Калиничев Александр Михайлович: другие произведения.

Дилетант 2 История сослагательного наклонения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.38*124  Ваша оценка:

   Часть вторая
  
   История сослагательного наклонения
  
  
   Глава 1 (1794 октябрь)
  
  
   До своей смерти она была жива и носила с базара мягкие бублики.
   А.П. Чехов 'Степь'
  
  > Облака плывут в правую часть оконного переплёта и за ней исчезают. Вот исчезла голова лошади, вот медвежонок исчез, а вот дед с бородой и в тулупе. Тоже исчезает. Медленно, как уходит за дверь ... Мне семь лет, у меня ангина. Я лежу в кровати и смотрю, как за окном плывут облака. Больше мне с кровати ничего не видно ... Почему-то облака заполняют всё небо, синевы уже не вижу. Вот они уже заполнили всё окно, всю комнату... Это не облака? ... А что? ... Потолок? Странный потолок ... Когда это отец его перекрасил? ... Голова болит... Ах, да, у меня же ангина. Чёртова ангина! Из-за неё я могу не пойти в школу 1 сентября? ... Как? Но ведь сегодня уже 29. Я что, не пойду в школу в этом году? Но ведь отец уже и форму школьную мне купил, и портфель.... Ну да, портфель ... Какого он цвета? ... Чёрный? ... А ведь я хотел ранец. Вон Юрке Петрову купили ранец, а мне портфель ... Я хотел ранец ... Юрка Петров, мы с ним ходили в детский сад в одну группу. ... Потолок приближается. ... Это не потолок! Это фары МАNа! ... Я Ржевский? ... Голова болит ... Что-то неправильное за деревом справа от дороги. Дым. Выстрел. ... Кто это надо мной склонился? Это не мама ... Это Филька! ... Какой Филька? ... Филька? Племянник Степана? ...Так это в другой уже жизни.... У меня две жизни? ... Ну, да!... Пить. Хочу пить. ...
  - Дай попить.
  Мне поднимают голову и подносят кружку ко рту.
  > Вода! ... Хорошо! ... Чего-то лицо у Фильки какое-то не такое? Ах да, стреляли ... Стреляли?! В меня? Я что ранен? ... Хочу спать. ...
  
  > Что это? ... Потолок? Какой-то другой. ... Где это я? Голова болит. ...Эх, анальгинчику бы ...
  >> Перебьёшься. Нет здесь никакого анальгина.
  Боль внутри головы пульсирует, как будто дятел долбит. ... Сейчас он достанет этого червяка и боль прекратится...
  Подношу руку к голове. ... Повязка?!
  >... Что-то неправильное за деревом справа от дороги. Дым. Выстрел. ... Выстрел!... А звук выстрела я слышал? ... Значит в меня попали? ... Видимо попали. ... Куда? ... В голову?
  Комната незнакомая. Кто-то сидит спиной ко мне на стуле возле стола.
  > Филька?!
  - Филимон, что случилось?
  Филька вскакивает и наклоняется надо мной.
  > Языком-то как тяжело ворочать.
  - Вас ранило Александр Фёдорович.
  - И куда?
  - В голову.
  - И что? Я уже умер?
  - Господь с Вами! Дохтур были, сказывали, что рана не сурьёзная, но видимо есть эта ... кан... канфузия. Велел, когда опамятываете, Вас не беспокоить, а Вам лежать.
  - Тогда не беспокой. ... Дай попить.
  > Три с лишним года Филька со мной, а всё 'дохтур', 'сурьёзная'! ...
  И опять провалился в сон.
  
  Проснулся обыкновенно. Проснулся и всё. Голова болит, но терпимо.
  Комната в корчме в Браславе. ... Уже, наверное, вечер - сумрачно.
  >Я так в ней и не спал тогда. ...
  Филька сидит у стола и что-то шьёт.
  - Филимон, друг мой... Не шей ты в потёмках. ... Зрение испортишь.
  ... Пока занимались моим туалетом Филька мне и поведал, как всё случилось.
  Когда Огинский с людьми появились из-за поворота дороги, Савва сразу же распределил всадников по целям между собой, Филькой и Коренем. У каждого из них было по два пистолета и в случае сшибки ребята могли спокойно всех поляков и положить. Стрелять умеют все, включая Фильку.... Но когда начался наш разговор с Огинским парни чуть подрасслабились и момент, когда на противоположной стороне дороги качнулась ветка и появилось ружьё стрелка элементарно прозявили, то есть увидели, как и я, после дыма и звука выстрела. Когда я после выстрела стал заваливаться на шею лошади, меня подхватил Огинский, а его люди бросились ловить стрелка. 'Да кудой, не споймали - убёг скрозь болото-то'. Савва (молодец!) дал знак не вмешиваться. Огинский стал звать своих людей и кричал по-русски, что если люди господина Ржевского где есть, то чтобы подошли помогли. Вот тогда Савва и кивнул Фильке, чтобы он бежал ко мне. Лицо у меня было всё в 'кровише', но я дышал. Когда смыли кровь, оказалось, что у меня рассечён лоб - пуля прошла рикошетом.
  >> Рикошетом? А так можно сказать? Рикошет - это отражённый полёт снаряда или пули, да чего угодно... Просто пуля вскользь прошла. Повезло.
  > Ну да, ну да - я же танкистом был когда-то в прошлой жизни, значит бронелобый! Рикошет от мозгов. Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять. Вдруг охотник выбегает, пряма в зайчика стреляет ...
  >> Привезли его домой, оказался он живой. ... Были бы мозги, было бы сотрясение ...
  >Дежавю. Вроде это уже было . ...Нет, но сознание я-то потерял.
  >> Вероятно контузия? ...
  > Ну да. Доктор же сказал. ...
  - Филимон, а откуда доктор? В Браславе есть доктор?
  - Нету, то князь этот своего прислали.
  - Давно я без сознания?
  - Так третий день.
  > Нда-а... Третий день!
  - Позови Александра Семёновича. ... Нет, подожди. Помоги сначала сесть. - > Голова закружилась. У-у-у. Тошнит. - Стой, стой... Клади обратно. Зови Макарова.
  >До чего же невезучий этот парень Ржевский - то без ног остался, то вот чуть было без головы. ...
  >> А может наоборот - везучий? Ведь мог Богу душу отдать ещё под Измаилом, да и сейчас, ... пройди пуля на миллиметр в другую сторону и адью.
  > Пожалуй, стрелок промахнулся потому, что я стал голову поворачивать в его сторону, а так бы да, ... отпевали бы уже.
  >> Уже отпели бы.
  Александр Семёнович появился через минуту.
  - Ну, слава Богу, Александр Фёдорович! Мы не знали уже, что делать. Доктора в городишке нет. И ранение у Вас вроде бы не очень тяжёлое, а двое суток без памяти...
  - Наверное контузия, Александр Семёнович. Уже вторая. Голова болит.
  - Да, да. Но, слава Богу, Вы пришли в себя.
  - Вы сказали: доктора в городишке нет? А кто же меня смотрел?
  - Князь Огинский своего присылал.
  >> Зачем спрашивал? Ты же это знал.
  - Вот как? ... И что там Огинский?
  - А что Огинский? Винит себя в Вашем ранении. Он, видите ли, не знал, что некоторые его люди так радикально настроены и не хотят даже слышать о каких-либо переговорах с нами и даже могут пойти на прямое нарушение его приказа.... Но бог с ними. О них позже. Тут новости пришли от Денисова. Под Мацеёвицами он разбил Костюшко. Костюшко ранен и пленён. - > Интересно, а в моей истории так же было? - Остатки польских дивизий отошли к Варшаве. Поэтому, я думаю, гонор шляхтичей сейчас несколько приуменьшится. ... Но для нас с Вами сейчас актуален другой вопрос. - Тут Макаров почему-то замялся. - Дело в том, что нам бы надо уже ехать далее, но вот Вам доктор рекомендовал лежать не менее двух недель.
  - Выезжаем завтра. До Вильно осталось 200 вёрст. Как-нибудь, с божий помощью, доеду. - Мне показалось, что Макаров облегчённо вздохнул. - Расскажите лучше, как Огинский? Как я понимаю, Вы с ним побеседовали, и он с нашими доводами согласился?
  - Частично. ... Но да, он поедет с нами в Вильно к Репнину. С собой берёт четырёх человек. ... Надо ему сказать, чтобы и доктора взял.
  - А...
  - Всё, всё, Александр Фёдорович, отдыхайте. Набирайтесь сил, голубчик. У нас ещё будет время переговорить.
  - Да, пожалуй, Вы правы...
  > Надо попытаться заснуть, а с Огинским завтра поговорим...
  
  Но поговорить с Михаилом Клиофастовичем довелось только через неделю.
  По приезду нашему в Вильно меня там уже ждало высочайшее повеление из Петербурга о срочном возращении в столицу. Что как-то было даже непохоже на Императрицу. Она конечно женщина, и сердце у неё впереди головы - может сгоряча и дров наломать, а потом, остыв, всё исправить, но она и политик, и обдуманные решения, как правило, отменяет редко.
  Мы едем с Огинским в Петербург. Опять дорога!
  - Я Вас не поблагодарил, князь, за то, что не дали мне тогда упасть с коня. В моём положении падение могло быть фатальным.
  - Пустяки. Я как раз чувствую себя перед Вами виноватым - получается, что я не сдержал данного слова. ...
  - Полноте, я же понимаю, что Вас хотели подставить. ... Кстати, князь, а ведь мы с Вами где-то родственники. - Недоумённый взгляд моего визави был более чем красноречивым ответом. - Да, да - родственники, правда, очень дальние - Огинские и Ржевские считаются Рюриковичами. Огинские, правда, из черниговской ветви, а Ржевские из смоленской.
  - Если исходить из того, что все произошли от Адама и Евы, то все люди родственники.
  - Да, пожалуй. ... Пан Михаил, Вы ведь в чрезмерной религиозности замечены небыли? Или я ошибаюсь? ... Так давайте оставим этот диспут для клерикалов. Но я не об этом хотел с Вами поговорить. ... Я хотел с Вами поговорить о ...Великом княжестве литовском. ... О Великом княжестве литовском, как о независимом государстве.
  - О Великом княжестве литовском... - Огинский не спросил, а задумчиво повторил мою фразу. - Да, было когда-то такое государство в Европе. ... Но более двухсот лет после Люблинской унии оно называется Речью Посполитой. ... Мы обсуждали этот вопрос с господином Макаровым. Вы хотите сохранить наше государство, не дать его окончательно разделить между Россией, Пруссией и Австрией, а судя по всему, дело к этому идёт. По мнению господина Макарова условие, на которое могут пойти наши соседи, заключается в разделе на польскую и литовскую части, друг от друга независящие и ничем не объединённые, то есть два маленьких, слабеньких королевства, ну, или княжества, которые в любой момент можно при желании завоевать, да ещё и наверное контрибуция, которую придётся выплачивать не одному поколению. ... Ужасно. ... Чем это отличается от грабежа? Вы, как стервятники напали не некогда великую страну, воспользовавшись её внутренними проблемами, унизили и уничтожили.
  - Ох, князь, Вы мне можете не поверить, но я с Вами согласен. Беда только в том, что так ведут себя все и всегда. Увы, но мировая история и состоит из истории таких грабежей, и не так же ли поступало и Ваше государство, когда могло себе это позволить? Да хотя бы и в отношении нас? ... Ох не скоро, очень не скоро, но хочется верить, что это когда-нибудь случится и люди поймут, что жить в мире, уважать интересы соседа намного выгоднее. Только мы с Вами до этого точно не доживём. ... Но Вы согласны с нашей позицией?
  - Вы думаете, мне легко согласиться? Я не согласен, но боюсь, что выбор не велик. Я согласился с тем, что надо попытаться вступить в переговоры с вашей императрицей. Да я осознаю, что она может даже не захотеть со мной встретиться, может даже сразу же приказать отправить меня в Сибирь, как человека, который воевал против русских войск, но ради спасения родины я должен попытаться.... Ваша позиция... Позиция господина Макарова, как он сказал, такова, что для исторической справедливости было бы правильно сохранить на территории Европы государства, имеющие тысячелетнюю историю, а вот почему Вы так ратуете за нашу независимость? Тоже считаете, что это справедливо?
  - Гм. ... А кто определяет, что справедливо, а что нет? Каждый сам? ... А потом навязывает другим. ... Я считаю, что окончательный раздел Речи Посполитой со стороны России будет ошибкой, и не потому, что это справедливо или не справедливо. Множество стран имели тысячелетнюю историю, а потом исчезали вместе с населением. ... Где Византия, где Римская Империя, где Финикия? ... И я вовсе не патриот вашей страны, а как раз потому, что я пекусь, в первую голову, о выгоде России, считаю -приобретя ваши территории, Россия приобретёт постоянную головную боль. Кроме того, что на этих территориях живёт обиженный за лишение суверенитета и, поэтому потенциально враждебный народ, так ещё непосредственно на границах этих территорий будут постоянно находиться Австрия и Пруссия, которые с завидной периодичностью сами будут стремиться к лидерству в Европе. А потому войны то с одними, то с другими, а то и с их коалицией у России неизбежны. России куда более выгодно было бы иметь на этих территориях независимого нейтрального соседа в виде страны или стран на европейское лидерство не претендующих и потому, на соседский каравай рот не разевающих.
  - То есть, сохраняя де-юре суверенитет этим государствам, вы рассчитываете на то, что они де-факто будут вашими сателлитами? ... Так сказать, в благодарность за суверенитет? - Сарказм, с которым Огинский это сказал, был настолько пропитан ядом, что мне показалось, я его увидел.
  - Благодарность может быть между отдельными людьми. Думаю, что возможно, в какой-то мере, даже между народами может быть, но вот между государствами я даже теоретически её не допускаю. ... Не хочу Вас лично ни в коем случае обидеть, поверти, я отношусь к вам с большим уважением, но ... всё-таки скажу. ... Вы, я имею ввиду вашу шляхту, всегда будете нас ненавидеть. Ваша ненависть замешана на гремучей смеси исторической зависти, мелочности, спеси и алчности шляхты. В пору своего расцвета Речь Посполитая была не просто мощнее, но и развитее, культурнее Московской Руси и если бы ваше развитие шло поступательно, все ныне российские пространства - и Поволжье, и Урал, и Сибирь принадлежали бы вам. Но вы сами лишили себя этой перспективы - сначала правом veto, парализовавшим шляхту разгулом демократии, при котором один-единственный шляхтич может блокировать всю государственную политику, а затем мелочными интригами королей. Вы понимаете это и, тем не менее, никогда нам не простите, что мы стали империей, а вы свой шанс про... упустили. ... Поэтому, если когда вы и будете нашим союзником, то только в случаях смертельной угрозы для вас.
  - Не скажу, что мне приятно это было слушать, но вынужден признать, что кое-что в ваших словах было справедливо, хотя думаю, что Вы не правы, и в своих, если можно так сказать, прогнозах ошибаетесь - и вы и мы славяне, поэтому должны вместе противостоять и германской экспансии и турецкой и какой бы то ни было.
  - Я Вам когда-нибудь напомню эти слова.
  
  
  Глава 2 (1796)
  
  Cherchez la femme
  
  - Рад Вас приветствовать дорогой Александр Фёдорович. - Князь Измайлов Михаил Михайлович, московский главнокомандующий, а с осени прошлого года губернатор, сияя, как начищенный самовар, просто излучая вокруг себя доброжелательность, шёл мне на встречу. Трудно было сказать, насколько искренней была его улыбка, но создавалось впечатление, что он действительно рад, что я пришёл на этот бал.
  - Взаимно, уважаемый Михаил Михайлович. Позвольте мне поблагодарить Вас за приглашение. Я искренне рад находиться в Вашем доме.
  Приличия соблюдены. Две высокие договаривающиеся стороны раскланялись, согласно протокола, и обменялись протокольными же приветствиями.
  Я знал причину моего настойчивого приглашения на этот бал. Дело в том, что в Москве уже сложилось обо мне мнение как о затворнике и гордеце. Это мне поведал Сергей Голицын, кстати, сам ставший недавно камергером. По его словам, у Измайлова, как у начальствующего гражданской частью в Москве и губернии, возникли проблемы со строительством московского водопровода. Дело в том, что оказывается ещё толи в 1779, толи в 1780 году (точнее Голицын уже не помнил, по причине своего малолетства в ту пору) по личному указу Екатерины II в Москве начали строить водопровод. Источником водоснабжения должны были служить ключи вблизи села Большие Мытищи. Но вот прошло уже 16 лет, а конца работам ещё и не видно. А императрица вдруг вспомнила об этом и, вроде бы, строго выговаривала Измайлову. Хотя объективно, он-то виноват в долгострое был меньше всех. Но обычай наказывать невиновных и награждать непричастных родился не в 21 веке. Вот князь и засуетился. А я уже слыл в Москве не только как крупный заводчик и грамотный механик (слово инженер употреблялось здесь пока только применительно к военным), но и как лицо приближённое к императору, то бишь, к императрице. Кроме того, в Москве знали, что на моих заводах водопровод имеется. По-видимому, Измайлов будет меня уговаривать взять подряд. А где лучше всего решать важные вопросы? - Конечно в кулуарах. В этом случае бал восемнадцатого века ничем не хуже тусовки века двадцать первого.
  После соблюдения приличий, обязательных фраз про замечательный дом и сад, про прекрасный бал и гостей князя, я думал, что Измайлов перейдёт непосредственно к делу, но он почему-то тянул. Впрочем, чего это я? Это же Россия, 18 век, здесь дела быстро не делаются.
  - В какие игры Вы играете, Александр Фёдорович. - Спросил меня князь, явно намекая на карточные, но я не повёлся.
  - Я люблю играть в шахматы.
  - В шахматы? - Сказать, что он был удивлён, ничего не сказать. По-видимому, разговор о подряде на строительство водопровода должен был состояться за игрой в карты. Получалось, что я ломаю Измайлову весь сценарий.
  - Михаил Михайлович, ведь когда вы заговорили об игре, признайтесь, Вы хотели предложить мне партию в вист? Но я не люблю играть в карты. В картах слишком велика доля случайности от игрока независящая. Может для кого-то в этом и есть вся прелесть, я же привык полагаться только на точный расчёт.
  - Как отрадно это слышать от столь молодого человека. Впрочем, Вы уже всем доказали, что достойны называться не мальчиком, но мужем. Как бы я хотел, чтобы у меня был такой сын. - Глаза его повлажнели.
  Блин, а ведь старик искренен. Мне его стало немного жаль. Сколько ему? Кажется семьдесят четыре - закат жизни.
  - Спасибо за добрые слова, ваше сиятельство, и... Михаил, Михайлович, не надо меня опекать, я уже достаточно большой мальчик и не пропаду на Вашем балу, а у Вас самих дел невпроворот. Я же не один Ваш гость. Мне, право неловко.
  - Ну полноте, полноте, голубчик. К чему тут 'сиятельство'. А одного я Вас всё равно не оставлю. Как забавно Вы сказали - 'большой мальчик'. - Мы подошли к двум девушкам, стоящим у окна. - Дорогие мои, позвольте вам представить Александра Фёдоровича Ржевского. Александр Фёдорович тайный советник, крупный заводчик и вообще хороший человек. Прошу любить и жаловать.
  Пока он всё это говорил, девушки обернулись к нам.
  - Александр Фёдорович, знакомлю Вас со свою фамилией. Моя племянница, вдова графа Воронцова Арина Ивановна. - Девушка, вернее - молодая женщина подала мне руку и присела в реверансе. Тёмные волосы убраны в замысловатую причёску, достаточно выразительные тёмные, наверное, карие глаза, прямой носик. Недурна, но обернуться посмотреть, не обернулась ли она, вряд ли. - Младшая моя племянница Евдокия Ивановна... - Чёрные вьющиеся волосы, чистый лоб, огромные чёрные умные глаза, чувственный, в моё время сказали бы, сексуальный рот и всё это на лебединой шейке. Да-а... уж. Надо же, как атомы интересно расположились! Хороша! Этой вслед не раз обернёшься.
  > Сжечь ведьму! - Но она же красивая... - Хорошо, но потом сжечь!
  Когда я целовал ей руку, пальчики её заметно подрагивали.
  - Весьма польщён. Михаил Михайлович, Ваши племянницы наверняка первые красавицы Москвы. - Ха, старшая зарделась.
  А вот младшая...
  - Вы, я уверена, всем девицам это говорите.
  - До сих пор, нет. А теперь действительно буду всем говорить, что вы первые красавицы.
  - Ну, я думаю... - Князь грустно улыбнулся - По крайней мере, я надеюсь, вы поладите. Оставляю вас молодые люди. Дусенька, умоляю, не обижай Александра Фёдоровича. - И он удалился.
  - Александр Фёдорович. - Взяла на себя инициативу старшая из сестёр.- Про Вас говорят, что Вы очень остроумный человек и знаете много drôleanecdote. Не расскажите ли и нам что-нибудь.
  - С превеликим удовольствием, Арина Ивановна. Вот извольте, один как раз пришёл на ум. Маленький верблюжонок спрашивает у верблюда отца: - Папа, а зачем у нас два больших горба? Папа отвечает: - Это для того, чтобы хранить еду целый месяц. - Папа, а зачем у нас такие большие копыта? - Для того чтобы не проваливались ноги в песке.- Папа, а зачем у нас такие большие ресницы?- Сынок, ну как же ты не поймешь - мы же верблюды, корабли пустыни. Это для того, чтобы во время песчаной бури песок не попадал нам в глаза.- Я все понимаю, но зачем нам всё это в гатчинском зверинце?
  Меня наградили милым смехом, а младшая даже захлопала в ладошки.
  - А ещё, ещё, ну пожалуйста. - Сколько ей лет? Семнадцать? Восемнадцать?
  - Извольте. - Чтоб ещё приличное рассказать? Вот, как на зло, в головы лезут только пошлые анекдоты. Положение спас Серж Голицын.
  - Добрый вечер. Разрешите к вам присоединиться. Вы так заразительно смеялись Арина Ивановна, что я готов поспорить, наверняка Александр Фёдорович рассказывал вам один из своих drôleanecdote. Про что же на этот раз?
  - Про верблюжонка, Серж. И, кстати, здравствуй. - Мы улыбнулись друг другу и раскланялись.
  - Вы знакомы? Славно. Сергей Михайлович, поддержите нас. Пусть Александр Фёдорович ещё что-нибудь расскажет.
  - Право, Саша, расскажи про... про исповедь. Мне он очень понравился.
  - Просим, просим, просим. - Юная егоза только не запрыгала от нетерпения.
  - Гм, Серж, я знаю про исповедь несколько анекдотов, но они по-моему все не для дамского общества... А, вспомнил... этот... Извольте. Приходит молодая девушка в церковь исповедоваться. - Я очень грешна, Батюшка. Меня обуял грех гордыни. Каждое утро смотрю в зеркало и вижу, как я красива. - Не волнуйтесь, дочь моя, это не грех, а просто заблуждение. - Голицын не смеялся, он ржал. Чего, спрашивается? Пустяковенький анекдотик. Он так не смеялся, когда его в первый раз услышал. Сёстры смеялись тоже. Старшая так, как положено по этикету, то есть смеялась, но в голове держала - а не уроню ли я своё достоинство? Младшая закрыла лицо руками, и сотрясались только её плечи. Вокруг нас уже начали собираться.
  Но тут, к счастью, заиграла музыка.
  - Разрешите Вас пригласить на полонез, Евдокия Ивановна?
  > Вот какой чёрт меня дёрнул?
  
  Возвращаясь с бала, я потешался над собой.
  >Аналитик хренов! Знаток интриг! Старик Измайлов всё устроил не ради какого-то водопровода, пусть даже московского. Старый интриган подстроил всё ради своих племянниц.
  >>Это-то по-человечески понятно. Князь уже далеко не молод, а хочется ещё при жизни устроить судьбу воспитанниц. Только чего тебня-то выбрал? Не беден, конечно, но ведь титулов за тобой никаких, так, дворянчик средней руки, пусть и тайный советник.
  >Видимо я действительно понравился старику. Даже то, что калека не помеха.
  
  Через неделю было объявлено о моей помолвке с Евдокией Ивановной Измайловой, а ещё через месяц она стала моей женой. Я, как Балконский, тянуть кота за хвост и искушать судьбу не стал. Венчаться, правда, пришлось в Петербурге, на этом настояли и Дашкова и Императрица. Посажёным отцом был князь Измайлов, посажённой матерью - Екатерина II.
  
  Жена спала, совершенно по-детски свернувшись калачиком. Лицо её в утреннем, ещё в робком свете, было таким счастливым, что у меня защемило в груди. Стараясь не шуметь я пристегнул протезы и потихоньку, почти не поднимая ног, вышел, даже скорее - выполз на балкон. Солнце только-только показала свой краешек из-за шаблыкинского леса. Небо было девственно чистым, день обещал быть чудным. В деревне запел петух, ему отозвался другой, замычала корова.
  Медовый месяц мы жили в Алексеевском. ...
  >Жениться нужно по молодости, по глупости, по большой любви. Потому, что повзрослеешь, поумнеешь и поймёшь, что тебе уже никто не нужен! Моему телу 27 лет, мне, как психотипу - 70, поэтому 'по молодости' отпадает. По большой любви? Да вроде тоже нет. Я испытываю к своей жене, конечно, определённую нежность, но назвать это большой любовью? ... Пожалуй нет. Захотелось почему-то сделать это прелестное создание счастливым. Значит - по глупости. Конечно по глупости. Раньше я был неуязвим, отвечал только за себя и влиять могли только на меня и через меня. Сейчас же есть уязвимое место, через которое меня можно к чему-нибудь принудить...
  >>Ну да, ну да...... Она тебя за муки полюбила, а ты её за состраданья к ним ...
  Сегодня поймал себя на мысли, что очень скучаю по многим моментам в прошлой жизни. Хорошим и плохим, которые запомнились мне навсегда.
  Первые учебные годы в школе. Как не хотелось вставать и идти на уроки, какими долгими они казались - целых 45 минут! И какими короткими были перемены. Каким беззаботным я тогда был. Как очень хотел познакомиться с девчонкой и не знал, как это сделать. Первая любовь. Первый поцелуй ...
  > А кто была первая, с которой я целовался? ... Я не помню! Ё! ... Я не помню! ... С кем первой я целовался в той жизни? ...
  >> Что за паника? ... А была ли ТА жизнь? Может это всего лишь бред контуженого поручика?
  > То есть?
  >> То есть ты летишь вниз головой перед крепостными воротами, ударяешься ею бедной, в смысле бедной головой, о землю, твой мозг, если хочешь, твой мозговой компьютер, даёт сбой и, по никому неведомой причине, рассчитывает будущее аж до двадцать первого века, при этом стирая предыдущие файлы. ... Затем в спокойной обстановке перезагружается и заменяет файл твоего детства на файл возможного будущего...
  > Хочешь сказать, что я как раз и есть Александр Фёдорович Ржевский, а все мои воспоминания о прошлой жизни в будущем это бред травмированного сознания?
  >> Ну не нравится тебе слово 'бред', пусть это будет называться искривлением материнского сознания. ... Вещий сон. ... Как вообще теория? Всяко более правдоподобнее, чем переносы во времени вселенским супермозгом.
  > А ... Нет! ... А Бородино, декабристы, Ленин, Сталин, Гагарин - это что, это искривление материнского сознания? А моя жена, дочки, внучки - это только мне приснилось?
  >> Твоя жена сейчас спит в вашей постели. Обернись. Вон она. ... Кстати, в том будущем тебя бы посадили за совращение малолетней - её всего шестнадцать лет!
  > Сбой компьютерной программы? ... Да само слово только через сто лет появится! ... Так что же, всё что я знаю о будущем - только мои фантазии?
   >> Можешь думать, что это расчёты твоего мозгового компьютера в стрессовой ситуации возможного варианта будущего. ... А как появляются пророки? Нострадамус стал предсказывать будущее после смерти всей своей семьи от чумы. Кассандра ... Ей в детстве змеи вычистили уши, и она стала слышать будущее. Представь: маленькая девочка и змеи! Стресс? Стресс. ... А Ванга? Пролетела сотню метров, ударилась о землю и ослепла.
  > Вот! Ванга! Ванга родится только в двадцатом веке! Откуда я это знаю?
  >> Ну-у, ... голова предмет тёмный и исследованию не подлежит. ... Вот ты помнишь, что за Павлом императором стал Александр. Так? Так. Но ведь Александр убит. Ты помнишь, что после восстания Костюшко Речь Посполитая перестала существовать, и только в двадцатом веке появились Польша и Литва. А что мы имеем сейчас?
  > Сейчас мы имеем Королевство Польское и Княжество Литовское. В первом на троне сидит Станислав II Август Понятовский, который хотел было после поражения восстания отречься, но ему не дали, потому как поиски нового монарха могли закончиться войнами уже между Россией, Австрией и Пруссией, что не нужно было никому. Великим же князем Литовским стал Франциск Ксаверий Браницкий. Браницкий гусь, конечно, ещё тот, но так как человек он уже не молодой, то это позволяло надеяться, что резких политических телодвижений делать не будет, а там, глядишь и подходящая фигура вырисуется. Хотя ... Да, интересное было времечко.
  
  По приезду в Петербург я поселил Огинского у себя на набережной Фонтанки. Позже, уже после взятия Суворовым Варшавы, мне удалось уговорить Екатерину перевести ко мне из Петропавловской крепости и Костюшко. Огинский нужен был как человек, к которому Екатерина относилась с симпатией - ей очень нравились его полонезы. Кроме того, князь - дипломат, хоть в данный момент и выступал как частное лицо. Я рассчитывал, что усилия Огинского по сохранению польско-литовского государства и мои потуги убедить императрицу в ненужности полного уничтожения Речи Посполитой дадут положительный результат. Параллельно работа проводилась и с Безбородко, и с Остерманом и с Морковым, то есть с теми, кто мог хоть чуть-чуть влиять на высочайшее решение.
  На Костюшко же я же возлагал надежды другого рода. Очень хотелось на западных рубежах иметь спокойных соседей, а что бы шляхту, что польскую, что литовскую усмирить, нужна железная рука, да и авторитет тоже. Вот мною и планировалось, что если проект выгорит, то наведением внутреннего порядка в Польше займётся Костюшко, а в Литве - Огинский.
  
  - Я рад вас приветствовать, господа. - На моё приветствие Костюшко и Огинский встали и поклонились.
  - Присаживайтесь, прошу вас. Будьте, как дома... Я понимаю, что это лишь банальная фраза этикета, но мне действительно хочется, чтобы вы чувствовали себя у меня в гостях расковано. Вопросы, которые мы будем обсуждать, успешнее решаются в дружеской обстановке. Может быть немного вина?
  - Если вопросы действительно серьёзные, то я предпочитаю их обсуждать трезвой головой. - Костюшко выразительно посмотрел на Огинского.
  - Тогда, быть может, кофе!
  - Да, если можно... - Огинский в свою очередь ответил Костюшко не менее красноречивым взглядом. Было видно, что между ними возникло соперничество. Безусловно, что они относятся с уважением друг к другу, но даже среди самых близких друзей - один всё равно лидер. Друзьями пан Тадеуш и пан Михаил пока не стали, но единомышленниками мне их сделать надо. Причём, моими единомышленниками.
  - С холодной водой?
  - Если можно.
  После того, как принесли кофе, я продолжил.
  - Господа, я переговорил о нашем деле с императрицей. Надо признаться, Её Величество без воодушевления приняла идею создания на месте Речи Посполитой двух независимых государства - польского и литовского. Этого как раз я и ожидал, хотя и надеялся на более благосклонное внимание. В ней ещё жива память о погибшем внуке и о кровавой резне страстной недели. - Тут я сделал паузу, давая возможность собеседникам почувствовать напряжение момента. - Но, кое в чём убедить её мне удалось. В принципе она согласна с мыслью, что Россия, присоединив польские земли, будет вынуждена держать там немалые военные силы для поддержания необходимого спокойствия, а это не рационально, ущерб от такого приобретения получается больше чем выгода. И это лично мне внушает сдержанный оптимизм. - И Огинский и Костюшко внимательно меня слушали, но комментировать не торопились. Ждали, пока выложу все карты. А мне бы хотелось услышать хоть какую-нибудь реплику, чтобы развивать разговор дальше в нужном мне ключе. Наступила пауза. Все сделали по глотку кофе. Первым не выдержал Огинский.
  - И в чём же оптимизм, пан Ржевский?
  - Хотя бы в том, что категоричного отрицательного ответа мы не получили. Резкой негативной реакции на проблему я не увидел. Просто надо продолжать работать над проблемой и всё. Слона можно съесть только по частям. Кроме того, она согласилась с Вами встретиться и побеседовать. Ей очень нравятся Ваши полонезы. Вы приглашены на послезавтра.
  - Я думаю, что императрице надо предложить вариант, который бы был выгоден России. - Вступил в разговор Огинский.
  - Я с Вами согласен, пан Михаил, только вариантов должно быть несколько. У Вас есть какие-нибудь предложения?
  - Пан Александр, я, конечно, понимаю, что вопросом на вопрос отвечать нехорошо, но... мы бы хотели послушать сначала Вас, ведь Вы уже наверняка просчитали различные варианты.
  - Гм. ... Князь давайте думать вместе. ... С Вами, мы уже эти вопросы немного обсуждали, частично их обсуждали и с господином генералом тоже, но может быть, что-то упустили, или сейчас родим гениальное решение.
  - Родим? - Костюшко удивлённо вскинул брови. Несмотря на внешнюю невозмутимость, он как-то особенно сосредоточен, пытается ничего не упустить. Впечатление, что он хочет поймать меня на нелогичности. Из нас троих, он самый старший - ему уже пятьдесят лет, у него за плечами не одна война, а здесь его учит жить, по его понятиям, двадцатисемилетний юнец!
  - И так, мы сразу отбросили вариант, по которому войска России, Пруссии и Австрии просто уйдут с территории Речи Посполитой и оставят её, ... скажем так, в покое. Сами понимаете, что вариант этот никто ни в Вене, ни в Петербурге, ни в Берлине даже рассматривать не будет. Наиболее вероятное решение всех трёх заинтересованных сторон - разделить территорию вашего государства, причём более всего на этом будут настаивать Вена и Берлин. Я подчёркиваю, что в первую очередь на разделе вашего государства будут настаивать император Франц II и император Фридрих Вильгельм. Им надо оправдаться за свои неудачи в войнах с Францией и как-то компенсировать территориальные потери. ... Императрице же оправдываться не надо, отвоёванные у Турции территории сейчас требуют освоения поэтому растрачивать ресурсы ещё на что-то другое в её планы не входило, но ... Но как всякий самодержец императрица не терпит любых мятежей. Мы с вами эти события можем трактовать как угодно, можем называть их войной народов Речи Посполитой за независимость, восстанием за суверенитет, войной против австрийско-прусско-русской оккупации, для императрицы это вульгарный мятеж и именно от её воли сейчас зависит, как он закончится для вас. С этими моими вводами вы согласны? ...
  
  Да уж, по большому счёту, сохранение Польши и Литвы независимыми явилось для меня первой серьёзной акцией. И, как чаще всего бывает, то, что считалось наиболее трудной задачей и на что первоначально направлялись главные усилия, решалось само собой, а то, что казалось давно решённым или малозначительным всплывало нешуточной проблемой.
  Я считал, что главной проблемой в реализации моего плана раздела Речи Посполитой не между Россией, Пруссией и Австрией, а на Польшу и Литву будет склонить к этой идее Екатерину, а уж если получится, то она заставит смириться с этой мыслью и Франца и Фридриха. Но главной проблемой, оказалось, убедить всех трёх, что Конституция 3 мая 1791 года дело сугубо польское.
   Вот чего шляхтичи назвали это 'конституцией'? Ведь все монархи вокруг сразу взбеленились. Назвали бы это, к примеру, 'Эдиктом о разделении прав и обязанностей', причём лучше не уточняя чьих, и всё, никто бы и слова не сказал - видно же, король укрепляет свою власть, ограничивает права шляхты. Нет, надо было непременно выпендриться, показать какие мы передовые - даже конституцию у себя впервые в Европе завели. ... Ну, ну! Ещё чуть-чуть и не будет ни конституции, ни государства.
   В общем, пришлось и голову поломать и покрутиться, причём покрутиться и нам, и послу в Вене Разумовскому, и 'простому путешественнику' в Берлине Алопеусу, и людям Макарова. Итогом почти годовых переговоров, встреч, аудиенций, обещаний, взяток и, даже, шантажа стала Гродненская конвенция, подписанная 25 ноября 1795 года и нормативно оформившая третий раздел Речи Посполитой. В результате на месте того огрызка, который оставался от первых двух разделов некогда сильнейшего государства в центральной Европе, образовывались два новых государства - королевство Польское и княжество Литовское. Королевство Польское брало на себя обязательства не иметь армию численностью более 15000 человек, не вступать ни в какие военные союзы с другими государствами и придерживаться постоянного нейтралитета, Австрия, Пруссия и Россия, в свою очередь, брали на себя гарантии постоянного нейтралитета Королевства Польского и неприкосновенности его территории.
  Аналогичный документ был составлен и с Княжеством Литовским, только армию литовцам разрешили иметь чуть меньше - 12 тысяч.
   Кроме того, вновь созданные государства обязывались выплатить России в счёт её военных потерь контрибуцию в размере 4,5 миллионов рублей серебром в течение 10 лет с отсрочкой платежа на три года.
   Ратификация этих решений сеймами обоих государств прошла уже в начале этого, 1796 года - в Варшаве в феврале, а в Вильно в марте.
   В мае месяце Императрица своим указом амнистировала всех находящихся в нашем плену поляков. Был освобождён и Костюшко, только вот уехал он не в Варшаву, а в Вильно.
  
  > Если считать, что это первый шаг к изменению того будущего, которое 'рассчитал мой мозговой компьютер' или в котором хочется думать всё же я жил, то он сделан.
  >> Сильно не обольщайся. Поляки ребята лихие - они и до четвёртого раздела могут дело довести. Если с Наполеоном к нам припрутся, то так и будет.
  > Ну, Наполеона нам здесь не надо!
  >>Так и работай над этим!
  > Да вроде работаю.
  >> Угу, работает он! Да положа руку на сердце, признайся хоть себе, что не знаешь, что дальше делать. Да и польские эти дела не твоя заслуга, а в большей степени Дашковой, Штиглица, Крылова и Шурочки. Ты же большую часть всего времени в постели провалялся со своей контузией.
  > Н-да... Я всего-то два раза переговорил с Императрицей, большая часть работы пришлась на убеждение занять нашу позицию Безбородко, Остермана, Моркова, да в какой-то степени Зубова, а это всё легло на Дашкову, Штиглица и Крылова. ... Впрочем, если бы не способности Шурочки направить мысли Императрицы нужном направлении, то... Но ведь первоначальный план...
  >> Вот как раз первоначальная идея Крылову и принадлежала.
  > Да, ... пожалуй. Получается я совсем и здесь не причём?
  >> Получается, что у тебя ничего не получается.
  Ольга сообщила мне, что беременна накануне нашего с Макаровым отъезда. Новость меня несколько обескуражила. Я даже не знал, как этому относится - радоваться, или огорчаться. У меня будет дочь или сын! Это же ого-го! Это же здорово! ... Но ... Ольга замужем, стало быть, дитя будет признано как ребёнок Александра Алексеевича Жеребцова. Вот!
  С этими мыслями я доехал тогда до Браслова. А потом завертелось...
  Разбираться, кто же нас подставил тогда полякам, а это точно была подстава - Огинский сам признался, что заранее знал о нашем вояже, вот только нашу скорость не учёл, я не стал. Вернее сначала было не до того. Но, по всему получалось, что Ольга к этому отношение имела. А потом ... Она умерла во время родов. Ребёнок тоже не выжил. ...
  > Получается, что у меня ничего не получается. ...
  
  - Муж мой, ты уже встал? - Она говорит это 'муж мой', как будто ещё не может поверить, что уже замужем.
  > А, наверное, так и есть. Но, чёрт побери, как она это говорит! Наверное, всё же я её люблю...
   >> Постарайся не сделать её несчастной.
  - Да, моя царица ночи, но ты поспи ещё, на дворе только светает.
  
  Это был самый счастливый месяц.
  
  - Ну что ж, Габриэль, пара и тебе собираться в дорогу.
  Мы сидели в моём кабинете, и пили чудеснейший кофе. Такой кофе мог варить только Габриэль. Я знал рецепт, но сколько ни пытался, такой кофе, как у него, ни разу у меня не получился.
  - Да я понимаю, чирей в Европе назрел нешуточный. Скоро прорвёт.
  - Думаю нескоро, вернее надеюсь, что года четыре, может даже лет пять у нас есть, а потом Buonaparte, вероятно, узурпирует власть во Франции. Скорее всего, сначала он попытается придать этому хотя бы внешнюю легитимность, типа провозгласит себя кем ни будь вроде первого консула, например.
  - Я тоже так думаю. Аппетит у этого маленького капрала очень немаленький. Прости за каламбур.
  - Он мнит себя новым Александром Македонским. Впрочем ..., может быть и не без основания.
  - Моя миссия, как и у остальных? ... Разведка?
  - Нет. Вернее да, но не только. Впрочем, ты сам будешь решать. Главная твоя задача стать там своим. Поедешь через Варшаву, Прагу, Вену в Геную. Там уже сам решай - либо через Португалию, либо через Испанию надо попасть в Бразилию. Из Бразилии на Кубу, и только потом в Европу, во Францию.
  - Зачем так сложно?
  - Потому, что у простых решений обычно сложные последствия. В каждом пункте, будешь менять документы. При таком количестве смены имён будет практически невозможно вычислить твою национальную принадлежность и связь с Россией.
  Габриэль задумался.
  - Ты не согласен?
  - Согласен, но предлагаю другой вариант. Через Швецию в Голландию, потом Англия, Канада, Куба, Бразилия и уже оттуда во Францию.
  - Гм. ... Решай сам, но если когда-нибудь кто-то очень умный вдруг захочет выяснить, в чьих интересах ты работаешь, то в твоём варианте может всплыть Англия. Англия давнишний соперник Франции. Тебя сразу же заподозрят как английского шпиона. Боюсь, в этом случае последствия будут летальными. В моём варианте Англии нет. Скорее может всплыть Испания. А вот здесь могут быть варианты.
  - Мне заниматься агентурной сетью?
  - Нет. Ею уже занимаются. Ты с ней связан не будешь. Твоя задача приблизиться к самым высшим эшелонам власти. Настолько близко чтобы можно было влиять на международную и военную политику Франции. Наилучший вариант - стать другом Buonaparte, ... или его советником. ... Если он, конечно, придёт к власти и станет диктатором. Но я думаю, станет.
  - Кто будет курировать агентуру здесь?
  - Крылов.
  - И меня?
  - Нет, о тебе знать буду только я.
  - Как будем поддерживать связь? Ты сам говорил, связь в разведке самое важное. А ты в Париж не наездишься, кроме того, это риск провала.
  - Давай думать вместе. Предложения есть?
  - До приезда в Париж связи не будет никакой.
  - Разумеется. А по приезду в Париж ты дашь объявление с условными словами.
  - Какими?
  - В тексте должны быть слова 'fantômes contre'.
  - В какой газете.
  - Например, в "Газетт де Франс". Я думаю, если Buonaparte узурпирует власть, он закроет все оппозиционные печатные издания. Оставит только те, которые, образно говоря, лягут под него. 'Газетт де Франс' ничего не значащий проправительственный листок может остаться. ... Или...
  - А там есть колонка объявлений?
  - Есть... ... Детали мы ещё обсудим. Эх, кто мне такой кофе сварит, после того как ты уедешь?
  - Думаю, никто. Ты вот лучше скажи: не переигрываем ли мы? Больно сложная комбинация. С чего ты решил, что кто-то вообще так глубоко будет копать под меня? Да и вообще будет интересоваться моим прошлым, вернее прошлым графа Луи́ Жерме́на де Фюне́са де Галарса?
  - Я вам с Иваном когда-то говорил, что иногда надо пытаться ставить себя на место своего соперника. А иногда надо наоборот. В данном случае я исхожу из того, что я, лично я на месте Buonaparte, придя к власти, создал бы службу аналогичную нашей.
  - Да, пожалуй. ... Кстати, а где он сейчас?
  - В Италии. ... Теперь давай о деньгах...
  
  Глава 3 (1796 октябрь)
  
  - Я вызвала тебя, Ржевский, вот по какому поводу... - Императрица на секунду задумалась, как бы решая, стоит ли мне говорить это повод, или нет. - Давно вынашиваю мысль женить Константина Павловича. После гибели Александра хотела даже женить его на Елизавете Алексеевне, но потом рассудила, что это будет не совсем правильно понято при европейских дворах. ... По-хорошему, искать невесту надо бы было ещё год назад, но известные события отсрочили сие ... начинание. Но время, чувствую, меня уже поджимает. Поэтому в августе я отправила в Европу генерала Будберга. Ну, ты его знаешь. Андрей Яковлевич должен был подыскать для Константина Павловича подходящую партию. И вот третьего дня он прислал мне письмо, в котором очень рекомендует обратить внимание на дочерей герцога Кобургского. Но прежде чем принять решение мне хотелось, чтобы ты побольше узнал об этом семействе и сделал свой анализ. Сколько тебе времени надобно?
  - Если позволите, Ваше Императорское Величество, одно замечание? - Я дождался кивка и продолжил. - Вы вполне можете себе позволить наплевать на то, что подумают при европейских дворах. - Екатерина ухмыльнулась, но ничего не сказала. Я решился продолжить. - Женитьба бедующего наследника российского престола дело сугубо государственное и требует глубокого и всестороннего рассмотрения. И ещё одно, ... дело в том, что герцоги Кобургские и герцоги Вюртембергские находятся между собой ... э-э-э, если можно так сказать, в несколько натянутых отношениях. Это какая-то застарелая вражда. Не буду вдаваться в подробности, кои часто больше похожи на сплетни, но сие всё же имеет место и может негативно сказаться на отношении к будущей невестке Великой княгини Марии Фёдоровны, что в свою очередь, вряд ли улучшит семейную атмосферу и будет негативно сказываться на отношениях молодых супругов.
  - И что? ... Вот как только ты говоришь 'Ваше Императорское Величество', я чувствую, что ты скажешь какую-нибудь либо глупость, либо гадость.
  - Простите, Государыня. - Я встал и поклонился. - А что, в мире больше невест не осталось? Будберг во время своего вояжа заболел и вынужден был остановиться у Кобургов, а потом дальше ехать поленился. - Екатерина удивлённо (правда, нераздражённо) вскинула голову, но я продолжил. - Внучки герцога Саксен-Кобург-Заальфельдского, безусловно, наделены достоинствами. Они хороши собой, воспитаны и прекрасно образованы, но... Вот ... - Я вынул из папки, развернул и положил перед императрицей заранее заготовленную бумагу.
  - Что это? - Екатерина, близоруко прищурясь, старалась понять что там нарисовано. В конце концов, она открыла лежащий на столе футляр и надела очки.
  - Это схема семейных уз между монаршими дворами Европы начиная с двенадцатого века. Как видите, в большинстве своём монаршие дворы хоть где-то, но пересекались друг с другом.
  Схема была очень подробная, невероятно запутанная и уличить меня по ней в том, что я, мягко говоря, преувеличиваю, было сложно. Нет, ну конечно я блефовал.
  - Ну и что? - Императрица долго рассматривала схему, даже взяла лупу. - Особенно близких родственных связей я здесь вижу немного. Вот, Генрих VIII, Мария Безумная.... Да, я знаю, что это может вести к вырождению и слабоумию, но нас это пока не касается.
  - Георг III с 89 года страдает от припадков наследственной обменной болезни порфирии, во время приступов которой становится совершенно невменяем, вероятно, что через некоторое время его признают недееспособным и введут регентство, что касается его детей то они, можно сказать с большой долей вероятности, потомства иметь не будут.
  - Это интересно, но как это относится к Константину Павловичу?
  - Пока никакого, но вот математический анализ показывает, что вероятность получить наследственное заболевание возрастает в геометрической прогрессии при ограниченном количестве связей в популяции. - Я достал и положил на стол лист с расчётами.
  - В чём?
  - В популяции, Ваше Величество. Популяция - это биологическая система.
  >Кажется с 'популяцией' я поторопился.
  Екатерина взглянула на расчёты.
  - Нет, нет, уволь меня от этих цифирей. ... Да и сядь уже. Что стоишь столбом. ... Как я поняла тебя, ты даешь плохой, ... как ты там говоришь, прогноз? Так ты даёшь плохой прогноз на женитьбу Константина Павловича на любой невесте из европейских домов?
  - Не совсем так, Ваше Величество, но математические расчёты показывают, что вероятность хронических заболеваний крови и головного мозга, по остальным болезням расчёты не проводились, у Ваших правнуков уже 25 процентов, а у праправнуков - 50 процентов.
  - Получается, что ... - Повисла пауза. Я молчал. Давая возможность Екатерине самой придти к нужному выводу - Получается, что через сто лет на троне России будет ... А у султана дочери есть?
  - У Селима дочерей нет, да и со сменой веры у мусульман всё очень сложно. ... Есть ещё один важный момент, Ваше Величество.
  - Какой? - Она ответила скорее 'на автомате', всё ещё погружённая в свои мысли.
  - Момент очень .... э-э-э ... щепетильный, Ваше Величество.
  - Да говори уже, не тяни.
  - В русской национальной традиции важная роль отводится именно кровному родству, если это экстраполировать на монаршие особы, то речь идёт о наличие русской крови ...
  - Можешь не продолжать. Я поняла тебя. ... Ты меня подводишь к мысли, что у Константина Павловича должна быть русская жена. - Екатерина не спросила, а именно констатировала это. > Всегда знал, что она очень умна. >>А как иначе? На то она и 'Великая'! - И вот же, шельмец, заранее подготовился. - Она кивнула на разложенные бумаги. - Долго готовился?
  - С момента, как Вы отправили в вояж генерала Будберга, Ваше Величество. Сколь я не бьюсь, чтобы вложить нашим людям понятие о соблюдении хотя бы элементарных правил секретности, а толком держать язык за зубами так никто и не научился. О том, что Андрей Яковлевич едет искать невесту для Константина Павловича, знала даже его кухарка. Как мне докладывают из Лондона, там об этом узнали уже через две недели. Думаю, что и в других столицах об этом знали. Подозреваю, что Будберга специально чем-то накормили, чтобы он к приезду в Кобург занемог.
  - У тебя есть доказательства, или это только подозрения?
  - Это логические выводы, которые напрашиваются из анализа подобных обстоятельств, кои стали известны, но если необходимо, можно найти и доказательства.
  - А ты поднаторел, я гляжу. - Императрица как-то устало откинулась на спинку кресла и сокрушённо вздохнула. - Эх, что будет с вами, когда я помру?
Оценка: 7.38*124  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Принц под Новый год" (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"