Калинина Кира: другие произведения.

С любовью, Катя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Есть женщины, которые и без омоложения всю жизнь девчонками выглядят. Катя вот: лицо сердечком, глаза круглые, кукольные, и голосок, что у котёнка. Старше меня раза в три, дизайнерских регалий - горло высохнет, пока перечислишь... Но мне плевать было. Смотрел я на щёчки, на ямочки, на белёсые ресницы, которые она не потрудилась подкрасить, и таял, как снеговик в объятьях жар-птицы.
  - В качестве визитной карточки Страсбурга я выбрала дом Каммерцеля, - Катя рукой повела, и передо мной воздвигся шоколадный ларчик в шесть этажей. - Не оригинально, зато эффектно. Честно говоря, я сомневаюсь, что кому-то из наших гостей этот вид успел набить оскомину. До сегодняшнего дня вы хоть раз слышали о доме Каммерцеля, Тай?
  Может, и слышал, да забыл. В виртуальных каталогах полно земных достопримечательностей, но кому они на фиг сдались? Виларианские храмы-лабиринты - это да. Или, скажем, подводные города жагдов. А ревенские башни-птицы чего стоят! Парят себе в небе и поют так, что слезу вышибает. Снаружи всё время перестраиваются, но внутри этого ни капельки не чувствуешь.
  На Земле не то. Улица Страсбургская больше на декорации к сказкам братьев Гримм смахивает, чем на настоящий город. Посерёдке канал, по бокам белые фахверковые домики, младшие братья этого... как его... Maison Kammerzell, подсказал Клоп, мой киберагент. В створе высится собор, похожий на древний космический корабль, обожжённый звёздными ветрами. А в кафе на чай монетами дают, кругляшками такими - дзинь-дзинь...
  Чуднó всё-таки жили предки.
  Ну, куда дальше?
  Постояли мы на горбатом мостике, помахали туристам в лодке, выпили по чашке кофе, а в двух шагах от улицы Оренбургской нам местная старушенция доброго дня пожелала. На поводке у неё кошка черепахового окраса, а сама ну чисто ангел на пенсии: белые кудряшки волосок к волоску, пиджак в клетку на сухоньких плечах.
  В наше-то время все чуть что - молодиться бегут. А кому по статусу солидность положена, такие, как мой отец, останавливаются на "репрезентативном возрасте", между сорока и пятьюдесятью по естественному счёту.
  Старость, она как болезнь, вроде оспы или брюшного тифа. Раньше их лечить не умели, а потом научились. Вот и мы старость-уродину одолели. Только бабулька с киской вовсе не казалась уродливой. Хрупкая и прозрачная, как фарфоровая статуэтка. И сияет вся... Это мне осенний лист представился - жёлто-красный, на солнце горящий. Ветер дунет, и взовьётся он канарейкой в небеса, закружится, словно и умирать ему не страшно...
  Никогда раньше мне такие мысли в голову не приходили - сам себе удивился. И вместе со мной удивились, заглянув в лицо страсбургской старушке, все триста виртуальных экскурсантов.
  Триста - это чертовски мало. Аж обида берёт. Вчера на предпросмотр "Сновизора" сто девять тысяч притащились. И что? В начале такая чернуха, что с души воротит, а под занавес благость и пастораль конфетная: глядишь, и во рту всё слипается. В аннотации сказано, это авторы записали сны пациентов психиатрической клиники на разных этапах лечения, но устроили так, чтобы картинки не просто отображались в голове зрителя, а вытаскивали из его подсознания все химеры, какие ни есть, и разрушали полегоньку. Психотерапевтический эффект, мол. Очищение души. Лабуда, одно слово. И про дурдом наверняка враньё. А народ валом валит.
  Раньше мне казалось, Земля вся одинаковая, скучная - дома врастают в почву, не ходят, не летают, не трансформируются, и даже цвет мало какие менять обучены. Мозги вывихнешь, пока десять отличий найдёшь. Но как мы на Оренбургскую свернули, я сразу почуял: настроение другое. Постройки стоят мощно, кряжисто, мышцы литые надув, будто земная твердь ими держится. Небо над головой без края - взлететь охота. Не зря у них тут музей Гагарина, первого человека, который оторвался от Земли...
  Я всё думал, чего ради Катя раннюю космическую эру выбрала. Тут меня и осенило. Чтобы хрупкость жизни показать. Земля же тогда единственным человеческим миром была. Смерть с жизнью, как сиамские близнецы, срастались, и одна не могла без другой. Так, наверное.
  Поперёк Оренбургской Шлиссельбургская улица шла. Вскарабкались мы на верхушку крепости - ветер солёный до костей пробирает, море плещется, чайки кричат, павой проходит мимо круизный лайнер... А с щербатой стены - прямо в Питсбург. Будто мы во времени вперед прыгнули: огни кругом, небоскрёбы. И тираннозавр из музея естественной истории Карнеги торчит на перекрёстке с улицей Гамбургской...
  - Ну, Тай, в каком из Бургов вам больше всего хочется побывать? - птичкой прощебетала Катя. И одета была, как пичужка тропическая - ярко, легко.
  Это моя привилегия - выбрать город для детального осмотра. Никто ведь не рассчитывал, что я отвалю тыщу эргов только за то, чтобы быть рядом с Катей во плоти, вдыхать травяной запах её волос, смотреть, как трепещут белёсые ресницы, как дрожит жилка на виске, и знать, что всё это на самом деле...
  Клоп старался, нашёптывал: Зальцбург с Гамбургом древнее, Санкт-Петербург шикарнее, Йоханнесбург экзотичнее... Но мне-то хотелось увидеть Катин родной город, от которого вся затея с Бургом пошла. И я сказал:
  - Екатеринбург.
  - Отличный выбор, - её губы сложились в улыбку, но взгляд стал пристальным, острым, и вся разница между нами, в годах и опыте, отразилась в этом взгляде.
  Я толкнул дверь ближайшего дома и первым выскочил на широкий проспект.
  Город как город. Дома - коробки серые, машины гудят стаей злобных жуков, гусеницы железные, трамваи, с грохотом ползут по рельсам. Деревья, трава, лужи, как везде, а всё какое-то... родное что ли. И светом залито. От него на лице и внутри тепло. Прохожие, улицы, фонари - в солнечном ореоле, воздух, будто золотой пыльцой спрыснут. В куполе Храма на крови отражаются облака, в водах городского пруда - угловатые застеклённые высотки.
  Прогулялись мы по литературному кварталу, по Харитоновскому парку с ротондой, к театру юного зрителя вышли. Город нам открылся, как невеста на смотринах, у меня аж ком в горле встал. Я глядел и чувствовал, что Земля мой дом, и делил с Катей её теперешнее счастье, и глубоко запрятанную горечь, и жгучую ностальгию... Я не знал, откуда эти чувства взялись, и почему они так сильны - то ли правда её проект лучше всех, то ли у меня сердце сейчас нараспашку и ловит, как антенна, каждую вибрацию Катиной души. Но и из трёхсот виртуальных захребетников за четыре часа ни один не отключился. Приворожила она их, что ли?
  Даже когда всё кончилось, и Бург растаял, оставшись только в нашей памяти, они не спешили восвояси. Каждый благодарил, выражал восхищение. А я ждал, ждал, пока не погаснет последний огонёк, означающий чужое присутствие, и, когда Катя вопросительно повернулась ко мне, наконец выплеснул то, что носил в гортани всё это время, как ангину:
  - Катя, вы не поужинаете со мной вечером?
  Ясно, что я для неё пацан, сопляк безмозглый, но бывает же, что зрелые женщины заводят интрижки с молодыми. Может, хоть ненадолго, а там чем чёрт не шутит... Я дышать перестал, а она улыбнулась:
  - Конечно, Тай, с удовольствием.
  
  
  Кафе я выбрал не какое попало - наверху, под куполом экспо-комплекса, где Бетельгейзе заливает горизонт бело-синим заревом. Сели мы у окна. Катя свой наряд колибри на песочно-коричневое платье сменила. Поблёкла как-то, увяла, но у меня сердце только сильнее забилось - от жалости и нежности. Я ж понимал, что для неё "Бург" значит. И чтобы подбодрить, соловьём залился: проект, говорю, у вас самый-самый, до того сопереживать заставляет...
  - Сопереживать... - эхом отозвалась она.
  По лбу себя пальчиком постучала, и в воздухе между нами зажёгся символ эмпатического эмулятора.
  - Но это же...
  - Обман? - закончила она за меня.
  Я замялся. В том же "Сновизоре" всё на психотехнологиях строится. Но "Сновизор" будет работать, где угодно и с кем угодно, а Катин "Бург"...
  - Вот, положим, вы выиграли гран-при. (Она грустно улыбнулась и покачала головой.) Нет, ну предположим. И ваш Бург построили...
  - Не Бург - Бурги, - тихо сказала она. - Гран-при предполагает полную реализацию проекта, а это все девятнадцать городов...
  - Ну, тем более. Без вас, без вашей... любви, - не хотелось мне говорить это слово, но другого я подобрать не смог, - это будет просто груда камней. Простите уж.
  - Да нет, Тай, вы правы. Агломерация Бург должна быть удобна для жизни современного человека. Значит, ей потребуется единое интеллектуальное управление, и его центром станет моя виртуальная личность.
  - Но это же так, бледное подобие! Вас надо записывать лет десять подряд, чтобы создать полноценную копию.
  Она опять улыбнулась жутковатой, потусторонней улыбкой:
  - Двадцать шесть, Тай. Я задумала Бург сразу, как оправилась после ранения. Мой корабль тогда зацепило взрывом, и меня почти год собирали по кусочкам... Потом, конечно, пришлось много работать на заказ. А Бург я конструировала потихоньку, тщательно, фрагмент к фрагменту. И попутно растила свой кибердубликат. Чтобы когда придёт время, всё было полностью готово...
  - Вы очень целеустремлённая, - выдавил я. Мне бы такое и спьяну не пригрезилось. А она шла к этому дню дольше, чем я живу на свете. Хоть и выглядит, как ни крути, стрекозкой-душечкой.
  - Земля - наша общая родина. И ваша тоже, Тай, - она невесомо коснулась моей руки. - Потерянный рай. А я хотела создать рай обретённый. Хоть его толику. И если завтра мне удастся... я буду считать дело своей жизни исполненным.
  - Ну что вы, Катя, будто итог подводите, - смутился я. - Вы сделаете ещё много замечательных проектов.
  В ответ она посмотрела на меня так беззащитно, совсем по-детски, что я решился. Отгородил нас экраном от чужих взглядов, накрыл ладонью её маленькую ручку, нежную, как розовый бутон, и наклонился через стол. А потом оказалось, что под моими пальцами - льняная скатерть, и стул напротив пуст.
  Катя стояла рядом и смотрела на меня ласково... по-матерински вроде.
  - Спасибо, Тайрон. За вашу веру и за вашу искренность. Поверьте, это много для меня значит. Но сейчас мне пора. Надо готовиться к презентации.
  Сказала и упорхнула воробушком. Раньше, чем я успел крикнуть: "И давно ты знаешь?" Потянулся было к внутренней связи. Но остановился. Гордость помешала. И злость. На неё. На себя. На мальчишескую свою дурь.
  Всё правильно. Не нужен я ей, будь я хоть трижды сыном Мукеша Деньятана Инга...
  Зарегистрирован я был как Тай Элу, но если у парня в мои годы платиновый статус и эргов куры не клюют, нетрудно сложить два и два. Потом-то я успокоился и решил, что должен её уважать за отказ - не Таю, а именно Тайрону. За то, что не захотела воспользоваться мной, чтобы подобраться к отцу ради своей четвертьвековой мечты.
  К трём часам следующего дня, когда была назначена Катина презентация, я снова был целиком на её стороне - отвергнутый, но верный поклонник, не оставивший надежды...
  
  
  Вселенская выставка "Триумф разума" вообще-то полный винегрет. Тут и прототип энерговакуумного экстрактора, и гипер-яхты класса люкс, и мультизащитные системы с искусственным интеллектом третьего уровня, и микробиологические топливные элементы, и киберпартнёрские новинки, и дурилки всякие типа "Сновизора"... А вот ещё дебильнейший аттракцион "Колыбель", я его "Чревом" для себя назвал: заходишь в капсулу и погружаешься в вязкую такую невесомость, крючит тебя в крендель, наверху что-то бухает, вокруг булькает, дышать нечем, и жарища... Называется: вернуться в утробу матери. Испытывать это дело я не полез, мне пятнадцати секунд погружения в рекламный ролик хватило за глаза. Хорошо хоть регистрация у меня общая, ни к одной категории не привязывает, хочу смотрю, хочу нет. Тут ведь только в Катиной номинации сорок два проекта, а зрителей-подписчиков тридцать три миллиона двести пятьдесят семь тысяч душ набралось. Многие следили за ходом выставки через дальнюю связь. И всем, по условиям конкурса, полагалось виртуально присутствовать на официальной презентации.
  В инфосфере высветилось: "Вашему вниманию представляется реконструкция "Бург". Автор Екатерина Уралова, Земля". Активность в сети подскочила на порядок, один из членов оргкомитета, Бен Вайнетт, протест заявил. К чему, дескать, прах ворошить? Перед перезапуском установки многие земляне от греха сделали ноги, и каждый давным-давно где-то осел, укоренился. Но киберюрист "Триумфа разума" не нашёл в правилах пункта, который запрещал бы автору выступать от лица не существующей планеты, и после десятиминутного обсуждения оргкомитет дал Кате добро.
  Я боялся, что инцидент её из колеи выбьет, но всё прошло по высшему разряду. Это был Катин звёздный час. Мы не просто наблюдали, мы стали жителями Бурга - обедали за семейными столами, играли с детьми, гуляли с собаками, любовались звёздами, работали, ссорились, любили. Каждое такое подселение, в каждом новом Бурге, длилось не больше пары минут, но оставляло ощущение полной достоверности.
  В Эдинбурге я стал веломолочником - притормаживал у очередного крыльца, ставил на асфальт свежую бутылку, забирал пустую и катил дальше. Вот так работенка! В Аугсбурге воплотился уличным актером, в Люксембурге - пивоваром, в Йоханнесбурге гонял мяч в пыли Соуэто с другими такими же нищими, голодными пацанами...
  А в самом конце мы опять стояли у пруда, под сенью деревьев, следя за кружением бабочек над зыбким блеском воды. Часть меня понимала, что это невозможно - хоровод трепетных крылышек в индустриальном, загазованном городе, но другая часть замирала от восторга и хотела, чтобы волшебный танец не кончался. Золотая пыльца в воздухе становилась всё гуще, сияла всё пронзительней, и когда я глаза кверху поднял, недоумевая - неужто Катя упустила контроль, - небо полыхнуло, полосуя мозг болью и ужасом... Потом упал мрак, и нас не стало.
  Инфосфера ахнула, замерла в смятении.
  Мы, все тридцать три миллиона двести пятьдесят семь тысяч, возродились, чтобы увидеть конец мира: улицы и люди Бурга проступили перед нами туманными призраками, они плыли в искристой дымке и медленно таяли...
  Это был рискованный ход, на грани фола - заставить зрителей пережить взрыв, который уничтожил Землю. Мне хотелось плакать... словно это я потерял дом и близких, словно это моя жизнь сгорела без следа в термоядерной топке... Ну что им стоило купить у вилариан генератор антивещества! Опасно, говорите? А ваша долбаная качалка солнечной энергии не опасна, значит!.. Раз уж эта рухлядь забарахлила, стоило прислушаться к намёку мироздания и не цепляться за вчерашний день...
  Я вышел из номера, плохо понимая, кто я и где, и ни черта не видя перед собой. Но я должен был отыскать Катю и сказать ей, живьём, глаза в глаза, что она победила. Голосование ещё шло, но "Сновизор" и "Колыбель" остались далеко позади. Завтра, правда, ещё семь презентаций. Покажут последнего из явных фаворитов - ревенский "Галактикум". Но я не верил, что он сможет обставить "Бург". Нет ничего сильнее Катиной любви - нашей любви - к Земле...
  Пока доковылял до операторской, пришёл в себя. А там суета: вход перекрыли роботы сил безопасности, в глубине копошились медицинские автоматы. Я тряхнул своим платиновым допуском, а когда не помогло, раскрыл подлинные регистрационные данные... До меня снизошёл виртуальный доктор:
  - Простите, гражданин Инг, могу я узнать, кем вы приходитесь гражданке Ураловой?
  - Другом. Что с ней?
  - Ничего серьёзного. Нервное истощение.
  - Тогда почему ваши жестянки вывозят её в закрытом медбоксе?
  - Прошу вас успокоиться, гражданин Инг. Мы делаем всё возможное...
  Дальше я не слушал: Клоп развернул передо мной только что поступившее сообщение. От Кати.
  "Спасибо за беспокойство, Тайрон. И прощай. Врачи для порядка попытаются меня реанимировать, но во мне и так меньше четверти природной органики. А если отнять ещё, то, по закону, я уже не смогу называться человеческой личностью. Скоро мою смерть констатируют официально, и если ты потребуешь ответов, тебе скажут, что я фактически киборг - совокупность биологических имплантатов и электронно-механических конструкций. Процесс разрушения тканей продолжался непрерывно. Раз в несколько лет я по полгода проводила в реанимации, пока мне подращивали и трансплантировали отмершие части. Прости, Тай, ты влюбился в машину. При последнем обследовании мне дали от силы год и очень советовали не перенапрягаться. Но если я смогу выиграть, значит, всё было не зря. Формальности давно улажены. Я стану искусственным интеллектом Бурга. Центр Фрумана будет полтора года поддерживать мой кибермозг в рабочем состоянии. Надеюсь, этого времени хватит... Ага, сейчас меня временно отключат. Будь счастлив, Тай. Может, ещё свидимся. С любовью, Катя".
  Следующие десять часов начисто выпали из моей памяти. После я сверился у Клопа: я ходил, сидел, лежал, таращась в потолок, даже плакал. Наконец Клоп вывел меня из прострации:
  - Тай, тебе захочется это знать. Проект парка аттракционов "Галактикум" обошёл "Бург" почти на три тысячи голосов. Гражданка Уралова получит утешительную денежную премию. Но этого слишком мало, чтобы построить хотя бы один из Бургов...
  Я дослушивал его на бегу. Ворвался к отцу прямо на заседание оргкомитета. Особого конфуза не случилось - заседание шло в инфосфере.
  Отец выслушал мою пылкую, сбивчивую речь и счёл её блажью. То есть он обнял меня, потрепал по спине. Увы, отменить результаты голосования не в его силах. Он подумает над тем, чтобы в будущем учредить специальный приз имени Кати Ураловой. Согласись, Тай, Екатерина это слишком громоздко... И как стена между нами - полнейшая уверенность в своей правоте. Вот что я в нём всегда ненавидел!..
  Само собой, мы крепко поцапались. Но к вечеру я взял себя в руки. Было бы чудом, если бы отец согласился. А чудеса не падают с небес, их надо заслужить. Мои собственные средства невелики, но их хватит, чтобы спонсировать Катину виртуальную жизнь до конца моей реальной. Придёт день, и я займу место рядом с отцом, стану его тенью...
  Раньше меня от такой перспективы безнадёга брала. Да, я с младенчества на готовеньком жил, признаю, но мне всегда казалось, что делать деньги ради денег как-то пошло... Теперь у меня появилась цель, и я знал, что буду стараться, чертовски стараться. И держать язык за зубами, дожидаясь своего часа, чтобы отец не счёл меня психом и не отстранил от дел.
  Вот увидите, однажды я куплю подходящую планету, такую, чтоб на Землю походила, и отстрою Бург. А там, глядишь, доберусь и до виллей, градов, гемптонов... Меня подмывало выяснить Катино настоящее имя, но я решил оставить ей то, которое она выбрала себе сама. В древности у земных городов были боги-покровители. У моей Новой Земли будет заботливая богиня - Екатерина, хранительница Бурга. ...Только бы не перегореть. Только бы не стать таким, как отец... Катя, помоги мне!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"