извели, не говоря об иных, более простых в обнаружении преступниках. Так что люди здесь повсюду как у себя дома. Базиль, конечно, может припомнить эпизоды времён своего детства, когда народ еще не забывал прихватить нечто увесистое, направляясь, скажем, к соседу в гости, но привычка держаться начеку отмерла за ненадобностью. И сейчас, разглядывая каменные чернильницы и пресс-папье из полированного гранита, выставленные на узком подоконнике прямо на улице, никакой опасности он не ожидал. Поэтому и не успел ни испугаться, ни подумать ничего худого, когда увидел трехгранный костяной кинжал в руке прохожего. И не просто так, а направленный в спину его спутнице точно под правую лопатку немного снизу вверх.
   Поэтому действовал не рассуждая: левой рукой толкнул Зою вперёд, влепив её лицом в оконное стекло, а правой вмазал в район локтя бьющего. Двойное движение из неудобного положения, когда центр тяжести тела расположен не там, где нужно, привели к тому, что оба действия оказались недостаточно сильными, но в совокупности увенчались частичным успехом - клинок в спину не попал, потому что тренированная амазонка не собиралась плющить свой нос об стену. Она начала выворачиваться в сторону "обидчика-мужа", нанося ему удар каменной чернильницей. Но отклонившаяся назад в попытке удержать равновесие голова Базиля пропустила снаряд, который угодил в ухо несостоявшегося убийцы.
   К чести Зои следует признать, что, увидев кинжал, она простила своего неумеху-супруга даже быстрее, чем выломала подоконник, с которым в руках встретила подбежавших тайных охранителей, с видом случайных прохожих слонявшихся поблизости. Брызгая кровью из повреждённого носа, принц предупредил инцидент между своей принцессой и сотрудниками папиной стражи, и направил их энергию на задержание всех, кто случился в этот момент поблизости. Один, правда, сбежал. Во всяком случае, парни, бросившиеся за ним в погоню, не вернулись к месту событий.
   Потом лавочник притаранил смоченную водой тряпицу, его помощник помчался за льдом, Зоя тяжело дыша и гневно раздувая ноздри смотрела на скрученного по рукам и ногам покусителя одновременно нежными движениями смывая кровь с лица мужа. Словно два человека жили в ней в этот момент, испытывая противоположные чувства к двоим другим людям, и происходило это одновременно. Базиль непонимающе вскинул брови: как у нее это получается?
   А потом, уже дома, убедившись, что ущерб здоровью своего избранника она нанесла небольшой и ничего в носу не сломано, провела лечение уже совершенно с другого конца, да вдобавок к этому ещё и разрыдалась потом на мужниной груди. Чувствительная всё-таки натура у его супруги. Можно сказать, нежная.
   Базиль вздохнул, осторожно поглаживая Зою по спине. "Не понимаю, как можно быть такой... - подумал он. Запнулся, подбирая правильно слово. - Такой разной? То чернильницей размахивает, грозя сломать нос, то теперь рыдает? Неужели все женщины такие?"
  
   ***
  
   Сборы в дорогу проходили столь стремительно, что заказанные в библиотеке копии справочников гарантированно к нужному сроку не успевали. Пришлось заплатить вперёд и дать адрес, куда заказ следует доставить.
   Вообще-то по городу Базиль ходил простолюдином, как впрочем, и папенька с маменькой. Во дворце у них одни знакомцы, а по жизни - другие. И те, кто встречается с ними по основному роду деятельности, никогда не рассказывают остальным жителям королевства о странных привычках монаршего семейства. Такой вот обычай в этих краях завёлся. А при встрече с такими посвящёнными в невинный высочайший секрет в публичных местах, принято и здороваться, и разговаривать, обращаясь друг к другу по имени. Так что никаких затруднений с непубличной частью жизни не возникает. Поэтому познакомить жену со старыми товарищами оказалось легко - она сама его об этом попросила. Вот всё ей любопытно.
   Молодые мичманы как раз нынче перед тем, как отбывать к местам службы частенько собираются на веранде, где подают достойные мужчин напитки, чтобы обсудить перспективы, обменяться адресами, вспомнить весёлые происшествия недавнего своего прошлого. Славное у них нынче время: одни заботы уже завершились, а другие пока не начались.
   Базиля в этой преимущественно дворянской среде хоть и считают прачкиным сыном, но не шибко перед ним чванятся. Кстати, кое-кого из однокашников он и на свадьбе видел, но на счёт того, чтобы его неприметную личность сумели опознать в другой одежде и обстановке - этого ждать не приходится. А имя у него не редкостное.
   В общем, пришли они с Зоей на увитую плющом веранду как раз в то время, когда компания выпускников их курса тут сошлась, и... Базиль тупой. Базиль очень тупой. Базиль совсем тупой. Да, внешность у него неприметная. У него, идиота, но не у его спутницы.
   Барон Кирк-младший сориентировался мгновенно, он вообще большой ценитель женских достоинств и умница.
   - Ваши Высочества, добро пожаловать, - вставание, кивок головой - чётко по этикету.
   - Давайте уж по-старому, без церемоний, чай, не забыли ещё моего имени, - этот ход на всякий пожарный он подготовил заранее, поэтому с ответом не затруднился. - Этикет ведь действует только в официальной обстановке, как нас учили, а я нынче не на работе. А спутницу мою можно называть Зоей, она охотно откликается на это имя, - шутка тоже заранее подготовлена и даже согласована с женой.
   Короткая церемония называния имён присутствующих, а трех молодых женщин, собравшихся разделить судьбу молодых офицеров, представили им обоим. Да, тут уже не мальчишник, многие отправляются к месту назначения с жёнами и разговоры о будущем военных моряков их тоже касаются. Конечно, амазоночья принцесса - это офигительно круто. Да ещё такая красивая... но Зоя не сплоховала, а быстренько приступила к расспросам относительно принципов кроя дорожного капора, в результате чего женская часть компании сместилась в один конец стола, где тихий разговор с карандашом над листочком бумаги не помешал спору мужчин относительно достоинств шитиков, нашивов и долблёнок при использовании их в качестве брандеров.
   Зилверген, правда, попытался попросить новую гостью о спарринге на длинных дубинках, якобы, для того, чтобы сравнить техники, но та отговорилась, что сейчас в её жизни период, когда она не может себе этого позволить. Женщины, конечно, зашикали на забияку, а вот ребята выглядели огорченными, похоже, их опечалило то, что развлечение не состоится. Вечер прошёл мирно: и песен попели, и весёлых историй немало припомнили. Даже разошлись не поздно и никто не укушался.
   А утром Базиль понял, что тупой он не просто очень и совсем, но ещё и непроходимо. Проснулся, а жены-то и нет. И длинной дубинки. Хорошо, что сразу сообразил, куда мчаться. При её уровне знания города нигде, кроме детского пляжа, что у сада камней, назначить встречу, она просто не могла. А короткую дорогу к этому месту он ей тоже не показывал. Побежал, не только не завтракая, даже не умываясь.
   Успел, однако. Зоя действительно сошлась с его старым товарищем на ровной песчаной площадке и наносила ему лёгкие удары, указывая слабые места в защите. Не надо было долго присматриваться, чтобы понять - она действует быстрее. Удары Зилвергена проходили мимо, и даже излюбленный торцевой тычок с выпадом привел лишь к потере оружия - амазонка, пропустив палку мимо, успела на неё наступить.
   Улыбнулась запыхавшемуся от быстрого бега мужу:
   - Баз, не могла же я уделывать Зила на глазах у его жены, - в глазах "поверженного" читалась та же мысль. - Не сердись на меня, пожалуйста, - это уже противнику, - в схватке один на один у мужчины практически нет никаких шансов против амазонки, а бьешься ты мастерски и техника у тебя совершенна.
   - Да я уже понял, что дело в стремительности действий. Это что, физиологическая особенность женского организма? - Зилверген и не думает сердиться.
   - В общем-то, да. Преимущество складывается из сущих крох: способность предвидеть действия противника, лучшая координация при сложных движениях, где задействовано много мышц, соотношение массы тела и развиваемого усилия. Если при тренировках это учтено, то результат получается именно тот, которого мы только что достигли. А вот в строю или свалке побеждают мужчины.
   По дороге домой не утерпел - спросил, почему она всё-таки решилась на проведение учебной схватки, а главное, как умудрилась назначить время и место.
   - Не забывай, меня воспитывали воином, и отказать в такой малой услуге, как учебная схватка человеку, сидящему со мной за одним столом - это просто невежливо. А написать на бумажке: "Рассвет. Детский пляж" и сунуть этот клочок в руку - секундное дело.
   Так вот в хлопотах и мелких событиях и завершилось время сборов в дорогу.
  

Глава 4 Приплыли

  
   Основной корабль этого мира - нашив. Долблёнка с надставленными дощатыми бортами. Предпочтение, отдаваемое этой конструкции, определяется доступными видами крепления - деревянными гвоздями - нагелями, и волокнами, которые используются преимущественно при устройстве обшивки для прикрепления досок друг к другу или к элементам набора. Ничего прочнее в арсенале корабелов просто нет. Скажем, клеи, будь они сколь угодно прочны и водостойки, перестают "держать" едва древесина набухает, а, погружённая в воду делает это обязательно. Или, если она пропитана, скажем, маслом, перестаёт приклеиваться. А другие пропитки, после которых прилипаемость сохраняется, повышают хрупкость материала. И становятся доски ломкими, что при встрече корпуса с твёрдым предметом приводит к пролому борта.
   Есть, конечно, и корабли, собранные из досок и брусьев, но трудоёмкость их изготовления запредельна, а по прочности они нашивам уступают. Их строят относительно редко, как правило, когда необходимо нечто очень большое. Основная же масса судов имеет размеры и форму днища, определяемые размерами дерева, из которого изготовлена основа. Как правило, валка этого гиганта и первичная обработка занимают примерно половину времени постройки. Каменные топоры, хрупкие керамические резцы, быстроизнашивающиеся костяные свёрла - всё это делает труд по отсечению от ствола лесного гиганта всего лишнего делом вдумчивым и неторопливым. Процедура же долбления с подготовкой пазов для установки будущих шпангоутов и иных профилей, позаботиться о которых необходимо заранее - это труд, требующий филигранного мастерства и прецизионной точности.
   Как и все будущие моряки Базиль проходил практику на верфи, и знает это не понаслышке. Ему известна причина, по которой большинство кораблей имеет длину от сорока до шестидесяти шагов и относительно малую ширину, из-за чего мачты редко доходят в высоту до трёх ростов взрослого мужчины, а быстроходные купеческие парусные рысаки щеголяют балансирами, затрудняющими работу гребцов. Собственно, роль пассажира оставляет много свободного времени, особенно пассажира высокопоставленного, поэтому часто и подолгу разговаривали. Вернее, Базиль рассказывал жене и её подружкам о том, о чём они спрашивали, не ограничиваясь краткими ответами. Словно ученик на уроке, отвечающий на вопрос преподавателя.
   Иногда и наедине толковали. Супруга, как ни крути, принцесса. И планы на ближайшее будущее волновали её заметно более чем просто женщину, доверившуюся мужчине, и всецело положившуюся на его разум или искушённость.
  
   ***
  
   - Так, давай еще раз и по порядку! - нахмурившись, сказала Зоя, прерывая бессвязную речь Базиля.
   Тот вздохнул. Что же такое? Он не мог четко сформулировать предложение, запинаясь, а иногда и полностью меняя направление мыслей. Никогда такого не было!
   Минуту Базиль молчал, но все же начал заново объяснять свой план Зое, тщательно следя за речью.
   - По прибытию в Заболотье первым делом мы должны организовать поселение, похожее на родовой посёлок. - Базиль взял карту подаренных земель и продолжил, указывая на определенные места. - Нам может подойти вот это, это и это.
   - А дальше что? - Зоя с любопытством всматривалась в карту.
   - Потом найти способ объединить жителей этой местности под своим началом, - пожал плечами Базиль, убирая карту.
   - И как ты собираешься это сделать? - вопросительно подняла бровь Зоя.
   - Сначала прибудем на место, - усмехнулся парень. - А там... посмотрим!
  
   ***
  
   Нашивы экспедиции самые обычные, отобраны по признаку наименьшей осадки, и, естественно, не перегружены. Также естественно и то, что они наименьших размеров - сорокашаговые. Им ведь на реке петлять по излучинам, да через мели и перекаты перетаскиваться. Этот класс кораблей считается основным во флоте, то есть гребцы-абордажники-десантники это основная часть их экипажа и, соответственно, ударная сила. Только на носу установлена гранитная пушка скромного, три пальца, калибра, покрытая сплошным бандажом из наилучшего просмоленного каната. Это на случай, если каменный ствол разрушится при выстреле, чтобы хотя бы частично уменьшить скорость разлёта осколков.
   Пушечка слабенькая, но на триста шагов, то есть как раз на один полёт стрелы, способная попадать в корабли. Нормальную-то дальнобойную баллисту на короткой узкой палубе такого размера поставить решительно невозможно. А так есть шанс пробить неприятельский борт, или хлестнуть гравием по экипажу, готовящемуся к сшибке борт о борт.
   Попутный ветер за сутки позволил преодолеть простор Болоцкого залива и войти в его мелководную лагуну. Дальше пробирались на вёслах, непрерывно промеряя глубины, потеряв ещё сутки уже в видимости берега, к которому, собственно, и стремились. Течение реки выносит сюда массу песка и ила, поэтому дно приближается и удаляется от поверхности воды непредсказуемым образом. В спокойной и глубокой реке Болотке гребцы, наконец-то смогли навалиться, как следует, и третьи сутки прошли в движении с вполне приличной скоростью - ясная светлая ночь позволяла ориентироваться.
   А потом русла разделились и обмелели - где проталкивались шестами, где шли на бечеве, а то и за шлюпкой на буксире. Видели на берегу местных жителей, спрашивали у них совета, каким путём лучше продвигаться дальше к верховьям, сравнивая их ответы с мнением моряков, раньше проходивших эти места на лёгких лодках, когда разведывали этот путь. Тут ведь после каждого половодья что-то меняется: перемещаются мели, появляются новые русла, а старые пересыхают или заваливаются подмытыми деревьями, намываются косы. Быстро сообразили, что данные своих людей точнее. То ли народ здешний пытается подшутить над приезжими, то ли не представляет себе, насколько глубже их лодочек сидят в воде большие корабли.
   Расчищая себе путь, вытаскивали на берег топляки или объединяли силы всех экипажей и пассажиров, чтобы протащить корабли по очереди через непроходимо мелкое место, упорно продвигались к северу. Каждый нашив вёз по две лодки - большую, под шестерых гребцов, и маленькую, где на банке и вдвоём тесно. Так часть груза переместили на них, чтобы уменьшить осадку судов. Наконец упёрлись окончательно. Приплыли, что называется.
  
   ***
  
   Обсервация показала, что ещё на пару дней пути к северу подняться было бы неплохо. Разослали во все стороны разведгруппы и принялись разгружать корабли - следовало поторопиться отправить их обратно, пока река не обмелела - дождей в последние дни не было, а переменчивый норов Болотки всем известен. Посланцы, ходившие посуху, воротились с вестями, что у окрестных родов тут повсюду выпасы, покосы или места ягодные, заповедные, а потому, если в этом месте устраиваться, то будет новым насельцам тесновато. Те же группы, что уходили вверх на лодках подтвердили сведения о невысокой заселённости мест по кромке болот, и что старшины тамошние против появления новых соседей не возражают. Нет в тех краях тесноты, а мест, подходящих для жительства подсказали сразу несколько. Базиль выбрал то, что западней остальных. Тут и путь по суше через горы в родное Большое Королевство не так далёк, и скальные выходы - отроги хребта - встречаются, и как раз одна из самых привлекательных дорог на север в обход топей. А вот на восток в сторону страны амазонок получается далеко и неудобно.
   После разгрузки и отправки домой кораблей с экспедицией осталось ещё и полтора десятка разведчиков - сообщенные ими данные оказались точны и полезны, так что расставаться с этим людьми не хотелось, и Базиль употребил власть, задержав группу в своём распоряжении. Обычно-то распоряжался советник, приставленный к нему батюшкой, а сам он только "одобрял", даже, порой, если и был не вполне согласен. А тут впервые увидел тёплые искорки в глазах пожилого человека, снявшегося с насиженного места в возрасте, когда другие в тепле родного дома тетёшкаются с первыми внуками.
   Перевозка багажа шлюпками - это на месяц работы, не меньше. Поэтому в первую очередь основную массу людей забросили к месту постоянной дислокации, оставив в месте разгрузки нашивов только небольшую группу для пригляду и погрузки вещей на лодки. Места здесь не воровские и не бандитские, так что насчёт сохранности или безопасности никто не переживал.
  
   ***
  
   Изучение местности - вот на чём пришлось сконцентрироваться юному принцу. С удивлением понял, что по части учёности и кругозора в практической области он тут вне конкуренции, так что ему и мозги напрягать насчёт перспектив. Жизнь его семейная проходила во время похода просто замечательно. Зоя спала с ним под одним одеялом, но ничего более - в корабельной тесноте или неустроенности временного лагеря вспоминать о всяких глупостях казалось неуместным.
   Кстати все амазонки в походе одеты были в просторные шаровары и забавные такие полотняные накидки, стянутые по бокам завязками, а спереди и сзади сплошные. В них не жарко и движений они не стесняют. Девицы из семей членов экспедиции эту придумку переняли, но от юбок не отказались. И ещё одно отличие бросилось в глаза: воительницы всегда голоухом, с косами они, или коротко стрижены, а женщины из королевства хоть минимальную шляпку, но к макушке обязательно пришпиливают. Подмечая это Базиль припоминал разборку с выкройкой капора и коварство избранницы вызывало в нём чувство уважения. Ведь она свои короткие косички никогда ничем не прикрывает, а такой заинтересованный вид имела, притворяясь одной из многих.
   Ну, так, про учёность. Окрестности они обходили вместе с агрономом, прокапывая в земле ямки такой ширины, чтобы только лопатой можно было действовать. Качество почвы, толщина плодородного слоя, и свойства глины, до которой старались обязательно докопаться - всё привязывалось к плану местности, который тут же и снимали. Агроном, кстати, мужчина из страны амазонок. Дядька как дядька. Незашуганый. При ком он тут из женщин свиты его супруги или, может статься, что сам по себе - не этого стал уточнять. Погодит маленько, да и разберётся что к чему. Ещё на одного парня обратил внимание, тоже амазонянина. Плетельщик корзин. Виртуоз. И опять же не понял кто его хозяйка - все женщины с ним доброжелательны.
   Ещё были обязательные визиты к соседям - местным жителям. Кланялись им подношениями: тканями, швейными принадлежностями добротной выделки, керамическими инструментами тоже отменного качества. Косы, серпы, скребки и резаки - это в хозяйстве лишним не бывает.
   - Ох, спасибо! - с поклоном благодарили они. - Вы, господа хорошие, заходите, обедом угостим!
   Обычно Базиль с Зоей соглашались. Уж очень интересно было общаться с этими людьми. Да и о местности они знали ой как много!
   Ну, вот и сейчас, один из крестьян с приветливой улыбкой придержал дверь своего дома.
   Уселись за большой добротный стол в кухне. Огляделись. Помещение было маленьким, да и мебели-то всего ничего! Обеденный стол, две широкие скамейки, и белая каменная печка.
   - Клавка! - с воодушевлением крикнул крестьянин.
   Из соседней комнаты выбежала пухленькая женщина лет тридцати пяти. Круглое добродушное лицо, широкие темные брови, толстая коса до пояса - вот так жена!
   - Сооруди-ка для наших гостей поесть чего-нибудь! - тут же скомандовал крестьянин.
   Женщина повернулась к печке и захлопотала, изредка выбегая за продуктами в сени.
   - Как звать-то тебя? - спросил Базиль у хозяина дома.
   - Сенькой меня люди кличут, да и вы, господа хорошие, так зовите! - с улыбкой ответил тот.
   Базиль назвал свое имя и имя жены.
   - Как урожай-то нынче? - неторопливо начал он, умышленно предрасполагая хозяина к разговору на тему, которая для него привычна.
   - Хорош, - поглаживая бородку, отозвался Сенька. - Даже трава вона как вымахала! Только успевай косить! - крестьянин поморщился. - Дожди бы только сейчас не пошли!
   - А должны? - присоединилась к беседе Зоя.
   - А как же, - хитро стреляя глазками, отозвался Сенька. - Скоро пойдут. Ох, поганцы, всю работу косарям попортят!
   Наконец, жена Сеньки подала обед. Отварное мясо - убоина, как её тут называют, с молодой отварной картошечкой, посыпанной укропом. Жиров, растительных или животных в явном виде заметить не удалось.
   А потом был гороховый кисель - раньше такого пробовать ни Базилю, ни Зое не довелось. Густо, сытно, и... не смертельно, как оказалось.
   - Много тут людей живет? - спросила Зоя, прихлебывая духовитого напитка.
   - А, - махнул рукой Сенька. - Безлюдные тут места: на день пути в округе только семь селищ, да и те невелики!
   - Не ссоритесь с соседями-то? - поинтересовался Базиль с полуулыбкой.
   - Какие ссоры, господин хороший? - удивленно отвечал Сенька. - Вражды нам не надобно, мы люди мирные!
   - Ну и правильно, - довольно кивнул Базиль. - А нам с Зоей уже пора!
   - Да, спасибо тебе за угощение, накормил, напоил, разговорами развлек! - Зоя улыбнулась, поддерживая мужа. - Домой нам надо.
   - Ну, надо так надо, я ж не держу! - понимающе кивнул Сенька.
   И Базиль с Зоей, вполне довольные полученными сведениями, направились в сторону лагеря.
  
   ***
  
   Тип здешнего жилья воодушевления ни у кого не вызвал. На столбы положены балки, а поверх них плетни, заваленные глиной. В доме - лес из колонн: подпорки приходится ставить часто.
   Еще два важных открытия сделал. Отыскал известняк и обнаружил, что леса по окрестностям в основном перезрелые. Бурелома и выворотней полно, гнилых стволов много. Основные породы здесь - сосна и берёза. Дубы не встречаются совсем, зато лиственницы попадаются часто. А ещё много орехов. И кедровая сосна обещает в этом году обильные сборы, и лещина уродила великолепно. А вот ягод нынче немного.
  
   ***
  
   Место, куда свозили груз, оборудовали палатками как временное пристанище, где и обитали, пока не выбрали подходящую площадку под постройку капитального жилья. А с этим не всё просто. При таянии снегов в этих местах идёт подтопление, так что устраиваться следует на возвышении. Есть такие места, однако далеко от будущих пашен или огородов. Вот тебе сразу и вилы. Получается, что зимовать с припасами и пережидать половодье следует в одном месте, а как спадёт вода - разъезжаться по многим пунктам. Летнее жильё, выходит, имеет смысл возводить лёгким, а зимнее - тёплым. И если сразу так дела не спланировать, то получится сплошное мучение, которое, скорей всего, этим же возведением двойного комплекта построек и закончится. Тем более что, судя по некоторым признакам, местные тоже от этого обстоятельства страдают - поля-то у них от домов расположены далеко и рядом с ними разные шалаши или балаганы встречаются практически повсюду. Выглядят эти сооружения незавидно, легко приметить, что нижняя часть не раз размокала, а потом просыхала.
   Опять же высокая вода приносит что-то плодородное, то ли ил, то ли торф. От этого урожаи на подтопляемых местах радуют изобилием, если не вымокают и не сгнивают от дождей. Но и сам взрыхлённый слой может быть смыт, если паводковые воды проходят через него потоками, зато поверх задернованных мест в таких случаях как раз и наносится больше всего этого самого ила, потому что он задерживается в прошлогодней траве, которая потом ужасно мешает при вспашке. Одни сплошные сложности и неоднозначности.
   А ещё масса тяжелого труда и по переноске тяжестей, и по валке леса и по доставке к месту постройки брёвен. Именно в этот момент отряд амазонок и оказался более всего кстати. Они непринуждённо заменили мужчин в дозорной и разведывательной деятельности. Уходили и возвращались, доставляя кроки всё новых и новых участков местности, рассказывая о сделанных открытиях, найденных тропах и проходах, наблюдениях за перемещениями соседей или появлении торговца в лёгкой лодочке. Зоя тоже ходила в поиски, и было не похоже на то, что в этой группе она лидирует. Её "особость" бесследно улетучивалась, как только она пропадала из поля зрения мужа. Или думала, что он не видит. Естественно, семейная жизнь в такие периоды велась исключительно методом сна в одной постели. Именно сна, крепкого и беспробудного.
  
   ***
  
   Удобное место на взгорке у кромки болота позволяло, если его как следует укрепить, контролировать, пожалуй, самый удобный проход из Заболотья на север. Поиск, проведённый вдоль восточного края трясины показал, что устройство пути в той стороне - дело значительно более трудное. Ещё два прохода по подсказкам местных жителей отыскали прямо через топи. Там, как ни странно, если долго не было дождей, тоже возникали вполне приемлемые пути. А, если иметь с собой лёгкую лодочку, то, почитай, в любом месте в любую погоду пробраться оказывалось возможным. Легенды о непроходимости этого участка оказались сильно преувеличены. Во всяком случае, на меру сил тренированных подвижных амазонок тут только слепоглухонемой дебил с дорогой затруднится, если его перед этим как следует испугать.
   Засасывает только размокший грунт на кромке твёрдой земли и водной глади, по которой никто не мешает просто проплыть, не баламутя ногами дно, так что достаточно перекинуть через эти зоны мостки, да спустить на воду плавсредства. Никакого смысла лезть в трясину просто нет. Зато версия о том, что зимой болота замерзают, не подтвердилась. Местные жители уверяли, что ничего с ними не делается, изредка где-то по кромочке замечали тонкий ледок, но основные пространства так и чернели стоялой водой, как ни в чём не бывало. Вот тут-то Базиль и призадумался. Картинка-то совсем непохожа на ранее предполагавшуюся.
   Мосток рядом с местом будущего зимнего городка перекинули через набухшую влагой береговую полосу грунта ещё до того, как приступили к возведению первых построек. Спустили здесь на воду три лёгкие лодочки и девчата-амазонки теперь уходили в дозоры и поиски попарно - как раз одно судёнышко их уверенно держало, да маленько припасов в дорогу.
  

Глава 5 Обустройство

  
   Летом валить лес на постройку - это только если шибко торопишься. Растения в этот период богаты соками, которые не так-то быстро испарятся из толщи древесины при сушке. А постройки, возведённые из непросохших брёвен - недолговечны. Базилю это не нравится, вот как-то не так его учили, чтобы он тратил силы свои и других людей на времянки, которые сгниют или истлеют через несколько лет. Поэтому на первую зиму задачу надо решать по упрощённой схеме, не связанной с чрезмерными затратами. Получается - землянки и курени. А лучше всего с точки зрения экономии труда и стройматериалов для возведения помещения на одну зимовку подойдет одно здание, сразу рассчитанное на полсотни человек.
   Сел с карандашом, почеркался на листе бумаги, посчитал сколько чего потребуется, да и трудоустроил всё мужское население на трудовой подвиг. Дело в том, что каменным или керамическим инструментом обрабатывать древесину - дело небыстрое. Вот потому то и прихвачены с собой несколько бочек земляного масла и система наддува, состоящая из мехов и кожаного шланга, а также керамическая горелка в надёжном держателе. Один работник нагнетает воздух, а второй острым язычком пламени пережигает ствол предназначенного к валке дерева и самые крупные сучья - остальные отрубают топорами и, навалившись большой командой, перетаскивают хлыст на стройплощадку. Получается довольно быстрый прирост кучи материала, благо толстомеры их нынче не интересуют. А строители ставят столбы, поверх них кладут балки, всё это увязывается верёвками, накрывается плетнями и засыпается глиной, которую тут же уплотняют. Да, окон в этом убежище не будет, потому что большинство помещений не имеет внешних стен, да и устраивать остекление во времянке нет никакого смысла. Освещение обеспечат топки печей, которые уже устраивают - простые, незамысловатые и не чересчур экономные.
   Проходы, перегородки, зыбкие плетёные из ивняка полы - всё на скорую руку. А вот просторный навес для сушки древесины возводится капитально - он сам будет просыхать столько же, сколько прослужит.
  
   ***
  
   Дела на строительстве советник держал под плотной своей опекой, и у Базиля оставалось немало времени на то, чтобы понаблюдать за тем, что творится вокруг. Покомандовать он желания не испытывал и то, что время от времени старый царедворец спрашивал у него совета или разрешения - это просто символическое действие, чтобы успокоить самолюбие принца - тут никаких иллюзий юноша не питал. Этот приём опытные старшины всегда применяют в отношении молодых командиров и, если не валять дурака, корча из себя первого после Бога, пользоваться такой ситуацией можно с великой пользой.
   Интересно было, прежде всего, поведение амазонок. Основная их группа, человек семь, разместились в одном помещении, но три женщины поселились в маленьких комнатах с мужчинами. Агроном, плетельщик и ещё один парень оказались вроде как семейными людьми, последовавшими за жёнами к месту их службы. Третий - гончар, что неудивительно - распространённая профессия.
   Секретарь советника, стряпчий и его помощник практически постоянно пропадали в отлучках - объезжали местные поселения, переписывали жителей, не забывая приносить дары и уточнять на по-прежнему несовершенных картах детали рельефа, названия рек и ручьёв. Каждого из них в пути сопровождала одна из дев-воительниц.
   Основная же часть стражниц каталась по болотам на лодочках, петляя между островами, разыскивая проходы всё дальше и дальше. Создавалось впечатление, что лабиринт озер - это огромная путанная водная система, позволяющая на лёгком судёнышке пересечь всё расстояние от восточного хребта до западного.
   А еще с мостков, к которым причаливали лодки, девушки купались обнаженными, что вызывало неизменный интерес мужского населения. И вот ведь странно, не стеснялись они своих тел, словно собственная кожа для них ничем не хуже одежды. Хотя, пожалуй, нет. Выбравшись на берег, они быстро и энергично вытирались заранее припасёнными полотенцами, а потом одевались. Здесь в Заболотье климат забавный. На припёке тепло, но движение воздуха с севера заметно почти всегда, и несёт оно прохладу. А если потянуло с юга - вот тебе и тучка с дождиком, но этим летом подобное случалось редко. С других же направлений ветра не бывает - горные хребты надежно заслоняют долину и с востока, и с запада.
   Так что гончар, когда готовил обжиговую печь, то на оба направления ветра сделал варианты труб, так чтобы тяга образовалась правильная. Он, правда, пока в основном кирпичи формовал для очагов и каминов, но уже и круг подготовил, и ямы для вызревания замесов под серьёзные изделия. Обустройство на новом месте - дело хлопотное. Мужские руки нарасхват, но и для него нашлись помощники, когда понадобилось.
   Пешую группу разведчиков Большого Королевства отправили домой через горы. Надо тропу отыскать, да разметить, да ночлеги оборудовать. Отсюда до ближайшей станции конорельса по всем прикидкам получается с неделю пути, только вот сам этот путь наладить необходимо. Ещё приходила лодка - восьмёрка от морского побережья. Специально спортивную модель использовали из-за мелкой осадки и хорошего хода на вёслах. Пришла почта, справочники из библиотеки поспели. Многие читали письма и писали ответы - сообщение с домом не потеряно.
   Относительно перспектив нападения Осборна, как отписал папенька, ситуация запутывается. То есть разведывательная деятельность вероятного агрессора и в Большом Королевстве, и в Амазонии по-прежнему отмечается, причём, в обоих случаях, наибольшая активность шпионов наблюдается именно в направлениях границ с Заболотьем, но вот само Осборнское войско никак не приведёт к покорности кагана Арти -затягивается кампания. Армия углубляется всё дальше и дальше в степи, присоединяя к королевству стойбище за стойбищем, а генерального сражения добиться не удаётся - не идёт каган на битву, налетает малыми отрядами, треплет слегка, а потом уходит в отрыв. Благо, на просторах степей места для маневра у него достаточно.
   Ну что же, это просто-напросто даёт поселенцам больше времени на подготовку.
   Перечитал сообщения о делах семейных от мамы, от братьев и сестёр - дома всё ладом идёт. Габи опять начала встречаться с тем самым парнем, с которым ещё со времён учёбы водила дружбу и уже подумывает, а не открыть ли ему их маленькую семейную тайну. Просит совета, как поступить, чтобы не шокировать своего избранника. Он, хоть и маленько не от мира сего, шибко увлечён селекцией какого-то необыкновенного сорта ореховых кустарников, но кто знает, как среагирует на причастность к высочайшему дому? Стеснительный шибко. Посоветовал ей обратиться за помощью к папеньке - если лицо в стране высочайшее ради дочкиного спокойствия поинтересуется перспективами выведения новых сортов сельскохозяйственных культур и сведёт некоторые знакомства в среде учёных растениеводов, то потом юноша не будет так уж сильно шокирован, оказавшись в присутствии августейших особ.
  
   ***
  
   Строительство продолжалось. Баня и прачечная, кухня и пекарня, мастерские, дровяники, сеновал, хлев, конюшня - хоть и по временному варианту всё это возводилось, но когда нужно сделать быстро и много, то сидеть без дела некогда. Опять же шахтную печь для производства цемента возвести требуется, а для неё одного кирпича нужно больше, чем для всех отопительных устройств посёлка, да для пережога дров на древесный уголь подготовить установку - а то ведь без этого саму печь не запустишь. Обустраиваться они намерены добротно и неторопливо.
  
   ***
  
   Объехать водно-болотные просторы лучше самому. С Зоей - она не раз уже по ним плавала, разбираясь в хитросплетении проток. Но и своим глазом на это всё поглядеть следует обязательно - как-никак - основное укрепление на пути ожидаемого нападения. Тут без хозяйского глаза не обойтись. Лёгкая лодка, два однолопастных весла и два шеста, плюс длинный багор. Маленькая палатка, котомка с харчами, да две вязанки дров - с топливом в плавнях напряжённо.
   Хоть и лето нынче, но надеть тёплые штаны жена ему порекомендовала решительнейшим образом - над водой тянет холодом. И поясницы укутали шерстяными шарфами. Базиль и не думал упрямиться или привередничать - он давно уже большой мальчик и доверять опытным людям считает нелишним.
   Как раз с утра и до вечера хватило времени на то, чтобы пройти ранее описанный участок, сверяя контуры берегов с тем, что положено на план. В сумерках поравнялись с островком, куда раньше них прибыла вторая лодка с двумя девчатами, ушедшая в поиск тремя днями раньше. Такие участки суши здесь редкость и ради ночлега на твёрдой земле погрести часок-другой - труд невеликий. Тут образовалось что-то вроде базы на полдороге к восточной оконечности водной системы. И ствол упавшего дерева решает задачу выхода на берег без погружения ног в топь раскисшего прибрежного грунта.
   Зоины подруги обрадовались дровам - они по топливу уже сидят на голодном пайке. Сварили ужин, добавили к своей карте начертание исследованных коллегами проток - и на боковую. Намахались вёслами, петляя в лабиринте извилистых путей, обходя то невесть откуда взявшиеся кочки, то заросли тростника.
   Утром подружки заторопились домой - у них истекал срок автономности. Попросту говоря - харчи подошли к концу. Рыба здешняя - мелкая и костлявая - всем не нравится, а охотиться на водоплавающую птицу - так её, пока приготовишь, то уйму топлива изведёшь. Разных сырых палок по окрестностям набралось немало, однако лежат они на открытом месте пока не просохшими. Воздух тут сырой, поэтому сушка продвигается медленно.
   Дальше путь лежал через ещё неисследованные места. Пару раз их заводило в тупики, один раз попали в "обводку", когда сами не поняли, каким образом вернулись туда, где были пару часов назад. Потом вообще заблудились, закрутившись среди мелких и узких каналов среди десятков неотличимых друг от друга островков, из которых, кажется, некоторые не стояли на месте. А на ночлег вернулись туда, откуда стартовали утром - когда положили на бумагу контуры своих сегодняшних плутаний, выяснилось, что это недалеко.
   Зоя кормила дровами костёрчик, над которым в горшочке булькала вечерняя каша, а Базиль припоминал то, что успел приметить. Явно теплолюбивых змей или черепах в этих краях он не приметил. Лягушки, тритоны, уйма насекомых. Птиц тут умеренно. Не сказать, что так и кишат. Ни бобров, ни выдр он тоже не видел, или других плавающих зверей, зато хищные птицы встречались - парил кто-то в вышине, а потом камнем упал вниз.
   Из деревьев преобладает плакучая ива. Есть клёны, берёзы, и многие другие, названий которых он не знает. Те, что подальше от воды - стоят прямо, а остальные наклонены от берега - будто их подмыло. Как, интересно, это могло случиться в стоячей воде? Дно всюду илистое - шест вязнет, и действовать им очень тяжело. Вязкость прибрежной полосы грунта отмечается повсеместно. То есть почва у уреза воды состоит преимущественно из органических остатков, пропитанных влагой. Те, что тяжелее воды - на дне, те, что легче - скопились по берегам. Но полей сплошной трясины, о которых он читывал в книгах, встретить не удалось. Похоже на какое-то равновесие, когда приросшую органику отсюда периодически сносит. Тогда, выходит, в период половодья в этих местах проходят некие бурные потоки, всё перебаламучивающие и увлекающие уйму плодородной субстанции в Болотку.
   Потоки. С севера, конечно, подходят воды талых снегов, да с горных склонов с востока и запада. И дождевая влага тем же путём пойдёт - сходится картинка. Вот это да! Тут же, в этой долине, если хорошенько подумать, можно той же ржи или гороха столько вырастить! Только сообразить, как не дать половодью пашню размыть, да способ уборки урожая в дождливую погоду разработать и реализовать. Тут же бросился записывать мысль - это обязательно надо додумать. Даже не заметил, что суженая ложку за ложкой подаёт начавшую остывать кашу прямо ему в рот. Очнулся.
   - Ты, Базенька, умный. Записывай, что выдумал, я похлопочу, - это что, насмешка такая в амазонском стиле? - А, хочешь, я нам деток нарожаю? - Ещё хлеще! Уже на признание в любви похоже, только наполнено оно чистой конкретикой!
  
   ***
  
   Ночь прошла в полном согласии. Зоя словно вспомнила, что они супруги и, была ласкова и покладиста. А Базиль, кажется, сообразил, что жена его - существо ужасно стеснительное и не склонное к откровенности, если подозревает, что о её делах или мыслям станет что-нибудь известно тому, чьим ушам или глазам это не предназначено. А как только остались они надёжно наедине, и словно подменили её.
   В течение следующего дня снова продвигались на восток, на этот раз значительно успешней. Попали в протоку, которая, хоть и петляла, но уверенно вела их всё дальше и дальше. Даже течение в ней обозначилось, и ещё она сильно приняла к югу. Вскоре сообразили, что это они в Болотку вошли, или в одно из русел, из которых она собирается. Ширина здесь невелика, берега покрыты густым лесом и стволы упавших в воду деревьев затрудняют плавание. А вот справа просторная скошенная луговина, и, судя по пометкам на плане, те строения, что на её дальнем краю, это род Луки, самое близкое к болотам селение.
   Пристали к брёвнам, с которых, судя по всему, местные жители черпают из реки воду. По стёжке прошли к жилью, что у людей, занятых делами на подворье, обеспокоенности не вызвало - за дреколье никто не схватился.
   - Здравствуйте! - начинать речь с этих слов Базиля научили ещё в детстве. - Скажите, правильно ли мы к старшине Луке попали?
   - Здраствуйте! Верно вы вышли. Я Лука, - пожилой бородач выглядит приветливо. Догадался, не иначе, откуда они. И, понятное дело, ожидает чего-то в дар.
   - Я Базиль из городка, что у восточной кромки топи, а это жена моя, Зоя. Мы осматриваем здешние края и знакомимся с людьми, что тут проживают, - в двух словах рассказать о себе и своих намерениях в этих краях считается пристойным. То есть незнакомец сразу понимает, чего ожидать и чувствует себя уверенней. А начнёшь непонятки городить или таинственность изображать, так вон у хозяйских сынов топоры под рукой, и юноша с луком справа скучает. Местные - они ведь в лесу живут и держатся сторожко. Соседей-то, почитай, всех знают в лицо, а от нового человека чего ждать: выгоды или беспокойства, не ведают. А, скажем, сразу путникам опасение показывать - не к лицу это, несолидно, к себе неуважение получается.
   Такие вот мысли пронеслись в голове у юноши. И ещё он заметил, что пластика тела у жены изменилась. Внешне - спокойна и безоблачна, а что-то в ней напряглось. Готова к драке. Но ни к чему это оказалось.
   - Радостей тебе, правитель здешний герцог Василий Болоцкий, и герцогине твоей Зое долгих лет и весёлых деток, - огорошил старшина гостей приветствием. - Ты не сомневайся, не забудем мы, привезём по осени два куля ржи за косы, что ты нам с людьми твоими давеча посылал. А пока отведай нашего угощения, у хозяйки моей Степаниды кисель с голубикой поспел.
   - Вот дела, - размышлял Базиль, чинно уплетая вкуснятину, где и нотки мёда слышались, но не приоторно, а в самую пору, - стряпчий-то экую хитрость учинил. Всего два не слишком понятных слова: "правитель" и "герцог", которые использовали посланцы, рассказывая о человеке, приславшем полезные вещицы. Ведь жители здешние знают старшинство, уважение, подчинение. А понятие "править" у них связано обычно с доводкой режущей кромки инструмента. Он же сам обращал на это внимание, когда наносил визиты ближним соседям. Правитель в их понимании, это, скорее, точильщик. А слово "герцог", может быть, воспринято как часть имени.
   Зато теперь, спроси кто имя здешнего правителя, всяк тут же вспомнит про славного герцога Ваську Болоцкого - доброго парня, присылающего отличные инструменты, которые, судя по всему, сам же и правит. Вот оно, филигранное мастерство искусных крючкотворов, отправленных папенькой вместе с сыном на непростое дело.
   Базиль невольно вспомнил дом, семью. На душе потеплело, но ласковая волна, прошедшая по всем жилочкам не несла в себе грусти. Он не одинок, не брошен один барахтаться в неведомых проблемах, а часть тщательно подобранной команды. Правда, роль у него по сценарию несколько демонстративная, символическая, что ли. Дирижирует-то советник. Да и пусть себе. Сам-то он нынче пока скорее, заготовка, чем что-то реально ценное. Вот и будет набираться опыта и становиться среди своих людей действительно полезным компонентом постепенно обретая нужные свойства. Вообще-то его больше тянет на решение конкретных задач, чем на координацию реализации масштабных замыслов. А распушить хвост или надуть щёки - это он будет проделывать тогда, когда от этого есть реальная польза.
   Вспомнил, как в навигаторской школе сержанты "обламывали" дворянских отпрысков. Кичливость и заносчивость барчуков уставом не предусмотрена, а дисциплина - одна на всех. Тихий и исполнительный сын писаря, со своими аптекарскими привычками мог рассчитывать на поблажку, когда плоховал, но не те, кто смотрит искоса или разговаривает сквозь зубы. Пробежав памятью по последним годам, вдруг понял, что его ни разу не ставили никому в пример, не назначали контролёром за исполнением каких либо работ. Словно оберегали от возможности вызвать зависть или неудовольствие товарищей. Сейчас, оглядываясь в своё недалёкое прошлое взглядом взрослого женатого человека, Базиль вдруг необыкновенно остро почувствовал благодарность к родителям за такую заботу о себе.
  
   ***
  
   Обратно в строящийся город Базиль вернулся задумчивым. Нет, не о глобальных проблемах или отдалённых планах размышлял он. И не о женщине, которой всегда рад. Даже не о том, как сложатся отношения внутри их образующегося сообщества или самого этого сообщества с местным населением. Загвоздка была в огромном пространстве болот. Его необходимо контролировать, то есть - это просторная и сложная акватория, на которой требуется постоянное присутствие вооружённых судов с боеспособными экипажами. Без этого возможный противник, спустив на воду простейшие лодки или устроив мосты из плотов, беспрепятственно проникнет в Заболотье. Вот так, по-военному сформулировал он задачу.
   Переговорил и с советником, и со стряпчим, обсудил детали с амазонками, которые по этим местам немало поплавали. Посоветовался и с мастерами. Лодочного среди них, правда нет, но это - уж как вышло, так и есть. Кто же мог предположить, что в нём возникнет надобность, тем более что и малых яликов и вместительных шлюпок у них в достатке. Только вот на большой посудине не везде тут проберёшься, особенно с учётом выноса вёсел, а на утлой скорлупке неудобно ночевать среди берегов, выбираться на которые порой себе дороже. С маленькой лодки, пардон, даже нужду справить - и то затея рискованная.
   Одним словом, возникла у Базиля задумка соорудить катамаран длиной шесть шагов и шириной три. Обязательно с будкой для ночлега и очагом для стряпни. Вот только, чем приводить его в движение - проблема. Однолопастные незакреплённые в уключинах весла неважно вписываются в эту затею - ими неоткуда грести, если в пытаться гнать кораблик одиночку, а гребные колёса увеличивают поперечный размер, да и конструкцию утяжеляют, а забота о малой осадке для всей этой затеи - основополагающая. Надстройку и без того придётся из коры выклеивать, а то, если деревянную соорудить, так притопит она кораблик своим весом.
   Базиль нахмурился, но почти тут же его лицо озарила улыбка: в голове появилась идея. Вернее, даже не одна, а целый образ будущего судна во всех деталях. Кажется, он уже всё сообразил. Проект потихоньку оживал в его воображении.
  

Глава 6 Кораблишко

  
   Любое судно, мало оно или велико, это результат опыта многих поколений мастеров и работников самых разных направлений. Базиль этому учился. Немного, буквально чуть-чуть, но достаточно, для того, чтобы не хвататься сгоряча за инструменты и начинать городить не пойми что из всего, нашедшегося под рукой. А под рукой у него не так уж много материалов, традиционно применяемых для постройки бороздителей водных просторов. Ни заранее подготовленной и пропитанной коры для обшивки лёгких лодок, ни просушенных жердей для каркаса, ни проваренных в смоле бечёв для сшивания. Да ничего здесь не припасено.
   Зато есть у него рецепт водостойкого конопатного клея, основанного на применении земляного масла. То есть высыхает он относительно быстро, а потом его снова можно растворить. А ещё он прекрасно липнет к древесине, этим самым маслом от гниения пропитанной. Затвердев, он не становится твёрдым, а делается упругим, и не особенно прочным, то есть на разрыв, сдвиг или скручивание держит неважно, на сжатие - превосходно, а на изгиб - приемлемо. Потому, что вместе с волокном он образует превосходный прочный шов, отлично сохраняющийся даже в самых суровых условиях, и пропитывают им паклю, которой конопатят щели.
   Более того, с занятий по борьбе за живучесть корабля, юный герцог отлично помнит, что заделка пробоины плетёным щитом, промазанным этим самым клеем - стандартный приём. Ну, так у него тут имеется всё необходимое для приготовления этого клея, пакли у окрестных жителей много - сажают они лён и пенька в их хозяйствах водится. А главное, он видел, сколько ивовой лозы заготовлено у корзинщика. Плети себе катамаран, обмазывай его клеем - никуда эта упругая субстанция из промежутков между прутьями не денется, тем более, с волокнистым наполнителем. Крышу надстройки тоже из этого материала следует сделать, тогда на неё и встать будет возможно без риска проломить. А туда - буссоль и дальномер зеркальный. Точно, а то замучались уже сводить воедино изображения фрагментов акватории, нанесённые на планы разными группами - вечно ведь протоки на них не туда попадают, потому что из-за отсутствия привязки к единой сетке не выдерживаются расстояния, отчего объекты местности смещаются.
   Нет, кое-какие ориентиры используются, и углы ручными буссолями берутся, но этого для нормальной картографии маловато.
   Ладно, коробку он соорудит. А вот чем её, голубушку, двигать? Допустим, приладит он в канал между поплавками гребное колесо с педальным приводом.
   Допустим.
   Прорисовал.
   Громоздко, и тяжеловато. Лучше, чем с двумя колёсами, однако в надстройке становится тесно - как раз в неё и попадает механизм. А как мысленно надел сверху кожух, да представил себе раскоряку ног при движении - получилось, что в рубке всего-то и места осталось, чтобы вокруг этого сооружения протиснуться бочком. Нехорошо.
   Чем ещё можно от воды оттолкнуться? Винт в теории упоминается. Прикинул, как пропустит наискосок длинный вал и станет вращать его рукояткой. Мысленно разместил крепления, положение "гребца" во время работы - тут без рулевого обойтись не получается, то есть, в одиночку с таким движителем управлять катамараном будет трудно, или надо городить клиноремённую передачу и на ведущий вал насаживать педали.
   Прорисовал. Не так громоздко, как с гребным колесом, но тоже не подарок, однако надо дальше соображать. Есть ещё реактивный принцип, то есть насосом гнать воду назад с кормы. Прикинул, как поставить обычную помпу для осушения корабельных трюмов, так, чтобы с кормовых выступов можно было качать её коромысло вдвоём или в одиночку. Вот. Заиграло. Пространство в будке от такого решения не уменьшается, не так уж сложно действовать румпелем, потому что всё равно "гребец" расположен на корме. Да и возможность выставить выходной шланг в любую сторону - это же отлично. Хочешь - вперёд плыви, хочешь - назад.
   Базиль улыбнулся, полностью довольный собой и сел прорабатывать разные варианты.
  
   ***
  
   Плетельщик корзин долго разбирался со сделанными Базилем эскизами. Приятно было на парня посмотреть - сразу видно, что идея его увлекла и решение, скажем, проблемы носового окончания, или, например, плоского дна в исполнении из прутьев - это действительно безумно интересно. Наконец, связки лозин разной толщины погружены в глубокие кадушки и залиты тяжелой фракцией земляного масла. Лёгкая фракция пойдёт на растворение клея, а среднюю древорезчик особенно охотно использует, она хорошо создаёт длинное пламя на выходе из форсунки, удобно с ней работать. Перегонное устройство - несложная штука, гончар давно его сделал, а следующую партию этого масла привезут через месяц из Большого Королевства, хотя и старый запас далёк от исчерпания. Опять же предстоит принять в приготовленные кладовые и приличное количество муки, крупы, мясных консервов в больших стеклянных банках - сами-то поселенцы полностью продовольственно зависимы от пославших их государств - нет у них никаких видов на урожай. Да, собственно и в отношении будущих полей и огородов движений никаких особенных пока и не было.
   Из Амазонии доставят сыр, мыло, соль и растительное масло, и, опять же, массу разных мелочей. Жильё у них готово. По комфорту оно пока больше похоже на пещеры, но пещеры сухие, отапливаемые, вентилируемые - так что особого дискомфорта нет.
   Большие шлюпки курсируют между точкой, до которой поднимаются от моря нашивы с грузами. Там тоже есть уже и склады, и навесы, и жильё для грузчиков. Базиль время от времени интересуется у советника, как идут дела, но встревать в бурный водоворот хозяйственной деятельности избегает. Его по-прежнему не оставляют заботы о патрулировании болот, о приведении в движение кораблика, без которого с наступлением холодов плавание по огромной внутренней акватории превратится в дело трудное и крайне неудобное.
   Пожарную помпу в качестве движителя он опробовал на большой лодке. Не понравилось ему. Как-то оно не то. И раскачка корпуса получается, и ход маловат, и усилия какие-то утомительные приходится прикладывать. Не заиграла идея. На бумаге красиво, а на деле - неважно.
   То есть, реактивный привод, это, конечно, не хуже, чем вёсельный или колёсный, но вот что-то он не так он тут делает.
  
   ***
  
   В древорезной горелке жидкое топливо засасывается прямо из резервуара за счет того, что струя воздуха дует мимо среза трубочки, идущей к сосуду с топливом. То есть поток воздуха, пролетающий мимо, сначала засасывает жидкость, а потом ещё и отбрасывает её. Базиль задумался: "А что, если и ему качать не воду, а воздух? Ведь он меньше сопротивляется, значит легче пойдёт! - парень довольно кивнул своим мыслям. - И вот он-то, воздух, как раз и станет толкать воду за корму, давая лодке нормальный ход!"
   И уже на ходу, находясь в радостном возбуждении исследователя, додумал: "Просто нужно сделать это место такой же формы, как в горелке, а резервуаром послужит вода в самом болоте, которую никуда не нужно наливать - ведь аналог самой горелки он как раз туда и опустит. Так что с одной стороны вода к соплу подойдет самотёком, а потом струя воздуха вытолкает её назад!"
   Чтобы не мучиться с макетом, взял готовую древорезку, только вместо горючего залил в бачок воду. Опустил сопло за корму лодки и, накачивая воздух мехом, открыл регуляторы подачи воды и воздуха на максимум. Конечно, сечение трубок маловато для того, чтобы вся сообщаемая рычагу меха-нагнетателя энергия передалась воде, это он преодолевает своей силой сопротивление, создаваемое отверстием недостаточного диаметра.
   Как и планировал отсоединил и топливный резервуар, чтобы вода попадала к месту среза нагнетательного патрубка самотёком. Снова поднажал на привод мехов. Хм. Чем шибче наваливаешься, тем энергичней движется лодка, хотя, вёслами он бы, пожалуй, быстрее её разогнал. Да и скорость, в конечном итоге, не ахти.
   - Привет, Баз, - знакомо-незнакомый парень с подошедшей с низовий шлюпки. Ба! Да это же Тим, с которым они вместе учились в школе, а потом иногда мимолётно встречались в городе.
   - Здорово, Тимоха! Какими судьбами?
   - К отцу приехал. Он отписал, что тут у вас становится интересно и, вроде как, по части разных новшеств имеется потребность. Пригласил меня проведать его, и, если ко двору придусь, то и остаться.
   - Ко двору, это, что ли герцога тутошнего? - лукавит Базиль. - Придворным механикусом? Ты ведь, вроде на это направление налегал.
   - На это. А что, есть такая должность при здешнем правителе?
   - Есть. Уже две минуты, причём именно для тебя. Я как раз герцогом тут трудоустроился, и мне до зарезу нужно сообразить, как мелкосидящие катамараны приводить в движение, чтобы они по узким местам могли ходить.
   - Вот ведь! Ходил в школе глухой слушок, будто ты из барчуков, а я не верил. Да и ладно. - Тим перебрался с лодки на лодку и озадаченно уставился на собранное тут приспособление. - Ты что, действие закона сохранения энергии проверяешь?
   - В смысле?
   - Смотри, сколько препятствий, где приложенные тобой усилия тратятся понапрасну, - элемент за элементом недавний школяр показывал незадачливому экспериментатору места, где тот преодолевает трение, в том числе и воздуха о трубы, и воды о разные части конструкции. - Хотя, здравого смысла твоя задумка не лишена, но всё равно по коэффициенту полезного действия с веслом ей тягаться трудно.
  
   ***
  
   Тимоха, как выяснилось, был сыном одного из солдат из десятка, что "прикомандированы" к их экспедиции. Он как раз этим летом закончил ту самую школу, из которой батюшка король забрал Базиля - страшно подумать, как это было давно. В задумках с катамараном он разобрался быстро, приглядевшись к каркасу, на который плетельщик корзин уже прилаживал основу обшивки, достаточно уверено заявил, что лучше ластохода, движителя для этой затеи не найти, а собственно ласту - эластичную пластину переменной жёсткости, выпишет из одной мастерской, которую знает в столице. Там вообще-то доспехами занимаются, и упругие материалы, что получают из сока молочая, часто применяют в разных защитных устройствах. Так что по его эскизу легко сделают то, что нужно. А он пока над приводом покумекает - надо ведь вписаться в скромные габариты крошечного судёнышка.
  
   ***
  
   А вот идея с конопатным клеем едва не провалилась. Для его приготовления как раз и потребен тот же самый сок молочая, которого в Заболотье нет. Сами-то растения в этих местах встречаются, да только в нужные сроки никто их не заготавливал, вернее, не собирал жидкость из их стеблей. Плакать бы всей затее, но советник давно уже похлопотал, выписал этого самого клея несколько бочонков, поскольку о планах Базиля знал и действовал по своему разумению. Одним словом возникновение затруднения и его разрешение по времени отстояли друг от друга недалеко, поэтому до глубокого уныния от осознания своей непредусмотрительности Его Высочество дойти не успел. А вот на ус кое-что намотать ему пришлось. Это на счёт того, что ко всякому делу готовиться следует заранее, и хорошенько продумывать, загодя припасая нужные материалы.
   Когда пропитку и просушку судна завершили, игрушка вышла - загляденье. Окончания поплавков торчали вперёд и назад из-под кабины как раз на один шаг. Высота помещения позволяла в нём беспрепятственно лежать, причём мужчина помещался даже поперёк, потому что боковые стенки являлись продолжением бортов - рубка накрывала всю ширину настила. Гребец, сидящий в задней части кабины лицом вперёд, должен был выставить голову из расположенного здесь же люка - иначе сидящий человек здесь не помещался. Только если бы опустил ноги в трюм - в поплавок.
   Раскачивая расположенный между коленей рычаг, приводящий в движение ласту, гребец и кораблишко гнал вперёд, и рулил - движитель отклонялся и вправо, и влево, насколько позволяли ему поплавки. В результате поворотливость вышла приемлемая. А если нужно развернуться на месте, или попятиться - то тут, конечно, нужно выбираться наружу и работать вёслами.
   А еще в настиле между поплавками оставили люк санитарно-технического назначения. Глиняная печка-горшок и матрасик дополняли список удобств. Кабинка три шага шириной и четыре длиной для двоих дозорных или разведчиков - это очень хорошо. Плавучий такой домик.
   Испытания провели втроём - Базиль, Тим и плетельщик корзин. На дворе уже осень, дождики часто бывают, а в сухом помещении тепло и уютно. И тесновато. В длительное плавание лучше отправляться вдвоём. Выявили и устранили массу мелких неудобств. А некоторые устранить не удалось, но на следующих образцах они их учтут и сразу сделают правильно.
   Одним словом катамаран теперь пропадал в плавнях неделями, и широкополые шляпы, которые надевали на выставленные из люка головы, чтобы почти не прекращающиеся дожи не моросили внутрь, стали постоянной частью корабельного имущества.
   Зеркальный дальномер на крышу рубки Тим соорудил легко, можно сказать играючи, а вскоре вслед за этим многие детали ранее отснятых планов местности стали находить на карте свои более точные места. Базиль очередной раз пожалел о том, что в своё время лишился возможности посещать школу, которую успешно закончил его старый приятель. Там постоянно что-нибудь мастерили на занятиях, и обещали, что когда начнутся уроки физики - вот тогда и станет по-настоящему интересно.
   А еще его новый "придворный механикус" жёг земляное масло в горшочке, куда подкачивал воздух, и занимался всякими хитрыми измерениями, соорудив что-то вроде весов, но измеряющих не вес, а силу, действующую горизонтально. И не какую-нибудь абстрактную силу, а ту самую, с которой пламя, вырывающееся из горшочка, этот самый горшочек толкает. Пороховые-то ракеты на сухопутье военные применяют обычно для подачи сигналов, или против плотного строя, чтобы вызвать панику и расстроить неприятельские ряды. Или, скажем, по осаждённому городу их пускают в расчете поджечь деревянные постройки. Прицельность у этого вида оружия никудышная, да и в тех местах, откуда производятся пуски, бывает горячо, так что моряки с этими порождениями огненной стихии не связываются. А вот теперь Тим явно что-то новенькое затевает.
   На козлах в корабельном сарае собирается второй катамаран. Болота ждут своих исследователей.
  
   ***
  
   Население городка, именуемого теперь Болоцком, поскольку герцог, в нём осевший носит это имя, переехало в большой дом. В палатках стало холодно, да и от сырости они защищают неважно. А тут тепло, хотя и тесновато.
   Строительные работы прекращены. Основные силы брошены на заготовку топлива и ивовых прутьев. Дрова массово пережигаются в древесный уголь, а с плетёными конструкциями агроном что-то затевает, причём сразу в огромных масштабах. Толкует о илозадержании в период высокой воды. Длинные низкие плетни готовят в огромных количествах и расставляют там, где он указывает. К началу весеннего сева будущие поля должны покрыться сплошной сетью, задача которой не позволить плодородной субстанции быть унесённой куда попало. А на некоторые участки эти самые плетни просто кладут, прижимая сверху камнями или пришпиливая к грунту сучковатыми палками - это там, где в результате корчёвки пней, оставшихся после валки деревьев, был повреждён дёрн.
   Мудрит амазонянин - так нынче называют мужчин, прибывших в эти края вместе с жёнами-воительницами. Хотя, на счёт воинственности, это совершенно незаметно. Женщины, как женщины. Чуть удобней одеты - так шаровары уже и другие переняли, особенно молодёжь, в них ловчее. Что по три раза в день занимаются гимнастикой - так не только девушки или матери семейств к ним присоединяются, а и парни, и даже люди в возрасте - уж очень зажигательно у них выходит. Когда не в разведке - рукодельничают или на кухне хлопочут, а то и приборкой займутся. Как-то весело с ними. Мужчины в их присутствии подтягиваются, приосаниваются и глядят соколами.
   Тренировки с оружием они проводят отдельно от солдат Большого Королевства. Мечут камни пращой, из самострелов стреляют и очень много бегают, одновременно выполняя упражнения с длинными дубинками - палками длиной в полтора человеческих роста.
  
   ***
  
   Уже по осени провели обжиг известняка в шахтной печи - это такая длинная вертикальная труба, в которую сверху постепенно заваливают смесь древесного угля с обрабатываемым материалом, а вниз высыпается уже готовый продукт - пушонка, подкрашенная сажей. За несколько суток работы, на которые хватило подготовленной шихты - смеси исходных компонентов для загрузки в печь - негашёной извести приготовили большую кучу, которую всю забрали помощники агронома, только самую малость извели на кладочный раствор для стен нескольких скромных построек.
   Пока мужчины упражнялись с переноской тяжестей и укладкой их туда, куда следует, амазонки продолжали длительные прогулки по окрестностям. Дозорную службу несли и уточняли карты. Катамаран с кабиной им очень понравился. Особенно охотно в длительные экспедиции на нём отправлялась Зоя, обычно в паре с Лаурой, одной из своих подруг.
  
  

Глава 7 Зима

  
   Зима в этих местах оказалась со своими хитростями. Если в тёплое время ветры в этой местности дули преимущественно с севера, неся прохладный ветер, то зимой устойчиво тянуло с юга. Влажные массы воздуха приносили снегопады, но морозов не случалось. Температуры колебались вокруг точки замерзания воды, и ледяного покрова на водоёмах не образовывалось. Земля, укрытая белым пушистым одеялом не промерзала, но ощущение промозглого холода и студящего пронизывающего ветра создавали дискомфорт и располагали одеваться тщательно.
   Безветрия в естественном жёлобе, заключённом между двумя параллельно расположенными горными хребтами, почти не случалось. Если в лесу за деревьями было сравнительно тихо, то на болотах, среди открытых пространств задувало изрядно. Вот когда были по достоинству оценены рубки катамаранов, дающие надёжную защиту дозорным и исследователям!
   Базиль полистал свои записи времён учёбы в керамической школе и сварил стекла - торчащую над крышей корабельной надстройки голову гребца-рулевого теперь защищал прозрачный колпак, собранный из четырёх плоских листов. Да и в стенках самой рубки появились небольшие окошки - маленький флот совершенствовался.
   Тим, продолжавший эксперименты по сжиганию земляного масла в струе воздуха, постоянно приставал к Базилю со своими затеями: то ему требовались сосуды хитрой формы с по-разному расположенными отверстиями ничтожных диаметров, то возникала необходимость, чтобы материал этих изделий был ужасающе жаропрочен, то нужны были клапаны, выдерживающие высокие температуры. Керамика решала большинство возникающих проблем, но "правитель" оказался постоянно занят в гончарной мастерской, где листал записи, сделанные ещё в отрочестве во время учёбы у мастера Эгуора, пробовал разные варианты подготовки материала и размышлял над вопросами предотвращения усадки заготовок при сушке и обжиге.
   А Тимоха закачивал в свои устройства не только земляное масло и воздух, но и воду, причём подбирал диаметры цилиндров и поршней насосов, добиваясь определённых пропорций, в которых элементы смеси подавались в камеру сгорания. Колдовал над регулировками, сравнивал длины факелов пламени и достигнутых значений тяги. Погружал свои сопла в воду, после чего глиняные устройства разваливались в результате резких температурных перепадов, и снова приставал к Базилю, чтобы тот придумал более стойкую к разнице температур керамику, но тут тоже ничего не получалось.
   Наконец, когда Базиль уже совсем извёлся, этот умник соизволил поделиться замыслом, который так старательно таил. Он, видите ли, возжелал использовать для привода в движение лодки использовать не мускульную силу людей, а энергию, выделяющуюся при сгорании земляного масла. И получать эту самую энергию в огромных количествах ему удавалось. Сжигая жидкое топливо в струе воздуха, он в пламя ещё и воду вводил в распылённом состоянии. Получавшаяся парогазовая смесь оказывалась настолько горяча и с такой огромной силой вылетала через выходное отверстие, что душа радовалась. Только вот создаваемая реактивная сила казалась парню недостаточной, ему хотелось оттолкнуться не от воздуха, а от воды, чтобы его устройство отбрасывало назад существенную массу плотного вещества, отчего он ожидал значительного приращения тяги.
   Но погрузить глиняную по сути, нагретую конструкцию в воду никак не получалось, а разжечь топку, когда эта установка погружена и заполнена той же водой, вообще немыслимо. На счёт того, что эжекторный насос с ролью движителя прекрасно справляется, сомнений у него не возникало - это до разрушения конструкции они проверить успевали, тяга получалась замечательная, почти на десять ударов сердца, а потом... красивая, одним словом, затея. Сели рядышком и оплакали её от всей души.
  
   ***
  
   Хозяйственными вопросами в поселении, как и раньше, заведовал советник. Шахтная печь теперь устойчиво выдавала цемент - для того, чтобы прокормить её древесным углем, известью и глиной, правильно подготовленными и в нужной пропорции смешанными, трудилось практически всё трудоспособное население. Несколько человек на санях, запряжённых лошадьми, подвозили камень к месту будущей постройки крепости. Здесь на окончании невысокого горного отрога отлично размещался укреплённый город-порт. Правда, порт получался не морской и не речной, а болотный, ну так это и требовалось. Будущее оборонительное сооружение стало бы костью в горле вероятного агрессора, вздумай он пройти в Заболотье через эти места.
   А вот у восточного хребта ничего подобного не получалось. Там местность поднималась плавно, оставляя обширные проходимые пространства. Исследования и картографические данные вызывали у Базиля заметное беспокойство - никак не получалось перекрыть подходы с той стороны. Однако когда катамараны добрались до северного окончания топей, обнаружили проходимую для них речушку, по которой, петляя между лугами, удалось подняться до ущелья, прорезавшего кряж. Пешие группы доложили, что дальше этого места ходить ужасно неудобно. То есть разведчики тут пройдут, но перемещение крупного войска крайне затруднительно. Даже вьючные животные рискуют переломать себе ноги, а гужевые обозы и подавно сюда не сунутся.
   Вот и сложилась у Базиля чёткая оборонительная концепция. Как ни удивительно, главной силой, способной пресечь попытки нападения с севера является флот, состоящий из мелкосидящих вёртких судёнышек. И катамараны для этих целей подошли бы прекрасно, если б удалось их вооружить чем-то пристойным, способным нанести неприятелю заметный урон.
   В первую очередь на память пришли пушки. Вспомнил, какая у них масса и сила отдачи и сообразил, что ничего существенного он на свои корабли не поставит. И места мало, и грузоподъёмность ничтожная, да и прочности у его скорлупок элементарно недостаточно. Самое большое, на что можно рассчитывать, это амазонки с арбалетами - они на две сотни шагов уверенно попадают в цель. Так что, укрытые от неприятельских стрел или камней стенами рубки, побеспокоить противника они сумеют. А вот если на берегу окажется мало-мальски приличная баллиста - тут уже ничего против неё не сделаешь. Или против той же пушки. А в армии Осборна эти виды вооружений в полевых войсках применяются.
   Одним словом, кораблики они для местных условий придумали славные, а вот чем их вооружить? С этими хлопотами Базиль и пристал к Тиму. Вот, что такое можно с малой скорлупки такое выпулить, чтобы там, куда оно упадёт, всем тошно сделалось?
   Баллисты, катапульты, пушки - все эти орудия мечут камни или каменные ядра. Или, иногда, стрелы, на которые наматывают паклю, смоченную горючей жидкостью - когда пытаются поджечь осаждённый город, например. Известен и опыт метания сосудов с земляным маслом и горящим фитилём - это всё дела известные, проверенные жизнью. Бывало, и порох в горшки насыпали, но потом, после падения сосуд обычно раскалывался и тогда получалась вспышка в месте разрушения снаряда. Или не получалась - по-разному выходило.
   Перебрав то, что знали о разных мечущих всякие пакости приспособлениях, парни сообразили - на катамаранах эти сооружения им не разместить. Или только совсем маленькое что-то, слабое и не очень опасное. Тимоха вернулся к мыслям о реактивном толкателе для судов, а Базиль отправился побродить по окрестностям. Амазонки нынче с пращами упражняются, интересно понаблюдать.
  
   ***
  
   Камень, раскрученный в ремённой петле, приобретает заметную скорость и просто рвётся из руки. Если один из концов этой петли отпустить, то оказавшись на свободе, он может улететь на сотню-другую шагов. А при удаче - и на все три. Почти. Применяемые амазонками снаряды заранее подобраны по форме и размеру - примерно с куриное яйцо. Мечут их не просто на дальность, но и в цель попадают. Воительницы за полста шагов в ростовую фигуру угадывают не реже, чем один раз из трёх. Сразу видно, что все здесь не новички. Вот залпом по команде попали в нарисованный на земле овал, отмечающий контуры предполагаемого вражеского отряда. Отлично девчата владеют этим простейшим оружием.
   Интересно и то, что после каждого броска, они немедленно удирают. То есть - всё на бегу. Примчались, метнули, смылись. Причём проделывается это в доспехе - войлочную куртку покрывают фрагменты черепашьих панцирей. Пластины из этого же материала образуют и юбочки для защиты бёдер, и щитки на ногах и руках. Увесистые латы получаются. От удара копья с костяным или керамическим наконечником могут и не спасти, а от стрел, пожалуй, защищают неплохо. Так, ха! Выходит, что от серьёзного мужского оружия амазонки защищаются расстоянием - за ними ведь не угонишься, так быстро носятся!
  
   ***
  
   - Зоенька, пойдём, прогуляемся, - Базиль как раз приготовил один сюрпризец и хочет для начала похвастаться жене. - Только прихвати свою пращу.
   Герцогиня Болоцкая не заставляет себя упрашивать. Разглядела уже крошечные, с куриное яйцо, шарики из глазированной обожженной глины, что лежат у мужа в корзинке.
   - Хочешь поучиться пользоваться этим оружием? Тогда тебе лучше завести свою пращу, по росту, по руке, это ведь индивидуально нужно подбирать.
   - Нет, мне охота на тебя полюбоваться, - нехитрая лесть, но жене приятно. За последнее время отношения между ним стали тёплыми, кажется, он ей чем-то понравился. Сам-то он тает буквально от одной её улыбки и, кажется, по-прежнему немного при этом глупеет. То, что амазонка - существо воинственное и своеобразное - только усиливает шарм. Красивое и опасное создание необыкновенно притягательно, хотя, после разбитого каменной чернильницей носа ничего нелюбезного между ними не случалось.
   - Ладно. Доспех тоже надевать? - Зоя хитро щурится. А ведь в этих панцирях тоже есть своеобразная прелесть, сделаны они руками искусных мастеров и девушки, облачённые в эту амуницию, выглядят замечательно.
   - Нет, пойдём налегке.
  
   ***
  
   Первый шарик Зоя расколотила о каменный обрыв шагов с тридцати. Знатно полыхнуло. Нехитрая смесь земляного масла и кое-каких химикатов из арсенала аптекарей воспламенилась на воздухе так же уверенно, как это происходило и во время шалостей, которыми будущие провизоры развлекали друг друга на лабораторных работах. Вторым шариком подожгли деревянный щит.
   При падении на землю или в снег оболочка снаряда в большинстве случаев оставалась целой и ничего не происходило. Одним словом, если ни во что твёрдое попасть не удавалось, то от обычного комка обожженной глины эти изделия никто бы и не отличил. Разумеется, подружки жены налетели на корзинку с новинками, словно пчёлы на мёд, и опробовали новшество по любым целям, какие только оказались в радиусе действия их камнемётных устройств. Сказали, что массу снаряда нужно увеличить раза в полтора.
   А у Базиля перед глазами стояли лежащие на снегу "не сработавшие" плоды его трудов и в голове копошились разные мысли. Как-то надо иначе решать задачу повышения поражающей способности метательных боеприпасов. От ожогов воины сразу не умирают, скорее, наоборот - могут побежать так быстро, что даже легконогих амазонок догонят и обидят сгоряча. Нет, следует как-то по-другому сообразить, чем огорчить неприятеля. И посильнее!
  
   ***
  
   Если посильнее, то в горшочек следует сыпануть пороху, вот он-то, взорвавшись, и сможет оглушить супостата. Да вот беда, от простого удара или от соприкосновения с воздухом заряд может и не воспламениться. Составы, которые на это способны, давно известны - некоторые применяют в фейерверках или для того, чтобы стрелять из пушки без использования фитиля, а разбивая капсюль бойком. Базиль этих смесей только по памяти три может сделать, нет две, для одной из них у него не все компоненты имеются.
   Вопрос в том, как заставить такой капсюль хлопнуть точно в нужный момент. А этот самый момент наступает тогда, когда снаряд попадает в цель. То есть капсюль необходимо поместить в то место, которым кувшинчик треснется о препятствие. Так ведь он в полёте сориентирован произвольно, и запросто может вращаться.
   - Тимоха! Помогай, алфизик учёный!
   - Это вы, аптекари, алхимией занимаетесь, а у нас в физике всё точно - чем шибче на шар давишь, тем пуще он катится. Для каждого предмета можно даже график составить, мы это проверяли на лабораторных работах. Так что наука наша позволяет расчётным путём проводить прогнозирование движения предметов. Не то, что у вас, колдунов, когда смешиваем что попало с тем, что с пола смели, а потом изучаем результат.
   Пикировка на счёт приставки "ал" перед названием изучаемой науки - это своеобразная традиция среди школяров и студиозиусов Большого Королевства. Известен принцип любой настоящей науки: если она позволяет получать результаты, которые можно описать или проверить расчётным путём, то выходит, что дисциплина научна. А если она вся состоит из описания того, что, после чего нужно содеять, чтобы потом получилось нечто определённое - то это просто набор сведений, чаще всего не слишком связанных друг с другом. То есть ещё не наука, а просто область собранных в кучу сведений, и тогда перед названием дисциплины полагается добавлять приставку "ал", чтобы сразу было понятно, насколько этой науке можно доверять, в части общих выводов особенно.
   Шутки про то, что география всегда будет алгеографией, даже считаются традиционными. То есть эта наука на то и создана, чтобы описывать открытые земли, а про то, что в ней никогда не удастся ничего заранее определить расчётным путём - это понятно всем. Хотя, с тех пор, как для определения координат и картографирования стали применять триангуляцию и, соответственно, тригонометрию, ни о самой этой науке, ни о геометрии пренебрежительно не отзываются. А уж после заметных успехов в определении долготы по наблюдениям за движением ночного светила - Луны, к географам относятся с великим уважением.
   Шутки шутками, а устройство запала Тимофей предложил уверенно. Керамический штырь, торчащий вперёд, при ударе снаряда о препятствие накалывал капсюль, который и воспламенял порох, расположенный во внутренней полости. В передней части этот стержень имел шляпку, под которую подкладывалось колечко из высохшего конопатного клея, так что без солидного удара спереди вдавить боёк до соприкосновения с чувствительным к удару веществом было затруднительно. Это неплохо защищало устройство от случайного подрыва.
   Потом ребята помараковали над тем, чтобы затолкать внутрь побольше пороха, но в узком цилиндре его помещалось немного. К тому же стенки выходили слишком толстыми, и чтобы облегчить посылаемый рукой груз, для облегчения конструкции во внешних стенках проделали кольцевые и продольные борозды, отчего поверхность стала похожей на неправильный морковкообразный ананас.
   Вопрос со стабилизацией полёта решили - проще некуда. На хвостовике закрепили верёвочку с короткой поперечной палочкой на конце. За неё было удобно раскрутить всё приспособление и запулить его в цель. То есть праща теперь не требовалась. Потом Базиль по шаблончикам "напёк" корпусов и стерженьков. Наформовал таблеточек-капсюлей, собрал всё это хозяйство и принялся проводить испытания в глубокой узкой яме-колодце с глинистыми стенками, на дно которой укладывал то деревянный щит, то кирпич, то камень.
   Снарядик он подвешивал точно над мишенью и отпускал с высоты примерно в один шаг. Бабахало надёжно. Камню ничего не сделалось - только щербинка осталась в месте, куда попал. Кирпич раскололся, раскрошившись в области разлома настолько сильно, что ничего понять не удалось, зато деревянный щит вылетевший вперёд от взрыва боёк пробил и погрузился в глиняное дно примерно на длину мизинца.
   Для разнообразия поковырялись и в стенах колодца, куда попадали осколки сосудиков. Они, как выяснилось, разрушались по бороздам, проделанным для уменьшения веса, и имели размер примерно с ноготь большого пальца. Зато в плотную влажную глину проникли примерно на поллаптя, а это на палец больше, чем две десятых шага. Сообразив, что именно эти осколки и способны наделать самых больших бед, Базиль вместе с Тимофеем устроили несколько подрывов на открытой площадке, обставленной плетёными щитами на разных расстояниях. Оказалось, что и на полсотни шагов эти кусочки обожженной глины долетают, но уже начиная с тридцати шагов не слишком опасны, то есть ни во что не вонзаются и сами не разбиваются - отскакивают. Синяк поставить могут, или глаз выбить, но не более.
   После таких проверок попросили и амазонок покидать новые боеприпасы в привычные для них цели. Что порадовало - взорвались все. И девчата оценили придумку, сказали, что против плотного строя это будет значительно эффективней не только камней, но даже огненных шариков.
  

Глава 8 Чумазый

  
   Зима шла своим чередом. Снегопады и метели сменялись периодами ясной погоды. Холодные дождики "портили" белоснежную поверхность, язвя её сеткой крошечных промоин или превращая в гадкую водно-снеговую кашу, которая буквально съедала обувь, расквашивая кожу так, что после высыхания она коробилась, словно деревянная. Запахи касторового масла и разнообразных вакс, которыми пытались поправить дело, буквально пропитали тесные помещения.
   Советник, опасавшийся, что люди, утомлённые теснотой станут ссориться, внимательнейшим образом следил за тем, чтобы все были постоянно заняты, а то ведь скандалы чаще всего возникают от скуки. Надо сказать, что в поддержании мира и согласия в сложившемся коллективе заметную роль играли амазонки. Подтянутые и энергичные они одним своим видом заставляли мужчин приосаниваться и тщательно следить за собой. Быть собранными и тактичными. Вот есть что-то в них особенное, такое, на что мужчины всегда падки. Глядя на это и женщины, прибывшие из Большого Королевства, старались не ударить в грязь лицом. Прихорашивались и старались вести себя учтиво. Ну и к занятиям амазонской гимнастикой начинали присоединяться.
   Банно-прачечные учреждения работали, кухня функционировала, а на дорожках, по которым часто ходили, проложили плетёные трапики на подкладках из толстых палок, так чтобы лишний раз не было надобности подвергать башмаки тяжелому для них испытанию от встречи с чавкающей шугой. Ничего особенного не происходило - рутина.
  
   ***
  
   К середине дня дозорные доложили о маленьком человеке, идущем с севера вдоль кромки болота. Наряд двинулся к нему, а тот сбежал, да так шустро, что, не угнались. Старшина воинского десятка, выслушав сообщение, решил, что неизвестного следует непременно поймать, а остальные просто оделись, взяли оружие и собрались под его рукой. В сторону Базиля, конечно посмотрели, но, поскольку тот кивнул и подпоясался, бросились собираться.
   Позднее, анализируя эту ситуацию, парень сообразил - люди просто засиделись и нуждались в хотя бы каком-то событии, способном разнообразить монотонные будни. То есть он вместе со всеми поддался общему настроению, которое, собственно, и выразил действием. Вожак повёл народ туда, куда тому хотелось.
   Высокое герцогское положение - это бывает приятно. В том смысле, что для него нашлась лошадка - одна из четырёх, что имелись в их распоряжении. Три другие в этот момент оказались далеко от дома, на них возили камень, а ту, что как раз привезла саночки, распрягли, оседлали и... Зоя с подругами уже далеко и, ему кажется, садиться в седло не пожелает. Вот так подумалось.
   Пошел по следу гонца рысью, не скакун ведь под ним - обычная упряжная кобылка, да и снег быстрой скачке не способствует. Вскоре отыскал то место, где посланник отделился от группы, а потом и наряд, продолжающий преследование, догнал. Вот это да! Судя по следам, беглец босой и нога у него маленькая, как у ребёнка, или у миниатюрной женщины. А самого его не видать на поросшем редколесьем склоне. Выяснил, что обнаружили его идущим с севера вдоль кромки болот - как раз за этим направлением и следят пуще всего - а потом, когда он принялся удирать, то постоянно забирал влево и теперь, заложив длинную дугу, опять движется на юг, то есть навстречу цепи загонщиков. Удачно получается.
   Подгонять лошадку не стал, она заметно утомлена, но её идеально приспособленное для бега тело в любом случае имеет огромное преимущество в скорости перед любым человеком, особенно, если речь идёт о перемещении на большие расстояния. Поэтому, продолжая путь по ясно видимому на неглубоком снегу следу, поднялся верх по пологому склону, перевалил гребень, а тут тебе и вся картинка как на ладони: беглец разглядел, что навстречу ему движется цепь людей. Это пока очень далеко, за обширной ложбиной. Но он уже огорчился и размышляет над кознями злодейки судьбы - надо же, только что сумел нарастить отрыв между собой и преследующей его группой, а тут, на тебе, целая толпа встречающих!
   Базиль тоже не остался незамеченным, что незнакомца ещё сильнее смутило - по позе и движениям видно, как он устал.
   Остановив лошадку, парень спешился и снял с себя шубу, протягивая её в сторону обвязанной лапником фигуры, над которой торчала чумазая, похоже, от копоти, голова. Короткая пауза. Человек несомненно страдает от холода и одежда его явственно интересует. Его щуплая фигурка замерла в нерешительности. Так что, герцог не мешкая, пошел на сближение, с неудовольствием меся снег ногами.
   Ага, малыш действительно перестал убегать. Нагнулся и положил на землю две тонких палочки - прямую и согнутую дугой. Вроде бы, стрела и лук. Только тут Его Высочество вдруг и изволили подумать о том, что никакого оружия захватить с собой не удосужились. Расслабился - хуже некуда. Разгильдяй.
   А его новый знакомец на вопросы отвечает щёлчками и присвистами, по-птичьи, не иначе, разговаривает. Так что объяснялись знаками. Ничего, понятливый мальчуган. Только лицо его чумазое выглядит утомлённым и несвежим, словно принадлежит взрослому мужчине. Подсадил его в седло, сам устроился сзади, накинул на себя шубу так, что запахнул ребёнка полами - поделился, в общем, теплом со страждущим. И поехали они домой, по пути сообщив загонщикам, что дело сделано. А догоняющая группа по следам во всём разберётся, а заодно и лук игрушечный принесёт, когда вернётся из дозора.
  
   ***
  
   Ребёнка сразу утащили женщины. Не иначе - отмывать. Потом одна из амазонок несла укутанное в большое полотенце щуплое тельце спящего паренька куда-то в сторону спален и почему-то хихикала. Накормили бедолагу давленными в меду орешками и напоили горячим чаем - тут в тесноте их дома многие бытовые детали быстро становятся известны всем. А ещё выяснилось, что гостя отмыть не удалось - у него всё тело равномерно чумазое, и ещё, что на самом деле он - взрослый мужчина. Женщины по этому поводу шепчутся между собой иногда посмеиваясь.
   Мужчины же рассмотрели оружие. Лук эластичный, но маленький и слабый. Шагов на пятнадцать из него можно стрельнуть прицельно. А ещё из найденных при незнакомце предметов - поясная верёвочка с двумя мешочками. Один сняли с причинного места, а во втором что-то твёрдое прощупывается, вроде продолговатого сосуда. Заглядывать внутрь не стали - нехорошо в чужих вещах без спросу копаться.
  
   ***
  
   Про то, кто этот человек, Базиль догадался. Их называют попаданцами. Берутся они невесть откуда, ничего толком не умеют, даже речи этих несчастных приходится учить почти всех. Вернее, лопочут что-то непонятное, как будто жили не среди людей, а общались с животными, язык которых и выучили. Впрочем, изредка бывают среди них и говорящие экземпляры. Только не все слова знают, или коверкают их, зато используют множество незнакомых звукосочетаний, не всегда, впрочем, бессмысленных.
   Эти диковинные люди появляются редко, и где попало. Чаще всего, их просто убивают. Когда - из страха перед непонятным, когда - из-за того, что они делают что-то нехорошее. Или приводят к правителям, а уж те потом или держать этих несчастных при себе как диковинки для развлечения, или, случается, слушают их рассказы о странных обычаях тех мест, откуда прибыли эти чудные собеседники - какое-никакое развлечение получается.
   Рассказывали о случаях, когда мошенники прикидывались такими попаданцами, чтобы пожить на всём готовеньком в богатом доме. Хотя, все эти события сами по себе - диковинки. Вот, скажем, в их Большом Королевстве таких случаев помнят всего два. Один давно был, а второй - очень давно. Тот, который появился первым, велел себя называть то Архимедом, то Евклидом, описал правило рычага, правило всплытия погруженного в воду тела и объяснил всем, что такое прямоугольный треугольник и как на него правильно надевать штаны.
   Про рычаг и про всплытие знали и без него, просто он как-то это так сформулировал, что стало можно усилия рассчитывать. И про треугольник со сторонами длиной три, четыре и пять шагов знали и раньше, что один угол у него прямой, а только потом начали через разные углы вычислять расстояния. То есть, вроде, наумничал чудак, а вот, поди ж ты, догадались люди, как от этого проку добиться. Но от большинства тех чужаков, молва о которых сохранилась, ничего доброго в памяти людей не осталось - ели, пили, болтали - вот и всё.
   Тем не менее, при дворе герцога Болоцкого только что такая модная диковинка завелась. Вот и хорошо. Не помешает.
  
   ***
  
   Новый человек появился за общим столом через два дня. Его нарядили в мальчуковую одежду, что, впрочем, не сделало его похожим на ребёнка. Лицо выдавало зрелого мужчину, а малый рост и плотный загар напоминали о том, что родился он далеко отсюда. Новенький знал уже четыре слова: "Да", "Нет", "Дай" и "Спасибо". Кажется, ему их было достаточно. Советник приставил нового работника к плетельщику корзин и больше ничего существенного в жизни поселения не случилось.
   Поговаривали, что одна из амазонок всегда укладывает малыша спать к себе под бочок, но никакого влияния ни на что эта новость не оказала.
  
   ***
  
   Тимоха снова пристал к Базилю со своими затеями. На этот раз ему требовалась гнутая труба, да с разными хитростями внутри. Там шире, тут уже, а вот отсюда сюда отверстия, и чтобы зазор менять плавно, но выдерживало большое давление. А потом всё то же самое, но наоборот. Замысел оказался тот же самый, что и раньше - горизонтальный эжекторный насос, работающий от горячей парогазовой смеси, получаемой сжиганием земляного масла в струе воздуха, смешанного с распылённой водой. Только воплощение теперь планировалось с хитростями. Струя под давлением подавалась по изогнутой трубе в сопло, уже погруженное в воду. Таким образом, изменение температуры должно было происходить плавно, отчего керамика, как планировалось, не должна потрескаться.
   Гнутая труба верхним концом оказывалась над поверхностью воды, и запалить факел в камере сгорания ничто не мешало. Ох и поформовал Его Высочество глиняные загогулины, пока добился нужного результата. Ведь после обжига вся конструкция должна стать единым целым, иначе, чем же её удержишь от расталкивания высоким давлением, создаваемым в камере сгорания? А как внести туда пламя для начала горения? А как не выпустить парогазовую смесь обратно через отверстия для подачи топлива и воды с воздухом? Хитрость за хитростью, неудача за неудачей, а потом всё получилось и заработало. Полчаса динамометр фиксировал тягу, соизмеримую с весом мужчины, а потом - наступило разрушение конструкции. В аккурат по линии раздела сред, воздушной и водной. То есть, как только камера сгорания хорошенько прогрела саму себя и ведущую от неё трубку, как разница в величинах теплового расширения сделала своё дело - хруп, и корзинка с камнями, уравновешенная тягой, сделала "бум" об землю.
   Замысел оплакали вторично. Только слёзы на этот раз получились не такими горючими. У обоих участников творческого процесса шарики и ролики в головах продолжали свой ход, и новые мысли созрели одновременно. Самое горячее место и путь распространения тепла от него необходимо охлаждать. Водой. Она, конечно, нагреется, и, возможно, даже станет выкипать. А и пусть себе испаряется, её не так уж трудно понемногу добавлять. Зато исчезнет резкая температурная граница на пути распространения струи раскалённого пара. Кстати, прибавка радиатора не слишком сильно усложнила конструкцию агрегата.
  
   ***
  
   На этот раз установка проработала долго. Потом её остановили, дали остыть, и запустили опять. Работает. Останавливали и снова раскочегаривали. Работает. Придумывали, как удобней производить поджигание - сообразили. Колдовали над регулировкой силы тяги - справились. А потом сразу два двигателя установили на один катамаран - они прекрасно поместились в задние части поплавков. Забор воды осуществлялся из канала, что под настилом, а выхлоп - прямо из кормы. Рули только пришлось прилаживать к судну, но это не так сложно.
   Наконец волнительный момент испытания. Тягу дали сразу обоими двигателями и судёнышко пошло со скоростью бегущего человека. Радости при этом почему-то не испытали, видимо выявленные недостатки заслонили от них все чувства, кроме озабоченности. Перекосы в тяговых усилиях требовали сосредоточенной работы рулём, а делать это, подкачивая воздух двумя насосами ужасно неудобно, да и сами насосы на время обратного хода прекращают действовать, отчего кораблишко будто спотыкается, причём на каждый борт - в свой черёд.
   Кроме того, в эти перерывы частенько гас факел в камере сгорания, отчего приходилось повторять процедуру внесения туда пламени.
   Техническое творчество продолжалось с поистине детской увлечённостью, с бессонными ночами и попытками реализации принципиально неверных идей. А тем временем кончилась зима, северные и южные ветры, сменяя друг друга, превратили погоду в калейдоскоп, дожди чередовались с метелями, яркий солнечный день мог смениться плотным туманным сумраком. Потом заморосил дождик и не переставал около десяти дней. Вроде и не ливень, но водомерный стакан показывал, что осадков выпало просто огромное количество. В результате уровень воды в болотах поднялся, и половодье затопило огромные просторы.
   Тихие протоки и мирные озерца топей сделались бурливыми и мутными, от ила и торфа, поднятого потоками талой и дождевой воды. И всё это разносилось по поверхности заливных лугов, по полянам и лесным чащобам, удобряя и без того обильные почвы. Наставленные и разложенные в этих местах плетни по замыслу агронома должны задержать ценные для будущего плодородия вещества, поэтому он с нетерпением ждёт конца паводка.
  
   ***
  
   За зиму разведчики неплохо картографировали болота. Проникли и на восток до самого хребта, что в сторону амазонских земель, и на север - в направлении Осборна. Нашли ещё три втекающих в них речки, две из которых проходимы для мелкосидящих катамаранов, и четыре вытекающих русла, собирающихся в Болотку. Описали несколько крупных участков суши, охваченных со всех сторон топями. Именно посреди них отыскались обширные трясины - видимо сюда потоки паводковых вод не заглядывают и не устраивают ежегодного "промывания", позволяющего остальной части пространства сохраняться судоходной.
   Четыре катамарана с отапливаемыми рубками позволяли людям не испытывать в их длительных странствиях нужды и лишений, ночевать в тепле и сытости и не торопиться с возвращением. На многих отдельно стоящих посреди островков деревьях появились торчащие вверх шесты с разноцветными тряпицами на макушках - триангуляционные знаки, к которым удавалось надёжно "привязывать" объекты на земной поверхности.
   Севернее болот население тоже встречалось - такие же, как и южнее, земледельческие роды. Только люди эти уже не бесхозные. Барон Комин присылает сюда сборщиков дани каждую осень и обозы с зерном по снегу уходят на подворье, расположенное где-то в верховьях одной из многочисленных речек. Это уже почти в горах, примыкающих к восточному хребту.
  
   ***
  
   - Базилюшка, и что ты так в мастерских всё время хлопочешь? - Зоя сопровождает мужа в прогулке по окрестностям. Советник не нагружает монаршую чету ежедневными заданиями - пусть и номинальные, но правители - поэтому сегодня в погожий денёк они могут позволить себе полюбоваться красотами здешней природы.
   - Понимаешь, Зайчонок, нас ведь очень мало, а пространства, которые нужно защищать огромны. Ты же видела, какую большую карту мы нарисовали. Вот и получается, что нужно нашим бойцам очень быстро перемещаться и везде, где обнаружим неприятеля, пугать его изо всей силы, - надо же, такую мысль сформулировал! Всё-таки женщины с их неудобными вопросами побуждают мужчин к некоторым глубоким обобщениям. Хотя, рядом со своей супругой Базил по-прежнему часто глупеет и выдаёт, порой, расчудесные перлы.
   - Так ведь, судя по последним известиям, не ладится у Осборнцев в степях. Войска постоянно требуют подкреплений, а о пленении кагана не сообщают, - принцесса тоже держит руку на пульсе событий, происходящих в соседнем государстве. Собственно, письма, что оба они получают от родителей, всегда дают почитать друг другу. В последние дни почта задерживалась из-за непогоды, но сейчас её наверняка уже везут. Ишь, какая красота вокруг!
   - Не ладится. Значит, у нас имеется запас времени на подготовку. А вообще-то мне просто интересно делать разные новые штукенции. Не сидеть же без дела, правда? Нет, я понимаю, что работы всякой полным-полно, но скучная она.
   Как раз сейчас в обход оставшейся после ухода воды лужи ребята вышли к одной из полян, где низкие, полшага высотой плетни расставлены параллельными рядами на расстоянии одного шага друг от друга. Получились высокие грядки, длинной извилистой лентой тянущиеся строго горизонтально, следуя изгибам земной поверхности. Вот ведь угадал их главный земледелец так, что в промежутке между оградами сам собой осел толстый слой тёмной почвы, смытый водой с болотистых берегов и доставленный сюда самой природой.
   Судя по следам инструмента, здесь что-то посажено, но всходов пока не видно. Поднялись выше - это уже пашня. На её краю сохнет штабель плетней, которыми защищали от смыва участки разрыхлённой земли. Сейчас по этим местам лошадка тащит борону, как раз посеяли рожь. Ещё удалились - летний домик собирают на невысоких сваях, торчащих из земли шага на полтора. Значит, засекли уровень подъёма воды и определили высоту.
   Вяжут из жердей каркас, заранее подготовленные и пропитанные листы коры пришивают органическими волокнами, затаскивают внутрь кирпичи для устройства печурки. Больше половины населения на лето переберётся в такого рода жилища. Вон, и рамы остеклённые вставляют в окна - это уже постоянные постройки, просторные и комфортабельные. А на крыше маленький чумазый попаданец устраивает кровлю. Здесь решили поверх наклонных плетёных щитов уложить грубую парусную ткань и пропитать её всё тем же конопатным клеем.
   Имя, которым этот человек себя назвал, никто не сумел просвистеть и выщелкать, поэтому за ним закрепилось прозвище "Чум". Чумазым поначалу называли, но оно подсократилось в обиходе. Мужчина не возражал.
  

Глава 9 Погоня

  
   Неприятности всегда случаются не вовремя. Погожий летний день приближается к полдню. Тепло и солнечно. Все заняты - кто в дозоре, кто на работах или доставке грузов по реке. Только кухарка стряпает обед, да каменщики неподалеку копошатся - возводят основание будущей крепостной стены. И тут прибегает измочаленная длительным бегом амазонка:
   - Лауру схватили и увезли.
   - Кто? - Базиль подал девушке чашку с водой.
   - Одеты в стёганый доспех, верховые, там, - взмах рукой на север. - День пути отсюда.
   Понятно, что бегом она проделала этот путь за половину утра, но, действительно, неблизко. Зоя уже машет Тимохе, колдующему на катамаране со своим пламенным устройством буквально в десятке шагов от пирса. Если некого послать на выручку, надо самим торопиться к месту событий. Похватали оружие, запрыгнули в лодку:
   - Зажигай, Тим. Какие-то гады Лауру украли, по воде мы дотуда быстрей доберёмся.
   Моторы срочно раскочегарили и, качая насосы подачи воздуха, пошли. Дёргается посудина, норовит в сторону вильнуть, но бежит не хуже амазонки. Тут два островка обогнуть, мысок миновать да через узкий канал проскочить - и они прибудут на место. А кто это ещё успел к ним присоединиться?
   Чум. Маленький смуглый попаданец со своим игрушечным луком, одетый и обутый не хуже остальных. Ну, давай же, корыто, не ползи!
   Конечно, спешка - неважный способ собираться в дорогу, Базиль знает это, но поделать с собой ничего не смог - его словно подбросило и на мозги нашло затмение, сам не понял, почему бросился на выручку вот так, сломя голову. Не его это метод, не его! Вот сейчас, орудуя румпелем, завязанным сразу на два рулевых пера, он разглядывает спутников и понимает - мало у них сил, чтобы совладать с нападавшими.
   Отдышавшаяся посланница рассказывает о том, что их с Лаурой застали врасплох, появившись сразу с нескольких сторон, человек десять с арканами в руках. Они наутёк, но вырваться из кольца удалось только ей одной. И ещё лошадиный топот слышала за спиной, когда мчалась без оглядки. Успела она в заросли до того, как её настигли. Остановиться, вернуться, понаблюдать или выручить подругу - даже не пробовала. Мчалась, старательно раскладывая силы на весь путь, и ни о чём более не помышляла. Разумно, конечно, но как-то покоробило парня такое поведение девы-воительницы. Их учили: "Сам пропадай, а товарища выручай". А вот амазоночек готовили иначе. И Зоя явно не удивлена действиями подруги, видимо обычаи у них другие. Не мужские.
   - Ну, что же, - с философским спокойствием рассудил Базиль, - не бывает в мире ничего идеального, то есть такого, что полностью соответствует ожиданиям, - он уже примечал, что приём "бегство" в обучении этих женщин присутствует на каждой тренировке, какое бы оружие они не применяли.
   Вздохнул.
  
   ***
  
   Чум-попаданец какое-то время бегал по округе, разглядывая следы.
   - Вот, - наконец решил он поведать о том, что выяснил. - Ждали у дозорной тропы. Прятались, - малыш уже уверенно разговаривает, только изредка прищёлкивает не к месту. - Лаура сильно стукнула двоих. Один больше не ходил. Потом ждали людей, бежавших за ней, - показал на посланницу. - Привели лошадей, сели, поехали обратно.
   - Как думаешь, догоним? - поинтересовалась Зоя.
   - Проверить нужно, - следопыт не уверен. - Её с собой не брать, нога болит. Медленно ходит.
   Понятно. Беглянке с Тимохой придётся вернуться, а то они с ней намучаются, если хромать начнёт. Видимо, во время длительного забега она как-то повредила ногу, но терпела. А тут стала на неё припадать, когда прошёл запал. Итого, в погоню за примерно десятком верховых отправляются трое пеших: Базиль, Зоя и Чум. Замечательно. Велел, остальным двоим, вернувшись в "расположение", доложить всё советнику. Больше он ничего сейчас предпринять не может. А самого его к преследованию принуждает чувство долга - так уж воспитали сыночка батюшка с матушкой. И тут он собой не распоряжается, или потом не найдёт себе места. Собственно, супруга тоже готова в путь, как и маленький черномазец.
   Пошли.
  
   ***
  
   Судя по степени свежести следов, которые Чум читал не просто уверенно а, можно сказать, с выражением, от группы похитителей они отставали. Даже по пересечённой лесистой местности лошади передвигаются быстрее людей. Особенно на открытых местах - луговинах, полянах, или если тропа встретилась попутная. Зато на переправе через речку погоня сильно сократила дистанцию - тут что-то произошло такое, после чего конникам пришлось задержаться на этом месте до вечера, а утром они тоже отправились в путь не сразу, а для начала истоптали окрестности, измяв траву и изломав несколько сухостойных деревьев в подлеске.
   Можно было предположить, что пленница пыталась бежать и даже устроила драку, когда её настигли, но наверняка по следам ведь не скажешь. Потом отрыв снова нарастал, след вывел к жилью, но сразу принял правее, отклоняясь к востоку. И далее погоня всё более и более отставала от спешно уходящей группы верховых. Раз встретили подвешенные высоко на дереве два больших свёртка. Базиль рассказал спутникам, что так степняки хоронят своих умерших. Складывалось впечатление, что пленная амазонка задала похитителям жару, а они, тем не менее, сохраняли ей жизнь и упорно продолжали куда-то везти.
   Почему они так поступали? Что же, строить догадки можно долго, но, для того, чтобы узнать правильный ответ следует выручить девушку и, размечтался конечно, допросить командира этих всадников.
  
   ***
  
   До сих пор Базиль полагал себя физически хорошо развитым, умным, предусмотрительным, ответственным и решительным человеком. Первые дни похода показали, что не всё так безоблачно. Зоя и Чум шли босиком, как они обычно и ходили. Чередуя спокойный шаг и легкий бег, эти ребята не ведая усталости, покрывали огромные расстояния, что их спутнику давалось с огромным трудом. Три коротких привала за день, горсть вяленых фиников, доставленных из Амазонии , ломтик козьего сыра местной выделки и пшеничная галета из морского рациона флота Большого Королевства - и за световой день их группа покрывала расстояние в два с половиной, а то и три обычных пеших перехода.
   Сам же герцог Болоцкий, конечно, не отставал, но при этом был усталым до изнеможения и голодным до галлюцинаций. Держался одною только силою воли, не позволяя себе стать слабым звеном в их маленьком отряде.
   Широкий плащ, которым они укрывались по ночам, прижавшись друг к другу, прихватила с собой Зоя, как и запас продовольствия. Она же это всё это несла, в том числе и свой арбалет, что в сумме составляло вполне приличный вес. На привалах амазонка прикладывала к потёртостям на ногах своего мужа и командира сорванные по дороге листики. Сам он попробовал идти разутым, но быстро сдался - непривычны ноги к такому испытанию. Впрочем, эту экзекуцию в отношении себя Базиль проделывал регулярно и, в конце концов, тоже смог обходиться без обуви, однако сначала полной чашей испил сильных ощущений.
   Общее направление движения сохранялось на северо-восток. Судя по всему, всадники старательно обходят редкие здесь населённые пункты и очень торопятся. Расстояние до преследуемых, увы, становится всё больше и больше. След "остывает". Маленький попаданец, тем не менее, читает его уверенно, показывая и объясняя приметы, по которым узнаёт о преследуемой группе разные интересные подробности.
   Тут они купали лошадей, воспользовавшись участком берега с твёрдым дном у входа в воду. Вот просыпан овёс, где кормили животных, а здесь пятно от костра больше, чем обычно и много рогулек вокруг торчит из земли. Видимо жарили мясо убитого по дороге оленя. Точно, обглоданные кости неподалеку лежат, это уже волки доедали то, что охотники не взяли, вырезав только лучшие куски.
   Местность постепенно поднялась, лес стал реже и чище, ручейки теперь попадались редко, под ногами не хлюпало. Это чувствуется приближение восточного хребта, того, что на границе земель амазонок. Впрочем, нет здесь через горы приемлемых дорог - в этих местах кручи неприветливы и именно к ним сейчас и ведёт путь. Судя по карте, сейчас они движутся к альпийским лугам, широкой полосой потянувшимся вдоль северных склонов мощного скопления покрытых вечными снегами вершин, тех самых, обойти которые захотят все, кто ищет путь в Амазонию для хорошо снаряженного войска.
   Получается, что степняки пришли сюда с востока через высокогорные пастбища. Почему степняки? Ведь кагану Арти сейчас должно быть не до подготовки нападения - он же отбивается от Осборна!
  
   ***
  
   Лагерь кочевников не слишком велик. На покрытых богатыми травами склонах пасутся табуны лошадей, а вот отар овец или коровьих стад приметить не удалось. Круглые юрты числом два десятка, поставлены близко друг от друга, и размеры имеют скромные.
   Чум привёл Базиля и Зою к нескольким камням на склоне, что чуть выше места, куда направлены их взоры. Тут, среди открытых пространств прятаться трудно - ни кустов, ни деревьев. Два всадника, явно дозорные, шагом перемещаются вдоль верхних участков склонов, поглядывая по сторонам, наблюдая и за пасущимися внизу лошадьми, и за птицами, что кружат высоко в небе, и за окрестностями, чтобы вовремя заметить опасность. Пришлось пробираться ползком или на четвереньках, прячась в траве и в ложбинках, пока не достигли этого неудобного укрытия, позволяющего, однако, немного приподнять голову без риска быть немедленно обнаруженными.
   - В деревне есть детей и женщин, - Чум, глазастый, как-то сумел это разобрать.
   - В деревне есть женщины и дети - так правильно, - поправил Базиль. Они с Зоей всегда подсказывают спутнику, заботясь о том, чтобы тот скорее овладевал речью.
   - Как ты разобрал? - поинтересовалась Зоя. - Ладно дети меньшего роста, но пол людей не так-то просто определить с такого большого расстояния потому, что одеты они все в длинные халаты с разрезом сзади почти до поясницы, шаровары и сапоги.
   - Походка у всех своя, - на этот раз фраза построена верно.
   - Явно конный народ - все готовы вскочить в седло в любой момент. А табуны, это и мясо, и транспорт. Наверняка весь скарб перевозится во вьюках, потому что ни одной повозки нигде не видно, - добавил Базиль. У него тоже хорошее зрение.
   - Видите около второй справа юрты три часовых? Они так стоят, чтобы видеть и друг друга и наружные стены сразу со всех сторон, - девушка не напрасно так долго вглядывалась, заприметила то, что для них важно. - Вот там и держат Лауру.
   - Да. Внутрь заходят и выходят только женщины. Горшки приносят и уносят. А у сторожей в руках кнуты и арканы на поясах, - снова Чум делится тем, что приметил. Женщин и детей в деревне много, а мужчин мало. Мужчины уехали.
   - Деревня, которую перевозят с места на место, называется стойбище, - юноша не забывает поправлять своего собеседника. - Подкрадёмся ночью и нападём. Небо в тучах, так что будет темно.
   - Я один пойду, вместе будем шуметь. Все проснутся и нас победят, - темнокожий спутник не согласен.
   - Ты хочешь увести Лауру тайком? А как же часовые?
   - Убаюкаю, - вот тут, очевидно, что слово применено ошибочно, но лезть с критикой никто не спешит. Заинтригованы и смотрят вопросительно. А их товарищ и не думает секретничать. Показывает тростниковую трубочку и шип акации, на который нанизан мягкий комочек. Такими комочками из таких трубочек детишки плюют друг в друга ради шалости. Но, если вставить в изюмину острый предмет, то получается ощутимый укол и шутка становится неприятной. - Подумают, что комар укусил, - улыбается Чум, - хлопнут и еще сильнее уколются. А я смочу остриё охотничьей мазью, и они скоро заснут.
   - Так они и дадут тебе к себе подойти! - Недоверчиво протянул Базиль.
   - Детей большие люди обычно не боятся. Эти люди большого роста, а я - такой, как их дети.
   Призадумались. Конечно, нападать втроём на целый лагерь, пусть и спящий, дело рискованное, а тут - коварный план, настолько безумный и неожиданный, что может сулить шанс на успех. Да и маленький попаданец - очень хороший охотник, они видели это своими глазами. И, действительно, в темноте его примут за ребёнка из-за маленького роста, а детям обычно сходят с рук разные погрешности в поведении. Как, всё-таки, хорошо, что они подобрались незамеченными, никого не насторожили. То есть, в лагере степняков никто не ждёт никаких неожиданностей.
  
   ***
  
   Лежали с Зоей среди камней и переживали за Чума. Когда стемнело, тот просто встал и ушёл, направляясь к левой для них оконечности стойбища. И всё. Огни в стойбище не зажигали - не в обычае здесь костры среди шатров - и стало тихо, были отчётливо видны только факелы, которыми часовые освещают со всех сторон охраняемое строение. Иногда там происходят какие-то шевеления, видимо прогоревшие светильники сменяют на новые. И больше ничего примечательного. Ни детского плача, ни окрика, ни топота лошадиных копыт.
   Терпение - вот что сейчас главное. Базиль вздохнул: сказать просто, а вот сделать... ему было бы значительно легче самому... и попался бы.
   Чум, как ни крути, всё верно рассудил.
  
   ***
  
   Чум не таясь вошел в пространство между шатрами. Проблески света от горящих в них очагов или жаровен прорывались наружу через щели в лёгких дверях, обращенных на юг. Тонкие бледные лучики невидимы с места, где спрятались его спутники, но его привыкшим в темноте глазам и их достаточно. Поэтому ориентироваться здесь не так уж сложно - не придётся ни на что натыкаться. Хотя вошёл он со стороны, противоположной той, с которой бдили сторожа вокруг охраняемой юрты, его окликнули:
   - Кончай шляться по ночам, дубина! Быстро ступай в свой шатёр и сиди там до рассвета. Терпи, если вовремя не побеспокоился освободиться от лишнего.
   - Да, - учтиво кивнул на всякий случай невнятному силуэту, копируя действия детей, если к ним обращался взрослый. Не зря он днём обращал внимание на мельчайшие детали поведения людей в лагере. Зато теперь Чум беспрепятственно прошёл в центр стойбища.
   Приглушённые голоса, доносящиеся сквозь войлок, указывали на то, что ещё не все уснули, но хождения после наступления темноты тут явно не приветствуются. Люди ведут себя насторожённо и осмотрительно, стараясь не мешать тем, кто поглядывает по сторонам.
   Куда бы спрятаться?
   Забрался под кожаную покрышку, накинутую на кучу твёрдых объёмистых предметов - это вьючные сёдла, сложенные за ненадобностью и укрытые от сырости. Их много тут.
   Подождал, пока все утихомирились и истаяли отблески жаровен, освещавших внутренности временных строений. То там, то тут раздавался храп, зато голоса перестали доноситься из за войлочных стен. Лагерь уснул. Кроме трёх часовых, которых он пока толком не видит, только догадывается об их присутствии по отдалённым отблескам пламени факелов, ещё один человек расхаживает, негромко ступая. Его не так просто разглядеть. А уж попасть ему в незащищённое одеждой место шипом из трубочки - кажется немыслимо. Терпение. А вот и удачный момент. Мужчина встал к нему боком так, что ничем не защищённая кисть руки оказалась в поле зрения, непонятно чем подсвеченная.
   Тфу!
   Шлёп! Выу!
   Мужчина, ругаясь сдавленным шепотом, двинулся в ту сторону, где несут свою службу сторожа их пленницы.
   - Аман, ты чего шумишь?
   - Какая-то муха здоровенная укусила. Смотри, жало осталось, - двое по очереди рассмотрели тыльную сторону ладони, видимо, отломившийся кончик шипа их заинтересовал.
   - Здоровенная, - а это уже заключение по результатам осмотра размазанной изюминки - не напрасно Чум её немного пожевал, чтобы напиталась слюной и потеряла прочность. В неверном колышущемся свете понять, чем это было до шлепка невозможно, а пробовать на вкус никто не стремится. Просто липкая гадость, вот и всё.
   Теперь, когда понятно, сколько человек бодрствует, и где они находятся, можно не сидеть под краем кожаного покрывала, а проследить за подстреленным часовым. Вот он снова удалился в неосвещённую часть лагеря и... присел как раз на ту самую груду седел, под которой... или просто похожую, они тут рядом с каждой юртой, а много ли разберёшь в потёмках.
   Устраивается удобней, сползает, укладывая голову. Пауза. Уснул.
   Теперь три часовых рядом с факелами, воткнутыми в землю длинными рукоятками. Глаз не спускают с шатра и не расслабляются. Беда в том, что они друг друга видят, то есть, присматривают, чтобы никто не потерял бдительности. Вот было бы здорово, если бы Лаура стала похрапывать во сне, как водится за ней иногда! Зная, что охраняемая спит, сторожа могли бы и себе позволить некоторые вольности, на которых их можно было бы подловить.
   Терпение!
   Кругом всё спит, и это хорошо. Жаль, что в юрте слева спят шумно, трудно разобрать звуки, идущие от пленницы. Есть! Наконец-то уснула и начала выводить те самые рулады, по которым он так соскучился. Никогда бы раньше не подумал, что чего-то подобного ему может не хватать.
   Подкрался так, чтобы в промежуток между юртами видеть только одного часового. Выбрал момент и всадил стрелку ему в шею.
   Хлопок рукой по "ужаленному" месту, негромкое, но выразительное проклятие. Тут же в поле зрения попал второй страж, расслабившийся немного, когда понял, что охраняет спящую и подошедший посочувствовать. Вот и он так удачно повернулся, что тут же получил шип в шею. А третий, увидев, как шипят его товарищи, не вытаскивая из земли факела, сместился, чтобы продолжать осматривать противоположную сторону охраняемого сооружения. Этот моложе остальных и старательней, что тоже сейчас на руку Чуму.
   Когда яд попадает в шею, то засыпание происходит значительно быстрей. Тот, кто получил свою порцию первым, присел, повернувшись к пламени, чтобы второму было удобней выковырять "жало" и закемарил. Достающий - тоже встал на колено и опёрся о плечо своего товарища, пытаясь разглядеть остатки жала под ухом. А третий их не видит. Вот пусть и не видит. Движения обоих стражников сделались вялыми и, спустя минуту с небольшим, они повалились, но не кулями, а выбирая позу для сна. Прилегли вздемнуть. Удачно. Вход-то в юрту как раз с этой стороны, так что бодрствующий сторож ничего не видит - он следит за противоположной стеной.
   Не стоит терять времени.
   Лаура проснулась от первого же прикосновения и сразу поняла, кто за ней пришёл. Браслет из твёрдой кожи, скреплённой просмоленными нитками не так-то просто разрезать, верёвку, привязанную к захлёстанному в землю колу, тоже перепилить удалось не сразу, но длинная кромка отличной лезвийной керамики сделала своё дело. Оба участника этой процедуры не то, что не произнесли ни звука, даже дышать боялись. Вернее, Чум похрапывал, изображая те самые звуки, которые перестала издавать его подружка, но сходство получалось весьма приблизительное. Зато заглушил заметный шорох инструмента.
   Готово.
   Тем временем, третий стражник, перестав слышать голоса своих товарищей, сначала окликнул их, а потом, не дождавшись ответа, подошел взглянуть. Забеспокоился, не иначе.
   Лаура зла. Лаура очень зла. Лаура страшно зла. Молнией выскочив через дверь, она обеими руками нанесла удар в голову последнего из своих охранителей - благо он как раз удачно повернулся. Получилось мощно, но мягко. Падение тела на землю после этого прозвучало просто как гром, да ещё и вскрик успел вырваться из глотки. Благо, не слишком громкий, вроде обиженного выдоха.
   А две тени, большая и маленькая уже бесшумно удалялись прямо в темноту пасмурной ночи. Лагерь за их спинами не проснулся.
  
   ***
  
   К рассвету все четверо добрались до речки. Вернее, это был широкий ручей, потому что перешагнуть через него можно в любом месте. В воду вошли так, как будто направляются вниз по течению, а сами двинулись вверх по каменистому галечному дну. Прошли так пару стен шагов и, выбравшись на берег, отправились обратно, держась в стороне от своего следа - как раз тут изредка встречался кустарник, готовый укрыть их в случае чего. В самой, пожалуй, густой заросли остановились. Отсюда просматривался тот путь, которым они только что шли, вот и выходило, что здесь самое удобное место, если надо проследить, не следует ли за ними погоня.
   Дело в том, что в этих местах уйти пешком от всадника невозможно. Лучшим вариантом было бы запутать следы, чему они и посвятили остаток ночи. То есть возвращались той же дорогой, которой пришли, но потом свернули с неё, когда путь их пролегал по каменистому склону и, переходя с одной голой плиты на другую, отклонились вправо настолько далеко, насколько этот крайне неудобный для лошадей участок им позволил. Четыре пары босых ног на камне следов не оставляют - на это и делался расчёт. А тут, у ручья, они просто подстраховались. И вот, просидев на одном месте полдня, пришли к выводу, что степняки ищут их действительно вдоль своего старого следа. Того, который оставили, доставляя в стойбище пленницу.
  
   ***
  
   Лаура оказалась сильно избита. Синяки от ударов рукой и рубцы, оставленные плетью, говорили о том, что её долго и настойчиво убеждали смириться с участью пленницы. Тем не менее, увечий не наносили, видимо полагая, что рано или поздно добьются от неё смирения. Их интересовала дорога вокруг болот, которую они, собственно, и отыскали. Если бы разведчики не встретили дозорный наряд амазонок - вышли бы к стройке будущей крепости, тогда поисковую задачу можно было считать выполненной.
   Но сбежавшая за помощью напарница - это опасно. Может привести подмогу, и что тогда? А степняков - всего десяток. Вот и прервали они так удачно начавшуюся разведку, не будучи уверенными в том, что всё выяснили до конца. Поэтому и берегли свою добычу, что надеялись на получение от неё нужной информации. А когда добрались до места, выяснилось, что другие десятки, направленные искать те же самые пути на юг, в Заболотье, всё еще не вернулись из поиска, и сам Доги-бей - их командир, тоже.
   Из слышанных фраз пленница мало что поняла, кроме того, что каган Арти их командиру, этому самому Доги-бею, приходится близким родственником и доверяет как самому себе. Эта мысль в разговорах прозвучала несколько раз.
   Кормили сытно, а в паре случаев, когда мужчины пытались использовать её не только в качестве источника ценной информации, привели к летальным исходам среди сластолюбцев. Как это было проделано - Базиль не расспрашивал. Неудобно как-то про такое речь заводить с бедной женщиной, на которой сейчас сплошные примочки и компрессы.
   Странно как-то изменилось его отношение к этим амазонкам. Раньше в его представлении они были обворожительно опасными и поэтично воинственными созданиями, не похожими на привычных и будничных соотечественниц. А сейчас он видит в них таких же слабых и зависимых от мужчин созданий, нежных, заботливых, уязвимых, но несогласных терпеть обиду. Такое вот малюсенькое отличие. Базиль восхищен сильнее, чем озадачен.
   Вот и сейчас Чум аккуратно разбирает сбившиеся в воронье гнездо волосы спасённой, что-то ласковое шепчет ей на ушко, а сама она только что не мурлычет. Зажмурила глаза и, кажется, беззвучно плачет. Видимо напряжение последних дней только-только начинает её покидать.
  
   ***
  
   Погоня в видимости их укрытия так и не появилась. Значит, уловка на камнях удалась. А то пришлось бы принимать бой - они тут как раз подготовились к тому, чтобы из засады проредить ряды преследователей. В этом случае на их стороне была бы внезапность и пара прицельных выстрелов из арбалета. Это всё-таки не встреча с конными воинами в чистом поле.
   Отдохнули, помылись и почистились, починили, как могли, одежду, не решаясь двинуться с места. Тот, кто никуда не идёт, не оставляет следов, а ведь погоня где-то рыщет и что-то прочёсывает. Не хотелось бы набрести на степняков.
   Вышли светлой ночью в направлении к северо-западу. Карта, захваченная с собой, намекает, что где-то в этих местах должна протекать одна из впадающих в болота рек. Если добыть лодку или связать плот, возможно, удастся вернуться, не прилагая слишком заметных усилий и с минимальным риском встретиться с преследователями.
  

Глава 10 Комин

  
   Хотелось двигаться неприметно, но получалось это недолго. Через день пути вниз по склонам гор маленький отряд покинул зону альпийских лугов и оказался в лесах, покрывавших дно долины. Пашни и огороды начали встречаться всё чаще и чаще, тропинки, проложенные людьми, казалось, сами прыгали под ноги, а прятаться в кустах при виде жителей, то и дело попадающихся навстречу - это вообще не дело. Пошли открыто, спрашивая дорогу и обмениваясь с местными жителями немудрёными приветствиями. На ночлег останавливались в родовых селениях, мало чем отличающихся от Заболоцких, здесь же кормились - кошелёк с денежками Зоя в погоню тоже не позабыла прихватить. Здесь в ходу, в основном, не тисовики, популярные в городе, где цены относительно велики, а вязовики - монетки меньшей стоимости, да и на те население смотрит с восторгом, потому что рассчитываются в этих краях преимущественно методами натурального обмена. Денежная масса на руках у местных жителей невелика.
   Дорога к руслу реки привела их как раз туда, где на её берегу красуется замок барона Комина, володетеля этих мест. Тут же и селение, раскинувшееся вокруг старых деревянных стен - частокол, над которым виднеются головы редких часовых. Они приметили только одного, что разглядывал новых людей одетых не совсем обычно. Женщины здесь ходят в платьях или в юбках, а штаны - излюбленная одежда отправляющихся в лес амазонок - это для мужчин.
   Улицами этот городок обзавестись пока не удосужился - каждое строение угнездилось само по себе, как вздумалось поставить его хозяину, так и стоит. Гончарню сразу видно, бондарню, навес для сушки леса - явно из хозяйства плотника. От построек, держащихся на отшибе, повеяло запахами кожевенного производства. Да уж, если бы моряки Большого Королевства пользовались картами такого качества, как та, доверившись которой они прокладывали свой маршрут, немногие корабли находили бы дорогу к родным берегам. Если верить ей, то досюда ещё два-три дня нужно идти на север.
   Что нехорошо - ни одной лодки не видно на берегу. Что хорошо - корчма зовёт к себе распахнутой дверью, из которой на всю округу распространяются аппетитные ароматы чего-то жареного. Базиль чуть слюной не захлебнулся после сухарей, фиников да сыра, да ещё неизменной у здешних крестьян чечевицы без соли. Вошли в полутёмную тесную комнату, где толком и не развернёшься между столами и лавками, забились в угол, чтобы никому не помешать и женщина-подавальщица, ничего не спрашивая, принесла им пива. Мутное и почти без пены, оно оказалось слабым, но приятным на вкус.
   А потом на столе появилась нога, судя по размеру, кабанья, истекающая жирком и покоряющая окружающих благоуханием отлично прожаренного мяса. Лук и чеснок в пучке зелёных стеблей и каравай ржаного хлеба дополнили сервировку. Вот оно счастье!
   Пока от ноги ещё хоть что-то отрывалось, никто не смотрел по сторонам и не тратил времени на разговоры. Если хозяин заведения с первого взгляда определил, что требуется посетителям, то это заслуживает одобрения действием - пустой посуды и чисто обглоданных костей. А со словами можно и погодить.
   - Скажите, уважаемый корчмарь, не сдадите ли вы нам комнатку, отдохнуть с дороги и набраться сил перед ужином, который после этого восхитительного обеда мы будем ждать с надеждой и вожделением, - Базилю хорошо, и он просто расточает любезности.
   - Сдам, - хозяина тронула речь гостя, - и на ужин сегодня печень, приготовленная под сметаной с гарниром из молодого картофеля. Она мне обычно неплохо удаётся. Так что и Вам, и вашим слугам будет удобно на пышных перинах, что уже взбивает горничная.
   Сон в мягкой кровати! Ещё одно удовольствие, которого давненько не случалось в их жизни. Сейчас в начале лета на сеновалах, куда пускали их на ночлег местные жители, одна труха осталась, от которой пыли больше, чем мягкости. По узкой скрипучей лестнице поднялись в комнаты, и блаженное чувство комфорта и защищенности наполнило измотанные долгими странствиями тела путешественников сладкой истомой. Возможно - негой.
  
   ***
  
   Вечер тоже провели хорошо. Хозяин разбудил их, когда настало время трапезы. В тесной харчевне было многолюдно - многие мастера и подмастерья зашли после трудового дня пропустить кружечку и потолковать о своих делах. Ни к кому не приставая с расспросами, просто слушая болтовню слегка подвыпивших посетителей, выяснили, что барон нынче со своей дружиной в войсках, что гоняют по степям подлого кагана, а делами в замке заправляет его жена, у которой ничего путного на уме отродясь не бывало, так она совсем стыд потеряла, ни одних штанов не пропускает. Так что от мысли нанести соседу визит вежливости Базиль отказался.
   Про виды на урожай и погоду - обычный трёп, а вот что пропало несколько охотников - это вести серьёзные. Правда, вину за их исчезновение взвалили на медведя-шатуна, который всю зиму тревожил поселян, а теперь совсем покой потерял и даже в тёплое время никак не утихомирится. Так что бывать нынче в лесу стало опасно. А вот о кочевье, что в трёх переходах отсюда, никто не упомянул. Потом перемыли косточки Гаврюхе, за то, что он опять потерял при родах жену, умерла она горячкой, а ведь третья уже подряд прощается с жизнью, так и не сумев дать жизни потомству здешнего кожемяки. Словно проклятие висит над головой мужика. И девки за него теперь ни за что не пойдут.
   Купец здешний Никифор Кузьмич ушел обозом шкур да зерна в Кононово за разным товаром, который сбывает здесь в своей лавке, так пока там его сын управляется и всякого покупателя норовит обмануть, поэтому, лучше дождаться самого хозяина, а если надо что-то срочно, то лучше у соседей одолжить до времени.
   Заплывший и только начавший открываться левый глаз Лауры, синяк под правым и рассечённая губа надёжно страховали Базиля и его спутников от любопытства местных жителей. К ним с расспросами не приставали. Зато разговор о том, что бывают люди очень маленького роста, подвыпившие посетители, всё-таки завели, но это уже незадолго до того, как жёны начали приходить за мужьями и разводить свои сокровища по домам. Одним словом, народ здесь обитает мирный - такой вот вывод напрашивается. Или запуганный - кто его знает, как тут всё обстоит в периоды, когда воинство не в походе. Ведь наверняка дружинники барона посещают это заведение, если не заняты.
  
   ***
  
   Базиль несколько дней посещал мастерские. По всему выходило, что, если чего-то потребуется, то отсюда до Болоцка заметно ближе, чем из Амазонии везти, или из Большого Королевства. А, судя по плате, что берёт с них корчмарь, цены в этих местах приемлемые. Вот и не стоит упускать случая разобраться с возможностью доставлять кое-какие припасы из этого селения.
   Много тут чего делают, да и в лавке разного товара не перечесть. Для себя отметил отличные суровые нитки и подмёточную кожу. Ещё обратили внимание на то, что в отличие от Заболотья, где держат преимущественно коз, тут в почёте коровы, так что сливочное масло здесь покупать можно, а то не хватает его как-то. Привык он дома намазать по утрам на булочку тоненький слой. Однако пшеничную муку всё равно надо издалека везти, в Комине только рожь надёжно вызревает.
   Девчата пошептались со здешней знахаркой, а Чум долго ковырялся в запасах аптекаря, но остался недоволен:
   - Нужная трава здесь не растёт, - жаловался он вечером, - и в лавку её не привозят. Торговец лекарствами не знает ничего о такой, которая мне требуется. Тут совсем другие деревья и кусты.
   Зато девушки были довольны, но ни о чём не рассказывали. И от оружейника вернулись в полном восторге с новым арбалетом для Лауры - старый-то так и остался у степняков. А этот заметно легче и стрелы из него, хотя и короче и тоньше, но летят на те же расстояния. Одним словом, кошелёк изрядно похудел, но на покупку лодки там наскреблось - была одна готовая на продажу, лёгкая корянка с широким днищем и слегка заваленными внутрь бортами. В основном здешний лодочник кормился изготовлением коробов для переноски грузов за плечами, но и готовые посудинки на продажу у него были. Лёгкие они и вместительные, потому что частенько переносятся на руках из одного водоёма до другого, а используются обычно для доставки сена в непроезжих для саней или телег местах.
  
   ***
  
   Домой тронулись, запасшись провиантом. Охотиться - дело долгое, да и места тут обжитые - дичь в зарослях не кишит. Лодку подгоняли вёслами, хотя течение попутное и вполне приличное. За два дня извилин и загогулин, где, казалось, голова закружится от бесконечных петляний, добрались до знакомых мест и вошли в болота. Дома. А вот и наряд дозорных на катамаране - буквально в третьей протоке столкнулись нос к носу со своими же товарищами. Да, по речке вниз по течению тут рукой подать, а вот выгрести вверх, наверняка не меньше пяти дней хода. Забавно. По самим-то топям те же два дня шли - пространства, покрытые трясинами огромны, тем более что им в аккурат наискосок их пересекать, вроде как по диагонали, но опять же, кругами и петлями, а не напрямки. Да и заблудились раз - тут и с картой ошибиться немудрено.
  
   ***
  
   Дома о них беспокоились. Четыре верховых, а это соответствует полной численности конного поголовья Болоцка, потеряли след через сутки после той самой переправы, у которой замешкались степняки. От пешей группы преследования они к этому моменту отставали примерно на сутки, и, если бы не сбились, то могли бы присоединиться к Базилю и его спутникам ещё до того, как они вышли к стойбищу. Ну да ладно, и без них управились.
   За время, потраченное на погоню и возвращение, ничего существенного не произошло. Немного подросла стена будущей цитадели, вот, пожалуй, и всё. Ещё от двух дозоров поступили сообщения, что группы степняков численностью около десятка каждая, искали пути на юг. Одна вдоль восточного хребта, форсировав речку на северо-востоке, вышла в Заболотье, посмотрела издалека на одно из подворий, и, не выдавая своего присутствия, вернулась восвояси. Их обнаружила патрульная пара с катамарана. Амазонки постарались себя не выдать, а насколько им это удалось - не поняли. Разведчики ничем не показали, что обнаружили слежку.
   Зато топкие берега водной преграды дважды доставили непрошенным гостям ужасные неудобства, даже одну лошадь потеряли на обратном пути - что-то она себе сломала и её зарезали.
   Второй десяток ломился прямо сквозь трясины и, в конце концов, вернулся, несолоно хлебавши, да еще и потеряв четырёх коней и одного человека. То, что дорогу напрямик степняки будут считать непроходимой, сомнений не вызывало. Кстати, обе эти попытки были обнаружены позднее похищения Лауры, когда наряды были оповещены и целенаправленно искали предполагаемые проникновения в Заболотье.
  
   ***
  
   У западного хребта там, где коробейники, приходящие с севера из Комина, проложили ту самую тропу, на которой и произошла встреча амазонок со степняками, на болотах оборудовали постоянный пост. В этом месте путь по суше просматривался с воды на протяжении примерно тысячи шагов, потому что кроме как заливной луговиной здесь никак не пробраться - скалы тут уж очень неудобно сгрудились.
   Забили в недалёкое дно сваи и на них сплели крепкую хижину, к которой прибуксировали пару плавучих островков и подогнали плоты с большими глиняными сосудами, в которые посадили густые кусты. С берега постройка стала неразличима, зато с неё открывался прекрасный вид на дорогу, связывающую крошечное герцогство с северным соседом.
   Зато на восточном краю топей трудов пришлось положить значительно больше. Тут, если переправиться через ту самую речушку, названную, кстати, Кордонкой, путей можно проложить сколько угодно, и у самой у неё берега одинаково неудобны на всём протяжении в примерно десяток тысяч шагов - то есть, нет ни одного места, где бы непрошеные гости оказались обязательно. Её форсирование повсюду потребует примерно одинаковых усилий. Берег надо гатить, а то и мост городить, хоть наплавной, хоть на опорах. Для того чтобы за этим участком присмотреть и себя при этом не выдать, замаскировали у своего берега два катамарана, где и устроили стационарные посты, способные, впрочем, при надобности и удрать.
   Того, кто патрулирует, обнаружить значительно проще, чем сидящего в секрете, а при численности войск, которые способно выставить Заболотье, скрытность - важнейшее условие, чтобы не быть уничтоженным ещё до того, как поймёшь, что на тебя напали.
  
   Глава 11 Дома
  
   Постройка капитальной крепости велась рядом со скалой, напоминающей формой вертикально торчащую из земли ладонь со сжатыми пальцами - почти готовая стена получалась. В её продолжение в направлении воды предполагаются ворота, комплекс которых сооружается из природного камня. Тут трудится маленькая постоянная бригада, потому что дело это не слишком быстрое. Тем не менее, кладки выведено уже более двух шагов высоты и деревянные створки тоже готовы. А вот остальные две целых и три четвёртых крепостного периметра отсутствуют напрочь - только несколько шурфов пробили до твёрдого грунта, проверяя, выдержит ли он массивную постройку.
   С одной стороны после недавних событий ужасно хочется поскорее спрятаться в защищённый контур, особенно представляя себе то, насколько неприятель будет превосходить защитников в численности, с другой - ужасно не хочется в судорожной спешке городить нелепицы вроде деревянных или глинобитных стен. Пока не ясны сроки нападения, однако его неотвратимость сомнений не вызывает. И это лучший мотив для вдумчивой подготовки к встрече с неприятелем.
  
   ***
  
   - Базиль, слушай, что за ерунда у нас получилась с гранатой, - десятник подошел с озадаченным видом. - Прислали нам крепостной арбалет из дома, мы его, как положено, собрали, опробовали, а потом, дай, думаем, попробуем из него пульнуть одним из тех снарядов, что ты для пращниц изобрёл. А он в момент выстрела возьми, да и грохни. Никиту крепко осколками посекло и Фому изрядно приложило, хоть они и отошли чуток в сторону, как обычно, и запор верёвкой срывали.
   - А второй раз, конечно, уже не пробовали?
   - Нет. Боязно. Амазонки тоже перепугались и перестали эти гранаты брать с собой в дозоры, а то обычно по паре штук всегда прихватывали.
   - Сейчас гляну.
   - Арбалет взводить?
   - Нет. Погодите, пока я не посмотрю.
   Базилю тоже боязно, но он тут и по положению самый большой человек, и по учёности, так что показывать, что испытывает страх, нельзя.
   Добротная машина для метания каменных ядер калибром в три пальца раскорячилась своими опорами на ровной площадке, перед которой имеется подходящий простор, чтобы было куда стрельнуть, и разглядеть, во что угодили. Жёлоб имеет явные признаки сильного повреждения и последующего старательного ремонта. Вот выщербины заделаны тугоплавкой смолой, а потом отполированы. Под обмотками плеч могучего лука угадываются ямки, оставленные осколками, что указывает на то, что само это предохранительное покрытие недавно сменили, значит и его посекло, хорошо хоть не совсем рога отломало. Дощечка толкателя тоже новенькая, и отверстие, в которое входит выпуклость ядра, имеет непримятую кромку - следовательно, ремонт только что завершён и опробования это орудие ещё не проходило.
   - Стрельните сначала обычным ядром, - это команда десятнику.
   Солдаты барабанной лебедкой оттянули толкатель в заднее положение, уложили ядро и, отступили на несколько шагов. Рывок верёвки, мощное движение подвижных частей, отозвавшееся, кажется, даже лёгким сотрясением земли, и тяжелая каменюка улетела за несколько сотен шагов. Глядя на эту картину, Базиль воображал себе не ядро, а гранату. Вот, получив пинок толкателя, она стремительно разгоняется, а оставшийся на месте боёк соприкасается с догнавшим его капсюлем. Да. Тут же и подрыв произойдёт, всё понятно. Вот незадача! Теперь нужно растолковать эту тонкость амазонкам, да и солдатам тоже, а то не хватало ему только недоверия к хорошему оружию.
   А про то, что для стрельбы из крепостного арбалета нужно применять гранату с другим взрывателем, это понятно. Только сначала придётся его придумать.
  
   ***
  
   У герцога Болоцкого очень мало людей. Меньше сотни. Примерно половину этого количества составляют женщины и дети. Тот факт, что среди женщин много амазонок, означает возможность использовать их в дозорах и секретах, но для строительных работ определённо требуются мужские руки. И для погрузочно-разгрузочных, и на вёслах шлюпок, которыми по Болотке доставляется всякий припас, прибывший по морю из Амазонии и Большого Королевства.
   При этом четверо мужчин занято на каменной кладке постоянно, потому что эту работу прерывать не стоит, а то крепости у них не будет никогда. Вот такой расклад сил, когда работы больше, чем работников, и конца-краю этому не видно.
   Весной много времени и сил было отдано аграрной сфере - в этом году посадили много самых разных культур, и на оборудование плантаций усилий приложили уйму. Зато всходы радуют.
   Теперь - новая проблема. Неподалеку открыли хорошие земляного масла выходы на поверхность земли. Черпать его поблизости значительно удобней, чем возить из далёких стран. А это и тепло, и свет. Но, для того, чтобы пользоваться таким удобством, необходимо обустроить место добычи, проложить от него до будущей крепости брусья конорельса, по которым будет легко катать установленные на колёса бочки. Словом - хлопот невпроворот. И на возведение капитального жилья просто не остаётся свободных рук.
   Их земляной дом неплохо послужил этой зимой. Выявленные слабые места подкрепили, протечки в кровле перекрыли и надёжно утрамбовали глиняную засыпку. Плетёные перегородки оштукатурили, а в период, когда вставляли стёкла в окна надстроек катамаранов, устроили в потолке кухни светозаборник. И так это всем понравилось, что появилось огромное желание этих прозрачных фрагментов наставить повсюду: на перекрёстках внутренних коридоров, в спальнях и столовой, в прачечной и кладовых - расхаживать по жилью днём со светильником неудобно.
   Главное - такое усовершенствование не требует задействования в работах большого количества людей, зато на качество быта это влияет прекрасно. И полы из колотых плах, что готовили для будущих домов, легко можно здесь настелить, а тогда их временное жильё становится очень комфортным и здоровым.
   Правда, заросшая ровнёхонькой травкой крыша превращается в городок низких будочек, крытых стеклом на манер пирамидок, но это никого не смущает, тем более что сам-то дом оказался значительно больше, чем Базиль первоначально планировал - помещения, требовались и требовались то для одного, то для другого, и их пристраивали, расширяя постройку до того, что превратилась она в своеобразный пещерный городок.
   Ну что же, пора оживлять печку для варки стекла, благо, трудами друга Тимохи горелки для жидкого топлива они теперь делают прекрасно, а уж воздушные насосы у них получаются - закачаешься. Не надо хлопотать о том, как бы не испортить варки углем, который немудрено упустить в стекольную массу.
   Базиль довольно улыбнулся, спеша в мастерскую к другу: все шло просто замечательно!
  
   ***
  
   Разбить зеркало - это всегда великое горе. Они безумно дороги, потому, что для образования отражающего слоя используется золото - материал редкостный, можно сказать - диковинный. Мало того, что само оно стоит безумно дорого, ещё и для того, чтобы уменьшить его желтизну, в него добавляют крупицы блестящих веществ, которые получают в лабораториях после длительных многоступенчатых процессов. То есть, если само золото находят изредка в песках горных речек, то добавки - это что-то умопомрачительно сложное.
   Так вот, одно из пересчитанных по штукам зеркал расколошматили. Дозорный катамаран цапанул правым поплавком о притопленную кочку, отчего его крутануло, и вывешенный рог дальномера напоролся на сук стоящего у самой воды дерева. И надо же было - точно в зеркало угадали!
   Погоревали, отправили в Большое Королевство слёзное прошение о присылке нового, а осколки пошли в варочную печь. Как ни крути, а основную массу отражающих устройств составляет отличное стекло, так зачем ему пропадать? А плёнку отражателя аккуратненько соскоблили и эти комочки упаковали в стеклянную пробирку, чтобы отослать в зеркальную мастерскую.
   Так вышло, что добавление останков горько оплаканного зеркала произошло в конце исчерпания предыдущей варки, когда в углублении днища печи стекольной массы оставалось уже немного готового материала. Базиль, после помещения в печь осколков и их расплавления, раскатал всего два новых листа и, убедившись, что на третий всё равно не наскребётся, отправился писать умоляющее письмо папеньке. При этом видимо от расстройства, забыл перекрыть краник поддува горелок, установленный на трубе от накачанного меха, подгруженного солидным камнем. И даже оставил последний готовый лист прямо на полированном гранитном столе рядом с печью.
   А потом, когда Базиль проводил расчеты весов компонентов для следующей загрузки печи, за спиной его прозвучал голос:
   - Ваше Высочество! - донеслось из-за чуть приоткрытой двери.
   "Высочество", застигнутое врасплох, буквально подпрыгнуло на месте. "Задумался!" - со вздохом констатировал он, узнав стекольщика.
   - Что случилось? - чуть смущенно, но все же твердо, спросил посетителя.
   - Дык, тут такое дело, - тот замялся. - Пошел я, значит, в мастерскую, стекло забрать, - немного испуганно покосился на своего герцога, будто ожидая наказания за своеволие. Но герцог молчал. - Надо было, очень надо! Уж простите меня, господин Базиль!
   - Ну, взял, а дальше что? - отмахнулся от извинений Базиль.
   - Принес я его к себе, инструменты взял, - приободрившись, продолжил стекольщик. - Разрезать попытался - а стекло ни в какую! Я и так и эдак, да все равно не разрезать!
   - Хм, интересно, - задумчиво произнес Базиль. - Покажи-ка мне это стекло! Или выбросил?
   - Нет, как же можно, чтобы руками Вашего Высочества сделанную вещь, и взять, и выбросить! - странный испуг у человека. Ведь не боятся люди своего правителя, а тут - будто подменили мастера.
  
   ***
  
   Обычно стекло отламывается по линии царапины, оставленной на нём алмазом стеклореза, а вот это - нет. Оно не лопнуло по линии, сделанной инструментом, как полагается любому добропорядочному оконному материалу. Упруго выгнувшись, что потребовало приложения к себе заметно большего, чем обычно усилия всё-таки отломилось. Мастер сказал - намного сильнее пришлось приналечь. А линия излома прошла так, как будто стеклорез к нему вообще не прикасался - то есть практически произвольно. А еще, перед тем как давить со всей дури, снизу под царапиной по нему постучали, рассчитывая на обычное в таких случаях возникновение трещин под ослабленным местом. Так вот - не было их, этих трещин.
   Базиль сильно заинтересовался этим происшествием. Дело в том, что подобные материалы никто получать не умел. Но, тем не менее, получали. Изредка в стеклодувных мастерских обнаруживали, что какой-то из листов стал необыкновенно прочным. Бывало - один единственный, бывало - вся варка. Но ещё ни кому ни разу не удавалось получить это по собственному желанию, потому что причину такой метаморфозы установить так и не удалось. А сами эти стёкла расходовали на инструменты - самые лучшие, кстати. Редкие и безумно дорогие.
   Вот и стала понятна причина испуга стекольщика - ведь, не иначе, человек долго колебался, раздумывая, то ли доложить, то ли припрятать это сокровище для себя.
   Но сейчас, отчётливо припомнив события приготовления последней партии оконных листов, Базиль сообразил, что у него есть шанс разгадать этот древний секрет. Весь лист изрезали вдоль и поперёк, ломая, подстукивая и иными методами уговаривая непокорный материал подчиниться мастерам. Абразивному брусочку он, конечно, покорился, а вот на иные воздействия отзывался неохотно. Потом, когда сравнивали с обычным стеклом, выяснилось, что ещё одно стекло ведёт себя аналогично, правда прочность его значительно ниже.
   Зато лепёшка, извлечённая из углубления в поде печи, наоборот, оказалась заметно крепче. И вот тут окончательно проснулся в герцоге Болоцком ученик мастера Эгуора - знаменитого керамика Большого Королевства. Базиль прекрасно помнил, что тот, кто внимательно всё подмечает и не забывает при этом думать, может сделать открытие: найти способ изготавливать такое, чего раньше никто не мог.
   Его стеклодувное Высочество довольно потер руки. Эх, то-то еще будет!
  
   ***
  
   Итак, во всех трёх кусках неведомого материала в ничтожном, буквально остаточном количестве содержится сплав золота с чем-то ещё, и сами эти листы получились красноватыми на просвет. Оттенок еле уловимый, но Базиль не пожалел сил, чтобы показать эти диковинки нескольким женщинам - ведь известно, что их глаза лучше воспринимают оттенки цветов, чем мужские. Таким образом, однозначно убедиться в том, что все видят одно и то же
   Зато прочность у образцов разная, что он может объяснить только разницей в скорости остывания, потому что сам черпал их из одной варки - то есть химический состав материала одинаковый. Тот, что дольше терял тепло, подогреваемый слабнущими факелами горелок, оказался заметно прочнее, Второй, со столика у печки охлаждался быстрее, но всё же медленней, чем третий, отодвинутый вместе с плитой в сторону. Хотя и они получились весьма крепкими.
   Разобравшись со стёклами для светозаборников, чтобы не отвлекаться от самого интересного, Базиль буквально заперся в лаборатории и принялся за эксперименты. И вот тут, как обычно, ему оказалось нечем измерить температуру. Все мастера делают это на глазок, учитывая самые разные приметы, но сами эти приметы у каждого свои и всегда привязаны к конкретной печи.
   У одного закипает горшок, поставленный в определённом месте. У другого пёрышко начинает коробиться, тоже не где попало. Самое обидное, что ведь термометры давным-давно известны, а вот напрямую ими ничего в стекольных или обжиговых печах не измерить - плавится прибор, даже если его сначала не разрывает испарившимся вином, или само это вино не испаряется.
   Так что хитрят мастера. А вот Базилю это не нравится. Хочется получить такие данные, которые можно будет потом использовать в других условиях. И не только ему - он ведь герцог, в конце-то концов, а не стеклодув, чтобы сохранять секреты мастерства только для себя. Правитель, как-никак - стало быть, должен думать обо всех остальных людях, заботиться о подданных. Такая уж у них в роду наследственная профессия.
  
   Глава 12 Термометрия
  
   То, что тела при нагреве расширяются тем шибче, чем пуще раскалены - факт общеизвестный. Материал, из которого можно соорудить такой датчик очевиден. Горный хрусталь, вот удобный материал. Только ведь с линейкой в печку не залезешь измерять изменение длины, да и не так-то много разберёшь по рискам, нанесённым на деревянную планку - точнее чем один миллишаг ни по какой линейке отсчитать не получится. Задача становится интересной. На этот счёт Базиль сначала покумекал сам, потом поговорил с Тимом, да и соорудил из трёх брусков замечательный рычаг. Рядом с осью он опирается на вертикальную палочку - датчик. А длинный его конец наклонно выставляется из печи и поднимается вверх, когда опора рычага расширяется при нагреве. Тут и смещения получаются заметные, и шкалу можно пристроить на доступном взору месте так что, оказывается возможным засекать относительные температуры, и даже привязывать их к закипанию воды, а зимой, и к таянию снега. Хотя, чего это он растерялся - можно ведь привезти льда с гор - только тару для него подготовить хорошенько, чтобы не растаял по дороге.
   А работать с камнем умеют, считай, все. И Базиль - не хуже других. Уж чего-чего, а разного точильного да полировального оборудования у них в достатке, да и для того, чтобы отверстие провертеть станочек имеется и абразив, чтобы подсыпать под сверло, припасён.
  
   ***
  
   Термометр получился у него из четырёх деталей: датчик, рычаг, опора оси и сама ось - всё из горного хрусталя. Так у ж традиционно у них ведётся, что целый ряд камней, тех, из которых делаются обиходные вещи, обязательно имеются в кладовых любого приличного дома, поэтому подходящие куски и этого, не такого уж редкого минерала, отыскались без особого труда. Поместил он это прямо в печку, для чего пришлось её чуток переделать так, чтобы и сам прибор, где надо встал, и рычаг, конец которого высунулся вбок через оставленную в печи специально для него щель, оказался рядом со стеной. Приделал у его конца шкалу с частыми рисками и дал нагрев. Работает! Чем сильнее пламя, тем выше поднимется конец рычага. Удача.
   Сделал отметку температуры кипящей воды, а потом - температуру плавления воска отметил. Знает, что она градусов на тридцать-сорок ниже, если разницу застывания воды с её кипением полагать за сотню. Так вот: изменение положения конца рычага на шкале оказалось просто ничтожным. То есть - буквально только-только видно, что это не одно и то же, но никаких дополнительных делений на отсчётное устройство на таком малом расстоянии не нанесёшь. Зато родниковая вода дала уже заметную разницу, а для измерения её температуры термометр у него имеется. Уф-ф! Не надо в горы лезть за льдом.
   Теперь, для того, чтобы измерять скорость изменения температуры у Базиля в наличии имеется всё. Уж водяные-то часы у них давно в обиходе, так что измерить скорость остывания стекла - дело терпения и внимательности.
   Базиль довольно оглядел своё творение: теперь ему не страшны ни печи, ни жар, ни пламя. Он вооружен.
  
   ***
  
   Начал с исследования уже готовых стёкол. Быстро убедился, что все три образца после расплавления и остывания ведут себя одинаково и свойства их улучшаются по мере увеличения времени остывания. Он отливал палочки одинакового сечения и ломал их, опрев концами, и подвесив на середину ящичек, в который добавлял песку. Когда образец ломался - взвешивал груз и записывал цифру рядом со временем, в течение которого температура снижалась от плавления до затвердения - нужные риски на шкале термометра он поставил после нескольких экспериментов. Ещё оценивал твёрдость по тому, что оставляет на них царапины.
   Картина получилась понятная и, главное, результаты проверок надёжно повторялись. Аналогичные опыты провёл с обычным стеклом - тут от скорости остывания варки прочность зависела слабо, скорее неуловимо, хотя какие-то отличия на грани точности экспериментов всё-таки отмечались.
   И, наконец, после месяцев напряженного труда пришло время решающего эксперимента. Базиль тщательно отмерил компоненты шихты и подмешал туда четверть комочка, полученного соскабливанием отражающего слоя с осколков зеркала. Это смявшиеся обрывки тончайшего сусального золота - вот, что это такое.
   Испытания образцов показали, что он на перспективном пути - получилось не оконное стекло, а то, которое плохо резалось. Только было оно лучше, прочнее. Один из вариантов со средним временем остывания так и не сломался, а согнувшись дугой, соскользнул с опор, позволив грузику достичь пола. Конечно, свойства этой варки отличались от того, что когда-то вышло у него случайно - он ведь не знает, какое количество недосчищенного с разбитого зеркала золота попало туда на осколках. Зато теперь, сварив эту же рецептуру с добавкой к ней ещё одной четвертушки соскоба, получил материал с новыми свойствами, а потом ещё и ещё.
   Затем, наоборот, разбавил варку чистым стеклом и выяснил, что полученные данные прекрасно ложатся на те же самые графики зависимости прочности от количества присадки и скорости остывания.
   Тем временем благополучно завершилось лето, на плантациях под руководством агронома собрали обильный урожай всего, что было посажено. Кладовые и амбары полны. В их подземном доме стало уютней, потому что солнечный свет проникает в помещения и ощущение мрачноватости пропало. Да и чистые ровные деревянные полы сделали его по-настоящему тёплым. Какой-то парень, школьный друг Тимохи, приехавший по его приглашению, не увлёкся, однако, двигателем, дела с которым по-прежнему не ладились, а подключился к работам со стеклом. Дозорные из секретов не приметили ничего тревожного - только коробейники изредка проходили вдоль западного берега топей, курсируя с товарами из Комина в Заболотье. В Болоцк они обычно приносили сливочного маслица в плетёных коробах на собственных спинах. Лошадей, даже под вьюками на этом маршруте они использовать опасались из-за той самой речки с топкими берегами, на переправе через которую когда-то задержались похитившие амазонку степняки.
   Плоская дубинка, изготовленная из одного варианта нового стекла, перерубила деревянную. Перелили её в топор, и оказалось, что свойства инструмента изменились кардинально. Он не раскалывался, как обычный каменный, если ударить им сильнее, чем положено. Медленнее тупился, зато легче затачивался.
   А Базиль размышлял над тем, какие чудеса сулит этот удивительный мир человеку наблюдательному и думающему. И вспоминал о том, что всего два металла, встречаются в мире - золото и платина. Добавка одного из них привела к удивительному результату. А не попробовать ли с другим? Всего-то делов, выписать из их Большого Королевства лабораторный тигелёк - чай не поскупится папенька на затеи сыночка!
  
   ***
  
   Завершение творческого запоя совпало с началом осенних дождей. Базиль, словно проснувшись после долгого сна, смотрел на произошедшие вокруг изменения. Удобные мастерские с большими запасами сырья и материалов, Завершённые ворота крепости, новые кораблики на глади болот. Они теперь сшиты из пропитанной коры и имеют не два корпуса, а три. Средний подлиннее и пошире, а по бокам вытянутые поплавки, как раз в длину надстройки. Вместо ластохода на них у самой кормы установлены два гребных колеса с педальным приводом. Гребец, расположенный над ними, смотрит вперёд через крышу рубки и подруливает простым незамысловатым румпелем.
   На случай ненастной погоды в его распоряжении имеется прекрасный непромокаемый плащ с капюшоном, так что тот факт, что расположен он не внутри защищённой надстройки, не вызывает слишком сильных переживаний о комфорте. Зато обзор лучше, нет скованности в движениях, да и воспользоваться веслом или шестом рулевому значительно проще - на болотах постоянно приходится крутиться в теснотах и узостях. Так что вот такая концепция основного корабля топей сложилась после опробования нескольких вариантов.
   Старые катамараны служат по-прежнему, на близких маршрутах, в основном, или в качестве стационеров в секретах. Тримараны оказались куда как ходче. То ли благодаря более гладкой обшивке, то ли из-за более эффективного привода. Но все в один голос утверждают, что бегают они шустрее и меньше утомляют экипаж.
   А вот брошенная затея с двигателем на земляном масле Базиля огорчила. Жалко, что не совладал с ней Тимоха. Ну, это ничего. Пока у Его Высочества сильно чувство крыльев за спиной - это после работы со стёклами, которые словно открыли перед его внутренним взором новые горизонты. Так вот, пока в наличии имеется приподнятое настроение и зуд в руках соорудить нечто необычное - этим стоит воспользоваться.
  
   ***
  
   После подробного допроса своего старого школьного товарища, Базиль выяснил, что ничего систематического в проведённых им работах не просматривается. Неудивительно - так они и действовали, ещё когда трудились вместе. Озарение - проверка. Новое озарение - новая проверка. Ни капельки не похоже на его осторожные шажки по исследованию стёкол. Не надо бы так. В вопросах, связных с новинками спешить следует не торопясь.
   Долго колдовали с горелкой. Тут, кроме выбора оптимальных форм сопла и диффузора, надо было ещё разобраться с собственно горением, которое, в зависимости от скорости подачи воздуха и топлива давало разные результаты. Так что сначала справились с регулировкой интенсивности дутья, а потом и с поступлением горючего поколдовали. И вот тут-то подгруженный камнем мех, позволяющий разгладить толчки от поршневого насоса в ровный поток, Базиль и вспомнил. Потом - сообразили, как этот поток уменьшать или увеличивать краником, потому что регулировать мощность частотой качков уже не получалось, а потом и на топливной трубке приладили тоже самое.
   Дело в том, что одна из рецептур упрочнённого стекла давала относительно вязкую композицию, пригодную как для изготовления самых разные трубок, так и собственно на то, чтобы сделать из неё сам краник, и не боялась эта композиция ни жара, ни механических смещений. Вернее, механических смещений боялась не настолько, насколько керамика, а жара - значительно меньше, чем древесина или кожа. Вскоре, после ряда экспериментов, они героически получили ту же самую горелку пережигалки древесных стволов, с которой, собственно, и начинал свои эксперименты ещё Базиль, до приезда Тима. Уфф. Ну, что же, значит, не ошиблись. Хотя и получился у них проход по круговому маршруту с возвращением в точку старта. Только с применением новых материалов на этот раз, но принципиально ничего нового изобрести им не удалось.
   Помещение этой самой горелки в камеру с узким выходным отверстием дало неожиданно заметное увеличение тяги. Наверняка установить в чём дело у них не получилось, но догадка пришла, пусть и на самом краю понимания - загвоздка в скорости истечения реактивной струи, и, чем жарче в камере, тем эта струя истекает быстрее. А потом к этому соплу приладили снаружи диффузор, и тяга снова возросла - это они устроили эжекторный насос, только качал он не воду, а окружающий воздух. Печально, конечно, но до тягового усилия, соизмеримого с тем, которое создавали дрыгучие образцы, эта конструкция сильно не дотягивала, хотя поток разогретого воздуха ощущался даже на расстоянии в десяток шагов.
   А Базиль вдруг спохватился, что испытывая образцы упрочнённого стекла в своё время, он не измерял, после какого прогиба палочки та ломается. И ещё не узнал ничего о том, как эта величина зависит от температуры, при которой проводится испытание. Одним словом, количество вопросов относительно результатов исследований возросло настолько, что пришлось садиться, и набрасывать целый план проверок. И это ещё до того, как погрузили своё творение в воду, для чего, собственно и затеяли всю эту канитель. Надо сказать - после открытия чудесных свойств стекла Базиль здорово растерялся. Странное чувство охватило его: как будто почуял в себе силу сотворить множество ранее невиданных вещей или устройств и просто не знает, за что схватиться.
   С одной стороны перебор рецептур добавок к стекольной шихте сейчас проделывает другой человек, надо просто всё хоршенько спланировать и регулярно проверять результаты. С другой - с этим огнемётным двигателем дело застопорилось в непонятном состоянии: с одной стороны модель явно работоспособна, с другой - совладать с ней непросто. Вот и выходит, что, прежде, чем браться за что-то новое, необходимо с этой проблемой разобраться до конца. Или выйдет из неё что-то путное, или надо убедиться окончательно, что ничего доброго от этой затеи он действительно не в состоянии добиться.
  
   ***
  
   Осень - не самое лучшее время для путешествия. Когда дожди и промозглый ветер сменяют друг друга, сидеть под крышей тёплого дома - это лучшее, что можно придумать. В отблесках пламени печей, в пахнущих смолой лодочных или плотницких мастерских, в хорошо натопленных помещениях сушилен, где доводится до кондиции зерно - везде сейчас тепло и уютно. Болоцк надёжно защитил от непогоды и людей, и места, где им предстоит провести ненастную часть года. Даже зал для физических упражнений амазонок, и тот просторен и прекрасно проветривается. Ну да, столбы, подпирающие его потолок стоят тут часто - так ничего в этом страшного нет - все к этому уже привыкли.
   Базиль распланировал длинный ряд работ по доведению до совершенства двигателя, включающий в себя, как очередной этап, подмешивание воды непосредственно в камеру сгорания и проверку влияния её количества на тяговое усилие, создаваемое реактивной струёй. В систему питания их детища, таким образом, включался третий насос и, соответственно, накопитель воды, находящейся под давлением. Дело в том, что, как выяснилось, для того, чтобы подать в камеру сгорания воздух и топливо, к ним требуется приложить очень серьёзное усилие - после сгорания земляного масла в струе воздуха в ограниченном объёме возникало огромное сопротивление, препятствующее чему бы то ни было проникать внутрь. Оно-то, это давление и выталкивало раскалённый газ через сопло. Но точно также выталкивало и поступающие топливо, и воздух, необходимый для его сгорания. То есть, чем выше температура, тем выше и давление, и скорость истечения струи, стало быть, и тяга получается больше, и тем с большим усилием приходится вкачивать топливо.
   Эту зависимость в череде опытов Базилю как раз удалось отчётливо обнаружить и даже изобразить графически. Теперь... запахло успехом. Стало понятно, что делать.
   - Базенька, мне необходимо увидеться с мамой, - Зоя такая тихая и ласковая, поразила его буквально в самое сердце своим невинным, вполне естественным желанием. Отправляться в дальний путь при такой погоде! Да ещё в момент, когда начатые дела находятся в безусловно перспективном состоянии! Когда, казалось бы, несколько недель трудов, и у них всё получится!
   Ничего не ответил. Погладил свою принцессу по голове, подтянул одеяло, чтобы оно закрыло выставившееся наружу плечо любимой и, дождавшись, пока дыхание её станет ровным... так и не уснул до утра. Нет, ну почему так не вовремя возникают у этих чудесных созданий их необыкновенные желания!
   К рассвету перегорел и успокоился. Тимоха - его товарищ по работам с двигателем - в курсе всех затей. Справится, в конце концов. Относительно перспектив нападения с севера ничего нового не слышно. Осборнцы опять собирают пополнение для своих войск, увязших в степях, а сами эти полки, пощипанные в стычках с летучими отрядами кочевников, встали на зимние квартиры, оборудовав для этого укреплённые лагеря в тех местах, до которых добрались во время летней кампании.
   Так что ничего страшного не случится, если он на некоторое время отвлечётся от государственных хлопот и сопроводит супругу в поездке. Невелика жертва, прогулка в обществе любимой.
  
   Глава 13 Путешествие
  
   Сухопутное путешествие по Заболотью и в хорошую погоду - сплошное петляние между речками в поисках брода или устроенного местными жителями мостика. А уж по осенней распутице - просто мука. Так что двух лошадок погрузили на тримараны, которые специально для этого переоборудовали - убрали переднюю часть рубки, освободив грузовую площадку, на которую в положении поперёк как раз поместилось одно животное. Третье судно везло самих путешественников. Никакой свиты с собой не брали - нет больше у них ни лишних лошадей, ни корабликов для их перевозки.
   Болота пересекли с запада на восток за один световой день. Пути известны, а тримараны действительно хорошо бегут. Высадились в устье впадающей в топь речки, скатившейся сюда с гор - тут плотное дно, не грозящее засосать людей или животных. Дозорные в этом месте давно соорудили хижину, в которой путники и скоротали ночь. А утром - в дорогу.
   Эти склоны восточного горного хребта относительно пологи, так что серьёзных препятствий на своём пути герцог и его герцогиня встретить не рассчитывали. Тем более что и тут имеется тропа. Это вездесущие коробейники проложили как раз до самой страны амазонок. Патрульные не раз встречали их и, конечно, расспрашивали. Говорят, что пешком тут дней десять идти, а вот на счёт, пройдёт ли этим путём лошадь, никто у них не спрашивал, так что положились на то, что, в случае чего, разыщут обход. А кроме того у Базиля с собой хороший топор из нового упрочнённого стекла, так что он рассчитывает на то, что сумеет перекинуть мост через неудобное для лошадей препятствие. Или соорудить наклонный трап для подъёма на кручу. Судя по впечатлениям от разговоров с торговцами, чего-то уж совсем непроходимого на этой дороге их не ждёт.
   Зоя, по большей части молчала, уйдя в свои мысли. Базиль же разговорчивостью не отличался и в иных обстоятельствах, а тут голова его, наполненная недавними открытиями, продолжала крутить замыслы и планы, проворачивая воспоминания о недавно проделанных экспериментах, и анализируя детали, на которые он впопыхах не особо обратил внимание. Обильно смоченные дождями предгорья в сероватом освещении пасмурного дня навевали уныние. Обвислые пожухлые листья то и дело невыразительно падали под весом налипшей на них влаги, заросли кустарника обретали прозрачность. Трава по большей части полегла и с влажным чавканьем отзывалась на прикосновения к ней лошадиных копыт. Покатые склоны, между которыми извивалась тропа, иногда показывали путникам обнажения сплошного камня, или короткие каменистые осыпи в ложбинах. Подъём не был крутым, часто встречались горизонтальные участки или даже спуски в промежутке между холмами. Снеговых вершин в отдалении не наблюдалось, впереди маячили невыразительные вершины, не слишком тесно стоящие.
   Чем дальше, тем чаще встречали дичь. Здесь, где достаточно простора, где нет густых лесных чащоб, оказалось множество оленей, не особо крупных и не слишком пугливых. Одного из них Зоя и подстрелила вечером. У добычи и заночевали. Несколько правильно согнутых ветвей отдельно стоящего дерева создали каркас, на который хорошо лёг кусок прихваченной с собой ткани, слегка пропитанной конопатным клеем, и образовался шатёр. Тратить время на поиски дров Базиль не стал - всё равно они сырые. У него с собой есть фляга второй фракции от перегонки земляного масла и над длинными фитилями специально сконструированной лампады легко устанавливается керамическая сковорода.
   Хорошо. Тепло и уютно. Просохшие в тепле плащи, жареное в собственном соку мясо, фыркание пасущихся лошадей. Базиль умиротворенно улыбнулся, закрывая глаза.
  
   ***
  
   Видимо, они взяли левее, чем следовало. Тропа не слишком выразительна, а в ряде мест настолько заросла травой, что скорее угадывается, чем обнаруживается. Собственно, если бы не компас, они бы ничего не заметили, но когда половину утра дорога ведет на север, а не на юго-восток, это начинает тревожить. Особенно, когда никаких причин для столь впечатляющего обхода нигде не видно - ложбины, ведущие в нужную им сторону, они видели уже не раз, но продолжали двигаться по следам ранее прошедших здесь людей. Но, похоже, пора возвращаться и искать место, где они повернули не туда.
   Развернулись, и... вот незадача! Не далее, чем в трёх сотнях шагов от них группа верховых, судя по снаряжению - охотники.
   - Горцы! - Зоя уже держит в руках арбалет и взводит его в боевое положение. А вот и стрела легла на своё место.
   - Почему ты решила, что они нападут? - Базиль действует не столь стремительно, но его оружие тоже приведено в готовность к действию.
   - Потому, что это мы нападём, - граната, пущенная рукой амазонки, уже взлетает по крутой траектории. Арбалет в левой руке, а правая раскручивает на верёвочке вторую. Так же круто пошла. И лошадка герцогини потрусила навстречу обнаруженной группе. Присоединился.
   Незнакомцы ничего не предпринимали до первого взрыва, произошедшего рядом с ними. А вот тут их лошади шарахнулись, а одна - понесла. Вторая граната, возмущённые крики, борьба с испуганными животными, недоумённые взгляды в сторону путешественников, вопль: "Арбалеты!" - и горцы пустились наутёк.
   - За что ты их так не любишь, - Базиль уже спустил тетиву и пристраивает своё оружие в футляр. Не так-то просто его, крылатого, упрятать от влаги.
   - Они крадут девочек и женщин.
   - Амазонок?
   - С амазонками, конечно, стараются не связываться, поскольку жизнишками своими ничтожными дорожат. Только ведь не каждая женщина способна за себя постоять. Да и не только наши земли с горами граничат, - ноздри любимой раздуваются, глаза мечут молнии и это настолько не вяжется со спокойным тоном, которым она отвечает на вопросы, что Базиль не знает, что и думать.
   А горцев и след простыл.
  
   ***
  
   Отыскали они развилку, на которой повернули не туда. Базиль внутренне возмущался, ведь чем плутать по собственному следу, можно было просто-напросто спросить у местных правильную дорогу, а не набрасываться на них с арбалетом и гранатами. Вот не видел он в поведении встреченных ими людей ничего опасного. Охотники и охотники.
   Ну, да ладно, нечего сетовать.
   После ещё одного дневного перехода въехали в деревеньку, похожую обликом на те, что видел он в иллюстрированном описании страны женщин-воительниц. Они уже миновали верхнюю точку своего пути и начали спуск. А тут и погода совсем другая: солнечно, ветер, хотя и прохладный, но не пронизывает. Земля влажная от дождей, однако, не пропитанная водой, а просто плотная. Их лошадки потрусили бодрей, а тут и селение с тремя крышами крупных построек и множеством домиков, окружённых садами. На некоторых деревьях даже угадываются припозднившиеся плоды.
   Отряд девочек-подростков несётся быстрым бегом, выдерживая строй колонны по три. Все будущие амазонки в брюках и полусапожках, коротких приталенных меховых курточках и с длинными дубинками в правой руке. А навстречу им ползёт запряжённая парой волов тяжелогружёная телега. Ветряная мельница на пригорке, справа от дороги скошенное поле, слева - вспаханное. Парный патруль, точно такой же, как и те, что уходят в дозоры у них в Заболотье. Статные женщины в черепаховых панцирях проводили путников взглядами. Если Зою здесь не знают в лицо, то ничего в этом удивительного нет, до столицы отсюда ещё о-го-го.
   На деревенской площади отыскалась гостиница, где поужинали и переночевали. Заодно и лошадок оставили дожидаться хозяев. А утром заняли места в дилижансе, отправляющемся на юг. Если на вкус Базиля, то ничего особенно амазоночьего он в поведении местных жительниц не заметил. Фигуристые все и статные - это да. Опять же в действиях нескованные. А мужчины вечером в кабаке от души попили пива да и разошлись по домам. То, что кружки подавала явно одна из воительниц, никого не напрягло. Её тоже. Вот как-то не бросается в глаза никакой особенности в здешнем быте, хотя, не так много он пока видел.
  
   ***
  
   Карета делала остановки у станций, где перепрягали лошадей, и менялся возница. По пути подбирали пассажиров или высаживали. Чтобы поесть или умыться времени стоянок хватало, но вообще-то двигался экипаж ходко, покрывая за сутки расстояние пяти-семи пеших дневных переходов. А, может, и десяток - на глаз ведь оценивал. Супруга по-прежнему оставалась молчалива, но, судя по выражению лица, настроение у неё было благостным. Вот и хорошо. Базиль столько всего нужного успел придумать за эти дни, что теперь был скорее рад путешествию, во время которого привёл в порядок свои мысли.
   Просторный одноэтажный дворец, король с королевой, светлая спальня, банька, богатый стол - всё это замечательно, но деятельной натуре герцога Болоцкого нужно чем-то заняться, пока его благоверная шепчется с маменькой, беседует с папенькой и щебечет с подругами. Ха! Ведь в столице должна быть библиотека!
  
   ***
  
   - Герцог - гость нашей королевы и муж принцессы Зои, - такую рекомендацию дала Базилю девушка, направленная проводить его в хранилище знаний. Пожилой мужчина в чёрной мантии, восседающий за конторкой на высоком табурете, оглядел юношу с ног до головы, кивнул, видимо соглашаясь с услышанным, и уткнулся в текст книги, раскрытой перед ним. Это было и всё, что он оказался способен сделать для высокого посетителя.
   Амазонку такая сдержанность, похоже, тоже озадачила. Она виновато взглянула на своего подопечного, и развела руками: мол, вот оно как. Показал ей глазами на кресло в углу и... она туда уселась. Просторный зал на четыре длинных стены, представляющие собой сплошные стеллажи с книгами, свитками, папками и даже просто стопками исписанной бумаги, производил двоякое впечатление. С одной стороны, хранится тут много чего, но его, этого самого, в несколько раз меньше, чем у них в Храме Знаний. С другой - доступ ко всем полкам прост и нагляден - повсюду приделаны поясняющие таблички. Двое посетителей за столами посреди этого обширного помещения выглядят занятыми. Тихо тут.
   Подошёл к стеллажам, присмотрелся к поясняющим надписям - много разных тематик. Философию, богословие и юриспруденцию пропустил, из того, что находилось в разделе математических наук, тоже ничего не привлекло его внимания. Механика, ремесла, огромный химический раздел. Медленно продвигаясь мимо географических атласов и описаний агротехники, а потом и далее, постепенно замкнул контур своего маршрута, добравшись до полок с художественными произведениями. Вот незадача, он раньше и не знал, что их так много. В детстве папа или мама читали ему и сёстрам с братьями сказки на ночь. Это от силы два десятка толстеньких томиков, так что практически все эти повествования он прослушал, в своё время, не меньше, чем по три раза, потому что подрастали младшие, но старшие тоже не отказывали себе в удовольствии послушать их ещё разок.
   А тут не меньше, чем три сотни разных корешков торчит, красуясь тиснеными буквами названий. Он и не представлял себе раньше, что в мире существует столько придуманных людьми историй. Стало очень интересно и, прежде чем начать изучение этого малоизвестного пласта культуры, Базиль отпустил провожатую. Он здесь надолго.
  
   ***
  
  
   Немало знакомых историй оказалось в этих книгах. Переписчики, копируют тексты не всегда дословно, частенько добавляют или убавляют от себя, а то и изменения вносят по своему разумению. Если в технических книгах это встречается редко, и может быть объяснено невнимательностью, то в области литературы придуманной, или сочинённой под впечатлением от произошедших событий, разнобой просто поразительный. Вот как-то умудряются люди за счёт, порой, простой перестановки слов выразить своё отношение к описываемому.
   Проглатывая книжку за книжкой, Базиль только диву давался. Ведь основная масса повествований обязательно включала в себя любовь, как непременный компонент, объясняющий нелогичность поступков персонажей. Причём, в большинстве случаев это приводило к трагическим последствиям, из чего с полной очевидностью должно было последовать заключение о необходимости не поддаваться зову сердца, а мыслить с холодной ясностью и учитывать максимальное количество обстоятельств.
   Но... нет! Авторы наделяли своих героев поистине безумным стремлением к соединению и заставляли ради этого идти на жертвы или совершать подвиги. Реже - выдумывать и реализовывать хитроумные планы и исполнять их с невероятной изощрённостью. Что особенно показательно - поймал себя на мысли - всегда читатель, то есть он, сочувствовал влюблённым.
   Невольно задумался о себе и о Зое. У них всё не по-книжному. Началось у обоих от разума, вроде, как воле родительской подчинились. Потом инстинкты сработали, и возникла привычка. Теперь, познакомившись и сжившись, они просто тихо и мирно, то ценят друг друга, то терпят, если что-то пришлось не по душе. Кажется, в биологии к такому сожительству применяется термин "симбиоз". Вот нет в этом ничего романтического или возвышенного, а случись расстаться - и обоим будет больно.
   Пробежался по памяти, ковыряясь в собственных чувствах последнего периода. Точно. Зоя захотела к маме, а он не отправил её в сопровождении свиты - вот даже мысли такой в голове не возникло - а бросил все дела и поехал сам сопровождать своё сокровище. Почему он так поступил? Ведь ни капельки это не логично. То есть - совершил глупость во имя любви. М-дя. А ведь она, заводя с ним разговор, наверное, втайне надеялась именно на это? Маленькая!
   На душе потеплело. Какое-то время смотрел невидящими глазами сквозь лист с буквами и ничего не видел. Перед глазами проплывали видения, не всегда пристойного содержания, героями которых были он и его принцесса. Расчувствовался, понимаешь!
   Собрал мысли в кучку и обвёл взглядом стеллажи с книгами, столы между ними, где посетители и переписчики заняты своими трудами, поднял взгляд к потолку, снабжённому стеклянными куполочками - вот откуда пришла в их полуподземный дом эта идея с освещением через крышу. Как же всё в мире связано между собой, сколь чудесно переплетены мысли и знания, причины и следствия... очнулся. Хех!
   Вечером из библиотеки его забрала супруга, пришла как раз перед закрытием и они отправились прямиком во дворец. Ох, и проголодался Базиль, ведь целый день читал, словно заворожённый. Маковой росинки с утра во рту не было.
   Так и повелось у них: Зоя гостила дома, а он пропадал в книгохранилище. Дома, в столице Большого Королевства, книжки выдавал библиотекарь по просьбе читателя, а поковыряться в огромном богатстве своими руками, открывая фолиант и ухватывая абзац-другой прямо из середины - этого там не было. А разве попросишь то, о существовании чего даже не подозреваешь? Вот. Так что это относительно небольшое собрание текстов открыло перед ним ещё одну разновидность радости, читательской.
   На "Воспоминания о попаданцах" Базиль натолкнулся случайно, как, впрочем, и на всё остальное, что привлекло его внимание. Написал эту книгу придворный, лакей по официальной специальности, а на самом деле - соглядатай министра государственного спокойствия из далёкой Пудании. Это на самом северо-западе их материка в местах, до которых Осборн ещё не дотянулся. Так вот, этот скрупулёзный наблюдатель черновики своих докладов складывал в одну стопочку и сшивал в брошюры. А потом, когда отошёл от дел, выбрал те фрагменты, в которых шла речь о придворных попаданцах, об их речах и выходках. Так что за три десятилетия службы, да на пяти живых примерах, материала у автора накопилось на толстую книжку, которую вышедший в отставку по старости агент собственноручно переписывал раз за разом, да и продавал потихоньку послам других держав. Такой вот приварок у человека образовался. Книги вообще дороги, а дипломаты за особенную информацию и платят особенно.
   Увы, предисловие этой книжки оказалось интересней её содержания. Герои - люди, попавшие сюда из другого мира - рассказывали о разных чудесах, похожих на волшебство. О летучих кораблях с крыльями, о радио, позволявшем слышать голоса на огромных расстояниях, о телевидении, передающем движущиеся изображения. А, когда их просили сделать то, о чём они поведали, отговаривались тем, что здесь для этого нет материалов. Металлов, в основном. Так приносили им и золота, и платины, но тогда эти негодяи находили другие отговорки, мол, нет здесь подходящих технологий, или ещё чего выдумывали, лишь бы ничего не делать. Зато по части разных интриг внутри двора, при котором жили, были хитры на выдумку и замечательно предусмотрительны.
   Лакеи тем и славятся, что ведут себя так, словно их нет, поэтому автор много такого подметил, на что другие или внимания не обратили, или не догадались. Но именно про такого рода события, про склоки и интриги, читать было неинтересно, и Базиль уже собирался закрыть фолиант и поместить его на место, как вдруг обратил внимание на незнакомое словечко, проскочившее во второй раз: "Не тяни резину". А перед этим это же слово встретилось ему в откровениях другого попаданца, когда тот поучал придворного алхимика. Там вообще получилась с виду полная абракадабра: "Для получения резины нужна вулканизация каучука". Тут, правда, сразу три незнакомых слова, так что вообще ничего непонятно, не то, что в первой фразе, из которой можно заподозрить наличие у этой незнакомой резины замечательного свойства растягиваться.
   Заинтригованный, он принялся изучать книгу дальше, обращая внимание именно на эти самые незнакомые слова, и обнаружил, что эту самую вулканизацию с помощью серы предлагал провести другому алхимику другой попаданец, но так и не уговорил, потому, что в этом мире нет каучука, который - сок деревьев. Вот тут-то думалка у Базиля и включилась.
   Резина, которую можно растягивать - так из мало-мальски применяемых у них материалов со сходными свойствами самый, пожалуй, ценный - это конопатный клей. Он, прежде чем порваться, заметно растягивается. Потому-то и держится хорошо, что не сразу разрушается, когда доски обшивки скрипят под напором волн. А, раз скрипят - значит, смещаются относительно друг друга и, скажем, хрупкая смола растрескивается значительно быстрее. С другой стороны, получают его из сока молочая, который, хоть и не дерево, но ведь тоже растение, значит какое-то подобие возможно. То есть, применить его вместо каучука кажется естественным решением.
   Следующее непонятное слово - вулканизация. Тут, кажется, всё просто. Вулканы - это довольно горячие горы с дыркой на вершине, из которой, то дым идёт, то льётся лава. Стало быть, горячие они. Вот и выходит, что без нагревания при этом процессе никак не обойтись. Это выглядит тем более логичным, что конопатный клей в жаркую погоду становится менее прочным и здорово прилипает к рукам, так что их потом приходится крепко оттирать земляным маслом, которое, в свою очередь необходимо отмывать тёплой мыльной водой с применением тряпочки.
  
   Глава 14 Лесные забавы
  
   Зачесавшиеся руки потребовали немедленной экспериментальной проверки. Уж очень догадка зыбкая. А в гостях - совсем не то, что дома. Нет у него ни устроенной по собственному вкусу лаборатории, ни помощника советника, именуемого странным попаданским словом "ключник", который всё припасает и хранит в своих многочисленных кладовых. Так что побегал он по Амазонску в сопровождении приставленной к нему девушки. Без неё ни за что бы не справился.
   Конопатный клей отыскался только в зонтичной мастерской - им пропитывали уже натянутую на каркас ткань, чтобы не промокала. Серу без особого труда разыскали у аптекаря, а вот саму процедуру этой самой вулканизации Базиль произвёл на лесной полянке, где ему показали старое кострище - здесь иногда собираются по вечерам парни и девчата, но это в тёплое время года, а сейчас, в конце осени, тут никто не бывает. Пять маленьких горшочков с одинаковой порцией клея и разными навесками серы он выдержал пару часов на медленном огне, помешивая в каждом отдельной палочкой, а потом дал остыть. И ничего не смог выковырять - варево взялось комом, поэтому посуду пришлось расколотить.
   Чем больше серы он добавил, тем более твёрдым оказался результат, но все образцы отскакивали от каменного пола и еще при этом подпрыгивали. Отрезанный от края одного из слитков продолговатый кусок действительно растягивался. Резина! Только вот что неожиданно, после отпускания конца полоска мгновенно вернулась к своей первоначальной длине, да ещё и щелкнула по руке.
   Базиль снова засел в библиотеке и принялся с удвоенным усердием штудировать труд бывшего лакея, на этот раз умышленно обращая внимание на разные непонятности, намёки, оговорки или странности. Благо, прямую речь автор приводил, кажется, дословно, что неудивительно - такая уж у него была служба. Действительно, если по существу эти попавшие неведомо откуда люди ничего толкового сделать не могли, то, несомненно, когда-то что-то необычное для их мира видели в том своём другом мире, но сознательно указать на это были неспособны. Зато они проговаривались.
   Странностей таких встретилось немного, и больше никаких выводов из них сделать не удалось, однако копию этой книги Базиль всё-таки заказал.
  
   ***
  
   Так уж сложилась у него семейная жизнь, что с супругой он общался преимущественно ночью. Днём у каждого свои заботы, а вот в кроватке можно и пошептаться. Про свои хлопоты обычно рассказывала Зоя, и раньше, дома, речь шла об отношениях между людьми в их Болоцке. Как-то именно на таких вопросах женщины концентрируются, вот важно им кто что сказал или, как им кажется, подумал. Базилю это выслушивать скучно, у него голова совсем другим занята, да только сестричка Габриэла ещё дома, словно знала заранее, его на этот счёт предупредила строго-настрого, что, если не научится слушать женские "глупости" с внимательным и участливым видом, быть ему в глазах супруги тираном и самодуром.
   Так что, как ни мешал ему размышлять о важном этот щебет о том, кто как на кого посмотрел, брал Его Высочество себя в руки и участливо хмыкал в нужных местах. Как ни крути, у мужчин и женщин мысли идут разными путями.
   Так вот, тут в родительском дворце Зоя как раз в основном помалкивала, видимо происходило тут что-то для неё важное, но такое, о чём рассказывать не хотелось. Наоборот, она его расспрашивала о том, какое впечатление произвела на Базиля здешняя жизнь. А что он видел? Правильно. Много букв. В общем, рассказал про то, как сделал резину и про то, что пытается в оставленном попаданцами наследии выискать намёки на знания мира, из которого они появились.
   - Так тогда тебе стоит покопаться в батюшкином архиве. Он и его предки немало собрали разного бреда, что эти странные люди предлагали изготовить. Я потолкую с ним за завтраком, только ты не убегай в библиотеку с самого утра, мне кажется, папе будет интересно порыться в этих бумагах вместе с тобой.
  
   ***
  
   Ох, и порылись они в бумагах на пару с Зоиным папенькой! Обилие схематичных рисунков, изображавших всяческие чудесные приспособления, способно было поразить любого. Летающие корабли с крыльями и с вращающимися над крышей вёслами. Моторы с цилиндрами и поршнями, в которых взрывалось топливо. Пушки с длинными и тонкими стволами, способные послать снаряд за горизонт. Непонятного назначения устройства - это потому, что в своё время никто не сделал поясняющей надписи, а потом или это оказалось забыто, или, тот кто знал - умер от старости.
   Базиль достаточно быстро сосредоточился на названиях материалов, которые упоминались рисовальщиками. Слова "сталь" или "дюраль" были ему незнакомы, впрочем, как и "бронза" или "латунь". А вот, скажем, свинец или медь - это он знал. Получают их в лабораториях для исследований и разных химических реакций. Это тоже металлы, вроде золота или платины, только вот производить их в таких количествах, чтобы что-то из них можно было делать, это ни у кого пока не вышло. Разве что на запонку хватит. Встречались и другие незнакомые термины, например "проволока". И по всему выходило, так называли металлические шнуры.
   Первое впечатление - изумление. Второе - огорчение. В тех случаях, когда удавалось понять принцип действия "диковинки", приходило понимание, что ни из камня, ни из дерева, ни из кости, ни даже из керамики или стекла ничего подобного изготовить не удастся. Ну, так, чтобы оно потом ещё и работало. Хотя, на счёт стекла - хм. И ещё раз хм. Но это пока не вслух.
   - Жаль, что даже проверить правдивость этих сведений нет никакой возможности, - Базиль немного хитрит, он ведь сейчас не у себя дома в Большом Королевстве, так что некоторые мысли предпочитает держать при себе.
   - Были возможности, - король достал из шкафчика пушечку с платиновым стволом, только вместо лафета у неё деревянная рукоятка. - Лучшие ювелиры делали, - оттуда же появился и футлярчик с золотыми цилиндриками.
   Сдвинута застёжка, ствол наклонён вниз, а его приподнявшийся задний конец позволяет увидеть на просвет длинное сквозное отверстие. Сюда и вставляется цилиндрик, упираясь в кромку закраиной пояска, что выступает по всей окружности у самого донца. Щелчок - ствол вернулся в первоначальное положение. Король целится в дубовую доску шкафа, давит пальцем на точащую вниз скобу. Хлёсткий выстрел, слабее, чем из пушки, но в комнате он просто глушит. Облако порохового дыма рассеивается, и становится видно, что в стенке появилось новое отверстие, рядом с примерно десятком других, видимо, проделанных при ранее проведённых демонстрациях.
   - Так что, нельзя утверждать, что попаданцы только и делают, что лгут. Нет, бывает всякое, однако при моём дедушке такую вот штуковину произвели, - Его Величество подсказал Базилю, как перезарядить, и дал стрельнуть. Отдача получается впечатляющая. Горячие золотые пульки, пробившие прочную доску, лежали внутри, смятые сильным ударом. Их, и опустевшие цилиндрики - гильзы - король прибрал. - Перезаряжу патроны позднее, - сказал он с улыбкой.
  
   ***
  
   Не эта диковинка, однако, заняла мысли герцога. Слова "при моём дедушке" его напрягли. Это что же такое? Ведь королева амазонок явно здесь главная, а тут намёк на то, что власть передаётся по мужской линии. Спросил, и выяснилось, что мужчины в этой стране тоже считаются людьми, так что скипетр наследуется старшим ребёнком правящей четы. Хотя, официальные процедуры, вроде приёма послов или подписания важных документов всегда производит супруга. А уж кто из них в доме главный - так считается, что если об этом кто-то знает хоть что-то определённое, то пришла пора смены короля и королевы. То есть, если люди не могут без посторонней помощи наладить отношения в собственной семье, то ожидать от них чего-то доброго на государственном поприще - бессмысленно. И, кстати, процедура такой смены давно отработана и даже, время от времени, применяется. Нынешний-то монарх - третий ребёнок в семье, а королева - Зоина мама - хоть и не захудалого рода, но и не самого аристократичного. И ещё - нынешняя чета на престоле всего лет пятнадцать, и работой их люди, в основном, довольны.
   Базиль вечерком мужиков в кабаке расспросил, а те под пивко чужеземцу всё и выложили безо всякой утайки - это тут ни от кого не секрет. Пиво здешнее крепче, чем то, к которому он привык дома, даже вкус у него резковат, хотя, говорят, его клубничным вином разбавляют, рецепт такой. И после пары кружек не всякий способен сам до дома дойти. А вот для женщин наливают напиток заметно слабее, хотя и темнее оттенком. Но заказывать его для себя он не решился, так что девушка-сопровождающая на обратном пути его изредка брала под локоток. Что-то Зоя всегда его с конвоиром отпускает, не иначе - страхует от чего-то. Но уж об этом он спросит, когда проспится, а то улица наклонилась вправо.
  
   ***
  
   Пребывание в Амазонии не сопровождалось никакими парадными мероприятиями или увеселениями. Зоя пропадала среди подруг, подолгу толковала о чём-то с родителями, навещала знакомых и до собственного мужа добиралась только по ночам в кроватке. Ни мыслями не делилась, ни замыслы с ним никакие не обсуждала - просто выслушивала его рассказы о том, что он сегодня выискал в книгах, или узнал от собеседников, с которыми свело его любопытство или случай.
   А провожатая хорошо знала город и всегда подсказывала, где найти то, что его интересует и показывала короткую дорогу к нужному месту. Он даже мечту детства осуществил - посмотрел, как делают зеркала. Собственно, сама эта работа не так уж сложна - на стеклянную пластинку размером в одну-две ладони наносится невесомый листочек тончайше раскатанного сусального золота. Крепится он на жидкий, словно вода, клей и тщательнейшим образом прикатывается валиком, поверхность которого покрыта нежнейше выделанной кожей. А потом готовое зеркало крепится в добротном деревянном окладе, снабжённом тоже кожаными прокладками, чтобы уберечь эту величайшую ценность от, по возможности, максимального количества вероятных неприятностей.
   Самая же сложная работа - это полировка стекла заготовки, обе стороны которой доводят до идеальной плоскостности и гладкости, чтобы не оставить ни малейших неровностей, способных исказить отражение. И еще много терпения требуется при раскатывании золота, а уж что касается процедуры предварительного его выбеливания - чтобы отражение в зеркале не желтело - то это целая кухня. Масса хитрых смешиваний, прокаливаний и пробулькиваний, плавка в тигле совместно с тщательно подготовленными порошками. Базиль - парень достаточно образованный, так что сообразил, что в результате происходит сплавление собственно золота с другими металлами. По его прикидкам, в основном с серебром, хотя ещё и на цинк подозрение имеется. В точности не скажешь, поскольку они получаются собиранием осадка из колб и присутствуют в виде тёмных порошков, но, судя по тому, из каких камней их делают, так, похоже, что это именно они. Во всяком случае, если ничего не напутали преподаватели аптекарской академии.
   Камни, из которых добывают металлы - редкость. И людей, их разыскивающих, называют старателями. Ищут эти сокровища среди гальки русел горных рек или по каменистым осыпям, а иногда выбирают пинцетами из песка, разглядывая его на тёмной столешнице через увеличительное стекло. Если, скажем, то же золото легко отличить по блеску или отмыть от земли водой, потому, что оно тяжёлое, то вот эти-то крупинки обычно невыразительны, неприметны и, чтобы узнать их среди всех остальных, нужен острый глаз и прекрасная зрительная память. А ещё - удача. Встречаются эти минералы непонятно где и как - всегда неожиданно, непредсказуемо. То в одном месте удаётся сразу горсть набрать, то, тут же полгода ни на что достойное не наткнёшься, а потом вдруг - снова горсть. Или нет. Всяко бывает.
   Не только зеркальными мастерами славен Амазонск. Тут делают прекрасные увеличительные стёкла и разные приспособления из них - микроскопы и телескопы, трубы подзорные, а еще из них сооружают разные установки для измерения углов между наблюдаемыми объектами и расстояний до них. Дальномеры тут получаются славные - точнее и дальнобойней, чем самоделки их болотного края. А ещё - отличные шелка, обворожительные вязаные вещи и безумно богатый выбор кремов для кожи. Так что в мастерских, где всё это производится, нашлось для Базиля много интересного.
  
   ***
  
   Провожатая оставила своего подопечного одного на городской улице и забежала в лавочку - какой-то ремешок ей понадобился. Видимо, выбор нужного предмета потребовал больше времени, чем она рассчитывала, или место тут слишком бойкое. В общем, к Его Высочеству подошла прекрасная незнакомка.
   - Пойдем ка, красавчик! Ты мне нужен.
   - Сударыня, боюсь, я не готов быть Вам полезным, поскольку в данный момент не вполне свободен, - Базиль вдруг вспомнил, что здесь, в Амазонии, женщины выбирают себе мужчин. То есть его явно собираются затащить в койку. Но у него совершенно иные планы, хотя женщина определённо хороша, но ведь она ему чужая.
   - Ладно, не ломайся. Нам будет хорошо. А потом, так и быть, отпущу тебя домой, - амазонка явно склонна проявить настойчивость. - А, может быть, ты и сам не захочешь уходить? - она ухватила его за руку и потянула. Никогда ещё он не чувствовал себя так идиотски. Во-первых, он значительно сильнее и легко может "упереться". Не сдвинет его с места эта, несомненно сильная, но менее, чем он массивная женщина.
   С другой стороны стало как-то даже интересно. То есть некое желание в нём возникло и сильно сопротивляться уже не хотелось. Даже в голову пришла хулиганская мысль - поупрямиться для виду и сдаться, то есть сыграть противоположную роль - ту, которую, как рассказывали ему товарищи, обычно исполняют женщины в их королевстве. В общем, возникло любопытство - а что же случиться, если он позволит себя уговорить?
   Опустил глаза, изобразил на лице смущение и заговорил неуверенным тоном:
   - Я ведь женат...
   - И чему это мешает? Говорю же, отпущу потом тебя к твоей хозяйке. Ну, пошли, - она сильнее потянула его за руку, и он даже сделал неуверенный шаг...
   - Отпусти мужчину! Он не свободен! - провожатая выскочила из лавки, видимо увидев через окошко, что дело неладно.
   - Вот еще! От него не убудет, если я с ним чуток развлекусь.
   Но спутница вдруг слупила с себя пояс и кожушок, бросив их подопечному, и приняла недружелюбную стойку, оставшись в полусапожках, штанах и тугой шнурованной спереди жилетке. Похитительница проделала то же самое и Базиль замер, прижимая к себе две шубейки и широкие пояса с укреплёнными на них кошелями, футлярчиками и короткими плоским дубинками - женщины вечно таскают при себе кучу всякого барахла.
   Но сейчас до него дошло, что лапушки собираются из-за него драться. Первое побуждение - отбросить тряпки, схватить обеих за косы и растащить - он в себе подавил. Тут всё больше похоже на ритуал, чем на смертоубийство, да и народ со всех сторон сошёлся посмотреть на поединок.
   Девчата вцепились друг в друга хватами чуть выше локтя - на мощных бицепсах пальцы не охватывают и половину периметра, так что не могут гарантированно удержаться. Из этого положения последовали толчки и рывки, попытки вывернуться, потащить за собой или завалить на бок. С полминуты подобного рода атаки выглядели как топтание и оставались безуспешными, а потом более массивная "похитительница" поднажала, отпустив захваты, вращением вырвав локти из рук противницы и резко толкнув её в плечи обеими ладонями.
   Но "защитница" чуть присела, увернувшись от этих толчков, и правой рукой подхватила противницу под коленку ненагруженной в этот момент, идущей вперёд левой ноги, направив её движение влево на себя, одновременно сама крутясь вокруг своей оси против солнышка. Естественно, коленка из руки вырвалась, потому что держать её, вывернутой собственным движением рукой, невозможно, но нога оказалась приподнята в тот момент когда попа сопровождающей угодила в левое бедро соперницы. Вернее, нога уже опустилась подошвой на землю, но принять на себя вес не успела, а нагруженную правую не отставишь.
   Совратительница рухнула на правый бок. Но как! По пути она согнулась вперёд и, коснувшись правым плечом мостовой, перекатилась через собственную спину до левой ягодицы, после чего встала на ноги, подошвы которых к этому моменту достигли опоры. Кошачья ловкость.
   На этом конфликт был исчерпан. Зрители поаплодировали участницам представления, Базиль подал им шубейки, галантно распахнув их за спиной и подставив под кисти входы в рукава. Вернул пояса. Досада на лице "похитительницы" присутствовала, но румянец, проступивший сквозь мрамор кожи, с лихвой искупал это обстоятельство. Хороша, чертовка!
   - А может, дашь попользоваться. Отпущу я его, честное слово, - оба-на! Не вышло силой, так миром хочет договориться.
   Провожатая отрицательно покрутила головой и, взяв Базиля под локоток, повела его в университетскую библиотеку. Да уж! Нравы тут!
  
   ***
  
   Итак, его, сладенького, охраняет искусная в деле поединка фрейлина. Вот оно, что оказывается. Такую роль мужчины в обществе он слегка себе представлял. Теоретически. А вот на практике это оказалось - долго подбирал слово - очаровательно. А Линда, с которой пересеклись их дорожки у галантерейной лавки, настигла его по пути к лесной полянке, куда он тащил свои горшки, чтобы поработать с резинами. Уж очень сильно менялись их свойства от количества добавленной серы.
   - Ты же хотел, я видела, - девушка неслышно "проявилась" перед ним, едва он скрылся из поля зрения провожатой, вернувшейся обратно, едва они вышли из города, поскольку полагала, что в дремучем лесу её подопечного ни что опасное не подстерегает. А вот и не угадала. И упорство охотницы до него он, конечно вознаградил. Жаркая женщина и, кажется, ей это действительно было очень нужно. Они потом ещё разок встречались накоротке с тем же результатом.
   Ну, нельзя же отказать этой чертовке, после того, как она его выследила, да ещё и момент подкараулила подходящий! Тут и камень не устоял бы, хотя, надо признаться, сам он к этому отнёся как к частному ничего не значащему эпизоду. А вот как отнеслась к этому Линда? Она ничего не сказала.
   - Успокойся, чужеземец. Ничего худого мы с тобой не содеяли, - вот и всё, что она ему ответила.
   Другие здесь женщины, не такие, как в их королевстве.
  
   ***
  
   Домой, в Заболотье, возвращались уже не вдвоём. Десяток амазонок верхами, а позади - вьючная колонна под присмотром мужчин. После каждого перехода делали днёвку - ставили хижину на скорую руку. Понятное дело - дорогу, ведущую в их край, принялись оборудовать удобствами для путников, пока минимальными, ну да - остальное - дело времени. А на случай, если неприятельская армия вздумает этим путём пройти, так наличие или отсутствие жилья в этих местах на её продвижение никак не повлияет.
   Гарнизон Болоцка получил подкрепление, а население - новых жителей. Вот, оказывается, зачем супруга домой ездила - людей собрать под их руку, а то уж очень мало работников в городке. А ему ничего не сказала о своих планах. Не иначе - опасалась неудачи, не хотела надежду в нём пробуждать. Базилю не жаль - он времени даром не терял. Золота немного везёт жёлтого, судя по плотности, примесей в нём немного. Платиной тоже разжился, даже крупинку драгоценного олова выпросил у одного алхимика. У него в Амазонске теперь немало добрых знакомых.
  
   Глава 15 Путешествие с комфортом
  
   Дома всё по-прежнему. Естественно, первым делом - к двигателю. Тимоха его уже приладил в корму центрального корпуса тримарана. Хорошо бежит судёнышко и струя белая, наполненная мельчайшими пузырьками тянется за кормой на несколько шагов. И управляться с этим двигательным хозяйством теперь можно в одиночку. Подкачивай себе педалью воздух, и ничего больше не требуется. Силу тяги можно регулировать краником, так что править лодкой, считай, ничего не мешает. Сам мотор расположен в корме центрального корпуса под палубой, так что тут и для рулевого подходящее место нашлось.
   Агрегат скомпоновался с виду простой, но на самом деле, работает он хитро. Воздух закачивается поршневым насосом малого диаметра в вертикальный цилиндр-накопитель под тяжелый поршень, потому, что давление требуется нешуточное - ведь в камере сгорания, куда, в конце концов, всё попадает, жар буквально прёт во все стороны и препятствует вдуву. Но это потом, а пока, вытесняемый грузом воздух вдувается в ограниченный объём, по пути всасывая туда же и распыляя за счёт создаваемого струёй разрежения, лёгкую фракцию перегонки нефтяного масла, которую попаданцы именуют бензином. Сама эта камера сгорания погружена ниже уровня воды, плещущейся за бортом и вода, проникнув сквозь выпускные каналы, этот самый ограниченный объём заполняет. Так что перед запуском камера сгорания продувается воздухом, а уже потом открывается путь бензину, который, при этом даже и не думает гореть.
   Через выходное сопло пропихивается длинная лучинка, на конец которой прикреплён капсюль. Его-то, ударом по заднему концу лучинки и разбивают о внутреннюю стенку камеры сгорания, отчего бензин вспыхивает и создаётся давление, которое "выплёвывает" лучинку, и ошмётки конопатного клея, которым капсюль был прикреплён к ней и обмазан для защиты от воды. Всё! Пуск состоялся. Перекрывается путь бензину и вместо него теперь подаётся вторая фракция - керосин. А можно закачивать и третью - соляр. Тимка говорит, что даже четвёртая - мазут - может гореть, если движок хорошо прогрелся.
   Теперь продукты сгорания вырываются за корму в эжекторный насос, захватывая воду, и отбрасывая её назад. Создаётся слабенькая тяга, но судну этого достаточно для того, чтобы тихонько, чуть заметно двигаться вперёд. А вообще в этом состоянии его легко удержать хоть причальным канатом, хоть шестом, упёртым в грунт.
   И вот открывается ещё один краник и в камеру сгорания начинает поступать вода. Испаряясь прямо в пламени факела она в виде пара уходит через сопло эжектороного насоса, толкая за корму огромное количество воды, пропущенной сюда через щели в бортах корабельного корпуса, оставленные у самого днища. Вот теперь тяга будь здоров, а главное, регулируется просто краном подачи воздуха, потому что именно его поток гонит в пламя и горючее, и воду.
   Конечно, чем быстрее хочешь ехать, тем шибче надо качать воздух в цилиндр накопитель, и вообще - уходит его в мотор много, так что рулевому-мотористу некогда передохнуть. Дело в том, что и горючее и вода, поступающие в камеру сгорания, к отверстиям, через которые их всасывают, должны подаваться под тем же самым давлением, что и воздух в цилиндре накопителе, а для этого их тоже нужно подкачивать в аналогичные цилиндры. Это и проделывается время от времени насосами с ручным приводом, рычаги которых выведены к "водительскому месту. То есть, чтобы управлять работой этого двигателя, нужно хорошо его знать и не зевать, следя за тем, чтобы ни один из поршней-вытеснителей не достиг дна. А то можно упустить факел, и тогда придётся снова повторять запуск.
   Зато тримаран летит быстрее, чем узкие посыльные лодки для спортивной гребли, на которых с низовий Болотки привозят почту и мелкие грузы.
   Так вот, Тимоха на этом моторе уже успел все болота объехать, прихватывая с собой патрульную амазонку, чтобы показывала дорогу. Так что знает уже, на каком количестве топлива докуда можно добежать, да и неполадки, возникающие в работе, выявил все наперечёт, чтобы исправить на следующих образцах. Так что кораблики у них теперь быстрые и шустрые, и на спокойных просторах здешних трясин никто за ними не угонится.
   Надо сказать - процедуру запуска жидкотопливного реактивно-эжекторного двигателя зрители откомментировали с огоньком, хотя, постепенно к этому привыкли, а уж, кто прокатился, да порулил, те и не думали больше насмехаться над конструктором. С вёслами в этих краях знакомы все.
  
   ***
  
   Второй подход с гранатой к катапульте Базиль произвёл только после того, как сделал партию новеньких устройств, взрыватели которых разместил не в передней части, а в хвостовой. Они были построены по инерционному принципу, про который он вычитал в бумагах Его Величества Амазонского короля. Взорваться в момент выстрела эти снаряды не могли, потому что боёк в силу инерции, при разгоне стремился остаться на месте и догонял капсюль только тогда, когда корпус тормозился при попадании в препятствие. Это предположение блестяще подтвердили многократные испытания - ни одного подрыва при разгоне. А ещё подрывов не было и при попаданиях в цель. В причинах этого разобрался быстро - снаряды в полёте начинали кувыркаться и в цель угадывали обычно боком или задом наперёд. Хотя пара случаев нормального срабатывания всё-таки произошла - хорошо бахают, и осколки от них, если на малом расстоянии, то крепко ранят, а иной раз и насмерть зашибить могут в зависимости от того, куда угодят. С проблемой стабилизации полёта управился, привязав к хвостовику полуметровую верёвочку, как это было на гранатах для пращников.
   Уверенно утверждать, что с такими устройствами он сумеет победить любого, кто полезет через болота с севера, было бы слишком большой смелостью, но на душе стало легче - есть чем удивить супостата. Зато крепостной арбалет затащили на площадку, оборудованную для этого в воротах крепости, и теперь он грозил всем, кто мог бы приблизиться на полтысячи шагов к их далеко ещё не достроенной цитадели.
  
   ***
  
   Зима закончилась. Таяние снегов, вода от которого, собравшись с огромных площадей пологих склонов восточного хребта, быстро скатилась в болота, вызвало заметное половодье, очередной раз перебаламутив топи и вынеся массу органики на равнину. К этому событию подданные Базиля подготовились даже лучше, чем в прошлый раз - поля и огороды получили порцию удобрения, и посадки на них произвели с учётом прошлогоднего опыта. Пару из полутора десятков вспаханных на разный манер опытных делянок смыло, но это скорее, лишь подтвердило соображения агронома относительно земледельческих приёмов, которые следует использовать в этих местах, чем принесло реальные затруднения. То есть, среди проделанных экспериментов два оказались неудачными.
   За зиму, пока относительно свободных мужских рук было больше, чем в тёплый период, заметно продвинулись работы на крепостной стене - её замкнули по всему периметру, выкопав траншею для фундамента и заполнив её камнями, положенными на известково-цементный раствор. Всё-таки кладка такого характера не требовала трудов искусного каменщика и каменотёса, достаточно было простого усердия и чтобы раствора не жалели, заботясь о монолитности больше, чем об эстетике.
   Еще одно происшествие позабавило народ. Копая траншею под основание стены, наткнулись на подземный ход. Это гончар устроил прямо в своей мастерской яму, в которой брал глину. Он углублял её до тех пор, пока его колодец не пробуровил пласт с нужными свойствами насквозь. Но наличие сырья под рукой, это настолько удобно, что мастер принялся копать вбок, не забывая укреплять свод кирпичной аркой, дабы не быть погребённым под обвалом. Тот факт, что на его тоннель наткнулись землекопы - чистая случайность, но её тут же использовали, начав заносить в мастерскую вынутый грунт. Не весь, ясное дело, а только нужного гончару качества. Места для него в помещении оказалось недостаточно, поэтому глиной попросту заполнили весь проход. Теперь гончар брал сырьё снова, что называется, от порога.
   Естественно, участок фундамента, через который остался уже проделанным этот лаз, устроили в последнюю очередь. Более того, советник распорядился о том, чтобы еще два таких прохода, направленных в разные стороны, заранее оборудовали узкими кирпичными арками. Рыть сами эти ходы - пока нет рабочих рук, но в будущем они могут пригодиться.
   Каменщики же возвели добротную стену между завешённым комплексом ворот и скалой-ладонью, что позволило считать крепость огороженной уже на три восьмых. Ни рва, ни вала вокруг крепости, как это нередко практикуется при возведении оборонительных сооружений, не делалось. Основание стены практически повсюду опирается на сплошной камень, до которого во многих местах недалеко. А участки, где присутствуют толстые пласты осадочных пород, попросту - глины, не перекрывают и четверти периметра, так что сплошного рва никак не получается. Тем более, ещё и рельеф здесь на склонах сложный. Собственно, это обстоятельство учли ещё при выборе места для крепости - то есть так всё заранее и планировалось. Ну нет в их распоряжении сотен землекопов, и, наверное, никогда не будет.
   Зато крепостной арбалет с приготовленной для него площадки на привратном сооружении надёжно прикрывает пристань, лодочный сарай и устройство для подъёма из воды небольших болотных судёнышек. Плетёные катамараны потихоньку вывели из эксплуатации, заменив их тримаранами тоже поворотливыми и пронырливыми, но значительно более быстроходными и самую капельку более грузоподъёмными. На четверть примерно. На них сейчас по очереди ставят керосиновые двигатели. Заценил народ плоды Тимохиных фантазий. А старые добрые двухкорпусники, как оказалось, отлично подходят для постройки плавучей пристани. Их, все шесть штук, связали бортами, уложив на крышу настил из длинных досок.
   Получился пирс длиной около двадцати шагов, с которого на берег перекинули такой же длины пологий трап. Тримараны к нему прекрасно чалятся, хоть носом, хоть кормой, заводя выступающие части центрального корпуса в пространство между поплавками. Вот даже, если бы нарочно придумывали идеальное причальное сооружение, лучше бы не получилось. Дальний от берега конец этого портового сооружения закреплён парой тонких деревянных свай, которые можно достать и переставить, если захочется использовать эту сборку, скажем, для наведения небольшого наплавного моста.
  
   ***
  
   Тихий солнечный денёк. Случаются в этих местах и такие подарки погоды. Основная масса людей сейчас в полях и на огородах, а Базиль не любитель до подобного труда - вот нет в нём ничего земледельческого. Зоя тоже, кажется не охотница ни до мотыги, ни до граблей. Так что сидят они на пирсе, свесив вниз босые ноги. Нет, это не безделье. Герцогиня провожает своего герцога в инспекционную поездку по болотам. Сама она с ним не собирается и выглядит мрачновато и сосредоточено.
   - По последним сведениям в Осборне дела идут нехорошо. Неспокойно стало на окраинах - бароны да графы заволновались, отказываются свозить подати в столицу и людей в королевское войско не посылают, как раньше, - в отличие от своего, выросшего простолюдином мужа, она воспитывалась принцессой, то есть в мире, где заботы правящих династий всего материка - постоянная тема для разговоров. И сейчас переписка с влиятельными домами - её постоянное занятие. Сестрица из Пудании ей отписывает, тетка из далёкого Славля, подружки, почитай, со всех концов света.
   Её трудами герцогство Заболоцкое теперь повсюду знают, обмениваются с ним вежливыми посланиями - никому оно не мешает, так что ни угроз, ни предложений подружиться никто сюда не направляют. До них никому нет дела, но зато циркулирует информация, которую супруга и усваивает, находя себе занятие и рассказывая и мужу и их хлопотуну-советнику о том, что сейчас творится в мире. Так что о делах политических здесь многое известно.
   - И, знаешь, Базенька, - она притискивается к нему поплотней, - из Большого Королевства тоже вести приходят неважные. На окраинах беспокойно становится, знать всё чаще собирается, вроде как на балы, а только мужчины разговоры ведут между собой о том, что батюшка твой, король, слишком много денег отбирает у дворян - опоры заведённого порядка, а самих их ни в грош не ставит, заставляет строить дороги, порты, и заниматься разными глупостями, вроде постройки школ для бедноты.
   Да уж, Зоенька сегодня что-то сильно не в духе, и всё-то ей не так, опасности разные отовсюду мерещатся, и на Герку, то есть Гертруду, что готовит в дорогу тримаран, поглядывает с великим неодобрением. Базиль уже отчаялся определить на вид возраст амазонок. Если меньше двадцати, то как-то это ещё заметно, Вот Зойка как раз такая. А дальше - непонятно, тридцать лет женщине, сорок или двадцать пять. Десятницу первого десятка он вообще считал девчонкой, а зимой с их караваном к ней приехала дочка, эта самая Герка - абсолютно взрослая, да еще и с собственным сыночком - как раз ходить начал пацанчик.
   Ну вот, подготовка судна завершена и пора отправляться. Чмокнул Зоеньку, а та чуть не плачет. Как будто не в простую поездку его отправляет, а на тяжелую битву провожает.
   Базиль ласково улыбнулся жене, пытаясь ее подбодрить. "Ну, что она, в самом деле, как маленькая?" - с нежностью подумал он, перебираясь на борт судна.
  
   ***
  
   Гера сидит перед стеклом, вделанным в переднюю стенку надстройки. Над ней в крыше распахнут люк, подпёртый палочкой, чтобы не захлопнулся. Базиль устроился прямо на крыше рубки рядом с уложенным сюда трапом - это, чтобы в случае, если придётся пристать к берегу, можно было перекинуть через полосу топкого грунта. Ниже, под палубой в теле центрального поплавка от кормы до самого места рулевого протянуты жерди, соединённые с краниками. Если вращать их, то они позволяют управлять двигателем.
   Герка, высунувшись из люка, оттолкнулась шестом от пирса, и тримаран плавно отходит задом наперёд, а девушка подкачивает педалью воздух, поглядывая на то, как поршень поднимается в цилиндре. После расчетливого толчка судно не только откатывается, но и отворачивается носом вправо - в сторону, противоположную берегу. Место рулевого расположено низко, ноги опущены в центральный корпус, так что при закрытом люке голова не упирается в крышу невысокой кабины. Вот, перо руля повёрнуто вправо, мотористка-рулевая провернула одну из жердей у своего колена, за кормой пробулькнуло и чуть слышно зажурчало.
   Провёрнута ещё одна жердь, и рулевая с длинной лучинкой и колотушкой двинулась за корму. Выпрямила перо руля, между его расставленными на ширину пары ладоней пластинами протолкнула в транец лучинку и стукнула по ней ребром дощечки, держа её за удобную рукоятку. Характер бурления изменившийся, когда сопло оказалось наполовину заткнутым, прервался хлопком, и вслед за ним раздался продолжительный не слишком благозвучный хрюк, однако, перо руля опять отклонено вправо и, пока Гертруда возвращается на своё место, корму заносит влево, а нос начинает двигаться вперёд. То есть лучину уже выплюнуло, и появилась тяга, слабая пока, потому что в камеру сгорания не подаётся вода.
   Манипуляция одной жердью, второй, третьей. - Держись, сейчас пойдём, - предупредила Базиля Герка, заставив того схватиться за перекладину трапа. Кораблик напористо разгоняется, и набегающий поток весеннего воздуха заметно студит тело сквозь распахнутую на солнечном припёке одежду. Пора забираться в кабину.
   Спустился на корму - тут дверца, пройти через которую можно только на четвереньках. Запер, как следует, а то крышка люка загребает набегающий воздух и сквознячок в рубке - только держись. Пробрался к рулевой, захлопнул люк над её головой, вытащил ось из его петель и переставил в передние отверстия. Чуть приподнял заднюю кромку - вот теперь хорошо - и не дует, и воздух циркулирует.
   В низкой надстройке, чтобы крыша не мешала голове, сидеть можно, только опустив ноги в центральный корпус, а для этого подходит лишь одно место за спиной у Гертруды. Но с него не слишком хорошо видно. Растянулся лёжа поперёк сзади у маленького иллюминтора. А судёнышко-то лихо идёт, даже волны от него расходятся убедительные. Звук мотора тих и невнятен, его даже трудно охарактеризовать.
   - Если трогаться плавно, - поясняет Герка, - то можно факел потерять, потому что камера сгорания ещё не прогрета. Ну, или пыхтеть надо полковшика без подачи воды в пламя, ожидая пока керамика раскалится. Но она тогда может растрескаться от воды, бывало уже.
   В ковшиках здесь измеряется время. В сутках их двести сорок штук. Часы-то в ходу водяные. А на солнечных чаще, чем по десятку ковшиков отметки обычно не ставят, более высокая точность в быту не требуется. Но ясные дни в их краях редки, так что продолжительность любого процесса отмеряют они, словно постоянно утекающую жидкость. Десять ковшиков - жбан. В сутках их двадцать четыре.
  
   ***
  
   Ох, и ходкий кораблик. До секрета, что у луговины около ближней, западной кромки болот, добежали так быстро, что Базиль и опомниться не успел. Давно ли они с Тимкой и Зоей поочерёдно подкачивая каждый по два насоса рывками и вихляниями преодолевали это расстояние на плетёном катамаране? А тут лёжа на боку и подрёмывая. Это же получается, что дневной пеший переход за жбан времени пробежали! Так только крупные морские нашивы при оптимальном ветре бегают.
   Парному наряду подкинули свежего продовольствия и керосину, и в кабине стало просторно. Если не везти груз, то под палубой в боковых поплавках, считай, помещаются и припасы, и матрасы. Отсюда за рулевого работал уже Базиль - у них большой перегон до Кордонки. Он об этом месте знает только с чужих слов, так что надо всё хорошенько осмотреть собственными глазами.
   До темноты добежать не успели - тут столько островов пришлось огибать кривыми протоками, что иной раз сильно отклонялись то к югу, то к северу. Да и скорость держать пришлось заметно ниже - это на хорошо знакомой дороге, где помнишь каждый поворот можно разогнаться, а тут то и дело надо сверяться с картой, да сравнивать ориентиры с описаниями.
   Разогрели на керосинке горшок каши с мясом, и баиньки. А под утро Базиль проснулся от женских ласк, да таких, что просто деваться было некуда. Невольно вспомнил Линду, что подкараулила его в Амазонске. Вот ведь чертовки!
  
   ***
  
   По речке Кордонке лазил три дня, обойдя и потыкав шестом в берега на всём их протяжении в треть дневного пешего перехода. Да, соваться сюда армией сходу, без подготовки переправы - дохлое дело. Даже если паром подогнать - всё равно надо две пристани через топь перекидывать. В верхней части у выхода потока из ущелья тоже сплошные неудобья. Ловкий человек, конечно, проберётся, но не конный отряд, и уж тем более, не обоз. А, чем дальше в горы, тем хуже - это он тоже посмотрел, как следует. То есть по всему получается, что если неприятельское войско здесь затеет переправляться, то денёк-другой топорами постучать им придётся - лес на берегах имеется, так что материал издалека возить не нужно. Зато, хоть до этого места, хоть после - пологие склоны проходимы без труда. Выходит, оборонять следует эту позицию, где ни пехота, ни конница неспособна проделать манёвр сходу.
   Широкое и мелкое русло с илистым дном и ничтожным течением скорее похоже на затопленную ложбину, чем на реку, взявшую начало в горах - такой вот язык топей, протянувшихся до самых скал. На уверенный прицельный выстрел из лука расстояние между берегами предельное, да и из самострела болт пускать далековато. Однако засыпать стрелами можно, или, если стрелок искусный, то может и попасть. Опять же гранаты, бросаемые за верёвочку или камни из пращи, не всякий раз на другую сторону удаётся добросить - амазонки это не один раз проверили. А вот тримаранам здесь есть где развернуться, то есть подскочить к возводимой переправе и закидать её гранатами - это вполне возможный вариант.
   Базиль подумывал даже об установке на судно крепостного арбалета, но мысль эта ему как-то не нравилась. Тяжелая штуковина, да заряжать его долго, да ещё отдача при выстреле ощутимая, а кораблики невелики - как-то не получалось у него такая композиция даже мысленно. Вот у восточного берега топей из свайной хижины по луговине, через которую ведёт тропа - там, пожалуй, можно и наладить обстрел дороги с заранее подготовленной стационарной позиции, чтобы расчёт оказался в укрытии и относительной недоступности.
   Оба дозорных тримарана они отыскали только тогда, когда с них им подали сигналы - опытные экипажи хорошо замаскировались. И места удачно выбраны - вдоль глади воды Кордонки всё её течение с этих точек просматривается, хотя друг друга наряды не видят. Служба несётся исправно, припасы имеются - с этим порядок. Базиль удовлетворённо кивнул своим мыслям.
  
   ***
  
   Отсюда недалеко до впадения в топи той самой реки, что протекает через Комин. На моторе вверх по течению путь оказался не слишком дальним - с одной ночёвкой добрались. Герка опять его разбудила под утро и с тем же результатом, положительным. Ну и остаток ночи провела в его объятиях. Под утро становится прохладней, так что вдвоём теплее, и сон самый сладкий. А как рассвело, отвязали судёнышко от берега, и позавтракали уже на ходу. Базиль рулил, а амазонка разогрела очередной горшок с едой, что давно уже придумали для удобства путешественников предусмотрительные повара.
   Их, глазированные, крепко укупоривают прямо горячими дома, на кухне Болоцка. При остывании содержимое сжимается от охлаждения и крепко присасывает крышку, края которой для плотности смазаны салом. Чтобы она случайно не соскочила, сверху прилаживают промасленную бумажку и притягивают её верёвочкой вокруг горловины. Две недели пища не портится, а, если её за это время не съели или при открывании увидели, что крышка всё-таки отскочила - то просто выбрасывают. С подогретого на керосинке горшка крышка снимается легко, а вот, если с холодного - то надо подковыривать, что частенько приводит к сколам на кромках.
   Больше, чем на две недели дозоры в топи никогда не уходят, а на непредвиденные случаи мешочек крупы или гороха всегда с собой имеется, а если мясного захочется, то или охоться, или рыбку лови, что в трясинах не самый лучший вариант.
   Комин ни капельки не изменился. Лодку они подогнали к берегу у сарая местного плотника, да и поручили присмотру его сынишки за денежку малую, а сами разошлись. Гертруда в лавку двинулась, а Базиль - в кабак, промочить горло здешним слабым мутноватым пивом. Оно вкусное, и не валит с ног, как амазонское. Собственно, главная задача поездки уже выполнена, понятно, что добраться до этих мест на моторе легко и, если на то пошло, торговлю, что ведут в Заболотье тутошние коробейники, легко можно взять в свои руки.
   Видимо и торговец, что не раз бывал в Болоцке, так же подумал, углядев тримаран на реке. Разыскал в кабаке герцога и присел рядышком.
   - Ваше Высочество, а не продадите ли Вы мне свою лодку? - вот так, сразу, без вступления, как только поздоровался.
   Базиль угостил знакомца пивом, но торопиться с ответом не стал. Купец этот да на такой посудинке - это же для Осборнских шпионов лучший друг. Дорогу через топи выведает, и прибудут в его земли сотни лодочек с солдатами. Нет, не годится этот вариант. И вообще, появление здесь было ошибкой, которую надо немедленно исправлять. Придётся врать.
   Вздохнул тяжело - не любит он этого. Его в детстве кроме как за враки, считай и не наказывали ни за что. Так что вымолвить ложь - тяжкое испытание. Ну, да, делать нечего, придётся как-то изворачиваться.
   - Ты, Айдар, наверное, хочешь товары на этой лодке доставлять в мои земли?
   - Хочу. В коробе за спиной тяжело носить, да и много ли утащишь? На ваших-то тримаранах и быстрее выйдет, и вещиц можно разных прихватить, даже таких, какие в пути легко сломать, и то довезти можно в целости и сохранности. А уж тканей добротных на наряды вашим красавицам, да сапожек сафьяновых - это же сколько радости будет! - понятное дело, купец должен настроить монарха на позитив. Кто таков Базиль он знает прекрасно и простоте в обращении с ним меру чувствует тонко.
   - Пока такую лодку продать тебе я не могу, мало их у нас, самим не хватает. Так что ты и не рассказывай про них людям, не смущай. А вот товару, когда к нам отправишься, бери немного и только самого лёгкого. Зачем надрываться под тяжёлой ношей, когда деньгами мы тебя и так не обидим. Придёшь, погостишь, обскажешь обстоятельно, как тут люди живут, о чём толкуют, о здоровье барона и баронессы поведаешь, о хлопотах их, - он сейчас нанимает осведомителя и ставит перед ним задачу. - Слухи, что из Осборна приходят и из других мест, откуда нам ещё про них узнать, если ты, Айдар не донесёшь их до нас?
   Голос Его Высочества звучит негромко и направлен только собеседнику. Хозяин заведения их не слышит, а больше здесь никого нет, ещё не вечер. И два тисовика, а по здешним местам это крупная денежка, незаметно перекочевали под ладонь коробейника. Понятно, что в кубышке у купца отложено поболее, иначе на покупку лодки с мотором он бы не зарился, но видно, что счёты в его голове уже постукивают костяшками. Не иначе, прикидывает выгоду от предлагаемой сделки. Ему ведь нужно просчитать и затраты, и выручку и потребное время, да сверху на это приложить предлагаемый приварок.
   Наконец, на ладони оттопырены три пальца - просит увеличить плату в полтора раза. Базиль добавляет, но чуть меньше: три вязовика. Нет согласия.
   Ещё два.
   Кивок. Сделка состоялась.
  
   ***
  
   Вечер, проведённый в корчме и ночь с Гертрудой на мягких перинах. Вот дорвалась женщина до сладенького, что с ней поделаешь? А днем держится так, будто и не происходит между ними ничего. Забавные создания эти амазонки. Вот эта поведением Линду очень напоминает. Крадёт. Знает, что крадёт. И, будет красть его у Зои при любом удобном случае. Ха! Так жена, похоже, в курсе! Ведь, провожая его, была раздражена и на спутницу его зыркала, как на вражину.
   Представил себе схватку между этими женщинами: пожалуй, супруга победила бы. Значит, не было между ними этого ритуального действа, а что-то другое произошло. И герцогиня передала своего благоверного во временное пользование одной из бойчих. Ох уж, эти немужские обычаи!
   Невольно перебрал в памяти то, что примечал в их большом доме. У многих воительниц мужчины имеются, иные сошлись с солдатиками из Большого Королевства, так ничего в этом развратного нет: живут и друг другу радуются. Торговец из Комина, что масло приносит, всегда ночует у одной и той же амазонки, а другие к ней и не заглядывают. Но есть и неприсмотренные девушки, как, впрочем, и мужчины одинокие. Вот, пожалуй, и всё, что припомнилось. Не шибко-то он во всё это вникал, а вот Зоенька - вникала. И ему рассказывала. Так он в это время мыслями в другом месте находился, а супруге поддакивал, да хмыкал с умным видом в нужных местах. Вот и дохмыкался, обалдуй, до того, что ни с того ни с сего получил любовницу с доставкой прямо к месту употребления.
  
   ***
  
   Ещё из важных точек, где следовало побывать, посетили начало дороги в Амазонию. Но тут ничего примечательного не происходило. Хижина для путников благоустроена, но никого в ней нынче нет. А потом зашли в Болотку по тому руслу, через которое возили грузы от моря. Нашивы с разными "посылками", которыми заботливые родители балуют своих чад и поддерживают созданное для них государствишко, теперь разгружаются почти в устье, где глубина реки не представляет опасности для их вместительных туш. Мелкосидящие тримараны, приводимые в движение керосиновыми двигателями, забирают и вещи и людей, отправляемых в помощь любимым чадам. Так что транспортные операции с трудовыми подвигами гребцов более не связаны.
   Вверх по реке до трясин, а потом, петляя между островами до Болоцка экипаж из двух человек без особой удали или спешки привозит столько же груза, сколько вмещается в обычную шестивёсельную шлюпку. Собственно, до места перегрузки содержимого нашивов на мелкие суда они и добрались. Хм, и тут на берегу имеется и склад, и домик для смотрителя порта и для лоцмана. Пирс добротный на сваях. Советник, которого папенька выделил сыну в помощь, ничего не упускает, обо всём успевает позаботиться.
   На обратном пути Базиль много размышлял обо всём том, что так чудесно, словно по мановению волшебной палочки возникло вокруг него. Всё-таки его влияние на результаты, достигнутые их крошечным герцогством, минимально. Понятно, что людей сюда подобрали не первых попавшихся - мастеровитых, толковых и неконфликтных, что руководить ими поставили настоящего умницу, а уж агроном, сумевший в один присест обеспечить их продовольствием - просто чародей. И амазонки со своими незнакомыми обычаями, и их деловитые мужчины. Возникло впечатление, что он тут со всем высоким символизмом собственного верховенствующего положения - часть какой-то постановки. Жена, считай, что в подарочном исполнении, да такая, о какой он и мечтать не смел, работящие подданные, умные помощники (кстати, молодой стеклодув приехал, ушел в Болоцк предыдущим бортом), тихое место, через которое не бродят ни бандитские шайки, ни войска завоевателей. И даже любовница предоставлена, вроде как в силу некого неведомого регламента. Ну, а комфортабельное транспортное средство для путешествий с великой приятностью - тут и его заслуга имеется.
  
   Глава 16 Волосы прекрасных женщин
  
   Зоя даже и не подумала вести себя с ним каким-то особым образом. Встретила, обняла, приголубила. Советник доложил об очередном повышении верхней кромки крепостной стены, о хорошем состоянии всходов - не утомляет он своего монарха излишними бытовыми подробностями. Так что о переводе шахтной печи на жидкое топливо с поддувом от мехов Базиль узнал из разговоров в столовой - у них еще с первых дней сохранился обычай харчиться всем кагалом из одного котла. Семейные иногда начинают для себя что-то готовить наособицу, но это продолжается недолго - поварихи добротно стряпают, и у них всегда найдётся блюдо, подходящее аппетиту или даже капризу едока. Дольше всех в старании не садиться за общий стол с другими продержалось семейство стряпчего - недель шесть они блюли уединённость трапезы, однако - удобство общего стола взяло верх над верностью домашней традиции. А повара, если варит без вдохновения, от плиты отставляют быстро. Стряпня вообще работой не считается а, вроде как, баловство, или отдых.
   Помещение столовой всё население не вмещает, однако в период завтрака или обеда столпотворения в нём не возникает - из разных мастерских люди приходят не одновременно, так что даже тесноты не случается. А вообще-то кормят здесь круглые сутки, потому что, то дозорные вернулись, то судно с грузом от моря прибыло, то разведчики пришли из поиска - попытки отыскать удобную дорогу через Западный хребет продолжаются. А уж людям, что заняты на установках, работающих круглосуточно, скажем на обслуживании цементной печи, им ведь тоже кушать хочется.
  
   ***
  
   Кроме гранат для бросания с раскрученной верёвочки и выстреливания из крепостного арбалета, Базиль придумал ещё и запал, который даёт подрыв через некоторое время после приведения в действие. Своего рода фитиль, горящий ровно десять ударов сердца. А поджигается он от вделанной в его конец обычной спичечной головки, если, дёрнув за верёвочку, чиркнуть по ней той частью, что обмазана специальным составом, в который для шершавости подмешано толчёное стекло. Рецептуры эти у них прописные, так что тут проблем никаких не было. Интерес представляла конструкция, получившаяся длинной из-за фитиля и верёвочки, которые пришлось упрятать в рукоятку. Из нижнего конца, заткнутого пробкой, эта запальная верёвочка и торчала, к этой затычке и привязанная.
   Вообще-то придумал эту конструкцию Базиль не сам, а подсмотрел в попаданских бумагах. Но, если бы он пред этим не повозился с гранатами и их взрывателями, то, пожалуй, и не сообразил бы, что за устройство было нарисовано. Относительно же материалов и способа воплощения - это он уже сам домыслил, из собственного опыта, которого за последнее время приобрёл немало.
   Еще случалось, что при броске керамический сосуд с порохом основного заряда ручной гранаты раскалывался от удара о твёрдый предмет и тогда взрыва не происходило. Вот тут то и возникла мысль отливать корпуса из упрочнённого стекла. Были уже на примете не слишком хрупкие рецептуры. Да и стеклодув у них теперь искусный. Гранаты эти, когда довели их до ума, солдатам понравились, да и амазонки управлялись с ними уверенно. В дозоры с собой прихватывали даже охотней, чем верёвочные.
   Вообще-то, Базиль реализацию своей главной затеи оттягивал, опасаясь неудачи. Он нарочно занимался вопросами не слишком сложными, теми, где рассчитывал добиться успеха, если просто проявит терпение и подумает хорошенько. А вообще-то из попаданских рисунков более всего глянулся ему миномёт. Но делать для него деревянный ствол, или даже трубу из упрочнённого стекла он не решался. Где-то в мозгу гнездилось предчувствие, что первый вариант станет выгорать, а второй разорвётся при выстреле. Ведь даже пушечные стволы, высверленные в прочнейшем камне, и то растрескиваются после относительно недолгой пальбы.
   Так что пока он тратил время на то, в чём рассчитывал на успех. И, прежде всего, на гранаты. Дело в том, что порох взрывается тем сильнее, чем плотнее набит. Если исходить из этого, то получается, что надо его в гранату впрессовывать, но для этого он должен быть влажным, а то взорваться может. А потом в узком канале когда-то он просохнет? И как об этом узнать? запалить и оценить силу взрыва? Базиль хмыкнул. Надо придумать что-то иное.
   Посоображал, и стал прессовать таблетки - они отлично просыхают, а степень сухости легко оценить по весу. И тогда во всех типах гранат диаметр канала для заряда стали делать одинаковым, да ещё и "проходить" его сверлом из самого твёрдого стекла после обжига - усадку после термообработки сделать одинаковой не получалось, вот и приходилось удалять лишнее. А то стекло, из которого делали гранаты с длинной ручкой, тоже поддавалось сверловке пёркой, выполненной опять же из стекла, но иначе выделанного, так что получилась у них стандартизация. Самый длинной пороховой колбаской комплектовался, естественно, снаряд для крепостного арбалета. Он и летел дальше всех, и стенки имел самые толстые и осколки давал самые хлёсткие. Ручная же граната получалась слабее остальных.
  
   ***
  
   Испытание прочности образцов на излом не вполне точно позволяло оценить способность трубы, изготовленной из проверенного таким образом материала, к сопротивлению давлению пороховых газов. Несколько стеклянных стаканов просто разлетелось, как только их попытались использовать в качестве мортирок - это несмотря на то, что выбирали для этого, считай, лучшие варианты и рецептур, и скоростей остывания. Увеличение толщины стенок, конечно, помогало, но только на некоторое время, причём, непродолжительное. Начиналось видимое взгляду растрескивание, и конструкция разрушалась буквально через десяток отпалок испытательного картуза, выбрасывающего груз из цилиндрического канала.
   Вот незадача! А такой отличный режущий инструмент получается из этих упрочнённых стёкол! Плотники даже брёвна на доски распускают вызубренной по кромке стеклянной пластиной.
   Базиль объявил перерыв и стал думать. Итак, у него нет материала, который бы неохотно рвался. Упрочнённые стёкла в этом плане не намного лучше традиционного камня, следовательно, необходимо отыскать то, что... верёвки, вот кто не любит разрываться. Недаром же ими обматывают стволы пушек, чтобы уменьшить последствия разлёта осколков после того, как камень, из которого они изготовлены, сдастся. Но верёвки горят. Какие он знает негорючие волокна? Шерсть, шёлк, лён, пенька... длинный перечень разной органики. Прикрыл глаза, вспоминая. Нити осенних паутинок, волосы прекрасных женщин - горят, и ещё как! Длинная лапшина, свесившаяся из тарелки через край, капля мёда, стёкшая с ложки и утончающаяся по мере того как тянется вниз, капля расплавленного стекла свисшая со стеклодувной трубки и вытянувшаяся, потому что прилипла, а он потянул. Она же гибкая была, как волос!
  
   ***
  
   Получать волокно из стекла оказалось достаточно просто. Только очень медленно. Работница, сидевшая в том месте, куда вытекала через отверстие тончайшая струйка, застывая в нить, которую она сматывала на шпулю, должна была меняться каждый час, иначе от утомления начинались погрешности с толщиной - чем быстрее тянешь, тем тоньше выходит, а оценивать приходиться на глаз. Мужчины на этом месте вообще не справлялись, так что приходилось просить всё женское население городка по очереди провести часок у этой необычной прялки, а стеклодуву и его подручным - поддерживать в печи, откуда сочится стекло, постоянную температуру и изредка добавлять понемногу готового материала, приготовленного рядом. То есть производство получалось непрерывное, круглосуточное, и некоторая часть работниц тоже оказалась к этому делу не годной - даже их нежные пальчики не всегда справлялись с почти невидимым волоском.
   Скрутить из этих волокон настоящие нитки было проще - приспособления для изготовления канатов известны давно, всего-то потребовалось изготовить это оборудование очень маленьким. Ювелир, даже сделал отдельные детали из золота. Оплетение стеклонитью идеально гладкого бревна выполнили кружевницы. Естественно, никаких финтифлюшек они не делали, обычную косую сетку, но разобраться с ворохом коклюшек кроме них никто не способен, опять же начать плетение и аккуратно завершить его по прямой - это требует специфических навыков, тем более, натяжение и плотность полотна необходимо тщательно выдерживать. Специальный цемент для пропитки будущего ствола Базиль делал сам - слишком много тонкостей надо учесть при подготовке вязких композиций. Он же и пропитку провёл, идеально выгладив поверхность.
   Потом второй слой плетения и пропитки, третий... семи показалось достаточно. Так, на вид уже вполне подходящая толщина. И тут пришло горе. Слазить с шаблона труба не желала категорически.
  
   ***
  
   По оси бревна просверлили отверстие. Свёрлами максимальной длины, какая у них получилась да с двух сторон - а всё равно не хватило до встречи, так что остаток проковыривали уже костяным инструментом. Потом смочили изнутри бензином и подожгли. Чтобы лучше горело, поставили чуть наклонно, давая воздуху путь снизу. Потихоньку выжгли до того, что оставшаяся деревянная стенка бывшего шаблона отошла от стеклонитевой оболочки. Уфф!
   Испытания этой конструкции дали странный результат. Порохом, швыряющим грузик-поршенёк, разорвать полученную с такими муками трубу не удалось. Зато после полутора десятков отпалок заметно поддалась обмазка. Пороховые газы стали выдавливаться в стороны, особенно в нижней части мортирки. Опять нехорошо. Базиль уже собирался отчаяться и бросить это безнадёжное дело, но тут стеклодув притаранил новый образец. Он повторил рецептуру той давнишней согнувшейся стеклянной палочки, хотя, подшаманил с нею немного. Вот эта труба спокойно перенесла сотню выстрелов перед тем, как лопнула. Да и то, не в клочья её разорвало, а растрескало, но вести дальнейшую пальбу уже смысла не было.
   И вот тут-то, вдруг ни с того, ни с сего и всплыли перед его внутренним взром отскакивающие от камня комки, из сваренного его руками конопатного клея. Которые с серой были намешаны. Порывшись в записях, он второй экземпляр стеклянного ствола сварил в составе, где этой самой серы подмешал просто огромное количество. Получившаяся резина оказалась настолько твёрдой, что звенела при ударе, но какая-то упругость ей всё-таки была присуща.
   Получившийся коричневый ствол, выстеленный изнутри стеклом, разорвать зарядами им так и не удалось, хотя пороху спалили немеряно. Разумеется, хотя и добавляли помаленьку количество взрывчатого вещества, но и переусердствовать опасались. Брали за основу значения, характерные для каменных пушек, а то ведь понятно, что если напичкать как следует, то рванёт в любом случае.
  
   ***
  
   Базилю нравится это состояние. Это когда устройство, которое он замышляет, предстаёт перед его внутренним взором во всех деталях. И работу каждой части он себе отчётливо представляет. Придумывает из чего и как это изготовить, как собрать, как использовать. Зоенька рассказывает, что-то про Осборн и про кочевников, а муж её мысленно стреляет из миномёта. Прицеливается, измерив расстояние дальномером, выбирает угол возвышения, берёт мину и хвостом вперёд опускает её в ствол. Хлопок - и от распространившейся от среза ствола области сжатых пороховых газов он получает по ушам. Значит, пока снаряд скользит вниз, то есть до воспламенения толкающего заряда, надо отскочить назад и, желательно, присесть.
   Он отлично теперь знает, как уменьшить скорость горения пороха, который разгонит мину, как и из чего сделать стабилизатор, чтобы снаряд не кувыркался в полёте, каким образом удалить нагар, образующийся после нескольких выстрелов. А главное - как установить будущее орудие на тримаране так, чтобы толчки при пальбе не раскачали утлое судёнышко. То есть он готов к изготовлению первого образца.
   - Так что надул каган короля. И войска Осборнские ему теперь служат, - донеслась до Базиля речь супруги, пробравшись в сознание в обход роящихся там собственных мылей. - То есть государства объединились, как и желал Габриэлкин бывший жених, да вот только ему от этого одно расстройство вышло. Этот Арти оказался хитрой лисой, со всеми договорился и всем чего-то наобещал. Дело кончилось тем, что большая часть Осборнских частей присягнула ему, потому что от него исходят одни сплошные милости. Всем-то дворянам он по душе пришелся. И ведь действительно армию распустил по домам, недоимки простил, пленных помиловал, вольности даровал такие, что и не снилась баронам Осборнским. Обещал мир, процветание и защиту всем подряд.
   В городах его встречают цветами и славят на всех площадях. Базенька! Ты хоть что-нибудь понимаешь?
   - Арти, говоришь, всех победил, да ещё и Осборн подмял под себя. Хм! От него к нам разведка приходила, ты ведь помнишь!
   - Помню, Лаурку ещё выкрали.
   - Да. Так что, будем миномёт делать, вот какое дело. А про этого Арти, что хоть известно? А то раньше степняки пасли своих овец да изредка набегали пограбить восточные государства, выбирая помельче. Так они большим войском только ради грабежа и собирались, а если на них кто нападал - уходили подальше. Кто их в той степи разыщет? У кочевников, кстати, баи или беи всеми делами заправляли, а каган, это что-то вроде царя. Это недавно произошло, так нам историк рассказывал, - Базиль честно поднял из глубин памяти всё, что сохранилось там со времён учёбы.
   - Миномет? - в глазах Зои заплясали весёлые огоньки, - он нам, ну, никак не помешает.
  
   ***
  
   После того, как решился вопрос с трубой, Базиль действовал быстро и продумано. Три разновидности мин: болванка, разрывная и зажигательная, плита-опора, и, на шарнире, деревянная рамка, перемещая нижний край которой по земле можно менять наклон ствола. Впервые в его практике пришлось задуматься о калибре боеприпаса - а на керамике его выдерживать сложно - и о компенсации разброса диаметров снаряда за счёт надевания на его тело колечка из жесткой резины. Собственно, из-за этого колечка и произошли неплановые задержки при испытаниях. Оно - зараза такая - часто клинило, а без него мина входила в ствол неплотно. Калибровать каждую на токарном станке - так это сильно тормозит работы, уж очень это дело трудоёмкое.
   Решение отыскалось очень простое и непонятно почему не пришедшее в голову сразу - на поясок отливали по шаблону колечко из тугоплавкого клея, за счёт которого легко компенсировалась неопределённость в полтора миллишага, которая так портила стрельбу.
   А потом дело быстро пошло на лад. Снаряды улетали на пять тысяч шагов и рассеивались в среднем в эллипс двадцать шагов на тридцать. В пределах этого сплюснутого круга осколки гранат сохраняли хорошую хлёсткость и имели шанс пробить обычный деревянный доспех - уж пороху в эти мины калибром в четыре пальца Базиль помещал, как следует. Болванки нарочно сделанные того же веса использовались, в основном, для тренировок, а зажигательных приготовили всего пару сотен, испытали, да и спрятали. По каким целям их применять пока непонятно. Стабилизаторы мин и расположенную между ними чашку для вышибного заряда пороха делали из того самого варианта упрочнённого стекла, что и ствол - этот узел изготавливал стекольщик, вылепляя в пламени жидкотопливных горелок на манер хитровымудренного треножника.
   Кстати, кто-то из мастеров назвал новый материал стеталлом, как бы намекая на стекло с некоторыми металлическими свойствами. Но, то ли кто-то не расслышал, то ли язык чей-то споткнулся при произношении, и прижился термин ситалл. Народ в зимний период потянулся к стеклодуву в подручные - очень уж понравились людям затеи с этим обычно чуть мутноватым составом, меняющим свои свойства в зависимости от присадок или режимов закалки и остывания. Так что печек для этого вида творчества понаставили на разные манеры, верстаков, каменных столов. И люди "размялись" ото всей души. Пилы и кухонные ножи, рубящие и колющие короткие дубинки, элементы доспехов и щиты - чего только не изготавливали, едва освоив азы работы с этим материалом.
   Базиля огорчало лишь одно - скреплять детали из ситалла оказалось нечем. В сложных конструкциях иногда удавалось натянуть одно на другое на горячую, но такая процедура требовала очень большого объёма подготовительных работ. А известные клеи всегда настолько уступали материалу по прочности, что место соединения оказывалось уязвимым. И вот тут Базиль снова вспомнил о резине. Он достаточно быстро разработал рецептуру конопатного клея с добавлением к нему серы, на которую стало удобно склеивать ситалловые детали. Потом место соединения прогревали до температуры недостаточной для того, чтобы прочность материала снизилась, но зато проходила вулканизация, и выходило очень прочно. Не только шлемы и кирасы собирали таким образом - сначала лодку сделали, а потом и тримаран соорудили.
  
   Глава 17 Боевое соприкосновение
  
   Базиль понимает, что правитель из него удивительно бестолковый, что его увлечённость творчеством - помеха выполнению главной задачи. Не руководит он ничем, кроме исследований, разработок и испытаний своих, и не только своих задумок. Так ещё и подданных сбил с панталыку. Они неохотно, можно сказать только по зову долга, занимаются работами по хозяйству или несением службы. Всё интересное нынче происходит в мастерских и на полигонах, у испытательных стендов и в измерительных лабораториях. Каких только нелепиц не придумывают.
   Например - лаптострел. На землю ставится крошечная переносная площадка, а рядом - человек с клюкой, который мощными ударами сбивает с этой поверхности аккуратные, с орех, шарики из твёрдо завулканизированной резины, направляя их в сторону неприятеля. Второй номер лаптострельного расчёта эти самые шарики на стартовую позицию устанавливает как раз в период замаха. Ведь полная чушь! Но в ростовую фигуру за сотню шагов тренированный "стрелок" через раз попадает, и успевает пускать снаряды с замечательной частотой. Они превосходно отражаются от щитов, а если пущены по высокой навесной траектории, то ловкие амазонки плоской дубинкой умудряются их отбить обратно в стрелка.
   Или, скажем, пороховой арбалет. Деревянные болты - короткие стрелы без оперения - выстреливаются из трубки. Вот они своим каменным наконечником что угодно могут пробить - это вопрос количества пороха в заряде. А когда придумали, как оперять хвостовик, так ещё и кувыркаться прекратили и стали оставаться опасными на всём протяжении полёта. Но заряжать ствол после каждого выстрела надо довольно долго. Вот если бы эти стрелки клюкой в цель запускать! Вот над чем сейчас люди напряжённо работают.
  
   ***
  
   Одним словом, в идеях и замыслах перерывов не случалось и времени для скуки не образовывалось. И мысли герцога витают не в области внешней политики или хозяйственных вопросов, даже не об организации вооруженных сил или налаживании производств - он сейчас весь погружен в проблемы испытаний на прочность. У него чуть ли не каждый день новые материалы на основе ситаллов и резин, голова кругом идёт от бесконечных вариаций их свойств. Всё это надо привести в вид, пригодный для сравнения, дабы не было никакого шаманизма при конструировании очередного устройства. А количество замыслов, что зреют в его голове, велико.
   Так что пусть с политикой Зоенька забавляется, раз уж ей это нравится. Нельзя отказывать хорошей в таком пустяке, тем более что она - урождённая амазонка, то есть не слишком привыкла к отказам. И маменька не раз говорила, что принуждать женщин или чего-то им не разрешать - нехорошо.
  
   ***
  
   Между тем непрерывно шло производство боеприпасов ко всем четырём миномётам. Расчёты их, состоящие из мужчин-воинов и амазонок, частенько менялись, отчего знакомились с техникой практически все. Стрельбы проводились на берегу, и перемещение орудий с места на место было частью каждого учения. Палили снизу вверх по склону, или под гору. Накрывали цели на глади болот или перекидывали снаряды через холм. Даже по противоположному склону обширного лога стреляли, а потом вьючили лошадей и быстренько сматывались.
   Что-то от амазоночьей тактики ощущалось в нарабатываемых приёмах, что-то от тактики войск Большого Королевства. Базиль не вмешивался. Он по уши увяз в проблемах измерения прочности материалов. Тут удалось выделить три вида проверок - растяжение, сдавливание и срез, после определения которых удавалось предугадать поведение будущего изделия при эксплуатации детали, изготовленной по данному варианту технологии.
   Так вот, измерять это всё не так-то просто. И образцы должны быть определённой формы и точно выдержанного сечения, и, самое главное, оборудование для испытаний не такое уж простое получается. Главное, порой, это, чтобы оно само не начало разрушаться, а то у них всякое случалось поначалу.
   А потом примчался гонец из Амазонии просить гранат. Зоя гранат, конечно дала, и ручных и верёвочных. Но, мало того, сама собралась на битву, и другие амазонки, и их мужчины. Ну как же отпустить лапушек одних в такую даль. А потом выяснилось, что среди сопровождающих ещё и солдат из Большого Королевства немало, потому, что они с этими самыми амазонками состоят в самых нежных отношениях, и миномёты в этом путешествии окажутся не лишними. А ещё понадобятся мины, причём как можно больше, то есть - все, какие имеются.
   Вот тут-то до Базиля и дошло, что его крошечное герцогство вот-вот обезлюдеет, потому что на месте оставалось меньшинство - женщины неамазонки, пожилые мужчины и подростки. Вынырнув из дел научных, он понял, что все уже собрались и даже идёт интенсивная транспортировка людей и имущества к месту, откуда начинается горная тропа. Причём делается это быстро - тримараны так и снуют туда-сюда.
   Естественно, отпускать Зоеньку одну в такую даль у него даже и в мыслях не было. А тот факт, что в силу обстоятельств он возглавляет войско, посылаемое Его собственным Высочеством на помощь дружественному соседскому государству - вот это оказалось необыкновенно свежо и настолько впечатляюще, что махом единым прочистило мозги от зауми.
   Табун верховых и вьючных лошадей, посланный заботливой Зоиной маменькой и ожидающий у начала горной тропы оказался как нельзя кстати, а потом оставалось только скакать бок о бок с проводницей впереди колонны и время от времени величественным движением руки подавать знак "За мной".
   На привале жена объяснила, что не все осборнские солдаты и их командиры перешли на службу к кагану Арти. Многотысячный отряд собрался под рукой своего короля и, преследуемый конницей кочевников, прошел на юг в горы, где стремительным натиском взял укрепления на перевале, ведущем в страну женщин-воительниц. А потом двинулся дальше, к столице.
   Всё это произошло настолько быстро, что амазонки не успели толком организовать неприятелю отпор, но сейчас уже собирается войско, чтобы дать сражение, к месту которого они так торопятся. Переходя с галопа на рысь, а с рыси на шаг, а потом снова всё по кругу, мчались на пределе выносливости животных - запасных у них не было, и подставы для смены в дороге тоже никто не приготовил. Базилю никто не перечил, да он и не особо давал для этого повод - обычно поручал распоряжаться всем старшей из воительниц - Гертрудиной маменьке.
  
   ***
  
   Колонна двигалась без охранения. Собственно, верховые фланговые дозоры в горах не повсюду проедут, а пешие просто-напросто отстанут в два счёта. Роль же передовой заставы, как понял Базиль, была отведена ему и проводнице, хотя остальных они опережали от силы на полсотни шагов. Политика невмешательства, которой он придерживался, объяснялась просто - ну не учили его военным действиям на суше, потому и помалкивал.
   Как и подсказывало ему предчувствие, которое он старательно запихивал в самое потаённое место своей души, это благолепие закончилось неожиданностью. Солнышко только всходило над горами, когда они спустились в долину, и построение отряда уплотнилось потому, что ширина полосы, по которой можно было ехать, в этом месте позволяла всадникам двигаться и по трое, и по четверо в ряд.
   И тут перед ними открылась панорама, частью которой оказался спящий лагерь горцев, что, в общем-то, извинительно, поскольку час ещё был относительно ранний. Дежурные у костров при виде пожаловавших вооружённых посетителей, повскакивали и принялись расталкивать своих спящих товарищей, что не так уж сильно меняло диспозицию, поскольку отряд Базиля, разъезжаясь в стороны за его спиной, энергично перестраивался в шеренгу. Амазонки натягивали тетивы арбалетов, а их мужья и просто воины-мужчины приводили в боевое состояние щиты. Большие ситалловые прямоугольники, предназначенные для построения стены в пешем строю, не слишком удобны для верхового, но как-то наискосок они их всё-таки приспособили.
   Тем временем возникшее в лагере замешательство улеглось. Не то, что люди вернулись к прерванному сну, но вскакивать или хвататься за оружие они перестали, видимо поняв, что шансы их уцелеть в случае, если атака состоится, минимальны. Только один, придерживая неподпоясанные штаны, поспешно побежал навстречу, изредка взмахивая рукой, и тут же подхватывая ими единственный имеющуийся на нём предмет туалета.
   - Мы идём на помощь амазонкам, - расслышав эти слова, Его Высочество сделал величавый знак следующему за ним отряду и, не выказывая ни малейшего сомнения в том, что его жест воспримут правильно и исполнят беспрекословно, обратился к приблизившемуся уже достаточно близко человеку:
   - Как-то не очень вы торопитесь.
   - Туман в лощине, там, впереди. Через два жбана его развеет, тогда и выступим. А то, садитесь у наших костров, угощения отведайте.
   Базиль оглянулся. Насупленные лица амазонок, гранаты на верёвочках в правой руке и взведённые арбалеты в левой. Мужчины тоже немилостиво выглядят - прикрыты щитами, копья наготове, правда, пока направлены вверх, но наклонить их - дело мгновения.
   - Спасибо за приглашение, а только поедем мы. Вы ведь в этих горах живёте, а среди нас много таких, кто недолюбливает вашего брата. Обидно будет, если склока какая возникнет, или распря.
   Демонстрируя миролюбие, повернул коня так, чтобы оказаться спиной к полудремотному недовсполошившемуся лагерю, но лицом к своим. Дал знак продолжать движение, а сам остался на месте. И на пару с по-прежнему держащимся за свои драгоценные штаны горцем, оказался в положении принимающего парад.
   Колонна следовала мимо с заметной задержкой, потому что трех-четырех навьюченных лошадок вёл за собой каждый всадник. В момент перестроения для атаки поводья их побросали и задние верховые, стремясь добраться до места событий, огибали оставленных без присмотра животных. А тут наоборот, требовалось разобраться кому за какой повод тянуть и в какую сторону. Так что пред ясны оченьки Его Высочества последовательно предстало всё его невеликое воинство. Доспехи из ситалла и из пропитанной резиной ткани, сложенной во много слоёв до образования сплошной корки. Черепаховые панцири, в которых раньше щеголяли воительницы, теперь красовались на мужчинах, пересобранные по фигуре. Короткие плоские дубинки из того же закалённого стекла и из до звона завулканизированной резины. Их теперь начали называть мечами, а эту самую резину - эбонитом.
   Довольно разномастно люди экипированы. Сумки для гранат у каждого на свой манер, у некоторых вместо мечей - длинные шкворни, заточенные с конца - таким можно далеко кольнуть. Кистени почти у каждого сзади за поясом, стеклянные же кинжалы. Шлемы котелками, шляпами, островерхими колпаками или ведёрками. Да чего только не понаделали в Болоцке за последнее время. Замыкающим на мощном рослом жеребце ехал Чум. Маленький, как ребёнок, он сидел задом наперёд в просторном седле и держал в руках приклад установленного на опоре порохового арбалета. Прикрывал хвост колонны. Навьюченных лошадок за ним тоже трусило три штуки. Бок о бок с ним Базиль и пристроился.
   И этот мужчина не отпустил свою Лауру в дальнюю дорогу одну. Они забавная парочка. Его могучая женщина может без труда носить своего избранника хоть подмышкой, хоть на плече. Даже на колени посадит без труда, а вот поди ж ты, уже сколько воды утекло, а они по-прежнему вместе.
  
   ***
  
   В лощине, открывшейся перед путниками после начала следующего спуска, действительно лежал густой туман, буквально стелющийся вдоль земли. Пришлось делать привал, чтобы не рисковать ни ногами лошадей, ни своими шеями. А потом, когда окрепший утренний ветерок его унёс, сзади, там откуда они прибыли, раздался топот конских копыт, и вскоре полсотни облачённых в стёганые доспехи горцев бодро проскакали мимо, как раз в том направлении, куда и им было нужно.
   Естественно, спутники Базиля наблюдали за этой кавалькадой из-за стены щитов, ощетиненной копьями. Но, поскольку на дороге они не стояли, то и не мешали никому.
   Вооружены были всадники копьями с наконечниками из рога, а еще у сёдел красовались большие каменные топоры. Круглые, обтянутые толстой кожей щиты и головные уборы из толсто накрученной ткани тоже обращали на себя внимание. Их предводителю Базиль учтиво поклонился и получил в ответ приветливый кивок. Горцы не искали ссоры и демонстрировали доверие, что стало очевидно, когда за основной колонной проследовала череда вьючных лошадок под присмотром нескольких юношей.
   - Что же, горцам осборнцы тоже не друзья, а с амазонками, как-никак, соседство давнее, хотя и без особой любви, - рассудил Его Высочество, и дал команду двигаться дальше.
  
   ***
  
   Собственно, путешествие на этом и завершилось, а начались военные действия, потому что, едва они миновали очистившуюся от тумана лощину, как перед их взором открылась долина, в которой навстречу друг другу готовились к сражению две фаланги, отряды конницы непонятного состава оттягивались к окончаниям строя, и между Базилем и тылом строя амазонцев как ошпаренные носились верховые посыльные. Справа и слева в это пространство выходили колонны пеших и конных, обозы и вьючные караваны. Одни сворачивали с дороги на обочины, другие мчались, чтобы поскорее занять место в собирающемся строю - кутерьма и неразбериха, царившие в тылу готовящегося к сражению амазонского воинства указывала на то, битва получается атакой сходу на уже исполчившихся, приготовившихся к сражению агрессоров.
   Пять или шесть шеренг осборнцев энергичным шагом монолитной массой приближались к рубежу, с которого возьмут разгон для слитного удара копьями по пока рыхловатой, строящейся фаланге амазонского войска. Мужчины помчались занимать места в строю, туда, где он казался слишком хлипким, а расчёты миномётов уже извлекали из вьюков стволы, плиты и треноги - Базиль сообразил, что с организованностью здесь и сейчас не всё обстоит благополучно и не помчался разыскивать командующего, а распорядился на свое усмотрение, разворачивая артиллерийскую позицию в трёх сотнях шагов за спинами готовящихся к отражению осборнской атаки союзников.
   Лошадки, навьюченные минами, тоже согнаны к нужному месту. Наводчики колдуют над прицелами и вот уже раздались первые хлопки, а потом ещё и ещё с максимальным темпом, на который можно рассчитывать.
   В строю атакующих, грозной стеной надвигающихся на неготовых к отражению атаки строй амазонцев, начинают взрываться снаряды, и плотность шеренг нарушается. Какое-то время уходит на то, чтобы на место выбывших встали новые бойцы. Разбег для удара происходит вяло, а навстречу из-за сомкнутых щитов прицельно бьют арбалеты воительниц. Мужчины, встав левой ногой вперёд оставили для них крошечные щели и, выпустив стрелу женщины отбегают в тыл, освобождая позицию подругам.
   Но длится это недолго, расстояние до атакующих тает, вперёд выставляются копья, звучит команда и, сделав несколько шагов вперед, мужчины встречают атаку уже в движении. Всё смешивается, костяные и каменные наконечники разбиты или сломаны и в руках тех, кто устоял, оказываются длинные дубинки - бывшие древки копий. Справа осборнцы опрокинули строй амазонцев и перезарядившие арбалеты женщины мчатся туда. Где-то взрываются ручные гранаты, где-то из-за спин сражающихся воинов их женщины умудряются выпустить стрелу в неприятельского солдата. Слева конница столкнулась с конницей и возникла неразбериха, а справа кавалерийская группа противника явно готовится к броску вперёд. Вот туда Базиль и приказал перенести огонь.
   Отлично вышло, многие лошади испугались и понесли, увлекая остальных, поэтому выдвинувшиеся им навстречу кавалеристы амазонцев оказались незаняты. Они просто повернули налево и навалились на тыл осборнской фаланги. Началось избиение, особенно обильное в месте прорыва, а на левом фланге и в центре противник принялся отходить, сохраняя строй. Обстрелянная конница собралась, привела в порядок свои ряды и, вот тут-то их опять накрыли минами.
   Надо отдать должное выучке солдат агрессора - панического бегства не было. Повсюду они быстро собирались в группы и, закрывшись щитами и ощетинившись копьями, организованно отходили сквозь потерявшие стройность ряды атаковавшей их с тыла кавалерии, стремясь как можно быстрее уйти из-под обстрела арбалетчиц. Несколько раскрученных на верёвочках или ручных гранат, разорвавшихся среди них, ни на что существенно не повлияли.
   Преследованием отступающего неприятеля занялись несколько подоспевших из тыла групп, опоздавших к основному сражению. Они не распались в битве и не потеряли управления, в отличие от остальных, среди которых лишь немногие продолжали видеть своих командиров. А мины у заболотцев кончились, и многие отправились разыскивать товарищей и оказывать помощь раненым.
   Зоя, вся в синяках, раненой себя не полагала. Она накладывала лубок на ногу конника из горцев, а Чум в это время прикладывал примочки к синяку на плече второго. Лаура распарывала шнуры, державшие пластины деревянного панциря кого-то из амазонских воинов, левее воительница в голос оплакивала своего мужчину, погибшего от удара каменного топора, четверо рысью тащили носилки с корчащимся от боли телом вправо. Печальная картина побоища вокруг насколько хватает глаз.
   Но глаз герцога цеплялся и за другие детали. Ситалловые доспехи не подвели своих владельцев. И резина в качестве клея выдержала проверку боем. Хотя, черепаховые панцири в этом отношении ничем не хуже, но носить их тяжеловато. Огорчили стволы миномётов - от интенсивной пальбы они настолько разогрелись, что не на шутку воняли серой. В горячке боя на это никто не обратил внимания - всегда на учениях от стволов попахивало - но тут внешние поверхности начали пачкаться чёрным, и когда расчёты принялись отчищать нагар, заметили массу трещин на стеклянном покрытии внутренних поверхностей жерла.
   Вот, оказывается, что бывает, если палить без передыху. Ещё бы немного, и могло бы разорвать. Базиль мысленно сделал зарубку в памяти насчёт ещё одного вида испытаний новых образцов.
  
   ***
  
   Королева и король прибыли, когда всё уже завершилось. Битва прошла не только без них, но, как выяснилось, вообще без общего руководства. То есть эта долина была назначена в качестве места встречи, куда стягивались войска изо всех провинций, и были приглашены союзники. В аккурат к назначенной дате и собирались сюда немалые силы чтобы, уже объединившись под общим командованием, выступить против осборнцев сразу крепким кулаком. Так вот, этот самый агрессор прекрасно сыграл на опережение и навалился на стянувшиеся в большом количестве не объединённые единым командованием отряды сразу в боевом строю. В отношении того, как в амазонском войске проводятся мероприятия по разведке и боевому охранению Базиль ни в малейшей степени не сомневался - никак, вот исчерпывающее определение.
   Почему в момент появления осборнцев не возникло паники, так никто и не понял. Несколько командиров бросились распоряжаться, но это не привело к неразберихе, потому что отдаваемые команды друг другу не противоречили - пехота строилась в стену, а кавалерия стягивалась на фланги. Собственно, в этот момент заболотцы и прибыли. Потом немного помогли миномёты, очень удачно задержалась с атакой на встречную группу всадников противника конница на левом фланге, что позволило ей зайти в тыл неприятельской фаланге. А потом свежие отряды прямо с марша грамотно провели преследование, загнав осборнцев в ту долину, которую они уже прошли, естественно, схарчив там продовольственные запасы.
   Одним словом, сейчас в эту местность отправлены немалые силы, чтобы не позволить неприятелю чувствовать себя в безопасности. После подсчёта убитых и пленённых вражеских солдат, поняли, что армия противника лишилась не меньше, чем четверти своего состава. Со стороны амазнцев тоже потери немалые, но многие поправятся. Что следует отметить - женщины воительницы в этой битве почти не пострадали, основной удар приняли на себя их мужчины. Интересный расклад выходит, хотя участие этих самых амазонок в битве оказалось весомым, а уж потом, за оказанием помощи раненым они вообще творили чудеса.
  
   ***
  
   Обратная дорога отличалась завидной неспешностью - не всем, кто возвращался домой, ехалось с комфортом - раненные шипели и охали, так что остальные сдерживали лошадей. Безвозвратных потерь их отряд не понёс - к моменту соударения с атакующими мужчины не успели в строй. А потом в неразберихе рукопашной многих защитили доспехи. Базиль рассеянно поглядывал по сторонам и голова его была полна размышлениями о том, как остановить фронтальную атаку фаланги.
   В мир реальности он вернулся на привале. Его устроили в том самом месте, где давеча повстречали горцев, тут удобное место - просторное, с водой и пастбищем. То есть совсем недалеко отъехали от места битвы и остановились, чтобы поухаживать за своими пострадавшими.
   Чуть погодя здесь же появились и горцы. Тот же самый отряд возвращался восвояси. Им без проблем нашлось место по соседству. Обращало на себя внимание, что лошадок с пустыми сёдлами идёт немало, ну да, конники схлёстывались лава на лаву, а этот вид боя без потерь не проходит. Три дня тут стояли. Сердитые амазонки от души прошлись по лагерю союзников со своими снадобьями и припарками, кого-то измазали целебными мазями, кому-то лубок переделали на сломанной конечности. Потом хоронили воина, скончавшегося от удара каменным молотом. Скорбный ритуал погребения как-то разрушил напряжённость между вынужденными союзниками, и ещё два перехода группы прошли вместе, даже слегка смешавшись. Когда расставались на развилке дорог, одна из амазонок уехала с горцами Подруги ей на двух лошадок чего-то навьючили: плащи, горшки, гранаты ручные и верёвочные - приданое, видимо.
   Зоя из их семейного баула выгребла всю писчую бумагу для отъезжающей. Или остающейся? Отделяющейся, одним словом. И ещё она долго толковала с их предводителем, тем дядькой, что удерживая штаны, принимал "парад" заболоцкого воинства в день первой встречи. Не иначе - политику какую-то проводит. Хорошо, когда супруга не скучает. Значит, не станет лишний раз отвлекать его от действительно важного. Что-то не нравятся Его Высочеству пороховые арбалеты - долго их перезаряжать. И традиционные те, что с плечами, тоже не нравятся - видел он как амазонки с ними корячились, пролезая между пехотинцами к их щитам, чтобы выстрелить в набегающих осборнцев. А вот если бы сделать тетиву из резины - тогда бы удалось избавиться от рогов, цепляющихся в тесном строю направо и налево.
  
   Глава 18 Рогатка - символ прогресса
  
   Государственный совет Герцогства Заболоцкого не каждый раз приглашает монарха на свои ассамблеи. Кроме советника, управляющего хозяйством и уважаемого остальными членами высокого собрания настолько, что его советы обычно выполняют молча, в этот орган управления входит герцогиня, Её Высочество Зоя. Она присматривает за международной обстановкой и держит всех в курсе последних событий в мире. Ещё стряпчий, который разбирается с коренным местным населением, и два министра обороны - старший по возрасту десятник из тех, что служили раньше Большому Королевству и Геркина мама, которая считается ответственной за разведывательно-дозорную службу. Поскольку между этой парочкой конфликтов не возникает ни на службе, ни дома - а они супруги - то дуализм в столь ответственной сфере вооружённые силы не раздирает.
   Так вот. Позвали Базиля на совет, потому что речь должна пойти о закладке третьего города в их государстве. Столица у них Болоцк, потому что у самого болота стоит на склоне горного отрога. Порт Заболоцк в подмываемой и затапливаемой пойме, в самом устье реки Болотки. Частично он стоит на сваях, а частично плавает в воде на понтонах, цепляясь за дно якорями. Хотя, при низкой воде может и на мели оказаться, и на суше - в этой зоне всё непрерывно меняется, но название городка остаётся неизменным.
   А вот теперь у начала дороги, ведущей в Амазонию надо закладывать постоянное селение, потому что есть основания ожидать интенсивного товарооборота не только с родиной герцогини, но и с горцами. Так что потребуется не только причал, но и конорельс отсюда имеет смысл строить, налаживать регулярное сообщение. Особенно заинтриговал Зою князь Турсун, который возглавлял отряд, приставший к их кавалькаде на обратном пути после того бестолкового сражения. Очень уж загадочно намекал на возможность продать им нечто невообразимо ценное.
   Одним словом, нарекли будущий город "Тропинин" и распланировали последовательность действий по его возведению. Грунты там плотные, так что ни свай, ни понтонов, ни для чего, кроме причала, не потребуется. А вот в отношении постройки зданий, было что обсудить. Дело в том, что советник объяснил, почему люди так охотно живут в полуподземном Болоцке и никто не жалуется ни на относительную скученность, ни на скудость естественного освещения. Всё дело в здешней погоде. Солнечные дни редки, дождики часты, ветры пронизывающие, влажные. Поэтому, кроме как по делу, из-под крыши выходить никому неохота. А тут это и не требуется - пространство обитания людей полностью укрыто от ненастья, почти всё здесь расположено близко и удобно.
   Так что даже когда прибывают новые поселенцы, то вскоре привыкают к юыту подземных жителей и никто не просится в отдельный дом. Поэтому и предлагает советник в Тропинине развить и улучшить эту идею, то есть заранее спроектировать комплекс зданий под единой крышей, но попросторней и посветлей. И тут все посмотрели на Базиля.
  
   ***
  
   А что, почему бы и нет? Ему нравится выдумывать и исследовать. А особенно - исследовать то, что нужно для реализации разных придумок. Тут без него в испытательной лаборатории измеряли прочность ситаллов на разрыв, и обнаружили, что материал этот обладает определённой упругостью. Даже умудрились измерить значение этой самой упругой деформации. Вот так и нашлась подходящая арматура для отливки бетонных арок, которыми, если подумать, будет несложно перекрыть существенные пространства. Раньше ответственные бетонные конструкции пытались сооружать, упрочняя их разными видами жердей и прутьев, но опыт показал, что или сгнивают эти элементы, или ещё какая напасть с ними приключается, но результат оказывается недолговечным. А стеклу-то ничего не сделается от времени. Смущает, правда вопрос о растрескивании мест контакта бетона со стеклом при изменении температуры, когда все тела с нагревом расширяются, а при охлаждении сжимаются. С другой стороны, если перекрытия окажутся над обитаемыми помещениями, а сверху их хорошенько присыпать глиной, да сверху организовать ровненький газон, то даже не такие уж существенные для этих мест годовые изменения температуры ничего особенно не нагреют и не остудят. А в стенах светозаборников армирование и не требуется - это вертикальные стены с не слишком широкими просветами между ними, где и монолитные отливки с высокими арками будут служить надёжно.
   Базиль достал карандаши, разложил на просторной наклонной столешнице листы лучшей бумаги и принялся за эскизы. Вот почему, каждый раз, как перед ним возникает сложная необычная задача, он испытывает такой внутренний подъём? Помнит эйфорию, что испытал он при работе под руководством мастера Эгуора в керамической мастерской? Наверное, это так и есть.
  
   ***
  
   Если представить себе будущую постройку без покрытия грунтом, то получается необъятное одноэтажное здание, из крыши которого торчат сплошные низкие башни со стеклянными крышами. А если мысленно положить сверху глину и почву, то получается городок стеклянных пирамидок на низких бетонных цоколях. Доля такого "остекления" оказывается близкой к одной девятой от общей площади, попадающей под "накрытие".
   Прикидывая, как освещённость станет распространяться внутри сооружения, чисто интуитивно, Базиль сообразил, что не только стеклянные двери и детали перегородок помогут превратить сумрачное подземное логово в комфортное жилище, но неплохо будет добавить ещё и высоты проходов и помещений. Невольно в воображении возник второй этаж, балкончики переходов через колодцы освещения, лёгкие ситалловые лестницы и перила.
   Эскизы деталей и узлов их сочленения, планы, разрезы, объёмные модели из прутьев и лучинок.
   - Ох и растаскало Вас, Ваше Высочество! Да про такие хоромы ни один попаданец ни разу ничего толком не смог рассказать.
   - Здравствуйте, Советник! Это Вы меня похвалили, или сделали замечание? - С этим человеком герцога не связывают никакие особенные отношения. Общаются они только по делу. Один просит - второй выполняет. А уж кто кого и о чём - так сразу и не вспомнишь.
   - Изумился смелости полёта Вашей фантазии. Вот всего-то сделано, что открыт и изучен один-единственный новый материал, а тут уже такого навыдумывано, что просто оторопь берёт.
   - То есть не можете сказать, хорошо это, или плохо, - Базиль как раз приклеил к макету стенку, вырезанную из листа бумаги. - А попаданцами, Вы, как я понял, тоже интересуетесь.
   - Как же мне ими не интересоваться, если я сам - один из них, - кажется, советник решил поговорить начистоту.
   - Хм! А почему же тогда Вы ничего никому не советуете? - юноша вдруг споткнулся, уловив смысловой конфликт между титулом собеседника - советник - и тем, чего он никогда не делает. Вот ни разу ничего никому не посоветовал, только спрашивал или распоряжался.
   - Насоветовался уже. Смолоду, как появился здесь, да оказался при дворе, сразу принялся всем объяснять, как и что нужно правильно делать. Я дома-то, на Земле, в банке работал и со страшной силой интересовался историей и политикой. Ужасно умным себя полагал. Может быть, так оно и было, да только не здесь. В общем, научил я Вашего дедушку, как без особого труда держать дворянство в повиновении.
   Учредили мы банк, и принялись баронам да эсквайрам выдавать кредиты. Они все подряд транжиры да моты, так что посадим-ка мы их в долги по самые уши, а потом к порядку-то и призовём, когда придёт пора расплатиться, - такая вот была у нас главная идея. То есть довести их до положения несостоятельных должников и добиться возврата кредита послушанием.
   Поначалу казалось, что всё хорошо. Груды векселей, займы идут за займами, возвраты долгов происходят вовремя и своевременная уплата податей наладилась, без задержек, а только в остальном ничего не меняется. Как своевольничали эти мерзавцы, так и дальше своевольничают. Ни зерна, ни масла больше не становится и никакого оживления ни в торговле, ни в ремесленном секторе не замечается. И дорожает всё, то есть за то же жалование никто служить не желает, а повышать налоги как бы и нет причины.
   Затянул монарх пояс потуже, штат придворных сократил, да и принялся во всём разбираться лично. И выяснил, что бароны, когда приходит срок погашать кредит или выплачивать деньги в казну, делают заём в каком-нибудь другом отделении банка - их по королевству несколько десятков, оно ведь большое. Идут денежки по кругу и только в числе прирастают. Кто-то обналичивает некоторые суммы и возрастает давление денежной массы на рынок, а оптовики частенько и векселями плату принимают, с тем же результатом.
   В общем, повелел Ваш дедушка высечь меня на конюшне и с тех пор советовать мне расхотелось. Ну а с батюшкой Вашим мы примерно ровесники, обо многом разговаривали, только я на вопросы его отвечал всегда сдержанно. Раз только подсказал, куда конорельс тянуть - так он меня тут же поставил руководить этими работами.
   Вот тогда я и понял, что такое фунт лиха. Работать никто не хочет, все воруют, распоряжения путают - сумасшедший дом. А деваться-то некуда, на конюшню во второй раз неохота. Тут я и напрягся, как следует. Ленивых прогнал, тупых, кому объяснить ничего не сумел - отправил землю копать, а воров секли публично по утрам перед разводом на работу. Людей под моим началом осталось треть против того, сколько поначалу наличествовало, но построили мы ту дорогу.
   А тут уже дедушка твой отправил меня Южный Порт возводить. Лентяев, воров и тупиц я быстренько вычислил и отлично мы тогда гавань, я тебе скажу, оборудовали. Одним словом после этого-то и появился у меня вес при дворе. А только советовать мне по-прежнему не хочется.
   - Вот ведь, какая штукенция выходит, - подумалось Базилю. - Живёшь рядом с попаданцем, уважаешь даже человека, а откуда он, и не знаешь, и не ведаешь. Вслух же спросил: - А что, такие здания там, на Земле, строили?
   - Не то, чтобы в точности, но сходство есть. Если нужно было много помещений загнать под одну крышу, то похоже получалось. Я ведь не архитектор, чтобы об этом профессионально рассуждать. Только земли на крышу не насыпали и стены грунтом не обваловывали.
   - А вот скажите мне, советник, вы про другие технические устройства своего того, прошлого мира, многое знаете?
   - Знаю, как выглядят, для чего служат, а иногда, и как работает могу рассказать. Но как это сделать - не знаю. От нашего брата кое-что в этот мир проникает, имеется в виду знания. Вот, скажем, как делать бумагу наверняка кто-то из Землян местных жителей научил. Про молекулы и атомы, про то, что в воздухе содержится кислород, что планета сферическая, а ускорение пропорционально силе действующей на тело и обратно пропорционально его массе - думаю, эти сведения сюда проникли от нас. Но вот как только речь заходит о том, как изготовить двигатель внутреннего сгорания или пушку - знания большинства попаданцев упираются в то, из чего и как это сделать. Там каждый из нас был кусочком давно сложившейся системы отношений, где разделение труда превратило работников во фрагменты мозаики. Пока ты среди знакомой обстановки - и тебе комфортно, и твои навыки востребованы и достаточны, чтобы прокормиться. А оказался в мире, лишенном привычных материалов - и стал ты никто, и звать тебя никак, - советник вздохнул своим мыслям и продолжил:
   - Кстати, ваш тугоплавкий клей в моём представлении - пластмасса. Из неё у нас отливали кучу всякой всячины, а вы только для соединения деталей используете или раковины в древесине шпаклюете. Стало быть, не из чего здесь изготовить формы, такие, чтобы потом застывшее изделие из них можно было достать. Ну да ничего, зато рогатки вот-вот появятся. Видел я, как идёт подбор рецептур резины для арбалетной тетивы.
   - А, может, присоветуете чего, - Базиль действительно интересуется мнением человека, повидавшего иной мир.
   - Нет уж, уволь. Конюшня и здесь наличествует, а от вас, монархов, всякого можно ожидать.
   Забавно. Советник сам не заметил, как перешёл на "ты". И даже щепетильная в вопросах этикета Зоенька не сделала ему замечания. Сидит тихонько, как мышка, слушает, думает о чём-то.
  
   ***
  
   А Зоя действительно крепко призадумалась. Сначала перебрала в памяти события их с мужем визита в Амазонию. Не все, а те, которые так и остались неведомы благоверному, занятому своими книгами и горшками.
   Прикрыла глаза и, как наяву, предстала перед глазами матушка во время их первого после разлуки разговора с глазу на глаз.
  
   ***
  
   - Зачем ты здесь? - негромко спросила королева.
   Она стояла у окна в своих покоях, глядя на ясное небо. Погода уже несколько недель держалась солнечная. В Заболотье сейчас вовсю бушевала осень, а здесь, в Амазонии, еще было ясно и даже не холодно.
   Зоя замерла у двери, разглядывая спину матери.
   - А ты не думаешь, что я просто соскучилась? - с обидой в голосе спросила девушка.
   - Не сомневаюсь! - королева, наконец, повернулась к дочери, ласково улыбаясь. - Но ведь это не главная причина?
   - Ты права, - со вздохом кивнула Зоя, присаживаясь на диван.
   Королева снова улыбнулась и села в кресло напротив. Взгляд ее стал сосредоточенным.
   - Рассказывай! - властно махнула рукой она.
   - Меня кочевники беспокоят, - без предисловий начала Зоя. - Осборн уже в руках кагана Арти. Он может в любой момент напасть на Большое Королевство, да и от нас он не так-то далеко! - Зоя взволнованно теребила рубашку. - А уж потом и на Заболотье глаз положит. Я уверена в этом
   - С чего ты взяла? - удивилась королева. - Чем его может прельстить ваша с Базилем земля?
   - Базиль изобрел много поистине замечательных вещей! - сказала Зоя с неприкрытой гордостью. - Мне докладывали, что какие-то купцы хотели приобрести наши катамараны. А разведка донесла, что это люди кагана.
   - Хорошо, - подумав, кивнула королева. - И что ты предлагаешь?
   - Основной лагерь кагана стоит в пяти днях пути от крепости, перекрывающей путь в Амазонию с севера, - негромко, но твердо произнесла Зоя. - Мне необходимо немного пошпионить.
   - Что? - удивилась королева. - Предоставь это дело разведчикам, Зоя.
   - И много они выяснили? - немного резковато воскликнула принцесса.
   - Ну... - королева замялась.
   - Вот именно поэтому я отправлюсь к их лагерю! - уверенно заявила герцогиня Болоцкая, и даже головой тряхнула совсем как в детстве, когда собиралась упрямиться до упора.
   - Это может быть опасно! - матушка попыталась образумить дочку. - А вдруг тебя поймают?
   - Если ты мне дашь двух амазонок, то все будет в порядке, - спокойно отозвалась принцесса.
   - Только двух?! - нахмурилась королева.
   - Отряд заметить проще, - пожала плечами Зоя.
   - Базиль согласился? - внезапно сменила тему королева.
   - Нет, - смутилась Зоя. - Я не хочу говорить ему об этом.
   Королева расхохоталась.
   - Дорогая, - ласково начала она. - Тебя не будет около десяти дней! Думаешь, он не заметит?
   - Он будет занят. Ты бы знала, в какое состояние приводят его книги! Он просто покидает реальность, когда читает - весь уходит в формулы или описания.
   - Милая, а ведь ты, кажется, влюбилась.
   - Не знаю мама. Но к мужу я действительно очень хорошо отношусь. С ним мне радостно, а без него - грустно, - королева молча кивнула, найдя в услышанном подтверждение своих слов, и, словно поняв, что её пытаются отвлечь от главной темы, дочь продолжила: - Дорогу по озеру Хайрет никто ведь так и не разведал, а это сильно сокращает время в пути. Примерно вдвое.
   Королева молчала, явно что-то обдумывая.
   - Но все равно около пяти дней тебя не будет, - женщина машинально поправила платье. - Что я скажу твоему мужу?
   Зоя поняла, что мать уже согласилась. Пусть не высказала это вслух, но раз начала торговаться...
   - Скажи, что я поехала навестить подругу и какое-то время побуду у нее, - победоносно улыбнулась принцесса. И тут же прямо на глазах увяла: - Прямо солгать я ему не могу, ты ведь знаешь наши обычаи.
   Королева вздохнула, кивнув головой. Разрешение было получено.
  
   ***
  
   Горные реки для плавания по ним на лодках крайне неудобны. Бурное течение трудно преодолевать на вёслах, а крутые повороты русла и нередкие камни сильно снижают удовольствие от сплава вниз. Озёра - это совсем другое дело. И, что важно, озеро Хайрет - узкое, извилистое и сильно разветвлённое, заполнившее своими водами обширную систему ущелий, проходит сквозь хребет, заканчиваясь в зоне альпийских лугов на северных склонах.
   Мало кто знает, что эта акватория едина - людям известны многие озёра с неудобными берегами в самых разных местах. Местах каменистых, изобилующих кручами и неудобных даже для огородов. Рыба здесь тоже встречается редко - ей тут просто нечем питаться. Поэтому никакого интереса к озеру никто никогда не проявлял. Кроме королевы, естественно - должна же она иметь представление о собственных землях. А Зоя была членом экспедиции, которая несколько лет тому назад подробно изучила эту водную систему и отыскала новый путь через горный хребет.
   Естественно, открытие сохранили в тайне. Строить здесь укрепление, разумеется, придётся, но до тех пор лучше не давать Осборну знаний об уязвимом месте в системе обороны Амазонии.
   Лёгкая корянка легко плыла по глади озёрной воды среди тесноты глубокого ущелья. Три амазонки, одетые в одинаковые зеленые костюмы, сноровисто действовали однолопастными вёслами. Подчиняясь ритму, взятому для долгой гребли, Зоя объясняла свой план. Близняшки Мара и Лара понятливо кивали.
   Наконец, девушки добрались до нужного места. Спрятав лодочку в густые заросли, они тихо отошли от берега. Оставшееся расстояние придется пройти пешком.
   Два дня назад амазонки тайно покинули дворец, отправившись на разведку в лагерь кагана. Королева дала им пять дней. Если девушки не вернуться в срок - Амазония направит все свои войска им на помощь.
   Зоя только головой качала. Беспокойство матери было ей понятно, но развязывать войну - это слишком опасно.
   Двигались вверх по заросшему кустами склону, скользя между облетевших ветвей и бесшумно ступая по размокшей опавшей листве. Тут также сыро, как и у них в Заболотье.
   Перевалили горбик, и характер растительности изменился. Здесь, на северном склоне царствовали низкорослые вечнозелёные хвойники. Вдали открылась поросшая травой равнина с небольшими перелесками на которой в отдалении виднелись шатры огромного военного лагеря.
   Внезапно одна из близняшек, что шла немного впереди, сделала знак рукой.
   - Часовые! - прошептала она, направив голос в сторону принцессы.
   Зоя, стараясь не шуметь, пригнулась и, подобравшись поближе, спряталась за раскидистым кустом.
   Одна из близняшек, кажется, Лара укрылась за деревом слева, а Мара спряталась в полёгшей осенней траве справа. Надо же, как искусно маскируется. Пока все идет по плану.
   "То есть, почти все!" - поправила себя Зоя, морща лоб.
   Часовых было пятеро. Отсюда, с возвышения, они обозревали огромное пространство к югу и к западу от лагеря, а вот на вершину возвышенности за своей спиной внимания не обращали - видимо уже убедились, что идущий оттуда спуск к озеру кроме как в воду никуда не ведёт. Степняки, однако. Хотя с берега ведь ничего кроме крутых непроходимых обрывов, замыкающих акваторию, не разглядишь, так что это место легко принять за тупик.
   Тем не менее, амазонки растеряно переглянулись. Они рассчитывали не более чем на троих.
   Зоя кивнула Маре, указывая в противоположную от видневшегося в отдалении лагеря сторону и чуть дотронувшись до губ. Девушка понятливо кивнула и тихо скользнула в кусты. Прячась в низкорослом стланике, она проберётся в густо заросшую плотным лесом низину и попытается отвлечь стражников.
   Терпение. А воины тем временем переговариваются.
   - Не знаешь, Карп, долго нам ещё стоять здесь на верхотуре?
   - Арти не посвящает меня в свои замыслы, - легкий смешок вырвался сразу из нескольких глоток. Видимо - это традиционная шутка среди кочевого воинства. - Разведывательные сотни вернулись от перевала. Говорят, что стена там длинная, но по приставной лестнице забраться на неё можно. Однако, людей наверху много, то есть войска для обороны уже подтянуты, - продолжил старший наряда, уже в повествовательном ключе. - С другой стороны, осборнцы в Кашаре опять собрались в кулак, так что начинать штурм, поджидая удара в спину мы вряд ли станем. На месте кагана, я бы постоял здесь. Корма для лошадей тут в достатке, а королевских солдат лучше на просторном месте закидать стрелами, чем ратиться с ними на улицах поселения. Рубаки они справные.
   Видимо вопрос удачно развязал язык словоохотливому старшему наряда, и кто знает, что бы он ещё поведал, но тут из заросшей деревьями низинки донесся женский визг и крики о помощи. Часовые, высокие и крупные мужчины, нахмурились.
   - Посмотрите, что там и возвращайтесь! - кинул Карп двум товарищам.
   Те молча кивнули. Дисциплина, однако, чувствуется.
   Зоя, спрятавшись за ветвями вечнозелёного куста, припала к земле, молясь, чтобы часовые их не заметили.
   Девушкам повезло: обладатели черных тяжелых ботинок прошли мимо.
   Из леса вновь донесся крик Мары. Зоя закусиила губу: что делать дальше было непонятно. Конечно, Мара обезвредит этих двух молодчиков, но что делать с остальными тремя? Сразу убить их не получиться, девушек-то двое. А вот то, что "свободный" часовой подаст тревогу, так это - скорее всего.
   Что делать? Итак, мы имеем троих, прекрасно вышколенных сильных мужчин, внимательно осматривающих окрестности и больше не отвлекающихся на разговоры. Мимо них не проскользнуть незамеченными.
   Тут Зою озарило. Довольно улыбнувшись, она кивнула Ларе, чтобы сидела тихо и не высовывалась. Девушка нахмурилась -- в планах ничего подобного не было. Но, все же, замерла.
   Улучив момент, когда часовые стали смотреть в другую сторону, Зоя осторожно, стараясь ничем не привлечь внимания, освободилась от панциря и, накинув плащ поверх куртки, встала. Незаметно спрятала в рукав кинжал и, уже не таясь, побежала к мужчинам с криком ужаса.
   - Помогите!
   "Только бы не переиграть! - молилась про себя девушка. - Только бы поверили!"
   - Там в лесу какой-то зверь! Он людей убил. Я еле сбежала. Помогите, - стараясь говорить как можно непонятней, воскликнула Зоя. - Пожалуйста, спасите меня!
   С трудом разрыдавшись, Зоя упала на землю, скрывая лицо.
   Главный, заколебался. Остальные двое вопросительно смотрели на него, ничуть не беспокоясь за погибших приятелей.
   Зоя поняла, что ее план трещит по швам. Часовые в любой момент могут поднять тревогу.
   - Пожалуйста! - снова закричала Зоя. - Вы такие большие и сильные! Ни одно чудище не устоит перед вашим оружием!
   Зоя уже льстила, надеясь, что мужчины поверят. Но командир все еще колебался.
   - Что случилось? - наконец, сухо спросил он.
   Зоя, захлебываясь слезами, рассказала душещипательную историю о нападении чего-то "страшного и лохматого".
   Мужчины расслабились, сообразив, что Зоя говорит всего лишь о медведе.
   Кивнув своим подчиненным, Карп сказал:
   - Посмотрите, что за чудище напало на девушку! - усмехнулся. - А я пока осмотрю нашу гостью. Вдруг она ранена?
   Зоя благодарно закивала, страясь не показать гнев, мелькнувший в глазах: "Знаю я, как вы девушек осматриваете!" - подумала амазонка.
   Мужчины понимающе усмехнулись и, покрепче сжав в руках копья, пошли в сторону недавно ушедших приятелей.
   Едва они скрылись за деревьями, а Карп навалился на принцессу, чтобы "осмотреть", ему под ребра скользнул кинжал. Амазонки знают, где находятся уязвимые места в этом типе доспеха.
   Брезгливо оттолкнув мертвое тело, Зоя встала. Из-за деревьев показались близняшки, торопливо пряча оружие в рукава.
   - Идем, - с облегчением вздохнула принцесса. - У нас два часа.
  
   ***
  
   Доспехи убитых часовых были осборнские. Зоя довольно хмыкнула. Все-таки не прогадала она, теперь в неприятельский лагерь проникнуть будет проще!
   Осборн делал хорошие доспехи. Крепкие, стёганой кожи, с мощными деревянными пластинами, но слишком тяжелые. Ведь женщины-воины живут только в Амазонии. Однако девушки не жаловались. Такие латы зрительно увеличивали фигуру, придавали больше сходства с мужчиной. А это неоспоримый плюс. Шлемы позаимствовали у бывших часовых, ныне покоившихся в ближайшем овраге.
   В получившихся воинах узнать женщину было бы просто невозможно, если бы не отсутствие бороды. Бритвы-то в этом мире - редкость. Керамические или стеклянные стоят безумно дорого, так что ходить с босым лицом могут себе позволить немногие, самые состоятельные представители сильного пола.
   Но Зоя и раньше об этом знала. И, поскольку искусство театра в Амазонии весьма популярно, а по старой традиции все роли исполняются исключительно женщинами, то, естественно, такой обязательный признак мужского достоинства, как борода, гримёрами давно и замечательно освоен. Достала коробочку и, хорошенько присмотревшись к "прототипам", выбрала подходящие варианты и для себя и для своих спутниц. Тщательно их приладила, сравнила с "оригиналами" - то, что надо. Даже лица стали похожими.
   - Принцесса, посмотрите сюда! - указала на главаря Мара. - У него на шее кулон какой-то висит! И у остальных тоже, я проверила.
   - Думаю, это отличительный знак, позволяющий узнать своих, - добавила Лара. - Я прихватила парочку для нас.
   - Хм... - протянула Зоя, разглядывая амулет.
   "Странный уж очень!" - была первая мысль. Кажется, медь, хотя, кто там разберет? Вот Базиль бы с ходу определил! Да, и вообще, не в металле дело! Формы этот кулон странной. Закорючка непонятная. Смахивает то ли на букву, то ли на слово.... Вот только языка такого Зоя не знала.
   - Ладно, - наконец, махнула рукой принцесса. - Надеваем эти штуки на шею и идем в лагерь! План помните?
   Близняшки уверенно кивнули, вмиг собравшись.
   - Тогда не будем терять время!
  
   ***
  
   Лагерь кагана был таким огромным, что в первое мгновенье девушки растерялись. Конечно, и в отчетах было это отмечено, и шпионы на словах передавали, что велик он изрядно, но услышать и увидеть - вещи совершенно разные!
   - Разделяемся! - тихо бросила Зоя, едва они миновали охранявших лагерь воинов и оставили лошадей у ближайшей коновязи.
   Никаких проблем не возникло. Благодаря ли доспехам или странным кулонам - но часовые их пропустили без вопросов.
   - И помните, через два жбана у лодки, - добавила Зоя. - Опоздавших не ждем.
   Близняшки послушно кивнули и разбежались в разных направлениях.
   Зоя вздохнула. Одной было страшнее. Вот только потерять дом, семью и свободу - еще ужаснее. А значит, надо действовать. Итак, с чего начать?
   - Сотник Карп! - внезапно раздался крик.
   Прямо к Зое мчался худенький паренек, больше похожий на гонца, чем на воина. Невысокого роста, с большими карими глазами и чуть трясущимися руками.
   "Стоп! - резко прервала свои размышления Зоя. - Почему он называет меня сотником? Разве сотники стоят в карауле?"
   У амазонки не было сомнений: паренек бежал именно к ней.
   - Сотник... Вас там... господин... ищет! - запыхавшись, выдохнул юнец.
   - Какой господин? - осторожно уточнила Зоя, старясь говорить как можно ниже.
   Парень изумленно моргнул.
   - Господин Арти, конечно!
   Зоя в ужасе застыла. Неужели их раскрыли?! Да даже если и нет, то каган раскусит ее за минуту!
   - Зачем? - спросила Зоя, не особо надеясь на ответ.
   - Господин не посвящает меня в свои замыслы! - ухмыльнулся парень. - Идемте скорее, он ждать не любит!
   "Я попала! - мысленно простонала Зоя. - И что теперь делать?!"
   Как назло в голову не лезло ни одной идеи, как отвязаться от гонца. Что ж, тогда можно попытаться узнать чего-нибудь полезного?
   - Наши люди уже вернулись? - стараясь ничем не выдать своего волнения, спросила Зоя.
   Из донесений она знала, что небольшая группа уехала из лагеря в сторону Большого Королевства. Целей похода этого отряда шпионы не узнали - не было о нём в лагере пересудов. А Зоя решила попробовать выяснить. Все-таки не зря же говорят, что мелкие помощники располагают крупной информацией!
   И не прогадала! Гонец явно знал о том, чем интересовалась принцесса. Загадочно улыбнувшись, он ответил:
   - Это те, что на север уехали? Уже два дня, как в лагере.
   - И как результаты? - продолжала допытываться Зоя, пытаясь взять тон человека, не сомневающегося в своём праве получить ответ.
   - Господин рассчитал все верно! - тут же надулся от гордости паренек. - Враги в панике! Их армия рассредоточена по всей границе! Еще месяц-два - и господин захватит Большое Королевство!
   - Хорошая работа! - кивнула Зоя, внутренне содрогаясь.
   Чем же могла горстка людей напугать отца Базиля?!
   - Вот! - внезапно остановился гонец.
   Зоя оторвалась от своих мыслей. Паренек указывал на большой алый шатер, исписанный золотистыми закорючками, похожими на кулоны воинов. Кстати, у гонца на шее тоже висел какой-то значок.
   У входа в шатер стояли два крупных, отлично вооруженных мужчины. На гонца они посмотрели без интереса, а вот Зою удостоили подозрительным взглядом.
   У девушки сердце упало в пятки. Наверняка эти воины сразу узнали в ней шпионку! И сейчас схватят!
   Но вместо этого один из охранников вполне дружелюбно кивнул:
   - Проходи!
   Зоя, ни жива, ни мертва, машинально подчинилась.
   Внутри шатра стояли еще десять таких же молодчиков. Все как на подбор: высокие, мускулистые, в тяжеленных доспехах, с топорами на поясе.... Жуть. Зато сразу понятно, что каган хорошо позаботился о своей безопасности. Даже слишком хорошо.
   - Карп? - раздался приятный мужской баритон. - Я ждал тебя.
   Каган Арти (а кто же еще?), не замеченный Зоей в первое мгновенье за спинами телохранителей, восседал на широком, обшитом алым бархатом стуле. Хотя, это больше походило на трон. На стуле не сидят так... по-королевски.
   Видный мужчина лет тридцати пяти, довольно необычной внешности: Волосы спадали темными волнами на плечи, лоб был слишком высоким для жителя Большого Королевства и слишком широким для осборнца, а странные глаза цвета осенней хмари, не были присущи ни одному народу. Аккуратные усы и бородка, при уходе за которыми явно применялась бритва, придавали кагану привлекательность, а вот проколотое ухо - странную неопрятность.
   Одет Арти был соответствующе статусу в излюбленный свой алый цвет. Богатый камзол, плотные однотонные штаны и уже виденные Зоей тяжелые черные ботинки.
   Было в образе кагана нечто сколь привлекательное, столь и отталкивающее, пугающие.... Но только что именно? - Зоя не могла понять.
   - Я пришел, как только узнал, что нужен тебе, господин! - склонившись в поклоне, отозвалась принцесса, постаравшись приглушить голос
   Говорить о себе мужском роде было так странно, что на мгновенье это чувство перебило даже страх. Зоя постаралась сосредоточиться на этом ощущении. Ни в коем случае нельзя впадать в панику.
   Кажется, Арти не заподозрил в своем сотнике шпионку. По крайне мере выглядел он совершенно спокойным и расслабленным.
   - Я наслышан о тебе, - продолжил тем временем каган. - И хочу дать важное поручение.
   Зоя тихо выдохнула. Какое счастье, что Арти лично незнаком с сотником Карпом! Не помогла бы ни тщательная маскировка, ни измененный голос - амазонку бы раскусили!
   Не сразу до Зои дошел смысл второй фразы. Какое еще поручение?
   - Я буду рад послужить моему господину! - снова склонилась в поклоне девушка, скрывая трясущиеся руки.
   - Прекрасно! - ослепительно улыбнулся каган, будто согласие его волновало. - Сколько у тебя свободных людей?
   Зоя замерла, судорожно стараясь припомнить количество людей, находящихся в подчинении сотника. Ведь учила же когда-то! Стоп, нельзя же так паниковать. У сотника - сотня бойцов. Но не этой же банальности ждёт от неё повелитель.
   - Все мои люди служат тебе, господин! - сказала Зоя единственное, до чего смогла додуматься. - Одно ваше слово, и я соберу всех, кто нужен!
   Каган расслабленно откинулся на спинку трона. На его губах заиграла довольная улыбка. Но Зоя не спешила радоваться. Быть может, только что она подписала себе смертный приговор?
   Арти кивнул своим людям. Заметив этот жест, Зоя в ужасе замерла, пытаясь судорожно нащупать в рукаве кинжал. Амазонка скорее умерла бы, чем позволила врагам захватить ее в плен! Но дрожащие пальцы не слушались, каждый раз соскальзывая с рукояти.
   Тут Зоя поняла, что ни один из охранников не пытается напасть на нее. Вместо этого они один за другим покидали шатёр. Запоздало девушка поняла, что каган показал воинам не на нее, а на выход. "У страха глаза велики!" - сказал однажды попаданец Чум. И только сейчас Зоя поняла весь смысл этой фразы. И облегченно выдохнула.
   Едва последний воин вышел, каган доверительно улыбнулся Зое.
   Она быстро осмотрела шатер. Сбежать не получится. Одно слово властителя - и она труп. Против таких воинов Зоя долго не продержится.
   А может, попробовать убить Арти? Замечательная возможность. "Нет, - тут же с сожалением отмела эту мысль принцесса. - Слишком опасно. Он - крепкий мужчина, да и тревогу поднять успеет!" А на звуки драки вмиг пол-лагеря сбежится!
   - Садись! - повелел каган, доверительно и, одновременно заботливо.
   "Как-то странно он себя ведет! - нахмурившись, подумала девушка. - Ничего не понимаю! Если он знает, что я не его сотник, то почему не приказал своим людям схватить меня? А если не знает, откуда эта демонстрация благорасположения по отношению к не слишком значительному командиру собственного войска?"
   - Думаю, так будет удобней разговаривать! - продолжил Арти с той же улыбкой. - Дело в том, что любой властитель нуждается в надёжных, добросовестных и умных людях. Он приближает их к себе и щедро вознаграждает, взамен рассчитывая на верность и инициативу. Тебе известно, насколько больше доля в добыче у тысячника? - Зоя кивнула. - Так вот, когда ты и твои люди вернутся, выполнив поставленную задачу, всех их будут ждать щедрые вознаграждения, а тебя - более высокое положение.
   Зоя прикусила язык, чтобы не рассмеяться. Бедный сотник, наверное, в канаве перевернулся!
   - Как вы узнали, господин? - склонила голову Зоя. - Чем мог я заслужить доверие. Ведь среди твоих приближённых нет моих друзей и некому обратить высочайшее внимание на труды одного из твоих солдат?
   - Верно, - согласно кивнул Арти. - Карп, единственный, кто замечен за тем, что лично проверяет посты, когда его сотня заступает во внешнюю линию дозоров. Над этим даже посмеивались. Другие. Не я. Ты можешь быть кем угодно, но я продолжу полагаться на тех, кто добросовестно относится к исполнению данных мною поручений. Собственные поступки значительно больше говорят о людях, чем чужие языки.
   "Вот дела! Она, выходит, не пост уничтожила, но ещё и проверяющего с сопровождением! Это надо же так поспешить!"
   Принцесса смиренно опустила глаза и склонила голову, что должно было, по её мнению, означать преклонение пред высочайшей мудростью своего повелителя.
   - Что ж, - чуть нахмурившись, протянул Арти. - Для выполнения моего поручения понадобиться как раз столько людей, сколько осталось сейчас в твоей сотне. Собирай их, и готов к выступлению
   - Благодарю за оказанную мне честь
   - Ты знаешь, что висит у тебя на шее? - с ухмылкой поинтересовался Арти. И не дожидаясь ответа, продолжил. - На этом амулете написано твое имя и звание. А этот язык знаю только я. Такую вещь нельзя ни подделать, ни изготовить самому. Те, кто со мной давно, знают об этом и никогда не расстаются с этим символом служения. На этот раз тебе и твоим людям придётся держать медальоны не на виду, а спрятав под одеждой.
   Арти, сам того не заметив, подпал под очарование своей мудрости и дальновидности и язык его явно начал произносить значительные и весомые фразы, должные внушить собеседнику уважение к собственной персоне. Он надувался от гордости. Зоя довольно улыбнулась. Все-таки мужчины - ужасно самоуверенные существа, чем порой так помогают женщинам!
   - Приказывайте, господин.
  
   ***
  
   - Пошли это сообщение королю Большого Королевства! - крикнула Зоя гонцу, передавая свернутое в трубочку послание.
   - Как прикажите, принцесса! - склонился в поклоне мужчина и припустил по коридору, пряча письмо за пазуху.
   - И побыстрее! - крикнула вслед амазонка.
   Сама же помчалась к покоям матери. Полученная информация была слишком важна, чтобы откладывать визит.
   - Зоя? - удивилась королева, увидев дочь на пороге.
   Еще бы! Девушка имела шокирующий вид: запыхавшаяся, с растрепанными волосами, местами рваной одеждой, кровоточащим плечом и горящими глазами.
   - Что случилось?
   - У меня важные новости! - резко отозвалась принцесса, прерывая причитания матери. - Я знаю, почему Осборн потерпел поражение. И знаю следующие шаги кагана.
   - Говори! - тут же собралась королева.
   - Арти рассказал мне все, что я хотела, - ухмыльнулась принцесса.
   - Что?! О чем попросил тебя этот мерзавец?!
   - Он поручил мне командовать отрядом, который обманом заставил бы рассредоточить нашу армию, - терпеливо пояснила девушка. - Прикинувшись торговцами, эти люди рассказывали бы всем, что армия кагана разделится и придет одновременно и с севера, и с юга, и с востока, и с запада, чтобы опустошить те области, откуда войска ушли, по зову своей властительницы, собираясь в один кулак. Так потерпел поражение Осборн, рассредоточив свою армию. Такую же ошибку совершает и Большое Королевство.
   - Его Величество надо предупредить! - воскликнула королева.
   - Я уже отправила гонца, - спокойно отозвалась Зоя.
   - Хорошо, - матушка чуть расслабилась. - Но что делать с людьми кагана? Они могут посеять панику!
   - Они уже ничего не смогут сделать, - холодно улыбнулась Зоя. - Сотня Карпа, как и предписал каган, покинула лагерь неприметно. Она ведь вся была рассыпана по парным дозорам и патрулям. Я с девчатами разыскала их под видом проверяющих - они издалека узнавали доспехи и коня своего командира и, или сами приближались, или подпускали нас к себе на уверенный арбалетный выстрел. Дольше всего мы провозились с телами, которые следовало скрыть, и с тем, чтобы лошади не примчались в лагерь с опустевшими сёдлами. Хорошо, что сотня перед этим понесла серьёзные потери и была далеко не полная, но всё равно, против первоначального плана пришлось задержаться на целые сутки.
   - Что ты собираешься предпринять дальше? - нахмурилась королева. - Вернуться в лагерь кагана ты не можешь, Базиль уже не раз о тебе спрашивал. Твое долгое отсутствие может натолкнуть его на подозрения.
   - А я и не собираюсь обратно, - улыбнулась Зоя. - Некоторые отряды не возвращаются с задания, - и тут же, встревожившись: - Только бы Базенька ни о чём не догадался! Он такой хороший, заботливый и очень мирный. Не представляю себе, что с ним произойдёт, если он узнает, какая я на самом деле.
  
   ***
  
   Крепко призадумалась Зоя. Тогда в лагере кагана она перетрусила настолько, что старательно гонит воспоминания о своём позоре из памяти. И тут выясняется, что рядом с ними не первый год живёт попаданец, которого они очень ценят за труды во благо из маленького герцогства.
   И ещё один попаданец - Чум - когда появился здесь, говорил на другом языке.
   А каган знает речь, никому, кроме него во всём их мире неведомую.
   Если добавить к этому то обстоятельство, что люди всех стран отлично понимают друг друга, то напрашивается вывод, что каган Арти родился и научился говорить не в этом мире.
  
   Глава 19 Неприятности
  
   Что же, тот факт, что человек, живущий рядом не один год, оказался пришельцем из другого мира, наводит на мысль о возможности наличия вокруг и других людей, сумевших адаптироваться, прижиться, мимикрировать. Где они устроились, как приспособились, чем живут, к чему стремятся? Чум, например, просто радуется своей Лауре и носит на кухню добычу - он охотник, и частенько приводит в поводу лошадку с волокушей, на которой возлежит туша кабанчика или оленя. Жизнь для этого малорослого мужчины - череда дней и событий, каждое из которых он воспринимает со спокойствием природного философа.
   А вот Советник строит вокруг себя мир комфорта. Налаживает разделение труда, о котором поминал с затаённой грустью, и организовывает взаимодействие работников так, чтобы получался слитный результат, когда сложившееся из усилий отдельных людей целое, приводит к возникновению единого непротиворечивого результата. Создаётся впечатление, что он устраивается здесь навсегда и обеспечивает себе уютную старость, а детям и внукам - надёжное пристанище, стабильность и уверенность в завтрашнем дне.
   Точно! Работает школа, поступают книги в библиотеку, дипломированный лекарь появился в Болоцке и аптекарь. Кто-то ведь их пригласил, назначил жалование. Мастер корабельный ожидается со следующим нашивом из Большого Королевства.
   Вот эти мысли и гонял Базиль в голове, обсуждая с супругой беседу с управляющим. Так он ею впечатлился, что проговаривает по новой разговор, при котором она присутствовала. Видимо - это такой способ анализировать впечатления. Он ведь умница у неё. Поэтому стоит навести его на размышления о том, что её волнует:
   - Знаешь, Базенька, что-то мне кажется, будто каган Арти сейчас не утихомирится, пока не установит над всем нашим миром полного господства. Неправильно ведь он осборнцев победил. Толпы конных кочевников всегда проигрывали обученным солдатам, а тут какой-то необычный способ этот каган применил. Ну, никак не могу сообразить, в чём дело, - Зоя действительно выглядит утомленной. Просто извелась вся - ни радости во взоре, ни игривости.
   - А нет ли вестей из Комина? Вдруг барон с войны вернулся, или кто-то из его соратников? - Его Высочество подходит к решению проблемы технически, то есть, прежде чем рассуждать о чём-то, надо подсобрать об этом сведений. - Мы могли бы заглянуть с визитом вежливости, чисто по-соседски. Поразговаривать разговоры, попировать пиры, выслушать слухи. Как полагаешь, маленькая?
   - Действительно, очень интересная мысль. Твой-то осведомитель, Айдар, когда в последний раз сюда заглядывал, сообщил о том, что с войны прибыл володетель собственной персоной и, даже поговаривают, набирает к себе в дружину парней и подростков, а то многие старые воины не вернулись домой с полей сражений.
  
   ***
  
   Слова советника на счёт рогатки заинтересовали Базиля не на шутку. Выспросил он, что это за штукенция такая и воплотил её настолько скоро, насколько ему позволили результаты работ по созданию эластичной тетивы. В качестве боевого оружия против воинов в доспехах эта штука не годилась, но при попадании камушка в незащищённое место вызывала сильный болевой шок. Посчитав и прикинув, что к чему, разобрался, что для уверенного поражения требуется большая масса снаряда при его небольшом сечении, то есть надобны камушки с высокой плотностью и твердостью. Вот если стрелять стрелой или арбалетным болтом, то пробивная способность получается значительно лучше, потому что из-за большой длины снаряда он оказывается более тяжелым при том же сечении.
   Только эта самая длина приводит к застреванию в препятствии, через которое надо проникнуть. Не пролетают ни стрелы, ни болты через правильно сделанный щит - торчат с внутренней стороны своими остриями, но не более. То же самое получается и при ударе в панцирь, то есть глубоких ран одетым в крепкий доспех бойцам стрелы не наносят.
   А вот шарик, имей он существенную массу при малом размере, выходит по всему, и защиту пробьет, и поранить может крепко. А для этого получается, что лететь ему следует быстро и необходимо быть тяжёлым.
   Вот тут-то и начались работы по изучению величин удельного объёмного веса всего, что попадалось под руку. Выяснилось, что большинство камушков имеют плотность около двух с половиной-трёх плотностей воды. Лучше, чем древесина, но маловато. Алмаз дотянул до трёх с половиной, а наждак даже до четырёх.
   Лиха беда - начало. Наспекали из корунда шариков разных диаметров и провели ими обстрел деревянных досок, пытаясь оценить глубину оставляемых ими вмятин. Рогатку для испытаний, естественно, изготовили стационарную с динамометром в системе натяжения, чтобы исключить влияние разных индивидуальных свойств стрелков на полученный результат.
   Вмятины стали получаться более выразительными, и тут вспомнили про тяжёлый шпат, который ещё на десятую часть плотнее. Отстреляли и его - заметно лучше получается результат. Советник несколько раз интересовался, заглядывал в стендовую и задумчиво ощупывал доски мишеней. Ничего не советовал и никак не комментировал. А потом Его Высочество в собственной комнате переставил на столешнице недавно появившуюся здесь вазочку, и более не выпустил её из рук - побежал измерять плотность. Шестёрка - просто фантастика.
   В том, откуда у неё появилась эта вещь, Зоя созналась сразу, даже не пыталась поинтриговать - видно, что голова у бедной занята своими заморочками, не до игривости ей нынче. Горцы делают такие посудинки и называют их хрустальными. Прислали образец, а что ей с ним делать, она, если честно, не поняла. Ждет прибытия из Комина коробейника Айдара, чтобы посоветоваться, куда сбывать эти красивые, но не слишком полезные вещи.
   В стекольной печи этот хрусталь расплавился, и сделать из него заряды для рогатки получилось без особых хитростей. И вот тут-то пробитие доски в палец толщиной было впервые отмечено с чувством глубокого удовлетворения. После этого у Его Высочества получился период творческого запоя. Снарядики из хрусталя он придумал делать не сферическими, а продолговатыми. Спереди у них крючок, как у шила для шитья кожи - за это место его тетива тянет вперёд. А на хвостовой стороне - утолщение, за которое хватается зажим натяжного устройства своим запором. В полёте это утолщение играет ту же роль, что и перья у стрелы, для чего сделано на манер лопасти у весла. Сама же эта хитровымудренная стрелка длину имеет как раз в два пальца, то есть втрое больше собственного диаметра, потому и не застревает в доске, пробивает великолепно.
   А потом и резину помощнее поставили, и рычаг приладили для дотягивания запорного устройства после того, как сила человеческой руки перестаёт развивать недостающее усилие - эти приёмы и в обычных арбалетах давно применяются, так что ничего особенного придумывать не пришлось. Щит и доспех такая короткая стрелка пробивала уверенно и вязла в глиняном болване довольно глубоко. Убойная вещь получилась.
   Советник опять заглянул в стендовую и почему-то озадаченно хмыкнул. Не поругал, не похвалил, а смолчал. И вот тут-то до Базиля дошло, какой глупостью он занимался. Ведь маленькие хрустальные снарядики не так уж трудно выталкивать пороховым выстрелом из трубки. И не нужно ничего мудрить с крючком, делать который замучаешься, а оперение... оперение - это тема для следующего исследования. Неплохо бы сообразить, как обойтись без него.
  
   ***
  
   "Дорогая матушка! - вдохновенно писала Зоя. - В Заболотье все спокойно, беспорядков нет, люди здесь проводят время в трудах и заботах. Базиль целыми днями просиживает в своих мастерских, видимо, создает очередную убойную штучку! - Зоя улыбнулась, вспоминая красные от недосыпа глаза мужа и постоянно горящий в них огонек. - Советник все вокруг него крутиться, наблюдает, хмыкает, но молчит. Изредка на рабочих покрикивает, правда не сердито, а, вроде как для порядка.
   У меня все тоже нормально. Веду переписку со всеми дворами, ещё не подпавшими под влияние нашего степного знакомца, иногда выезжаю на патрулирование, чтобы развеяться от однообразного корпения за письменным столом. У границ герцогства пока все спокойно, посторонние на нашу территорию не приходили. Видимо Арти пока не обращает на нас внимания. Что ж, это даже к лучшему: остается больше времени на подготовку к встрече с каганом"
   Внезапно дверь в комнату распахнулась, и перед Зоей предстал запыхавшийся гонец. И судя по одежде - амазонский.
   "Странно, - удивленно подумала Зоя. - Обычно мы женщин посылаем, хотя, когда надо было срочно отписать Базилеву батюшке, я ведь мужчину с письмом отправила..."
   - Ваше Высочество! - громогласно завопил гонец. - Ваша мать просила передать, что каган Арти снял лагерь! И движется к Заболотью!
   - Мои разведчики об этом не доносили, - нахмурилась принцесса, подозрительно рассматривая гонца. - А матушка разве не прислала письма?
   - Не было времени! - ответил тот. - Я едва успел проскочить между армий кагана, чтобы передать вам эти сведения! Они хотят отрезать вам все пути на запад и восток: и к Амазонии, и к Большому Королевству!
   Зоя задумалась. Странный этот гонец. Да и не видела Зоя раньше его при дворе матери.
   - Почему послали именно тебя?
   Гонец улыбнулся, явно понимая чувства амазонки и ее опасения.
   - Не беспокойтесь, принцесса. Ваша матушка отказалась от услуг амазонки-гонца ради срочности и безопасности. Согласитесь, путешествующий мужчина вызовет меньше вопросов, нежели женщина.
   - Хорошо! - сразу расслабилась Зоя, узнавая мать. - Что-то еще?
   Не успел прозвучать ответ, как дверь снова распахнулась и в комнату вбежала Анна - десятница амазонок, матушка той самой Герки... ох уж эти их амазонские обычаи!
   - Ваше Высочество, с дальних постов донесли, что с севера на нас движется армия кагана! - спокойно произнесла она.
   - Вся? - дрогнувшим голосом поинтересовалась Зоя.
   - Нет, - вмешался гонец, - значительная часть осталась в лагере.
   - Наши шпионы докладывали, - напомнила Анна, - что нам хотят предложить сотрудничество. Что прикажете делать?
   - Задержите врага, - немного подумав, ответила Зоя Анне. - Только ни в коем случае открыто не нападайте. Каган не должен заранее знать, что мы намерены оказать сопротивление.
   - Слушаюсь, - кивнула Анна, выскальзывая из комнаты.
   - Ты сможешь доставить послание моей матери? - повернулась к гонцу принцесса.
   - Сделаю все возможное, - склонил голову тот.
   Зоя метнулась к недописанному письму.
   "Картофель последнее время плохо растет, - черкнула она. - Пришли толкового человека".
  
   ***
  
   Узнав новости о передвижениях неприятельских войск, Базиль серьёзно призадумался:
   - Понимаешь, Зоенька, как мы ни готовились к обороне именно с тех направлений, откуда пришла угроза, сколь ни совершенно наше оружие, но численный перевес на стороне степных орд. Нет у нас против них силы, - тяжелый вздох, вслед за ним проблеск озарения во взоре. - Хотя, слушай, кажется, есть одна мысль. Ну, почему она пришла мне в голову только сейчас!? Боюсь, на её реализацию просто не хватит времени, ведь стремительность перемещений конницы колоссальна. Нам нужно хотя бы пару дней, чтобы подготовиться!
   - Поторопись, любимый, я постараюсь позаботиться о небольшой задержке движения войск кагана.
  
   ***
  
   - Госпожа, - склонился в поклоне один из слуг. - Я привел всех, кого вы просили. Они ждут за дверью. Позвать?
   - Да, будь добр! - кивнула ему Зоя.
   В кабинет вошли Советник и десятник с десятницей - командиры небольшой армии Заболотья.
   - Можешь идти, Тревор, благодарю! - сказала хозяйка кабинета слуге, тут же поспешившему выйти.
   Принцесса оглядела троих приглашённых. Судя по обеспокоенным лицам - они были в курсе происходящего.
   - Известно что-нибудь новое? - негромко спросила амазонка.
   С того времени как ей доложили об армии кагана, прошла около часа. Быть может, были получены новые сведения? Сейчас от информации зависело если не все, то очень многое.
   - Нам доложили, что каган, действительно, хочет предложить сотрудничество, - начал десятник, командующий частью армии Базиля. - Он узнал, что ваш муж, создает различные предметы, которые помогли бы ему в войне. И хочет купить их. В обмен он предложит защиту от Амазонии и от Большого Королевства.
   Зоя фыркнула. Зачем им защита от родителей? Бред какой-то! А может, каган просто не в курсе?
   - Он знает, Ваше Высочество, - мягко произнес старый воин. - Просто Арти считает, что не оставил вам выбора. Либо мы станем сотрудничать с ним, либо нам придётся умереть.
   - Я не собираюсь сдаваться кагану, не собираюсь предавать мать, - спокойно ответила Зоя, стараясь не показывать гнева. - Но в то же время я в растерянности. Понятно, что силой нам не победить. Слишком уж большая армия у Арти, и слишком маленькая у нас. Если только просить помощи у Большого Королевства и Амазонии, - Зоя немного хитрила по старой дворцовой привычке. Проявляя видимость нерешительности, заставить подданных высказаться - это обычай большинства правителей.
   - Не забывайте, госпожа, - вклинилась в разговор амазонка. - У кагана еще остались значительные силы близ Амазонии. Вашей матери слишком опасно посылать подмогу.
   Зоя кивнула, принимая этот факт. После выдвижения войск в западном направлении огромный лагерь, в котором она когда-то побывала, заметно "похудел", но всё ещё велик. Маневры, предпринятые каганом, просто завораживали своим изощрённым коварством. После того, как отправленная на специальное задание сотня Карпа бесследно пропала, или кто-то отыскал трупы перебитых её девчатами солдат, Арти вытеснил остатки осборнского войска в сторону оборонительных сооружений, защищающих её родину с севера. Тем ничего не оставалось, как взять их неудержимым натиском. А вот тут-то вместо затяжной и кровопролитной войны они потерпели поражение в полевом сражении от армии амазонок, горцев и Заболотья. Части женщин-воительниц успели занять укрепления до того, как ими овладели степняки, то есть, получается, что план кагана до конца не сработал.
   И он тут же его изменил - двинул основные силы в направлении к болотам, проходы вокруг которых найдены. Пользуется тем, что его же трудами силы Большого Королевства расстроены и распылены внедрённой им дезинформацией. То есть - действует на опережение. По всему выходит, что основной удар придётся в район речки Кордонки, через которую будут наведены переправы, а потом пологими склонами Восточного хребта за полдня пути отряды выйдут на дорогу в Амазонию, как раз туда, откуда нападения никто не ждёт. Основные силы матушка наверняка держит на перевалах.
   - Жаль, что отец Базиля распылил свои силы и не сможет прийти к нам на помощь. - Вновь попыталась она "расшевелить" своих собеседников. - Он мог бы напасть с запада, тогда как мы выступим с юга. Отступать степнякам придётся на восток, обратно к месту оставленного им лагеря.
   - А каган и не станет отступать! - развеселился Советник. - Он спокойно захватит наше государство, а потом уйдёт в Амазонию, разрушив за собой наведённые им же переправы через Кордонку.
   - Хорошо, - вздохнула Зоя. - Что предлагаете вы?
   - У меня есть идея, - со вздохом произнес Советник. - Только не думаю, что она вам понравится, - наверное, решаясь дать совет, он вспомнил о конюшне...
  
   ***
  
   - Мы разделим людей на четыре небольшие группы, - объясняла Зоя мужу тем же вечером. - Первая, "шептуны", будет изображать местных жителей, рассказывая выдуманные истории, устрашающие врага. Вторая группа, "каратели" будут уничтожать послов кагана и другие небольшие группы, имитируя гибель убиенных от лап невиданного чудища. Третья, "летящие" будут всяческими способами, кроме открытого нападения, задерживать кагана. Ну и "хамелеоны" - наши глаза и уши.
   - То есть, в открытую против кагана мы выступать не будем? - нахмурился Базиль. - Будем нападать исподтишка?
   - Да, - кивнула Зоя.
   - Но это же подло! - поморщился муж.
   - Мы на войне, родненький, - тихо сказала Зоя. - А на ней, как известно, все средства хороши.
   Амазонка надеялась, что муж не станет расспрашивать подробностей предстоящей операции. Она и так постаралась сказать как можно меньше. Слишком уж мерзкими способами она собиралась бороться за жизнь и свободу. Если бы она поинтересовалась тем, что измыслил её благоверный! И для чего ему потребовалась отсрочка!
   - В какой группе будешь ты, Зоя? - мягко спросил Базиль.
   - Во всех и одновременно ни в какой, - криво улыбнулась принцесса. - Потребуется хорошая координация, хлопоты о которой и падут на мою голову, - чмокнула своего толстознаюшку и умчалась - сейчас даже минута промедления может нарушить любые планы. Хорошо, что мужу тоже некогда, жаль, нет времени расспросить, зачем ему такая куча брёвен.
  
   ***
  
   - Они идут, - сообщил один из "хамелеонов", только что вернувшийся с разведки. - Передовые дозоры уже прошли, за ними в нескольких километрах едет головная застава - около сотни воинов, за ними остальная армия. Примерно через час они будут здесь.
   - Что делать, Зоя? - спросила Анна.
   - Мы до сих пор не знаем, где Арти. Узнайте это, - кивнула принцесса "хамелеону" и повернулась к десятнице. - Подсекайте деревья, чтобы повалить их на дорогу. Роняйте их только по команде. И не стучите топорами, когда приблизится застава.
   Анна выскользнула из-под тента - отправилась выполнять приказ. Еще четыре амазонки и шесть воинов Базиля ушли следом.
   "Хамелеоны" и "карающие" спрятались по всей примыкающей к дороге кромке леса в наспех сооруженных укрытиях, надёжно защищающих от стрел. Зоя повернулась к "шептунам" - мужчинам и женщинам. Они были одеты в простые крестьянские платья, с корзинками в руках и покрытой головой. Мужчины держали в руках хиленькие луки, кто-то нес убитых зайцев.
   Невдалеке стояла груженная разными товарами телега. Чего там только не было! Копчёные окорока, приготовленные из вепря, водящегося только в амазонских лесах, знаменитое виноградное вино из Большого Королевства, фрукты, сыр. Несколько кинжалов среднего качества, шлемы, мечи, ткани.
   - Вы сделали, как я приказала? - глухо спросила Зоя у командира "шептунов".
   - Да, - твердо кивнул тот, - яда, что дал нам Советник, хватило на все.
   - Хорошо, - вздохнула принцесса. - Как только вас разгонят, занимайте позиции.
   Артур склонил голову и отошел к своим людям.
  
   ***
  
   Первая фаза операции прошла успешно. Обделенные в провианте, солдаты с радостью разграбили всю телегу с продуктами, даже не слишком отвлекаясь на преследование удирающих без оглядки хозяев. Мясо разделили в считанные минуты, и вина каждому досталось по нескольку глотков. Опытные воины с задачами подобного рода справляются играючи. А потом вскочили в сёдла и продолжили путь. Вот тут и затренькали тетивы арбалетов. Наказать наглых стрелков воинам кагана помешал яд - он начал действовать и собрал обильную жатву. Даже и не скажешь, отчего погибло больше всадников, от ран или от отравления.
   Лошадей переловили и увели, после чего завалили дорогу деревьями, стараясь класть их в полном беспорядке. А лошадей провели вправо от развилки, оставляя след передового отряда, обходящего препятствие. Послав группу амазонок присмотреть за ушедшими вперёд дозорами, Зоя повела основную часть своего крошечного войска готовить агрессору новые неприятности.
  
   Глава 20 Большие неприятности
  
   - Прибыл посыльный "хамелеонов", - слуга откинул полог, под которым Зоя укрывалась от кусачих лесных комаров.
   - Зовите, - устало махнула рукой амазонка.
   Всю ночь она разрывалась на части, посылая группы перехвата вслед за ушедшими к Кордонке дозорами неприятеля. Надо было по возможности оттянуть возвращение посыльных от них к перебитой её людьми передовой заставе, дабы не возникло понимания, что главные силы отклонились от правильного пути. Последняя группа ушла буквально минуту назад, а прикорнувшую было принцессу, разбудили и сообщением о новых заботах.
   - Докладывай, - зевнув, произнесла она.
   Спать хотелось ужасно, но прогонять "хамелеона" Зоя не решилась: вдруг у него важные новости?
   - В лагерь кагана нас прошло семеро, - послушно начал Карл, десятник и старший из командиров мужской части их войска, хотя сейчас всё так перемешалось! - Удалось узнать, что Арти путешествует с замыкающей частью армии, идущей непосредственно перед обозами.
   Зоя облегченно выдохнула. Это существенно увеличивало шансы на победу!
   - Но узнать нам его не удалось, - продолжил мужчина.
   - Почему? - нахмурилась Зоя. Она же дала "хамелеонам" подробнейшее описание Арти!
   - Он путешествует инкогнито, - начал оправдываться Карл. - А в лагере все ходили в шлемах с опущенными лицевыми щитками - приказ свыше.
   - Хорошо, - вздохнула Зоя. - Что еще?
   - Войска, как вы и предсказывали, направляются к Кордонке, а оттуда до нас рукой подать, - Карл вздохнул. - До реки им еще идти примерно двое суток. Там планируется поставить лагерь.
   Зоя потерла виски. Все, как и говорил Советник.
   - Численность? - перебила капитана принцесса.
   - Яд убил сотню, - спокойно отозвался Карл. - Мы подмешали еще в общий котел, а так же подожгли палатки командиров. Это еще примерно столько же. "Каратели" нападают только на малые группы: не больше десяти человек. За сутки они совершили вылазок семь: еще человек пятьдесят. Итого почти три сотни.
   Зоя вздохнула. Мало! Булавочный укол.
   - Наши потери? - затаив дыхание, спросила Зоя.
   - "Хамелеоны" уцелели все, - улыбнулся Карл. - А из "карателей" трое раненых.
   - Прекрасно! - облегченно выдохнула принцесса. - Еще что-нибудь узнать удалось?
   - Да, Ваше Высочество, - опустил голову капитан. - Каган догадался, что ему уже противодействуют, - Зоя грустно хмыкнула: не так уж это и сложно! - И посчитал это отказом от сотрудничества. Теперь его люди начали убивать всех, кого встретят не под командованием человека, носящего отличительный знак.
   М-м, да! Основные силы степняков сейчас спускаются по заросшим склонам гор и втягиваются на лесные дороги южной части баронства Комин - места тут малонаселённые. Войско и обозы растянуты и уязвимы. Пока они движутся не туда - препятствовать им не следует, тем более что впереди их ожидает новая обманка.
  
   ***
  
   К вечеру армия кагана оказалась севернее болот, а не восточней. Основные силы миновали ущелье, ведущее с плоскогорья на равнину сквозь последнюю гряду скалистых возвышенностей и отклонились правее, чем им следовало бы. В середине этого сужения на скалах затаились заболотцы. Едва показались последние повозки обоза, Зоя негромко спросила капитана "карателей":
   - Все готово?
   - Да, Ваше Высочество, - кивнул тот, с ненавистью глядя на приближающегося врага.
   Вчера нукеры кагана вырезали целую деревушку. Мужчины, женщины, дети - не выжил никто. А на воротах алым блестела надпись: "Ваша судьба - смерть".
   Все больше на дорогах встречалось трупов коминцев и заболотцев. По пути в ущелье "каратели" нашли мертвую Анну с отрядом "шептунов".
   Решимость уничтожить Арти горела в глазах каждого мужчины, каждой амазонки. Заболотцы будут стоять до конца, следуя приказам принцессы. Десятницу Анну любили многие. А в ее отряде были сыновья и отцы, дочери и матери других бойцов. И их родственники поклялись отомстить.
   - Как только замыкающие поравняются с нашими людьми, начинайте скидывать камни, - приказала Зоя.
  
   ***
  
   Под камнепадом полегло почти два десятка возниц, а главное, осадные машины получили повреждения. Вот только радости в глазах не было ни у кого. Люди жаждали крови воинов.
   "Слишком мало!" - крутилась в голове у людей одинаковая мысль. Один молодой "каратель" рванул было вниз, но Зоя удержала его:
   - Возможность убить их у нас еще будет, - тихо сказала она. - Но сейчас мы должны двигаться дальше. Наша цель не их жизни, а время.
  
   ***
  
   Не двое, а четверо суток удалось выиграть за счёт направления армии кагана по ложному пути. Речка Коминка к которой вышли основные силы оказалась в этом месте похожа на Кордонку, и в лесу уже застучали каменные топоры, когда степняки, наконец, разобрались, что головная застава пропала, а течение идёт не слева направо, а наоборот. А теперь представьте себе, каково это, развернуть на узких лесных дорогах многотысячные отряды! Некоторое время отняла разборка завала в ущелье и засеки на правильной дороге. Так по жбанчику, по ковшику и набирались нужные для подготовки к встрече врага дни.
   Вестей от Базиля не было, и это, скорее добрый знак. Верила Зоя в то, что её царственный простолюдин не теряет на капли из отвоёванного её усилиями времени.
  
   ***
  
   - Амазонки на тримаранах продолжают обстрел врага, - докладывала одна из "хамелеонов".
   Зоя кивнула девушке и вернулась к столу. Сегодня гонец принес послание из дома. Королева писала, что она объединила свои силы с несколькими отрядами, подоспевшими из Большого Королевства, и собирается напасть на вторую часть армии кагана, оставшуюся в лагере, неподалеку от крепостных укреплений, защищающих проход через горы в Амазонию с севера, то есть там, где она не так давно побывала с Ларой и Марой.
   Зоя бегло описала матери сложившуюся в их краях ситуацию - основные силы степняков вышли к реке Кордонке и принялись за наведение переправы. На большую писанину не хватало времени: каждые полчаса приходил кто-то из "хамелеонов" с докладом с места военных действий.
   Зоя не приближалась к месту событий, оставаясь в тылу. Все-таки с последними изобретениями мужа она почти не работала, так что в бою от неё немного проку. Она сейчас мозговой центр обороны на последнем рубеже.
   У них всего четыре скоростных катамарана с установленными на них миномётами. Они обстреливают места, в которых работают мостотроители.
   - Враг отошел от берега! - влетел в кабинет очередной гонец. - Амазонки больше не могут атаковать! Степняки подтащили катапульты и забрасывают русло булыжниками. То есть вместо огромных глыб кладут в чашку груду камней и швыряют их в наши кораблики. Два уже затонули, а один ушел с повреждениями
   - Отзывайте их, - вскочила принцесса. - Пусть оставляют патруль и возвращаются! Передайте воинам, чтобы скорее отходили на юг вдоль кромки болот, пока не соединятся с людьми герцога, - Зоя на секунду задумалась, потом продолжила, протягивая гонцу письмо. - Отвезите послание моей матери.
   Гонец с поклоном взяла пакет и выскочила из шалаша.
   А Зоя, вздохнув, побежала к тропе, по которой обычно ходили патрульные.
   - Начинается! - крутилась в голове навязчивая мысль. - Их чудесная оборона, насыщенная самым совершенным на планете оружием, позволила выиграть от силы четыре жбана времени - пока противник не подтащил осадные катапульты.
  
   ***
  
   Она рассчитала правильно. Здесь, на вьющейся в прибрежных кустах тропинке, собрались все, запыхавшиеся и прихрамывающие, раненые и уцелевшие. Не хватало нескольких "хамелеонов" и их командира Карла. Скорее всего, этих людей не смогли оповестить, потому что: а где их разыщешь? Жаль, что не назначили раньше сигнала к отходу, хотя бы ракетой. Они многого не успели. Вот ведь готовились, готовились, а как пришла нужда - и...
   Раненых отправили в Болцк последним уцелевшим тримараном, а сами заторопились в сторону дороги на Амазонию. Конница неприятеля уже переправляется, и на пути у неё больше нет ни естественных препятствий, ни крупных сил. Скорее всего, всадники их опередят, и тогда придётся дорого отдать свои жизни в открытом бою. Но пока есть надежда соединиться с группой Базиля, следует спешить. А правее, в глубине берега уже слышен конский топот и молодецкий посвист. Кавалерия пошла.
  
   ***
  
   Соединится с отрядом мужа принцессе не удалось. Жаль, три десятка опытных бойцов ему бы не помешали. Но не судьба. А он явно что-то новое отчудил. В этом месте ширина покрытого травой пространства между берегом и горной кручей составляет около шести тысяч шагов. На одном из пологих холмиков посреди этой слабонаклонной поверхности и встал он с несколькими десятками воинов, огородив вершину наклонёнными от центра толстыми брёвнами, из которых даже затесать наостро успели не все. То есть, от конницы защитился, а сам ведёт стрельбу из миномётов по любым группам неприятеля, что появляются в поле зрения.
   Тревожно стало Зое. Очень уж уязвима позиция и малы силы у любимого. Степняки пока его обтекают, держась подальше, но это ещё не основные силы. Хотя, а вот и они тут как тут. Переправились, собрались и подошли. Видны и алые цвета - значит, главарь прекратил своё инкогнито и возглавляет поход. Застучали огромные барабаны, взметнулись бунчуки - палки с конскими хвостами, которыми, то ли знаки друг другу подают, то ли отмечают места подразделений на поле боя. И огромная масса всадников начала собираться в плотный строй.
   Тем временем несколько передовых сотен всё-таки попытались атаковать позиции герцога, но безуспешно. Лошади частично заупрямились, частично замедлились при виде торцов брёвен, направленных им в грудь. Или это всадники замешкались? Перестреляли их из-за стены щитов, до которых они так и не добрались. А взрывы мин перестали находить себе цели. До дальних не долетали, а ближних перелетали. На средних дистанциях никого не оказалось. Возникла пауза.
   Скорее всего, оставлять такую занятую противником позицию вблизи пути следования войск и обозов каган не станет. Атаковать же горстку бойцов корпусом из многих тысяч всадников - тоже не дело. Видно как скачут гонцы, передавая распоряжения, и вот масса войск пришла в движение, но не вся сразу, а словно волна её всколыхнула. Вот мчатся верховые не плотной группой, а пятёрками, и, едва заскакивают в непростреливаемую минами зону, четверо спешиваются, а пятый уводит лошадок. А оставшиеся воины прикрываясь щитами сходятся всё плотнее и плотнее, образуя подобие черепахового панциря, стягивающегося вокруг холма.
   А мины рвутся среди тех, кто спешит к месту событий, время от времени валя кого-то из седел.
   Вдруг степняки разом отбросили щиты и пустили стрелы из луков. По высокой траектории они, туча за тучей сыплются на занятую заболотцами вершину холма и спустя буквально пару минут отстрелявшиеся воины с дубинками в руках хлынули на холм. А навстречу - огненная стена, да такая, что просто пожирает всё на своём пути. Это, вырвавшись из торцов брёвен, потоки пламени клубящимися языками накрыли атакующих. Вопли, метания - жуткая картина смерти. Даже в группе, окружившей кагана, всё замерло от ужаса. Несколько мгновений и тысячи человек сгорели словно соломинки.
   По равнине во все стороны мчатся лошади. А миномёты вдруг начали достреливать и до того места, где стоят резервы.
   Нет, закалённые в боях и походах тысячи не запаниковали, а стали отступать в полном порядке выходя из-под обстрела. Насколько Зоя помнила, там вдоль ручья хорошее место для разбивки лагеря, потому что рядом имеется и вода и легко найти дрова. А день явно клонится к вечеру. Тревожно за Базиля - как-то пережил он обстрел, уж очень густо их накрыло стрелами.
   Ага, алые одежды личной охраны степного владыки пропадают из поля зрения, только разъезды ещё кое-где видны, да по-прежнему стонут и корчатся сотни обгоревших людей вокруг одинокого холма посреди равнины.
  
   ***
  
   Прошло с полчаса, и вдруг, уже в сумерках полыхнуло в той стороне, где скрылся неприятель. И ещё раз. И снова, и снова. Спутники принцессы и она сама, как затаились в зарослях у кромки болота, так и просидели там, наблюдая картину развернувшихся перед ними ужасных событий. Да уж. Несколько мгновений - и Арти потерял сразу несколько тысяч отличных бойцов - это не несколько сотен раззяв и лопухов, которых смогли отправить на тот свет самые искусные воины и воительницы из её отряда за несколько дней.
   А ведь каган снова всех перехитрил. Как-то так сумел сманеврировать, что никакого серьёзного сопротивления на пути его армии просто не ожидалось. Если бы не Базилюшка с его огненной затеей, шли бы сейчас одетые в тяжелые брони всадники по дороге на Амазонию. Вот кто оказался предусмотрительней. И ведь сумел так подманить неприятеля, что тот сбился в кучу именно там, где приготовлена для него жаркая встреча. Посреди чистого поля. Точно! Ручных гранат против атакующих в пешем строю степняков не применяли, чтобы не мешать накапливаться на исходном рубеже для атаки.
   Как ни хотелось броситься на опалённый со всех сторон холм, чтобы разыскать любимого, убедиться в том, что он уцелел, но долг воительницы заставил Зою повести свою группу левее, туда, где лагерь противника время от времени освещался ужасными вспышками. Надо попытаться воспользоваться результатами возникшей там неразберихи, тем более, что люди её успели немного передохнуть.
  
   ***
  
   Про то, что происходило в лагере войска кочевников, рассказали "хамелеоны" Карла. Пожилой десятник, после того как Зоя увела основные силы, продолжал со своими людьми выполнять боевую задачу - следил за перемещениями неприятельского полководца. Он и поведал о том, что в сумеречный час, когда котлы с ужином забулькали над бивачными кострами, из-под земли вспухли огненные облака, накрыв пламенем округ в сотни шагов. Происходило это не одновременно, с произвольными интервалами времени, но людей пожгло много, распугало лошадей и превратило готовящийся ко сну лагерь в настоящий кошмар.
   На этот раз крепко досталось и алым - личной гвардии предводителя, да и сам шатёр главаря накрыло, так что Арти выскочил оттуда кашляя и отплёвываясь. Сильные руки поддержали его, плеснули в лицо воды из фляжки, и отвели в безопасное место, где связали и заткнули рот кляпом. Хамелеоны быстро сориентировались и рискнули. Две амазонки сгибаясь под тяжестью шеста, на котором словно свиная туша висел пленный, порысили к болотам, а остальная часть группы прикрывала отход. Вот на них и навалились пришедшие в себя телохранители. Хорошо, что группа принцессы подоспела и во всём разобралась - алые одежды гвардейцев позволили отличить своих от чужих.
   Длинные дубинки и копья с костяными наконечниками, ситалловые мечи и тяжёлые каменные топоры - всё это с треском ударило в щиты и пластины доспехов. Одна из девушек разила рапирой, делая точные смертельные выпады. Тенькнули три арбалетных тетивы, грохнула ручная граната. Зоя ушла с линии удара топора и дотянулась кистенём до нападающего, но грузик скользнул по конусу шлема и отскочил то плечевой пластины, зато посланный вперёд левой рукой лёгкий щит-пельта попал гвардейцу в лицо.
   Отклонилась, пропуская жало длинного копья, и снова кистенём угодила в локоть держащей его руки. И опять кромкой щита вперёд. Куда-то попала. Тут же толчок справа чуть не сбил её с ног, еле успела отскочить, чтобы не быть придавленной тяжелым телом. "Хамелеоны", вступившие в сражение без щитов или копий в этой сшибке долго не продержались бы, а тут вооружились трофеями и даже сомкнули ряд. Противник поступил аналогично и в то же мгновенье в его рядах стали взрываться ручные гранаты.
   Снова тенькнули тетивы арбалетов, это три девушки, сохранившие ясность мыслей, деловито выполняют кровавую работу из-за спин отчаянных драчунов. А вот они допятились и до зарослей, оставив череду неподвижных тел по дороге. Грузовые катамараны уже подошли, привлечённые поданными с берега сигналами, а на преследующую их группу гвардейцев наваливаются из темноты мужики с заряженными арбалетами - резиновыми и пороховыми. Это же мастеровыё, что сидели на холме с её Базенькой!
   Короткая расправа - против этого оружия ни латы, ни щиты не спасают. И, кроме того из палки, что в руках одного из пришедших на помощь людей, вырывается струя пламени, от которой кочевники просто шарахаются - свежи еще в них воспоминания о недавнем кошмаре. Где-то справа мелькнул Базиль, с подошедшего судна перекинули сходень через топкую полосу прибрежного грунта, внесли раненых, размещая их на корабликах, приставших к первому. Поспешная посадка, отчалили. Никого из своих не оставили. Да, поредело их воинство, и до этого немногочисленное.
  
   Глава 21 Шапочный разбор.
  
   О том, что десятник Карл оставил на восточном берегу болот несколько "хамелеонов", Базиль узнал только тогда, когда от них поступил обстоятельный доклад, который, после сравнения с письмом, доставленным Зое от её матушки, дал полную картину событий.
   Итак, после отхода остатков заболоцкого воинства всполошённый лагерь степняков через какое-то время успокоился - обожженных добили свои же товарищи, чтобы не слышать их стонов, подчинённые нашли командиров и под их руководством устремились к переправам через Кордонку. Те, кто замешкался, попал в лапы к горцам, которые подоспели, едва стало понятно, что вместо тяжелого боя с многочисленным войском их ожидает лёгкая пожива, которая на проверку, оказалась ещё и изрядно "поджаренной". В кутерьме даже обоз удалось слегка пощипать.
   Тем не менее, отход не был паническим бегством, по крайней мере, многие подразделения сохранили порядок. Сюрприз ожидал неприятеля в том самом ущелье, в котором Зоины "каратели" несколько дней тому назад устроили камнепад - здесь их встретило войско Амазонии при поддержке армии Большого Королевства. Они незадолго до этого атаковали лагерь кочевников, что оставался около перевала и с удивлением убедились в том, что он пуст. Несколько сотен человек, создавали лишь видимость активности, разжигая костры и перемещаясь между пустыми шатрами.
   Поняв, что обмануты, воеводы объединённых сил со всей возможной скоростью выступили вслед ушедшей орде, и вот теперь передовые отряды сошлись в узком месте. Началась сеча, в военной науке именуемая "встречный бой", когда подразделения вступали в битву по мере того, как подтягивались к месту событий. Обе стороны оказались вынуждены начинать сражение прямо с марша, то есть, не в лучшем состоянии, и исход дела никак не решался, но тут опять со стороны гор подошли горцы и навалились на степняков с правого фланга, а заболотцы умудрились запалить деревянные мосты через Кордонку, что ни в малейшей мере не повлияло на соотношение сил, зато изменило настрой в армии агрессора. Людей, недавно познакомившихся с огнём, в его рядах было много.
   Вот в этот момент и возникла паника, чему особенно способствовало то, что отсутствие кагана к этому моменту стало достоянием гласности - старшие военачальники уже начали свариться за то, кому предстоит возглавить воинство. Кто-то кого-то зарезал, охранники сцепились между собой, а тут опять заболотцы по лесным тропам подтащили миномёты к ущелью и принялись обстреливать один из самых организованных отрядов кочевников.
   Из ущелья показались стройные шеренги щитоносцев Большого Королевства, чуть погодя из-за флангов появились конные отряды, сотни подвижных амазонок с арбалетами взяли под контроль лесные тропы. Организованное сопротивление кочевников было сломлено.
  
   ***
  
   Пленение кагана Арти особого смысла в военном отношении не имело. Насколько Базиль понял, его захватили для того, чтобы мучительно казнить, и именно для этой участи столь тщательно оберегали и лечили - опалило великого завоевателя изрядно. Воинство Заболотья понесло огромные потери. Из той сотни мужчин и женщин, что Зоя увела за Кордонку встречать завоевателей, половина погибла, а из оставшихся еще половина получила ранения. Полста мастеровых, силами которых Базиль готовил кочевникам огненный сюрприз, потеряла треть, и даже экипажи тримаранов не смогли уцелеть после обстрела их камнями из катапульт. Так что к пленнику относились как будущему козлу отпущения.
   Особенно заметно было это в поведении десятника Карла, потерявшего свою любимую. Дочь погибшей Анны Герка тоже поглядывала на Арти кровожадно. А уж Зоя вообще бледнела от ярости при одном его виде.
   Держали узника в каменной постройке привратного сооружения так и не достроенной крепости и стерегли с великой старательностью, шпыняя при каждом удобном случае. Хотя лечили от ожогов и кормили добротно. И вот к Его Высочеству обратился Советник с просьбой позволить ему побеседовать с выздоравливающим. Отказывать хорошему человеку в столь невинном желании ни малейшего намерения у Базиля не было, однако проснувшееся в нём любопытство... в общем, напросился в сопровождающие. Зоя тоже к ним присоединилась. В результате собралась весьма представительная делегация самых высокопоставленных людей герцогства. Как ни крути - почтение к пленному это действо демонстрирует немалое.
  
   ***
  
   - Как тебя звали там, на Земле? - Советник не пытается зайти издалека. Разговор начинает с прямого вопроса.
   - Артём Завадский. Доцент истфака Красноярского университета. - Такой же прямой ответ. - Даже имя себе переделывать не пришлось.
   - Насколько я понял, ты немало времени посвятил изучению опыта Чингисхана.
   Зоя с Базилем непонимающе переглянулись. "Потом, - шепнула амазонка, открывшему было рот мужу. - Не стоит прерывать допрос"
   - Немало, - согласился узник.
   Герцогиня задумчиво рассматривала пленника. Когда она впервые увидела его, тогда в лагере, в окружении сообщников, то испытала странную смесь страха и восхищения. Арти казался ей величественным, сильным и умным полководцем... нет, врагом.
   Сейчас же амазонка видела лишь жалкое подобие того уверенного в себе властителя. Говорят, человека можно познать в минуту краха всех мечтаний. Сильный никогда не сдастся, не отступит от своих убеждений. А вот слабый сразу поверит в провал и растеряется.
   Арти же оказался слабым - он даже не пытался скрывать этого, отвечая на любые вопросы Советника.
   - И ещё мне помогло то, что я с детства занимался фехтованием. Можно сказать, попал в условия, к которым был неплохо подготовлен, - и тут бывшего кагана словно распечатало. Он принялся рассказывать, не дожидаясь вопросов, полностью погрузившись в воспоминания. - Меня зашвырнуло в степь из турпохода с палаткой и спальным мешком, котелком и запасом продуктов. Так что до стойбища я добрался легко. А там меня ограбили и сделали рабом. Заставляли собирать кизяк, отчищать от сажи грязные жирные котлы, кормили объедками, а вместо одежды, которую отобрали, выдали старую шкуру. Издеваться надо мной считалось доброй шуткой. Комок каши, что я соскребал со стенок горшка, обязательно оказывался пересоленным, а если кто-то проходил мимо меня, когда я спал - то обязательно пинал, - Арти болезненно скривился, но продолжил рассказ.
   - Вскоре мужчины ушли в набег на соседнее стойбище, а я украл коня и сбежал. Один джигит напал на меня, но палка в моих руках оказалась быстрее, чем в его. Так я обзавёлся одеждой, утварью и заводным конём. Правда, пользоваться луком также искусно, как местные жители научиться у меня не получалось, но иногда удавалось что-нибудь подстрелить. Хотя, значительно больше пищи я добывал, грабя или воруя, - злобно ухмыльнувшись, добавил Арти, заставив всех присутствующих брезгливо поморщиться.
   - Потом встретил такого же, как и я, джентльмена удачи - он был местный, из разорённого стойбища. Потихоньку к нам присоединялись люди и уже через год я водил три десятка отчаянных головорезов. Богатая добыча доставалась нам часто, потому что действовали мы стремительно, а щедрость к подчинённым очень способствовала укреплению их верности. Поначалу нелегко было поддерживать дисциплину, приходилось бороться со строптивцами самыми жёсткими методами, но, поскольку любое единоборство с применением оружия я надёжно выигрывал за счёт техники фехтования, то любители бузить отсеялись быстро, а остальные охотно подчинялись за твёрдую долю от добычи, - Арти самодовольно усмехнулся.
   - Собственно, дальше воинство моё увеличивалось, прирастая теми, кто предпочитал присоединиться к будущему победителю до того, как прольётся кровь. Я нападал на племена, ослабленные междоусобицей, и присоединял их к своему улусу стойбище за стойбищем. Силы мои росли, и чем дальше, тем сложнее было находить в степях добычу, потому что не станешь же грабить людей, которые и так платят дань в твою казну. А большое войско требует для своего содержания богатой добычи, ведь снаряжение даже одного всадника стоит целое состояние. А ещё этому всаднику нужна добыча. Поэтому мне пришлось завоёвывать не только степи, но и города ремесленников, страны, где селились земледельцы, - сменив тон на совершенно безучастный, продолжал Арти.
   - Война, и сопутствующий ей грабёж, оказались неотъемлемой частью созданной мною системы государственного устройства. Я подкупал военачальников неприятеля или щедрыми посулами сманивал на свою сторону целые отряды, а когда встречал яростное сопротивление, то на его преодоление прежде всего расходовал подразделения, сформированные из предателей. Все эти приёмы давно известны на Земле, а в силу рода деятельности я был с ними знаком, потому, что история нашего мира, это история войн, грабежей и предательств, измен и подлости. Ведь воина представляют как человека высокой чести не просто так, а исключительно для того, чтобы в нём возникло чувство превосходства над быдлом, которое не зазорно грабить или принуждать к работе на себя потому что оно не понимает чувства долга.
   Арти остановился и посмотрел на собеседников. Брезгливые взгляды, вот что вызвало его повествование.
  
   ***
  
   На следующий день пленника нашли в камере мёртвым. Кто-то подсыпал яду к нему в еду. Разбираться с этим Базиль не стал, он и сам был не прочь сделать то же самое.
  
   ***
  
   Стройка Тропинина началась. Подземный городок на восточном краю болот у начала тропы на Амазонию возводили без поспешности, но дело продвигалось быстро. Герцог лично руководил работами, уделяя особое внимание светозаборным колодцам, которые выстраивались ровными рядами. Дело в том, что армированные ситалловыми прутьями бетонные балки и плиты позволяли ставить несущие колонны с шагом до девяти шагов, благодаря чему внутренние помещения оказывались просторными. К тому же принятая сразу планировка с размещением жилых комнат во втором, верхнем этаже, а остальных помещений под ними, создавала отличные перспективы для устройства таких удобств как водопровод и даже канализация.
   Заранее продуманные системы отопления, вентиляции и освещения тоже обещали оказаться удачными, только хотелось самому присмотреть за тем, чтобы нигде не было отступления от замысла. А рабочих рук прибывало. Люди потянулись в Заболотье.
   Советник легко разделил их на две основные группы. Одни - шпионы соседних володетелей, которым поручено разузнать секреты здешних новинок. Другие - просто искатели знаний. Естественно, что и тех и других, прежде всего, использовали на затаскивании грунта на кровлю будущего большого дома, замешивании раствора и подноске камней для кладки стен.
   А тем временем в мастерских научились получать стеклянную нить значительно быстрее и однородней, чем, когда пытались укрепить ею ствол миномёта. Удалось даже соткать из этой нити полотнища, правда, перед этим сами волокна пришлось спрясть. Полученную стеклоткань попробовали пропитать тугоплавким клеем и получили листы замечательной прочности. Лодочный мастер тут же попытался обтянуть новым материалом корпуса своих изделий, но мучился он с неподатливыми пластинами недолго - начал формовать их на шаблоне сразу поверх шпангоутов и стрингеров таким образом, что у него получалась готовая корка обшивки.
   Ещё стеклоткань пропитывали каучуком и вулканизировали его, получая материалы разной степени упругости. Продолжались работы с ситаллами - много ещё оставалось неиспытанных рецептур. Базиля же заинтересовала новая для него проблема.
   Мельница работала только тогда, когда дул ветер. Здесь в вытянутой с юга на север долине штиль случается редко, но всегда не вовремя. А как заставить силой сгорающего топлива вращать вал - вот такой вопрос и пришел в голову Его Высочеству. Первая же мысль - использовать водяное колесо, подавая воду наверх струёй из обычного лодочного двигателя, что стоят на тримаранах, показалась перспективной, и он уселся за расчёты.
   В связи с завершением событий прошедших недель, после разгрома армии кочевников в душе молодого герцога поселилось спокойствие. Угроза вторжения с севера, довлевшая над Заболотьем в последние годы, миновала. А впереди его ждали открытия и изобретения, успехи или огорчения, радости и неудачи не связанные с опасением за собственную жизнь или судьбы близких людей.
   Базиль улыбнулся. Постепенно жизнь налаживается, движется вперед. Что ждет юного герцога через два месяца? Через два года? Время покажет. И почему-то верится в хорошее.
  
   Эпилог
  
   Три года спустя.
  
   По коридорам университета пробежал легкий сквозной ветерок. Чуть растрепал волосы припозднившимся студентам, поиграл с мягким ворсом ковра, постучался в закрытые окна....
   Где-то вдалеке хлопнула дверь кабинета. Все замерло. Казалось, шелест ветра был единственным звуком в затихшем здании. Когда идут лекции и лабораторные работы, вне аудиторий пустынно и безмолвно.
   Внезапно раздался врыв. Где-то невдалеке послышался звон разбиваемого стекла, с громким треском дверь одного из кабинетов вылетела, врезаясь всей своей плоскостью в противоположную стену.... Нет, занятия не прервались и встревоженный люд не повалил изо всех помещений, толпясь и расспрашивая друг друга о случившемся. Только пожилая уборщица прокатила тележку с ведрами, совками и метёлками туда, откуда ощутимо тянуло кисловатым дымком. Не первый раз. И не последний.
  
   ***
  
   - Идиот! - рявкнул герцог Болоцкий, ректор Тропининского университета, поднимаясь с пола.
   Кабинет неорганической химии, бывший когда-то большим, светлым и прекрасно оборудованным помещением, представлял собой жалкое зрелище. Повсюду валялось битое стекло, разорванные книги, поваленные стеллажи и парты. На одной из стен тлел плакат. Кажется, таблица растворимости солей.
   К счастью, колбы с реактивами не пострадали. Огнеупорное ударопрочное стекло - последняя разработка лаборатории конструкционных ситаллов - не подвело. Вот одна из склянок, заброшенная ударной волной на шкаф, скатилась и запрыгала по полу, словно резиновый мячик.
   Студенты, отделавшиеся лишь синяками и ссадинами, медленно выбирались из-под обломков парт, потирая ушибленные места, и злобно косились на виновника взрыва.
   Тот же стоял, уныло опустив голову и рассматривая покрытые копотью руки.
   - Ты что смешал, остолоп? - продолжал ругаться ректор. - Неужели перепутал реактивы?!
   - Нет, сударь, - окончательно стушевался тот.
   - Может, я просто плохо объяснил задание? - ядовито поинтересовался Базиль.
   - Нет, сударь, - пролепетал нерадивый студент.
   - Тогда в чем дело, Дени? - чуть смягчился ректор.
   - Подобной реакции не было в задании, но и вы не сказали, что она опасна, - чуть увереннее сказал Дени, робко посматривая на учителя. - Мне стало интересно. Тем более взрыв произошел далеко не сразу! Процесс развивался некоторое время, прежде чем выйти из под контроля.
   - Да? Что, реакция распространялась по реагентам после смешивания постепенно? - тут же заинтересованно подался вперед ректор, но, поймав насмешливый взгляд своих студентов, осекся. - Поговорим об этом позже, в моем кабинете, когда ты, Дени, уберешься здесь.
   Развернувшись, ректор стремительно вышел в коридор, едва разминувшись с тележкой приборочного инструментария, доставленного техничкой.
   "Надо бы придумать более прочную бумагу, - думал он, направляясь к своему кабинету. - И что же, черт возьми, заметил Дени?!"
  
   ***
  
   Задумчиво петляя по коридорам Университета, Базиль кивал на приветствия студентов и все никак не мог отделаться от мысли, что отработку команд "Ложись" и "Беги" со студентами надо продолжать отрабатывать не менее старательно, чем это делалось до сих пор. И что он ректор лучшего учебно-исследовательского учреждения всего мира мало времени уделяет систематизации и публикациям результатов исследований.
   Конечно, должность эту он занял, едва только закончилось строительство, то есть почти два года назад. Но ощущал себя скорее студентом, чем преподавателем. Его больше интересовали эксперименты, чем учебный процесс. Поэтому преподавал он только один предмет - химию.
   Базиль все так же продолжал ставить опыты, выискивал закономерности в полученных результатах и обобщал результаты работ всех лабораторий. Случалось - делал новые открытия. Его изобретения стали одними из самых скупаемых товаров на мировом рынке. Тримараны, например, сделались уже почти общественным транспортом в городах, которые частенько располагались на берегах рек, озер и морей. Герцог Болоцкий очень гордился этими достижениями. И университет, возникший как будто сам по себе оттого, что в Тропинин съехалась толпа пытливой молодежи, не испытывал недостатка в средствах. Опять он не прогадал!
   Мало того, что сюда приезжали поступать со всех концов света те, кто тянулся к знаниям, но и благодаря собравшимся светлым головушкам преподавателей и мастеров, а часто и студентов, Заболотье поставляло много новинок. Например, на механическом факультете отработали отличные очень точные часы с маятником длиной два шага, которые Советник почему-то назвал "кабинетными". А сейчас завершались испытания двигателя для морских нашивов.
   Единственное, что жутко раздражало Базиля - так это бумаги. На его столе всегда лежала довольно приличная кипа документов, требующих рассмотрения. А что делать? Ректор, все-таки. Да и, в конце-то концов, порядки эти он сам завёл. Вот декан старательского факультета прислал отчёт об экспедиции в верховья Коминки, или с электрофака поступили чертежи электрофорной машины. А к ним - требование на фунт драгоценной меди, для постройки нескольких образцов. Записка из древохимического отделения о неудаче с двухкомпонентным клеем - разбухает в воде.
   Едва закончил с бумагами на сегодняшний день, как в дверь его кабинета негромко постучались.
   - Заходи, Дени! - махнул рукой Базиль, доставая из ящика стола специальные перчатки и снимая с полки стеклянный шлем.
   Молодой парень-второкурсник, пожалуй, лучший на всем потоке, тихонько проскользнул в кабинет. Именно благодаря любопытству, а порой и реальной помощи Дени Базиль и обнаружил зависимость скорости окисления некоторых веществ от концентрации отдельных видов примесей.
   - Идем, - дружелюбно произнес ректор, кивая на неприметную дверь в свою личную лабораторию. - Покажешь, что ты делал и что хотел получить.
  
   ***
  
   Наблюдая за падением в грязь очередного претендента в армию Заболотья, герцогиня Болоцкая покачала головой. И где Советник вообще достал таких неумех?
   Полосу препятствий Зоя разрабатывала лично, да и за отбором всегда следила сама. Происходило сие действо раз в четыре месяца, после окончания первичной подготовки предыдущего набора. Этого времени вполне хватало на обучение, тем более что "с нуля" герцогиня никогда никого не принимала. "И правильно делала!" - одобрительно ворчал Советник. Научилась на неприятном опыте.
   Обычно группа состояла из десяти-пятнадцати человек, прошедших полосу препятствий. В этот же раз герцогиня с горем пополам наскребла восемь "воинов". Полностью задания не выполнил никто. Самый перспективный провалился на стрельбе из лука (да-да, во время вступительных Её Высочество предпочитала обходиться старыми методами, не доверяя никому новейшего оружия), остальные остановились где-то на середине, не сумев увернуться от болтающихся больших "груш".
   Зачитав список рекрутов, герцогиня хмуро заявила:
   - Слуги отведут вас в казармы. Завтра в девять утра соберётесь здесь. Мастер Ромул начнёт занятия по удару часов. Опаздывать не советую! - кивнула она поступившим и поспешила в замок.
   Едва прикрыла дверь своего кабинета, мечтая хоть немного подремать, раздался вежливый, но настойчивый стук.
   - Войдите! - устало махнула рукой, и постаралась принять бодрый вид.
  
   ***
  
   Зоя забралась в большое мягкое кресло с ногами и вопросительно посмотрела на Советника. После стольких лет знакомства они вели себя друг с другом без особых церемоний: в частности, этот пожилой уже попаданец обычно укладывался на кушетку у стены - так у него не болела спина.
   - Что опять случилось? - зевнула Зоя, устало прикрывая глаза.
   За последние пару дней она спала от силы часов шесть. А все бумаги виноваты! То крыша сборочного цеха протечет, то тримараны не успевают вовремя делать, то повысятся цены на сливочное масло! И кто за всем этим должен следить? Правильно, она, Зоя! Муженек ее дорогой почти все время в университете пропадает, да и от бумаг плюется так, что даже жалко о помощи просить. Приходиться Советника припрягать. Но времени все равно не хватает. Зоя уже начинала подумывать о секретаре....
   - Прибыл гонец от "хамелеонов"! - спокойно доложил Советник, пристраивая жесткую подушку себе под локоть и с видимым удовольствием вытягивая ноги.
   После победы над Арти девушка не стала распускать своих шпионов. Вместо этого она объединила всех под командованием Гертруды и разослала людей в крупные города мира, образуя своеобразную информационную паутину.
   - Что говорит? - чуть напряглась Зоя.
   "Вряд ли что-то хорошее!" - грустно вздохнула она.
   - На севере Амазонии засекли попаданца! - с усмешкой произнес Советник.
   Что ж.... Это, можно сказать, и была основная цель "хамелеонов". Зоя не хотела больше рисковать. Уж слишком эти попаданцы... любят приносить неприятности (да простит Советник!)! Лучше перестраховаться.
   - Надеюсь, он уже на пути сюда? - взволнованно спросила Зоя, стуча пальцами по столешнице. - Что о нем известно?
   - Во-первых, это девушка, - улыбнулся Советник. - Зовут Яковлева Мария, двадцать восемь лет, врач, работала в центральной больнице крупного промышленного города, детей и мужа не имеет. Гонец говорит, что симпатичная.
   - Так, - прервала Советника Зоя. - Попрошу без лишних подробностей! Когда она будет здесь?
   - Думаю, к завтрашнему вечеру, - задумавшись, кивнул мужчина.
   - Что-то еще? - вновь зевнула амазонка, мечтая о мягкой подушке и теплом одеяле.
   - Да, - вздохнул Советник, лукаво улыбаясь. - Ваша матушка изъявила желание посетить Заболотье на следующей неделе.
   - Распорядитесь подготовить покои для нее и свиты, - обрадовалась Зоя. - Закажите поварам лучшие блюда и не забудьте выставить охрану на территории Заболотья вокруг главной дороги.
   - Как прикажите, герцогиня! - Советник, чуть кряхтя поднялся с кушетки и, подхватив внушительную кипу документов, направился к двери.
   Остановившись на мгновенье, он мягко, будто разговаривая с неразумной дочкой, произнес:
   - Отдохни, Зоя. Тебе это сейчас важнее всего.
  
   ***
  
   Попаданка прибыла чуть раньше, чем предсказывал Советник - к обеду. Зою выдернули буквально из-за стола. Благо поесть она всё же успела!
   Советник вообще не любил заставлять людей ждать, пусть перед правительницей и должна была предстать жительница другого мира, которая могла завтра же оказаться на виселице. Хотя, хорошие врачи всегда нужны.
   Мысли в голове правительницы странно скакали, от быстрого шага кружилась голова, даже немного подташнивало. Не задумываясь, амазонка списала легкое недомогание на недостаток сна. Все-таки спать нужно восемь-десять жбанов в сутки, а не два!
   Прибывшая оказалось, действительно, довольно симпатичной женщиной. Выглядела она младше своего возраста - лет на двадцать пять, одета в простое крестьянское платье, длинные русые волосы собраны в хвост, пальцы взволнованно теребили юбку. На лице испуганно блестели голубые глаза, и без того тонкие губы сжимались в полоску, на щеках горел румянец.
   Попросив девушку рассказать историю своей жизни, начиная с момента появления в этом мире, герцогиня полуприкрыла глаза и слушала, иногда задавая уточняющие вопросы. Ничего примечательного. Вышла к людям, поняла, что оказалась в другом мире и худо-бедно устроилась прислугой в придорожном трактире.
   Зое девушка понравилась. Сразу видно, что она скромная и добрая, искренняя, не скрывает своих чувств, но в тоже время не теряется в сложной обстановке, не паникует. Да еще и врач к тому же!
   "Думаю, она может пригодиться!" - подумала амазонка, попутно расспрашивая Марию о том, что и так прекрасно знала. Возраст, профессия, замужем ли была на Земле.
   - Хорошо, - улыбнулась Зоя, вставая с кресла и подавая знак слугам. - Отдыхайте, вам покажут комнату.
   Она направилась, было, к выходу, как от нового приступа головокружения подкосились ноги.
   - Пустите меня, я врач! - услышала крик попаданки и потеряла сознание.
  
   ***
  
   - И давно вас беспокоят головокружения? - был первый вопрос, когда Зоя очнулась.
   Она лежала в кровати в своих покоях, вокруг нее суетилась охрана, дверь подпирал Советник, а на стуле, придерживая холодный компресс на лбу пациентки, примостилась Мария.
   - Недели две, - нехотя призналась Зоя, получив недовольный взгляд Советника. - Что со мной?
   Выросшая воином, она очень дорожила своим здоровьем. И сильно испугалась этого обморока.
   - Пока не знаю, - качнула головой женщина. - Мне необходимо вас осмотреть.
   Зоя кивнула своей охране, мол, все в порядке, можете идти. Те послушно выскользнули из комнаты. Советник не двинулся с места, подозрительно глядя на попаданку.
   - Так осматривайте поскорее! - воскликнула амазонка, кидая на него благодарный взгляд.
   - Как вы себя чувствуете? - спросила Мария, оголяя амазонке живот и грудь. - Подробно опишите ваши ощущения.
   - Голова немного кружиться, - задумалась Зоя. - Тошнит и довольно сильно, спать хочется и... кушать. Мяса... или нет, лучше соленых огурчиков!
   - Все? - серьезно спросила Мария, осторожно ощупывая живот амазонки.
   - Да, пожалуй! - согласилась Зоя.
   В этот момент в комнату вбежал взволнованный Базиль. Зоя ласково улыбнулась мужу. Тот окинул присутствующих обеспокоенным взглядом.
   - Что здесь происходит? - спросил он. - Зоенька, милая, что случилось?
   - Пожалуй, я могу поставить диагноз, - немного неуверенно произнесла Мария.
   На девушку уставились три пары глаз, заставив её покраснеть от волнения. Она еще раз прощупала живот Зои. Посмотрела на нее, перевела взгляд на Базиля и с улыбкой произнесла:
   - Поздравляю вас, сударь, - а потом обратилась к пациентке: - Герцогиня, вы беременны!
   Озабоченность на лице Зои сменилось радостью и счастьем. Она искренне улыбнулась, видя лицо изумленного столь неожиданной новостью мужа. Поймав взгляд жены, он тоже улыбнулся, и выражение лица его стало слегка беспомощным.
   - А там у нас мальчик, или девочка, - спросил он озадаченно, глядя на её живот.
   Дружный смех прокатился по комнате.
  

Оценка: 6.19*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"