Калмыков Андрей Иванович: другие произведения.

Литера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   1.
   Темнота не убивает. Она растворяет в себе то дневное существование, которое извечно призвано приносить собой свет. Это как необходимость двухсторонней жизни, двоякое понимание ощущений человеческих возможностей. Все, что мы можем - это смириться со своими желаниями, не давать собственным эмоциям взять над собой верх и тянуться к свету.
   Для Абигала темнота - это жизнь. Привыкший с детства прятаться от людских глаз, он словно слепой крот, открыл для себя свой мир. Мир ужасный, но зато свой и такой настоящий. Если для кого-то он был хромым уродом, то для своей матери он был самым любимым сыном. Она и сейчас стояла и любовалась тем, как Абигал облизывал свои грязные волосатые руки, смакуя свежие сгустки крови, стекающие с теплой молодой плоти своей очередной жертвы. Мать знала, что в этот момент его лучше не беспокоить. Свежее сырое мясо заставляло его судорожно стонать от наслаждения, забывая обо всем, предаваясь ощущению возвышенности над теми, кто был не с ним. Сегодня этим "кто-то" стала пятнадцатилетняя девушка, вина которой заключалась лишь в том, что она засиделась у подруги и возвращалась поздно домой одна. Здесь ее и ожидала смерть: бесцеремонная, глупая и очень жестокая. Смерть с волчьими глазами, наполненными звериной яростью, с лицом, похожим на дьявольское отродье и руками, от объятий которых, легко ломаются кости. Молодые кости сломались еще быстрее. Последним возгласом школьницы стало лишь тихое хрипение среди густых зарослей аллеи Парка отдыха. И все......... дальше шла тишина и довольный оскал Абигала, который тихо, окольными путями пробирался к себе домой. Этот охотник никогда не ошибался, поэтому его добыча не была удачей, она была его закономерностью. Она была продолжением его позорной и чудовищной жизни, которая никогда не станет его нормальным существованием, которая будет осуждена обществом и воспринята как очередная зловещая ошибка природы.
  -- Смотри, сынок, нужно оставить на завтра! - мать посмотрела ему в глаза. Абигал плакал. Когда ему было хорошо, он всегда плакал. Капли слез падали на окровавленный кусок бедра, растворяясь в месиве красно-черной жидкости, - Ты же не пойдешь на охоту завтра?
   Абигал что-то промычал и продолжил свою трапезу. Было видно, что он хорошо понимал переживания матери. Тихо прожевав, он достал со стола целлофановые пакеты и начал складывать туда оставшиеся куски. Мать открыла холодильник и начала освобождать место для недоеденного "мяса". Все было аккуратно запаковано и уложено. Было уже слишком поздно, поэтому усталость быстро дала о себе знать, напоминая о том, что пора ложиться спать. Мать с сыном спали всегда вместе, на большой широкой деревянной кровати в ветхой спальне, главным достоинством которой была идеальная чистота и порядок. Поднявшись из темного и полусырого погреба, мать первым делом открыла все окна настежь и принялась расстилать постель. Погода за окном стояла прекрасная. Ночь выдалась тихой, а легкий ветерок лишь дополнял свежее веяние летнего воздуха. Абигал мыл руки, и что-то тихо мычал себе под нос. Этим "что-то" всегда была странная мелодия, которую он в силу своей природной немоты, таким образом, напевал. Стрелки показывали три часа ночи, когда они легли спать. Так заканчивалась еще одна ночь, одна из миллиона предыдущих ночей, за которыми стояли десятки человеческих рыданий и тонна людского месива, удовлетворившего врожденный голод одного странного каннибала................
  
  
  
   Рождение Абигала проходило очень болезненно для матери. Роды были очень тяжелые. Здесь складывался и возраст уже немолодой женщины и преждевременные схватки, начавшиеся на восьмом месяце. Маленький Абигал рьяно рвался на свободу. Врачи сделали все правильно, и в результате все закончилось его скорейшим появлением на свет. Первым, что шокировало персонал клиники, стало уродливое, с жутким немым воплем лицо младенца и какое-то жалкое подобие человеческого тела: одна нога была длиннее другой, а руки были больше похожи на звериные лапы, но при всем этом, нельзя было не отметить крепость и силу малыша, которого с трудом сдерживали руки врача. С таким местные врачи сталкивались впервые, поэтому неудивительно, что молодая практикантка упала в обморок при виде такого "феномена". Шокировало все это не только акушеров, но и родного отца, который, увидев его в первый раз, сразу же отказался от него. Не приняли его и другие родственники и знакомые, которые ясно дали понять, что не желают иметь ничего общего с недоношенным обезображенным ребенком. Но для матери все это не имело никакого значения. Он был ее родной плотью, и она и слышать не хотела о возможной потере сына. Ее упрямство разозлило отца и он, не долго думая, оставил супругу и уехал из города в неизвестном направлении. За поступком отца последовали и другие близкие люди, отвернувшиеся от бедной женщины, оставив ее одну со своей бедой и проблемами. Но женщина не сломилась, цепляясь за любые возможности, одна растила сына, пряча его от окружающих и старательно оберегая от разных напастей. Все это давалось с каждым месяцем тяжелее и тяжелее. Работы и средств не было. То, что можно было продать - было продано. Все, что можно было съесть - было съедено.
   Свое имя он получил, с легкой руки отца, увидевшего его в первый раз: "Ну и урод!" - воскликнул он, "Прямо, Абигал, какой-то!". Значения этого "прозвища", как и то, что имел в виду отец, никто не знал, но в метрике так и записали - Абигал Тимофеевич Луганов. Мать была согласна с именем: раз ребенок родился не такой как все - пусть и имя будет непохожее на других. Так и начался отчет времени Абигала, от рождения до полного раскрытия наполовину человеческой сущности.
   Время бежало, а мальчишка рос, все больше проявляя свою потребность к здоровой пище. Особенной страстью для него стало - мясо, которым он был обделен в течение трех лет с момента рождения. Мать старалась, как могла, однако не всегда можно прыгнуть выше своих возможностей, голодая, сама, она не могла обеспечить необходимое меню для любимого сына. Основным рационом - были крупяные каши да овощные блюда, поэтому последствия, очень удивили ее. Первое, что поразило родительницу, это то, как Абигал набросился на соседского щенка, случайно забежавшего к ним во двор. Он буквально впился в него своими еще неокрепшими зубами и разодрал ему шею, чем еще более напугал и без того, безразличных к их судьбе соседей. Но помимо соседского страха родился еще один страх: животные стали обходить этот двор стороной, словно принимая Абигала за звериного вожака местных окрестностей. Месяц спустя это господство еще более закрепилось, когда новоявленный "король" все-таки попробовал свежей "собачатины", сожрав бродячего "чужака", залезшего, на свою беду, в поисках пищи за чужой забор. Абигал прокусил ему шею, затем разодрал его на куски, при этом часть не съеденных запасов он закопал в землю. Мать была в шоке, увидев трехлетнего сынишку, всего в крови и с обглоданной костью в руках. Это и стало началом нового этапа развития Абигала. Кровь бедных животных проливалась до пяти лет, далее пошло затишье, протянувшееся на двенадцать с половиной лет. Все это время нужда не беспокоила Абигала: мать старалась держать его в руках, применяя женскую строгость и ласку, тем самым, отвлекая и оберегая его от необдуманных поступков. Она устроилась на работу медсестры в местной больнице и могла более - менее обеспечивать нормальное существование, хотя постоянно находилась в страхе за сына, оставляя его одного запертым в доме. Но волнения, на тот момент были абсолютно напрасны: Абигал боялся дневного света, он боялся живущих рядом людей, постоянно глазевших на него; детей, которые швыряли в него камнями и палками; машин, проезжающих мимо. Поэтому, оставаясь один, он с удовольствием наслаждался тишиной старого дома и следил за чистотой и аккуратностью вещей, находящихся в родных стенах. Уборка стала его любимым и единственным занятием, за которым быстро летело время до долгожданного прихода любимой матери, которая приходила всегда вовремя. С этой стороны Абигал был примерным сыном. Любая мать позавидовала бы их отношениям. Они были только вдвоем среди огромного пространства необъятного мира. И казалось, что никто им не нужен, и что счастье не обошло их стороной.
   Природа не обделила Абигала умом. Он прекрасно все понимал, и все свои дела делал, совершено осознано. Он практически не болел и рос как любой нормальный человек, но тот факт, что он все же отставал в развитии, и имел несоответствующее строение и внешность, говорили в пользу того, что обыкновенным человеком ему никогда не быть. В доме не было зеркал, он их ненавидел. Любое зеркало пробуждало в нем ярость и сразу же разлеталось на куски. Благодаря этому в доме их просто не осталось. Осталось лишь маленькое зеркальце в дамской сумочке, которое мать старательно прятала от него. Абигал не мог говорить. Свои чувства он выражал своими повадками и особым поведением. В минуты счастья - он плакал, в минуты горести - мычал, а когда он чувствовал голод - он выл. Это был очень тихий вой, больше похожий на плач, но у матери он всегда вызывал испуг. Вспоминая съеденных собак, она с ужасом старалась помочь Абигалу изменить свое настроение. Но роковая полоса кралась незаметно, подготавливая сильного охотника для слабых людей на новую ступень его жизни.
   Место, где происходили странные события, являлось пригородной зоной города Самары и называлось оно - Малые Вяземки. Это был густонаселенный растительностью район, отличавшийся своим грибным лесом и дачными домиками, коих здесь насчитывалось больше чем в других поселковых районах. Здесь было все: и своя больница, и школы и даже свой завод, один из крупнейших в области. До города было пятьдесят километров, стабильно ходила электричка и ездили автобусы. Жизнь кипела здесь, как ураган: район был престижен, и людям нравилось здесь жить.
   Сами же Лугановы жили на окраине поселка городского типа, неподалеку от леса и местного кладбища. Это был вполне достойный район: жителей было много, а больница, в которой работала мать Абигала - совсем рядом. Именно отсюда и начался первый этап деятельности нашего охотника на людей.
   Это случилось на Рождество. У матери - Полины Александровны был выходной, и она старалась по-праздничному провести этот день с сыном. Она подготовила довольно хороший стол, украшением которого, служил запеченный гусь с яблоками, и даже купила бутылку вина, хотя она практически не пила спиртного и всегда старалась избегать "встреч с алкоголем". В общем, все было как у людей и вечером они с сыном, как и положено, сели за стол. Абигал был рад праздничному настроению матери, он смотрел на нее мокрыми глазами и старался ухаживать за ней как достойный джентльмен. Вино было открыто и мать, осторожно разлила его в маленькие старые фужеры. Для семнадцатилетнего сына это было в диковинку. Ему нравился непонятный красный цвет напитка, поэтому попробовать это на вкус ему было очень интересно. Мать пожелала счастья и маленьким глотком отпила вина, наблюдая за тем, как Абигал будет пить. Он в свою очередь сидел тихо и смотрел вовнутрь фужера, пока через несколько секунд не отхлебнул из него. Вкус ему явно понравился и следующие глотки он выпил залпом. Больше мать не наливала. Они сидели мирно и молча кушали.
   Небольшие дозы алкоголя и позднее время сморили Полину Александровну, и она молча пошла, спать, оставив сына продолжать ужин без нее. Если мать быстро уснула, то Абигалу напротив не хотелось спать, как и есть тоже. Допив оставшуюся на столе бутылку вина, он понял, что оно ему не нравится. Неожиданно для него самого ему захотелось другого.
   Абигал напялил на себя свой ватный тулуп, осторожно открыл засов двери и вышел во двор. Мороз на улице стоял крепкий, и не преминул обжечь лицо нового гуляки, вышедшего на улицу. Ветра не было и вдали было слышно песни захмелевших соседей вперемежку с собачьим лаем. Праздник есть праздник, а значит веселиться надо от души - с водочкой да песнями. Так что, в этом смысле все было нормально. Но не завывания захмелевших людей привлекли Абигала. Неожиданно детские воспоминания всплыли в его памяти, и места доносившегося собачьего лая заставили обратить на себя его взор. Именно в эту сторону он и направился, меряя своими тяжелыми шагами белый снег, оставляя после себя полосу следов от старых отцовских валенок.
   Большое скопление собак находилось в одном месте: возле заброшенного старого дома, с выбитыми стеклами и отсутствующими дверями. Собрание шавок всех мастей произвело на Абигала большой интерес. Прячась за деревьями неподалеку, он словно зверь пялился на них своими холодными глазами. Собаки это явно почувствовали и если до этого они громко скулили, то сейчас они замолкли и стали прислушиваться к тишине. За этой тишиной послышался громкий лай одного старого пса, который явно заметил чье-то присутствие и стал тихо приближаться к "убежищу" Абигала. За ним последовали и другие, громко огрызаясь, скаля свои пожелтевшие клыки. Через несколько секунд дерево было полностью окружено и все ждали скорейшего появления "чужака". Если тогда дерево было полностью окружено, то сейчас, при виде Абигала, собаки громко скуля, попятились в сторону. "Чужак" показал свой оскал, что впоследствии полностью рассеяло толпу. Звери бежали в разные стороны, рассыпая снег по холмам, и только, старый пес, застыл на месте, словно видя "божество" в лице непонятного существа, который только что распугал всю стаю. Их глаза встретились, и мертвый блеск отразился в них, заставляя, зло смотреть друг на друга. Матерому псу стыдно было отступать, что отразилось бы негативно на его собачьем достоинстве. Вожаку трудно смириться с соперником и поэтому расчет на яростную битву был уже запланирован. Он огрызнулся и приготовился к прыжку, на что Абигал никак не среагировал, продолжая стоять на месте, глядя в бешеные глаза противника. Но назад хода нет, и прыжок не заставил себя долго ждать.......... Пес явно был хваткий для старика, он взлетел как пантера: быстро и молниеносно. За ним последовал мощный удар Абигала, сопровождаемый тихим хрустом. Пес со свернутой шеей, всем своим весом упал на землю - мертвый и с потухшими глазами. Победитель схватил его за клок густых рыжих волос и таща за собой направился к "товарищам" дохлого вожака, которые издалека наблюдали за происшедшим. Завидев, что Абигал идет к ним, они начали рьяно скулить, но с места не сорвался никто. Это означало одно - в стае появился новый вожак, который как ни странно не был их братом, однако его человеческая природа смогла взять верх над истинами животного достоинства. Финал был, и этот финал стал последней точкой в унижении собачьих порядков и уважения собачьего мира к неординарному человеку, возникшему ниоткуда и пришедшему в никуда. Абигал шел, словно хозяин, усмиривший непокорную природу, он торжествовал. Волоча жирного пса под завывания новых слуг, он все ближе приближался к ним, пока, наконец, не подошел вплотную. Застыв на месте, Абигал начал напевать свою странную мелодию, отчего новоиспеченные братья навострили уши и перестали скулить, как зачарованные вслушиваясь в непонятное пение. Дальше последовал другой странный жест Абигала: держа побежденного противника за шерсть, он начал бить его об землю, оставляя на снегу большие пятна крови с остатками последних разлетавшихся мозгов. Как ни странно есть собачатину, как в детстве, ему совсем не хотелось и стряхивая с рук тот самый оставшийся клок, он презрительно посмотрел на разбитого вдребезги, превратившегося в непонятное месиво пса и заплакал. Вся стая легла на землю и тихо слушала завывания хозяина, плачь которого, слился воедино с природой, заставляя капли слез замерзать на щеках, не давая им опуститься на землю.
   Ночь приближалась к концу. Темнота должна была скрыться через час, поэтому Абигал решил поторопиться. Вся стая провожала его до дома. Какого же было его удивление, когда он увидел, что свет в избе горел. Не знающая, что и предполагать мать, сидела в комнате и ждала сына...........
  
   2.
   В следственном отделе Управления Внутренних Дел Самарской области творилась полная сумятица: ажиотаж в городе бил по профессиональному самолюбию работников этого ведомства. Неизвестный маньяк, похищающий девушек, не сходил с уст горожан. Что это: реальность или вымысел? Это все и беспокоило, падших на события, людей, которых хлебом не корми, только дай хронику да покровавее. Смаковали подробности по всякому: то это банда, похищающая девушек и продающая их за границу, то бывший умалишенный спецназовец, сбежавший со службы и мстящий таким образом всему женскому роду, а то и вовсе проделки кавказской мафии, орудовавшей в Самаре. Количество пропавших тоже варьировалось от одного числа к другому - то 35, то 91, а в одной газете и вовсе насчитали - 145 пропавших девушек. Но факты есть факты, а они были известны лишь профессионалам, в обязанности которых и входило их нахождение. Одним из таких мастеров считался - Александр Азоров: матерый сыщик, для которого раскрытие самых тяжких преступлений являлось делом чести и самым любимым занятием. Этот следователь никогда не проигрывал, даже в минуты отчаянья он не терял самообладания и всегда находил выход из любой ситуации. Сейчас "ДЕЛО" под номером сорок восемь лежало на его столе, а он сам сидел в кожаном кресле, и задумчиво глядел в потолок. Азоров был высоким, худощавым тридцатитрехлетним мужчиной, который, несмотря на свой двухметровый рост, был очень крепок и ловок. Его рост, однако, имел один недостаток для самого Азорова - он никогда не мог удобно расположиться в кресле. Это обстоятельство говорило в пользу того, что сидеть Азоров в кабинете долго не мог, но если уж он присаживался, то любил долго и много думать, что всегда приносило желаемый результат.
   Азоров сидел в кресле, закинув ноги на стол, блистая своими новыми кожаными туфлями. Весь его вид говорил о том, что он находился в поиске каких-то истин, которые почему-то вырисовывались у него на потолке. Таинственные исчезновения девушек не давали ему расслабиться. Прошел год, а уже пропавшими без вести, числилось пятнадцать человек. Дело открыли недавно, как только выяснилось, что все случаи идентичны и что, девушки пропадали по одной и той же причине, которую и следовало определить лучшему служащему Управления. Поиски были безрезультатны, но всех связывало одно: это были девушки от 14 до 16 лет, светлые волнистые волосы и все были в алкогольном опьянении, так как возвращались домой с вечеринок. Но самое главное, пропали они в ночное время. Ни следов, ни какой, ни будь зацепки. Дело передали Азорову три дня назад, но с момента его открытия ничего реально стоящего в нем найдено не было. Одни только разработанные и неподтвержденные версии, о которых можно было прочитать в любой газете. Александр глубоко вздохнул и обратил свой взгляд в сторону двери, в которую сейчас вошел его коллега по работе - Женя Волочко по прозвищу Амбал. Большой друг и отличный коллега:
  -- Приветствую охотника на маньяков! - пробасил он.
  -- Потише нельзя, - Азорову явно не понравилось, то, что его размышления прервали.
  -- Не кипятись, Санек! Сейчас полегчает! - Волочко уже привык к такому приему, и серьезно не воспринимал нападки товарища.
  -- Что нового?
  -- Да ничего. Дела идут, контора пишет. Мне интересно, что у тебя там свеженького! Маньяк, небось, страшнее предыдущих, - Евгений сел на стол, и руками стал разбирать разложенные папки, рассматривая фотографии, - Ну и ну, совсем молодые девчонки.......
  -- Ты знаешь, не могу никак взять в толк: почему у них глаза грустные!? Как будто чувствовали, что в их жизни произойдет что-то нехорошее, - Азоров на секунду задумался и что-то записал в свой зеленый блокнот.
  -- Как ты считаешь, они живы? - Амбал закурил сигарету и сел напротив друга.
  -- Мне бы хотелось так думать, но обстоятельства говорят совсем о другом. Важно учитывать то, что ни одну из них не нашли. Ничего нет, даже ни единой зацепки, - Азоров в этот момент встал с кресла и подошел к окну, рассматривая машины, подъезжающие к Управлению, - Вот такие, Женя, дела. А ты, действительно, просто зашел?
  -- Да, нет, - Волочко протянул бумагу со штампом их учреждения, - Теперь я твой официальный партнер. Вместе будем эту кашу расхлебывать. И попробуй только сказать, что ты не рад этому!
  -- Ну, тогда коньячку по этому поводу! - улыбнулся Александр, ему явно понравилось решение высшего начальства, - Давай дуй в магазин, напарник!
   Через полчаса они уже сидели в кабинете, с бутылкой армянского коньяка на столе, разложенными свежими фруктами и нарезанным лимоном на блюдечке. Для молодых "следаков" коньяк являлся любимым напитком, который они попивали редко, но чрезвычайно правильно и от души. В особенные минуты, которым не так часто было суждено появляться, они могли с удовольствием выпить и закусить, перемежая потягивание этого темного зелья с закусыванием холодного кислого лимона и непринужденной беседой, которая могла принести больше душевной пользы, чем все вместе взятые мирские дела. Наши поступки порою бывают, непредсказуемы и не оправданы, но мы живем не для того, чтобы размениваться по мелочам, наша жизнь - это наше полное право быть хозяином самому себе, и то, что каждый находит в ней свои ценности говорит о том, что мы живем, как нам хочется жить. Все прелести этой жизни созданы руками человека, потому, что человек хотел их создать, а то, что самые неординарные творения вошли в нашу жизнь как лучшее из мирского достояния - это подарок для тех, кто не в силах справиться с низшими приоритетами человеческого достоинства, заставляя скрывать их за вуалированными потребностями всей своей человеческой сущности. Наши герои, несмотря на всю свою положительную характеристику, имели не чуждые другим слабости, однако приоритеты в делах для них всегда были важнее греховного отчуждения собственного "Я".
  -- В нашей жизни все не так и не то, Женя, - Азоров разлил в рюмки коньяку и посмотрел на часы. Было без пяти пять, - Восемь лет уже работаю и не перестаю удивляться: сколько в нашем мире дерьма.
  -- Ну, ты брат даешь! Хорош философствовать! Для того мы и работаем, чтобы это дерьмо разгребывать. Давай ближе к делу. Что ты собираешься, например, делать?
  -- Если честно, не знаю с чего начать. Ребята, которые до этого работали над нашим делом, сделали все правильно. Единственное, что я могу сейчас предположить, то, что здесь, как я думаю, действует маньяк или группа людей с какой-нибудь секты.
  -- Откуда такие мысли!? Похищения людей в наше время - не такая уж редкая штука!
  -- Ты прав, но здесь слишком уж много совпадений. Все девушки выбираются по одному и тому же принципу. Все исчезают так же. Поэтому, первое, что я предлагаю сделать - проверить все местные секты. Возможно, тайна скрывается именно там.
  -- Мысля хорошая, но я сомневаюсь, что обнаружится такая секта, которая, создав ряд таких похищений, не скрыла все свои улики.
  -- Вот именно поэтому и надо постараться найти именно эту секту, как глубоко бы она не пряталась.
   В этот момент в кабинет вошел полковник Самойлов, и оба друга вскочили как ошпаренные.
  -- Сидите, сидите, - спокойно произнес он, посмотрев на стол в кабинете, - Расслабились, молодцы. Плохой я, видать, начальник, что пить вас в рабочее время не отучил,
  -- Ну, что Вы, Владимир Семенович, - Азоров покраснел, - Просто у нас повод был.
  -- А вас хлебом не корми - лишь бы повод был, - ответил полковник и добавил c абсолютной серьезностью, - За что пьем?
  -- Да это я свое новое дело обмываю, - ответил Волочко, - Как новый напарник.
  -- Ну, это разве - повод, бестыжие ваши морды! - Самойлов засмеялся, глядя, как молодые люди не на шутку расстроились своим некрасивым поведением, - Наливайте, а то смотреть на вас страшно!
  -- Присаживайтесь, пожалуйста! - Азоров улыбнулся и указал на кресло, а сам достал еще одну рюмку.
  -- Все коньяк попиваем!? В рюмочках.
  -- А другой посуды мы не держим, Владимир Семенович.
  -- Есть такое дело, ребята, - Полковник выпил и смачно откусил яблоко, - Ваше новое задание - очень важное, поэтому я попрошу Вас не расслабляться, а наоборот с особым рвением отнестись к этой работе. Дело на особом учете, поэтому от того, насколько вы правильно все будете делать, зависит итог для каждого из нас. Так, что делайте что, хотите, но расследование у вас должно стоять на первом месте.
  -- За это не переживайте. Я не подведу! - твердо сказал Александр и махнул рукой Волочко, который хорошо понял этот жест, означающий, что пора наливать рюмки.
   Было семь вечера, когда они выходили из дверей своей любимой конторы. Все трое крепко стоявшие на ногах, довольные и в добром расположении духа. Самойлов сел в свою белую "Ауди" и предложил подвезти молодых людей, на что последние живо отреагировали и поспешили уместиться в салоне. Машина сорвалась с места, и работники поехали по домам, веселя по дороге водителя Николая.
   Азоров вошел в квартиру и, не раздеваясь, плюхнулся на диван. Его сморило на два часа, которые он с удовольствием и проспал. Александр уже пять лет жил один в собственной квартире, лишь изредка приводя в свой дом женщин, которые не претендовали на место хозяйки. Ему нравилось такое положение вещей, и что-то менять ему совсем не хотелось. Хотя он допускал, что когда ни будь, все изменится в другую сторону, и в его приватную жизнь войдет кто-то еще. Друзья здесь бывали чаще, чем подружки. Они любили вечеринки в его холостяцкой квартирке и поэтому всегда с удовольствием откликались на его приглашения. Его родители жили отдельно на другой стороне города, вместе с братом и сестрой. Александр очень любил их и при каждом удобном случае старался их навещать. Ему нравилось, как его всегда тепло принимают, нравилось их уважение к его скромной персоне, ему льстила их любовь и забота. Он всегда чувствовал, что он не одинок в этом мире и все людские радости были ему доступны. Двухкомнатная квартира, в которой он сейчас находился, была довольно мило и удобно обставлена, имела все необходимое для нормальной жизни и нравилась, без исключения всем гостям, которые приходили сюда. Район, в котором она находилась, находился недалеко от места работы и считался одним из лучших в Самаре.
   Азоров проснулся от звонка телефона, который заставил его вскочить с дивана и ответить. Выработанная привычка оперативно реагировать на вызовы говорила о его ответственности по отношению к своей работе. Звонили с Управления:
  -- Азоров!? - вопросительно раздался голос в трубке дежурного оперативника Кораблева.
  -- Так точно, я слушаю, - Александр взглянул на часы. Был ровно час ночи.
  -- Пропала девушка в районе Вокзала. Ушла вчера вечером домой и не вернулась. Родители только сейчас подали заявление. Кажется, это по твоей части?
  -- Ты прав Миша, спасибо. Родители еще там?
  -- Да, но они собираются уходить.
  -- Задержи их, я сейчас подъеду, и похлопочи насчет машины с бригадой экспертов.
  -- Сделаю, Саша, сделаю!
   Через двадцать пять минут Азоров уже сидел в своем кабинете и разговаривал с взволнованными родителями. Мать плакала, а отец, с поникшей головой сидел тихо и молчал.
  -- Мы думали, что она назло нам это делает.... Переночевала, наверно у подруги. С ней такое случалось. - было видно, что матери тяжело говорить об этом, - А сегодня стали звонить подругам и узнали, что она вчера ушла вечером домой, раздраженная и пьяная.
  -- Что нибудь было необычное в Вашей дочери? Например, какие-то особые таланты, - Азоров рассматривал фотографию девочки. Светлые волосы, симпатичная и такие грустные глаза, - Она вообще легко поддается чужому влиянию?
  -- Она у нас просто умница. В школе хорошо учится. Поет хорошо.
  -- Поет? - Азорова это очень заинтересовало.
  -- Да. Она у нас и в самодеятельности участвовала и на конкурсах разных. Единственное, характер у нее очень сложный. Упрямая она, и сама кого хочешь под себя подстроит.
   Мать заплакала, а отец вопросительно посмотрел на следователя, который что-то отмечал в своем блокноте.
  -- Вы нам поможете? - неожиданно для Азорова заговорил он.
  -- Я очень постараюсь, - ответил следователь, - Но для этого и Вы должны помочь мне. Пожалуйста, напишите мне адреса и телефоны ее знакомых.
   Азоров протянул ему листок бумаги, а сам пошел поинтересоваться насчет машины с экспертами. Он понимал, что нужно действовать быстро и возможность тщательного обследования предполагаемого места происшествия могло стать хорошей зацепкой в этом странном деле. Ребята из лаборатории тоже это прекрасно понимали и несмотря на позднее ночное время дружно собрались и ждали инструкций.
  -- Молодцы, мужики! - Азоров обрадовался, увидев знакомые лица трех профессионалов.
  -- Машина ждет. Когда выезжаем?
  -- Сейчас поедем. Предстоит определить маршрут девушки и тщательно обследовать местность. Я знаю, что вы это уже делали, но сейчас я рассчитываю на результат поиска и очень надеюсь на всю вашу сосредоточенность. Это очень важно.
  -- Что ж, новая голова всегда лучше старой. - улыбнулся старший в команде Василий Николаевич Иващенко, - Давайте по коням!
   Азоров поднялся в свой кабинет, поблагодарил родителей девушки и вышел во двор к машине.
   Место, где пропала девушка, находилось в районе Механического завода. Это был тихий и спокойный микрорайон, в котором жили в основном работники завода. По сводкам и имеющимся сведениям в этом районе самое небольшое число преступлений, но, несмотря на такую статистику от неожиданностей никто не застрахован и беда приходит независимо от места действия.
   Машина подъехала к дому N15, где проходила в тот злополучный день вечеринка. Азоров уже предупредил хозяев квартиры о своем ночном приезде, на что те откликнулись очень понимающе. Пропавшая без вести - Аня Горина, была в тот вечер по приглашению подружки Светы. Сейчас эта Света стояла на пороге и сочувственно разводила руками:
  -- В тот вечер она ушла раздраженная. Ребята хотели ее проводить, но она стала кричать, что ей ничего не нужно и втихую, хлопнув дверью, убежала.
  -- Выпили много в тот вечер!? - спросил Азоров, посмотрев на родителей девочки, которые стояли рядом с ней. Оставляя молодых людей одних, они явно не подозревали, что ребята вместо "Колы" будут пить крепкие алкогольные напитки.
  -- Все девчонки пьяные были, а пацаны еще держались. - было видно, что Свете стыдно об этом говорить.
  -- Света. - Следователь опять посмотрел на родителей, - Ты сейчас должна пойти с нами. С тобой мы попробуем определить маршрут Ани. Вы же ходили до этого вместе? Поэтому нам очень важно, чтобы ты пошла с нами. Понимаешь?
  -- Конечно, конечно. Она пойдет с Вами. - вмешался в разговор отец, - Только обратно ее привезите.
   Ночь выдалась удачно спокойной и светлой. Начало весны знаменовалось прекрасными погодными условиями. Это радовало всех без исключения, поэтому свежее веяние марта отлично совмещало повседневную работу с редкими моментами удовольствия от погоды. Сначала путь проходил между дворами многоэтажных домов, затем он плавно переходил через парк Отдыха и уже оттуда выходил к дому Гориных.
  -- Вот так мы обычно и ходили, если не заходили по пути к кому нибудь. Я имею в виду общих знакомых.
  -- А Аня могла к кому нибудь зайти тогда?
  -- Я думаю, нет. В ночное время мы страшно боялись ходить, даже если идем вместе. Кругом тишина, людей нет. На середине дороги расходимся и бегом домой.
  -- А какое самое страшное место на этом маршруте? - Азоров окинул взглядом пройденную местность, - Парк Отдыха?
  -- Да. Ночью там оч-чень жутко. Людей нет. Одних лишь пьяниц можно повстречать. - Света скорчила гримасу, - А обходить его - еще страшнее. Одни деревья и тишина мертвая.
   Азоров посмотрел на группу экспертов, которые все это время шли за ними:
  -- Цель ясна? - спросил он.
  -- Найти то, не зная что. - улыбнулся Иващенко, - Что ж, постараемся!
   В Парке не было ни души. Освещение толком не работало. По сути, это было старое место, современность которого явно не коснулась. Здесь не было никаких аттракционов и кафе, и из всех атрибутов выделялись лишь площадки для детей, асфальтированные дорожки да скамейки стоящие вдоль дороги. Именно вдоль дороги и проходил маршрут девушек. За самой же дорогой стояли широкие ряды густых деревьев, напоминающие лесную полосу.
  -- Она была пьяная и могла свернуть в кусты. Вы меня понимаете? - Александр нырнул в гущу деревьев, - Ее могло стошнить или.....
  -- Я понимаю тебя, Саша. Расслабься, мы же не первый год работаем.
   За два часа работы ничего найдено не было. Казалось, что все напрасно и можно возвращаться. Если бы не одно но..............
   Парк был огорожен забором и в одном его месте был ход. Все как обычно, если не одно обстоятельство. Света нашла на ветках деревьев зацепившийся кусок материи.
  -- Это было ее платье! - воскликнула она, - Оно было на ней позавчера.
  -- Осторожно! - закричал Азоров, - Пожалуйста, не топчите здесь.
   Эксперты стали рьяно производить осмотр места.
  -- Странно, следов нет. Но судя по сломанным веткам пробирались отсюда. - Иващенко показал на ряд деревьев, проходивших по предполагаемой дорожке, - Летели что ли!?
  -- Идите сюда! - закричал Вадик, один из трех экспертов.
   Все бросились за ограду забора.
  -- Собаки........ - задумчиво произнес Иващенко.
   Вся земля за забором была усеяна собачьими следами.
   3.
   Абигал встал сегодня слишком рано. Пять часов утра было слишком ранним подъемом для человека, любившего поздно ложиться. Спать ему совсем не хотелось, поэтому он поспешил одеться и пройти на кухню, чтобы заварить крепкий чай - единственный любимый напиток.
   Чайник уже вскипел, когда неожиданно на кухню вошла мать, протирая глаза от яркого света светильника:
  -- Что сынок, не спится? - она достала из шкафа сливовое варенье и поставила банку на стол, - Наливай чаю.
   Абигал разлил в чашки чаю и сел напротив матери. Она всегда вставала в шесть часов, но сейчас почему-то встала на час раньше. Судя по всему, ей тоже не спалось. Ночь выдалась очень душной. Жаркие летние дни были редкостью для их климата. Однако лето есть лето и поэтому бывали и такие погодные неожиданности. Окно было открыто настежь, но ветра не было. Светало, и было слышно пение ранних птиц, вперемежку с криком петухов.
   Проводив мать, на работу, Абигал начал думать о том, чем бы ему заняться сегодня. Ему наскучило практически все. Прибравшись, он прилег на диван и стал размышлять. С возрастом, все тяжелее приходилось воспринимать свою жизнь. Время идет, а каждый пройденный день воспринимался не иначе как легкое убийство времени. Что-то нужно было менять, но сначала нужно было найти это "что-то".
   За окном послышался лай собак и Абигал поспешно вышел во двор. Вся собачья братия собралась у ворот и ждала своего хозяина. Дверь распахнулась, и появился он - в трико и в тапочках на босу ногу. Его уродливое лицо осветили утренние лучи солнечного света, и он на секунды зажмурился. Окинув их взглядом, он указал рукой в сторону заброшенного дома. Собаки его поняли, развернулись и побежали в нужном направлении. Абигал не спеша, напялив рубаху и ботинки, поплелся вслед за ними. По дороге на кладбище, он встретил траурный кортеж. Хоронили соседа, мужчину в возрасте, который всегда работал водителем автобуса. Абигалу приходилось ездить в этом автобусе, и поэтому для него этот человек не был совсем уж посторонним. От этого Абигалу стало грустно, и он сочувственно встал на дороге и провожал кортеж взглядом. В это время, большинство сидящих в машинах людей, прилипли к окнам и с удивлением рассматривали страшного прохожего. Он им явно не нравился, и некоторые пытались выразить свое презрение недовольным выражением лица. Но Абигала это совсем не трогало, он тихо уставился на портрет "умершего" и впервые задумался о смерти. Кортеж уехал, а вместе с ним улетучились мысли, и Абигал пошел дальше.
   Собаки окружили его, когда он пришел на назначенное место. Он встал, скрестив руки, и попытался найти ответ в неожиданном появлении стаи. Его вызвали, а значит, должна была быть веская причина для этого. Ответ открылся сразу же. Один старый побитый пес убежал в кусты и притащил оттуда в зубах черный целлофановый пакет, бросив его к ногам Абигала. Тот, тяжело нагнулся и поднял его с земли. Он оказался, достаточно легким, но смрадный запах его содержимого заставил поворотить нос и чихнуть. Но то, что находилось в пакете, еще больше поразило его, заставив не на шутку испугаться. В пакете лежал - мертвый недоношенный младенец. Судя по виду и запаху, лежал давно и уже начал разлагаться. Абигалу стало не по себе: еще никогда ему не приходилось видеть такое. В его сознании вспыхнула непонятная неопределенность. Чувства смешались, а в глазах отразился огонек ярости. Увидеть такое стало для него полным шоком. От злости он даже пнул пса, который принес ему злополучный пакет. "И что теперь делать?" - зазвучал вопрос в голове Абигала. Определенных мыслей не было: собачьи морды его в данный момент раздражали, а сам он был настолько растерян, что даже сел на землю и стал рвать руками траву. Сейчас в нем проявлялись самые настоящие человеческие чувства. Проведя всю свою жизнь с матерью, он не понимал, как могла мать выбросить своего ребенка. Такая жестокость была ему чужда. Такая жестокость разбудила в нем зверя. Такой жестокости он не ожидал.
   Пробираясь с пакетом в руках домой, Абигал размышлял о своем рождении. У него были все шансы тогда, оказаться в этом пакете, однако мать не бросила его, а наоборот вырастила и воспитала такого обезображенного инвалида. Все это заставляло его страдать. Он шел и всю дорогу мычал.
   Вечером он показал находку матери. Полина Александровна очень испугалась по началу, но потом, взяв себя в руки, решила поступить по умному. Она пошла в отделение милиции и сдала "труп ребенка" в руки властей. Те сразу смекнули, что к чему.
   Участковый Евгений Сергеевич, человек спокойный и серьезный, сидел тихо и смотрел на Луганову с явным пониманием и сочувствием. У него на столе лежало заявление от гражданина Самохина, благодаря которому это дело было почти закончено.
  -- Вы знаете эту девушку? - спросил он, показывая фотографию.
  -- Да это же........, - удивилась Полина Александровна. Это была дочка ее бывшей начальницы.
  -- Оля Жданкина. Ей было всего четырнадцать лет, когда она забеременела. Однако, родив, она решила избавиться от ребенка. Новоявленный "папаша" подал на нее заявление, когда узнал, что ребенка у нее не оказалось. Мы приняли меры. На месте, куда указала Жданкина не нашли труп. Скорее всего, его утащили собаки или какой нибудь бродяга, сначала взял, а потом испугался и выбросил. И Вам, к моему большому сожалению, довелось найти его. Но зато теперь у нас есть все основания закрыть это дело.
  -- Ой, батюшки! И что с бедняжкой теперь будет? - Полину Александровну потрясла рассказанная история, - Такая молодая и такая глупенькая.
  -- В худшем случае, определят в колонию для несовершеннолетних, в лучшем - помилуют. - Участковый достал листок бумаги и протянул его женщине, - Да не переживайте Вы так! Вот здесь, распишитесь, пожалуйста. Мы должны засвидетельствовать Вашу находку.
   Все формальности были улажены, и Луганова пошла домой, переваривая все то, что сейчас услышала. Вечером она рассказала сыну о визите в милицию, чем еще больше расстроила сына. Было видно, что ему не понравилась эта история, но самое главное, что удивило мать, он не проявлял никакого сочувствия к молодой девушке, в отличие от матери. Мысль об убийстве собственного ребенка не давала ему покоя. Он осуждал этот поступок и не хотел мириться с тем, что это все пройдет бесследно. Это было видно и по его взгляду, и по его поведению, в котором, кто-кто, а родная мать, отлично разбиралась.
   Абигал вышел во двор и пошел бродить по темным улицам, выбирая по пути самые темные закоулки. Он знал эту девушку в лицо и при встрече смог бы ее узнать. Когда-то в детстве она с подружками боялась его, и при встрече, они всегда громко кричали и разбегались в стороны. Абигал, привыкший к такому поведению, не удивлялся ничему. Но сейчас ему вдруг захотелось встретиться с ней. И он решил разузнать, с помощью матери ее адрес.
   Вернувшись, он стал жестами объяснять матери, чего он хочет. Мать не сразу отреагировала и вначале очень испугалась. Но, когда суть была ясна, она немного успокоилась. Ей были непонятны намерения сына, однако, подумав, она решила, что отпираться бесполезно. Абигал никогда не отстанет, пока не добьется своего. Точного адреса она не знала, поэтому написала на листке лишь адрес дома, которого Абигалу вполне хватало. В гости он к ней не собирался, поэтому он очень обрадовался, узнав ее местонахождение. Этот пятиэтажный дом, он знал хорошо, потому что, во дворе была самая лучшая детская игровая площадка, и находился он сравнительно недалеко. Он знал, что сегодня он ее не застанет, но, тем не менее, он верил, что когда нибудь он встретиться с ней.
   Встреча состоялась ровно через месяц. Девушка осталась на свободе, благодаря участию ее влиятельных родителей. Уже через неделю она стала встречаться со своими знакомыми и вернулась к своему привычному образу жизни.
   В тот вечер был день рождения у подруги. Оля Жданкина с утра помогала ей готовить на стол, а вечером в трехкомнатной квартире собралось много народа. Вечеринка у молодых удалась настолько, что к двенадцати часам - все были уже пьяные, разговор приобрел шумную окраску, а ноги едва держали, хотя танцевать еще могли. Сама Оля тоже была уже "под шафе" и вполне вписывалась в общую атмосферу праздника. Потягивая сигарету на кухне вместе с подругой Аней и молодым человеком Сергеем, они разговаривали о своих планах на будущее.
  -- Хочу серьезно заняться английским. - язык у Оли заплетался.
  -- За иностранца хочешь выйти!? - засмеялась Аня, - Потом за границу смотаешься!?
  -- Даже если и так! Это же классно...... - ей не понравился ироничный тон подруги. - Новые города, новые страны. А ты здесь торчать собираешься!?
  -- Хорош ругаться, девчонки! - вмешался в разговор Сергей, - Английский - вещь полезная и нужная, так что я "за". А что касается заграничного мужа, так это я думаю зря, у нас и свои мужики есть, неплохие.
  -- Это ты что ли? - Оля потянулась за второй сигаретой, - У тебя ни ума, ни фантазии нет! С тобой жить - себя не любить!
  -- А это ты уже перебарщиваешь! Я тебе ребенка, между прочим, не делал.
  -- Прекращай, Серега! - грозно сказала Аня, посмотрев на подругу, которая стояла, готовая в любую секунду, расплакаться, - Болтаешь языком как баба.
  -- Сама ты баба! - он плюнул в раковину и удалился из кухни.
   Ольга стояла как ушибленная током. Сказанные слова ее сильно задели. Она пошла в коридор и стала одевать туфли.
  -- Ты куда, Оля? - побежала за ней подруга, - Сейчас тебя проводят.
  -- Не беспокойся, я сама дойду. - в ее голосе чувствовалась явная дрожь, - Все они скотины и в их помощи я не нуждаюсь.
   Сказав эти слова, она хлопнула дверью, и выбежала на улицу. Было очень темно. Ольга посмотрела вокруг, прикидывая как ей лучше добраться, домой: поймать такси или пойти пешком. Немного поразмыслив, она вспомнила, что у нее нет денег и, ускорив шаги, поспешила к своему дому.
   Абигал, в этот день был рядом, голодный и озлобленный. С самого утра он стоял возле дома, где проходила вечеринка, и ждал ее. Его ожидания оправдались на все сто процентов. Его удивило, что она вышла одна, но в тоже время он очень обрадовался этому обстоятельству. Она вышла одна, а это сразу облегчило его план действий. Сжимая кулак, он осторожно пробирался между домами, стараясь не попадаться на глаза людям, которых в это время почти не было. Последние летние деньки оказались на редкость теплыми, и казалось, что все хорошо. Для Абигала действительно было все хорошо. Прихрамывая, легкой походкой он осторожно следил за движениями Ольги. Он перегнал ее и, спрятавшись за кронами деревьев, ожидал своего часа. Это место, он выбрал заранее. Все было идеально: здесь было, где спрятаться, и была возможность легко осуществить свои намерения.
   Оля сбавила шаг и шла по дороге тихо плача, кляня себя за поступок, который она совершила. Абигал рассматривал ее лицо: светлые волосы, смазливая мордашка и грустные глаза, из которых сейчас лились слезы. "Мразь" - подумал охотник и приготовился к долгожданной встрече.
   Встреча была недолгой. Она даже не успела ничего сообразить. Сильные руки Абигала схватили ее за голову и легкими движениями свернули ей шею. Звук был похож на хруст ветки. Никакой крови, никаких ошибок. Взвалив тела себе на плечи, предварительно засунув его в холщовый мешок, он, довольный своей удачей, поплелся домой, пробираясь среди деревьев к предусмотренной лазейке.
   Он начал тихо напевать свою мелодию, на которую сбежалась свора его верных псов. Окинув их самодовольным взглядом, он закинул мешок на трех самых упитанных собак и те, еле ковыляя, побежали к старому дому на пустыре, своими протоптанными дорожками.
   Сам же, охотник осторожно выходил из чащи, разбрасывая по дороге собранные заранее окурки сигарет. Подходя к выходу на асфальтированную дорожку, он вытащил из кармана туфли, и аккуратно одел их. Своим важным изобретением Абигал считал сапоги, в которых он вышел на охоту: подошва была сделана из многослойных кусков поролона вперемежку с ватными прослойками. Главным их достоинством было отсутствие следов, хотя ходить в таких сапогах приловчился только Абигал, путем усиленных тренировок. Но результат того стоил.
   Дойдя до заброшенного пустыря, Абигал увидел, что собаки уже ждали его. Мешок был доставлен точно по назначению, и Абигалу не терпелось его открыть. Вывалив добычу на землю, он с замиранием в сердце, стал осматривать тело Ольги. В его памяти вновь отразился ее поступок, он взревел и пнул мертвое тело ногой. Собаки попятились назад, а у Абигала открылось странное чувство - ему захотелось попробовать ее на вкус. Такого желания он от себя не ожидал. Вспомнив свое детство и съеденную собаку, он почувствовал привкус крови у себя во рту. Это сладкое чувство, вновь пробудило в нем зверя. Он упал на землю и начал обнюхивать тело. Запах заставил его, яростно разорвать ее одежды и теперь она лежала вся обнаженная перед лицом своего убийцы. Абигал был здоровым человеком, поэтому его первая встреча с нежным женским телом пробудило в нем его мужское начало. Что это? Нормальное ненормальное явление. Абигал еще никогда не был так возбужден. Он огрызнулся, схватил тело за бедра и раздвинул ей ноги......... Далее шла непреодолимая страсть. Убийца не мог себя сдерживать, насилуя труп, и когда наступил момент полного экстаза, Абигал, держащий все это время ее ноги в руках, раздвинул их с такой бешенной силой, что практически оторвал их. Кровь хлынула ему в лицо, обрызгивая его с ног до головы. Торжество началось и охотник, с неуемной жаждой начал хлебать этот источник жизни, припав к месту, откуда сейчас бил фонтан. Но не влагой сыт человек. Плача от счастья Абигал стал раздирать девушку на куски, отрывая с нее куски кожи и отравляя их в рот. Мяса было много, и сейчас он лакомился им, как заправский гурман.
   Сложив остатки незаконченной трапезы обратно в мешок и, убрав за собой место пиршества, путем перекапывания земли, он, удовлетворенный побрел домой.
   Дома его, по обыкновению ждала мать.
  
  
   4.
   Азоров поднялся по лестнице и постучал в дверь. Послышалось движение и чьи-то мужские голоса.
  -- Кто? - раздался грубый голос.
  -- Милиция! - спокойно ответил Азоров.
  -- Милиция? - дверь наконец-то открылась, и перед лицом Азорова предстал бородатый мужик, увешанный серебряными цепями и браслетами.
   Александр показал ему удостоверение и вошел в квартиру.
  -- Хозяин квартиры - это Вы?
  -- Нет, хозяин не я. Вы проходите, пожалуйста, - мужик любезно предложил следователю пройти в зал.
   В квартире было темновато. Занавески были закрыты, хотя был день, а горящие лампочки были не слишком яркими. Вся обстановка квартиры указывала на принадлежность находящихся в ней людей к одному увлечению. Этим увлечением, судя по первому впечатлению, было, что-то оккультное и мистическое.
   Александр, пройдя в зал, увидел четверых молодых людей, с длинными волосами, которые сидели на диване и молча беседовали, слушая доносящуюся из динамиков музыкального центра тяжелую музыку.
  -- А вот и хозяин. Паша это к тебе! - мужик показал на юношу, который в этот момент привстал, - С милиции.
  -- Что нибудь случилось? - удивился Паша, предлагая Азорову сесть.
  -- Да нет, ничего не случилось. Обычная проверка! - следователь сел в кресло, показав хозяину, чтобы тот тоже садился. - Если я правильно понял - все вы "металлисты". Тяжелым роком увлекаетесь.
  -- Ну, можно и так сказать. Все мы любим тяжелую музыку. - Паша улыбнулся, - А что, это уже запрещено законом!?
  -- Бог с ней, с музыкой, каждый вправе слушать, что ему нравиться. Лично меня, больше интересуют дела вашей так называемой секты.
  -- Вообще-то, мы "Клуб Бессмертных"! - вмешался в разговор, уже знакомый "бородач", - Это не секта, это небольшая организация.
  -- Организация!? Что ж, звучит хорошо. А Вы ее начальник, да?
  -- Александр Николаевич Сомин. А здесь меня зовут Паук, и я являюсь руководителем клуба.
  -- Тезка значит. Так чем же вы все-таки занимаетесь? - Азоров посмотрел на присутствующих, - Подробный расклад меня бы очень устроил.
  -- Ничего криминального. Мы вместе собираемся, слушаем музыку, разговариваем. У нас много общих интересов, поэтому нам есть, о чем поговорить.
  -- Судя, по имеющимся сведениям, у вас чисто мужская организация. Девушки в вашей компании есть?
  -- А вот девушек у нас нет. У нас такие принципы - никаких девушек. С этим у нас строго.
  -- Хотелось бы знать, почему? - Азорова удивил данный факт.
  -- Мы берем начало из средневековых источников. Эпоха воинов и все такое. Вам это не понять, поэтому я и не буду загружать Вас нашими идеями. Тем более, я уверен Вам это неинтересно. Все мы братья, и женщины как низшие существа, не могут находиться среди нас.
  -- Дикие же у вас законы. Следует понимать, что вы презираете весь женский род.
  -- Нет, мы их не презираем. Просто в нашем обществе - для них места нет. Каждый живет по своим законам. Все мы чем-то увлекаемся, и сложилось так, что в наших интересах не привлекать в свою компанию женщин. Хотя многие из нас женаты и эти все условия, касаются только наших порядков в клубе. В остальном же, каждый может вести свою личную жизнь как хочет. Куда ж мы без женщин!
   Азоров посмотрел на часы. Было два часа. Поговорив еще полчаса, он понял, что в действиях данного общества нет ничего подозрительного. Ритуалов никаких они не проводят и здесь вроде бы все в порядке. Азоров взял у них паспортные данные, чтобы проверить их по картотеке и поспешил удалиться.
   Сев в свою красную "Мазду", он поехал в контору, размышляя по дороге о странных сборищах, под названием - Секта. Когда-то давно, когда он был четырнадцатилетним пацаном, они тоже собирались на квартире у общего знакомого. Собирались, чтобы послушать рок, покурить вдали от родителей. Казалось, время было золотое: никаких обязательств, чистая дружба и одни на всех интересы. Правда, клубом или сектой они не были. Была компания, было время, был свой особый и неповторимый драйф во всем этом. В настоящее же время, люди стараются отделиться от других, создавая свои "стены" и пряча в них свои, иногда просто бессмысленные идеи. Это фанатики, которым чуждо людское мировоззрение, которым тяжело жить по-другому. И которые верят только своим законам, законам, которые они сами и придумали для себя.
   Придя в кабинет, Александр увидел, что его ждет Амбал.
  -- Что Женек, все в порядке?
  -- Как раз никакого порядка! Ездишь, ездишь, а толку мало.
  -- Много проверил? - Азоров сел в кресло и закурил сигарету.
  -- Ровно десять общественных организаций. Сект по-нашему.
   Волочко достал папку и уселся напротив Азорова. Весь его вид говорил о том, что человек занимался неинтересным делом и очень устал.
  -- Я удивляюсь, какие ненормальные эти фанатики, - Евгений громко басил.
  -- Слушай, когда ты научишься убавлять голос своего граммофона! - Азорова раздражал громкий голос коллеги, - Говори тише, пожалуйста.
  -- Не нервничай так. Я же не виноват, что природа одарила меня богатым диапазоном. Ты лучше суди о человеке по делам.
  -- Ну, тогда выкладывай о своих делах. Что нибудь нашел?
  -- В том-то и дело, что ничего. Одно расстройство от этих придурков. Занимаются, хрен знает чем. Одни, видишь ли, сторонники бога, другие - сыновья дьявола. Крыша, что ли у народа поехала. А одни, вообще......, - Волочко не удержался и залился своим громким смехом, - Представляешь, сидят в хате и "молятся" на псину, которую считают своим хозяином. Вот повезло собачке. Она наверно и не подозревает - какое счастье на нее свалилось. Правда у этих "придурошных" справка с психушки имеется.
  -- А собаку-то как зовут? - неожиданно для Амбала, со всей серьезностью, спросил Азоров, на что тот стал смеяться еще громче.
  -- Ты не поверишь! - Волочко с трудом произносил слова, смех распирал его от души, и остановиться для него было невозможным делом. Наконец, он, задыхаясь, выдохнул, - Азор!
   Дальше друзья хохотали так, что не заметили, как в кабинет вошли двое человек, которые с удивлением смотрели на двух молодых людей и сомневались в правильности своего прихода:
  -- Извините, А где можно найти следователя Азорова!? - спросил один из них, и, увидев как Александр, услышавший свою фамилию, удивленно обратил на них внимание.
  -- Это я! - перед его взором предстали два взрослых человека: один был с усами другой - без, при этом у "усатого" в руках был дипломат, - Вы по какому вопросу?
  -- Мы кинологи! - хором ответили они, - Специалисты по собакам! Нам было назначено.
  -- Азоров с Волочко переглянулись и снова залились громким смехом.
  
   Выходной день Азоров решил провести дома. Он чувствовал, что ему необходима спокойная атмосфера, чтобы все хорошенько взвесить и найти важные решения. Дело о пропавших девушках возбуждало в нем нездоровый интерес. Загадочность разогревала в нем азарт и поэтому он, изо всех сил старался докопаться до истины.
   Приготовив себе спагетти, он сел за стол и стал совмещать принятие пищи вместе с изучением исписанных листов своего блокнота. Информации, полученной за последнюю неделю, хватало на прорисовки хоть какой-нибудь "картинки" в этом непонятном деле. Однако, всего этого было ничтожно мало, для каких-нибудь выводов, и Александра это беспокоило больше всего.
   Разговор с кинологами навел его на определенную догадку. Собаки не так безобидны и благородны, как кажутся, но мысль о том, что в преступлении замешаны какие-то дворовые шавки - ему абсолютно не нравилась. Азоров не любил собак, но, перебирая факты, он признавал их участие в преступлении.
   Пообедав, Александр прилег на диван и, уставившись в белый потолок, продолжил свои размышления. За неделю они обошли сорок девять так называемых сект, но их посещение не выявило никаких результатов. По крайней мере, для следователя здесь не было ничего подозрительного и необычного. Точно так же можно подозревать любого человека и Азоров, имея за плечами опыт в расследовании дел с серийными убийцами, это хорошо понимал. С другой стороны данное дело приобретало совсем другой и не похожий на другие окрас. Пока было известно только о похищениях, а было ли убийство или что-то другое, было известно только самим похитителям. Все это говорило только в пользу того, что следователям приходиться иметь дело с умными преступниками, которые умело, скрывают свои действия. Эксперты установили, что наличие следов абсолютно отсутствует, как и какие-нибудь возможные зацепки, но факт обнаружения собачьего участия на момент похищения был неоспорим. Именно поэтому, следствие временно переключилось на этих меньших братьев, надеясь, что они смогут привнести проблески в поимке настоящих "похитителей". Но все это оказалось зря: собачьи следы, как нашлись, так и потерялись - быстро и безвозвратно, оставив за собой, еще одну кучу вопросов. Размышления сморили Александра и он, перевернувшись на правый бок, уснул.
   Ровно через два часа раздался стук в дверь. Азоров хорошо знал этот стук и поэтому поспешил открыть дверь. На пороге стоял Волочко с каким-то мужчиной среднего возраста, который стоял позади и курил сигарету.
  -- Мы к тебе, Саша. - Волочко, не спрашивая приглашения, вошел в квартиру. Незнакомец последовал за ним.
  -- Что, дома не сидится? - иронично заметил Азоров, - Решил мне выходной испортить!?
  -- Да, нет, брат, я к тебе по делу! - ответил Амбал и кивнул в сторону незнакомого мужчины, добавив при этом, - По нашему делу, между прочим.
   Все трое прошли в зал и уселись на диван.
  -- Может ты, представишь мне гостя. - Азорову не терпелось узнать о цели визита напарника.
  -- Это Михаил Шмаров. Частный детектив.
  -- Очень приятно! - Азоров не ожидал увидеть здесь частного сыщика, однако ему понравилось начало воскресного визита и он, с нескрываемым интересом, протянул руку, - Александр Азоров.
  -- И мне тоже! - улыбнулся Шмаров, - Евгений много о Вас рассказывал.
  -- Михаил - хороший сыщик. Поэтому я и привел его к тебе. Тем более, что ему есть, что рассказать.
  -- Да, это так. - Шмаров уселся поудобнее и закурил сигарету, а Амбал протянул ему пепельницу, - Я расследовал дело о похищении одной девочки, как раз из разряда ваших серийных похищений. Родители тогда обратились ко мне, разочаровавшись в общей системе правосудия, ну а я, в свою очередь с неподдельным интересом взялся за это дело. Это была третья пропавшая девушка.
  -- Олеся Воронова! - воскликнул Азоров.
  -- Абсолютно, точно! Ее родители были вполне обеспеченные люди и могли позволить себе независимое расследование. Я тогда взялся за дело с большим энтузиазмом, однако, чем дальше я углублялся, тем отчетливо понимал, что не потяну это дело. Чепуха какая-то получалась - ни одной нормальной зацепки. Даже придраться не к чему. Целый месяц отбарабанил, а результата - ноль!
  -- Что совсем плохо? - Александр начал разочароваться в собеседнике.
  -- Ну, что ты Саша, какой нетерпеливый! - усмехнулся Волочко, - Стал бы я тащить с собой сыщика, чтобы ты просто познакомился с ним.
  -- Да, кое-что все же я накопал, - с гордым видом заметил Шмаров. Он опять полез в карман за сигаретами. - Это получилось случайно. Каков все-таки его Величество случай!
  -- Случаи играют важную роль в нашей жизни! - Александр тоже закурил.
  -- Я тщательно обыскивал место происшествия, - продолжал сыщик, - После вашей бригады конечно. Ничего не нашел. Удивился, тогда страшно! В парковой чаще и ничего не найти - это не из моей практики. Как и в вашем случае, мое внимание привлекли собачьи следы. Не напрасны они были, ох не напрасны. Они просто не выходили из моей головы. Вместе с другом, специалистом по братьям нашим меньшим, мы внимательно изучили данную площадь, причем выявили принадлежность этих собак к породе. Обыкновенные дворовые шавки и ничего более. Все это говорило не в пользу их хозяина. Дворовые собаки практически плохо поддаются дрессировке, а тем более в таком количестве. Их было не менее пятнадцати и все кабели.
  -- Надо же какая осведомленность! - удивился Азоров, - Откуда такая информация?
  -- Профессиональный эксперт. Не более того. Он специально для меня изучил каждую каплю мочи, каждый волосок упавший с этих драных псин. Впрочем, он сам был в этом заинтересован. Изучать все того, что связано с животными - его хобби! Так вот, когда он исследовал объект, то среди вороха ненужных улик, он откопал важную деталь для следствия. Это был клочок волос жертвы. Это потом определила экспертиза. Он случайно зацепился за кусок проволоки, торчащий из земли.
  -- Надо же! - воскликнул следователь, - А почему Вы не предъявили эту важную улику?
  -- Знаете, я частный сыщик. И хотя я уважаю своих больших коллег, я все же не стал приносить им такую "добычу". Из-за своего самолюбия, конечно же, тем более, что у них были все шансы - найти эту находку раньше меня. Так что, что мое то мое!
  -- Ладно, с этим разобрались. Что было дальше. У Вас ведь на руках оказались козыри!
  -- К несчастью, эти козыри не дали закончить игру! Не буду Вас напрягать, и скажу прямо - девушка была мертва, когда ее унесли собаки!
  -- Ну и..............., - Азоров даже подпрыгнул на месте, - Вот это информация!
  -- Вот и я также обрадовался поначалу. Только кроме этих обстоятельств дело не пошло дальше.
  -- Значит, мы ищем убийцу!?
  -- Или убийц с собаками, которых явно используют с каким-то умыслом.
  -- А почему, Вы думаете, что именно собаки унесли тело?
  -- Этому свидетельствовало несколько важных моментов. Убийца не оставил следов - он их просто искусно спрятал, но это было в лесу. На открытой местности он никак не смог бы остаться незамеченным. Не по воздуху же он летел с трупом на плечах?! Здесь то ему и сыграли службу обученные собаки, которые доставляли тело до определенного места. Мы попробовали вычислить их маршрут, но, увы и ах - следы псин терялись даже раньше, чем нам этого бы хотелось. Короче, работают "профи" и ничего с этим не поделаешь. Родителям девочки я отдал отчет о результатах своего расследования, и, похоже, что они смирились со смертью дочери, раз не обращались никуда больше.
  -- А как бы Вы охарактеризовали жертву. Вы наверно изучали ее биографию? - убийство девочки говорило Азорову, о маньяке, который не случайно выбирает жертву и ему, стал интересен расклад мотивов преступника.
  -- А Вы не зря поинтересовались. Чувствуется рука "мастера"! На первый взгляд - обыкновенная девочка - 16 лет и все такое! Умница, спокойная и талантливая, если не брать во внимание один факт. В четырнадцать с половиной лет ей сделали аборт.
  -- Вот где собака зарыта! - воскликнул Азоров и посмотрел на Волочко, - Надо будет собрать всю информацию о пропавших девчонках. Были ли подобные операции у других.
  -- Завтра сделаю! - Амбал понял мысль друга.
  -- Первая жертва выбросила своего новорожденного ребенка и даже почти дошла до суда, но влиятельные родители спасли ее. Об остальных в досье ничего сказано не было, однако их медицинскую хронику мы не проверяли. - Александр прикурил сигарету, - Ваш рассказ дает основание предполагать, что мы сможем составить устный портрет преступника. Если, конечно догадки подтвердятся.
  -- Интересная история получается! - Михаил Шмаров хитро улыбнулся, - Но в любом случае - я умываю руки. Я вольная птица и лишние головные боли мне не нужны. Это ваш хлеб, хотя должен признаться, мне все это очень интересно. Свою папку с расследованием я передаю Вам, Александр. Надеюсь, мой визит помог Вам.
  -- Конечно, помог, Михаил. Разговор с Вами позволил мне найти конец запутанной нити, и я надеюсь в скором времени распутать весь клубок.
  -- Желаю Вам в этом удачи! Расскажите мне обо всем, когда закончите следствие.
  -- Обязательно коллега, обязательно! - Азоров встал и крепко пожал руку гостю. После чего они расстались, оставив, друг о друге приятное впечатление.
   На следующий день было выявлено, что все жертвы в молодом возрасте делали аборт кроме двух, которые все-таки родили, но преступным способом избавились от младенцев. Так в историю следствия вошел приблизительный портрет очередного маньяка, который давал почву для очередных размышлений. Как утверждал Азоров, это был молодой мужчина, помешанный на любви к своей матери и ненавидевший других матерей, уничтожающих своих детей.
  
  
   5.
   В клинике N18 было людно и шумно. Люди со своими "болячками" рвались на прием к врачу. От этого в коридорах становилось тесно, а мрачные лица медсестер выражали полную отрешенность к рутинной обстановке. Абигал, пришедший на флюорографию по вызову, стоял тихо в стороне и наблюдал за посетителями, которые приходили в клинику и мрачно поглядывали в его сторону. Ему нравилось наблюдать за людьми, у каждого из которых была своя жизнь и своя история. Со стороны все казалось очень интересным, но в реальности каждый человек, по-своему страдал и плакал, радовался и грустил, что говорило о его душе и сердце, которые индивидуально были присуще всем без исключения. Взгляд Абигала упал на двух вошедших девушек. Они были явно чем-то озабочены, чем еще больше привлекли внимание Абигала. Внимание и вовсе разрослось, когда эти девушки почти вплотную приблизились к нему, не обращая внимания на "урода", стоявшего в углу и громко о чем-то споря.
  -- Да ты дура! - говорила одна, - Зачем переплачивать!?
  -- Толик сказал, что так лучше будет. Да и мне спокойнее, - вторая девушка выглядела очень спокойной.
  -- Ну, сама знаешь, Юлька! Просто на твоем месте, я бы не переплачивала врачу. Они козлы только этого и ждут, чтобы денег содрать побольше на чужом горе.
  -- Тихо! Он идет, - взгляды девушек устремились на молодого человека в докторском халате, который медленной походкой направлялся к ним.
   Подойдя к девушкам, он, с осторожностью посмотрел на Абигала, но, увидев, что перед ним, не представляющий угрозы, больной "уродец", спросил:
  -- Ну, что решили?
  -- Все, как и планировалось! Вот деньги! - девушка протянула врачу конверт.
  -- Дилетанты! - раздражено произнес мужчина, оглянувшись по сторонам, - Сразу видно первый раз.
  -- Дальше что? - спросила девушка, ей явно не понравилось оскорбление.
  -- А дальше, во вторник, в 8.00 ко мне, вот по этому адресу.
  -- А, скажите - все нормально будет? - поинтересовалась подружка, беря листок бумаги, который дал доктор.
  -- Я, девушки, не первый раз делаю аборты, и пока никто не жаловался.
   При слове "аборт", Абигал замычал, отчего вся троица повернулась лицом к нему.
  -- Что с Вами? Вам плохо? - доктор оживлено стал рассматривать его, на что Абигал, перестал мычать и теперь, опустя голову, рассматривал линолеум.
  -- Да, он немой! - воскликнули девушки и начали громко смеяться.
  -- Ну, тише, тише, девчонки! Вы же в поликлинике, как никак, - сделал им замечание доктор, - Ну, до встречи! Все как договорились.
   Молодой врач ушел, а девушки отправились домой. Абигал же последовал за ними, осторожно и целенаправленно.
   В душе Абигала шло противоборство с добром и злом. Все что касалось его удовлетворения и равновесия, сейчас перемешивалось с его человеческими чувствами. Это было очень нелегко даже для сильного человека. Абигал сидел возле своих подопечных собак и тихо размышлял о том, до чего жесток этот мир, где мать с легкостью идет на убийство своего ребенка да еще платит за это деньги. Собаки с гордостью смотрели на своего хозяина. Взгляд их был туп, но страшен. Они словно чувствовали мысли Абигала и с нетерпением ожидали очередной охоты, которая не заставила себя долго ждать.
   Новая охота прошла еще лучше, чем первая. Ни единого промаха, ни единого отклонения. Все было также идеально, как работа швейцарских часов. Еще неостывший труп девушки таял на зубах Абигала, заставляя его реветь от восторга. Все повторилось, как в прошлый раз: изнасилованное тело было разодрано и съедено, оставив после себя про запас лакомые куски несостоявшейся матери. Это была смерть для девушки и исцеление для жестокого мстителя, который по-своему осуждал, и выносил приговор.
  
   Прошло два месяца со времени последней охоты. Жизнь для Абигала опять потекла размеренно и непринужденно. И если не одно обстоятельство, все бы могло закончиться по другому.
   Олеся Воронова хоронила своего "крестного отца" и уже возвращалась с кладбища, когда случайно заметила странного некрасивого парня, хромающего по дороге. Увлекаясь с детства мистическими книжками и фильмами, она интересовалась всем, чем могла порадовать ее, необъятная матушка-природа. Уродство Абигала таинственным образом привлекло ее внимание. Она никогда не видела таких некрасивых людей. Не долго думая, она попросила остановить машину, сказав что, доберется до дому сама. Отец был против этого, но момент был неподходящий для споров и он разрешил ей выйти, но только вместе с подругой.
   Абигал продолжал свой маршрут домой, когда услышал звонкий голос Олеси. Обернувшись назад, он увидел двух симпатичных девушек, которые просили его остановиться. Он остановился и с неподдельным любопытством стал ожидать их прихода. Через минуту, они стояли рядом и одинаково рассматривали друг друга. Девушка, которую звали Олеся, очень понравилась Абигалу. Она была красива, имела большие синие глаза и прекрасный ангельский голос. Ему были непонятны намерения девушек, но тот факт, что они его не боялись, говорил в пользу того, что он впервые в своей жизни, он имел настоящий контакт с людьми.
  -- Как тебя зовут? - спросила, улыбнувшись Олеся, на что Абигал что-то смущенно промычал.
  -- Да он - глухонемой! - язвительно заметила ее подружка.
  -- Бедненький! Как жестоко обошлась с тобой природа.
   Абигалу было неведомо такое отношение к себе, и он впервые по-настоящему засмущался, отчего на его щеках появился румянец.
  -- Не стесняйся, - заметила это девушка, - Где ты живешь?
  -- На кладбище, наверно! - не унималась ее подружка. Ей явно не нравилось общение с "непонятным существом".
   Абигал закачал головой и рукой показал в сторону своего дома.
  -- Значит, Калачевы - твои соседи? - спросила Воронова. Абигал не общался с соседями, но он знал, что данная семья действительно жила неподалеку от его дома. Абигал утвердительно кивнул головой, на что девушка добавила, - Тетя Света - моя родная тетка!
  -- Ну, теперь, Леська, ты ее чаще навещать будешь!
  -- Не ехидничай! Кстати, меня зовут Олеся! - представилась Воронова и протянула Абигалу свою нежную руку, от тепла которой, у последнего пошла дрожь по телу, - А эту "вредину" зовут Нина. Ей никогда не нравятся мои интересы.
  -- А тебя как? - спросила Нина, "улыбнувшись" и посмотрев на подругу.
   Абигал опустил голову, и полез в карман своих брюк, откуда вытащил свой паспорт. Паспорт был самой дорогой и единственной для него вещью, которую он носил с собой. Ему нравилось, что он, как и все являлся гражданином своей страны, поэтому он с огромной гордостью таскал этот документ.
  -- Какое интересное имя! - воскликнула Олеся, - Впервые слышу это имя - Абигал! Да еще и фамилия есть - Луганов!
  -- И оно явно соответствует своему хозяину. Ну, что дальше!? Мы еще долго будем здесь стоять.
  -- Ну, что ж, давайте потихоньку пойдем!
   Абигал закивал головой. Ему стало неловко в окружении девушек, и поэтому хотелось поскорее закончить эту непонятную беседу. Все трое пошли в сторону его дома. По дороге, Олеся расспрашивала его об увлечениях, на что Абигал отвечал кивками своей головы.
  -- А книжки ты любишь читать? - неожиданно спросила она, поставив Абигала в затруднительное положение. Все дело в том, что он не окончил школу и фактически учился один год. Его инвалидность не позволила ему учиться в обычной школе, а специализированная находилась далеко от дома и возможности заниматься в ней не было. Однако мать, понимая всю важность образования, сама обучала его. В результате этого Абигал сносно читал и писал, но не получил самого важного. Ему не была привита любовь к литературе, и его умения не смогли реализовать его как читателя. Поэтому, он несерьезно относился ко всякого рода писаниям и практически все это для него было чуждо. Хотя важные сегменты для необходимости существования в этой жизни он освоил, благодаря выдержкам из имеющихся в доме, энциклопедий.
   Абигал отрицательно закачал головой, всем своим видом выказывая неосведомленность в данном вопросе.
  -- А Леська у нас - любительница ужасов!
  -- Ну, что ты говоришь, Нинка!? - Олеся заметила, как изменился в лице Абигал. Он, кажется, начинал понимать нездоровый интерес к его персоне, - Просто мне нравятся книжки про различные мистические истории. Это очень интересно и захватывающе! На земле столько всего необычного и поэтому меня интересует все это. Не буду скрывать, твоя судьба мне тоже интересна. Я хочу узнать о тебе все. Ты же не против, правда?
   Абигал в ответ промычал и кивнул головой. Ему не понравилось намерение Олеси, но в тоже время ему очень нравилось общение с ней. Пройдя километр маршрута, они оказались возле ворот его дома.
  -- Это и есть твой дом? Симпатичный!
  -- Может ты нас, на чай пригласишь? - серьезно спросила Нина.
  -- Ну, что ты как маленькая! Дома чай попьешь, - Олеся посмотрела в глаза Абигалу, - Ну, до свидания, "красавчик"! Мы обязательно еще встретимся. Ты же не против?
   Абигалу настолько понравились сказанные с нежностью слова, что от этого его глаза покраснели от набегающих слез. Олеся заметила это, и ей показалось очень странным такое поведение нового знакомого. В этот момент он показался ей таким жалким и одиноким в этом мире, что она невольно прониклась к нему самыми добрыми чувствами.
   Так началась их дружба. Раз в неделю они встречались на заброшенной опушке, вдали от людных мест и общались на абсолютно разные темы. Она рассказывала ему о себе, он же, корявым почерком, писал свои рассказы на листке бумаги. Писал он кратко, и практически мало рассказывал о своей жизни. Об их отношениях не знал никто, даже ее тетка не подозревала об истинных визитах племянницы. Олеся понимала, что ее никто не поймет, и лишние разговоры ей были бы совсем не к чему. Она была дочерью состоятельных родителей и была вынуждена втайне держать свое общение с глухонемым инвалидом. Ее интерес к нему рос из-за дня в день. Чем больше она его узнавала, тем сильнее ей хотелось найти загадку в этом странном человеке. Постепенно ее интерес к нему охладевал, и она стала появляться в "тайном месте" все реже и реже, пока вообще не пропала на два месяца. В молодой девушке стали просыпаться другие инстинкты, повлекшие ее увлечения молодыми людьми, среди которых она, в конце концов, встретила того единственного и неповторимого, ради которого она и позабыла своего старого друга.
   Абигал страдал. Его общение с Олесей внушило ему новое, доселе неведомое для него чувство. Его сердце сгорало в тоске, а его душа не могла найти покоя. Он даже забросил своих товарищей - псин и полностью потерял аппетит. Он влюбился в первый раз жизни и от этого не мог найти себе места. Жизнь показалось ему еще больше ненавистной, чем была ранее. Даже, находясь с матерью, он выдавал свое непонятное поведение, и она, с удивлением смотрела на то, что происходило с ним. Абигал даже начал читать и его первыми прочитанными страницами стали сказки А.С. Пушкина, которые увлекли его настолько, что помогли временно отпустить его плохое состояние. Два месяца оказались для него мучительной пыткой. Он каждый день ходил на место встречи и ждал ее, но Олеся не приходила.
   В тот день, Абигал решил самостоятельно навестить ее. Прошло уже больше полгода, и он уже начал отвыкать от нее, но интерес к ее судьбе, после их расставания вынуждал его встретиться с ней.
   Он нашел ее в парке отдыха сидящей на скамейке с молодым парнем. Они весело смеялись вперемежку с чувственными поцелуями. Было сразу видно, что их отношения перешли черту обычной дружбы.
   Встретились они также в парке, но уже неделей позже. Абигал проследил за ней, и когда она шла одна, он вышел ей на встречу. Олеся не ожидала увидеть здесь старого знакомого и вначале очень испугалась. Потом они прошли за деревья парка и долго смотрели друг на друга, пока Олеся не прервала это затянувшееся неловкое молчание:
  -- Вот так вот, Абигаша, не думала, что встречу тебя опять, - ее голос был другой и такой далекий, - Ты меня искал, да?
   Абигал кивнул.
  -- Ты очень хороший, но понимаешь, все в этом мире устроено так, что мы никогда не знаем наперед, что с нами случится. Ты меня понимаешь?
   Абигал снова кивнул.
  -- Я встретила парня, и мы полюбили друг друга. Знаешь, что такое любовь?
   Абигал начал мычать, показывая насколько знакомо ему это чувство.
  -- Ты все мычишь, бедняжка! Наверно жалеешь, что родился. А знаешь, я не такая хорошая, как ты думаешь! И оказалось такой дурой, ко всему прочему.....
   Абигал не понял слова девушки и присел на землю, глядя с интересом в ее глаза.
  -- Ты наверно скучал без меня. Я знаю, что я виновата перед тобой. Уйти, не попрощавшись - это не в моем стиле. Тем более, я сама к тебе навязалась. Но ты понятливый. Ты же меня простил, правильно? - она увидела в ответ знакомый кивок и продолжила, - Знаешь, а у меня мог быть ребенок. Но, увы, матери бы из меня не получилось. Я ведь еще только жить начинаю, а в шестнадцать лет рожать глупо и бесполезно. В таких случаях говорят - воля или разум. Ты бы, что выбрал на моем месте?
   Абигал ревел, словно вольный зверь, посаженный на цепь. Его громкое мычание издавало такой вопль, что Олесе не на шутку стало страшно. Он упал на землю и стал грести ее, выкореживая из нее куски травы. Услышанные слова оказались для него страшной бомбой, которая буквально разорвала его сердце, заставив пробудить в нем гнев, сопереженный с огромным разочарованием к той, которую совсем недавно любил.
   Через неделю, он, задыхаясь от причиненной боли, тяжело дыша и впиваясь грязными ногтями в липкую кожу, раздирал ее на куски. Ведомый звериными инстинктами, он не только упивался своей страшной местью, он впервые делился со своими "поддельниками", которые, пробовав на вкус человеческое мясо, ощущали себя не просто бродячими собаками, а предвкушали превосходство своей охоты. Таких трофеев они еще не получали и переламывая на своих клыках кости девушки, они с обоготворением смотрели на своего господина, щедро бросающего им оторванные телеса.
  
  
   6.
  
   Полковник Самойлов сидел в кабинете и всем своим видом показывал свое недовольство по отношению к лучшим кадрам Управления:
  -- Знаете, что это! - кричал он, швыряя на стол ворох бумаг, - Это жалобы родителей, это недовольство руководства, это унижение для нашего отдела, черт возьми!
  -- Мы делаем все возможное, Владимир Семенович! - Азоров стоял как провинившийся школьник, оправдывающийся перед учителем.
  -- Все возможное!? Да я, ни хрена не вижу это возможное!!! У всех материалы как материалы, а у вас что!?
  -- К сожалению, дело действительно трудное, - вмешался в разговор Волочко, - Но мы очень стараемся!
  -- Только стараний ваших не видно! - Самойлов закурил сигарету и стал расхаживать по кабинету, недовольным видом разглядывая следователей, - Одна брехня!!! Вы что думаете, что я могу это "главному" понести!? Курам на смех! Вместо того, чтобы преступников искать, вы собаками занимаетесь. Мы что, собак сажать будем!?
   Азоров с Волочко стояли молча и тихо ждали завершения разговора. Они знали, что пыл полковника временен и надо, лишь молча дождаться конца. Что они с успехом и демонстрировали. Когда запас слов Самойлова иссек, он, тяжело вздохнув начал перебирать в уме создавшуюся ситуацию.
  -- Ну что будем делать? - тихо спросил он, - Соображения есть, какие ни будь?
  -- Сейчас мы ведем проверку окружения девушек, - начал Александр, - Их знакомые, друзья, подруги. Опрашиваем всех, включая, конечно же, родителей. Для нас сейчас важна любая информация.
  -- Давно надо было этим заняться!
  -- Мы делали акцент на похищения, однако последние подробности, дали нам решение, что искать надо убийцу. Поэтому мы и изменили тактику.
  -- По поводу "маньяка" что ни будь есть? Это же, как раз по твоей части, Саша.
  -- По моей-то, по моей, но только этот не совсем обычный. Ошибок не допускает, действует, отлажено и профессионально.
  -- Вот и ты так действуй. На всякого маньяка свой маньяк всегда находится, - Самойлов прищурил глаз. Это всегда означало одно - старик недоволен и он хочет чего-то более оправдательного, - Ну так что? Как я вижу в деле - эта сволочь убивает девушек из-за того, что те в свою очередь делали аборты. Прямо, защитник нравов какой-то! Чтобы мы без него делали? Так и убивали бы своих детишек "нехорошие" мамы. А здесь вот, просачись информация в прессу - сразу у всех желание аборты делать пропадет.
  -- Мы действуем, крайне осторожно, - произнес Волочко.
  -- Да знаю я, об этом, - махнул рукой полковник, - Вы мне на другой вопрос ответьте - почему он мстит только молодым мамам, причем все сравнительно похожи? Что других мало или эти интереснее?
   Азоров не ожидал такого вопроса и недоуменно посмотрел на Волочко, который тоже пожал плечами.
  -- Вот, что и требовалось доказать! - не унимался полковник, - А вы говорите, что работаете. Еще что-нибудь есть? Интересного, конечно.
  -- Мы ведем поиск также пропавших вещей девушек. У всех были украшения, которые преступник мог куда-нибудь сбыть. К сожалению, успехом это "мероприятие" пока не увенчалось.
  -- А чтобы не было сожалений, давайте займемся делом. Выходите за дверь и ищите, ищите, ищите, чтобы в конце недели был результат. Вперед, орлы! На ваши головы рассчитывает большое количество людей, включая меня!
   Самойлов проводил ребят до двери, похлопал их по плечу и добавил напоследок:
  -- Не обращайте внимания на мелочи. Сконцентрируйтесь на том, что обычно не видно глазу. Есть что-то в этом мистическое. Ну, да ладно. Не обращайте внимание на меня - старика. Старческий маразм наверно начинается.
  -- Ну что Вы, Владимир Семенович! Вы еще нас за пояс заткнете, - Азоров посмотрел в глаза Самойлова, - Ну мы пошли работать!
   Троица рассталась, и все разбрелись по своим местам. Александр прямиком отправился в свой кабинет, чтобы придти в себя от очередной планерки. Он налил себе горячий кофе и стал маленькими глотками растягивать удовольствие. Вопрос Самойлова об определенном выборе жертв поставил его в тупик. А действительно, почему все девушки так похожи: и возрастом и внешностью? Это было очень странным, что преступник ведет намеренный отбор. Все это сейчас беспокоило Александра, и он всем своим сознанием сосредоточился на белом потолке, который всегда помогал ему правильно мыслить.
   Волочко зашел к напарнику через час и выглядел также обеспокоенным:
  -- Не знаю, Санек, что делать? Может у тебя есть дельные мыслишки!?
  -- То-то и оно, что нет. Вроде бы ничего не упустили. Районы убийств разные, а жертвы схожи. Как это понимать?
   Волочко пожал плечами.
  -- Насчет поисков ничего нового нет?
  -- В том то и дело, что ничего!
  --
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"