Калева Татьяна Григорьевна: другие произведения.

Гнездо Дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    травестия, бурлеск, юмор, фэнтези

  1
  
   Там, где заканчивается Париж, начинается ад...
   Карету подбрасывало на ухабах и выбоинах, она скрипела и шаталась, казалось, что вот-вот рассыплется. Внутри на потертых и видавших виды неудобных жестких сиденьях подпрыгивали двое: недовольный седой старик и девушка с невозмутимо спокойным лицом.
  - Детка, - ворчал старик,- зачем нас несет в эту дикую, забытую богами землю, в этот замок? Вообразила себя Консуэло...
   Девушка даже бровью не повела, продолжая философски созерцать некую абстрактную величину, нарисованную ее воображением на противоположной потертой стене кареты. Старик не успокаивался:
  - Фрида, я с тобой разговариваю..Эге..Кхмм..Ох-хо-хо...
   Его покашливание приобретало все более раздраженные и угрожающие нотки. Но Фрида даже на это не обратила внимания.
   Старик сокрушенно замолчал, поджав тонкие губы, от чего его упрямый подбородок еще больше выдался вперед. На подбородке гордо торчали три длинных седых волоска. Одет он был по моде средневековой Испании: колет, грязноватое, разорванное в нескольких местах жабо, дутые шарами панталоны, чулки со стрелками и дырами, а на ногах красовались стоптанные заляпанные башмаки. Его волосы были невообразимо всколочены и торчали в разные стороны. С тощей шеи, покрытой недельной седоватой щетиной, свисала толстая витая золотая цепь, на которой красовался какой-то старинный золотой орден, в давние времена , видимо, усыпанный драгоценными камнями, но теперь лишь в самой середине его пластины остался исцарапанный тусклый рубин. Орден болтался нелепо и беспомощно, что совершенно не смущало старика, ибо время от времени тот брал этот орден в левую руку и, любовно поглаживая рубин, гордо посматривал на свою спутницу.
   Девушка была юная и красивая, но той неброской матовой красотой, что с первого взгляда даже не заметна. И лишь присмотревшись, человек начинал проникаться скромным обаянием этого чистого и спокойного лица, внимательного серого взгляда и нежной, немного ироничной улыбки. Одета она была в простое без украшений практичное платье темно-зеленого цвета с белыми кружевными манжетами и воротничком, что, в общем, выдавало ее социальный статус, говоря о том, что перед вами гувернантка или распорядительница дома.
  - Фрида, поговори со мной, - требовательно проворчал старик.
  Наконец девушка разлепила губы и невозмутимо произнесла:
  - Я понимаю твое негодование, Гавриил, ты надеялся немного отдохнуть.
  - Да, милая!- Гавриил вскинул косматые седые брови. - Надеялся - это не то слово. Я думал ты наконец угомонишься и останешься в Первом мире, ведь Сам наградил нас после последнего безнадежного дела. Хотя я думал, что Он нас в порошок сотрет.
   Старик многозначительно посмотрел в серые глаза девушки.
  - Что на этот раз подвигло тебя вернуться в мир людей? Мадам Жорж Санд что-то потеряла в Трансильвании?
   - Дорогой ангел, мадам Жорж Санд никогда не бывала в Трансильвании. И дело даже не в мистере Стокере,- тут она весело от души рассмеялась. Потом ее взгляд погрустнел:
  - Нет, это что-то другое. Что-то меня зовет туда.
   Гавриил от изумления вытаращил свои старческие слезящиеся глаза:
  - В своем ли ты уме, детка? Что все это значит?
  
  2
   В пещере было светло. Обставлено со вкусом, словно в светском кабинете какого-то лондонского денди 18 века. Горели свечи в многочисленных канделябрах, рассеивая теплый золотистый свет. То, что это именно пещера , было заметно по каменным ничем не задрапированным стенам да по входу, начисто лишенному какой-либо двери. Посередине импровизированной комнаты стоял перламутровый столик с витыми изящными ножками, по обе стороны которого расположились два роскошных дивана с парчовой серебряной обивкой. Вокруг в элегантном беспорядке были расставлены кушетки, оттоманки вперемежку с маленькими резными комодами, столиками и бюварами. Все это было того изящного стиля, что выдавало в хозяине любовь к роскоши и богатству. На обоих диванах, напротив друг друга сидели два господина. Между ними на столе покоилась шахматная доска с комбинацией, над которой оба господина собственно и застыли, внимательно погрузившись каждый в свои размышления.
   Один из них был грузноватый добродушный ирландец средних лет с красноватым лицом, что выдавало в нем неуемного весельчака и любителя выпить.
   Второй был старым валашским господарем в костюме 18 века странно смотревшимся рядом с костюмом ирландца в духе 19 века.
   Было в этом что-то искусственное и нелепое: эта необычная пара людей казалась выпавшей из времени и пространства навсегда. Иногда они перебрасывались ничего не значащими фразами. Чувствовалось, что эти люди уже очень долго вот так сидят друг против друга, решая эту вечную шахматную комбинацию.
   Вдруг ото входа подуло свежим прохладным сквозняком. Свечи в канделябрах заколыхались, но не погасли. Добродушный ирландец и гордый валашский господарь разом повернули головы в направлении источника того фактора, что враз изменил картину их совместного мира. У входа стоял Вельзевул. Оба внимательно посмотрели на вошедшего демона и , переглянувшись, вместе изменили позы, откинувшись на мягкие спинки своих диванов. Вельзевул медленно и спокойно прошествовал к ним и тяжело опустился в стоящее сбоку от столика с шахматной партией кресло. Кресло заскрипело под демоном, но выдержало.
  - Что ж, господин Влад,- заговорил Вельзевул,- можете не беспокоится, сегодня я собственно не по вашу душу. Я к вам, господин Стокер.
   Вельзевул перевел черный немигающий взгляд на ирландца и замолчал, испытующе глядя тому в глаза.
   Ирландец выдержал взгляд, хотя это было нелегко, молча ожидая продолжения.
   Они уже довольно долго были в Первом мире: ирландский писатель и старый жестокий румынский землевладелец , ставший легендой в родном краю. Древняя привычка к иронии и сарказму Самого соединила здесь успешного романиста и того, кто стал прообразом его самого нашумевшего литературного произведения, видимо, для того, чтобы за вечной шахматной партией да неторопливыми беседами они коротали свое пребывание в аду. А , может, и не для этого...Ибо неисповедимы Его мотивы. Но ясно одно- с тех пор писатель и жестокий господарь поселились вместе в этой пещере, и никто в Первом мире не решился бы сказать, что это была неудачная Его идея.
   - Да, господин Стокер, я к вам,- твердо повторил Вельзевул.
   Стокер невольно поежился от этого немигающего, без всяких эмоций взгляда, потом развел руками в стороны: мол, я слушаю вас. Демон качнул головой, словно отвечая на какой-то внутренний вопрос, затем сменив позу на более вольную, скинув державшее его напряжение, он продолжал:
  - Дело на первый взгляд покажется вам сущим пустяком. Но это заблуждение, должен вам сказать,- демон снова сделал паузу и внимательно всмотрелся в выражение на лице писателя, словно хотел удостовериться, что его слушают очень серьезно. Писатель кивнул в ответ на эту паузу.
   - Одна молодая особа снова выбралась из Первого мира. И снова без разрешения Самого. - изрек Вельзевул. Писатель все еще непонимающе смотрел на демона.
   - Да, конечно, вам сложно понять. Если я скажу, что в прошлый раз эта молодая особа без разрешения вмешалась в очень сложную структуру и чуть не спутала карты Самому, когда пришла пора сменить служителя на посту Харона. Это чуть не потрясло основы Четырех миров. В нашем нелегком деле очень важен баланс. Не мне вам об этом говорить.
   Он снова замолчал. Потом продолжил уже не глядя на Стокера.
  - На сей раз она оправилась в ваш, господин Стокер мир. В замок Брэм, в Трансильванию...К Дракону...
   На сей раз Вельзевул посмотрел прямо в глаза писателя.
  - Но это невозможно, - начал ирландец с ухмылкой.- Дело в том, что замок , конечно, существует. Но Дракула...Это плод моего воображения...Так сказать, вымысел, выдумка миф...
   Он произнес последние слова уже не так уверено, потому как взгляд Вельзевула при этом потоке речи становился все мрачнее и мрачнее.
  - Ошибаетесь! - воскликнул демон и вскочил с кресла...
  
  3
   Ухабы становились все круче и круче. Карета с трудом объезжала ямы и выбоины. Фрида так и сидела безучастно и без движения. Ангел, склонив свою растрепанную голову на жабо, спал.
   Внезапно карета остановилась. От инерции Фриду бросило немного вперед, Гавриил от ощутимого толчка проснулся и стал озадаченно озираться по сторонам. Увидев облезлые стены кареты, досадливо поморщился и , насупившись, выставил седую голову в окно.
   Сгущающиеся сумерки почти скрыли окружающую действительность, но видно было, что карета остановилась перед нависающим уж над крышей огромным темным лесом. Его угрожающее и сырое дыхание чувствовалось уже теперь. Фрида задрожала от промозглого холода.
   - Ну что, Гавриил, вот он Черный лес. Здесь нас должен ожидать экипаж.
  - Экипаж...В своем ли ты уме, дорогая? Зачем мы тащимся в логово Дракона? Ты снова решила ввязаться в самую невероятную историю. У Самого терпение не безграничное!
  - Не ворчи, старичок. Не знаю, зачем, но мне нужно к Дракону.
  - Да, это я уже понял: что-то тебя зовет...- Взгляд Гавриила был весьма красноречив: в нем сквозило явное опасение за психическое здоровье попутчицы.
  - Моя интуиция нас когда-нибудь подводила? - Фрида обернулась к ангелу.
  -Да! Много-много..очень много раз...-сокрушенно покивал Гавриил. - А кто потом выручает тебя? Я да Азазель...Эх, мне не хватает этот прохвоста!
  - Соскучился за демоном, ангел?
   Фрида открыла двери и спрыгнула с подножки прямо в густую темноту.
  -Мадам, -донеслось с козел,- я дальше не поеду.
   В голосе кучера явно слышалась сильная тревога и нервное напряжение. Очевидно, что он хотел избавиться от пассажиров и убраться отсюда восвояси. Он полез на крышу кареты, чтобы отвязать скудный небогатый багаж: пару стареньких потертых саквояжей. Сбросив багаж с крыши, кучер вернулся на свое место, обернулся нетерпеливо на старика, медленно выбирающегося из облезлой кареты.
  - Не торопись, любезный, успеется,- ворчал Гавриил. - Имей уважение к старости. Я со своей подагрой не привык спешить.
   Как только нога старика коснулась земли, рука кучера молниеносно взметнулась, в воздухе просвистел кнут, лошади вздрогнули от удара и взяли с места в карьер. Наши герои стояли и молча смотрели вслед быстро удаляющемуся потрепанному дорожному рыдвану.
  - Подагра? Серьезно? - Фрида с улыбкой смотрела на Гавриила.
   Гавриил насупился и поежился в своем средневековом колете.
   Они стояли посреди дороги вдвоем, у их ног лежали на земле дорожные сумки, над ними нависал мрачный Черный лес, из глубины которого доносились зловещие невообразимые звуки.
  
   4
   Вельзевул в тревоге забегал по комнате. Стокер и Влад удивленно и молча взирали на мечущегося демона.
   - Сам поручил мне это дело. А в Первом мире до сих пор анекдоты ходят, о том, как эта Фрида обвела вокруг пальца Абигора и Асгарота. Им потом в аду появиться нельзя было, их все на смех поднимали. Для меня это дело чести!
   Вельзевул остановился посередине комнаты и вдохновенно выпятил грудь. Его фигура была внушительна: черноволосый и черноусый, высокого роста, длинноногий и длиннорукий, с импозантным брюшком, он был похож на немного потрепанного в боях, но благородного русского гусара, хотя тяжелый темный немигающий взгляд выдавали в нем натуру властную и жесткую, и ясно было, что шутки с ним опасны.
   Демон медленно уставился на своих присмиревших собеседников.
   - Если я Вас правильно понял,- раздался скрипучий голос Влада,- эта авантюристка отправилась в мой родовой замок Брэм? Я должен вам сказать, дорогой сэр, что Вы больше никогда не услышите о ней. Никогда!
   Ухмылка на сухом худощавом лице господаря не оставляла никакого сомнения в том, что он абсолютно уверен в вышесказанном.
   - Уж я то хорошо знаю своих крестьян и наследничков. Все вампиры! Все, как один!
   - О, не стоит недооценивать эту бестию, дорогой господин.
  - Да что же вы так тревожитесь? - веско возразил писатель, вдруг смело передвинув на доске шахматную фигуру.
   Влад тут же бросился зорко всматриваться в новую неожиданную комбинацию.
   Стокер тяжеловато поднялся с дивана, подошел к стоящему неподалеку резному столику со множеством хрустальных графинов, наполненных разноцветными жидкостями, плеснул в хрустальный же стакан чего то темного, острый и пряный запах от которого разнесся по всей пещере. Вельзевул громко глотнул.
  - Я повторяю: не переживайте. Дракона не существует. Это не более, чем старая романтическая легенда. Вашей девушке придется иметь дело с горсткой потомков старинного валашского рода. Да, они весьма гонористые и неприятные, должен вам заметить.
  - О, да!! Я то их знаю! - важно закачал головой Влад.
   - Но я бы не стал за них переживать,- добавил Стокер, отпив изрядный глоток из стакана.- Они сами кого хотите обведут вокруг пальца. Им , знаете, тоже палец в рот не клади. Дракона же нет. И никогда не было. Одного из предков, еще ходившего в Крестовые походы, назвали Драконом за его жестокость. Господин Влад, честь имею - ирландец отвесил господарю ироничный книксен- носил прозвище Сын Дракона. Но это снова потому, что мой ..хм...невольный визави весьма наторел в искусстве истреблять врагов и неугодных , как и его славный батюшка. В родных краях их называли не иначе, как Дьявол да его отродье. Но никакой мистики в этом не было, поверьте.
  - Дракона нет! - твердо подтвердил Влад, кивнув головой. Он наконец придумал новую комбинацию и с триумфальным видом передвинул одну из своих фигур на шахматной доске.
   - Повторюсь, господа, о-ши-ба-е-тесь!
   Данная фраза зависла в воздухе, качаясь и приобретая различные оттенки смысла. Вельзевул снова опустился в кресло, которое в этот раз выдержало молча. Его собеседники, почувствовав, наконец, что дело действительно серьезное, раз один из могущественных демонов не на шутку озабочен, внимательно уставились на него.
  - Вы писатели сами не понимаете, что творите. Когда вы пишете, вы создаете очень сложную ментальную структуру. Она начинает существовать, как отдельный мир во времени и пространстве, но в другом измерении. Но сложность в том, что ваши герои могут развиваться без вашего уже участия. Они выходят из своих структур и бродят потом по Четырем мирам, а наша задача контролировать их. Мы в Первом мире просто терпим стихийное бедствие от них. Фрида- один из таких персонажей. Она развилась внутри своей структуры благодаря ментальному наполнению за счет людей, которые читают ваши книги и начинают что-то анализировать и размышлять. Вот эти размышления и меняют персонажей, давая им необходимые для развития ментальные импульсы. Фрида сумела не просто развиться в рамках структуры, она сумела выйти из своей структуры. Таких персонажей мы называем Странниками Четырех миров. Они самые опасные, потому, что никому не подчиняются. Никто не понимает, что в их головах. Повлиять на них невозможно, они слушают только внутренний голос.
   Демон сидел в своем кресле. Ирландец взял еще один хрустальный стакан, плеснул в него той же темной жидкости, что и себе, подошел к Вельзевулу и протянул стакан ему. Демон взял стакан и отхлебнув из него большой глоток, немного покатал его во рту и с наслаждением, закрыв глаза, проглотил.
   Потом медленно произнес:
  - Да, господа , вот такая история.
  
  5
   Не успели Фрида с ангелом рассмотреть окружающую действительность, как услышали шум подъезжающего экипажа. Это была обычная крестьянская телега, запряженная парой измученных лошадей. На телеге сидел мрачного вида бородатый крестьянин в шапке, надвинутой прямо на глаза. Борода же закрывала нижнюю часть лица так, что невозможно было вообще рассмотреть это лицо.
   - Поехали, господа хорошие! Давайте быстрее! Надоть бы успеть до того, как совсем стемнеет. Хотя, нет, не успеем...- с досадой грубовато бросил крестьянин и, ловко спрыгнув с телеги, подобрал с земли их нехитрый багаж, забросил его в телегу и сам быстренько снова в нее забрался.
   Все это время Фрида со стариком просто стояли без движения, наблюдая за происходящим.
   - Э, любезные, так не пойдет! - снова закричал мужик,- нам надоть спешить! Пошевеливайтесь, господа, я не буду ждать вечность!
   Ангел возмущенно заворчал :
  - Что ты себе позволяешь, мужик? Ты что не видишь, что мы благородные господа? Мы на этом не поедем! Я то уж со своей подагрой точно. - твердо закончил Гавриил, и его подбородок напрягся и вытянулся.
  - Ну, тогда пойдете пешком! - заключил крестьянин.- Потому как ничего другого не будет. Ага.
  - А девушка? Как она поедет в этом? - уже громко возмутился Гавриил.
  Крестьянин философски пожал плечами.
  - Я не стану тут торчать до самого утра...- наконец изрек он и отвернулся, словно прислушиваясь к звукам леса.
   Фрида поняла, что они ничего не добьются от этого подневольного человека, она, высоко подняв свои юбки, полезла в телегу. Гавриил, сердито чертыхаясь, следовал за ней. Не успели они еще устроиться поудобнее, как телега тронулась в путь.
  - Знаешь, Фрида, я с тоской вспоминаю наше прошлое приключение. Думаю, что монастырь нам покажется теперь сущим раем по сравнению с этим.
   Гавриил брезгливо передернул плечами.
   Телега посркипывала и накренялась в разные стороны. Сумерки сгущались. Фрида задумалась, крепко держась за деревянные края.
   Зачем она тащится в эту даль, рискуя разозлить Самого? Им предстояло познакомится не с самым приятным существом, слухи о котором наводили ужас даже на видавших всякое демонов Первого мира, не только на людей или других сущностей, населявших измерения Четырех миров. Но тот, с кем она встречалась еще в Первом мире , явно дал понять, что именно ей необходимо отправиться к Дракону, что он ее ждет. Гавриил , конечно, ничего не знает о встрече со Странником. То, что он именно Странник Четырех миров, она поняла сразу по его одеянию, взгляду, немного отстраненной, словно человек уходит глубоко внутрь себя и оттуда уже, из той недосягаемой глубины, обращается к тебе, манере держаться. На нем был длинный черный плащ с капюшоном, который низко нависал на лицо, поэтому, все, что Фрида поняла об этом загадочном человеке, это то, что он Странник, и то, что он одиночка. У одиночек нет спутников: ни ангелов, ни демонов, как у нее. Он был сам по себе. Он сказал, что только ей под силу пройти этот путь. Что она должна отправиться к Дракону, отвезти ему послание. А когда она спросила, что за послание, он рассмеялся коротким суховатым смехом и сказал, что она обо всем узнает позже. И теперь они с Гавриилом едут в крестьянской деревянной телеге, поднимаясь все выше в горы, а сырой и мрачный Черный лес подступает все ближе и ближе, словно пытаясь захватить их в свою власть.
   Вдруг старик больно толкнул девушку в бок. Она вздрогнула - толчок прервал ее воспоминания.
  - Э! Нельзя ли поосторожнее, дорогой друг? - воскликнула она.
   Но Гавриил даже бровью не повел. Взгляд его был прикован к тому, что происходило позади их телеги. А там из темноты наступали несколько пар немигающих хищных зеленых огней. Телега поехала заметно быстрее, но даже в сгустившейся темноте заметно было , что звери двигаются быстрее, и через минуту настигнут их.
   Сидящий на телеге крестьянин ударил кнутом по изможденным спинам животных, Фрида услышала смесь из молитв и проклятий.
  - Вот, доигрались...- ворчал, повернувшись к ним крестьянин, снова и снова стегая кнутом лошадей,- а я говорил...
  - Это волки...- медленно произнесла Фрида.
  - Если бы просто волки...- послышалось тихое ворчание возницы. - эти зверушки будут похлеще волков. Хорошо, что я кое-что припас. Эй, старик, там под дерюгой моя двустволка, достань и подай мне, а сам бери кнут и садись на мое место.
  - В своем ли ты уме, мужик? Я не могу! У меня подагра! - завопил ангел.
   Но Фрида так на него посмотрела, что Гавриил решил повиноваться.
   У боковой стенки телеги он действительно нащупал оружие, заботливое завернутое в какую-то старую ветошь, извлек его и взвесил на руке. В это время крестьянин перебрался внутрь телеги, взял в руки ружье, Гавриилу пришлось отправиться на место возницы, приняв у того из рук кнут.
   Волки были уже рядом.
  
  6.
   - То есть, вы, уважаемый, хотите сказать, что литературные герои действительно существуют? - вскинул ирландец густые рыжие брови.
   - Да, дорогой сэр! Действительно! Существуют! - торжественно подтвердил Вельзевул,- хотя, слово "существуют" в данном контексте не точно передает суть происходящего. Они, повторюсь, не просто существуют. Они развиваются, выходят из своих ментальных структур и бродят по Четырем мирам. Мы ничего не можем с ними поделать.
   - И эта Фрида, вы сказали..
  - Направляется сейчас в замок Брэм к Дракону.
  - Дракон тоже существует...- медленно произнес писатель.
   Влад сидел неподвижно в глубокой задумчивости.
  - О, Дракон...Как бы вам это объяснить...- демон явно был в замешательстве.- Дракон стал не совсем тем, каким вы его задумали. Он изменился...Очень изменился...
   Последние слова Вельзевул произнес, глядя в одну точку и поглаживая свой гладко выбритый подбородок длинным пальцем с безукоризненным маникюром.
   Писатель медленно подошел к дивану и бессильно, словно ослабев, опустился в него. Повернулся к демону:
  - Расскажите мне о Драконе.
  - Что ж..Слушайте...- Вельзевул сделал несколько глотков из хрустального стакана и приготовился продолжить рассказ. - Ваш харизматичный вампир не смог долго оставаться самим собой в рамках созданной вами ментальной структуры. В нем бурлило много разных энергий. А потом ..эти варвары..люди. Они же запоем читали ваш роман, сходили по нему с ума. А романы -это тоже энергоинформационное поле, оно может меняться под влиянием других энергий. Люди стали писать о вампирах, снимать фильмы. А это порождало очень сильные ментальные эманации в вашем милейшем графе. Он стал притягивать в себя различные энергетические сущности...разные. Они наполнили его до краев , а потом хлынули через край. Он спятил. Он не мог их контролировать. Внутри него образовался Легион. Это мощнейший энергоментальный узел. Мы ничего не успели с этим сделать. Легион очень силен. Уничтожить его невозможно. От вашего Дракулы, по сути, осталось одно воспоминание. Легион полностью подчинил его личность себе. Мы сумели только локализовать проблему, изолировав Дракона.
   Влад и Стокер сидели неподвижно. Они пытались переварить эту информацию.
   - И какой этот Дракон?
  - Дракон пренеприятнейший, скажу я вам. Никакой романтики.
   Вельзевул сидел , откинувшись на спинку кресла и крутил в длинных пальцах пустой хрустальный стакан.
   - Сам закрыл его в замке на краю Четырех миров. У него там свой мир, но его энергетические ментальные нити пронизывают все Четыре мира , словно струны. Если порвать хоть одну - тонкий настроенный уже сотню лет баланс нарушиться и Легион хлынет по всем мирам. Что он наделает, можно лишь догадываться.
  - Если я вас правильно понял, то Дракон состоит из множества энергетических сущностей, которые называются Легион. И вы с этим Легионом справиться не можете?
   С сомнением во взгляде задумчиво пробормотал Стокер.
  - Да, дело приблизительно так и обстоит. Если баланс нарушиться и Легион сможет вырваться из Дракона, то нас ожидает катастрофа. - Утвердительно кивнул демон. Он уже успокоился. Поставил, наконец, пустой стакан на столик и, вытянув длинные ноги в нарядных блестящих туфлях, откинув голову на спинку кресла и прикрыв глаза, похоже было, готовился вздремнуть. Влад с ирландцем переглянулись.
  - Я так понял, что этот Легион как-бы..э...корень зла. Правильно?
  - Нет! Не правильно! - вдруг совершенно неожиданно оживившись, Вельзевул снова вскочил и нервно зашагал по комнате. - Нет никакого зла!
   -То есть, как это? - удивленно в один голос воскликнули Влад и писатель.
   - Так это! Нет никакого зла! Эти сущности - это чистая сублимированная ментальная энергия. Она не может быть доброй или злой сама по себе. Но без надлежащего контроля эта энергия может превратить Четыре мира в полный хаос. Творческая энергия не может быть злом! Зло - это невежество, зависть, тщеславие и чванство. Именно из-за этого все беды.
   Ирландец задумчиво уставился в одну точку.
  - А мой Дракон...
  - Дракон - носит Легион в себе. Легион зацепил ментальными струнами все Четыре мира. А мы держим Дракона на цепи. Вернее, в замке. А теперь еще эта Фрида. Девчонка держит путь в его логово. Зачем? Хотел бы я знать...
   - Я знаю!
  
  
  
  7.
   Телега мчалась, гремя, и бешено трясясь на ухабах. Гавриил неистово стегал почти падающих от усталости лошадей. Крестьянин сосредоточенно проверял свою двустволку. Волки настигли телегу, их сверкающие глаза появлялись над бортами, слышалось щелканье их крепких звериных челюстей.
   Фрида подпрыгивала, больно ударяясь о жесткое дерево.
   Крестьянин, наконец, проверил двустволку и прицелился. В темноте, в громыхающей и прыгающей телеге невозможно было надеяться попасть ни в одного из этих проворных зверюг, но звук выстрела мог ненадолго отпугнуть их и держать на расстоянии.
   В памяти Фрида прокручивала встречу со Странником.
  "- Ты должна быть бесстрашной. Легион не имеет своей силы, но он умеет внушать нам нужные ему мысли и чувства. Он умеет использовать наши слабости против нас. Ты должна это помнить каждый момент. Ты не сможешь скрыть слабости, да это и не нужно. В какие-то моменты наша слабость - это и есть сила. Используй ее для своей защиты.
   Он сидел за деревянным столом. В пабе было шумно. Она видела лишь нижнюю часть лица и кисти рук, что спокойно лежали на столе.
  - Почему я? - просто спросила она. - Я не горю желанием. Это правда.
  - Я знаю. Но так нужно. Возможно, это судьба.
  - Я не верю в судьбу.
  - Зато она всегда верит в нас. Ты сможешь.
  - Но что я должна буду сделать?
  -Ты все поймешь в нужный момент. Тебя поведет интуиция.
  - Мой ангел всегда бледнеет при этом слове.- улыбнулась Фрида.
   Странник тоже улыбнулся одними кончиками губ.
  - Он будет испытывать тебя, обманывать, обводить вокруг пальца, устраивать розыгрыши. Ты должна помнить, что Легион - лжец, лицедей, шут. Джокер в колоде Четырех миров. Он будет создавать иллюзии, пустые мечты, и пускать тебе в глаза пыль. Ни на что не реагируй. Просто иди вперед.
  - Куда? Вот в чем вопрос. Я хочу знать, к чему это все? Какова цель?
  - Сейчас я не могу тебе сказать, девочка. Ты все поймешь сама. "
  Телегу снова подбросило вверх, и в тот же момент раздался выстрел. Но от того, что телега подпрыгнула, пуля полетела в ночь, а крестьянин выронил свою двустволку. И пока он, ползая по дну, чертыхаясь и больно ударяясь о борта, искал свое ружье, лошади вытянули карету на вершину горы, Черный лес расступился и путникам представился вид на долину. Они увидели огни деревни, рассыпанные внизу в темноте, словно драгоценное ожерелье, увидели очертания замковых башен, в которых тускло мерцали маленькие окна.
   Но волки были ближе. В лунном свете мелькнул быстрый и хищный силуэт, а потом на фоне лунного диска появилась огромная белая волчица. Запрыгнув в телегу, она села напротив девушки. Фрида увидела, как беспомощно задергался на дне крестьянин, и застыла , вцепившись в деревянные борта. Волчица осторожно и спокойно наступила на перепуганного человека и уставилась на девушку своими немигающими зелеными глазами.
  - Я -Легион! - раздался ровный без всякого эмоционального выражения голос внутри головы Фриды.
  -Приехали...- раздалось ворчание ангела за ее спиной.
  
  8.
  
   На пороге пещеры стояла прекрасная женщина. Трое мужчин невольно залюбовались силуэтом красавицы. Они одновременно подавили невольные восхищенные вдохи, и , успокоившись, осклабились. Вельзевул широко улыбнулся.
   - Марго! Любовь моя, ты вовремя.
   - Я знаю, зачем Фрида держит путь в логово Дракона.
   Затем королева Марго - а это была именно она - вышла на свет. Миниатюрная бледнокожая брюнетка с огромными зелеными глазами, она покоряла мужчин с первого взгляда. Она и сама знала, какой эффект производит и пользовалась этим с неизменным удовольствием и успехом. Одета она всегда была очень изысканно по последней моде. В этот раз в длинном платье со шлейфом из струящегося темно-зеленого шелка и высокой элегантной прической она была похожа на статуэтку древней языческой богини. Ее жесты были торопливы, но исполнены грации и какой-то неуловимой магии. Прекрасный французский язык только добавлял ей очарования.
  - Зачем же, по-твоему?
   Вельзевул, нахмурившись, смотрел на королеву.
  - Зачем?
   Повторил ирландец.
   Все трое внимательно смотрели на женщину.
  - Она думает, что может изменить эти миры...Она не верит в судьбу, видети ли. Она думает, что мы сами творим действительность.
  Королева выдержала паузу.
  - Это действительно возможно?
  - Да. Это истинное волшебство жизни.
   - А Легион? - грустно спросил писатель.
  - Легион...Дело не в самом Легионе. Что делать с Фридой? Вспомни, что они натворили в прошлый раз.
   Вскинулся демон. Его взгляд зажегся опасным огнем и метнул на Марго пару молний.
  - Сам доверил мне присматривать за Фридой, Марго. И мне вовсе не улыбается краснеть потом ни в Первом мире, ни Наверху.
  Марго изящно присела на краешек нарядной тахты.
  - Дорогой мой, ты зря переживаешь, по-моему. Легион вовсе не так прост. Это ведь не горстка монахинь.
   Королева от души рассмеялась.
  - О, я не был бы так уверен на твоем месте, милая моя Королева. Что делать то будем, господа? Есть ли у нас план?
  - План? - в один голос переспросили Влад и Стокер.- А что мы можем то, сидя здесь?
   Писатель и бывший румынский землевладелец озадаченно и растерянно уставились сначала на невозмутимого демона, а потом медленно перевели взгляды на Королеву.
   В этот раз Марго по- настоящему от души расхохоталась:
  - Господа, да успокойтесь вы. Я предлагаю вообще ничего не делать. Просто посмотреть, что из этого получится. Фрида очень сильная. Тот факт, что она вот так в одиночку...
  - Ну, не совсем в одиночку, - заворчал Вельзевул. - С ней ее ангел. У него неплохие связи Наверху. Их поддержат.
  - И, тем не менее, мне просто интересно понаблюдать, что из этого выйдет.
  - Что? Совсем ничего не будем делать?
   Вельзевул , озадаченно вскинув брови, таращился на Королеву. Та была невозмутима и серьезна.
  - Совсем ничего не будем делать. Фрида против Легиона. Мы будем наслаждаться зрелищем.
  
  
  
  
  9.
   Волчица оскалилась , с ее клыков текла слюна. Ее зеленый взгляд ввинчивался в глубину серых глаз девушки. Фрида почувствовала, как невольно покрывается гусиной кожей под платьем. Телега стояла на вершине горы. Гавриил, чертыхаясь, пытался привести в чувство перепуганных на смерть лошадей. Когда ему это ,наконец, удалось, животные медленно повернули в нужную сторону, телега нехотя покатила по каменистому серпантину вниз в долину.
  "Вот оно и началось" - мелькнула мысль в голове.
  Зверюга просто сидела и смотрела. Крестьянин замер от ужаса на дне телеги. Гавриил напряженно молчал за спиной Фриды.
  - Ты - Легион?
   Медленно произнесла Фрида. Она с трудом разжала затерпшие пальцы, отпустив деревянный бортик, села поудобнее, отряхнула пыль со складок платья. Телега катилась осторожно по каменистому серпантину. Гавриил не гнал. Первая паника минула.
  - А ты кто? - спросила волчица.
  - Я Фрида.
   Девушка внимательно, но спокойно смотрела зверюге в глаза.
  - Фрида...Никогда не слышал.
  - А ты не так и страшен, как о тебе говорят,- произнесла девушка. Гавриил за спиной крякнул от неожиданности.
  И тут Фрида впервые в жизни увидела, как смеются волки.
  Волчица , раскрыв пасть смеялась так раскатисто, что Гавриил, отвернувшись от дороги, переглянувшись с Фридой, что-то произнес ей на ухо и снова повернулся в сторону дороги.
  - А ты смелая. И смешная. И безрассудная.
  Волчица снова внимательно смотрела на девушку.
  - Мне такие нравятся. Будет не скучно.
  "О, нет, скучно точно не будет", - услышала Фрида в своей голове.
  "Слушай, если эта облезлая собака и есть Легион, то я разочарована".
  "Я все слышу",- добавила "облезлая собака" с ухмылкой, а потом добавила уже серьезно: "Я - начало! То , что вас ждет впереди, будет совсем другое. А пока..."
   Вдруг девушка почувствовала головокружение и тошноту. В ее голове словно поворачивались какие-то шестеренки и винтики, словно кто-то орудовал там без ее ведома и согласия. Потом ее начало выворачивать наизнанку. Что-то изнутри, из ее солнечного сплетения бросило ее на дно телеги и начало бить о борта , словно неодушевленный куль. Ей не было больно, чувства притупились, был шок. В какой-то момент она увидела себя, словно со стороны, будто ее душа отделилась от тела и стояла там, и смотрела на нечто ужасное, происходящее с ее бренным телом. Ангел остановил лошадей, торопливо слез в подножки, желая броситься на волчицу, но когда он попробовал это сделать, то его отбросило не несколько метров, словно он отскочил от невидимой жесткой преграды. Он не мог подойти и от бессилия его глаза наполнились слезами. Он стоял и, обхватив голову руками, горестно раскачивался из стороны в сторону.
   Фрида уже почти без дыхания лежала на дне телеги. В этот момент пришла боль. Она почувствовала, что все тело пылает, словно его рвали на куски. Болела каждая косточка, каждая мышца, каждая клетка ее тщедушного тела. Воздух с трудом входил в ее дыхательные пути и с болью вырывался из них назад. Она не могла пошевелить ни рукой , ни ногой.
  - Ты все еще думаешь, что я не опасен? - услышала она голос , словно спрятанный под толщей воды. Затем раздался злой отрывистый смех.
   Именно эта бездушная насмешка в голосе и смехе зверюги заставила девушку подняться, превозмогая жесточайшую боль во всем теле. Она с огромным трудом сначала села, а потом встала на ноги. Она возвысилась над волчицей на пол головы, но на ту это не произвело никакого впечатления. Тогда с трудом подбирая слова, выдавила из себя:
  - Ты смешон, если думаешь, что можешь таким образом меня напугать.
  Гавриил что-то запричитал. Он смог , наконец, подойти к Фриде. Бегая вокруг телеги, он отряхивал ее платье от пыли.
  - Ну, потрепало тебя не плохо,- снова рассмеялась волчица, на этот раз беззлобно.
  - Легион...Сколько же вас? Сотня? Тысяча? Десять тысяч?
  Фрида без страха смотрела прямо в непроницаемые зеленые глаза.
  - Я -Легион! Единственный в Четырех мирах. Я владею истиной. Она подчиняется только мне. Теперь я все знаю о тебе, Фрида.
  Затем волчица, отвернувшись от девушки, спрыгнула с телеги. В следующий момент ее белый силуэт неслышно растворился в темноте. Остальная стая исчезла так же бесшумно.
  
  10.
  Вельзевул потянулся всем телом:
  - Что же...Просто посмотреть можно...Но Сам приказал мне контролировать эту ситуацию. Легко сказать...Как можно контролировать два стихийных бедствия: Фриду и Легион?
   - В этом что-то есть, демон, - серьезно произнесла Марго,- ведь минус на минус дает плюс.
  - Что ж, господа, - внезапно добавил демон,- в любом случае, наше совещание затянулось, а у меня есть еще дела в Первом мире. Пора бежать.
  - Уже покидаешь нас, милый друг? - капризно надув карминовые губки, спросила Марго.
  - Нет, дорогая, не покидаю, а покидаем...Ты пойдешь со мной.
  - Это еще не все. Господа! -Обернулся демон к писателю и землевладельцу,- а вы отправитесь в замок Брэм.
  Озадаченные мужчины уставились на Вельзевула:
  -Что ?
  - Да, господа, именно в Ваш,- Вельзевул отвесил Владу почтительный поклон,- родовой замок. Но, конечно, не в тот , что настоящий в Мире людей, в Трансильвании. Нет, конечно. Вы отправитесь в одну из наших ментальных структур. В , так сказать, выдуманный, ментальный замок. К Дракону.
   Вельзевул наслаждался произведенным эффектом. Писатель и землевладелец были обескуражены.
  - Как мы можем отправиться в замок, если Вы сами нас заперли здесь? - сумрачно спросил писатель.
  - О, это сущие пустяки, дорогой друг,- рассмеялся Вельзевул,- мы заперли, мы и отопрем. Вы должны отравиться к Дракону.
  - Зачем? - в один голос спросили незадачливые шахматисты.
  - На ваши плечи я хотел возложить одну очень важную задачу: вы должны как-то договориться с Драконом. Ну, не знаю...Нужно как-то ограничить его э...силу. Ну, как - то достучаться до его внутреннего "я". Вы ведь неплохой психолог, должно быть, мистер Стокер?
  - Я..э...Как вам сказать? Я никогда не имел дело с драконами.
  -А вы, господин, Влад и были сами, собственно, хм...драконом когда-то. Кому, как не Вам попробовать поговорить с Драконом-то? Человек Вы крутой и непреклонный, и с врагами расправлялись весьма ловко.
  - Но что от нас требуется?
  Вельзевул на пару секунд задумался:
  - Ну...просто поговорите. Если Фрида будет нашим кнутом, то вы, господа, нашим пряником. Можете обещать ему что угодно- у нас есть все. Но он должен прекратить свои бесчинства.
  - Какие бесчинства?
  -Какие?
  Испуганно переспросили Стокер и Влад.
  Вельзевул громко расхохотался:
  - Наш то Дракон не прост, скажу я вам. Ладно бы просто девушек требовал. Это бы еще ничего. Но он считает, что владеет истиной. Что только он знает, как правильно жить. Он постоянно учит других.
  -И что в этом плохого?
  -Что?
  Вельзевул зевнул и медленно пошел к выходу. Поднявшись с тахты, за ним направилась Марго.
  - Ничего плохого! Но то, что чрезмерно, то не здраво. Понимаете, господа? - Вельзевул повернулся. Он стоял при входе в пещеру, рядом зеленой шелковой статуэткой застыла прекрасная Марго.
  - Нужно с ним потолковать как-то мягко, господа. Помягче..э...так сказать. Объяснить, что, мол, чтобы лечить людей, да и не только людей...кх..кх.., нужно иметь образование и лицензию. Первое выдает министерство образования, а второе министерство здравоохранения. А оба института, как вы понимаете, находятся в нашем ведении.
  - Но мы можем не справиться с такой задачей, - пролепетали в один голос Стокер и Влад.
  - Нет- нет, я уверен, что вы справитесь, я у-ве-рен! Карета, господа, уже у крыльца, так что пожалуйте.
  После этих слов Вельзевул гордо шагнул в темноту за окном. За ним неслышно выскользнула Марго.
   Писатель и господарь остались в пещере.
  
  11.
   - Вот, милая, чего ты добилась,- Гавриил, причитая и охая, продолжал бегать вокруг телеги. Фрида, вконец обессилев от последнего волевого усилия, заставившего ее подняться на ноги, рухнула снова, словно безжизненный куль. Крестьянин , дрожа и крестясь, сполз с телеги и упал на землю. Гавриил начал расталкивать его, крича и громогласно требуя:
  - Эй, ты! Поднимайся! Вода есть? Эй!!! Что за тупое существо!!! Дай воды, ты слышишь?
   Крестьянин , кряхтя и продолжая неистово креститься , наконец внял громким воплям ангела и застонал:
  -Вода есть в моей баклаге, там где-то в телеге.
   Гавриил опрометью бросился в телегу и стал шарить по дну своими старческими руками. Наконец, он нащупал в темноте какой-то старый побитый бурдюк, схватив его, он тряхнул его , пытаясь понять, есть ли в нем вода. В бурдюке что-то хлюпнуло. Гавриил откупорил бурдюк и попытался втиснуть горлышко между крепко сцепленных зубов девушки. С трудом он смог это проделать и в ее рот полилась живительная влага. Она бессознательно сделала несколько глотков, потом , наконец, открыла глаза. Над ее лицом склонилось морщинистое лицо ангела с всколоченной более обычного бородой.
  - Я в порядке, ангел. Помоги этому человеку,- пробормотала девушка.
  Заворчав, Гавриил все же склонился к человеку, все еще лежащему на земле. Ангел ткнул в руки тому бурдюк с водой, крестьянин схватил его и надолго припал к горлышку. В темноте слышно было, как поспешно и громко он утолял свою жажду.
   Фрида лежала , тело ее болело, казалось, что на ней не было живого места, словно ее рвали десяток голодных псов.
  - Ай-ай-ай! - Продолжал суетиться старик в темноте. Он проверил подруги у коней, попытался ощупать оси колес, убедившись, наконец, что телега вполне может отправиться дальше, он стал грубыми окриками подгонять мужика, который, все еще вздрагивая от страха, даже не пытался подняться с земли.
  - Эй, любезный, ты хочешь здесь остаться ночевать? Нам надо ехать! Поднимайся немедленно!
  - Ладно- ладно, старик, я сейчас встану, - закряхтел человек. Поднявшись на ноги, он отряхнул с одежды пыль и сухие стебли, наклонившись взад и вперед, чтобы размять спину и ноги, он, наконец , полез на телегу, уселся, и стал распутывать вожжи, брошенные перед этим Гавриилом, как попало.
  - Вы видели эту зверюгу-то? - ворчал он между делом, уже почти успокоившись.- Никогда такого не видал. До сих пор поджилки трясутся. Я сам когда-то с отцом ходил на охоту в Черный лес. Видал я волков. Больших видал, матерых. Но таких, как эта , не видал никогда. До сих пор пот прошибает, как вспомню ее глазищи. А как она выла и лаяла...жуть то какая...Моя жена - то не поверит мне, скажет, что я байки травлю.
  - Эй, любезный, да какой нам дело до твоей -то жены, давай погоняй. Скорей надо молодую барышню отвезти куда-то в тепло, ее нужно отогреть да подкрепить чем-то. Ох, бедовая голова, что же мне с ней делать -то? Ничего то она никогда не слушает, идет напролом, а куда- кто знает. Вот и сейчас принесло ее к черту на кулички. Нет, говорит, надо к Дракону, мол, что-то там есть, что-то зовет. Дуреха! Что там может быть? Дракон он есть Дракон.
   Гавриил влез в телегу, сел, прислонившись к деревянному борту, уложил голову девушки себе на колени и, повернувшись к крестьянину, крикнул:
  - Да , поезжай уже!
   Телега тронулась в путь. Глаза ангела мерцали в темноте странным тревожным светом. Время от времени он вздыхал. В молчании и полной темноте они спускались по каменистой дороге вниз, в долину, где весело и миролюбиво сверкала россыпь деревенских огней. Через тридцать минут до них стали доносится звуки обычной человеческой жизни: лай собак, кто-то кого-то окликал, на другом конце деревни был слышен шум гулянки, смех мужчин и женщин. Деревня, видимо, была большая и богатая, шумная и веселая..
   Они спускались все ниже, становилось холоднее. Сырость пробирала уж почти до костей. Старик время от времени ворчал на мужика, чтоб тот не мешкал. Фрида снова открыла глаза, уставившись пустым взглядом в темное беззвездное небо.
  
  12.
   Как только Вельзевул с королевой покинули пещеру, в ней началась форменная паника. Влад, растерянно опустившись на парчовый диван, созерцал нечто в пустоте, что совершенно завладело его вниманием. Он нервно покусывал седой ус и щелкал длинными сухими пальцами. Стокер же так же в нервном возбуждении метался по комнате и, хлопая себя руками по ляжкам, не знал, за что ему хвататься. Ясно было обоим, что ехать придется непременно, но оба находились на той стадии первой паники, при которой хаос мыслей в голове не дает возможности трезво взглянуть на вещи.
  - Как ехать, - беспрестанно восклицал Стокер,- куда ехать? Почему мы? Ехать? Сейчас? Все бросить?
  - А все вы...писаки...- подливал масла в огонь Влад. - Если бы не вы с вашим романчиком...
  Губа Влада презрительно поднялась вверх.
  Ирландец от неожиданности остановился и обиженно уставился на худощавое и невозмутимое лицо бывшего владетельного помещика.
  - Мы? Писаки? Романчик? - Стокер явно не понимал такого неожиданного выпада в свою сторону от своего многолетнего уже визави.
  Влад сидел, неподвижным взглядом сверля пространство, словно пытаясь вычитать из пустоты объяснение всей этой ситуации.
   Ситуация была нелепая. Он стар и немощен. Он уж давно не тот грозный владыка Трансильвании, от имени которого дрожали его многочисленные враги и подневольные крестьяне. Да, было времечко, когда он держал их всех в своем крепком кулаке, когда он, обладая недюжинной властью в своем краю, мог творить все, что бог на душу положит, если был, конечно, в его душе бог, если , конечно, была у него самого душа.
   Ирландец тоже был в весьма плачевном настроении. Одно дело весело и с песней кропать занимательный готический романчик о злодее - вампире, и совсем другое дело вот это предстоящее путешествие, в котором, возможно, им придется столкнуться с опасностями Первого мира.
   А ведь потом придется иметь дело с Драконом и, к сожалению и вящему ужасу, вовсе не выдуманным, а самым настоящим, что ни на есть. А при мыслях о Легионе и вообще внутри разливается холодная противная лужа страха.
   Они уже давно не были героями, особенно писатель. Который и в жизни то героем никогда не был. Он был добряком и весельчаком, любил приврать для красного словца, прихвастнуть и вкусно поесть да выпить. Что они могут сказать Дракону? Да он ведь их и слушать не станет, сожрет почем зря...
   Стокер перестал бегать по пещере и , стоя посередине, освещенный золотистым светом, что лился отовсюду, с тоской смотрел на проем входа. За ним чернела неизвестность. Там было холодно и печально. Там бродили стенающие и страдающие души тех, кому меньше повезло в Первом мире. Теперь им также предстояло отправиться туда, в ту промозглую печальную горячую темноту.
   Переглянувшись, Стокер и Влад выдали по длинному тоскливому вздоху.
   - Дорогой господин Влад, - промямлил писатель,- что нам теперь делать-то?
   - Почем я знаю, дорогой господин Стокер? Не скрою, мне самому не по себе. Отправляться в логово Дракона у меня желания нет. Но , думаю, что особого выбора нет тоже.
   Влад грустно осмотрелся вокруг- придется попрощаться с уютной теплой и светлой пещерой, роскошно обставленной специально для них, с графинами, наполненными разноцветными ароматными изысканными винами и наливками, с мягкими шелковыми подушками и парчовыми диванами. Стокер угадал его мысли и так же с сожалением пробегал взглядом по обстановке.
   Наконец, в проеме входа появился силуэт человека в длинном черном плаще.
  - Господа, нам пора. Карета уже давно ждет у входа.
  - Что ж, господин Влад, нам и вправду пора..- грустно произнес Стокер,- вещей-то, собственно, у нас и нет.
   Влад решительно поднялся с дивана, и вместе они направились к выходу. А там за стенами пещеры, которую они не покидали уже много лет открылось великолепное зрелище: по темному небу Первого мира разливался багрово-золотой рваный рассвет. На его фоне роскошная расписная карета сияла золотом и пурпуром, вороные лошади нетерпеливо били копытами. Возница в черном плаще уже ждал их, успев вскочить на подножку, теребя в руках изящный кожаный кнут , инкрустированный золотом.
   Не без удовольствия созерцая карету, Влад и Стокер приблизились. Появившийся словно из-под земли лакей открыл перед ними искусно отделанную вышивкой и золотыми цветами дверцу. Увидев роскошное внутреннее убранство с золотыми набивными подушками и покрывалами, наши путешественники уже без страха, но заметно повеселевшие полезли внутрь. Карета медленно и мягко тронулась, отправляясь в далекий путь.
  
  13.
   В это время телега, гремя по наезженной дороге, вкатила в деревню. Как оказалось, тетка нашего возницы была хозяйкой единственной на всю округу гостиницы. Он гнал прямо туда. Ехать в замок не могло быть и речи, сказал он, тем более, девушка была в таком состоянии, что ее лучше скорее было уложить в постель.
   Обширное кирпичное здание постоялого двора располагалось посередине деревни и к нему собирались все дороги. Рядом с гостиницей стояла готическая церковь. Колокольня. Вот все, что в темноте сумел рассмотреть Гавриил по прибытии в гостиницу. Решено было остановиться здесь на ночь, где, как обещал крестьянин, его тетка и жена присмотрят за девушкой, мигом помогут поставить ее на ноги. Гавриил счел слова мужика разумными и согласился, тем более, что соваться в замок на ночь глядя, да еще с полуживой девушкой на руках ему не хотелось.
   Телега остановилась у большого крыльца. Из двери гостиницы тот час же выбежали хозяйка и жена нашего возницы: высокая худощавая зажиточно одетая женщина с твердым властным взглядом и молодая женщина лет тридцати, одетая попроще, но тоже довольно добротно.
   Тетка, а это была она , заохала и запричитала, заглянув в телегу и увидев Фриду:
  - Господи, да что же это? Что случилось то? Молодая барышня то совсем без лица, словно и не живая!
   Она всплеснула руками и снова куда-то побежала. Молодая стояла и глазами полными тревоги и сочувствия наблюдала за происходящим. Ее муж слез с повозки и, подойдя к ней, остановился и важно заговорил:
  - Опять эти зверюги. Нагнали нас у подъема. Белая запрыгнула в телегу и напугала барышню-то. Я ее защищал, сколько мог, сражался как лев с теми, что остались на дороге. Видела бы ты , как я их раскидал. Они просто разлетелись в разные стороны бездыханные. Там, наверное, до сих пор на дороге и валяются. Но та, что запрыгнула в повозку, видать, сильно перепугала молодую девушку. Я не успел ничего сделать.
   Его жена важно и сочувственно, качая головой, слушала рассказ и уважительно взирала на мужа.
   Гавриил был занят девушкой, но при этих словах повернулся и внимательно взглянул на говорившего, брови его удивленно поползли вверх. Ничуть не обескураженный крестьянин продолжал расписывать свои подвиги.
   В то же самое время из дверей гостиницы выбежали несколько совсем молоденьких девушек и принялись вытаскивать Фриду из телеги. Они осторожно внесли ее внутрь и стали подниматься по витой лестнице со своей драгоценной ношей. Девушка снова впала в беспамятство, ее глаза были закрыты, голова откинулась назад. С большими предосторожностями служанки уложили барышню на большую чистую постель в одной из комнат на втором этаже, а потом врассыпную разбежались выполнять остальные распоряжения хозяйки: одна уже тянула в комнату багаж, другая вносила на подносе чашку, над которой поднимался пар, третья и четвертая осторожно снимали с девушки платье. Гавриил стоял в дверях и пытался отдавать громкие распоряжения, но на него никто не обращал внимания. Тогда он, горестно всплеснув руками, вошел в комнату и бессильно упал в стоящее кресло.
   В дверях встала хозяйка. Орлиным взором окинув комнату, она приподняла бровь и служанки вымелись из комнаты. Девушка лежала в постели в свежей чистой рубашке, глаза ее были еще закрыты, но лицо больше не подергивалось, и пальцы не вздрагивали. Дыхание ее было спокойно, лишь несколько ссадин да синяков на руках, покоящихся поверх белого одеяла, напоминало о произошедшем ночью.
   - Я матушка Эуджения, хозяйка местной гостиницы. Меня здесь все знают. С моим зятем вы уж познакомились. Зовут его Серджиу. Вы уж , господин, не обессудьте, коли что не так, он малый славный, но не больно обходительный. Так вот. По всем надобностям обращайтесь ко мне или к дочке моей - Лее. Девочка она у меня понятливая, болтать, если что, лишнего не станет, а помощница замечательная: все принесет, достанет, и барышню и приберет, и причешет, коли что. А вы, господа, кто такие будете? Ежели , конечно, желаете сказать.
  - Мы , милостивая госпожа, в замок вообще направляемся. Дело у нас к хозяину.
   После этих слов хозяйка вдруг вскинулась на Гавриила, взглянув на него как на сумасшедшего.
  Между тем, Гавриил продолжал:
  - Меня зовут Габриэль де Ривера, а барышня -моя подопечная молодая госпожа Исабель де Марчена. Мы из Испании.
  - Испания?
  Матушка Эуджения с сомнением оглядела экстравагантный наряд Гавриила и, кивнув головой, в конце концов, пожала плечами:
  - Ну, что ж...Почему нет?
   Эуджения улыбнулась странной двусмысленной улыбкой, потом развернулась и ушла.
   Гавриил остался один. Фрида отдыхала, и сон ее был спокоен, похоже было, что она вскоре должна поправиться и встать на ноги.
  
  
  
  14.
   Стокер и Влад уже несколько часов к ряду ехали в карете по извилистым дорогам Первого мира. У них ныли спины и колени. Ирландец охал и кряхтел. Влад терпел стоически.
   Они молчали , но время от времени кто-нибудь бросал фразу, но не найдя сочувствия, снова замолкал.
  Наконец, Влад не выдержал:
  - Я никогда не думал, что окажусь в такой глупой ситуации. И при том, что я абсолютно этого не ждал. Я ведь старый больной человек, я никому ничего не сделал. Сидел себе в своем аду спокойно, никого особо не трогал. Сплетни ведь не в счет. Все сплетничают. Вот теперь за что мне это наказание? Я вообще -то вас, дорогой друг спрашиваю!
   Стокер, словно очнувшись от глубокой задумчивости, вскинул густые рыжеватые брови:
  -А что Вы от меня- то хотите? Я такой же несчастный, как и Вы, дорогой друг. Мы с Вами в одной лодке...вернее, хмм...в карете. Я тоже не ожидал такого поворота. Говорят, жизнь непредсказуема. Но я Вам кое - что скажу : загробная жизнь непредсказуема еще больше.
   Его добродушное лицо было грустным, веснушки потускнели, кончики губ опустились и вообще, всей своей поникшей фигурой он являл печальное зрелище.
  - Я к чему веду-то..- продолжал Влад,- Вы то ладно, я могу понять: Вы придумали этого..э...персонажа. Ваш романчик из-за его бешеной популярности наделал таких дел. Вот и расхлебывайте теперь! Но я то здесь при чем?
  -Романчик? - горько переспросил писатель.- Вы, дорогой господин, меня удивляете. Когда я его писал, я ведь писал о вас..так сказать. Это была Ваша история. Почему Вы сердитесь?
  - Эта жалкая пародия - моя история? Нет! Дорогой друг, Вы глубоко заблуждаетесь. Это сплошная мистификация и пустышка. Вас ввели в заблуждение. То, что вы услышали и на основании чего заварили всю эту кашу, не имеет никакого отношения к моей настоящей истории. Это просто легенды. И чем лучше те сплетники, которые Вам предоставили такую глубоко лживую информацию, нас с Вами, которые иногда могли немного посплетничать о других? Нет, дорогой друг, Ваш романчик - дело Ваших рук, Вам бы и расплачиваться теперь за это. Но нет - тащимся вместе в это захолустье, да еще и придется иметь дело с весьма неприятным типом.
  - Вы обвиняете меня, но сами- то разве совсем не виноваты? Люди разве, по Вашему, зря станут легенды рассказывать? Нет! Скажу я Вам, дорогой друг, я уверен, что у Вас тоже рыльце в пуху, и Вы так же виноваты в этих легендах о Драконе, как и я.
  - Хм...Не понимаю, о чем Вы, право слово. Я не имею никакого отношения к этим диким вымыслам! Это вовсе не моя история! Драконом называли моего батюшку, это правда. Вот он был настоящий человек. Бравый вояка. Он еще в Крестовые походы похаживал. Вот о нем-то легенды ходили. Сарацины боялись его, как огня, и называли Дьяволом. Да и не только сарацины, но и свои порой дивились его отваге и смелости в бою...Хе-хе..
   Влад мечтательно закатил глаза и, откинувшись на мягкие подушки, погрузился в воспоминания.
   - Да, - возразил Стокер,- а вы- то агнец невинный прямо. А кто крестьян да турок на кол любил сажать? Да еще и обедать себе приказывали накрывать среди этих кольев, на которых люди -то от боли корчились. Отваги и смелости..эх...Вы , наверное, хотели сказать: жестокости да дикой разнузданности.
  - Э, что вы понимаете, друг мой? Это война. Сами-то Вы, небось, и пороху не нюхали.
   Стокер внимательно посмотрел на Влада.
  
  15.
   Фрида поправлялась быстро. Уже на третий день смогла самостоятельно встать с постели и налить себе воды.
   Матушка Эуджения строго следила за порядком в доме. Жизнь в доме начиналась с криками первых петухов. Где-то наверху поднимались девушки - служанки, тихо пересмеиваясь и шикая друг на дружку, они спускались вниз, в кухню. А потом начиналась обычная жизнь гостиницы. Постояльцев, видимо, в это время было немного, поэтому Леа и девушки частенько заглядывали к Фриде поболтать и посмеяться. Эуджения выгоняла их, но они снова возвращались, уж больно мила была юная барышня. Гавриил постоянно бродил по окрестностям, собирая какие-то травы. Он притаскивал на кухню множество ароматных пучков и все восхищался местной флорой. Наконец, в один из дней Фрида не выдержала и стала подтрунивать над ангелом:
  - Гавриил, ты стал прямо, как Авиценна. Что с тобой? Носишься с какими-то травами да цветочками. От тебя уже аптекой за версту несет.
  - Фрида, детка, если бы только видела, какая красота сейчас на лугах там, за деревней. Воздух чистый, цветов море...Благодать...А эти травы - настоящее сокровище. Некоторые из них довольно редкие.
  - Хм..Ангел, я знаю тебя уже немало лет, давно уж мы бродим по Четырем мирам, но я и подумать не могла, что ты интересуешься такими вещами.
  - Эх, Фрида, многого ты обо мне еще не знаешь.
   Он лукаво ухмылялся, а на следующее утро снова уносился куда-то в луга.
   Эуджения ни о чем не расспрашивала девушку, хотя в ее взгляде мелькало порой любопытство. Она входила в комнату, осматривала все тщательно и строго: чисты ли простыни, свежая ли вода в кувшине, достаточно ли светло. Присаживалась на край постели, клала свою суховатую руку на лоб девушки и, удовлетворенно вздохнув, спрашивала, не нуждается ли она в чем- нибудь. Фрида неизменно говорила, что все в порядке, что она идет на поправку. Эуджения с улыбкой желала ей выздоровления и уходила, шурша крахмальными юбками.
   Вечером впархивала Леа. Она было молода и жизнерадостна, от ее фигуры, одежды исходил какой-то особый аромат чистоты и здоровья. Ее душа была нараспашку, она могла бесконечно болтать и смеяться. Ее мягкое в ямочках круглое личико то и дело расцветало жемчужно- белой улыбкой. Леа всегда входила с подносом, на котором дымилась чашка шоколада или свежеиспеченный, еще пышущий жаром и истекающий маслом, пирожок, всегда с ворохом деревенских новостей. Фрида уже заочно была знакома со многими именитыми жителями Сигешуары, она знала, кто сколько накосил сена, чья корова отелилась, чья овца отбилась от стада и ее пошли искать в лес всей деревней. Это были незамысловатые истории обычной деревенской жизни, из которых Фрида поняла, что жители ее живут очень дружно и слаженно, переживая вместе радости и горести, помогая друг другу в каждодневных заботах. Ничто не говорило о тех, кажущихся в этот момент нелепыми, слухах, которыми полнились окрестные земли, о жутком страшном Драконе, Легионе , вампирах и других странностях.
   Фрида от души наслаждалась невольным отдыхом, задержавшим ее на пути к замку. Ей были приятны окружающие люди, она безмятежно валялась в постели, набираясь сил после первого столкновения с Легионом.
  
  16.
   Сам сидел на шатком стуле, у которого одна ножка была короче трех остальных. Сам умудрялся сохранять баланс и не падал. На нем были синие спортивные штаны и растянутая майка. На простом некрашеном деревянном столе стоял штоф водки, граненый стакан, а на блюдце лежали соленые огурцы. Лицом был хмур. Все это было похоже на глубокую хандру.
   Вельзевул и Марго замерли на пороге, увидев такую картину. Демон нахмурился:
  - Ну вот, Мессир, снова Вы хандрить надумали.
  - А мы Вас развлечь пришли, Мессир,- игриво ввернула Марго.
   Сам поднял взгляд на вошедших и глубоко вздохнул:
  - Осень, господа, снова пришла осень...
  - Сейчас Вашу хандру осеннюю как рукой снимет, - весело сообщил Вельзевул.
   Потом сделал паузу, желая сохранить интригу.
  Сам поднял на демона грустный взгляд:
  - Ты если что сказать хочешь, то говори, а то встал там на пороге, ни то, ни се...А если нет- то оставь меня, я в печали...
   Сам снова глубоко вздохнул. Демон и Марго переглянулись и кивнули друг другу.
  - А мы Вам принесли новость, которая Вас развлечет, Мессир.
  - Да? - безнадежно спросил Сам и почесал живот под майкой. - Ну, говорите, что ли? Не томите уже...
  Демон и Марго в один голос воскликнули:
  - Фрида !
  - Что??? Опять??? Гоните ее в шею, видеть ее не могу!
   Сам обхватил голову обеими руками и закрыл глаза.
  - Нет, Мессир, Вы не правильно поняли..Она..это...Отправилась к Дракону.
   Выпалив новость на одном дыхании, демон обреченно закрыл глаза, думая, что теперь то уже Сам поймет, насколько тяжела ситуация, и что-то непременно предпримет.
  - Зачем? - Сам с подозрением уставился на демона. Марго стояла и хлопала глазами.
  - А я почем знаю? - ворчливо отозвался Вельзевул.
  - А я разве не сказал тебе присматривать за ней?
  Вельзевул опустил взгляд в пол:
  - Говорили, Массир, не уследил...
  - Так...- протянул Сам.
   Несколько минут он был погружен в глубокую задумчивость. Демон и Марго внимательно следили за сменой тени и света на его лице. Потом Сам поднял голову и произнес:
  - Ну, ладно, одеваться что ли...Давайте...
   В сей же момент в комнату ворвалась команда девушек, которую возглавляла Гелла. Они умело принялись за дело: причесывали, умывали, протягивали предметы одежды. Гелла громко выкривала команды, девушки беспрекословно слушались. Дело спорилось быстро. В этот момент в комнату ворвался огромный черный кот. В следующую секунду Бегемот горячо пожимал руку Вельзевулу и , пришептывая и рассыпаясь в комплиментах, целовал миниатюрные ручки королевы Марго.
  - Спасибо! Спасибо! - восклицал он снова и снова.- Мы уж не знали, что нам делать - хандрит и хандрит. Уже и скоморохов, и певцов, и чтецов, и этих ..танцовщиц...Ничего не помогало. А тут вы...
   Кот звонко хлопнул в ладоши, и тот час комната залилась мягким золотым светом, оказалась роскошно убранной зеркалами и резными шкафами, мягкими диванами и кушетками. На столике красовались всевозможные яства и напитки в хрустальных графинчиках.
   Перед ними стоял Сам , одетый с иголочки в классический черный костюм, подтянутый и причесанный весьма умело.
  - Ну, что ж, дамы и господа, давайте закусим сначала. Прошу к столу.
  
  17.
   Фрида уже второй день могла выйти на веранду и , сев в плетеное кресло - качалку , подышать свежим воздухом. Лето , казалось, было похоже на хрустальный бокал, наполненный ароматным напитком, так легко дышалось в этих горах.
   Она погружалась в размышления и мысли ее были , словно река: поверхность была величава и спокойна, но в глубине крутились обманчивые хаотичные водовороты.
   Первая встреча с Легионом закончилась для нее весьма грустно, ее здорово потрепало. Но не в духе Фриды было сдаваться. К сожалению Гавриила, она всегда поднималась и шла вперед. И так было всегда. Так будет и в этот раз. Даже ангел - хранитель, похоже, смирился и перестал ворчать.
   Она до сих пор не понимала, зачем здесь. Интуиция молчала. Дальнейшее продвижение по этому пути представлялось неизвестным и обманчивым, словно зимняя скользкая дорога, окутанная густым туманом. Но если дорога в тумане, это не значит, что ее нет.
   Странник говорил, что Легион будет пускать пыль в глаза и обманывать, устраивая розыгрыши, сманивая ее в пути. Но куда ей податься? Замок, вон он, виден на противоположном склоне горы. Его остроконечные боковые башни, словно вонзаясь в само небо своими шпилями, торчали вызывающе и гордо. Отсюда казалось, что замок безжизнен, в нем не было заметно движений. Но по ночам в одной из боковых башен тускло загоралось небольшое окно. И все.
   Девушка не спешила попасть в замок, ей нравилось здесь в долине, среди этих сердечных и простых людей. В замке же ее ждало нечто трудное, она это чувствовала. Стоило окрепнуть и приготовиться. Не стоило спешить.
   Гавриил , как всегда бесшумно, встал у плеча. Она обернулась и улыбнулась:
  - Что за привычка, ангел, появляться так внезапно?
  -Могла бы и привыкнуть за столько лет. У меня новости,- взгляд Гавриила лукаво поблескивал.
  - Говори...
  -Не так сразу. Сначала обещай, что не бросишься сломя голову в замок, а останешься здесь еще на пару дней, чтобы окончательно окрепнуть и отдохнуть.
  - Являться в замок ослабевшей и не подготовленной в мои планы не входит. Так что можешь говорить спокойно.
  - Наш Вельзевул весьма обеспокоен тем , что мы здесь, детка. Похоже, что этот прохвост уже устроил настоящую панику по этому поводу в Первом мире.
  Фрида невольно улыбнулась, но взгляд ее остался спокоен:
  - Знаешь, Гавриил, на этот раз я не чувствую азарта от игры. В этот раз что-то другое. я не понимаю. Раньше эта новость просто подхватила бы меня на ноги, и меня понесло бы вперед от желания оставить кого-то с носом. Но не теперь...
   Гавриил с сомнением посмотрел на девушку:
  - Хм..Это так на тебя не похоже.
   Фрида поежилась от первой предвечерней прохлады. Покачиваясь в кресле качалке , она все время не сводила взгляда с замка.
  - Что еще там?
  - Никто не придет нам на помощь. Они хотят стравить тебя с Легионом и посмотреть, что из этого выйдет.
  - А вот это уже грустно...Они меня не очень любят, да Гавриил?
   Ангел поморщился:
  - Деточка, что нам до них? Мы не хотели здесь оказаться, но если уже попали в переплет, нужно идти до конца. Просто так тоже ничего не бывает. Давай - ка чайку, а?
  - Гавриил, ты мой единственный друг. И единственный, кто меня никогда не предавал.
  - Кх..кх...Ну, знаешь, ты меня совсем смутила, дорогая,- старик опустил седую вколоченную голову ,- ты знаешь, что там Наверху с этим строго. Я закреплен, я не могу тебя бросить, даже если не всегда одобряю твои действия.
  
  18.
  
   Сам, задумавшись, потирал руки. Теперь он выглядел подтянутым и бодрым, глаза его горели черным огнем:
  - Мне не понравилась твоя идея, Вельзевул. Она одна, а Легион - тысячи энергосущностей. Все на одного? Как -то не очень благородно, не оп хорошему...А, демон? Я -против! Так и знай.
   Вельзевул понурил голову, его усы поникли. По лицу Марго пробежала неуловимая тень. Бегемот сокрушенно взирал на всю картину застолья.
  - Это же Фрида! - упрямо качнул головой демон,- она , как бельмо на глазу, вот что я скажу. Она сильная, она справиться!
  - Да она просто девчонка! Очнись, демон! Просто девчонка. Она одна, потому, что ее никто не поддерживает, у нее нет друзей. Так давай навались все вместе! Так что ли?
   Демон молчал.
  - Я приказал тебе присматривать за ней, а ты решил ее бросить. Я думаю, что это не хорошо, Вельзевул.
   Сам смотрел строго прямо в глаза демону, тот поежился под этим взглядом.
  - Мы здесь не для того, чтобы бесчинствовать, помнишь, демон, мы для того, чтобы восстанавливать справедливость. В том, что бы допустить, что все на одну - да еще и девчонку - чести мало, тем более, нам мужикам.
  - Да кто же говорит о бесчинствах? К Дракону она сама отправилась. Наверное, она знала, что делает,- проворчал демон, в конце концов.
  - А если не знает? На самом деле, я подозреваю, что она не понимает ситуацию, потому и пошла ей навстречу. Нет, что-то тут не так...
  - А Дракон то что? - вскинулся Сам.
  - А что ему? Сидит в своем замке, дергает за ниточки. Играется. Как дитя малое. - Бегемот мягко перебирал своими лапками бахрому скатерти,- я был у него, пытался поговорить . Куда там?..На кривой козе не подъедешь. "Меня никто никогда не прогнет! Вы еще ко мне приползете!" Он помешался на власти и контроле, требует титул и короновать его,- кот грустно вздохнул.
  - Спятил, в общем,- кивнул Сам хмуро.
  - Ну, не переживай , Бегемотик, мы должны что-то придумать. - вставила Марго, хлопая очаровательными глазками.
  - А что у нас там есть в музее царских регалий? Есть что-то свободное? У Авалона спрашивали? - Сам обернулся к коту.
   Бегемот пожал пушистыми плечами:
  - Нет ничего свободного, это я и без Авалона могу сказать. Жизнь изменилась, везде демократия. Ему то ведь подавай все по настоящему: абсолютная монархия, тирания...Где мы ему такое возьмем? Даже люди не согласятся, я не говорю уже о Первом мире.
  - Может, создать под него ментальную структуру? Новую Римскую империю? А? Рабы...Плебеи...Консулы...Новый Колизей...Пусть строит дороги и акведуки. Идея?
   Кот пожевал усами и промолчал. Вельзевул погрузился в глубокое молчание. Марго закатила глазки.
  
  
  
  19.
   - Завтра оправляемся в замок, - непреклонно заявила Фрида одним погожим утром. Гавриил тоскливо вздохнул:
  - Ну, вот, снова начинается. Отговорить тебя можно?
  - Нет, ангел. Пора!
   Глаза девушки горели решительным огнем.
  - Монастыри, замки...Мне осточертела вся эта готика! В следующий раз давай выберем что-то экзотическое. Например, острова в Тихом океане. Или Индию. Индия - прекрасная страна с богатейшей великолепной культурой. Йоги ...там..эти - ашрамы, гуру, храмы, веды. Мудрость веков. Транцендентность...
  - Гавриил, ты меня пугаешь, - расхохоталась девушка. - А как же малярия, змеи и антисанитария? Это тоже твоя Индия. Нет, завтра отправляемся в замок, дружочек! К Дракону!
  - А в замках этих холодно! А у меня слабый иммунитет, чуть что - вирусная инфекция.
  - Сейчас еще лето, ангел.
  - Вирусы об этом не знают,- плаксиво заныл старик.
   В дверях встала ровная, как палка, Эуджения. Улыбнувшись одними кончиками губ, она прошелестела и встала посередине комнаты.
  - Вы уж простите меня, случайно услышала ваш разговор - дверь то открыта была. Вы что же, все- таки в замок собираетесь? - раздался ее сухой и резкий вопрос, при этом ее тонкие брови удивленно полезли вверх.
  - Да, матушка Эуджения, конечно нам непременно нужно в замок, - с милой улыбкой ответила девушка.
  - Хм...
   В проеме открытой двери появилось лицо Леи с округлившимися от испуга глазами.
  - Мы надеялись, что вы , господа, передумаете. Почему бы вам не вернуться в вашу прекрасную солнечную Испанию?
  - Испанию? Какую Испанию? - недоуменно уставилась на нее Фрида.
  Гавриил , стоя за спиной Эуджении, скорчил неимоверную гримасу.
  - Ну, как же, госпожа, - Эуджения насмешливо ухмыльнулась,- господин Габриэль де Ривера путешествует со своей подопечной- молодой испанской аристократкой - госпожой Исабель де Марчена.
   Она сделала ироничный книксен. Леа у двери звонко расхохоталась, но встретившись со строгим взглядом Эуджении, которая обернулась на ее смех, резко замолчала.
   - Ах, вот оно что,- облегченно вздохнула Фрида, заподозрив очередную выходку Гавриила,- Габриэль, ясно. Да, это правда, но я надеялась сохранить инкогнито.
  - Да, милочка, я так и поняла. У нас деревня, знаете ли, а в деревне слухи распространяются очень быстро. - Эуджения смотрела на девушку неодобрительно. - Зачем вам вообще в замок ехать? Мы не любим здесь чужаков. Вы уж не обессудьте, вы очень милая девушка. И опекун ваш , видно, господин очень респектабельный. Но гости у нас тут большая редкость, вот и смотрим на все новое с подозрением. Что вам в замке то нужно, господа?
   Было видно, что хозяйка гостиницы- дама непреклонная и привыкла добиваться ответов на свои вопросы.
   Фрида невольно поежилась под этим твердым властным взглядом.
  - Поговорить. Мы должны поговорить с господином Драконом, - так же твердо и непреклонно ответила она.
   Молодая Леа у двери испуганно вскрикнула.
  
  20.
   Вечером того же дня, ближе к закату, мимо гостиного двора Сигешуары с шиком промчалась роскошная раззолоченная карета и направилась прямо к замку. Леа тот час примчалась на веранду к Фриде. Девушка не могла видеть карету, но дочь хозяйки, раскрасневшаяся от удовольствия, сбивчиво пыталась объяснить , что же произошло.
  - Карета? - удивленно переспросила Фрида.
  - Карета, милая барышня,- да еще такая великолепная. Не иначе, сам эрцгерцог пожаловал. Не меньше. - глаза Леи округлились, а щеки покрылись густым румянцем.
  - Эрцгерцог? - снова переспросила Фрида.
  Гавриил рядом сокрушенно вздохнул:
  - Ну , вот, начинается...- проворчал он,- никакой это не эрцгерцог. Это кто-то из Первого мира, я уверен!
   Гавриил возбужденно зашагал по веранде. Фрида досадливо поморщилась:
  - Только их здесь не хватало...Может, и правда..этот..эрцгерцог? - с неуверенной надеждой протянула Фрида.
  - Какой эрцгерцог? Сама подумай! - Гавриил развел руками и хлопнул ладонями себя по ляжкам.
   Фрида собралась с мыслями и произнесла:
  - Завтра отправимся в замок и сами все узнаем. Чего гадать на кофейной гуще? А пока я хочу отправиться в комнату и лечь в постель.
   Леа уже пришла в себя. Из глубины дома раздался зычный голос матушки Эуджении, которая звала дочь.
  - Я пойду, но позже я приду к Вам, принесу чего-то вкусненького.
   Леа умчалась. Гавриил успокоился и замер, глядя на тонущий в сгущающихся сумерках замок. На долину медленно опускалась летняя ночь.
   Чуть позже, когда Фрида уже собравшаяся ко сну, лежала в постели, Леа вошла в комнату. В руках ее был поднос я чашкой и блюдцем, на котором дымились свежеиспеченные блины. Леа присела на край кровати, поставила ужин перед Фридой, и весело затараторила:
  - Вся деревня уже гудит, - болтала она,- все говорят. Карету видели только те, что живут по центральной улице. И то - промчалась она так быстро, что и не разглядеть - то. Но я видела хорошо. Я как раз с Лаурой - соседкой у ворот стояла. Это была такая красота, скажу я вам. Давно я такой богатой и разукрашенной кареты не видала.
   Фрида с аппетитом уписывала блины, запивая их ароматным какао, и слушала очередной ворох новостей. Все крутилось вокруг вечерней, так загадочно, словно метеор, промчавшейся через деревню, кареты. Фрида не показывала своей заинтересованности, ела, делая вид, что слушает в пол уха, вставляя порой замечания, которые кареты не касались вовсе. Наконец, Лее надоело говорить о карете, тем более, что барышня явно скучала, она вдруг тихим и нежным голосом спросила:
  - А вам - то зачем в замок, барышня?
  Фрида посмотрела на молодую женщину:
  - Я не знаю. Просто нужно, я чувствую.
   - Ох, барышня, чую я: что-то тут не так, - проникновенно пропела Леа,- когда девушка так говорит, значит, дела - то тут сердечные.
   Леа понимающе покивала своей хорошенькой головкой и напевно продолжила:
  - Сама - то знаю, как это...
  
  21.
   - Нет, демон, ждать мы не будем. Послать Влада и Стокера к Дракону - мысль, конечно, остроумная, но бесполезная, друг мой,- Сам задумчиво гладил чисто выбритый подбородок пальцем. - Ничего они не сделают.
  - Немного внимания потянут на себя. А это время и энергия. - вставил демон.
  - Да, ты стратег, Вельзевул, - насмешливо сверкнул глазами Сам. - Но, согласен, что-то в этом есть...Но подстраховать все равно необходимо. Дракон стал слишком сильной и важной ментальной развязкой. Относиться к нему и его выходкам легкомысленно было бы глупо. Но и дрожать от страха тоже не стоит. На всякого Дракона есть свой Рыцарь в серебряных латах.
   Марго удивленно вскинулась на Самого.
  - Ну, это я так..образно, - добавил тот.- Неприятно об этом говорить, господа, но если мы не справимся, стоит подумать о том, чтобы обратиться Наверх.
   По тому, какая давящая неприятная пауза зависла вдруг в комнате, Сам понял, что его собеседники все как один против этой экстравагантной идеи.
  - Вы же знаете, Мессир, каких несносных болванов строят из себя ангелы, стоит только нам признать свою слабость в каком - либо деле и обратиться к ним за помощью, - насупился Вельзевул,- не хотелось бы...Может, все обойдется?
  - Знаю! Поэтому сказал, что стоит об этом подумать, хотя это неприятно. Сам не рад, господа.
   Марго капризно надула губы:
  - Я не люблю ангелов. Все они зануды и лицемеры.
  - Странно, почему они того же мнения о нас, - заметил демон.
   Сам внимательным взглядом осмотрел свой совет и остановился на Бегемоте.
  - Вот что, друг мой, - настойчиво продолжал взирать на кота Сам,- Наверх отправишься именно ты, они тебя любят почему -то...
  - Котов все любят,- самодовольно замурлыкал Бегемот, - но идти я туда вовсе не хочу. Пусть демон идет.
  - Ну, нет, Бегемот, куда мне? - Вельзевул передернул плечами, - Да они меня на пушечный выстрел не пустят. У них там стража у ворот, вы же знаете.
   Сам снова посмотрел на Бегемота, который усиленно пытался избежать встретиться с ним взглядом. Потом произнес тоном, не допускающим возражений:
  - Ты пойдешь! Куда ты денешься?
   Бегемот закатил глаза, его усы возмущенно затрепетали:
  - Я не хочу! Почему всегда я? Все мелкие и неприятные дела должен улаживать я? Поручите мне другое дело, я на все согласен! Только не в рай!
   Сам хлопнул в ладоши :
  - Разговор окончен! Бегемот, отправляйся немедленно. Завтра может быть поздно.
  
  22.
   Фрида удивленно вскинула свои брови:
  - Леа, о чем ты толкуешь?
  - Да как же, барышня? О любви, конечно...Я ведь вижу. Вы влюбились в Дракона. - потом она сокрушенно покачала головой,- только зря все это. Он разобьет ваше сердечко. Уж я- то знаю, как это бывает.
   Гавриил от неожиданности крякнул в кресле.
  "Влюбилась? Серьезно, Фрида?" - ввернул свою мысль ангел.
  - О, нет! - с жаром воскликнула девушка. Леа удивилась. Гавриил успокоился. - Нет, Леа, я не влюбилась. Это что-то другое...
  - Что?- в один голос спросили Леа и Гавриил.
  - Не знаю, - грустно ответила Фрида. - Странник сказал, я потом все пойму.
   Гавриил, услышав о Страннике, вдруг вскочил, как ужаленный. Фрида, поняла свою оплошность, но было слишком поздно. В глазах ангела пролетела вся жизнь подопечной бедовой девчонки, а потом он бессильно упал в кресло.
   Леа еще какое-то время продолжала болтать о чем-то своем девичьем, но ее уже не слушали ни Фрида, ни Гавриил. Каждый задумался о своем: девушка о том, что предстоит нелегкое объяснение с рассерженным ангелом, а Гавриил о том, что Фрида снова попала в какую-то невероятную аферу, а улаживать все придется, конечно, ему. Он глубоко вздохнул и обреченно закрыл глаза.
   Потом долго еще Леа сидела, болтала о своем. Гавриил сидел в кресле и сердито сопел, бросая на Фриду испепеляющие взгляды. Девушка смирно лежала в кровати, совершенно невозмутимая и спокойная. С улыбкой слушала она девичий лепет Леи, руки ее лежали сомкнутые поверх белоснежно белого одеяла. Наконец, Леа покинула комнату Фриды, вынося поднос с пустой чашкой и тарелкой. Фрида устроилась поудобнее, предполагая, что разговор с ангелом предстоит не простой. Так и случилось- едва за Леей закрылась тяжелая дверь, как Гавриил вскочил на ноги и принялся метать в девушку грозные взгляды:
  - Что я слышу? О каком Страннике идет речь, милая?
  - Не кричи, ангел,- с улыбкой ответила Фрида,- Странник тот самый. Ты о нем хорошо знаешь.
  - Странник? Он вне Закона! Ты это знаешь? Никто не знает, кто он и откуда. Никто не знает, что за игру он ведет. Никто не скажет тебе даже из Первого он мира или Сверху. Как ты могла снова попасть в авантюру? Забыла, кто ты? Забыла, кто я ? Твои шансы в Первом мире невелики. А я всего лишь сопровождаю тебя везде. Что-то я могу, но не все. Я не могу постоянно выручать тебя!
  - Наши шансы везде невелики. Так уж получилось, что наша жизнь - абсурд. Кто я ? Всего лишь женщина не вписывающаяся в рамки.
  - Тебе постоянно дают второй шанс! Что ты с этим делаешь?
  Ангел укоризненно глядел на девушку, но она спокойно всретила его взгляд.
  - А , может, я тоже Странница?
  -Что? - воскликнул Гавриил,- хочешь тоже встать вне Закона? Тогда тебя не примут ни в Первом мире ни Наверху - ты знаешь! И меня тоже не будет! Меня не будет тоже...
   Последние слова ангел произнес шепотом, но Фрида услышала и вздрогнула:
  - Я не хочу тебя терять,- прошептала она в ответ.
  
  23.
  
  - Может, мне заодно отправиться к Фриде? Я могу отговорить ее от этой затеи,- раздался голос королевы Марго.
   Сам вскинул на нее тяжелый немигающий взгляд, она отвела свой.
  - Поговорить с Фридой?- улыбнулся он одной стороной рта. - Нет, дорогая, вам это не под силу. Вас она не примет. Но есть один вариант. Где наш проказник - Азазель?
   Вельзевул досадливо поморщился:
  - Да кто же знает, где может носить? Он совершенно несносен и неуправляем.
  - Да! - лукаво подтвердил Сам. - Потому и следует его найти и послать к Фриде. Марго, займешься?
  Королева пожав плечами, кивнула своей красивой головкой:
  - Почему нет? Только где же я его найду? Его постоянно носит по всем Четырем мирам, словно Странника. Он неуловим, как ветер, Вы же знаете, мессир.
  - Знаю, но ты найдешь. Подумай, где он может быть,- снова улыбнулся Сам. А потом задумчиво добавил - главное, чтобы он не опоздал. Гавриил один с Драконом ничего не сделает.
   Марго прищурившись, внимательно взглянула на Самого:
  - Так мы все же ей поможем?
  - Да,- твердо и серьезно ответил Сам. Мы должны подстраховаться со всех сторон. Главное - сдержать Легион. Любым способом. Итак, - звонко произнес Он,- Бегемот - Наверх, Марго - искать Азазеля, Я - к Дракону. Будем знакомиться, наконец.
   Улыбка Самого не оставляла никаких сомнений в том, что от этого знакомства ожидается нечто весьма любопытное и интересное.
   Вмиг комната опустела. Все, кроме Бегемота, покинули ее. Черный кот сидел на стуле перед накрытым к ужину столом и уплетал кусок осетрины. Он не торопился. Бегемот предпочел бы другое задание, но возражать не стоило, да уже и некому было.
  - Перед тем, как отправиться Наверх, я должен кое-кого повидать,- пробормотал про себя ко, облизывая лоснящуюся от жира лапу,.- Здается мне, что тут без него не обошлось.
  
  24.
   Марго пробиралась между тонкими стволами деревьев. В лесу было тихо, лишь слышались нежные голоса птиц и жужжание насекомых. Шлейф ее зеленого платья то и дело цеплялся за колючие ветви каких-то кустов. Марго тихо чертыхалась, одергивала шлейф и проклинала Азазеля.
  - Вот что за демон? Забрался...Отдохнуть ему захотелось...Душевного покоя ему, видите ли , не хватает...Первый мир, видите ли, слишком суетен, многонаселен, протолкнуться ему негде.
   Королева ворчала. Вот уже впереди между стволами деревьев мелькнул широкий просвет- где-то там и находилось озеро. Марго зашагала веселее, тем более, что вдруг, словно из ниоткуда появилась чистая тропинка, колючки словно расступились, приглашая королеву, будто говоря, что она идет в верном направлении. Но Марго уже и сама это поняла. Наконец, она оказалась на берегу озера. Она невольно залюбовалась красотой открывшего пейзажа. Ей не свойственны были сантименты и тонкие душевные переживания, но чистый воздух, безупречная гладь лесного озера, поляна , усыпанная восхитительными цветами, пение птиц не оставили ее равнодушной. Королева замерла на минуту. На гладь озера ложилось вечернее солнце. Картина была завораживающая.
   На берегу неподалеку она увидела соломенный шалашик, рядом над небольшим костром колыхался котелок, над которым уже поднимался пар. Азазеля она не увидела, но то, что она его нашла, королева не сомневалась.
   Женщина решительно шагнула на залитую золотыми предзакатными лучами солнца поляну, подошла к костру и втянула запах:
  - Уха... значит, он где-то недалеко,- пробормотала королева, а потом громко позвала демона,- Азазель!!!
   И вдруг из-за близлежащих деревьев показался совсем незнакомый то ли демон, то ли человек, то ли так, заблудшая душа. Марго не узнала в нем одного из самых могущественных демонов Первого мира, всегда щегольски разодетого по моде французского двора, всегда в безупречных кружевных манжетах и жабо, чулках и до блеска начищенных сапогах со шпорами. Нет, перед ней стоял бородатый заросший рыбак да еще и с сетью в руках. То что, это был все- таки Азазель, можно было понять только по лукавому быстрому взгляду и тонким аристократическим кистям рук.
   Демон улыбнулся в бороду, увидев Марго, но даже виду не подал, что узнал ее. Бросил сеть на землю, подошел к котелку и стал по- хозяйски нюхать уху, затем полез в шалашик и вылез уже с оловянной ложкой в руках. Все это он проделал совершенно невозмутимо. Марго не выдержала, нервно потопывая маленькой ножкой в зелено-золотой туфельке, она нахмурилась:
  - Не делай вид, словно ты меня не узнал, демон!
  - Узнал, королева,- Азазель ухмыльнулся в бороду, и присев у костра, стал помешивать уху, пробуя ее из ложки.
  - Как ты можешь так спокойно прохлаждаться здесь, в то время, как Первый мир завис над пропастью!
   Марго даже в гневе топнула ножкой.
   Азазель ухмыльнулся еще шире, но продолжал заниматься ухой.
  - Ты знаешь, что вздумала твоя подруга?
  - Какая?- невозмутимо спросил демон.
  - Фрида!
  Лицо королевы Марго уже выражало полную гамму чувств.
  
  25.
   Демон спокойно и лукаво посмотрел на пылающее лицо королевы. Снова ухмыльнулся:
  - Не напоминай мне о ней, Марго. Ты ведь знаешь, что Фрида нанесла мне жестокую душевную травму. Видишь, до сих пор не могу прийти в себя.
   Азазель снова полез в шалашик и стал долго там копаться. Слышно было, как он что-то перекладывает с места на место. Потом он вылез, в руках держал две металлические походные миски и еще одну оловянную ложку.
  - Ну что ж, королева, не побрезгуешь простым полевым ужином в обществе грустного демона. Он широко улыбался под бородой.
   Марго от неожиданности перехватило дыхание:
  - Как ты можешь шутить об этом? Да и теперь вовсе не до шуток. Заварила кашу твоя Фрида.
  - Не моя, - поправил королеву демон.- Не моя. Наша Фрида. Да и , знаешь, я теперь успокоился- рыбку ловлю себе на природе, отдыхаю. Что надо мне - вольному духу? Небо над головой, вот такое чистое озеро, да уха на ужин.
   Азазель улыбался так искренне и обезоруживающе, что Марго невольно восхитилась самообладанием "вольного духа".
   Королева решила, что , пожалуй, простыми истериками и требованиями она его не проймет, предстоял длинный и серьезный разговор, а значит можно было немного перевести дух и попробовать рыбный суп. Марго , подобрав длинный шлейф зеленого платья, уселась на предусмотрительно подостланную демоном, мягкую меховую подстилку, приняла из его рук тарелку, над которой поднимался горячий ароматный пар, взяла оловянную ложку и молча стала есть.
   Азазель присел рядом прямо на влажную от вечерней росы траву и тоже принялся за еду. Так прошло несколько минут. Утолив голод, демон и королева начали переглядываться. В глазах Марго мелькала обеспокоенность. Взгляд демона искрился от смеха. Наконец, королева нарушила молчание:
  - Демон, ты нам нужен. Ситуация критическая.
  - Знаешь, Марго, я принял дхарму. Решил жить без желаний, не испытывая тревоги и беспокойства. Сказано ведь: у вас даже волосы все на голове сочтены. Что мы можем?
   - Это что за дауншифтинг еще? Демон, ты толком скажи, что ты хочешь за свою помощь. Фрида тебе доверяет, ты ее друг. Да? Да! Мы хотим , чтобы ты с ней поговорил. Нужно во что бы то ни стало отговорить ее от ее затеи. Видишь ли, эта дуреха отправилась в логово к Драокону. В пасть Легиону, что ни на есть.
   Марго пристально смотрела в глаза демону. В этот раз стрела нашла свою цель - Азазель побледнел.
  
  26.
   Демон отложил ложку в сторону и встал на ноги. Подойдя к кромке воды, он выпрямился, взгляд его ушел куда-то за горизонт.
  - Кто ее надоумил? Сама она такое не придумала бы.
  - Мы не знаем. Мы ничего не знаем. Не знаем: зачем. Не знаем, чем все это кончится. Все обеспокоены. Может, дхарма подождет?
   Марго с надеждой посмотрела на демона.
  - Дело не в дхарме, Марго. Дело в том, что случилось с Фридой. Нужно искать причину. Она несется куда-то , сломя голову. Всегда с ней так. Вот и сейчас: кто-то использует ее смелость и безрассудство для достижения своих непонятных целей.
  - Сам тоже так думает. Но кто ?
  - Вы сами не пробовали выяснить?
  - Нет, демон. Я пришла к тебе за помощью.
  - А что от меня требуется, королева?
  - Поговори с ней. Просто поговори.
  - Не думаю, что это поможет. Не в этот раз. Я чувствую, что ставки высоки. Тот, кто ее послал, серьезный парень. Я думаю, что о Фриде речь не идет вообще. Если она погибнет, то он все равно достигнет свей цели. Вот что я думаю.
  - То есть, ты хочешь сказать, что ее просто используют? Что она сама не понимает этой окончательной цели?
  - Вот именно, дорогая королева! Она сама ничего не понимает. Иначе, зачем бы ее понесло в логово Дракона? Это опасно. Но кроме того, это все таки не ее игра. Я чувствую, что не ей это нужно. Кому-то другому. Разрушить Легион, значит обречь Четыре мира на хаос и Апокалипсис. Кому и зачем может такое понадобиться? Вот в чем вопрос!
   Демон, все это время стоявший спиной, наконец, обернулся к Марго и на этот раз взгляд его пылал неугасимым огнем.
  - Я помогу вам. Ради этой безрассудной, но в, общем-то, неплохой девчонки. Она мне всегда нравилась. И когда-то я даже смел мечтать...
   Демон не договорил, но Марго все поняла женским внутренним чутьем.
  - Она еще молода и глупа, демон. Что с нее можно взять?
  - Да, поэтому я решил подождать. А она- к Дракону, значит. Нет, дорогая, еще не все сказано между нами.
   Марго скорее услышала, а не увидела, потому как наступали сумерки, звук перевоплощения. В темноте хлопнули крылья, затем упали вниз полами плаща, звякнули шпоры на сапогах и звонко ударилась о них шпага. И вот уже перед королевой стоял один из самых могущественных демонов Первого мира во всей своей красе.
  
  
  
  
  27.
   Бегемот поднимался все выше и выше. Горная дорога была засыпана снегом. Идти по ней было тяжело и почти невозможно. Кот проваливался с головой в этот белый холодный снег, мечтая только о ночлеге, горячей воде и чашке чая.
   Плюс ко всему дышать становилось все тяжелее и тяжелее. Где-то там на вершине жили те, к которым направлялся Бегемот- ангелы. Давно они ушли в горы, сразу после сотворения Четырех миров. Им казалось, что они смогут наблюдать за людьми Сверху, что смогут подсказывать им нужные и правильные вещи. Что оттуда виднее... Кот грустно рассмеялся. Эффект от этого получился неожиданный. Ангелы, обитая там, Наверху, совершенно потеряли связь с Миром людей. Они не понимали, с чем приходится сталкиваться людям здесь внизу: с бедностью, старостью и смертью, с тем, что все проходит и редкие вещи задерживаются на земле. Ангелы стали высокомерны и нетерпимы к тем, кто оступался и , не раздумывая долго над судьбой того или иного человека, спускали дела в Суд Первого мира. Самому иной раз приходилось чуть ли не силой переубеждать ангелов в некоторых делах, уговаривая забрать человека Наверх. Но удавалось ему это редко.
   Бегемот остановился перевести дух. Приближалась ночь. Нужно было найти ночлег. Для кота может пригодиться вовсе не мудреное местечко, любое, где можно свернуться клубочком и тихо в тепле поспать.
   Бегемот упорно полез выше. Наконец, за поворот он увидел небольшой теплый желтый огонек. Он горел так весело и маняще, что кот , предвкушая удовольствие от тепла и , возможно, вкусной еды, запрыгал вдвое быстрее по глубоким сугробам.
   Через несколько минут кот уже стучал в грубо сколоченную деревянную дверь. Ему открыла девочка лет восьми. Удивленно увидев перед собой огромного черного кота, но привыкшая, видимо, ничему не удивляться живя здесь, на границе между Миром людей и Миром Наверху, она мудро и понимающе улыбнулась и , чуть отойдя в сторонку, освободила проход для кота. Бегемот не стал испытывать судьбу, и дважды его упрашивать не пришлось, быстренько перекатившись за порог, через несколько секунд кот уже сидел у теплого камина, в котором уютно потрескивали дрова.
   Хозяева - отец семейства, видимо лесоруб, мать и две девочки, кроме той, что открыла ему дверь,- невозмутимо поглядывали не неожиданного гостя. Кот повернулся к ним от теплого огня и сказал:
  - Доброго вечера! Я благодарю вас от всей души, друзья. Если честно, дорога очень вымотала меня.
   Девочки начали улыбаться, а мать всплеснула руками.
  - А я так и подумала, что он умеет говорить, я сразу поняла , что это кот необычный!- звонким голосом сказала старшая из девочек.
   - Что же, давайте знакомиться. Я- Ганс, главный ,стало быть, лесник в этом округе. Это моя жена Грета, а это наши дочки: старшая Маргарита, средняя - Мария, и самая младшая - Марта.
   Бегемот внимательно посмотрел на старшую. Она была Марго...Маргарита...У нее были зеленые глаза...А в их глубине пылали отсветы каминного огня. Нежные белокурые локоны... Когда-нибудь, возможно, он снова к ней придет. А пока...
  
  
  
  28.
   Грета быстро накрыла стол, поставив на него несколько тарелок с разной снедью. Кувшин, наполненный молоком появился тут же. Семья уселась вокруг стола, и никто не удивился, когда кот , забравшись на один из табуретов, тоже важно уселся у стола. Все дружно рассмеялись.
   Ганс взял в руки хлеб и разделил его на шесть частей. Одну положил себе на тарелку, остальные получили все члены семьи, последний кусок торжественно положили на тарелку кота. Тот растроганно прослезился, утерся лапой и потянулся за жирным карасем, что аппетитно манил его к себе. Все снова рассмеялись.
   И пока в камине потрескивали сгорающие дрова, а семейство Ганса - лесника беспечно поглощало ужин, Бегемот внимательно наблюдал за малышкой Марго. Ей было лет девять. Видно, что было не по годам смышлена. Она вглядывалась в мир осторожно и мудро, словно уже когда-то бывала здесь и знала, что за красивой картинкой может таиться настоящая опасность. Она умела чувствовать других- это читалось по ее взгляду словно изнутри, откуда-то из ее собственной глубины. Но это не были ее проекции, это было именно странное для ребенка ее возраста интуитивное познание мира, которое не всем дано. Кот разглядел в ней этот дар и в ответ дал понять, что дар понят, что сам он тоже владеет подобным даром. Но он был старый мудрый и опытный демон, съевший собаку на игре в жизнь. Но это дитя, по сути, еще совсем наивное и не обладающее знаниями, только начинавшее сознавать собственные способности и прощупывать игру под названием жизнь, уже смотрело спокойно и без испуга на вещи, которые не мог постичь обычный ум человека. Кот не сомневался, что в будущем Марго станет неплохим игроком. Он собирался об этом позаботиться, решив, что лет через десять настанет его время, он вернется к малышке Марго, он сам научит ее всему.
   А пока , переведя дух, Бегемот довольно потянулся за четвертым карасем. Ганс уже разрумянился от кружки пива, что поднесла ему Грета, собирался петь песни. Девчонки в шутливом ужасе закрывали уши руками, но видно было, что предстоящая развлекательная программа им нравится. Кот слез со стула и подсел поближе к огню.
   Они пели и развлекались около получаса, пока Ганс не выдохся от песен и от смеха. Все это время кот наблюдал и тихонько улыбался в свои пышные усы.
   Наконец, семейство вспомнило о необычном госте.
   - Что же? Куда вы путь держите? - раздался голос Ганса. И вся семья затихла, ожидая ответа.
   Бегемот не заставил их ждать:
  - Я иду Наверх. К ангелам.
   Это было сказано настолько просто и веско, что видно было - они поверили просветлели лицами. И вдруг в тишине раздался голосок Марго, той самой малышки Марго:
  - Я знаю! Я их видела! ...Много раз,- смущенно добавила она, - но Мария и Марта мне не верят! А мама верит.
   Кот в огромной нежностью смотрел на Марго. Он тоже верил.
  - Я тоже верю,- спокойно с улыбкой сказал он,- я и сам их видел. Хотя, если честно, не очень люблю с ними общаться.
  - Почему?
  - Ну, они слишком уверены в своем совершенстве. Они бывают невыносимы из-за этого.
  
  
  29.
   - Но, если вы не против, я бы отдохнул. Завтра мне снова в путь. Я вот прямо здесь у огня.
   Бегемот растянулся на коврике и через несколько минут уже сладко сопел. Девочек Грета отправила спать в их комнаты, сама ушла , убрав со стола и вымыв посуду. А Ганс еще сидел какое-то время у стола, бормоча что-то себе под нос и удивленно качая головой. Он всякого навидался, но говорящих котов еще не приходилось. Удивительная штука - жизнь.
   Утром Бегемот проснулся раньше всех. Камин догорел, в гостиной стало прохладно. Он невольно поежился. Решил не дожидаться, пока все проснуться, нужно было торопиться. Но нужно было оставить на память о себе хоть что-нибудь существенное. Он взглянул на стол - тот час из воздуха материализовался кошелек туго набитый золотыми монетами, а рядом он оставил прекрасную рубиновую розу- для Марго.
   Потом он, подойдя к двери, открыл ее. Ослепленный ярким солнцем, его отражением , он сначала крепко зажмурился, но потом решительно ступил за порог, тихонько прикрыв за собой деревянную дверь.
   Немного привыкнув к свету , Бегемот отправился в путь.
   Наконец, через несколько изнурительных часов подъема, перед котом неожиданно, словно из-под земли, выросли высоченные, что он, даже задрав морду почти к самому небу, не увидел, где они заканчиваются, витые кованые ворота. Бегемот, невольно поежившись, ступил к ним ближе и увидел небольшой металлический молоток. Он взялся за него. "Стучите и откроют вам", - вспомнилось вдруг. "Надо же, наваждение какое...",- тут же одернул сам себя. Предчувствуя тяжелый и неприятный разговор с ангелами, Бегемот три раза постучал в ворота. Ему пришлось ждать несколько минут, но потом раздался щелчок и ворота бесшумно распахнулись. Перед Бегемотом стоял архангел Михаил. Одет он был в облегающий сверкающий то ли костюм, то ли латы, Бегемот не понял. С брезгливым выражением светящегося лица, благообразный лик Михаила скривился в гримасу.
  - Демон? Как ты посмел?
  - Меня Сам прислал. Сам я не пришел бы,- мысленно улыбнувшись собственному каламбуру, Бегемот спросил,- Пригласишь внутрь...хм..в рай? Или будем на пороге разговаривать? А разговор серьезный...
   - Проходи,- произнес Михаил,- но пока не соберу Верховный Совет, ни с кем ни слова!
  - Да, хорошо! Я понял, не надо смотреть так уж строго,- ухмыльнулся Бегемот, но быстро оправился. С ангелами не стоило шутить, они этого не любили.
   Они ступили в рай. Михаил шел впереди, Бегемот вынужден был буквально бежать за ним, едва поспевая. На смену слепящему белому снегу и холоду, пришло ощущение радующей глаз пестрой зелени и неожиданного тепла. Любопытству кота не было края , в раю он был впервые. Кругом он видел различные тропинки, что разбегались в разные стороны, множество растительности, вокруг порхали гигантские бабочки, где-то, скрытые в ветвях, пели птицы и стрекотали кузнечики. Кот чувствовал тяжеловатую атмосферу, наблюдался явный парниковый эффект. Послышав шаги, из-за деревьев выходили олени, лоси и косули, прекрасные белогривые лошади, они доверчиво тянулись своими мордами к пробегавшим мимо них ангелу и демону. Кот невольно хотел остановиться, но Михаил так на него посмотрел, что Бегемот припустил снова почти бегом. С ветвей деревьев спускались белки и обезьяны, нависая над тропинкой, они норовили задеть за макушку высокого Михаила. Тот досадливо отмахивался.
  
  30.
   Утром Фрида проснулась из-за того, что высоко поднявшееся солнце во всю светило прямо в ее окно. Она улыбнулась счастливо и вскочила с постели. Тело больше не болело, синяки и ссадины исчезли. Она чувствовала себя здоровой и полной сил.
   Не став звать ни Лею, ни матушку Эуджению, она быстро скинула ночную сорочку, надела на себя все то же темно- зеленое скромное платье, плеснула себе в лицо прохладной воды из умывальника, приоткрыла двери в коридор. Гостиница уже давно проснулась: слышалось хлопанье дверей, голоса девушек, ведущих уборку в разных комнатах и при этом перекликающихся друг с другом. Где-то звенел голос матушки Эуджении.
   Фрида спустилась по лестнице вниз и на первом этаже увидела хозяйку. Матушка Эуджения , увидев девушку здоровой и посвежевшей, улыбнулась.
  - Я хочу сегодня отправиться в замок,- глядя в глаза хозяйки твердо произнесла она.
  Выражение лица хозяйки с радостного сменилось на удивленное, а потом суровое.
  - Я полагала, вы одумаетесь! - воскликнула она.
  - Мое намерение не изменилось,- повторила девушка.
  - Вам не следует туда идти! - настойчиво повторила хозяйка.
   Ее прямая фигура, даже крахмальные юбки были напряжены от возмущения.
  - Почему же? - Фрида смотрела хозяйке в глаза. Та смотрела в ответ, и ее взгляд горел мрачным огнем.
  - Вы дадите мне повозку, чтобы добраться до замка?
  - Это исключено! Я не просто не дам вам повозку, дитя, я и вас туда не пущу!
  Фрида улыбнулась, и развернувшись, пошла искать Гавриила.
   Старик был на конюшне. Болтая с конюшим, он трепал за гриву красивую черную лошадь. Она переступала своими стройными ногами, нетерпеливо перебирая копытами. Видно было, что животное застоялось. Но Фрида сразу обратилась к ангелу:
  - Гавриил, мы сейчас же отправляемся в путь. Вещи я уже уложила. Пойдем пешком, так как матушка Эуджения повозку нам не даст.
  - Я надеялся, что ты передумаешь, милая. - спокойно произнес Гавриил, не глядя на Фриду.
  - Нет, ты знаешь, что нужно двигаться вперед несмотря ни на что.
  - Я надуюсь, что ты передумаешь, дитя мое,- печально повторил ангел.- Я должен буду последовать за тобой, но я не хочу, чтобы мы отправлялись в замок. Я чувствую, что это станет ошибкой. Фрида, послушай меня на этот раз. Здесь все не смешно.
  - А я и не смеюсь, ангел.
  - Тебя кто-то подставил, поэтому ты никому ничего не должна. Мы можем с легким сердцем поехать домой. Найдем Азазеля и отправимся путешествовать все вместе. Вот это будет по- настоящему весело.
  - Сначала надо выяснить правду. Что здесь к чему? Ты думаешь, это случайно, что мы оказались в такой ситуации?
  - Это все уже не важно. Важны только те решения, которые ты примешь сама для себя.
  - Я приняла решение. И мы отправляемся прямо сейчас.
   Старик оставил лошадь, и пошел в комнату за вещами.
   Через час Фрида и Гавриил уже поднимались горной тропинкой от деревни к замку.
  Солнце палило во всю, ангел кряхтел, но молчал, Фрида поднималась молча, сцепив зубы.
  
  31.
   Замок носил следы ветхости и древности. Старик с девушкой стояли перед старыми деревянными воротами. Ангел взялся за молоточек, стукнул один раз и отступил. В глубине души он надеялся, что ворота не откроются. Но вскоре раздались шаркающие шаги, с той стороны ворот послышалось какое-то движение, лязг железа, а потом медленно со скрипом и скрежетом ворота подались и открылись на расстояние достаточное для того, чтобы прошел человек.
   Фрида решительно ступила на внутренний двор замка. Ангел последовал за ней, внутренне вздыхая. Оказавшись внутри этого средневекового старинного строения, путешественники, запрокинув головы, осматривались вокруг. Внутренний двор был невелик, окруженный крепкими стенами замка, над головами нависали крытые галереи и переходы. Тот, кто их впустил, привратник или смотритель ворот, был седоволосым горделивым стариком в костюме старинного покроя и белом чуть потрепанном и помятом парике. Он прошел немного вперед, и не услышав за собой шагов, остановился , обернулся на гостей , стоял прямо и неодобрительно на них смотрел.
  - Прошу , господа, за мной,- раздался его скрипучий голос.
   Фрида и Гавриил , прекратив осмотр внутреннего двора, вынуждены были последовать за провожатым.
   Все вместе вошли в высокие створчатые двери, и попали в старинный немного обветшалый зал. Был он скупо освещен несколькими канделябрами со свечами, окна были плотно завешены шторами при этом. Привратник повел их к широкой винтовой лестнице, поднимавшейся на второй этаж. Путники следовали за ним.
   Молча старик провел их несколькими темными коридорами, так, что Фрида перестала пытаться понять, куда их ведут, а потом, толкнув перед собой тяжелую деревянную с изысканно витиеватой резьбой дверь, пригласил их в большую комнату.
  - Ваша комната, госпожа,- проскрипел старик. По его тонким губам пробежала едва заметная улыбка.
   - А вас, господин, прошу следовать за мной до вашей комнаты.
   Старик развернулся и вышел.
   Гавриил красноречиво посмотрел на Фриду, словно пытался что-то сказать.
   Девушка пожала плечами и отвернулась.
   Гавриил вышел за стариком - привратником, полный внутреннего неодобрения всем происходящим.
   Двери за мужчинами закрылись, и Фрида осталась в комнате одна.
   Она осмотрелась вокруг себя. Комната была огромная, но отлично ухоженная. Посередине стояла широкая кровать под резным деревянным балдахином. Вокруг стояло множество резных кресел и стульчиков, под окном находился прекрасный письменный стол прекрасной работы. Но больше всего другого обращало на себя внимание высокое старинное зеркало.
   Оно словно раздвигало пространство комнаты на два мира. Фрида заглянула в его глубину и завороженная застыла на пороге того мира. Чем дольше она всматривалась в поверхность зеркала, тем больше ей казалось, что та вторая комната живет своей собственной жизнью.
  
  
  
  32.
   Совет Верховных собрался в круглой зале под хрустальным куполом. Сверкал хром и никель, слепя глаза, солнечные лучи, пробиваясь сквозь хрусталь, стократно отражаясь от металлических поверхностей стола, кресел, стен больно резал по глазам. Бегемот прослезился и начал вытирать глаза лапой.
   Присесть за стол рядом с Верховными ему не предложили, посадили немного поодаль на каком-то вертящемся табурете, с которого кот то и дело соскальзывал, в то время, как ангелы , чинно рассевшись на своих хромированных креслах, устроились поудобнее и повернулись в сторону демона.
   Их было семеро. Бегемот узнал Рафаила, Габриэля, Ариэля, ...Михаил смотрел на демона неодобрительно, затем, наконец, разлепив свои совершенные уста, спросил:
   - Зачем ты к нам явился?
  - Сколько пафоса, господа,- попытался взбодриться демон. Он чувствовал себя некомфортно, с этими догматиками и бюрократами сложно было договориться. Но попытаться все же стоило.
  - Не дерзи, демон, ты на нашей территории. Ты сам к нам пришел.
  - Да, господа.- Бегемот внутренне укрепил свой голос и продолжил более уверенно,- мы на грани катастрофы.
  - Вы хотели сказать: вы на грани катастрофы?- раздался голос Рафаила, губы же его при этом не шевельнулись.
  - Нет, господа, именно все мы. Катастрофа заденет и вас, несмотря на то, что вы думаете, что высоко взобрались. На самом деле ,господа, не так и высоко.
  - Снова дерзишь, пытаешься нам задеть, демон. Вам тоже было доступен рай, но вы выбрали Мир людей, а потом построив , Первый мир, ушли в туда. Не захотели идти Путем совершенства, потому, что это великий труд!- Михаил возвысил голос, и он зазвенел, отражаясь от хромированных поверхностей и стен.
   Верховные молча взирали на демона.
  - Сейчас заплачу...- Бегемот не желал сдаваться.- Совершенство! Какое громкое слово. Скажите, что вы просто эгоисты, господа, думающие о совершенстве. А нам в Мире людей приходится работать с последствием ваших программ: бедность, смерть, болезни, пороки. Мы должны всем этим заниматься! А вы желаете оставаться чистенькими и забираете в рай только совершенных.
  - Хватит! А вы что творите там? Пустые развлечения, игры...- вот ваша работа. Вы все только усложняете. А мы даем чистое знание. И забираем к себе тех, кто пошел правильным путем. Вы же считаете, что это скучно! Вам должно быть весело.
  - Ты пришел спорить с нами или тебе нужна помощь. о какой катастрофе ты говорил?- раздался вдруг спокойный голос Ариэля.
   Бегемот в очередной раз соскользнул со стула и шлепнулся об пол, потом снова взобрался на вертящийся табурет. Ангелы терпеливо наблюдали за демоном.
  - Апокалипсис. Вот о чем идет речь.- спокойно произнес Бегемот.
  -Серьезно?- иронично протянул Рафаил.- И кто его включит? Это не так просто. У нас все запрограммировано и сбоев не бывает.
  - У нас Легион под угрозой.
   Сказав это, кот понял, что сейчас ему предстоят не самые лучшие минуты его жизни, и он не ошибся.
   Все семеро Верховных возмущенно зашелестели сверкающими латами. Раздались хаотичнее возгласы.
  
  33.
   - Легион?!
  - Как это могло случиться?
  -Как вы допустили?
  - Что у вас там произошло?
  - Чем вы там занимаетесь?
   Бегемот мужественно выдержал бурю негодования Верховных, и на этот раз даже удержался на табурете.
   Когда через несколько минут эмоции улеглись, ангелы уставились на кота своими пылающими взглядами. Кот даже бровью не повел.
  - Во- первых ми сами еще ничего не поняли. Речь идет об одной сумасбродке, которая вышла из своей ментальной структуры. Она осень своенравна, у нее потенциал стать Странницей. Но до этого момента мы держали ее под контролем.
   При этих словах Михаил передернув плечами, громко проворчал:
  - Работают они...Поразводили там у себя ментальные структуры, да еще и не могут их контролировать. Вот откуда сбои в программе.
  - Вам главное - программа! Бюрократы! А у нас свой подход!
   Бегемот , наконец, выплеснул долго сдерживаемый гнев и гордо стоял на табурете , выпрямившись в струнку. Потом табурет незаметно качнулся и кот снова громко шлепнулся на пол.
   Михаил, приподняв левую бровь, ехидно бросил:
  - Если мы бюрократы, зачем ты к нам пришел? Справляйтесь сами.
  Кот в очередной раз с трудом взобрался на скользкий сверкающий табурет.
  - Эта..э..Фрида очень упорна. Она направляется к Дракону, зачем, мы не знаем. Но уверены, что кто-то ее использует. С ней один из ваших. Этот...Гавриил...Он ее давно сопровождает.
  - Знаем. А от нас что вы хотите?- раздался на этот раз спокойный голос Ариэля.
  - Когда Легион рванет, вы должны помочь нам удержать эту лавину. Нашей мощности не хватит.
  - А почему вы решили, что Легион "рванет" ? Может, все обойдется? - веско заметил Ариэль.- Ведь ты сам сказал, что вы ничего не знаете. Не знаете ни цели, ни причины...Может, стоит просто выждать и посмотреть, что, собственно, будет...
  - Мы уверены, что девчонка отправилась навстречу своей гибели.
  - То есть, мы правильно поняли, демон? Мы должны ради девчонки рисковать нашими ресурсами?
  - Баланс будет нарушен. Мы опасаемся, что это включит Апокалипсис.
  - Об этом можете не беспокоиться, у нас серьезная защита стоит. - ответил Михаил и нахмурился.
  - Советую пересмотреть вашу защиту внимательнее. Я кое с кем встретился перед тем, как пришел сюда. Ответьте мне на вопрос: что такое "Бич Божий"?
   Ариэль опустил взгляд. Михаил заметно вздрогнул. Остальные сидели, тяжело переводя дух. Демон неотрывно смотрел на Верховных.
  
  
  34.
   - "Бич Божий"? Что вам известно об этом? - сурово вскинулся Михаил.
  - Что нам известно? Да ничего! Сам еще об этом не знает. Только я. Так что это, господа? Мы имеем право знать.- демон был непреклонен.
  - Вы не имеете права вмешиваться в наши дела! - не унимался Михаил,- Это вас не касается!
  - Не думаю! То, что я слышал об этом, говорит как раз другое, а именно, что нас это касается самым прямым образом!
   Бегемот возвысил голос и теперь он звенел от напряжения. Ариэль, самый старый и самый мудрый из Верховных, серьезно посмотрел на демона, потом перевел взгляд на Михаила и тихо произнес:
  - Михаил, успокойся, брат. Пришла пора сказать правду, если уж все равно эта информация выбралась наружу.
  - Если бы "Бич" не выкрали, никто ничего не узнал бы.
   Михаил не желал сдаваться.
   Кот повторил снова:
  - Так что это? Кто мне объяснит?
  Ариэль поник плечами и продолжил:
  - Мы объясним: "Бич"- это вирус, наше детище, так сказать. Задуман был как профилактика Апокалипсиса. Мы написали его для уничтожения саморазвивающихся ментальных структур. Так сказать для чистки нашей общей системы. Вирус прописан так, чтобы оставить невредимыми программы, которые отвечают букве Закона. Те же, что каким либо образом не вписываются , так сказать, в рамки Закона, "Бич" призван просто уничтожать.
  - То есть, как уничтожать? Я вас , господа, правильно понял? И что же по- вашему может не вписываться? Искусство? Люди? Их пороки?
  - Все. - голос Ариэля был тверд, после паузы он повторил,- Все! Что бы это ни было: человек или предмет, идея или качество, которые не отвечают классическим канонам этики и эстетики.
  - Этика?,- задыхаясь от возмущения повторял Бегемот,- Эстетика? Ладно, не будем дискутировать,- внезапно успокоился демон, - Давайте ближе к делу. Что может наделать этот ваш "Бич"?
  - При условии, что он будет запущен в систему, "Бич" начнет ее чистить,- с улыбкой говорил Михаил,- начнет убирать все лишнее. Что идет вразрез со Знанием и Законом Божиим. Вот и все.
   - То есть, как "просто уничтожать"?- ледяным голосом переспросил Бегемот,- без суда и следствия? Без шанса на искупление?
  - Да,- еще шире улыбнулся Михаил,- без шанса...Зачем время тратить?
  Впрочем, вопрос Михаила остался без ответа. Ариэль еще ниже поникнув плечами, заговорил еще тише:
  - "Бич" не был опробован. Мы в нем еще не уверены. Его выкрали около полугода назад. Мы искали, но так и не нашли.
  - Я знаю, где ваш "Бич".- сокрушенно сказал Бегемот и опустил морду к сверкающему хромированному полу,- Она обречена...
  
  
  35.
   Фрида стояла перед зеркалом несколько минут, но не замечала, как течет время, оно словно остановилось. Но потом что-то изменилось, что-то, что отвлекло девушку от внутренних мыслей. Она поняла, что изменилось все. В отражении стояла девушка, такая же, как она, но другая: с другими мыслями, с другой судьбой, счастливая, наполненная радостью, она смотрела оттуда, из зеркальной глубины, и улыбалась. Фрида по эту сторону вздрогнула от неожиданности, но потом она отвлеклась на какой-то шум за спиной, обернувшись , увидела уже только саму себя в отражении, такой, какой была она по эту сторону.
   "Что это?", - пронеслось в голове,- "мое будущее, или я увидела себя такой, какой уже стать не смогу..." Она упрямо встряхнула челкой и , наконец, оторвалась от зеркала. Оглянувшись, Фрида увидела в углу еще одну дверь, явно не ту, в которую она вошла сюда. Дверь была немного приоткрыта. Девушка подошла к ней и потянула на себя. Перед ней был длинный не освещенный коридор, такой длинный, что конец его терялся где-то далеко. Она вошла в этот коридор и медленно стала продвигаться вперед. Шаг за шагом. Коридор был странный: по стенам были развешаны полочки, на которых было наставлено множество всякой всячины: посуды, какие-то старинные лампы и подсвечники, канделябры, серебряные блюда и подносы, банки пустые и чем-то наполненные. Фрида ловко выхватила с полки какую-то банку и прочитала название на этикетке "Апельсиновой варенье". Увы, банка была пуста. Фрида ловко всунула ее на другую полку между вышитой подушкой для иголок и старым медным чайником. Потом она снова шла , шла и шла очень долго. Коридор не заканчивался, поэтому Фрида начала думать. Она думала, думала и думала, пыталась читать шепотом стихи, но ничего не могла вспомнить. А коридор все не заканчивался.
   Откуда-то сбоку или сверху, откуда Фрида не увидела, как ни крутила головой, упал луч света прямо на старую потрепанную карту Новой Зеландии, висящую на стене. Девушка несколько минут рассматривала ее, но не увидев ничего необычного, пошла дальше. Коридор не сужался и не расширялся, но идти становилось труднее. Ей казалось, что за ней кто-то следит внимательно и неотступно. В какой-то миг она увидела мелькнувший в темноте силуэт большого кота, но в следующий миг силуэт растворился, оставив молнию белоснежной улыбки. Улыбка клацнула зубами и пробормотала: "Если все идет наперекосяк, то..." Впрочем, она не успела договорить. Да было уже и не интересно. Фрида пошла дальше.
   "Я ведь не Алиса...",- подумалось ей ни с того, ни с сего, но потом вдруг вспомнилось,- "где-то здесь должна быть королева или герцогиня, или Белый Кролик...И этот, как его? Шляпник!" В следующий миг откуда-то из темноты донесся тихий смех. Фрида передернула плечами и одернула себя: "Надо быть бдительной, так можно забыть саму себя и придумать, что ты, это не ты, а , например, она. Кто?"
   Коридор не заканчивался. Мысли Фриды начинали путаться. Продолжали тянуться полки с посудой, стали попадаться книги: тяжелые потрепанные тома с полустертыми названиями и., совсем блестящие глянцевые с яркими броскими обложками. Она вертела их в руках и ставила на место.
  36.
   Она шла дальше по коридору. Он все не заканчивался. "Наверное"-, подумала Фрида,-
  " выход из этого коридора ведет прямо в Новую Зеландию. Я выйду посередине Веллингтона, вдохну чистого , напоенного морским бризом , воздуха и скажу себе- жизнь прекрасна!"
   -- Ничего этого не будет,- раздался в голове чужой голос,- это просто мираж.
   Потом в голове раздался раскатистый злодейский хохот.
   Фрида отмахнулась и пошла дальше. "Легион не дремлет, - Фрида пришла в себя.- надо быть осторожнее с желаниями..."
   Внезапно далеко позади нее распахнулась забытая дверь. Откуда-то из-за спины рванул сноп золотого света. Фрида растерялась , оттого, как внезапно перед собой увидела собственную тень невероятной длинны, которая уходила куда-то в беспредельную темень. Она чувствовала себя маленькой и немного обманутой. "Это не я! Это только тень!", - пронеслось в ее голове, но потом снова раздался хохот Легиона.
   Она пошла дальше. Тень при каждом шаге устрашающе колыхалась в такт ее шагам. Коридор глотал шаг за шагом.
   "Он будет обманывать тебя,- всплыли в памяти слова Странника,- ослеплять твой дух миражами и иллюзиями, но ты должна продвигаться вперед"
   "Легион - Великий дух Времени...Его нельзя победить. Ты можешь погибнуть"- это был совершенно другой голос. Фрида не узнавала его, но голос не пугал, наоборот, казалось, лишь придал ей сил. Она снова пошла вперед. Коридор тянулся и тянулся. Она отчетливо увидела образ женщины. Та стояла на расстоянии двух вытянутых рук перед девушкой, насмешливо улыбалась. Замысловатая прическа, старинное с фижмами платье из кроваво-красной парчи, улыбка , обнажившая ряд жемчужно- белых зубов. Убегающий взгляд, словно мутная река, не имеющая берегов. Женщина исступленно бормотала что-о себе под нос. "Сломать тебя...Сломать твою жизнь...Сломать твою душу...Смотри прямо перед собой, ты увидишь свою суть..." Женщина откинув голову назад расхохоталась жутким смехом. Фрида упрямо тряхнула волосами.
  - Ты- иллюзия,- что есть сил крикнула она прямо в этот некрасивый смеющийся рот. Призрак испуганно замолчал , а потом его не стало.
   Немного прийдя в себя, Фрида продолжила идти по коридору. Казалось, что тень стала длинее. "Не испугалась?",- раздалось в голове удивленное бормотание. "Опять ты...- Легион" Зловещий хохот прошелестел и в этот раз, но уже немного ослабевший.
   Фрида шла дальше. Где-то впереди ей послышался плач ребенка. Сердце в груди забилось быстро и тоскливо, дышать стало трудно. "Сынок..." Фрида рванулась и побежала по коридору. Она задевала какие-то полки и слышала , как за спиной падали какие-то тарелки и горшки, все это разбивалось вдребезги. Крошилось на кусочки. Она бежала все быстрее и быстрее, почти уже задыхаясь, но в какой-то момент поняла, что не только не приближается к тонкому зовущему детскому голосу, но наоборот, голос тот, что звучал недавно, теперь совсем не слышно, а она стоит все еще посередине коридора, почти уже обезумевшая от ужаса.
   "Это снова ты? Сыграл на моей слабости..."- прошептала девушка, пытаясь восстановить дыхание. Внезапно впереди показался мужской образ. Высокий светловолосый мужчина с холодным и жестоким взглядом голубых глаз. Старинный камзол , треугольная шляпа, шпага- вот что успела выхватить девушка из темноты собственной тени перед собой. Она его не помнила, но его твердый губы шептали: "Я уничтожу тебя...Я тебе отомщу..." "Кто ты и что я сделала тебе?" ,-- закричала девушка в этот взгляд,- "Я тебя не боюсь!"
   И в следующее мгновение призрак исчез, и сам коридор стал рассыпаться на мелкие фрагменты, фрагменты рассыпали в песчинки. Фриде показалось, что из этого хаоса вдруг выступило два благородных старческих лица. Два трогательных и забавных старика стояли и сочувственно протягивали к ней руки. Один, тот, что был полнее, с веселым розовощеким лицом, нежно взял девушку за руку. Она вздрогнула от неожиданности, но руки не отняла:
  - Деточка, милая деточка,- услышала она голос,- все будет хорошо, просто дотерпи до конца. Старик выпустил ее урку. Она снова услышала голос уже другого- худощавого и седого:
  - Все будет хорошо, Стокер. Она выдержит, она сильная.
  Коридор растворялся в другом пространстве, словно был соткан из мелкой иллюзорной пыли. Старики исчезли так же , как другие призраки, но после них на душе остался золотой огонек надежды и тепла.
   Фрида стояла теперь посередине огромного пустынного замкового зала. Было холодно.
  
  37.
   В зале было полутемно, но Фрида сумела разглядеть высокие стены инкрустированные золотом и драгоценными камнями, что тускло светились в сумерках. Высокие стрельчатые окна, за которыми была сплошная ночная чернота, отражали зал, вереницы высоких напольных золотых канделябров под стенами; свечи на них зажжены не были. Зал был пуст.
   Она осмотрелась вокруг. Вдали виднелись высокие двустворчатые двери. Они были распахнуты. Через несколько мгновений в зал вошло несколько молчаливых слуг в черных фраках. Они стали зажигать многочисленные свечи на канделябрах. Они держались так важно, что можно было подумать, будто они выполняют какой-то неторопливый ритуал. Фрида пыталась заговорить с ними, потому, что они словно вовсе ее не видели. Они зажгли все свечи и ушли по очереди, как и вошли , молчаливо и неторопливо. Фрида ждала, что будет дальше. Прошло несколько длительных минут.
   Она услышала далекие гулкие шаги.
   Войдя в зал, человек замедлил свои и без того неторопливые и спокойные шаги. Фрида смотрела, как к ней приближался небольшого роста седой и худощавый мужчина. В черном лаконичном костюме, он опирался на тонкую трость. Когда он приблизился, Фрида всмотревшись в его взгляд , вздрогнула от неожиданности- взгляд обволакивал какой-то теплотой и нежностью. В глубине этих глаз цвета менялись, словно там внутри них дышало и двигалось море.
   Фрида почувствовала себя так хорошо, как бывала, наверное, только в самом раннем детстве на руках у мамы. При этой мысли девушки уголки суховатых губ человека слегка приподнялись - он улыбался немного лукаво, но по доброму.
   - Вы Дракон? - девушка словно со стороны услышала свой дрожащий голос, в то время, как взгляд пил и не мог напиться той отеческой нежности и доброты, которую так щедро и совсем неожиданно дарил ей сейчас этот невероятный человек или не совсем человек.
  - Я-Дракон...- с мягкой улыбкой ответил человек, и море в его глазах всколыхнулось нежно навстречу девушке, и Фриде показалось, словно ее щек коснулся свежий морской бриз.
  - Новая Зеландия? - тихо спросил Дракон,- что же почему бы и нет? Осторожнее с желаниями...
  - Там в коридоре были все эти призраки: женщина, ребенок, мужчина...Кто они? Те старики еще...
  - Тебе решать.
  - Но ведь это был Легион!?
  - Нет, это была ты. Эти проекции ты создала сама.
  - Как? А Легион?
  - Легион этим не занимается. У него есть дела поважнее,- Дракон снова улыбнулся, море отхлынуло, и словно луна взошла над горизонтом там, в глубине его взгляда.
   Фрида была заворожена Драконом и совершенно смущена внутри себя.
  - А вы? Ведь вы Дракон?
  - Да.
  - Но вы не такой, как я думала о вас.
  - Я всегда не такой.
  - Ой, я сейчас расплачусь.
   Раздавшийся голос заставил Фриду на мгновение оторваться от гипнотического взгляда Дракона. Перед ней, рядом с Драконом стоял Сам. И его взгляд вовсе не напоминал море.
  
  38.
  - Вы? - сумела прошептать Фрида.
  Дракон улыбался. Взгляд Самого метал молнии:
  - Почему тебе не сиделось в Первом мире?
  - Я должна была...
  - Тебе это Странник сказал? Так вот знай: он просто использовал тебя!
  - Как? Он просто просил отправиться к Дракону, чтобы поговорить о Меридит.
  - Меридит? - там в глубине взгляда Дракона море отхлынуло далеко-далеко, обнажив черные, покрытые зелеными водорослями, прибрежные камни, полосу гальки, по которой сновали крупные белые птицы. Фрида, снова очарованная взглядом Дракона, стояла , испытывая неизвестное доселе чувство счастья и безопасности. Дракон грустно улыбался.
  - Меридит пришла сама. Ничьей вины нет в том, что она ушла в Легион. Теперь ее там не найдешь, девочка. Ее личность исчезла навсегда.
  - Он сказал, что Меридит была его единственной любовью и вы- Дракон и Легион - забрали ее. Он просил уговорить вас отпустить ее. Или найти, если это понадобиться.
  - Меридит уже не существует. Та, которой она была, больше нет. Почему же он сам не пришел за ней? Почему послал тебя?
  - Он сказал, что я достаточно сильна, чтобы пройти ваши ловушки.
  - Он оказался прав. Но ему это не поможет. Никто уже не сможет найти Меридит.
  - Найти не сможет никто, но она пришла не только из-за возлюбленной Странника. Она принесла в себе вирусную программу Бич Божий.
  На внезапно раздавшийся голос обернулись Дракон и Сам. В зал вошли двое Верховных. Сверкающие латы немного некстати смотрелись в старинном замковом зале, освещенном сотней свечей, но фигуры их были величественны и горды.
  - О, явились не запылились, небесные воины...- в голосе Самого сквозила явная ирония.
  Но Верховных это не смутило, они продолжали невозмутимо шествовать по залу. По спине Фриды пробежал холодок, под ложечкой засосало. Верховных уважали, но боялись они были безжалостны. Дракон улыбнулся легкой широкой улыбкой, словно был рад дорогим гостям. Сам стоял прямо и немного напряженно, ироничная ухмылка не сходила с его лица.
  - Он знает, что личность Меридит навсегда растворилась в Легионе. Он был одержим горечью потери и решил отомстить. Он выкрал у Михаила вирусную программу "Бич Божий". Тот создал ее на случай тотальной чистки системы.
  -Вечно вы перестраховываетесь...Перфекционисты...Иногда нужно расслабляться, ребята. Учитесь доверять миру. Он мудр сам по себе.- Дракон смеялся.
  Верховные остановились рядом с Самим и стали внимательно рассматривать Дракона и Фриду.
  - Теперь, дитя мое, ты носитель программы. Странник знал, что твое любопытство или самоуверенность толкнут тебя отправиться в Легион, чтобы отыскать Меридит или проверить собственные силы, и тогда вирус, попав в Легион, начнет свою работу. Он хотел включить Апокалипсис. Так бывает с одержимыми.
  - Она и так чуть не попала,- улыбнулся Дракон.
  
  
  39.
  - Мы забираем ее к себе,- в огромном замковом зале голос Михаила, молчащего до этого момента, прозвучал резко и торжественно.
  -Да, дитя, ты должна отправиться с нами,- подтвердил Ариэль и важно закачал головой.
  При этих словах Сам вскинулся, брови его возмущенно поползли вверх. Он перевел взгляд на Дракона, по его лицу читалось: "Ты это слышал?"
  - То есть как это, "отправиться с вами", господа? Она - наша!
  В этот момент в зал торопливо ворвались Бегемот, Вельзевул и Марго. На их лицах было написано неописуемое возмущение и тревога.
  - Она-наша!- восклицали они все вместе одновременно. Они так торопились, что вид у всех был растрепанный и озадаченный.
  - Что значит- ваша?- в свою очередь возмутился Михаил. Он отличался вспыльчивым и нетерпимым нравом, он недолюбливал демонов, считая их обманщиками и плутами. Сейчас, увидев, что перевес явно не на их стороне, ангел нервно кусал губы и продумывал достаточно веские доводы для того, чтобы убедить противников.
   Дракон, глядя на намечающийся спор, сдержанно, но лукаво улыбался.
  В тот же момент все снова услышали торопливые шаги. На этот раз у зал влетел весьма встревоженный и рассерженный Гавриил. Ноги его в рваных чулках запутывались в сложных старинных испанских штанах, но ангел не сдавался. Он приблизился к почтенному обществу. Михаил, увидев собрата, досадливо передернул плечами и скривился, словно от кислого лимона. Ариэль же, наоборот, приободрился и радостно улыбнулся, приветствуя Гавриила.
  - Я на стороне своих!- сердито вскрикивал ангел, - я за то, чтоб она ушла к нам Наверх! Я мечтал об этом все время, пока сопровождал ее во всех приключениях!
  - Но, друг мой, разве вы не скитались по Первому миру и Миру людей не считаясь особо ни с чьей волей: ни нашей, ни своих Верховных? Разве мы не относились к вам терпимо, разве не помогали всегда, не вытаскивали из неприятностей. - вкрадчиво спросил раздосадованный Сам.
  Гавриил , впрочем, не растерялся:
  - Я знаю, мессир, все это так. Но моя задача была оберегать и защищать ее, что я выполнял с честью, несмотря на ее неугомонный характер.
  Сам от досады хлопнул себя ладонями по ногам.
  Почувствовав поддержку, заговорил Михаил:
  - Программа моя. Сейчас она внедрена в ее личные данные на очень глубоком уровне. Странник знал, что делал. Только я и только в нашей лаборатории смогу извлечь программу без вреда для носителя..э..девушки.
  Довод был убедительным. Демоны, явно обескураженные, переглядывались между собой. Лицо Гавриила засветилось от счастья.
  Фрида молча наблюдала за участниками действа, словно речь вовсе не касалась лично ее, словно сейчас здесь решалась вовсе не ее судьба.
   И снова в зале раздались шаги. Фрида почувствовала волнение. Это был ее давний друг, которого она не видела много лет. Азазкль вошел не один. Его голос раздался звонко и уверенно:
  - Рай? Что же, я не против,- он улыбался нежно и искренне, - но есть еще одно дело. Что будем делать с этим?
   Вслед за Азазелем спокойно шел Странник.
  
  40.
   Он был прям и невозмутим. Голубые глаза под капюшоном горели ледяным пламенем. Все расступились. Дракон посуровел, и море в его глазах налилось свинцовой тяжелой мутью. Фрида поняла, что приговор уже вынесен. Азазель прошел чуть дальше и встал за спиной девушки.
   Сам отступил. Верховные отвернулись.
  - Ты должен пойти в Легион. - спокойно произнес Дракон.
   Странник промолчал , но взгляд его не изменился.
  Он не отпирался и не возражал, он даже не тянул время.
  - Где ты его нашел?- раздался голос Марго,- я его тоже везде искала.
  - Сидел в пабе на восьмом уровне Первого. Пришлось побегать, поспрашивать, но я его нашел. Он сразу согласился пойти, но поставил одно условие. Мы должны позаботиться о его сестре. Я навел справки- она хорошая девушка.
  - Мы возьмем ее на себя. Дадим ей сопровождающего.- сказал Ариэль.- У нее будет ангел-хранитель,- продолжил он, обращаясь уже к Страннику.
  - Но ты пойдешь в Легион.- еще раз напомнил Сам.
  - Я знаю. Моя судьба вами решена, и решений вы своих не меняете.
  -Нет. - ответил Сам.
  - Ты отправишься в Легион.- сурово повторил Дракон. И море в его глазах заледенело, промерзнув до дна. Фрида увидела застывших фантастических существ в прозрачных глубинах, замерших в разнообразных позах невиданных морских глубоководных чудовищ, и остовы разбитых кораблей и старых рыбачьих шаланд, и на самом дне- сотни и тысячи белоснежных скелетов. Фрида содрогнулась от ужаса.
   Дракон широко распахнул глаза со словами:
  - Пора в путь!
  Странник сделал несколько шагов в направлении этого загипнотизированного взгляда, но потом, словно спохватившись во сне, в самый последний момент он успел схватить за руку Фриду. Она ничего не поняла, но почувствовала, как ее в одно мгновение затянуло , словно в вязкую черную дыру, а в следующий момент она оказалась вне времени и пространства. Сранник крепко держал ее за одну руку. Но за другую руку ее тоже кто-то держал. Она обернулась в ту сторону, но в кромешной плотной мути не смогла разглядеть лица.
   Затем пространство словно разломилось, провалилось и стало поглощать само себя. Девушка ничего не видела, но чувствовала, как ее тело растягивается и сжимается. Эта непроглядная муть имела душу, пытаясь расплющить Фриду, высасывая из груди все ее мысли и эмоции. Ее лицо, руки тело начинало плавиться от силового трения каких-то неизвестных энергетических полей. Она задыхалась, и уже не могла рационально мыслить, теряя связь с происходящим. Это был уже не тот одушевленный Легион, это было нечто иное, безжалостное и бездушное. Она не поняла, когда Странник отпустил ее руку, но хорошо чувствовала того второго.
  
  
  41.
   И вдруг ее резко выдернули. Этот сильный рывок привел Фриду в сознание. Она вылетела из Легиона, резко ослепленная белым светом, чистый воздух ворвался в ее легкие. Когда глаза снова привыкли к свету после той серой непроглядной мути, девушка вдохнула полной грудью и увидела, что стоит посередине зеленой английской лужайки. Неподалеку она увидела всю честную компанию, которая как ни в чем не бывало, сидела за столом и наслаждалась вкусным чаем за милым плетеным столиком. Это было так по- английски тепло и уютно, словно этим странным потусторонним существам не было никакого дела ни до нее, ни до того, что произошло ,что она невольно улыбнулась.
  - Что же, можешь не говорить "спасибо", ты ничего не должна. Но я тебя вытащил.
  Услышав этот голос, девушка вздрогнула и обернулась- тот, кто держал ее за руку, кого она все время чувствовала рядом с собой, оказался ее старый друг- Азазель.
  - Ты вытащил меня? Я все время чувствовала твою руку,- только и сумела сказать Фрида.
  - Да, я все время был рядом,- грустно произнес демон.- Тебя ведь чуть не сплюснуло в ментальном континууме. Там очень сильное поле, я боялся, что ты не выдержишь. Но ты очень сильная и смелая.
  - А как же ты? Ты как выдержал?
  - Да ведь я и так постоянно живу с таким напряжением. Мы демоны держим и перерабатываем в себе огромное количество энергии. Такова уж наша работа,- на этот раз демон улыбнулся ярко и ослепительно.
  - Но ты рискнул ради меня. Это так не похоже на тебя, Азазель. А ведь я никогда не доверяла тебе.
  -Ну, кто старое помянет, тому глаз вон...говорят. Пойдем к нашим друзьям.
  Удивительно было наблюдать эту картину: за одним столиком сидели Дракон, двое Верховных, Сам. При последнем из свиты остался только Бегемот, но тот гонял по зеленой лужайке за разноцветными бабочками. Картина была мирной, что трудно было даже представить себе весь тот ужас, через который пришлось пройти Фриде, она просто молчала и улыбалась.
  - Что же, дитя мое,- спокойно начал Дракон, и море в его глазах качнулось. Фрида увидела в нем теплый медовый закат, и снова почувствовала себя в безопасности. - Мы переменили решение относительно тебя.
  При этих словах лица Верховных озарились радостью. А Сам лукаво улыбнулся, впрочем быстро погасил улыбку.
  - Ты заслужила еще один шанс. Но в этот раз настоящий, так сказать санкционированный.
  Фрида недоумевающее всмотрелась в лица, сидящих перед ней, вершителей ее судьбы.
  Но Дракон невозмутимо продолжал:
  - Ты переродишься на Земле, в мире людей.
  Фрида испуганно вскрикнула.
  -Да , милое дитя, одна. Ты , к сожалению, больше не сможешь воспринимать своих друзей Азазеля и Гавриила. Они останутся рядом, но будут непроявленными. Но ты получишь возможность начать все сначала. Найти свою душу, свой Путь.
  
  
  42.
  - Это очень недурной шанс, дитя мое, хотя мне и жаль расставаться с тобой,- тихонько сказал Сам,- ты всегда попадала в самые невероятные истории, но зато эти истории мы будем вспоминать, как самые веселые.
  - Но как же вы? Как же Гавриил? А что с этим...Бичом?
  Лицо Михаила посуровело.
  - Бич все же подключился к Легиону. Странник добился того, чего хотел, хотя сам тоже остался в Легионе навсегда. Но тебе не нужно об этом думать. Теперь это моя забота. Эту программу создал я, но я не подумал, что наш мир может быть еще не готов к столь могущественным вещам, я не подумал, что мир полон безумцами, которые могут использовать программу, словно оружие, для уничтожения мира. Эта история послужит уроком для меня. Впредь я буду осторожен.
  - Как же так? У вас тут такое будет происходить, а я уйду?
  Из глаз Фриды готовы были брызнуть слезы. Но все смотрели на нее ласково и немного насмешливо.
  - Да, дорогая, ты не должна больше об этом думать. Мы справимся сами в этот раз.
  Михаил добавил:
  - У меня уже есть идеи по поводу разработки стоп-программы для Бича. Дракон и Легион смогут пока сдержать Бич, а потом мы подключим к Легиону стоп-программу, вытрем все данные. Все будет хорошо.
  Фрида понимала, что ей предлагают лучшее решение в ее жизни, но хотелось чего-то другого, словно ее вдруг изгоняли из давно обжитого дома снова на все четыре стороны, вернее, на все Четыре мира. Да еще и одну. Хотя она знала, что отныне будет жить только в мире людей. Она станет человеком со всеми вытекающими последствиями в виде страданий, поисков и борьбы.
  - Что же, милая, нам нужно попрощаться,- раздался у ее уха вкрадчивый ласковый голос. Как в давние времена, Фрида почувствовала смесь нежности и ярости оттого, что демон снова сумел застать ее врасплох, сумел смутить ее. Азазель расхохотался:
  - Мне будет этого не хватать. Хотя, была бы твоя воля, осталась бы со мной в Первом. Сам будет не против.
  - Не смущай ее, демон. Ты знаешь, что не сможешь дать бессмертия ее душе. Она должна отыскать свой Путь. Значит, отпусти ее.
  - Да...- Фрида услышала , как Азазель прошелестел за ее спиной, отступая.
  Но теперь появился Гавриил. Фрида обрадовалась ангелу. Он преобразился: из очень неказистого старика в лохмотьях перед ней стоял мужчина стредних лет с просветленным глубоким лицом, благородной сединой в длинных волнистых волосах, в таких-же сверкающих латах, как у Верховных.
  - Как, Гавриил? Ты тоже? - испуганно вскрикивала Фрида.
  - Спрашиваешь, должен ли я тоже тебя отпустить? Да! И делаю это с радостью. Ты свободна и можешь идти , куда хочешь. И запомни, дитя, ты все время кому-то помогала, запутываясь в чужих проблемах. Теперь найди свой Путь. Стань просто счастливой. Это твоя жизнь, просто помни об этом.
  Фрида увидела, как дорогие для нее образы начинают растворяться в воздухе, а потом и вовсе рассеялись. Она стояла одна посередине зеленой английской лужайки.
  
  43.
   Золоченная роскошная карета не спеша катилась по ровной дороге. Вдоль дороги росли стройные зеленые ели и сосны. Стокер и Влад мирно покачивались на парчовых подушках. Их лица были задумчивы, но спокойны:
  - Ну, что ж, дорогой друг, я не жалею о нашем путешествии. Мы попали в удивительное приключение, в уникальное, можно сказать. Не каждому дано...
  - Познакомиться с Драконом, с Дьяволом и Верховными одновременно? - раздался жизнерадостный хохот Стокера.
  - Да, я об этом и говорю,- лукаво улыбнулся Влад.- Я рад. Все таки было не скучно. Хотя , я и переживал немного сначала. Но все оказалось на самом деле мило и вовсе не страшно.
  - Хорошо то, что хорошо кончается,- подтвердил Стокер.
  - А эта девочка..ээ Фрида. Как думаешь, повезло ей с перерождением? Начать все сначала...Строить все сызнова...Ты хотел бы?
  Влад повернул голову в сторону друга. Писатель сидел, глядя в одну точку на противоположной стене кареты, его глаза сияли , словно он изнутри светился какой-то невидимой и невообразимо прекрасной мечтой.
  
  
  
  Конец
  
  2016
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  -
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"