Калинин Виталий Юрьевич: другие произведения.

Эври!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
  
  

ВИТАЛИЙ КАЛИНИН

ЭВРИ!

Хореография и драма

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действующие лица:

  
   ОН
   ОНА
   ПЕРВАЯ ТАНЦОВЩИЦА
   ВТОРАЯ ТАНЦОВЩИЦА
   ПЕРВЫЙ ТАНЦОВЩИК
   ВТОРОЙ ТАНЦОВЩИК
  
  

АКТ ПЕРВЫЙ

  

ПРОЛОГ

   В начале спектакля Первая танцовщица и Первый танцовщик исполняют в танце сюжет первого акта. Их общение - общение душ персонажей драмы.
   Каждый раз после исполнения танцевавшие выходят на поклоны.
  
  

СЦЕНА ПЕРВАЯ

   В кафе
   Она одиноко сидит за столиком. В кафе уже практически убрано, на столах оставлены перевёрнутые стулья.
   Слышны приглушённые голоса и шум перемываемой посуды. В открытые окна льётся вечернее негромкое птичье пение.
   Напротив неё на единственном свободном стуле лежит сумочка. Он подходит с подносом и остаётся стоять, невозмутимо глядя на дамскую сумочку.
   Она неспешно встаёт, огибает стол, забирает сумочку, возвращается и снова садится. Он поблагодарил кивком головы, улыбнулся, поставил поднос и сел ужинать.
  
   ОНА. Сейчас я уроню вилку... /Роняет. Та падает на стол./
   Простите... /Роняет её на пол./
   ОН. Вы позволите?
   ОНА. Что?
   ОН. Вы позволите поднять?
   ОНА. Что поднять?
   ОН. Поднять Вашу вилку.
   ОНА. Зачем?
   ОН. Чтобы передать её Вам. Вы позволите?
   ОНА. Кому?
   ОН. Мне.
   ОНА. Вы хотите поднять и передать мне вилку?
   ОН. Да, хочу!
   ОНА. Зачем?
   ОН. Вы могли бы продолжить ею есть.
   ОНА. И у Вас нет никакой другой цели?
   ОН. Нет.
   ОНА. Благодарю Вас. Сейчас Вы поднимите её и сядете на своё место. Затем мы обсудим, как передать вилку наилучшим образом. /Он поднимает. Садится./
   ОН. Ваша вилка очень горячая...
   ОНА. Вы очень любезны. Хочется верить, что Вы сказали это искренне.
   ОН. Я не вижу причины, по которой мне пришлось бы лгать.
  
   Он взвешивает на ладони вилку, потом переворачивает ладонь книзу, и вилка остаётся на прежнем месте.
  
   ОНА. Вы магнит?!
   ОН. Да.
   ОНА. А какой Вы? Расскажите!
   ОН. Круглый такой, от аудиоколонки. Я не очень сильный - некоторые вещи мне просто не удержать. /Демонстрирует на лежащем на столе ноже./
   Я не утомил Вас своим показом?
   ОНА. Нет, благодарю Вас! Было очень интересно.
   ОН. Вы слишком добры! Признаюсь, что я сегодня неслучайно сел за Ваш столик. Я не смог пройти мимо. Наверное, в Вас много железа...
   ОНА. Да! Очень много. Гемоглобин всегда повышен!
   ОН. Я не покажусь Вам нетерпеливым, если сразу спрошу: а кто Вы на самом деле?
   ОНА. Нет. Я Солнце.
   ОН. Мне сразу показалось, что я Вас уже где-то видел... мельком.
   ОНА /улыбается/. А я Вас не припоминаю. Извините меня! /Он понимающе кивает головой./
   Пожалуйста, не смотрите мне в лицо так пристально - я могу навредить Вашим глазам. Глядите чуть в сторону. И я стану глядеть поверх Вас. Но, может быть, это к лучшему. Так легче чувствовать друг друга.
   Вы знаете, я подумала о том, что, если Вы захотите возвратить мне вилку рукой, то может произойти несчастье: если мы случайно коснёмся друг друга, со мной ничего не произойдёт, но Вы погибнете!
   ОН. Я понимаю.
   ОНА. На меня всё время что-нибудь сыплется, и я не совсем уверена, что сумею заметить падение такого удивительного объекта, как идеально круглый магнит. Поэтому Вы, пожалуйста, положите её сами поближе к моей тарелке, после того, как я попрошу Вас об этом. Скажите, когда будете готовы...
   ОН. Я готов!
   ОНА. Я убираю руки со стола. Теперь Вы можете, никуда не торопясь, придвинуть её ко мне. /Передача происходит./
   ОН. Получилось!
   ОНА. Да! С первого раза! /Радостно смеются./
   Мы так легко поняли друг друга...
   Со стороны может показаться, что нами только что совершено пустяковое действие, но на самом деле Вам грозила смертельная опасность, но Вы не дрогнули - я ощутила гордость за Вас. Поверьте, Вы вызвали во мне очень высокое чувство.
   ОН. Я всего лишь следовал Вашим указаниям.
   Вот Вы, такая огромная... Скажите, я Вас хоть немножко притягиваю?
   ОНА. Да... И это непостижимо.
  
   /После паузы./
  
   ОН. Наверное, Вы хотите, чтобы я рассказал Вам о своём прошлом?
   ОНА. Нет.
   ОН. В таком случае, возможно, Вы пожелаете, чтобы я выслушал историю Вашей жизни?
   ОНА. Нет. Теперь значение имеет только то, что касается нас двоих.
   ОН. Наверно, должно пройти какое-то время...
   ОНА. Я подожду.
  
   ОН. Мы немного припозднились с ужином. Уже скоро нас попросят покинуть кафе. Но мы могли бы пойти туда, где карусели. Обычно, в это время там ни души. Я иногда люблю разогнать какую-нибудь металлическую конструкцию. А вот на ходу мне спрыгнуть не удаётся - сильно прилипаю. Приходится ждать полной остановки. Тогда можно оторваться от карусели, упёршись ногами в землю...
   ОНА. Волшебно... То, о чём Вы рассказываете, так необычно, а, главное, Вы говорите со мной об этом безо всяких комплексов и с такой верой в моё понимание, что я вновь убедилась, что никогда не пожалею, что убрала со стула сумочку, позволяя Вам сесть напротив...
   ОН. Вы чрезвычайно добры. Но, возможно, для Вас это нормально. В любом случае, я чувствую приближение счастья. Ощущение такое, что туча, наконец, уходит, и вот уже в небе блеснули Ваши лучи...
   ОНА. Если бы я иногда разрешала себе быть слабой, сейчас я бы расплакалась... /Звучит сигнал./
   ОН. /встает/ Боюсь, что нам пора уходить отсюда.
  
   Она встаёт, отходит от стола. Он собирает столовые приборы и относит их в мойку. Возвращается.
  
   ОНА. Идите впереди, я пойду за Вами, сохраняя дистанцию.
   ОН. Это незнакомая для Вас траектория. Пожалуйста, не потеряйтесь!
   ОНА. Я бываю всюду, и то место мне знакомо.
   ОН. Нет-нет. Мы будем идти длинным путём. Мне надо коснуться ещё многих металлических предметов, чтобы они могли проявить свои лучшие свойства. Не упускайте меня из виду. Я нарочно буду идти медленно. /Уходят./
  
  
   По пути. Она идёт за ним, стараясь двигаться максимально равномерно. Он ненадолго останавливается у металлических предметов, "священнодействуя", и тогда она начинает кружиться вокруг своей оси под музыку. Первая танцовщица танцует этот танец для неё. Актриса старается подражать. Музыка заканчивается. Актриса подставляет свои ладошки, Первая танцовщица ударяет по ним своими и бежит кланяться.
   /Фредерик Шопен - Мазурка соч.63 N2 исп. А.Рубинштейн/
  
   У каруселей. ,
  
   ОН. Чудо, правда? Когда я трогаю их, они вздрагивают как живые... Я притягиваю только лёгкие предметы, а такие крупные железяки, как эта, притягивают меня, как магнит - железку. Выходит так, что кто магнит, а кто железо - определяется массой. А Вы, извините, сколько весите?
   ОНА. Мне кажется, что Вы не должны задавать такой вопрос женщине при первой с ней встрече.
   ОН. Но я спросил Солнце!
ОНА. Да. Но я пришла на Землю в образе Женщины.
   ОН. Безусловно, Вы тоже магнит, причём абсолютный! Ничто не может противиться Вашей воле. И всё же есть то, что неподвластно даже моей восхитительной спутнице...
   ОНА. Интересно будет услышать...
   ОН. Вы не можете не притягивать! Такой Вы придуманы.
   ОНА /после паузы/. Вы сказали комплимент моей единственной, я надеюсь, слабости.
   ОН. Поверьте, мне стоило огромных усилий сделать комплимент такому совершенству, как Вы.
   ОНА. Вы оцениваете меня по достоинству - мне не в чем Вас упрекнуть. Но, если Вы когда-нибудь захотите что-нибудь преувеличить, я знаю, что буду на седьмом небе от счастья...
   ОН. Я запомню.
   Тут отличные карусели: они немного большего размера, чем детские, а главное в том, что движутся они только по кругу. Я с трепетом надеюсь, что Вам должно это понравится. Выбирайте любую!
   ОНА. Да... Очень нравится!
   ОН. Они все разного цвета... Разрешите выбрать для Вас жёлтую!
   ОНА. Это Ваш любимый цвет?
   ОН. Мой любимый цвет - синий. Это цвет неба...
   ОНА. У Вас превосходный вкус.
   ОН. Вас прокатить?
   ОНА /уступая ему/. Недолго.
   ОН. Я не могу предложить Вам руки, но я придержу карусель, чтобы Вы могли удобнее сесть на сиденье.
   ОНА. Но только, пожалуйста, не быстро! Мне лучше не смотреть вниз - я высоты боюсь... Я трусиха, да?
   ОН. Нет, почему?! Такой Вы созданы. Мне нравится открывать в Вас новые грани. Это так трогательно - бояться высоты. Вам досталась черта многих достойных людей, которые - и это простите мне - предпочитают оставаться в тени.
   ОНА. Пожалуйста-пожалуйста, не так быстро!
   ОН. Вы закройте глаза!
   Знаете, Вы так огромны, что я уже не вижу ничего, кроме Вас: ни земли, ни неба, ни деревьев - ничего! Вы сама бесконечность... Все мои мысли теперь освещены Вашим светом!
   ОНА. Как мало нужно Человеку для счастья. Я так счастлива... Голова кружится... Я больше не знаю: где небо, и где земля...
  
   Он перестаёт поддерживать вращение карусели, потом легко останавливает её рукой.
  
   Наверно, я не смогу уснуть сегодня. Я буду вспоминать и вечер, и этот полёт... Спасибо за чудесный закат! /Сходит на землю./ Мне пора за горизонт. Теперь до утра я буду молчать, о чём бы меня ни спрашивали, чем бы ни угощали, чтобы вывести меня из моего оцепенения. Мы ведь ненадолго прощаемся?
ОН. Так хорошо, что сейчас стоят летние короткие ночи!
   ОНА. Спасибо! Я поняла... /Расходятся./
  
   Светлый танец прощания.
   Первый танцовщик и Первая танцовщица.
  
  

СЦЕНА ВТОРАЯ

  
   Там же.
  
   ОНА. Я опоздала, извините меня!
   ОН. Раз Вы пришли, всё остальное уже не может иметь значения. Я вижу Вас, и я счастлив. Но почему Вы не пришли?
   ОНА. Мне вчера дали новое лекарство. Я покрылась пятнами. Я даже в кафе не хожу - еду мне приносят в комнату. Простите, что так получилось!
   ОН. Неужели Вы могли подумать, что для меня это могло что-то значить! Надо было придти.
   ОНА /после паузы/. Я буду знать.
  
   ОН. Скорее идёмте к воде! Там я смогу любоваться Вашим отражением, не опасаясь за свои глаза. Давайте пойдём сегодня рядышком. А чтобы нам случайно не коснуться друг друга, мы будем держаться за противоположные концы этой ветки. Держите! Вам удобно?
   ОНА. Да. /Негромко./ Колется! А что у Вас с рукой?
   ОН. Тут лучше не бродить в одиночестве. Этот парк ночью притягивает всех сильнее, чем днём.
   ОНА. Не досмотрела... Вам больно?
   ОН. Нет-нет, я в порядке! Это не та боль.
   ОНА. Когда мы придём к пруду, зачерпните воды и Вам сразу полегчает.
   ОН. Я так и сделаю.
  
   И хотя кажется, что пруд совсем рядом, они идут, петляя, довольно долго. Подошли к воде, ОН опустил обе ладони в воду и засмотрелся на НЕЁ.
  
   ОНА. Какие у меня черты лица?
   ОН. У Вас любимые черты лица.
   ОНА. Никогда так больше не говорите, а лучше никому это не говорите! От таких признаний мне совсем невесело. Вы что думаете, вы первый, кто говорит примерно такие же слова? Только заканчивается это всегда одинаково. Когда выясняется, что вместе нам быть невозможно, я в результате остаюсь одна.
   ОН. Зачем свой прежний опыт переносить на новые отношения! Не все мужчины одинаковы!
   ОНА. Но все не слишком-то и разные. Поймите, у нас с Вами нет будущего. Совсем никакого. Зря я пришла. Надеялась, что Вас не будет.
   ОН. Я без Вас уже не смогу!
   ОНА. Это обычные люди не могут, а мы должны терпеть, раз мы знаем истину. Сегодня я буду плакать, потому что буду слушать Шарля Азнавура. Он знает, как петь о вечной любви.
   ОН. Вы любите музыку?
   ОНА. Я тут по ночам слушаю в интернете мазурки Шопена. В них ритм моего сердца.
   ОН. Когда звучит музыка, слова уже не нужны. Она была понятна всем, когда ещё не было слов.
   ОНА А что было до музыки?.
   ОН. Ритм и танец. И этот язык был всем понятен.
   ОНА. А до ритма и танца был просто шум?
   ОН. И в нём было всё: и ритм, и музыка, и речь.
   ОНА. А что было до шума?
   ОН. Ничего. Тишина, в которой было ВСЁ.
   ОНА. А ещё раньше, до тишины?
   ОН. Не знаю. Может быть, любовь?
  
   И оба замолчали, слушая тишину. Её нарушает крик чайки.
  
   ОНА. Вот бы узнать: каким было первое слово!
   ОН. Наверно, наши предки выражали свои самые нежные чувства в поцелуях, это слово должно было сохранить движение губ.
   ОНА. Люблю? Люблю! Так просто! Какой Вы коварный - нарочно заставили произнести это слово.
   ОН. Когда Вы ушли, я поднялся на последний этаж и долго смотрел, как Вы уходиите за горизонт. Вот было бы здорово, если б мы могли вместе лететь по небу. Я бы стал Вашей тенью.
   ОНА. Летать прекрасно! Но Вам это невозможно, и у меня нет тени даже для Вас.
   А слабо меня догнать?!
  
   Почти сразу после начала музыки на сцену вылетает в танце исполнительница и следом за ней - её партнёр. Первый танцовщик и Первая танцовщица.
   /Фредерик Шопен - Мазурка соч.67 N4 исп. А.Рубинштейн/
   Каждый раз, когда он догоняет её, он останавливается в нерешительности.
  
   /На фоне музыки./ Я мечта! Меня нельзя коснуться!
  
   Когда музыка закончится, обе пары остановятся. Первый танцовщик и Первая танцовщица кланяются и уходят.
  
   Спасибо тебе, веточка, ты разъединила и соединила нас. Не бойся, когда ты станешь ненужной, я поставлю тебя в банку с водой, а потом ты пустишь корешки, и я посажу тебя в землю прямо тут, на солнышке.
   "...И когда выясняется, что вместе нам быть невозможно, я в результате остаюсь одна." Уходи!!
  
   Он ждёт, не скажет ли она ещё что-нибудь.
  
   ОН. Нет.
  
   Он подходит и с ускорением прижимается к ней. Сначала он как бы прилипает, а потом "размагничивается" и остаётся стоять рядом, но без ощутимого притяжения.
  
   ОНА. На, возьми, притяни ключ от моей комнаты...
   ОН. Что за глупости... Не надо.
   ОНА. Боже мой... боже мой... /пытается поочерёдно приложить к нему ключи и заколку./
   Что я наделала... Я погубила Тебя!
   ОН. Что Ты такое говоришь...
   ОНА. У Тебя был талант!
   ОН. Да! Я учился играть на флейте!
   ОНА. Многие умеют играть на флейте, но так притягивать мог только Ты... /Целует его лицо./
   Я погубила Тебя, погубила, погубила, погубила...
  
   Под песню Шарля Азнавура "Вечная любовь" /на французском языке!/ танцующие исполняют танец.
  
   Взявшись за руки, Он и Она с восхищением следят за ними. Он за Первой танцовщицей, а она за её партнёром - Первым танцовщиком. Затем они уходят со сцены ещё до окончания музыки, и актриса забирает с собой ветку. После танца какое-то время сцена пуста. Потом затемнение.
  
  
  
  
  
  
  

АКТ ВТОРОЙ

  

ПРОЛОГ

   Второй танцовщик и Первая танцовщица танцуют, рассказывая о сюжете второго акта.
   /Мелодия из оперы К.В.Глюка "Орфей и Эвридика". Флейта или фортепианный вариант в исполнении Сергея Рахманинова./
  
  

СЦЕНА ПЕРВАЯ

  
   У пруда. Каруселей больше не видно.
  
   ОНА. На, возьми мою заколку!
   ОН. Зачем?
   ОНА. Нет, заколка для тебя в твоем нынешнем состоянии может оказаться слишком тяжёлой. Неудача способна травмировать твою психику. Вот тебе кнопочка на сегодня.
   ОН. Откуда она у тебя?
   ОНА /интимно/. Сняла в коридоре.
   ОН. Я был не в хорошем состоянии. Это был не совсем я. Не хочется вспоминать.
   ОНА. Ты заболел. Ты вылечишься!
   ОН. Я хочу тебя обнять! /обнимает./ Видишь - я не погиб, и никакое ты не солнце!
   ОНА. Если ты сейчас не оттолкнёшь меня, ты уже никогда не сможешь преодолеть силу моего притяжения, потому что я звезда. И твой талант исчезнет во мне навсегда.
   А если всё будет как раньше, он должен к тебе вернуться, я это чувствую. Выбирай! /Он отходит от неё./
   Я счастлива, что могу уважать того, кого люблю.
   Ты меня больше не любишь?
   ОН. Я полюбил тебя, когда был другим. Мне нужно время. Как тебя зовут?
   ОНА. Подари мне имя - и я стану откликаться только на твой голос.
   ОН. /после паузы/ Эв-ри-ди-ка. Тебе нравится?
   ОНА. Ты нашёл для меня самое лучшее имя!
   ОН. Расскажешь мне что-нибудь о себе?
   ОНА. Зачем?
   ОН. Просто так!
   ОНА. Спрашивай!
   ОН. Ты учишься или работаешь?
   ОНА. Я люблю стоять и смотреть, как прибывают поезда...
   ОН. Брат или сестра у тебя есть?
   ОНА. Люблю смотреть, как садятся самолёты...
   ОН. Кто твои родители?
   ОНА. Как причаливают корабли...
   ОН. А что я должен спросить, чтобы узнать, есть ли у тебя собака?
   ОНА. Так и спроси!
   ОН. Ну скажи!
   ОНА. Обожаю аромат чайных роз и вкус манго.
   ОН. Тогда ответь: а чего ты не любишь?
   ОНА. Немногое. Готовить, стирать, подметать, мыть посуду сразу после еды, мыть холодильник внутри, зимой вставать раньше солнца - и всё.
   ОН. А чего ты больше всего боишься? /Она молчит./
   Ты в детстве пугалась чего-нибудь?
   ОНА. /неожиданно с глубоким волнением/ Да. Боялась чёрной темноты. Совсем чёрной, без звёзд и огней, как под одеялом. У тебя такой взгляд сейчас... Ты во мне разочарован? /Она подходит к нему./ Ты меня ещё любишь?
   ОН. /отстранив её рукой/ Погоди, не мешай! Что-то промелькнуло в мозгу как молния!
   ОНА. Ты правильно сделал, что оттолкнул. Я плохая. Если ты уйдёшь - ты поступишь разумно.
  
   Он поворачивается и идёт, потом останавливается.
  
   ОН. Чёрная темнота без звёзд, без огней...
   ОНА. Я научусь готовить - я запишусь на курсы!!
  
   Он возвращается.
  
   ОН. Так знай, я не тот, за кого ты меня принимала. /Подходит, хватает её./
   Я ЧЁРНАЯ ДЫРА! НИ ЧЕМУ НЕ ВЫРВАТЬСЯ ИЗ МОИХ ОБЪЯТИЙ: НИ СОЛНЕЧНОМУ ЛУЧУ, НИ СТОНУ, НИ ВЗГЛЯДУ, НИ ЕДИНОЙ НАДЕЖДЕ! ТВОЁ СОЛНЦЕ ПОГИБЛО! ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО ЗЕМНАЯ ЖЕНЩИНА...
  
   Она пытается вырваться.
  
   ОНА. Ты предал?!!! Ты предал... Я выгораю изнутри... Спаси меня!
  
   Он снимает куртку, прикрывает ей плечи. Подводит её к скамье, помогает сесть.
  
   ОН. Прошу тебя, поспи хотя бы десять минут!
   ОНА. Ты не уйдёшь?!
  
   Он тоже садится на скамейку.
   Она не спит.
  
   ОН. Меня Алексей зовут! А тебя?
   ОНА. Эвридика!
   ОН. Папа и мама как тебя назвали?
   ОНА. Это моё настоящее имя - Эвридика. Эври!
  
   Он вздыхает и раскрывает книгу.
  
   ОНА. Что ты читаешь?
   ОН. Так... одну книжицу. Мне завтра её сдавать в библиотеку.
   ОНА. Интересно?
   ОН. Я её перечитываю.
   ОНА. О чём она?
   ОН. О любви...
   ОНА. А чем кончится?
   ОН. Всё хорошо кончится, спи.
   ОНА. Она его не бросит?
   ОН. Она? Нет, не бросит.
   ОНА. А он?
   ОН. Он? Нет. Тоже нет. /Читает по книге./ "Они будут жить долго и счастливо и умрут в один день"! /Захлопнул книгу./
   ОНА. Почему в один день? Погибнут в катастрофе?
   ОН. Нет, просто, когда одного не станет, то другой не сможет этого пережить.
   ОНА /тихо, звонко/. А кто кого переживёт?
   ОН. Тот, кто сможет любить дольше...
  
   Она молчит и быстро засыпает. Медленно гаснет свет.
  
   В полной темноте звучит стихотворение Иннокентия Анненского.
  
   ГОЛОС. Среди миров, в мерцании светил
   Одной звезды я повторяю имя.
   Не потому, что б я ее любил,
   А потому, что я томлюсь с другими.
  
   И если мне сомненье тяжело,
   Я у нее одной ищу ответа,
   Не потому, что от нее светло,
   А потому, что с ней не надо света.
  
   Под музыку "Вечной любви" в исполнении Шарля Азнавура Второй танцовщик и Вторая танцовщица исполняют танец. Потом они выходят на поклон, затем к ним присоединяются все остальные.
   Под занавес один или оба танцовщика по-балетному поднимают актрису, а актёр - танцовщицу.
  
  

ЗАНАВЕС

  

2005 - 2015

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"