Калифулов Николай Михайлович: другие произведения.

Марионетка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.11*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Разгул бандитизма и противостояние двух криминальных лидеров в освоении наркобизнеса в девяностых годах прошлого века приводит к новым жертвам. Коррумпированность в органах власти мешает работе следователю Столетову и капитану Андрееву. Под влиянием жизненных обстоятельств они попадают в зависимость теневого воротилы. Используя сложившуюся ситуацию и слабость власти в стране, одна из иностранных спецслужб пытается внедрить своих агентов влияния в органы государственного управления. В достижении своей цели они опираются на криминальных лидеров, а также на теневого и наиболее успешного режиссера уголовного мира по прозвищу "Никодим". Об этом становится известно Российским чекистам...

  
  
  
  
  
  
  МАРИОНЕТКА.
  
  
  
  Современный остросюжетный роман.
  Боевик. Криминальный детектив.
  
  
  Г Л А В А 1
  
  Сибирь, 1995 г.
  
  Арестанты Анжерской исправительной колонии провожали своего "Смотрящего" на свободу. Одни молча смотрели ему вслед, а другие махали руками и что-то кричали на прощание.
  Открылась дверь, и в лицо ударил свежий ветер, от которого у мужчины закружилась голова.
  "Вот он, миг долгожданной свободы", - подумал "Калифорниец" и направился к автобусной остановке.
  Следом вышел еще один освобожденный арестант, который устремился за ним.
  Невдалеке из-за поворота показался старенький рейсовый автобус.
  - А вот и пазик, - сказал "Гнус".
  И как будто услышав его реплику, автобус неожиданно остановился, не доезжая остановки. Водитель, пожилой мужчина, вышел из автобуса и, задраив капот двигателя, стал в нем копаться. Увидев все это, бывшие зеки подошли ближе.
  - Этого нам еще не хватало, - отреагировал "Калифорниец".
  - Братишка! В чем дело? Такими темпами мы опоздаем на поезд, - воскликнул "Гнус".
  Водитель промолчал. Внезапно мимо на большой скорости проскочил внедорожник. Затем, он вдруг резко притормозил и, лихо развернувшись, подъехал к ним. Водитель, молодой парень, открыл дверку и, взглянув на них, спросил:
  - Это вы Андрей Северов и Иван Гнусавин?
  "Калифорниец" удивленно произнес:- Слышишь, "Гнус", не успели "откинуться", а нас уже ищут.
  - Тогда прошу в машину, "Туз" вас уже заждался, - приветливо улыбаясь, произнес водитель.
  Двое переглянулись между собой, сели в автомобиль, и машина резко рванула с места.
  Внедорожник мчался по трассе, водитель выжимал газ на всю железку. "Гнус" что-то бубнил под нос и от монотонного движения уснул, лишь "Калифорниец" о чем-то задумался. Андрей не помнил своего отца, а в десять лет он потерял свою мать, которая пошла на рынок и больше уже не вернулась никогда. Позже он узнал страшную весть, что освободившийся зек попытался отнять у нее кошелек с деньгами, но она отчаянно вступила в единоборство и погибла от рук этого бандита. Тогда он решил для себя, что изберет этот нелегкий путь - бороться с бандитской нечистью. Он понимал, что та криминальная среда слабых не терпит, и вынужден был готовить себя не только физически, но и морально, чтобы быть стойким и пройти испытания, которые готовила ему жизнь. Судьба распорядилась так, что его усыновила семья священника Михаила, который помог ему получить образование. Он узнал, что в прошлом священник был офицером спецслужб, и это предопределило окончательно его дальнейший выбор. Андрей Северов пошел по этому пути и никогда об этом не жалел.
  Северов вспомнил своего отчима. Когда-то тихими вечерами в теплом уютном домике в далекой Сибири, он внимательно слушал его интересные рассказы о прошлой опасной службе. Много рассказов было про ту далекую войну во Вьетнаме, где довелось отчиму Михаилу побывать, и там он получил свое боевое крещение.
  * * *
  г. Москва, 1995 г.
  Эти двое знали друг друга хорошо, не один пуд соли им вместе довелось съесть. Сколько лиха натерпелись они в лагерях, в борьбе за лидерство на "зоне" и отстояли свое право вожаков. Не согнулись они перед карцером и лагерной администрацией, выстояли и закалились в суровой арестантской жизни. Один из них был в возрасте, а другой еще сравнительно молод, но было у них что-то общее в характере и делах, именно это и сближало их.
  Они удобно расположились в креслах друг против друга в банкетном зале знаменитого ресторана на Арбате. Им никто не мешал, и внешне их непринужденная беседа ни у кого не вызывала сомнения, что это сидят обычные обыватели, после работы решившие отдохнуть подальше от жен. На столе стояли графин водки, овощная закуска и пара бифштексов с жареным картофелем, что абсолютно вписывалось в рамки бюджета простого обывателя.
  - Твоя основная задача, "Калифорниец", узнать, где этот чертов коридор, через который переправляют героин и прочую дурь. И кто там сейчас главный. Это можно сделать лишь в том случае, если Крымов, а иначе "вор в законе" "Жека", поверит тебе и пошлет в это логово дьявола.
  - Не сомневайся, "Туз", я пешка проходная: раз, два - и в дамки.
  - Твоими бы устами мед пить.
  - Мое слово - закон.
  - Я не сомневаюсь, ты справишься. И еще предупредить тебя хочу. "Вор в законе" "Жека" к себе посторонних не подпускает. Он не верит никому, однако есть у него верный подручный, его погоняло "Ус". Носом землю роет, чтобы угодить хозяину. Тип очень опасный и скользкий, как угорь. Такого на мякине не проведешь. Будь осторожнее с ним. В этом тихом городке дам я тебе зацепиться за одного человечка смекалистого, который тебя с ним сведет. Если возникнут трудности, то можешь опереться на него, не подведет. Его погоняло - "Абрам".
  "Калифорниец" отреагировал по-своему:
  - Ты знаешь, сейчас все продается, трудно найти верных людей, таких, как мы с тобой.
  - Да, ты прав, но ему можно верить, я с ним как-то сиживал в Магадане. Должник мой. Я его на зоне у "Трифона" в карты отыграл, а так бы парень в "петушатник" попал. Так что передашь ему "маляву" от меня, и он перед тобой веером расстелется, - заключил "Туз".
  ***
  Одинцов Константин Петрович, солидный тучный мужчина с огромным авторитетом, был из той категории чиновников, которые создавали видимую скромность. Он имел нужные связи в кругу высших чинов, но у себя в области держался на вторых ролях. В Советское время председатель облисполкома, а в нынешнее не простое время, заместитель губернатора.
  Одинцов всегда мыслил глубоко с дальним прицелом и не любил суеты. - "В каждом серьезном деле", - думал он, - "должна быть та изюминка, которая в итоге приведет его к положительному результату. Все необходимо продумать так, чтобы тот, кто является исполнителем твоей задумки, не догадывался об истинной цели. Главное - не перемудрить, а то и самому можно попасться в сети, которые ты сам и наплел".
  А цель Одинцова - осесть основательно на главных ролях в Питере или в Москве, исходя из политической обстановки. Здесь, в Екатеринославе, он сидел прочно. Все вопросы хозяйственной деятельности Одинцов, как заместитель, держал в своих руках, а политическими вопросами занимался губернатор, и это обоих устраивало.
  Одинцов чувствовал в себе задатки крупного стратега. Он был "игрок". Одинцов обходился с людьми как с пешками, представляя себя за шахматной доской. Он проводил всевозможные комбинации, жертвовал фигурами, не задумываясь об их дальнейшей судьбе. Он шел вперед, продвигая свою пешку по коридорам власти, надеясь в будущем сделать ее ферзем. Сегодня он торжествовал: он получил сообщение из столицы, что его человек, которого он с таким трудом продвигал к вершинам власти, наконец занял кресло второго человека в руководстве Администрации президента.
  Перед Одинцовым сидела молодая особа, которую он боготворил. Хитрова Татьяна была его лучшим помощником и умеющим слушать собеседником. Прочитав письмо, он сказал ей:
  - Еще немного, и цель будет достигнута. Мои деньги и моя голова сделали свое дело. Сейчас необходимо, чтобы мой лучший ученик, Соболев, постарался сам и сделал правильный политический ход, который и приведет его в кресло вице-премьера. Вот тогда через Соболева я буду контролировать все силовые ведомства. А это мне сейчас очень нужно, чтобы реализовать себя до конца.
  - Браво, Костя, таким ты мне нравишься всегда.
  - Это, каким же?
  - Оптимистом! Я уверена, ты еще утрешь нос этим самовлюбленным павлинам, находящимся у власти.
  Данную реплику Одинцов оставил без ответа, немного подумав, он произнес:
  - Хочу тебя предупредить: перестань общаться с этой Мариной. Она спуталась с Григоровским. Их отношения так далеко зашли, что для обоих это может плохо закончиться. И забери ключи от квартиры, которую ты им сдаешь.
  - Ты и это знаешь.
  - А как ты думала, дорогая, я все должен знать о тебе. А теперь скажи, что с этим Буйновым?
  - Работаю по твоему плану. Скоро услышишь новости. И вообще, зачем он тебе сдался?
  - Вся эта возня наделает много шума. Мне это на руку, кое-кого надо приструнить, а то слишком себя возомнили. Много гонора. Вот и хочу проучить. Я против Буйнова ничего серьезного не имею. Но надо бы его обломать. "Братки" жалуются на него. Говорят, устраивает полный беспредел. Вот и хочу к ним на разбор в камеру его загнать, чтобы обтесали его немного, а потом вернем его на свое место. Пусть эта "сучья свадьба" знает, кто в доме хозяин.
  - Теперь я поняла твою затею. У тебя замашки как у Сталина.
  - Ну, до Сталина мне далеко, а вот в местной "малине" я порядок поддерживаю.
  - Я вижу, у тебя это здорово получается.
  Ее реплику он пропустил мимо ушей.
  - И еще кое-что я тебе хочу сказать. Скоро поедешь в столицу. Есть важные дела, и поручить их хочу тебе лично. На одну тебя у меня надежда. Живет там один мой приятель, Верижников. Я тебя с ним сведу, он тебе поможет. Хватит здесь, в этом задрипанном городишке, сидеть, пора тебя двигать в бизнес-элиту. Тем более у тебя образование соответствующее, ты у меня и экономист, и юрист. Просто умница.
  - Спасибо тебе за комплимент. Может, ты мне и мужа стоящего найдешь?
  - Если надо, то найду. В этом деле торопиться не нужно. Такой человек для жизни подбирается один раз и навсегда.
  - Какие же в нем критерии ты видишь?
  - Главное, чтобы умен был, любил свою работу и тебя. И был порядочным.
  - А деньги?
  - Это не важно. Был бы человек хороший, а должность и деньги мы ему найдем.
  - Да, очень хорошо. От тебя всегда веет оптимизмом, и это радует меня. Как тебе это удается?
  - Понимаешь, девочка моя. Каждый мужчина делает себя сам. Все вранье, что мужчину лепит женщина, нет, это не так. Именно мужчина должен себя сделать таким, каким он себе нравится. Если он не смог этого сделать, то грош ему цена. Я себя вылепил давно таким, какой я есть, и меня это вполне устраивает.
  * * *
  Вашингтон. 1995 г.
  - Пришла шифрограмма от нашего резидента из Кабула. Они захватили азиата из местной мусульманской организации "Смерть иноверцам". Под пыткой он признался, что приходится младшим братом предводителя отряда "Слуги дьявола". Это достаточно мощная вооруженная группировка на севере Афганистана. Они под страхом смерти держат местное население. Основное занятие - переброска оружия и наркотиков в Таджикистан. У них есть "окна" на границе. Меня это сообщение заинтересовало, и я попросил их перепроверить, - сообщил своему собеседнику Дрейк и продолжил: - Сведения подтвердились.
  - Вы думаете их каналы использовать на границе? - спросил Брокман.
  - Да, это будет самый надежный канал, если мы договоримся с их предводителем.
  - И для этого вы полагаете вернуть этого родственника?
  - Это был бы повод для знакомства с Дауд Шахом.
  - Вы считаете, мне необходимо вылететь в Кабул?
  - Мы вылетаем вместе, и немедленно! - ответил Дрейк.
  На лице Брокмана выразилось недоумение. Увидев это, генерал Дрейк спросил:
  - В чем дело, полковник?
  - Я считаю, что мы должны эффективнее использовать наши возможности в Центральном регионе России, исходя из намеченной нами главной задачи, - заметил Брокман.
  - Я с вами полностью согласен, Эдуард Карлович. Переброска через границу "Z-999" и наша главная операция - это две достаточно самостоятельные программы, которые мы должны выполнить и тщательно контролировать через нашу агентурную сеть. А поэтому после Афганистана вам надлежит вылететь в Москву. Кстати, как себя чувствует ваш любимец?
  - Сейчас у него все нормализовалось. После опалы он опять взлетел на высоту и занял ответственное положение на иерархической лестнице.
  - Похвально, похвально. Я в его способностях не сомневался. Надеюсь, он и его люди сработают достаточно профессионально.
  - Я на это тоже рассчитываю, шеф.
  * * *
  Джеймс Дрейк перед вылетом в Кабул заехал в секретный отдел стратегических исследований. Его встретил офицер Коллинз с озабоченным выражением лица.
  - Ну что у вас, докладывайте.
  - Господин генерал, мы только что приняли шифровку. Резидент "Хамелеон" сообщил, что "настало время выпускать "джинна из бутылки". В настоящее время он приступил к реализации основного плана. Здесь имеется дописка лично для вас, эту часть сообщения мы не расшифровали, так как ключ к шифру у вас.
  - Оставьте мне папку.
  Офицер передал документы генералу и удалился. Джеймс Дрейк открыл папку. Внимательно прочитав шифровку, он задумался.
  Г Л А В А 2
  г. Екатеринослав, 1995 г.
  Следователь областной прокуратуры Столетов находился в своем кабинете и внимательно изучал документы. Внезапно прозвенел телефон, он поднял трубку и услышал голос прокурора:
  - Антон Сергеевич, зайдите ко мне.
  - Сейчас буду, - ответил он.
  Прокурор областной прокуратуры Рябинин был не в настроении. Его отношения с начальником УВД сегодня достигли кульминационного момента. Утром Роман Рябинин высказал ему все, что думал о нем. И о развале в милиции, и о коррумпированности некоторых сотрудников. Уголовный розыск снизил процент раскрываемости. За последние два года ни одной преступной группировки не ликвидировано. Подбор кадров в милиции осуществляется не из деловых качеств, а по личной преданности. Занимаются только "шкурными" вопросами и чинят беспредел.
  В дверь постучали.
  - Разрешите войти, Роман Петрович?
  - Да, да, входи, Антон Сергеевич. Проходи, присаживайся удобней, разговор интересный будет.
  - Слушаю, Роман Петрович, я готов.
  - Вчера через постового мне передали анонимное заявление следующего содержания: "Буйнов избивает подследственных прямо в камере ночью в нетрезвом состоянии". Эта анонимка не первая информация. Мне звонили несколько раз по телефону и предупредили: если мы его не остановим, то его остановят они. В конце концов, он же начальник уголовного розыска, ему руководить надо, а он до такого опустился, что сам устраивает расправу, как садист. Как он был рядовым костоломом там где-то на Севере, где раньше служил, так им и остался. Я слышал, на прежней работе на него было заведено уголовное дело, но он вовремя оттуда сбежал. А нынешнее руководство его приняло, за какие только заслуги? Видно, удобен генералу Тихорецкому.
  - Роман Петрович, а по-моему, вы сгущаете краски. Буйнов неплохой оперативник, старается, вот видите, даже ночами работает. Конечно, как руководитель он слабый, но сыщик старательный. Правда, в последнее время в рюмку ударился и с женщиной легкого поведения связался. Да и потом, все это анонимная информация, по закону мы такую информацию не регистрируем, а принимаем к сведению.
  - Ты не прав, Антон Сергеевич. Можно закрыть глаза на все и на беспредел тоже, но не можем мы, работники прокуратуры, такое нарушение законности допустить. Мы же в первую очередь надзираем за соблюдением законности.
  - Согласен с вами, Роман Петрович, но поймите: на всех пирога не испечешь, для всех добреньким не будешь. Обязательно найдутся недовольные люди.
  - Но это на их совести.
  Рябинин подошел к окну, достал сигарету и закурил. Некоторое время он молчал, о чем-то раздумывая, а затем подошел к столу, присел в кресло и обратился к Столетову:
  - А теперь перейдем к конкретике. Вызвал я тебя, Антон Сергеевич, по одному важному делу. Сегодня поступило заявление от гражданки Хитровой. В заявлении она сообщает, что Буйнов в своем служебном кабинете, будучи в нетрезвом состоянии, попытался изнасиловать ее. Она пробовала сопротивляться. Однако он ударил ее несколько раз в лицо и пригрозил пистолетом. Вот данные медицинского освидетельствования, вот ее заявление. Зарегистрируй, возбуди уголовное дело и тщательно расследуй. Я думаю, Антон Сергеевич, ты принципиально к этому делу отнесешься.
  * * *
  Была ночь, и изрядно захмелевшие посетители уже расходились, ресторан закрывался. Лишь некоторые из них оставались еще в зале. Среди всех выделялся один, постоянный клиент этого заведения, он был пьян. К нему за стол и подсел мужчина, сказав:
  - Пойдем отсюда, "Абрам", тебе уже хватит, я тебя провожу.
  - Ты кто такой? - еле ворочая языком, отреагировал он.
  - Я пришел с весточкой от "Туза".
  "Абрам" удивленно посмотрел на собеседника, и его хмель мгновенно исчез. Он встал и, обращаясь к пришельцу, произнес:
  - Пошли отсюда, на улице переговорим.
  Когда они вышли из ресторана и подошли к автомашине, "Абрам" обратился к мужчине:
  - Эх, перебил ты мне всю охоту! Такого жирного индюка упустил!
  - Ничего, в следующий раз наверстаешь. На, "Абрам", держи.
  Он передал ему "маляву", и они сели в автомобиль. "Абрам" включил подсветку и прочитал записку.
  - Так, значит, ты "Калифорниец"?
  Мужчина промолчал.
  - Слышал я про тебя от "Туза". Да, именно таким я тебя и представлял. Это ты ему жизнь спас в Анжерской колонии?
  - Было дело.
  "Абрам" запустил двигатель, и автомобиль тронулся с места. Он искоса взглянул на "Калифорнийца" и произнес:
  - Тогда поехали ко мне, первое время перекантуешься у меня. Потом я тебя сведу с "Усом". Если глянешься ты ему, он возьмет тебя к себе.
  - Смотри, если что, я шуток не люблю, - отреагировал пришелец. И для наглядности показал "Абраму" ствол пистолета.
  - Да ты что, бродяга! Авторитет "Туза" для меня непререкаем. Наизнанку вывернусь, но помогу. В трудную минуту можешь на меня рассчитывать. Но заранее предупреждаю: "Ус" очень коварен, если что не так, враз кончит. Так что ты с ним не ерепенься, будь покладистей.
  - Ты поучи жену щи варить, а я уж сам как-нибудь с ним разберусь.
  - А я что, я учить не собираюсь. Я просто говорю, как есть.
  * * *
  Иван Гнусавин по кличке "Гнус" после освобождения из мест лишения свободы попал в круговорот неприятных потрясений. Родители трагически погибли за месяц до его освобождения. Жена Варвара дождалась его из лагеря, но честь свою не берегла, изменяла ему. Иван глубоко переживал измену, и это отразилось на его психике, отсюда чрезмерная подозрительность к супруге, которую он очень любит. Ведь она у него была единственная. Детей не было - Варвара не хотела. Ее можно было понять: выросла в большой семье, и сейчас хотелось достатка, тратить деньги и ни от кого не зависеть. Как она росла в детстве, ей не хотелось вспоминать. Ей хотелось настоящей жизни, полной радужных красок.
  Однажды в порыве очередного приступа ревности "Гнус" решил проследить за своей супругой. То, что он увидел, превзошло все его ожидания. Несмотря на откровенные предупреждения своего могущественного родственника, он наконец понял, что допустил ошибку, женившись на Варваре.
  "Влип по самые уши, - подумал Иван. - Что делать? Разводиться? Но я оскорблен. Стыдно перед родственниками, позор".
  Иван решил покончить с ней, все равно жизнь не удалась. Но ему помешали. Опять в его жизнь влез родственник, который отговорил его от этого, научив, как надо жить. Иван, согласившись с его доводами, решил уехать от жены, поменять место жительства и по рекомендации своего родственника сел в поезд и уехал. Очнулся на нужной станции. Открыл глаза: перед ним стоял рослый милиционер.
  - Вам куда, гражданин?
  Иван невнятно пробормотал:
  - Здравствуйте!
  - Здорово, гражданин, что будем делать?
  - А в чем, собственно, дело? - спросил Иван.
  Милиционер, нахмурившись, потребовал документы. Посмотрев паспорт, он спросил:
  - Куда направляешься?
  - А тебе какое дело? Куда мне надо, туда и направляюсь, - огрызнулся Иван.
  - Что-то мне твоя личность не нравится. По-моему, ты у нас в розыске числишься, а ну-ка пошли со мной, - и милиционер, схватив его за руку, потащил в местный отдел милиции. Их встретил дежурный отделения милиции.
  - Подозрительная фигура, товарищ старший лейтенант, - доложил милиционер.
  - Если подозрительный, то давай его сюда, сейчас проверим, - дежурный схватил его за воротник и втолкнул в камеру.
  - Сержант, врежь ему пару раз, чтобы вспомнил, как он попал на станцию и куда направляется, - отреагировал дежурный офицер отдела милиции.
  ***
  Сотрудник уголовного розыска УВД, капитан милиции Андреев, рано утром на своем "жигуленке" мчался по трассе в сельский отдел милиции. Мысли Андреева перенеслись на последнее задержание Сергея Абрамова.
  -"Что-то я не могу понять: второй раз беру его с поличным на кармане, и второй раз его выпускают из милиции. Кому это выгодно? Ведь Абрамов - пешка: "стой там, иди сюда". Перед авторитетами "шестерит". В среде таких, как он, Абрамов своего голоса не имеет. А почему? Боится! Неужели он кем-то напуган? Абрамов напуган?! Но кем? Вот это вопрос. Нелегко разгадать, а надо. Семьи у Абрамова нет, родственников тоже, вырос в детдоме. Прописан он у старушки, но там не проживает. Скитается по "малинам" да в гостиницах ошивается. Ходячая энциклопедия для "опера". Возможно, у кого-то из оперативников состоит на агентурной связи. В таком случае, почему тот оперативник официально не вышел на меня? Не хочет себя обнаруживать, работает втемную? Причина? Пока неясно. Ладно, время покажет. Абрамов все равно где-нибудь засветится".
  Вскоре Андрей Андреев подъехал к отделу милиции, который он курировал. Его усердие и одержимость в работе не знали границ. Курируя уже два года отдел милиции, он постоянно был на виду. Тонко чувствовал любую криминальную ситуацию и реагировал профессионально, с подходом. В ходе изучения нераскрытого преступления у него в голове рождалось много версий и оперативных комбинаций. Каждое новое преступление, которое совершалось в районе, он глубоко осмысливал, оценивая все плюсы и минусы. Ставил себя на место преступника, пытаясь разгадать его дальнейшие ходы. Вот и сегодня не было и восьми утра, а Андреев уже был в служебном кабинете. Достав оперативное дело из сейфа, Андрей стал его перелистывать. Вот то агентурное сообщение, где "Окунь" давал информацию, которая всю прошедшую ночь не давала ему покоя. Агент сообщал, что ранее неоднократно судимый Захар Петрунин по пьянке хвалился, что нашел "золотую жилу", которая решила все его семейные проблемы. Появились деньги, и жить стало веселей, дома ценят и на "работе" тоже.
  "Надо переговорить с этим Захаром напрямую, - подумал Андреев. - Может быть, та "жила" и есть то, что я ищу".
  Интуиция ему подсказывала, что он на верном пути. Сыщик призадумался. Его мысли прервал телефонный звонок:
  - Андрей Николаевич, это дежурный Миронов. Сегодня рано утром на станции постовой милиционер задержал подозрительного человека. Я его в камеру определил. Мне кажется, он проходит в списках разыскиваемых. Не займетесь им?
  - Хорошо, давай его сюда.
  Через пять минут помощник дежурного привел мужчину средних лет.
  - Вы свободны, сержант.
  Андреев внимательно осмотрел задержанного гражданина и, обратившись к нему, сказал:
  - Как тебя зовут?
  - Иван Гнусавин.
  - Интересная фамилия. Откуда и куда направляешься?
  - Да так, семейные неурядицы. Решил расстаться с прошлой жизнью и убежал от нее.
  - А если подробнее, Иван?
  - А подробнее не к чему, начальник. Это касается только меня.
  - Нет, Иван, поскольку ты здесь, это касается и меня тоже.
  - Начальник, не трави душу, отпусти. Никому зла я не делал, да только судьба меня не балует. Отпусти, не мучай, тошно.
   Андрееев внимательно изучал протокол досмотра.
  - Кроме паспорта, у тебя обнаружены деньги, часы, а это что!?
  - А это, начальник, нож. Сальца, хлеба отрезать в дороге.
  - А может, порезать кого?
  - Это вы зря на меня наговариваете. Если один раз пришлось случайно попасть в "зону", так теперь можно и клеймо на меня вешать?
  - Верно, "Гнус", дежурный офицер уже тебя проверил. Ты был судим, имеешь кличку "Гнус" и отбывал два года наказания в сибирской "зоне" за сбыт наркотиков.
  - Я свое отсидел от звонка до звонка и больше никому ничего не должен.
  - Скажи мне лучше, куда ты направляешься и что в жизни ищешь?
  - Потерян я в жизни, а путь держу куда глаза глядят. Уединиться хочу.
  - От себя, Иван, не убежишь. Тебе только тридцать шесть. Еще не все потеряно. Сейчас я тебя направлю в камеру для задержанных граждан, посидишь пока. Подумаешь, как дальше жить, а мы тебя еще раз проверим, ну а потом разговор продолжим.
  - О чем еще можно говорить, не понимаю, - грустно заключил "Гнус".
  * * *
  - Константин Петрович, разрешите войти?
  - Входи, Аркадий Никитич.
  В кабинет заместителя губернатора Одинцова вошел генерал Шубин, руководитель местного ФСБ. Он присел в предложенное ему кресло и, не спрашивая разрешения, уже как настоящий завсегдатай, закурил.
  - Что у тебя?
  Генерал неуверенно заерзал в своем кресле, думая, как начать разговор.
  - Да не суетись ты. Давай выкладывай. Я слышал, ты в своем учреждении очень строг и требователен, и это правильно. Здесь, я вижу, ты как-то не уверен или делаешь вид, хитрая твоя душонка. Вижу, просить пришел. Ну что же, помогу. Давай колись.
  - Ну, вы уж прямо "колись". Методы у вас какие-то ментовские.
  - С кем поведешься, от того и наберешься. Здесь недавно генерал милиции Тихорецкий был. Начистил я ему мягкое место. Набрал в милицию бестолковых сотрудников, а те и куролесят. А в милиции надо работать. Вот посмотри, какая пачка писем от граждан с жалобами. Преступления надо раскрывать. Я, что ли, за них буду работать? Тогда на хрена они мне здесь нужны, блюстители порядка, если не могут свои функциональные обязанности выполнять. В общем, дал я ему короткий срок, чтобы положение в области исправить. А ведь пришел так же, как и ты, "химкой" притворился и просит, чтобы я в МВД словечко замолвил за него, на повышение генерал хочет. Вот и ты, вижу, за этим пришел.
  - Константин Петрович, я вам удивляюсь. Откуда у вас столько прозорливости?
  - Эх, Аркадий Никитич!
  Он смотрел на генерала Шубина, ухмыляясь и покачивая головой. Потом налил себе и гостю по рюмке коньяка и, пододвинув уже вскрытую коробку конфет, произнес:
  - Выпьем за дружбу, Аркаша! Чтобы в жизни не пришлось разочаровываться в людях, вот что самое страшное. А должности и власть, если с головой, они придут.
  Они выпили. Одинцов сразу же разлил по второй, они выпили еще раз. Закусив конфетами, оба замолчали, о чем-то думая. Потом Одинцов нажал кнопку пульта и включил телевизор. Шло заседание Думы.
  - Да, одна бесполезная трескотня, а дел нет, слуги народа. Власть всем подавай да денег побольше, все интересы именно в этом и заключаются. И ты туда же.
  Одинцов на время задумался, а потом продолжил:
  - Ладно, Аркаша, я что-нибудь придумаю. Не за горами тот день, когда сядешь ты в кресло на Лубянке. Только смотри мне, старых друзей не забывай. Если забудешь, то пеняй на себя.
  - Да что вы такое говорите? Как у вас язык поворачивается?
  - Ладно, ладно, - махнул рукой Одинцов.
  Г Л А В А 3
  Они вошли в ресторан.
  - Привет, "Ус", знакомься: это "Калифорниец". Мужик что надо, головой ручаюсь, не подведет. Я тебе о нем уже рассказывал, - сообщил "Абрам".
  Усов сидел на стуле, закинув ногу на ногу, и, хмуро оглядев пришельца сверху вниз, небрежно сказал:
  - Привет, бродяга.
  Он протянул руку вошедшему незнакомцу. Внешне на него гость произвел неплохое впечатление. Пришелец промолчал и руки не подал.
  - Ты что, немой? - раздраженно обратился "Ус" к пришельцу.
  Пришелец стоял и пристально смотрел на "Уса". Повисла минутная тишина. Опомнившись, "Ус" понял свою оплошность и встал со стула. Тут же он услышал грубый голос незнакомца:
  - Ну а теперь привет, "Ус".
  Незнакомец подал ему свою руку, "Ус" протянул свою и почувствовал крепкое рукопожатие. Он понял, что у того в руках заключена медвежья сила, которая при желании могла переломить его хлипкую руку, как тростинку. "Ус" уважал силу, и это повлияло на исход встречи. Именно такого напарника он себе подыскивал - немногословного, смелого и сильного. Это он почувствовал сразу, когда увидел "Калифорнийца", и подумал:
  "С этим бродягой в этом задрипанном городке я еще наворочаю дел. А потом его подставлю, а сам свалю. А он пусть топает по этапу, на "зону", его место там, это на его роже написано".
  "Ус" направился к выходу. Он взглянул на приятелей и сказал:
  - Что стоите? Пойдем ко мне, там в спокойной обстановке и покалякаем.
  Лицо "Абрама" приняло недовольное выражение, и он ответил:
  - Мужики! Я вас свел. Ну, вы теперь сами как-нибудь договоритесь. А у меня дела. Меня ждут.
  - Наверное, опять к бабе, - язвительно проронил Ус, - тогда, "Абрам", не задерживаю, иди своей дорогой.
  - Вот и я про то. У вас своя дорожка, а у меня своя. Не люблю я общества. Я вор-одиночка.
  - Ладно, вор-одиночка. Удачи тебе, - тихо произнес "Калифорниец".
  - И тебе того же, - услышал он вслед.
  Двое новых приятелей вышли из бара, сели в такси и уехали.
  * * *
  - Знакомься, "Калифорниец": это мои люди.
  "Калифорниец" посмотрел на сидящих вразвалку крепких парней. Они с нескрываемым любопытством смотрели на новенького. "Калифорниец" поздоровался с каждым из них за руку. Парней было не меньше десятка. Усов отметил:
  - Ребята мои боевые, у каждого своя история. Как-нибудь расскажу.
  "Калифорниец" с интересом смотрел на ребят. А "Ус" продолжал знакомить, указывая на более авторитетного из них:
  - Вот этот бродяга, его погоняло "Крот". Я не завидую тому, кто с ним сойдется в поединке на "перьях". Имеет четыре ходки.
  Таким образом "Ус" подходил к каждому из них и представлял "Калифорнийцу".
  Чуть позже "Ус" устроил небольшой банкет по случаю знакомства. К вечеру "братва", изрядно напившись спиртного, разбрелась по домам.
  * * *
  Спустя неделю "Калифорнийцу" подвернулся случай познакомиться с другой противоборствующей "братвой". Усов решил проверить "Калифорнийца" на деле. Он ему посоветовал навестить тренирующихся в спортивном зале наиболее активных "беспредельщиков", которые периодически вторгались в зону интересов "блатных бродяг", живущих по "понятиям".
  Однажды вечером "Калифорниец" вошел в спортзал. Вечерами эти парни занимались спортом, одни - мини-футболом, другие качали мышцы. Он переоделся и подключился к игре в одну из команд. Матч был в самом разгаре. "Калифорниец" сразу же почувствовал к себе повышенный интерес некоторых игроков. Ему поставили подножку, он упал. Виновник спортивного вида с рыжими волосами на голове парень оказался вызывающе дерзок и даже не извинился. Продолжая играть "Калифорниец" почувствовал резкий удар в бок и толчок в спину. Не выдержав к себе грубого отношения, он сцепился в рукопашной с зачинщиком. Рыжий соперник оказался крепким, однако "Калифорнийцу" хватило пары минут, чтобы послать его в глубокий нокаут. Посмотрев на окружающих его парней, он спросил:
  - Кто еще желает выяснить со мной отношения?
  Двое напали на него одновременно. Одного из них он жестким ударом в кадык вырубил сразу, второму, немного повозившись в поединке, пяткой сломал челюсть. Увидев эту неутешительную картину, вся оставшаяся толпа обступила кольцом незнакомца с желанием проучить его как следует. Напряжение нарастало и достигло своей критической точки. Началась схватка. Удары посыпались со всех сторон, "Калифорниец" уверенно держал оборону, отражая нападки противника. Мгновенно проанализировав ситуацию, он нашел слабое место в рядах своих недругов и, улучив момент, стремительно бросился в контратаку и нанес серию мощных ударов, двое парней с диким криком отпрянули в сторону, другие от неожиданности откатились назад. И в это время в зале появился крепкий мужчина средних лет, который крикнул:
  - Все, хватит, "братва"! Столько парней, и все против одного.
  Кто-то из парней произнес: "Питон!"
  Толпа молча расступилась, но не расходилась. Рыжий парень достал финку, оголив лезвие. Тогда "Питон" вошел в круг и, указывая на парня с финкой, сказал:
  - Вот ты, "Топор", давай нападай на меня первым.
  "Топор" стремительно бросился на "Питона". Тот резко ушёл в сторону, перехватил руку с оружием и мощным ударом ноги в затылок отправил нападающего на пол. Через секунду нападающий лежал, обхватив свою голову, а его финка оказалась в руках "Питона".
  - Еще кто желает отведать "пиз..лей"? - спросил мужчина.
  Все молчали, и никто больше не посмел напасть, потому что это было выше их сил и возможностей. Ведь перед ними стоял их кумир и главарь - "Питон". Они понимали, что против него никто не устоит, даже если все вместе нападут. "Питон" их уничтожит всех.
  ***
  Через четверть часа Андреев уже был за рулем. Подъезжая к дому номер четыре по улице Садовой, сыщик заметил, что в окне дернулась занавеска.
  "Значит, уже проснулись, - подумал он и продолжил: - Хотя вряд ли, по-моему, хозяева уже давно не спят".
  Сыщик сразу оценил обстановку. На земле около калитки отчетливо были видны свежие следы от шин легковой автомашины, а рядом лежал окурок, который еще дымился.
  "Если бы на пять минут раньше подъехал, то точно увидел бы, кто приезжал", - подумал он и постучал в дверь.
  Хозяева открывать дверь не торопятся, что-то тянут специально, дают понять, что спят. Так, время выдержали, открывают.
  - Кто там? Вам кого?
  - Здесь проживает Петрунин Захар Спиридонович?
  - Да, есть такой, а вы кто?
  - Я из милиции, разрешите войти?
  - Ваши документы?
  - Пожалуйста.
  Андреев протянул свое служебное удостоверение. Хозяин внимательно посмотрел и, убедившись, ответил:
  - Проходите.
  Андреев сообразил, что перед ним стоит сам Петрунин. Когда он вошел в дом, то увидел женщину приятной внешности, с удивленным видом. Сыщик назвал себя и попросил извинения за столь ранний визит.
  - Захар Спиридонович, мне с вами нужно переговорить наедине, может, выйдем во двор? - обратился он к хозяину.
  - Хорошо, - согласился Петрунин.
  Хозяин медленно оделся и вышел следом за непрошеным гостем. Во дворе, усевшись на скамейку, Захар спросил:
  - Чем я провинился перед властью, что в такую рань ко мне пожаловали? Не просто так, видно, дела какие?
  - Дела, Петрунин, и довольно-таки скверные. Есть сведения, что ты плохими делами занимаешься. А сегодня утром я в этом сам убедился.
  Захар вздрогнул, и это не ушло от внимательного взгляда оперативника.
  - Ну что, Захар, сам расскажешь прямо здесь или в отделение милиции со мной поедешь?
  Петрунин молчал, мысли его лихорадочно путались.
  "Неужели знают? - думал он. - Тогда крышка, да и машина только что отъехала. Наверное, не просто так "опер" рано утром приехал, возможно, видел автомашину".
  Взяв себя в руки, Петрунин ответил:
  - О чем это вы, Андрей Николаевич?
  - Да все о том, о чем ты сейчас лихорадочно думаешь. Я все знаю, Захар. И пока не поздно, кайся здесь, потому что в милиции будет поздно.
  Захар молчал и думал: "За такие дела лет на семь, как минимум, потянет".
  - У тебя что, язык отнялся? Тогда поехали со мной, - заявил Андреев.
  Он потащил Петрунина за руку к машине. Последний вяло сопротивлялся, так как его воля была парализована страхом перед лагерной жизнью, с которой он уже был знаком. Кому-то там нравилось, но ему туда не хотелось.
  Автомобиль тронулся с места и, набирая скорость, поехал в сторону отдела милиции.
  - Останови машину, начальник, я говорить буду, - неожиданно завопил Петрунин.
  Андреев притормозил, отъехал в сторону и остановился. Сидели молча. Сыщик закурил и предложил сигарету Петрунину, понимая, что творится в душе у Захара, и не торопил его. Так они сидели минуты две, покуривая. Наконец Петрунин стал говорить доверительно, растягивая слова, медленно обдумывая каждую фразу:
  - Я понял, начальник, что ты кое-что знаешь. Расскажу откровенно, все без утайки, но и ты мне помоги вылезти из этого проклятого дела. Правильно ты заметил: была утром автомашина. Приезжали приятели из города, с которыми вместе в деле. Сбросили товар и отвалили. На днях должны приехать скупщики с деньгами. Короче, начальник, я посредник. Прячу у себя дома и в сарае краденые вещички на время и за это имею свою долю.
  - Ну а как скупщики узнают, что очередной товар у тебя? - спросил сыщик.
  Петрунин подумал и ответил:
  - У меня в записной книжке несколько телефонов имеется, вот по ним я и звоню в город Екатеринослав. Когда я им понадоблюсь, то они звонят.
  - А теперь, Захар Спиридонович, рассказывай поподробней, фамилии, адреса.
  - Послушай, начальник, я ни фамилий, ни адресов не знаю. Общаемся только по кличкам.
  Андреев, размышляя, оценивал ситуацию: "Телефоны, связные - старый воровской прием, ну да ладно, хоть эта зацепка имеется".
  Сыщик повернулся к Петрунину, посмотрел на Захара долгим, испытующим взглядом и сказал:
  - Значит, так, сейчас поехали к тебе, покажешь мне весь товар, дашь номера телефонов твоих подельников. Подробно расскажешь, сколько раз приезжали те и другие, что привозили. Опишешь мне их приметы, а потом решим, что с тобой делать.
  - Хорошо, я согласен, - услышал он ответ.
  Андреев развернул автомашину, и они возвратились к дому Петрунина. Сыщик действовал уверенно, представляя себе дальнейший ход событий. Размышляя по ходу дела, он понимал, что вся дальнейшая операция должна быть в секрете, а поэтому докладывать начальству не торопился. Он догадывался, что из районного отдела милиции идет утечка информации. От кого она исходит, оперативник пока не знал. Были у него два надежных офицера, которых он иногда привлекал для различных оперативных мероприятий. На них в дальнейшем он и рассчитывал.
  Андреев переписал весь краденый товар, который имелся в наличии у Петрунина. Потом, повернувшись к Петрунину, спросил:
  - Что же это ты, Захар Спиридонович, после отсидки опять пошел по воровскому пути?
  - Есть у воров поговорка: "Рубль - вход, а выход - два". Ты же знаешь, начальник, стоит только в воровскую среду попасть, от них просто так не выйдешь, дороже себе обойдется.
  - Все равно, Захар, эти воровские цепи надо рвать.
  После этого он подошел к столу и пригласил присесть рядом хозяев дома. Супруги переглянулись, пододвинули к столу табуретки и присели, напряженно ожидая вопросов. Однако сыщик не стал задавать вопросы. Он тихо, в дружеском тоне стал говорить такие слова, от которых слезы навернулись у жены Петрунина, Киры Федоровны. Сам же Петрунин опустил голову, и видно было, что он тоже переживал. Во всяком случае, это была внешняя защита хозяев дома от незваного гостя.
  После этого сыщик убедительно дал понять супругам, что единственная их спасительная соломинка - это активная помощь в раскрытии преступления, поэтому они ничего не должны скрывать от него. Его визит они должны сохранить в тайне и выполнять все советы, которые он будет им давать. Для начала оперативник попросил принять в дом бездомного постояльца, который будет хорошим помощником в хозяйстве. Для всех же это родственник, который прибыл погостить.
  * * *
  Усов подъехал к дому, где на съемной квартире проживал "Калифорниец". Войдя в помещение квартиры, он весело сказал:
  - Слышал, слышал, как ты проучил нескольких выскочек из бригады "Питона". Молодец, одобряю!
  - Откуда ты мог слышать? Тебя там не было.
  - Зато в их лагере мой человечек, который мне поведал про твой подвиг. Лихо ты их там повырубил. Интересно, где ты так научился драться? Мне сообщили, что ты владеешь некоторыми профессиональными приемами спецназа. Неужели на "зоне" этому научился?
  - Ошибаешься, на "зоне" учат другому искусству. А приемам еще в юности меня выучил отчим. Кроме этого я занимался в спортивной секции, где моим учителем был спецназовец. Моя первая ходка в "зону" за то, что я двоим мужикам челюсти переломал. А одному мужику переборщил, и он отправился к праотцам.
  - Тогда скажи мне, о чем ты говорил с "Питоном" в баре?
  - Ты и это знаешь?
  - Я должен знать все про своих людей.
  - Говорили в общем ни о чем. Так, "покалякали" о жизни. Приглашал меня в спортзал заниматься по пятницам.
  - Ну и ты как, согласился?
  - Сказал, что будет время - приду.
  - Ты это правильно ответил, молодец.
  И Усов о чем-то задумался.
  * * *
  Служебный автомобиль Андреева стремительно мчался по трассе в город Екатеринослав. Сыщик торопился. В городе его ждал следователь Столетов. Полчаса назад оперативник позвонил и переговорил с ним, это был единственный следователь в городе, кому сыщик доверял. Андреев давил на педаль газа, не жалея автомашины, то и дело обгоняя попутный автотранспорт. Быстро преодолев это расстояние, он, не сбавляя скорости, проскочил пост ГАИ и въехал в город.
  Встретились они в кафе. Сели за крайний столик в углу у окна, в их излюбленном месте. Заказали себе по салату и кофе. Тихо беседуя, они стали обсуждать создавшуюся ситуацию. Андреев подробно рассказывал фабулу дела, Столетов внимательно слушал и иногда задавал уточняющие вопросы. Выслушав сыщика, следователь Столетов сказал:
  - Дело очень интересное, и, я думаю, следы могут вывести на известного нам с тобой фигуранта.
  - Вполне возможно, - заметил Андреев и продолжил: - Аналогичное дело у меня было три года назад. В то время я работал в городском отделе милиции. Работая по кражам из магазинов в следственно-оперативной группе, мы вышли на некого Усова Владимира Степановича по кличке "Ус". Так вот, этот "Ус" был посредником между поставщиками и скупщиками краденого. При допросе Усов замкнулся и не давал показаний. Конечно, наши ребята с ним поработали, но толку от этого было мало. В записной книжке у него нашли несколько связных телефонов. Когда их проверили, то выяснилось, что хозяева этих номеров телефонов были как "попки-попугаи": принял и передал информацию. А за это каждый месяц исправно переводом получали деньги. Мы тогда изрядно попотели, а доказать нам пришлось только один эпизод, который сопровождали с помощью оперативных средств. Дали ему тогда два года общего режима. Сейчас гуляет на свободе, видел я его несколько раз то в баре, то в ресторане.
  - Неплохо было бы к нему внимательней присмотреться, - задумчиво произнес Столетов.
  - Пожалуй, на досуге я им займусь, - ответил Андреев и продолжил: - Как будем строить дальше ход совместных мероприятий?
  - Ты покажи мне список вещей, обнаруженных в доме Петрунина. Этим списком займусь я. А ты подбери надежных ребят и организуй пост наблюдения за домом Петрунина и перехват автомашины с грузом на выезде из райцентра.
  Следователь Столетов внимательно изучил список вещей, который ему передал Андреев, и, к своему удивлению, обнаружил, что список вещей полностью совпадал с другим списком, имеющимся в уголовном деле по краже из квартиры гражданки Хитровой.
  * * *
  Усов приехал на усадьбу своего хозяина. Крымов, а в криминальной среде "вор в законе" "Жека", ждал его каждый вечер у себя. "Ус" информировал хозяина обо всех новостях, происшедших в городе за истекшие сутки. Расположившись в своей беседке, он пил чай. Его помощник Артур ему прислуживал.
  - Так ты говоришь, тебе показалось странным, что "Калифорниец" профессионально владеет боевыми приемами?
  - Именно, так Евгений Андреевич. И еще подозрительно, что он нашел общий язык с нашим злейшим врагом "Питоном". Ведь "Питон" - бывший спецназовец. Он нашего брата вора не уважает.
  - Мне кажется, ты чрезмерно подозрителен. У тебя, я вижу, все наши пацаны на подозрении. Слишком, "Ус", ты мнителен. Пора бы научиться разбираться в людях. Этак ты и меня подозревать будешь.
  - Доверяй, но проверяй! Вот поэтому, я считаю, надо в деле проверить "Калифорнийца".
  - Ты уже его проверял.
  - Я думаю, надо нам налет сделать на "Питона" и его ребят и послать туда старшим "Калифорнийца". Посмотрим, как он будет себя вести.
  - Ты что, дурак, "Ус"?
  Усов от нелицеприятного высказывания обиделся и замкнулся. Крымов продолжал:
  - Эта война нам не нужна. С "Питоном" жить надо в мире. Не хватало у себя под боком иметь мину замедленного действия. "Калифорниец", я вижу, это понимает правильно. Передай ему, пусть поддерживает с ним отношения и посещает спортзал. И наших пацанов с собой водит, тех, которые физически крепче.
  Усов был обескуражен. Ему не понравилось, что хозяин симпатизировал "Калифорнийцу". В его планы это не входило. Он понимал, что волевой "Калифорниец" может отодвинуть его на вторые роли и занять его место. Он вспомнил своего давнего приятеля по зоне, который жил сейчас в Москве. Решение созрело мгновенно. "Ус" решил с ним связаться.
  Распрощавшись с хозяином, Усов уехал от Крымова с тревожными мыслями в голове.
  * * *
  Возвратившись домой, Усов позвонил своему давнему приятелю:
  - "Дух", я тебя приветствую, ты еще жив, черт тебя подери?
  - "Ус", это ты!? - воскликнул удивленно Духнович.
  - Узнал меня, чертяка.
  - Узнал, конечно. Ты меня вовремя застал. Я уезжаю сейчас, машина уже под парами. Говори быстрее, что надо.
  - Мне нужна твоя помощь.
  - Помогу тебе, ты мою "таксу" знаешь.
  - Где и когда можно "перетереть"?
  - Будь у меня послезавтра. Жду. Все, корешок, тороплюсь, до встречи.
  Он положил трубку. "Ус" задумался: Правильно ли я поступаю? А если узнает хозяин? Ничего он не узнает. А с "Калифорнийцем" нужно кончать, а иначе мне удачи не видать".
  Г Л А В А 4
  - Заходите, Татьяна Ивановна, присаживайтесь и не волнуйтесь. Я следователь областной прокуратуры советник юстиции Столетов Антон Сергеевич. Буду заниматься вашим делом. Перед тем как начать с вами беседу, мне хотелось бы, чтобы между нами было полное взаимопонимание. Я должен разобраться во всем, а вы мне должны помочь и рассказать откровенно, как было дело.
  Перед следователем сидела приятная молодая женщина на вид лет тридцати. Она относилась к той категории женщин, в которых влюбляются сразу, а влюбившись, долго ухаживают, добиваясь взаимности, боясь случайно обидеть ее. Женщина была хрупкая, воздушная, как Дюймовочка. Внешне не красавица, но была в ней та изюминка, которая восхищала и притягивала мужчин. Голос у нее был грудной, восхитительно нежный, что выдавало в ней мягкость характера и отражало женскую красоту. Но за этой внешней хрупкостью, как за маской, просматривалась сила воли, несвойственная такой категории женщин. И это приятно тронуло и удивило Столетова. Обратившись с вопросами к Хитровой и выслушав ее, следователь сделал для себя вывод, что потерпевшая довольно-таки умна, оценивает ситуацию трезво и разбирается в юриспруденции.
  На вопрос следователя, видел ли ее кто-нибудь, когда она выходила из кабинета Буйнова, потерпевшая Хитрова ответила:
  - Да, в коридоре в это время находились сотрудник уголовного розыска Андреев и какая-то женщина в форме лейтенанта милиции. Они о чем-то беседовали, и когда она проходила мимо, то случайно задела кого-то из них.
  Подробно допросив потерпевшую, следователь отпустил ее. Тут же он позвонил Андрееву и вызвал его к себе в кабинет. Сыщик не заставил себя долго ждать, через десять минут он был в кабинете у следователя. Андреев ответил на все интересующие вопросы. Позже был допрошен и второй свидетель. К вечеру Столетов доложил прокурору о результатах допросов.
  - Роман Петрович, я считаю, необходимо задержать Буйнова по сто двадцать второй, а потом в случае необходимости арестовать его.
  - Действуй, Антон Сергеевич, ты ведешь дело, тебе и карты в руки.
  - Дело-то я веду, но как его задерживать? Он же непредсказуем, может выкинуть какой-нибудь финт. Да и табельное оружие у него при себе.
  - Хорошо, Антон Сергеевич, я тебя понял.
  Роман Петрович взял трубку и набрал номер телефона ФСБ.
  - Аркадий Никитич, нам нужна ваша помощь...
  * * *
  Сотрудники ФСБ работали быстро и профессионально грамотно. Взяли Буйнова рано утром на его квартире. Буйнова еще качало, когда его доставили в кабинет следователя. Накануне он выпил немало спиртного и поэтому чувствовал себя неважно. Видя, что с ним некорректно обращались при задержании, он понял, что дело принимает серьезный оборот. Буйнов пытался держаться достойно, но это у него плохо получалось: выдавал дрожащий голос, предательски тряслись руки, не слушались ноги. Наконец Буйнов взял себя в руки и обратился к следователю:
  - На каком основании вы меня задержали и что за комедию вы тут разыгрываете? Я требую объяснений.
  Столетов не торопился с объяснением. Выдержав необходимую паузу, он сообщил ему:
  - Возбуждено уголовное дело, и в настоящее время проводится расследование. Исходя из материалов дела и тяжести содеянного преступления, а также учитывая общественный резонанс и тот несмываемый позор, какой вы нанесли своим поведением всей правоохранительной системе города и области, целесообразно по закону и по совести изолировать вас, гражданин Буйнов.
  Начальник уголовного розыска, теперь уже бывший, впился глазами в следователя и, багровея, стал кричать и требовать телефон.
  - Не нужно лишних эмоций, этим делу не поможешь, - отреагировал Столетов.
  - Да я тебя в камере сгною, сукин сын, ты у меня парашу лизать будешь, - кричал Буйнов от безысходности.
  Столетов обратился к сотрудникам ФСБ и попросил увести арестованного.
  - Пускай посидит в общей камере с ворами, немного остудится и сам прочувствует, что это такое - быть подследственным, - заключил следователь.
  * * *
  На следующий день Крымов срочно вызвал "Уса" в свою резиденцию.
  - Ты говорил, что хочешь в деле проверить "Калифорнийца"?
  Усов смотрел на своего хозяина с тревогой на сердце.
  "Что он еще выкинет на этот раз?" - подумал "Ус", а сам ответил:
  - Хотелось бы, об этом я вам уже говорил.
  - Тебе предоставляется такая возможность.
  - Слушаю вас, Евгений Андреевич.
  - Местное общество любителей золота, зубные техники и хозяева ювелирных мастерских решили обойти нас и завезли на днях большую партию золота. Вот вы вдвоем вытряхните их из штанов и все выясните. Пусть по-хорошему отдадут наши двадцать процентов. А за эти их художества взыщите с них штраф в том же размере. Все. Ступай.
  * * *
  Усов заехал к "Калифорнийцу", и они уехали на дело.
  - Сейчас заедем к председателю их общества, наш уважаемый Мориц Зельмович должен нам все честно и обстоятельно рассказать, - заявил Усов.
  Подъехав к ювелирной мастерской, они постучали в окно. Шторки раздвинули, и оттуда высунулось осунувшееся лицо старого еврея. Узнав Усова, он открыл дверь. Хозяин ювелирной мастерской сразу же с порога начал все объяснять.
  - Мы ни в чем не виноваты. Это они все забрали.
  - Кто они, говори толком?
  - Ребята "Питона" забрали золото.
  - А зачем вы им отдали?
  - Они и спрашивать не стали. Направили на нас свои стволы и забрали ровно половину всего золота. При этом предупредили: если мы будем жаловаться, то они будут нас отстреливать.
  - Это уже беспредел, - отреагировал "Ус".
  Он обратился к "Калифорнийцу" и произнес:
  - Пойдем отсюда, нам здесь делать уже нечего.
  Они вышли на улицу.
  - Что будем делать? - спросил "Ус".
  - За такие дела нужно наказывать. Поехали.
  Возвратившись в свою контору под вывеской "Пивной бар" в центре города, они собрали своих людей. Привезли оружие. "Калифорниец" взял себе две гранаты и пистолет, остальное оружие разобрала "братва". Все разместились в трех иномарках и поехали к спортзалу, где располагалась штаб-квартира "Питона".
  Спустя четверть часа автомобили подъехали к зданию спортзала.
  - Вы все остаетесь в машинах, а я один пойду на переговоры, - сообщил "Калифорниец".
  - Может, пару ребят возьмешь на всякий случай?
  - Нет, они для меня будут обузой. Одному мне будет легче.
  - Ну, как знаешь!
  Он вышел из машины и направился в офис. Спустя один час "Калифорниец" вернулся с дипломатом и сел в автомобиль.
  - Поехали, - сказал он, и автомашина тронулась с места.
  - Не понял тебя, "Калифорниец", и все, что ли?
  - Да! Золото они возвратили, а кто это сделал, они сами накажут.
  - У меня нет слов! Ты молодец, "Калифорниец"!
  - Не все можно решить силой оружия, - ответил он и продолжил: - Сейчас силой слова можно убеждать лучше всякого оружия.
  "Ус", внимательно слушая своего товарища, думал: "Да, "Калифорниец", с каждым разом ты становишься опасным для меня. Завтра, "Дух", мы обязательно с тобой встретимся".
  * * *
  "Сиплый" заулыбался:
  - О, "братва", кого нам привели! Да это же сам начальник уголовного розыска собственной персоной. Ну а если сам сюда попал, то должен отвечать "по понятиям". Ты что же, забыл, сука, как нашего брата загонял сюда, как прессовал?
  Буйнов не ожидал, что его поместят в общую камеру с разным уголовным отребьем. Он видел, как на него смотрели несколько пар глаз, удивленных и злобных, от которых ничего хорошего ожидать не приходилось. И надо было как-то выходить из создавшегося положения, а иначе они подомнут под себя.
  Буйнов взял себя в руки и с ехидной ухмылкой и деланным пренебрежением обратился к присутствующим:
  - Привет, бродяги, принимайте сокамерника, теперь я буду "бугром" у вас в камере. А кто пикнет, зубы повышибаю, небось помните, как я это делаю.
  Он надменно оглядел камеру и, увидев в нижнем углу кровать, обратился к присутствующим:
  - А это чья "шконка"?
  - Моя "шконка", - ухмыляясь, ответил "Сиплый".
  - А теперь будет моя, - заявил Буйнов и продолжил:
  -А тебе придется пододвинуться поближе к параше,
  понял, козел?
  - За козла отвечать придется, петух. Ха-ха-ха... - отреагировал "Сиплый".
  И его смех подхватила остальная сокамерная "братва". Смеялись долго. Кто-то стал кукарекать, и это еще сильнее провоцировало смех. От всего этого скверно стало на душе у Буйнова, и он понял, что если сейчас он не выйдет достойно из создавшегося положения, то ночью ему действительно придется кукарекать. Буйнов подошел ближе к "Сиплому", улыбаясь, и в это время его кто-то ударил сзади по голове. В глазах у него помутилось, и Буйнов потерял сознание. Прошло время, пока сознание возвратилось. Он открыл глаза, увидел перед собой зека и услышал:
  - Ну что, "Маруся", проснулась, вот и хорошо. Вставай.
  Все на него смотрели и ждали. У Буйнова сильно болела голова, он плохо соображал, но потом до него дошло, в каком положении он оказался в камере. Буйнов встал, ухмыльнулся толпе уголовников, а сам лихорадочно соображал, что ему делать.
  Он медленно подошел к "Сиплому" и посмотрел ему в глаза. "Сиплый", улыбаясь, сказал:
  - Ну что, мент поганый, это тебе не на воле, здесь я "смотрящий". Ты теперь у параши сидеть будешь, жрать остатки со стола, а по ночам кукарекать. А если ослушаешься меня, то утром не проснешься.
  После услышанных слов кровь ударила в голову Буйнову. Он вдруг дико заревел, схватил "Сиплого" за кадык и сдавил ему горло. "Сиплый" замычал, глаза у него надулись и покраснели, он хрипел. Буйнов резко дернул, и в руках у него оказалась гортань с ошметками мяса. "Сиплый" упал, и из горла его хлестала кровь. Блатные не ожидали такого поворота событий. Все были шокированы. Бывший начальник уголовного розыска, как зверь, стоял и смотрел на арестантов.
  - Кто следующий? - прохрипел Буйнов. Все молчали, опустив головы. Тело "Сиплого" дергалось в предсмертных конвульсиях. Жизнь вожака угасала.
  "Это конец!" - подумал Буйнов.
  * * *
  Автомобиль въехал в лесной массив, петляя по проселочной дороге, и подъехал к избушке местного лесника. У входа в избушку на скамеечке сидел пожилой худощавый мужчина. Увидев подъехавший автомобиль, он встал и поднял кошелку, наполненную опятами. Из автомобиля вышел крепкий мужчина и направился к нему.
  - Здравствуй, "Овод"! Вот, пока дожидался, собрал молодых опят, будет тебе, чем оправдаться.
  - Спасибо, Иван Иванович, удружили, а как же себе? Может, отсыплете.
  - Нет, у меня припасена и вторая кошелка, полная грибов.
  - Когда же вы успели?
  - Далеко ходить не пришлось, тут кругом все усеяно грибами, мне хватило одной поляны, чтобы собрать две корзины.
  Они вошли в избу и, присев за стол, стали о чем-то тихо говорить.
  - Так, с первым вопросом ясно, перейдем ко второму. Что тебя в нем смутило? - спросил Сорокин.
  - На сборах в лагере он был инструктором и мастерски владеет боевыми приемами спецназа. Недавно у него была возможность дважды меня ликвидировать, сила была на его стороне, но он этого не сделал, а, наоборот, помог мне. Я понял, что он меня сразу узнал, улыбнувшись мне, как старому знакомому.
  - Он говорил с тобой о тех временах и о лагере подготовки диверсантов?
  - В том-то и дело, что нет, он даже намеком в беседе не упоминал об этом. Вот это для меня странно.
  - Ты думаешь, он что-то задумал?
  - Возможно. Его уступчивость чрезмерно подозрительна.
  - В таком случае я дам команду спецгруппе "Оса" распотрошить его и ликвидировать.
  - Я думаю, только распотрошить! После этого мне необходима с ним встреча с глазу на глаз.
  - Я ее тебе устрою, "Овод"!
  Пришелец, распрощавшись, вышел из избушки, сел в автомобиль и уехал.
  Иван Иванович присел на скамеечку, закурил сигарету и задумался. Он вспомнил еще совсем молодого "Овода", когда тот вернулся из секретного и опасного задания живой. Тогда за успешное выполнение задания он получил свою первую награду - орден Красной Звезды. Вся спецгруппа, кроме "Овода", во главе с тем инструктором, которого только что упоминали, не вернулась. Значит, они все погибли. А сейчас, через много лет, выясняется, что Павел Жмайлик жив. Он даже псевдоним оставил себе прежний, "Питон".
  - Что же ты делаешь, "Питон", в этом тихом городке? Ведь твоя родина - Белоруссия, - произнес Сорокин.
  * * *
  Афганистан. 1995 г.
  Вертолет ВС США летел на высоте триста метров, облетая небольшие возвышенности. В кабине пилотов в правом кресле находился полковник ЦРУ Брокман. Он попросил командира экипажа передать ему управление. Командир, улыбнувшись, кивнул ему, Брокман взял управление в свои руки и стал рассказывать:
  - Да, когда-то в молодости я был первоклассным пилотом вертолета. Воевать пришлось во Вьетнаме, там я попал в переделку, был сбит, ранен, потом плен. Спасибо русскому "спецу", который меня отпустил. Благодарен я этому русскому "Апостолу", его все местные люди знали по этому псевдониму, он там пользовался уважением среди "вьетконговцев". Дай-ка вспомню. Ах, да, его имя, кажется, Михаил. Если бы не авторитет "Апостола", не было бы меня сейчас, а значит, и моих детей.
  - Надо же, как вам повезло, - отреагировал пилот.
  - Еще как повезло, - произнес полковник.
  Брокман подумал: "Когда буду в России, надо бы найти "Апостола" и поблагодарить".
  В салоне вертолета в удобном кресле расположился генерал Джеймс Дрейк, именно он был инициатором разработанной им программы по распространению современного наркотика "Z-999", этого сильнейшего оружия против молодого поколения России. Сейчас он летел с Брокманом, чтобы прорубить "окно" с юга. Не считаясь с международной Конвенцией, ему необходимо было с юга нанести удар по России.
  Сейчас, как и прежде, Брокман сжимал в руках ручку управления вертолетом. Вот он сделал вираж вправо, затем вираж влево, огибая небольшие горы. Впереди показалось глубокое ущелье, в которое нырнул вертолет. Управление вертолетом в ущелье держать нужно было уверенно, никаких отклонений в сторону, иначе нарушится режим полета - и гибель. Командир экипажа, контролируя полет, подстраховывал Брокмана. Неожиданно вертолет вылетел из опасной зоны, под ними оказалась небольшая равнина и речушка, которая, петляя, проходила мимо. Брокман немного убрал обороты двигателя, сделал крутой вираж и профессионально посадил вертолет на заранее обозначенное место. Заглушив двигатель, Брокман спросил пилота:
  - Ну как?
  - Великолепно, господин полковник!
  - Да, а прошло уже двадцать пять лет с тех пор, как я перестал летать.
  - Старую школу видно по полету, Эдуард Карлович.
  - Верно! Старая школа есть старая школа! Прежде чем сесть в кабину настоящего вертолета, сколько пришлось попотеть на тренажере, а потом полеты, полеты, огромный налет часов и днем, и ночью, горючего не жалели.
  Через некоторое время генерал и полковник вышли из вертолета, их встретил капитан спецподразделения. Лихо козырнув, он подошел ближе к высокопоставленным офицерам ЦРУ:
  - Здравствуйте, господа.
  - Здравствуй, капитан Рейдар, - отреагировал генерал и продолжил: - Какова обстановка?
  - Спецподразделение ждет вас, готовое выполнить любое ваше приказание.
  - Хорошо, Билл, меня радует ваша уверенность.
  Они прошли сто метров и вошли в палатку. Там сидел агрессивно настроенный молодой азиат. Дрейк и Брокман внимательно посмотрели на него, и генерал Дрейк, обратившись к капитану, произнес:
  - Он по-английски понимает?
  - Нет, господин генерал, он знает афганский диалект.
  - Билл, переведи ему.
  Дрейк присел на угол стола, на котором была разложена полевая карта. Обращаясь к азиату, он стал задавать вопросы, а Билл - переводить.
  - Как тебя зовут?
  - Ахмед.
  - Правда, что Дауд Шах - твой брат?
  - Да, правда, я его младший брат.
  - Когда я узнал, что брат моего друга Дауд Шаха попал в беду, я приказал спасти тебя от талибов и сам со своим помощником специально прилетел сюда, чтобы своими глазами убедиться в этом. Сейчас я вижу, что ты жив и здоров, и поэтому лично хочу передать тебя твоему брату.
  - Спасибо, спасибо, я этого никогда не забуду.
  - Сейчас со мной ты полетишь на вертолете и скоро увидишь своего брата.
  Азиат улыбался и качал головой в знак благодарности. Они вышли из палатки и в сопровождении капитана Рейдара пошли в сторону вертолета. В салоне вертолета их уже ожидало спецподразделение. Вертолет раскрутил свои винтокрылые лопасти до максимума, оторвался от земли и, набирая скорость, полетел в набор высоты. Набрав высоту две тысячи метров, он на максимальной скорости торопливо летел на север.
  Примерно через час винтокрылая птица благополучно совершила посадку в окрестностях базы Дауд Шаха, в горах на севере Афганистана.
  Дауд Шах радостно встретил прибывших американцев. Вдвойне был рад он освобождению своего брата Ахмеда, с которым они обнялись. Предводитель банды "Слуги дьявола" торжествовал, он был очень благодарен своим гостям за то, что такие высокие чины из ЦРУ обратили на него внимание и порадовали его своим посещением. Он пригласил их в дом, к столу, который изобиловал разнообразными блюдами и вином. Гости и хозяин принялись за трапезу. Выпив вина и плотно закусив, Дауд Шах еще раз поблагодарил их за спасение брата. Он понимал, его брат - это лишь повод, просто так высокие гости из Америки к нему не прилетели бы, значит, им было что-то нужно.
  - Чем я могу быть вам полезен, господа? Теперь, как я понимаю, моя очередь вам помочь?
  - Верно понимаешь. Кривить душой не будем, твоя помощь нам нужна.
  - Я готов помочь! Две тысячи штыков я могу поднять хоть сейчас. Скажите, куда идти и что делать. Мои джигиты выполнят любой приказ.
  - Спасибо, Дауд Шах! Нам не это нужно. Пусть твои люди сейчас выйдут из комнаты, нам надо переговорить.
  По приказу главаря охрана вышла из комнаты. Генерал Джеймс Дрейк ближе пододвинулся к Дауд Шаху и тихо на местном наречии (язык он знал в совершенстве) сообщил ему суть своего предложения. Оно заключалось в следующем. Перед переброской через границу основного товара
  "Z-999" необходимо было проверить надежность этого "коридора", а поэтому необходимо было сделать контрольный переход с менее ценным товаром - героином, только после положительного результата можно было переправлять основной товар "Z-999". Дауд Шах от такого предложения был безмерно счастлив и дал на это мероприятие свое согласие. После этого они обнялись. Полковник Брокман передал Дауд Шаху дипломат с инструкциями, а также задаток в американской валюте.
  После удачно состоявшейся встречи посланцы ЦРУ покинули базу Дауд Шаха.
  "Еще один шаг сделан к намеченной цели", - подумал Джеймс Дрейк, глядя в иллюминатор вертолета, не зная о том, что российская контрразведка уже сделала свой шаг навстречу.
  Г Л А В А 5
  - Разрешите, товарищ генерал-лейтенант?
  - Входи, полковник, я тебя уже давно жду.
  Генерал Орлов встал и обнял вошедшего полковника Сорокина.
  - Сколько лет, сколько зим прошло с тех пор, как мы с тобой не виделись.
  - С тех пор, как после академии ты попал в СВР и твои следы затерялись, - ответил Сорокин.
  - Сегодня вечером прошу тебя вместе с женой ко мне в гости, посидим, отметим мое повышение и перевод к вам.
  - Спасибо, обязательно буду.
  - А сейчас, Иван Иванович, о деле.
  - Слушаю, товарищ генерал.
  - Группа "Оса" сработала плохо, есть потери. "Питон" при задержании оказал отчаянное сопротивление, одного убил, троих ранил, но и сам, раненный, скрылся от преследования. Куда он мог скрыться? - спросил генерал.
  - Не знаю, мы подняли всех, ищем.
  - Ищите, ищите. Теперь излагаю следующую информацию.
  По сведениям, поступившим из СВР, стало известно, что при выполнении своего последнего задания десять лет назад Павел Жмайлик, псевдоним "Питон", был смертельно ранен. Его подобрали американцы и спасли ему жизнь, потом переправили к нашим коллегам в "Ленгли", а те, в свою очередь, пообещали ему двадцать лет тюрьмы в невыносимых условиях. Он сломался и стал работать на них, вначале несколько лет связным, а затем они его перебросили к нам уже со специальным заданием. Это всего лишь элемент одного крупного плана, разработанного генералом Дрейком из ЦРУ. Не буду вдаваться в подробности, но скажу главное: всю полученную информацию мы передали в аналитический отдел. Выводы нас ошеломили: в нашей конторе работает "крот" в ранге генерала, не ниже.
  - Не может быть! Выходит, вся наша текущая работа - в корзину?
  - Нет! Мы введем небольшие коррективы в план "Особая папка". Тебе необходимо, исходя из некоторых изменений, перенацелить "Овода" от выполнения основной задачи, и с сегодняшнего дня этим будешь плотно заниматься с ним.
  - Понял вас.
  Раздался телефонный звонок. Генерал поднял трубку. Выслушав чей-то доклад, он положил трубку на место и, посмотрев на Сорокина, произнес:
  - У нас новости!
  * * *
  Андреев действовал в соответствии с той договоренностью, о которой они накануне говорили со Столетовым. Встретившись с Петруниным, сыщик еще раз опросил его по интересующим вопросам. Оказалось, что за период его отсутствия все было тихо, за исключением неожиданного исчезновения "Гнуса".
  - Куда же он мог деться, Захар?
  - Ума не приложу, куда ушел. Ночью пропал. Накануне вечером мы выпили и поужинали, потом легли спать. Рано утром я проснулся и пошел во двор, входная дверь оказалась незапертой. Осмотрел сарай, двор - нигде его не было. Вещички свои он прихватил с собой, видно, не понравилось ему здесь.
  "Конечно, жаль, на первый взгляд неплохой мужичок был", - подумал сыщик.
  Андреев еще раз осмотрел краденые вещи, потом обратился к Петрунину:
  - А где Кира Федоровна? Что-то я ее не вижу?
  - Да она с лестницы упала и расшиблась, получила сотрясение, сейчас лежит в местной больнице в тяжелом состоянии.
  - Нет, Захар, что-то ты тут недоговариваешь, скрываешь от меня, смотри, если дознаюсь, что ты врешь, плохо тебе будет.
  - Начальник, век воли не видать, клянусь мамой, все как было, так и говорю.
  - Ну, хорошо, Захар, звони своим дружкам, пускай гонцы за товаром приезжают.
  - Понял вас, начальник, сейчас сделаем.
  Петрунин набрал нужный номер, сообщил условленную фразу и, повернувшись к сыщику, произнес:
  - Все, дело сделано, к утру приедут.
  После разговора с Петруниным Андреев направился в районный отдел милиции, где его ждали Левченко и Кольцов, оба молодые сыщики. Андреев им доверял и часто привлекал для проведения оперативных мероприятий. Вот и в этот раз о предстоящем мероприятии сыщик их предупредил заранее, дал им возможность отдохнуть и подготовиться. Войдя в кабинет, Андреев обратился к ним:
  - Доложите, что сделано за мое отсутствие.
  - Спецтехника получена и установлена на объекте,- отреагировал Левченко.
  - Молодцы, ребята, подготовились основательно, - заявил Андреев.
  - У меня есть интересная информация, - сообщил Левченко.
  - Что у тебя, говори.
  - Товарищ капитан, в прошлую ночь я поставил автомашину недалеко от дома Петрунина. В полночь я увидел, как из его дома вышел Гнусавин с вещевым мешком и направился по дороге в мою сторону, его слегка качало. Когда он проходил мимо меня, я его остановил и запихнул в автомашину, он был сильно пьян и еле говорил. Лицо у него было разбито в кровь, видно, ему сильно досталось. Ночь он у меня в машине проспал, а утром сообщил, что хозяин его специально накачал спиртным, а потом избил и выгнал, при этом Петрунин предупредил его, чтобы уезжал из поселка и больше здесь не появлялся. Мы его поместили к одной одинокой бабуле, матери одного нашего сотрудника, пусть пока там поживет. Утром поступила информация из районной больницы о том, что туда ночью доставлена в тяжелом состоянии Петрунина Кира Федоровна. С ее слов, она была накануне жестоко избита Захаром Петруниным.
  - Вот это дела! - воскликнул Андреев. - А ведь я чувствовал фальшивые нотки в словах Петрунина. Как же его теперь понимать?
  В разговор встрял Кольцов:
  - Ребята, это же элементарно, Петрунин нас за "лохов" держит, ведет двойную игру, нельзя было ему доверять, а надо было сразу задерживать.
  Андреев его перебил:
  - Ладно, ребята, хватит обсуждать, теперь слушайте меня. Будем действовать дальше, как я скажу, и никакого "базара".
  Андреев пододвинулся ближе к ребятам и стал вполголоса объяснять план мероприятий, который им надлежало выполнить. Уверенность, с которой сыщик излагал свой план действий, вселяла сотрудникам милиции надежду на благополучный исход операции.
  * * *
  Вечером Усов собрал всю свою "братву" на разбор. Отругав провинившихся ребят для острастки, он отозвал "Калифорнийца" в сторонку:
  - Слышал новость?
  - Это ты о чем?
  - В стане наших "беспредельщиков" паника, пропал "Питон".
  - Странно, - ответил "Калифорниец".
  - Вот и я думаю: странно, не вижу логики. Мы его не трогали, остальные мелкие группировки не в счет. Кому выгодно устранить его?
  - Не могу понять, кому это понадобилось.
  - Ну, пошевели мозгами, "Калифорниец"!
  - Не понимаю, - ответил он.
  - А я догадываюсь: не иначе как спецслужбы.
  - Если менты, мы сразу узнали бы, - произнес "Калифорниец".
  - При чем тут менты? Бери выше, - заявил "Ус".
  - Да ты что?
  - Вот то-то и оно, провалиться мне на этом месте, без них не обошлось.
  - Нет, "Ус", слишком уж ты перегнул, он что, шпион, что ли?
  - Пожалуй, нет, ты прав, на шпиона он не похож, бандюга, он и есть бандюга. А ребят этих нам надо бы подтянуть к себе.
  - Нет, не получится, "Ус", они не будут с нами связываться, у них есть свои лидеры. Лучше под горячую руку к ним не попадать, я это на себе испытал.
  - Верно бакланишь, "Калифорниец", сейчас от них надо держаться дальше.
  * * *
  Информация о задержании Буйнова быстро облетела подразделения органов внутренних дел. Все обсуждали данное происшествие. Многие не верили и удивлялись: как такое могло произойти? Какой стыд и позор! Как теперь людям в глаза смотреть? Что теперь будут говорить о сотрудниках милиции рядовые граждане?
  Начальник УВД Тихорецкий находился в своем служебном кабинете и лихорадочно думал, какие действия ему сейчас предпринять, чтобы обезопасить свое кресло. Прокурор Рябинин уже успел доложить руководству города и области. Скоро его должны вызвать в администрацию области для дачи объяснений по данному факту, ведь Буйнов на должность начальника уголовного розыска был принят по его рекомендации, и об этом они знают. И неожиданно его осенило: "Да, выход, кажется, найден". Он позвонил по внутреннему телефону своему заместителю и вызвал его к себе. Бабкин не заставил себя долго ждать, через минуту он был уже у начальника УВД.
  - Анатолий, у меня, кажется, приступ, сердечко прихватило. Вызови "неотложку", и скорее.
  Бабкин позвонил по телефону и вызвал "скорую помощь".
  - Михаил Михайлович, вы не переживайте, все образуется. Сейчас я распорядился по Хитровой. Мои ребята поехали к ней домой, поговорят с ней по-хорошему. Я думаю, Хитрова заберет заявление и напишет встречное заявление в прокуратуру о том, что она оговорила Буйнова из личных неприязненных отношений.
  - Поздно, Толя, поздно, час назад Буйнов в камере совершил убийство.
  - Не может быть!
  - Да, это так. Так что, Толя, с сегодняшнего дня ты являешься исполняющим обязанности начальника УВД, то есть, пока я в больнице, побудешь здесь вместо меня. Когда вызовут в администрацию, весь огонь возьмешь на себя, прикроешь меня, из министерства еще позвонят, и это имей в виду. Ты меня понял? Я надеюсь, ты меня не подведешь, слишком много у меня врагов.
  - Понял вас, Михаил Михайлович, все сделаю, как вы просите.
  - Я не прошу, я приказываю тебе, а если не исполнишь, выкину с должности с понижением или отправлю на пенсию. Понял?
  - Понял, товарищ генерал!
  - По оперативной обстановке в области будешь докладывать мне лично каждый час.
  - Слушаюсь, товарищ генерал.
  - Вот так-то оно лучше.
  * * *
  Гнусавин лежал на печи у бабки Агафьи и размышлял о том, что Андреев накануне отъезда в город душевно поговорил с ним, обещал помочь устроиться на работу и определиться с местом жительства. Андреев поверил ему, ведь он смог ему понравиться. Недолго они беседовали между собой, и этого было достаточно для Ивана, чтобы он сделал для себя выбор - остаться в этом райцентре, потому что надо было как-то обустраиваться. На первое время Андреев дал ему в долг денег и сказал: "Когда заработаешь, тогда отдашь". Значит, поверил ему. А этого "Гнус" очень ждал, потому что ему никак нельзя было иначе, ему важно было, чтобы сыщик поверил ему, от этого зависела его дальнейшая судьба.
  Когда Андреев попросил его помочь в одном деле, Иван сразу же согласился. Сыщик рассказал ему, как надо себя вести у Захара Петрунина, а напоследок предупредил, чтобы не лез на рожон и запоминал все, что видел и слышал.
  "Гнус" вспоминал, как в тот вечер они хорошо поужинали. Кира Федоровна поставила на стол одну бутылку водки, а затем и вторую. Сама она спиртное не употребляла, а вот покурить любила, в особенности импортные дорогие сигареты. После ужина Кира Федоровна постелила Ивану в сарае на сеновале. От выпитого спиртного Иван не мог заснуть, все вспоминал жену Варвару, и от этого ему стало грустно. Иван встал, вышел во двор, постоял немного, подышал ночным свежим воздухом, потом решил погулять по саду. Когда он проходил мимо окон, через открытую форточку до него донеслись голоса. Иван подошел поближе и прислушался. Было тихо, и он услышал пьяный разговор Захара:
  - Кира, милая, да не ходи ты в город. Вдруг узнают, тогда все пропало, не оправдаемся мы. Загремлю я на "зону", как пить дать, а я туда больше не хочу.
  В ответ он услышал:
  - Замолчи, Захар, не скули, противно. Если блатные узнают, что мы их сдали, то и на "зоне", и дома не спасемся от них. За "стукачом", которого нам подставили, ты поглядывай и лишнего не болтай, а то как выпьешь, то язык, как помело, метет все подряд. Завтра скажешь ему, что я в город к родственникам уехала, хотя какие к черту родственники, их у меня отродясь не было.
  Захар продолжал канючить:
  - Кира, может, не поедешь в город? Давай лучше по телефону позвоним им и предупредим.
  Кира Федоровна посмотрела на мужа и со злобой в голосе произнесла:
  - Какой же ты дурак, Захар! Да ты знаешь, что "легавые" давно уже наш телефон прослушивают?
  Захар испуганно отреагировал:
  - Откуда ты знаешь?
  - Валька-телефонистка сказала. Я ей денег дала, теперь все будет рассказывать, что на телефонной станции творится и еще кое-где...
  Она посмотрела в окно и удивилась:
  - Захар, глянь-ка, кто-то под окном стоит!
  Захар выглянул в окно и вскрикнул:
  - Да это же "Гнус", не спит, сволочь!
  Иван отскочил от окна и побежал к сараю, лег в свою постель и сделал вид, что спит. Через несколько минут он услышал тихий скрип входной двери. К нему подошел Захар и громко выкрикнул:
  - Ты что, сука, подслушиваешь?
  Целясь в "Гнуса", Захар резко ударил его палкой. "Гнус" откинулся в сторону и вскочил на ноги, при этом выпалил:
  - Ты что, с ума спятил? Не пойму я тебя, Захар. Накормил и напоил меня, а теперь врываешься ко мне с палкой. По-моему, ты с кем-то меня перепутал.
  Захар взревел:
  - Дуру не гони, "Гнус", лучше скажи, что слышал?
  - Где, Захар?
  Петрунин подошел ближе и ударил "Гнуса" в пах, а потом стал его избивать. "Гнус" сопротивлялся, но Захар был сильнее и в конечном итоге сбил его с ног и несколько раз ударил ногой. Немного постоял и вышел из сарая. "Гнус" лежал без движения. Через некоторое время в сарай вошла Кира. Она подошла к нему, прислушалась - тот дышал, потом похлопала ладошкой по щекам. Веки задергались, "Гнус" очнулся.
  - Что случилось, Ваня? Что здесь произошло между вами? Как будто что-то не поделили.
  "Гнус" молча поднялся и рукавом смахнул кровь с лица. Улыбаясь, Кира ласково произнесла:
  - Ты, Ваня, не обижайся на Захара, на него по пьянке иногда находит. Лучше пошли в дом, я вас попробую помирить.
  "Гнус" стоял и не двигался. Кира нахмурилась и сквозь зубы процедила:
  - А ну пошли! Ты что, как индюк, надулся? Не доставалось ни разу? Не будешь под окнами лазить.
  При этом Кира схватила его за рукав и потащила. Наконец "Гнус" тронулся с места и пошел за хозяйкой. Она его привела в избу. За столом сидел Захар и хмуро смотрел на него. Кира достала из шкафа бутылку самогонки и разлила по стаканам, один стакан, наполненный до краев, она подала "Гнусу".
  - На, выпей за мировую, чтобы зла не держать на Захара. Он у нас как выпьет, то сразу герой, а когда трезвый, то хвост прижмет, как трусливая "шавка".
  - Ты что там гонишь? - вдруг громко выкрикнул Захар.
  - Молчать, я сказала! - подчеркнуто громко отреагировала Кира Федоровна и продолжила:
  - Когда протрезвеешь, Захар, я с тобой поговорю.
  И Кира для убедительности показала Захару кулак. "Гнус" выпил стакан самогонки до дна и закусил куском хлеба. В это время Захар встал из-за стола и подошел к нему ближе, потом неожиданно размахнулся и резко ударил его в лицо. "Гнус", падая, ударился головой о табуретку, сознание на время покинуло его. Когда "Гнус" открыл глаза, перед ним на корточках сидел Захар и тряс его, поливая голову водой из ковша.
  - Ну, наконец, очухался, давай вставай, забирай свои шмотки и убирайся вон из дома и из поселка тоже. Если я тебя еще здесь увижу, то тебе не поздоровится, учти это.
  Гнусавину ничего не оставалось, как уйти из этого проклятого дома.
  После того, как за Гнусавиным захлопнулась дверь, Захар нахмурился, налил себе стакан самогонки и выпил залпом, потом злобно посмотрел на Киру Федоровну и произнес:
  - Так кто это трусливая шавка?
  - Да я пошутила, Захар!
  - А я - нет!
  После этих слов он размахнулся и ударил ее в лицо, брызнула кровь. Захар рассвирепел и, озлобленный, стал избивать хозяйку. Женщина упала на пол, а хозяин со всей своей жестокостью бил ее ногами, вымещая на женщине все свои неудачи и унижения.
  Г Л А В А 6
  Они встретились у стойки бара в казино. "Абрам" смаковал марочное вино, и к нему с обеих сторон подсели двое, это были его приятели "Ус" и "Калифорниец".
  - Привет, "Абрам", от вина не лопнешь? - спросил "Ус".
  Он махнул головой в знак приветствия и промолчал.
  - Мы знаем, ты кое-что слышал про "Питона", - обратился к нему "Калифорниец".
  - Нет, братцы, слышать я не слышал, но видеть видел своими глазами, как "Питон" отбивался против десятка крепких парней. Своей финкой он многих там положил, но и ему досталось. Они приехали на нескольких иномарках, все происходило очень быстро, минуты две, не более, потом "Питон" куда-то исчез. За ним побежали эти парни, а дальше я ничего не видел.
  - А кто эти парни были? Они были в масках? - спросил "Калифорниец".
  - Я думаю, это были парни столичные. Наверное, свои разборки, не похоже, что это "маски-шоу". Тех бы я сразу узнал, а эти больше похожи на таких же, как и "Питон", "беспредельщиков".
  - Спасибо, "Абрам", действительно, ты всегда все знаешь, - отреагировал "Калифорниец".
  - Не стоит благодарности. Если что, я всегда в этих местах кантуюсь, много вижу, много слышу, приходите, своим пацанам расскажу. - Потом, как будто что-то вспомнив, "Абрам" обратился к Усову:
  - Послушай, бродяга, ты мне "ствол" обещал. Ношу деньги с собой уже который день, они мне всю ляжку натерли.
  "Ус" посмотрел на "Калифорнийца" и спросил:
  - Ну что, свой "ствол" продать?
  - Как хочешь!
  - Ладно, "Абрам", давай штуку баксов, "ствол" твой, и разбежались.
  Совершив сделку, Усов и "Калифорниец" отошли в сторону. "Абрам" на радостях заказал еще спиртное и остался у стойки бара, смакуя свое любимое вино.
  * * *
  Андреев находился у себя в кабинете УВД, когда к нему вошел сотрудник уголовного розыска Василий Кольцов.
  - Привет, Андрей Николаевич.
  - Здравствуй, Василий Николаевич, ты мне кое-что обещал. Не забыл?
  - Помню, помню, я как раз по этому поводу и пришел.
  - Тогда покажи, - отреагировал Андреев.
  Кольцов вытащил из сумки кобуру и передал Андрееву.
  - Действительно, она хороша, сидит в самый раз.
  В это время в кабинет заскочил молодой сотрудник и обратился к Кольцову:
  - Тебя Бабкин к себе вызывает.
  - Что-нибудь случилось? - спросил он.
  - По известному тебе делу, - ответил сотрудник.
  - Так я у него уже был, он меня инструктировал. - Потом, немного подумав, Кольцов добавил: - Ладно, иду.
  Сотрудник вышел, и Кольцов тоже заторопился.
  - А взамен ты мне что обещал?
  - А взамен "прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо".
  - Андрей, давай без шуток, мне сейчас не до этого, я тороплюсь.
  Андреев вытащил из сейфа листок бумаги и произнес:
  - Вот здесь все о нем. Твое волевое решение, мышеловка захлопнется, и, как говорил наш общий знакомый, "ты в дамках".
  - Спасибо.
  - Не за что меня благодарить, ты заслужил. - Потом, немного подумав, добавил: - Да, наш начальник по уши в дерьме.
  - Сам виноват, - ответил Кольцов и продолжил: - Сейчас с Буйновым-младшим поедем заявительницу Хитрову охмурять, поэтому и вызывает, вероятно, хочет дополнительные коррективы внести. Ехать, откровенно говоря, не хочется. Сейчас откажись, а потом аукнется, Бабкин не простит, вот и приходится пресмыкаться перед дерьмом. Ну ладно, я ушел. Если что, Андрей, то можешь на меня рассчитывать, а ты все-таки предупреди следователя Столетова, пусть что-нибудь придумает.
  Кольцов, махнув рукой, вышел из кабинета. После этой беседы Андреев задумался, потом взял трубку и набрал номер телефона следователя прокуратуры.
  - Антон Сергеевич, это хорошо, что я тебя застал на месте.
  - Слушаю, Андрей Николаевич.
  И Андреев предупредил следователя о той части разговора с Кольцовым, в которой упоминалось о Хитровой.
  - Спасибо тебе, Андрей Николаевич, за ценную информацию и поблагодари от меня Кольцова, а я сейчас приму меры.
  - И еще, Антон Сергеевич, передай Хитровой, чтобы она подготовила чистую кассету. Когда к ней придут оперативники, пусть включит магнитофон на запись.
  - Понял тебя, обязательно передам.
  Андреев не знал, что его кабинет, как и кабинеты некоторых других сотрудников, прослушивается специальным отделом, созданным недавно, и скоро стенограмма разговора ляжет на стол исполняющего обязанности начальника УВД Бабкина.
  * * *
  А между тем Андреев вышел из здания управления, сел в свою автомашину и поехал по направлению к гостинице "Салют". Только что ему позвонил агент и сообщил, что видел Сергея Абрамова в казино гостиницы. Припарковав "шестерку", сыщик направился в казино. Войдя в зал, он сразу увидел Абрамова, который находился за стойкой бара и пил вино, смакуя каждый глоток.
  - Не помешаю? - обратился Андреев.
  Абрамов от неожиданности поперхнулся и закашлял.
  - Ну, начальник, напугал, как из подземки вырос, от тебя никуда не скроешься.
  - А зачем от меня скрываться?
  - Так ты же начальник, не разбираешься, сразу в камеру закроешь.
  - Честному человеку нечего бояться, а ты все бегаешь от меня да еще среди сотрудников милиции друзей имеешь, которые тебе скрываться помогают.
  - Кто же тебе стукнул начальник, что я здесь?
  - Сорока на хвосте принесла. Ну ладно, заканчивай пить и пошли со мной, - в резкой форме заявил сыщик.
  - А я не спешу, начальник, я пришел сюда отдохнуть и в ближайшие полчаса отсюда уходить не собираюсь.
  - Придется силой тебя выводить, а будешь сопротивляться - нарвешься на статью Уголовного кодекса и еще кое на что.
  Абрамов не стал сопротивляться, подчинился сыщику, потому что знал, что с Андреевым это бесполезно. Однажды он получил от него мощный удар в челюсть, так потом, когда поднялся, голова звенела и два дня скула болела. Он молча вышел. Они сели в автомашину и поехали.
  - Куда ты меня везешь? - спросил Абрамов.
  - За город, мозги тебе прочистить. Я знаю, в районном отделе милиции это бесполезно, у тебя есть заступники, а в лесу мне никто не помешает, там я тебя быстро проучу, не таких, как ты, воспитывал. И ты знаешь, при определенных моментах некоторые хорошо поддаются воспитанию, даже не нужно изолировать от общества, как общественно опасного элемента.
  - Начальник, не вешай мне лапшу на уши, не надо, это может плохо для тебя кончиться.
  - Хуже, чем есть, не будет.
  - Будет, - ответил Абрамов и направил на сыщика пистолет.
  - Ха-ха-ха, это зажигалка, хорошая игрушка. Откуда она у тебя? - пошутил Андреев.
  - Сейчас дырку в голове сделаю, тогда узнаешь.
  - Ты это серьезно? Может, добровольно сдашь оружие, ведь я такие шутки не понимаю.
  - Тормози тачку и не дергайся! - выкрикнул Абрамов.
  Андреев резко дернул руль вправо и одновременно нажал на тормоза, выключив зажигание. От такого маневра Абрамова откинуло вправо, а затем от резкого торможения бросило вперед на лобовое стекло. Этого было достаточно, чтобы обезоружить Абрамова. Сыщик надел ему наручники, запустил мотор "шестерки" и поехал дальше. Выехав за город, сыщик вырулил на проселочную дорогу и остановился около реки.
  - Выходи, ковбой, - усмехаясь, сказал Андреев.
  Абрамов медленно вылез из машины, из носа у него сочилась кровь, он был бледен, хмель быстро прошел. От нервного перенапряжения его трясло, как в лихорадке. Сыщик, обращаясь к нему, произнес:
  - Я тебя не буду убеждать, сука бандитская, мне это все надоело. Вот твой пистолет, а это уже говорит о многом. По статье Уголовного кодекса пять лет тебе обеспечено. Сейчас ты мне все расскажешь, что знаешь об "авторитетах", их связях. Особенно меня интересует их связь с должностными лицами правоохранительных органов. В общем, все, что знаешь, выкладывай как на исповеди. Если я усеку, что ты не откровенен со мной, ведь на сегодняшний день я тоже об этом кое-что знаю, то тебе конец. Минимум через неделю тебя найдут вот под этим кустом с дыркой в голове и изъеденного червями, а пистолет как доказательство, что это самострел, будет у тебя в руке. Если же ты мне расскажешь все как на духу, то я тебе сохраню жизнь и даже свободу.
  Абрамов заплакал и, немного придя в себя, сказал:
  - А если узнают свои, то будет еще хуже: сначала пытки, а потом жуткая смерть.
  - Ну, знаешь, ты сам себе выбрал эту дорогу. Со своей стороны гарантирую, что от меня лично никто не узнает о том, что ты мне здесь расскажешь.
  Немного поразмыслив, Абрамов начал свой рассказ. Андреев включил портативный диктофон на запись. Из исповеди вора сыщик в который раз убедился, что коррупция пронизала насквозь всю правоохранительную систему города. За взятку можно было решить любую проблему, а деньги у бандитов были немалые, и в этой связи "авторитеты" себя считали неуязвимыми. За решетку попадала только мелкая "рыбка", а "акулы преступного мира" гуляли на свободе. За всем этим стоял "хозяин", имя которого было неизвестно. Проанализировав ситуацию, сыщик заявил Абрамову:
  - "Ствол" и магнитная запись как гарант того, что ты на "крючке", остаются у меня, а тебе я сохраню жизнь, и с сегодняшнего дня будешь работать на меня. Но если я узнаю, что ты ведешь двойную игру, то тебе конец.
  Побеседовав еще немного и уточнив некоторые детали, Андреев довез Абрамова до ближайшей остановки автобуса, где они расстались.
  * * *
  Абрамов вернулся в то место, откуда его забрал Андреев. Он выпил двести граммов водки, и голова у него наконец пришла в нормальное состояние.
  "Как лихо он меня обработал, - подумал Абрамов. - Не успел и глазом моргнуть, как стал "сексотом". Если не буду ему "стучать", то пристрелит, как пить дать, пристрелит. А какие у него были глаза - как у зверя. В тот момент он мог убить меня, как комара". Сергей налил себе еще сто граммов и выпил, не закусывая, потом закурил. К нему подошел Усов:
  - Ну что, "Абрам", досталось тебе от сыщика?
  Абрамов от неожиданности вздрогнул и уставился на него испуганными, немигающими глазами. Внутри у него как будто что-то оборвалось. От "Уса" повеяло чем-то холодным и омерзительным. Абрамову стало страшно. Хмель как рукой сняло.
  - Видел я, как тебя сыщик увел. И за что он тебя отпустил? Не понимаю. Ты же сам говорил, что от него скрываешься.
  - Да так, ничего серьезного, попытал немного и отпустил, - ответил Абрамов.
  - Нехорошо своих обманывать, "Абрам". Этого сыщика я знаю, он просто так никого не отпустит, - съязвил "Ус".
  - Что ты этим хочешь сказать?
  - Думаю, что ссучился ты, вот он тебя и отпустил.
  - Ты не зарывайся слишком.
  - Уж больно все подозрительно.
  - Послушай, ты, я честный "фраер", - вскипел Абрамов, - стукачом я не был, не в моих это правилах.
  - А я еще проверю, каков ты есть.
  Внезапно он ударил "Уса" ногой в пах. От неожиданного и сильного удара тот согнулся пополам, стал кричать и ругаться отборным матом.
  - Поверяльщик паршивый, как бы я тебя сам не проверил, - воскликнул "Абрам".
  Тем временем он рассчитался с барменом и удалился. Абрамов спустился в цокольный этаж ресторана, нашел себе место и заказал спиртного. Выпив значительную дозу алкоголя, Абрамов ушел к своей подружке.
  К Усову подошел "Калифорниец" и, взяв его под руки, потащил на выход к автомашине.
  - Опять что-то не поделили? - спросил он.
  - Мы этого козла еще отловим, он у нас кровью будет харкать, - злобно высказался Усов.
  - Но только без меня, разбирайся с ним сам, - отреагировал "Калифорниец".
  Г Л А В А 7
  Андреев и Левченко сидели в засаде, они перекрыли единственный выход из райцентра в город. Автомашину сотрудники милиции укрыли за ветвистым деревом рядом с проезжей частью так, что с дороги ее не было видно. Сыщиками хорошо просматривалась дорога в одну и другую сторону.
  А в это время Кольцов вел наблюдение за домом Петрунина, через каждые пятнадцать минут он выходил на связь и докладывал Андрееву обстановку. Уже светало, когда Андреев услышал голос Кольцова:
  - Внимание, "первый", подъехала автомашина, вышли двое и зашли в дом.
  Все, о чем говорилось в доме у Петрунина, Кольцов слышал, так как в доме накануне был установлен "жучок".
  - "Первый", сообщаю, что из разговора хозяина дома с "покупателями" установлено, что в доме имеется героин, который укрыт в тайнике.
  - Понял тебя, - ответил Андреев и, повернувшись к Левченко, произнес:
  - Такого оборота событий мы не ждали. Что будем делать, Леня?
  - Задерживать, однозначно - задерживать.
  - А если они пальбу откроют?
  - А если пальбу, то расстреляем их машину из автоматов.
  - А я думаю, нужно отдел милиции по тревоге поднимать.
  - Поздно, Андрей Николаевич, не успеем.
  - И то верно, Леня, справимся сами.
  - Справимся, Андрей Николаевич!
  - Придется справиться, нам больше ничего не остается.
  - "Первый", "первый", я "второй", - послышалось из радиостанции.
  - Слушаю, "первый", - ответил Андреев.
  - Груз в автомашине "уазик" - "скорая помощь". В машине три человека, двое в кабине, а третий в салоне. Сейчас они отъехали и направились в вашу сторону.
  - Понял вас, - отреагировал Андреев.
  Сыщик повернулся к Левченко и ободряюще произнес:
  - Леня, твой выход, ни пуха...
  Левченко в форме автоинспектора вышел на дорогу, помахивая жезлом. Из-за поворота показался свет фар. Когда автомашина подъехала ближе, Левченко махнул жезлом, давая понять водителю, чтобы он свернул к обочине и остановился. Водитель выполнил указание автоинспектора, и автомашина остановилась. Левченко медленно, вразвалочку подошел к автомобилю:
  - Старший лейтенант Левченко, прошу документы, - представился водителю сыщик.
  Водитель спокойно, не выходя из кабины, передал Левченко документы и, упредив его возможный вопрос, сообщил:
  - Товарищ старший лейтенант, мы из областной больницы, приехали специально по экстренному вызову за тяжелобольным. Ему необходима срочная операция, а специалисты в городе, поэтому прошу вас нас не задерживать.
  Левченко внимательно посмотрел на водителя, запоминая его приметы: чернявый, скулы резко очерчены. На подбородке косой шрам, как будто ножом в драке полоснули. Нос сплющен, типичный, как у боксеров, глаза голубые, взгляд волевой, суровый, есть в его взгляде что-то зловещее, волчье. Нет, в поселке он его не видел. Среди тех, которые в розыске, такие приметы и физиономия ему не попадались.
  Об этом думал сыщик и, просматривая документы, произнес:
  - У каждого свои обязанности, поэтому прошу меня не торопить, сейчас проверю и отпущу.
  В это время подъехал Кольцов и остановил "жигуленок" за автомашиной бандитов, блокируя их сзади. Андреев на своем автомобиле выехал на проезжую часть и блокировал "уазик" спереди. Пассажиры "скорой помощи" не ожидали такого поворота событий, переглянулись, и водитель спросил:
  - Товарищ лейтенант, что-нибудь случилось?
  Левченко согласно своей легенде уже знал ответ на данный вопрос и сказал:
  - Да, гражданин водитель, у нас из отдела милиции сбежал опасный преступник, вот мы его и ищем, в связи с этим я обязан досмотреть салон вашей автомашины.
  После этих слов Левченко направился к боковой дверце автомашины, чтобы открыть ее. Водитель что-то сказал своему напарнику, сидящему справа от него, который все это время молчал. Тот резко открыл дверь, вышел и стал что-то объяснять Левченко. Андрееву, сидящему в автомобиле, было слышно следующее:
  - Вы много себе позволяете, в салоне тяжелобольной, и прошу туда не входить. Я врач и не потерплю такой бесцеремонности и хамства со стороны сотрудников милиции. Мы сегодня же направим жалобу начальнику УВД Тихорецкому. И не дай Бог, если по вашей вине больной не доедет до города. Тогда пеняйте на себя, вы будете уволены из милиции и привлечены к уголовной ответственности.
  Мнимый врач перекрыл собой дорогу, не давая возможности Левченко открыть дверцу автомашины. Обстановка накалялась. Водитель заерзал в своем кресле. Андреев и Кольцов с двух противоположных сторон внимательно следили за складывающейся ситуацией, и, поняв, что необходимо их срочное вмешательство, они одновременно, не сговариваясь, выскочили из своих автомашин на помощь. Андреев подбежал к водителю, направил на него пистолет и потребовал ключ зажигания, который получил незамедлительно. Кольцов подбежал к "врачу", оттолкнул его в сторону, дернул боковую дверцу и ворвался в салон автомашины. Внезапно он получил сильный удар ногой в грудь от мнимого больного. Еще не осознав, что произошло, он вылетел из машины на несколько метров, потеряв при этом сознание.
  "Мнимый больной", разделавшись с Кольцовым, выпрыгнул из салона автомашины и побежал к "жигуленку" Кольцова. Заскочив в автомобиль, он завел двигатель и стал объезжать УАЗ. В этот момент водитель "скорой помощи" бросился на Андреева и сбил его с ног. Он дважды ударил Андреева в лицо и голову, удары были сильные и точные, чувствовалась его хорошая физическая подготовка. Водитель ловко заскочил в проезжавший "жигуленок", и автомашина рванулась по направлению к выезду из райцентра. Левченко несколько раз выстрелил из пистолета вслед уходящей автомашине, но толку от этого, вероятно, было мало. "Мнимый врач", оказавшись на миг вне поля зрения оперативников, воспользовавшись ситуацией, поджег "уазик" вместе с грузом и пытался бежать. Левченко, заметивший это, вовремя настиг его на небольшом удалении от горящей автомашины. Он быстро скрутил бандита и положил его лицом на землю.
  Автомашина горела, потушить ее своими силами сыщики уже не смогли.
  Андреев очнулся. Он встал и подошел к Кольцову:
  - Вася, ты живой?
  - Живой, живой, Андрей, вот только грудь немного болит.
  На что Андреев традиционно произнес:
  - До свадьбы заживет, жаль только, твою автомашину угнали.
  - Далеко не уедут, бензина в баке осталось совсем мало, - отреагировал Кольцов.
  Реакция Андреева была мгновенной, и он крикнул:
  - Левченко, быстро в мою автомашину!
  Они заскочили в "Жигули", и машина резко рванула с места. Набирая обороты, она стала преследовать преступников. К этому времени уже рассвело. Автомобиль Андреева мчался на большой скорости - сто двадцать, сто тридцать...
  - Ну, хватит, хватит, так гнать нельзя, разобьемся, - отреагировал Левченко.
  - Молчи, Леня, иначе мы их не догоним.
  Андреев уверенно вел автомобиль, то и дело маневрируя, обгоняя попутные автомашины. Впереди очередной поворот, и сыщик, не сбавляя скорости на вираже, еле вписался в него.
  - Вот они! - одновременно воскликнули оба сыщика.
  Автомашина Кольцова стояла на обочине, в салоне было пусто. Андреев притормозил и подъехал к ней. Он заглянул в салон и увидел, что все заднее сиденье было в крови.
  "Все-таки попал Леня, молодец!" - подумал сыщик.
  - Что будем делать? - спросил Левченко.
  - Продолжать преследование по горячим следам, - ответил Андреев и внимательно стал осматривать почву около брошенной автомашины. В разных местах были видны капли крови, след от которых вел по обочине дороги, а потом обрывался.
  - Здесь они пересели на попутную автомашину, - вслух сообщил Андреев, и ему стало не по себе.
  Он подумал: "Ведь обычный автолюбитель, увидев людей в белых халатах на трассе, без сомнения, остановится, не подозревая в них опасность".
  * * *
  - "Ус", ты зачем убил "водилу", надо было слегка его глушануть. Парень оказался добряк, посочувствовал мне, дал йод и бинт, а ты его застрелил. Ты, как зверь, убегая, все топчешь под собой, не видя ничего хорошего. Наверное, попадись на пути твоя мать, ты и ее не пожалел бы, а между тем "сыскари" след взяли, - недовольно сказал "Калифорниец".
  - Слушай, ты, добряк, заткни свою пасть, а иначе последуешь за "водилой".
  Усов сидел за рулем "Волги", выжимая из нее максимум, и думал: "Как же так получилось? Случайность или засада? Когда въезжали в поселок, на дороге гаишника не было. Все было тихо. А когда стали выезжать, вдруг менты появились, с обеих сторон обложили. Засада! Конечно, нас ждали. Кто-то стукнул? Кто? Кроме Петруниных, здесь некому. Теперь хозяин за провал с меня шкуру сдерет. Столько героина пропало. Теперь мне век не отработать".
  Размышляя, Усов увидел в зеркало заднего обозрения, как их автомашину стремительно догонял уже знакомый "жигуленок".
  - "Калифорниец", у нас, кажется, на хвосте менты, дай-ка проверю.
  Усов стал сбрасывать скорость. Преследователи начали обгонять их, знаками приказывая остановиться. Бандит нажал на педаль газа до упора, и "Волга" стала быстро набирать скорость. "Жигули" не отставали.
  - Крепко, суки, приклеились. Чувствую, не уйти нам. "Калифорниец", возьми мою пушку и слушай меня. За очередным поворотом я резко сброшу скорость, когда "сыскари" на скорости выскочат, постарайся попасть.
  - Все понял! - отреагировал напарник.
  "Калифорниец" быстро несколькими ударами монтировкой выбил заднее стекло. Как только Усов за поворотом резко притормозил, "Калифорниец" взял пистолет и приготовился к стрельбе.
  А в это время "Жигули", как и предполагалось, выехали на большой скорости из-за поворота. "Калифорниец" открыл прицельный огонь. Одна из пуль, выпущенная из пистолета, пробила правое переднее колесо, отчего "Жигули" занесло вправо. Но водитель смог справиться с управлением и остановился. Тем временем Усов давил на педаль газа и быстро ехал в сторону города, до которого оставалось совсем немного.
  * * *
  После того, как Андреев и Левченко стремительно бросились в погоню, Кольцов доставил задержанного в отдел милиции.
  В отделе милиции Кольцов вкратце изложил сложившуюся ситуацию руководству, и в этой связи был принят ряд мер по задержанию и обыску дома Петрунина. Были оповещены на задержание скрывшихся преступников близлежащие территориальные отделы внутренних дел и УВД.
  Кольцов вплотную занялся с задержанным гражданином, им оказался в прошлом неоднократно судимый Крутиков, по кличке "Крот", авторитет в преступной среде. На допросе Крутиков категорически отказался давать показания и заявил сыщику:
  
  
  
  Продолжение читайте на сайте Ридеро: https://ridero.ru/books/?offset=0&q=%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%84%D1%83%D0%BB%D0%BE%D0%B2+%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9
Оценка: 9.11*10  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Василенко "Смертный 2: Легат" (Боевое фэнтези) | | М.Атаманов "Тёмный Травник. Обрести тело" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | П.Забелин "Наносфера" (Киберпанк) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | В.Конте "Omega. Инстинкт борьбы" (Антиутопия) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"