Калиниченко Олег Николаевич: другие произведения.

Дыхание нагуаля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По мотивам цикла "Реликт" В.В. Головачева

   Леший бы побрал эту эвакуацию - город превратился в каменную пустыню, автомобиль, и тот - экзотика почище слона! А то и вообще вымрет как мамонт! Еще и погода как с цепи сорвалась! - угрюмо думал лысеющий, крепкий мужчина, шагая навстречу серому, заметно припустившему дождю.
   Монотонное шуршание дождя было единственным звуком, отпущенным городу небесной канцелярией. Мокрые серые дома по сторонам стояли, точно тяжелые каменные глыбы. Очень редко где горели одно-два окна. Любому, кто в эту пору забрел бы сюда, улица показалась бы ущельем. И все же, небольшой, районного масштаба городок просыпался.
  
   Кому теперь нужна твоя работа! - мышкой выглянула из тени подсознания тоскливая мысль и тут же проворно юркнула восвояси.
   Порывом ветра сорвало шляпу. Мужчина поморщился, изловил беглянку и водворил на лоб.
  
   Август месяц, а промозгло по-осеннему. Какая чертовщина творится вокруг, хотел бы я знать!
   Дожди зарядили после начала эвакуации. И идут уже битый месяц! Одна польза - мусор смывают. Интересно, что будет осенью!
   Да, я злюсь как черт! Ясное дело. Раздражение накопилось и должно найти выход! Кому нужна вообще всякая работа? Социум, кстати говоря, как раз и жив, пока существует такое понятие - работа! Принцип простой: делай, что должно и будь что будет! Кто-то должен делать и твою работу. И почему не ты сам!
   А листва-то как блестит! Вот кому хорошо! Зато птицы попрятались! Как будто люди увезли с собой в эвакуацию и хорошую погоду!
  
   Конечная цель маршрута - обшарпанный двухэтажный особняк позапрошлого века выглядел гномом среди окрестных панельных шестнадцатиэтажек. Асфальт зарастал постепенно листвой, обломками веток, редкими бумажками.
   Зато подъезд сверкал чистотой. Даже листва у фикуса на лестничной площадке блестела как из-под дождя. Мужчина снял плащ, плащ отправился на локоть, и просторная каменная лестница привела на второй этаж.
   Табличка на двери здания гласила: "Отделение внутренних дел...". Константин Петрович Фролов служил здесь в звании лейтенанта.
  
   От мыслей никуда не денешься. Эвакуация, куда свинтила жена с взрослыми детьми, продолжается. Транспорты еще будут, но зачем себя обманывать, никуда я не полечу!
   Настоящую причину тотальной эвакуации так никто толком и не объяснил. Если не говорить обо всех этих псевдорелигиозных россказнях на массовых лекциях и выступлениях по ящику и в Инете. Может, в газетах и промелькнуло что толковое - газет-то я все равно не читаю! Кстати говоря, не все так и плохо, если они до сих пор выходят!
  
   В кабинете кроме хозяина, полковника Клима Сергеевича Шульгина, оказался мальчишка, Шандыбин Николай из ополчения.
   Так вот кто сегодня дежурный по корпусу! Правильный парень. Не в свинарнике живем!
  
   Здание нынче опустело, штат заметно подсократился и кофе полковнику приходится варить самому. Шеф оторвался от священнодействия и пожал руку.
   - Константин Петрович, будь другом, - сказал он, наливая чашечку из турки, - бери Николая и спускайтесь во двор, пока народ собирается. Ты ведь улицей шел как всегда, правильно я понимаю?
   - Улицей конечно! Не обходить же целый квартал! А что там во дворе? - ответил тот.
   - А я двором хожу. Понимаешь, уставишься под ноги и света белого не видишь! А тут осмотрелся в кои-то веки. А во дворе, как танк проехал: деревья выворочены, детская площадка - в щепки. Гараж каменный, и тот пострадал! Понимаешь? Даже не поручусь, что произошло все именно сегодня, - пояснил полковник, глядя в глаза, - говорю же, вечно под ноги гляжу!
   Перестраховывается шеф! Сам говорит - непонятно когда все случилось. Работяги, поди, и покуражились, когда в эвакуацию съезжали!
   - Может, танк и проехал? - вслух усмехнулся лейтенант.
   - Ты мне шутки эти брось! - сердито проворчал полковник, - Дело оно серьезное, понимаешь! Нет у нас в городе танков! Вообще нет воинской части. Эвакуировалась! Мне ли не знать! Короче говоря, осмотрись и доложи. Бомбить тоже, вроде, некому. Что там стряслось!..
  
  ***
   Двор встретил пронзительно холодным ветром. Тучи заметно посветлели и сменились облаками. Дождь прекратился, но Солнце так и не появилось.
   Константин Петрович поплотнее запахнул плащ. Николай за спиной с легким скрипом притворил дверь. Огляделись.
   Дом, в котором располагалась милиция, раньше был жилым, для малосемейных работников завода. Теперь, в связи с массовой эвакуацией, завод закрылся, дом опустел и дождался новых хозяев.
  
   Двор как двор. Узкая асфальтовая дорога, детская площадка. Яблони по периметру небольшого футбольного поля. Чуть правее гаражи. Напротив - точно такой же, но пустой дом. Теперь он пустует. Повсюду высокий бурьян. Островок ретро среди каменных джунглей.
   Ветер утих подозрительно быстро. Хотя, откуда тут ветер - в каменной коробке!
  
   Реальная картина до сознания дошла не сразу. Полковник оказался прав. Несколько яблонь выворочены с корнями. Совсем недавно. Даже листва не пожухла. Как бульдозером. Кстати говоря, бульдозеры в городе еще остались. Надо будет взять на заметку! Обломки ветвей разбросаны по полю. Вот уж чего никакой бульдозерист делать не станет! А тем более, бульдозеры по воздуху не летают. Трава даже не примята!
   Грибок на детской площадке валяется на боку. Шляпка - вообще разбита в щепу!
   Обстановочка, как после бомбежки. Только без единой воронки. И бурьян вокруг в полный рост. Жуткое впечатление!
  
   - Ну, и дела! - тихо проговорил за спиной Николай, - Подойдем, Константин Петрович, глянем поближе, что ли?
   Фролов в задумчивости сделал пару шагов. На середине дороги остановился. За спиной прошмыгнула собака. Из голубого островка между облаками просияло Солнце. Но вместе с солнечным теплом почему-то родился и свежий ветерок. Зверей лейтенант не любил с детства и отошел еще немного вперед. Не ровен час зверюге придет в голову тяпнуть. Сзади Николай шумно вздохнул. Шаг, другой, третий. В траве перед вывороченными яблонями остановился. Червячок сомнения мешал сосредоточиться непосредственно на деле. Было слишком тихо. И, даже не успев обернуться, понял, в чем дело. Николай следом не шел. Как ни мягко парень ступал, до походки десантника ему было далековато.
  
   - Вот, тоже спустился. Решил еще раз взглянуть! - тихо произнес полковник, тоже снимая шляпу.
   Они стояли перед дверью и смотрели на обшарпанную стену здания. Здесь, как и во всем городе, никто не убирал, наверное, со времени эвакуации. Направо смотреть не хотелось. Николай сидел среди ссыпавшейся штукатурки, обломков кирпича в двух шагах от двери, прислонившись спиной к стене, в луже крови. Голова откинута назад. Ноги превратились в месиво и в коленных суставах разбросаны в стороны. Глаза успели уже остекленеть. Кровавый след тянулся от самой двери. На асфальте были прочерчены две борозды из стершейся резины. Подошвы кроссовок Николая оказались стерты до мяса. Казалось, какая-то дьявольская сила протащила его по асфальту и вмяла в угол между кирпичной стеной и асфальтом.
   - Тоже ничего не слышал, Константин Петрович? - спросил полковник.
   - Сказал он что-то, уже и не припомню, что именно, и мы пошли. Я и обернулся потому, что показалось - тихо, как в могиле. А тут, вот оно что! - ответил лейтенант.
  
  ***
   - Будь оно проклято! - прошептал Фролов, появляясь наутро в кабинете Шульгина, - Как получилось, что он мертв, а я жив! Как я, старик, смел уцелеть, а он, мальчишка погиб! Что я матери скажу, в конце концов!
   Лейтенант, наверное, и сам не осознавал, что стоит в кабинете полковника в полной тишине и говорит. Ежедневное утреннее оперативное совещание как раз начиналось. Под впечатлением случившегося накануне, Фролов сегодня припозднился и явился к самому началу.
   - Где ты видел его мать! Не было ее на похоронах! Эвакуировалась. Вместе с твоими!
   Спокойный тихий голос полковника заметно снизил накал, атмосфера разрядилась и сделалась рабочей. И Фролов был благодарен ему за это.
   - Поэтому и поручаю дело тебе! Хотя здесь как видишь, и возрастом помоложе, и постарше званием найдутся. Потому что он погиб, а ты уцелел. Человек такого сделать не мог. Вообще никто не мог! Ни по физике, ни по психологии. Полнейшая загадка. Но всякую загадку по силам разгадать человеку! Такая уж у нас работа! Разберись, Константин Петрович, будь другом. Чую, это что-то новенькое в наших краях. Людей я тебе дам. В разумных пределах, конечно. Понял? Действуй!
   - Понять-то понял. Чего уж тут не понять! - проворчал Фролов и вышел из кабинета.
   И невольно замер, пораженный количеством народа в прихожей, где он только что проходил.
   - Лейтенанты Петров и Николаев с вверенными подразделениями поступают в ваше распоряжение...
  
  ***
   Школа в районе осталась одна. И учительница в ней тоже одна. Приходится учить всех вместе. Как до революции. Даже летом, в традиционное время каникул.
   Какие уж тут каникулы! Нельзя, чтобы детвора шлялась по улицам без дела. По нынешним-то временам!
   Занятия шли теперь в кабинете истории на втором этаже. На доске треугольник, вписанный в окружность. Геометрия. При появлении милиционера в классе мгновенно установилась тишина.
   Ниночка, Нина Николаевна Спицына от доски подняла усталый взгляд.
   Вот из-за чего, точнее из-за кого жена и отправилась в эвакуацию! Седина в бороду, бес в ребро. Было там что или не было, что теперь говорить! Все было! Да быльем поросло! При жене было в охотку. Сама виновата, зубатилась слишком много! А остались одни, все и завяло! Ниночка - сразу после института, совсем молоденькая. Романтика в голове. А его жизнь била-била, где уж тут договориться!
   Там, куда эвакуируют, строительство только разворачивается. Но по слухам, уже сейчас - это настоящий мегаполис. Не нашим чета! Так вдруг и не встретишься. Да разве в этом дело? Просто не тянет туда.
   Видеться после расставания не хотелось, но деваться некуда. Фролов ввел кратко всех в курс дела. Посоветовал быть повнимательнее. А что еще тут скажешь! Кивнул на прощание и отправился с людьми обходить район. Не могла же такая чертовщина твориться исключительно на милицейском дворе!
  
  ***
   Всего в команде оказалось десять человек. Не густо по нынешним временам. Как она ни мала, но все-таки остается вероятность, что орудует банда. Больно уж хитро следы запутаны! Но не верится. В действиях людей, каковы бы они ни были, должен присутствовать здравый смысл! Другое дело - подростки! Этим вообще закон не писан! Но подростки не бывают такими неуловимыми, как накануне в милицейском дворе! Больше похоже на неуправляемую стихию. - Фролов это понимал. Не мог не признать и полковник, - Как это могло произойти? Вопрос остается открытым. От оголенных проводов тоже гибнут, да только не так! Остается природный катаклизм. Но и тут ничего похожего сходу не припоминается. Что-нибудь новенькое? Вопрос остается: когда именно его так растерзало? Еще у двери или пока волокло? Судя по следам крови, похоже, все произошло слишком быстро. На землю попали только брызги.
   Вариантов катаклизма по нынешним временам хоть отбавляй! Какая-то причина привела ведь к массовой эвакуации! Но только не "всеобщее повышение безопасности и улучшение уровня жизни" и тому подобная разрекламированная дребедень! Благодетели! А земное человечество отбросили на столетия назад. Если не на все тысячелетие! Промышленность не может сама себя поддерживать. Кто они, эти пресловутые спасители - Господь Бог, что ли? И где гарантия, что Там будет лучше! Это ведь как на целине. Пока еще все отстроится да устаканится! И это ничуть не преувеличение! Как прикажете функционировать организму, если его "разделить" на две части? Человечество все-таки не инфузория туфелька.
   С какой стати там вообще должно стать лучше! Элементарный здравый смысл! С неприятностью надо бороться там, где она возникла. А не убегать как заяц, пока не догонят! Само ничего не делается!
   Светлые ученые головы в один голос твердят, что не забывают о чаяниях оставшегося земного населения. Своей Альма Матер. Но одно дело мечты, и совсем другое - трезвая реальность! Только добраться сюда из тех краев - не ближний свет. Где уж тут обратная связь! Не говоря даже о какой-то реальной помощи!
   Модное мгновенное Метро функционирует, кажется, только для больших начальников, да Службы Безопасности. Скажем, я званием не вышел. Так что помощнички да спасители не спешат что-то показываться в наших краях. Не зря бежали!
   Петров Василий, приятель еще с институтской скамьи, встретил в фойе первого этажа. При виде его улыбающейся физиономии дурацкие мысли выветрились сами собой. Остальные поджидали во дворе.
  
   Пустынный школьный двор выглядел совершенно обычно. Зеленая трава, редкие фруктовые деревья, окруженные полутораметровым забором. Здесь и в прежние времена никогда не бывало многолюдно. От силы одна-две стайки ребятишек. А вот, поди ж ты! Повеяло какой-то жутью! Иррациональной, как число Пи. Так сразу и не ухватишь суть! Или, лучше сказать, как Аллах, влияющий на реальность извне. Без каких-либо признаков, которые можно описать или аргументов, которые можно высказать. Но заниматься анализом ощущений не время. Слишком мало информации. Поэтому - двинулись дальше.
   Абсолютно пустынная улица и та выглядит куда более живой!
  
   Дождь кончился, но небо оставалось хмурым. Воздух сгустился как перед грозой. Заметно похолодало. Повсюду стояли огромные лужи.
   Фролов с возмущением поймал себя на настоящем самокопании. Когда в последнее время случалось нечто подобное, сразу и не припомнишь! Школьный двор выглядит в точности как всегда. Даже асфальт перед зданием подметен. А, поди ж ты, жуть какая-то! А мрачная, пустынная улица заметно повысила настроение. Чем хуже, тем лучше! Как будто сама душа просит неприятностей! Так и свихнуться недолго! На миг показалось, если и грозит сегодня опасность, жуткая, смертельная опасность, то именно от таких вот городов! Мест обитания человека - настоящего источника опасности!
   Фролов со злостью скрипнул зубами и выбросил из головы все сверх непосредственных ощущений. И... помогло! По крайней мере, перестала отовсюду лезть рожа Фредди Крюгера.
  
   Район - это в первую очередь градообразующий завод. Жилья сравнительно немного. Так было до недавнего времени. Теперь завод свернули. Улица, по которой шли милиционеры, осталась таковой чисто номинально. Только "Ремонт автомобилей" в сотне метров впереди единственный продолжал работать в формате мастерской широкого профиля.
  
   Милиционеры насторожились. До мастерской оставалось чуть меньше двух кварталов. Должен бы доноситься характерный шум. Тишина стояла явно не ко времени. Разве только сидят в офисе и чай пьют!
   Пронзительный скрип прозвучал как из Преисподней. Порывом ветра распахнуло ворота мастерской. Из ворот показалась лошадь. Низко опустив голову, понуро двинулась вдоль улицы. Повернула в ближайший переулок и скрылась из виду.
   Подозрительно! Как ветер мог подуть из двора наружу! - украдкой мелькнула мысль, но Фролов не успел ее толком ухватить.
   - Что-то мне это нравится все меньше и меньше! - тихо произнес Василий. - Здесь в мастерской друган мой Павел Шкетов работает. Это его лошадь. Он для нее сарай поставил. Здесь же, на территории. Но чтобы она так вот, сама бродила...
  
  ***
   Небольшой асфальтированный двор мастерской окружен двухметровым каменным забором. У дальней стены яма для ремонта автомобилей - сегодня до краев заполнена хламом. Справа одноэтажное здание барачного типа с двумя входами - комнатушкой офиса и длинным, вечно полутемным цехом. Двор основательно захламлен. Как и все везде. Институт дворников, похоже, исчез как класс. Дверь в офис распахнута. Дверь в цех прикрыта, но замка не видно. Здание не пострадало. Окна, двери не повреждены.
   Павел Шкетов, невысокий жилистый мужик, лежал на спине, на асфальте, разбросав руки, в самом центре двора. В луже загустевшей и потемневшей крови. У Николая вчера в месиво превратило ноги, а тут - грудь и живот. Остальных четверых разбросало вокруг. В самых непроизвольных позах. Как будто орудовал каменный истукан с боевым молотом. Все четверо переломанные, но без рваных ран. Живых никого не было.
  
   - Как думаешь, что тут произошло? - тихо спросил Фролов, не глядя на Василия.
   - Что-то случилось с Павлом. Остальные вмешались, пытались помочь. Но не смогли. Похоже, так и не поняли, что их убило. Как выбежали из офиса, так и лежат. Ни оружия в руках, ни палок, ничего! - ответил тот.
   - Поняли или нет, никто уже не узнает, а в остальном, думаю, ты прав! Так и было! - подтвердил Иван Николаев.
  
   В распахнутую дверь офиса был виден стол. Рядом с монитором стояли недопитые стаканы чая...
   Смерть наступила накануне, ближе к концу рабочего дня. Прибыли даже не по горячим следам.
  
   - А кто помнит, был ли открыт сарай? - спросил кто-то, когда отошли уже с пол-улицы.
  
   Боец сказал дело. Если сарай, где, по словам Василия, обычно стояла лошадь, открыт, получается, Павел ее как раз выводил. Это пролило бы хоть какой-то свет на происшедшее. Только сарая никто не заметил. Его во дворе просто не было!
   Вернулись.
   Немудрено, что не заметили. Сарай был в углу у забора пристроен к зданию. Только теперь он оказался разнесен в щепу. В буквальном смысле. Как будто туда въехал танк. И поутюжил потом от души. Или бомба внутри взорвалась. Но стена и забор не пострадали.
  
   - И все же я прав. Это как-то связано с живностью! - заключил боец, когда стояли вокруг того, что раньше было сараем. Теперь это и развалинами было не назвать, - Здесь присутствовала лошадь. Вероятно, в центре событий. И вчера, когда с Шандыбиным Николаем все произошло, тоже собака пробежала.
   - Во всем виноваты оборотни! - мрачно пошутил Николаев, - Животина оборачивается каменным монстром, тот оживает и учиняет все эти непотребства.
   Фролов почувствовал, как мороз пробежал по коже.
   Черт! А ведь, правда! Откуда взялся тот порыв свежего ветра за спиной в милицейском дворе, когда погиб Шандыбин Николай? А ну, как это каменный истукан в спину дышал!
   Из-под обломков сарая выскочила огромная крыса. Люди шарахнулись в стороны. Крыса заметалась между ногами, по двору и юркнула, наконец, в ворота. Без происшествий.
   К крысам сказанное явно не относится. Иначе уже были бы жертвы.
   А милиционеры стояли и смотрели друг на друга.
   Предположение бойца не вяжется со здравым смыслом. Но других просто нет. А его можно легко проверить. Лошадь не могла уйти далеко. С первого взгляда никто ничего особенного в ней не заметил. Хотя, попробуй, разберись, что она - не оборотень! Или не какой-нибудь кибер-монстр! С другой стороны, какие оборотни, сейчас не полнолуние! Явно все произошло на свету! Ночью в мастерской торчать никто не стал бы! Час от часу не легче. Чертовщина какая-то! - устало подумал Фролов и выбросил бессмыслицу из головы.
  
  ***
   Лошадь нашлась здесь же за углом, в переулке. Прямо на проезжей части она жадно пила воду из глубокой лужи. Небо затянуло черными тучами, поднялся сильный ветер. Стало темно, как будто это не утро, а поздний вечер. Фролов потрепал ее по гриве. Лошадь пошевелилась. Ничего подозрительного. Никаких неприятных ощущений. Животина как животина. Лошадь скосила на него глаз, встряхнула головой и продолжила пить.
  
   Константин Петрович наблюдал с минуту. Лошадь пила воду. Ничего больше не происходило. Он невольно почувствовал себя идиотом. Подняла голову и посмотрела с укоризной. Лейтенант тяжело вздохнул, потрепал ее по гриве и вернулся к бойцам.
   Пока шел эти несколько метров, выглянуло Солнце. Сделалось по-настоящему жарко. Повеяло легкой прохладой.
   Правильно сделал, что оставил животину в покое! - подумал Фролов уже куда веселее, подходя к бойцам, - Вот и погода подтверждает! Солнце выглянуло.
   И тут же накатило дьявольское раздражение. Эти бесконечные появления и исчезновения Солнца доводят до бешенства! Что ж, удивляться нечему. Вандализм - это одно. Но когда гибнут люди - совсем другое! Но проблему не решить без холодной головы. Спокойной, холодной головы.
   Резкие перепады настроения были легко объяснимы. Хотя тут и до помешательства недалече! Фролов до боли закусил губу и усилием воли отбросил ненужную злость.
   Короче говоря, подозрение не подтвердилось и хорошо.
   Солнце опять спряталось. Время подошло к обеду. Стало темно как ночью. Вот-вот обещал разразиться ливень. За неимением идей, отправились к единственному в районе магазину. Купить продуктов и заодно выяснить, нет ли жалоб на грабежи. Вроде, пока ничего подобного не случалось, но времена наступили трудные, и облегчения не предвиделось.
   Несмотря на сумрак, магазин весело блестел витринами. Было понятно, что пока здесь все благополучно. Только подошли, и хлынуло как из ведра.
  
  ***
   Такой ливень долго продолжаться не может. Переждать в магазине пришлось от силы с полчаса. Зато на улице заметно посвежело. Подкрепляться устроились здесь же по соседству в скверике на скамейках. Под мощными кронами они оказались практически сухими. Кто-то пошутил: "Зал пониженной комфортности". Скоро выглянуло Солнце. Заметно потеплело. Сразу стало веселее.
  
   Для зацепки происшествия в мастерской вполне достаточно. Но в самом дворе смотреть больше нечего. Разве что полковника пригласить. Может, он заметит что-то такое, что никому не бросилось в глаза. Главное, по-прежнему непонятен механизм происходящего. Пригласить все равно придется. Идей-то никаких! Разве что, для начала еще раз внимательно осмотреть лошадь. Какая-то причина привела ведь к гибели людей во дворе мастерской! Если это все-таки преступление, то оно должно иметь какую-то цель! Если это грабеж, почему сразу за магазин не взялись, черт бы их побрал? Глядишь, и изловили бы уже супчиков! Какая сила могла так разметать крепких мужиков! Не иначе, действительно каменный монстр покуражился!
   Отчетливо запахло серой.
  
   - Не иначе, сам сатана куражится! - проворчал кто-то, как будто прочитав мысли Фролова.
  
   Это последнее, кстати сказать, вполне вероятно! Предположение ничем не хуже других! - подумал Константин Петрович и вспомнил некстати последнюю ссору с женой, - Вот где без Нечистого точно не обошлось!
  
  ***
   Стояло самое начало лета. Первая декада июня-месяца. Солнечный воскресный день. Только-только наступила долгожданная жара. Народ с наслаждением вылез из курток.
   Несмотря на выходной, пришлось ненадолго отлучиться на работу. По пути домой невзначай встретил Нину. Кивнули друг другу. Обменялись парой незначащих фраз. Настроение было отличное, и совсем забыл про жену. Главное, окрысилась бы неделей раньше. Уж, по всем признакам можно было сообразить! А то тут. Было бы за что!
   Жену угораздило как раз в момент встречи появиться с рынка. Она ходила за картошкой к обеду. Меня не могла дождаться. А, может, и подозревала чего! Специально, поди, подкараулила! Вот тут все и началось. Крик, слезы, ругань. И подвернулась эта чертова эвакуация...
  
  ***
   Лошадь оказалась там же, где и раньше. За полчаса животина успела напиться, забралась в глубокую лужу и стояла в нерешительности, очевидно, не зная, куда податься. Фролов отрядил троих бойцов, Прохорова Михаила, Криушенко Вячеслава и Треухова Ивана привести ее на тротуар, где чуть в отдалении и остановились. Работенка не бог весть, какая сложная.
   Помня о творящейся чертовщине, глаз с бойцов не сводил. Те подошли. Лошадь попятилась. Черт знает, откуда здесь взялась канава - в мутной воде не было видно, но бойцам пришлось войти в воду чуть ли не по колено. Иван взял ее под уздцы. И сверкнуло Солнце, на миг ослепив.
   А в следующий она не торопясь трусила мимо. А парни лежали в той самой луже. В луже крови.
   Все произошло прямо на глаза. Но слишком быстро. Никто ничего не успел разглядеть. Другие объяснения кроме вмешательства Сатаны, просто не умещаются в голове!
   Еще одну задачку задал Василий, обратив внимание на любопытную деталь. Как получилось, что сверкнуло Солнце, пусть и на миг, ослепив всех? Стоял полдень, светило выглянуло из-за туч над головами. То есть появилось вертикально вверху, и уж никак не на уровне глаз!
   Мысль интересная, но Фролов решил на ней не заостряться.
   Наверняка разгадка простая. Да здесь вокруг полно больших окон! Солнце могло просто отразиться от любого из них. Не высчитывать же теперь все углы падения и углы отражения! А отряд как раз стоял плотной группой. Сверкнуть для всех могло из одного окна!
   Бойцов похоронили. Выпили водки за упокой душ. И только потом вспомнили, что потрусила ведь образина в сторону школьного двора...
  
  ***
   Пока бежали следом за лошадью, опять зарядил мелкий дождь. Террористка, конечно, прибыла первой и мирно паслась в школьном дворе метрах в тридцати от людей и явно никуда двигаться не собиралась. Школьники высыпали из здания и весело бегали под дождем. Учительница стояла под козырьком крыльца. Лошадь паслась прямо под высокой яблоней. Листва у яблони колыхалась на легком ветерке, даже не ощутимом от входа на школьный двор.
   Идиллия!
  
   Вскоре ветер развеял тучи, и дождь прекратился. Солнце пробивалось сквозь тоненькую пелену облаков. Эта безмятежность просто бесит. Но толку от раздражения сгулькин нос. По крайней мере, за лошадью стоит понаблюдать.
   Фролов распустил бойцов на перекур и между делом занялся школьным забором. В последнее время в округе завелась стая бродячих собак. Со временем это грозило обернуться настоящим бедствием, а чинить забор некому.
   Двое или трое, пользуясь оказией, еще раз отправились в магазин. Остальные отошли к зданию и закурили.
  
  ***
   Дырок в заборе было несколько, и пока Фролов занимался ближайшей, собаки оказались легки на помине и проникли во двор через другую.
   Лейтенант охотничьим ножом тесал доску, подгоняя под размер дыры, особо не обращая внимания на происходящее, когда пронзительный детский крик, перекрыв собачий лай, заставил вскочить на ноги.
   Собаки яростно кружили вокруг лошади, явно собираясь ее задрать. Бойцы вооружились палками и пытались отогнать бестий.
  
   Солнце то появлялось, то опять пряталось за маленькими облачками. Это обстоятельство опять почему-то выводило из себя. Лейтенант усилием воли отогнал ненужное раздражение. Сейчас как никогда требовалась ясная голова.
   Собаки яростно огрызались на бойцов. Лошадь крутилась как волчок, отбиваясь одновременно ото всей своры. Удивительным образом это у нее получалось. Несколько попыток запрыгнуть ей на загривок успехом не увенчались. Такая неловкость собак не могла не вызвать удивление. Четко рассмотреть причину в этом крутящемся клубке не удавалось. Всякий раз прыжок зубастой твари кончался падением и жалобным скулежом. Там и высматривать нечего! Копыта ей на что, спрашивается!
   Скотина явно годится в спецназ! Или в другие времена - в цирк!
   Нина не переносила таких зверских в прямом смысле слова сцен и распустила детей по домам.
   Большинство, сгорбившись, как старички, двинулось к воротам на выход, а остальные побежали смотреть схватку. У бойцов просто не было возможности отвлечься и отогнать ребят.
  
   Фролов наблюдал за событиями уже несколько минут и собирался вернуться к своему занятию, когда окончательно выглянуло Солнце.
   На миг ослепило, и почудилась совсем экзотика:
   Как лошадь, так и собак окружало сияние, похожее на нимб. Вокруг туловища, а не головы. Бойцам поэтому и не удавалось справиться с бестиями - удары палками отскакивали от этого сияния как от каменной стены. Сияние напоминало туман. Оно то обволакивало, то выталкивало их наружу.
   Мрачная шутка Ивана Николаева про каменного истукана подтверждалась самым явным образом. Глаза видели лошадь, собак. Но разум требовал считать их самой заурядной галлюцинацией. Звери не могли так реагировать на удары палками. Вернее сказать, никак не реагировать!
   Так и кажется, что он вот теперь - невидимый - стоит там и дышит. А лошадь, а собак куда девать? Глюки не могут вплетаться в реальность так здорово! - сердито одернул себя Фролов, - Бред какой-то! Лучше уж пусть это Силы Небесные спустились на грешную землю изгонять скверну. Бойцы еще ладно. Кто без греха! Но причем здесь дети! Те тоже то погружались в это сказочное небесное сияние, то выходили оттуда. Как из морских волн во время шторма.
   Зрелище завораживало. Константин Петрович не сразу с ужасом понял: происходит то же самое, что с бойцами недалеко от мастерской. Но намного медленнее. Усилием воли он отогнал наваждение и бросился с тем оружием, которое оказалось под руками, то есть кривым охотничьим ножом, в самую гущу...
  
  ***
   - Командир! - услышал Фролов голос Василия Петрова, одного из тех, кто отходил в магазин.
   И понял, что лежит с закрытыми глазами. Он сел и глаза открыл. Лучше бы он этого не делал...
  
   Василий помог подняться на ноги, проводил до школьного крыльца и усадил на ступеньку.
   - Командир! - обратился он опять, - Есть живые!
   Только теперь он хорошо рассмотрел поле боя. А по другому и не скажешь. И вспомнил удар, повергший его в нокаут. Двое бойцов стояли в этот момент справа и слева чуть впереди к нему спиной. Дальше, метрах в трех впереди крутилась лошадь. Прыгнула одна из собак. Ее что-то развернуло, и она полетела вниз на лапы между бойцами и точно перед носом. И тут показалось, что со всего маху в лицо врезалась каменная стена. Прозрачная как слеза. И уже теряя сознание, почувствовал, как бестия пробежала прямо по лицу...
  
   Подошли Ниночка и один из учеников в сопровождении Николаева.
   Парень живет в соседнем дворе. Типичный ботаник. Если бы выжил кто-то из бойцов, еще можно понять. Но эти двое. Неисповедимы пути Господни! - подумал Фролов.
   - Я ничего не поняла! - сразу сказала Нина. - Когда все началось, выскочила Мурка. Дуреху было жалко, я принялась ее ловить, и ничего не помню.
   - С учительницей понятно, - сказал Василий, видя, что командир не пришел еще окончательно в себя, - а как уцелел ты? Как для начала тебя зовут?
   Парня звали Алексеем. Когда началось светопреставление, он стоял среди других и смотрел.
   - Нина Николаевна ловила кошку! - сказал мальчик, - А та забежала в круг и боялась людей. И поэтому не могла выскочить. Собак она боялась тоже. Все время выгибала спину и шипела. И все время убегала от средней тени от собак. Лошадь была далеко и ее средняя тень не доставала. И все. А что было с другими, я не помню.
   - А та собака, в нашем дворе, она что, крупнее была этих шавок? - услышал Константин Петрович голос Василия.
   Фролов понял, что вопрос относился к нему и ответил: "Конечно! Эти дворняги. Меньше овчарки. А та, наша - московская сторожевая!"
   - Погоди! О какой средней тени ты толкуешь! Вот, посмотри, вон лошадь стоит. Где там у нее разные тени? Дополнительного освещения здесь нет. Солнце у нас одно. Значит и тень должна быть одна! Физику в школе учил? - заметил Василий и осекся. Мальчику было от силы двенадцать, - Не учил, так будешь! Но соображение-то надо иметь!
   На поле недавнего боя спокойно стояла лошадь. Собаки куда-то убежали.
   - Мне показалось, что зверей окружает что-то очень тяжелое и прозрачное. Мы это не видим, но какую-то тень отбрасывает и оно... - мальчик умолк, видя сам, насколько неубедительно звучат его слова.
   - Но мальчик-то спасся. Значит, правда в его словах есть! - продолжил рассуждать Василий, - И ты тоже попытался не попасть в область... в общем, в эту среднюю тень?
   - Ну, да! Ну, конечно! - воскликнул Алеша.
  
   Лошадь отошла в сторону, на участок чистой травы.
   Это она сделала правильно. Теперь можно хотя бы спокойно на нее смотреть!
   Солнце светило вовсю. Конечно, лошадь отбрасывала тень. Тень была неоднородной по интенсивности. Чем дальше от лошади, тем светлее. Дистанция была метров пятнадцать, подходить ближе после случившегося не хотелось. И ничего вокруг, что отбрасывало бы какую-то заметную тень, чтобы их хотя бы сравнить.
   Фролов попытался сравнить тень от животного с тенями от людей, которые стояли рядом. Те, как раз были однородными. Но при такой разнице в расстояниях до наблюдаемых объектов трудно делать выводы. Тем более что тут асфальт, а там трава. Загадка - как в траве вообще удается рассмотреть тень!
   Командир тяжело вздохнул. Со стороны школьных ворот подошел Шульгин.
   - Ну, как дела, Константин Петрович? - спросил полковник, - Вижу, у вас тут состоялось настоящее побоище? Есть убитые?
   - Живые только те, кто здесь перед вами, Клим! - глухо ответил Фролов, - У нас предположение, что тень, которую отбрасывает лошадь... в общем в нее лучше не попадать...
   - Сам послушай, что ты такое несешь! - рявкнул полковник, - Не будь здесь дама с ребенком, стоило бы сказать и покруче, понимаешь!
   Никто не возражал. Его прекрасно поняли. Он только теперь разглядел до конца, что произошло у яблони. Которая тоже лежала, вырванная из земли с корнем.
   Нину трясло. Она сжала зубы, несколько раз глубоко вздохнула и взмахом руки привлекла внимание.
   - Я учительница и, пожалуй, единственная здесь представительница Знания. Ничего, если я попробую объяснить? - робким голосом спросила она.
   - Валяй, дочка! - хохотнул лейтенант Николаев, - Не смотри, что полковник такой грозный. Он вообще стесняется вашего полу!
   - Животных скорее всего окружает какая-то физическая субстанция. При обычной облачности она никак себя не проявляет. А под воздействием прямых солнечных лучей, обретает материальность. Вот откуда такие ужасные раны! Выглянуло Солнце, а люди стояли слишком близко. Поле затвердело и порвало внутренние ткани. По-прежнему продолжая оставаться невидимым. Но все же отбрасывая полупрозрачную тень.
   - Погоди, Нина Николаевна! Но Фролов-то жив! Он же дрался с ними всеми! Я сам видел! - переходя на спокойный, деловой тон заметил Шульгин.
   - Может быть, они вертелись мордами к нему, - ответила девушка, - а поле, очевидно, в основном сбоку, как электромагнитное вокруг сердечника. Или просто повезло. Кроме того, и ему, смотрите, как досталось!
   - Постойте! - возразил полковник, - Лошадь сильна, конечно, но не настолько, чтобы выворотить дерево с корнем! А яблони мы видим собственными глазами! Концы с концами не сходятся!
   - Да, нет же, Клим! - сказал Николаев, - Тот факт, что дерево выдернуто с корнем, не вызывает сомнения! Требуется только удовлетворительно его объяснить! И его явно выворотила сила, как-то связанная с животными. Или лошадью или собаками! Сейчас об этом трудно судить.
   - У вас, Нина Николаевна, нет предположений на этот счет? - спокойно спросил Шульгин.
   Девушка смотрела в это время на место побоища и медлила с ответом.
   - Разве только предположить существование внутренней и внешней массы, - наконец, ответила она.
   - Ну-ка, давай с этого места подробнее! - подбодрил ее полковник.
   - Это чревато неоднородностью нашего мира! - неуверенно заговорила Нина, - образно говоря, для лошади эти наросты ничего не весят. Она их почти не замечает. Они совершенно не замедляют ее движения. А для окружающих весят очень много. И, двигаясь, она может задеть этими наростами.
   - Что равносильно доброму удару кувалдой! - резюмировал Николаев.
   - Но здесь я вижу не всех! - тихо сказал полковник.
   - Троих не хватает, - ответил Василий, - они тоже погибли. В переулке около автомастерской.
   - Здесь я все видел собственными глазами! - сказал Шульгин, - Но до места событий от ворот метров сто. Подробно рассмотреть ничего не удалось. Но там, в переулке, вы не могли не стоять намного ближе! Неужели тоже ничего не заметили?
   - Когда ребята к лошади подошли, - сказал Николаев, - сверкнуло Солнце, и на миг нас ослепило. Всех. А в следующий они уже лежали. В луже крови.
   - Они не могли упасть так быстро! - тихо возразил полковник.
   - Но мы все видели это своими глазами! - сказал Фролов, - Простите, шеф, что не можем показать. Мы похоронили парней. Неужели вы нам не верите?
   - Это не вопрос веры, - ответил полковник, - а физика. Ослепило всех вас на долю секунды. Тело с такой высоты падает медленнее. А по вашим словам, они лежали без движения уже в следующий миг. Так выходит?
   Фролову осталось только подтвердить.
   Это не происки дьявола, как вы наверное, подумали, - продолжил говорить полковник, - Похоже, их швырнуло об землю с такой силой, что вы просто не успели этого заметить. Если бы вас не ослепило, все равно могли бы не заметить. Это подтверждает гипотезу Нины Николаевны.
  
   Фролов неожиданно увидел лицо Нины чуть ли не в сантиметре от своего.
   - Сиди и не дергайся! - проворчала она, - Ишь как располосовали!
   Защипало так, что захотелось взвыть.
   - А что ты ожидал! - тихо приговаривала девушка, продолжая обрабатывать раны на лице, - Ничего, до свадьбы заживет!
   - Какая уж теперь свадьба! - с болью воскликнул Фролов.
   - Если ты считаешь, что твое время прошло, тогда другое дело...
   В голосе Ниночки смутно угадывается насмешка, и между прочим, она впервые со времени расставания обращается на ты!
   - Ты ее видишь, Иван? - мимолетом услышал Фролов голос полковника.
   - Тень как тень! Разной интенсивности. Ну и что? Сам же понимаешь, чудес не бывает, Клим! - ответил Николаев.
   - Готов с тобой согласиться, но люди-то спаслись! - сказал Шульгин...
  
   - А ты что-нибудь такое видишь? - с сомнением спросил Фролов, - Ну, Алексей-то понятно. Он вообще у нас... мечтатель!
   - Давно ли ты наградил подобным же титулом меня? - тихо ответила она вопросом на вопрос.
   - Да ты по сторонам посмотри! Какая чертовщина творится вокруг! Не говоря уже о том, сколько нам лет! Тебе и мне! Ты молодая, девка в самом соку, а я - старая развалина! - Константин Петрович говорил с жаром, и голос удавалось не повышать с трудом.
   - Ты мне лучше ответь, - сказала она еще тише, - неужели ты не видишь, как оно сверкает?
   Фролов попробовал пошевелиться, чтобы проверить, насколько все плохо. На самом деле, подвижность оказалась в полном порядке. Взгляд невольно упал на злополучную лошадь. Та стояла на чистом участке травы и смотрела в их сторону. Трава была невысокая. Вовсе не по колено, как он почему-то предполагал. Миг, другой ничего не происходило. Он собирался, было, отвести глаза, как тоже рассмотрел это сверкание. Просто, сначала принял его за искры из глаз. Своих, конечно. Сияющие пятна напоминали наросты по бокам. Но казалось, что лошадь светится сама. Наваждение удалось отогнать с трудом. Не молиться же теперь на эту образину!
   - Чувствуешь, как красиво? - тихо спросила Нина, подливая масла в огонь.
   - Погибли люди! Как ты не понимаешь! Не зря я тебя назвал мечтательницей. Ох, не зря! И виновата в их гибели вот эта скотина! Хотела она этого, или не хотела! - внезапно Фролов понял, что готов лошади уже предъявить обвинения, как человеку, и тут же сбавил тон, - Как, интересно, ее угораздило! Сожрала что-нибудь на свалке?
   - Вряд ли, - ответила Нина, - скорее всего, хозяин ездил на ней в зону нагуалей. А там нестабильная физика. Хотя, может быть, правда в твоих словах и есть. Зона-то как раз в районе городских свалок!
   - Там и подхватила какую-нибудь гадость? - Фролов с удивлением обнаружил, что вопрос задал не он, а полковник.
   - Может быть, не такую уж и гадость! - заметил Николаев, - Хотел бы я подцепить что-нибудь подобное! Цены бы мне сейчас не было!
   - Боюсь, с этим последним ты немного опоздал! - в тон ему заметил полковник, - Сейчас и воевать не с кем. Разве что с бандитами! Хотя, есть правда и в твоих словах. Еще неизвестно, как проявляется поле под одеждой. Может быть, и никак!
  
   - Мы с ним, с Павлом ездили туда, - тихо признался Петров, - вернее он ехал, вот как раз на ней, а я пешком. Он, этим делом очень интересовался.
   - А что с его животиной такая напасть приключилась, выходит, не заметил? - спросил полковник.
   - Ну, так откуда ж я знаю! - сердито огрызнулся Василий, - Могу только рассказать, что сам видел. А про нее Павел не очень-то любил распространяться. Он по части этих дел, эзотерических, очень скрытный был. Хорошо еще, что туда с собой пригласил.
  
  ***
   - Ходили мы на южную окраину города. Аккурат, где городская свалка, - начал Василий...
  
   Стояла поздняя весна, но Солнце уже пригревало. За городом пошли пустырем. Так удобнее, чем по шоссе, где мусоровозки ездят.
   Павел на полголовы ниже спутника. Шел он тоже по большей части пешком. Лошадь плелась следом.
   Свалку в тот раз опять подожгли. В основном все успело прогореть, только кое-где выбивался черный дым. Стоял сильный запах. Ветра не было.
   Зона аномалии располагалась на левом краю свалки. Практически уже на пустом участке.
   - Погоди, ты хочешь сказать, что она перемещается в пространстве? Мне говорили, что нагуаль, если уж появился, то больше не смещается! - уточнил Шульгин.
   - Это, наверное, вопрос терминологии. Нагуалем называют аномалию, которая не видна ни на Солнце, ни без Солнца. Сейчас речь идет о другой аномалии, которую в другой области знаний тоже называют Нагуалем. Но мы все понимаем, о чем речь, - уточнила Нина.
   - Вот это как раз Павел и хотел выяснить, - продолжил говорить Василий, - У него была карта с отмеченной точкой расположения аномалии, и он намеревался в очередной раз измерить ее положение. Пока мы занимались делом, лошадь свободно паслась неподалеку. Вот, собственно и все. В тот раз аномалия оказалась на месте, где ей и положено быть.
   -И как она хотя бы выглядела? - уточнил полковник, - А то я слышал, что видят ее не все!
   -Ну, мы-то оба видели, - ответил Василий, - А сама зона выглядела так, как будто ты вознесся на небеса. И перед тобой ворота в рай. Сияла как бриллианты. Но Павел говорил, в самой зоне лучше держать ухо востро. Порвет, за здорово живешь! И, кстати сказать, здорово изменяет геометрию. Как именно, я сказать не берусь, но измерять ее местоположение пришлось, опираясь на окружающие предметы. Конечно, на карте они тоже были отмечены.
   - И ты говоришь, все это видел? - уточнил полковник, - А не обратил внимания - Солнце светило в этот момент или нет?
   - Я и сейчас вижу! - спокойно ответил Василий, - Просто, Пашка советовал не распространяться особенно на эту тему. Люди, которые этого не видят, мол, неправильно поймут. А от Солнца там, на свалке ничего не зависело. Оно сияло и при Солнце и без него. Не так как в нашем случае!
   -Вот, откуда все и берется! - сказал Николаев, - Лошадь траву жрала, собаки тоже иногда этим балуются. А на свалку бегают потому, как жратва там имеется. А трава рядышком с этой напастью растет. Вот и заразилась химией всякой! А через нее и животин заразила. А люди траву эту не трогают! Я же говорю, чудес не бывает!
  
  ***
   - Короче говоря, - сказал Шульгин, - в качестве гипотезы предположение Нины Николаевны принимается. Хотя лично я и, подозреваю, не я один и не вижу ничего подобного. Но предупрежден, значит вооружен. Я оповещу население, насколько это в наших силах. А тебе, Константин Петрович, полагаю, после таких переживаний отпуск полагается, если хочешь, конечно!
  
   Люди постепенно разошлись. Фролов долго смотрел на место недавнего побоища, и в голове у него никак не укладывалось случившееся. Получается, люди погибли не за понюшку табаку. Чуть позже появилась похоронная команда. Трупы начали укладывать в крытый грузовик. Лошадь мирно паслась неподалеку.
   - Что же с тобой теперь делать, бедолага? Отстреливать придется! - тихо сказал он, понятное дело, ни к кому не обращаясь.
   - Невозможно перестрелять всех! Мир изменился и нельзя этого не видеть! - последовал неожиданный ответ.
   Фролов вздрогнул и обернулся. Конечно, это была Нина. Алеша почему-то стоял рядом.
   - Постойте! - заметил он совсем на другую тему, - Вы ведь живете совсем в разных концах. Вам двоим явно не по пути.
   - Вот за что я тебя и люблю! - воскликнула девушка и, смутившись его очевидной реакции, добавила, - Прости, вырвалось. Ты никогда не перестаешь быть милиционером!
   - Да нет, ты не подумай чего! - забормотал он, тоже смутившись, - В мужья он тебе не годится, мал еще... шел бы домой.
   - Нет у него дома, Константин. Долгая эта история. Но вся его родня эвакуировалась, а он остался. Обманул он родственничков, одним словом. Теперь живет у меня. Вроде как сын.
  
   - Ну что, бывайте, что ли, выходит? - дружелюбно заметил боец. Тот самый, кто первым предположил про роль живности. Последний из рядовых, оставшийся в живых. Оказывается, он все это время тоже стоял рядом.
   - Как хоть тебя зовут? - запоздало спросил Фролов.
   - Полозов Иван, - ответил тот и пошел на выход со школьного двора.
   Вот же, умеет человек быть незаметным! - подумал Фролов, глядя ему вслед.
  
   - Погоди! - сказал он, когда они остались втроем, осознав только что состоявшийся разговор, - Получается, ты тоже знала Шкетова Павла, хозяина этой лошади?
   - Знала. - Ответила девушка. - Но что об этом теперь говорить! Его больше нет! Если бы он был жив, она никогда не пришла бы ко мне! Или он был бы уже здесь.
   Добавить в ответ было нечего, и Фролов только опустил голову.
   - Лошадь не виновата в том, что с ней приключилось! Павел любил ее. Больше, чем... женщину. Тут спрашивали, знал ли он про ее аномалию? Прекрасно знал! Так же, как знает и она сама. Просто там, где это произошло, он ухаживал за нею, и забыл про Солнце. А она не сумела вовремя его предупредить. Лошадь же, она не говорит по-человечьи, - тихо сказала Нина, - Вот, смотри!
   Она поманила животное коркой хлеба. В этот момент Солнце опять скрылось за тучами. Средняя тень исчезла. И только после этого, словно почувствовав, та подошла и доверчиво взяла хлеб из рук девушки. И уткнулась мордой ей в плечо.
   Фролов поймал взгляд Нины.
   Ну, хорошо! Мы с тобой как-нибудь разберемся в наших отношениях. Алеша на худой конец не пропадет. Не маленький. Но ее-то за что! Ей-то куда деваться! - говорили ее глаза.
  
  ***
   Поле вокруг города густо заросло бурьяном. Казалось, еще немного, и бурьян поглотит весть этот маленький городок. Но люди в нем жили. А пока они жили, городок стоял.
   Вдоль поля кромкой леса шла дорога. Она выходила из города и терялась за горизонтом. А навстречу дороге из-за горизонта восходило огромное, красное Солнце.
   А по дороге навстречу Солнцу шли четверо. Мужчина, девушка, мальчик и лошадь...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"