Калиниченко Алексей Васильевич: другие произведения.

Рыцари королевы Кристины ч.2 Атланы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение рыцари королевы Кристины. Макс и Леха преодолевая препятствия продолжают поиски.

  Проведя ночь в рощице у косы, наутро мы встали пораньше, чтобы успеть до тумана собраться, и
  выступить в путь. Позавтракав, мы направились в сторону ближайшей деревни. По дороге выяснилось, что туман в этих местах хотя и сильный, но значительно слабей, чем рядом с морем.
  - Ну, как, ты выяснил насчет карабина? - спросил Леха, лениво покачиваясь в седле.
  - В кусты его положила Яна, - недовольно хмыкнул я.
  - Вот видишь! Ты бы хоть извинился, старик, - насупился Леха.
  - А ты извинишься передо мной за то, что взял его молчком в палатку и не сказал об этом мне?
  - Ну ладно, выходит квиты, - попробовал сделать хорошую мину Леха.
  - С чего бы это? - усмехнулся я. - Пакость сделал ты, а виноваты мы оба?
  - Ну, извини! Наверное, ты прав, старина.
  - Ладно. Но повторяю, никогда больше так не делай.
  - Хорошо, хорошо, - заверил меня Леха. - А зачем она его брала.
  - Она и сама этого толком не смогла объяснить. Просто положила.
  - Ясненько, - процедил Леха.
  - Что ясненько? - не понял я.
  - Ну, что просто положила, - развел руками Леха.
  - Хорошо, что они не понимают нас, - кивнул я на дремавшую у меня на груди Яну.
  - Это верно, - усмехнулся Леха, косясь на макушку Элли, с интересом разглядывавшую меня и
  прильнувшую ко мне Яну. - Старик, а как ты все-таки свел эти синяки? Я и сейчас этого никак не пойму и что это было вокруг тебя.
  - А что такое ты видел? - насторожился я
  - Да вроде как свечение или туман. Ты весь расплылся, как в сфере, и был виден словно сквозь
  матовое стекло.
  - Не знаю, - недоуменно пожал я плечами. - Я все время пытался представить мазь и утюжок
  Варлина, а потом словно куда-то провалился и где-то плавал. Но никак не мог понять, как и куда я попал.
  - Ты бы поосторожней, Макс, - насторожился Леха. - А то сам уплывешь, а мы останемся. Уплывать
  так всем вместе. А она без синяков классно выглядит, - с интересом посмотрел он в затылок Яне, сидевшей спиной к нему. - И задала же она тебе сегодня ночью работы, - поиронизировал Леха.
  - Прекрати! - нахмурился я и строго посмотрел на Леху. - Ты опять принимаешься за свое.
  - Ладно, ладно, старик. Я просто тебе по-хорошему позавидовал. Моя тоже ничего, но не такая
  шустрая, как твоя.
  - Леха, хватит! - сердито повысил я голос, заставив Яну открыть заспанные глазки и удивленно
  посмотреть на меня. - Думай о деле, а не о бабах.
  - Одно другому не мешает, старик, - прищурился Леха, оглядывая равнину. - Дай-ка мне бинокль
  хочу на кое-что взглянуть, - протянул он ко мне руку. - Что это там вдали виднеется!? А... это, по-моему, купцы катят, - довольно ухмыльнулся он. - У них-то мы и спросим дорогу.
  По дороге к нам навстречу катило пять повозок, крытых холстом и кожей, похожих на фургоны
  американских переселенцев из ковбойских фильмов. Сблизившись с нами, повозки притормозили, и из первой повозки на дорогу спрыгнул высокий бородатый мужчина, а с других за ним спрыгнуло еще несколько вооруженных человек. Но они не проявляли агрессивности, а, раскланявшись, с любопытством таращили на нас глаза. Заметив, что наши подружки сидят на рыцарских плащах, они удивленно переглянулись.
  - Извините, сэр! - еще раз поклонился мне высокий бородач. - Вы не скажете, хантеров впереди нет?
  - Ни вчера, ни сегодня мы их не встречали, - ответил я, в свою очередь внимательно рассматривая
  купцов. - Кто вы и куда путь держите?
  - Мы купцы. Из Фалантума. Держим путь в Кальвион. Хотим отплыть домой, на родину. Мы
  слышали, что с хантерами на Ульте что-то случилось. Бог покарал их за жестокость.
  - Да! Бог сурово покарал их, - с серьезным выражением лица подтвердил Леха, иронично поглядывая
  на меня. - А кто вам об этом рассказал?
  - Пленники хантеров, которые смогли спастись. Они рассказывали про ужасный гром и молнии. Вы
  тоже их видели, сэр? - обратился бородач к Лехе.
  - Нет, - мотнул головой Леха. - Мы тоже слышали об этом от пленников.
  Яна и Элли с интересом покосились на Леху, но промолчали. Купцы, по-прежнему, с интересом глазели
  на наших подруг. Внезапно у меня вдруг словно пелена с глаз спала: по одежде на Яне и Элли, купцы поняли, что наши подруги - бывшие пленницы хантеров. До сих пор мне не бросалось в глаза, что их платья сшиты из фабричной материи и явно на швейной машинке. Купцам же это сразу бросилось в глаза. До Лехи, как и до меня, это, видимо, дошло только сейчас. Он растерянно посмотрел на меня, а потом на девчонок, но ничего не сказал. К счастью, ни Яна, ни Элли не обратили никакого внимания на наши переглядки.
  - Вы не подскажите нам дорогу на Линдан? - спросил я купцов, не желая больше тратить время на
  разговоры.
  - Дорогу на Линдан!? - удивленно переглянулись между собой купцы. - Вы едете не в ту сторону.
  Вам надо туда, - бородач махнул рукой на запад, - или в обратную сторону. В Дуаран.
  - Но там ведь Кантел!? - кивнул я на запад. - А нам надо в Линдан. А не в Кантел или Дуаран.
  - Из Кантела и Дуарана, есть прямые тракты на Линдан, - сообщил бородач.
  - Что вы знаете о лорде Маргоне? Где он? - вмешался Леха.
  - Лорд Маргон!? Я не знаю. Но люди говорят, что он сейчас в Альбине у короля, - ответил бородач,
  удивленно глядя на нас.
  - А войско успешно отступило от Кантела? - продолжил свои распросы Леха.
  - Да! Говорят, сам господь прислал им на помощь самого короля Максимилиана.
  - Да, это правда, - важно кивнул Леха, поглядывая на меня.
  - Вы сражались под Кантелом? - вскинулись на нас купцы.
  - Да, - с небрежной улыбкой кивнул Леха, под удивленными взглядами купцов и пораженными
  взглядами наших подруг. - У нас даже куча трофеев, - кивнул он на рукояти хантеровских мечей, торчавших из мешка, на которые косо поглядывали купцы.
  - А вы откуда? - вскричал доверчивый бородач.
  - Мы из Кальдонэла, - не растерялся Леха.
  - Так вы рыцари королевы Кристины? - вскричали купцы.
  - Да, мы рыцари королевы Кристины, - с легкой растерянностью в душе хором подтвердили мы с
  Лехой.
  - Тогда вам нельзя в Кантел, - сказал кто-то из купцов. - Тан Кантелана Квальран заодно с хантерами.
  Вам надо ехать в Дуаран.
  - Это слишком долго, - отказался я, переглянувшись с Лехой. - А нет ли какой-нибудь дороги через
  горы, - махнул я рукой на горы, лежавшие на севере от нас. До них оставалось около двадцати километров.
  - Через горы, - переглянулись купцы. - Говорят, там есть старая дорога, по ней и по лесным тропам
  можно проехать на Дуаранский тракт, но в лесу есть разбойники и мы там ни разу не ездили. Да и по тропам нам не с руки ездить. Если рыцарей не пугают разбойники и трудная дорога, то они могут проехать и через горы.
  - Разбойники и трудности нас не пугают, - гордо заявил Леха. - Где дорога? Покажите нам ее!
  Купцы, повернувшись лицом к горам, принялись искать для нас дорогу. После многочисленных споров
  и пререканий они, наконец, пришли к согласию, и бородач решительно ткнул рукой в одну из вершин.
  - Она проходит у ее подножья, благородные рыцари, - сообщил он.
  Леха и я скептически переглянулись, спор купцов между собой насторожил нас и разбудил мою
  природную недоверчивость, но мы не подали виду, что сомневаемся в словах купца, тем более что направлялись по дороге, которая как раз и вела к этой горе.
  - Благодарим вас, господа купцы, - усмехнулся Леха.
  - Счастливого пути, благородные рыцари, - склонились перед нами купцы.
  Попрощавшись с купцами, мы снова тронулись в путь. Погода благоприятствовала нам, нам в спины
  принялся дуть легкий ветерок, жара спала и кони задвигались бодрей. Вскоре мы проезжали небольшую деревушку из десятка домиков. Крестьянские дети с любопытством поглазели на нас и дружно освистали, а собаки привычно облаяли, ни у кого из взрослых наше появление особого любопытства не вызвало, занятые работами в полях, садах и огородах, они равнодушно поглядывали на нас, когда мы проезжали и снова принимались за работу. В других деревушках было точно также.
  Часто меняя коней, мы поддерживали высокий темп езды, и через полтора часа, после встречи с
  купцами были у подножия горы. Здесь действительно был перекресток, у которого стояла окруженная высоким забором длинная одноэтажная корчма. Несколько купеческих повозок во дворе и с полтора десятка лошадей, привязанных к коновязи, говорили о том, что в корчме довольно много народу. Я остался, с девушками и лошадьми у ворот, а Леха отправился в корчму расспросить о дороге. Через минут пять Леха вернулся из корчмы с невысоким темноволосым пареньком лет пятнадцати. Парнишка с любопытством осмотрел нашу компанию, остановив свой восхищенный взгляд сначала на Яне, а потом на Элли. Леха запрыгнул на коня, парнишка, свернув на незамеченную нами узкую дорогу, проходившую с обратной стороны корчмы, побежал перед нашей кавалькадой, указывая нам путь. Пробежав около километра по дороге, шедшей у подножия горы, паренек свернул в лес рядом с мостиком через большой ручей, на сильно заросшую травой дорогу. Пройдя по ней еще метров пятьсот, мы пересекли вброд ручей и выехали на тропу, которая шла вдоль ручья вверх по распадку. Здесь паренек остановился.
  - Езжайте по этой тропе, вы перевалите через горы, а потом спуститесь вдоль реки и выскочите на
  дорогу, - махнул он рукой вверх. - Я и сам по ней ходил только один раз, да и то не до конца, - сознался он. - Но мне говорили, что та дорога выходит на Дуаранский тракт, - заверил он нас, заметив, что мы с сомнением переглянулись.
  - Это далеко? - спросил я, подозрительно поглядывая на парнишку.
  - Не знаю, - растерянно пожал он плечами. - Мы ходили с дедом на поиски лекарственных трав, и
  шли туда четыре дня. Но дед старый, он медленно ходит, а вы на лошадях. Вы быстрее нас доберетесь.
  - Спасибо, - поблагодарил его Леха и кинул парню монету.
  Парнишка ловко поймал, взглянул на нее, и удивленно посмотрел на Леху.
  "Опять Леха пожадничал!" - сварливо подумал я, стыдясь за Лехину прижимистость.
  - Сэр, вы не ошиблись!? Это же полшиллинга! - растерянно смотрел на Леху парнишка.
  Леха надменно уперся рукою в бок, по-рыцарски задрал правую бровь и взглянул на него. Мне стало
  ужасно стыдно за Леху.
  - Тебе мало? - спросил он голосом Гобсека.
  - Что вы, сэр! - растерялся парнишка. - Это очень много.
  - Тогда чего же ты от меня еще хочешь!? - возмутился Леха.
  - Я думал, вы ошиблись, сэр, - перепугался парнишка.
  - А сколько мы, по твоему мнению, должны тебе дать? - заинтересованно спросил Леха. - Говори!
  - Я думал, вы дадите мне три пенса, - признался парнишка.
  - Зачем, ты мне это сказал? - подозрительно прищурился Леха.
  - Если бы вы дали мне три пенса, то хозяин бы забрал у меня два и оставил мне один пенс, а теперь
  он заберет у меня полшиллинга и даст всего один пенс, - огорчился паренек. - Вы не могли бы дать мне три пенса.
  Искренне огорчение, написанное на лице парнишки, тронуло Леху. Он порылся в кошельке и, достав
  мелочь, принялся ее изучать. Наконец, достав самую мелкую монету, он спросил парнишку:
  - Это сколько?
  - Это пенс, - ничего не понял тот.
  - Правильно, - кивнул Леха с видом знатока из "Что, где, когда". - А это?
  - Это три пенса, - сообщил ничего не понимающий парнишка.
  - Правильно, - обрадовался Леха. - Держи их.
  Взяв деньги, парнишка протянул Лехе обратно полшиллинга.
  - Оставь их себе, - махнул рукой Леха. - Это тебе за урок.
  - Какой урок? - паренек удивленно посмотрел на Леху.
  - Предусмотрительности, - вывернулся Леха.
  - Благодарю вас, сэр! - восхищенно посмотрел на Леху парнишка.
  - Успехов тебе! - усмехнулся Леха.
  - До свидания! Счастливого пути! - поклонился нам парнишка и побежал вниз по тропе.
  Проводив его взглядами, мы двинулись вверх по тропе. Встретив через несколько минут удобную
  полянку, мы устроили на ней привал.
  
  *******
  
  Пообедав, я с Лехой устроил небольшой совет. Леху тревожила мысль о том, что уже солнце пошло
  на вечер, и он предлагал заночевать на поляне, но я предлагал ему идти на перевал, как только отдохнут лошади.
  - Макс, а вдруг, когда мы поднимемся вверх, на перевал, будет уже ночь? Сложно будет искать в
  лесу, в потемках, место для ночлега. Да к тому же так, чтобы поблизости была вода. Ведь надо будет напоить лошадей! Ты пойми, мы можем влететь в неприятность! А вдруг звери? - стращал он.
  - Леха, тут поблизости люди, а среди них могут быть всякие. Не хочу спать, сжимая в руках карабин.
  А утром опять сидеть, ждать пока разгонит туман.
  - Ну, ладно. Пошли, - тяжело вздохнул Леха, убежденный моими доводами.
  После отдыха мы двинулись на перевал. Подъем был несложный, но нудный. Тропа то и дело петляла с
  берега на берег, и нам приходилось быть очень внимательными, чтобы лошади не поранили ноги об острые камни. Двигались мы медленно и я, было, заволновался, вспомнив Лехины страшилки. Но горы были невысокими, и мы поднялись на перевал засветло. Не останавливаясь на седловине, мы сразу продолжили свой путь, приглядывая себе подходящее место для ночлега. Тропа петляла по хребту, не желая спускаться в долину, но, в конце концов, медленным серпантином поползла вниз, и вскоре мы оказались в узком, длинном ущелье. Тропа пошла довольно прямо, с правой ее стороны слышался несмолкаемый шум ручья, но он гремел значительно ниже тропы. Проехав, около часа мы оказались на большой поляне, вероятно, служившей местом ночлега для многих путников. На ней был устроен лагерь из нескольких больших шалашей, окруженных жердевым забором, все еще пригодных для ночевок. Внутри шалашей было набросано сухое сено, оно было вполне нормальным, еще не сгнившим. Леха с интересом осмотрел шалаши, проверил все ли в порядке и остался ими доволен. Он вопросительно посмотрел на меня:
  - Макс, будем ставить палатку? - поинтересовался он, явно надеясь услышать отрицательный ответ.
  - Займись ужином, - предложил я. - Потом решим.
  - Хорошо, - кивнул Леха. - Твое дело - лошади, - с ехидным намеком в голосе напомнил он.
  - Знаю, - отрезал я, поняв его намек: мыть лошадей в ручье это не то же самое, что купать в реке.
  Помыв, почистив лошадей и приведя в порядок их гривы и хвосты, я задал им корм и отправился к
  ручью сполоснуться сам. В сгущавшейся тьме я заметил чей-то силуэт ниже по ручью и невольно напрягся. Взяв на изготовку карабин, я наклонился, подобрал несколько небольших камней и кинул их в силуэт. Топот копыт успокоил меня, но и немного удивил: "Какого черта нужно оленю так близко от лагеря!?"
  Умывшись, я вернулся в лагерь. Ужин был уже готов. Леха и девушки, пока я занимался конями, без
  меня приняли решение ночевать в шалашах и уже приготовили их к ночлегу. Возражать я не стал, хотя поведение оленя насторожило меня.
  "Возможно, где-то бродит опасный хищник, и олень прятался от него", - решил я, но не стал
  рассказывать о своих подозрениях при девушках, тем более что наши лошади вели себя совершенно спокойно.
  Я на всякий случай рассказал про оленя Лехе, но Леха посмотрел на меня, как на придурка. Впрочем,
  хищников он тоже опасался, но олень рядом с лагерем его не насторожил. Воспоминание об Андерсе не шли у меня из головы, но Леха был уверен, что тот погиб, и его уверенность смущала меня.
  - Макс, - усмехнулся Леха. - Почему ты так боишься Андерса?
  - Береженого бог бережет! - отрезал я и прекратил ненужный разговор.
  После ужина мы немного укрепили изгородь, привязали лошадей и легли спать: каждая пара в своем
  шалаше. После лечения Яна стала вести себя со мной значительно более нежно и темпераментно, хотя и прежде отсутствием темперамента не страдала. Я был очень доволен ею, однако воспоминания о Кристине меня сильно смущали. Косясь на Леху, по вине которого я попал в такую сложную ситуацию, я невольно интересовался и поведением его подруги. Расспрашивать Леху я стеснялся, но мне Элли казалась более холодной и знающей себе цену.
  Ночь прошла спокойно. Мои страхи, что где-то рядом может быть хищник, не оправдались. Лошади
  всю ночь вели себя тихо, не подавая повода для беспокойства. Проснувшись утром, я выглянул из шалаша, туман был, но не сильный: видимость была, чуть ли не на полусотню метров, - по моим теперешним представлениям его считай и не было. Правда, утро было прохладное. Скоренько позавтракав, мы вновь двинулись в путь. Тропа вела нас то вверх, то вниз и хотя горы были пологими, но лошади уставали теперь гораздо быстрей, и нам все чаше приходилось делать передышки и пересадки.
  После обеда погода начала портиться, сначала снова появился туман, а потом заморосил мелкий дождик. Правда, было не холодно, но мокнуть под дождем приятного было мало. Дождь сопровождался несильным, но неприятным ветерком, который так и норовил дуть нам в лицо, неся собой водяную пыль и капли дождя. Закутавшись в плащи и полиэтилен, мы ехали, ругая все на свете. Ближе к вечеру дождь начал усиливаться, моментами превращаясь в ливень. Мы с Лехой матерились, что не встали раньше: вставать под дождем всегда мало радости.
  Мы подъехали к небольшой речке и в недоумении остановились. Тропа раздваивалась. Одна шла вброд
  на другой берег, а другая уходила вправо. Это было уже не в первый раз, но для продолжения путешествия мы всегда выбирали более нахоженную тропу. Однако на сей раз определить, какая из них утоптанней, было невозможно. Без солнца мы не имели ни малейшего представления о том, по какой тропе стоит ехать дальше. Внезапно мой конь, принюхавшись, потянулся на правую тропу, и я решил довериться ему. Тропа повела нас вдоль зарослей, по берегу речки. Вскоре мы подъехали к броду. Несмотря на дождь, речка оставалась прозрачной, видимо, в верховьях дождь шел слабый, а сильный шел только в низине. Ширина брода была метров восемь, глубина его оказалась по колено моему коню.
  За бродом нас ждала приятная неожиданность. В четырехстах метрах от него, на пригорке,
  располагалась чья-то усадьба: длинный крытый соломой одноэтажный дом и такие же длинные сараи, перпендикулярно к нему расположенные, по разным краям двора, окруженного жердевым забором. С правой стороны от нас, рядом с усадьбой протекал большой ручей, ниже впадавший в речку. Мы выехали к усадьбе с задней стороны. Дом и один из сараев были закрыты на огромные навесные замки, а другой сарай просто подперт коротким бревном, во дворе был уже привычный для нас навес с очагом. Покосившись на замки, мы не стали их трогать, а заглянули в сарай, подпертый кольями. Тут было темно, но зато тепло и сухо. Справа был устроен сеновал, а слева была конюшня на десяток лошадей. Мы завели наших коней в сарай, сняли с них сбрую и поставили их в стойла, задали им корм, а затем занялись собой. Под большим навесом оказалась поленица сухих дров. Разведя огонь, мы принялись готовить ужин и сушить веши.
  На этот раз, на ужин была гречка с тушенкой. На четверых пришлось открыть одну из больших банок.
  Часть консервов исчезла вместе с Лехой Августом, и консервы мы до сих пор не трогали, оставляя их про запас, но теперь выхода у нас не было.
  - Надо было прикупить продукты в корчме, - огорченно вздохнул я.
  - Кто знал, старик, кто знал, - развел руками Леха.
  - Ты вообще еще ничего ни разу не покупал, - рассердился я на Леху, бывшего за казначея и завхоза.
  - Старик, я не знаю ни местных цен, ни местных денег и поэтому боюсь попасть впросак и показаться
  подозрительным. Да к тому же, до сих пор нам ничего не требовалось. Зачем деньги зря переводить? - поднял брови Леха. - Да и если бы не твой аппетит, у нас продукты еще бы оставались! - покосился он на меня. Я раздраженно поморщился от его напоминания.
  - Леха, с тобой можно быть твердо уверенным, что сработает добавление к закону заначек, - криво
  усмехнулся я
  - Это какое? - подозрительно поинтересовался Леха.
  - У твоих заначек, всегда найдется наследник, но не обязательно твой друг или родственник -
  сочувственно скривился я.
  - Макс, не волнуйся ты так о жратве. Речка рядом, наловим рыбы.
  - Твоими бы устами...
  - Садись ужинать, старина, - оборвал меня Леха, зевая, как крокодил, - все уже спать хотят, а ты
  болтаешь.
  Ужин девушкам понравился, впрочем, и нам тоже. Мы уже забыли, когда последний раз ели гречку с
  тушенкой, и она напомнила нам о доме. Нам с Лехой невольно взгрустнулось: я вспомнил свой комп, а Леха начал мечтать о футболе. Стряхнув грусть, мы отправились спать. Сарай был широкий, и мы разбрелись по разным углам. Дождь продолжал шуршать по крыше, но она, слава богу! не протекала. Иногда просыпаясь и прислушиваясь к шороху дождя, я радовался, что сейчас сплю не в сырой палатке, а под крышей, в теплом сухом сарае. Словно в ответ на мои мысли в маленькое оконце в стене, вырезанное недалеко от нас, затянутое полупрозрачной пленкой, временами принимались стучать капельки дождя, усиливая мою радость.
  Утро следующего дня было хмурым и пасмурным. Мелкий дождик время от времени стихал, но, чуть
  передохнув, принимался идти снова. Правда, воздух был теплый, однако уезжать в такую погоду не хотелось. Мы весь день проторчали в сарае, изредка выбираясь наружу, но погода так и не разгулялась. И последовавший день мы вновь провели в сарае, выходя только готовить еду или справить естественные потребности. Леха и наши подруги, уставшие от дороги, были довольны отдыхом. Мое настроение соответствовало погоде.
  На третий день нашего пребывания в сарае утро началось с сильнейшего тумана, и у меня появилась
  надежда на улучшение погоды. Привыкшие к ярким солнечным дням, мы с нетерпением ждали солнца, но ожидания обманули нас, оно так и не появилось. Туман простоял, чуть ли не до обеда, а потом снова пошел дождь. Погода словно издевалась над нами, казалось, она решила запереть нас в этом сарае навсегда. В последующие дни погода не изменилась, правда, временами на короткое время проглядывало солнце, но не успевали мы подготовиться к выступлению, как принимался идти сильный дождь, затем быстро переходивший в мерзкую морось.
  Незнание местности удерживало нас на заимке. Ориентироваться мы с Лехой умели только по солнцу, а
  его как раз-то и не было. Блуждать под дождем по лесу в поисках выхода к тракту у нас не было ни малейшего желания, и мы продолжали ждать хорошей погоды, сидя под крышей. Потихоньку от безделья мы начали морально разлагаться. Мы только и делали, что целыми днями валялись в сарае, разговаривали про жизнь, травили анекдоты, бренчали на гитаре и развлекались с нашими подругами. Каждый вечер я собирался на рыбалку, но каждое утро откладывал ее на потом.
  - Да, Леха, - если бы мы поехали через Дуаран, мы бы, наверное, уже подъезжали к Линдану, -
  огорчился я, уже сбившись со счета дней, проведенных под крышей сарая.
  - А может мы уже были бы в Линдане, - лениво зевнул полностью разложившийся Леха. - Но чем ты
  так недоволен, старик?
  - А тебе здесь еще не надоело? - возмутился я.
  - Мне же не надо Кристину искать, - издевательски ухмыльнулся Леха. - Я могу и в такой дыре с
  Элли отдохнуть.
  - Ты мог бы этим заниматься и в дороге, - покосился я на Леху.
  - В дороге не то. Там устаешь, а тут такой кайф. Лучше чем на Канарах.
  - Ты что уже и на Канарах побывать успел? - съязвил я, но Леха даже ухом не повел и презрительно
  покосился на меня.
  - Канары - это ерунда. Не будь в наших родных лесах столько мошки и гнуса, то у нас было бы в сто
  раз лучше.
  - Интересно, - задумался я. - Ты заметил Леха, что тут совершенно нет мошки и гнуса. С чего бы это.
  - А ты что, по ним соскучился? - усмехнулся Леха.
  - Конечно, нет! Но, Леха, разве тебя это что не удивляет?
  - Старик, во многих европейских странах их тоже, нет. Почему это тебя не удивляет? - иронично
  посмотрел на меня Леха.
  - А в каких? - прищурился я. - Приведи пример.
  - Я не знаю, - лениво помотал головой Леха. - Но в каких-то точно нет.
  - Их уничтожили инсектицидами, - пробурчал я.
  - Какие ты ученые слова знаешь! - издевательским тоном поразился Леха.
  - Завянь, - отшил его я.
  - Хорошо, - кивнул он и уполз в свой угол под бочек к Элли.
  "С Лехой все кончено!" - решил я, провожая его сердитым взглядом.
  Продукты наши были на исходе, мы редко ели больше двух раз в сутки, и нам пришлось сорвать
  замок с другого сарая, но там мы обнаружили только мешки с зерном. Особенно много было мешков с овсом, которым мы начали кормить наших коней, однако вскоре пришлось и самим готовить его для себя: наши запасы крупы тоже подходили к концу. Я страшно переживал, но все остальные казались довольными. Особенно лошади, которых такая жизнь вполне устраивала.
  
  *******
  
  Проснувшись, я осторожно вытащил руку из-под головы Яны, стараясь не разбудить ее, и привстал,
  вглядываясь в окошко. На дворе было еще довольно темно. По соломенной крыше шуршал слабый ветерок и негромко шумел дождь. В конюшне было тихо, только изредка всхрапывали лошади. На Лехиной же стороне стояла мертвая тишина, не слышно было даже их дыхания. Насмешливо про себя хмыкнув, я оделся и тихонько соскользнул с сеновала. Подойдя к двери, я по привычке остановился, прислушиваясь. За дверью все было в порядке, никаких подозрительных звуков я не услышал. Только негромко журчали струйки воды, скатывающиеся с крыши. Тихонько вытянув засов, чтобы никого не разбудить, я приоткрыл дверь и выглянул во двор. Здесь было посветлей, чем на сеновале, но все равно полусумрачно. Небо было сплошь затянуто темно-синими, почти черными тучами. Было довольно свежо, но не холодно, моросил легкий дождик. Собственно, это была просто морось. Изредка принимался дуть слабый ветерок, на время разгонявший ее. Но когда он стихал, морось возобновлялась. Я попытался увидеть горы, но туман полностью скрывал их очертания. Видимость была в пределах полукилометра. Лес за ручьем и вокруг нас казался черным за пеленой тумана.
  Прикрывшись полиэтиленом, я выбрался во двор. Земля была скользкой, но не раскисшей. По моим прикидкам местное время было где-то между одиннадцатью и двенадцатью. Мы провалялись на сеновале, не вставая, уже часов двадцать, по такой погоде спать можно было сутками. Со слабой надеждой в душе я поискал на небе, хоть какой-то намек на улучшение погоды, но оно все было таким же беспросветным, как и вся наша жизнь. Я огорченно сплюнул, проклиная про себя все и вся. Даже под таким нехолодным дождем никуда особенно не поедешь, но и торчать здесь уже которые сутки подряд ни капельки не хотелось. Выхода же из такой ситуации не было видно.
  Сделав свои неотложные дела, я не захотел сразу возвращаться обратно под крышу, а отправился бродить под дождем. Первым делом я направился к ручью. Вдоль него шла хорошо натоптанная тропинка. Немного пройдя по ней, я набрел на неплохую заводь, где можно было бы искупаться, если бы погода была получше. После заводи, тропа уже окончательно раскисла, и дальше я по ней не пошел. Побродив вдоль ручья, я пришел к убеждению, что рыба в нем есть. Вода в нем была удивительно чистая и прозрачная, песчаное дно было усеяно красивыми разноцветными камушками. Насмотревшись на ручей, я побрел обратно. Вернувшись и немного побегав по двору, я сделал зарядку и провел легкую разминку, чем окончательно согнал с себя сонливое настроение и заодно нагулял аппетит. Сегодня было Лехино дежурство, но я решил не будить его. Вернувшись в конюшню за крупой, спичками и тушенкой, я надел кожаную куртку и натянул на голову подшлемник. Затем, подумав, одел сверху еще и шлем, а поверх него войлочную узкополую шляпу, вместо зонтика. Потом пошел готовить завтрак. Забравшись под навес, я уложил дрова в очаг, развел огонь и сел на скамью рядом с очагом.
  Огонь немного разогнал мое плохое настроение. Глядя на то, как он весело потрескивает, я тоже немного развеселился.
  "Ведь мы здесь вчетвером, а если бы я искал Кристину один!?" - поежился я.
  Радость от мысли, что я не одинок в своих странствиях, почти успокоила меня. Наполнив водой
  котелки, я поставил их на огонь, приготовил крупу и тушенку. Хотя мне такая пища уже порядком надоела, я решил обойтись ею. У меня к спиннингу с собой был и основательный набор блесен, в принципе, ручей был скорее небольшой речушкой. Это позволяло мне рассчитывать на возможность расширения нашего ассортимента.
  "Рыба в нем просто обязана быть, - подумал я уже в который раз за эти дни! - И если погода после завтрака не изменится в лучшую сторону, то я схожу порыбачить на ручей".
  Внезапно дверь конюшни заскрипела и во двор осторожно выглянула Яна. Увидев меня, она заулыбалась и подошла к навесу. У нее на плечах был мой плащ с капюшоном. Зайдя под навес, она весело рассмеялась, увидев, чем я занят.
  - Так ты проголодался!? И я тоже, - весело рассмеялась она.
  - Присоединяйтесь, миледи! Присоединяйтесь, - улыбнулся ей и я.
  Она сняла с себя плащ, стряхнула с него воду и накинула мне на плечи. Затем столкнула меня с
  насиженного места и, забравшись под плащ, плотно прижалась ко мне всем телом.
  - Повтори, как ты меня назвал? - прищурилась она.
  - Я назвал тебя "миледи", моя миледи. Моя милая леди, - довольно рассмеялся я, целуя ее.
  Она надолго припала ко мне губками. Наконец оторвалась и мягко, с довольным видом, мурлыкнула:
  - А я, было, подумала, что уже надоела тебе. А ты оказывается просто проголодался, - счастливо
  засмеялась она.
  Я нежно прижал ее к себе. Обнявшись и накрывшись плащом, мы сидели с Яной у огня. Дождик то
  стихал, то принимался моросить снова. Вода в котелках закипела. Я встал, чтобы бросить крупу и заварку. Яна тоже встала и медленно пошла к лесу.
  - Подожди. Ты куда? - растерялся я. - Я с тобой.
  Яна обернулась и заговорщицки покачала головой. Поняв в чем дело, я смущенно кивнул. Невольно я
  проследил за ней взглядом, а потом, отодвинув котелок от огня, принялся помешивать в нем деревянной ложкой, посматривая в сторону леса, где скрылась моя подруга. Яна отсутствовала минут пять. Наконец, она появилась. Я смотрел, как она весело бежит ко мне по тропинке. Внезапно, что-то заметив, она с испуганным криком кинулась в сторону. Ничего не поняв, я схватил дубинку, лежавшую рядом со мной, и стремительно кинулся к Яне. Вдруг перед глазами у меня что-то вспыхнуло, и я почувствовал, что куда-то проваливаюсь.
  Искорка, зажегшаяся в моем сознании, позволила мне понять, что я еще жив. С трудом приоткрыв глаза
  и увидев, словно в тумане, яркую зелень прямо перед глазами, я никак не мог понять, что же это такое. Никаких сил, чтобы пошевелиться, у меня не было. Наконец, до меня дошло, что я, распластавшись, лежу на траве, упершись лбом в какую-то кочку. "Дождь немного усилился", - понял я по крупным каплям, бьющим по моим рукам и капюшону плаща. Но плащ еще не промок и защищал спину от дождя. Голова ломила и медленно кружилась, перед глазами плавали красные пятна, в теле была жуткая слабость. Я снова прикрыл глаза, пытаясь прийти в себя. Где-то в стороне послышались голоса. Кто-то прошел рядом со мной и остановился рядом, толкнув меня в бедро.
  - Похоже, этот готов, - услышал я над собой чей-то противный голос. - У Таргирна тяжелая рука, -
  льстиво добавил он.
  - Да, - согласился с ним другой голос. - Я не видел еще ни одного человека, чья голова выдержала бы
  его палицу.
  - Там в конюшне еще один наш гость, - негромко пробурчал в ответ третий, еще более противный
  голос. - Может, его голова покрепче, - захохотал он.
  - Тише, он может нас услышать, - шикнул первый.
  - Один он нам не страшен, - уверенно заявил кто-то еще.
  - А если у него есть лук!? - предположил новый голос. - Тогда он может кого-нибудь из нас
  подстрелить или ранить - неуверенно, с опаской в голосе, сказал он.
  "Сколько же их?" - горестно подумал я, стараясь совсем не дышать, чтобы не выдать разбойникам, что
  я еще жив.
  Зрение восстанавливалось, туман и круги перед глазами исчезли. Голова почти совсем перестала
  кружиться. Сознание медленно приходило в норму. Я потихоньку начинал овладевать своим телом и попытался пересчитать противников по голосам. Из-за попыток распознать их я так напрягся, что даже вспотел. По моим прикидкам бандитов было никак не меньше шести человек. Это было слишком много. Надо было обдумать план своих дальнейших действий.
  - Стоило бы эту оглоблю хорошенько обыскать, - услышал я почти у себя под ухом еще один новый
  гнусный голос.
  Я похолодел. Ситуация начинала обостряться.
  - Не время. Еще успеешь, Поцалт - грубым голосом отрезал кто-то.
  Судя по интонациям в его голосе, он был у них за главного.
  - А чего ждать-то? - не понял бандит.
  - Сначала нам надо убить того, что сидит в конюшне, - отрезал атаман.
  - А чего нам этот олух может сделать, Таргирн? - снова поинтересовался нетерпеливый бандит.
  - Если ты такой любопытный, Поцалт, сходи в конюшню и убей его сам. Я тебе разрешаю, -
  грубым хриплым голосом, с долей иронии ответил Таргирн.
  - Ты хочешь, чтобы я пошел один? - с угрозой в голосе спросил Поцалт.
  - Можешь взять с собой своих приятелей Маркунта и Итрина, - предложил Таргирн с издевательским
  смешком.
  Бандиты начали вполголоса переругиваться между собой и, судя по шагам и голосам, они отошли
  немного в сторону от меня. Я тихо лежал, с ужасом гадая, чем сейчас занят Леха. Если он не услышал, что на нас напали, то либо они с Элли еще дрыхнут, утомленные сексом, либо уже проснулись и снова занялись им. И то и другое может печально для них и для всех нас закончиться. Надо было что-то предпринимать. Голова моя пришла в порядок, но я не был уверен, что когда встану, то она не закружится вновь. Ощущение слабости и вялости во всем теле никак не проходило. Надо было привести себя в норму. Однако бандиты находились слишком близко от меня, чтобы я мог позволить себе заняться необдуманными экспериментами. Я собирался немного размяться и встать на ноги, когда бандиты отойдут от меня подальше.
  "Что с Яной?" - ужаснулся я, вспомнив, как она убегала.
  Внезапно несколько бандитов вновь направились ко мне, их приближающиеся голоса заставили меня
  сжаться в комок.
  - Что ты хочешь сделать? - услышал я неопознанный бандитский голос.
  - Я надену его плащ и зайду в конюшню, а вы вдвоем незаметно войдете за мной следом, - услышал я
  ответ Поцалта.
  - А почему просто не приказать ему выйти из конюшни? - вмешался в разговор другой бандит.
  - А ты уверен, что он захочет выйти? - зло поинтересовался Поцалт.
  - Мы все равно его оттуда выкурим, - злобно возразил бандит.
  - Зачем зря тратить время на пустые споры, Итрин? Нам надо поскорей вытащить этого засранца и
  перерезать ему глотку, - недовольно выругался Поцалт.
  Я услышал, как он вплотную подошел ко мне. Затем почувствовал, как, присев рядом со мной, бандит
  начал грубо сдергивать с меня плащ. Расслабившись, чтобы не выдать себя я позволил ему это сделать. Затем я почувствовал сильный пинок в бок. От неожиданности и боли я дернулся. Мое движение не ускользнуло от бандитов.
  - Да он еще жив! - с яростью в голосе заорал Поцалт.
  Поняв, что мое притворство раскрыто, я мгновенно сложился и кувырком ушел в сторону от бандитов.
  Сделав сальто, я резко вскочил на ноги. Тело слушалось меня. С головой был относительный порядок, хотя меня немного качало. Окинув взглядом двор, я мгновенно оценил обстановку. Бандитов было девять человек. Это был сброд. Трое ближайших из них, это были Поцалт и его приятели, внешностью походили на бывших солдат: они были рослыми и выглядели тренированными. Эта троица выделялась и своим вооружением: у них на поясах висели мечи и кинжалы, одеты они были в кожаные панцири. Таргирн был очень рослый, с меня ростом, рыжеволосый и бородатый громила, вооруженный дубиной, в утолщение которой были набиты гвозди. Весил он, на мой взгляд, едва ли не в полтора раза больше меня и внешне здорово смахивал на гориллу.
  Из остальных бандитов никого особо выделить было нельзя. Все они были среднего или чуть выше среднего роста и среднего телосложения. У них были обычные заросшие хари, и выглядели они совершенно опустившимися типами. Но главной моей заботой была не их внешность, а их вооружение. Видимо тому причиной был дождь, а возможно, и нет, но луков ни у кого из них ни в руках, ни за спиной не было. Это меня слегка успокоило. Вооружены они были только мечами, ножами, дубинками и боевыми топорами.
  Бандиты, не ожидавшие от покойника такой прыти, стояли столбом и растерянно смотрели на меня, будто удивляясь: "Ну и резвый же покойничек попался". Я поискал глазами Яну. Она лежала, связанная, в изодранном платье, за домом, возле задней стены. От злости я закусил губу и перевел глаза на разбойников.
  - Так ты еще жив!? - зарычал один из них, приходя в себя.
  По голосу я опознал в нем Таргирна.
  - Жив. Разве я похож на мертвого!? - холодно усмехнулся я.
  - Так умри! - заорал Поцалт, метая в меня нож.
  - Не хочу, - легко увернулся я. - Сам сейчас подохнешь, - честно предупредил я его, но он не
  поверил. - Леха! - заорал я во все горло. - Вставай! У нас незваные гости. Придется драться.
  - Ах ты, щенок! - заорал Поцалт, наливаясь кровью. - Это мы гости!? Мы здесь хозяева, а вы
  незваные гости.
  Разбойники быстро оценили обстановку. Они разбились на две группы: четверо бандитов кинулись к
  дверям конюшни, пятеро бросились на меня.
  - Леха! - заорал я, обращаясь в бегство. - Берегись! Они идут к тебе.
  На бегу я почувствовал, как что-то слегка стукнуло меня по левому плечу, не причинив мне вреда.
  Скосив глаза, я вздрогнул, увидев воткнувшийся в землю, слева, чуть впереди меня, боевой топор. До меня дошло, что надо осторожней подставлять свою спину под ножи и топоры. На бегу я подхватил топор и остановился. Развернувшись, я посмотрел на бандитов. Они остановились метрах в пятидесяти от меня, поняв, что состязаться со мной в беге совершенно бессмысленно. Из конюшни слышались ржанье, крики, ругань и звон оружия. Леха или не успел, или не догадался применить карабин. Убегать было нельзя.
  "Возможно, придется помогать Лехе", - понял я.
  Бандиты выжидательно смотрели на меня.
  "Это же форменное безумие, одному нападать на пятерых!" - мелькнула в голове тоскливая мысль.
  Я, проклиная в душе сексуального маньяка Леху, медленно двинулся вперед. Увидев, что я собираюсь
  на них напасть, бандиты ощерились в злобных улыбках и тоже двинулись ко мне, расходясь веером. Мы медленно сближались. Когда между нами осталось около пяти метров, я резко, изо всех сил, рванулся вперед. Таргирн, оказавшийся на моем пути, немного растерянно зарычал, и запоздало взмахнул дубинкой. Я сходу ударил топором по дубинке. Топор рассек ее надвое. Таргирн еще ничего не успел понять, когда его голова уже начала отделяться от тела. Я стремительно проскочил мимо него. Прорвавшись сквозь кольцо бандитов, я кинулся к дверям конюшни. Судя по шуму, там шла крутая драчка.
  Я осторожно заглянул вовнутрь. Картина была потрясающая. Полураздетый Леха, стоя на верху сеновала, яростно бился с тремя бандитами, атаковавшими его снизу. У двоих из них были мечи, а у одного боевой топор. Леха вооружился какой-то длинной жердью или оглоблей. Он размахивал ею, как пушинкой, заставляя своих супротивников в испуге увертываться от нее и жаться к стенам. Один бандит уже лежал с разбитой головой. Совершенно голая Элли метала в бандитов все, что попадалось ей под руку. Стоял жуткий гвалт. Лошади дико ржали в стойлах и били копытами по загородке. Леха что-то довольно орал. Мне показалось, что он пел нашу песню "Целуя знамя". Элли шипела, ругалась и визжала как кошка, которой прищемили хвост. Бандиты яростно ревели и выкрикивали страшные угрозы в адрес Элли и Лехи. Но шансов победить у них не было: Леха был в ударе. У меня на глазах Элли попала в лицо одному из нападавших какой-то щепкой или палкой, и Леха, не дав ему опомниться, тут же жердью огрел его по голове. Обливаясь кровью, бандит молча рухнул на пол. Поморщившись, я отошел от двери: мне здесь делать было нечего.
  Увидев Элли, я вспомнил о Яне и теперь кинулся ей на помощь. Бандиты медленно двигались мне навстречу, но в их движениях уже не было той уверенности, что прежде. Успокоившись за Леху, я насмешливо улыбнулся им, отчего их злобные рожи исказились от ярости, ненависти и страха. Я резко пошел на сближение. Увидев, как я уверенно приближаюсь к ним, они замялись и остановились. Поняв, что моральное преимущество на моей стороне, я заорал и помчался на них. Поцалт, взявший на себя руководство бандой, после того как Таргирн потерял голову, кинулся мне навстречу с мечом в руках. Мой топор стремительно понесся на него. Он попытался мечом отразить удар. Меч разлетелся, как стеклянный. Мой второй удар лишил головы и его. Трое бандитов с яростным воплем кинулись на меня, но я ускользнул от них, и бегом поспешил к Яне. Бандиты погнались за мной. Вспомнив про свою незащищенную спину, я остановился и резко обернулся. Увидев летевший в меня нож, я отбил его в сторону, действуя топором, как бейсбольной битой. И снова пошел им навстречу. Отбитый нож окончательно лишил их мужества. Разбойники начали медленно пятиться от меня и, когда я, снова заорав, кинулся на них, ударились в бега.
  Вернувшись к Яне, я разрезал на ней веревки, вынул изо рта тряпку и поставил на ноги. На ее личике снова появились синяки, на губах запеклась кровь, платье было порвано, на теле были царапины, но больше ничего сделать с ней они не успели. Яна, всхлипывая, доверчиво прижалась ко мне. Она выглядела, как маленькая напуганная девочка.
  - Я так испугалась! Они напали так неожиданно, - шмыгая носом и утирая рукавом слезы,
  рассказывала она мне то, что я и сам видел. - Я не успела тебя предупредить. Я думала, что они убили тебя, - с горестным недоумением посмотрела она на меня. - Этот верзила так сильно ударил тебя дубиной! - она в волнении даже прикрыла глаза, заново переживая недавние события. - Как ты остался жив? - удивлялась она, глядя на меня широко раскрытыми глазами.
  - Я и сам не знаю, как это получилось, - растерянно хмыкнул я. - Мне повезло. Из-за дождя я надел
  шлем и подшлемник, а на голове еще были шляпа и капюшон плаща. Наверное, поэтому я и жив, - объяснял я Яне причину моего везения и сам удивлялся своей предусмотрительности.
  - Это Бог спас тебя, - убежденно заявила она.
  В отличие от Яны я не был так твердо убежден в том, что Бога серьезно волнует моя персона. И еще
  менее убежден в том, что он денно и нощно печется о моей шкуре, однако спорить с Яной я не стал.
  - Наверное, ты права, моя милая, - с серьезным видом кивнул я ей.
  Услышав какой-то шум, я выглянул из-за угла. Один из разбойников с ужасом улепетывал от Лехи.
  Леха ревел ему вслед, как больной слон, грозно вертя над головой свое страшное оружие: толстенную трехметровую оглоблю. Немного устыдясь того, что из-за Яны совсем позабыл о нем, я подошел к Лехе. Леха с интересом рассматривал обезглавленных мной разбойников.
  - Растешь, старина, - хмуро поздравил он меня, кивая на трупы. - Это все или еще были? - хмыкнул
  он.
  - Трое удрали, - пояснил я. - Не стал их догонять.
  Леха понимающе кивнул. Затем снова посмотрел на трупы. Видимо сражения с Ранши настолько
  закалили нас, что мы смотрели на трупы не испытывая особых эмоций. Внутри меня плавала старая отговорка-шутка: "Пускай сами не лезут".
  - Что им было нужно? - заинтересовался Леха.
  - Вот этого они мне, почему-то, объяснять не стали, - рассердился я на нелепый Лехин вопрос.
  - Понятно, - буркнул Леха.
  - Вот видишь, тебе все сразу понятно, - еще сильнее разозлился я. - А мне, представь себе, нет.
  Почему ты не стрелял? - возмутился я, со злостью глядя на Леху.
  Леха сердито посмотрел на меня.
  - Старина, наши карабины лежали рядом, и я в темноте точно не знал который из них мой, - с
  деловым видом прищурился он.
  - А какая разница? Стрелял бы из любого, - удивился я.
  - Старик, а ведь я не знаю, какими патронами заряжен твой карабин, - со злостью в голосе процедил
  Леха.
  Я растерянно посмотрел на Леху. Самому мне и в голову не пришла бы подобная мысль в такой
  ответственный момент. Теперь я и сам не мог точно вспомнить, какими патронами заряжен мой карабин.
  "Если я его не перезарядил, то, слава богу, что все обошлось", - холодок прогулялся по моей спине.
  "А если бы Леха пальнул теми пулями..." - я даже зажмурился, представляя, как все летит к черту.
  - Представляешь, Леха, я и сам не помню: какими пулями он заряжен. Надо проверить, -
  подавленным голосом предложил я Лехе.
  - Надо, - уничтожающе взглянул на меня Леха.
  Дождь вновь усилился. Яна подошла ко мне с плащом и накинула его на меня. Она поднырнула под
  него и мягким движением обняла меня за талию. Я нежно прижал ее к себе и поцеловал. Леха хмыкнул, но ничего не сказал.
  - Завтрак уже готов, - нежным голоском сообщила она мне, с удивлением посматривая на наши
  перепуганные лица. - Не бойтесь. Все в порядке. Разбойники уже убежали, - начала успокаивать она нас.
  Леха рассеянно кивнул Яне.
  - Мы знаем, - прервал он ее, - иди в конюшню. Будем завтракать там.
  - Подожди, - удержал я ее. - Пойдем вместе. Леха, захвати, пожалуйста, котелки и посуду. Сегодня
  ваше дежурство, - хмуро пояснил я ему.
  Леха недовольно посмотрел на меня, но молча кивнул и пошел к костру за посудой и котелками. Мы с
  Яной отправились в конюшню, хотя я подумал, что можно было бы забраться и в дом, хозяева которого оказались обычными разбойниками.
  Мы зашли в конюшню. Лошади уже успокоились и не обращали на нас внимания. Элли, к сожалению,
  уже успела одеться и принялась уничтожать следы побоища. Я посмотрел на бездыханные тела разбойников, которые она за ноги подтащила к дверям. Зрелище было отвратительное: у всех были разбиты головы. Стараясь не смотреть им в лица, я выбросил трупы на улицу. Девушки потрясенно смотрели, как я легко поднимаю трупы, как куклы, и бросаю их за дверь.
  Закончив с этим грязным делом, я вышел на улицу помыть руки. Дождь шел довольно сильный. Леха изучающе смотрел в сторону леса, в его руках были котелки и посуда. Он перевел свой взгляд на меня.
  - Ну что! Проверил? - поинтересовался он.
  - Извини, Лех. Не успел, - я кивнул на трупы. - Твоих вот крестников из хаты выкидывал.
  Леха брезгливо поморщился.
  - Старик, не шути так больше, - попросил он. - У тебя такой черный юмор, что иногда от него просто
  не по себе.
  - Ладно, уговорил. Я больше так не буду, - искренне пообещал я, но тут же нарушил слово. - А как
  тебе моя работа? - кивнул я на трупы Поцалта и Таргирна.
  Леха зло сплюнул и пошел в конюшню. Спустившись к ручью, я искупался в заводи, время от времени,
  поглядывая на темнеющий лес. Четверо разбойников бродили где-то там. Я немного посочувствовал им, понимая их горькую долю, но звать в гости не стал. Затем я вернулся в конюшню, здесь все было прибрано и готово к обеду. Наши боевые подруги настолько спокойно отнеслись к происшествию, что мне стало не по себе. Впрочем, я их понимал: они довольно долго жили там, где трупы бывали очень часто.
  - Садись, - Яна кивнула на импровизированное кресло из чурбана и соломы, стоявшее рядом с ней.
  Я сел, взял свою чашку и принялся за еду. Все ели молча. Леха изредка поглядывал на нас с Яной и над
  чем-то ломал голову. Никто не вспоминал о случившемся. Правда, все мы невольно начинали прислушиваться при каждом подозрительном шорохе. Элли с восхищением поглядывала на Леху и изредка, как кошка, терлась щечкой о его плечо. Яна вела себя по отношению ко мне спокойней. Но и она часто поглядывала на меня с загадочным выражением лица. Ее взгляды действовали на меня возбуждающе, и я довольно поводил плечами, чувствуя себя героем. Наконец, завтрак закончился. Мы выпили уже остывший чай и собрали посуду.
  - Мы с девушками сходим, помоем посуду, - заявил Леха, - а ты пока сделай то, о чем мы с тобой
  говорили.
  Я кивнул Лехе и полез на сеновал за карабинами и рюкзаком с патронами. Леха взял с собой свой
  дрын и пошел с девушками к ручью. Вытащив на свет, к дверям, оружие и рюкзак, я начал проводить ревизию. Первым делом, взяв карабины, принялся проверять их заряды. Сначала взялся осмотреть свой. То, что я увидел, заставило меня похолодеть. Мой карабин оказался заряжен "взрывными" пулями. Я быстро перезарядил его и только тогда успокоился. Руки мои слегка тряслись, а в ногах и спине чувствовалось неприятное покалывание. Посидев немного и окончательно взяв себя в руки, я машинально полез посмотреть, чем заряжен Лехин карабин, и чуть не ошалел от потрясения: Лехин карабин тоже был заряжен "взрывными" пулями. Сдержав свои эмоции, я быстро перезарядил и его. Затем снова осмотрел свой карабин. На этот раз он был заряжен обычными пулями. Снова проверил Лехин, все было нормально. Потрясение испытанное мной не проходило, оно заставило меня пересмотреть и пересчитать патроны. Все было на месте. Я никак не мог понять, почему так произошло, но было очевидно: выстрели Леха из любого карабина, из нас никого в живых уже бы не было. Да и вокруг ничего бы не осталось.
   Не в силах ничего понять я на какое-то время впал в прострацию. Чей-то смех, пробившийся ко мне будто из другого мира, наконец привел меня в чувство. Я потрясенно осмотрелся вокруг себя и прислушался. Леха и девушки возвращались с ручья, они о чем-то болтали и так весело смеялись, как будто ничего и не произошло.
  "Неужели это Леха зарядил свой карабин "взрывными пулями"? А кто кроме него? Но зачем ему это надо?" - растерянно гадал я, ничего не понимая.
  Все говорило само за себя! Пули в Лехином карабине были "взрывными". Он не захотел стрелять из своего карабина и не решился стрелять из моего. Все ниточки сходились к одному: "Леха сам зарядил свой карабин!" Но мне почему-то в это не верилось: Леха был мой друг, и я всегда верил ему как самому себе. Да и склонности к суициду у Лехи никогда не наблюдалось.
  "Но как мне быть? Рассказать ему о своем открытии или нет?" - ломал я голову, прислушиваясь к приближающимся голосам Лехи и девушек.
  Посмотрев в очередной раз заряды и патроны, и убедившись, что все в порядке, я снова принялся разгадывать этот ребус.
  "Может, это я сам нечаянно их так зарядил?" - мучился я, все еще не зная, что мне с этим открытием
  делать. "Расскажу об этом Лехе", - наконец, решился я, слыша его немного сердитый голос за дверью.
  - Ну что, старик. Как дела? - кинул на меня Леха быстрый, оценивающий взгляд, заходя в конюшню.
  Лехины вид, взгляд и вопрос вызвали у меня новую волну неясных подозрений. В нем что-то было не
  так. Сам не зная в чем его подозревать, я сердито покосился на Леху.
  - Что-то не так, старик? - сразу почувствовал мое состояние Леха.
  - Нам надо поговорить наедине, - сообщил я ему.
  Леха удивленно поднял брови.
  - Даже так! - удивился он, видимо чувствуя, что-то неладное.
  Я изо всех сил таращился на Леху. Пристально смотрел в его глаза. Но все мои попытки уловить в нем
  что-то подозрительное ничего мне не дали. Лехины глаза, в свою очередь, смотрели на меня изучающе, со жгучим интересом. Яна и Элли с довольным смехом завалились в конюшню. Их поведение поражало меня. Я попытался представить себе, как вела бы себя любая из моих университетских знакомых, когда рядом, во дворе, валяются пять свежих человеческих трупов. Впрочем, ни я, ни, как я заметил, Леха тоже никаких особенных чувств по этому поводу не испытывали. Но девушки вели себя уж слишком довольно и беспечно. У меня возникло ощущение, что присутствие трупов на дворе их как-то развеселило.
  - Что вы так долго? - спросил я, пытаясь скрыть свое недоумение по поводу их приподнятого
  настроения.
  - Они немного искупались в ручье, - задумчиво пояснил Леха.
  Похоже, и его удивляло их поведение. Но ни он, ни я экспертами по раннему средневековью не были. А
  по психологии и поведению людей того времени тем более. Наши же подруги были уж чересчур возбужденными. Впечатление было такое, что они немного выпивши или находятся под кайфом. Одежда на них была насквозь мокрая после дождя и купания в ручье, но они не обращали на это никакого внимания и только довольно хихикали, хитро поглядывая на меня.
  Внезапно Элли, проследив за моим взглядом и заметив, что с ее одежды ручьем течет вода, схватив подол платья, начала стаскивать его с себя через голову, совершенно никого не стесняясь. Я немного смутился открывшейся мне картине, Леха сердито поморщился. Хотя я не раз видел Элли обнаженной, но никогда так близко к себе, как сейчас, я ее не видел. Яна, возмущенная тем, что наше внимание приковано к Элли, тоже начала стаскивать с себя платье. Леха с интересом посмотрел на Яну. У меня это восторгов не вызвало.
  - Пойдем, поговорим, - предложил я Лехе.
  - Пойдем, - спокойно кивнул Леха. - Мы сейчас вернемся, только сходим посмотреть избу, -
  предупредил он девушек.
  Те только расхохотались в ответ. Я захватил на всякий случай оба карабина и сумку с патронами,
  накинул на плечи кусок полиэтилена и выскочил за дверь, прямо под дождь. Дождь вновь шел уже довольно сильный. Я задрал голову и посмотрел на небо. Оно все было затянуто тучами. Никакого просвета не было.
  - Что с ними случилось? - удивленно спросил я, когда Леха подошел ко мне.
  - Сам удивляюсь, - недовольно буркнул Леха, направляясь к трупам. - Давай эту погань оттащим
  куда-нибудь подальше, - предложил он, хватая парочку "своих" покойников за поясные ремни.
  На дворе оставался только один "Лехин" покойник, я схватил его и потащил его следом за Лехой. Леха
  легко тащил трупы, направляясь в сторону ручья. Я затопал за ним.
  - Леха, а где "мои" покойники, - поинтересовался я, когда затащив тела в чащу за ручьем, мы кинули
  их в какую-то рытвину и начали забрасывать камнями и ветками.
  - Твои!? - удивился Леха. - А разве ты не сам их убрал?
  - Я! Убрал!? Трупы! - потрясенно посмотрел я на Леху, пытаясь понять: шутит он или говорит
  серьезно.
  Леха смотрел на меня спокойным непонимающим взглядом. К сожалению, по его поведению никогда
  нельзя было определить: когда он говорит серьезно, а когда шутит. Леха слишком обожал розыгрыши. Но такой розыгрыш мне совсем не нравился. Внезапно я пришел в ярость.
  - Послушай ты, урод. Какого хрена ты зарядил свой карабин "взрывными" пулями? - зарычал я на
  Леху.
  На этот раз я твердо знал Леха не придуряется. Он побелел и в его глазах мелькнул ужас. Не в силах
  ничего сказать он отрицательно замотал головой. Затем он сильно закашлялся. Чуть ли не до рвоты. Его реакция не могла быть притворством. Откашлявшись, Леха расслабленно сел на поваленное дерево и откинул с головы капюшон, не обращая внимания на льющий дождь.
  - Послушай, Макс. С трупами это, конечно, была идиотская шутка, но то, что ты сказал, это уже не
  шутка. Это не юмор. И я, знаешь ли, не самоубийца. Расскажи, что случилось, - вяло попросил он.
  Я вкратце пересказал ему свое открытие. Леха потрясенно покачивал головой, слушая меня. Я присел
  рядом с ним. Некоторое время мы сидели молча. Леха о чем-то напряженно думал. У меня снова возникло состояние глубочайшей прострации. Леха время от времени качал головой и принимался что-то бурчать. Дождик потихоньку превращался в ливень. Мне на ум пришли напавшие на нас разбойники.
  "Что если они сходят за подмогой и вернутся обратно", - подумал я.
  Впрочем, сейчас, когда карабины были под рукой, это было неактуально. Я посмотрел на Леху. Леха
  выглядел очень плохо. От моего сообщения он весь даже как-то осунулся. Леха остро переживал то, что чуть было не случилось. Толкнув его в бок, я встал. Леха рассеянно посмотрел на меня.
  - Что будем делать дальше? - попросил я у него совета.
  - Ты о чем, старик? - не понял меня Леха.
  - Эти гаврики могут вернуться, - объяснил я, свои опасения.
  - Какая разница, - пожал плечами Леха, - пусть возвращаются.
  - У них могут быть луки, - напомнил я.
  - У нас есть карабины, - равнодушно отмахнулся Леха.
  - Мне сегодня по голове дубиной досталось, и я наверно плохо соображаю. Однако, я думаю, прежде
  чем в кого-то выстрелить - надо сначала его увидеть, - хмыкнул я, сердито косясь на Леху.
  Леха никак не отреагировал на мое замечание. Он был поглощен размышлениями о взрывных патронах.
  Изредка он махал головой, отгоняя какие-то мысли. Наконец, я не выдержал:
  - Леха, мне надоело мокнуть. Ты в плаще, а я нет. Пошли либо в конюшню, либо в избу. Мы теперь
  ее хозяева, по праву сильных. Так что давай, осмотрим свое имущество. Или вернемся в конюшню, и ты будешь "обдумывать" свои "дела" там, - поиронизировал я.
  Леха понял шутку и покосился на меня.
  - Старина, - ехидным голосом начал он, - если мне еще не изменяет память, мы здесь, для того чтобы
  отыскать твою невесту. Но мне почему-то кажется, что ты об этом начал забывать, - грустно вздохнул он.
  - Леха, я все понимаю. Давай об этом потом, - огорчился я бестактности и черствости друга. - Мое
  предложение простое: перестать мокнуть и спрятаться под крышей.
  - Хорошо пошли в избу. Нам еще надо кое о чем поговорить, - согласился Леха.
  Подойдя к двери, я хотел топором сбить замок, но Леха придержал мою руку.
  - Не надо. У меня есть ключ, - спокойно сказал он, подходя к двери.
  Я удивленно уставился на него.
  - Откуда? - прошептал я, растерянно таращась на Леху.
  - Да, старина! Видимо тебе сегодня хорошо по голове досталось, - участливо ухмыльнулся Леха. - Я
  просто порылся в карманах у того рыжего, которому ты отрубил голову, - с садистским смешком пояснил он. - Надеюсь, ты не считаешь меня фокусником или волшебником?
  От Лехиных слов меня разобрала досада. Хотя голова у меня побаливала и моментами слегка
  кружилась, но я чувствовал себя вполне прилично. Не говоря уж о том, что и с такой головой победил пятерых разбойников. Но спорить с Лехой я не стал, а тем более обращать внимания на его подколки. Леха, не услышав от меня возражений, открыл дверь, и мы вошли в избу, оставив дверь открытой. Запах перегара и всякая другая вонь шибанули мне в нос. Хотя крыша, как и конюшне, была соломенной, но изба проветривалась гораздо хуже ее и воздух здесь стоял спертый. Я понял, что ни за что не соглашусь здесь ночевать. Леха к запахам относился малость поспокойнее, но по выражению его лица я понял, что и он не захочет перебираться сюда. Леха достал из кармана фонарик и включил его.
  Изнутри изба выглядела еще мрачнее, чем снаружи. Стены были закопчены до черноты. Пол в избе был земляной. На нем было набросано перепревшее, черное от земли сено. Оно вносило свой весомый вклад в гамму запахов. Справа от нас, в самом углу, был какой-то очаг наподобие камина, сложенный из булыжников скрепленных глиной. Трубы у него не было, видимо весь дым выходил через щели в избе. Чуть левее очага шел длинный дощатый стол, укрепленный на врытых в землю столбах. По обе стороны от него, во всю его длину, шли такие же лавки. В левой части находились пара широких нар, расположенных вдоль передней и задней стен. Между ними был узкий проход. Нары были покрыты сеном и на них валялись тюфяки, тоже набитые сеном, а также звериные шкуры, видимо, служившие одеялами. Все за исключением печи и запаха напоминало обычное местное жилище. Правда, изба начала проветриваться через открытую дверь и запах теперь уже не бил в нос так сильно, как вначале.
  - Садись, Макс, - Леха кивнул мне на лавку. - Поговорим? - толи спросил, толи предложил он.
  Я сел, выжидательно глядя на Леху. Леха поскреб затылок. Это предвещало серьезный разговор. У
  меня невольно побежали мурашки. Леха давно не был таким серьезным. Он выключил фонарик. Свет поступал через оставшуюся открытой дверь, и наши глаза быстро привыкли к такому освещению.
  - Что ты сам думаешь об этом, Макс, - задумчиво спросил Леха.
  - Честно говоря, я ломал голову раньше, а теперь у меня нет никаких мыслей. Ведь я сначала думал,
  что это сделал ты, а теперь... - я недоуменно пожал плечами. - Нас двое: ты и я. Значит кто-то из нас. Может быть, все-таки это сделал ты!? А по запарке забыл, - примирительным тоном предположил я.
  - Макс, нас не двое, а четверо! - зачем-то напомнил мне Леха.
  - Но ты ведь не думаешь на них? - кивнул я на дверь и всматриваясь в Лехино лицо, выражение
  которого в потемках не мог хорошо разглядеть.
  - Макс, но ведь ты думал на меня? - недовольно хмыкнул Леха.
  - Ну, мало ли... Может, тебе зачем-то это могло понадобиться, - растерялся я.
  - А зачем это могло мне понадобится? Например? - злым голосом начал допытываться у меня Леха.
  - Ну не знаю я! - растерянно защищался я от Лехиных нападок. - Что ты ко мне прикопался?
  - Ты вот говоришь по запарке, а что... за последнюю неделю была хоть раз какая-то запарка? - тянул
  из меня жилы Леха.
  - Ну, Леха, извини! Но я и сам ничего не понимаю, - взмолился я.
  - Тогда и не обвиняй, - зло ответил Леха.
  - Да с чего ты взял, что я тебя обвиняю? - успокаивал я его. - Я просто подумал, что ты мог взять и
  машинально перезарядить, а обратно не вытащить. Ну а потом про это и забыл.
  - Заткнись, пожалуйста, Макс! - зашипел Леха. - Это только ты можешь что-то машинально сделать,
  а потом забыть. Я так не могу.
  - Ну, не можешь, так не можешь. Значит, он сам вставился, - вздохнул я.
  - Макс, кончай свои дурацкие шуточки, - разозлился Леха.
  - Леха, ты чего так нервничаешь? - удивился я.
  - А что мне кричать ура и в ладоши хлопать оттого, что мы чуть не погибли. Или вознести
  благодарственный молебен? - заинтересовался Леха.
  - Леха, мне этот разговор надоел. У тебя есть, что сказать по существу или нет? - разозлился я.
  - Макс, а ты все еще хочешь найти Кристину? - спокойным голосом, без эмоций, спросил Леха.
  - Это что! Шантаж? - удивился я, не понимая Лехиного тона.
  - Да, Макс... сильно тебе сегодня досталось. Очень сильно. Расскажи, как это было, - сочувственным
  голосом попросил Леха. - Пожалуйста! И ничего не пропускай. Ни одного момента! Даже самого незначительного.
  Недоуменно пожав плечами, я начал рассказывать все по порядку с самого начала. Леха молча слушал,
  иногда переспрашивая и кивая мне головой, чтобы я продолжал. Наконец, я закончил.
  - Это все? - спросил он.
  - Вроде все. Я больше ничего сейчас не помню. Может, какую мелочь и упустил, но если вспомню, то
  скажу. А это тебе что-нибудь дало? - начал допытываться я.
  - Не знаю, Макс. Но кое-что и тебя должно было бы насторожить, - странно усмехнулся он.
  - Что именно? - удивился я, вновь чувствуя ползущие по спине мурашки.
  Вдруг у двери мелькнула какая-то тень, я невольно схватился за карабин и взглянул на Леху. Леха
  кивнул мне. Мы скользнули к двери.
  - Что вы там так долго делаете? - услышал я снаружи голос Яны.
  Я невольно перевел дыхание и успокоено улыбнулся Лехе. Яна заглянула вовнутрь. На ней был мой
  плащ с капюшоном, а под ним ничего не было. Мне это не понравилось, но я промолчал, понимая, что не имею никакого морального права распоряжаться ею. Выглянув на улицу, мы обнаружили, что дождь снова превратился в морось и вышли во двор. Мне показалось, что стало чуть светлее, но я не был в этом уверен. Это могло быть результатом смены обстановки.
  - Вы хотите сегодня ночевать здесь? - заинтересовалась она, с интересом посматривая на нас.
  - А тебе здесь бы понравилось? - полюбопытствовал я.
  Она пожала плечиками и вошла в избу. Повертев по сторонам головкой и принюхавшись, она
  поморщила носик и вышла во двор.
  - Нет. Пахнет как в казарме. Даже хуже, - со знанием дела заявила она.
  Мы с Лехой незаметно переглянулись. Для меня не было тайной, что пришлось пережить Яне, но ее
  замечание меня немного шокировало. Она вспомнила о казарме совершенно спокойно, без лишних эмоций. Я невольно прикусил губу от досады. Мне казалось, что Яна - более утонченное создание. У меня, конечно, и мысли не возникло в чем-то обвинить ее, однако что-то в моем отношение к ней резко изменилось. Леха с плотоядным интересом посматривал на Яну. Это меня рассердило.
  - Пошли домой, - кивнул я Яне сторону конюшни и обнял ее за плечи.
  Она нежно заулыбалась мне, и мы направились в конюшню. Леха задержался и окрикнул меня. Я
  поморщился не в силах скрыть свое недовольство.
  - Постой, Макс! Еще на пару слов, - усмехнулся он мне, глядя в мое недовольное лицо. - Это очень
  важно! - значительным тоном подчеркнул он.
  - Ну что тебе? - нахмурился я, подходя к Лехе.
  Яна приостановилась, ожидая меня.
  - Иди, иди. Мы решим один вопрос и сейчас придем, - махнул ей Леха.
  Яна вопросительно посмотрела на меня.
  - Иди. Я сейчас приду, - улыбнулся я ей.
  - Какой еще вопрос? - недовольно спросил я у Лехи.
  Леха с интересом провожал глазами Яну.
  - Макс, а тебе бы не хотелось поменяться нашими подружками, - неожиданно спросил меня Леха.
  - Ты, что совсем сдурел? - возмутился я, зло взглянув на Леху.
  - А в чем дело старина! Думаешь, они не согласятся? В принципе можем меняться ими время от
  времени, - нахально усмехнулся он.
  Я ошарашено посмотрел на Леху. То, что он говорил, было настолько непохоже на него, что я даже
  прикусил язык от удивления. Идея была, конечно, интересная. Особенно если вспомнить какова была Элли, но мне она была не по нутру, просто физиологически я не мог бы на это пойти. Но Леха меня потряс своим предложением, и я с удивлением изучал "нового" Леху. Леха спокойно наблюдал за мной.
  - У тебя как с головой? Порядок? - спросил я, облизывая пересохшие губы.
  - Полный, - ухмыльнулся Леха. - Старик, я давно заметил, как ты жадно смотришь на Элли, и решил
  пойти тебе навстречу. Ну, раз уж тебе так хочется, что не сделаешь для лучшего друга, - широко улыбнулся Леха.
  Леха был мой друг, поэтому я сдержал возникшее сильное желание заехать ему по физиономии и тоже
  криво улыбнулся ему.
  - Давай замнем это дело для ясности, - предложил я. - Если у тебя ко мне все, то тогда пошли.
  - Еще один вопрос, - остановил меня Леха. - Что будем делать с оружием?
  - То есть как, что делать? - не понял я Леху.
  - А вдруг там опять окажутся "взрывные" пули? - задумчиво протянул Леха.
  - Как они там окажутся, если ни я, ни ты не будем их трогать? - рассердился я на Лехины шуточки.
  - Ну а если вдруг окажутся, - настаивал Леха.
  - Как они там окажутся? - разозлился я.
  - Не знаю, - признался Леха.
  - Ну, если не знаешь, то, какого черта, ты всякую херню несешь! - возмутился я от Лехиных неясных
  намеков. - Говори прямо, что ты думаешь.
  - Я ничего не думаю, - горестно вздохнул Леха. - Я просто что-то чувствую, и сам не пойму, что!
  Помнишь, как тогда, с Ранши? Но тогда я по поведению птиц понял, что впереди засада. А теперь я ничего не понимаю. Но все время чувствую какую-то опасность.
  Я внимательно посмотрел на Леху. Леха всегда был надежным другом и очень находчивым, ловким и
  хитрым парнем, но сейчас он почему-то паниковал. Это меня сильно настораживало и заставляло ломать голову над причиной его страхов, но я ничего не ощущал. Мне начинало казаться, что у Лехи потихоньку водит крышу. Но кое-что в Лехиных страхах было рациональным. Этот случай с оружием нельзя было сбрасывать со счетов.
  - Леха, как ты почувствовал, что нельзя стрелять? - заинтересовался я.
  - Не знаю. Вдруг что-то вспомнил и все. Не захотел. Решил, что отобьюсь как-нибудь. Да и на тебя
  надеялся. Ты ж теперь у нас супермен, - невесело усмехнулся Леха.
  - Вы скоро придете? - услышали мы голоса Яны и Элли, высунувшихся из конюшни.
  - Пойдем? - спросил я Леху.
  - Пошли, - согласился он. - Но старик, давай без предварительной проверки из карабинов никогда не
  стрелять. Мы и без них в большинстве случаев можем отбиться, - ухмыльнулся он.
  - Хорошо, - кивнул я, тоже начиная соображать, что дело здесь нечисто.
  У меня по-прежнему никак не могло уложиться в голове: как это могло произойти. Только двое нас и
  две наши подружки имели возможность перезарядить оружие. Но из нас четверых реально могли это сделать только я и Леха.
  "Если бы это сделал Леха, то стал бы он это отрицать?" - гадал я, направляясь к конюшне. "Нет, не стал
  бы", - окончательно решил я: "Но кто же тогда? Яна или Элли? Но это же полный абсурд! Чепуха какая-то". Вопрос остался открытым.
  Я вошел в конюшню. Яна с Элли, развесив на просушку свои платья и мой плащ, голые, совершенно нас не стесняясь, разгуливали по конюшне, как по нудисткому пляжу. От неожиданности я даже запнулся и вспомнил Лехино предложение. Леха выглядел совершенно невозмутимым и с интересом поглядывал на них. Посматривая на девушек, я вновь невольно сравнивал их. Яна была стройненькая и изящная с более тонкими чертами лица. С фигуркой у нее был полный порядок. Элли была немного выше ростом, статная и чуть более ширококостная, но фигура у нее была изумительная, а лицо, обрамленное прекрасными темно-рыжими волосами, с яркими голубыми глазами, напоминало лицо древнегреческой или скандинавской богини. Личико Яны с ее густой копной волос цвета спелой соломы, крупными серыми глазами, нежным овалом, сочными розовыми губками, тоже было очень красиво. Но красота ее личика была поспокойней, более тонкой и нежной. Я невольно попытался сравнить их обоих с Кристиной, но не смог. Кристина была где-то далеко, и она была, на мой взгляд, совершенно непохожа на них.
  Но мне бросилось в глаза, что и Яна, и Элли меньше вписывались в мой образ средневековой девушки, чем Кристина. Почему-то я вспомнил Лехины намеки на то, что нас четверо. До меня, наконец-то, дошла Лехина мысль, что Элли и Яна могут быть из другого мира. Это Лехино предположение вначале меня просто покоробило, но потом я серьезно задумался.
  "Почему бы и нет, - подумал я: - Если мы пришли из другого мира, то и они тоже могут быть пришельцами в этом мире". Эта мысль совершенно испортила мне настроение. Хотя она и казалась мне невероятной, но все же была вполне реальной.
  Яна и Элли, заметив, что мы их рассматриваем, довольные и возбужденные вертелись перед нами, демонстрируя все свои женские прелести. В них было меньше неловкости, чем в фотомоделях "Плейбоя". Я потряс головой, стараясь отбросить всякие осторожные и по своей сути бессмысленные мысли. Леха повел себя рациональнее, он полез на сеновал и вернулся оттуда с парой пузырей водки и двухлитровой бутылкой пива. У меня мелькнула мысль, что этот праздник души и тела может привести нас, черт знает к чему. Но отступать было поздно.
  Оборудовав место для празднования победы, мы накрыли импровизированный стол. Леха, для наших дам, смешал пиво с водкой, а нам налил просто чистую водку. Я с огорчением подумал, что моя рыбалка опять накрылась и сел к столу. Рассматривая наш стол, я заметил, что Леха открыл все: последнюю банку сгущенки, все наши последние рыбные консервы и последнюю банку тушенки. Протестовать было поздно, и я промолчал. Мы подняли посуду с алкоголем. Пьянка началась.
  
  *******
  
  Алкоголь на пользу мне не пошел, голова страшно болела и кружилась. Всю ночь меня мучили
  кошмары. В кошмарах я вновь и вновь сражался с Поцалтом и Таргирном, и мне никак не удавалось победить их. Я рубил им головы, головы с завидным постоянством возвращались на плечи, бандиты с новой силой бросались на меня, и наше сражение продолжалось, причем с переменным успехом. Измученный кошмарами, я проснулся и долго лежал, уставившись глазами в потолок, прислушиваясь к звукам подающих капель за стеной. Мне было очень непросто прийти в себя и ощутить, что я все еще жив, после того, как во сне мне с десяток раз перерезали горло и размозжили голову.
  Яна, примостившаяся не как обычно на плече, а приложившая свою голову мне на грудь чуть шевельнулась, плотнее прижимаясь ко мне. Я скосил на нее глаза и замер, ничего не понимая. В полутьме ее волосы показались мне черными. От неожиданности я вздрогнул и машинально погладил их. Яна тут же откликнулась на мою ласку, она, видимо, давно уже не спала. В ее ласках было что-то новое, я притянул ее к себе, принимаясь жадно ласкать, и вдруг разглядел, что это не Яна!
  Это была Элли. Но она вела себя так, словно мы с ней уже давно были вместе. Немного придя в себя от растерянности, я вглядывался в нее. Элли была не только прекрасна внешне, но и была замечательной любовницей, и мне было очень хорошо с ней, хотя Яна ей ничуть не уступала, а кое в чем и превосходила. Однако в душе я все равно злился на Леху, меня просто взбесил его обман. Сгорая от ярости, я невольно приглядывался к углу, где расположились Леха с Яной, но было слишком темно.
  Чувствуя себя совершенно разбитым от сегодняшних и вчерашних потрясений, навалившихся вдруг на
  меня, покачиваясь от выпитой мною вчера водки, сотрясаемый приступами головокружения и тошноты, я выбрался во двор, прихватив с собой на всякий случай оба карабина. Вспомнив о вчерашнем, я проверил патроны, они были в порядке. Во дворе висел густой туман, дом, стоявший в пяти-шести метрах от сарая, был едва виден. В таком тумане можно было не заметить засаду. Внимательно оглядываясь по сторонам, чтобы снова не получить по голове, я осторожно отошел в сторонку от усадьбы и спустился к ручью, мучимый усиливающимся чувством тошноты.
  В течение полутора часов я изливал всю свою накопившуюся желчь, а затем вконец обессиленный
  вернулся к сараю. Леха стоял во дворе, у дверей сарая, уже одетый по-походному и свеженький, как огурчик. Я невольно позавидовал ему. Он косо посмотрел на оба карабина, висевшие у меня на плече, но ничего не сказал об этом, а только спросил:
  - Что старик, тебе совсем плохо?
  - Плохо, - поморщился я.
  - Но ехать-то ты сможешь? - прищурился он.
  - Ехать! Ты что сдурел!? В такой туман! - растерянно посмотрел я на Леху.
  - Старик, зато дождя нет, а потом он снова может пойти. Пойми надо ехать. Жратвы у нас вообще нет
  ни грамма. Никакой! Только зерно. Но его шелушить, очищать и веять надо.
  - Ты что, знаешь, куда нам ехать? - покосился я на него.
  - Найдем, - уверенно махнул рукой Леха.
  - Как ты собираешься искать? - удивленно посмотрел я на него.
  - Старина, я все понимаю. Конечно, удар по голове должен был притупить твои умственные
  способности, но не настолько же! - издевательски усмехнулся Леха, да так, что только слабость во всем теле не позволила мне заехать ему по морде.
  - Не будь скотиной, объясни, если уж ты догадался, - предложил я.
  - Старик, эти уроды, которые на нас напали, пришли сюда пешком: лошадей мы их не видели. А это
  значит, что они пришли откуда-то неподалеку. Они не похожи на любителей дальних пеших прогулок. По их следам мы и выберемся отсюда.
  - А вдруг, они пришли с другой базы, где у них еще есть народ?
  - Может быть, - пожал плечами Леха. - Тогда будем действовать, как "Бременские музыканты".
  - А кто увидит нас, тот сразу ахнет! - невольно развеселился я.
  - И для кого-то сразу жареным запахнет! - поддержал Леха.
  Ко мне, несмотря на слабость, вернулось хорошее настроение, мы проорали всю песню целиком. В
  тумане глухо разносилось: "Мы раз-бу-бу разбойнички, разбойнички, разбойнички, пиф-паф и вы покойнички...". Затем я быстро оделся. Все вещи были уже собраны, а кони взнузданы и оседланы. Мы захватили с собой несколько мешков зерна для прокорма коней, навьючили наших лошадей и двинулись в туман, во всю глотку горланя песни из "Бременские музыканты" и другие.
  В порыве песенного азарта, я как-то и не обратил особого внимания на то, что теперь рядом со мной
  ехала не Яна, а Элли. Девушки удивленно косились на нас, когда мы орали на весь лес песни, распугивая ревом его обитателей. Только когда возбуждение от радости долгожданного выступления схлынуло, я обратил внимание на то, что со мной теперь Элли, а не Яна. Лица Яны мне не было видно, Леха ехал чуть впереди меня, высматривая дорогу, но мое воображение рисовало ее грустной и печальной, и я тоже невольно загрустил. Элли сидела передо мной, укрытая от тумана плащом и, крепко обняв меня, дремала.
  Мы снова вернулись к развилке. Следы разбойников повели нас в направлении, обратном к тому, в
  котором мы сюда ехали. Мы с Лехой переглянулись и двинулись в обратный путь, но, проехав с полкилометра, увидели ответвление, мимо которого в темноте, под дождем, проскочили. Следы вели туда, и мы двинулись по ним. Лошади, хорошо отдохнувшие за эти дни, несли нас легко и весело. Вскоре тропа стала узкой и начала петлять по лесу, но затем снова вынырнула на узкую дорогу, следы пошли по ней и мы, поверившие в удачу, пришпорили коней.
  Вскоре дорога пошла на спуск, и тут же поднялся ветер, принявшийся разгонять туман. Он то и дело
  бросал мне в лицо влажный воздух. Через некоторое время, разогнав туман, ветер стих, наползли тучи, и затем снова принялся моросить легкий дождик. С дождем во мне поднялось волной чувство жуткого голода, и я ехал всю дорогу, машинально облизываясь. Наконец, мы спустились вниз в узкую речную долину. Начались препятствия в виде небольших, но глубоких ручьев, которые приходилось иногда не без труда переезжать вброд. Вскоре дорога привела нас и к самой реке. Берега реки были скалистыми и завалены валунами, плавником и крупной галькой. Ширина ее в этом месте была не меньше тридцати метров, но глубина небольшая, несмотря на прошедшие дожди, и мы без особого труда преодолели ее вброд.
  Затем дорога пошла вверх на небольшой перевал. Забравшись на него, мы, несмотря на туман,
  стелившийся вокруг нас, поняли, что внизу, перед нами, равнина и горы остались позади. На спуск под накрапывавшим дождем мы ехали вдохновленные тем, что наши скитания под дождем скоро закончатся. Над долиной все еще висела легкая пелена тумана. Спустившись на равнину, мы поменяли коней и погнали их рысью по разбитой проселочной дороге. Вскоре появились небольшие деревушки, но мы не обращали на них внимания и продолжали свою скачку. Наконец, мы выскочили на большую вымощенную булыжником дорогу. Это был Дуаранский тракт.
  Поблизости от места, где мы выехали на тракт, располагалась большая для этих мест деревушка из нескольких десятков домиков. Первый же мальчишка, попавшийся нам навстречу и с любопытством вытаращивший на нас глаза, сообщил о том, что это и есть Дуаранский тракт, но в какой стороне Линдан, он точно не знал. Зато он указал нам, где находилась ближайшая гостиница. Леха отблагодарил его пенсом, и он довольный собой и нами умчался прочь.
  - Всего-то! - немного растерянно хмыкнул Леха. - Мы затратили на дорогу от усадьбы до тракта
  около семи часов и то из-за тумана и дождя. Так мы бы доехали часа за три- три с половиной.
  - Доехали и доехали. Чего уж теперь... - пожал я плечами. - Поехали в гостиницу.
  - Поехали, - кивнул Леха. - Надо будет разобраться в местной денежной системе и разобраться с
  ценами и нашими деньгами.
  - Разберемся. У тебя все-таки высшее образование, - пожал я плечами, и мы поехали в сторону
  гостиницы.
  Гостиница была большим двухэтажным деревянным зданием с маленькими оконцами, окруженным
  высоким деревянным забором. Вывеска сообщала посетителям, что она называется "У гостеприимного камина". Прочитав вывеску и недоуменно пожав плечами, мы въехали во двор. К нам подошел высокий худощавый парнишка и взял по уздцы Лехиного коня, вошедшего во двор первым.
  - Отведи наших коней в конюшню, сними сбрую, почисти и накорми их. И смотри, чтобы сбруя тоже
  блестела, - приказал Леха, бросая ему пенс.
  Парнишка ловко поймал монету, мельком глянул на нее, наших коней и снаряжение, его брови
  обиженно задрались.
  - Сэр, за это полагается не один, а три пенса, - шмыгнул он носом.
  - Ты получишь еще три, когда сделаешь все то, что я тебе сказал, - твердо пообещал Леха. - Когда ты
  это сделаешь, то позовешь меня, и я проверю твою работу. Сделаешь, хорошо, получишь, плохо ничего не получишь. И не вздумай трогать наш овес.
  Парнишка вздохнул, почесал затылок, но ничего не сказал. Мы спрыгнули с коней. К нам вышел сам
  хозяин. Он подошел и вежливо поклонился нам.
  - Ваши вещи, господа, я могу закрыть в специальной кладовой, - поклонился он нам, глядя на наши
  мешки с овсом и оружием.
  - Да, я хочу спрятать наши трофеи подальше от глаз, - кивнул Леха, проследив за его взглядом.
  - Это ваши трофеи, сэр? - с восхищением и легким недоверием посмотрел хозяин на Леху, продолжая
  коситься на рукоятки хантеровских мечей, торчащие из кожаного мешка.
  - Да. Мы дрались под Кантелом, - гордо кивнул Леха.
  - Вы сражались под Кантелом!? - ахнул хозяин, прикрыв рот рукой. - Вы не из Кальдонэла?
  - Да, - гордо кивнул Леха. - Мы рыцари королевы Кристины.
  Хозяин сделал ему знак, чтобы Леха говорил тише, схватил мешок с овсом и пригласил нас идти следом
  за собой. Прихватив все шмотки, мы двинулись за хозяином, оставив девушек присматривать за рюкзаками. Открыв кладовую и заведя нас в отсек, где мы побросали свой груз, хозяин тихо прошептал:
  - Говорите об этом тише. Вас всюду ищут атланы.
  - Почему? - нахмурились мы, толком не зная, кто такие атланы.
  - Король Вортегирн приказал им схватить вас, - сообщил хозяин.
  - Вот как! - хором возмутились мы. - Он об этом еще пожалеет.
  - Тише! Тише! - замахал руками трактирщик. - Вам надо еще добраться до Кальдонэла. Только там
  вы будете в безопасности.
  - Мы до него доберемся, - пообещал я. - А откуда ты про нас знаешь?
  - Все путники рассказывают, что два рыцаря королевы Кристины не дали хантерам уничтожить
  войско короля Ансилиана. А потом они обрушили божью кару на замок хантеров на Ульте.
  - Кто это рассказывает? - задохнулись мы от неожиданности.
  - Купцы из Фалантума встретили вас. Они всем рассказали. К нам эта весть пришла из Дуарана, -
  сообщил хозяин.
  Мы с Лехой растерянно переглянулись. Пока мы дрыхли в лесной усадьбе, слухи о нас проделали
  расстояние, чуть ли не в десять раз большее, чем мы сами. Но самое главное было то, что на нас началась облава, какие-то атланы охотились на нас по приказу какого-то короля.
  - Так это уже не Альбинум? - удивился я.
  - Это еще Альбинум, сэр. Тут вы в безопасности. Но до Линдума осталась самая малость: двадцать
  миль.
  - Откуда ты знаешь, что атланы охотятся на нас? - строго спросил Леха.
  - У моего младшего брата гостиница в Линдуме, недалеко от границы. Ко мне приезжал его сын. Он
  мне рассказал о поисках атланов.
  - Понятно, - хмуро кивнул Леха. - Ладно, мы с ними сами разберемся.
  Мы вышли из кладовой и двинулись в сторону гостиницу. Яна и Элли с интересом смотрели на нас. У
  меня возникло неприятное ощущение какой-то раздвоенности, не зная, что предпринять, я пропустил Леху вперед. Леха, как мне показалось, не обратил на это внимание, он мельком взглянул на девушек, поднял рюкзак и прошел мимо них, кивком позвав за собой. Мы двинулись за Лехой в гостиницу. Хозяин шагал впереди нас.
  - Есть две смежные комнаты, - сообщил он нам.
  - Хорошо, - кивнул Леха. - Мы их берем.
  - Я прикажу отнести ваши вещи, - предложил хозяин, глядя на наши рюкзаки.
  - Не надо. Мы сами, - в один голос заявили мы. - Мы сначала взглянем на комнаты, а потом
  переоденемся и пообедаем. Мы хотели бы подсушить наши вещи.
  - Хорошо, - кивнул хозяин и приказал горничной, рослой пожилой женщине, проводить нас.
  Комнаты были неплохие, но я не собирался оставаться в гостинице на ночлег, намереваясь после обеда
  двигаться дальше. Оставшись Лехой с глазу на глаз, я тотчас выразил ему свое возмущение.
  - А чего ты хочешь, старик!? - обиделся Леха. - Сразу мчать вперед? Не проведя разведки!? Если бы
  хозяин нас не предупредил, мы могли бы уже вечером натолкнуться на атланов. Давай пока у нас есть время, разберемся, куда и как нам ехать. Насколько я понимаю, Линдан находиться в Линдуме, а там за нами охотятся, ехать в него нам опасно. Может, сразу рванем в Кальдонэл, не заезжая в Линдан? И еще нам надо с тобой разобраться с местными ценами и деньгами, чтобы не бросаться в глаза.
  - А кто нам в этом поможет, - пожал я плечами. - Ты хочешь попросить хозяина? - предположил я.
  - Попробуем обойтись без него. Три монеты я уже знаю, - довольно усмехнулся Леха. -
  Полшиллинга, пенс и три пенса. Об остальных я тоже догадываюсь.
  - Надо еще узнать, сколько пенсов в шиллинге и сколько шиллингов в фунте, - усмехнулся я.
  Леха выложил на стол монеты различных номиналов и принялся их рассматривать. Он разложил их в
  предполагаемом порядке. Сначала золотой - фунт, затем золотой поменьше, затем еще меньше, наконец, самая маленькая золотая монета, потом крупная серебряная монета и так далее. Самые мелкие монеты были из сплава серебра с медью. Мне бросилось в глаза качество чеканки, Леха тоже обратил на это внимание.
  - Здесь очень много чего странного, - кивнул он на мое замечание. - Вспоминаю Стругацких: дона
  Рэбу - "золото дьявольской пробы".
  - Ты думаешь, здесь могут быть представители других цивилизаций? - я попробовал вызвать его на
  откровенный разговор.
  - Старик, может на других материках более развитая цивилизация, а может здесь есть прогрессоры из
  другого мира. Я знаю не больше тебя. Но ты ведь видел латы хантеров. Хорошо еще, что они не из пластика сделаны, а из металла. Эти монеты! Сам видишь, какие они. Штамповали их самыми передовыми методами, это и дураку видно.
  - Но кто и зачем? - пожал я плечами.
  - Это вопрос? - поднял брови Леха. - А где, кстати, наши дамы?
  - Леха, - возмутился я. - Зачем ты это сделал?
  - Что, старик, - широко раскрыл на меня глаза Леха.
  - Зачем ты поменялся девчонками? - зло бросил я.
  - Я!? Старик, ты что-то путаешь. Кто первый ночью потащил Элли на сеновал!? Ты... Правда,
  спросил у меня согласия, для блезиру.
  - Но почему ты согласился? - растерялся я.
  - Старик, мы с ней друг другу немного надоели, приелись, и я захотел от нее отдохнуть. Вот и все. Ты
  как я понял тоже был... - запнулся Леха при виде вернувшихся в комнату Элли с Яной.
  - Где вы так долго были? - строгим тоном ревнивого мужа спросил он.
  - У Яны порвано платье. Хотя мы его зашили, но оно плохо смотрится, и мое тоже уже поободралось.
  Хозяйка гостиницы предложила нам по дешевке купить у нее старые платья ее дочерей и мы смотрели их, - отчиталась Элли, поглядывая на разложенные на столе монеты. - Зачем ты их так разложил? - удивленно спросила она.
  - Ты чего-нибудь в них понимаешь? - спросил Леха, внимательно глядя на Элли.
  - Конечно, - даже обиделась Элли. - Что я - дурочка?
  - Расскажи мне о них? - попросил Леха. - Какая из них как называется.
  Элли удивленно посмотрела на Леху, но ничего не сказав, подошла к столу. Она принялась брать со
  стола монеты и называть их. Я тоже подошел ближе к столу и с интересом принялся с ними знакомиться.
  - Это пенс, - подняла она хорошо знакомую нам монету. - Это два пенса. Это три пенса. Это пять
  пенсов. Это десять пенсов. Это полшиллинга - двадцать пенсов. Это шиллинг. Это два шиллинга. Это пять шиллингов, - подняла она самую маленькую золотую монету. Это четверть фунта, а это полфунта - двадцать шиллингов, - подняла она золотые монеты, бывшие потяжелей. Это фунт, а это, наверное, два фунта, но я таких монет никогда раньше не видела, - задумалась она, взяв в руки самую крупную золотую монету, которая была из наших бинурланских запасов. - Вы дадите нам деньги на платья? - с интересом посмотрела она на Леху.
  - Конечно! - вмешался я. - Сколько вам надо.
  - Думаю, четырех шиллингов хватит, - пожала плечиками Яна, вмешиваясь в разговор.
  - Можете взять больше, - расщедрился Леха.
  - У нее больше не найдется платьев, - покачала головкой Элли, перехватывая мой взгляд на Яну. -
  Пойдемте обедать, а по дороге мы возьмем платья и переоденемся. Вернее, пойдем завтракать, ведь мы сегодня не завтракали.
  Закрыв двери и прихватив с собой для надежности карабины, мы отправились обедать в трактир при
  гостинице, располагавшийся на первом этаже. Зал трактира был чистый и просторный. Пол был выложен булыжником, в нем стояло восемь длинных массивных деревянных столов с лавками по обе стороны. В зале было довольно много народу: около трех десятков человек. Полностью свободными были лишь три стола. Мы выбрали столик в углу, к нам тотчас подскочил ловкий паренек и принял заказ. Буквально через пару минут он вернулся, неся поднос с вином, фруктами и холодными закусками, вызвав заинтересованные взгляды наших соседей, но мы настолько проголодались, что нам было некогда переглядываться с ними. Вскоре к появились Яна с Элли, и тоже принялись за еду.
  Обед оказался очень вкусным и разнообразным, но я боялся, как бы это разнообразие не вышло мне боком. Мы старались есть, не торопясь, чтобы не возбуждать лишнего интереса к себе, но то количество еды, которое я поглощал, все равно вызывало огромный интерес у наших соседей. К тому же наша с Лехой одежда, захваченная еще у Ранши, сильно отличалась от местной и вызывала к нам повышенное внимание публики. Однако все вели себя вполне корректно и вопросов нам не задавали, поэтому обед проходил чинно и спокойно. Никаких эксцессов не происходило. Вскоре соседи потеряли к нам интерес, и начали вести свои разговоры, к которым мы в свою очередь начали прислушиваться. Правда, интересующей нас информации получали мы мало. Все наши соседи, в большинстве своем купцы, обсуждали цены на различные товары. Наконец, мы наелись и подозвали парнишку, чтобы расплатиться. Обед нам обошелся до смешного дешево - в полшиллинга.
  - Макс, может, мы еще раз пообедаем? - в шутку предложил мне Леха, вызвав недоуменный интерес
  у не понявших его шутку девушек.
  - Ты еще хочешь есть? - изумились они, немного захмелевшие от обильной еды и выпитого вина.
  - Я пошутил, - смутился Леха, пристально взглянув на Элли, но та сердито отвернулась.
  Меня этот взгляд, почему-то рассердил, и я отвернулся в поисках хозяина. Поймав мой взгляд, он
  быстро подскочил к нам.
  - Вам угодно что-то еще, сэр? - спросил он.
  - Мы хотели бы с вами поговорить с глазу на глаз. Нам кое-что нужно у вас узнать, - пояснил я.
  - Всегда к вашим услугам, сэр, - поклонился хозяин. - Но если вы позволите, то я зайду к вам позже,
  чтобы это не бросилось в глаза? Надеюсь, вы позволите, сэр?
  - Конечно, конечно, - кивнул я. - Мы будем вас ждать.
  - Я скажу, чтобы вам прислали вина, чтобы наш разговор не вызвал подозрений, - поклонился хозяин.
  - Естественно, - сделал я для виду высокомерное лицо.
  - Тигул, вина благородному рыцарю в его комнату, - приказал хозяин, парнишке, обслуживавшему
  нас за столом. - Самого лучшего.
  - Хорошо, хозяин, - поклонился паренек и помчался выполнять приказ.
  - Я приду позже, - полушепотом сообщил нам хозяин, низко кланяясь и сопровождая нас до
  лестницы.
  - Сэр, вы обещали посмотреть, как я ухаживаю за вашими лошадьми, - подскочил к Лехе парнишка-
  конюх.
  - Хорошо, пошли, - недовольно буркнул Леха, которому явно хотелось отдохнуть после столь
  сытного обеда.
  Я двинулся с девушками в комнату, а Леха отправился смотреть лошадей. Вскоре он вернулся к нам,
  довольный увиденным. Видимо, парнишка любил лошадей и умел с ними обращаться. Мы расселись по комнате и принялись рассуждать, как нам быть дальше. Вернее, обсуждали мы с Лехой: мы говорили на русском, а девушки тихо разговаривали в уголку о чем-то своем, женском.
  - Что ты собираешься узнать у хозяина? - спросил Леха.
  - Я хочу с его помощью и помощью его брата избежать стычки с атланами.
  - Каким это образом? - издевательски усмехнулся Леха.
  - Не знаю, - рассердился я. - Если бы знал, то я бы хозяина не спрашивал.
  - Старина, а что если мы двинем без остановок в Кальдонэл, а эту толпу поищем на обратном пути.
  Они же нам будут только мешать, все время путаться под ногами. И потом Кристина Августа упоминала, что твоя Кристина вышибла ее из Кальдонэла, поэтому я не уверен, что Кристина Юлия, я имею в виду твою Кристину, будет очень рада с ней снова свидеться. Не говорю уж о ваших сложных отношениях. Да и как тогда быть с нашими девчонками?
  В словах Лехи был резон, и я глубоко задумался. Ситуация закрутилась хуже некуда, если мы находим
  потерянных нами ребят из "мира Двадцатое августа", то что делать с Яной и Элли, вернее, как мне вести себя в такой ситуации, и потом, наша компания стала бы уж очень большой, а это могло вызвать множество дополнительных сложностей. Все эти мысли хороводом вертелись у меня в голове, и я не знал, что мне делать дальше.
  Внезапно в дверь громко постучали. Я, вздрогнув, обернулся на стук, но моя тревога оказалось напрасной, пришел парнишка с заказанным нами вином. Он прошел в комнату с интересом оглядел всех нас и поставил поднос с кувшином вина и четырьмя кружками на стол передо мной, видимо, приняв меня за главного. Леха расплатился с ним, дал ему традиционный для него пенс чаевых, парнишка довольно раскланялся и отправился восвояси.
  Отбросив сомнения в сторону, я налил себе вина и постарался оторваться от размышлений по поводу Лехиного предложения. Сейчас принимать какое-либо решение было бессмысленно: предстоял разговор с хозяином, который мог помочь нам разобраться в сложившейся ситуации. Леха налил вина в остальные кружки, отнес их девушкам и присел с кружкой напротив, внимательно рассматривая меня.
  - Ты еще будешь или тебе уже хватит? Ты ведь много выпил за обедом, - заинтересовался он.
  - С чего это вдруг такая забота? - с досадой усмехнулся я.
  - Старик, мы не в лесу, если тебе станет плохо, то это плохо, - играл словами Леха. - Там мы были
  одни, а теперь вокруг нас люди.
  - Леха, это вино, а не водка, - усмехнулся я. - Лей не бойся.
  - Старик, я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, - вздохнул он и плеснул мне в кружку вина.
  Вино было легкое и очень приятное. Настроение после него у меня быстро поднялось, и я забыл о своих
  проблемах. Вскоре пришел хозяин, и мы с Лехой принялись расспрашивать его о дороге в Линдан и Кальдонэл.
  - Сколько отсюда дней пути до Линдана? - спросил я хозяина.
  - Сэр, собирается заехать в Линдан? - удивился тот.
  - Я еще не знаю, но у меня там есть одно маленькое дельце, - пояснил я. - Возможно, я попрошу
  кого-нибудь сделать его за меня, но мне все равно придется проезжать поблизости от Линдана. Ведь дорога в Кальдонэл ведет через Линдан?
  - Сэр, вы можете его объехать. Сам я не очень хорошо знаю окрестности Линдана, но мой брат
  хорошо знает их. Если сэр позволит мне предложить ему свою помощь, то я дам вам письмо к своему брату, и он поможет вам безопасно миновать Линдан.
  - Мы будем вам очень благодарны за помощь, - заверил я хозяина.
  - Тогда разрешите мне уйти, написать письмо, - поклонился хозяин. - Когда вы собираетесь
  отправиться в путь?
  - Мы еще точно не решили, но завтра вам сообщим об этом, - кивнул Леха, отпуская хозяина.
  - Похоже, мы сможем с его помощью добраться до Линдана, вернее успешно миновать его, - вслух
  задумался Леха, когда дверь за хозяином закрылась. - Одной проблемой меньше.
  - "Не говори гоп..." - усмехнулся я. - И всегда помни о законе непредсказуемости. Мне кажется, что
  в последнее время, нам непозволительно часто везет.
  - Ты имеешь в виду удар дубиной по твоей голове? - ехидно усмехнулся Леха. - Да тебе это полезно,
  как никому другому.
  Попивая винцо с девушками, мы с Лехой подшучивали друг над другом, изощряясь изо всех сил, но
  вскоре вернулся хозяин и принес письмо к своему брату.
  - Вот письмо моему брату, сэр, - протянул он мне свернутый рулоном лист плотного серого
  материала, немного похожего на бумагу, на который мы с Лехой уставились с огромным любопытством. - Мой брат содержит гостиницу "Веселый рыболов" на Дуаранском тракте, в шестидесяти милях отсюда. Вы отдадите ему письмо и передадите устный привет от мастера Тавтлана. Это мое имя. Его зовут мастер Урфант, он поможет вам укрыться от атланов.
  - Благодарим вас, мастер Тавтлан, - кивнул хозяину Леха. - Мы никогда не забудем вашей помощи,
  и я надеюсь еще не раз встретиться с вами.
  - Мы с ним еще не расстаемся, - напомнил я Лехе. - До завтра, мастер Тавтлан, нам пожалуй стоит
  отдохнуть перед дорогой и завтра утром выступить в путь.
  - А ужин, - напомнил мне Леха.
  - Действительно, - растерялся я (ночуя в разбойничьей усадьбе, я успел отвыкнуть от трехразового
  питания). - Поужинать нам не мешает.
  - Если вы хотите, то я распоряжусь, чтобы ваш ужин доставили вам комнаты, - предложил хозяин.
  - Это было бы замечательно! - просиял Леха. - Распорядитесь.
  - Хорошо, - поклонился хозяин. - Я могу идти?
  - Идите, - величественно махнул рукой Леха.
  - Доброго вам отдыха, господа, - вежливо попрощался с нами хозяин, открывая дверь.
  - Удачи вам, мастер Тавтлан, и доброго здоровья, - ответили мы ему.
  Дверь закрылась, и мы с Лехой взглянули друг на друга. Все в этот день складывалось для нас
  неправдоподобно хорошо. У меня даже мурашки побежали по коже в ожидании какой-нибудь гадости.
  - И нам не мешало бы отдохнуть? - вопросительно взглянул я на Леху. - Завтра нам надо пораньше
  выехать.
  - Ладно, я пошел отдыхать, старик. Ты совершенно прав. Раньше сядешь - раньше выйдешь. Такова
  истина.
  - Да уж, - поморщился я, не зная, как быть дальше, и растерянно оглянулся на девчонок. Занятые
  своим разговором, они не заметили моего взгляда. Я тихонько вздохнул. Ни ту, ни другую мне не хотелось отдавать Лехе, но Леха был мой друг и я не знал, что мне теперь делать. - Да уж, - растерянно повторил я, ловя Лехин понимающий взгляд.
  - Ну и жлоб ты, Макс! - обиженно заметил он. - Тебе помогаешь, жизнью рискуешь, а ты все "до
  сэбэ, да до сэбэ"!
  - Ну, Леха... - замялся я, не зная, что и сказать на его реплику.
  - Ладно, пошли отдыхать! - кивнул Леха оглянувшейся Яне, та со спокойной улыбкой встала и
  пошла за ним, ничего в ее внешности не говорило о недовольстве своей жизнью.
  От спокойной улыбки, с которой Яна проследовала за Лехой, у меня все внутри перевернулось, и я
  почувствовал себя одиноким, брошенным и обманутым мужем, от которого ушла горячо любимая жена. Мои глаза встретились с глазами Элли, внимательно наблюдавшей за мной. Элли недовольно поморщилась и отвернулась. Я встал и закрыл дверь на засов, а потом повернулся к Элли. Элли не смотрела в мою сторону.
  - Иди ко мне, - сердито и обиженно приказал я.
  Элли встала и спокойно, но без улыбки подошла ко мне. Ее полная покорность смутила меня, и я не
  знал, как быть дальше.
  - Пора ложиться спать, - сообщил я ей.
  Элли спокойно кивнула, и как ни в чем не бывало начала раздеваться. Смутившись, я погасил
  светильник и неторопливо начал раздеваться, мучительно решая, как мне вести себя дальше. Элли подошла ко мне.
  - Тебе помочь? - совершенно спокойно спросила она.
  - Ложись, я сам как-нибудь справлюсь, - отмахнулся я и, быстро сбросив себя одежду, забрался под
  одеяло.
  Элли потянулась ко мне и начала спокойно и умело ласкать меня. Мысль о полном отказе от ее услуг,
  вынашиваемую мной, я тут же отбросил, как неосуществимую, и постарался ответить ей, как мог. Вскоре мы с ней ушли в полный отлет, и только стук в дверь вернул меня к реальности. Взяв карабин и весь напружинившись, я подошел к двери.
  - Кто там? - недовольным голосом спросил я.
  - Ваш ужин, сэр, - услышал я из-за двери.
  Накинув на плечи плащ, я открыл дверь и впустил парнишку с подносом.
  - Извините, что я разбудил вас, сэр, - поклонился парнишка, забирая пустой поднос и выходя из
  комнаты.
  - Ничего, бывает, - сердито буркнул я, закрывая за ним дверь.
  Засветив светильник, мы поужинали и легли спать. На этот раз мы довольно быстро заснули и на меня
  снова обрушились кошмары, но теперь я чувствовал себя отдохнувшим и лихо сносил головы Таргирна и Поцалта, не давая им, даже толком прирасти обратно. Ночные сражения были прерваны до боли знакомым звуком. Приподнявшись на локте, я прислушался. "Ку-ка-реку, - где-то орал петух. Ку-ка-реку, - вторил ему другой". У меня возникло ощущение, что все происходившее со мной до сих пор, мне только снилось, и я снова в гостях у бабушки в деревне, но Элли прижавшаяся ко мне разрушила эту иллюзию.
  - Пора вставать? - спросила она.
  - Не знаю, - растерянно ответил я. - Как Леха с... - я чуть было не сказал с Элли, но вовремя
  вспомнил, что Элли теперь со мной. На сердце у меня защемило при мысли, что этот "скот" Леха делает с моей Яной.
  Я не понял, поняла ли мою заминку Элли, но она встала и, подойдя к дощатой стене тихонько по ней
  постучала. На стук ей никто не ответил, и она постучала еще раз чуть погромче. На этот раз из-за стены раздалось недовольное ворчание Лехи:
  - И чего вам не спится в такую рань?
  - Леха, пора вставать! Уже петухи кричали, - сообщил я.
  - Петухи! - растерянно промычал Леха. - Тут есть петухи?
  - Наверное, есть, раз орали, - сердито буркнул я. - Ты что, разве сам не слышал, как они на всю
  Ивановскую голосили?
  - Не а... - по-прежнему растерянно хрюкнул Леха. - Я, знаешь ли, спал, старик, мне не до петухов
  было.
  - Так мы будем вставать? - возмутился я.
  - Давай через пару часиков, - взмолился Леха. - Я недавно уснул, а ты вставать... Подожди чуть-чуть.
  - Хорошо, - согласился я, с трудом сдерживая бушевавшую во мне ярость.
  Всю накопившуюся во мне энергию я направил на Элли, но она стойко выдержала мои атаки, и я
  немного успокоился и перешел на более мягкие способы отмщения. Элли громко вскрикивала и гибко извивалась, как змея. Я надеялся, что Леха нас хорошо слышит.
  Наконец, Леха недовольным голосом сообщил, что, по его мнению, нам пора вставать и выезжать, пока совсем не рассвело. Быстро одевшись, мы перекусили тем немногим, что у нас еще оставалось после ужина, и спустились вниз по лестнице. Хозяин был уже в трактире.
  - Доброе утро, благородные рыцари и леди! - приветствовал он нас.
  - Доброе утро, мастер Тавтлан, - ответствовали мы. - Нам пора ехать.
  - Хорошо, - кивнул Тавтлан. - Я скажу, чтобы Тигул принес вам завтрак, пока мой конюх, Бинган,
  готовит к отъезду ваших коней.
  Я хотел, было, отказаться, сказав, что мы перекусили, но Леха удержал меня и хозяин, распорядившись
  насчет завтрака, отправился во двор отдавать распоряжения конюху, пока мы завтракали. Хозяин вскоре вернулся и, присев к нам, начал давать советы, как миновать заставы атланов. Нас сильно удручало, что в Линдум придется ехать через охраняемый солдатами мост, объезда в ближайшей окрестности не было.
  Позавтракав, мы вышли во двор, наши лошади уже стояли полностью навьюченные всем нашим добром. Хозяин предусмотрительно замаскировал торчавшие из мешков рукоятки мечей хантеров, на них сверху накинули другой мешок и крепко перетянули бечевкой. Леха щедро расплатился с хозяином, заплатив ему целый фунт, хозяин немного поотнекивался для виду, но, в конце концов, с удовольствием взял монету. Дав чаевые Тигулу и конюху, Бингану, Леха вел себя высокомерно, как истинный лорд, вызывая у меня внутренний хохот, но на остальных его манеры производили большое впечатление. Взяв у хозяина на всякий случай продукты в дорогу, и простившись со всеми, мы, наконец, тронулись в путь.
  Хозяин все же вышел проводить нас за ворота. На прощание он помахал нам рукой, кивнув ему в
  ответ, мы пришпорили коней. Подковы звонко зацокали по каменному тракту. Мы с Лехой недовольно переглянулись: звон копыт сообщил всей округе о нашем отбытии. Но делать было нечего, мы смирились с неизбежностью, и только поторапливали наших резвых скакунов, периодически меняя их. Время было раннее, и дорога была пустынной. Кони стремительно несли нас вперед, в Линдум. Часа через три непрерывной скачки перед нами замаячил широкий каменный мост, переброшенный через большую реку. По обеим сторонам моста высились высокие каменные башни. Было уже светло, но на дороге и на подъездах к мосту народа еще не было. Нам на радость погода, наконец-то, немного улучшилась. Утром даже туман стоял очень недолго. Это внушало нам оптимизм.
  Подъехав к мосту, мы увидели через дорогу напротив башни каменное двухэтажное строение,
  деревянные ворота, закрывавшие путь на мост, и каменную будку с двумя заспанными стражниками, разбуженными нашим прибытием. Стражники, одетые в кожаные куртки и подшлемники, вооруженные рогатинами и секирами, сердито таращились на нас заспанными глазами.
  - Куда вы в такую рань, благородные рыцари? - недовольно ощерился на нас старший стражник,
  заметив наши шпоры, пояса и плащи.
  - Мы в Линдум, - ответил Леха, высокомерно глядя на хмурых стражников.
  - По личному делу или по королевскому указу? - сердито посмотрел на него стражник.
  - ... По личному делу, - ответил слегка задумавшийся Леха.
  - Тогда с вас полагается таможенный сбор за выезд, - уведомил нас старший стражник.
  - Сколько? - недовольно буркнул Леха.
  - По восемь пенсов за лошадь и десять пенсов с каждого всадника. Итого два шиллинга, - на
  удивление быстро подсчитал стражник.
  - Вот вам два шиллинга и вот еще по полшиллинга каждому из вас, только давайте поскорей, -
  поторопил стражников Леха.
  - В добрый путь, благородные рыцари! - оживленными голосами проводили нас стражники.
  Мы поскакали на другой берег, где нас ждали точно такие же ворота.
  - Почему ты не сказал им, что мы едем в Линдум по королевскому указу? - поинтересовался я у
  Лехи.
  - Они могли бы спросить у нас подорожную, - с досадой вздохнул Леха.
  Мы подъехали к другим воротам, и Леха грохнул по ним кулаком.
  - Кто вы такие? - злобно спросил нас, выглядывая в окошко, точно такой же заспанный стражник,
  что и на другом берегу.
  - Рыцари. Едем в Линдан. - ответил Леха.
  - Зачем? - холодно потребовал отчета стражник.
  - По личному делу, - агрессивно посмотрел на него Леха.
  - С вас таможенный сбор. Двенадцать пенсов с коня и пятнадцать пенсов со всадника, - сообщил
  стражник. - Итого три шиллинга.
  - Но это же грабеж! - возмутился Леха.
  - Не хотите платить, возвращайтесь! Это ваше дело, - обиженно буркнул стражник. - Это Линдум, а
  не какой-то там Альбинум.
  - Ладно, - протянул Леха деньги. - Открывай, а это тебе на пиво, - протянул он ему полшиллинга. -
  Живей открывай, бездельник!
  Ворота стремительно раскрылись перед нами, за ними оказалось двое стражников.
  - Извините, благородный сэр, но нас двое, - извиняющимся тоном сообщил первый стражник.
  - Возьми, - кинул ему еще монету в полшиллинга Леха, которую тот ловко поймал, и мы проехали
  в Линдум.
  - Доброго вам пути, благородные рыцари, - пожелали нам стражники.
  - Надеюсь, в ближайшее время больше таких мостов не будет, - недовольно ворчал Леха, сердито
  оглядываясь назад.
  - Это пограничный мост, - напомнил я ему. - Так было, так есть и так будет во все времена, во всех
  мирах и во всех странах. Законы и нравы в этом плане везде одинаковы.
  - Ладно, черт с ними! Проехали, - сердито сплюнул Леха и пришпорил, было, коня. - Сделаем
  пересадку, - одумался он, сдерживая своего скакуна.
  Поменяв лошадей, мы сохранили темп и поскакали вперед с той же скоростью, что и прежде.
  Вскоре по обочинам дороги то и дело начали появляться одна за другой деревушки. По пути нам встретилось несколько гостиниц, но мы на скорости, без остановок, проскочили их. Мы приняли решение скакать без передышек и не останавливаться в гостиницах, пока не доберемся до "Веселого рыболова". Когда настало время дать передышку коням, мы свернули с дороги у дубовой рощицы, на берегу небольшой речки, распрягли лошадей и устроили привал.
  День был пасмурный, но ни мороси, ни дождя не было. Земля успела хорошо подсохнуть и на ней
  можно было расстелить спальники. Возможно, причиной этому было то, что мы находились теперь уже довольно далеко от моря. Хорошенько отдохнув сами и дав отдохнуть лошадям, мы пообедали и искупались в речке, затем оседлали коней и вечером без приключений въезжали во двор гостиницы "Веселый рыболов".
  Гостиница "Веселый рыболов" также незначительно отличалась от гостиницы "У гостеприимного камина", как их хозяева были похожи друг на друга. Мастер Урфант, хозяин гостиницы "Веселый рыболов", так мало походил на своего брата, что я засомневался в их близком родстве, но интересоваться не стал, чтобы не обидеть его. Если мастер Тавтлан, хозяин "У гостеприимного камина" был чуть выше среднего роста, коренастый, плотный, темноволосый и темноглазый мужчина, то его брат мастер Урфант был высокий, худой, жилистый, светловолосый и сероглазый мужчина. Однако, прочитав письмо брата и узнав, что мы рыцари королевы Кристины, он отнесся к нам столь же радушно, как и его брат. Хозяин любезно предложил нам две смежные угловые комнаты, которые были у него последними, даже не рассчитывая на то, что мы за них заплатим. Мне было неудобно выяснять, за что же народ так любит рыцарей королевы Кристины, но любопытство мучило меня.
  Спрятав наши вещи в кладовой Урфанта, мы отправились ужинать. Трактир был переполнен, мы
  уселись за столом, который был занят небольшой компанией купцов, те с интересом поглядывали на нас, особенно на наших девушек, но в разговор с нами не вступали, чему я был необыкновенно рад.
  Покончив с ужином, мы отправились в комнату и расселись там за столом в ожидании хозяина. Все
  повторялось в точности один к одному, как в гостинице "У гостеприимного камина", сначала нам принесли фрукты и вино, а вскоре появился и сам хозяин. Был уже вечер и гостиница, расположенная на оживленном участке тракта, была переполнена, поэтому хозяин разговаривал с нами полушепотом, чтобы соседи не подслушали наш разговор.
  - Я советую вам не ехать до самого Линдана по тракту, а свернуть к Краудону. Там вы переправитесь
  через Тамис на пароме у Краудонской переправы и минуете Линдан, в объезд с севера, - предложил он. - В самом Линдане вам появляться очень опасно, атланы везде ищут вас.
  - Откуда они знают о нашем приближении? - насторожился Леха.
  - Я не знаю, сэр, - пожал плечами Урфант. - Но их разъезд сегодня проезжал мимо нас. Я удивляюсь,
  как вы с ним не столкнулись.
  - А сколько их было? - заинтересовался Леха.
  - Десяток всадников, - пожал плечами Урфант. - Как обычно. Они ездят десятками.
  - По-моему, мы их видели во время обеда, - задумчиво посмотрел на меня Леха. - Они проезжали
  мимо рощи, где мы стояли.
  - Пожалуй, - согласился я с ним, вспомнив десяток рослых светловолосых всадников, проскакавших
  по дороге мимо рощицы, в которой находился наш бивак.
  - Таких разъездов много, - предупредил нас Урфант. - В поисках вас они рыщут повсюду. Но у
  Линдана их особенно много.
  - Но почему они нас ищут? - удивился я.
  - Это приказ короля, - недоуменно посмотрел на меня Урфант. - Он ведь злейший враг королевы
  Кристины.
  - Но разве он в союзе с хантерами? - поинтересовался Леха.
  - Он вступит в союз с самим дьяволом, лишь бы ему удалось удержать трон, - презрительно поджал
  губы Урфант. - Он призвал на помощь атланов, делая вид, что хочет сражаться с хантерами, но использует их только против народа. На хантеров ему наплевать. Они ему не мешают. От их набегов страдает только простой народ. И другие короли тоже хороши. Никто из них, кроме королевы Кристины да короля Ансилиана, с хантерами всерьез не сражается.
  Мы с Лехой незаметно переглянулись: сообщение Урфанта было для нас новостью. Я невольно
  восхитился мужеством Кристины, которая подняла Кальдонэл на борьбу с хантерами. Урфант, тяжело вздохнул, переводя дыхание, и огорченно замолчал.
  - Значит, вы советуете нам воспользоваться Краудонской переправой? - вернулся к началу разговора
  Леха.
  - Да, - кивнул Урфант. - Это единственная для вас возможность избежать встречи с атланами.
  - Мы воспользуемся вашим советом, - кивнул Леха. - Расскажите нам, как ехать дальше.
  - Езжайте на север, в сторону Линдана, в тридцати милях отсюда вы повернете к Краудону и доедете
  до него, а затем переправитесь через Краудонскую переправу. Эта дорога займет у вас на несколько дней больше, чем прямая, через Линдан, зато она намного безопаснее.
  - А дальше как нам ехать? - спросил я.
  - На другом берегу Тамиса идет дорога на Линдан, но на ней есть развилка на Патлиум. Из Патлиума
  вы можете ехать прямо на Кальдонэл.
  - А от развилки далеко до Линдана? - спросил я.
  - Я не знаю тех мест, - пожал плечами Урфант. - Больше того, что я вам рассказал, я не знаю.
  - Что ж и на том спасибо! - усмехнулся Леха.
  - Всегда готов помочь рыцарям королевы Кристины, - поклонился Урфант. - Разрешите идти?
  - Да идите, мастер Урфант, - отпустил его Леха. - Утром мы выезжаем.
  - Макс, - обратился ко мне Леха, когда Урфант ушел. - Завтра, как проснешься, буди нас всех. Нам
  надо слинять отсюда, как можно раньше, до прибытия разъезда.
  - Хорошо, - кивнул я. - Тогда ложимся спать. Кто первым проснется, тот и будет других.
  - Естественно, - развел руками Леха. - Но у тебя это получается гораздо чаше, чем у остальных.
  Ночью мне опять не давали спокойно спать кошмары, но утром я все равно проснулся первым. На этот
  раз Леха встал при первом стуке в стену. И уже через полтора часа, хорошо позавтракавшие, мы рассчитались с хозяином и выехали со двора гостиницы. Было еще темно, но звезд на небе не было видно. Небо по-прежнему было затянуто тучами. Однако мороси не было, и только иногда, временами, начинал накрапывать мелкий дождик.
  Мы гнали коней по тракту и к полудню доехали до поворота на Краудон. Вскоре после поворота мы сделали привал в лесочке, на берегу небольшого ручья, в стороне от дороги, дав коням заслуженный отдых. Пообедав, мы устроили отдых с дремотой, в течение несколько часов валялись на траве, по очереди наблюдая за дорогой.
  День распогодился и хотя было еще немного пасмурно, но тучи исчезли и, вместо них, по небу плавали большие плотные облака. По дороге то и дело проползали крестьянские телеги, запряженные волами, и конные купеческие повозки. После ненастной погоды все вокруг оживало. Воздух звенел от пения птиц. Порхали, летали и ползали различные насекомые, кругом деловито сновали взад-вперед различные зверушки, зелень по-прежнему была ярко-зеленой, несмотря на приближение зимы. Впрочем, о приближении зимы я знал только со слов наших подруг.
  Внезапно донесшийся до меня цокот копыт прогнал мое сонливое состояние, я вскинул к глазам
  бинокль и присмотрелся. По дороге скакал десяток всадников. Я внимательно разглядел их. Все они, как на подбор, были рослыми, крепкими, светловолосыми и светлоглазыми. Вооружены они были длинными тяжелыми копьями и мечами. На головах были горшкообразные шлемы с наносником и нашечниками, в руках круглые кожаные шиты, усеянные блестящими металлическими бляхами, на теле толстые кожаные рубахи с нашитыми на них стальными пластинками.
  - Дай, посмотреть! - шепнул мне на ухо Леха, и я отдал ему бинокль.
  Леха долго провожал взглядом всадников, потом, опустив бинокль, он о чем-то глубоко задумался. Я не
  выдержал его молчания и нетерпеливо толкнул его в бок.
  - Ты чего так задумался? - буркнул я.
  - Странно как-то. Внешне эти парни похожи на норманнов или саксов, но вооружены совсем по
  другому. Скорее, как римляне. Хантеры это какой-то транснациональный сброд, а вооружены как викинги на картинках. Ерунда какая-то. Ничего не понимаю. А ты?
  - Аналогично, - буркнул я. В отличие от Лехи я никогда не интересовался ни саксами, ни викингами,
  для меня это была одна хрень.
  - Макс, ты видел, они все, в отличие от хантеров, единый народ?
  - Ну и что это нам дает, - насмешливо посмотрел я на Леху. - Они что, наши ближайшие родичи и не
  тронут нас, если узнают об этом?
  - Разве тебе это не интересно? - удивился Леха.
  - Нет, - покачал я головой. - Мне бы Кристину поскорей найти, да и свалить отсюда.
  - А девчонки? - кивнул Леха в сторону Элли с Яной, дремавших на полянке под плащами. - Что
  будешь делать с ними? С собой их не возьмешь.
  Я огорченно покосился в сторону наших боевых подруг. Мысль о том, что придется расставаться с
  ними, вызвала у меня страшную досаду и огорчение. Я невольно пожалел, что у нас в стране многоженство запрещено по закону.
  "Может, мне стоит принять мусульманство?" - подумал я, но Леха не дал мне развить мою мысль.
  - Смотри! - толкнул он меня рукой в бок. - Еще всадники.
  Другая группа атланов, проскакала по дороге в обратном направлении. То есть в том, в котором нам
  предстояло ехать. Леха проводил их недовольным взглядом и посмотрел на меня.
  - Эти поскакали в ту же сторону, что и мы, - огорченно насупился он. - Что ты предлагаешь делать?
  - А что делать? Едем следом. Нападут! Им же хуже. Отдохнем еще с полчаса и едем, - предложил я.
  - Мне неохота в них стрелять из карабина. Это не хантеры.
  - Не стреляй, - пожал я плечами. - Я своих убью, а ты со своими можешь разбираться, как тебе
  заблагорассудиться.
  - А как ты их собираешься делить на своих и моих? - обиженно надулся Леха. - Ты их как-то
  различаешь?
  - Которые на меня будут нападать - это мои, а на тебя - это твои. И вообще, Леха, мне начинают
  надоедать твои выкрутасы. Может, мне тебя домой отправить, чтобы ты зря под ногами не путался. Это не хочу, то не могу, а вон то не буду! Будь хоть капельку мужиком. Нас хотят убить - мы убиваем. Нам помогают - мы благодарим и помогаем.
  - Макс, это гнилая философия, - твердо заявил Леха.
  - Да!? Может быть. Но кто ее не исповедует, тот долго не живет, - отрезал я, пристально глядя в
  глаза Лехи.
  - Что ты так на меня взъелся, Макс? - обиделся Леха.
  - Просто вспомнил, как ты тогда перед островом умывал руки, - запальчивым тоном напомнил я
  Лехе его "Пилатскую позицию".
  - А кто тебе на мельнице помогал!? - возмущенно напомнил Леха. - Забыл, как ты в обморок
  грохнулся посреди двора?
  - А куда бы ты без меня здесь делся? - рассердился я. - Давай все делать по честному, если сражаться
  то вместе, без слов: не хочу, не могу и не буду. Мне тоже не нравится убивать людей, но из-за этого я не собираюсь позволять кому-либо безнаказанно охотиться на меня, только потому, что ему хочется получить награду за мою голову.
  - Ладно, Макс. Оставим этот базар. Он нам ничего не даст, а только настроение испортит. Ты
  дуешься на меня из-за Яны!?
  - Вот этот базар давай оставим! - вспылил я и встал. - Поехали. Мы уже больше трех с половиной
  часов провалялись.
  - Поехали, - кивнул Леха, и мы пошли седлать коней.
  Через полчаса мы продолжили наш путь. Теперь мы знали, что скачем следом за разъездом атланов, и
  это заставляло нас все время внимательно вглядываться вдаль. Отдохнувшие кони легко помчали нас по дороге, но мы чуть сдерживали их. Скачка продолжалась до темноты, пока мы, наконец, не поняли, что нам пора остановиться на ночлег. Гостиницы поблизости не оказалось и нам пришлось остановиться на ночевку в небольшом лесочке. Ночь была теплой и сухой, и утром мы снова тронулись в путь затемно.
  Этот день мы вновь провели в непрестанной скачке, и он закончился ночевкой в лесу, как и
  предыдущий. Тоже было и в последовавшие за ним два дня, и только на пятый день, после ночлега в гостинице "Веселый рыболов", мы были в Краудоне.
  Краудон оказался небольшим, но довольно чистеньким городишком с узкими вымощенными
  булыжником улицами, с водопроводом и даже с канализацией. В моем представлении он совершенно не вписывался в образ средневекового городишки, любовно созданного творениями писателей нового времени. Перекусив в небольшом трактирчике, расположенном у дороги, и поколесив из любопытства по улицам и магазинчикам Краудона, где сделали кое-какие покупки, мы направились к переправе. Атланов мы так нигде и не встретили. Переправа была километрах в двух от городка. Но паромщик уже загнал паром на другой берег и, похоже, сегодня возвращаться на этот берег не собирался, поэтому нам пришлось переночевать в гостинице "Волшебная сеть", стоявшей поблизости от переправы. Мне так не понравилось название гостиницы, что я хотел вернуться в городок и провести ночь там, но Леха убедил меня остаться ночевать у переправы.
  Леха оказался прав, ночь в гостинице прошла спокойно, и с нами ничего не случилось, за исключением
  страшных кошмаров, всю ночь атаковавших меня. Кто только не нападал на меня этой ночью и с кем я только не сражался! Но, в конце концов, наступило утро, и все мои кошмары растаяли. Однако после ночи, проведенной в "Волшебной сети", я едва переставлял ноги.
  
  *******
  
  Утром к берегу подошел паром. К нашему счастью, он оказался достаточно вместительным, чтобы
  забрать всю нашу компанию и купеческую повозку, уже поджидавшую его на берегу. Паромщик лениво пересчитал нас вместе с лошадьми и потребовал пять шиллингов, Леха для виду поторговался и сбил цену до четырех. Зато купец торговался с ним так долго, что мы уже были готовы заплатить за него, но все, наконец, уладилось, и паром тронулся.
  Купец, узнав от нас, что мы заплатили за переправу четыре шиллинга, посмотрел на нас как на больных
  и заявил, что на нашем месте он бы никак не согласился больше чем за три шиллинга, в крайнем случае, за три с половиной. Мы притворились огорченными и пожалели, что он не посоветовал нам это сделать раньше. Купец же довольный своей ловкостью, только усмехался, исподтишка разглядывая нас цепкими глазами. Чтобы не бросаться в глаза мы сняли рыцарские пояса и шпоры и вместе с плащами спрятали их в мешки. Гуляя по Краудону, мы сделали кое-какие покупки из одежды, в частности: купили обычные плащи, рубахи и штаны. Теперь мы своей одеждой мало отличались от аборигенов.
  Беззастенчивое разглядывание купцом наших подруг все больше и больше злило меня, но я сдерживал
  свои эмоции, Леха тоже едва сдерживался, под его скулами ходили желваки. Едва паром пристал, мы быстро свели с него коней и двинулись дальше. Купец окликнул нас:
  - Куда вы держите путь, воины?
  - В Крантрум, - ответил Леха, назвав первое пришедшее на ум название, услышанное им в
  разговоре, в городском трактире.
  - Я тоже еду туда, - обрадовался купец. - Поехали вместе.
  - Вы за нами не успеете, мы очень торопимся, - отрезал Леха.
  - Зачем же вы так спешите? - хитро прищурился купец.
  - Это наше дело, - отрезал я и так посмотрел на него, что купец сразу замолчал.
  Неприятный осадок от общения с купцом вскоре растаял. Лошади мчали нас все быстрей, они, видимо,
  вошли в форму, как это бывает и с людьми, чередование отдыха с нагрузками, привело их в отличное состояние, и они просто летели.
  Вечером мы подъехали к небольшой гостинице "Жареный кабан", расположенной у дороги и решили остановиться в ней. Гостиница была одноэтажная, но чистенькая и в ней хорошо кормили. Хозяин с интересом поглядывал на нас. В гостинице было много народу, но все были либо охотники, либо крестьяне, которых ночь застала в дороге.
  - Скажите, любезный хозяин, у вас для нас место найдется? - спросил Леха.
  - У меня только одна комната, воин, - ответил хозяин, косясь на наше оружие. - Но она большая и в
  ней большая кровать. Вы в ней все поместитесь, - усмехнулся он.
  Его сообщение никому из нас особенно не понравилось, особенно мне и Элли. Леха хмуро оглядел нас.
  Спать в палатке нам надоело, но спать вчетвером в одной кровати, это был нонсенс.
  - А далеко следующая гостиница? - спросил он.
  - Если вы погоните своих коней очень быстро, то через пару звонов, может быть, доберетесь, -
  ответил хозяин.
  Местный звон был примерно равен нашим часу и двенадцати минутам. Гнать измученных коней еще в
  течение трех часов нам не хотелось, да и нас самих непрерывная многодневная гонка начала выматывать, ночевать в палатке не хотелось, ночи становились прохладными, и пришлось согласиться с предложенным вариантом. Мысль оказаться в одной кровати рядом с Лехой и Яной, мне совершенно не нравилась, и я предложил Лехе ночь воздержания.
  - Старик, ты, что в монахи решил податься? - начал издеваться надо мной Леха. - Или нагрузок не
  выдерживаешь?
  - Заткнись, - возмутился я. - Просто во всем надо меру знать, - пояснил я. - И девушкам надо дать
  отдых.
  - Ладно, - махнул рукой Леха. - Пусть будет по-твоему. Давай сами ляжем на полу, а девчонки на
  кровати.
  - Можно и так, - согласился я. - Посмотрим.
  Кровать в комнате представляла собой широкие нары на всю комнату, и места, чтобы лечь на полу,
  просто не было. Пришлось нам лечь в постель всем вместе. Мы уложили девушек в середку, а сами улеглись по бокам. Наши подруги долго не могли понять затею, и потом удивленно посматривали на нас, явно недовольные нашим "соломоновым решением". Им казалось, что места для проведения мероприятий вполне достаточно. Ничего доказывать им мы не стали, но сон долго не шел в голову и обстановка уж слишком возбуждала нас.
  Утром скорее измученные, чем отдохнувшие, мы быстро оседлали коней и снова тронулись в путь.
  Утренние туманы теперь исчезли, и мы мчались по дороге, делая остановки только для того, чтобы дать отдых лошадям. Ночи становились прохладными, впрочем, раньше, у себя дома, я никогда бы не назвал их прохладными, но избалованный теплом, теперь считал их, чуть ли не холодными. Судя по всему, в здешние края собиралась явиться осень или она уже явилась, но я этого не замечал.
  Бесконечная скачка начала выматывать нас и мы уже сбились со счету, сколько дней провели в пути,
  после перевоза через реку. Усталость от беспрестанной гонки и постоянное чувство тревоги изменили нас, мы с Лехой похудели и осунулись. Шутки прекратились. Но так как с нами ничего не происходило, мы становились все беспечнее и беспечнее.
  - Макс, надо подумать о передышке, - завел со мной разговор Леха. - Еще немного и все. Долго такой
  гонки мы ни выдержим.
  - А ты хоть имеешь представление о том, где мы сейчас находимся? - спросил я Леху.
  - Точно такое же, как и ты, старик. Мы находимся примерно в двух днях езды к северо-западу от
  Линдана.
  - Ну и вот! - буркнул я. - Где ты предлагаешь остановиться?
  - Давай поживем в какой-нибудь гостинице несколько дней, - предложил Леха. - Ты, если хочешь,
  можешь смотаться в Линдан, пока мы будем отдыхать. Сходишь в гостиницу "Волшебная роза", поищешь там этих охламонов.
  - А это мысль! - обрадовался я, правда, несколько огорченный, что мне придется отправиться туда
  одному, без девушек. - А атланы? - вдруг вспомнил я и задумчиво посмотрел на Леху.
  - Ты загримируешься, старик, и никто, глядя на тебя, и не подумает, что ты сэр Макс Юлий, -
  довольно заржал Леха.
  - Ладно, хватит ржать, - отмахнулся я, все больше и больше проникаясь Лехиной идеей.
  - Так ты поедешь? - спросил Леха.
  - Надо попробовать, - нерешительно вздохнул я, увиливая от прямого ответа. - Посмотрим.
  Мы находились в пригороде небольшого городка Тотчера, расположенного примерно в ста двадцати
  милях от Линдана. Местом нашего пребывания, мы выбрали большую и удобную гостиницу "Золоторогий олень". Мы занимали в гостинице большие и удобные комнаты и отдыхали от многодневной скачки. Приближались какие-то осенние праздники. В окрестных деревушках вечерами играли музыканты, и устраивались игры и пляски, в которых и мы время от времени принимали участие. Потихоньку мы обретали былые "кондиции" и я начал собираться в Линдан. Меня злило, что Леха, как мне казалось, с нетерпением ждал этого момента.
  Вечером в гостинице устроили танцы, мы уже привыкли ходить на них, и желания пропускать их не
  было. Собралось много народу, и мы весело проводили время, между едой, питьем и танцами. Я и Леха сидели напротив друг друга за столом, изредка косясь на веселящихся Яну с Элли, которые были самыми красивыми девушками в трактире и у которых не было отбою в приглашениях на танец. Мы тоже время от времени танцевали с крестьянскими девушками под внимательным оком наших подруг. Веселье было в самом разгаре, гремели волынки и визжали смычки, народ веселился до упаду. Мы одетые, как и все деревенские парни, ничем не выделялись среди них, даже ростом. В зале находилась пара парней, почти не уступавших мне ростом.
  Внезапно у дверей что-то произошло, какой-то парень с кровью на лице отлетел в середину зала. Я
  недовольно поморщился, решив, что там началась тривиальная драка. Еще несколько человек отлетело в стороны. Кто-то крикнул:
  - Атланы!
  Музыка стихла. В зал вошло восемь рослых крепких молодых мужчин двадцати пяти-тридцати лет в
  воинских доспехах и сразу стало тихо. Атланы с насмешливым видом разглядывали притихших деревенских парней и девчат. Взгляды их равнодушно скользнули по мне и Лехе, но плотоядно зацепились на Яне, сидевшей через стол от них. Вдруг предводитель атлан увидел Элли, танцевавшую перед их приходом, он с наглой, похабной ухмылкой, жадно облизываясь, начал пробираться к ней. Леха растерянно смотрел на меня. Я встал и направился к Элли.
  - Вы что притихли, - с презрительной насмешливостью заорал один из атланов. - А ну музыканты
  играйте.
  Я пробирался к площадке, где стояла Элли, но какой-то атлан преградил мне дорогу. Он грубо схватил
  меня за руку и оттолкнул в сторону, я спокойно смягчил его толчок и легко ускользнул от его повторного толчка. Элли рванулась ко мне, но предводитель атланов перехватил ее, грубо схватив за руку.
  - Стой, красотка! Ты сегодня до утра моя, - нагло усмехнулся он. - Мы сейчас с тобой спляшем, а
  потом продолжим веселиться в другом месте.
  Элли растерянно замерла, глядя на него ничего не понимающими глазами. Тот оскалил крупные белые
  зубы, расхохотался еще наглее и властно притянул ее к себе. Растерянная она почти не вырывалась из его рук, а только испуганно смотрела на меня. Он попытался поцеловать ее, но она отклонила голову. Атлан, жадно обнял ее и продолжил лапать, как свою собственность. Я проскользнул между атланами и подошел к предводителю.
  - Это моя девушка. Отпусти ее, - будничным тоном сказал ее. В зале стало тихо.
  - На сегодняшнюю ночь она моя, а там я подумаю, стоит ли возвращать ее тебе или нет, - ощерился
  атлан. - Заберем этого парня тоже с собой, - усмехнулся он, обращаясь к двум стоящим рядом атланам. - Он слишком наглый. Его надо хорошенько проучить, чтобы знал, с кем имеет дело.
  Я мельком глянул на Леху, Леха сидел, растерянно глядя на меня. Меня это взбесило: "Ну, каратист
  вонючий!" - подумал я. Заметив мой бешеный взгляд, Леха встал и слегка кивнул. Это длилось доли секунд. Я слегка огорчился, что с собой у нас не было даже перочинного ножика и повернулся к атланам, те, оценивая меня взглядами, двинулись ко мне.
  - Отпусти ее, ублюдочный трус? - громко приказал я атлану, державшему Элли. В зале стало так
  тихо, что мне показалось, что я здесь остался один.
  От моих слов атлан побагровел и резко отбросил Элли другому атлану, тот подхватил ее. Он шагнул ко
  мне, в его жестких ледяных глазах горело одно желание. Убить! Ростом он был пониже меня, метр восемьдесят два - метр восемьдесят четыре, но крепкий и жесткий. Его кулак понесся в мой подбородок. Если бы я пропустил этот удар, наверное, мне было бы очень плохо. Но я не стал его пропускать, а легко ушел влево, и чуть поднырнув под его руку, ударил из-под нее. Атлана, оторвало от пола, он пролетел немного, откинулся на руки своих воинов и обмяк. Мой противник был мертв. Это было видно по его болтавшейся голове, у него не выдержал позвоночник. Не теряя времени на разглядывание оцепеневших от изумления зрителей, я шагнул к атлану, державшему Элли, и резким ударом ребра ладони по шее уложил его на пол. Отстранив Элли в сторону, я шагнул вперед, передо мною выросло двое атланов, они потянулись за мечами, но это им только помешало. Ударом в район солнечного сплетения я вырубил еще одного. На освободившееся место скользнул атлан с кинжалом в руках и кинулся на меня.
  Он поймал меня на движении, я уже направлялся в сторону другого атлана, достававшего меч и этот новый атлан атаковал меня в тот момент, когда я шагнул к другому. Единственное, что я успел сделать, это перехватить его руку с кинжалом, и мы покатились по полу. Краем глаза я должен был следить за тем, что происходит в зале. Леха напал на атланов с тыла и уже уложил одного и атаковал парочку ближайших к нему атланов. К нему присоединился кое-кто из присутствовавших на вечеринке деревенских парней, и в зале завязалась драка. Вцепившийся в меня атлан попытался заколоть меня, я сумел его обезоружить и он теперь то принимался грызть меня зубами, то лез пальцами мне в глаза. Но еще больше меня донимал другой атлан, пытавшийся ударить меня мечом, пока я катался по полу с этим. Элли с визгом кинулась на его спину, когда он нацелился ткнуть меня мечом, тот резко отшвырнул ее в сторону, и она упала. В ярости я схватил голову державшего меня атлана за подбородок и резко повернул ее в сторону, шея хрустнула, и атлан отпустил меня. Мгновенно я сделал сальто назад, прогнувшись. Вставая на ноги, я своевременно ушел от меча атлана, успев перехватить его руку и резко повернуть ее. Мой противник взвыл от боли и рухнул на колени. Удар ребром по шее уложил его. Я оглядел зал: вся восьмерка атланов валялась на полу без движений. Пока я возился со своими атланами, Леха с помощью нескольких парней отрубил остальных и скрутил двоих атланов, остававшихся во дворе с лошадьми.
  Увидев поднимающуюся с полу Элли, я кинулся к ней. Но она была в порядке, только ушиблась при падении. Поставив ее на ноги и поручив заботам подскочившей ко мне Яны, я обернулся к Лехе, окликнувшему меня. Часть парней, собравшихся в зале, во главе с хозяином наводила порядок, вязала атланов и вытаскивала их во двор. Большинство других крестьянских парней и девушек растерянно поглядывали на нас и разбегались по своим домам. Леха подошел ко мне с недовольной миной.
  - Старик, какого хрена ты устроил здесь этот мордобой? - возмущенно начал он.
  - Ты что, Леха, совсем сдурел? Не видел, что здесь происходило? - рассвирепел я. - Ты или больной,
  или не знаю кто...
  - Сам ты больной, - обиделся Леха. - Не было нужды устраивать эту драку. Здесь они ей ничего бы не
  сделали, а если бы они ее попытались увезти с собой, то по дороге мы бы ее у них отбили. А теперь нам придется отсюда самим сматываться.
  Немного остыв, я подумал, что, может, в Лехиных словах и была какая-то доля правды, но я не мог
  спокойно смотреть на события, происходившие в зале. Хозяин, слышавший последние слова Лехи, подошел и кивнул мне.
  - Твой друг прав, вам надо отсюда бежать. Атланы не простят вам этого. Они никогда ничего не
  прощают, даже если сами виноваты в происшедшем.
  - Кто вы, молодые люди? - спросил нас подошедший высокий худощавый темноволосый мужчина,
  весь вечер просидевший в сторонке, в углу зала.
  Мы внимательно посмотрели на незнакомца. На вид ему было между тридцатью и тридцати пятью. В
  нем было что-то непонятное, неуловимо странное, какая-то дисгармония, смысла которой я никак не мог уловить. Леха тоже во все глаза таращился на него, приоткрыв рот. Внезапно он спохватился и, бросив мне:
  - Я сейчас вернусь, - умчался по лестнице вверх.
  Растерянно посмотрев ему вслед, я вновь обернулся к незнакомцу. Тот глазел на меня с не меньшим
  любопытством, чем я на него. Внезапно до меня дошло, что странного было в незнакомце. Это были его черные, быстрые, живые глаза - глаза мальчишки. Они никак не вязались с остальным его обликом. Глядя ему в глаза, я забывал о его возрасте, мне казалось, что на меня смотрит не тридцатилетний мужчина, а озорной мальчишка лет двенадцати-тринадцати.
  - Кто ты? - повторил он свой вопрос.
  - Сэр Ю... - машинально начал я, изумленный глазами незнакомца до потери пульса, но потом замер,
  вспомнив, что мы с Лехой договорились притворяться крестьянами.
  - Вы рыцари королевы Кристины? - ахнул хозяин гостиницы, восхищенно глядя на меня.
  - Да, - смущенно признался я, понимая, что отпираться бесполезно.
  Незнакомец восторженно таращился меня, как маленький мальчишка на игрушку в магазине. Я
  озирался в поисках Лехи. Элли с Яной подошли ко мне. Глаза у них сияли, как будто они всю свою жизнь мечтали побывать в такой заварушке. Отошедший, было, хозяин вернулся к нам. Он внимательно посмотрел на незнакомца, словно о чем-то спрашивая его взглядом. Незнакомец кивнул ему, и они вышли во двор. Примчался Леха с карабинами. Он протянул один из них мне и поинтересовался по-русски:
  - Где этот тип?
  - Какой? - машинально переспросил я, прекрасно понимая о ком спрашивает Леха.
  - Ну, тот с глазами, как у бешеного таракана, - нетерпеливо поморщился Леха.
  - Он вышел во двор, - покосился я на Леху. - Ты что! Хочешь его застрелить?
  - А... отстань со своими приколами! - махнул рукой Леха и помчался во двор, но вскоре вернулся
  разочарованный. - Его там нет.
  - Он ушел вместе с хозяином. Спроси его. Может, скажет, куда он ушел, - посоветовал я Лехе. - А
  что тебе от него надо?
  - А черт его знает! - пожал плечами Леха. - Мне почему-то показалось, что он многое может знать. Я
  хотел позадавать ему кое-какие вопросы.
  - Какие, например? - поднял я на Леху, брови.
  - Всякие... - неопределенно мотнул головой Леха.
  - Всякие - это какие? - начал уточнять я, возмущенный уклончивым тоном Лехи. Леха опять что-то
  пытался скрыть от меня.
  - Я и сам не знаю, - пожал плечами Леха. - Начали бы с одних вопросов, а потом перешли к другим.
  - Леха, не юли. Говори по-человечески, - жестко потребовал я.
  - Макс, вопросы... ну, например, о деньгах, о доспехах хантеров, да и всякие другие. Да, что, мало ли
  у нас с тобой вопросов накопилось?
  - С чего ты решил, что он знает ответы? И почему, увидев его, ты попер за карабинами? - потребовал
  я от Лехи объяснений.
  - Кто-то же должен знать ответы. Почему не он?
  - Ты же не будешь первого встречного своими вопросами донимать!? - обиделся я на Леху за его
  скрытность.
  Подошедший со двора хозяин прервал наш разговор. Он отозвал нас в сторону и шепотом предложил
  нам вернуться в наши комнаты.
  - А атланы? - недоуменно поднял брови Леха.
  - Пока о них можно не беспокоится, - махнул рукой хозяин. - Но пойдемте наверх. Будет лучше
  поговорить с вами в вашей комнате.
  Мы поднялись в нашу с Элли комнату. Хозяин вошел вместе с нами.
  - Утром вам надо уходить, - сообщил он нам то, о чем мы и без него знали.
  - А почему не сейчас? - насторожился Леха.
  - Вам надо отдохнуть, - улыбнулся ему хозяин.
  - А нас не застанут врасплох? - недоверчиво посмотрел на него Леха.
  - Нет, в городе об этом узнают только завтра, поэтому у вас есть время отдохнуть, - усмехнулся
  хозяин.
  - А атланы? - прищурился я, глядя на хозяина. - Что с ними?
  - Все будут еще долго крепко спать, кроме тех двоих, которых вы убили, - удивленно посмотрел он
  на меня.
  - А в какую сторону вы советуете нам утром направиться? - спросил я хозяина.
  - В сторону Линдана, - предложил тот.
  - В сторону Линдана!? - опешили мы с Лехой.
  - Это единственное направление, в котором вас не будут искать, - усмехнулся хозяин.
  - Но где мы там сможем укрыться? - спокойно кивнул, соглашаясь с хозяином, Леха.
  - В пригородах Линдана есть гора Винча. Там есть пещера. Вот вам ключ от нее, - хозяин протянул
  нам какой-то предмет, по форме напоминавший крупный значок, ромбической формы, с непонятными изображениями на нем.
  - А как мы найдем пещеру?
  - Поднимитесь наверх, там есть скала в форме задумавшегося человека. Дальше все за вас сделает
  значок.
  - А где мы будем доставать продукты? - прищурился Леха.
  - У подножья горы есть деревушка, и там есть гостиница "Золотой фазан". Покажите значок хозяину,
  и он вам поможет.
  - Ясно, - пробормотал Леха. - Короче, у вас все схвачено...
  - Что схвачено? - не совсем понял хозяин этой смеси русской мысли с местным наречием.
  - Это я так, о своем. Не обращайте внимания, - махнул рукой Леха.
  - Вы принимаете мое предложение? - поинтересовался хозяин гостиницы.
  - Наверное, раз мы взяли значок. Если, конечно, ничего больше не случится, - криво улыбнулся ему
  Леха.
  - Будем надеяться на лучшее, - ответил хозяин. - Утром я приду, разбужу вас. Спокойной ночи.
  - Во дают! - кивнул вслед хозяину Леха. - Тут настоящая мафия!
  - Что будем делать? - посмотрел я на Леху.
  - Давай спать, раз уж так дело пошло, - зевнул Леха. - Пока. Спокойной ночи. Спи спокойно, дорогой
  товарищ.
  - Тебе тем же самым, по тому же самому, - пожелал я Лехе. - Спокойной ночи.
  Спать мне почти не пришлось, потому что в Элли словно вселился какой-то бес. Она всю ночь
  сражалась со мной, как все триста спартанцев вместе взятые. В конце концов, она решила пощадить мою мужскую гордость, и крепко прижавшись ко мне, сразу уснула, довольная собой и мной. Я тоже быстро уснул и смотрел очередной сериал ужастиков, когда в дверь негромко постучал хозяин. Быстро собравшись, мы спустились вниз и позавтракали. Было еще очень раннее утро. Когда мы вышли во двор, лошади были уже готовы в дорогу. Хорошо отдохнувшие за эти дни, они выглядели превосходно. Внезапно во двор ворвался всадник. Это был совсем малец, крестьянский мальчишка лет двенадцати.
  - Мастер Сивулир, - закричал он. - Сюда едет стража. Кто-то донес на рыцарей. Маг приказал
  передать, чтобы они скорей уходили.
  - Спасибо, Тицин! - возвращайся обратно и скажи магу, что я все сделал так, как он велел.
  - Хорошо, - заорал мальчишка и, ударив конька в бока босыми пятками, птицей вылетел со двора.
  - Следуйте за мной, - сделал нам знак рукой мастер Сивулир. - Езжайте быстрей по этой дороге, -
  сказал он, проведя нас через задворки. - Она выведет вас на тракт, ведущий в Линдан. Если вы будете хорошо гнать лошадей, то завтра в обед вы будете у Винчи.
  Нас не пришлось долго уговаривать, и мы вихрем помчали по дороге. Девушки, в последнее время
  много практиковавшиеся в поездках верхом, мчались за мной и Лехой каждая верхом на своей лошади. Наша кавалькада неслась значительно быстрей, чем рассчитывал хозяин, и вечером, засветло, мы были у подножия Винчи.
  Винча возвышалась над небольшим кряжем высоких зеленых холмов (горами назвать их было трудно),
  увенчанная, словно короной, скалистой вершиной. Склоны ее были покрыты вековыми сосновыми и дубовыми лесами. Хотя она и была самой высокой из окрестных гор, но высота ее не превышала полутора километров. Склон ее был пологим, и мы решили, что подняться на нее будет несложно. Поэтому, прежде чем взбираться на гору, мы нашли гостиницу "Золотой фазан", закупили там продукты и только после этого начали подъем, заранее решив, что если не найдем пещеру, то заночуем в палатке на склоне. Леха ехал первым, держа в вытянутой вперед руке значок, и время от времени посматривал на него. Когда до вершины оставалось уже совсем немного, значок объяло голубоватое свечение, подобное огням святого Эльма. Сияние меняло свою интенсивность в зависимости от направления острого угла значка. Это помогло выехать прямо на скалу, о которой нам рассказывал мастер Сивулир. При Лехином приближении к скале в ней что-то щелкнуло, и перед нами распахнулись двери в пещеру. Вход был высокий, и мы въехали в пещеру, не слезая с коней. Внезапно вспыхнул свет, похожий на дневное освещение, и двери за нами быстро закрылись. Занервничавший, было, Леха направил на них значок, и они снова открылись. Мы успокоились и начали осматривать пещеру.
  Пещера напоминала вполне уютный современный подземный особнячок, но никак не мрачный бункер
  из фантастических триллеров. В ней были все современные удобства, только выполненные в необычном дизайне. Неведомый нам архитектор, словно предвидя наше появление здесь, спроектировал даже конюшню, в которой можно было спокойно разместить пару десятков лошадей. Обнаружив ее, мы первым делом поставили в стойла лошадей и, приведя их в порядок, задали им корм, привезенный с собой, но вскоре, выяснилось, что о кормах мы можем не беспокоиться, запас зерна и кормов хозяева пещеры предусмотрительно сделали. Мы с Лехой переглянулись и решили, что раз уж есть корм для лошадей, то должен быть и для нас. Вскоре мы убедились, что так оно и есть.
  Продолжая изучение пещеры, мы обнаружили что-то вроде шикарной столовой, в которой можно было
  заказывать и выбирать блюда, тыкая в их изображения на голографическом экране рукой и делая специальные отметки на блюдах. Ужиная в этой суперсовременной столовой, мы с интересом посматривали на Яну с Элли, которые должны были, по нашему мнению, все время ужасаться или визжать от восторга, но те совершенно равнодушно относились ко всему их окружающему и только постоянно зевали, прикрывая ротики ладошками.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"