Калиничев Александр Михайлович: другие произведения.

Дилетант 2 История сослагательного наклонения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.95*134  Ваша оценка:

   Часть вторая
  
   История сослагательного наклонения
  
   Глава 1 (1793 январь)
  
   Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.
   А. С. Грибоедов
  
   - Кто сей егерский поручик, Платон Александрович? - императрица явно разглядывала меня.
   Бог дал женщине ум, Дьявол усмехнулся и наградил сиськами. Теперь её ум никого не интересует.
   Вот что за хрень лезет в голову? Что ты, как идиот, пялишься на декольте Екатерины?
   - Это protege Екатерины Романовны, Ваше Величество.
   - Разрешите представить Вам моего крестника, Александра Фёдоровича Ржевского, Ваше Величество. - Присев (кажется, это называется 'книксен', подумалось мне) и низко склонив голову, сказала Дашкова. - Я уже имела честь Вам про него рассказывать.
   - Да, да, помню, mon cher, это тот герой Измаила? - императрица говорила по-русски с заметным, но небольшим, даже где-то симпатичным, акцентом. - Милый юноша. - В её взгляде я увидел любопытство. И, обернувшись к фрейлине, добавила в полголоса - Wie aussehen! Wie aussehen! - Но позвольте, мне говорили, что у Вас нет ни ног и ни рук. - Это она уже обратилась ко мне.
   - Прошу прощение за дерзость, Ваше Величество. - Я поклонился. - Но молва о том, что я калека несколько преувеличена - у меня нет только ног и пальцев на левой руке, остальное всё цело, поэтому Я (на 'Я' мой голос слегка как бы дрогнул) не калека и не инвалид.
   - Ну, ну, мой друг, не обижайтесь, я вовсе не хотела Вас обидеть, я не называла Вас калекой. А?... - Она веером показала на мои ноги.
   - Это искусные протезы, Ваше величество, сделанные швейцарским мастером Паули. - То, что Паули не Паули, им (и Екатерине, да и Дашковой тоже) знать не обязательно, зато ссылка на механика иностранца, как мне показалось, при всеобщем русском пиетете перед иностранщиной - хороший ход, для будущего и Габриэля, в смысле - Жана, и наших с ним планов.
   - Ну надо же! Нет, всё-таки какие эти швейцарцы молодцы. А?... Но наш Кулибин, я думаю тоже бы смог. Вы к Ивану Петровичу не обращались?
   - Простите, Ваше Величество, но я не знаком с господином Кулибиным, да, если откровенно, и не слышал о нём. - Блин!!!! Это, конечно ложь, уж о Кулибине знают в России все, правда, в моей России. Но мне казалось, что он уже умер - я банально не помню годы жизни Кулибина. А сколько ему сейчас лет, интересно? - Это наш механик?
   - Да, это НАШ (она выделила голосом 'Наш') Архимед. - И почему-то взглянула на Дашкову.
   - Буду рад с ним познакомиться.
   - Однако наш герой за свой подвиг достоин награды. Вы были в реляциях, поданных мне светлейшим князем Потёмкиным ещё три года назад, но так как по известным причинам свой орден не получили, я сама его Вам вручу. - Екатерина подняла правую руку, причём веер из неё куда-то исчез. Тут же фрейлина подала ей на подушечке орден.
   - Господин капитан Ржевский, за отменную храбрость и ободрение своим примером подчинённых при штурме неприятельской крепости Измаил награждаю Вас орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-го класса. - И приколола мне орден. - Смею думать, что и впредь Вы будете также преданы и будете ревностно служить Отечеству.
   Служу Советскому Союзу! Ага. Я банально растерялся, я не знаю, что нужно делать. Засада. Блин, Дашкова не предупредила ..., а может сама не знала?... Я встал на правое колено и поцеловал Императрице руку. Это всё, что показалось мне уместным в эту минуту. Это, наверное, было не по уставу, но недовольства вроде бы не вызвало. Руку для поцелуя, по крайней мере, не отдёрнули.
   - Рад стараться, Ваше Императорское Величество. - Сказал я, вставая. -Только... - Я как бы засмущался. - Я поручик.
   Екатерина улыбнулась.
   - Капитан. Капитан гвардии. - И опять фрейлине, и опять в полголоса -Sehr ähnlich. Que pensez-vous? - Указ о Вашем переводе будет сегодня подписан. Теперь я буду заботиться о Вас.
   - Но, Ваше величество, я ...
   - Вы же сами сказали, что всё самое главное у Вас цело и Вы не калека.
   Нда, знал же, что с ней надо быть очень осторожным. Бабулька-то ещё тот фрукт. Ну и что теперь делать? Все планы коту под хвост. И это 'буду заботится о Вас' как-то двусмысленно прозвучало. С какой такой стати вдруг высочайшая милость.
   Я щёлкнул каблуками и кивнул головой. Вот интересно, а этот финт уже практикуется среди офицеров? Пока я этого не видел. Ну, значит, теперь будет.
   - Или Вы уже передумали?
   - Буду счастлив служить там, где Вы прикажите, Ваше Величество. И, ещё раз прошу прощения за дерзость, позвольте мне тоже сделать Вам подарок? - Я достал из нагрудного кармана футляр с авторучкой.
   - Что это? - В голосе Екатерины послышались нотки любопытства.
   - Это вечное перо, Ваше величество. Гусиные перья, коими мы сейчас пользуемся для письма, очень не практичны. Этим же пером можно писать бесконечно. - При этих словах, я открыл футляр.
   - И... как сие э-э-э... работает? - В голосе императрицы почувствовалось лёгкое разочарование. Действительно - несмотря на то, что и перо было золотое и корпус авторучки были покрыты золотом, очень дорогой эта вещь не казалась.
   - Если принесут бумагу, я покажу.
   Екатерина кивнула одной из фрейлин и та удалилась, видимо за письменными принадлежностями. Нда, говорил же Габриэль, что лучше сделать полный набор, только вот маленьким, что бы положить в боковой карман сюртука, он не получался.
   - А без чернил и бумаги это Ваше вечное перо писать не может?
   - Увы, Ваше Величество, но я над этим работаю. - В общем-то, довольно банальная фраза 21 века здорово развеселила Екатерину.
   - Вы хоти сказать, что это вечное перо придумали Вы?
   Я поклонился, всем своим видом стараясь изобразить крайнее смущение.
   - Нет, Ваше величество, я только придумал как это быстрее делать.
   - И.... - В это время подошла фрейлина и подала мне бумагу и чернила.
   Я как бы несколько растеряно покрутил головой, ища, на что бы можно было положить бумагу (столик с фруктами стоял за моей спиной). Отодвинул вазу, придвинул стул и принялся писать.
   Богъ Купидонъ дрѣмалъ въ тиши лѣсной,
   А нимфа юная у Купидона
   Взяла горящiй факѣлъ смоляной
   И опустила в ручeекъ студеный.
  
   Вокруг меня собралось человек пять - сама императрица, подошёл Зубов, Дашкова и две фрейлины, которых я не знал.
   - Вы ещё и пиит? - это уже спросил Зубов.
   - Что Вы, что Вы, Платон Александрович. Это Шекспир, сонет, перевод, - Прости Самуил Яковлевич, - Кажется Сумарокова, но точно я не уверен.
   - Александра Петровича? - Это уже переспросила императрица. - Никогда не читала. Странно... Но Вы не дописали.
   Пришлось снова присаживаться и заканчивать сонет.
  
   Огонь погасъ, а въ ручѣйке вода
   Нагрѣлась, забурлила, закипѣла.
   И вотъ больныя сходятся туда
   Лѣчить купаньѣмъ нѣмощное тѣло.
   А между тѣмъ любви лукавый богъ
   Добылъ огонь изъ глазъ моей подруги
   И сердцѣ мнѣ для опыта поджёгъ.
   О, какъ с тѣхъ поръ томятъ меня нѣдуги!
   Но исцѣлить их можетъ не ручей,
   А тотъ же ядъ - огонь ея очѣй.
  
   - Прелестно, изрядный стих... И Ваше перо тоже пишет изрядно. И Вы их, значит, научились делать. Где?
   - Пока у себя в имении, Ваше Величество, но хочу открыть в Брянске мануфактуру по выделке всяких точных механизмов.
   - Всяких?
   - Да, Ваше величество, хочу начать делать часовые механизмы, швейные, печатные.
   - Ну, в механизмах я ничего не понимаю. А почему в Брянске? Есть же Санкт-Петербург или Москва, наконец? Там больше мастеровых.
   - Брянск ближе к моему имению, всего 50 вёрст. А мастеровых... Мастеровых сам подготовлю.
   - ?????- Вопросительное молчание Екатерины требовало пояснения.
   - Я, Государыня, - Я первый раз назвал её 'Государыней'. - Пока был обезножен и был не уверен, что у меня получиться заново ходить, решил из своих крестьян сделать, образно говоря, и руки и ноги. А для этого их в первую голову требовалось обучить грамоте. Времени у меня было много, а подвижности никакой. Вот я и отобрал из крестьянских детишек две дюжины толковых мальцов, да и стал их обучать. Сперва научил грамоте и счёту, а уж когда ко мне приехал механик Паули, он начал учить их механике. - Вру, как сивый мерин. Ну а кто меня проверит? - Это перо уже делали они. Кроме того, после известных событий во Франции, я прогнозирую большой исход французов - часть из них будет перебираться в Америку, а часть в другие государства Европы и, думаю, большая часть к нам, в Россию. И хотя инородцы обычно предпочитают оседать в столицах, думаю, что смогу и в Брянск интересных мне завербовать. Так что рабочих рук у меня будет столько, сколько нужно.
   Тут я, конечно, лукавил - рабочих никогда не бывает столько, сколько нужно - их либо не хватает, либо некуда девать в периоды кризисов.
   - Вы интересно выражаетесь... 'Прогнозирую', 'завербовать', 'рабочих рук'. - Екатерина задумчиво смотрела на меня. - А знаете, голубчик, приходите ко мне завтра на обед, я хочу с Вами поподробнее поговорить. Приходите вместе с Екатериной Романовной.- И уже повернувшись к Зубову, сказала - Надо заканчивать этот приём, мой друг, мне что-то неможиться.
  
   Мы с Дашковой возвращались после приёма в её усадьбу в Кирьяново в её же карете. Было уже поздно.
   Екатерина Романовна о чём-то задумалась и молчала. Я тоже не стал пока лезть с вопросами.
   Надо разобраться в складывающейся ситуации.
   С одной стороны, то, что императрица мной заинтересовалась (надеюсь, свят, свят, не как потенциальным любовником) может быть положительным бонусом. Возможности для развития моего бизнеса могут стать шире и те планы, что мы с Жаном вынашиваем по поводу собственной финансовой империи можно будет воплотить несколько быстрее и легче. Может быть.
   Как ты это себе представляешь? Вот ты становишься капитаном гвардии. Конечно это не то что гвардии капитаном Советской Армии, но, тем не менее, на тебя лягут и какие-то обязанности, а это тебя будет однозначно отвлекать от ваших с Габриэлем, то есть с Жаном, планов.
   Но появятся знакомства с гвардейскими офицерами, многие из которых выходцы из очень влиятельных семей.
   Ага, пить вместе с ними будешь. Ведь прогрессорство в области вооружения мы с тобой решили исключить. Любые человеческие новации со средствами уничтожения себе подобных приводили только к большему количеству жертв. Лезть в политику тоже чревато. Россия и без тебя грешного до 21 века дожила. В крови, в мучениях, но дожила. Не факт, что изменения, которые ты сможешь продвинуть, будут полезны. В ближайшей перспективе, может быть да, полезны. Но не известно, как это потом скажется в стратегическом плане. И потом, ты же хотел плавненько, аккуратненько, через создаваемую Штиглицом промышленно-финансовую структуру влиять на внутриполитическую ситуацию.
   Ключевое слово здесь всё-таки 'влиять'.
   Да, влиять.
   Но, как и на что? На какие события или какой порядок вещей надо изменить, чтобы..., чтобы что? Ты ведь уже думал об этом и не раз, но всё время тянешь с решением.
   С решением?
   Да, решением, пытаться ли изменить ход истории.
   Чтобы изменить ход истории, чтобы она пошла не так как в той твоей моей реальность? Но ещё не факт, что какие-то, даже крупные изменения могут или смогут изменить что-либо в глобальной истории. Всё-таки эта тётка со временем может нивелировать все твои мои потуги. Взять твоё моё желание не пустить Наполеона в Москву. И что? Допустим дали ему по шапке под Смоленском, и он с остатками армии возвращается в Европу. Причём с очень приличными остатками. Мы его не преследуем, Березины ему не устраиваем, он спокойненько добирается до своего Парижу и продолжает свои разборки с Европой. А у нас Кутузов уговаривает Александра I в Европы не лезть, Наполеону не мстить и ни в какие антинаполеоновские коалиции не вступать. И что? Ну умрёт Наполеон не на острове Святой Елены а в Фонтенбло. Причём заметь, это в том случае, ели англичане ему какое-нибудь Ватерлоо не устроят. Во Франции Талейран всё исправит, а в России Александра I и Аракчеев всё испортят. Поэтому одноразовая акция ситуацию в долгосрочной перспективе не изменит.
   Поменять систему?
   Что в данном случае означает 'поменять систему'?
   Систему Самодержавия? Крепостничества? Это бред. Тем более что-то поменять ты ничего не сможешь, сидя в Брянске, или, тем более, в Алексеевском. Декабристы это и без тебя потом попробуют.
   Убить Наполеона сейчас?
   Тут последствия ещё сложнее просчитываются. Сейчас он кто?
   А чёрт его знает, может уже и генерал.
   Ха, а ведь он твой ровесник.
   Он очень многим ровесник, а тем, кто с 1769 года, так вообще всем.
   А действительно, если его сейчас грохнуть? Любопытно получается. Во-первых, многих французских побед сейчас может и не быть.
   Не факт. Может не быть под его командованием. Но там масса толковых военных, ну тот же Бернадот. Нда, вообще там много кого надо бы в этом случае убирать... А Бернадот так мне вообще всегда нравился....
   Нет, ну Наполеон в Москве нам совсем не нужен.
   Но ты же понимаешь, что англичане всё равно столкнут Россию с Францией?
   А союз России и Франции?
   Союз кого? Екатерина не доживёт. При ней Наполеон просто какой-то генерал. Павла и Наполеона? Был. Они вместе даже собирались, вернее, будут собираться, Индию у англичан экспроприировать. Но... даже если не дать Зубовым устроить Павлу апоплексический удар табакеркой..., или это Петра III, а Павла шарфом? Ну, не суть. Павел вскоре увидит, что в индийской авантюре Россия на вторых ролях и вряд ли это хорошо кончится. Вернее это кончится так же как с войсками Суворова в Швейцарии и этого... как его?... в Голландии...
   Александр так вообще не вариант.
   Если продлить жизнь Екатерине?
   На сколько лет? И что это даст? Она умрёт в 95 или 96 и будет ей 66 или 67 лет. ... Допустим, в Европах всё идёт, как идёт. Наполеон только к 1812 году, вряд ли раньше, сможет что-то серьёзное организовать супротив России. Екатерине в 1812 - 83 годика. Многовато. Нет, не лет, думается, что такой политик и 83 года будет крут, но вот дотянуть её ещё 16 лет при этом уровне медицины... Умрёт она от инсульта. Значит это уже сейчас её надо сажать на строгую диету, на постоянный контроль артериального давления и на... Ты веришь, что это реально? Вот. Но даже если и доживёт, ни на какой союз с Наполеоном она никогда не пойдёт. Единственное, что для конца её правления изгнание Наполеона будет просто ну очень сладкой вишенкой на торте.
   И что? Ничего не делать, когда знаешь, как будут развиваться события дальше? Наполеоновские войны унесли жизни трёх с половиной миллиона человек.
   Ага, в твоём моём двадцать первом веке только на дорогах погибало ежегодно миллион с четвертью. А прекратить или предотвратить все войны ты не сможешь.
   И какой вывод?
   Никакого. Опять никакого.
   Вот они. Вот они, вечные дёргания вшивой интеллигенций - туда, сюда.
   Завтра-то что делать? Упасть в ноги к Екатерине и просить отставки?
   'Прости, матушка императрица, отпусти со службы в вотчину'.
   Сразу надо было, как только тебя капитаном гвардии сделали.
   Кстати, а чего-то вдруг? Екатерина Романовна, хлопотала?
   - Екатерина Романовна, я Вам очень благодарен за хлопоты в отношении меня перед императрицей. Поверьте, крёстная, я никогда не забуду того участия, которое Вы приняли в моей судьбе.
   Я ещё хотел сказать, что напрасно, она выхлопотало мой перевод в гвардию, но подумал, что это уже будет высшее свинство.
   - Вы ошибаетесь, мой друг, я уже давно не так влиятельна, как хотелось бы. Отношения императрицы ко мне, если и нельзя назвать опалой, но и от приязни далеки. Нынешнее приглашение меня и Вас на приём для меня самой стало полной неожиданностью.
   Почему-то у меня создалось впечатление, что княгиня что-то не договаривает. Я вначале отнёс это к некоторой обиде Дашковой на Екатерину. Вообще-то мне казалась, что Дашкова и Екатерина II были подругами. Но специально я никогда не интересовался жизнью не только Дашковой, но даже Екатерины Великой. Ну почему-то не считал я конец 18 века интересным. И все знания о ключевых фигурах этой эпохи носили характер - кое-что слышал. Даже о Суворове. Ну, о нём может чуть больше.
   Что-то ещё я упускаю? Вот чувствую, что было что-то, что могло мне всё объяснить, или хотя бы намёк на это дать.
   Так, прокрутим весь приём с начала.
   Слова Екатерины на немецком. Толи от волнения (признайся ведь честно - волновался, ты 65-летний, а если прибавить почти 3 года здесь, почти 68 летний взрослый мужик, живущий уже вторую жизнь, волновался, как ... Стыдно, братец.) я не обратил внимание на слова по немецки, сказанные Екатериной фрейлине. Она говорила, что..., что похож. Похож кто? Я похож? На кого?
   - Простите, Екатерина Романовна, можно Вас спросить?
   - Конечно, мой друг. - В её голосе послышалось небольшое напряжение.
   - Императрица несколько раз сказала, что я на кого-то похож. На кого?
   - На своего отца. - И голос её дрогнул.
   Блин, чего это я. Вообще-то иногда бывает, что сыновья похожи на своих отцов. Я вот в прошлой жизни был здорово на батю похож.
   - Императрица знала моего батюшку?
   - Знала. - Ответ был односложный и, как мне показалось, в нём прозвучала какая-то двусмысленность. Ну что может быть двусмысленного в одном простом слове?
   А не был ли мой, то есть, его, тфу... ну, то есть, Фёдор Петрович Ржевский фаворитом Екатерины II? А?
   Скольких фаворитов Екатерины ты помнишь?
   Орлова, Потёмкины... вот Зубова...
   И всё? Чёрт возьми, батюшка!
   Хотя,... всех любовников Екатерины я, конечно, не помнил, да и не знал, только вот... батюшка, будем считать, мой, где он мог с ней хотя бы встретиться?
   А что, я действительно так на него похож? Спросить у Дашковой?
   Неудобно.
   За этими мыслями я не заметил, как мы и приехали.
   Слуга открыл дверцу кареты, я вышел и подал руку Екатерине Романовне и, поддерживая под руку, проводил до входа парадную. В темноте кареты я не мог хорошо видеть её лица. Сейчас же, при свете свечей, в вестибюле её лицо мне показалось необычно бледным.
  
   Я уже собирался ко сну и Филимон снимал с меня протезы, когда ко мне постучал слуга княгини и сказал, что Екатерина Романовна просит меня прийти к ней в кабинет. Чертыхаясь, я снова надел протезы, хотя культи нещадно ныли, облачился в мундир и потопал к ma bienfaitrice.
   Дашкова сидела в своём, как я понимаю, любимом кресле. Она уже переоделась. Жестом указала мне на кресло напротив.
   Лицо её было по-прежнему несколько бледным.
   - Вы хотели меня видеть?
   - Да, Саша, мне, наверное, давно следовало с тобой переговорить, чтобы ты правильно воспринимал слухи, которые непременно вокруг тебя возникнут.
   Чем дальше, тем страньше, или как там говорила Алиса?
   Я сделал вид, что весь превратился в большое ухо. Сейчас мне скажут, что я... ну, как минимум, ещё один бастард Екатерины II (или в отношении детей императриц это звучит по-другому?).
   - Дело в том, что ты действительно очень похож на своего отца. - Она помолчала, как бы собираясь с духом. - Да, на своего отца, на Григория Александровича Потёмкина.
   Если она думала, что я буду шокирован, ну, на худой конец удивлён, то она ошиблась. К чему-то такому я уже был готов. Хотя Потёмкина, как вариант и не рассматривал. Но... Екатерине ведь в год моего рождения было уже 40 лет - возраст по нынешним временам достаточно не маленький, хотя...
   Внешность моего донора меня вполне устроила - хороший такой нос, можно сказать - орлиный нос, высокое лоб, красиво выгнутые брови, голубые приятные глаза, прекрасный цвет лица, оттененный нежным румянцем, мягкие светло-русые вьющиеся волосы, ровные, ослепительной белизны зубы, не то, что у меня, заядлого курильщика с полувековым стажем. Рост Ржевского, впрочем, теперь уже мой, был приличный - где-то около метра восьмидесяти пяти, это на протезах, конечно.
   Я посмотрел на себя в зеркало висящее на стене. Надо же, похож на Потёмкина! А почему мне это раньше никто не говорил?
   А кто тебе мог сказать? Ну, про Дашкову понятно, а вот твоё окружение в глаза никогда его не видело.
   Или моя мать и Потёмкин... Да, по-видимому...
   - Тогда мой отец Фёдор Петрович Ржевский... Значит мой биологический отец Потёмкин? Простите, мне это пока тяжело принять. Значит моя мать...
   - Нет. Я понимаю, для тебя это новость является крушением все представлений о твоей семье, может и лучше, что ты тогда потерял память. Но о матери плохого думать не смей. Зиночка была чистым, добрым и очень светлым человеком. И очень любила Фёдора Петровича. И он в ней души не чаял. Но она не могла иметь детей.
   Всё страньше и страньше. Так, с биологическим папашей понятно, а вот с матерью...
   !!!!!!!!! Видимо догадка отразилась на моём лице. Строже надо следить за собой.
   - Да, Саша, твоя, как ты говоришь, биологическая мать - я.
   Повисла пауза. ... Тут бы ей зарыдать, а мне бы её пожалеть. Но Дашкова доказала, что она действительно сильная женщина и личность. Она только сильнее побледнела.
  
   Заснуть в эту ночь я смог только под утро. И вовсе не из-за признания княгини Дашковой. Её связь с Потёмкиным была, конечно, историей романтичной, в подробности которой она, кстати сказать, не вдавалась. Было это ещё до того, как светлейший стал и светлейшим и вообще, фаворитом Екатерины Алексеевны. Но почему он тогда не женился на Дашковой, которая к тому времени была уже 4 года как вдовой? Мало ли. Сколько мужчин остывают к женщинам, как только узнают, что те беременны. А той, родить вне брака казалось потерей лица. От неё бы отвернулись все. Она себе этого позволить не могла. Даже не ради себя, а ради троих своих детей.
   Но не тайна моего рождения не давала мне заснуть, а извечный вопрос русской интеллигенции - ЧТО ДЕЛАТЬ?
  
   Как поступить на обеде у императрицы? Ведь явно наше с Дашковой вчерашнее приглашение на приём было продиктовано любопытством императрицы, вызванным слухами о моей невероятной похожести на Потёмкина. Думаю и Дашкова это понимала. Сейчас же Екатерина пока ещё не Великая видимо решила меня как-то использовать. Как, она и сама, скорее всего, ещё не знает. Вот завтра, хотя нет, уже сегодня, она за обедом и хочет повнимательнее рассмотреть зверушку и решить, что с ней делать.
  
   Но на императорский обед нас пригласили только через день. Видимо императрице действительно нездоровилось.
  
   Глава 2 (1793 январь)
  
  
   Какая ж тут причина
   И где же корень зла,
   Сама Екатерина
   Постигнуть не могла.
   А.К. Толстой
  
   На обеде кроме нас с Дашковой и, естественно, императрицы, присутствовали Платон Зубов (куда же без него?), Александр Андреевич Безбородко и Иван Андреевич Остерман.
   На стол подали какой-то суп с сыром и каштанами и ещё много чего такого, чего я никогда не видел, и даже не слышал, что это едят. Например: запечённая в золе нёбная часть говяжьей головы с трюфелями, или говяжьи глаза в соусе. Были голуби и ещё какие-то птички. На десерт было гато из зелёного винограда и крем. Запивали всё красным вином. Вино было, на мой взгляд, кисловато.
  
   - Александр Фёдорович, мне вот тут намедни Платон Александрович рассказал одну весёлую историю, про одного гусара на постоялом дворе. Говорят, что Вы и есть автор сих забавных drôle anecdote, которые ходят по Петербургу?
   - К сожалению, Ваше Императорское Величество, не я. Я действительно люблю всякие забавные случаи и, грешен, люблю их пересказывать, но сочиняет drôle anecdote народ. У этих историй, как правило, нет авторов. Один придумал одну фразу, другой другую. Вот так и появляются drôle anecdote. Я их называю анекдотами.
   - Так, Александр Фёдорович, появляются сплетни. Но оставим сплетни в покое. Может Вы нас побалуете новым анекдотом?
   - Это притча. Можно даже сказать Сладкая притча. В давние-давние времена Господь слепил десять Адамов. Один из них пахал землю, другой пас овец, третий - ловил рыбу... Спустя некоторое время пришли они к Отцу своему с просьбой: - Все есть, но чего-то не хватает. Скучно нам. - Господь дал им тесто и сказал: - Пусть каждый слепит по своему подобию женщину, кому какая нравится - полная, худая, высокая, маленькая... А я вдохну в них жизнь. - После этого Господь вынес на блюде медовые соты и сказал: - Здесь десять кусочков медовых сот. Пусть каждый возьмет по одному и даст жене, чтобы жизнь с ней была сладкой. - Все так и сделали. А потом Господь сказал: - Среди вас есть плут, ибо на блюде было одиннадцать кусков медовых сот. Кто взял два куска? Все молчали. Господь забрал у них жен, перемешал их, а потом раздал, кому какая попалась. С тех пор девять мужчин из десяти думают, что чужая жена слаще, потому что она съела лишний кусок мёда. И только один из Адамов знает, что все женщины одинаковы, ибо лишний кусок медовых сот съел он сам...
   Когда смолк смех, императрица, утирая платком глаза сказала: - Хорошо нас обер-прокурор Синода не слышит. А что-нибудь менее антиклерикальное?
   - Извольте, Ваше Величество. История эта как бы и имела место быть, но всё же больше походит тоже на притчу. Одному помещику фатально не везло. То у него неурожай, то жена забеременеть не может, то какая другая неурядица. И вот, замученный жизнью, помещик пришел пожаловаться и попросить совета у батюшки. И тот посоветовал ему усерднее молиться, но кроме того, написать на больших листах бумаги слова "Это не навсегда" и развесить их во всех видных местах в доме. А когда через некоторое время у помещика все стало хорошо, он пришел благодарить батюшку и рассказать, что теперь у него все в полном порядке. На что батюшка ответил - Ты, голубчик, надписи-то не снимай пока.
   Никто не засмеялся. Конечно, ведь анекдотец скорее философский, чем смешной. А то не хватало мне еще стать чем-то вроде придворного шута.
   Я замети, как Дашкова нервно сжала кулачки, а Безбородко стал теребить салфетку.
   - Вы, Александр Фёдорович, третьего дня, говорили, что... вот я тут записала... - Императрица достала из-за отворота рукава платья, где иногда у женщин прячутся носовые платки, какую-то записку и, надев очки, прочла. - Прогнозируете большой исход французов. Не соблаговолите ли пояснить сию мысль?
   - Конечно, Ваше Величество. Заранее хочу оговориться, что свои выводы я делаю на основании той информации, которая мне доступна. В основном это то, что печатают Московские и Петербургские ведомости. Кроме того, я выбираю самый худший вариант развития событий. Я считаю, что всегда надо готовиться к самому худшему варианту. - Вот мозги у дипломатов сейчас начнут закипать. - Что же касается моего прогноза относительно событий во Франции хочу заметить: случившиеся во Франции известные события - это только начало движения того снежного кома, который призван, по мнению зачинщиков, начать новую эру в истории человечества. Боюсь, что мы, да не только мы, а никто ещё не представляет масштабов трагедии, которая будет происходить в Европе следующие 20 - 30 лет. И первой жертвой этого монстра, которого они назвали révolution, станет сама Франция и руководители этой самой révolution. Révolution, - это Гидра, которая будет пожирать своих детей.
   - Ждать ли войны между сторонниками и противниками Бурбонов?
   - Не думаю, скорее всего полномасштабной гражданской войны там не случится... Слишком слабы сторонники Бурбонов. Но череда свержений правительств будет длиться до тех пор, пока к власти не придёт сильная личность, которая установит жёсткую диктатуру. И тогда ни Франции, ни всей Европе мало не покажется. - Ох, зря я про 'мало не покажется'. - А эмиграция французов, по большому счёту, уже началась. С каждым годом, по мере раскручивания моховика репрессий, эмиграционные процессы только будут усиливаться. И если сейчас из Франции уезжают, в большинстве своём, только аристократия, то через год - два, поедут и другие сословия.
   - Любопытно, любопытно. А какие, по Вашему мнению, причины этой révolution? - Императрица заинтересовано рассматривала меня, как диковинку.
   Я понимал, что мой ответ выбивается из общепринятых норм дворцовых докладов, да и выражения по поводу того, что 'всем мало не покажется' вероятно, резануло слух, но ничего, пусть привыкают.
   - Если кратко и образно, Ваше Величество, то об этом можно сказать так: верхи не смогли управлять по-новому, низы уже не могли жить по-старому. А если более развёрнуто - здесь друг на друга наложилось много факторов. Многие из них имеют глубокие исторические корни, но прежде всех, на мой взгляд, два. Первый, это глубокий экономический кризис во всех отраслях хозяйствования Франции. Второй - безволие, нерешительность и слабость верховной власти в лице и короля Людовика XVI, и его ближайшего окружения.
   Екатерина переглянулась с Безбородко.
   - Государыня, разрешите мне задать вопрос Александру Фёдоровичу? - Безбородко отложил салфетку, которую держал в руках.
   - Что Вы, право, Александр Андреевич? К чему сии политесы? Мы ведь беседуем, задавайте, конечно.
   - Благодарю Вас, Ваше величество. - Теперь Безбородко стал вертеть в руках чайную ложку. - Мне уже говорили, Александр Фёдорович, о Вашей необычной манере выражаться, и сейчас, познакомившись с Вами, я несколько... - Он замялся. - Озадачен, что ли. Но я спросить хотел о другом. Как, по вашему мнению, должны отнестись к сим событиям европейские народы?
   Во как, аж народы. Дипломат, что ни говори. Мог бы сразу спросить, что надо делать России, или Европе, нет же, 'народы'. Когда это у народов что-либо спрашивали? Но дипломат, он и в Африке дипломат.
   - Другие европейские государства, я думаю, должны готовиться к череде войн и делать для себя выводы, чтобы сие не повторилось и у них. Тем, кто ближе к Франции - готовиться воевать, кто подальше - учиться и делать выводы. Правда Европа не такая уж и большая, удалённость может быть явлением временным.
   - А что же делать нам? - Это спросила уже Екатерина?
   - Ваше величество, Вы, право, меня ставите в затруднительное положение. Вправе ли я давать советы самой могущественной правительнице Европы? - Вот лизнул, так лизнул.
   - Не уходите от ответа, Александр Фёдорович. - Если Екатерина и повелась на мою лесть, то я этого не заметил. - Я Вас пригласила, чтобы выяснить, какими способностями Вы обладаете и как лучше их использовать в интересах государства. Считайте, что это экзамен. Так что же нам, по Вашему мнению, делать? Вернее, какой политики Россия должна придерживаться относительно Франции?
   - Боюсь, что скажу совсем не те вещи, которые от меня хотели бы услышать. России надо сосредоточиться на внутренних проблемах, не вступать ни в какие коалиции, ни антифранцузские, ни про французские и делать для себя выводы из тех событий, которые сейчас будут развиваться на континенте.
   Екатерина и Безбородко опять переглянулись и, мне показалось, я заметил торжествующий взгляд Александра Андреевича.
   - Развиваться где? - это уже встрял Остерман.
   - В Европе, Иван Андреевич. И ещё... - Я сделал паузу, как бы собираясь с мыслями. - Во всех политических конструкциях важнейшим фактором всегда было время. - Вот это я завернул! Они хоть поняли?
   Несмотря на то, что я, конечно, ждал такого разговора и готовился к нему, но хорошие мысли могут приходить в голову и не только после, а иногда и во время... Мне вспомнилась когда-то прочитанная статья.
   - Упрощенно управление этим фактором можно трактовать, как умение решать текущие задачи в наиболее благоприятный для их решения момент.- Но это, так сказать, в теории. На практике всё сложнее. На практике же мы должны выбирать из нескольких, зачастую взаимоисключающих решений, причём решение только одно. А вот лучшее ли оно? Поясню на примере. Карл XII в 1700 году сделал вполне логичный и формально правильный выбор. Он не стал преследовать разгромленную под Нарвой русскую армию. Август Сильный представлялся значительно более опасным противником, обладавшим соединёнными силами Речи Посполитой и курфюршества Саксония. Шведский король принял решение разгромить более сильного врага. С точки зрения военной и политической стратегии он был абсолютно прав. Более слабый, потерпевший катастрофическое поражение Император Пётр I, который только что закончил войну с Турцией, у которого, в отличие от Августа Сильного не было надежды на реальную поддержку ведущих государств континентальной Европы, был явно не опасен. - Слушают внимательно. Ох, не брякнуть бы чего-нибудь резкого... - Но гоняясь за Августом по Европе, шведский король потерял восемь лет. За это время наш Император стабилизировал страну, реформировал армию, отвоевал изрядный кусок балтийского побережья и стал опасным. Чтобы это время выиграть, Пётр поддерживал ненадёжного, многократно предававшего Августа деньгами, а затем и войсками. Победить Карла Август всё равно не смог, но шведы увязли в польских, а затем в саксонской кампании надолго. Полтавская баталия да и вся война были выиграны задолго до того, как полки сошлись на берегу Ворсклы. Они были выиграны тогда, когда Карл дал нашему Императору время, использованное последним для достижения подавляющего численного и технического превосходства над шведской армией. Император прекрасно понял значение этого подарка и сделал всё, чтобы выиграть как можно больше этого стратегического ресурса - времени. - Вроде бы на лице Безбородко читается интерес и одобрение. - Таким образом, грамотными в стратегическом смысле можно признать такие действия политиков, которые не просто дают представляемой ими стране дополнительное время, но позволяют руководить временем по собственной необходимости. Так, например, не вызывает сомнения, что в приведённом выше примере, наш Император мог добиться окончательного уничтожения шведской армии вообще без боя. Карл под Полтавой находился в стратегическом окружении. Его силы слабели, в то время, как силы блокировавших его русских войск только росли. Чем дольше продолжалось бы стояние под Полтавой, тем слабее становилась бы шведская и сильнее русская армия. Решение Петра дать сражение было обусловлено чисто психологическим моментом. Карл считался непобедимым полководцем. Если бы он не проиграл битву, то иллюзия силы шведского короля продолжала бы питать его самого, его подданных и европейские дворы. Однако с точки зрения ресурсосберегающей стратегии, война выигрывалась исключительно за счёт перехвата управления фактором времени.
   - Любопытно, любопытно. - Императрица задумчиво смотрела на край стола. - Но продолжайте, продолжайте, мы вас слушаем.
   Дашкова напряжена, как струна. Остерман тоже задумчив и сосредоточен.
   - И ещё один момент. - Я кашлянул. В горле после такого монолога запершило. - У России нет, не было и никогда не будет друзей. У России могут быть определённые интересы, которые иногда будут совпадать с интересами соседей. Сейчас интересов России в Европе я не вижу. Заранее прошу прощение за дерзость, но сейчас России необходимо для начала, образно говоря, переварить то, чего она достигла благодаря успехам своей армии. То есть, я считаю, что надо сосредоточиться на освоении территорий, отвоёванных у Турции по берегам Чёрного моря. Строить порты, дороги, развивать сельское хозяйство. На западе же, мне кажется, необходимо обзавестись своего рода буфером - государством абсолютно экономически зависимым от России, но формально не входящим в её состав.
   - Вы имеете ввиду Польшу? - Это уже спросил, молчавший до сих пор, Зубов.
   - Совершенно верно, Платон Александрович. Дело в том, что Польша, не смотря на то, что является, как и Россия, славянской страной, во-первых, исповедует другую веру, а во-вторых сама себя позиционировала, и будет позиционировать, как центр славянства. Поэтому польская шляхта, в большинстве своём, всегда видела и будет видеть в России соперника, сиречь врага и всегда будет настроена враждебно по отношению к России. ... Кстати, ещё один момент. Одной из причин событий во Франции, если глубоко смотреть, стали события в Северной Америке. Я имею ввиду, провозглашение независимости от английской короны нескольких североамериканских штатов. Так вот. На стороне этих самых штатов воевало много европейских офицеров. Некоторые из них вернулись на родину и либо возглавили, либо участвуют в разного рода движениях. Маркиз де Ла Файет, который находится сейчас в австрийской тюрьме, тому живой пример. Но не он, на мой взгляд, будет главной фигурой. В Польшу 10 лет назад из Северной Америк вернулся Тадеуш Костюшко, который очень неплохо проявил себя в сражениях с английскими войсками. Так вот. Я рискну предположить, что в Польше сейчас зреет заговор и руководитель его этот самый Костюшко. Боюсь, что не позднее весны этого года там начнутся волнения, которые придётся усмирять, привлекая армию. Это тот случай, когда я очень хотел бы ошибиться.
   - А Англия? - опять задал вопрос Безбородко. - Как будет вести себя Англия, как Вы думаете?
   - Александр Андреевич, я свой прогноз делаю исходя из той информации, которая мне доступна, опираясь на логическое развитие событий.
   - Логическое развитие событий? - Переспросила императрица. - Поясните на каком-нибудь примере.
   - Охотно, Ваше Величество. Жили-были две монашки. Одна изучала математику, а вторая увлекалась логикой. Прогуливаются они как-то вечерком по парку и вдруг заметили, что за ними постоянно идёт мужчина. 'Ты заметила мужчину, который вот уже полчаса идет за нами?' Спросила одна монашка другую. 'Да. Интересно, что ему надо? - Это логично. Он хочет изнасиловать нас. - О Боже! При такой скорости передвижения он настигнет нас через пять минут. Что нам делать? - Единственное логичное решение - это идти быстрее. - Ну вот, мы идем быстрее, но расстояние между нами сокращается. - Разумеется. Мужчина поступил совершенно логично. Он тоже стал идти быстрее. - Так что нам делать? При таком развитии событий он догонит нас через две минуты. - Логичным будет разделиться. Он не сможет идти за нами двумя сразу.' Итак, мужчина решил идти за той из них, которая изучала логику. Её подруга пришла в монастырь и страшно-страшно переживала, что вторая еще не появилась. Наконец, и она пришла. 'Спасибо Богу, ты уже здесь! Что произошло? - Единственное, что подсказывала логика. Я начала бежать. - И дальше?... - Весьма логично: он настиг меня. - И потом?... - Единственное логичное действие с моей стороны - я задрала вверх платье. - О, Боже!! Что он сделал потом? - По логике - он спустил штаны. - И?!!!!!!!...... - Ну разве это не логично, дорогая? Монахиня с задранным вверх платьем бежит намного быстрее, чем мужчина со спущенными штанами'.
   Екатерина смеялась больше всех. Безбородко, Остерман и Зубов старались смех в себе подавить, и это им удавалось с трудом. Одна Дашкова только иронично и грустно улыбалась. Видимо она сильно за меня переживала.
   Отсмеявшись, императрица вытерла платком уголки глаз и спросила; - Ну, а всё же, как поведёт себя Англия по Вашему мнению?
   - Англия - злокачественная опухоль на теле нашей планеты. Действия Англии спрогнозировать очень просто. Она, как всегда, будет интриговать, пытаться столкнуть европейские державы с Францией. Англия любит загребать жар чужими руками. - Не чересчур я про Англию-то?
   Чересчур? Да ты, идиот, такое ляпнул! Смотри, какие удивлённые и недоумевающие глаза у всех. Выкручиваться надо. Дашкова сидит бледная, как полотно. Пример нужен.
   Блин, ничего в голову не идёт....
   - Александр Фёдорович, ты кто? - Императрица на меня смотрела строго и, тем не менее, с явно выраженным любопытством.
   - Ваше Императорское Величество, - Я встал из-за стола и поклонился. - Я - Ваш покорный слуга.
   - Не ёрничай, ты прекрасно понял, что я имела в виду.
   - Ещё раз покорнейше прошу простить мен, Ваше Императорское Величество, но Вы слишком лестного мнения обо мне. Я понимаю, что этот вопрос не о моём звании, имени или фамилии, но всё же не знаю что ответить. Я обыкновенный человек, такой как все, с обычными людскими пороками и недостатками. В своё оправдание могу сказать только, что был и буду всегда предан Вам и Отечеству.
   Повисло тяжёлое молчание
   Сейчас меня либо в Петропавловку, либо в дурдом...
   - Александр Фёдорович.- Императрица на секунду замолчала, как бы ещё раз проверяя правильность принятого решения. - Если я Вас попрошу ..., если я Вас попрошу ... стать учителем моих внуков? Я думаю, в будущем им не помешают и знания в области механики. ... Да и умение логически и ... так своеобразно мыслить... Тем паче, что и опыт у Вас уже имеется, крестьянских же детей учили?
   Возвращались, как и прошлый раз, в карете Дашковой.
   - Екатерина Романовна, не могли бы Вы вкратце описать ситуацию с сыновьями Павла Петровича? У меня чувство, что с этой новой милостью Императрицы, я могу попасть в очень сложное положение.
   - Отчего же, друг мой? Быть наставником великих князей очень почётно.
  
   Глава 3 (1794 март)
  
   После расставания с Наташей Ростовой поручик Ржевский целыми днями в тоске лежал на диване, почёсывая разбитое сердце.
  
   Меня хоть и назначили одним из учителей великих князей, но от представления в полк отвертеться я не мог. Назначен я был в Лейб-гвардии Семёновский полк, в котором Императрица сама была полковником. Впрочем, полковником она была и Преображенского, и Измайловского, и Конного полков, а в добавок, капитаном Бомбардирской роты. Она же была и шефом полка. А командовал полком бригадир Александр Михайлович Римский-Корсаков. Бригадир для меня звание хоть и знакомое, но в моём представлении всё равно ассоциируется с бригадиром тракторной бригады. Интересно, кем он приходиться будущему композитору? Дедушкой? А может и ни кем - Корсаковых здесь больше Ивановых.
   Александр Михайлович оказался мужчиной крупным, чем-то напоминавший мне Михаила Жарова. Ко мне отнёсся доброжелательно, но на необходимость проставиться напомнил. Правда, это звучало не так, как в моей прошлой жизни, но сути не меняло. Противиться я не стал. 'Вливание' в коллектив, как и 'обмывание' очередных званий - незыблемые армейские традиции. И хотя моя служба в полку подразумевалась чисто формальной, 'поляну' я накрыл. Мероприятие сие должно было состояться в офицерского собрания полка в здании офицерских казарм.
   Сам полк располагался в Семёновской слободе, в просторечии - в Семенцах. Я плохо знал Питер моего прошлого времени, вернее вообще не знал. Был два раза по три дня и всё - разве за такое ничтожное время можно узнать ТАКОЙ город? По этой причине связать какую-либо географию и архитектуру с бывшей моей современностью не мог. ... Впрочем, может это и хорошо?
   Слобода была застроена неплотно и беспорядочно. Так называемые светлицы, где жили те кто, в отличие от меня, действительно служили в полку, располагались в шахматном порядке, зачастую далеком от четкой регулярности. Своим видом слобода мало походила на уголок столицы, и представляла нечто вроде бестолковой деревни.
   Встречи с офицерами полка я, ... если положить руку на сердце, побаивался. Да, да - именно побаивался. Вроде бы, чего мне бояться? Всё самое плохое со мной уже произошло, вторую вот уже жизнь проживаю, ан нет, встреча с людьми своей касты может быть чреватой провалом. Нет, понятно, никто не схватит меня за шкирку и не заорёт: 'Это самозванец'. Но вот если начнут говорить, что я не от мира сего - может приклеиться надолго.
  
   Еду я в полк на карете Дашковой. Хорошо! И обратно привезут, а если переберу, то и принесут!
   Э, э - ты там со спиртным, поосторожнее. Тут трезвому надо за языком следить, а уж там и подавно. Разомлеешь в родной среде и брякнешь что-нибудь про преимущества Т-72 над М1А2 или про Чапаева и Анку.
   Нда, ... Ладно, не дрефь. Прорвёмся. Лучше вот о чём подумаем: Зубов относится ко мне настороженно, но вежлив. Видит конкурента?
   Чёрт его знает?! Может быть. Екатерина чересчур любвеобильна. ... Ох, не дай Господи.
   А чего-то Императрица так мной заинтересовалась?
   Ну, допустим, то, что я похож на Потёмкина, её интригует. Всё-таки светлейший был, говорят, её супругом. Наверняка она, в этом случае, кому-нибудь поручила раскопать - откуда такое сходство?
   А сильно я на него похож?
   Ну, ... говорят.
   Что могут накопать?
   Мы с Екатериной Романовной решили ничего не менять в наших взаимоотношениях, то есть, она по-прежнему остаётся моей крёстной, не более.
   Её слуги? ... Кто-то ж может вспомнить, что княгиня была беременна в 1768/69 году? Может. ... Но, это если у императрицы возникнут подозрения...
   Начнут скорее с Зинаиды Васильевны Ржевской, в девичестве Киреевской. Если они с Потёмкиным хоть раз пересекались, то пойдёт версия, что.... Ну, тут понятно, ничего экстраординарного. Императрица это поймёт. Это было еще до того, как она приблизила Потёмкина. Сей вариант, в принципе нас с Дашковой устраивает.
   А если они вообще нигде, никогда не пересекались?
   Ну, это трудно доказать. Вот просто где-нибудь на постоялом дворе или на какой-нибудь станции - он ехал, к примеру, в Петербург, а она в Москву и ... соблазнил.
   И всё же, если выйдут на связь Дашковой и Потёмкина? Тут могут быть, как когда-нибудь скажут в Одессе, варианты. Либо Екатерина позлорадствует, так как у Дашковой в обществе безупречная репутация, и всё. Либо - Дашкову опять в опалу, а меня назад в деревню.
   Да что ты, блин, всё усложняешь? Пусть даже твоей персоне и уделят внимание, но ответ же лежит на поверхности - Зинаида Ржевская изменила мужу с никому тогда неизвестным офицером (или Потёмки тогда уже кем-то был?). И всё! А вот то, что у ныне покойного светлейшего князя Таврического есть сын, может стать очень неплохим бонусом. Да уже, наверное, и стало. А то с чего б Императрица стала выслушивать какие-то измышления салаги поручика?
   Ну, ... из любопытства, к примеру.
   Ага, ... нет, любопытство тут есть, но ... А чего ты там понаплёл?... у-у-у... С чего ты так разошёлся? От радости, что тебя слушают?
   А чего я такого сказал?
   Подумай, все твои измышления для этого времени даже в самом изложении выбиваются из нормы. Хорошо, тебя ещё к докторам не отправили. Видно решили, что ты после контузии немного не того, но не буйный.
   Ага, а чего ж учителем к наследникам определила?
   Да кто же их баб разберёт?
  
   Вот, вчера письмо получил от Крылова. У Ивана Андреевича всё ещё идёт счастливый новобрачный период. Через строчку всё Аннушка, да Аннушка - Аннушка то, да Аннушка сё, да Аннушка его самая, самая... А не конец ли пришёл великому баснописцу? Сколько помню - все великие поэты однолюбами вроде небыли. Ну, наверное, с одной Музой великое не напишешь. Может и у этого пройдёт?
   Не нахвалится Шурочкой. Она, после смерти её бабки, живёт у них в имении на правах воспитанницы, как моя сводная сестра. Так мы с Иваном договорились. Ей сейчас четырнадцать. Года два есть подумать, как потом будущее девочки устроить. А вот перед остальными пацанами мне стыдно - начал их учить и бросил. Они там конечно при деле - Жан, который Габриэль, их учит чему-то, они у него типа подмастерья, но... они же так в меня верили... Уезжал-то я в Петербург только на рекогносцировку - посмотреть, оценить обстановку, понять расклад сил... Когда я к ним попаду?
   Да и Габриэль... Ведь, получается, что я и его обманул...
   Ладно, не ной. Жизнь не завтра заканчивается, а всё что не делается ... делается в Китае.
  
   Всё, приехали. Вылезай. ... Ох уж этот новый мундир! Десять рублей портному отдал, а неудобно-то всё как. Тот мой егерский мундир был удобнее.
   Не ворчи, такой же он был, просто ношенный. И к этому привыкнешь.
  
   Офицеры приняли меня хорошо. Видимо кто-то, Корсаков ли, или ещё кто работу с личным составом провели. Ну, то есть, объяснили, что вливается в коллектив человек порох нюхавший, орден получивший за реальную храбрость и, хоть служба его в полку будет чисто символической, но с офицерами полка хочет поддерживать товарищеские отношения, как и полагается офицеру и дворянину.
   Конечно, лейб-гвардия не чета простой пехотной махре - оклады у офицеров выше, служат в столице, в караулы ходят ни куда-нибудь, а охранять коронованных особ. В том далёком сейчас другом времени - Федеральная служба охраны! Но этих, тем не менее, и в боевые действия суют, и тыкают как раз на затыкание дыр. Служили здесь конечно и явные мажоры, но были и офицеры воевавшие - капитан Василий Иванович Чичерин, например, был трижды ранен под Измаилом.
   Римский-Корсаков всё спрашивал: не встречались ли там мы? ... Да уж наверняка в госпитале вместе валялись.
   Много было офицеров воевавших в Шведской компании. Но больше всего меня сразило, когда мне представили поручика Ржевского, причём, тоже Александра, только Николаевича! Да, оказывается, что и Ржевских здесь больше, чем Ивановых. Примечательно, что сей факт даже никого не только не удивил, но его не сочли даже забавным. А что такого? В полку было трое Толстых, все трое были капитанами, двое были графами и, в добавок, они небыли родственниками ... ну, разве что может отдалёнными. Да и Римских-Корсаковых оказалось тоже двое - ещё прапорщик Коля Римский-Корсаков. Ну, Колей он стал где-то после пятой. Кстати все Толстые, все Римские-Корсаковы и Ржевский воевали в Шведскую компанию.
   В начале, как водится в таких случаях, наверное, во всех странах мира, командир полка поздравил меня с Георгием и капитанством, пожелал ещё орденов и, как принято было, или будет, говорить в моём старом прошлом - карьерного роста.
   Офицеры на меня смотрели нормально, может и были завистливые взгляды, но я их не заметил. А как тут заметишь - я хоть и старался, но выпить со мной хотели многие и каждый хотел проверить, а точно ли я на протезах. Ну, левая рука понятно, но хожу-то я вроде нормально. Ага, знали бы они, чего мне это стоит!
   После пятой, как бывало, бывает и будет, народ разбился на группы по интересам и друг друга уже почти не слушал.
   Ну и, естественно, начали разводить меня на анекдоты. Пришлось рассказать тройку.
   'Граф Мышкин пришёл к врачу с жалобой на мужскую слабость.
   - А сколько Вам лет, Ваше сиятельство? - спросил доктор.
   - Семьдесят.
   - А сколько раз в неделю Вы имеете женщину?
   - Ну... два - три.
   - Да в Вашем возрасте это прекрасно.
   - А вот князь Нулин говорит, что имеет женщину каждую ночь, а он меня гораздо старше.
   - Так и Вы говорите! Кто Вам мешает?'.
   Два других были более ... мужские.
   Но любителем анекдотов, к моему приятному удивлению, был не я один - капитан-поручик Горчаков (уж не будущего ли Канцлера папаша?) оказался тоже изрядным знатоком и, самое главное, прекрасным рассказчиком.
   Вот один, более-менее приличный.
   'Барин с барыней забавляются в постели. Слуга стоит рядом с кроватью, держит свечку. - Хорошо ли тебе, барыня? - Плохо. - Ванька, встань справа! Через некоторое время: - Хорошо ли тебе, барыня? - Плохо! - Ванька, встань слева! Через некоторое время: - Хорошо ли тебе, барыня? - Плохо! Барин - слуге: - Дай сюда свечку, а сам ложись на мое место! Сам со свечкой стоит у изголовья и через некоторое время спрашивает: - Хорошо ли тебе, барыня? - Ой, хорошо, хорошо! Барин - слуге: - Учись, дурак, как свечку держать надо!'. Я этот анекдот слышал и в своей старой реальности. Вот уж не думал тогда, что ему столько лет.
   В общем, как скажет товарищ Сухов - вечер прошёл в тёплой дружеской обстановке. Надрался я славно.
   Но, самое главное - я, вроде, нигде не прокололся.
  
   Утро... Нет, голова не болит, но состояние... общего дискомфорта. Лежу, думать ни о чём не могу. Во рту видимо ночевали все десять моих племенных коров, да плюс три бычка.
   О-хо-хо, грехи мои тяжкие...
   Я хоть ничего вчера не брякнул? Ну, типа 'комбат' или 'старлей'? Сейчас так не говорят.
   Нет, вроде нет. Разговоры про баталии вроде и велись, как водиться среди принявших на грудь офицеров, но я только слушал. Пытался, правда, Чичерин расспросить, как меня ранило, сам он во время штурма получил три ранения - первое в руку перед Килийскими воротами, а два других уже в самой крепости. Я от ответа ушёл, сославшись на контузию. Помню, мол, только, как бегу со своими егерями к Бросским воротам и вдруг меня что-то подкидывает вверх, а дальше как обухом по голове, ничего не помню. Мы с ним выпили за графа Суворова, чуть посплетничали, почему ему, в смысле - Суворову, за Измаил не дали фельдмаршала, но тут с анекдотами влез Горчаков, и мы разошлись. Потом выясняли с Ржевским, который Александр Николаевич, не родственники ли мы. Потом кто-то предложил поехать к девкам. Когда я ехать отказался, меня стали подначивать, мол, а только ли ноги мне турки оторвали? Я сделал вид, что обиделся. - 'Я правильно понимаю, что интерес к чужим бедам для Вас в порядке вещей?' - На шутника зашикали, а потом мы с ним вроде выпили мировую. Потом, помню, кто-то помогал мне идти к карете. Вроде всё.
   Нда, к девкам... Ага, а как, интересно, они представляют интимные отношения женщины с калекой? Хотя бы рассупонивание протезов! ... Да, я комплексую. И что? Такое выдержать может, наверное, только жена. Только любящая жена! ... А ещё я страшно боюсь заразиться - средств предохранения сейчас никаких, а сифилис уже кто-то изобрёл. Да и как, а главное чем здесь лечиться?
   Медицинскую подготовку в училище у нас вела очаровательная женщина-врач. И первая её лекция, ещё на курсе молодого бойца, была про венерические заболевания. От любовных похождений это, конечно, нас не остановило, но я хорошо запомнил, что более-менее успешно лечить сифилис начали только в двадцатом веке.
   Хорошо, конечно, валяться в постели, но ведь надо и совесть иметь - я ведь в гостях, в конце концов. Хоть и у sang de la mère, но тем не менее.
   Надо себе квартиру подыскивать. Не хватало, чтобы про нас сплетни пошли. Я хоть официально и её крестник, но у людей языки злые. Пойдут слухи, что Дашкова на старости лет себе молодого любовника завела, поди опровергай их потом. А то, что у любовника ног нет, так это только придаст сплетням особую пикантность.
   Нда, надо искать квартиру. И надо начинать заниматься с великими князьями... Лагарп пока меня к ним не допускает, ссылаясь на то, что все занятия уже расписаны и требуется вносить коррективы, а на это надо время. Да я и сам пока несильно рвусь в бой. ... Но Лагарп видимо меня ревнует к своим воспитанникам. По лицу видно, что считает меня выскочкой. Жаль, как раз с ним мне бы хотелось иметь дружеские отношения.
   Что мне удалось нарыть про него?
   Ну, кое-что... По словам Екатерины Романовны, Фредерик Сезар де Лагарп был адвокатом в Берне. В 1784 г. приехал в Петербург и стал воспитателем цесаревичей Александра и Константина.
   Любопытно, за какие такие заслуги именно его выбрали на такое ответственное место?
   Преподавание Лагарпа, как предполагает Дашкова, направлено на то, чтобы вложить в умы воспитанников начала либерализма и человеколюбия, а о том, чтобы дать им знание России и русского народа, Лагарп заботится мало.
   Получается, что уже девятый год он канифолит пацанам мозги. То есть, по большому счёту, то, какими они стали, ну или станут в будущем, заложил этот швейцарец? Нет, конечно, необходимость лавировать между царствующей бабкой и отцом, у которых совершенно противоположные взгляды на жизнь, откладывает на мальцов свой отпечаток, но авторитет воспитателя здесь имеет большое значение. И, я так предполагаю, он, в смысле Лагарп, в дальнейшем будет оказывать влияние на Александра, а, стало быть, и на политику России.
   Александр, опять же, со слов Дашковой - двуличен, лицемерен и честолюбив. Ну, на мой взгляд, для будущего монарха это как бы и не недостатки, а вот то, что он ленив и даже 'книги брать в руки отказывался', это уже не есть достоинство.
   Его брат Константин, рожденный двумя годами позже, обладает совершено другим характером, хотя тоже вынужден маневрировать между Екатериной II и своим отцом. На мой взгляд - ярко выраженный мажор. Пока.. Там посмотрим. Сколько помню, он от престола отказался, тем самым запутав окончательно принцип престолонаследия. Причём отказался ради женщины. С одной стороны, это здорово - ради любви плюнуть на трон, но ... с другой стороны, парень боится ответственности... Впрочем...
   Ладно, давай с ними познакомимся, а там уж будем делать выводы.
   А вот про их родителей Дашкова рассказала так много интересного, что я уж и не знаю, как к этому относиться.
   Оказывается, что папаша моих будущих es élèves Павел был подменён вместо мертворожденной дочери Екатерины. Елизавете Петровне требовался наследник, а невестка разрешилась девочкой, которая умерла, не прожив и часу. Поэтому и была произведена подмены - вместо мёртвой девочки появился вполне живой чухонский мальчик из деревни Котлы.
   Я, конечно, слышал, что Екатерина свет Лексеевна была мастерица ставить рога своему муженьку, но такая версия рождения Павла была для меня новостью.
   Елизавета сразу же забрала ребёнка к себе, напрочь отстранив родителей от воспитания чада, так что свою официальную мать Павел до семилетнего возраста почти не знал - так, приходила иногда тайком какая-то тёетка. Что касается официального отца, то Петр Федорович, особого внимания сыну вообще не уделял, не без оснований полагая, что Екатерина наставила ему рога.
   В 1760 году, когда Павлу не было еще и шести лет, Елизавета назначила к нему воспитателем камергера Никиту Панина. Благодаря Панину Павел стал одним из образованнейших людей Росси. Он знает в совершенстве языки: старославянский, русский, французский, немецкий, латынь, хорошо разбирается в математике и истории. Эрудированный и начитанный человек.
   Охренеть! Такой оценки Павла я никак не ожидал. Да, и ещё - он оказывается женат уже вторым браком.
   А это точно моя реальность? Что-то я про второй брак Павла будущего Первого не слышал.
   В 18 лет, ощущая себя государственным и образованным человеком, он подал Екатерине II записку, озаглавленную так: 'Рассуждение о государстве вообще, относительно числа войск, потребного для защиты оного и касательно обороны всех пределов'. В ней он резко критиковал внешнюю политику Екатерины и основные направления ее деятельности. Так самодержица осознала, что в лице сына растет оппозиция ее режиму, то есть посчитала, что Павел чудит. И поступила как любая мать: чтобы отвлечь сына от дурных мыслей, чтобы он не вмешивался в ее дела и не бегал за служанками, она решила его женить. Но прежде парня надо было подготовить к интимной части, так сказать, супружеской жизни. Его опыт со служанками, горничными и разными там прачками, с которым он ..., скажем так - общался с 12 лет, в счет не шёл. Действительно, чему они могли научить? Учительницей в этом вопросе для Павлуши стала фрейлина Императрицы, дочь петербургского генерал-губернатора Ушакова Софья, в замужестве Чарторыйская. Ей шёл уже двадцать пятый год, и три из них она была вдова. Имея опыт супружеской жизни, она научила Павла всем тонкостям любовной науки. Видно, учительницей Софья была отличной. Екатерина взирала на 'обучение' сына благосклонно, считая, что это и для здоровья полезно, и для будущей женитьбы тоже. Софья вскоре забеременела и в 1772 году родила от Павла сына, которого назвали Семеном Великим. Ну, а как?
   Еще в 1771 году Екатерина II начала подыскивать невесту сыну. После длительных поисков по всем закоулкам Европы выбор императрицы остановился на принцессе Вильгемине Гессен-Дармштадтской: 'она была хороша собой, умна и обходительна'. Она была младше Павла лишь на год - почти ровесники. В 1772 году Екатерина II официально пригласила их мать - ландграфиню - прибыть в Петербург на смотрины. Но гессенский ландграф был настолько беден, что не смог обеспечить поездку в столицу России. Екатерина приняла на себя все издержки переезда. В апреле 1773 года дармштадтское семейство прибыло в Петербург на трех военных русских кораблях.
   Любопытно, почему на трёх? Они что в один влезть не могли?
   В июне 1773 года Екатерина II официально попросила у матери принцессы руки ее дочки для своего сына. Та, разумеется, не отказала императрице, и в августе состоялась помолвка. Перед этим Вильгемина перешла в православие и стала называться Натальей Алексеевной. Тогда же прусский король Фридрих Великий сострил: 'Екатеринизированные русские произвели натализацию моей родственницы'. В сентябре в Казанском соборе столицы состоялось венчание молодых.
   Молодая жена оказалась деятельной натурой. Она развеивала фобии мужа, вывозила его на загородные прогулки, на балет, устраивала балы, создала свой театр, в котором сама играла в комедиях и трагедиях. Словом, замкнутый и нелюдимый Павел ожил с молодой женой, в которой души не чаял. Великий князь ни разу изменить ей не посмел. Он действительно женился по любви и был счастлив.
   В свою очередь Наталья Алексеевна тоже была вполне довольна своим положением, но и была себе на уме. Великая княгиня, по замечанию Дашковой, 'была хитрая, тонкого, проницательного ума, вспыльчивого, настойчивого нрава женщина'. Она 'умела обманывать супруга и царедворцев, которые в хитростях и кознях бесу не уступят'.
   В общем, Павла Петровича ждала та же участь, что и его официального батюшки - участь рогоносца.
   Наталья Алексеевна завела себе любовник - графа Андрея Разумовского, который сопровождал ее ещё по дороге из Дармштадта. Он был лучшим другом Павла, и тот по доброте душевной позволил ему поселиться рядом с апартаментами Натальи Алексеевны.
   Нет, ну не кретин, а?
   Всё-таки это, по-видимому, наш Павел.
   Наконец, Наталья Алексеевна забеременела, и свекровь стала ждать внука - надежду российского престола. С нетерпением ждал его и Павел, ведь получить ребенка от любимой женщины - это такое счастье! В один из апрельских дней 1776 года у нее начались схватки. Тяжелые роды продолжались пять дней, но Наталья так и не смогла разрешиться. Когда ей сделали кесарево сечение, ребенок уже умер в утробе матери. Промучившись еще некоторое время, она скончалась.
   Великой княгине был всего 21 год. Гроб с телом покойной выставили для прощания в Александро-Невской лавре, там же и похоронили. Как только Наталья Алексеевна скончалась, Екатерина немедленно обыскала ее кабинет, нашла в нем переписку с Разумовским и изъяла ее. Павел очень любил свою жену и так переживал ее смерть, что чуть не лишился рассудка. Екатерина не могла на это смотреть и, чтобы положить конец его переживаниям, передала сыну связку писем, найденную в потайном отделении письменного стола невестки. Прочитав их, Павел только теперь поверил, что между Разумовским и его покойной женой существовала прочная любовная связь, и что отцом ребенка, из-за которого и умерла Наталья, вполне мог быть Разумовский.
   Прочтя эти письма, Павел так расстроился, что даже не пришел на похороны своей жены. Дашкова говорит, что именно с этого момента Павел 'пришел в состояние душевного расстройства'. Этому, вероятно поспособствовали и лошадиные дозы опиума, которыми пичкал его граф Разумовский; наркотик, как известно, очень влияет на психику людей. Из нежного и отзывчивого юноши он превратился в психопата с крайне неуравновешенным характером. Павел был буквально раздавлен предательством столь любимой им жены. А еще и предательство друга...
   Однако жизнь продолжалась. Павел, как ни странно, быстро утешился, но крепко запомнил урок.
   Сразу же после смерти невестки Екатерина стала искать сыну новую жену. Выбор её пал на Софию Доротею Августу Луизу Вюртембергскую, естественно принцессу, естественно немку. Девочке шёл семнадцатый год.
   Акция по новой женитьбе Павла прошла стремительно. Уже через два месяца после гибели Натальи Алексеевны молодой вдовец отправился в Берлин за новой невестой.
   Принцесса София полностью оправдала его надежды.
   Ну что тут сказать? Влюбленному юноше, только что пережившему семейную трагедию, конечно же, хотелось увидеть свой идеал в новой невесте. И он опять не замечал очевидного. Семнадцатилетняя девушка имела 'ум солидный' и делала все, чтобы понравиться Павлу - наследнику русского престола. Зачем ей прозябать в каком-то германском карликовом Вюртемберге, ей нужна была великая империя, Россия, и она делала все, чтобы угодить Павлу, даже о геометрии рассуждала с умным видом. Хитра София, которая теперь Великая княгиня Мария Федоровна, ох хитра, и себе на уме...
   Мария Федоровна родила Павлу Петровичу уже семерых детей - двух мальчиков - Александра и Константина, и пять девочек - Александру, Елену, Марию, Екатерину и Ольгу. Ольге идёт только девятый месяц.
   А вот зачем девочку было Александрой называть, когда уже есть мальчик Александр?
  
   - Александр Фёдорович, к Вам пришли.
   - Кто?
   - Штиглиц Николай Ла-за... Ла-за-ру... Ла-за-русович. - Филимон прочитал по слогам.
  
  
   Глава 4 (1793 март)
  
   Всегда есть с одной стороны и с другой стороны.
  
   - История, штука занятная. Я, так понимаю, её вам преподавал Фёдор Цезаревич Лагарп?
   - Да, Фридрих Цезарь Лагарп, - Поправил меня Александр.
   Ох, что-то не складывается у меня с ними. Они как-то настороженно ко мне относятся. Видно же, что Лагарп для них авторитет. А тут приходит почти из ровесник и начинает копать под авторитета.
   - Видите ли, Ваше высочество, я нисколько не сомневаюсь в компетенции месье Лагарпа, но ... источники, которыми он пользуется, писали люди. ... В отношении истории есть одна любопытная штука - историю делают люди и люди же об истории пишут, но это не одни и те же люди. ... Кроме того - людям свойственно ошибаться, просто ошибаться, без всякого злого или доброго умысла. Вот послушайте одну историю. Молодой католический монах принял постриг, и в монастыре первым его заданием было помогать остальным монахам переписывать от руки церковные уложения, псалмы и законы. Поработав так неделю, монах обратил внимание, что все переписывают эти материалы с предыдущей копии, а не с оригинала. Подивившись этому, он обратился к отцу-настоятелю: - Падре, ведь если кто-то допустил ошибку в первой копии, она же будет повторяться вечно, и её никак не исправить, ибо не с чем сравнить! - Сын мой, - ответил отец-настоятель, - вообще-то мы так делали столетиями. Но, в принципе, в твоих рассуждениях что-то есть! И с этими словами он спустился в подземелья, где в огромных сундуках хранились первоисточники, столетиями же не открывавшиеся. И пропал. Когда прошли почти сутки со времени его исчезновения, обеспокоенный монах спустился в те же подвалы на поиски святого отца. Он нашел его сразу. Тот сидел перед громадным раскрытым томом из телячьей кожи, бился головой об острые камни подземелья и что-то нечленораздельно мычал. По покрытому грязью и ссадинами лицу его текла кровь, волосы спутались, и взгляд был безумным.- Что с вами, святой отец? - вскричал потрясённый юноша. - Что случилось? Celebrate- простонал отец-настоятель, - слово было: 'celebrate', то есть 'радуйся' а не 'celibate'!
   - Это было на самом деле? - Спросил Константин.
   - Кто его знает? Может быть. Обет безбрачия для священнослужителей относят к словам апостола Павла о том, что женатый заботится о том, как угодить жене. А неженатый - как угодить Господу. Но мы-то с вами не слышали, что это говорил апостол Павел, правда ведь? Кроме того, и апостол Павел, и апостол Пётр, и апостол Филипп были женаты.
   Братья переглянулись. Первый червь сомнения был вброшен.
   - Целибат для клириков был впервые закреплён в правилах Эльвирского собора в начале IV века, если мне не изменяет память. Я этот пример привёл для того, чтобы показать - всё надо проверять. Вся проблема этого мира в том, что дураки и фанатики всегда уверены в себе, а умные люди полны сомнений.
   - А если невозможно проверить? - Александр видимо уже заинтересовался. Все ненайденные ответы в его голове нашли неожиданное подкрепление.
   - Невозможность проверить что-либо может означать только одно - мы плохо искали эту возможность, или мы не достигли ещё такого уровня развития науки.
   - Значит можно проверить, есть ли бог, или его нет? - Константин явно меня на что-то провоцировал.
   - Вера в Бога дело каждого человека. Бог он ведь в каждом. В каждом, кто в него верит. Но оставим эту тему для более благоприятного момента. Андрей Афанасьевич, думаю, её вам изложит лучше. Мы же перейдём к механике. Она ближе к нашему расписанию. И так... 'Механика' слово греческого происхождения, его можно перевести как - наука о машинах, искусство построения машин, - наука о механическом движении материальных объектов и происходящем при этом взаимодействии между ними. Под механическим движением следует понимать изменение с течением времени взаимного положения тел или взаимного положения частиц тела - его деформацию. Примерами механического движения в природе являются движения небесных тел, воздушные и морские течения, движение капель дождя, и тому подобное, в технике - движение машин и механизмов, деформации элементов конструкций и сооружений, движение жидкостей и газов и так далее.
  
   Я смотрел на висящую на стене карту Европы. В классе, где занимаются Александр и Константин, висит шикарная карта. Надписи на ней правда по-немецки, но где-что понять можно. ....
   Куда ты, идиот, влез?! Ты же ни фига в этих раскладах не понимаешь! Не знаю в каком году эту карту издавали, но привычные тебе очертания государств здесь другие - вон Речь Посполитая какая здоровая! А Австрия? А кто в них сейчас правит? ... Полез рассуждать про Польшу! Нет, ладно, что она сейчас не так называется, так, в добавок, ещё и второго её раздела не было! А ты, блин, с Костюшко влез... А Англию чего трогал? Да проанглийская партия при дворе тебя с потрохами сожрёт и не подавится. ... С чего ты решил, что сможешь что-нибудь изменить? Ты же и историю толком не знаешь. Так, школьный курс и только. В училище изучали историю КПСС, да историю военного искусства и всё. И то, в истории военного искусства эта эпоха - взятие Измаила, Рымник и Суворовский переход Альп, да и того ещё не было. И всё! Бородино уже потом. ... Сидел себе в деревне и сидел бы. Может чего и высидел бы. Вон, сахарную свёклу можно было попробовать разводить... Прогрессор хренов! Как Екатерина тебя в дурдом не отправила? Видно только из-за памяти Потёмкина.
   А чего ж к внукам определила?
   Да что б посмотрели, какими дураками могут вырасти! ... Что бы что-то путное у тебя получилось мало встроиться в эту жизнь, чего, если уж быть честным, у тебя пока не получается, но и знания об окружающей обстановке нужны. Вон на карте Польша какая! А на самом деле, что ты про неё на сегодняшний день знаешь?
   Ну, на троне там король, бывший любовник Екатерины Станислав Август Понятовский. ... Был раздел Польши в 1772 году.
   А почему её делили, она и так была под Россией?
   Н-да! У кого спрашивать?
   Из всех с кем ты общаешься, наиболее полно может ответить только Дашкова.
   Мог бы, наверное, и Остерман, и Безбородко, но им объяснять что-то надо, да и попасть к ним как?
  
   Моя mère biologique женщина действительно выдающаяся. Умная, сильная, властная. Видимо Екатерина II это тоже понимала, почему и отдалила от себя - ну не могут две умных и сильных женщины находиться рядом!
   К моей просьбе рассказать мне о текущем моменте российской внешней политики вообще, и об истории взаимоотношений с Речью Посполитой в частности, Екатерина Романовна отнеслась, как мне показалось, с одобрением. Всё-таки я её сын. А так как она, где-то в глубине души, считает себя ещё и виноватой передо мной, делают её отношение ко мне особенно трогательным. Я же её как раз ни в чём виноватой не считаю - в тех обстоятельствах она сделала для ребёнка всё по максимуму.
   Двое её старших детей (второй ребёнок, старший сын, умер, не прожив и года) с матерью почти не поддерживают отношений (или она с ними не поддерживают отношений). Дочь она считает 'непутёвой мотовкой', а на сына в обиде за его брак с простой купеческой девушкой (ну, это вечное недовольство свекровей невестками). Поэтому вся материнская нежность достаётся мне.
   По её мнению, разделу Речи Посполитой способствовали два обстоятельства - большое количество шляхетских вольностей, что привело к постоянной борьбе за первенство внутри государства между её аристократией, и слабая верховная власть.
   После смерти короля Августа III партией Чарторыйских кандидатом на трон Речи Посполитой был выдвинут бывший любовник Екатерины II Стани́слав Август Понято́вский. В 1764 году при немногочисленном участии шляхты и решительной поддержке Екатерины II он стал королём Стани́славом II.
   Дашкова его хорошо знала. По её словам, человек он не глупый, образованный, деятельный, но внутри страны почти не обладающий поддержкой шляхты. Что должен сделать человек, пришедший к власти, не важно, стал он у кормила по праву рождения, узурпировал ли её, или его поставили на власть? Заставить себе подчиняться! А как тут заставишь, если каждый шляхтич в сейме имеет liberum veto. Отменить? Поди попробуй. Заковать, отрубить, сослать, повесить, в конце концов - в нынешней Речи Посполитой это уже нельзя. Для этого надо быть Иваном Грозным или Петром I.
   Начиная с 1767 года, недовольные политикой короля группировки шляхты объединялись в конфедерации. Так называемый Репнинский сейм, пророссийская шляхта, в начале 1768 года подтвердил 'кардинальные права', гарантирующие шляхетские свободы и привилегии, и провозгласил уравнение в правах православных и протестантов с католиками. Прозападная консервативная шляхта, недовольная этими постулатами и пророссийской ориентацией Понятовского, объединилась в вооружённый союз - Барскую конфедерацию. Начавшаяся гражданская война вызвала интервенцию Австрии, Пруссии и России, и повлекла первый раздел Речи Посполитой в 1772 году между ними.
   От Польши оттяпали очень приличные куски, но государство пока сохранилось. Австрии доставалась Галиция, России - Восточная Белоруссия, а Пруссия получала часть польских территорий 'балтийского коридора', который вёл в Восточную Пруссию из Пруссии.
   Сейчас, по-видимому, зреет очередной раздел. Вернее он уже произошёл, только поляки об этом пока не знают - 12 января Пруссия и Россия уже подписали конвенцию о втором разделе Польши, которая должна быть утверждена на созванном сейме, видимо, этим летом. Австрия в этот раз не участвовала - она занята с французами.
   Предыстория второго раздела зеркально повторяет интригу первого - недовольная прозападная патриотично настроенная шляхта и посулы Пруссии дали полякам очередную надежду возродить Polska od morza do morza. В прошлом году шла война между Россией и Польшей. Весь май, июнь, и почти весь июль. Поляки смогли выставить аж две армии, общей численностью чуть ли ни сто тысяч человек (правда, я тут, думаю, Екатерина Романовна либо преувеличила, либо точно не знает). В военных действиях против 'патриотической' партии участвовали русские войска под командованием Каховского. Литовская армия была разгромлена, а польская, под командой Иосифа Понятовского, Костюшко и Зайончка, потерпев поражения под Полоном, Зеленцами и Дубенкой отошла к Бугу. Пруссаки не помогли, и польские диссиденты вынуждены были уехать за границу.
   Вот он - Костюшко! Знают здесь про него.
   Знать-то знают, а вот Варшавскую заутреню прозевают.
   Раньше взаимоотношениями России и Польши я сильно не заморачивался. Польша для меня ассоциировалась сначала с четырьмя танкистами и собакой и капитаном Клоссом, чуть позже - с Анной Герман и Барбарой Брыльской. Все выпады Польши против России после кончины Советского Союза растворялись в общем тявканье шакалов-лимитрофов над заболевшим львом.
   Сейчас, слушая Екатерину Романовну, у меня создалось впечатление, что обе стороны - и Россия и Польша, сиречь Речь Посполитая, наступают на одни и те же грабли, причём наступать будут постоянно, плавно переходя в бесконечность. То есть, в Польше постоянно будут небольшая группа населения, социальная составляющая здесь не важна, настроенная пророссийски, будут, конечно, и настроенных более-менее лояльно, но, главное, будет достаточно большая по численности группа населения, настроенные радикально враждебно. Россия, чтобы создать на своих западных границах демпферную территорию, не важно - по ту или эту сторону границы, вынуждена опираться только на незначительную часть живущего здесь населения. Это требует определённых материальных ресурсов и присутствия немалого количества войск. Эти территории постоянно будут беременны восстаниями и разного калибра революционерами. Как только Россия перестаёт вкладывать ресурсы и убирает войска, всё это сразу же встаёт в антироссийском авангарде.
   Польша будет постоянно пытаться восстановить свою целостность и вернуться в статус державы определяющей расклады Европы. Сколько будет ещё польских восстаний? Два, три?
   Н-да. ... А ведь у меня нет рецепта решить эту проблему.
   То, что я с таким апломбом декларировал Екатерине, чушь собачья. Она, скорее всего, списала это на молодость говорившего.
   Послезнание, конечно, здорово, но вот что оно сейчас даёт?
   Блин, куда ни кинь - везде клин.
   И ведь не отыграешь назад - я ведь на государственной службе. Хочешь, не хочешь, а надо теперь учить цесаревичей основам механики.
  
   Преподавательский коллектив, так сказать, школы великих князей небольшой и интернациональный. Кроме Лагарпа, который чёрти-что им преподаёт, математикой занимается с цесаревичами француз Массон, географией и естествознанием - немец Петр Семёнович Паллас, физикой - обрусевший немец Вольфганг Людвигович Крафт, русской историей и словесностью - известный писатель Михаил Никитич Муравьев, Закон Божий вдалбливает протоиерей Андрей Афанасьевич Самборский.
   Вообще-то и Александр и Константин немного не такие, как мне вначале представлялось со слов Екатерины Романовны.
   Старший, Александр, ему идёт сейчас уже шестнадцатый год, юноша конечно избалованный, но далеко не глуп. Ленив? Пожалуй, можно и так сказать, но скорее просто не любит и не хочет заниматься теми вещами, которые ему наскучили, или кажутся не интересными. Он прекрасно понимает, что бабушка его в обиду не даст, и что он всегда будет на вершине жизненной пирамиды. И ещё, он, по-видимому, уже избалован вниманием женщин. Малый он красивый. И, хотя сейчас он и подросток, достаточно высокий. Не длинный и худой, как жердь, а высокий, правильно сложенный юный блондинчик. В моей прошлой жизни Олег Видов был кумиром моих одноклассниц. На Видова Александр не похож, но типаж тот же. Царствующая бабка, кстати, уже намерена его женить.
   Его брат, Константин, на полтора года младше, пока ещё смотрит на старшего, как на безусловного лидера и пытается ему подражать. Внешне мальцы похожи и не похожи, как часто бывает с братьями - хотя вроде бы и разные, но в чём-то всё равно одинаковые. Старший взял больше от матери, младший - от отца.
   Ко-мне относятся, как к старшему товарищу, первая настороженность прошла. Механика для них пока интересна. Под Лагарпа я стараюсь не копать, но всё перевести к русским традициям. Очень часто мои уроки о взаимодействии разного рода механизмов прерываются вопросами о социальном построении механизмов государства.
  
   - Этот вопрос, Александр Павлович, достаточно простой и, в то же время, достаточно сложный. Простой, если не вдаваться в суть этого явления. То есть, модель государства можно представить в виде треугольника - император, его государственный бюрократический аппарат, суды, армия, полиция, одна сторона. Помещик, он же и бюрократия, и суды, и полиция, только в отдельно взятой вотчине, вторая сторона. И третья сторона - крестьяне, которые это всё кормят. Прежде на Руси никакого крепостного права не было. Бал князь или позже царь, была у князя дружина, то есть, люди служилые, которые несли службу. И были крестьяне. Князь управлял, дружина защищала, крестьянин всех кормил. Как видите, у каждого своя функция. У каждого своё тягло. Причём и первая и вторая категории этого, если угодно, триумвирата вышли как раз из третьей. Кто-то должен был управлять, кто-то должен был охранять, иначе соседи всё приберут к своим рукам. Вот из общей массы и выделились первые две категории. А крестьянин, за то, что за него выполняют управленческие функции, за то, что его защищают от внешнего врага, обязывался их кормить. В общем-то всё по честному. Земля была просто землёй и принадлежала только богу. Но человек, который её возделывал, решил, что она принадлежит ему. Позже князь, который со своей дружиною охранял от врагов какую-либо территорию, решил, что и земля, которую он охраняет, его, да и люди, которые на этой территории живут, тоже его. Кто бы поспорил? Дружина-то княжеская, она не только с внешним ворогом разобраться может, но и с внутренними диссидентами. А что бы дружина верной была и правильно мотивированной, князь стал раздавать земли своим дружинникам. Так появились дворяне. Но крестьяне в то время ещё были свободными людьми. И хоть их и прикрепили к земле, кстати, от сюда и появился термин 'крепостные', но они раз в году за неделю до Юрьева дня и неделю после могли уйти от хозяина. Закрепощение крестьян окончательное, то есть приведение их в то состояние, которое мы видим сейчас, процесс длительный. Не одного года. Я бы даже сказал, не одного столетия. На мой взгляд, первым шагом к закрепощению крестьян был указ об отмене Юрьева дня. Вернее, о запрете переходить от одного помещика к другому. Было это во время царствование Фёдора Иоановича. А последнюю точку в полнейшем закрепощении русских крестьян и превращения их в рабов поставила Ваша бабушка, дай ей бог долгие лета, Императрица наша Екатерина Алексеевна в 1767 году издав указ разрешающий помещикам ссылать крестьян на каторгу. Но не всё так однозначно, как представляется на первый взгляд, как я только что описал. В этой схеме не учитываются многие факторы. Как объективные, так и субъективные. В частности. Россия северная страна. С очень суровым климатом. Скажем в Европе, даже на тех же широтах что и наша Вологда, климат значительно мягче. Поэтому земледелие... вернее не так - Россия расположена в зоне рискованного земледелия. Почвы наши скудны, а аграрные технологии значительно отстают от потребностей. Сезон полевых работ у нас тоже очень короткий, четыре, от силы, пять месяцев. Поэтому русский крестьянин, зажатый в тисках короткого лета, в принципе не в состоянии обеспечить выработку необходимого количества продукта. Под словом 'продукта' я имею ввиду - продукт труда. И кое-как развивать государство у нас получается только при нещадной эксплуатации крестьянина на барщине. Ещё один момент. В России, как нигде, развито такое понятие как община. То есть, крестьянин русский живёт не сам по себе, а живёт в общине. Без которой он, к слову сказать, в условиях рискованного земледелия мог бы и не выжить. В Европе же общины уже исчезли. И, грубо говоря, землевладельцу противостоит не один арендатор, как, скажем, в той же Франции, а целая община. И вот эти социальные и природные факторы обуславливают то, что крепостное право и барщина экономически оправданы в России на данный момент. Только сгоняя на барское поле крестьян, помещик может обеспечить хоть какую-то товарность производства. Это, подчёркиваю, на данный момент. Мы привыкли так жить. Положение вещей вокруг нас нам кажется неизменным. Но если внимательно проанализировать мировые тенденции, можно прийти к любопытному выводу: мир меняется. И перемены эти с каждым годом интенсивнее. Вот сколько лет человечество писало гусиными перьями? Много. Никто и не скажет сколько. Но вот Вы уже пишите авторучкой (я им подарил по авторучке). И ещё куча всяких, на первый взгляд, бытовых мелочей. Та же керосиновая лампа. Всё это появилось буквально в последнее десятилетие... Хотя, правильнее будет сказать, стало использоваться. Та же керосиновая лампа описана в Багдаде в IX веке. То есть, прослеживается тенденция. Начинается развитие техники. Это я перечислил только малую толику изобретений, которые стали применяться в последнее время. Отсюда сделаем вывод - грядёт технический бум, если хотите - техническая революция. А она потребует большое количество рабочих рук. А где их взять? Только из крестьянства. Больше неоткуда. Значит, крестьянина надо переводить в категорию рабочих. А рабочий будет производить продукт, который невозможно съесть. Кроме того, на производстве необходимо будет платить деньги. Как иначе рабочего мотивировать? В противном случае его труд будет непроизводительным. Но деньги, это только эквивалент его труда. На деньги он должен купить необходимое ему и его семье пропитание, одежду, наконец. А кто это пропитание производит? Правильно, крестьянин. А, мы выяснили, труд крепостного крестьянина малопроизводителен, он столько продуктов питания выпустить не сможет. Что делать?
   - Александр Фёдорович, но ведь крепостное право было и в Европе. А как там этот вопрос решали?
   - То, что этот вопрос в европейских странах уже решён я бы не сказал. Крепостное право в Европе вводили и отменяли, причем в некоторых странах такое происходило по нескольку раз. В некоторых странах зависимые крестьяне назывались сервами, то есть рабами, и для этого были все основания. Власть господина над сервами была абсолютной: часто крестьянин не мог жениться без разрешения хозяина. Сервы обрабатывали господскую землю, платили оброк и исполняли множество разных повинностей, начиная с работ по ремонту хозяйских построек и заканчивая военной службой под знаменами сеньора. Вам это ничего не напоминает?
   Александр промолчал, а Константин только громче засопел.
   - Но в середине XIV века началась грандиозная эпидемия чумы, выкосившая около половины населения Европы. Крестьян стало меньше, и труд их начал цениться довольно высоко. Господа землевладельцы стали активно переманивать чужих крепостных, что привело к возникновению настоящего рынка труда. В результате к XV веку во Франции, Англии, на западе Германии и во многих других областях крестьян почти перестали гонять на барщину. Во Франции, например, она постепенно сократилась до 10 дней в году. Земледельцы теперь обрабатывали свои наделы и платили господам оброк. Крестьяне еще не стали свободными, но уже не были рабами. В позапрошлом веке самым радикальным путем пошла Англия. На континенте вырос спрос на шерсть, и английские землевладельцы начали активно сгонять крестьян со своих земель, чтобы превратить пашни в овечьи пастбища. Крестьяне, оставшиеся без наделов, постепенно превратились в батраков, бродяг или сами брали землю в аренду и становились зажиточными фермерами. Торговля шерстью приносила английским дворянам немалый доход, но производство зерна в стране резко сократилось. Теперь англичане были вынуждены импортировать хлеб, и с каждым годом его приходилось ввозить все больше. Землевладельцы континентальной Европы были готовы поставлять зерно на Туманный Альбион, однако уровень земледельческой культуры в их поместьях был довольно низким. В итоге у немецких, датских, польских и австрийских дворян остался только один способ заработать больше денег - увеличить господскую пашню и заставить крестьян трудиться на ней день и ночь. В результате в Европе возродилось полузабытое крепостничество, причем в таких формах, что новые крепостные могли бы позавидовать средневековым сервам. И только в нашем веке положение дел стало меняться. Но всегда через бунты и кровь. В Австрийской империи Иосиф II только 1785 году все же распространил отмену крепостного права на восточные области империи. Во Франции в августе 1789 года революционное Учредительное собрание приняло декрет 'Об уничтожении феодальных прав и привилегий'. Это только начало конца крепостного права в Европейских странах. Я думаю, этот период в Европе будет длиться ещё лет двадцать, а то и все тридцать.
   - А у нас? - Глаза Константина горели. На него явно правильно подействовали мои слова.
   - А у нас тоже надо что-то решать. Такое положение дел противоречит не только природе человеческой, но и божьему укладу. Разве это по-божески, когда крещёные дворяне держат за рабочий скот или продают как вещь крещёных крестьян?
   Блин, мин херц, а ведь это уже Сибирь!
   Александр заёрзал на своём стуле.
   Вы что-то хотите сказать, Александр Павлович?
   - Да. Я интересовался, как этот вопрос был решён в Англии. Мне этот пример понравился. Вы же не будете отрицать, что Англия сейчас является самой просвещённой страной в мире? Так вот. В Англии крестьянство обрело личную свободу в XV веке практически мирным путём.
   - Но мы-то не Англия. Я уже говорил - у нас другие социальные, политические, наконец, природные особенности. Англия отделена от материка проливом, что какая никакая, а преграда для потенциальных врагов. Мы же постоянно в кольце врагов.
   - Как же отменить крепостное право у нас?
   - Гм. А давайте вместе рассмотрим варианты. Первый вариант: освобождение крестьян с землей. Сейчас земля в поместье делится на помещичью и ту, которая выделены крестьянину помещиком же для его и его семьи прокорма. На помещичьей земля крестьянин отрабатывает барщину. И так. Мы освобождаем крестьян от крепостной зависимости, то есть помещик никакой власти над крестьянином не имеет, но и ответственность за него не несёт. Землю, которая принадлежала помещику и была выделена крестьянам, закрепляем за крестьянами в собственность. Помещику государство выплачивает компенсацию. Вариант второй. Крестьян освобождаем без земли, вернее с минимумом земли под, скажем, огород. Вся земля остаётся у помещика. Хочет крестьянин землю, пусть выкупает у помещика. Надо помещику землю возделывать, пусть договаривается с крестьянином. Но крестьянин свободен от обязательств перед помещиком, а помещик свободен от обязательств перед крестьянином. И, наконец, третий вариант. Крестьян освобождаем, землю помещичью делим пропорционально среди крестьян, помещикам ничего не платим. Обязуем крестьянскую общину платить помещику компенсацию в установленном размере в рассрочку. Может ещё есть и другие варианты, я не знаю, но уже из этих трёх видно, что идеального решения нет. Каждый вариант плодит нешуточные проблемы, причём проблема, где взять на это деньги, не самая острая.
   - А какая самая?
   - Социальный взрыв. Будут недовольны все.
   - Так уж и все?
   - И крестьяне, и помещики будут недовольны точно.
   - И что же делать? Вернее, как из этих вариантов выбрать правильный?
   - В данном случае, Александр Павлович, правильного выбора быть не может. Есть только сделанный выбор и его последствия... Быть императором очень тяжёлая работа, Ваше высочество.
  
   Пытаясь разобраться с внешней политикой России, завоевать авторитет у своих учеников и переориентировать, привитые им Лагарпом представления о справедливости, на внутреннее пользование, я совсем забросил думать о тех планах, которые строились нами - мною, Габриэлем и, в какой-то степени, Карлом Ивановичем Краубнером.
   Между тем, из Алексеевского пришло письмо. Карл Иванович писал, что в имении дела идут нормально, коровы и бычки перезимовали хорошо, к лету можно будет думать и о начале их размножения (если не будут принято другое решение). Ни мельница, ни лесопилка зимой не работали, но есть договорённость с несколькими помещиками, что своё зерно, которое они оставляли для помола на весну, они повезут к нам. Есть договорённость с тремя купцами о распиловке леса... Нет, ну ты смотри, вот только стоили мне уехать, как дела в Алексеевском вошли в нужное русло!
   И ещё, Карл Иванович писал, что хочет попробовать посадить этой весной свёклу. Немного, только посмотреть, как уродится. В приложении к Санкт-Петербургским ведомостям 'Исторические, генеалогические и географические примечания' за прошлый год он прочитал, что профессор Московского университета Иоган Биндгейм из белой свеклы при помощи спирта получил кристаллический сахар. Спрашивал, нельзя ли там в столицах об этом узнать по подробнее?
   Надо самому прочитать, что там пишут. А вообще, сахар и сахарная свёкла, это здорово! Мысль у меня на счёт неё как-то мелькала, но промелькнула и забылась. Ай да Каливаныч, ай да молодец! ... Эх, вот только старенький он уже, тяжело ему. Я хотел предложить ему подыскать помощника, но побоялся, что старик обидится.
  
   Доктор Максимович прислал мне статью "Новый метод лечения невралгий путем прямого введения опиатов в болевые точки". Оказывается, что его опыты со шприцем, сиречь инъектором, оказались сравнительно успешными. Сравнительно, потому как он ещё до конца не смог определить, какие лекарства можно, а какие нельзя вводить непосредственно внутримышечно, минуя желудочный тракт. Остановился только на тех, которые относят к разряду опиатов, вкалывая их непосредственно в болевые точки. Дозировку он разработал. Здесь есть несомненный положительный эффект, что и подвигло его на написание статьи. Опыты на мышах с другими препаратами пока положительных результатов не дают, мышки банально дохнут.
   Мои советы по стерилизации инъектора и других медицинских инструментов назвал гениальными - проверка смывов с них под микроскопом показала мою несомненную правоту. Этому посвящена отдельная глава его статьи. Да, инъектор он называет 'инъектором Ржевского'! ... Гм.
   Я послал ему записку, в которой поздравил 'с написанием такой нужной, на мой взгляд, для мировой медицины статьи', попросил моим именем инъектор не называть, так как 'это всего лишь логическое развитие инъектора Паскаля и заслуги моей никакой'. Если и есть у кого заслуги в этом вопросе, так это, несомненно, у самого Нестора Максимовича, но понимая, что его скромность не даст назвать инъектор своим именем, предложил называть его на немецкий манер 'шприц, от spritzen - брызгать'.
   А вообще я свинья - три месяца в Петербурге и ни разу не навестил старика!
  
   Был у меня в гостях Штиглиц. Вот у кого дела идут, можно сказать, отлично! Вот почему так - у одного всё, за что не возьмётся, получается, у другого, при всех тех же условиях, 'то в огороде недород, то скот падёт'?
   Нет, нет, я Николаю не завидую, ни в коем случае.
   Сейчас они с компаньоном Абрамом Перетцем взяли подряд на армейские поставки. Мою идею по поиску выходов железных руд в склонах оврагов в Курской губернии он переадресовал своему брату Бернарду, который живёт в Кременчуге, но особенных перспектив от этого предприятия Николай не ожидает. Ко мне он приехал с другой идеей.
   Дело вот в чём - Григорий Александрович Потёмкин был действительно выдающимся государственным деятелем и, как человек, наделённый несомненным управленческим талантом, мыслил масштабно и имел чрезвычайно развитую интуицию. В 1788 году он поручил профессору Михаилу Ливанову разведку залежей угля, железа и драгоценных металлов в Новорусскии, и последний в ходе изысканий обнаружил при слиянии рек Ингулец и Саксагань залежи железной и медной руды, каменного угля, каолина и графита. Получив доклад об итогах изысканий, Потёмкин распорядился построить чугунолитейный завод для литья артиллерийских снарядов на реке Ингулец, близ Кривого Рога, и фаянсовую фабрику для выделки фаянса из местного каолина, но после его смерти работы по строительству были свёрнуты.
   Штиглицу пришла идея (а может Перетцу пришла идея, впрочем, это не важно) взять концессию на строительство и завода и фабрики. Вот он и приехал в Петербург этот вопрос, как потом будут говорить в Одессе, провентилировать, то есть уточнить, действительно ли государство в этом строительстве заинтересовано и выкупит ли оно эти предприятия потом в казну?
   Опасения их понятны - земля, на которой они построят предприятия, всё равно им принадлежать не будет, поэтому дальнейшей эксплуатацией заниматься рискованно. А вот вложиться в строительство, а потом продать построенное, дело вполне может быть прибыльное.
   Правда есть и запасной (или просто - другой) вариант.
   Штиглиц мне зачитал привезённую с собой бумагу: 'У деревни Гданцевки, против мыса Криваго Рога, разрабатывается железная руда. В этой же местности находятся: три сорта магнитнаго железняка, красный железняк, красный железняк с графитом, красный железняк с кристаллами магнитнаго железняка, железный блеск, железняки: бурый, углистый шпатовый, кварцит с кристаллами магнитнаго железняка, песчаник с медною зеленью, марганцевая руда, конгломерат с малахитом, литографский камень, слюдяный сланец (итоколомит), тальковый сланец, грифельный сланец, глинистый сланец (аспид), глинистый графитный сланец, песчаник огнеупорный, песчаник железистый, асбест, графит и много других богатств, число которых и количество выясняется продолжающимися повсеместно здесь разведками'. Так вот, Гданцевка - имение корнета Мартина Гданцева. На прошлый год у помещика было '5900 десятин удобной и 100 десятин неудобной земли и 52 человека крестьян: 30 мужчин и 22 женщины'.
   Намёк был достаточно прозрачный - я выкупаю имение Гданцева, втроём мы - я, Штиглиц и Перетц, создаём некое подобие товарищества на вере. Я участвую землёй и людьми, мои компаньоны - деньгами. Строим, на первых порах, чугунолитейный заводик и запускаем производство. Управление осуществляет нанятый нами управляющий.
   - Заманчиво... А сколько стоит имение Гданцева, и продаёт ли он его?
   - Продаёт. За каждого крестьянина хочет по 100 рублей, а за землю - 5 тысяч.
   - Значит всего 10 тысяч 200 рублей?
   - Ну, по сто рублей за крестьянина хочет-то он хочет, да кто ж ему даст?
   Продавать людей! Штиглицу это кажется естественным, хотя он тоже считает, что торговать людьми в нашем восемнадцатом веке, грех. Мне же, это просто дико.
   Прошлым летом мой сосед Яков Фёдорович Скарятин предложил мне за пару борзых печника с семьёй. От Фёдора Петровича осталась целая свора борзых. Ухаживает за ней егерь Черняй, специального псаря, или как там эта должность называется, в имении нет. Я в собаках ничего не понимаю, он же настоящий фанат-собачник. Говорят, что и отец мой (который теперь уже и не мой... ... я с родословной своего донора совсем запутался) был таким же. Черняй и на охоту их берёт.
   Что делать с собачками я до сих пор не решил. Расходы на их содержание, по уверению Черняя, покрываются продажей щенков.
   Продажи за деньги! А за людей я не могу... Не могу и всё.
   Скарятин обиделся и уехал. Ну и Бог с ним.
   А сейчас мне предлагают купить людей.
  
  
   Глава 5 (1794 апрель)
  
   Шансы у вас заканчиваются только тогда, когда вы перестаете пробовать.
  
  
   - Ты новый учитель моих сыновей - голос Павла походил на трескающиеся стекло. Очень неприятно. Он смотрел на меня снизу вверх, но казалось наоборот.
   - Да, Ваше Императорское высочество, - Я склонил голову. - По повелению её Императорского Величества Екатерины Алексеевны я имею честь преподавать механику Александру Павловичу и Константину Павловичу.
   При упоминании имени матери у Павла сузились глаза.
   - Мне говорили, у тебя нет ног. Покажи.
   Пришлось задирать штанины и приспускать чулки.
   - Гм! Однако! ... Молодец! Пусть у моих сыновей будет хоть один настоящий учитель.
   И Павел в сопровождении свиты дальше понесся по коридору.
   Холерик, причём ярко выраженный. Кстати, надо бы написать какой-нибудь трактат про темпераменты. ... ... Или он уже написан?
   Вдруг Павел остановился.
   - Я хочу поприсутствовать на твоём уроке.
   Я опять поклонился.
   - Как прикажете, Ваше Императорское высочество. Следующий урок у меня 10 апреля, послезавтра.
  Павел пару секунд принимал решение. Сейчас скажет, что переносит урок на сегодня. ... Нет, просто кивнул.
  А ведь он отправит Дашкову в ссылку, когда придёт к власти!
  Н-да... Вот то, что он на занятия мои припрётся, это плохо или хорошо? Да и вообще, от чего такая честь? Да ещё и похвалил...
  Ну, положим, похвалил он тебя за то, что ты, ног не имея, ходишь. Больше тебя хвалить не за что.
  По идее, только то, что я похож на Потёмкина, должно его настроить враждебно - видно же, что всего лишь упоминание имени матери, его раздражает, а Светлейший, как говорит Дашкова, был не только фаворитом, но и мужем его матери. Отношение Павла к Потёмкину вряд ли можно назвать приязнью.
  Скорее всего, здесь играет то, что Павел в глубине души, чувствует себя уязвлённым своим не до конца, так сказать, легитимным рождением. То, что рассказала Екатерина Романовна о его рождении, все лишь одна из версий (ну, или сплетен). Дашковой на момент рождения Павла самой-то было 11 лет. А сплетен этих (ну, или версий) даже не две. Павел, возможно, их слышал, поэтому к тебе относится, как к собрату по судьбе.
  За уши притянуто. Впрочем, ... может быть, может быть. По красней мере, резкого негатива я не почувствовал. А на урок зачем?
  Гм, вряд ли он механикой интересуется. Может сыновья что-нибудь эдакое выдали? Типа, как он думает - отменять или не отменять крепостное право?
  А вообще, он авторитет для сыновей? ...
  А не запустить ли нам на следующем уроке идею с воздушным шаром? Монгольфьеры почитай десять лет, как летают.
  И начать с летающих японских фонариков... или они китайские?
  
  - А надо ли нам сие, Ваше высочество?
  Павел вопросительно уставился на меня.
  - Поясни.
  - Надо ли России стремиться занять подобающее место среди европейских народов? Может я чего-либо не понимаю, но такой необходимости для России не вижу. Что даст нам какое-то там место? Какую выгоду мы от этого будем иметь? Нет, если наш народ от этого станет лучше и сытнее есть или перестанет бояться, что его завоюет какой-нибудь турок, то я согласен стараться занять место среди европейцев. Ведь это они мне дали и хлеба и защиту. Так ведь нет, не дадут. Наоборот, сами постараются оторвать от нас кусак, да пожирнее. Я не прав?
  - Нет, ты не прав. В политике не всё меряется сиюминутной выгодой.
  - Всё, всё меряется выгодой, особенно в политике. Нет, может где-то, в каких-то других областях человеческих взаимоотношений альтруизм и нужен, там, среди родственников, соседей или друзей, к примеру, но в политике всё должно меряться только выгодой. А сиюминутная она, или в отдалённой перспективе - это только нюансы.
  - Это всего лишь слова ничего общего не имеющие с реальной дипломатией и политикой. Существуют ситуации, когда государство вынуждено пойти на заведомо убыточные для себя действия ради соблюдения взятых на себя обязательств, иначе престижу государства будет нанесён урон.
  - Престижу? Урон? И что? Великие державы, Ваше высочество, всегда будут вести себя как бандиты, а малые - как гулящие девки. Наши заклятые друзья англичане, поэтому поводу говорят: Если джентльмен не может выиграть по правилам, он должен изменить правила, If a gentleman can't win by the rules, it needs to change the rules.
  - Ты не любишь англичан
  - Могу себе позволить, я мелкопоместный дворянин. Это русский Император, по моему глубокому убеждению, не имеет права, подчёркиваю, ни не может, а именно не имеет права быть англофилом или англофобом, или ещё каким филофобом. Русский Император должен быть только русофилом и действовать независимо от симпатий от антипатий имея в виду только одно - интерес России, причём действовать рационально. А Вы будете русским Императором.
  
  И зачем ты это сказал? Чё тебя опять несёт спорить и поучать сильных мира сего? А так всё хорошо шло. И мальчишки к идее воздушного шара с восторгом отнеслись, и фонарик этот китайский полетел.
   Павел тоже вначале с интересом слушал, а потом рассматривал авторучку, которую взял у Константина. Нужно было дальше развивать идею, переходить к расчётам объёма и грузоподъёмности. Но тут Павел вдруг, ни с того ни с сего, заявил что с помощью развития 'технических машин' Россия наконец-то войдёт в семью европейских государств и займёт там достойное место. И я повёлся.
   Что сейчас будет? Ладно, брякнул бы ты это наедине с Павлом, а тут при сыновьях! Хорошо хоть Павел со свиты никого не взял.
   Где бы это я с ним наедине остался?
   А ведь ты не только себя подставил, но и Дашкову.
  
   После достаточно долгой паузы, Павел, так ничего и не сказавший, встал и пошёл к выходу. У самой двери вдруг обернулся и спросил: - А почему ты мне не подарил такое же перо?
   - Простите, Ваше высочество, у меня их было всего три - одно я подарил Её Величеству Екатерине Алексеевне и два Вашим сыновьям. Но скоро, надеюсь, мне пришлют ещё и я сразу же, если позволите, подарю Вам.
   - Не забудь. - И вышел.
   Конец урока прошёл скомкано, хотя я вроде и объяснил и про зависимость подъемной силы, то есть какой вес может поднять шар, от его объёма и температуры, до которой нагревается воздух внутри шара.
  
   А чего ты, собственно, рефлексируешь? Павел к твоему спичу отнёсся вполне благосклонно. Последняя фраза про то, что он будет Императором, ему скорее понравилась.
  Н-да, Павел! Ведь если положить руку на сердце, Павла, как объект своего влияния я не рассматривал. Все мои дёргания, всего лишь попытки определить, где возможно я смогу повлиять на ход той истории, что известна мне. И смогу ли? Судьба дала шанс приблизиться к Александру, будущему Первому, смогу я на него повлиять так, что бы он не допустил покушения на отца? Чёрт его знает... Ну, допустим... Что потом?
  Вот! Потом Паша всех злоумышленников вешает (а он, кстати, за время царствования, если мне не изменяет память, на смерть никого не отправил) и рулит дальше. ... Можно избежать Аустерлице и Бородина?
  Если отвертеться от антинаполеоновских коалиций, то может и можно. Сосредоточится, к примеру, на Кавказе и Чечню присоединить, пока Шамиль там ещё не родился. ... Или уже родился? ... А полезет Наполеон на Россию, если она будет нейтральна?
  Наполеон завоёвывал Европу не просто так, а под лозунгом освобождения народов. Когда он создаст свой европейский союз, у него вполне может созреть идея 'освободить' и Россию. ... Если даже и не созреет, что потом? На западе страны Россия имеет соседа, чьи объединённые ресурсы, и человеческие и материальные, кратно превосходят свои собственные. И если и не в 812, а позже, но их интересы всё равно пересекаются, и война неизбежна. А вот как она закончится, ещё бабушка надвое сказала.
   Может пусть идёт, как идёт? ... А повлиять на Павла?
  Как? Ему 38 лет, он взрослый человек уже со сложившимися взглядами и представлениями о том, что правильно, что не правильно. Да и что, собственно, нужно в его будущих поступках изменить, что бы... ну, хотя бы ... что бы он отменил крепостное право? Предположим, напел ты ему в уши о необходимости такой радикальной реформы. Причём, он и сам, скорее всего это понимает. Ну, вот решился он, отменил! И что? Социальный взрыв неизбежен. Тут заговорщиков будет больше, чем у дурака махорки. Англичанам даже деньги приплачивать не понадобится.
  Бунты? Гражданская война?
  Да всё, что угодно. Причём в преддверии наполеоновского нашествия.
  Так что делать? Оставить всё как есть?
  Вот сейчас Екатерина узнает, что ты предрёк Павлу императорскую корону, и тебя, как монаха Авеля, отправят в Петропавловку. Вот оттуда ты и будешь влиять на историю...
  Так Авель вроде в Шлиссельбурге сидел?
  Ну, если тебе хрен слаще редьки, можешь и в Шлиссельбурге посидеть.
   А кто Екатерине донесёт? Павел? Нет. Александр или Константин капнут бабушке?
  Павлик Морозов тоже с доносом на отца никуда не бегал, но правильно поставленные вопросы дают нужные ответы... Да и где гарантия, что комната, где вы проводите уроки, не прослушивается? А если не прослушивается, то это неправильно - мало ли что эти учителя вкладывают в уши наследникам престола.
  
  
  Зря я плохо подумал о Шешковском. Нет, Степан Иванович своё дело знает добре! Я не верю, что Александр или Константин, что-то могли сказать бабушке. Прослушивается класс, прослушивается. На следующий же день в Кирьяново прибыл фельдъегерь с приказом о моей отставке, предписанием убыть в своё имение и запретом въезда в Москву и Петербург.
   Спасибо, что не Сибирь.
   Теперь еду на перекладных. Свою коляску мне подарила Екатерина Романовна.
   Станции, подорожные, смена лошадей. Филимон торгуется с ямщиками, станционный смотритель переписывает мою подорожную, грязь весенней распутицы - и так день за днём. Расстояние, которое я в прошлой жизни проехал бы за десять часов, едем уже шестой день.
   Вот перед кем мне стыдно, так это перед Дашковой. Мою опалу она восприняла очень болезненно. А я боюсь, как бы всё это на ней не отразилось. Ведь считается, что я был её креатурой.
   И в то же время, мне показалось, что она после ухода фельдъегеря, облегчённо вздохнула. По-видимому, она чего-то такого ждала. Надеялась, конечно, что я смогу встроиться в дворцовую жизнь. Не смог. Дурак!
   Да, братец, дурак ты - не вышло из тебя ни председателя колхоза- миллионера, ни великого реформатора. Графа Монте-Кристо, кстати, тоже не вышло.
   Ну, и ладно! Не очень-то и хотелось
   Конечно, 'не очень-то'... Как когда-нибудь скажет товарищ Бендер: 'Придется переквалифицироваться в управдомы'.
   М-н-да! Всё, всё, домой, в деревню. Вон, уже и Рославль скоро.
  
   Видимо я задремал, потому, как начало выпало из сознания.
   Лошади стоят, ямщика на козлах нет. Глаза, сидящего напротив Филимона, напоминают чайные блюдца, в них ужас и растерянность... Перевожу взгляд. Чёрная дыра ствола пистолета, над ней бородатая рожа с повязкой на глазу. В голове дурацкая мысль - блин, почему всех злодеев рисуют с повязкой на глазу? Вторая мысль - удар левой рукой по пистолету, правой, двумя пальцами в глаза? Замечаю - ещё один пистолет упирается в грудь Филимона. ... Это не шах, это - мат.
   - Выходь, барин. Только не балуй.
   - Погоди, сразу не могу, надо ноги пристегнуть.
   Нет, это бред какой-то! Откуда здесь разбойники? Если ямщик сегодня к вечеру не вернётся, завтра здесь уже будет всё прочёсываться.
   - Не дури, барин... А что с ногами? - Тут его единственный глаз замечает обрубки моих ног. - Гдей-то тебя, паря?
   - Под Измаилом.
   В глазу отражается удивление, потом он почему-то увеличивается. Пистолет опускается.
   Можно бить.
   - Г-г-господин поручик?... Ваше благородие!...
  
   Я смотрю, как ест мой разбойник. Не такой уж здоровый, но какой-то... резкий, что ли. Волосы русые, борода неухоженная, руки крупные, сильные. Движения быстры и рациональны. Нет, на лидера разбойной шайки не похож - такие, как он, руководить не любят, любят независимость. Руководить любым коллективом, то же обуза. ... Видно, что толком не ел давно.
   Филимон накрыл на сухой обочине. Позвал и ямщика. Ямщик вначале отнекивался, но когда Филимон достал флягу, отнекиваться передумал. Ему досталось больше нашего. Мы-то с Филимоном, можно сказать, только морально пострадали, а он ещё и физически - Савелий отключил его мощным ударом по затылку и вышвырнул с козел. Блин, ведь и убить бы мог. Что бы я сейчас делал?
   - Ты когда ел-то последний раз, Савелий?
   - Так учёрась, Ваше благородие.
   Савелий оказался моим бывшим подчинённым. Под Измаилом он бежал практически за мной, вернее, за своим командиром полуроты. Видел, как его, ну, то есть меня, что-то подбрасывает вверх. Самому ему прилетело чуть позже - пуля пролетела сквозь голову через левый висок и вылетела из правого глаза. Ну, почти Кутузов, блин! Надо же, как бывает! ... Нет, точно, мир имеет форму чемодана - под Измаилом было более тридцати тысяч наших войск, при штурме погибло более двух тысяч и, практически столько же, было ранено. Сколько из раненых выжило, сколько нет, не знаю, но двум людям раненым в одном месте ТАК встретиться через два с лишним года!...
   После того, как комиссия признала капрала Савелия Лаханина непригодным к дальнейшей службе, определён он был на поселение в Билярск, что в ста с гаком верстах от Казани. Но комиссия предполагала, а судьба, видимо, располагала по-своему - связался Сава с лихими людьми.
   По дороге в Казань остановились они в Орле. Ну, конечно вечером пошли в кабак. Сначала выпивали, Саву, как героя угощали, потом Сава угощал новых друзей, потом женщина, драка... Ну, короче, зашиб Сава какого-то мужика до смерти. Пришлось из Орла бежать. Хорошо, что новые друзья его не бросили, а помогли и взяли с собой. Так и покатилась его жизнь под уклон. Воровал вместе новыми друзьями, ну, это так, при случае, основной бизнес ватажки, в которую влился Сава, был грабёж.
   Главарём их банды был опытный, тёртый жизнью, видимо беглый каторжник по кличке Янька. Долгое время они орудовали в районе Починок. Вокруг захолустного города глухие леса с темными непроходимыми чащобами, служившими надежным прибежищем для доблестных 'работников ножа и топора'. На 'промысел' Яньковская братва выходила обычно летом и осенью перед открытием базаров и ярмарок, когда по дорогам двигались многочисленные торговые караваны. Нападая на купцов, разбойники беспощадно грабили их, было дело и убивали, всякий раз бесследно исчезая с добычей. В другое время года бандиты 'посещали' и дворянские усадьбы и дома богатых купцов. Совершив очередное ограбление, ватага разбегалась по окрестным деревням, в которых бандиты 'залегали на дно', и даже начали обзаводиться 'находными' женами.
   Этим-то и воспользовалась прибывшая в один ничем не прекрасный день команда губернского 'спецназа'. Дождавшись момента, когда разбойники в очередной раз собрались в одном из гостеприимных сельских притонов, к ним подослали одну известную местную шалаву с 'подарком' от всех починковцев - большой бочкой вина. Ни о чем не подозревавшие беспредельщики обрадовались презенту и принялись с песнями и плясками распивать напиток. И вот в разгар оргии, когда большинство из них было уже не в состоянии произносить очередной тост, в избу ворвались солдаты и перерезали всех до единого, как кроликов. Саву спало то, что его в деревне не было, он находился в самих Починках, следил за одним купцом - Янька собирался наведаться к тому через недельку-другую в гости.
   Узнав об уничтожении ватажки, Сава пустился в бега. Решил он податься на юг и завязать с криминалом. Но вот поиздержался в дороге, изголодал. Что делать-то? До юга ещё ох как далеко.
   Вот и решился на гоп-стоп. Ан вишь, как вышло.
   Что же мне с тобой Савелий Лаханин делать? Денег тебе дать и отпустить?
   Всё равно пропадёт. Либо полиция поймает, и тогда либо петля, либо каторга. А нет, так такие же бедовые людишки зарежут где-нибудь. В то, что Савелий на юге начнёт в поте лица зарабатывать себе на жизнь, я как-то не верю.
   - А что, Савелий, поедешь ко мне в имение, будешь у меня помощником у управляющего?
   - Так, Ваше благородие, ... так мы...
   - Всё, всё, понял, поедешь, стало быть. ... Давайте собираться, да поедем уже. ... А тебе - это я ямщику - вот рубль и молчи о случившемся.
   А куда его ещё? Не в полицию же сдавать, а делать руками он толком ничего не умеет, только убивать - 17 лет в солдатах.
  
   По дороге завернули к Крыловым. Их имение находится от Брянска в пятидесяти верстах. В принципе, получается почти равносторонний треугольник - от Алексеевского до Брянска пятьдесят вёрст и до Красного Рога, имения Крыловых, те же пятьдесят вёрст. Но мне всё равно надо заезжать в Брянск, потому как еду я из Рославля, а по-другому никак.
   Иван Андреевич был рад. Очень рад. Вообще, надо сказать, мои друзья относятся ко мне действительно очень по-доброму. С другой стороны, а как друзья должны относиться? Я ведь тоже всегда рад и Штиглицу и Нестору Максимовичу. Других пока не завёл. За пять месяцев моего пребывания в Петербурге так ни с кем накоротке и не сошёлся.
   Прогостил у него три дня. Аннушка, вернее Анна Николаевна, должна скоро родить, видимо в конце мая, и Иван вокруг неё вьётся действительно как любящий и заботливый супруг. Так, что поговорить всласть нам не совсем получилось. Он постоянно отвлекался на какие-то просьбы жены. Эх, надо бы было ещё в декабре их уговорить ехать в Петербург. Там всё-таки Максимович, а он по нынешним меркам, большое светило в акушерской науке.
   Перед отъездом я заезжал к Нестору Максимовичу. Был у него недолго - пару часов. Доктор был занят, да и моё положение требовало скорого отъезда. Так, немного поговорили... Я хвалил его статью, ещё раз просил не называть инъектор моим именем, подкинул идею написать доклад о введении в армии кое-каких санитарных норм - глядишь, и уменьшатся небоевые потери. Рассказал про Крылова, что жена беременна, что волнуюсь, как родит, попросил написать для них рекомендации. Я же понимаю, что доктору до Красной Горы добираться из Питера ну ни как - и возраст, и занятость.
   Его рекомендации я Ивану и привёз.
   Но больше всего меня обрадовала Шурочка. Я отвозил полгода назад умненькую, но абсолютно деревенскую девчонку. А сейчас, всего через полгода! мне на встречу вышла молоденькая девушка с безупречными манерами. Откуда что берётся!?
   Иван просил не забирать Шурочку. Во-первых, она стала родной им с женой. Очень помогает Аннушке. Те рекомендации доктора, что я привёз, тут же перекачивали к ней. Она их внимательно перечитала и сказала, что в точности всё выполнит.
   Во-вторых, Иван считает, что ей сейчас будет трудно в родной деревне.
   Да я и сам это понимал, и хотел просить Ивана оставить девочку ещё на некоторое время, а потом хочу её отправить к Дашковой. Правда, с Екатериной Романовной я не решился переговорить. Лучше потом напишу.
   Меня её роды беспокоят больше всего - я знаю наверняка, у Крылова не было ни жены не детей. А может в молодости были? Если была жена и умерла при родах?
   А может всё моё предназначение здесь, чтобы Крылов женился и у него родился мальчик? А потом этот мальчик станет русским Наполеоном...
   Хорош ерунду придумывать! Не факт, далеко не факт, что всё что вокруг, это прошлое твоего мира. Сам же Крылову объяснял про систему Эйлера.
   Басни, кстати, Крылов пишет, в основном это переводы Лафонтена.
  
   В Брянске у меня было дело. С 1783 года на берегу Десны строился там Брянский арсенал. В 1789 году он уже был вторым по значимости после Петербургского. Значит там уже достаточно серьёзно развито литейное дело. Пушки льют, конечно, бронзовые, способом 'медленной формовки'. И есть у меня идея предложить им метод 'быстрого литья' Монжа и метод Родмана, смысл которого в использовании металлического водоохлаждаемого стержня для оформления внутреннего канала пушки. И не то чтобы это какое-то прогрессорство, через двадцать-тридцать лет эти методы и так войдут в производство, просто это сделает сам процесс более технологичным.
   Но не это главное. Главной причиной моей поездки в Брянск была разведка обстановки. Дело в том, что моё заявление Екатерине II о желании открыть в Брянске заводик по производству всякой технологичной мелочи имело свою подоплёку. В Брянске действительно есть, какая никакая, но производственная база. В 1801 году на Брянском арсенале в моей прошлой истории литейным мастером Игнатом Теленковым была отлита железная пушка. Правда Аракчеев сказал, что это баловство и запретил дальнейшие эксперименты.
   Открывать что-то серьёзное в имении смысла я не видел - нет ни элементарной производственной базы, ни хоть сколь квалифицированного персонала. Да, авторучки, одну штуку в неделю, пацаны под руководством Габриэля делают, но это так, можно сказать, баловство - для отработки навыков работы с инструментом, усидчивости и развития технического мышления. Хотя, что там технического?
   Вспомнилось, как я объяснял Габриэлю принципы авторучки...
   - Самое простое, мой друг Габриэль, сделать перо. Только не такое, как мы уже делаем. Вернее, немного не такое. - Я нарисовал на бумаге перо. - Делать его будем из листового золота. Здесь есть три важных нюанса. Первый - в центре необходимо просверлить или пробить... в общем проделать, отверстие, что бы при изгибании пера оно не сломалось. Второй - сделать прорезь, она должна быть тоньше человеческого волоса. И третий - на кончике пера сделать платиновую напайку. После этого всё полируется. Следующий элемент - фидер. Это самый сложный элемент. Дело вот в чём. Во время письма чернила поступают из ручки на бумагу, постепенно создавая вакуум в расположенном внутри ручки резервуаре с чернилами. О резервуаре чуть позже. Там особых сложностей для тебя я не вижу. Внутреннее давление в резервуаре становится меньше наружного давления, которое и препятствует вытеканию чернил. Чтобы компенсировать это изменение внутреннего давления, необходимо чтобы снаружи в резервуар попадало ровно столько воздуха, сколько расходуется чернил. Но как это сделать, если резервуар должен быть герметичным, чтобы чернила не вытекали из ручки? Есть только одно место для притока наружного воздуха - там, где чернила вытекают из ручки, то есть само перо, вернее канал по которому подаются чернила на острие пера. Сложность заключается в том, что из-за малой толщины входного канала воздух поступает внутрь ручки не непрерывным потоком, а виде отдельных пузырьков, которые мешают идущему навстречу потоку чернил. Поэтому необходимо сделать так, чтобы воздух и чернила двигались внутри системы подачи чернил навстречу друг другу по разным каналам... ... А если использовать для подачи воздуха в ручку узкие канальцы, прорезанные вдоль канала для подачи чернил? Узкие настолько, что в силу капиллярного притяжения чернила в эти каналы не проникали, позволяя в тоже время воздуху спокойно втягиваться по ним внутрь под действием пониженного давления внутри, возникшего из-за расхода чернил...
   Габриэль долго рассматривал рисунок, цокал языком, чесал нос, но в конце сказал, что смысл понял и попробует.
   Нет, вот эти каналы, как раз, вещь достаточно сложная.
   Методом проб и ошибок через два месяца ему удалось добиться очень приличного результата. Самая большая сложность оказалась не в фидере, а в отсутствии платина, его пришлось заменять сплавом золота и цинка.
   Я наконец-то смог писать, не вымазываясь в чернила.
   А уже Екатерине я вёз шедевр, можно сказать. В двадцать первом веке он стоить будет небось бешенных денег. Интересно, кто там будет написан автором?
   Но не производство авторучек главная цель. Начать хочу придумывать швейную машинку и, а чем чёрт ни шутит, может пишущею тоже. А здесь уже нужен качественный металл. Хоть и немного, но всё же.
   Вот и хочу предложить инженерам Брянского арсенала новый способ производства стали, впрочем, новый он только для России. В 1784 году англичанин Корт придумал процесс пудлингования - в топке сжигали топливо, продукты горения попадали в рабочее пространство печи, где находился чугун. Чугун нагревался, шлаки начинали выгорать и получалась крица... Хотя, нет. Пудлингование вроде придумал Хантсман... Тоже, кстати, англичанин.
   Вот! Смотри, сколько всего англичане придумали! А ты на них бочку катишь.
   Я не на англичан бочку качу, а на Англию.
   А англичане все твои новации скоро у себя в серию пустят.
   Да какие там новации! Металлическое перо? Да ради бога. Если здесь производство не наладится, то хоть так перо выйдет в свет. Керосиновая лампа? Так тоже не бог весь что. Без хорошего керосина, это просто коптилка. Вон сколько химики у Штиглица колдуют, а чистый осветительный керосин всё толком не получается. А то, что получается, коптит безбожно. Я же всех тонкостей крекинга не знаю. Так, только теория. Знаю, что во Львове, не то в 853, не то в 854, один аптекарь доэксперементировался до осветительного керосина. Он, кстати был..., кажется армянином...
   Армянином в русском Львове?
   Каком русском, неуч? Львов был тогда австрийским..., а сейчас ещё польский.
   Ну, не суть. Я-то рассчитывал, что Штиглиц через этот керосин да керосиновые лампы станет нефтяным королём. У нас появится свой Рокфеллер.
   Но, видимо, каждому овощу свой срок.
   Один керосин не даст повысить обороты промышленной революции в России. Необходимо чтобы совпали многие факторы и в первую очередь - переход от преимущественно аграрной экономики к промышленному производству, в результате которого происходит трансформация аграрного общества в индустриальное. Ты же проходил это по политэкономии. Россия была аграрной страной и после отмены крепостного права. Да, практически, до тридцатых годов двадцатого века. Только в советский период большевики через колено, за уши вытащили её в ведущие промышленные державы. Понимали, что без серьёзной промышленной базы все их лозунги о мировом счастье для всех обречены.
   Но почему? Были же, вернее будут, а некоторые и сейчас есть - и Демидовы, и Мальцевы и Морозовы и... да до фига толковых промышленников, ... да и учёных, ... сколько будет ещё и в досоветский период... Почему Россия вплоть до второй мировой войны будет на задворках Европы?
   А это важно?
   Что важно?
   Чтобы Россия была не на задворках Европы. Это важно? Ты же сам говорил Павлу, что Россия должна идти своим путём.
   Своим-то своим, но именно Запад сейчас определил вектор развития цивилизации. Сейчас пока разрыв между Россией и Западом невелик. Там промышленная революция только начинается. Мы уже отстаём, но пока не критично. Критично будет к Крымской войне.
   Ладно, потом додумает - вон уже Свенский монастырь показался, до Брянска пять вёрст.
  
   - А Вы, господин капитан, чьих Ржевских будете?
   Вопрос Ивана Михайловича меня поставил несколько в тупик.
   Иван Михайлович Иванов строитель и начальник Брянского арсенал принял меня в своём кабинете в управлении литейного двора. Как такового арсенала ещё нет. Вернее, он есть, но называется пока - Брянский литейный двор. Есть уже литейный дом, лесопилка, сборочно-артиллерийский, столярно-дужный и орудийный цеха. За десять лет здесь проведена колоссальнейшая работа. Иван Михайлович худощавый, достаточно высокий, жилистый, глаза с прищуром. Создаётся впечатление, что он всё время над вами подтрунивает. Лицо немного побито оспой, но располагает к себе. Полковничий мундир не новый, местами подвытерт. Лет ему сорок - сорок пять.
   - Батюшка мой покойный, Фёдор Петрович, отставной капитан помещиком был в Карачевском уезде.
   - А Александру Ильичу Ржевскому не родственники, случаем?
   - Ну-у, ... Александр Ильич двоюродный брат моего батюшки.
   - А Вы значится тоже отставной капитан - Уже грустно, глядя на мою руку.- Простите великодушно, где Вас так?
   - Под Измаилом. При штурме Бросских ворот. - Я чисто рефлекторно прикрыл левую руку правой.
   Иванов это заметил и почему-то смутился.
   - Ещё раз, прошу простить моё любопытство, Александр Фёдорович, вижу Вам это неприятно. ... Так чем я могу быть полезен?
   Вот так - 'чем могу быть полезен'. Не 'чем могу служить', не 'чего припёрся', не 'что Вам угодно', наконец, а именно: 'чем могу быть полезен'!
   - Нет, Иван Михайлович, это я прошу меня простить, что отнимаю Ваше время. ... Видите ли, у меня есть несколько ... - Как же это сказать? - э-э-э предложений, по ускорению процесса отливки пушек.
   Правильно я выразился? Нет?
   - Ускорению процесса отливки?
   - Иван Михайлович, сейчас, насколько я знаю, у нас применяется метод, при котором форма, в которой отливается пушка, имеет, если можно так сказать, ... э-э-э, то есть, форма применяется только для единичной отливки. Ведь после отливки глиняная модель уничтожается?
   - А как иначе? Глиняная рубашка модели от прогрева становилась хрупкой и при разборе сама разрушается.
   - Но это же не рационально...
  - Гм, ... - Иванов почесал подбородок. - А у Вас, я так понимаю, есть способ сделать этот процесс рациональным? - Опять этот его прищур! Сейчас скажет, что капитан гвардии, ничего не смыслит в артиллерии и лезет туда, куда отец ... - Любопытно..., продолжайте, прошу Вас.
   - А если постоянную модель пушки разделить на части, которые формуются отдельно? - Я положил перед Ивановым листы со своими эскизами (вчера на постоялом дворе весь вечер, высунув язык, рисовал).
   Иван Михайлович стал их рассматривать. Опять этот прищур! Сейчас саркастически усмехнётся и пошлёт учить матчасть.
   - Так, так. Шесть отдельных частей? Гм. ... А это? ... А, ну, понятно. Гм. - он опять почесал подбородок. - Любопытно... А сама форма?...
   - Из чугуна, ... впрочем, ... наверное, можно и из латуни... или бронзы, что дешевле будет. Принципиального значение это не имеет.
   - Любопытно, ... а где вы учились, Александр Фёдорович?
   - В Сухопутном шляхетском кадетском корпусе.
   - Вы мне это оставите?
   - Иван Михайлович, я же для Вас это и рисовал.
   - А Вы не хотели бы опять пойти на службу, ... к нам, например?
   М-н-да, ... Этот вариант разговора я и не рассматривал. Думал - либо пошлёт, либо заинтересуется. А вот самому воплощать свои идеи...
   Ну, скажем, не свои...
   Видя, что я задумался, Иван Михайлович достал из стола какие-то бумаги.
   - У меня катастрофически не хватает специалистов. Вот посмотрите, что пришло из Петербурга.
   - Что это? - Я взял, протянутый мне, лист бумаги. ... О-го. Канцелярия генерал-фельдцейхместера П.А. Зубова! ... Так. ... Платон Александрович повелел: 'Брянскому литейному двору отлить: 12 фунтовых средней и малой пропорции пушек каждой по 140, всего - 280 орудий', и далее: 'Дабы литье осадной и полевой артиллерии в Брянске...доведено было в такое состояние, в какое оно ныне приведено в Санкт-Петербурге, а именно: чтобы выливаемые орудия были без раковин, послал я нарочно в Брянск для сего артиллерии капитана Федора Апрелева, а с ним двух мастеровых'.
   - ???
   - Мне не два мастера требуется, а сто пятьдесят два! Двести сорок орудий! ... Они что там ....? ... Ваша идея очень перспективна... Ну, по крайней мере, попробовать можно было бы, но где взять мне людей на этот эксперимент? ... Если только... Тут вот другая проблема, как добиться того, чтобы в стволах раковин не было?
   - Ну, как я понимаю, раковины появляются из-за неравномерности остывания заготовки изнутри и снаружи?
   - Заготовки? ... Впрочем, можно и так сказать. А как сделать, чтобы и изнутри и снаружи, как Вы изволили сказать, заготовка остывала одинаково?
   - А ведь снаружи раковин нет?
   - Всякое бывает, но снаружи они не критичны... Гм, вывернуть пушку наизнанку?
   - Снаружи подогревать, изнутри охлаждать. ... Можно нарисовать?
   Иван Михайлович пододвинул бумагу и достал свинцовый карандаш.
   Я набросал схему Родмана. Иванов с любопытством на всё это смотрел, даже его иронический прищур куда-то пропал.
   - Вот сюда подводим воду, здесь она сливается..., а здесь подогреваем. Вы пушки льёте из бронзы?
   - Не только. Для флота лили из чугуна.
   - Может попробовать сначала на чугуне? Он вроде бы подешевле.
   Иванов долго рассматривал мой набросок, зачем-то два раза переворачивал его вверх ногами.
   - А у Вас ещё никаких идей не припасено? - Опять этот прищур...
   Может рассказать ему о стали? Хантсман - то её уже лет как пятьдесят придумал.
   А термин этот существует? Сталь-то слово немецкое, небось от Крупа пошло?
   Так Хантсман тоже был обангличившемся немцем, по английски он вроде Гентсман.
   Но моё молчание Иван Михайлович понял по своему.
   - Не обижайтесь, Александр Фёдорович. Ей, ей, не хотел Вас обидеть. Просто это очень неожиданно и удивительно. Мы здесь головы ломаем, как нам и задание выполнить и качества нужного добиться, а тут приходит человек, можно сказать со стороны и предлагает сразу оба решения. Ну не удивительно ли?
   - Если уж говорить откровенно, Иван Михайлович, то заслуги моей здесь никакой нет. Наверное, просто стечение обстоятельств. Я сейчас еду из Петербурга. А в столице мне попался журнал 'Le spectateur français', там я и прочитал про способ, когда формы модели разделяются на части. ... Дорога всегда, знаете ли, располагает к размышлениям, вот я и решил попробовать предложить Вам этот способ. Признаюсь честно, боялся, что Вы меня высмеете, ведь я дилетант в литейном деле. ... А это, - Я показал на схему Родмана. - Так само собой как-то вышло. Ведь это же очевидно. ... Да ещё неизвестно, получится ли.
   - Очевидно! Нет, он ещё и скромничает! Да Вы, голубчик, понимаете ли, что вот здесь нарисовали? Это может сделать переворот в литейном деле! На это... - Он показал на эскизы на столе. - На это привилегию надо брать. Непременно привилегию. - И помолчав, добавил, уже спокойнее. - Если получится, а я думаю, получится, помогу Вам с её оформлением.
   - Ну, если долго мучиться, что-нибудь получится...
   Вот ты зачем это сказал?
   Иванов как-то странно на меня посмотрел, а потом, вдруг, разразился громким хохотом.
   ...
   - Только, Иван Михайлович, я Вас очень прошу, если вдруг всё вот это действительно реализуется, не упоминайте моё имя.
  
   Обедать меня Иван Михайлович пригласил к себе домой. Дом его, сравнительно небольшое деревянное строение, находится недалеко от его управления, на Московской улице. Впрочем, здесь всё недалеко.
   Брянск сейчас, по моим меркам, просто большое село. По словам Ивана Михайловича здесь всего-то чуть более пятисот дворов, а населения - даже менее четырёх тысяч. В основном всё деревянное. Даже остатки крепости на Покровской горе, и те деревянные. Из кирпичных строений, кроме Литейного двора - Покровский собор, Спасо-Поликарпов монастырь, храм в честь Смоленской иконы Божией Матери и здание таможни. Правда на Красной площади (вот так!) начато строительство здания городского магистрата, думы и управы - значительное сооружение с высокой квадратной башней. Про магистра, думу и управу я у Ивана Михайловича спрашивать постеснялся. Мне казалось, что это всё одно и то же. А вдруг нет? Это же вещи для них элементарные, а я вот не знаю. Оправдывайся потом.
   - Иван Михайлович, а железом вы занимаетесь?
   - Прошу прощение, Александр Фёдорович, Вы имеете ввиду - выплавляем ли мы крицу? Нет, не выплавляем. Если нам, для каких-то нужд нужно железо, нам его поставляет Андрей Андреевич Гончаров, у него завод в Радице. Домна и шесть молотов.
   Гончаров?!!! Кто такой? Никогда про такого заводчика не слышал. Были Мальцевы, Губонины, Никулин был, ... кто ещё? ... Ах, да - Могилевцевы...
   Так эти в 19 веке были, а в 18 может это чей-то будущий тесть, ну того же Никулина...
   Да нет, Никулин вроде бы уже в 18 веке завод построил.
   Надо бы познакомиться.
   Предложить ему пудлингование? Ты здесь и так напредлагал, ещё одна новация и начнут коситься. Кто это здесь такой выискался вумный? А не шпиён ли?
   Ну, во-первых, ничего инновационного в пудлинговании нет. Во-вторых, почему сразу 'шпиён'?
   А здесь все подозрительные - 'шпиёны'. И не забывай - ты вообще-то в опале. Тебе приказано ехать в имение, вот и ехай, и не чирикай!
  
   Дом Ивана Михайловича изнутри мне показался больше чем снаружи. Первый этаж, по-видимому, для прислуги, кухни и подсобных помещений, на втором живут сами хозяева. Лестница на второй этаж крутовата для меня. Поднимался, подтягиваясь за перила. В небольшом холе на втором этаже (или это называется вестибюль? ну, в общем, небольшая комната с цветами в кадках) нас встретила невысокая худенькая женщина, жена Ивана Михайловича - Устинья Михайловна. Меня представили.
   - Вот рекомендую Вам, Устинья Михайловна, отставной капитан лейб-гвардии Ржевский Александр Фёдорович, к нам проездом из Петербурга.
   Я поцеловал маленькую сухенькую ручку. Женщина явно побаливает.
   А какие глаза! Омут, а не глаза, и где-то в самой глубине ...тоска? ... печаль?
   Парадная комната большая, светлая, окна выходят на обе стороны. Стены обиты светлой тканью с зеленоватым оттенком, в левом углу изразцовая печь. Красивая! Обеденный стол был накрыт на три персоны.
   Перекрестившись, уселись за стол. Суп разливала сама хозяйка, хотя горничная тоже присутствовала.
   - Александр Фёдорович, расскажите же нам, пожалуйста, как там, в Петербурге, что нового? Мы здесь в провинции новости узнаём с большим опозданием. Надеюсь, новой войны с османами не намечается? - Хозяйка дома взяла бразды правления в свои руки.
   - Новой войны с Османской империей не намечается, по крайней мере, ближайшие лет десять. В Петербурге, когда я уезжал, было ветрено и шёл дождь.- Блин, что рассказывать-то? Стабильности нет, террористы захватили самолёт? Светские сплетни? Да я их просто не знаю. Международную обстановку? Три раза-ха! Раздел Польши её вряд ли интересует. Сейчас спросит, почему я в отставке или видел ли Императрицу. Что-то же надо говорить. Анекдот? А уместно ли? И какой?
   - Дорогая, видишь, Александр Фёдорович смущается. Дай ему немного попривыкнуть у нас.- Иван Михайлович пришёл мне на помощь.
   - Вы сегодня приехали?
   - Нет, вчера. Остановился на постоялом дворе возле Поликарповского монастыря.
   - Надолго к нам?
   - Завтра собираюсь ехать к себе в имение. У меня от батюшки осталось имение в Карачевском уезде.
   И тут Устинья Михайловна закашлялась. Лёгкое покашливание через какое-то время перешло в приступ. Кашель сухой, нехороший! Лицо её покраснело. Она встала из-за стола и, с трудом извинившись, направилась к выходу. Горничная последовала за ней.
   Иванов сидел какой-то ссутулившийся, сразу резко постаревший.
   - Иван Михайлович, может Вам стоит пойти к супруге?...
   - Она меня отправит к Вам. Скажет, что негоже гостя одного оставлять. Вы простите, голубчик, что так....
   - Что Вы, что Вы, Иван Михайлович... А, простите, давно этот кашель...
   - Да вот с осени, уже с полгода.
   - А доктора что говорят?
   Иванов вздохнул как-то обречённо.
   - А доктора наши брянские говорят, что чахотка... Хочу её вот в Петербург... или в Москву свозить. Показать тамошним докторам, они наверное больше наших понимают... Вот только дороги подсохнут.
   Чахотка! Туберкулез! Женщина просто обречена и знает это, вот откуда и тоска в глазах... А до стрептомицина ещё полтора века.
   - У меня есть знакомый врач в Петербурге, если надумаете везти Устинью Михайловну в Петербург, я могу написать ему.
   - Весьма буду Вам признателен, Александр Фёдорович.
   - Скажите, а при кашле кровь не отхаркивается?
   - Н-нет... Не замечали.
   Ну что ж, пока видимо начальная стадия.
   И что? Лечения-то всё равно сейчас никакого нет.
   Может рассказать ему о вирусной природе болезни, что он тоже в группе риска?
   Палочка Коха - бактерия вроде? ... Он не поймёт. ... А даже если и поймёт, что может сделать? Положить её в диспансер? Изолировать? Чушь.
   Может попробовать... Поможет вряд ли..., но чем чёрт не шутит, когда Бог спит.
   - Иван Михайлович, есть у меня один рецепт... э-э-э ... поможет, не поможет, не знаю, но вдруг...
   В глазах Иванова вспыхнула ма-аленькая такая искорка надежды. Даже плечи чуть расправились.
   - Есть у Вас чем записать?
   Иванов принёс бумагу и чернила. И собрался записывать сам. Ну, сам, так сам.
   - Записывайте, Иван Михайлович. Положите кусок хлеба в закрытую ёмкость, оставьте его лежать, пока на нём не начнут появляться споры плесени, тогда поломайте его на мелкие кусочки, увлажните их. В скобках запишите - слегка спрысните водой. И положите обратно в ту же закрытую ёмкость. Следите за развитием плесени и не снимайте её, пока большая часть культуры не приобретёт характерный зелёный цвет. По мере роста плесень пройдёт белую, голубую и зелёную стадию развития. Именно зелёная плесень содержит необходимый нам продукт. На зелёных участках плесень самая плотная - это высшая стадия развития. Как можно использовать зелёную плесень. Вариант 1, для приёма внутрь. Раскрошите хлеб и наполните крошками большую чашку. Залейте тёплой водой. В скобках запишите - не кипятком. Перемешайте и пейте ежедневно, пока снадобье не подействует. Учтите, что на хлебе вырастет не только плесень. Мало того, что это зелье будет тошнотворным на вкус, оно может запросто вызвать расстройство желудка.
   - А вариант второй?
   - Вариант второй это для ран. А Вашей жене срочно климат надо менять.
   А может это и не туберкулёз... Как местные эскулапы это определили? Может бронхиальная астма?... Или аллергия?...
   Ни фига ты не врач, а вот барсучий жир точно вреден не будет!
   - Климат? ... Климат...
   - Надо ехать туда, где погода потеплее и воздух посуше... И еще... очень полезно будет барсучий жир. Ложку перед едой... съедать натощак по столовой ложке. Запивать теплой водой или несладким чаем, а спустя 30-40 минут употреблять пищу.
   - Подождите, сейчас запишу.
   - Да, ещё одно. Употреблять 2 недели, после сделать перерыв на 1,5-2 месяца. И,... пожалуй, с первым рецептом повремените... Попробуйте сначала барсучий жир. ... А насчёт переехать куда-нибудь южнее, подумайте.
   Всё, вроде больше ничего не помню... В прошлой жизни тёща так тестя лечила от бронхиальной астмы...
   - Ещё раз, покорнейше прошу простить меня, Александр Фёдорович, но откуда Вы черпаете такие... знания? Давече Вы, походя, можно сказать, предложили решение двух проблем, над которыми я бьюсь уже десять лет, как сюда приехал. Сейчас Вы даёте рекомендации, ... признаюсь честно, Вы сейчас нам с женой надежду вернули, ведь наши брянские врачи только руками разводили... Кто Вы?
   Действительно, чего здесь распелся... Сейчас 'шпиёном' станешь! Эскулап хренов! Парацельс недоделанный!
   Я молча вытащил высочайшее предписание и протянул Иванову.
   Иван Михайлович также молча развернул его и стал читать.
   ....
   - Понятно... Где-то, что-то, кому-то сказали... - Он не спросил, он констатировал! - А какая должность у Вас была в полку?
   Вот, блин! Что ж сказать, чтобы и не соврать, но и в подробности не вдаваться?
   - Сказать откровенно, в полку я только числился. Да и назначен-то я был только в январе. Я преподавал механику... младшим цесаревичам.
   Вот тут у него глаза, что называется, полезли на лоб.
   А что ты хотел? Иван Михайлович, что называется, рабочая лошадка. На таких, с одной стороны, всё держится и такими всё делается, но в высших сферах они никогда не вращаются. Вспомни себя. Ты хоть раз общался, ну хотя бы с представителем канцелярии президента? Вот и он первый раз, может быть, видит 'особу, приближённую к императору'.
   - Н-да, чем выше взлетаешь, тем больнее падать. ... А не выпить ли нам ратафии? Устинья Михайловна делает чудную ратафию...
  
   Карачевский пристав Андрей Андреевич Колотов внешность имеет самую, можно сказать, выдающуюся. Выдаётся, в первую очередь, живот. Ей-ей - месяцев семь беременности. Нос у него тоже выдающийся - крупный такой нос, весь в синих прожилках. Росту он не большого, но и не маленького. Видно, что человек солидный, обстоятельный, ... но и авантюрная жилка тоже имеется.
   Моему приезду удивился.
   - Господин поручик, Александр Фёдорович, какими судьбами? Вернулись? А я, грешным делом подумал, что вот уедете в Петербург, да там и останетесь.Надолго в родные пенаты, или только проверить хозяйство?
   Пришла ему бумага о надзоре за мной или нет? И придёт ли? Ну что я, государственный преступник что ли? Прямо уж и сразу под надзор полиции. Ведь наверняка, когда Екатерине доложили о моём разговоре с Павлом, я просто попал под её настроение. Было бы хорошее настроение, могла бы ограничиться и mündliche трёпкой, или, даже, просто слегка пожурить.
   А тут настроение Императрицы ни при чём. Есть определённая система бюрократии - допустим, если без права въезда в столицы, то автоматически под надзор полиции. Скорее всего, бумаги до Карачева просто не дошли. Что ты, важная персона, что бы торопиться? Куда ты денешься?
   Так что делать? Говорить ему о высочайшем предписании? Ведь сразу же его отношение ко мне изменится, потому, как наша с ним авантюра с документами Габриэля в его глазах теперь может выглядеть и не безобидным нарушением закона... А тут ещё и Сава! ... А может никаких бумаг и не будет? И я сейчас сам усугублю ситуацию, рассказав правду о своих питерских похождениях? Он же назвал меня поручиком...
  
   Письмо от Габриэля пришло аккурат после похорон Степана, то есть ровно через две недели, как он уехал. Пришло оно вместе с запросом от калужского обер-полицмейстера, который предлагал подтвердить личность лица, задержанного в городе Калуга без каких-либо документов. По словам задержанного он 'является швейцарской нации и именуется Жан Самуэль Паули из города Берна' и направляется в Карачевский уезд Орловской губернии по приглашению г-на Ржевского Александра Фёдоровича. Письмо от Габриэля, даже не письмо, а коротенькая записка, содержала только несколько слов на немецком: 'Bitte helfen Sie mir. Ich bin in eine schlechte Geschichte geraten'. И подпись: 'Jean Samuel Pauli (Gabriel)'. Задать вопрос, почему швейцарец пишет по немецки, а не по французски, полицейским чинам в голову видимо не пришло. А может для калужских полицейских чинов что француз, что немец, что турок - один чёрт, басурманин?
   Сначала была мысль попросить Крылова, съездить в Калугу и выручить нашего общего друга. Тем более, что Иван был в теме. Но потом пришёл к выводу, что если меня в кабинет к обер-полицмейстеру, занесут без протезов, то впечатление это создаст более эффектное. Да и ... если лжесвидетельствовать, так уж лучше одному. Я взял с собой Черняя и Кузяху, и поехал.
   Почему Жан Самуэль Паули? Да чистой воды, случайноть. Когда мы втроём - я, Крылов и Габриэль, обсуждали возможность смены ему национальности, французы были оптимальным вариантом. Сейчас они из революционной Франции косяком попрут. Но вот беда - Габриэль ни слова не знал по французски. Вот и вспомнилось мне, что я просил Дашкову подыскать какого-нибудь механика-швейцарца для выделки мне протезов. Немецкий язык в Швейцарии, вроде бы, такой же распространённый, как и французский. Ну вот. Сначала был вариант Габриэлю назваться Пьером Жаком-Дро, но, тут вспомнился мне ещё и изобретатель унитарного патрона Жан Самуэль Паули. Ни на каком варианте мы не остановились. Габриэль в конце вообще отверг эту мысль, а после отъезда Крылова и сам уехал. Я дал ему денег и попросил обещать мне, что если вдруг ему понадобится моя помощь, он непременно мне напишет. Как чувствовал! Вот что с ним могло случиться?
   Да просто всё - грабанули парня. Небось засветил где-нибудь деньги, подкараулили и ....
   Так и оказалось. Только хуже - там был ещё и труп. Грабанули не только Габриэля, но и его соседа на постоялом дворе. Залезли под утро. Когда Габриэль проснулся от шума в комнате, первое что увидел - нож перед лицом. Его быстренько обчистили, связали, затолкали кляп в рот и исчезли. Таким и нашли его полицейские утром. А вот в соседней комнате купец попытался оказать сопротивление, и его зарезали.
   Назваться швейцарцем Паули Габриэль решил, когда из разговора полицейских понял, что они его могут сделать не свидетелем, а соучастником убийства. А что? Еврей? Еврей. Очень удобно. Кто за него заступится? Сейчас выбьют признание, что он наводчик, а потом, что глава банды, и - привет каторга. И Ржевский здесь не поможет. А вот к всякого рода немцам и французам здесь отношение другое... Как имя второго швейцарца он не вспомнил, ... да и не вспоминал, сказал первое, что на ум пришло.
   Освобождение Габриэля прошло, можно сказать, в штатном режиме, только ни к какому обер-полицмейстеру меня не заносили - достаточно оказалось пристава по уголовным делам. Габриэлю выписали временную справку, и мы отъехали обратно.
   В этом деле наложилось друг на друга несколько случайных моментов. Случайно, доставая документы, Габриэль засветил и пачку денег. Случайно его не зарегистрировали на постоялом дворе. Приехал он поздно, и документы его никто смотреть не стал, сунули ключи от комнаты и махнули рукой - мол потом, утром. Откуда он приехал проверять не стали. Забот у полиции и без него хватало - смертоубийство надо расследовать, а людей, как во все времена, нет. Риск, что поймают грабителей, а с ними найдутся и документы был, но на момент моего приезда не поймали же. А там уже никто и не вспомнит, чьи это бумаги, да и как их привяжешь к швейцарцу - фотографии то ещё нет. Вот приблизительно так я рассуждал тогда.
   Позже в Карачеве по выданной бумажке были выправлены настоящие документы. А чтобы пристав, Андрей Андреевич Колотов, не тянул с этим вопросом, да не беспокоил вышестоящее начальство и других достойных и очень занятых людей своими запросами, ему была сунута в кармашек ма-алая денежка. В конце концов, есть в России коррупция или нет?
  
   Это было восемь месяцев назад. А если узнает сейчас Колотов о моей опале, да начнёт одно место прикрывать, запросы там слать в разные инстанции по поводу: а пересекал ли границу Российской империи такой-то и такой-то, а подавал ли он документы на российское подданство, к примеру?
   - А как там Ваш французик поживает?
   Ну вот, началось. Значит и бумаги обо мне пришли и, вероятно, запросы послал.
   - Так он не француз, он швейцарец, Андрей Андреевич.
   - Да по мне все они немцы. Так я чего спрашиваю. Вы там одного пристроили, живёт у Вас, премудрости разные выделывает. Слышал перо придумал, само по бумаге пишет. Управляющий Ваш, Карл Иванович не нахвалится, такой, говорит, этот Иван Семёнович головастый.
   Почему Иван Семёнович?... А, Жан Самуэль - Иван Семёнович...гм, надо же, перекрестили.
   - А что это Вы меня о нём спрашиваете, Андрей Андреевич, коль сами всё знаете?
   А чего это он смутился?
   - Дык, Александр Фёдорович, мне вот подумалось, может Вам ещё одного французика надобно? Тут такое дело... Вы же про скандал у Скарятиных слышали? ... Как нет? А, ну да, Вас же не было почти полгода... Так вот, Яков Фёдорович известный англоман. На мой взгляд, по секрету, он на англоманстве совсем свихнулся. Надо же, приказал у себя в имении конюхов одеть как... как этих ... аглицких ....
   - Жокеев?
   - Вот. ... Ну, это ещё пол беды. Решил он младшего сына по аглицки учить. Выписал ему учителя из ... - Колотов стал копаться в бумагах на столе. Вытащил одну, близоруко прищурился. - Аж из графства Хант... Хантин... Хантингдоншир. Вот. - Наконец одолел он.
   - И что? Это личное дело Якова Фёдоровича.
   - Это было его личным делом до тех пор, пока он не застукал свою старшую дочь в его объятиях... По умному бы, надо было не поднимать скандала, а высечь этого хлыща, да отвезти куда-нибудь в Москву или Петербург и отправить восвояси в этот, как его...?
   - Хантингдоншир.
   - Вот. А Яков Фёдорович, что сделал? Гнал его кнутом до самого Карачева, а это пять вёрст, и потребовал, чтобы я отправил бедного малого в Сибирь!
   - Так что, он у Вас в холодной сидит?
   - Да Господь с Вами! На постоялом дворе. Денег у него нет, так он хозяину бухгалтерию ведёт. А пока ждёт, что из... этого... Как его?
   - Хантингдоншира.
   - Да. Деньги на дорогу вышлют.
   - Ну, а я тут причём? Вышлют ему деньги, и поедет он в свой Хантингдоншир.
   - Дык, когда эти деньги придут? Да и придут ли? А мне морока - Скарятин уже два раза людей подсылал прибить англичянишку. Ей-ей, прибили бы, да народ вступился, не дал смертоубийство совершить. Может, заберёте к себе, а? ... По старой дружбе. - Колотов хитро улыбнулся. - К Вам-то скарятинские не сунутся. А придут деньги ему на дорогу, так пусть и едет, коль Вам не надобен будет.
   Вот хитрый гусь. ... Вряд ли таким образом он хочет установить за мной слежку, хотя... ... Кто знает, кто знает...
   Видя, что я задумался, Колотов решил форсировать события.
   - Так я пошлю за ним? Ну, Вы хоть поговорите с человеком...
   Пока ратман бегал за любвеобильном гувернёром, я постарался узнать поподробнее о конфликте. Со слов Колотова, малый был вовсе и не виноват.
   Перезревшая дочка Скарятина сама повисла на шее молодого красивого гувернёра. Влюбилась в него как кошка. И решила разыграть сцену пылкой любви, наверняка зная, что папенька это увидит. Увидит, сочтёт её соблазнённой и заставит предмет её воздыхания на ней жениться. Только папенька не понял игры дочери и сгоряча устроил скандал, в результате которого и сам стал, если ничего другого в уезде не произойдёт, то почитай на год причиной сплетен, да и дочку ославил.
   - А сколько лет-то дочери Якова Фёдоровича?
   - Да восемнадцатый уже пошёл.
   !!!
   Вошедший молодой человек сейчас вряд ли тянул на звание красавца. Ростом, да, высокий. Неплохо сложен. Но вот лицо, с начавшими желтеть синяками, красивым назвать было сложно - его как пчёлы покусали.
   - Hello, young man. Have a seat, please. ... Please introduce yourself. - От моего произношения англичанин поморщился. Ну, терпи. Посмотрим каков твой русский?
   - Hello, sir. My name is Benjamin Becker. I come from Huntingdon, in Huntingdonshire, in the North of my country.
   - Excuse my curiosity, Mr. Becker, where did you get your education?
   Замялся!
   - I graduated from the University of Cambridge.
   Кембридж! А что ты тут тогда делаешь?
   Либо врёт, либо был такой скандал, что пришлось бежать подальше от туманного Альбиона. Спросить у него диплом, или что там выдают по окончании?
   Бумаги могут быть и поддельные. Поди, проверь.
   - Your countryman, sir Isaac Newton, was also graduated from the University of Cambridge. Would you remind me which College he went to?
   - Are you testing me? Sir Isaac Newton studied at Trinity College.
   Н-да. Больше про Кембридж я ничего не помню.
   - Parlez-vous français?
   - Oui, je suis libre je peux parler en français, en allemand et en espagnol.
   Да? А я вот нет.
   - А как вы говорите на русском?
   - По русски я говорю и понимаю несколько хуже.
   Сразу же, не перестраиваясь!
   Рэкает конечно, акцент чувствуется, но так быстро с английского на французский, потом практически сразу, на русский!
   А Колотов-то как доволен, как будто это он сам полиглот. Ведь явно же сам ничего не понял.
   - Вы тоже учились в колледж Святой Троицы, как и сэр Ньютон?
   - Нет, я закончил Куинз-колледж. Он расположен на обоих берегах реки Кам. Это если Вы хотите меня проверить.
   - Мистер Бекер, мне рассказали Вашу печальную историю. Мне жаль, что у нас в России Ваша карьера началась так неудачно. Но поверьте, в жизни бывают и большие огорчения. Господин Колотов просил меня принять участие в Вашем положении, и на некоторое время... чтобы Вы пожили у меня в имении некоторое время. Да... и извините меня, я не представился. Ржевский Александр Фёдорович, тоже здешний помещик.
   - Я слышал о Вас, господин Ржевский. Скажу более - мне лестно знакомство с Вами. Но хочу сразу предупредить. У меня нет денег чтобы заплатить Вам за приют и доброту. У меня сейчас ничего нет, даже документы остались у господина Скарятина.
   Я вопросительно посмотрел на Колотова. Тот только руками развёл.
   - Доброта, мистер Бекер, должна быть бескорыстной, иначе она уже и не доброта. А насчёт денег не волнуйтесь. Мы поступим таким образом. ... Сколько Вам должен был платить господин Скарятин?
   - Сто восемьдесят рублей в год.
   - А если я Вас найму за эти же деньги обучать моих детей? Вы не будете возражать?
   - В моём положении трудно возражать. ... Но ведь у Вас, мне говорили, нет детей.
   - Ну, вот и договорились. - Колотов решил взять бразды правления в свои руки и ковать железо пока горячо. - Документики Ваши, господин Бекер, я попытаюсь у Скарятина забрать, и пришлю Александру Фёдоровичу. ... А нет, так мы и временные можем выписать. - И выразительно посмотрел на меня.
   И, уже когда мы уходили, почему-то шёпотом мне на ухо: - Александр Фёдорович, а нельзя и мне такое перо, что само пишет? Бумагами завалили...
   Вот, зараза!
  
   Я так и не понял - есть у Колотова на меня какие-нибудь указания сверху, или нет. А делать какие-то телодвижения в этом направлении посчитал лишним. Если уж не знаешь, что делать, лучше не делать.
   Теперь едем домой. Дорога подсохла и уже не так кишковыматывает. Погода по весеннему тёплая. Солнышко, птички поют. Ляпота!
   История Бенджамина Бекера оказалась достаточно прозаичной и в то же время драматичной.
   Отец Бенджамина, отставной полковник британской армии Уильям Бекер, был вначале удачливым, как потом скажут, предпринимателем. Имел три мануфактуры - в самом Хантингдоне, Бедфорде и Летчворте. Дела шли вначале успешно, мануфактуры приносили вполне приличный доход. Такой, что отставной полковник смог позволить себе учить единственного сына в одном из самых престижных университетов Англии. Но, как говорится, за белой полосой всегда приходит чёрная. Для того чтобы соответствовать новым веяниям начинающегося промышленного бума и увеличить объёмы производства Бекер купил на мануфактуру в Бедфорде новое оборудование. Естественно деньги были взяты под вексель в банке. А в одну не прекрасную ночь мануфактура вместе с новым оборудованием сгорела. Был ли это поджог или роковое стечение обстоятельств выяснить так и не удалось. Дальше неприятности увеличивались как снежный ком. Упали продажи. А тут ещё и умирает жена, мать Бенджамина. Когда пришло время платить по векселю, оказалось, что платить нечем. Банк отсрочки не дал. Уильям Бекер раздавленный бедами, свалившимися на него, придя в банк и услышав отказ об отсрочке, просто взял и застрелил директора отделения. На суде, опомнившийся Бекер, не признал себя виновным в убийстве. Его защита предприняла попытку доказать, что всё что случилось, результат временного помешательства и... попытка самоубийства. Именно об этом сказал отец Бенджамина в своей речи, которую, скорей всего, написал для него адвокат. Однако судью выступление обвиняемого не впечатлило. Жюри присяжных признало Уильяма Бекера виновным, и приговорили его к смертной казни через повешенье. Естественно, перед сыном висельника сразу же закрылись все двери. Только что закончивший университет Бенджамин Бекер столкнулся с глухой стеной. Понимая, что на родине максимум, что ему могут предложить, это место разнорабочего, Бенджамин решил попытать счастье за океаном - в Канаде. Но тут в одном из номеров Таймс на глаза ему попалось объявление о том, что в Россию требуется гувернёр для обучения английскому языку. Канада, может и была журавлём, но маячившие там перспективы были не ясными, а вот Россия, хоть и синица, но с уже обозначенными путями выхода from impasse.
  
   Солнце зашло за облако, и как-то сразу стало прохладнее. Бекер дремлет напротив. За последний месяц для него сегодня, наверное, первый более-менее спокойный день. Лицо его, при солнечном свете, вполне симпатичное. Если убрать отёки от побоев, то можно сказать что Бенджамин имеет правильные черты лица. М-н-да, правильные? ... А неправильные, это какие? ... О чём думал Скарятин, когда принимал его в гувернёры? Молодой и одинокий гувернер должен быть некрасив или, по меньшей мере, невзрачен.
   А вот имя 'Бенджамин' произносится на русский манер с трудом. Надо бы русский аналог придумать...
  
   Сейчас приеду домой закажу Черняю баню. Да квасу холодного!
   А может водочки?
   Нет. Водка потом.
  
   А ведь ты провалил своё задание.
   Задание?
   Ну, миссию, предназначение...
   Считаешь, есть миссия?
   Да несомненно. Вон травинка растёт. И у неё своё предназначение. Вот съест её гусеница, гусеницу склюёт птичка, птичку послушает Алябьев и сочинит своего 'Соловья'! Как тебе? Ни как? Ладно... В человеческом мозге где-то 86 миллиардов нейронов. Сколько звёзд во вселенной?
   Один квантолиард квантолиард квантолиар и так бесконечно...
   Вот. Сколько энергетических связей может быть между 86? Отбросим пока миллиарды.
   М-м-м ... так это 86 умножить на ... 43 минус 0, 5..., значит 86 умножить на 42,5... э-э-э...
   Без калькулятора слабо?
   Э-э-э... 3655... Ну, не важно. Я понял. Если энергетические связи в нашем мозге, который несопоставимо меньше вселенной, позволяют нам мыслить, то количество энергетических связей между космическими объектами... ... да это супермозг!
   Вот, вот. Он может всё. Он запросто может поменять местами тебя и несчастного поручика.
   Ну, допустим. А зачем ему это? Зачем ему опускаться до проблем микроорганизмов, копошащихся в капле воды? Ведь в масштабах вселенной мы даже ещё меньше.
   Так пути Господни неисповедимы.
  
   Во-он, наша церковь показалась...
Оценка: 7.95*134  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ф.Вудворт "Пикантная особенность" (Любовное фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей парой" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева " Расплата за любовь" (Современный любовный роман) | | А.Оболенская "Ненависть и другие побочные эффекты волшебства" (Современный любовный роман) | | Жасмин "Даже плохие парни делают это" (Короткий любовный роман) | | Т.Серганова "Настоящие, или У страсти на поводу" (Женский роман) | | И.Лисовская "Отражение его глаз" (Городское фэнтези) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | А.Субботина "Малышка" (Романтическая проза) | | Н.Шкот "Купленный муж " (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"