Калиничев Александр Михайлович: другие произведения.

Дилетант 2 История сослагательного наклонения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.12*159  Ваша оценка:

  Часть вторая
  
  История сослагательного наклонения
  
  
  Глава 1 (1794 октябрь)
  
   До своей смерти она была жива и носила с базара мягкие бублики.
   А.П. Чехов 'Степь'
  
  Облака плывут в правую часть оконного переплёта и за ней исчезают. Вот исчезла голова лошади, вот медвежонок исчез, а вот дед с бородой и в тулупе. Тоже исчезает. Медленно, как уходит за дверь ... Мне семь лет, у меня ангина. Я лежу в кровати и смотрю, как за окном плывут облака. Больше мне с кровати ничего не видно ... Почему-то облака заполняют всё небо, синевы уже не вижу. Вот они уже заполнили всё окно, всю комнату... Это не облака? ... А что? ... Потолок? Странный потолок ... Когда это отец его перекрасил? ... Голова болит... Ах, да, у меня же ангина. Чёртова ангина! Из-за неё я могу не пойти в школу 1 сентября? ... Как? Но ведь сегодня уже 29. Я что, не пойду в школу в этом году? Но ведь отец уже и форму школьную мне купил, и портфель.... Ну да, портфель ... Какого он цвета? ... Чёрный? ... А ведь я хотел ранец. Вон Юрке Петрову купили ранец, а мне портфель ... Я хотел ранец ... Юрка Петров, мы с ним ходили в детский сад в одну группу. ... Потолок приближается. ... Это не потолок! Это фары МАNа! ... Я Ржевский? ... Голова болит ... Что-то неправильное за деревом справа от дороги. Дым. Выстрел. ... Кто это надо мной склонился? Это не мама ... Это Филька! ... Какой Филька? ... Филька? Племянник Степана? ...Так это в другой уже жизни.... У меня две жизни? ... Ну, да!... Пить. Хочу пить. ...
  - Дай попить.
  Мне поднимают голову и подносят кружку ко рту.
   Вода! ... Хорошо! ... Чего-то лицо у Фильки какое-то не такое? Ах да, стреляли ... Стреляли?! В меня? Я что ранен? ... Хочу спать. ...
  
  Что это? ... Потолок? Какой-то другой. ... Где это я? Голова болит. ...Эх, анальгинчику бы ...
  Перебьёшься. Нет здесь никакого анальгина.
  Боль внутри головы пульсирует, как будто дятел долбит. ...
   Сейчас он достанет этого червяка и боль прекратится...
  Подношу руку к голове. ... Повязка?!
  ... Что-то неправильное за деревом справа от дороги. Дым. Выстрел. ... Выстрел!... А звук выстрела я слышал? ... Значит в меня попали? ... Видимо попали. ... Куда? ... В голову?
  Комната незнакомая. Кто-то сидит спиной ко мне на стуле возле стола.
   Филька?
  - Филимон, что случилось?
  Филька вскакивает и наклоняется надо мной.
  Языком-то как тяжело ворочать.
  - Вас ранило Александр Фёдорович.
  - И куда?
  - В голову.
  - И что? Я уже умер?
  - Господь с Вами! Дохтур были, сказывали, что рана не сурьёзная, но видать есть эта ... кан... канфузия. Велел, когда опамятываете, Вас не беспокоить, а Вам лежать.
  - Тогда не беспокой. ... Дай попить.
  Три с лишним года Филька со мной, а всё 'дохтур', 'сурьёзная'! ...
  И опять провалился в сон.
  
  Проснулся обыкновенно. Проснулся и всё. Голова болит, но терпимо.
  Комната в корчме в Браславе. ... Уже, наверное, вечер - сумрачно.
  Я так в ней и не спал тогда. ...
  Филька сидит у стола и что-то шьёт.
  - Филимон, друг мой... Не шей ты в потёмках. ... Зрение испортишь.
  ... Пока занимались моим туалетом Филька мне и поведал, как всё случилось.
  Когда Огинский с людьми появились из-за поворота дороги, Савва сразу же распределил всадников по целям между собой, Филькой и Коренем. У каждого из них было по два пистолета и в случае сшибки ребята могли спокойно всех поляков и положить. Стрелять умеют все, включая Фильку.... Но когда начался наш разговор с Огинским парни чуть подрасслабились и момент, когда на противоположной стороне дороги качнулась ветка и появилось ружьё стрелка элементарно прозявили, то есть увидели, как и я, после дыма и звука выстрела. Когда я после выстрела стал заваливаться на шею лошади, меня подхватил Огинский, а его люди бросились ловить стрелка. 'Да кудой, не споймали - убёг скрозь болото-то'. Савва (молодец!) дал знак не вмешиваться. Огинский стал звать своих людей и кричал по-русски, что если люди господина Ржевского где есть, то чтобы подошли помогли. Вот тогда Савва и кивнул Фильке, чтобы он бежал ко мне. Лицо у меня было всё в 'кровише', но я дышал. Когда смыли кровь, оказалось, что у меня рассечён лоб - пуля прошла рикошетом.
  Рикошетом? А так можно сказать? Рикошет - это отражённый полёт снаряда или пули, да чего угодно... Просто пуля вскользь прошла. Повезло.
  Ну да, ну да - я же танкистом был когда-то в прошлой жизни, значит бронелобый! Рикошет от мозгов. Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять. Вдруг охотник выбегает, пряма в зайчика стреляет ...
  Привезли его домой, оказался он живой. ... Были бы мозги, было бы сотрясение ...
  Дежавю. Вроде это уже было . ...Нет, но сознание я-то потерял.
   Вероятно контузия? ...
  Ну да. Доктор же сказал. ...
  - Филимон, а откуда доктор? В Браславе есть доктор?
  - Нету, то князь этот своего прислали.
  - Давно я без сознания?
  - Так третий день.
   Нда-а... Третий день!
  - Позови Александра Семёновича. ... Нет, подожди. Помоги сначала сесть. - > Голова закружилась. У-у-у. Тошнит. - Стой, стой... Клади обратно. Зови Макарова.
  До чего же невезучий этот парень Ржевский - то без ног остался, то вот чуть было без головы. ...
  А может наоборот - везучий? Ведь мог Богу душу отдать ещё под Измаилом, да и сейчас, ... пройди пуля на миллиметр в другую сторону и адью.
  Пожалуй, стрелок промахнулся потому, что я стал голову поворачивать в его сторону, а так бы да, ... отпевали бы уже.
  Уже отпели бы.
  Александр Семёнович появился через минуту.
  - Ну, слава Богу, Александр Фёдорович! Мы не знали уже, что делать. Доктора в городишке нет. И ранение у Вас вроде бы не очень тяжёлое, а двое суток без памяти...
  - Наверное контузия, Александр Семёнович. Уже вторая. Голова болит.
  - Да, да. Но, слава Богу, Вы пришли в себя.
  - Вы сказали: доктора в городишке нет? А кто же меня смотрел?
  - Князь Огинский своего присылал.
   Зачем спрашивал? Ты же это знал.
  - Вот как? ... И что там Огинский?
  - А что Огинский? Винит себя в Вашем ранении. Он, видите ли, не знал, что некоторые его люди так радикально настроены и не хотят даже слышать о каких-либо переговорах с нами и даже могут пойти на прямое нарушение его приказа.... Но бог с ними. О них позже. Тут новости пришли от Денисова. Под Мацеёвицами он разбил Костюшко. Костюшко ранен и пленён. - > Интересно, а в моей истории так же было? - Остатки польских дивизий отошли к Варшаве. Поэтому, я думаю, гонор шляхтичей сейчас несколько приуменьшится. ... Но для нас с Вами сейчас актуален другой вопрос. - Тут Макаров почему-то замялся. - Дело в том, что нам бы надо уже ехать далее, но вот Вам доктор рекомендовал лежать не менее двух недель.
  - Выезжаем завтра. До Вильно осталось 200 вёрст. Как-нибудь, с божий помощью, доеду. - Мне показалось, что Макаров облегчённо вздохнул. - Расскажите лучше, как Огинский? Как я понимаю, Вы с ним побеседовали, и он с нашими доводами согласился?
  - Частично. ... Но да, он поедет с нами в Вильно к Репнину. С собой берёт четырёх человек. ... Надо ему сказать, чтобы и доктора взял.
  - А...
  - Всё, всё, Александр Фёдорович, отдыхайте. Набирайтесь сил, голубчик. У нас ещё будет время переговорить.
  - Да, пожалуй, Вы правы...
   Надо попытаться заснуть, а с Огинским завтра поговорим...
  
  Но поговорить с Михаилом Клиофастовичем довелось только через неделю.
  По приезду нашему в Вильно меня там уже ждало высочайшее повеление из Петербурга о срочном возращении в столицу. Что как-то было даже непохоже на Императрицу. Она конечно женщина, и сердце у неё впереди головы - может сгоряча и дров наломать, а потом, остыв, всё исправить, но она и политик, и обдуманные решения, как правило, отменяет редко.
  Мы едем с Огинским в Петербург. Опять дорога!
  - Я Вас не поблагодарил, князь, за то, что не дали мне тогда упасть с коня. В моём положении падение могло быть фатальным.
  - Пустяки. Я как раз чувствую себя перед Вами виноватым - получается, что я не сдержал данного слова. ...
  - Полноте, я же понимаю, что Вас хотели подставить. ... Кстати, князь, а ведь мы с Вами где-то родственники. - Недоумённый взгляд моего визави был более чем красноречивым ответом. - Да, да - родственники, правда, очень дальние - Огинские и Ржевские считаются Рюриковичами. Огинские, правда, из черниговской ветви, а Ржевские из смоленской.
  - Если исходить из того, что все произошли от Адама и Евы, то все люди родственники.
  - Да, пожалуй. ... Пан Михаил, Вы ведь в чрезмерной религиозности замечены небыли? Или я ошибаюсь? ... Так давайте оставим этот диспут для клерикалов. Но я не об этом хотел с Вами поговорить. ... Я хотел с Вами поговорить о ...Великом княжестве литовском. ... О Великом княжестве литовском, как о независимом государстве.
  - О Великом княжестве литовском... - Огинский не спросил, а задумчиво повторил мою фразу. - Да, было когда-то такое государство в Европе. ... Но более двухсот лет после Люблинской унии оно называется Речью Посполитой. ... Мы обсуждали этот вопрос с господином Макаровым. Вы хотите сохранить наше государство, не дать его окончательно разделить между Россией, Пруссией и Австрией, а судя по всему, дело к этому идёт. По мнению господина Макарова условие, на которое могут пойти наши соседи, заключается в разделе на польскую и литовскую части, друг от друга независящие и ничем не объединённые, то есть два маленьких, слабеньких королевства, ну, или княжества, которые в любой момент можно при желании завоевать, да ещё и наверное контрибуция, которую придётся выплачивать не одному поколению. ... Ужасно. ... Чем это отличается от грабежа? Вы, как стервятники напали не некогда великую страну, воспользовавшись её внутренними проблемами, унизили и уничтожили.
  - Ох, князь, Вы мне можете не поверить, но я с Вами согласен. Беда только в том, что так ведут себя все и всегда. Увы, но мировая история и состоит из истории таких грабежей, и не так же ли поступало и Ваше государство, когда могло себе это позволить? Да хотя бы и в отношении нас? ... Ох не скоро, очень не скоро, но хочется верить, что это когда-нибудь случится и люди поймут, что жить в мире, уважать интересы соседа намного выгоднее. Только мы с Вами до этого точно не доживём. ... Но Вы согласны с нашей позицией?
  - Вы думаете, мне легко согласиться? Я не согласен, но боюсь, что выбор не велик. Я согласился с тем, что надо попытаться вступить в переговоры с вашей императрицей. Да я осознаю, что она может даже не захотеть со мной встретиться, может даже сразу же приказать отправить меня в Сибирь, как человека, который воевал против русских войск, но ради спасения родины я должен попытаться.... Ваша позиция... Позиция господина Макарова, как он сказал, такова, что для исторической справедливости было бы правильно сохранить на территории Европы государства, имеющие тысячелетнюю историю, а вот почему Вы так ратуете за нашу независимость? Тоже считаете, что это справедливо?
  - Гм. ... А кто определяет, что справедливо, а что нет? Каждый сам? ... А потом навязывает другим. ... Я считаю, что окончательный раздел Речи Посполитой со стороны России будет ошибкой, и не потому, что это справедливо или не справедливо. Множество стран имели тысячелетнюю историю, а потом исчезали вместе с населением. ... Где Византия, где Римская Империя, где Финикия? ... И я вовсе не патриот вашей страны, а как раз потому, что я пекусь, в первую голову, о выгоде России, считаю -приобретя ваши территории, Россия приобретёт постоянную головную боль. Кроме того, что на этих территориях живёт обиженный за лишение суверенитета и, поэтому потенциально враждебный народ, так ещё непосредственно на границах этих территорий будут постоянно находиться Австрия и Пруссия, которые с завидной периодичностью сами будут стремиться к лидерству в Европе. А потому войны то с одними, то с другими, а то и с их коалицией у России неизбежны. России куда более выгодно было бы иметь на этих территориях независимого нейтрального соседа в виде страны или стран на европейское лидерство не претендующих и потому, на соседский каравай рот не разевающих.
  - То есть, сохраняя де-юре суверенитет этим государствам, вы рассчитываете на то, что они де-факто будут вашими сателлитами? ... Так сказать, в благодарность за суверенитет? - Сарказм, с которым Огинский это сказал, был настолько пропитан ядом, что мне показалось, я его увидел.
  - Благодарность может быть между отдельными людьми. Думаю, что возможно, в какой-то мере, даже между народами может быть, но вот между государствами я даже теоретически её не допускаю. ... Не хочу Вас лично ни в коем случае обидеть, поверти, я отношусь к вам с большим уважением, но ... всё-таки скажу. ... Вы, я имею ввиду вашу шляхту, всегда будете нас ненавидеть. Ваша ненависть замешана на гремучей смеси исторической зависти, мелочности, спеси и алчности шляхты. В пору своего расцвета Речь Посполитая была не просто мощнее, но и развитее, культурнее Московской Руси и если бы ваше развитие шло поступательно, все ныне российские пространства - и Поволжье, и Урал, и Сибирь принадлежали бы вам. Но вы сами лишили себя этой перспективы - сначала правом veto, парализовавшим шляхту разгулом демократии, при котором один-единственный шляхтич может блокировать всю государственную политику, а затем мелочными интригами королей. Вы понимаете это и, тем не менее, никогда нам не простите, что мы стали империей, а вы свой шанс про... упустили. ... Поэтому, если когда вы и будете нашим союзником, то только в случаях смертельной угрозы для вас.
  - Не скажу, что мне приятно это было слушать, но вынужден признать, кое-что в ваших словах было справедливо. Хотя в целом, считаю, Вы не правы, и в своих, если можно так сказать, прогнозах ошибаетесь - и вы и мы славяне, поэтому должны вместе противостоять и германской экспансии и турецкой и какой бы то ни было.
  - Я Вам когда-нибудь напомню эти слова.
  
  Глава 2 (1796)
  
  ...А в это время Бонапарт
  Переходил границу.
  В.С. Высоцкий
  
  - Рад Вас приветствовать дорогой Александр Фёдорович. - Князь Измайлов Михаил Михайлович, московский главнокомандующий, а с осени прошлого года губернатор, сияя, как начищенный самовар, просто излучая вокруг себя доброжелательность, шёл мне на встречу. Трудно было сказать, насколько искренней была его улыбка, но создавалось впечатление, что он действительно рад, что я пришёл на этот бал.
  - Взаимно, уважаемый Михаил Михайлович. Позвольте мне поблагодарить Вас за приглашение. Я искренне рад находиться в Вашем доме.
  Приличия соблюдены. Две высокие договаривающиеся стороны раскланялись, согласно протокола, и обменялись протокольными же приветствиями.
  Я знал причину моего настойчивого приглашения на этот бал. Дело в том, что в Москве уже сложилось обо мне мнение как о затворнике и гордеце. Это мне поведал Сергей Голицын, кстати, сам ставший недавно камергером. По его словам, у Измайлова, как у начальствующего гражданской частью в Москве и губернии, возникли проблемы со строительством московского водопровода. Дело в том, что оказывается ещё толи в 1779, толи в 1780 году (точнее Голицын уже не помнил, по причине своего малолетства в ту пору) по личному указу Екатерины II в Москве начали строить водопровод. Источником водоснабжения должны были служить ключи вблизи села Большие Мытищи. Но вот прошло уже 16 лет, а конца работам ещё и не видно. А императрица вдруг вспомнила об этом и, вроде бы, строго выговаривала Измайлову. Хотя объективно, он-то виноват в долгострое был меньше всех. Но обычай наказывать невиновных и награждать непричастных родился не в 21 веке. Вот князь и засуетился. А я уже слыл в Москве не только как крупный заводчик и грамотный механик (слово инженер употреблялось здесь пока только применительно к военным), но и как лицо, приближённое к императору, то бишь, к императрице. Кроме того, в Москве знали, что на моих заводах водопровод имеется. По-видимому, Измайлов будет меня уговаривать взять подряд. А где лучше всего решать важные вопросы? - Конечно в кулуарах. В этом случае бал восемнадцатого века ничем не хуже тусовки века двадцать первого.
  После соблюдения приличий, обязательных фраз про замечательный дом и сад, про прекрасный бал и гостей князя, я думал, что Измайлов перейдёт непосредственно к делу, но он почему-то тянул. Впрочем, чего это я? Это же Россия, 18 век, здесь дела быстро не делаются.
  - В какие игры Вы играете, Александр Фёдорович. - Спросил меня князь, явно намекая на карточные, но я не повёлся.
  - Я люблю играть в шахматы.
  - В шахматы? - Сказать, что он был удивлён, ничего не сказать. По-видимому, разговор о подряде на строительство водопровода должен был состояться за игрой в карты. Получалось, что я ломаю Измайлову весь сценарий.
  - Михаил Михайлович, ведь когда вы заговорили об игре, признайтесь, Вы хотели предложить мне партию в вист? Но я не люблю играть в карты. В картах слишком велика доля случайности от игрока независящая. Может для кого-то в этом и есть вся прелесть, я же привык полагаться только на точный расчёт.
  - Как отрадно это слышать от столь молодого человека. Впрочем, Вы уже всем доказали, что достойны называться не мальчиком, но мужем. Как бы я хотел, чтобы у меня был такой сын. - Глаза его повлажнели.
  Блин, а ведь старик искренен. Мне его стало немного жаль. Сколько ему? Кажется семьдесят четыре - закат жизни.
  - Спасибо за добрые слова, ваше сиятельство, и... Михаил, Михайлович, не надо меня опекать, я уже достаточно большой мальчик и не пропаду на Вашем балу, а у Вас самих дел невпроворот. Я же не один Ваш гость. Мне, право неловко.
  - Ну полноте, полноте, голубчик. К чему тут 'сиятельство'. А одного я Вас всё равно не оставлю. Как забавно Вы сказали - 'большой мальчик'. - Мы подошли к двум девушкам, стоящим у окна. - Дорогие мои, позвольте вам представить Александра Фёдоровича Ржевского. Александр Фёдорович тайный советник, крупный заводчик и вообще хороший человек. Прошу любить и жаловать.
  Пока он всё это говорил, девушки обернулись к нам.
  - Александр Фёдорович, знакомлю Вас со свою фамилией. Моя племянница, вдова графа Воронцова Арина Ивановна. - Девушка, вернее - молодая женщина подала мне руку и присела в реверансе. Тёмные волосы убраны в замысловатую причёску, достаточно выразительные тёмные, наверное, карие глаза, прямой носик. Недурна, но обернуться посмотреть, не обернулась ли она, вряд ли. - Младшая моя племянница Евдокия Ивановна... - Чёрные вьющиеся волосы, чистый лоб, огромные чёрные умные глаза, чувственный, в моё время сказали бы, сексуальный рот и всё это на лебединой шейке. Да-а... уж. Надо же, как атомы интересно расположились! Хороша! Этой вслед не раз обернёшься. ... Сжечь ведьму! - Но она же красивая... - Хорошо, но потом сжечь!
  Когда я целовал ей руку, пальчики её заметно подрагивали.
  - Весьма польщён. Михаил Михайлович, Ваши племянницы наверняка первые красавицы Москвы. - Ха, старшая зарделась.
  А вот младшая...
  - Вы, я уверена, всем девицам это говорите.
  - До сих пор, нет. А теперь действительно буду всем говорить, что вы первые красавицы.
  - Ну, я думаю... - Князь грустно улыбнулся - По крайней мере, я надеюсь, вы поладите. Оставляю вас молодые люди. Дусенька, умоляю, не обижай Александра Фёдоровича. - И он удалился.
  - Александр Фёдорович. - Взяла на себя инициативу старшая из сестёр.- Про Вас говорят, что Вы очень остроумный человек и знаете много drôleanecdote. Не расскажите ли и нам что-нибудь.
  - С превеликим удовольствием, Арина Ивановна. Вот извольте, один как раз пришёл на ум. Маленький верблюжонок спрашивает у верблюда отца: - Папа, а зачем у нас два больших горба? Папа отвечает: - Это для того, чтобы хранить еду целый месяц. - Папа, а зачем у нас такие большие копыта? - Для того чтобы не проваливались ноги в песке.- Папа, а зачем у нас такие большие ресницы?- Сынок, ну как же ты не поймешь - мы же верблюды, корабли пустыни. Это для того, чтобы во время песчаной бури песок не попадал нам в глаза.- Я все понимаю, но зачем нам всё это в гатчинском зверинце?
  Меня наградили милым смехом, а младшая даже захлопала в ладошки.
  - А ещё, ещё, ну пожалуйста. - Сколько ей лет? Семнадцать? Восемнадцать?
  - Извольте. - Чтоб ещё приличное рассказать? Вот, как на зло, в голову лезут только пошлые анекдоты.
  Положение спас Серж Голицын.
  - Добрый вечер. Разрешите к вам присоединиться. Вы так заразительно смеялись Арина Ивановна, что я готов поспорить, наверняка Александр Фёдорович рассказывал вам один из своих drôleanecdote. Про что же на этот раз?
  - Про верблюжонка, Серж. И, кстати, здравствуй. - Мы улыбнулись друг другу и раскланялись.
  - Вы знакомы? Славно. Сергей Михайлович, поддержите нас. Пусть Александр Фёдорович ещё что-нибудь расскажет.
  - Право, Саша, расскажи про... про исповедь. Мне он очень понравился.
  - Просим, просим, просим. - Юная егоза только не запрыгала от нетерпения.
  - Гм, Серж, я знаю про исповедь несколько анекдотов, но они по-моему все не для дамского общества... А, вспомнил... этот... Извольте. Приходит молодая девушка в церковь исповедоваться. - Я очень грешна, Батюшка. Меня обуял грех гордыни. Каждое утро смотрю в зеркало и вижу, как я красива. - Не волнуйтесь, дочь моя, это не грех, а просто заблуждение.
  Голицын не смеялся, он ржал. Чего, спрашивается? Пустяковенький анекдотик. Он так не смеялся, когда его в первый раз услышал. Сёстры смеялись тоже. Старшая так, как положено по этикету, то есть смеялась, но в голове держала - а не уроню ли я своё достоинство? Младшая закрыла лицо руками, и сотрясались только её плечи. Вокруг нас уже начали собираться.
  Но тут, к счастью, заиграла музыка.
  - Разрешите Вас пригласить на полонез, Евдокия Ивановна?
  Вот какой чёрт меня дёрнул?
  
  Возвращаясь с бала, я потешался над собой.
  Аналитик хренов! Знаток интриг! Старик Измайлов всё устроил не ради какого-то водопровода, пусть даже московского. Старый интриган подстроил всё ради своих племянниц.
  Это-то по-человечески понятно. Князь уже далеко не молод, а хочется ещё при жизни устроить судьбу воспитанниц. Только чего тебя-то выбрал? Не беден, конечно, но ведь титулов за тобой никаких, так, дворянчик средней руки, пусть и тайный советник.
   Видимо я действительно понравился старику. Даже то, что калека не помеха.
  Не обольщайся. Кроме тебя, там было, по меньшей мере, дюжина потенциальных женихов. Князь широко сеть закидывает.
  
  Ночью не спалось. Я ворочался с боку на бок, но ни как не мог занять удобное положение - всё время что-то мешало, и всё время в голове всплывал образ моей партнёрши по танцам.
   Всё, всё, спать ... раз, два, три, четыре ... Какая у неё прелестная улыбка! ... Всё, спать. Двадцать пять, двадцать шесть, двадцать семь .... А глаза! Ох уж эти глаза...
  Спи, старый идиот! Выброси её из головы. Девочке шестнадцать лет, что ты с этим ребёнком делать будешь?
  Но ведь мне только двадцать семь. Для этого времени у нас разница в возрасте практически никакая. Сколько было Наташе Ростовой, когда к ней Болконский сватался? А сколько самому Болконскому?
  Не важно. Причём тут это? Твоему телу двадцать семь, а на самом деле, ты глубокий старик! Ты влюбился? Но ведь нет же. Просто понравилась красивая девушка и всё. Да, она хороша, свежа, да и не глупа, но что ты с ней будешь делать, когда первое влечение пройдёт? Какие у вас общие интересы? Она, по существу, ещё ребёнок!
  А не закончить ли строительство московского водопровода нашему Обществу на вере? Заодно уж и производство чугунных труб организовать?
  Ты ищешь повод приехать к Измайловым. Если разрабатывать технологию производства чугунных труб, то можно и до паровой машины доизобретаться. Решил же - никакого прогрессорства.
  Какое прогрессорство? Ползунов свою машину уже изобрёл. Увеличим толщину стенок котла, и будет воду качать в московский водопровод, а воду пустим не по желобам, а по чугунным трубам.
  Давай спи. Себя не обманывай - ты ищешь повод опять увидеть эту девочку.
   Какие у неё глаза! ... У нас могут быть красивые дети.
   Какие дети? Ольга умерла при родах! Может это патология. До этого она рожала четыре раза и все дети живы, а тут связалась с тобой и ... А вдруг и ....
  
  На следующий день я припёрся к Измайлову без повода. Сказал просто, что, проезжая мимо, счел, своим долгом засвидетельствовать своё почтение князю и поблагодарить за прекрасный вчерашний вечер.
  - Очень благородно с Вашей стороны, Александр Фёдорович, что навестили старика. - Мне показалось, что Измайлов несколько смущается.
  Я что, не вовремя?
  - Ну что Вы, Ваше сиятельство, какой же Вы старик?
  - Старик, мой друг, уже старик. Куда деваться. Мне ведь, голубчик, через седмицу семьдесят пятый годок пойдёт. Нда, ...- Князь вздохнул, как-то сокрушённо качнул головой и повернулся к стоящему в стороне слуге. - Накрой ка нам, Прохор, в кабинете. - И уже повернувшись ко мне - Вы как?
  Ничего в России не меняется - и через двести лет 'вы как' будет обозначать приглашение выпить, причём выпить не чаю, или, скажем кофе, а именно того, чего надо.
  Я пожал плечами, что в у нас в таких случаях всегда означало знак согласия.
  - Ну, вот и славно. Прошу Вас. - Князь жестом пригласил меня следовать за ним.
  Пока мы рассаживались, слуги (оперативно-то так!) расставляли какие-то закуски и графинчики с коричневатой на вид жидкостью.
   Э-э! Да меня женить хотят!
  - У меня есть к Вам серьёзный разговор, Александр Фёдорович. - Начал Измайлов, разливая по рюмкам пахучею настойку.
  - Я весь внимания, Михаил Михайлович. ... Ерофеич?
  Князь кивнул.
  Ну, точно, сейчас и женят....
  Может это всё же про водопровод?
  
  Через неделю было объявлено о моей помолвке с Евдокией Ивановной Измайловой, а ещё через месяц она стала моей женой. Я, как Болконский, тянуть кота за хвост и искушать судьбу не стал. Венчаться, правда, пришлось в Петербурге, на этом настояли и Дашкова и Императрица. Посажёным отцом был князь Измайлов, посажённой матерью - Екатерина II.
  
  Жена спала, совершенно по-детски свернувшись калачиком. Лицо её, в утреннем, ещё робком свете, было таким счастливым, что у меня защемило в груди. Стараясь не шуметь, я пристегнул протезы и потихоньку, почти не поднимая ног, вышел, даже скорее, выполз на балкон. Солнце только-только показала свой краешек из-за шаблыкинского леса. Небо было девственно чистым, день обещал быть чудным. В деревне запел петух, ему отозвался другой, замычала корова.
  Медовый месяц мы жили в Алексеевском. ...
   Жениться нужно по молодости, по глупости или по большой любви. Потому, что повзрослеешь, поумнеешь и поймёшь, что тебе уже никто не нужен! Моему телу 27 лет, мне, как психотипу - 70, поэтому 'по молодости' отпадает. По большой любви? Да вроде тоже нет. Я испытываю к своей жене, конечно, определённую нежность, но назвать это большой любовью? ... Пожалуй, нет. Захотелось почему-то сделать это прелестное создание счастливым.
   Значит - по глупости.
   Конечно по глупости. Раньше я был неуязвим, отвечал только за себя и влиять могли только на меня и через меня. Сейчас же есть уязвимое место, через которое меня можно к чему-нибудь принудить...
  Ну да, ну да...... Она тебя за муки полюбила, а ты её за состраданья к ним ...
  Сегодня поймал себя на мысли, что очень скучаю по многим моментам в прошлой жизни. Хорошим и плохим, которые запомнились мне навсегда.
  Первые учебные годы в школе. Как не хотелось вставать и идти на уроки, какими долгими они казались - целых 45 минут! И какими короткими были перемены. Каким беззаботным я тогда был. Как очень хотел познакомиться с девчонкой и не знал, как это сделать. Первая любовь. Первый поцелуй ...
   А кто была первая, с которой я целовался? ... Я не помню! Ё! ... Я не помню! ... С кем первой я целовался в той жизни? ...
  Что за паника? ... А была ли ТА жизнь? Может это всего лишь бред контуженого поручика?
  То есть?
  То есть ты летишь вниз головой перед крепостными воротами, ударяешься ею бедной, в смысле бедной головой, о землю, твой мозг, если хочешь, твой мозговой компьютер, даёт сбой и, по никому неведомой причине, рассчитывает будущее аж до двадцать первого века, при этом стирая предыдущие файлы. ... Затем в спокойной обстановке перезагружается и заменяет файл твоего детства на файл возможного будущего...
   Хочешь сказать, что я как раз и есть Александр Фёдорович Рже..., но я себя позиционирую как..., а все мои воспоминания о прошлой жизни в будущем это бред травмированного сознания?
  Ну не нравится тебе слово 'бред', пусть это будет называться искривлением материнского сознания. ... Вещий сон. ... Как вообще теория? Всяко более правдоподобнее, чем переносы во времени вселенским супермозгом.
  А?... Нет! ... А Бородино, декабристы, Ленин, Сталин, Гагарин - это что, это искривление материнского сознания? А моя жена, дочки, внучки - это только мне приснилось?
   Твоя жена сейчас спит в вашей постели. Обернись. Вон она. ... Кстати, в том будущем тебя бы посадили за совращение малолетней - её всего шестнадцать лет!
   Сбой компьютерной программы? ... Да само слово только через сто лет появится! ... Так что же, всё что я знаю о будущем - только мои фантазии?
   Можешь думать, что это расчёты твоего мозгового компьютера в стрессовой ситуации возможного варианта будущего. ... А как появляются пророки? Нострадамус стал предсказывать будущее после смерти всей своей семьи от чумы. Кассандра ... Ей в детстве змеи вычистили уши, и она стала слышать будущее. Представь: маленькая девочка и змеи! Стресс? Стресс. ... А Ванга? Пролетела сотню метров, ударилась о землю и ослепла.
  Вот! Ванга! Ванга родится только в двадцатом веке! Откуда я это знаю?
   Ну-у, ... голова предмет тёмный и исследованию не подлежит. ... Вот ты помнишь, что за Павлом императором стал Александр. Так? Так. Но ведь Александр убит. Ты помнишь, что после восстания Костюшко Речь Посполитая перестала существовать, и только в двадцатом веке появились Польша и Литва. А что мы имеем сейчас?
  Сейчас мы имеем Королевство Польское и Княжество Литовское. В первом на троне сидит Станислав II Август Понятовский, который хотел было после поражения восстания отречься, но ему не дали, потому как поиски нового монарха могли закончиться войнами уже между Россией, Австрией и Пруссией, что не нужно было никому. Великим же князем Литовским стал Франциск Ксаверий Браницкий. Браницкий гусь, конечно, ещё тот, но так как человек он уже не молодой, то это позволяло надеяться, что резких политических телодвижений делать не будет, а там, глядишь, и подходящая фигура вырисуется. Хотя ... Да, интересное было времечко.
  
  По приезду в Петербург я поселил Огинского у себя на набережной Фонтанки. Позже, уже после взятия Суворовым Варшавы, мне удалось уговорить Екатерину перевести ко мне из Петропавловской крепости и Костюшко. Огинский нужен был как человек, к которому Екатерина относилась с симпатией - ей очень нравились его полонезы. Кроме того, князь - дипломат, хоть в данный момент и выступал как частное лицо. Я рассчитывал, что усилия Огинского по сохранению польско-литовского государства и мои потуги убедить императрицу в ненужности полного уничтожения Речи Посполитой дадут положительный результат. Параллельно работа проводилась и с Безбородко, и с Остерманом и с Морковым, то есть с теми, кто мог хоть чуть-чуть влиять на высочайшее решение.
  На Костюшко же я же возлагал надежды другого рода. Очень хотелось на западных рубежах иметь спокойных соседей, а что бы шляхту, что польскую, что литовскую усмирить, нужна железная рука, да и авторитет тоже. Вот мною и планировалось, что если проект выгорит, то наведением внутреннего порядка в Польше займётся Костюшко, а в Литве - Огинский.
  
  - Я рад вас приветствовать, господа. - На моё приветствие Костюшко и Огинский встали и поклонились.
  - Присаживайтесь, прошу вас. Будьте, как дома... Я понимаю, что это лишь банальная фраза этикета, но мне действительно хочется, чтобы вы чувствовали себя у меня в гостях расковано. Вопросы, которые мы будем обсуждать, успешнее решаются в дружеской обстановке. Может быть немного вина?
  - Если вопросы действительно серьёзные, то я предпочитаю их обсуждать трезвой головой. - Костюшко выразительно посмотрел на Огинского.
  - Тогда, быть может, кофе!
  - Да, если можно... - Огинский в свою очередь ответил Костюшко не менее красноречивым взглядом. Было видно, что между ними возникло соперничество. Безусловно, что они относятся с уважением друг к другу, но даже среди самых близких друзей - один всё равно лидер. Друзьями пан Тадеуш и пан Михаил пока не стали, но единомышленниками мне их сделать надо. Причём, моими единомышленниками.
  - С холодной водой?
  - Если можно.
  После того, как принесли кофе, я продолжил.
  - Господа, я переговорил о нашем деле с императрицей. Надо признаться, Её Величество без воодушевления приняла идею создания на месте Речи Посполитой двух независимых государства - польского и литовского. Этого как раз я и ожидал, хотя и надеялся на более благосклонное внимание. В ней ещё жива память о погибшем внуке и о кровавой резне страстной недели. - Тут я сделал паузу, давая возможность собеседникам почувствовать напряжение момента. - Но, кое в чём убедить её мне удалось. В принципе она согласна с мыслью, что Россия, присоединив польские земли, будет вынуждена держать там немалые военные силы для поддержания необходимого спокойствия, а это не рационально, ущерб от такого приобретения получается больше чем выгода. И это лично мне внушает сдержанный оптимизм. - И Огинский и Костюшко внимательно меня слушали, но комментировать не торопились. Ждали, пока выложу все карты. А мне бы хотелось услышать хоть какую-нибудь реплику, чтобы развивать разговор дальше в нужном мне ключе. Наступила пауза. Все сделали по глотку кофе. Первым не выдержал Огинский.
  - И в чём же оптимизм, пан Ржевский?
  - Хотя бы в том, что категоричного отрицательного ответа мы не получили. Резкой негативной реакции на проблему я не увидел. Просто надо продолжать работать над проблемой и всё. Слона можно съесть только по частям. Кроме того, она согласилась с Вами встретиться и побеседовать. Ей очень нравятся Ваши полонезы. Вы приглашены на послезавтра.
  - Я думаю, что императрице надо предложить вариант, который бы был выгоден России. - Вступил в разговор Огинский.
  - Я с Вами согласен, пан Михаил, только вариантов должно быть несколько. У Вас есть какие-нибудь предложения?
  - Пан Александр, я, конечно, понимаю, что вопросом на вопрос отвечать нехорошо, но... мы бы хотели послушать сначала Вас, ведь Вы уже наверняка просчитали различные варианты.
  - Гм. ... Князь давайте думать вместе. ... С Вами, мы уже эти вопросы немного обсуждали, частично их обсуждали и с господином генералом тоже, но может быть, что-то упустили, или сейчас родим гениальное решение.
  - Родим? - Костюшко удивлённо вскинул брови. Несмотря на внешнюю невозмутимость, он как-то особенно сосредоточен, пытается ничего не упустить. Впечатление, что он хочет поймать меня на нелогичности. Из нас троих, он самый старший - ему уже пятьдесят лет, у него за плечами не одна война, а здесь его учит жить, по его понятиям, двадцатисемилетний юнец!
  - И так, мы сразу отбросили вариант, по которому войска России, Пруссии и Австрии просто уйдут с территории Речи Посполитой и оставят её, ... скажем так, в покое. Сами понимаете, что вариант этот никто ни в Вене, ни в Петербурге, ни в Берлине даже рассматривать не будет. Наиболее вероятное решение всех трёх заинтересованных сторон - разделить территорию вашего государства, причём более всего на этом будут настаивать Вена и Берлин. Я подчёркиваю, что в первую очередь на разделе вашего государства будут настаивать император Франц II и император Фридрих Вильгельм. Им надо оправдаться за свои неудачи в войнах с Францией и как-то компенсировать территориальные потери. ... Императрице же оправдываться не надо, отвоёванные у Турции территории сейчас требуют освоения, поэтому растрачивать ресурсы ещё на что-то другое в её планы не входило, но ... Но, как всякий самодержец, императрица не терпит любых мятежей. Мы с вами эти события можем трактовать как угодно, можем называть их войной народов Речи Посполитой за независимость, восстанием за суверенитет, войной против австрийско-прусско-русской оккупации, для императрицы это вульгарный мятеж и именно от её воли сейчас зависит, как он закончится для вас. С этими моими вводами вы согласны? ...
  
  Да уж, по большому счёту, сохранение Польши и Литвы независимыми явилось для меня первой серьёзной акцией. И, как чаще всего бывает, то, что считалось наиболее трудной задачей и на что первоначально направлялись главные усилия, решалось само собой, а то, что казалось давно решённым или малозначительным всплывало нешуточной проблемой.
  Я считал, что главной проблемой в реализации моего плана раздела Речи Посполитой не между Россией, Пруссией и Австрией, а на Польшу и Литву будет склонить к этой идее Екатерину, а уж если получится, то она заставит смириться с этой мыслью и Франца и Фридриха. В отношении последних тоже сыграл тезис, что им необходимо на своих восточных рубежах иметь государства, которые были бы буфером перед 'страшными азиатскими ордами'. Но главной проблемой, оказалось, убедить всех трёх, что Конституция 3 мая 1791 года дело сугубо польское.
  Вот чего шляхтичи назвали это 'конституцией'? Ведь все монархи вокруг сразу взбеленились. Назвали бы это, к примеру, 'Эдиктом о разделении прав и обязанностей', причём лучше не уточняя чьих, и всё, никто бы и слова не сказал - видно же, король укрепляет свою власть, ограничивает права шляхты. Нет, надо было непременно выпендриться, показать какие мы передовые - даже конституцию у себя впервые в Европе завели. ... Ну, ну! Ещё чуть-чуть и не будет ни конституции, ни государства.
  В общем, пришлось и голову поломать и покрутиться, причём покрутиться и нам, и послу в Вене Разумовскому, и 'простому путешественнику' в Берлине Алопеусу, и людям Макарова. Итогом почти годовых переговоров, встреч, аудиенций, обещаний, взяток и, даже, шантажа стала Гродненская конвенция, подписанная 25 ноября 1795 года и нормативно оформившая третий раздел Речи Посполитой. В результате на месте того огрызка, который оставался от первых двух разделов некогда сильнейшего государства в центральной Европе, образовывались два новых государства - королевство Польское и княжество Литовское. Королевство Польское брало на себя обязательства не иметь армию численностью более 15000 человек, не вступать ни в какие военные союзы с другими государствами и придерживаться постоянного нейтралитета, Австрия, Пруссия и Россия, в свою очередь, брали на себя гарантии постоянного нейтралитета Королевства Польского и неприкосновенности его территории.
  Аналогичный документ был составлен и с Княжеством Литовским, только армию литовцам разрешили иметь чуть меньше - 12 тысяч.
  Кроме того, вновь созданные государства обязывались выплатить России в счёт её военных потерь контрибуцию в размере 4,5 миллионов рублей серебром в течение 10 лет с отсрочкой платежа на три года.
  Ратификация этих решений сеймами обоих государств прошла уже в начале этого, 1796 года - в Варшаве в феврале, а в Вильно в марте.
  В мае месяце Императрица своим указом амнистировала всех находящихся в нашем плену поляков. Был освобождён и Костюшко, только вот уехал он не в Варшаву, а в Вильно.
  
   Если считать, что это первый шаг к изменению того будущего, которое 'рассчитал мой мозговой компьютер' или в котором хочется думать всё же я жил, то он сделан.
  Сильно не обольщайся. Поляки ребята лихие - они и до четвёртого раздела могут дело довести. Если с Наполеоном к нам припрутся, то так и будет.
   Ну, Наполеона нам здесь не надо!
  Так и работай над этим!
   Да вроде работаю.
   Угу, работает он! Да положа руку на сердце, признайся хоть себе, что не знаешь, что дальше делать. Да и польские эти дела не твоя заслуга, а в большей степени Дашковой, Штиглица, Крылова и Шурочки. Ты же большую часть всего времени в постели провалялся со своей контузией.
   Н-да... Я всего-то два раза переговорил с Императрицей, большая часть работы пришлась на убеждение занять нашу позицию Безбородко, Остермана, Моркова, да в какой-то степени Зубова, а это всё легло на Дашкову, Штиглица и Крылова. ... Впрочем, если бы не способности Шурочки направить мысли Императрицы в нужном направлении, то... Но ведь первоначальный план...
  Вот как раз первоначальная идея Крылову и принадлежала.
  Да, ... пожалуй. Получается я совсем и здесь не причём?
   Получается, что у тебя ничего не получается.
  Ольга сообщила мне, что беременна накануне нашего с Макаровым отъезда. Новость меня несколько обескуражила. Я даже не знал, как к этому относится - радоваться, или огорчаться. У меня будет дочь или сын! Это же ого-го! Это же здорово! ... Но ... Ольга замужем, стало быть, дитя будет признано как ребёнок Александра Алексеевича Жеребцова. Вот!
  С этими мыслями я доехал тогда до Браслова. А потом завертелось...
  Разбираться, кто же нас подставил тогда полякам (а это точно была подстава - Огинский сам признался, что заранее знал о нашем вояже, вот только нашу скорость не учёл), я не стал. Вернее сначала было не до того. Но, по всему получалось, что Ольга к этому отношение имела. А потом ... Она умерла во время родов. Ребёнок тоже не выжил. ...
   Получается, что у меня ничего не получается. ...
  
  - Муж мой, ты уже встал?
   Она говорит это 'муж мой', как будто ещё не может поверить, что уже замужем.
   А, наверное, так и есть. Но, чёрт побери, как она это говорит! Наверное, всё же я её люблю...
   Постарайся не сделать её несчастной.
  - Да, моя царица ночи, но ты поспи ещё, на дворе только светает.
  
  Это был самый счастливый месяц.
  
  - Ну что ж, Габриэль, пара и тебе собираться в дорогу.
  Мы сидели в моём кабинете, и пили чудеснейший кофе. Такой кофе мог варить только Габриэль. Я знал рецепт, но сколько ни пытался, такой кофе, как у него, ни разу у меня не получился.
  - Да я понимаю, чирей в Европе назрел нешуточный. Скоро прорвёт.
  - Думаю нескоро, вернее надеюсь, что года четыре, может даже лет пять у нас есть, а потом Buonaparte, вероятно, узурпирует власть во Франции. Скорее всего, сначала он попытается придать этому хотя бы внешнюю легитимность, типа провозгласит себя кем-нибудь вроде первого консула, например.
  - Я тоже так думаю. Аппетит у этого маленького капрала очень немаленький. Прости за каламбур.
  - Он мнит себя новым Александром Македонским. Впрочем ..., может быть и не без основания.
  - Моя миссия, как и у остальных? ... Разведка?
  - Нет. Вернее да, но не только. Впрочем, ты сам будешь решать. Главная твоя задача стать там своим. Поедешь через Варшаву, Прагу, Вену в Геную. Там уже сам решай - либо через Португалию, либо через Испанию надо попасть в Бразилию. Из Бразилии на Кубу, и только потом в Европу, во Францию.
  - Зачем так сложно?
  - Потому, что у простых решений обычно сложные последствия. В каждом пункте, будешь менять документы. При таком количестве смены имён будет практически невозможно вычислить твою национальную принадлежность и связь с Россией.
  Габриэль задумался.
  - Ты не согласен?
  - Согласен, но предлагаю другой вариант. Через Швецию в Голландию, потом Англия, Канада, Куба, Бразилия и уже оттуда во Францию.
  - Гм. ... Этот маршрут уж проверен. ... Решай сам, но если когда-нибудь кто-то очень умный вдруг захочет выяснить, в чьих интересах ты работаешь, то в твоём варианте может всплыть Англия. Англия давнишний соперник Франции. Тебя сразу же заподозрят как английского шпиона. Боюсь, в этом случае последствия будут летальными. В моём варианте Англии нет. Скорее может всплыть Испания. А вот здесь могут быть варианты.
  - Мне заниматься агентурной сетью?
  - Нет. Ею уже занимаются. Ты с ней связан не будешь. Твоя задача приблизиться к самым высшим эшелонам власти. Настолько близко чтобы можно было влиять на международную и военную политику Франции. Наилучший вариант - стать другом Buonaparte, ... или его советником. ... Если он, конечно, придёт к власти и станет диктатором. Но я думаю, станет.
  - Кто будет курировать агентуру здесь?
  - Крылов.
  - И меня?
  - Нет, о тебе знать буду только я.
  - Как будем поддерживать связь? Ты сам говорил, связь в разведке самое важное. А ты в Париж не наездишься, кроме того, это риск провала.
  - Давай думать вместе. Предложения есть?
  - До приезда в Париж связи не будет никакой.
  - Разумеется. А по приезду в Париж ты дашь объявление с условными словами.
  - Какими?
  - В тексте должны быть слова 'fantômes contre'.
  - В какой газете.
  - Например, в "Газетт де Франс". Я думаю, если Buonaparte узурпирует власть, он закроет все оппозиционные печатные издания. Оставит только те, которые, образно говоря, лягут под него. 'Газетт де Франс' ничего не значащий проправительственный листок может остаться. ... Или...
  - А там есть колонка объявлений?
  - Есть... ... Детали мы ещё обсудим. Эх, кто мне такой кофе сварит, после того как ты уедешь?
  - Думаю, никто. Ты вот лучше скажи: не переигрываем ли мы? Больно сложная комбинация. С чего ты решил, что кто-то вообще так глубоко будет копать под меня? Да и вообще будет интересоваться моим прошлым, вернее прошлым графа Луи́ Жерме́на де Фюне́са де Галарса?
  - Я вам с Иваном когда-то говорил, что иногда надо пытаться ставить себя на место своего соперника. А иногда надо наоборот. В данном случае я исхожу из того, что я, лично я на месте Buonaparte, придя к власти, создал бы службу аналогичную нашей.
  - Да, пожалуй. ... Кстати, а где он сейчас?
  - В Италии. ... Теперь давай о деньгах...
  
  Глава 3 (1796 октябрь)
  
  Cherchez la femme
  
  - Я вызвала тебя, Ржевский, вот по какому поводу... - Императрица на секунду задумалась, как бы решая, стоит ли мне говорить это повод, или нет. - Давно вынашиваю мысль женить Константина Павловича. После гибели Александра хотела даже женить его на Елизавете Алексеевне, но потом рассудила, что это будет не совсем правильно понято при европейских дворах. ... По-хорошему, искать невесту надо бы было ещё год назад, но известные события отсрочили сие ... начинание. Но время, чувствую, меня уже поджимает. Поэтому в августе я отправила в Европу генерала Будберга. Ну, ты его знаешь. Андрей Яковлевич должен был подыскать для Константина Павловича подходящую партию. И вот третьего дня он прислал мне письмо, в котором очень рекомендует обратить внимание на дочерей герцога Кобургского. Но прежде чем принять решение мне хочется, чтобы ты побольше узнал об этом семействе и сделал свой анализ. Сколько тебе времени надобно?
  - Если позволите, Ваше Императорское Величество, одно замечание? - Я дождался кивка и продолжил. - Вы вполне можете себе позволить наплевать на то, что подумают при европейских дворах. Was kümmert es den Mond, dass ihn die Hunde anbellen? - Екатерина ухмыльнулась, но ничего не сказала. Я решился продолжить. - Женитьба бедующего наследника российского престола дело сугубо государственное и требует глубокого и всестороннего рассмотрения. И ещё одно, ... дело в том, что герцоги Кобургские и герцоги Вюртембергские находятся между собой ... э-э-э, если можно так сказать, в несколько натянутых отношениях. Это какая-то застарелая вражда. Не буду вдаваться в подробности, кои часто больше похожи на сплетни, но сие всё же имеет место и может негативно сказаться на отношении к будущей невестке Великой княгини Марии Фёдоровны, что в свою очередь, вряд ли улучшит семейную атмосферу и будет негативно сказываться на отношениях молодых супругов.
  - И что?. ... Вот как только ты говоришь 'Ваше Императорское Величество', я чувствую, что ты скажешь какую-нибудь либо глупость, либо какую-нибудь гадость.
  - Простите, Государыня. - Я встал и поклонился. - А что, в мире больше невест не осталось? Будберг во время своего вояжа заболел и вынужден был остановиться у Кобургов, а потом дальше ехать поленился. - Екатерина удивлённо (правда, нераздражённо) вскинула голову, но я продолжил. - Внучки герцога Саксен-Кобург-Заальфельдского, безусловно, наделены достоинствами. Они хороши собой, воспитаны и прекрасно образованы, но... Вот ... - Я вынул из папки, развернул и положил перед императрицей заранее заготовленную бумагу.
  - Что это? - Екатерина, близоруко прищурясь, старалась понять, что там нарисовано. В конце концов, она открыла лежащий на столе футляр и надела очки.
  - Это схема семейных уз между монаршими дворами Европы начиная с двенадцатого века. Как видите, в большинстве своём монаршие дворы хоть где-то, но пересекались друг с другом.
  Схема была очень подробная, невероятно запутанная и уличить меня по ней в том, что я, мягко говоря, преувеличиваю, было сложно. Нет, ну конечно я блефовал.
  - Ну и что? - Императрица долго рассматривала схему, даже взяла лупу. - Особенно близких родственных связей я здесь вижу немного. Вот, Генрих VIII, Мария Безумная.... Да, я знаю, что это может вести к вырождению и слабоумию, но нас это пока не касается.
  - Георг III с 89 года страдает от припадков наследственной обменной болезни порфирии, во время приступов которой, становится совершенно невменяем. Вероятно, что через некоторое время его признают недееспособным и введут регентство, что касается его детей то они, можно сказать с большой долей вероятности, потомства иметь не будут.
  - Это интересно, но как это относится к Константину Павловичу?
  - Пока никак, но вот математический анализ показывает, что вероятность получить наследственное заболевание возрастает в геометрической прогрессии при ограниченном количестве связей в популяции. - Я достал и положил на стол лист с расчётами.
  - В чём?
  - В популяции, Ваше Величество. Популяция - это биологическая система.
   Кажется с 'популяцией' я поторопился.
  Екатерина взглянула на расчёты.
  - Нет, нет, уволь меня от этих цифирей. ... Да и сядь уже. Что стоишь столбом. ... Как я поняла тебя, ты даешь плохой, ... как ты там говоришь, прогноз? Так ты даёшь плохой прогноз на женитьбу Константина Павловича на любой невесте из европейских домов?
  - Не совсем так, Ваше Величество, но математические расчёты показывают, что вероятность хронических заболеваний крови и головного мозга, по остальным болезням расчёты не проводились, у Ваших правнуков уже 25 процентов, а у праправнуков - 50 процентов.
  - Получается, что ... - Повисла пауза. Я молчал, давая возможность Екатерине самой прийти к нужному выводу - Получается, что через сто лет на троне России будет ... А у султана дочери есть?
  - У Селима дочерей нет, да и со сменой веры у мусульман всё очень сложно. ... Есть ещё один важный момент, Ваше Величество.
  - Какой? - Она ответила скорее 'на автомате', всё ещё погружённая в свои мысли.
  - Момент очень .... э-э-э ... щепетильный, Ваше Величество.
  - Да говори уже, не тяни.
  - В русской национальной традиции важная роль отводится именно кровному родству, если это экстраполировать на монаршие особы, то речь идёт о наличие русской крови ...
  - Можешь не продолжать. Я поняла тебя. ... Ты меня подводишь к мысли, что у Константина Павловича должна быть русская жена. - Екатерина не спросила, а именно констатировала это. Всегда знал, что она очень умна. >> А как иначе? На то она и 'Великая'! - И вот же, шельмец, заранее подготовился. - Она кивнула на разложенные бумаги. - Долго готовился?
  - С момента, как Вы отправили в вояж генерала Будберга, Ваше Величество. Сколь я не бьюсь, чтобы вложить нашим людям понятие о соблюдении хотя бы элементарных правил секретности, а толком держать язык за зубами так никто и не научился. О том, что Андрей Яковлевич едет искать невесту для Константина Павловича, знала даже его кухарка. Как мне докладывают из Лондона, там об этом узнали уже через две недели. Думаю, что и в других столицах об этом знали. Подозреваю, что Будберга специально чем-то накормили, чтобы он к приезду в Кобург занемог.
  - У тебя есть доказательства, или это только подозрения?
  - Это логические выводы, которые напрашиваются из анализа подобных обстоятельств, кои стали известны, но если необходимо, можно найти и доказательства.
  - А ты поднаторел, я гляжу.
  Я промолчал, решил ничего не отвечать. Императрица устало откинулась на спинку кресла, сокрушённо вздохнула и задумчиво стала смотреть на висящий справа от меня свой портрет. Повисла долгая пауза. Екатерина что-то обдумывала, а может просто что-то вспоминала, наконец, она перевела взгляд на меня. - Эх, что будет с вами, когда я помру? ...
  После гибели Александра императрица сильно сдала. Она была надломлена и смертью любимого внука, на которого возлагала надежды на продления своего курса управления империей, и тем необычайным напряжением, которое ей пришлось вынести в последнюю войну. Зиму Екатерина провела в Царском Селе. Приёмы были прекращены, о балах никто не упоминал, но к лету 1795 года её воля взяла верх над чёрной меланхолией и Императрица опять вернулась к активной государственной деятельности, но её поведение сильно изменилась - стала пользоваться тростью, располнела. У Императрицы появилось легкое дрожание головы и кистей рук и, кроме того, очень часто стала в разговорах упоминать о смерти. Она даже составила записку 'Ежели умру в городе, положите меня в Александро-Невском монастыре, в соборной церкви, мною построенной. Ежели в Царском Селе, в Софейском кладбище у Казанской Богородицы. Буде в Петергофе, у Сергеевской пустыни. Ежели в Москве, в Успенском монастыре'. Об этом мне рассказала Шурочка, которая очень быстро стала для Екатерины кем-то вроде секретаря. Трощинский и Грибовский по-прежнему были официальными кабинет-секретарями, но всё чаще и чаще Екатерина начала поручать Александре вести её переписку, а затем и составлять, и оформлять более серьёзные документы. Записку о похоронах она тоже продиктовала Шурочке.
  - Когда-нибудь все умирают, Ваше Величество. Когда-нибудь умру и я. Один Господь знает наш срок. ... Но если Вас не станет, то не станет и нас.
  - Значит, ты уже рассчитывал эту ситуацию?
  - Нет, Ваше Величество, мне хочется, чтобы Вы жили долго, и я гоню от себя подобные мысли.
  - Memento mori, мой друг. От того что ты гонишь подобные мысли, жизнь длиннее не становится. Der Tod hat noch keinen vergessen. - > Это конечно - смерть еще ни про кого не забыла. - ... И всё же, что ты думаешь, будет?
  - Э-э-э... Я думаю, что казнить всех Ваших приближённых не будут, но почти всех удалят от двора. Дашкову, думаю, сошлют в ссылку, меня, скорее всего, просто уволят со службы.
  - М-мда... Может быть, может быть и так... - Опять Екатерина о чём-то задумалась, и опять стала смотреть на свой портрет. Минуты через две, не переводя взгляда, она вдруг спросила. - А кто была мать Александры?
   Какой Александры? Шурочки? Причём тут Шурочка?
  Это просто перевод разговора на другую тему.
  Не хочет ли она Шурочку ...
  >Да ну, бред.
  - Крестьянка, Ваше Величество. Она умерла при родах.
  Опять повисла долгая пауза. Наконец императрица, видимо придя к какому-то решению, всё ещё глядя на свой портрет, произнесла - Ладно, ступай. Мне надо подумать. Über Nacht kommt guter Rat.
   Ну что ж, может быть действительно пройдет ночь - придёт верное решение.
  Уже уходя, я услышал, как императрица задумчиво, сама себе повторила сказанную мной немецкую пословицу. - Was kümmert es den Mond, dass ihn die Hunde anbellen?
  Вот, правильно, почему Луну должно волновать, что собаки на неё лают?
  
  Неужели ей пришла в голову мысль женить Константина на Шурочке?
  Ты пытаешься дать логическое объяснение её внезапному вопросу про Шурочкину мать исходя из общего контекста разговора, а если это была просто внезапно пришедшая в голову Екатерины мысль о законно и незаконнорождённых детях монархов? Спросила она пусть про Шурочкину мать, но в голове имелось совсем иное. ... Может, того же Павла? ... Слухи о том, что отцом Павла является Сергей Салтыков не первый год ходят по России.
   Дашкова вроде говорила про чухонского мальчика...
  А может, даже, о самой себе? В том, что её отец не Кристиан Август Ангальт-Цербстский, а Иван Иванович Бецкий, скажем, та же Дашкова не сомневается.
   А если всё же ... ? По словам Екатерины Романовны, императрица искренне считает, что только в небольших немецких княжествах 'производят сносных императриц', мои выкладки должны посеять сомнение в её голове, но, ей богу, я не рассматривал вариант женитьбы Константина на Шурочке. Я хотел и хочу сделать эту девочку счастливой, но вот такое её замужество вряд ли можно будет назвать счастьем...
  А что такое счастье?
  
  Счастье водит своим пальчиком по моему лицу, как будто рисует. Обводит подбородок, губы, нос, шрам на лбу.
  - Когда я думаю, что если бы пуля того поляка прошла чуточку правее, мне становится страшно. Я думаю, что он убил бы нас обоих.
  - Как это? Ведь мы с тобой тогда даже знакомы небыли. Когда я получил этот шрам, тебе было только четырнадцать лет. Ты про меня и не слыхала ничего, и не знала, что я существую.
  - А вот знала, знала. - Дуня ложится мне на плечё и обнимает за шею. - Я ещё маленькая была, лет десять или одиннадцать мне было, когда дядя однажды за ужином рассказывал, что известного всей Москве кутилу и забияку Сержа Перовского сбил с ног одним ударом приезжий орловский помещик Ржевский. Я у него еще тогда спросила, что в этом удивительного, а он сказал, удивительное то, что помещик этот Ржевский, без ног, на протезах. А влюбилась я в тебя сразу же, как только дядюшка подвёл тебя к нам тогда на балу. Мне сейчас кажется, что я любила тебя всегда и если тебя не станет, я тоже умру. Поэтому если бы тот поляк убил тебя, он убил бы и меня.
  Я прижал к себе своё счастье.
  - Дуняшенька, душа моя, я тебя тоже очень люблю и обещаю, что не станет меня ещё очень не скоро.
  - А когда ты ..., когда ты узнал, что любишь меня?
  - Как только твой дядюшка подвёл меня к вам на балу.
  - Правда?
  - Правда.
  Дуня целует меня и время останавливается.
  ..............
  Дождь какой, всё льет и льёт. Начало октября в этом году ну очень мокрое. Не зря его в старину называли грязником.
  - Почему Шурочка не приходит к нам в гости? Она единственная моя подруга в Петербурге, я без неё скучаю.
  - У неё много дел во дворце. Императрица себя плохо чувствует, у неё частые головные боли, и Шурочка постоянно при ней.
  - Но ведь у императрицы не одна фрейлина.
  - Не одна, но массаж головы может делать только Шурочка.
  - Массаж головы? Что такое массаж я помню, ты мне делал. - По её тону я понял, что если мы и уснём сегодня, то только под утро. - А для чего?
  - Дело в том, что у человека с возрастом кровеносные сосуды сужаются... - > Рассказать ей о причинах инсультов? А она поймёт? >> А как расскажешь. .... - Ну, в общем так. Чтобы человеческий мозг нормально работал, ему нужен кислород. Кислород поставляется кровью, кровь течёт по сосудам, сосуды с возрастам или в результате болезней сужаются, кислороду к мозгу подходит меньше, начинаются головные боли, некоторые участки мозга могут умереть, а это, в свою очередь, приведёт либо к смерти человека, либо к параличу. Чтобы улучшить проход крови по сосудам китайские врачи придумали специальный массаж, который помогает крови попадать в клетки мозга. Вот Шурочка и делает этот массаж императрице.
  - А где этому Шурочка научилась? В Китае?
   Хм. Да уж.
   А как ты думал? Отвечай.
   Может сказать, что да, в Китае, но тогда надо будет придумывать, как она там оказалась.
  Версия с заезжим китайцем тоже не прокатит.
  - Я научил.
  - А ты где научился? А меня научишь?
  - Изволь. Ложись на спину и расслабься. ... Массаж всегда начинай с боковой поверхности шеи, движения делай по направлению сверху вниз, если сзади, и снизу-вверх, если спереди, ... начинай с легкого поглаживания, постепенно переходя на растирания, .... пощипывания, ... похлопы...
  Заснули мы под утро.
  
   Н-да! Что такое счастье... ... Екатерина, хоть я и не помню точно когда, но должна умереть в очень недалёком будущем.
  Это в той твоей реальности она должна умереть, а здесь сложились несколько другие обстоятельства, и есть другая мотивация.
   А Пашу надо убирать. Н-да, как ни крути, а он в наши планы не входит. Может он и не самый хреновый человек и даже где-то рыцарь, но если дать истории развиваться своим чередом, то скоро он может стать серьёзной проблемой. Екатерине уже 67 лет. Как бы я плохо ни помнил этот период истории моей первой реальности, но явно её время уже подходит. Тогда после неё на трон сел сын. Хотя она вроде бы и хотела сделать своим приемником внука Александра, но Александр занять трон раньше отца отказался. К чему это привело? Павел I отдавил мозоли всем, кто только попался ему под ноги, даже церкви. Его потом всё-таки грохнули, но его сын был вынужден жить и войти в историю с клеймом отцеубийцы. А это здорово отложило отпечаток на все последующие его шаги.
   Павел I и сейчас такой же. Ему уже 42 года, а мудрости, необходимой для правителя, ни на грош. Хотя человек вроде бы образованный и даже остроумный, но комплексы, заложенные в детстве, обида на мать, которая, по его мнению, узурпировала его трон, вздорный характер, полнейшее отсутствие терпимости к мнению не соответствующему взглядам его самого, да и отсутствие собственной управленческой команды, могут привести только к дворцовому перевороту.
  Поэтому от Павла нужно избавляться, каким бы мерзким мне это не казалось. Варианты, когда и волки сыты и овцы целы, в данном конкретном случае не прослеживаются. Причём этот грех придётся брать на себя. Переваливать на кого-то это нельзя. Во-первых, в любом случае убийцей буду я, даже если и сделаю это чужими руками. Во-вторых, в этом, как и во всех подобных случаях, количество участников обратно пропорционально результату.
  Теперь, как это сделать? Однозначно, что смерть должна наступить от естественной причины, или в результате несчастного случая, но такого несчастного, что всякие подозрения о неслучайности должны отвергаться самыми записными скептиками.
  Несчастный случай? Какой? Самолётами он не летает, поездами и автомобилями не ездит из-за отсутствия оных. Блин, даже на охоте не замечен! Устроить отказ тормозов карете, всё равно что подложить кнопку под задницу. Больно, но не смертельно. ... Кнопку под задницу? Кнопку под задницу. ... Чёрт, как же мерзко-то. Как в дерьме вымазался, а всего лишь подумал. Ведь Павел не тиран, на его совести нет и не будет замученных младенцев, сожжённых деревень и изнасилованных женщин. Его взгляды для этого времени достаточно прогрессивны и мне даже чем-то симпатичны.
  Отравленное письмо?
  Вариант, но есть риск, что его прочтут секретари, или кто там у Павла есть? ... А может пусть живёт пока его заговорщики не того?... Ну будет потом наследник муками совести мучиться, но не смертельно же.
  Отравился грибами? Классика. А он любит грибы? ... Задача номер раз: нужен полный портрет цесаревича - его привычки, вкусы, распорядок дня. Где он спит?
  А может наоборот. Приводим цесаревича Павла на трон. Вернее так. Павел Петрович после смерти своей матери Екатерины Великой садится на трон Российской Империи. А мы ему помогаем, мешаем делать всякие глупости, поощряем всякие полезности и не даём англичанам вместе с Зубовыми его грохнуть. .. А что? Паша Первый, конечно, за короткий срок своего правления начудил маленько, но и толковые начинания у него были.
  Ага, маленько. Один его пассаж с мальтийским орденом чего стоил. Мальтийский, блин твою танковую дивизию, кавалер! ... Но за это убивать?
  Да самому тошно. Но что делать? Перевоспитать Павла не получиться, ему всё же уже за сорок. Сам трон он не отдаст, и хрен его уговоришь. Да и кому отдавать? Константину? Тому только 17 лет, какой из него император, тем более он и не хочет им быть.
  Может пусть уж Павел? Пусть себе чудит, если не дать его грохнуть, может статься, появится возможность влиять на него? ...
  Нет, сколько времени на дятла не трать - орла все равно из него не сделаешь!
  Другой вопрос. А сам убить сможешь?
  В прошлой же жизни мог.
  Ха, мог он! То в бою. Там была, если разобраться, самозащита. Если бы не ты их, то они тебя и твоих солдат. А здесь подойти к спящему человеку, накинуть ему на лицо тряпку с хлороформом и сделать укол в вену. Сможешь?
  Придётся смочь.
  Устранить Павла в Гатчине очень сложно ... если просто невозможно. Войск в Гатчине до туевой кучи - 5 пехотных батальонов, егерская рота, драгунский и гусарский полки, казачий эскадрон, артиллерийская рота. Охранную службу несут по расписанию караулов. И как ты безногий инвалид пройдёшь караулы?
  Слуг там не мало.
  Слуг, наверное, немало, но наверняка все проверены, все друг друга знают ибо, как правило, родственники. Посторонний человек сразу вызовет подозрение. Охрана хоть и меняется, но тоже стоят одни и те же и слуг в лицо знают. Незнакомый сразу насторожит и привлечёт пристальное внимание.
  Так что же делать, если Екатерина умрёт? Я так долго оттягивал решение этого вопроса, что боюсь, как бы не было поздно. Всё надеялся на...
  Да на русский авось ты надеялся. Авось само всё разрулится.
  Как специально всё сложилось - посоветоваться и то почти не с кем, все в разъездах. Дашкова уехала по делам в Троицкое имение под Калугой, Бекер в Америке, Штиглиц в Европе. Только с Крыловым.
  Бенджамин поехал в недавно образовавшиеся Северо-Американские Соединенные Штаты. Ну, недавно - это относительно, всё же государству двадцать лет. Дипломатических отношений у нас с ними пока нет, и интереса к ним у нас пока тоже никто не проявляет, поэтому и информации никакой. О том, что через каких-нибудь 150 лет это новообразование станет диктовать свои условия миру и станет истиной империей зла, даже никто и помыслить не может.
  Кто и почему у нас назвал их именно Северо-Американскими Соединенными Штатами я так и не понял, хотя Бенджамин говорил мне, что их Конгресс утвердили название своей страны как United States of America. Пока это только дюжина штатов, но я-то знаю, во что это всё превратится, вот и предложил Бенджамину посмотреть, что там происходит, какой расклад сил, какие превалируют тенденции в их молодой элите и что творится на тех территориях, которые в США (ну, или САСШ) не вошли.
  Штиглиц уехал во Франкфурт к Майеру Ротшильду. Разведка, впрочем, как и любое предприятие, требует финансирования. Что поделать - деньги никто не отменял. Вот пусть Ротшильды и финансируют русскую разведку. А почему бы и нет? Резидентура в Европе у нас растёт, и провалить её из-за неграмотного финансирования было бы большой глупостью. Туда-сюда, через полгодика, Бог даст, во Франции должен появиться новый финансист - Луи́ Жерме́н де Фюне́с де Галарс, или проще - Луи Галарс. Ну не из Петербурга же ему начальный капитал везти.
  Так что посоветоваться можно только с Крыловым.
  Всё-таки, когда человек просит чьего-то совета, он как бы снимает с себя часть ответственности за принятое решение - мол, это не я виноват, а вон тот придурок, что дал мне совет.
  Я уже садился в карету, когда к дому подъехал фельдъегерь из дворца с приказом явиться пред светлые очи Императрицы.
  Вот! Придётся самому всё решать.
  Ничего тебе не придётся. Екатерина всё сама уже решила.
  А зачем тогда вызывает?
  Сейчас узнаешь.
  А если она всё же решит женить Константина на Шурочке, не затеет ли она проверку её родословной и не докопается ли до истины?
  До какой? Екатерина и так знает, что мать Шурочки крестьянка. Чего уже там копать?
  
   Иван Самойлович Роджерсон, он же Джон Сэмюэль - лейб-медик Императрицы был завербован нами в 94 году. После того, как нам удалось с помощью Джорджа Чилд-Вильерса заглянуть в его переписку, за ним, в смысле за Роджерсоном, было установлено постоянное наблюдение. Разработкой лейб-медика занимался Крылов.
   Прорабатывалось несколько вариантов вербовки. Первый, если можно так сказать - идейно-политический. Можно было попробовать сыграть на том, что Россия дала ему всё - карьеру, положение в обществе, материальное благосостояние (его жалование составляло четыре тысячи рублей в год - оч-чень неплохие деньги по нынешним временам), а он, такой сякой, отвечает ей чёрной неблагодарностью - шпионит против неё. Письма вот пишет с информацией явно разведывательного характера. Нехорошо! Надо бы и на страну благодетельницу поработать. Но... Но наблюдение показало, что Роджерсон, хотя и живёт у нас уже без малого тридцать лет, все же продолжает оставаться в душе англичанином и продолжает интересоваться политическими английскими новостями, близко принимает их к сердцу и даже готов всячески защищать честь своей родины от насмешек русских друзей. Кроме того, он постоянно оказывает всякое содействие своим соотечественникам, приезжающим устраиваться в Россию.
   Вот откажется Роджерсон от сотрудничества, и что тогда? Кроме этого единственного письма у нас ничего нет. Письмо? А что письмо - ну делится человек своими впечатлениями и что? Да и Дашкова против. Она считает, что Роджерсон всей душой предан Императрице (любопытно!), а ещё оказалось, что ему Екатерина Романовна обязана - Роджерсон вылечил сына княгини от дифтерии.
   Н-да, надо действовать очень аккуратно - кроме Дашковой у него покровителей весь императорский двор!
   Идея поймать на компромате не срослась. Ну не нарыли мы на него ничего. Примерный семьянин, имеет сына; в карты играет, но не азартно; вино любит, но в меру. Женщины? Женщины вообще не компромат.
   Материальный, так сказать, вариант тоже не играл - лейб-медик Екатерины II достаточно богат, и не мот, но и не жлоб.
   - Может, оставим Роджерсона в покое? Он хороший врач, вот пусть и лечит, а для наших целей можно и кого-нибудь другого подобрать.- Крылов сидел напротив меня в кресле и неторопливо набивал трубку. - Императрица же отнеслась к его письму ..., как ты там сказал? ... Индифферентно?
   - Да. ... Правда, я её просил об этом, в противном случае в аглицком посольстве могут начать искать утечку и заподозрить Вильерса, а нам Джорджик нужен. ... Видишь ли, мин херц, кроме того, что Роджерсона можно бы было использовать в качестве дезинформатора, мне нужно, чтобы он своим авторитетом прекратил, если так можно сказать, размножение великих князей.
   Крылов просыпал табак и чуть не выронил трубку.
   - Как? ... Кого? Это ты про что?
   - Про великую княгиню Марию Фёдоровну, жену Павла Петровича, которая мать уже семерых наследников и беременна ещё одним. Боюсь, что этот процесс может продолжаться ещё очень долго. А зачем России столько потенциальных претендентов на императорскую корону? Это, как нас учит история, чревато... Не находишь?
   - А как ..., как, по твоему мнению, Роджерсон может этот, как ты говоришь, процесс прекратить? Павел давно охладел к супруге, у него сейчас Нелидова в фаворе, но его жена, если верить дворцовым сплетням, с разрешения самой Императрицы завела любовника. Ходят слухи, что только первые трое детей от Павла, а остальные от её статс-секретаря Муханова. Сейчас, говорят, она беременна от гофкурьера Бабкина, но Павел вынужден признавать детей своими, ибо нобле́с обли́ж.
  - Угу, говорят ... в Москве кур доят, а мы пошли и сисек не нашли. ... Впрочем, я тоже слышал нечто такое... Бардак и бордель, одним словом. ... Но если всех убедить, что следующая беременность может свести Марию Фёдоровну в могилу...?, Вот в этом нам и должен помочь мистер Роджерсон.
  - А почему именно Роджерсон, есть же ещё и Моренгейм - он же принимает роды у великой княгини?
  - Роджерсон авторитетнее, а Моренгейм и так подтвердит. Ты же сам сказал, что женщина, столько раз рожавшая, здоровой уже быть не может. Думай! ... Думай, как нам Ивана Самойловича к себе привязать. В конце концов, ты же великий баснописец.
  - Издеваешься? - Иван наконец-то закончил набивать свою трубку и закурил.
   Может спички изобрести, что бы Иван так не мучился с этими кресалами, кремнями?
  - Нисколько. ... Тебя жена за курение ругает?
  - Ругает. ... Всё вот бросить обещаю, но... А если нам поймать Роджерсона на живца? ...
  План Крылова был не так чтоб уж очень изощрённый, но имел при определённом везении шансы на успех. Решили попробовать, тем более, что у меня и такого не было. Вот, только причём здесь 'живец'? Тут уж скорее 'на понт'
  
  Зимним декабрьским вечером, как раз за неделю до Рождества 1794 года, к двухэтажному особняку на Галерной набережной Петербурга, подъехала карета на высоких полозьях. Особняк этот, построенный некогда Степаном Васильевичем Лопухиным, двоюродным братом первой жены Петра I, принадлежит ныне лейб-медику Её Императорского Величества Ивану Самойловичу Роджерсону. Из кареты вышел довольно молодой, но вполне себе респектабельный мужчина. Открывшему дверь слуге, он представился, как Мичил Макинтош, начинающий врач из Эдинбурга и велел доложить мистеру Роджерсону, что просит принять его.
  Джон Сэмюэль всегда тепло относился к соотечественникам и по мере сил помогал им устроиться в этой холодной, даже для закалённых северными ветрами шотландцев, России. А кто ещё поможет человеку в чужой стране, если не земляк? Поэтому молодой человек был принят, обласкан, приглашён к обеду, который в доме мистера Роджерсона подавали, по английской традиции, в семь вечера. За обедом мистер Макинтош развлекал хозяина рассказами о Уэссанском сражения, о скандале с графиней де Ламотт, посплетничали они и по поводу пристрастия к портвейну Питта Младшего. В общим, гость оказался очень милым человеком. После обеда, когда подали херес (или, как привык говорить мистер Роджерсон - шерри), пришло время поговорить и о цели визита мистера Макинтоша. Вот тут-то и оказалось, что Макинтош не совсем Макинтош, а даже, скорее, совсем не Макинтош и уж точно не начинающий врач.
  Прибывший молодой человек поведал, что на родине очень внимательно следят за успехами мистера Роджерсона в России и благодарны ему за те сведения, которые он регулярно представляет в Foreign Offic. Глаза Ивана Самойловича после этих слов стали круглыми и немного полезли на лоб (я сам не видел, но так мне рассказывал Крылов). В частности очень благодарны за сведения о планируемом императрицей Екатериной возведении на польский престол великого князя Александра (здесь, опять же со слов Ивана Андреевича, у Роджерсона открылся рот). Жаль только, эти сведения перестали быть актуальны из-за гибели Александра, но, как стало известно компетентным органам Его Величества Георга, в России разработан новый план. Вот по поводу этого плана в Петербург и прибыл он, мистер Макинтош. И он, то есть мистер Макинтош, и король Георг надеются на помощь верного сына отечества Джона Сэмюэля Роджерсона!
  В течение всего монолога Макинтоша бедный лейб-медик не мог вставить ни слова - его визави с таким напором вёл разговор, что оставалось только соглашаться. В голове у Роджерсона стали мелькать мысли о перспективе смены умеренного и влажного климата, на резко континентальный (не знаю, как Крылов прочитал эти мысли, но так он рассказывал - поэт всё же). Видя растерянность хозяина, гость поспешил его уверить, что самому мистеру Роджерсону делать ничего не придётся, от него потребуется всего лишь пустячок, ерунда - нарисовать схему комнат Большого дворца в Царском Селе. ... Ну и ничего страшного, что Роджерсон не знает всю схему комнат, главное, указать комнату с железным шкафом и как в неё можно попасть...
  
  Двадцатитрёхлетний капитан князь Иван Мещерский-третий внешне не особо смахивал на англичанина, зато его произношение, отшлифованное Бенджамином, было безупречным, но главное было в его таланте перевоплощения - он действительно себя позиционировал тем, кем в данный момент представлялся. Роджерсон, к примеру, ни на секунду не сомневался, что перед ним англичанин.
  Когда Роджерсону на очной ставке показали окровавленного псевдо Макинтоша, бедный лейб-медик буквально лишился чувств, (пришлось его даже реанимировать посредством нюхательной соли) а потом, уяснив перспективы даже не ссылки, а каторги, сразу же стал хорошим мальчиком - во всём признался, раскаялся и согласился подписать бумагу о сотрудничестве. Впрочем 'бумага', это так, антураж для пущего испуга - ну не будем же мы действительно хвалиться ею перед парнями из Форинт офис. Но на Роджесрона сие подействовало правильно и он, смею надеяться, теперь будет делать то, что скажем ему мы. Во всяком случае, в январе 95 года, после рождения очередной дочери великого князя Павла Петровича, консилиум врачей, осмотревших роженицу, великую княгиню Марию Фёдоровну пришёл к заключению, что у неё вследствие возраста развилось фиброзное перерождение тканей шейки матки, которое может привести к разрыву матки. Консилиум считает, что следующая беременность великой княгини может привести к летальному исходу, поэтому он (консилиум) настоятельно рекомендует великой княгине Марии Фёдорове воздержаться от будущих беременностей.
  Не знаю, насколько этот диагноз соответствовал действительному состоянию здоровья жены Павла Петровича, может, так оно и было, но мы на всякий случай подстраховались.
  Роджерсона же мы стали привлекать для консультаций, но не медицинских, а как эксперта по Англии. Не часто, два - три раза в год, только чисто для того, чтобы не забывал на кого работает. Письма свои он пишет по-прежнему, мы их даже толком не правим.
  А вот Мещерский... А Мещерский отправился в Англию. Впрочем, мы его сразу готовили как резидента в Лондон, а этюд с Роджерсоном был для него, можно сказать, выпускным экзаменом.
  Молодой князь Мещерский-третий оказался настоящей находкой для русской разведки - по дороге на Туманный Альбион Мещерский умудрился добыть богатейшую информацию о практически неизвестной для нас Бразилии, которая сейчас ещё принадлежит Португалии. Он составил, и, главное!, сумел переправить в Россию полный список иностранных судов, посетивших Рио-де-Жанейро в феврале-апреле 1795 года, с указанием времени прибытия и отправления судна, его названия и класса, фамилии и имени капитана, характера груза, порта отправления и назначения, времени нахождения судна в пути, грузополучателя (в Бразилии). На основании информации от капитанов судов и иностранных купцов Мещерский произвел необходимые расчеты и составил рекомендации относительно наиболее целесообразных сроков выхода в плавание к берегам Бразилии русских торговых судов из балтийских портов, сроков и выходов в обратное плавание и маршруты. Предоставил подробные рекомендации по номенклатуре, качеству и другим детальным характеристикам товаров, которые следовало доставить в Бразилию.
  Получив такие сведения мы, признаться, обалдели - никаких ни торговых, ни дипломатических контактов у России с Бразилией пока нет, и очень жалко было, если бы такая информация пропала даром.
  Грамотно распорядился всем Штиглиц - на основании этой информации он сумел организовать компанию по торговле с Южной Америкой и посадить нашего резидента в Рио-де-Жанейро, а заодно и ввозить в Россию бразильский кофе. А я закинул удочку Безбородко об организации консульства России в Бразилии, но это вопрос долгий, его надо решать с Лиссабоном, а там обязанности нашего генерального консула в 95 году начал исполнять Франц Стиц, которого ещё могут и не утвердить, поэтому по-о-ка он разродится..., и то, если захочет...
  В сентябре 95 года в воскресной лондонской газете The Observer было опубликовано объявление: 'Barca Titanic, arrived safely in Southampton' (Барка 'Титаник', благополучно прибыл в Саутгемптон) - наш агент Юпитер приступил к работе.
  
  - Быстро доехал. - Екатерина подала мне руку для поцелуя. - Ты по-прежнему живёшь у Дашковой?
  - Да, Ваше Величество. Своим жильём пока не обзавёлся. Когда был холостым, меня устраивал и дом на Фонтанке, но вот с молодой женой там жить несколько неудобно. Я сейчас подыскиваю место, где построить СВОЙ дом.
  - И как успехи?
  - Да пока никак. Присмотрел тут участок на берегу Карповки, но жене ещё не показывал. Хочу, чтобы она одобрила. - Екатерина удивлённо вскинула брови, но промолчала, видимо полагая, что я не закончил ответ. Пришлось пояснять. - Ведь она там будет хозяйкой.
  - Гм. ... Надо же... Я вот для чего тебя вызвала. ... Сколько тебе надо времени, чтобы подыскать невесту Константину Павловичу и жениха Александре Павловне?
  - Мне?
   Вот началось! Хорошо хоть подготовился.
  - А кому? Ты тут намедни моих сватов раскритиковал, вот и покажи, на что сам способен. ... Что молчишь?
  - Думаю, что Вам ответить, Ваше Величество. Какие-нибудь специальные указания будут?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ну...... Что касается великого князя Константина Павловича, считаю, наследник Российской Империи вправе выбирать жену из кого угодно, и учитывать мнения каких-либо других монарших дворов хоть Европы, хоть Африки унизительно для самого статуса великого князя. Что же касается великой княгини Александры Павловны, то считаю, что выдавать её замуж нужно конечно за представителей самых титулованных и значимых монарших дворов Европы, но пусть они сами борются за её руку и сердце, а мы уж там посмотрим. ... Но, это только моё мнение, Ваше Величество.
  Императрица внимательно на меня смотрела, даже как будто рассматривала, как рассматривают любопытную диковинку.
  - Да? ...Это у тебя дочери нет. Вот будет, и поймёшь, каково это выдать замуж. ... Сколько их, этих значимых дворов? ... Некогда мне ждать. Пора думать, как завершить свои дела земные, а ты вместо того, чтобы помогать, всё каким-то нелепым словоблудием моё время отнимаешь. 'Вправе выбирать жену', 'статусу великого князя'! Что ты понимаешь в династических хитросплетениях? - Екатерина начала распыляться. - Если бы не гибель Александра, которая выбила меня из колеи, мы бы не упустили Густава Шведского, а это значит, что можно было быть спокойным за северные границы.
  - Прошу простить меня Ваше Императорское Величество, но боюсь, Вы ошибаетесь. - Екатерина вскинула на меня яростный взгляд. - Я не припомню, когда бы династический брак предотвращал войну, допускаю, что единичные случаи есть, а вот войн, которые происходили между кровными родственниками, припоминается оч-чень много. Не будем ходить в Европу, тут у нас шли между родными братьями не одно столетие. А что касается Густава Адольфа, то думаю, что шведская сторона стала бы требовать от Александры Павловны перехода в протестантство, а нам сие было бы невместно. Ну, ей богу, Ваше Величество, не пара он нашей Александре Павловне.
  - А кто пара?
  - Ну, например Владислав Гжегож Браницкий, кстати, и веру менять не надо. Фернандо, инфант испанский, правда, паписты наверняка потребуют перехода в католичество.
  - Н-да? ... Ну, Испания это... Ещё есть?
  - Иосиф Габсбург-Лотарингский. Поверьте, Ваше Величество, не пройдёт и пары лет, австрийцы сами будут сватать Александру Павловну.
  - Гм. Пожалуй.... Хорошо, с Александрой ты меня успокоил, а как с женой для Константина?
  - Я по-прежнему считаю, что женой великого князя Константина должна стать представительница самых древних русская княжеских родов. Ваше Величество, русские княжеские рода не менее, простите за тавтологию, родовитые, чем те же европейские.
  - Кто, например?
  Я вынул из папки список и подал Императрице.
  - Здесь двенадцать фамилий девушек от 13 до 17 лет, их родословная, болезни, которыми болели родственники, ну и характеристика ..., если можно так сказать, внешних ... э-э-э... кондиций и образованности.
  - Хм, 'кондиций'! ... Хорошо, я посмотрю. - Екатерина надела очки, всё равно близоруко прищурилась и стала перелистовать страницы. - Э-э-э, Екатерина Павловна Скавронская, 13 лет ... Ну и какого она древнего рода?
  - Ну- у, всё же родственница императрицы Екатерины 1...
  - Ладно, ... подумаю... - Она отложила список в сторону, сняла очки и стала, как бы изучающе, смотреть мне в глаза. - Видишь ли, тут не просто нужна здоровая девушка, которая бы рожала здоровых наследников, тут нужна... Понимаешь, вас мужчин постоянно нужно подкручивать как часы. Вы время от времени поддаетесь приступам слабости, недовольства, от которых вас обычно вылечивают похвалы. В такое время вам страшно обратится к другу, потому что известная гордость мешает вам показать себя в столь подлом виде. А вот так как между мужчинами и женщинами нет соперничества, нам предоставлена печальная привилегия утешать вас и вылечивать. Константин он..., он меня часто огорчает. Он теперь стал горяч более, чем когда-нибудь, весьма своеволен и часто прихоти его не согласуются со здравым рассудком. Военное ремесло вскружило ему голову, и он иногда жестко обращается с солдатами своей роты... - Екатерина на минуту замолчала, как бы раздумывая, стоит ли мне всё это говорить. Но придя, по-видимому, к выводу, что я и так всё знаю, продолжила - Мне известно бесчинное, бесчестное и непристойное поведение его в доме генерал-губернатора, где он не оставлял ни мужчину, ни женщину без позорного ругательства... К сожалению он вырос жестким и бесцеремонным юношей. Его часто посещают вспышки раздражения, которые сопровождаются приступами необузданной злобы. При этом припадки вспыльчивости у него проявляются настолько быстро и неожиданно, что предупредить их невозможно. ... Поэтому ему нужна такая жена, которая бы, с одной стороны, могла гасить эту его агрессию, а с другой поощряла бы то светлое что в нем, несомненно, есть.
   Ох, зря, наверное, мы Марии Фёдоровне рожать запретили - Николай-то Павлович был в моей истории, по сравнению с Константином, очень приличным человеком.
   Вот только не очень-то похоже всё это на того пацаны, с которым ты когда-то китайские фонарики запускал. Неужели он так испортился?
   Надо бы своего человека иметь в его окружении.
  Повисла какая-то гнетущая пауза. Такой откровенности, надо признать, я от Екатерины не ожидал.
  Императрица взяла веер со стола и начала им обмахиваться.
   Зачем? В кабинете конечно тепло, топят, но не так чтоб жарко.
   Это привычка.
  - Что молчишь?
  - Боюсь, что мой прогноз будет не утешительный, Ваше Величество. Исходя из психотипов Вашего сына и внука, их приход к власти, что одного, что другого, чреват заговорами и переворотами с большой долей вероятности. ... Вам надо жить долго.
  - Вечно никто не живёт. ... Что делать-то, Ржевский!? Кому оставить трон? Я не хочу, чтобы они повторяли судьбу ... - Екатерина замолчала, видимо уже жалея о своей несдержанности. Взгляд её, в минуту внезапной откровенности, живой и ..., отчаянный, что ли, стал леденеть, лицо посуровело, в неё стали проявляться жёсткие линии.
   Вот с таким лицом она, наверное, Пугачёва на плаху отправляла.
   Надо что-то ей предлагать. Просто 'не знаю' здесь не пройдёт.
  - Я думаю, что в этом случае, для начала, надо попробовать поменять сферу деятельности и Павлу Петровичу и Константину Павловичу?
  - ???
  - Поручите им государственное дело.
  - Какое? - Во взгляде Императрицы появился интерес.
  - Дело, которое сейчас решить нельзя, но и не решать нельзя.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Боюсь, Ваше Величество, у нас начинает вызревать проблема, которую надо бы как-то решать, но никто не знает как.
  - У нас таких проблем пруд пруди.
  - Разрешите, я начну ... если можно так сказать, из далека?
  - Только не из очень далёкого... А просто сказать не можешь?
  - Но я хочу объяснить...
  - Давай уже, не тяни.
  - До недавнего времени, Ваше Величество, наше дворянство свои потребности соизмеряло с существующей у нас системой работ, то есть со сложившимися хозяйственными возможностями.
  - Поясни, это ты к чему?
  - Ну, если всё упростить, то наши хозяйственные возможности вытекают из плодородности нашей почвы и климата. В Московском уезде, например, где основной грунт глинистый, рожь урождается втрое или вчетверо против посева. Иначе говоря, при посеве на десятину 12 четвериков получается 36, ну, в лучшем случае , 48 четвериков или, как говорят 'сам - 4'.
  - Я знаю это и без тебя. У меня есть кому докладывать. Что дальше?
  - Дело в том, что сейчас прослеживается тенденция среди молодой части нашего дворянства свои потребности формировать по европейскому образцу, где совершенно другие хозяйственные возможности - другой климат, другие почвы. Если нашу систему работ можно условно охарактеризовать, как 'сам-4', то европейская - 'сам-6, сам-7'.
  - Ну и?...
  - Всё это ведёт только к увеличению гнёта на крестьян. Если ранее с крестьянского труда помещиками забирался прибавочный продукт, то сейчас начинает забираться уже и часть необходимого.
  - Я так и не поняла, что ты хочешь предложить?
  - Ваше Величество, положение крестьян сейчас находится на грани рабского прозябания, а это чревато социальным напряжением, которое тем больше будет возрастать, чем больше будут наши дворяне стараться существование своё уподоблять роскоши Людовика XVI.
  - Так ТЫ что предлагаешь? Знаешь, таких доброхотов, которые якобы ратуют за благо народа, у меня и без тебя хватает. Кто бы предложил чего путного ...
  - Позвольте, я продолжу, Ваше Величество?
  - Так есть у тебя чего дельного?... - Екатерина раздраженно кинула веер на стол.
   Раздражена. Плохо. ... А, будь, что будет.
  - Надо постепенно решать этот вопрос. Я предлагаю, на первых порах, создать комиссию по изучению положения дел, и назначить её председателем великого князя Павла Петровича, а его помощником Константина Павловича. А задачей комиссии будет выработка предложений для улучшения положения крестьян.
  Вопреки моим ожиданиям, взрыва не последовало. Наоборот, Екатерина как-то даже успокоилось, как будто я сказал то, что она и хотела услышать. Откинувшись на спинку кресла, она вновь стала смотреть на свой портрет работы Рокотова.
   Тоже привычка такая?
   Наверное, это просто любимый её портрет. Когда он был написан? Ей на нём лет тридцать, наверное, с небольшим.
  - Все эти комиссии одна болтовня. Вон я в 67 году созвала Уложенную Комиссию, которая бы наши законы в порядок привела, и что? Год пустобрёхством занимались, а толку шиш.
  - Комиссия должна быть небольшой - человек... ну, шесть - семь, ну десять. И срок поставить конкретный, скажем ... месяц.
  - Гм....
  Повисла долгая пауза.
   Надо что-то добавить.
  - А как первый шаг, Ваше Величество, нужен указ, запрещающий барщину в воскресные дни, ограничить её тремя днями и запретить при продаже крестьян разбивать семьи.
  Екатерина вздохнула, перевела взгляд на лежащие перед ней бумаги.
  - Страшно ... Не хотелось бы закончить царствование заговором против меня, или каким-нибудь бунтом. ... Ведь народ он что? ... Дай ему послабление, он и ... - Екатерина не договорила и взглянула на меня.
  - Эта комиссия, я уверен, ничего толкового не придумает, но мы проверим способности членов комиссии решать серьёзные вопросы и...
   - Ладно, я твою мысль поняла. ... Подумаю. - Она взяла принесённый мною список невест, полистала, опять надела очки, стала просматривать.
  Этот список мы стали готовить вместе с Екатериной Романовной сразу же, как узнали о вояже Будберга. Самой трудной я считал задачу убедить Императрицу отказаться искать потенциальных невест среди европейских дворов, но она вроде решается - Екатерина всё больше склоняется к нашей позиции.
  - Я не вижу здесь твоей сестры.
  - Да мы... э-э-э, Ваше Величество, как бы не особо..., э-э-э...
  - А вот Александра, пожалуй, сможет благотворно повлиять на Константина Павловича.
   Тадам-м!... Надо будет Шурочку научить, как пальцы сломать будущему мужу, чтобы сразу загнать его под каблук.
   Постоять за себя она умеет.
  
  Глава 4 (1797 март)
  
  Не лучше было бы людям, если бы исполнялось все то, чего они желают.
  Гераклит
  
  - Человек есть первое сокровище государства, сбережение государства - сбережение людей, а крестьянство содержит собою все прочие части общества и трудами своими особого уважения достойно. - Павел начал своё выступление несколько неожиданно. Ничего себе! Ай да Павел! Ай да сукин сын! - Но в отношении того вопроса, который мы разбираем, скажу, что крепостным крестьянам живется лучше бесхозных государственных, потому как за них есть кому заботиться и заступиться. Существующее их положение - лучшая для них форма жизненного уклада. - Вот, пожалуйста, блин! Начал за здравие, а кончил... Вот такой Павел во всём! Хрен с ним кашу сваришь! - Но чувство, враждебное между крестьянами и их помещиками, к несчастью, существует, и от этого были случаи неповиновения помещикам. Поэтому считаю, что некоторые меры по улучшению крестьянского бытия применить надо.
  Секретная комиссия по изучению быта крестьян и выработке рекомендаций по его улучшению, учреждённая указом Её Величества Императрицы Всероссийской Екатерины Великой от 15 декабря 1796 года, начала свою работу только 1 марта уже следующего - 97 года в Мраморном дворце. Два с лишним месяца ушло по существу только на улаживание регламентов, согласовании персонального состава, получения экспертных оценок и прочей бюрократии.
  Секретной её сделали из соображений безопасности. У нас же как - только слух на Невском пройдёт, что вопрос какой-то изучается, а в Тамбове уже на базаре все знают, что скоро крестьянам свободу дадут. А потом начинаются бунты, мол народ опять обманули.
  Состав комиссии долго согласовывался с цесаревичем Павлом Петровичем, так как будучи председателем комиссии, он хотел назначить тех людей, которых выбрал бы сам. Иными словами, Павел просто не хотел работать с людьми, которых выбрала его мать. Не возражал он только против сына Константина.
  В итоге после многочисленных беганий туда-сюда между Гатчиной и Зимним дворцом в комиссию, кроме Константина, вошли: Князь Николай Иванович Салтыков исполняющий должность президента Военной коллегии, Гавриил Романович Державин президент Коммерц-коллегии, князь Алексей Борисович Куракин тайный советник (от Императрицы), Александр Николаевич Радищев, Граф Александр Романович Воронцов, полковник Алексей Андреевич Аракчеев и я (по настоянию цесаревича).
  Из предложенных от Павла кандидатов Императрица не возражала только против меня ('сам предложил, сам и расхлёбывай').
  
  - Радищева? Да вы там с Павлом в своём уме? Ты знаешь, за что он сослан в Сибирь?
  - За вредные умствования, умаляющие должное ко властям уважение.
  - Вот именно. Ты знаешь, что он написал? Читал? - Я счёл, что будет благоразумнее промолчать. - Как он мог!? А ведь из известной дворянской семьи... Он же был у меня пажом и отличался прилежным исполнением службы, я наградила его орденом святого Владимира... Да он бунтовщик, хуже Пугачева!
  - Прошу прощение, Ваше Величество, я, конечно, могу ошибаться, но считаю, именно поэтому господина Радищева и нужно включить в эту комиссию. Комиссия всё равно, ни каких, сколь-нибудь приемлемых результатов не добьётся, уж слишком вопрос сложный и щепетильный, но это и покажет ничтожность подобных déclaration. Дело делать и о деле говорить - совершенно разные вещи. И для тех немногих, кто хоть в чём-то разделяет взгляды господина Радищева, станет отрезвляющим фактором.
  Радищева вызвали из Илимского острога, но он конечно к первому заседанию не успел.
   Надо сказать, что то, как Павел Петрович организовал работу нашей комиссии, меня несколько удивило. Собственно, а чего я ждал? Ну, думал, начнутся бесконечные словоблудия о важности и необходимости крепостного социального устройства для государства, о помещике, как о хозяйствующем субъекте на котором держится экономика, ну и кто-нибудь выскажется за некоторые послабления и изменения в крестьянский быт. И продолжаться это будет весь месяц, что указам для комиссии было определено. А потом Павел сформулирует своё мнение, оно и будет выводами комиссии. Я надеялся, что какие-то подвижки всё же будут. Главное, чтобы Императрица потом их указом оформила.
   Павел же после вступительного слова объявил, что он, как председатель даёт членом комиссии неделю срока для выработки и формулирования своего мнения по данному вопросу, а через неделю ждёт эти мнения представленные ему в письменном виде. Сам он берёт ещё неделю, для выработки уже общего мнения. Через две недели второе и заключительное заседание, на котором это общее мнение и будет объявлено. И всё, никаких дебатов! Пятилетку в четыре года! Ну а действительно, чего огород городить - все члены комиссии вопрос знают не понаслышке, все сами являются помещиками и имеют крепостных (ну, или как Радищев - являлись) все, в общем-то, какие-то мнения имеют. Ну вот!
   Сам Павел, как помещик, не знаю, как в той моей истории, но в этой оказался не просто прогрессивных взглядов, но можно сказать, для нынешнего времени даже революционных. В своём гатчинском имении он значительно уменьшил крестьянские повинности, введя двухдневную барщину и разрешив крестьянам отхожие промыслы в свободное от барщинных работ время. Павел даже выдаёт крестьянам ссуды, построил для них лекарский пункт и школу. Вот так!
  В моём имении конечно сдвиги в отношении крестьянского быта как бы покруче, но так я же всё же...ого-го! ... В смысле, это же - Я! ... Хотя... заслуга там больше скорее не моя, а Карла Ивановича Краубнера.
   Во-первых, барщины, как таковой, у нас нет. Весь мой 'колхоз' переведён на умеренный оброк. Обслуживающий персонал племенной фермы, лесопилки и мельницы получает заработную плату в виде 'трудодней' (а просто мало наличных денег в деревне!). Те, кто согласился ехать в Гданцевку (ну, или кого по моему 'высочайшему повелению' туда отправили), после двух лет работы получают вольную (зарождающийся рабочий класс надо мотивировать). Собственно реально крепостными остались только дворовые, но они-то почитай члены семьи.
   В школе у меня работают аж два! учителя - один, понятно, отец Ануфрий, который преподаёт 'закон божий'), а вот второй - Почиталин Иван Яковлевич, секретарь и любимец Емельяна Пугачёва, думный дьяк повстанческой Военной коллегии. Во как! В прошлом году, после амнистии для поляков Костюшко, Императрица Екатерина амнистировала и тех немногих пугачёвцев, кто ещё оставался в живых на каторге. Вышедшему на свободу после двадцати лет в крепости Рогервик Почиталину податься было абсолютно некуда, вот Макаров (а кто ещё отвечал бы за это?) мне его в учителя и предложил.
   Доктора вот только у меня в имении нет по причине слишком маленького количества их сейчас вообще в Российской империи. Была надежда, что сын Карла Ивановича Фёдор, окончив Московский университет, как-нибудь попадёт к отцу и останется (>с чего бы?), но он после университета был направлен в Астраханскую губернию. Внутрибытовые проблемы (ну, там мосты починить или ещё чего общественного) решаются старостами. Они же, старосты и зарплату учителям платят.
   Конечно, всё это 'ого-го' только благодаря тому, что основные мои доходу идут от нашего с Штиглицом и Перетцем 'Общества на вере'. Почти всё, что имение зарабатывает, идёт на его же развитие. Вот дома новые строят для крестьян (я приказал дома строить по обе стороны улицы и непременно с противопожарным интервалом между избами), закупили в Голандии какую-то новую пшеницу, сахарную свёклу стали разводить. Карл Иванович, дай бог ему здоровья, сейчас вынашивает идею строительства сахарного заводика. Вот такие у меня в Алексеевском 'пироги'! А Гданцевка сейчас называется Потёмкин. Штиглиц привёз в прошлом году оттуда прошение местных жителей о переименовании Кривого Рога в город Потёмкин. И императрица это прошение удовлетворила.
  
   После заседания комиссии ( хотя я бы назвал его планёркой), ко мне подошёл Константин.
  - Александр Фёдорович, не могли бы Вы уделить мне несколько минут?
   С чего-то вдруг такая вежливость?
  После того раза, когда я недолго преподавал им с Александром механику, мы не встречались. С тех пор прошло уже четыре года, и, безусловно, Константин изменился - тогда это был четырнадцатилетний подросток, а сейчас уже юноша, 27 апреля ему исполнится 18 лет.
   Если Александр был больше похож на мать, то в этом уже чётко проступают черты Павла. Этот точно его сын.
   - К Вашим услугам, Ваше высочество. - Я поклонился и сделал вид, что только вежливость заставляет меня оторваться от очень неотложных государственных дел.
   - Где бы нам побеседовать? ... Не могли бы мы пройти в мой кабинет?
   На рождество прошлого года Мраморный дворец был подарен Екатериной Константину, и, естественно, во дворце у него был кабинет. Дворец был подарен как бы с намёком на его скорую женитьбу, но пока своей воли Императрица не объявляла. Видимо ни как не может решиться.
   Личный кабинет великого князя выходит окнами на Милионную улицу (не знаю, как будет в будущем, но сейчас пишется с одной 'л'). Стены кабинета обиты деревом, а свод облицован филенчатыми еловыми щитами с украшениями. Камин изразцовый, на витых ножках. Как раз возле горящего камина Константин и предложил расположиться. Слуга принёс кофе.
   - Александр Фёдорович, я знаю, что Вы очень занятой человек, но мне всё же хочется разъяснить один ... э-э-э момент. ... Видите ли, мой отец очень строгий человек и если он сказал что через неделю необходимо представить своё мнение по известному вопросу, то ровно через наделю его нужно представить. ... Понимаете?
   - Да. ... То есть, нет. ... У Вас нет сложившегося мнения?
   - Нет. ... То есть да. - Константин смутился. > Да он не совсем конченный. Может всё то, что о нём говорят преувеличено. Вот, смутился. - Я помню, мы с Вами обсуждали этот вопрос. Вы тогда говорили, что отмена крепостного права неизбежна, и мы с Вами даже разрабатывали варианты этого. Вас за это тогда отстранили от занятий с нами и сослали в имение?
   !!!! Та-дам! Действительно, ведь мне никто тогда ничего не объяснял. Это я сам решил, что ссылка это из-за брошенной фразы, что Павел будет императором.
   - После Ваших слов, Ваше высочество, я думаю, что да.
   - Вы не уверены? Вы что не знали, за что попали в опалу?
   - Я как бы думал, что знал, а вот теперь в своих выводах сомневаюсь.
   - Дело в том, что тогда, после занятий мы с Александром были у Императрицы, и я имел неосторожность спросить её мнение по этому вопросу. Когда она спросила, откуда такие мысли, мы ...ну, то есть я сказал, что мы это обсуждали на уроке с Вами.- Получается, зря ты братец решил, что Шешковский прослушивал занятия...- Выходит, что невольным виновником Вашей опалы стал я. И я прошу простить меня за этот необдуманный поступок.
  - Я думаю, Константин Павлович, что Вы напрасно вините себя. Почему Императрица решила отправить меня в имение ведомо только ей, и даже если на её решение мог повлиять тот мой урок, так это ведь был мой урок. ... А раз Вы его помните, значит он был не зря, и мне это приятно. ... Тем более приятно, что мы к этому вопросу вернулись, только на более высоком уровне. Теперь мы с Вами на этот вопрос можем влиять. ... Так Вы, Ваше Высочество, как я понял, ещё не выработали своё мнение по этой проблеме?
  Константин почесал переносицу.
  Волнуется, что ли?.
  - Мнение у меня есть, моё ли оно, или, скажем, наше с Вами, не столь важно. Да, я тоже считаю, что тот социальный и экономический уклад, который сейчас в России существует, надо менять, в противном случае мы безнадёжно отстанем от ведущих государств Европы. Но я понимаю, что любые радикальные изменения сейчас приведут к социальному взрыву. Мы тогда с Вами рассматривали кажется три варианта, и при любом варианте выходило, что обе стороны, то есть и дворянство и крестьяне остаются недовольны. В губерниях начнутся мятежи крестьян, а в столице заговоры против правящего монарха. Страну может разорвать изнутри. Это если ещё наши соседи, те же турки, например, или шведы не начнут с нами войну, чтобы оторвать себе часть нашей территории. То есть задача невыполнимая - и не отменить крепостное право нельзя, и отменить его нельзя.
   А парень-то далеко не дурак!
   Парень-то, может статься, умнее тебя. А все эти разговоры про его выходки, могут быть просто сильным преувеличением, либо его поведение просто результат бьющих через край гормонов, что для семнадцати лет вполне объяснимо.
  - Но, как я понял, у Вас предложение есть?
  - Есть. Я предлагаю процесс раскрепощения разбить на несколько этапов. На первом этапе частично ограничит права помещиков. Скажем, законодательно устанавливаем, что помещик может заставлять работать крестьян на себя не более чем два дня в неделю. На следующем этапе запрещаем разделение семей крестьян при продаже. Затем запрещаем продажу без земли. И так далее. Смысл ограничений должен сводиться к тому, что в итоге, постепенно помещику должно стать не выгодно иметь крепостных.
  - Любопытный вариант. ... Но Вы же понимаете, что на местах все эти положения не будут выполняться, если законодательно не будут прописаны санкции за их нарушения.
  - Да. Обязательно должно быть прописано, что в случае нарушения этих нормативов помещик при первом нарушении выплачивает штраф, при втором - штраф в десятикратном размере, при третьем - земля и крестьяне у помещика изымаются в пользу казны.
  - Ох, боюсь мы спровоцируем разгул коррупции, Ваше высочество. Чиновники на местах озолотятся. Но ... мне идея нравится. Надо подумать. ... Но в первую очередь, в таком случае, необходимо снять запрет крестьянам подавать жалобы на помещиков.
  - Согласен. И ещё... Надо отменить запрет покупки крестьян фабрикантам и заводчикам из купцов для работы на заводах и фабриках. ... Причём это надо сделать на первом же этапе. А вот в последующем определить, что крестьяне на фабриках или заводах после отработки определённого времени, скажем так, достаточного, чтобы погасить затраты на их покупку, ну, там три - пять лет, становятся вольными. Я думаю, что фабриканты из купцов на такое пойдут. Даже за три года крестьянин принесёт хозяину немалую прибыль.
  Константин во время разговора разгорячился, на щеках появился румянец, глаза горели.
  - Это если хозяин из купцов, а если дворянин, как я, например?
  - Я пока не думал, но и это можно будет как-то ... решить.
  - Ну что ж, мне Ваш вариант нравится, мне конечно надо его ещё обмозговать, если так можно сказать. ... Но могу сказать сразу, что в своём докладе Павлу Петровичу я его учту.
  - Значит, на Вас я могу рассчитывать.
  - Безусловно. ... Скажите, Константин Павлович, а Вы и с другими членами комиссии будете беседовать? -
   - Конечно. Я знаю, что батюшка имеет своё мнение и именно его хочет сделать заключением комиссии. Нет, кое-что из нами написанного, он может быть и учтёт, но если мы все будем единодушны, того, что он учтёт, будет больше.
  - Ну что ж, Ваше высочество, на меня можете рассчитывать.
  - Спасибо.
  - Да за что ж,? Мы ведь с Вами на одной стороне.
  - Ну и хорошо. ... И ещё один вопрос, Александр Фёдорович, если позволите? - Константин опять замялся. - ... Этот дворец Императрица подарила мне с явным намёком на мою будущую женитьбу... Вы не знаете, кого она имеет в виду?
  - Помилуйте, Ваше высочество, если Императрица не сочла нужным этого сказать Вам, то мне-то и...., ну сами понимаете. ... Впрочем, я думаю, что у Императрицы пока нет решения.
  - Да? ... Но мне показалось, что.... Ну, неважно.
  
  То, что Константин предлагает, размажет процесс отмены крепостничества на все те же 60 лет и приведёт к тому же, что и в той истории, которую я знаю, как свою - к революции 17 года.
  Дичайший капитализм 19 века, причём 'дичайший' это не только про Россию, а про весь капитализм, где он в 19 веке появится, породит поиск другого, более справедливого общества, поэтому Великая октябрьская социалистическая революция в России неизбежна. Твои попытки ускорить процесс раскрепощения могут привести к революции не 17, а, к примеру, 870 года, или когда там была Парижская коммуна? Как вариант?
  Опять - двадцать пять. Впрочем..., Но я что-то сомневаюсь, что при Александре III могла быть революция.
   1870 год - это ещё Александр II, но ни того ни другого теперь не будет.
   Не будет тех, но будут другие и почему они должны быть хуже?
   Хуже, лучше, кто это определяет? История? И как это определить сейчас? ... Ты, по большому счёту хотел бы, чтобы Россия шагнула от феодализма сразу в социализм, а так, как нас будет учить товарищ Маркс, не бывает.
  
  - Ну и как там у вас, в вашей комиссии дела идут? - Екатерина приняла меня в этот раз не в кабинете, а в Оранжерейном павильоне Малого Эрмитажа. Когда я подошёл, она что-то читала сидя на лавочке. После того, как я поцеловал ей руку, она жестом показала, чтобы я сел рядом.
   Нет, это не лавочка, это атаманка.
   Да вроде - оттоманка...
  - Пока ещё трудно судить, Ваше Величество, ... пока непонятно... Единственно, могу сказать, что в своих прогнозах я ошибался. Как не странно, практически все члены комиссии являются сторонниками улучшения быта крестьян. Даже более того, практически все, пожалуй, за исключением только Павла Петровича, ратуют за полную отмену крепостного права.
   - Все?!
  - Да, Ваше Величество. Некоторые считают, что это надо делать немедленно, некоторые - что Россия пока не готова, и необходимо время для подготовки реформ. Державин, например, считает, что крепостное право является злом, но его отмена была бы еще большим злом, так как нарушила бы общественное спокойствие. - Императрица удовлетворённо хмыкнула, но ничего не сказала, и я решил продолжить. - Князь Куракин тоже за реформы, и считает, что лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу, но в то же время, уверен, что против реформ будет почти все дворянство и большая часть купечества.
  - Купечества? -
   Да, Ваше Величество. Купцы сами мечтают превратиться в дворян и получить крестьян. Мы можем опереться лишь на образованное меньшинство дворянства и собственный Ваш авторитет. ... Очень любопытный вариант предлагает Константин Павлович.
  - Константин? ... Вот как? Интересно, и какой же?
  - Он предлагает поэтапными реформами привести к такому положению, когда для помещиков иметь крепостных станет невыгодно.
  - Чушь. То, что он предлагает, было в Англии триста лет назад. Но мы не Англия. Там крестьян согнали с земли, а попробуй это сделать у нас? Раздать же землю крестьянам в собственность тоже нельзя. Во-первых, она принадлежит помещикам, а сейчас дворяне оплот престола. Это всё - армия, чиновники, ... да всё. Если дворяне от престола отвернутся, то и государства не будет. ... Поменять опору для престола? На кого? ... А во-вторых, ты уверен, что крестьяне правильно распорядятся землёй? Не помрёт ли Россия с голоду? ... Но улучшения в жизнь крестьянина ввести надо. Вот и думайте, чтобы и волки были сыты и овцы целы.
  - Так я и говорю, Ваше Величество, что пока непонятно. Но...
  - Ладно, пока это не столь важно. Я не за тем тебя позвала. ... Я долго думала над твоим списком для Константина Павловича. ... Видишь ли, из всех претенденток лучше, чем твоя сестра Александра, хоть ты её в список не включил, я не вижу. Но... Я уже плюнула на все эти рассуждения про морганатический браки - в конце концов, происхождение жены Петра Великого тоже весьма сомнительное, Педру I Справедливый, король португальский, так вообще женился на трупе своей любовницы. ... Но и один и другой были уже у власти.
  - А что Вам мешает, Ваше Величество, создать новый прецедент, который для нас вовсе и не прецедент - в России цари и цесаревичи большей частью женились на дочерях своих подданных.
  - Да, я знаю, но на боярских дочерях.
  - Я Вам и подал список...
  - Не перебивай. ... С начала я хотела просто присвоить тебе княжеский титул, а Александра как твоя сестра должна бы стать княжной, но это ... Вот если бы Дашкова её удочерила, как дочь своей подруги, то она бы могла уже считаться, как из княжеского рода Дашковых. Ты меня понял?
  - Да, Ваше Величество.
  - ... Приличия должны быть соблюдены. ... ... Какое сегодня число?
  - Пятое, Ваше Величество. Понедельник.
   - Три дня тебе сроку хватит?
  Я вскочил с атаманки (или оттоманки?), понимая, что этим вопросам аудиенция и закончена.
  Приличия должны быть соблюдены?
  - Ваше Величество, позвольте уточнить один вопрос?
  - Ну?
  - И прошу простить и понять меня правильно, Александра всё же моя сестра - Лучше промолчи. - А Павел Петрович и Мария Фёдоровна как относятся к Вашему решению?
  Екатерина усмехнулась, глаза её сузились, и лицо приобрело очень ехидное выражение.
  - Они сами меня об этом просили. - И видя, наверное, моё недоверчивое выражение лица, объяснила. - Константин стал заглядываться на Александру сразу же, как она появилась во дворце, но чувствуя мою к ней расположенность, вольностей не допускал. Когда я приняла решение о его женитьбе, то Александра по моему поручению, якобы нечаянно, оказалась с ним наедине. Как только он позволил себе быть более развязным, Александра, не знаю, как это она делает, поставила его на колени, и тут вошла я. Чтобы совсем не опозориться, Константин, стоя на коленях перед Александрой и с перекошенным от боли лицом, стал уверять нас, что любит её и умоляет меня разрешить жениться на ней. Я сказала, что не буду возражать, но вопрос со своими родителями он должен решить сам. Насколько я знаю, Константин действовал через Нелидову. И вот третьего дня ко мне явился его отец и стал требовать не вмешиваться в судьбу его единственного оставшегося сына и наследника и разрешить тому жениться на моей фрейлине. Я сделала вид, что его доводы убедили меня. ... Ну как?
  - Гениально, Ваше Величество.
  - Конечно. ... Юноша, я дворцовые интриги могла бы преподавать ещё тогда, когда твой родители даже не задумывались о наследнике. ... Учись, пока живая. ... - И вдруг Екатерина посерьёзнела, даже как-то осунулась, как будто вспомнила что-то грустное. - Конечно, я бы могла решить всё и простым своим приказом, но ... Бедный Александр... - Она приложила руку к голове и потёрла виски, потом закрыла глаза и потёрла их. - Я вот думаю, не вмешайся я тогда в его судьбу, может сейчас был бы жив.
  - На всё воля Божья, Ваше Величество.
  Императрица резко встала, краска ударила ей в лицо, глаза потемнели.
  Надо было промолчать.
   Чего это она?...Чего я такого сказал?
  Екатерина вдруг покачнулась и стала заваливаться назад.
   Сейчас упадёт! ... Чего я такого сказал?
  Я подхватил её и хотел посадить, но она отяжелела в моих руках и, чтобы не упасть, я вместе с ней сам плюхнулся на лавку (или оттоманку, чёрт её побери!), придерживая одной рукой за талию, а другой за плечи. Екатерину вырвало (я не успел отстраниться).
  - Ваше Величество, что с Вами? ... Эй, кто-нибудь! Сюда! Императрице плохо! ... Сюда быстрей! Мать вашу! Доктора позовите! - Первым прибежал статс-секретарь Храповицкий. - Александр Васильевич, беги за дежурным гоф-медиком. У Императрицы удар. ... Ваше Величество, Вы меня слышите?... - Глаза Екатерины были закрыты, лицо секунды назад красное, стало очень бледным. Дыхание прерывистое с ярко выраженными хрипами.> Неужели инсульт?! Только убежал Храповицкий, как на смену ему появилась камер-фрейлина Протасова и следом камердинер Екатерины Зотов. - Анна Степановна, быстрее пошлите за Роджерсоном, и вызовите Константина Павловича, пожалуйста. Захар, принеси какой-нибудь ковёр, нужно Императрицу положить. - И уже убегающему Зотову. - Начальника караула сюда.
   Похоже геморрагический инсульт. Только этого не хватало.
  Начальник караула с тремя солдатами (>А караул измайловский.), Зотов с ковром и дежурный гоф-медик прибежали практически вместе. Зотов и начальник караула аккуратно приняли у меня Императрицу и осторожно положили на уже расстеленный ковёр. Гоф-медик встал на колени и взял руку Екатерины и стал считать пульс.
  - Надо пустить кровь.
  - Ну, так пускай, твою мать! Ты медик или я?
   Спокойнее. Чего ты орёшь?
  
  Когда прибыл Зубов с Роджерсоном (Зубов сам за ним ездил), Екатерину уже перенесли в спальню и положили на кровать. Кровопускание всё же дало какой-то эффект и Императрица пришла в себя. Роджерсон склонился над ней, чтобы осмотреть, но она довольно внятно произнесла; 'Погоди', и, найдя взглядом меня, что-то стала говорить, но речь её была непонятна, я только разобрал - 'поторопись'.
 Роджерсон попросил всех удалиться и не мешать ему осматривать Императрицу. Все подчинились. С Екатериной остались только он, Протасова и гоф-медик.
 Лейб-медик вышел из спальни Императрицы минут через тридцать, уже все помещения - и кабинет, и будуар, и парадная опочивальня и, даже, камердинерская были забиты придворными, Практически, здесь были все, кто должен был быть. Не было только Павла с женой, но за ними в Гатчину послали немедленно, как только стало известно о случившемся. У самих дверей стояли Константин, Зубов, Александра, Протасова и, лепшая подруга Императрицы Марья Саввишна Перекусихина. Я в это время вполголоса разговаривал с приехавшим только что Безбородко. Здесь все либо разговаривали шёпотом, либо молчали.
  - Господа, - Роджерсон поискал кого-то взглядом, остановившись на Константине, продолжил. - У Государыни апоплексический удар, чувствует она себя тяжело, но надежда есть. - И уже обращаясь к Константину. - Константин Павлович и Вы, Марья Саввишна, Императрица просила вас зайти. ... - И уже когда они заходили в спальню - Только не долго. ... Господа, Императрице требуется покой, я, как её лейб-медик, запрещаю всякие посещения.- Господин тайный советник, мне сказали, что во время, когда это случилось, вы беседовали и Императрицей?
 Роджерсон меня побаивался, не знаю почему. Я с ним не работал, всей вербовкой занимался Крылов, а я лишь учтиво раскланивался, если нам приходилось где-либо пересечься.
 - Да, Иван Самойлович. Всё случилось вдруг, без видимой причины. Мы беседовали о вполне обычных вещах. Императрица была спокойна, даже немного шутила, но в конце разговора вдруг вспомнила о покойном внуке Александре Павловиче, лицо её стало краснеть, она потёрла виски, потом глаза и после этого вдруг резко встала. Секунду она стояла и стала падать, я успел её подхватить.
 - Понятно, понятно. - Роджерсон в процессе моего рассказа постоянно кивал головой. - Спасибо, господин тайный советник, картина болезни в общих чертах мне ясна. Не скрою, положение очень серьёзное, но всё в руках божиих. - Поклонился и ушёл в спальню Императрицы
 
 Две недели в Санкт Петербурге царило тревожное напряжение. Уже к концу дня 5 марта даже самые последние забулдыги Свечной слободы знали, что с Императрицей случился удар. Слухи, которыми обрастают любые события, а событие такого рода и подавно, были самыми противоречивыми, но все сходились к одному - грядут перемены. А в России, любые перемены, неважно - плохие ли, хорошие, всегда равносильны стихийному бедствию. Дальше может и будет ничего, но сразу точно будет х... ну, в общем - плохо. Две недели даже петербургские лошади по мостовым старались ходить шёпотом, особенно мимо Зимнего дворца. А уж в самом Зимнем напряжение было такое, что все камердинеры, статс-секретари, лакеи, фрейлины, даже солдаты караула казалось стали меньше ростом от предчувствия перемен. Это где-нибудь в Дании или там, в Швеции, да даже в той же Англии смерть монарха вовсе не означает коренной перелом во внутриполитическом курсе страны, в России, даже в моём далёком будущем приход на трон нового царя, генсека или президента чреват крутыми изменениями для каждого обывателя. Вот почему каждый властитель оплакивается как близкий родственник. И вот почему за здоровье Екатерины Великой искренне молились во всех церквях.
 И видимо хорошо молились, потому как через две недели Императрица сама (понятно, что с помощью) встала с постели и изволила пройти в кабинет и выпить там чаю (её любимый кофе с густыми сливками, сахаром, бисквитами и миндальными гренками запретил лейб-медик Роджерсон).
 
 В этот же день из Европы вернулся Штиглиц.
 
 - Майер Ротшильд, как ты любишь образно выражаться, правая рук ландграфа Гессен-Кассельского Вильгельма IX. Специализируется на теневых финансовых операциях и, если мне не соврал один из его людей, щедро мною замотивированный, даже хранит всю черную бухгалтерию ландграфа в потайном помещении под подвалом своего дома, вместе со своими бухгалтерскими книгами. - Николай отпил кофе, поморщился. - Так ты и не научился у Габриеля варить кофе. ... Ну ладно, о чём я? ... А, ну да, так вот, в свое время отец Вильгельма одалживал своих солдат Англии, которая пыталась с их помощью подавить восстание в колониях в Америке. С тех пор Англия в долгу перед Гессенским домом и расплачивается векселями. Майер придумал остроумную схему: его агенты закупают на эти векселя английский текстиль, везут его в Германию, где продают за звонкую монету. Вильгельм IX получает свои деньги, а Майер кладёт в карман часть прибыли. Вот так! Чтобы привлечь гера Майера к нашей, так сказать, кормушке, надо каким-то образом заинтересовывать Вильгельма. Или может быть другой вариант - как я понял, в его, в смысле Майера, планы входит создание широкой банковской сети по всей Европе. Как предложение, можно попробовать открыть банк в Петербурге на паях с ним. У Майера пять сыновей, вот одного и пригласить к нам... Как?
 - Надеюсь, его как Зюсса не повесят?.... В области финансов я полностью полагаюсь на твоё чутьё, если ты считаешь, что таким образом мы можем привлечь к своей работе европейский капитал, то надо пробовать.
 - Не европейский, а еврейский, это пока не одно и тоже. ... Почему нет? ... Финансировать наши проекты он согласился, мы сошлись на 2-х%.
 - Это...?
 - Это нормально. ... Между прочим, Майер хорошо помнит нашего Габриеля и до сих пор хранит подаренную им авторучку. ... Кстати, что слышно про...
 - Пока ничего, но прошло только девять месяцев.
 - Девять. ... Юпитер прошёл тот же путь за восемь месяцев.
 - Нет, за девять. ... Я думаю, ещё рано.
 - Волнуешься?
 - А ты?
 - Гм, кто из нас еврей? Тоже научился вопросом на вопрос отвечать. ... Я, как ты говоришь, полевой агент, мне волноваться нельзя, а ты руководитель, тебе волнения по рангу положены.
 - Положено, вот и волнуюсь. ... Ладно, что по другим фигурантам? Есть что интересное?
 - По Воронцову. Полномочный министр в Лондоне с 85 года, вот уже как почти двенадцать лет. Вдовец, после смерти жены в 84 году в Венеции, пока не женат.
 - А от чего она умерла?
 - От чахотки. Почему ты спрашиваешь? Ты эти сведения мог бы получить и у Екатерины Романовны, в конце концов, она его сестра?
 - Вот потому и не спрашиваю, что сестра. Она один раз обмолвилась, что её братья англоманы. Я это запомнил. Согласись, посол России не должен быть ни чьим 'манном', он должен быть русофилом. А если он всё же 'ман', но это подозрительно, не находишь?
 - Нахожу. Во время нашей войны с Турцией добился разоружения английского флота, снарядившегося в помощь Турции, и возобновил торговый трактат России с Великобританией в 93 году. По поводу флота должен отметить, что, по моему мнению, англичане сами не хотели влезать в эти дела, а Воронцов выдал это как дипломатический успех. Да и по поводу договора тоже. ... Договор англичанам самим выгоден, да к тому же они хотят нашими руками пободаться с Францией. Вот так.
 - Насколько это вероятно, по поводу флота?
 - Очень вероятно. ... И так думает Юпитер. ... У графа двое детей, сын и дочь. Старший Михаил, кстати, крестник Императрицы. В этом году ему исполнится 15 лет, прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка, живёт с отцом, в России практически не был, по-английски говорит лучше чем по-русски, хотя отец, говорят, общается с ним только на русском. Отец обеспечил сыну лучших гувернеров и учителей. Кроме английского, читает и говорит по-французски, по-немецки, знает греческий и латынь. Прекрасный наездник, играет в шахматы и выходит в море на яхте. Этакий маленький лорд. На следующий год планируется его возвращение на родину. Англия Англией, а карьеру делать надо дома. Вот к нам и приедет ещё один английский .... Ты знаешь, я не хочу говорить 'шпион', но этот юноша всегда будет настроен проанглийски. Я бы ему не доверял.
  - А дочь?
 - А что дочь? Екатерина, тринадцать лет, вернее в октябре будет четырнадцать, маленькая английская леди. Образование получает под руководством наставницы, девицы Жардин. Ну, этой карьеру делать необходимости нет, я думаю Воронцов её там замуж и выдаст.
 - Если мы его не отзовем...
 - Нужна будет очень веская причина. ... Но это ещё не всё. ... В регистрационной книге церкви при русском посольстве Юпитер обнаружил странную запись... - Николай протянул мне листок бумаги. - Это копия.
 '1790 г, май 17. Крѣщенъ рѣбенокъ от русскихъ родитѣлѣй (Г. С. Р. В. и мисс М. Б.). Нарѣченъ Василiй. Крестный - свящѣнникъ Литкѣвичъ'.
 - Крайне любопытно...-Мальчику, стало быть, скоро семь лет.
 - Там же на полях книги есть ещё одна, по-видимому более поздняя запись: "Графъ Сем. Ром. Воронцовъ и англичанка Беклбекъ...". Кто такая Мэри Беклбек, пока уточнить не удалось.
 Известно, что она умерла около 91 года, но была ли она русской, как гласит первая запись в церковной книге, или англичанкой, согласно второй записи, неизвестно. Точно так же, как и где этот мальчик. Вероятно Воронцов отдал его в какую-нибудь английскую семью.
 - А что Литкевич?
 - К сожалению, умер в 93 году.
 - А слуги?
 - Все у Воронцова с 91-92 года, предыдущих найти пока не удалось. С Жардин естественно не общались, сам понимаешь...
 - Да, да, молодцы, правильно, здесь овчинка не стоит выделки.
 - Будешь докладывать Екатерине Романовне?
 - Нет, никому не буду ... пока. Надо думать. ... А что с нашими студеузами?
 - Всё, как планировали.
 В 95 и 96 годах мы направили на обучение в шести университетах Европы шестерых 'алексеевских птенцов'. В 95-м в Венский университет на медицинский факультет поступил Франц Хубер, он же Васька Иваняка, а в Карлов университет в Праге - Герхард Генцен, он же сын алексеевской вдовы Мирошки Стёпка. В Берн уехал Петька Вазюра, или по-швейцарски - Пьер Мюзи. Задача у ребят была простая - учиться наукам и стать своими среди чужих.
 На следующий год мы отправили ещё троих - сын моего егеря Черняя, Кузька, впрочем, уже не Кузька, а Кузьма отправился в Кембридж. Кузьму Бекер готовил дольше всех, легенда Альберта Говарда прорабатывалась до микроскопических мелочей - уж шутить с Форинт Офис мы не хотели. Впрочем, в Сорбону Жана-Поля Сигаля (Кольку Селютку) готовили не меньше. Просто было только с Кёнигсбергским университетом - Влас Шклёда поехал как русский, не заметая следы по транзитным странам, поехал прямо из Питера, правда, под другим именем. Но у Власа и другая задача.
 - Адаптировались?
 - Я видел только своих, кого курирую. Уже ... гм, иностранцы.
 - Это хорошо...
 - Ну, ... осторожно скажем так - не плохо. ... Но это ещё не всё.
 -???
 - В Швейцарии англичане организовали шпионский центр. Руководит им некий Уильям Викхэм. По нашим данным Викхэм родился в Коттингли, это деревня между городами Шипли и Бингли в графстве Йоркшир в 61 году. Отец Генри Уикем, эсквайр, мать Элизабет. В 83 закончил Оксфорд, в 86 году защитил докторскую степень по юриспруденции в Женеве, в 88 женился на Элеоноре Бертран. В 94 по личному распоряжению министра иностранных дел Гренвилла направлен помощником британского посла в Швейцарии. Викхэм координирует интриги французских эмигрантов с деятельностью сети британских шпионов. Его главная задача - поднять роялистское восстание во Франции. Питт-младший, по информации Юпитера, выделил Викхэму щедрые средства на выполнение его миссии. Так, только в октябре прошлого года Викхэм потратил около 30 000 фунтов стерлингов.
 - Ого! ... А вот с эти можно уже идти и к Екатерине Романовне и к Императрице..., только вот до наших ли ей забот?
 - А как она вообще..., что Роджерсон говорит?
 - А что Роджерсон? Он же не бог. У Императрицы, по-видимому, в голове лопнул сосуд, и произошло кровоизлияние. Сейчас положение немного стабилизировалось, но левая часть лица частично парализована, плохо слушается левая рука и левая нога. Необходимо время, но... Но, к сожалению о полном выздоровлении речи не идёт.
 - Да... Боюсь если что, нашу канцелярию могут и упразднить, и все наши потуги..., ладно потуги, все наши люди останутся без поддержки.
 - На 'если что' я заручился некоторой страховкой. Даже если упразднят меня и Дашкову вас тронуть не должны, какая-то подобная структура всё одно должна быть. Впрочем, давай будем решать проблемы по мере их поступления. Да и Павел лично ко мне относится вполне доброжелательно. Мы ведь с ним тут немного поработали в одной комиссии, так что... ... Так что твой вояж можно считать архи успешным?
 - Погоди, я ведь ещё не всё доложил. ... Видишь ли, англичане, такие затейники, придумали, как одним ядром убивать больше народу. Сам я, конечно, в этом мало что соображаю, но ты, думаю, поймёшь. Дай карандаш и бумагу - мне пришлось всю информацию в голове держать, чтобы не рисковать. ... Хотя, надо сказать меня нигде ни разу не обыскивали, да и багаж толком не досматривали.
 Пока Штиглиц рисовал, я уже догадался, что это будет. Значит капитан Шрапнель своё ядро уже изобрёл? А я думал, это будет попозже. Охо -хо, и всё ведь, для того чтобы побольше людей убить. Вот лучше бы он мясорубку, или там пишущую машинку придумал... Сейчас то, что он изобрёл представляет собой переделанную гранату, где в начинку кроме пороха добавлены пули, штук 40, может 50.
  Я посмотрел на рисунок.
  - А знаешь, то, что здесь нарисовано сильно напоминает картечную гранату Онисима Михайлова, он её описал в "Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки" в, если мне не изменяет память, 621 году, то бишь сто пятьдесят с лишним лет назад. ... Вот так будет всегда - мы придумаем, а англичане перепридумают и славу изобретателей оставят за собой.
  - Так это они у нас украли?
 - Да нет, не думаю. Вероятно, сами изобрели, хотя... Всё равно, сие генерал-фельдцейхместеру Зубову надо показать - пусть внедряет, тем более, что это аглцкое ноу-хау.
 - Как? Ноу-хау?
  - Ну, типа 'новая технология' по-аглицки.
 - А чего ты всё 'по-аглицки' да 'по-аглицки', я раньше от тебя этого не слыхал?
 - Так говорит мой Филька, и мне это кажется забавным.
 
  'Алексеевские птенцы', это так, для красивого словца, по аналогии с 'птенцами гнезда Петрова'. Своих ребятишек я так никогда не называю. Они для меня просто Васьки, Мишки, Кольки. Нет, ну в самом-то начале я пытался воспитать у них другое восприятие собственных имён, и на первых уроках пытался называть их типа Василий, Михаил, или там Николай, но всё это, кроме прыскания в кулак, у них никакой другой реакции не вызывало. Я представил это всё со стороны и согласился с тем, что выглядит всё глупо, ну и бросил затею. Только Шурочка серьёзно к этому относилась, поэтому легко и сразу стала не только Шурочкой, но и Александрой и, даже, Александрой Фёдоровной.
  От всей дюжины со мной остаются только пятеро. Бывший неформальный лидер Егор Мунюхин после нашей акции с де Саксом, как-то ну, не то что бы подрастерял своё лидерство, нет, но как-то резко повзрослел и на своих товарищей стал посматривать как бы снисходительно, что ли.
  Я поручил ему подбор кадров для нашей работы. Естественно, что в начале, мы очень долго все вместе и он, и я, и Екатерина Романовна, и Крылов, и Бекер, а позже и Штиглиц, вырабатывали общие критерии того, чем же, в конце концов, должен обладать необходимый нам человек, какие таланты у него должны быть, а чего категорически быть не должно. Дашкова была против кандидатуры Егора.
  За три года существования Специальной канцелярии Кабинета Её Императорского Величества мы, как любая государственная структура обросли естественными бюрократическими наростами. Кто-то ж должен заниматься и хозяйственной деятельностью, и канцелярской, и кадровой. Вот бумаги, к примеру, для Императрицы оформлять, что постоянно должен я? Да и не Дашкова. А кто для этого людей должен подбирать? Крылов? Вот! Но человек должен быть свой, доверенный.
  Дашковой же не нравилось, что Егор молод, но он ещё, кроме того,оказывается, и не из того сословия (естественно она выговаривала это только мне), в круг дворян он не вхож и не будет, а наиболее грамотная часть населения сейчас только дворяне. Долго её пришлось переубеждать. Её сословные предрассудки оказались намного серьёзнее и живучее, чем я предполагал, даже было удивительно, почему она без всякого колебания тогда признала Шурочку.
 - Екатерина Романовна, умных и способных людей надо выдвигать на должности независимо от их положения. Это не я сказал, это Сунь-Цзы сказал, и я думаю, что он абсолютно прав.
 - Я не спорю ни с тобою, ни с Сунь-Цзы, но ты предлагаешь назначить на очень важную должность человека, который заведомо с ней не справится. Может твой этот мальчишка и не глуп и, даже, наделён определёнными способностями, но у него нет ни какого, ни опыта, ни положения.
 - Да я не предлагаю его назначать на должность. Я предлагаю поручить ему работу по определению людей, которые были бы нам интересны. Мы может и сможем найти человека более опытного и достойного, но мне нужен человек в котором бы я был абсолютно уверен. ... А его молодость, это состояние временное и быстро проходящее, опыт же придёт.
 Кое-как я её убедил, мотивируя тем, что разведывательная работа подразумевает сбор информации на всех уровнях, и информация не бывает не важной.
 А вот Ваня Чеботок стал моим секретарём, моим химиком, моим ... В общим, Иван - мои руки, причём руки, растущие из нужного места. Наверное, из него вышел бы талантливый учёный, который что-нибудь открыл бы, ну там новый химический элемент, например гелий, или тот же бром, или планету какую, да тот же Нептун ещё не открыт, но меня почему-то задавила жаба делиться с человечеством. Но мне ведь тоже нужен способный человек, а человечество и так потом всё откроет и придумает.
 - Вань, то, что я хочу тебе сейчас рассказать должно остаться в строжайшей тайне. То, что мы с тобой будем сейчас разрабатывать, не должно уйти на сторону ни при каких обстоятельствах.
 Иван обескуражено смотрел на меня, даже как-то с обидой.
 - Александр Фёдорович, Вы меня пугаете. Мне казалось, что я не давал Вам повода усомниться в моей ...
 - Прости, Иван. Я никогда в твоей порядочности не сомневался. Я, наверное, неудачно начал разговор. Дело вот в чём, я хочу предложить тебе разработать оружие.
 - Но я, да и Вы, насколько я знаю, ничем подобным раньше не занимались. Мне казалось, что Вы больше механик, чем военный, несмотря на то, что офицер. А какая может быть механика в сабле? Разве, что в пистолете, но и там всё понятно. ... Вы что-то придумали?
 - Ты же знаешь, я почти ничего сам-то не придумываю, а, как правило, нахожу старые идеи и пытаюсь их преобразовать в новые решения уже в соответствии с современными возможностями.
 - И что Вы нашли?
 О-о, глаза-то уже загорелись.
 - Гм, ... что ты знаешь об огнестрельном оружие?
 - Знаю, что оно есть, что оно иногда даже стреляет. Умею стрелять, Савва нас всех научил, но оружие меня никогда не вдохновляло - оно предназначено убивать людей, а я как-то к этому ещё не готов.
 - Не поверишь, я тоже за мир во всём мире. Но ты же понимаешь, что это невозможно,... по крайней мере, пока.
 - Понимаю... так в чём идея?
 - Раз ты далёк от оружия, то, наверно и начать стоит издалека. Двесте лет назад жил в Германии мастер-оружейник, звали его, если мне не изменяет память, Ганс Стоплер. Так вот, этот оружейник изготовил многозарядный пистолет. Ведь какие преимущества и недостатки пистолета? Пистолет может на некотором расстоянии, будем говорить корректно, вывести из строя противника. Это плюс. То есть, в принципе, стрелку из пистолета не обязательно обладать большой физической силой или мастерством владения холодным оружием - выстрелил и хоп, противник лежит. Это в идеале, конечно. Это плюс. Но, плюс этот единственный. Остальное минусы. Пистолет стреляет один раз, потом его надо заряжать, а это время, причём не очень маленькое. Кроме того - порох. Порох может отсыреть, может банально высыпаться с пороховой полки. Стоплер попытался обойти первый недостаток, его пистолет мог без перезарядки стрелять восемь раз. Достиг он этого за счёт того, что заряды с пулями находились во вращающемся барабане. - Я замолчал, давая возможность Ивану самому представить картинку.
 - Так,... интересно. Но пока особого прогресса я не усматриваю. Заряжать потом этого монстра было, по-видимому, как Вы выражаетесь, сущим геморроем.
 - Ну, на счёт монстра ты напрасно - штука была, на мой взгляд, весьма изящная, а инженерное решение - весьма новаторское.
 - Гм, может быть... Так Вы хотите, чтобы мы повторили этого Стоплера?
 - Почти. Мы сделаем лучше.
 Я поставил перед ним патрон. Он повертел его в руках, хмыкнул и вернул мне.
 Гильзу револьверного патрона мне сделал ювелир-датчанин Густав Юнгштедт. Он, в свою очередь, долго недоумевал зачем нужен сей цилиндр, и всё спрашивал, а нельзя ли посмотреть всю машину?
 - А порох внутри этого цилиндрика?
 - Да?
 - А как воспламеняется?
 - Вот ты и придумай. ... Вот здесь, - Я перевернул патрон и показал выборку под капсюль. - Должен быть пистон, ...э-э-э ну, я думаю, такой маленький металлический колпачок с ударным составом, который и будет воспламенять порох в гильзе. Вот и придумай ударный состав. ... А потом... Вот чертёж.
 Я развернул схему револьвера, и Иван минут на тридцать выпал из реальности.
 - Как это будет называться? - Наконец спросил он.
 А может всё же лучше мясорубку, или швейную машинку?
 Сделать револьвер было моей давней задумкой, я ещё Габриеля хотел к этому привлечь, но всегда останавливала мысль, что эта долго не удастся сохранить в тайне, и револьверы, а потом и всё остальное под унитарный патрон начнут строгать за бугром и в больших, чем у нас количествах. Но всё же решился, но только для себя - события сейчас могут закрутиться так, что решительные действия в конкретное время в критическом месте могут изменить расстановку сил на русском Олимпе.
 А для решительных действий у меня есть очень симпатичная троица воспитанников Саввы. Савва, так или иначе, приложил руку к подготовке всех моих ребятишек, но Калина, Корень и Васюта им выделялись особо. Последние два года эта троица тренируется постоянно, это мой спецназ. Мало того, что Савва их учил всему, что знает сам, а старый солдат знает не мало, так ещё и я постарался передать всё, что вспомнил из прошлой жизни на тему единоборств и прочих других специальных фишек. Парни, конечно, голой рукой, может, саблю и не остановят, да и пули зубами не ловят, но это пока. Нет предела совершенству. А вообще главная задумка насчёт них, это создать свою школу подготовки сил специальных операций.
 
 Во вторник 31 марта Иван мне принёс французские газеты.
 В "Газетт де Франс" от 2-го жерминаля на второй странице в самом низу было размещено объявление: 'L'entreprise commerciale "fantomas" offre à ses clients des rabais rentables. "'fantômes contre". 'Торговое предприятие 'Фантомас' предлагает своим клиентам выгодные скидки. 'призраки против'.
 Ну, наконец-то!
 
 Глава 5 (1797 весна)
 
 Keine Regel ohne Ausnahme.
 (Не существует правила без исключения).
 Екатерина Великая князю Ржевскому
 
 - Ваше Императорское Высочество, разрешите начать заседание коллегии? - После церемонного наклона головы Павла Петровича, Дашкова села и продолжила. - Ваше Высочество, господа, заседание нашей коллегии посвящено двум вопросам. По поручению Её Величества Императрицы нам необходимо выработать секретное решение по вопросу отношения России к подготавливаемому в Ирландии мятежу против англичан и решение по поводу подготовки уже англичанами роялистского восстания во Франции.
 Заседание коллегии Специальной канцелярии Кабинета Её Императорского Величества было первым такого рода мероприятием. Нет, конечно, Специальная канцелярия и раньше собиралась коллегиально посоветоваться для выработки каких-либо сложных решений, ну, например, по 'Польскому вопросу', но раньше это не называлось коллегией. Да и собирались-то мы впятером - Дашкова, я, Крылов, Штиглиц и Бекер, называть это собрание как-то, вроде бы было нелепо. Сейчас же, в связи с тем, что распоряжением Императрицы шефом канцелярии назначен Великий князь Павел Петрович, и этим же распоряжением Специальной канцелярии передан Таврический дворец, нами было решено для пущей важности назвать это коллегией. Пусть Павел Петрович проникнется. Хотя собрались так же впятером - Бекер ещё в Америке. Собрались в бывшем кабинете Потёмкина, восстановленного после гарновскогрибовского грабежа.
 По первому вопросу докладывал Крылов.
 - Господа, прежде чем рассказать о сути вопроса, хочу вам напомнить саму историю взаимоотношений Англии и Ирландии и осветить, так сказать, предысторию конфликта. Как вы знаете, и Англия и Ирландия находятся на островах. Ирландия занимает второй по величине остров в группе Британских островов, и отделена от Англии Ирландским морем и проливами Северным и Святого Георга. Это, так сказать, что касается географии. Теперь об истории. - Иван Андреевич отпил воды из стоящего перед ним стакана и продолжил. - В 12 веке английский король Генрих II высадился с большой армией на острове и провозгласил себя правителем Ирландии. Несмотря на это, западная часть острова продолжила сопротивляться после его отбытия. В начале четырнадцатого века ирландцы присоединились к шотландцам в борьбе за независимость от Англии. Брат шотландского короля Роберта, успешно боровшегося с англичанами на поле боя, Эдуард Брюс короновался в Ирландии, но после трехлетней войны, страшно опустошившей остров, он погиб в бою с англичанами, которые опять подчинили себе почти весь остров. Однако в 348 году в Ирландию пришла чума, истребившая почти всех англичан, которые жили в городах, где смертность была особенно высокой. После чумы власть англичан простиралась не дальше Дублина. Во время гражданской войны в Англии, английский контроль над островом сильно ослабел, и ирландцы-католики восстали против протестантов, временно создав Конфедеративную Ирландию, но уже в 1649 году в Ирландию прибыл Оливер Кромвель. В течение девяти месяцев он покорил почти весь остров, а затем передал начальство своему зятю Айртону, который и продолжал начатое дело. Результатом стало снижение населения Ирландии с полутора миллионов человек до 850 тысяч, из которых 150 тысяч были английскими и шотландскими новопоселенцами. Восстановление королевской власти мало изменило несчастное положение католических ирландцев. Хотя Карл II и прекратил религиозные преследования, но протестанты удержали за собой земли, отнятые у католиков. Поэтому католическая реакция, начавшаяся с вступлением на престол Якова II, вызвала среди ирландцев большую радость. Лишившись английской короны, Яков II пытался вернуть ее себе с помощью французов, для чего и высадился в Ирландии. Его встретили там с восторгом, все важные пункты передались ему, но скоро явился король Вильгельм III Оранский, разбил его и опять покорил всю Ирландию. Хотя католикам разрешено было свободное исповедание их веры, однако они тысячами стали выселяться за границу. Решением английского парламента был конфискован миллион акров земли и роздан протестантам. В результате английской колонизации коренные ирландцы практически полностью потеряли свои землю. Ни один католик не имеет права занимать какую-либо должность, приобретать поземельную собственность, свободно завещать свое имущество. Хотя законы эти и не всегда строго применяются, но они поддерживают ненависть и озлобление среди ирландцев. Известные события во Франции привели к новой волне всевозможных заговоров против англичан. Так с 91 года в Белфасте функционирует Союз соединённых ирландцев, в котором, к слову сказать, участвуют и многие протестанты. Союз этот втайне готовит восстание, долженствующее превратить Ирландию в самостоятельную республику. В прошлом году один из лидеров этого союза Теобальд Вольф Тон прибыл во Францию и вёл переговоры с Карно, Гошем и Бонапартом о военной помощи. В результате в декабре прошлого года Гош возглавил военную экспедицию в Ирландию, которая закончилась неудачей. Из-за просчётов в подготовке десанта и навигации высадка французов на ирландское побережье не состоялась. В этом году планируется повторить попытку с учётом ошибок прошлого года. В прошлом году французский десант насчитывал около 15 тысяч человек. Часть его погибла, часть попала в плен к англичанам, часть вернулась домой. Точными цифрами мы не располагаем. В самой Ирландии их готовы поддержать 50 тысяч волонтёров.
 - Пятьдесят? - Павел удивлённо только не присвистнул.
 - Да, Выша Высочество. Но подготовлены и вооружены, конечно, плохо. Вся надежда у них на французов, но главное, у них нет толкового генерала, который бы мог возглавить вооружённую борьбу. Они рассчитывали и рассчитывают на Гоша.
 - А как Вы далее оцениваете развитие событий, Иван Андреевич? И каковы Ваши предложения? - Дашкова опять взяла нить разговора в свои руки.
 - Я думаю, Ваше Сиятельство, что перспектив у этой авантюры нет. Англия не настолько слаба, чтобы позволить Ирландии выйти из зоны своих интересов, кто бы Ирландию ни поддерживал. У Североамериканских штатов это получилось только благодаря удалённости от метрополии и содействию некоторых европейских государств, нас в том числе. Кроме того, у Штатов имеются перспективы развития. Морскую торговлю они уже наладили. К примеру, в прошлом году они заплатили Хасан-паше 12 тысяч золотом, что бы пираты пропускали их корабли в средиземное море беспрепятственно. Значит, деньги у штатов есть. А Ирландия? Ирландия бедная страна. Даже, если допустить, что их борьба увенчалась успехом, и они вынудили Англию признать их независимость, что потом? Английский флот просто блокирует все коммуникации и всё. Ирландцы сами придут к английскому королю и принесут свой суверенитет! Французы в это дело вмешиваются с одной целью - ослабить давнишнего врага. Я думаю, что и во Франции понимают иллюзорность перспектив от этого ... э-э-э ... проекта, но будут пытаться всё равно его реализовать, хотя бы для того чтобы отвлечь Англию и не дать ей сорганизовать новую коалицию. ... Нам же, я думаю, вмешиваться в это не стоит. Может быть, только если попытаться переубедить лидеров Союза соединённых ирландцев и предотвратить напрасное кровопролитие.
  - Хорошо. Ваша позиция понятна, Иван Андреевич.Позвольте, Ваше Императорское Высочество, я поясню, как у нас происходит обсуждение вопросов. После того, как обозначается проблема, все участники коллегии высказывают своё мнение. Первым начинает самый младший, ибо в случае если начнёт старший, то своим авторитетом он невольно повлияет на мнение младшего.
 - Очень полезная система, княгиня, не худо таковую перенесть и в другие сферы. ... И кто же сейчас должен высказаться? - Павел с любопытством посмотрел на нас с Николаем.
 Если меня и Дашкову Павел знал, то Крылова и Штиглица видел впервые. Когда Екатерина Романовна нас представляла, то назвала всех вместе просто членами Специальной канцелярии, хотя чины у нас в Положении прописаны были.
 Положение готовили мы с Дашковой, поэтому исходили из того, что Императрица меня уже сделала тайным советником, стало быть, руководитель канцелярии (а я в руководство не стремился) должен иметь чин действительного тайного советника, а члены Специального совета Специальной канцелярии - тайные советники. Но Екатерина отнеслась к этому творчески - утвердив, в конце концов, руководителем Дашкову, оставила её без чина, а членов совета понизила до 7 класса, оставив только меня, как уже сказала, тайным советником. Поэтому и Крылов, и Бекер, и Штиглиц были надворными советниками.
 Все члены совета были предложены мной, Дашкова никого из своих знакомых в нашу структуру вводить не стала, посчитав, что так будет лучше - все её знакомые были людьми публичными, а для нашей организации лишняя публичность была не с руки. Штиглиц, кстати, тогда же стал Ивановичем. Опять Дашкова настояла, а Николай отнёсся к этому спокойно.
 - Послушаем мнение надворного советника Николая Ивановича Штиглица.
 - Если позволите, господа, я сначала выскажу своё мнение на всю картину происходящего в Европе в целом. Ну, то есть, как мне всё это представляется. ... Согласитесь, одной из важнейших опор глобального лидерства объединённой Европы в мире есть контроль над мировой морской торговлей. Сначала его осуществляли испанцы и португальцы, затем - голландцы, вот сейчас пальму первенства перехватывают, ... да, уже можно сказать, перехватили, англичане. Стало быть, следующее столетие пройдёт под доминированием Англии во всех аспектах и сферах. Следующее столетие весь мир вынужден будет, так или иначе, подстраиваться под англичан. Исторический соперник Англии Франция категорически с эти не согласна и сейчас пытается подмять под себя всю Европу, чтобы самой занять лидирующие позиции. Понимая, что монархические государства Европы не пойдут на союз с республикой, французы решили просто эти государства завоевать или подчинить. Бельгия уже присоединена, бывшая Голландия, а сейчас Батавская республика, полностью зависит от Франции. Я думаю, на следующий год придёт очередь и южной Европе, затем, я думаю, настанет очередь германских государств, а там, глядишь, и Австрия не устоит. То есть, в Европе следующие лет десять, а то и все пятнадцать, будут идти непрерывные войны. Возникает вопрос: какую сторону нам занять? И ответ на этот вопрос будет и ответом на то, какую позицию мы займём, и в отношении ирландского вопроса и в отношении подготовки роялистского восстания.
 - Так каково же Ваше мнение?
 - Я пока, Ваше Сиятельство, подчёркиваю, пока, занимаю, можно сказать так, проанглийскую позицию. Подчинив себе всю Европу, Франция может решить, что ей и Россия по зубам, и что с нашими экономическими и людскими ресурсами она наверняка сможет одолеть Англию, а значит, может попытаться напасть на нас. В этом случае Англия станет нашим естественным союзником. ... Поэтому я предлагаю занять пока выжидательную позицию. Что же касается вопросов коллегии, то я поддерживаю Ивана Андреевича - вмешиваться нам в эти дела не стоит. В Ирландии Англичане сами справятся, а во Франции с роялистами уже ничего не получится, они слишком слабы и у них практически нет поддержки внутри Франции. Наступила минутная пауз. Все обдумывали сказанное Штиглицем. Что-то хотел сказать Павел, но Дашкова, как бы не заметив этого, обратилась ко мне.
 - А что думает по этому поводу Александр Фёдорович Ржевский?
 - Николай Иванович высказал довольно логичное предположение о дальнейшем развитии событий. Всё очень даже вероятно. У меня только один вопрос: где возьмут французы деньги на столь масштабные планы завоеваний?
 - А там же, Александр Фёдорович, где их брал Чингисхан - все войны будут оплачиваться побеждёнными, и побеждённые же будут питать французские армии своими солдатами. - Николай повернулся к Павлу и продолжил. - Я могу даже предположить, Ваше Императорское Высочество, что в итоге Россия может столкнуться с объединённой армией Европы, с Европейским союзом, я бы сказал.
 Павел, понимая, что последняя фраза обращена к нему, решил вступить в дискуссию.
 - Означает ли сие, что Россия должна не медлить со вступлением в союз против Франции и выделить для этого войска? Ведь, как любит выражаться господин Ржевский, по логике, чем раньше мы задавим зверя, тем лучше. Ведь объединив Европу под своим управлением, как господин Штиглиц предполагает, и во что я не очень верю, Франция может сначала напасть и на Англию, а уже потом направить свои войска в Россию. А справиться уже действительно со всей Европой мы вряд ли сможем.
 - Нет, Ваше Высочество, я настаиваю именно на своём предположении развития событий. Франция не станет нападать на Англию, имея в тылу такое государство, как Россия. Они побояться воевать на два фронта.
 - Но напав на нас, они будут иметь в тылу Англию. Что так, что так.
 - Я не верю, что англичане вступятся за нас. Скорее всего, они будут выжидать, чем закончится дело. Будут выжидать и укреплять флот. А что касается первой части Вашего вопроса, не стоит ли нам войти в антифранцузский союз, то я предлагаю не входить в союз, а создать его. Нам будет проще, если не австрийцы, или там англичане в нём будут первенствовать, а мы. Соответственно и объединёнными войсками командовать будет не англичанин, или австрияк, а, к примеру, фельдмаршал Суворов.
 - Ну а каково всё же мнение господина Ржевского. - Павел перенял всё же нить дискуссии у Дашковой.
 - Я полностью согласен с оценкой обстановки, какую дали и Иван Андреевич, и Николай Иванович, но предлагаю пока выждать время и посмотреть дальнейшее развитие событий внутри Франции. Тот сумбур во власти, который сейчас наблюдается, вряд ли выведет Францию в мировые лидеры. Но это продолжаться долго не может. В конце концов к власти там должен прийти такой лидер, который консолидирует все сословия и вот он-то уже будет опасен. Я предлагаю вычислить такого лидера и его... изолировать. Создание антифранцузского союза в составе, скажем, России, Австрии, Пруссии, ну, и бог с ней, Англии, вопрос не одного дня. То, что мы займём в этом союзе главенствующую роль, очень сомнительно, а под лидерством австрийцев нам успеха не видать - как только у нас появятся первые успехи, они тут же нас предадут, боясь нашего усиления.А сами они ещё те стратеги, вспомните, как они под Карансебешем отличились. ... Одним словом - я не верю в антифранцузский союз, уж очень много противоречий нас будет разъединять.
 - Вы сказали 'изолировать', поясните, что сие означает? Убить?
 Да уж! Павел - рыцарь, не поймёт.
 - Нет, Ваше Высочество, политическое убийство не наш метод. Хотя..., знаете ли, иногда смерть одного человека может спасти жизни ..., а в данном случае речь может идти и о сотнях тысяч людей. Но, как я уже сказал, это не наш метод. Мы исходим из того, что насильственная смерть харизматичной личности может оказаться ещё худшим злом и привести к непредсказуемым последствиям. В данном случае я имел ввиду просто изоляцию такой личности, то есть создание таких условий, при которых она, эта личность, не могла бы реализовать свою потенцию, или перенацеливание её интересов. Мы уже пытались вычленить такую фигуру из французского генералитета. Почему из генералитета? Поясню. По моему мнению, тем человеком, который может сейчас прийти к власти во Франции, подчинить себе все сословия французского общества, а затем попытаться завоевать Европу и бросить вызов Англии ... да и нам, должен быть только военный. Только штыки солдат могут сейчас навести порядок в Тюильри. Среди вероятных претендентов на узурпацию власти генералы Бернадот, Ожеро, Журдан, Моро, Гош, Жубер и Бонапарт. Они и сами пока этого не знают, но если появится случай взять всю власть в свои руки - возьмут. Судя по кампании прошлого года, самый вероятный кандидат на эту роль - Наполеон Бонапарт, хотя я ещё не сбрасывал бы со счетов и Бернадота. ...
 - Так Вы предлагаете их ... изолировать?
 - Я предлагаю подумать, как это сделать, Ваше Высочество. Считаю, что высшим талантом для нас надо считать способность развернуть любую ситуацию к пользе отечества.
 - А Вы, княгиня, что думаете по этому поводу? - Павел, сидевший вполоборота ко мне, повернулся к Дашковой.
 Отношения Павла и Дашковой в течение последнего месяца изменились, ну, если и не коренным образом, то, во всяком случае, стали чуть более приязненные, что ли. Павел Дашкову не любил по одной причине - он считал её одной из виновниц гибели своего отца, ведь княгиня ранее везде декларировала, что она была чуть ли не центральной фигурой переворота 62-го года, ну уж, по меньшей мере - первой сподвижницей тогда ещё Великой княгини Екатерины. Может это было и не совсем так, но Павел считал её одной из заговорщиков. Княгиня же к Павлу относилась просто не дружелюбно - согласитесь, невозможно хорошо относится к человеку, который тебя ненавидит. Дашкова старалась избегать встреч с Павлом, тот, в свою очередь, к таким встречам тоже не стремился, благо особых точек соприкосновения у них и не было. Но, после того, как Императрица объявила о помолвке Великого князя Константина и княжны Александры Дашковой-Ржевской, их отношения несколько смягчились.
 О помолвке Константина и Шурочки было объявлено 30 марта, когда стало ясно, что здоровье Императрицы стабилизировалось, Помолвка была назначена на 21 апреля, и хотя официально это не объявлялось, но все считали, что так Екатерина хочет отметить свой шестьдесят восьмой день рождения. Свадьба же была назначены на 2 сентября, и опять на дату - тридцатипятилетие царствования. Некоторые посчитали это странным, но другие увидели в этом знак того, что Екатерина видит своим наследником именно Константина. Естественно так рассудил и Павел, но полуторачасовая беседа с матерью наедине его успокоила. О чём была беседа, никто не знал. Если кто и была посвящена в тему, так может быть только Перекусихина, но от неё добиться информации было, мягко говоря, сложно, Павел же вообще никого не посвящал, но после беседы стал как-то спокойнее, если можно говорить про спокойствие у холерика.
  Дашкова выдержала небольшую паузу, как бы собираясь с мыслями.
 - ... Видите ли, Ваше Высочество, данная господами советниками оценка складывающейся внешнеполитической обстановки говорит о сложности периода, в который мы сейчас входим. И от того, какой мы сейчас выработаем вердикт, может зависеть дальнейшее развитие нашего отечества. ... Наша страна на первенство в мире никогда не покушалась, единственное наше стремление - занять подобающее место среди равных сообразно нашему положению, нашим ресурсам и нашему населению. Если бы подобное разделяли другие государства, то могло бы статься, что и войн не было, а всё решалось мирно к взаимной выгоде. Но мир не совершенен. ... Да действительно, Англия сейчас начинает выделяться из сонма европейских держав и вероятно в следующем веке будет доминировать и в Европе и в мире в целом. Но может ли что-либо сделать Россия, чтобы этому помешать? Я не думаю. ... Да и надо ли мешать, не лучше ли постараться развернуть эту ситуацию в пользу нам. Сейчас торговля с Англией занимает половину от вывозимых из России товаров, и это обстоятельство играть ну, если и не решающую, то одну из основных ролей во внешней торговле, а стало быть, и в экономике всего государства в целом. Пока мы это не изменим, ссориться с Англией нам выгоды нет.... Что касается Франции, то я абсолютно разделяю мнение Александра Фёдоровича - надо подождать. Пока у Франции и России конфликтов не было и наши интересы нигде не пересекались, но это вовсе не означает, что вариант событий, предложенный Николаем Ивановичем, мало вероятен. На мой взгляд, даже очень вероятен. ... Что касается вступления России в антифранцузские союзы, ... считаю это неизбежным - если мы не хотим распространения этой бунтарской заразы в отечестве, мы должны подавить её там, откуда она пошла. А чтобы играть в этом союзе заметную роль, считаю необходимым для России иметь свою базу в Средиземном море. Нужно уговорить Мальтийский орден предоставить нам Мальту для возможного порта базирования русской эскадры взамен на гарантии защиты. ... Думаю, они согласятся. Только делать это надо не откладывая - французы, думаю, тоже понимают, что присутствие на Мальте Английского или нашего флота может создать им массу неудобств. Поэтому пусть уж лучше там будет наша эскадра. ... Теперь о предложении Александра Фёдоровича о так называемой изоляции вероятных будущих лидеров Франции. ... Я это предложение пока не отвергаю..., но и мало в это верю - наша агентура во Франции пока слаба. ... Если только просто ликвидировать?
 Хрена се! Ну, княгинюшка! Не слишком ли?
 Павел, когда к власти придёт, точно уберёт княгиню подальше от Петербурга - побоится держать рядом человека с такими взглядами, ведь, неравён час, она и его может ликвидировать.
 А может наоборот, приблизит?
 Не в его характере.
 
 - Ну и как ты собираешься изолировать генералов Франции? - Сарказм в словах Крылова прямо-таки светился ехидством. - Сознайся, что всю конструкцию придумал, когда понял, что Павел не одобрит ликвидацию..., тьфу, нахватался у тебя... Почему не проще сказать - 'убийство'? Как мы любим словесными конструкциями заменять простые понятия на сложные, и завуалировать простое и подлое убийство более сложной, и, вроде бы уже не подлой, ликвидацией! ... А? ... Но твоя изоляция и переориентирование интересов, это уже более высокий класс.
 - Ну что ты ехидничаешь? Ты за то чтобы французские солдаты по нашим деревням насиловали наших девок? Чтобы наши солдаты тысячами умирали на полях сражений? Чтобы...
 - Стой, стой, стой... Я этого не говорил. Я за то, чтобы вещи назывались своими именами. Я вовсе не против убийства хоть всех французских генералов и всех этих директоров директории, но... давайте без кривляний, честно.
 - Честно... Честно, это вызвать на дуэль. Да и... Ну, вот не хочется мне убивать их... Веришь?
 
 В понедельник 20 апреля указом Её Императорского Величества Екатерины Великой мне был пожалован титул князя.
 Чувствовал я себя после пожалования как-то не очень, хотя и Дашкова и друзья мои были не удивлены и за меня рады, но я нет. С чего вдруг? До меня князьями стали Потёмкин и Зубов. Правда, они светлейшие, а я просто князь, но Потёмкин хоть за Тавриду, Зубов, понятно, за спальню, а я-то за что? Нет, я, конечно, понимаю, что и титул княжеский сейчас обесценился, и что сделано это ради Шурочки, чтобы поднять статус её происхождения, и что это пожалование можно расценивать как подарок перед свадьбой от родственников жениха родственникам невесты, но... мне было лучше быть просто Ржевским.
 Гм, забавно - ни Годуновы, ни Романовы князями не были, а стали царями, а вот князь Пожарский, хоть и заслуживал, но царём не стал, да вдобавок ещё и беден был.
 
 - Чё ревём?
 Шурочка обернулась и уткнулась мне в грудь. Рыдания её, мне кажется, стали ещё громче. Жена же обняла нас обоих, и прижалось к моей щеке, которая тут же стала мокрой. Два моих самых дорогих человека рыдали в голос.
 Вот только этого мне не хватало. Что там могло случиться? Вот куда им замуж? ... Дети же ещё, ну что там такого произошло? Вот ей, ей, какой-нибудь пустяк.
  Дуня немного успокоилась и села на стул возле зеркала, Шурочка же всё ещё всхлипывала. Когда всхлипы стали потише, Я отстранил её и приподнял лицо за подбородок.
 Хорошее лицо, красивая девка выросла. ... Но такого рёва я от неё не ожидал. Она всегда такая выдержанная...
 Нервное. Для девушек, наверное, такие события нешуточный стресс.
  Шурочка убрала мою руку и стала размазывать рукой свои слёзы.
 - Сашенька, душа моя, вместо того, чтобы стирать слезы с лица, сотри из жизни людей, которые заставили тебя плакать. ... - Может шутка разрулит ситуацию. - Да, кстати, нож после тоже помой... Шутка. - А то вдруг всё буквально поймёт да прирежет кого-нибудь. - Так в чём причина истерики? - Это уже к жене. - Вы что, другого времени выбрать не могли - через час уже надо выезжать во дворец? Как вы приедете такие зарёванные? Что мне Императрица скажет?... Сердце моё, ну ладно Шурочка, но ты же замужняя дама, надо уже научиться себя в руках держать. Так из-за чего вы тут потоп устроили?
 - Почему ты мне никогда не рассказывал, что Шурочка на самом деле не твоя сестра?
 - Гм... - Я сделал виноватое и одновременно озабоченное лицо. - Видишь ли, душа моя, я как-то уже и сам забыл об этом. Но..., девочки, только это очень серьёзная тайна, лучше и вам самим об этом забыть. ... Так вы что, из-за этого ревели?
 - Ну, нет, конечно... - Жена посмотрела на Шурочку, как бы представляя ей право на ответ.
 - Я не знала, что Ваша жена, ну, то есть... т-твоя..., не знает, что... Ну, в общем я подумала, что больше никогда не увижу Алексеевское, не увижу нашу хату, мамину могилу... - Губы у неё опять задрожали.
 - Успокойся, увидишь. ... Обещаю свозить вас летом в нашу деревню.
 Уже оставшись наедине с женой после того, как Шурочка ушла переодеваться перед помолвкой, я спросил её: - А ты почему так рыдала? Из-за того что я не рассказал правду о Шурочкином рождении?
 - Нет. Мне вдруг так Шурочку стало жалко...
 
 Павел встретил Шурочку при выходе её из кареты, взвел по лестнице и сам представил Императрице и Марии Фёдоровне, которые по очереди обняли её.
 ''Сия минута, столь решительная для царского семейства, была вполне счастлива: ни малейшая принужденность не возмутила ее чистой радости. Вдруг, без всякого усилия, сердца породнились, и этот союз, одним мгновением совершенный, останется твердым на все остальные годы жизни'...
 Откуда это в моей голове?
 Это же Жуковский напишет на свадьбу цесаревича Александра Николаевича и Марии Гессенской...
 Уже не напишет... И почему я это помню? ... И, главное, нахрена?
 Все двинулись в церковь, где был отслужен молебен...
 После молебна с коленопреклонением был парадный обед, а вечером - бал. Звучали музыка, лилось вино...
 И алиатико с шампанским,
 И пиво русское с британским,
 И мозель с зельцерской водой.
 В честь помолвки Константин подарил Шурочке кольцо с тремя бриллиантами. Один из них, в центре, - очень редкого оранжевого цвета.
  В течение всех утренних мероприятий рядом с Императрицей неизменно находился Роджерсон, но на обеде и на балу её уже не было, всем распоряжался Павел Петрович. Придворные уже шептались по углам, что трон, видимо, перейдёт всё же ему.
 
 - Вас можно поздравить, дорогой князь? - Уитворт подошёл ко мне, держа в руке бокал чего-то тёмного.
 Стаут?... Князь я один день, а в Англии уже, наверное и дворники об этом знают.
 Будь скромнее - то, что ты стал князем, событие вовсе не планетарного масштаба.
 - Благодарю, Вас, сэр Чарльз. ... Вы пьёте пиво? - Моё лицо должно было выражать приветливую индифферентность (блуждающая полуулыбка, легкое презрение в глазах).
 - Как и ваша Императрица. ... У нас этот сорт называют 'русский стаут', его специально варят для вашего двора. А Вы?...
 - Я..., я предпочитаю напиток из департамент Шаранта, но, к сожалению, из-за известных событий сейчас это сложно.
 - Да, пожалуй. ... Я бывал там десять лет назад. Тогда это было солнечное, богатое, уважаемое и самодовольное местечко. Как там сейчас?... Впрочем, Вы знаете, город Коньяк, думаю, будет процветать вечно..., ну, по крайней мене до тех пор, пока в мире остаются горести, которые можно утопить в вине.У меня есть небольшой запас их напитка, позвольте, по старой дружбе подарить Вам бочонок?
 Вот как, 'по старой дружбе'! Ну, ну! Знал бы ты, дружок, что я тебя собирался... изолировать.
 Кто его знает? Может он чего такого тоже собирался в отношении тебя.
 Коньяк ещё в бутылках не продают, а только в бочках. Бочонок, это литров пять, что ли? Откуда у него коньяк, если он предпочитает ликёры?
 Ты же знаешь, что он любит ликёры, а он знает, что ты любишь коньяк. И что?
 - Благодарю Вас, граф. Небольшой запас и у меня есть, но Ваш подарок я приму, и уж позвольте отдариться - подарить Вам дюжину бутылок шартреза. - Мы оба понимающе улыбнулись и поклонились друг другу. - И уж если говорить о старой дружбе, то не поделитесь ли информацией - что в Европе говорят о женитьбе Великого князя Константина?
 - Разное говорят, но если обобщить, то те, кто рассчитывал пристроить своих дочерей, раздосадованы, но довольны тем, что и их конкуренты остались тоже ни с чем. При нашем дворе, вы знаете, ни на что не рассчитывали, поэтому довольны тем, что все остались ни с чем. ... А что у вас слышно о событиях в Австрии?
 Ну вот, сейчас произойдёт обмен разведданными.
 - Да собственно, наверное, тоже, что и у вас. Ну, может быть, к нам новости приходят чуть быстрее. ... Решительные и успешные действия французов, угрожавшие вторжением во внутренние области Австрийской империи, побудили австрийцев начать с Францией мирные переговоры. Следствием переговоров было заключение 27 марта по нашему календарю перемирия на 5 дней. Французские войска под командованием генерала Бонапарта сейчас занимают территорию до горного хребта Земмеринг. 29 марта главная квартира Бонапарта переведена в Леобен. 7 апреля там подписаны прелиминарные условия мирного договора между Австрией и Французской республикой. Я пока эти условия не видел, но не трудно догадаться, что Австрия выйдет из коалиции. ... Пока это всё.
 - М-да..., печальные новости. ...... А этот Бонапарт становится всё большей и большей проблемой.
 - Я думаю, что и для их директории тоже.
 - Вы полагаете, что он может прекратить эту вакханалию?
 - Да, ... вспомните, когда-то Рим тоже был республикой, пока не пришёл Цезарь.
 - Ну, ... Бонапарт не Цезарь.
 Я пожал плечами и посмотрел на танцующих. Танцевали кадриль. Пары образовывали каре, тон задавали Шурочка с Константином - они были первой парой. Танец напоминал мне карусель из живых всадников, которые ездили по кругу и соревновались в ловкости.
 Повисла пауза. Видимо Уитворт обдумывал вероятность того, что Бонапарт может стать диктатором. Он тоже стал смотреть на танцующих.
 - Вы только что сказали, что всего лишь три года назад ни Вы, ни я не думали, что моя сестра будет ... помолвлена с внуком нашей императрицы. ... Про Цезаря тоже вначале говорили, что он не Александр Македонский.
 - А Вы знаете, Александр Фёдорович, я считаю, что история человечества могла бы сложиться и по-другому - менее кроваво, не родись некоторые личности. Как могла бы пойти история России, если бы не родился Чингисхан? Или, к примеру, история моей страны могла бы пойти иначе, не родись Оливер Кромвель, или...
 - Извините граф, что перебиваю, но на всё воля божья. Они ведь родились.
 - Нда... родились. ... - Уитворт на минуту замолчал, а потом печально и задумчиво закончил - И Людовик XVI тоже родился и Мария-Антуанетта, но гильотина исправила это недоразумение.- Немного подумал и добавил. - Так Вы думаете, что директория, понимая, что Бонапарт может быть опасным для неё, попытается его устранить?
 - Директория, опасаясь популярности Наполеона, может попробовать направить его темперамент подальше от Франции. ... Например, на завоевание Британских островов.
 - Простите, князь за резкость, но это чушь - во-первых, у Франции нет флота, способного противостоять нашему флоту, во-вторых, нет адмиралов, способных противостоять нашим адмиралам, и в-третьих, даже если дело дойдёт до сухопутных сражений, мы не Австрия, и наши генералы имеют достаточный опыт, чтобы поставить на место зарвавшегося мальчишку.
 - У Петра I тоже не было флота, способного противостоять шведскому флоту, причём не было совсем, но он его построил. Французам в этом отношении проще - кокой-то флот у них уже есть. Пусть он и уступает вашему, но есть и его можно усилить. На вашем же флоте, мне доложили, неделю назад начались волнения. Вы в курсе? - Дождавшись хмурого кивка Уитворта, я продолжил. - Адмиралы? ... Да, большинство офицерского корпуса и подготовленных кадров артиллеристов погибли во время террора. ... Но можно же попытаться избежать морских сражений. ... В прошлом году, будь Гош чуть более удачливее, французы уже были бы в Ирландии. ... А что касается ваших генералов... ... Вот Вы сказали, что вы не Австрия... Этот мальчишка Бонапарт разбил Болье, а Болье имеет большой опыт. Ему 70 лет и 52 из них он в армии. Разбил Колли, ему 59 лет, в арии 40 лет. Разбил фельдмаршала Дагоберта, отличившегося в войне за Баварское наследство. Практически все его противники имели боевой опыт и отнюдь не дураки. ... Так что, боюсь, Вы напрасно недооцениваете молодого Бонапарта.
 - Так Вы полагаете, что следующим шагом Франции может стать война с нами? - Тон Уитворта уже не был такой уверенный и самонадеянный, как в начала, а скорее растерянный - видимо так он события не рассматривал.
 - Допускаю. Я ведь не пророк, но вероятность развития событий существует. ... Я, кстати, думаю, что у вас это тоже понимают и необходимые меры предпринимают.
 - Может быть. ... Сами понимаете - меня в такие вещи посвящать не будут. - Ага, как же, не будут! Да тебе уже и задача поставлена узнать наше мнение и возможные наши действия при таком варианте.. - Но, надеюсь, Россия не оставит нас в этом случае?
 - Ну-у, граф, я же не канцлер, и даже у него не служу. Откуда же я знаю, как поведёт себя наш кабинет в том, или ином случае?
 - Но предположить Вы можете?
 - Гм. ... Ну-у, предположить можете и Вы. ... Давайте рассуждать вместе. У нас считают, что Франция далеко, общих точек напряжённости у нас с ней нет. ... Это Вы, в принципе, знаете. Да, и у нас, как и у вас, возмущены и их революцией и тем, что они сделали со своим королём, но. ... Вы, кстати, тоже рубили головы королям. ... Да, у нас помнят, что вы самый главный наш торговый партнёр - наш с вами торговый оборот занимает половину от всей нашей внешней торговли, но... Но Россия сейчас очень занята на Кавказе. Фельдмаршал Суворов вот уже второй год ..., скажем так, пытается заставить Персию уважать наши интересы в этом регионе. Это отнимает массу ресурсов, и военных в том числе. Боюсь, что там мы увязли надолго. ... Это же Вы тоже знаете. ... И ещё один ма-аленький такой штришок - Императрица наша всё ещё помнит вклад вашего премьер-министра в наши войны с Турцией и со Швецией. ... Поэтому нужны очень веские аргументы, для нашего союза. А чтобы Россия послала свои войска воевать за пределы своих границ, нужна серьёзная мотивация. ... Но это же только наши с Вами рассуждения, наш, так сказать, взгляд на проблему ... и совсем неофициальный. ...
 
 Глава 5 (1797 июль)
 
 ' Все всегда предрешено заранее,
 а люди не осознают этого и момент
 драматической развязки принимают
 за решающий час, хотя он уже давно
 беззвучно пробил. '
 Эрих Мария Ремарк. Триумфальная арка
 
 - Александр Фёдорович - Петька, сидевший за кучера, начал останавливать карету. - Какие-то военные, кажись курьеры.
 - А мы сейчас где?
 - Дык к Клину подъезжаем, версты три осталось.
 Дорога делала крюк, и я увидел отряд из трёх всадников. Трое! Значит что-то архиважное!
 - Прими к обочине и совсем остановись.
 Савва вышел из кареты, а Филька стал помогать мне надевать протезы.
 Двое проскакали мимо, а третий приостановился.
 - Кто такие? - Голос человека смертельно уставшего.
 - Князь Ржевский - представился я, вылезая из кареты.
 - Ваше сиятельство, Вам срочная депеша. - Он не спрыгнул, а скорее свалился с коня и стал расстёгивать сумку. От усталости руки его не слушались.
 - На словах можешь сказать? ... Филимон, возьми лошадь и поводи её.
 - Императрица скончалась.
 КАК? ПОЧЕМУ? Я НЕ УСПЕЛ!!!!
 - Когда?
 - В ночь на 17. Но это ещё не всё... - Он наконец-то справился с ремнями сумки, достал и протянул мне пакет.
 
  Ну, вот и всё, дружок - котлетки кончились!
 Как же, блин, не вовремя всё!
 А когда смерть вовремя? Сколько к ней ни готовься, а она приходит всегда некстати.
 И что же теперь делать? ... Эх, как ни ломал голову, а всё надеялся, что Екатерина подольше поживёт, и успею и с Павлом контакт наладить, и с Наполеоном решить, и ... Может плюнуть, сослаться на ранения да и уйти в отставку? Забрать Дуню да в деревню?
 А как же здесь без тебя Крылов, Штиглиц, Александра, наконец? Бекер скоро должен вернуться опять же. Нет, брат, расхлёбывать надо самому.
 Как же быть с Павлом?
 А ни как. Вот приедем в Питер и решим.
 Ну а что мы помним про Павла из той своей истории?
 Значит так: личность Павла Первого (и последнего) в будущем будет трактоваться неоднозначно - если в советский период его представляли, как мудака на троне, то после уже называли не иначе как 'последним рыцарем Европы' которого устранили коварные англичане за то что он начал сближаться с Наполеоном.
 Чего он натворил?
 Ничего такого, что можно бы было расценить, как предательство интересов России. По крайней мере, сепаратного мира с врагами, как его покойный папаша, не заключал. В армии, правда, ввёл прусские военные порядки, но это не критично. Вот с Мальтийским орденом накуролесил, но это тоже не более чем безобидный бзик ... Правда у руля он и был-то с гулькин нос, а если бы порулил побольше?
 А если бы был Павел, были ли Аустерлиц и Бородино?
 Ну, вот и узнаем. ... Сколько там до Аустерлица осталось? Десять лет?
 Нет, кажется в 805, стало быть - восемь.
 Тем более.
 Узнаем, если не дадим англичанам опять заговор организовать.
 Да тут сначала надо бы не дать это сделать Зубовым с сотоварищами, а англичан-то мы попридержим.
  Н-да, англичан... Англичане... Я, когда с Уитвортам тогда беседовал, невзначай как бы упомянул, что Императрица наша пока не забыла вклад их Питта-младшего в наши войны со Швецией и Турцией. Я хотел их подтолкнуть к акции против Наполеона, а не послужила ли это катализатором, и не заставило ли их... Ё-ё-ё! ... Неделю назад, когда уезжал, у Екатерины явно была положительная динамика. ... Если англичане приложили здесь руку, Уитворту не жить!
  Раньше его надо было убирать! Раньше!
 А вдруг он здесь и не причём? Всё-таки Екатерина после перенесённого инсульты могла и сама Богу душу отдать. Какие сейчас медикаменты... Да и как убрать Уитворта?
 Ну, например, кони внезапно понесли. Случай с де Саксом уже благополучно забылся.
 
 - Честь имею представиться, Ваше превосходительство: прапорщик князь Щербатов Николай Григорьевич. - Юноша щёлкнул каблуками.
 Лицо смутно знакомое.
  Семёновец ведь, наверняка в полку виделись.
  - Простите, господин прапорщик, мы с Вами ранее не встречались?
  - Имел честь быть Вам представленным в марте 93 года. - Он покраснел вдруг, тон его изменился, и из бравого оловянного солдатика прапорщик превратился в нормального парня. - Может, помните?
  - Ах, да, да, да, как же, как же. Вы тогда сидели рядом... с этим..., как его, бишь...
  - С прапорщиком Римским-Корсаковым.
  - Точно! ... Простите великодушно, Николай Григорьевич, но после ... знаете ли, начал вот... Ну, не важно. Какими судьбами здесь в Хотилове?
  - Еду из Литвиново..., это имения родителей, в полк, Ваше превосходительство.
  - Николай Иванович, голубчик, мы же не на службе, давайте без чинов.
  - Как прикажите, Александр Фёдорович.
  - У родителей, стало быть, в отпуске были?
  - Маменька вот занедужила, батюшка мой, Григорий Алексеевич испужался, да и вызвал нас с братом. Но Бог милостив, маменька поправилась.
  - А брат...?
  - Брат задержался в первопрестольной, заехал к другу своему, Николаю Михайловичу Карамзину.
 Н-да! Хреновый из тебя Коленька оперативник бы вышел - всё на раз выложил без утайки.
  - Один путешествуете, смотрю? Без слуг?
  - Мне так сподручнее, Ваше... виноват, Александр Фёдорович - о слугах всё одно заботиться надобно, а так я абсолютно ничем не обременён. А уж позаботиться о самом себе я и сам могу, чай не калека... Ой! Простите, Ваше превосходительство, я не то хотел...
  - Да полноте, мой друг. - Я засмеялся. Нет, действительно, славный парень. - Не извиняйтесь и не смущайтесь - меня Ваши слова нисколько не обидели, потому что..., а потому, что я в них ничего обидного для себя не услышал.
  В Хотилов мы приехали поздно вечером, а вернее сказать уже ночью. Почтовая станция находилась прямо на въезде в Хотилов (или на выезде - это с какой стороны смотреть), по существу - на тракте. Представляла она из себя большую избу с кучей всяких пристроек - конюшни, ямской и ещё чего-то там, чего я и не знал. Впрочем, хотиловская станция практически мало чем отличалась от всех предыдущих, или ещё предстоящих по дороге из Москвы в Петербург, да и по любым другим дорогам России.
 Когда мы подъехали, перед станцией уже стояла кибитка, ямщик выпрягал лошадей, а рядом топтался какой-то военный. Пока я собирался, пока пристёгивал свои колодки, Савва уже сбегал к смотрителю и просветил его по поводу важности моей персоны. Поэтому не успел я выйти из кареты, а передо мной уже нарисовался тщедушный мужичок в застёгнутом на все пуговицы мундирчике, а за ним маячила фигура этого военного. При свете фонаря я рассмотрел семёновский мундир.
 Э, да он ещё совсем молоденький.
 Ночевать в Хотилове в мои планы не входило - до Петербурга оставалось ещё 350 вёрст, а какая там сейчас обстановка только Богу известно, поэтому поспать я могу и в карете, а Петьку вполне подменить может и Филька, да и Савва, наконец, если что. Но человек предполагает, а располагает... кто-то совершенно другой, а не Бог, иначе всё всегда было по-другому, ... причём не факт, что лучше. Лошадей не было от слова совсем, ... нет, то есть они, конечно были - мы ведь приехали, да и прапорщик тоже, но все лошади были в виде иллюстрации крайней усталости. Ехать на них не представляло ни какой возможности, и ни какие мои бумаги, даже та, что за личной подписью Павла, родить смотрителю свежих лошадей помочь не могла.
 Эх! А я ведь утром собирался быть в Едрово.
 Надо было думать, как ночевать здесь. Одна-единственная приличная комната была занята семейством какого-то бригадира, предлагались только смежные комнаты.
 Ох, не люблю я эти станционные клетухи с тараканами да клопами. В дороге я предпочитаю ночевать в палатке на природе, для этого в моей карете всегда всё что нужно есть. Зимой, если приходится, планирую всё так, чтобы ночь заставала в приличном месте с нормальным постоялым двором, а сейчас... Но..., не разбивать же бивак возле станции.
 Пока мы повторно знакомились с Колей Щербатовым, к станции подъехала ещё одна карета. Лошади были как наши - тоже в мыле. Понятно, гонит в столицу, узнав о смерти Императрицы. Карета солидная, видать чин не маленький. Кто же? ... По фигуре, вылезающей из кареты, было трудно определить возраст, понятно только, что мужчина крупный.
 - Где этот чёртов смотритель? - Рёв раздался сразу, как только ноги вновь прибывшего господина коснулись земли. - Лошадей! Живо!
 М-да, значит какой-то пупок. Ну ничего - мы тоже в армии служили...
  Смотритель, беседовавший до этого с Саввой о том, где моё сиятельство кинет свои кости, вынужден был подойти и представиться этому грозному крикуну, оправдываясь, что, к сожалению, свежих лошадей нет, да и по очереди их должен получить прибывший ранее... Смотритель не успел договорить. Крикун схватил его за грудки, приподнял и начал трясти.
 - Ты что, с ума сошёл, да как ты смеешь? Каналья, меня...
 - Э-э, милейший, отпусти человека, лошадей он тебе не родит. - На мой окрик Крикун обернулся. Свет фонаря, наконец, осветил его лицо... Батюшки, как тесен мир! - Господин Перовский?!
  Не знаю, что услышал в моём голосе Перовский, может тоже узнал (хотя вряд ли - фонарь был за моей спиной), но смотрителя он отпустил и направился ко мне.
  - Ты кто? - Его голос был несколько растерянным, но по-прежнему принадлежал человеку, считающему себя пупом земли.
  - Не узнал? Так могу напомнить. Один раз я уже поставил тебя на место.
  Перовский подошёл на расстояние узнавания и по мере этого процесса лицо его начало меняться - до этого просто злое, оно закипало яростью. Глаза налились кровью, и в свете фонаря лицо казалось маской. Маска готова была меня разорвать на куски.
  Мне было забавно это наблюдать. Перовского я не боялся и он это почувствовал. Савва (я увидел это боковым зрением) придвинулся ближе к дверям конюшни, которые подпирала деревянная лопата. Щербатов, до этого взиравший на происходящее абсолютно растерянными глазами, стал рядом со мной.
  Ах, ты какой! Ну... малыш!
  Повисла пауза.
  Перовский всё же справился с собой. Я видел, как ярость уходит и проявляется жестокость. С такими лицами победители вырезают сердца у ещё живых пленников.
  Ну ты-то не победитель, а я не пленник.
  - Я оч-чень рад нашей встречи, сударь. Я её жду уже шесть лет. Вы, ... - Перовский замолчал, видимо решая, как меня назвать. - Господин Ржевский, нанесли мне оскорбление третей степени. Я требую сатисфакции. ... Извольте назвать мне место и время, куда прислать моих секундантов.
  А я уже и забыл. ... Ну что ж, надо всё решать сразу. В Питере мне эти проблемы будут не нужны.
  Я повернулся к юному прапорщику.
  - Князь, имею честь просить Вас быть моим секундантом?
  Молодой человек, ещё растерянный от каскада событий произошедших в столь короткое время, вытянулся как по команде 'смирно', поглубже вздохнул и выпалил одним выдохом: - Почту за честь, Александр Фёдорович.
  А его, наверное, ещё ни кто не приглашал в секунданты. Кодекс он хоть знает? Я-то его вообще не знаю.
  - Я предлагаю вопрос решить не откладывая. - Я обратился к Перовскому. - У Вас есть сейчас кто-то, кто может быть Вашим секундантом?
  - Я согласен с немедленным решением вопроса. - Перовский говорил сквозь зубы, в глазах его в свете фонаря я увидел жажду крови. ... А может мне показалось. - Но для дуэли нужно по два секунданта. ... У меня сейчас нет никого, кто бы мог стать моим секундантом, но... - Он повернулся к стоящему поодаль и совершенно убитому случившимся смотрителю. - Любезный, на станции есть дворяне?
  - Бригадир Давыдов с семейством, Вашесятельство, но оне спать изволят.
  - Позвольте мне, господа, раз уж я являюсь пока единственным секундантом, взять организационную сторону на себя. - Щербатов встал между нами.
  Мы - и я, и Перовский с удивлением посмотрели на молодого человека столь разумно разруливающего ситуацию.
  - Благодарю Вас, Николай Григорьевич, и всецело доверяю себя Вашему благоразумию и ... опыту. - На слове 'опыт' я запнулся, но всё-таки его сказал, потом поклонился и пошёл к своей карете. Спать до рассвета оставалось часа четыре, так уж лучше в своей карете, чем в клоповнике на станции. Проходя мимо смотрителя на которого больно было смотреть (ну ещё бы, баре поубивают друг дружку и ему головы не сносить от начальства), я подмигнул ему и сказал: - Не дрефь. Утром уедим, здесь стреляться не будем.
 Но поспать оставшиеся четыре часа до рассвета мне всё же не удалось. Так, кимарнул пару часов. И вовсе не потому, что мучился мыслями о предстоящем. Как раз наоборот - ни одной мысли. Я просто сразу же был уверен, что убью этого хлыща. Так, мелькнула одна мыслишка, что он может бать дедом Софьи Перовской, но мелькнула и ушла.
 А спать мне не дал Коленька Щербатов, который в начале всё меня расспрашивал о случае послужившим началом конфликта, а потом меня инструктировал, как я должен стоять, как руку поднимать, как целиться. Молодой человек оказалось не просто знает дуэльный кодекс Дурасова, а знает его назубок. Действительно, оскорбление, которое я нанёс этому придурку Перовскому, квалифицировалось, как третьей степени, потому что нанесено было действием. Во как! Выбирать оружие имел право оскорблённый. Вариантов было три - шпага, сабля или пистолет. Но в нашем случае, оказывается, Перовский не имел права выбрать ничего, кроме пистолета, так как согласно 52 статьи дуэльного кодекса если оскорбитель имеет телесный недостаток, не позволяющий ему пользоваться холодным оружием, то в случае выбора именно его, дуэль будет происходить при слишком неравных условиях. В общем, все права были у Перовского, у меня было только одно - не промахнуться.
 
  Утро какое чудесное! Мы с Филькой идём по тропинке к речке. Впрочем, этот ручей речкой можно назвать с ба-альшой натяжкой. Но умыться в нём, по крайней мере, можно. Пока идём есть возможность рассмотреть эту деревню... Ой! Пардон, село.
  Дома, с огромной вынесенной кровлей на самцовых бревнах (это когда фронтон является продолжением стен), крыты тёсом, но печных труб не видно.
  Топят по чёрному?
  Офигеть! Это в восемнадцатом-то веке?
  Я уже несколько раз проезжал здесь, но только сейчас обратил внимание. Посреди села единственное не деревянное строение - церковь. Кирпичная. Красивая!
  Лет через двести наверняка будет памятником архитектуры XVIII века.
  Будет, если большевики не взорвут или отступающие фашисты.
  Впрочем, село, как село - я видел и в этой жизни и побогаче, и победнее.Есть здесь правда и торговые лавки, и трактир с постоялым двором (вот где можно было ночью остановиться) и даже Путевой дворец, в котором останавливаются на ночлег путешествующие царствующие особы.
  Классное утро. Жаль будет в такое утро умирать.
  А что, в дождь лучше? Или в метель? И что это ты про смерть подумал? Вечером же абсолютно был уверен, что не он тебя, а ты его?
  Ой, да мало ли случайностей... Чем чёрт не шутит, пока бог спит?
  Пока я умывался, к нам присоединился Щербатов.
  - Тоже решили, князь, освежиться? Вот и правильно. Утренние водные процедуры всегда бодрят. Я, Николай Григорьевич, если с утра на себя ведро холодной воды не вылью, целый день как не в своей тарелке. Почитай, день насмарку. ... А что мой визави? Нашёл секундантов?
  - Доброе утро, Александр Фёдорович. ... - Молодой человек, глядя, как я растираюсь полотенцем, тоже стал стягивать рубаху. - Да. Уговорил с утра бригадира Давыдова. Тот в начале ни в какую, мол спешу, жена, дети, то да сё, но я потом взял на себя смелость, Ваше превосходительство, и переговорил с ним. Объяснил ситуацию и сказал, что Вы просили... Простите, что не согласовал с Вами, но...
  - Пустое, Николай Григорьевич, всё правильно сделали, только..., Вам не кажется, что теперь ситуация ещё усложнилась. - Князь взглянул на меня недоумённо. - ... Ну, раньше от меня был один секундант, а теперь, если строго подходить к этому вопросу, то двое?
  - А-а, да нет. Господин Перовский согласен, чтобы его интересы представлял господин Давыдов, значит, господин Давыдов и является секундантом господина Перовского, а господин Перовский является доверителем в отношении господина Давыдова.
  - Всё равно, не пойму. Перовский же говорил о двух секундантах с каждой стороны?
  - Это количество рекомендуется, но не обязательно. Обязательно только одинаковое количество секундантов с каждой стороны. ... Ну что, пойдёмте? Бригадир Давыдов ждёт Вас чтобы представиться, а потом мы с ним обсудим условия дуэли.
 
  Давыдов начал считать.
  - Раз. - И я, и Перовский поднимаем пистолеты. Вообще-то мне его смерть не нужна. Сколько потом проблем сразу возникнет. Что делать с телом, если что? А вдруг он действительно дедушка Софьи Перовской? - Два. - Я вдруг почувствовал, что вот эта чёрная пустота в стволе пистолета Перовского собирается сделать дырку в моём черепе. Нет, не убить, а сделать большое такое отверстие в середине моего лба. Как бы, этот гадк не попал в меня! Убьёт же, сволочь! - Т!
  Выстрелили мы одновременно. Можно сказать, что 'три' Давыдова и звуки двух выстрелов слились в один звук.
  Дыму-у! Ни фига не видно.
  Когда это я порвал рубаху на левом плече? ... А почему она краснеет? Он что, в меня попал?
  Ерунда, царапина. Легко ты отделался.
  А Перовский?
  Дым рассеивается, и я вижу стоящего Перовского.
  Я что, промахнулся?!
  Левая рука его прижата к правому плечу.
  Нет. Вон кровь между пальцами.
  К Перовскому направляются его слуга и Давыдов, а ко мне подходит Коля Шербатов и Савва.
  - Вы ранены? - В голосе прапорщика слышится одновременно и озабоченность и испуг.
  - Пустяки, Николай Григорьевич. Царапина. ... Савелий, полей водкой.
  - Да, да, Александр Фёдорович, сейчас. - Савва обильно поливает рану из фляжки (Бли-и-ин!!! Зараз-з-за!!!) и начинает заматывать марлевым бинтом (спасибо Максимовичу).
  - Дай-ка фляжку - я внутрь приму. ... Николай Григорьевич, а что там...? - Я киваю в сторону Перовского.
 
  Стрелялись мы из пистолетов Давыдова с десяти шагов. Согласно дуэльного кодекса сие мероприятие называлось 'дуэлью на месте по команде'. Василий Денисович Давыдов командир Полтавского легкоконного полка человек опытный и заслуженный был выбран руководителем дуэли, хотя весь сценарий драмы (впрочем, могла бы быть и трагедия) разрабатывался Шербатовым.
  Стрелялись уже за Хотиловым. Выехали большим табором. Сначала карета Давыдова с двумя подводами со скарбом, затем Перовский, кибитка с Колей Щербатовым и моя карета. Версты через три дорога проходила мимо небольшого леска, или скорее рощи. Вот в этой роще наши секунданты и нашли подходящую, по их мнению, полянку. Супругу Василия Денисовича естественно в суть дела не посвящали. Она с детьми расположилась на опушке, а мужчины удалились как бы на поиски валежника для 'завтрака на траве' ну и поохотится - каким бы ни был результат дуэли, всё должно было выглядеть, как несчастный случай на охоте. Так мы договорились.
  На мой взгляд, всё кончилось, если учитывать, что стрелялись из незнакомого оружия и с небольшого расстояния, вполне благополучно. Я отделался (уже второй раз) по существу просто глубокой царапиной на левом плече. Ранение Перовского хоть и было серьёзнее - пуля прошла на вылет под правой ключицей, тоже не смертельно.
  Перовского перевязали и отправили в Хотилов к лекарю, от сопровождения его кем-нибудь из секундантов он отказался.
  Елена Евдокимовна, жена бригадира Давыдова, мало похожа на доверчивую простушку, но, тем не менее, версию с несчастным случаем на охоте не оспаривала. Но сделав вид, что верит сказанному, безусловно догадалась о дуэли, вот только участников определила неправильно - она решила, что стрелялись Щербатов с Перовским.
  Вообще Василий Денисович и Елена Евдокимовна пара колоритная. Он - невысокий, крепко сбитый, курносый, сероглазый, с шикарными усами. Она - высокая (на пол головы выше мужа), стройная,... нет, не так - про неё надо сказать, наверное, статная. Он - темпераментный, нетерпеливый, весельчак, душа нараспашку. И это всё в солидном по теперешним временам возрасте - бригадиру полста лет, однако. Она спокойная, рассудительная. А вообще, они мне понравились, и пацаны их понравились. Старшему, Дениске, названному в честь деда по отцовской линии, намедни исполнилось тринадцать, копия отца. И внешне и манерами. Среднего назвали в честь деда по материнской линии. Этот весь в мать. Про младшего сказать было что-то сложно - мальцу только пять лет. У них ещё дочь восьми лет, но её я не видел.
  После 'завтрака на траве' мы втроём - Давыдов, Щербатов и я присели в тенёчке выкурить трубочку. Ну-у, вернее Давыдов выкурить трубочку, а мы с Колей за компанию, да что бы не мешать убирать место незапланированного пикника.
  - Слава Богу, всё кончилось сравнительно благополучно. - Давыдов решил поменять положение, расстелил сюртук и лёг на него. - Александр Фёдорович, рассказали бы анекдот, что ли - разрядили бы, так сказать, обстановку. Вы, говорят, большой мастер...
  Ну вот, уже вся Россея знает - Ржевский и анекдоты близнецы братья! Блин!
 - Извольте. - Я последовал примеру Василия Денисовича и тоже прилёг на траву. - 'Потёмкин вместе с денщиком возвращается из... э-э-э, ну, не важно откуда. И проезжают мимо озера. Потёмкин видит на противоположном берегу купающуюся белотелую женщину с распущенными длинными волосами. Останавливает коляску и приказывает денщику: - Иван, раздевайся быстрее, сплавай к этой даме и спроси ее, как она насчет поездки со мной, вина, картишек и так далее. Денщик раздевается, кидается в воду, плывет к даме и вскоре возвращается обратно и докладывает Потёмкину: - Так что, Ваша светлость, насчет поездки с вами, вина и картишек оне могут, а насчет так далее - никак, оне поп.
  Щербатов весело засмеялся, а вот Давыдов лишь криво улыбнулся в усы и глядя, как бегают друг за дружкой его сыновья, вдруг посерьёзнел. На лице появилась печать крайней озабоченности. Щербатов это тоже заметил и понял это по своему.
  - Не волнуйтесь, Василий Денисович, протокол дуэли я составил и оформил как положено, можете не сомневаться.
  - Да что Вы, князь... - Давыдов удивлённо взглянул на Николая. - Я не об этом думаю. ... Я вот о сыновьях подумал. ... Что их ждёт? ... Императрица умерла, а какую политику поведёт Павел Петрович, пока только Богу известно. ... Да по любому, Россею ждут новые времена, а новые всегда... Новая метла по новому метёт.
  А потом сломается и под лавкой валяется.
Оценка: 7.12*159  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) UBIVYDI "Рестарт. Внутренний мир."(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Портальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановИмператрица Ольга. Александр МихайловскийHigh voltage. Виолетта РоманПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина Татия��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаЗаложница стаи. Снежная МаринаИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф Ир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"