Калугин Владимир Александрович: другие произведения.

Клуб Самоубийств

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гарри Хаус теряет отца, крупного магната, смысл и тягу к дальнейшему существованию. Он живет скучной жизнью, пока не встречает человека, которого переехало грузовиком на смерть пару дней назад, а в новостях вдруг воскрешается офицер полиции, которого днем раньше в тех же новостях объявили мертвым. Что же скрывается за этими событиями? Это и предстоит выяснить Гарри и команде единомышленников.


Все права защищены (есть свидетели) и принадлежат автору.

КЛУБ САМОУБИЙСТВ

автор: Калугин Владимир aka Chatrion

дата написания: 9 мая 2003 (День Победы)

  

Спасибо L@WyeR'у aka MaPKyC-MyTaHT'y

   Примечание: все нижеизложенное является буйством фантазии, серьезно это воспринимать не надо. Все имена вымышлены, названия тоже, животных (кроме моего собственного кота) не пострадало, а вот людей...
   Середина июня. Небо без единой тучки монотонно висело над головой, наводя на мысль убраться подальше с улицы. Бесконечный гам и толкучка в это время года были привычны: люди торопились доделать все свои дела, заключить свою последнюю сделку и после этого спокойно уйти в отпуск. Дневной солнцепек сводил с ума и плавил мозги.
   Ближе к ночи картина кардинально менялась. Вечерний ветерок мягко обдувал, обволакивал, но главное - он приносил с собой так ожидаемую прохладу. Народу на улицах заметно убавлялось, становилось тихо. И от такой благодати хотелось буквально порхать и наслаждаться жизнью, пускай и ночной. Но работа и здесь оставляла свой грязный след. Люди в силу своей сознательности пытались сосредоточиться на ней, и поэтому им было не до ночных прогулок.
   Эти летние дни, казалось, тянутся вечно. И многодневная рутина превращается в многодневный кошмар. А заслуженные часы отдыха становятся тем ужаснее, что и они все забиты только работой.
   Но мысли уже улетали подальше от города, что делало его безжизненным. Толпа, хоть и не замолкала ни на секунду, казалась бессловесной; разговор шел уже не в затхлых каменных джунглях, а на тропических пляжах, в пятизвездочных отелях и самых красивых городах мира.
   Город спал. Он еще не осознавал, что скоро настанет время перемен, время, когда сама суть перевернется и, обжигая, вырвется наружу. Город проснется.

***

  
   - Держи.
   - Что это?
   - Как договаривались: ты делаешь мои отчеты, я даю тебе денег.
   - А-а-а, но я думал, что ты заплатишь после выполнения работы.
   - Бери, бери. Я верю, что ты меня не подведешь.
   Гарри Хаус никогда ничего не делал сам, вместо этого он платил, причем платил всегда до выполнения работы, чтобы у исполнителя не было задней мысли чего-нибудь не сделать. А как же еще, ведь возвращать деньги или подарки неудобно, тем более другу. Но настоящих друзей у Гарри не было, была только одна большая свора лицемеров и подлиз, стремящихся сделать себе хоть какую-то карьеру. Конечно, кто как ни Гарри, по их мнению, может этому поспособствовать, ведь он - сын директора крупнейшего автомобильного концерна "Глобал Машинс" - Бенедикта Хауса. Гарри ненавидел их всех, он видел каждого насквозь. Хаус никогда не смотрел людям прямо в глаза, даже случайная встреча взглядов заставляла его нервничать, что-то екало в груди и взор резко перемещался в противоположную сторону, оставляя Гарри в смущении. Большой сын, как называли Гарри Хауса за его спиной, отроду любил совать свой нос в чужие дела, его наглость не знала границ. Единственное, что было святого в Гарри - любовь к отцу, причем не за капиталы и безграничное уважение в обществе, а за то, что это его папа.
   Природа одарила Хауса довольно приметной внешностью. Он не был похож на отца, скорее на мать, латиноамериканскую красавицу. Роста Гарри был среднего, примерно метр восемьдесят. Он был строен, нельзя было сказать, что он накачан, скорее жилист. У него были черные, прямые, постоянно путавшиеся волосы до плеч. Глаза были карие, чувствительные к свету, поэтому Гарри всегда щурился. На его большом носу красовался шрам, точно такой же был на щеке. Эти "украшения" являлись результатом драки, во время которой лицо Гарри встретилось с бутылкой из-под "Джонни Вокера". Вечная щетина резко бросалась в глаза, и вообще с первого взгляда складывалось впечатление, что Гарри Хаус - бездомный. Единственное, что выдавало в нем богача - белоснежная улыбка, хотя улыбался он очень редко, и был последнее время человеком хмурым и безрадостным. Ему было двадцать три года.
   Тот день был похож на все остальные: горы бумаг, постоянные раздражающие звонки, одна за другой чашки кофе... Все осточертело. Гарри не заметил, как пролетел этот проклятый день. Он уже сидел за стойкой бара, допивал очередную рюмку виски, забывался. Кругом мелькали образы и тени, доносились голоса. Мысли у Гарри путались, и он решил идти. Расплатившись с барменом, Хаус встал и на автопилоте поплелся к выходу. Бар находился по пути к дому Хаусов в паре миль от города, на обочине большого шоссе. Его завсегдатаями были дальнобойщики, прожигатели жизни и Гарри.
   На улице было довольно холодно. Большой сын решил пройтись пешком, чтобы хоть как-то протрезветь. Пустынная дорога, одинокий месяц в небе; где-то вдалеке виднелся участок леса, очерчивающий границу городка Блю Райс, где и находилась усадьба Хаусов. Гарри шел вперед, опустив голову. Впереди блеснули фары очередного грузовика.
   В жизни Гарри наступили тяжелые времена. Он усомнился в своей надобности обществу, усомнился в своих возможностях, усомнился во всем в чем только можно. С такими мыслями Гарри все шел и шел, и не видел он надобности в жизни. Вдруг резкий крик разрезал тьму, Хаус моментально пришел в себя. Мимо на огромной скорости пронесся здоровый трейлер. Яркий свет бросился в глаза, Гарри показалось, что он видел красные пятна на бампере.
   "Неужели?" - подумал Хаус и сломя голову бросился бежать.
   Ему казалось, что он бежит целую вечность. В темноте Гарри разглядел лежащую на асфальте фигуру. Хаус немного запаниковал. Вспомнив, чему его учили в кружке бойскаутов, он трясущейся рукой нашел горло, и, вцепившись в него мертвой хваткой, пытался нащупать пульс. Почему-то ему хотелось, чтобы этот бедняга оказался мертв, он не хотел взваливать вину на себя.
   "Хоть бы был мертв. Они не смогут обвинить меня в его смерти, я сделал все что мог, я не успел. Может еще и героем сделают" - разные мысли бродили в голове, меняясь каждую секунду.
   Гарри "повезло" - человек действительно был мертв. Успокоившись, он достал мобильный телефон, набрал 911.
   Женский голос раздался в трубке:
   - Служба спасения, чем могу помочь?
   - Да, шоссе 44, в... - Хаус запнулся так как не помнил как далеко он зашел, - примерно в миле от бара "Дип Таун", грузовик сбил человека, насмерть... Я пришел слишком поздно - добавил он, вспоминая свои же собственные мысли.
   - Хорошо, спасатели уже выехали, подождите их пожалуйста и не будете ли вы так добры назвать себя?
   - Эээ, да, конечно, пишите... Гаррет Кингстон Хаус, Блю Райс Вилладж, 14.
   - Спасибо, до свидания.
   Пока Гарри ждал, он решил осмотреть труп. Осветив лицо мертвого зеленым светом от экрана мобильника, он всмотрелся в черты его лица. Это был молодой человек, ровесник Хаусу. На лице не было ни следа страха от приближающейся смерти, скорее он был даже чем-то доволен.
   "Самоубийца..." - подумал Гарри и продолжил всматриваться. Стрижка ежиком, гладко выбрит, огромный синяк на щеке. Один глаз заплыл кровью и опух, другой же Гарри удалось рассмотреть - он был серый с кучей сосудов, бороздящими глазное яблоко. Хаусу запомнились большие скулы и две родинки на лбу слева. Гарри решил обыскать мертвеца, но его поиски прекратил гул приближающихся сирен. Хаус встал и, отойдя от трупа, сел на обочину. Подъехал фургон спасателей, из которого, не спеша, вышло трое.
   - Офицер Дэн Люциус , - представился один из них. - Рассказывайте.
   - Вот он, - указал Гарри на труп.
   - Эй, Джой, проверь как он.
   - Все хана ему, - цинично ответил Джой, который был, наверное, доктором.
   - Стив, оформи его. Черт! Пятый сдохший за вечер. Прямо жить не охота.
   В этот момент из рации офицера Люциуса хрипло донеслось: "Люциус... Квентин Стрит, 25... Неизвестный захватил двух заложников... Давай на вызов... Повторяю..."
   - Все, забирай труп, едем!
   Свалив тело в фургон, спасатели прыгнули по местам; двери захлопнулись, и машина тронулась, оставив Гарри опять в одиночестве.
   Придя домой, Гарри лег спать. Как и раньше, ему не снились сны, он не летал в мечтах, он просто методично отдыхал, расслаблял свой организм.
   Проснулся Гарри уже на работе. И опять ежедневная рутина, давящая на сознание, угнетающая, заставляющая казаться ничтожеством. Так тянулись день за днем, неделя за неделей.
   Прошло три месяца. Опять кабинет Гарри. Ничего не изменилось. Разве что сняли блеклый пейзаж со стены. Уткнувшись носом в бумаги, Гарри дремал. Впервые за несколько месяцев в кабинете Гарри поселилось умиротворение: никаких дел, акционеров, сделок. За дверью его кабинета начиналась другая реальность: шла суета, бегали посыльные, дребезжали телефоны. Впрочем, именно звонок разбудил Хауса. Как оказалось, этот звонок перевернул всю его жизнь.
   - Гарри, это ты? - звонила мачеха Гарри (отец менял жен как перчатки, охотясь только за красотой).
   - Да, но секретарша... - заспанным голосом бормотал тот.
   - Гарри, твоему отцу плохо, он помирает... - мощный выброс адреналина заставил Гарри вскочить с места, остолбенеть. - Сердечный приступ, врачи еле откачали, он недолго протянет... - голос был встревоженный, но в то же время в нем слышались нотки притворства.
   - Еду.
   Мимо мелькали деревья, машины, сливаясь в один свет, - Гарри мчался домой. Эта новость буквально заставила перевернуться все его сознание. Как он будет без отца? Куда он денется? Что будет дальше? Кому он будет нужен? Мачехе? Нет, она выходила замуж за "деньги", а не за Бенни Хауса. Акционерам? Тем более. Они только и ждут как разгрызть обоим Хаусам глотку. В этот момент Гарри окончательно понял всю никчемность своего существования. Он понял, что он - нереализовавший себя человек, которому всю жизнь построил отец, он понял, что зря потратил все свое время, сидя в кабинете, развалившись над папками.
   Возле дома Хаусов уже собралась толпа зевак. А как же? Такой переполох - умирает Бенедикт Хаус. Хоть какое-то развлечение для местных.
   Ворота усадьбы распахнулись. Гарри вдавил педаль тормоза и вывернул руль, машина, взревев, развернулась на 360 градусов и остановилась. Гарри вылетел из салона. Рванул к парадному входу и, сделав резкое движение ногой, распахнул двери, чуть не выбив их. Спотыкаясь о ступеньки, Хаус бежал по лестнице. Складывалось впечатление, что для Гарри - это последний марафон, шаг во что-то неизвестное. Поэтому Гарри остановился возле комнаты своего отца. Отдышавшись, Хаус набрался храбрости, посмотрел по сторонам и, почти не глядя, открыл дверь.
   Его отец лежал не на огромной кровати, а на больничной каталке. Первая мысль Гарри тут же трансформировалась во фразу, которую он адресовал двум врачам, сидящим возле отца.
   - Тоже мне еще смертный одр.
   - Мистер Хаус, не перетаскивать же его с кровати на каталку. В постели-то вы его не повезете.
   Гарри хотел было нахамить, но сдержался, наверное, впервые в жизни. Вместо этого он посмотрел на холодное лицо отца. Бенедикт Хаус был в коме, его тяжелое дыхание раздавалось по всей белоснежной комнате. Гарри провел рукой по лбу отца.
   - Прости меня, папа...
   Хаус заплакал и убежал. Никто не знает куда он побежал. Скорее всего, во все тот же бар. Гарри не появлялся на работе пару дней и тут же был официально уволен. Дворецкий подал в розыск, так как Гарри не было дома уже неделю, да и в баре его не видели.
   И только через двенадцать дней поздно вечером на пороге усадьбы Хаусов появился немытый молодой человек с грязной бородой и синяками под глазами. Это был Гарри. Его встретил дворецкий.
   - Никколс, - так звали дворецкого, - ты видел завещание?
   - Тебе завещан весь этот замечательный дом. - декламировал Никколс, пытаясь подбодрить Гарри.
   - А на фига он мне, что мне с него? Продать? А дальше что? Жить? - отчаяние достигло своего предела, - А зачем мне жить? - зловеще прошептал Хаус.
   - Ну-ну, вы это прекратите, давайте я вам чаю сделаю, а вы пока посидите у камина или...
   - Ладно, Никколс, я буду у себя, - перебил Гарри. - Буду думать над смыслом жизни.
   - Ну вот и славно.
   Заплетающейся походкой Гарри потащился к себе, наверх.
   У себя в кабинете Хаус включил телевизор. Шли новости: "Мы находимся на Эваланш стрит, где в офисе фирмы "Трайдент", неизвестный убил восемнадцать человек, в том числе и пытавшихся обезвредить его офицеров Дэниэла Люциуса и Джоя Хармона..." Дальше Гарри решил не слушать. Вместо этого он поставил любимую пластинку, закурил сигару, сел в свое большое мягкое бархатное кресло, и, покачивая в ритм музыке головой, взял пистолет и обойму. Покрутив их в руках и рассмотрев со всех сторон, Гарри резко зарядил свою подарочную Беретту, отделанную красным деревом. Рот расплылся в улыбке, и Хаус застрелился... Осечка. Гарри опять и опять жал на курок. Нет. Для Гарри это было что-то вроде знамения. "Не в этот раз", - подумал Гарри и, рассмеявшись, бросил пистолет в сторону.
   Раздался стук в дверь.
   - Чай, сэр!
   - Да, Никколс, заходи.
   Дворецкий зашел в комнату, держа в руках серебряный поднос. Никколс подошел к столу и поставил чай. В этот момент старый прислуга приметил пистолет, валяющийся возле окна.
   - Что-нибудь еще, сэр?
   - Нет, Никколс, спасибо.
   - Что вы будете делать дальше? - Никколс решил поддержать разговор, чтобы Гарри не совершил опрометчивых поступков.
   - Даже и не знаю. Все-таки продам дом. Куплю себе чего-нибудь попроще. Устроюсь каким-нибудь менеджером.
   - Вы думаете это выход?
   - А что делать? Хочешь жить - умей вертеться.
   - И то правда!
   - Завтра же продам дом.
   - Но вы ведь не нашли себе подходящее жилище.
   - Не бойся. Как ты думаешь я жил все эти двенадцать дней? - ехидно произнес Гарри.
   - Ладно. Мне будет жаль расставаться с вами, Гаррет. Я пойду работать к Франсам...
   - Ааа... К этим? Долго же они тебя домогались...
   - Поживу некоторое время у себя. Вы кстати тоже можете некоторое время. Квартира у меня небольшая, но хоть не улица.
   - Спасибо, Никколс. Пожалуй, я приму твое предложение. Решено, завтра продаю усадьбу. А теперь иди. Можешь пока паковать вещи.
   - Доброй ночи, сэр.
   Никколс забрал поднос и вышел вон. Гарри распластался в кресле, докурил сигару и заснул. В комнате томно звучали блюзы. Гарри снились сны...
   Наутро Хаус пошел в риэлтерскую контору. Ее довольно узкая прихожая была наполнена светом. Вдоль по стенам стояли мягкие диваны для клиентов. В углу на потолке был подвешен маленький телевизор, призванный развлекать посетителей. Он был включен. В комнате сидело еще три человека, листающих каталоги. Внимание Гарри приковал почему-то именно телевизор. Хаус присел. Шли новости: "Мы передаем с Эваланш стрит из офиса фирмы "Трайдент", где неизвестный, вооружившись автоматом, предположительно M16, устроил кровавую резню, убив шестнадцать человек, в том числе семь женщин. Сегодня маньяка удалось обезвредить. Им оказался работник радиостанции Джейкоб Велланд. Обезвредить маньяка удалось благодаря героизму двух офицеров полиции - Дэниэлу Люциусу и Джою Хармону, которые, ворвавшись в комнату, где сидел убийца, выбили у него оружие и арестовали..."
   Что? Какого хрена? Он же помер!!! - возмущенно удивился Гарри.
   Мужчина, сидевший как раз под телевизором, опустил свой каталог и искоса посмотрел на Хауса. Гарри уставился в сторону молодого человека. Тут лицо Хауса скревилось, сердце забилось сильней, мозг запульсировал. Гарри испугался, ведь перед ним сидел труп! Да, тот самый бедняга, которого задавило грузовиком на дороге. Большие скулы, родинки на лбу - это точно был он. Гарри успокоился. Он подумал, что это может быть его брат, близнец или еще какой близкий родственник. Хаус все же решил подойти к нему.
   - Извините! - осторожно начал Гарри.
   - Да?
   - У вас случайно брата нет?
   Мужчина удивленно посмотрел на Хауса.
   - Нет. Просто я думаю, что знаю вашего брата. Вы очень похожи.
   - Откуда ты знаешь, что я не тот человек, которого ты знаешь?
   Гарри засмущался.
   - Просто я видел, как кого-то, очень похожего на вас, сбило грузовиком насмерть. И этот чертовый офицер Люциус. Он приезжал за трупом, - чуть было не вспылил Гарри.
   Остальные клиенты потупились.
   - Слушай, парень, - грозно сказал незнакомец, - я не знаю кто ты, я не знаю откуда ты, но тебе лучше забыть о том, что ты меня встретил.
   Молодой человек встал и ушел. Гарри моментально вскочил с дивана и последовал за ним.
   - Не ходи за мной, - крикнул незнакомец, обернувшись назад, и побежал.
   Гарри тут же сорвался с места. Незнакомец ловко вилял между прохожими. Гарри то упускал его из виду, то вновь находил. Погоня продолжалась довольно долго. Незнакомец вилял на поворотах, пытался скрыться в толпе, но что бы он ни делал, Гарри бежал за ним. В конце концов погоня переместилась во дворы. Силы медленно покидали обоих. Еле перебирая ногами, незнакомец решился на последний рывок. Гарри уже не успевал за ним. Человек повернул за угол. Гарри не сдался и тоже ускорился. За углом Гарри ждал задыхающийся и кашляющий на всю улицу незнакомец. Он не сумел перепрыгнуть метровый забор между двумя домами и упал.
   - Почему ты убегал от меня? Кто ты?
   - Я... - незнакомец пытался собраться с мыслями, - Я...
   - Говори - рявкнул Гарри и, наклонившись, взял незнакомца за шиворот.
   - Макс. - неразборчиво пробормотал труп.
   - Что Макс?
   - Зовут. Макс. - пытаясь совладеть с собственной одышкой, промолвил незнакомец.
   - Почему ты убегал?
   - Я тебе все расскажу, но не здесь... Пойдем в кафе Умберто. У него спокойнее. - уже полностью собравшись с мыслями, ответил новый знакомый Гарри.
   И, облокотившись друг на друга, они пошли. Неуверенной походкой Макс вел Гарри к кафе. Они шли довольно долго и за весь путь не перекинулись ни словом. Компания дошла почти до конца города. "Вот." - твердо сказал Макс и указал на большой сарай, как показалось Гарри, с вывеской "У Умберто". Даже такая дыра как родной Хаусу "Дип Таун" выглядел более презентабельно. Вывеска кафе была великолепна: сочные краски, огромная надпись, даже какой-то завалящийся логотип, представляющий из себя чашку с глазами. Но само здание выглядело довольно плачевно. Со стен отваливалась побелка, на окнах висели ржавые решетки, старая деревянная дверь снизу подгнила.
   - Понятно, почему здесь будет спокойнее. - съязвил Гарри.
   - Плюс ко всему для меня здесь все бесплатно. - дружественно отозвался Макс.
   Интересно, но внутри кафе имело совсем другой вид. Опрятные столики выстраивались в аккуратные ряды, пол буквально сверкал от чистоты, приятно пахло свежим деревом.
   Стойка бара да и сам бар также выглядели великолепно. Разнообразие спиртного поразило Гарри, у которого дома можно было найти не менее внушительный ассортимент.
   - Садись, сегодня Умберто нет.
   - Он оставляет свой бар открытым и уходит?
   - Тебя это не должно сейчас волновать. Что будешь пить?
   - Кофе. От алкоголя я решил отказаться.
   - И давно?
   - С тех пор как провалилась попытка моего самоубийства.
   - Понятно. Кстати, как тебя зовут? - Макс принес кофе.
   - Гарри Хаус, - сказал Хаус, отхлебывая кофе из чашки. - Эй, оно холодное. - с некоторой обидой произнес Гарри.
   - Извини, электричество отключили, а газ я тратить не буду - у Умберто его мало осталось.
   - Так, про что ты там мне хотел рассказать?
   - Ты хотел покончить жизнь самоубийством, так? Ты не задумывался, почему не получилось?
   - Осечка.
   - Значит ты стрелялся. - задумчиво пробурчал себе под нос Макс.
   - Пистолет сломался. Заклинило.
   - Что за пистолет? - заинтересовался Макс.
   - Беретта. Ручная работа. Отделана красным деревом, с удлиненным стволом, каждая деталька проверена, все механизмы налажены... - с упоением вещал Гарри.
   - Не заметил? Ты сам себе противоречишь. Как такая модель могла дать осечку? - с хитринкой спросил Макс.
   - Не понял? К чему ты клонишь. - опешил Гарри.
   - Ты - труп, Гаррет. - спокойно, даже как бы между прочим, ошеломил Хауса Макс.
   - Ты чего, с ума сошел?
   - Ты такой же труп, как и я.
   Гарри остолбенел.
   - Пистолет не дал осечку. Ты умер. Но умер ты в том мире.
   - Че.. чего? - заикаясь спросил Гарри.
   - Что ж, изложу тебе свою теорию. Человек бессмертен. Умирая раньше срока, человек возрождается в параллельном мире. И в этом мире моделируется вся предыдущая жизнь этого человека, но до момента смерти. Жизнь в параллельном мире начинается с того, что человек выживает. Например, я. Я специально прыгнул под этот грузовик. Но в том мире, куда я перенесся, водитель успел вывернуть руль и поехал дальше. Я остался жив. Понятно?
   Гарри сидел бледный как призрак. В глубине души он не верил во все это, но рассказ Макса объяснял сегодняшние новости, где случайным образом ожил офицер Дэн Люциус. Тем временем Макс продолжал.
   - Как это возможно? Я сам долгое время не знал. Но я читал, всю свою жизнь читал и узнал... Существуют частицы размером меньше электрона - элептоны. В них записывается вся информация о нашей жизни, о нашей вселенной. Можно сказать, что это скрижали, из которых высший разум узнает о нас все. Именно элептоны обеспечивают существование так называемых параллельных миров или, как я их называю, посмертных миров. Когда человек умирает, информация, записанная до смерти, воспроизводится, и проигрывается иной, "живой", вариант той или иной ситуации. Каждый человек живет в своем мире, люди, окружающие его - это точный образ тех людей, которые живут в своих мирах. В одном мире возможно присутствие более одного реального человека, а не его образа. Вся эта система прекрасна и почти безотказна. Но, как и в любой системе, здесь встречаются ошибки. Одна из таких ошибок я. Раньше я жил в деревне, и в возрасте шестнадцати лет упал с водонапорной башни. Представляешь, какая высота? Я умер, но очнулся. Очнулся за несколько часов до того, как полезть на эту вышку! Проблема в том, что элептоны не сработали - я запомнил свою смерть. С тех пор я искал объяснений и, как видишь, нашел. Другая ошибка - ты. Ты по ошибке попал в мой посмертный мир. В твоем мире Макс Перриман мертв. Таких как мы с тобой называют апостолами, святыми, чудотворцами или просто психами. Конечно, есть еще много неизведанного. Например, как исчисляется срок каждого человека? Существуют ли посмертные миры у животных? Куда переносится человек после истечения срока? Ответ можно узнать только на один вопрос - последний. И, так как ты уже слишком много знаешь, тебе придется мне в этом помочь.
   Гарри внимательно выслушал всю теорию. Он подумал, что Макс пудрит ему мозги, но почему-то пошел против своей воли и согласился.
   - Что надо делать?
   - Идея такая: надо найти человека, который совсем скоро уйдет своей смертью, и умереть вместе с ним.
   - Ага, и как, по-твоему, мы вообще перенесемся в другой мир? - скептически произнес Гарри.
   - Я тебе расскажу как. Существует так называемый радиус смерти. Это группа элептонов, записывающая информацию сразу о группе людей. Это делается для экономии памяти, которая естественно не бесконечна. Допустим, погибает сразу несколько человек, причем от одной и той же причины. Элептоны срабатывают, и эти люди переносятся не каждый в свой посмертный мир, а в один, общий. Понял?
   Гарри ничего не понял, но многозначительно кивнул. Макс потупился и попытался объяснить более доступно:
   - Ну, то есть они умирают, а в посмертном мире их спасают спецслужбы или еще чего. А мир - общий.
   - Ааа... Теперь дошло. Но нам-то как это поможет?
   - Нам надо умереть в одном месте, примерно в одно время и от одного и того же недуга вместе с человеком, у которого истекает срок. Тогда мы, возможно, перенесемся туда.
   - Не нравится мне твое "возможно". Да и как ты все это представляешь? Мы же не будем все время ходить рядом с умирающим. Как мы узнаем когда именно он врежет дуба?
   - Вот тебе и проблема. Я тоже думал над этим. Но ты знаешь - некоторые животные чувствуют смерть своих хозяев. Но от четвероногих друзей многого не добьешься... Другое дело люди, - таинственно сказал Макс, вздохнул и поднял глаза вверх. - А у меня на примете как раз есть такой человек.
   - Ну и кто это?
   - Она - мошенник. Она чувствует срок каждого человека. И, естественно, использует это для своей выгоды. Ее зовут Нина Плесант.
   - Ты и ей мозги вкручивал?
   - Она ничего о нас не знает. Но скоро наш визит перевернет ее мир.
   - Хорошо. - сам себе не веря, сказал Гарри.
   Макс Перриман родился в деревне и долгое время жил там. Он был довольно умен, но в условиях сельского быта ему не где было применять и совершенствовать свои знания - все свободное время занимал тяжелый труд на ферме. Макс, в отличие от Гарри, был высок и недурно сложен. Его пронзительный взгляд приковывал внимание каждого, он как бы всасывал внутрь, уносил прочь, выворачивал всю душу наизнанку, гипнотизировал. Макс обладал харизмой, он был создан лидером, создан для управления людьми. Возможно именно поэтому Гарри, сам того не желая, согласился помогать Перриману.
  

***

   - Ма-а-акс! Ма-а-акс! - зов матери был слышен, наверное, за несколько ярдов.
   Макс неохотно слез с облюбованного им векового дуба и нехотя поплелся домой. Работы последнее время было мало, и поэтому парень в свободное время не вкалывал на полях, а, лежа на дубе, мечтал.
   Шел сентябрь. Было еще тепло, но деревья уже с завидным постоянством скидывали свою одежду. Листва мягким пестрым ковром расстилалась под ногами. Небо было чистое, ни облачка, лишь редкие пятна перелетных птиц вырисовывались где-то далеко в вышине. С начала осени на землю не упало ни капли дождя, поэтому пыль на проселочной дороге лежала довольно толстым слоем. Ходить по этой тропе было настоящим мучением - сразу начинали слезиться глаза, а в носу щекотливо покалывало. Макс выбрал более долгий, но менее противный путь - через поле.
   Птицы косяками неслись в теплые страны, оставляя насиженные места. Макс уже попрощался со стаей ласточек, поселившихся в сарае. Парню нравилось наблюдать за природой, он любил ее, он знал ее. Каждый куст, каждый листик, каждая травинка - он знал все о них.
   Его завораживало небо, особенно во время бури, когда мрачная темно-серая масса туч, тяжело двигаясь, извергает из себя серебристые молнии. Такое небо напоминало ему о величии Бога, о его всемогуществе. Юноша изучал природу, изучал непознанное. Для деревенского жителя, которому всего шестнадцать лет, он был очень начитан и, можно сказать, образован.
   Макс любил одиночество. Лучшим его другом были его мысли... и дуб, служивший ему подобием лежанки. Особенно Максу нравилось лежать на нем на закате, когда уходящие лучи солнца ласкали горизонт и, все еще огромной светлой рукой сдерживая темноту, гасли где-то вдалеке в неведомых странах.
   Макс замечтался.
   Вновь послышался зов матери. Макс прибавил ходу. Всего один поворот - и огромный дом показался из-за густых зарослей кукурузы. Большой деревянный двухэтажный дом построил еще прадед Макса. С тех пор дом подвергался периодическому ремонту, но своей красоты и надежности не утратил.
   Юноша вбежал в дом.
   - А вот и ты, Макс. Беги мой руки - и за стол. - суетливо встретила прибежавшего Макса его мать.
   - Иду, мама.
   За столом уже сидела вся семья. Ах, какой был запах! Да, мама умела готовить. Сегодня была среда, а значит день индейки и блинчиков (у матери Макса определенной еде соответствовал определенный день). Макс сел за стол и перекрестился. Отец начал читать молитву.
   Семья Макса была очень набожной, как, наверное, и многие сельские жители. Не стоит и говорить, что мальчик знал Библию наизусть. Из-за этого ко всем природным явлениям он подходил как с научной, так и с теологической стороны.
   Закончив молитву, отец благословил еду, и семья набросилась на еду.
   - Как прошла первая половина дня? - начала разговор мать.
   - Представляешь, - поддержал ее отец, - у Деррикса кто-то выжег на поле странный фигуры. Огромные геометрические фигуры! Главное - ночью Деррикс ничего подозрительного не заметил. Сегодня пришлось обходить все поле. Я боюсь как бы у нас такого не произошло. А тут еще и трактор сломался. Придется чинить.
   - Помочь не надо? - спросил Макс.
   - Конечно надо! Только я хотел попросить, а тут ты сам... А от Стивена не дождешься!
   - Не надо, папа, - ответил брат Макса Стивен, - это от Макса не дождешься. Он только и знает, что лежать целыми днями на своем дубе.
   - Твоя проблема в том, что ты помогаешь всегда, а я предлагаю свою помощь только тогда, когда знаю, что это станет для кого-то откровением. Понимаешь, из-за таких мелочей к человеку относятся лучше. Вот я, например, ничего не делаю - а в иной момент - бах! и помощь предлагаю, исправляюсь! Люди любят, когда кто-то исправляется.
   - Может оно и так, но ты, Макс, сегодня у меня повкалываешь! - сурово, но с улыбкой в глазах, произнес отец. - Поели?
   - Да.
   - Угу.
   - Что надо сказать?
   - Спасибо, мама! - протянуло два голоса.
   - Не за что, вы мои дорогие! - начала усюсюкать мать.
   - Все пошли! Трактор нас ждать не будет!
   - Прям так уж и не будет. Возьмет - и уедет без мотора! - сострил Стивен.
   Отец взял в сарае чемоданчик с инструментам, и они двинулись опять через поле к двум сестрам - водонапорным вышкам, у которых заглох старина-трактор.
   - А что случилось-то с трактором? - поинтересовался Стивен.
   - Похоже мотор сгорел. Я сегодня от Деррикса на нем ехал, а он, собака, заглох!
   - Починим, - уверенно произнес Стивен и неуверенно добавил: - Надеюсь...
   Тропинка между рядами кукурузы вывела мужчин на большую дорогу. Недалеко стояло большое черное пятно - трактор. Мужчины ускорили ход.
   - Да, сколько я на тебе ездил - ни разу не подводил, а сейчас... - разговаривая с воздухом, отец оценивающе осмотрел трактор. - Ладно, давай сюда мои инструменты.
   - Держи, - Макс протянул инструменты отцу.
   - Не понял? - Отец выпучил глаза, всматриваясь в содержимое черненького ящика, в котором должны были быть инструменты. - А-а-а! - вспомнил он, наконец, что-то, - Я же у Деррикса их оставил, а это тогда что за ящик? Ладно, вы меня тут ждите, а я к Дерриксу сгоняю. - обратился отец к сыновьям.
   - Не вопрос - иди.
   Отец поспешно удалился в сторону горизонта.
   - Ну что будем делать? - спросил Макс.
   - Да есть тут одна идейка.
   - Вроде?
   - Вроде посмотреть на поле Деррикса.
   - И что мы там увидим?
   - Знаешь, у меня иногда складывается впечатление, что ты вообще в этом мире не присутствуешь. Обед-то хоть помнишь?
   - А-а-а! Ты имеешь в виду фигуры. Полезли на вышку!
   Огромная вышка, высотой с хороший пятиэтажный дом, гордо высилась, как маяк, над полями. Хрупкая лестница, не под стать вышке, спускалась вниз и втыкалась в землю. Макс и Стивен забрались на самый верх.
   - Эй, посмотри, и вправду фигуры! - восхитился Стивен.
   Внизу, серо-желтым морем на многие мили раскинулось кукурузное поле. Порывы ветра создавали на этом полотне большие волны. А посередине - те самые фигуры, выжженный кем-то узор. Три огромных круга посередине: сверху и снизу поменьше, посередине - самый большой. От центра во все стороны отходили прямые равные линии, каждая заканчивалась ромбом.
   - Ничего себе! Это кто же мог такое сделать? Человек этот, конечно, скотина, но сделал, согласись, красиво. - восхитился узором Макс.
   - Лично я бы такому шутнику морду бы отбил за такие фигуры. Пусть он хоть Мон Лайзу нарисует. Поле жалко! - несколько разозлился Стивен.
   - Мону Лизу. К тому же поле-то не наше, можно и насладиться!
   - И почему все наслаждаются тем, к чему сами лично не имеют никакого отношения?
   - Потому что так надо! Ладно, давай спускаться, а то я уже замерз весь.
   На вышке действительно дул сильнейший ветер. Макс подошел к лестнице и осторожно начал спускаться. Стивен, подождав немного, полез за ним. Спускаться было даже страшнее, чем подниматься: ноги дрожали, щупая под собой очередную ступеньку. Юноши осторожно слезали вниз. Вдруг Стивен покачнулся, его нога подвернулась и застряла между ступенькой и башней, руки отнялись, и Стивен камнем полетел вниз. Последнее, что успел увидеть Макс, перед тем как Стивен задел его, и Макс тоже полетел вниз, было заходящее солнце, которое он так любил.
   Глухой шлепок об землю, хруст костей и лужи крови, растекшиеся по пыльной земле.
   Темнота. Вспышка. Образы. Самые яркие моменты из жизни, все, что еще мог вспомнить мозг, а потом опять темнота...
   Ветер. Он дует. Макс приоткрыл глаза и, щурясь посмотрел на солнце. Жив, ей богу жив!
   - Ма-акс! Ма-а-акс! Стивен! Где вы? Обеда-а-ать!
   Крик матери. Опять? Макса охватил некий ужас, он побежал домой. Побежал опять, рассекая стройные ряды кукурузы, путаясь в ногах.
   И вот опять выползает дом. Парень подскочил к дверям и остановился - в нескольких шагах от него стоял бледный Стивен. Они испуганно переглянулись и пошли в дом.
   - Максимилиан Перриман Грин! Джейкоб Стивен Грин! Сколько можно вас, молодые люди, ждать? Обед стынет. Идите быстро за стол! - строго сказала мать.
   Медленной походкой парни подошли к столу. Там уже сидел отец. Макс и Стивен сели, перекрестились. Отец начал читать молитву.
   - Как кто провел день? - начала разговор мать по окончании молитвы.
   - Как всегда. Как трактор-то? - спросил Макс.
   - Трактор? А! Трактор-то. Плохо. Мотор сломался. Никто кстати не хочет мне помочь его починить? - ответил отец.
   - Конечно, пойдем.
   - Сегодня у Деррикса такое случилось! На поле кто-то фигуры выжег. Я даже чуть было инструменты свои не забыл. Хорошо еще Деррикс меня на пороге поймал и отдал, а то бы пришлось опять к нему идти. Трактор-то надо чинить.
  
  

***

  
   На следующий день Макс и Гарри навестили Нину.
   Ее квартира - наследие очередного мужа - находилась на последнем этаже огромного небоскреба, возвышающегося почти в самом центре города. Это было довольно странное здание, построенное в стиле готики с примесью хай-тека.
   Нина была дома.
   - Да? - недоумевающе сказала Нина из-за приоткрытой двери.
   - Нина, ты нас не знаешь, но зато тебя знаем мы. - Макс без приглашения вошел внутрь, Гарри неуверенно последовал за ним.
   - Кто вы? Что вам надо? - спросила Нина. Страх внутри нее начал нарастать.
   - Я? Макс Перриман. Тебе это ни о чем не говорит, правда? А вообще мы по делу.
   - Какому? - Нина пыталась припомнить что-то.
   - Мы знаем о твоих способностях. - Макс выразительно посмотрел на Нину исподлобья.
   - К-каких? Что? - заикалась она, ею овладел животный ужас.
   - Как же. Женится на богатеньких мужчинах, которые вот-вот помрут - ой как выгодно.
   Нина побледнела.
   - А ведь как один молодые. Брак по любви, жених и невеста, блин. А знаешь, что нам от тебя нужно.
   Нина прикусила губу и энергично замотала головой.
   - Ты нам поможешь, хочешь ты того или нет. У тебя нет выхода, ты ведь знаешь это сама.
   - Хватит человеку на мозги капать. - впервые в разговор вступил Гарри, стоящий у бара с рюмкой превосходного коньяка.
   - Тихо. - зло ответил Макс и продолжил. - А знаешь ли ты, Нина, откуда мы столько знаем о тебе?
   Плесант молчала, руки у нее тряслись.
   Макс начал угрюмо рассказывать ей свою теорию. Результат тот же - удивленное лицо и машинальное кивание головой в ответ на все вопросы Перримана.
   - Ну вот и ладненько. Итак, наша команда в сборе. Начинаем охоту за смертью! - торжественно и жестоко рявкнул Макс. - А пока, пожалуй, давайте отдохнем.
   - Так, стоп, стоп, стоп! Я ни на что не подписывалась. - опомнилась Нина.
   - Не переживай, мы тебе заплатим. Знаешь кто это? - Макс кивнул в сторону Гарри.
   - Нет. А должна?
   - Представляю - Гаррет Кингстон Хаус.
   - Нина Ребекка Плесант. Мне плевать на его полное имя. Да, Кингстон? - съязвила Нина, наигранно повернув голову в сторону Гарри.
   Гарри покраснел, он не любил, когда его называют Кингстоном.
   - Дура ты. - ласково начал Макс. - Он сын Бенедикта Хауса. Его-то хоть знаешь?
   - Он вроде помер. В новостях недавно передавали. Большая шишка вроде. - Нина говорила уже более возбужденно.
   - Вот-вот. Завещание догадываешься на кого оформлено?
   - Ладно, я с вами. Пойду спать, вы пока развлекайтесь. - Нина быстрой походкой отправилась в спальню, послышалось спешное ворочание ключом в замке.
   Гарри налил Максу коньяк, который Перриман тут же выпил залпом. Компания начала напиваться. Жуткий смех наливал квартиру Плесант. Макс и Гарри были похожи на животных. Злобный оскал и безумный взгляд - мужчины обезумели. Впервые Гарри пил не в спокойном одиночестве, не топился в виски, не видел гордых образов, уводящих от реального мира куда-то вдаль, в величественную сказку. Гарри жестоко напивался, наружу лезли низменные инстинкты, тени смотрели на Хауса из-за углов, затягивая Хауса все дальше и дальше в бесконечную бездну. И дьявол был ангелом...
   Проснувшись утром, Гарри огляделся. Он смутно помнил свое местоположение. Макс стоял у окна, манящий запах кофе заставил Хауса встать с дивана. Ноги его тряслись, руки не слушались. Такое состояние Гарри было знакомо и, одновременно, нет. Это было не то ощущение ненадобности, боли, но это было нечто большее, сладостное настроение радости и ожидания необычного. Гарри подошел к Максу.
   - Где Нина? Где она была вчера?
   - Вчера? Она заперлась у себя в комнате. Она и сейчас там, похоже, спит.
   - Ты бы проверил ее.
   - Иди да проверь. - спокойно сказал Макс.
   Гарри постучался в комнату Нины. Ответа не было. Хаус постучался опять.
   - А-а-а? - усталый голос протяжно пропел из-за двери.
   - Нина, вставай! Давай завтракать, Макс сделал кофе.
   - Сейчас выйду.
   За дверью раздался скрип кровати и шлепки голых ног по полу. Гарри постоял немного около спальни и пошел на кухню. Кофеварка была наполнена лишь наполовину. Гарри решил заглянуть в холодильник, но кроме нескольких пачек йогурта ничего там не нашел.
   - Нина! - крикнул Гарри.
   - Я уже здесь. - Гарри вздрогнул, так как Нина уже стояла за спиной Хауса.
   - У тебя поесть ничего нет?
   - Йогурт.
   - Берите кофе и тащитесь сюда. - раздался голос из гостиной. Это звал Макс.
   - Уже идем!
   И вот все уже сидят в гостиной на диване перед здоровенным телевизором. Гарри впервые как следует разглядел Нину. Это была низенькая молодая девушка атлетичного телосложения. Ее симпатичное лицо было несколько измучено после бессонной ночи. Взгляд Нины был простоват, наивен. Представьте себе хищника, который умоляет свою жертву умереть, чтобы выжить самому. А теперь представьте взгляд этого хищника. Вот такой же был у Нины. Плесант почему-то стыдилась своих черных, как смоль, от природы волос, поэтому они были у нее обесцвечены. Еще Нине не нравился ее чуть вздернутый носик, который обожали все ее бывшие мужья. Гарри засмотрелся на Нину. Он пристально изучал ее, замечая каждый изгиб прекрасного тела.
   - Гаррет, Гаррет! - привлекал внимание Гарри Макс. - Не спи!
   - А? Что такое?
   - План, говорю, такой. - на повышенных тонах произнес Макс.
   И более спокойно начал излагать его детали:
   - Нина, ты будешь ходить по городу и чувствовать, то есть будешь делать то, что делаешь всегда. Нам нужно несколько кандидатов, подходящих под одну характеристику: одинокий, замкнутый, стеснительный. Мы должны иметь постоянный доступ к этому человеку. Мы должны все время следить за ним, причем совершенно свободно, без боязни быть наказанными. Все понятно?
   - Мне-то что делать? - спросил Гарри.
   - Мы будем сидеть здесь, - уверенно ответил Макс. - А ты, Нина, иди! - приказал Перриман Нине.
   Нина спустилась по лестнице. Она решила не пользоваться лифтом, хотя до первого этажа было очень высоко. Мысли лезли в голову. Нина думала о Максе. Этот харизматичный человек все это время заставлял биться ее сердце быстрее, заставлял содрогнуться каждую клетку тела. Нет, это была не любовь. Макс заставил разум Нины возродиться, Плесант как будто снова родилась и ей еще только предстоит изучать этот опасный мир.
   Тем временем, она была уже внизу. На улице ярко светило солнце, его лучи веселились на стеклах машин и окнах домов, дети радовались еще одному райскому деньку и играли в небольшом дворике рядом с небоскребом. Нина прищурилась и ужаснулась. Все суетящиеся люди казались ей мертвецами, она видела лишь силуэты. Нина пошла. Ее наивный взгляд хищника превратился в хищный взгляд загнанного зверя - жестокий, безысходный, испепеляющий. Плесант осматривала каждого прохожего, заглядывая в глубины их душ, видя в них только вечный страх и раны. Дух человечества высох, его заменили жажда беспрепятственной жизни и стремление забраться как можно выше.
   Нина искала жертву. Мимо прошел мужчина, лет сорока пяти, умрет через месяц. Не подходит - кольцо на пальце. Вот старушка, умрет через пять дней. "Вот эта, наверное, подходит." - подумала Нина, но зов подруги старой женщины отправил Плесант на дальнейшие поиски. Бродя по городу, Нина искала, но не могла найти ни одного подходящего человека. Все возможные кандидаты были ничтожны, но при этом все были кому-то нужны. "Как бы ни была ничтожна жизнь этих людей, всегда найдется кто-то столь же никому не нужный, несчастный, чтобы скрасить эту вечную банальность, имя которой жизнь..."
   После трех часов шатания, Нина устала и проголодалась. Ей попался указатель со знакомым направлением на парк, где в детстве она провела не один прелестный денек. Вспомнив, что рядом с парком стоит забегаловка, Нина свернула. Купив себе пару сочных бутербродов и содовой, Плесант направилась ближе к центру, где села на скамейку и с большим аппетитом начала есть.
   Парк был большим оазисом в самом сердце пыльного города. И хотя со всех сторон парк был окружен автострадами, дорожная шум и гарь сюда не долетали. Стройные осины возвышались, не давая пройти многим лучам солнца, отчего обстановка в парке была романтическая, как в сказочном лесу. Птицы наперебой щебетали, разнося свою веселую мелодию по всему парку. И лишь редкая вылазка белки нарушала эту идиллию, распугивая пташек. Народу было очень мало, и аллея никем не была облюбована. Находясь в одиночестве, Нина наслаждалась природой, впервые после многолетнего прогорания в городе.
   Утолив голод, Нина решила еще немного посидеть на лавке, подышать более-менее свежим воздухом. Вдруг, холод пробежал по спине, глаз нервно задергался - с большим кейсом в руках шел невзрачный мужчина пятидесяти лет. Ему осталось жить неделю. Бегающие, прищуренные глазки с синяками выдавали в нем жалкого подхалима. Небольшой живот, черный костюм с пятнами пота; свет от солнца бегал между редкими волосинками, отражаясь от лысины. Человек с видом клерка привлек Нину. Он был тот, кто и нужен такому пожирателю как Макс.
   Нина пошла за ним. Они остановились на перекрестке перед светофором, и Плесант смачным пинком выбила кейс из рук мужчины и начала притворно извиняться:
   - Ой, извините, пожалуйста, я не хотела, честное слово!
   - Аккуратнее надо быть! - мужчина обернулся и, увидев перед собой молодую девушку, разошелся: - Вы, что не видите куда идете! Совсем ум потеряли, я, между прочим, на работу опаздываю, меня там ждут!
   - Извините! Дайте мне свой счет в банке, у меня богатый отец, я вам все оплачу.
   - А.. Э.. Хорошо... - стушевался мужчина и достал из потного пиджака визитную карточку.
   - Спасибо, до свидания. - произнесла Плесант и убежала.
   Мужчина обернулся и удивленно пошел дальше.
   Нина вернулась к себе домой. Гарри сидел на диване и с усталым видом смотрел телевизор.
   - Все отлично! Где Макс?
   - Макс? А он ушел. - несколько заторможенно ответил Гарри.
   - У нас есть человек!
   - Поздравляю. - невозмутимо и безразлично сказал Хаус.
   - Что ты такой невеселый? - Нина села рядом с Гарри.
   - Да не нравится мне вся эта история, теория. Если бы мне это сказал кто-нибудь помимо Макса, я бы послал его ко всем чертям и помирал себе дальше.
   - Да, Макс - классный!
   - Ты ведь боишься его.
   - Ты ведь тоже. Однако, он интересен.
   - А я? - удрученно спросил Гарри.
   - Ты? Симпатичный.
   - Да нет. Какой я по характеру, по силе воли, духа?
   - Мне кажется, что тебе что-то нужно от жизни, но ты не знаешь что. Ты пошел за Максом, потому что решил, что его-то ты и искал.
   - Думаю ты права. А ты? Ты почему пошла за Максом?
   - А ты бы не пошел за человеком, который обещает тебе вечную жизнь и одновременно лишает ее?
   В это время хлопнула дверь. Пришел Макс.
   - Макс это ты? - крикнул Гарри.
   - Да, да. Нина пришла?
   - Пришла! Успешно!
   - Хорошо.
   Макс вошел в комнату и подозрительно окинул ее взглядом.
   - Ну, Нина, чем порадуешь?
   - Мне кажется, я нашла его. Насколько я поняла, он не женат, неврастеник, подхалим, скромный клерк, умрет ровно через неделю. У меня есть его визитка.
   - Отлично давай сюда. - Нина протянула визитку Максу.
   - Кевин Шернек, помощник Холдена Карнса, "Глобал Машинс". - читал Макс вслух.
   - Эй, да этот клерк и в самом деле какой-то униженный. - включился в разговор Гарри, - Я знаю Холдена. Он о своих сотрудниках вообще ничего не знает. Он начальник отдела распространения продукции. А этот Кевин небось вообще отвечает за какой-нибудь Занзибар.
   - Официальный распространитель продукции по Западной Азии. - дочитал Макс, - Это что значит?
   - Считай сам: на каждый регион приходится по шестьдесят-семьдесят распространителей. Они ничего не делают. Просто сидят и пишут отчеты о проданной продукции. Бумажные крысы, блин.
   - Это значит, что на работе он никому точно не нужен. Так, надо узнать о нем больше. Это уже наша с тобой работа, Гарри. Пойдем, это все надо провернуть сегодня же!
   Макс и Гарри ушли.
  

***

  
   - Куда мы идем?
   - В полицейский участок.
   - А там-то что?
   - Там мы узнаем о нашем Кевине Шернеке больше.
   - Больше о нем можно узнать и в "Глобал Машинс". Там личное дело на каждого.
   - А ты разве там такой желанный гость, что тебя допустят к корпоративным архивам? - ехидно прищурился Макс.
   Гарри опустил голову, и они ускорили шаг.
   В полицейском участке было на удивление тихо. Никаких воров, убийц, задержанных. Только дежурный в окошке сонливо пытался разглядеть что-то на синем экране телевизора.
   - Извините, сэр! - начал Макс.
   - Чем могу помочь? - учтиво отозвался полицейский.
   - Извините, мне хотелось бы узнать. У меня друг в больнице лежит без сознания. До того, как потерять сознание, он мне сказал, чтобы я нашел его жену и детей. Понимаете, просто я не знаю его семьи, мы вместе снимаем квартиру, он никогда о родных не рассказывал. Можете мне помочь?
   - Ну не знаю. Пойдите, спросите у офицера, он вон за той дверью. - дежурный указал на неприметную деревянную дверь с номером 4.
   В комнате, на потрепанном диване, лежал человек, укутавшийся в огромных размеров плед и слушал музыку, жужжащую из динамика маленького магнитофона.
   - Здравствуйте, извините. - непривычно вежливо привлек внимание офицера Макс.
   - Да, - устало пробормотал полицейский, не вылезая из-под пледа.
   - Дежурный сказал, что вы можете помочь.
   - Чем?
   - Понимаете, у меня друг в госпитале без сознания лежит, он меня жену попросил привести к нему, а я не знаю, где и кто она. Понимаете?
   - Хмм... Друга? Это будет немного вам стоить.
   - Пятьсот баксов, - прохрипел из-за спины Макса Гарри.
   - Сойдет! - воодушевился полицейский и встал с дивана.
   Тут Гарри и Макс увидели его лицо. Это был Дэн Люциус - полицейский, который видел Макса в прошлой жизни Гарри, тот полицейский, которому удалось провернуть опасную операцию и разоружить маньяка.
   Гарри хотел было раскрыть рот, но Макс во время его толкнул.
   Не надо, пусть все будет так, какое оно есть на самом деле. - произнес Перриман.
   Люциус пошел в глубь участка, компания пошла за ним. После долгих блужданий по кабинетам и подвалу, они подошли к маленькой комнатушке. Внутри все было заставлено железными шкафчиками и горами бумаг. Где-то в углу стоял грязный маленький монитор, на котором, перекатываясь из угла в угол, прыгал текст: "Жизнь мертва".
   Дэн вытащил стул и, сев за компьютер, начал долбить по невесть откуда появившейся клавиатуре. Текст на мониторе заменила огромная таблица.
   - Давай...
   - Кевин Шернек.
   Пальцы Дэна продолжили барабанить по клавиатуре.
   - А все-таки, зачем он вам нужен? - пробурчал Дэн.
   - Я же сказал...
   - Я знаю, что вы сказали. Это ведь не правда. - перебил Дэн. - Просто интересно, что противоправного я совершаю. Да и искать несуществующих людей несподручно, - Дэн повернулся лицом к Максу и хитро посмотрел.
   - Мы просто будем за ним следить. - разоткровенничался Макс.
   - Просто? Следить? Зачем вам это надо?
   - Надо. Могу сказать одно: мы ему вреда не причиним, он сам... - на этот раз Гарри пихнул Макса в бок, прерывая пересказывание нежелательных подробностей.
   - Ваше дело. Мне уже на все плевать. Этот город зажрался. Кругом одни надменные ублюдки. - разозлился непонятно на что Дэн и добавил: - Шернеков - семь. Из них Кевин - один.
   - В точку! Можно на дискету скинуть?
   - Можно.
   Макс достал дискету и дал ее Дэну. Офицер вставил дискету прямо в гору бумаги, за которой, видимо, и стоял системный блок компьютера.
   - А чем вам не нравится город? - влез Гарри.
   - Город? Город есть совокупность людей, в нем проживающих. А люди в нашем городе - козлы. Правда, не все.
   - Чем вам так люди не угодили? Вы выбрали профессию, которая базируется на работе с людьми, на их защите.
   - Люди - скот. Они подчиняются воле своих начальников, которые и определяют сущность каждого человека. Хороших начальников не бывает. - Дэн сделал небольшую паузу, - Выводы делай сам.
   Гарри был не согласен с Дэном, ведь его отец, да и в каком-то роде он сам, были начальниками. Не мог же он себя назвать козлом!
   - Значит, все беды идут от начальства?
   - Нет, все беды идут от жажды денег. Чем выше человек забирается, тем больше он стремится к деньгам, и тем больше он портит жизнь другим.
   - У вас, видимо, какие-то свои счеты с начальством, раз вы такой разнос устраиваете.
   - Брат, - офицер запнулся.
   - Что? - Гарри немного опешил.
   - У меня есть брат. Он тяжело болен. - Дэн вздохнул, - Все эти безумные поступки, все эти безвылазные дни работы - все, чтобы набрать денег на лечение брата.
   - А поговорить...
   - С кем? С начальством? Говорил! - перебил Дэн, - И что? Ничего! "Работай!" - говорят. Я решил заработать на премиях. Вот и вызвался на эту операцию с заложниками. Мне дали премию. Двести баксов... Ну что это за премия!? - закричал Дэн, - На эту премию и месяца не проживешь! Какая уж там хирургия! И это после стольких лет честной работы!
   - И вы решили отомстить... Брать взятки, как другие.
   - Можно и так сказать. Видите, даже вы мне больше дали за мои услуги.
   - Мы можем тебе помочь еще больше. - из-за череды бесконечных шкафчиков произнес Макс.
   - Да? Неужели? - скептически отозвался Дэн.
   - Ты ведь ничего не знаешь об устройстве мира. О брате, кстати, тоже можешь не беспокоиться. Соберешь ты свои деньги, только в другой жизни твоего брата.
   Дэн выпучил глаза и скривил рот, как будто видел перед собой двух сумасшедших, пытающихся с ним серьезно поговорить. Кто знает, может оно так и есть...
   - Да не смотри ты так, он не шутит. Деньги мы тебе конечно заплатим. И уже не пятьсот баксов, а пять тысяч, как тебе? - сказал Гарри.
   Лицо Дэна приобрело еще более удивленный вид. Макс снисходительно улыбнулся, затем резко поменял свое выражение лица и, сердито оглядев офицера, начал рассказывать свою теорию.
   - Ты согласен? - в конце спросил Макс.
   - Я? Конечно... Вот только отпуск на недельку возьму.
   Офицер решил, что своим поступком он раз и навсегда расквитается с начальством, сможет вылечить брата, да и проконтролирует Макса с Гарри, чтобы они не натворили ничего лишнего.

***

  
   Весь следующий день прошел в суете и основательной подготовке к слежке.
   Макс подошел к черному ноутбуку, небрежно валяющемуся на диване, и ,вытащив заветную дискетку из кармана, вставил ее в дисковод.
   - Гарри, иди сюда! Поможешь!
   Гарри в два счета очутился рядом с Максом. В это время на экране монитора появилась здоровая таблица с данными Кевина Шернека.
   - Шестьдесят третьего года рождения, не женат. - бурчал Макс, - Отлично! Живет на улице Нансена, дом пятнадцать, квартира триста сорок три. Живет один. Отлично! Ну как тебе? - обратился Макс к Гарри.
   - Стандарт. Все они такие, эти бумажные крысы. Лишь бы на себя любимого хватило.
   - Зачем так строго? Не будь у тебя такого отца, может был бы сейчас таким же.
   - Я был бы хуже. - улыбнулся Гарри и добавил: - Какие планы?
   - На сегодня никаких планов. Вот Нина и Дэн вернутся с аппаратурой, тогда скооперируемся.
   - Как знаешь, как знаешь. - вздохнул Гарри, - Пойду погуляю.
   - Иди. - Макс продолжил досконально изучать данные Шернека.
   Гарри встал с дивана и пошел к двери, на ходу накидывая на себя легкую куртку.
   На улице было прохладно. Вечерело. Сумерки наползали на небо быстро и неуклонно, уничтожая каждый сопротивляющийся кусочек света. Солнце, садясь за горизонт, посылало последние лучи, которые ослепляющими искрами рикошетили от стеклянных небоскребов. Гарри не знал куда идти. Либо в свой любимый бар, либо к Никколсу, либо просто шататься по городу. Гарри выбрал последнее.
   Солнце окончательно село, и небо накрыло черным звездным покрывалом. Зажглись фонари своим монотонным успокаивающим светом. Гарри плелся по улице. Народу было мало. Только редкие компании пьяных подростков изредка наводили шум на эту нежизненную умиротворенность. Гарри стало скучно и, обойдя квартал, он вернулся домой.
   Нина и Дэн уже пришли и что-то оживленно рассказывали Максу. На столе и на полу лежала огромная груда всяких навороченных полицейских штучек, вроде отмычек, раций, жучков и много чего еще.
   - Иди сюда, Гарри. - позвал Макс. - Ты хотел знать план? Смотри: я и Нина завтра днем будем ставить жучки на квартире мистера Шернека, а вы с Дэном вечером прокрадетесь в госпиталь и стащите медицинскую карточку этого клерка.
   - Это еще зачем?
   - Нам надо умереть одной смертью, чтобы сработал радиус, так?
   - Ну так. А что?
   - Как что? Если он умрет от болезни сердца или еще чего, то как по-твоему мы должны умереть?
   - Так же...
   - Я посоветовался с Дэном. Он сказал, что может достать нужные препараты, которые приводят к смерти от того или иного недуга. А чтобы знать, какой препарат брать, нам нужна его карточка.
   - Понятно. А как по-твоему мы проберемся в госпиталь?
   - У нас есть план. - Макс начал рыться в груде бумаг, лежащих на диване, и в конце концов достал здоровый рулон, на котором был нарисован чертеж госпиталя. - Вот. Сегодня Нина все узнала: госпиталь делится на три части: западную, восточную и центральную. У каждой из частей есть по главному входу и по одному запасному. Мы не знаем точно, где лежит карточка Шернека. Она может лежать как в кабинете главного врача, что находится в западной части, так и в архиве, который находится в подвале. Лестница в подвал - в центральной части. Вам повезло - бежать от кабинета главного врача до лестницы не очень далеко. Посовещавшись, мы с Дэном решили, что лучше заходить через западный запасной выход. Через ограду пробраться будет легко - Нина заметила большую дырку между прутьями. Кстати, она находится прямо напротив запасного выхода. Теперь про охранников. В каждой части их дежурит по три человека. Камеры стоят везде, но в архиве их нет.
   - Камеры, охрана? Вы что...? - Гарри не успел закончить фразу, его перебил Макс.
   - Слушай! Охранники не смотрят за происходящим через камеры. Камеры смотрят только в одном случае - если что-то произошло. Поэтому видеонаблюдения можете не опасаться. Поедете в госпиталь вы на машине Нины. Переоденетесь в эти костюмы. - Макс показал на два абсолютно черных спортивных костюма и на страшного вида маски. - Все понятно? Если нет, Дэн тебе объяснит, а я пойду спать. Да, и еще, - вспомнил Макс, - вы сможете почти бесшумно передвигаться, поэтому за громкость шагов можете не беспокоиться. В этих кроссовках, - Макс показал на две пары кроссовок, больше похожих на носки, - Вы сможете даже бегать, и при этом вас сам черт не услышит.
   Дэн взял планы и ушел на кухню. Гарри пошел за ним, чтобы расспросить обо всем еще раз поподробнее.
  

***

   Дэн и Гарри подъехали к госпиталю и вылезли из машины. В огромном здании не горело ни одного окна. Небо всем своим черным полотном улыбалось и манило, как будто говоря: "Иди, возьми, никаких преград!".
   - Доставай план. - шепнул Гарри.
   - Так, нам надо к этому запасному выходу. - Дэн указал рукой куда-то влево.
   - Пошли.
   Осторожно, стараясь ни в коем случае ни поднять шум, Гарри и Дэн пробирались к входу. Трава покорно молчала под их ногами.
   Перед их носом из ниоткуда выросли черные прутья ограждения. Максимально пригнувшись, Гарри и Дэн побежали к разлому, любезно оставленному пару месяцев назад какими-то чересчур шаловливыми ребятами.
   Через несколько шагов привыкшие к тьме глаза отчетливо различили дыру в ограждении.
   - И это дыра? - шепотом возмутился Дэн, - Да туда даже комар не пролезет!
   - Прорвемся. - с этими словами Гарри, кряхтя, начал влезать в дыру.
   - Ой! - несколько громко для такой важной операции прошептал Гарри.
   - Что там?
   - Я, кажется, штанину порвал.
   Гарри вывалился из дыры, Дэн, похихикивая, последовал за ним. Без ушибов и ссадин не обошлось и у опытного полицейского - Дэн порвал куртку о выпирающий прут.
   К черному выходу они добрались без проблем. Маленькая неприметная дверь, расположившаяся в узеньком закутке, была довольно тяжелой преградой для непрошенных гостей, хотя и казалась довольно хлипкой. И если бы не универсальная отмычка в кармане Дэна, "взломщики" вряд ли пробрались внутрь. Полицейский незамедлительно эту отмычку и достал. Поковырявшись минут с пять в замке, Дэн встал, дверь приветливо распахнулась.
   Внутри было темнее, чем на улице. Гарри вошел первый и споткнулся о ведро, стоящее прямо перед входом. Дэн включил фонарь. Яркий свет заполнил темную доселе комнату. Это оказалось подсобное помещение. Вдоль по стенам, громоздясь друг на друге, огромной кучей валялись ведра и швабры. Прямо перед другой дверью были аккуратно свалены половые тряпки.
   Дэн перешагнул через все еще лежащего Гарри и подошел к второй двери.
   - На ней нет замка! - тихо вскрикнул Дэн.
   - Как нет? А как же она закрывается?
   - Видно, амбарный замок, причем висит с той стороны.
   - Без шума не обойтись? - не успел спросить Гарри, как Дэн ногой снес дверь с петель. Кусок дерева звонко рухнул на керамический больничный пол.
   - Бежим. - пробормотал Дэн.
   Гарри встал и побежал за Дэном, который на ходу еще успевал разворачивать план здания.
   Где-то недалеко послышался хриплый голос.
   - Тихо! - приказал Дэн.
   Гарри, последовав примеру офицера, распластался по стене. Дэн выглянул из-за поворота.
   - Никого, бежим туда.
   Гарри и Дэн на цыпочках рванули в большой холл, усеянный колоннами и цветами, стоящими по стенам. Мимо промелькала череда кабинетов.
   - Пригнись! - приказал Дэн.
   Дэн полусидя, скрываясь за колоннами, в два счета одолел расстояние от коридора до кабинета главного врача. Гарри не отставал.
   - Следи за коридором. - Дэн вытащил отмычку и начал орудовать в замке. Щелчок - и компания ползком влетает в кабинет.
   - Закрывай! - отчаянно прошептал Гарри.
   Дэн с невозмутимым выражением лица, какое, надо сказать, у него не менялось на протяжении всей операции, ковырялся в замочной скважине. Снова щелчок - и компания оказалась во временной безопасности.
   В коридоре раздались шаги. Охранников было, похоже, двое. Один глухо покашливал, другой - что-то напевал себе под нос.
   - Куда они пошли? - раздался один из голосов.
   - Пойдем морг проверим.
   - А там что они забыли?
   - Не знаю, но они хамы! Так дверь-то вышибить!
   Дальше Гарри не расслышал - шаги удалялись куда-то вглубь госпиталя, унося туда же голоса. Гарри облегченно вздохнул и обернулся, ища взглядом Дэна. Офицер уже копался в ящиках письменного стола.
   - Ну как?
   - Ничего, тут, похоже, только больные за последнюю неделю. Придется бежать в архив.
   - Это самоубийство! Там охрана!
   - Тебе какая разница? Ты и так хочешь жизнь самоубийством покончить. - улыбнулся Дэн и открыл дверь.
   Гарри пулей вылетел из кабинета и прилип к противоположной стене. Дэн последний раз посмотрел на план здания и, скомкав его, выбросил. Вновь послышались шаги. Дэн и Гарри выпрыгнули из своих временных убежищ и нырнули в коридор. И опять мелькают кабинеты, и опять постоянно приближающиеся шаги добавляют адреналина и заставляют выкладываться на полную, сосредоточить все свои чувства на беге, тихом, бесшумном беге.
   Череда одинаковых коридоров проплывала в глазах, а шаги все окружали, не давая потерять себя из виду. В конце концов перед "взломщиками" выросла лестница, ведущая вниз.
   - Нам сюда! - произнес Дэн.
   Гарри, прыгая через ступени, мчался вперед, еле поспевая за Дэном. Внизу располагался огромный подвал, в темных глубинах которого скрывалась так нужная Гарри и Дэну дверь архива. Дэн снова включил фонарик. Подвал был пуст. Никакого шума слышно не было, даже неугомонные шаги прекратили свое преследование.
   Дэн подошел к двери архива. Странно, но было не закрыто.
   - Не закрыто! - пробормотал Дэн.
   - Думаешь там охрана?
   - Вполне возможно.
   - Уходим?
   - Сдурел? Сейчас проверим. Иди спрячься во-он в том углублении. - Дэн показал на нишу, находящуюся в очень узком проходе, переплетенном трубами. Гарри последовал приказу.
   Дэн огляделся, порылся рукой у себя в кармане и вытащил ключ от машины. Офицер отцепил от ключа брелок и, швырнув его в приоткрытую дверь, прыгнул в ту же нишу, где сидел Гарри.
   - Уфф. - буркнул Гарри от неожиданности - Дэн въехал ему ногой по лбу.
   Гарри и Дэн замолкли, прислушиваясь к темноте. Ни звука, ни шороха, ни даже дуновения ветра - стояла гробовая тишина.
   Дэн осторожно вылез из укрытия, и не менее осторожно подкрался к двери, приоткрыв ее чуть-чуть пошире, он вошел внутрь. Гарри вошел следом. Комната чем-то напоминала полицейский архив, где Люциус помогал Гарри и Максу найти информацию о Шернеке. Какое совпадение - почти та же комната, тот же офицер помогает тем же авантюристам искать инофрмацию о все том же клерке. Дэн включил фонарик. Свет врезался в глаза, отчего Гарри на долю секунды ослеп. За эту долю Дэн каким-то чудом уже потерялся из виду и стоял возле нужного шкафчика с большой буквой "Ш" сверху.
   - Ну как, нашел?
   - Шерндт, Шернейт, Шернек! Взял, пошли!
   Дэн схватил толстенную папку и аккуратно вышел из архива. Предстоял не менее сложный путь назад. Взломщики вылезли из подвала, выбрались обратно в коридор. Затем аккуратно, по стенке, Дэн и Гарри прокрались в холл.
   - Все, соберись, Гарри, последний забег! - отдал напутствие Дэн и трусцой побежал в коридор, где посредине лежит бывшая дверь.
   - Я слышу их, вон они! - раздался вопль охранника.
   Гарри и Дэн тут же инстинктивно рванули. Вот он, последний поворот, а за ним - выход. Не тут то было! Гарри дернул так, что впервые за операцию обогнал Дэна, выбежав на последнюю прямую, столкнулся с охранником, сторожившим выбитую дверь. Дэн налетел на охранника следом, отчего тот покачнулся и упал. Офицер поспешил хорошенько приложить охранника ногой. Из-за угла вылетели два других. Гарри и Дэн тут же выбежали из госпиталя и на всех порах метнулись к машине. Сзади послышался звон ведер и хруст метел - охранники налетели на хлам, лежащий в подсобке.
   Впереди - последняя преграда - забор, а за ним машина. Взломщики, один за другим, плавно и красиво нырнули в дыру. На этот раз все было сделано на высшем уровне - не задет ни один прут, не появилось ни одной ссадины и никаких травм. Охранники уже безнадежно отстали.
   Дэн и Гарри спокойно сели в машину и унеслись прочь.
  

***

   Небоскреб, в одной из квартир которого жил Кевин Шернек, уходил далеко вверх, упираясь в самое небо. Он был похож на все остальные высотки города. Никаких скульптур, интересного орнамента или изысканных архитектурных находок; бетонная коробка с окнами куда практичней и дешевле. В таких вот зданиях и пролеживал все свои выходные народ.
   Квартира Шернека находилась на двадцать первом этаже. Не самый верх. Считается, что чем выше живет тот или иной человек, тем выше он по статусу. Поэтому ближе к крыше расселялись различные деятели культуры средней руки, сынки богатых родителей, захотевшие пожить в одиночку, а также упавшие с олимпа славы люди. Богатые же предпочитали селиться в отдельных домиках где-нибудь за городом.
   Нине был знаком весь этот антураж. Сама всю жизнь прожила в подобном небоскребе. Максу и Нине не пришлось даже упорно и долго сидеть над планом здания, так как все квартиры были настолько однотипны, что казалось будто весь город построил один и тот же человек.
   Внутри здания обстановка была, надо сказать, не веселая - за своим столиком одиноко дремал консьерж, из оживляющей атмосферу растительности здесь произрастали только хлорофитумы, которые из-за необильных поливок приобрели непривычно ржавый цвет. На кафельном полу архитектор изначально, наверное, хотел изобразить какое-то величественное полотно, однако либо краска подстерлась, либо изобразить ничего не получилось. В любом случае пол представлял собой огромное синее пятно.
   Макс и Нина не стали задерживаться в зале и, спокойно пройдя мимо консьержа, поднялись по огромной лестнице наверх. Этаж также не отличался ничем особенным - двери, двери и еще раз двери.
   В одну из таких дверей, не без помощи универсальной полицейской отмычки, Макс с Ниной и вошли.
   Квартира Шернека была довольно милой. Минимализм процветал в этом месте - стенные шкафчики, выдвижные кровати, выезжающая из специальных ниш домашняя техника, словом, все было сделано для того, чтобы освободить больше места. Точно в центре квартиры на ковре вырисовывался бархатный знак инь-янь.
   - Что ж, приступим, - пробормотал себе под нос Макс и снял с плеча здоровенную спортивную сумку, набитую жучками, мини-видеокамерами и прочими подобными средствами.
   Нина вышла в коридор, чтобы в случае чего можно было бы предупредить Макса о нежданных гостях. Правда, гостей да и самого Шернека никто не ожидал. Кевин сегодня целый день на работе лижет все места всем своим начальникам.
   Макс подошел к телефону, висящему прямо в маленькой прихожей. Макс разобрал трубку и подключил жучок. Он делал все так, как его весь вечер учил Дэн. Офицер и сам бы установил жучки, но он был нужнее Гарри, поэтому его оставили отдыхать дома. Те же действия Макс проделал с каждым из оставшихся трех телефонов - в гостиной, на кухне и даже в ванной. Оставшиеся жучки Макс расставил в каждой комнате по несколько штук. Осталось только вмонтировать видеокамеру в гостиной в вентиляционную шахту.
   Макс поставил стул рядом с решеткой. Покрутив отверткой, Перриман открыл ее. Он осторожно достал малюсенькую видеокамеру, больше походившую на карманный фонарик, начал аккуратно привинчивать ее к краям шахты. Накрепко закрепив ее, Макс начал настраивать камеру на нужную частоту.
   Стук в дверь - три длинных, два коротких. Кто-то идет! В комнату вбежала Нина.
   - Макс, там кто-то идет, что делать?
   - Посмотри куда он пойдет. Если сюда - задержи минут на пять, любой ценой! Я не могу оставить решетку открытой.
   Нина выбежала за дверь. Опасения подтвердились - человек уверенно шел к двери Шернека. Перепутать было невозможно, так как дверь находилась в самом конце длиннющего коридора.
   - Здравствуйте! А вы случайно не к Кевину в гости? - кокетливо спросила Нина.
   - Кто? Я? Да, мне надо забрать у него ключи от кабинета. А вы...
   - Нина! - учтиво перебила Нина, - Он меня в гости пригласил, а его самого дома нет, дверь закрыта. Вот и стою жду.
   - Закрыта? Вот гад, предупреждал же, что приду. Работа его уничтожит. - затем незнакомец несколько опомнился, - А он не придет, по крайней мере до вечера, он на работе.
   - Да? Вот обидно, - Нина притворилась обиженной.
   - И все таки мне кажется, что дверь открыта, - сказал мужчина, внимательно осмотрев замок.
   - Нет-нет, я проверяла, закрыто, точно! - Нина перегородила дорогу незнакомцу.
   - Позвольте, мне все-таки кажется, что она открыта, - незнакомец несколько грубо отодвинул Нину и злобно дернул за ручку двери. Дверь, естественно, открылась.
   - Ну вот, а вы говорили закрыто, - незнакомец вошел в квартиру, Нина последовала за ним.
   - Ой, надо же, какое счастье! - нервно, с притворной радостью сказала Нина.
   Тем временем Макса уже не было в квартире Шернека. Выброс адреналина заставил его вкрутить решетку за считанные секунды. У него хватило времени, чтобы побросать все вещи в сумку, оставить на ней записку с надписью "От Кевина Нине" и убежать на балкон.
   Осмотревшись, Макс распахнул выдвижное стекло, обнажив улицу. Почти полностью высунув тело с балкона, Макс глянул на соседние балконы. Ничего примечательного - все лоджии были абсолютно одинаковые, и Макс, руководствуясь только одному ему понятным принципом, выбрал верхний левый балкон. Недолго думая, Перриман вылез наружу и, шатаясь, начал свое восхождение. Вцепившись в небольшой выступ, отделявший балконы одного этажа от другого, он начал осторожно перебирать ногами по карнизу. Дойдя до конца, Макс остановился - ему предстоял сложнейший прыжок вверх. Он должен был подпрыгнуть вверх, зацепиться за карниз, подтянуться и помолиться, чтобы в той квартире никого не было. Тяжелый выдох - и, чуть было не сорвавшись, Перриман взлетает в воздух и, находясь между небом и жизнью, впивается в карниз. Макс, барахтая ногами, начал подтягиваться.
   Наконец, перевалившись через перила, Макс лег на бетонный пол спасительного балкона и притаился, вслушиваясь в каждое шевеление в квартире. Макс подполз к балконной двери. Выбить ее не представляло труда, но шум, который при этом поднимется, смог бы разбудить и мертвого. Приподнявшись, Макс увидел, что по квартире ходит молодая девушка.
   Мозг Макса после всех этих акробатических трюков работал плохо. Перримана переклинило, и он встал в полный рост, замахнулся ногой и вышиб дверь. Затем, прикрывая руками свое лицо, Макс пробежал мимо опешившей девушки прямо к входной двери и, открыв ее, испарился.
  
   Нина зашла в комнату вслед за незнакомцем. Все было так, как оно было до визита Макса. Только посередине валялась спортивная сумка с запиской.
   - Это не вам? - спросил незнакомец.
   - Это? Мне, точно мне. - Нина быстро схватила сумку и, послав воздушный поцелуй в сторону незнакомца, выбежала вон из квартиры.
  

***

   Лучи ласкового солнца тонкой струйкой пробивались через щели серых жалюзей. Чистый, по-утреннему свежий, воздух наполнял комнату и заставил открыться заспанные глаза Гарри. Он лежал на небольшой софе, на которой из постельных принадлежностей имелась лишь подушка. С кухни доносились шаги - это хозяйничала Нина, которая уже не стеснялась новых друзей и охотливо ухаживала за мужчинами. Макс был неподалеку: он разлегся на полу, вытянув ноги до предела вперед; Перриман еще спал, изредка его глаз смешно подергивался, видимо, события последних дней не давали ему покоя. Он был единственный, кто серьезно относился ко всей затее. Гарри поднялся и пошел на кухню.
   - Доброе утро, Гарри! - проворковала Нина.
   - Доброе утро, - хмуро отозвался Гарри. - Что на завтрак?
   - Кофе, булочки, могу джем достать.
   - Доставай, а я пока пойду умоюсь, - Гарри ушел в ванную и пробыл там достаточно долго, собираясь с мыслями и читая себе в зеркало нотации о смысле жизни.
   Когда он вышел, вся команда была в сборе и сидела в гостиной, обсуждая свои успехи.
   - Молодцы! - пафосно начал Макс. - Давайте посмотрим дело, - Дэн достал папку, которые он с Гарри добыл в лабиринтах городского госпиталя.
   - Итак, Кевин Шернек, родился, тра-та-та, - бурчал себе под нос Макс, пытаясь выбрать нужную информацию, - А вот! История болезни! У него, ребята, стенокардия, а это значит, что Кевин умрет из-за проблем с сердцем. Дэн, у тебя есть вещество?
   Под веществом Макс подразумевал специальный препарат, который приводит к инфаркту, а от него, предположительно, должен был умереть Шернек.
   - Есть! Я схожу к знакомым. У них всякое есть.
   - Отлично!
   - Мы с Ниной установили аппаратуру в квартире Шернека. Теперь мы установили полноценную слежку.
   Макс детально описал действия каждого, составил распорядок дня и дежурств, во время которых каждый по очереди должен был следить за Шернеком с помощью аппаратуры, той, что была поставлена в доме, а также той, что принес Дэн, вроде радиомаяка, который настраивается на сигнал мобильного телефона и перехватывает его. В общем Кевину скрыться не было никакой возможности.
   Полнедели прошло вопреки ожиданиям во вполне спокойном темпе. Кевин оказался человеком медлительным, мало общающимся, замкнутым. Его дни проходили однообразно: встал, умылся, поел, на работу, поел, умылся, лег спать. И так постоянно. Помимо домашней слежки, слежка велась и с улицы, чтобы Кевин случайно не пропал из виду. Подобное преследование было довольно скучным и делать было совсем нечего, а бесконечное наблюдение за самым, как казалось команде, скучным человеком в мире утомляло не на шутку. И компания просто бродила туда-сюда, прогуливаясь то вокруг дома, то вокруг работы самого скучного человека. И если здание "Глобал машинс" стояло в самом центре каменных джунглей, то его дом находился рядом с довольно живописным сквером, где особенно любили ходить Гарри и Нина, которые оказались большими поклонниками природы.
   Так осталось два дня до потенциальных похорон Кевина. Макс остался "сидеть на аппаратуре", в то время как Гарри, Нина и Дэн сидели на уютной лавочке в самом центре того самого сквера.
   - Меня это уже задолбало! - в сердцах бросил Дэн.
   - Да ладно, сейчас деньги - главное! - мило хохотнула Нина.
   - Вам хорошо - вы хоть деньги за весь этот бред получите, причем мои, а вот я зачем пошел за Максом - не понимаю, - задумчиво произнес Гарри.
   - Ну, для тебя это встряска. Ты ведь сам говорил, что интереснее, чем сейчас, твоя жизнь не была никогда, - ответила Нина.
   - Возможно, ты права, но я плачу слишком высокую цену! - чувства кипели внутри Гарри.
   - Я же говорила, что деньги для людей главное. А Макс нам платит. Если ты не хочешь оставаться с нами, поговори с Максом, он наверняка даст тебе уйти, - объясняла Нина.
   - Вот оно что. Платит Макс! - истерично засмеялся Гарри, - Откуда ж у него деньги-то, дорогая? Хорошо, я уйду, Макс ведь вам заплатит.
   - Макс никому не хочет зла, - произнесла Нина, пытаясь успокоить Хауса.
   - Откуда ты знаешь, хочет он зла или нет, и вообще откуда ты знаешь, что хочет он? - не выдержал Гарри.
   - Он, он... Мне так кажется, - замялась Нина.
   - Кажется? А что ты знаешь о Максе? О его жизни, друзьях? Ничего! Как и каждый из нас. На любой вопрос, касающийся его жизни, у него один ответ: "Тебя это не касается". Он играет в какую-ту слишком хитрую игру, правила которой понятный только ему одному. Ты говоришь, моя жизнь была не интересной, что ж я сделаю ее настолько яркой, что солнце упадет на землю. Я узнаю о Максе все! - зло процедил Гарри.
   - Я согласен, - подключился проспавший всю беседу Дэн, - Мы ничего не знаем о Максе, а это не хорошо. Надо знать, что он хочет от нас, зачем мы ему нужны. А пока давай делать то, что он скажет, - обратился Дэн к Гарри.
   Гарри кивнул. Компания встала и пошла домой, как ни в чем не бывало, как будто совершенно забыв о беседе.
   Дома было как всегда тихо и душно, Макс сидел возле невзрачного столика, на котором стояла аппаратура. Дэн и Нина ушли на кухню, Гарри направился к Перриману.
   - Вот и еще один день закончился, - произнес Гарри.
   - День - это всего лишь отрезок времени, но с каждым таким отрезком мы приближаемся к цели, - Макс повернулся лицом к Хаусу.
   - Макс, я тебя давно хотел спросить, - начал Гарри, - ты никогда ничего не рассказываешь о себе. Откуда ты? Кто твоя семья? Мы знаем о тебе только отдельными отрезками. Расскажи.
   - Гарри, ты думаешь, я сейчас что-нибудь тебе скажу? Нет. Я уже говорил, вас это не касается, это не касается нашей операции. Так зачем я должен говорить о себе? Все, о чем я раньше говорил, - правда, обрисовывающая меня в общих чертах. А глубже, поверь, меня лучше не знать. Поэтому отвали, дай отдохнуть! - Макс встал, улегся на диване и громко засопел, давая понять, что разговор окончен. Гарри ушел в другую комнату и последовал примеру Макса, он уже решил для себя несмотря ни на что узнать о Максе, и он это сделает!
   На следующий день Макс и Нина остались дома: Макс, чтобы, по его словам, контролировать ситуацию сверху, а Нина - банально "сидеть на аппаратуре". Гарри и Дэн ушли на уличное дежурство, но их путь был проложен не по следам Кевина Шернека, а шел прямиком в Городской архив.
   Здание архива было построено в классическом античном стиле. Огромные колонны, как древние атланты, подпирали белоснежные своды. Кое-где на здании сидели симпатичные статуи серафимов, смотрящие своими хитрыми глазками на каждого посетителя архива.
   Внутри здания было просторно и светло, свет падал из множества окон и окошек, которые усеивали стены. Однако, между пыльными высокими стеллажами было темнее, отчего эти бесконечные коридоры-проходы облюбовали особо романтичные герои-любовники, изредка гнездящиеся со своими подружками в глубинах этого таинственного лабиринта. Дэн повел Гарри в обход этих бесконечных шкафчиков и полок. Дойдя до столика здешнего начальника, Дэн звонко крикнул спящему престарелому мужчине: "Пожар!" От этого маленького роста, с заросшими волосами и огромной седой бородой, начальник вскочил и, испуганно оглядевшись вокруг, улыбнулся, увидав перед собой Дэна.
   - Здорово, дружище! Какими судьбами?! Садись, садись, чайку попьем, поговорим! Сколько же я тебя, Дэнни, не видел? - мужчина суетливо походил туда-сюда.
   - Да, успокойся, Александр, сегодня я по делу.
   - Да-да, конечно, чего тебе надо? О! - Александра, по-видимому осенило какой-то идеей, - Ты пока поищи, а я чайку заварю, посидим! - мужчина шаркающей походкой направился в каморку, находящуюся сразу рядом со столиком.
   - Погоди, где у вас находятся...
   - Да, ты по компьютеру найди, - перебил Дэна Александр.
   - Хорошо, иди пока чайку сообрази.
   Дэн подошел к столу и, поработав на компьютере минут пять, позвал Гарри, стоящего возле одного из стеллажей и читающего какой-то документ.
   - Слушай, нет ни одного Макса Перримана! - чуть ли не по слогам произнес Дэн.
   - Как нет? А Перриманов сколько?
   - Этих-то много, но, знаешь, для маскировки личности обычно фамилию меняют, а не имя. Поэтому надо искать Максимилианов, которых тут несколько тысяч.
   - Это плохо. Очень даже плохо. А нет ничего похожего?
   - Есть! - после паузы и пристального изучения монитора ответил Дэн. Максимилиан Перриман Грин. Думаешь он?
   - Почти уверен. Что на него есть?
   - Хмм... Копии всех документов, несколько вырезок из газет. Будем читать?
   - Еще бы! Какой номер архива?
   - EZ-75. Идем!
   Дэн и Гарри направились в анналы архива и, пробыв там несколько минут, вернулись на прежнее место с огромной папкой бумаг. Александр уже сидел за столом, вокруг были учтиво расставлены стулья для гостей.
   - Гарри, ты пока иди почитай, а я поговорю с Александром, - тихонько произнес Дэн и направился к столу.
   - Ну, Алекс, как жизнь идет? - спросил Дэн, усевшись за стол, и налил себе чашку ароматного черного чая с мятой.
   - Да, потихоньку. Каждый день в архиве сижу. Молодежь уже достала, сделала приличное здание борделем. Сидят, целуются. Гнать их надо!
   - Успокойся. Они добавляют популярности архиву, - усмехнулся Дэн.
   - Да зачем нам тут популярность? Ты лучше о себе расскажи. Как брат?
   - Плохо ему. Нужны деньги на лечение, да не соберу никак, - Дэн заметно поскучнел, - Вот, видел парня, который со мной пришел? Мы сейчас с ним над одним делом работаем. Он мне пять тысяч баксов обещал. Этого должно хватить на лечение. Хотя, честно говоря, не нравится мне эта работа, плохо от нее пахнет, - Дэн отхлебнул чая.
   - Не нравятся люди, с которыми работаешь?
   - Можно и так сказать. Гарри, этот парень, еще ничего, а вот двое других - психи конкретные. Мне кажется, что Гарри просто водят за нос. Скажу по секрету: он - сын Бенедикта Хауса, - шепотом произнес Дэн.
   - Ухты! Большие люди! Так в чем состоит работа? - поинтересовался Александр.
   - В самоубийстве, - Дэн выждал паузу, ожидая, что Александр удивится, но реакции не последовало, и офицер продолжил, - Один мужчина скоро умрет, мы знаем, что это случится через пару дней, они хотят умереть тем же способом и в одно время с ним, чтобы увидеть, что будет после смерти.
   - Странные они какие-то. Будь осторожен, Дэн. Если тебе кажется, что с ними лучше не иметь дело, отступи, наплюй на деньги. Найди другой способ заработка, - посоветовал Александр.
   - Нет, я не уйду от дела. Ты знаешь, другой возможности вылечить брата у меня не будет. А еще я хочу спасти Гарри.
   В эту минуту вошел озабоченный Хаус.
   - Пошли, на улице все расскажу.
   Дэн залпом допил свой чай, попрощался с Александром и вылетел на улицу вслед за Гарри.
   - Макс Перриман Грин - тот, кто и был нам нужен, - сказал Гарри догнавшему его Дэну.
   - Рассказывай, что ты узнал, - с явным интересом и блеском в глазах спросил Дэн.
   - Слушай. Жил он в пригороде, в одной деревушке. У него есть семья. Мать и отец ушли из жизни, по крайней мере, из этой. Но это не так интересно. А интересно вот что: у Макса есть брат - Стивен, он тоже умер, застрелен. Тело найдено возле бара "Дип Таун". Именно там же грузовик сбил Макса и приезжал ты!
   - Я? Ты что с ума сошел? Или... - до Дэна дошло, что Гарри имеет в виду другую жизнь, - Понял.
   - В той жизни ты, кстати, умер во время проведения операции по освобождению заложников. Ну да не в это дело. Мы как будто имеем один полигон действий - шоссе возле бара. И вся эта история с братом мне кажется очень интересной. И я попробую раскрутить Макса на откровенный разговор.
   Так Гарри и Дэн дошли до дома, даже не заметив этого. В дверях они столкнулись с Ниной, выходящей на улицу.
   - Ты куда? - спросил Гарри.
   - Погулять. Пока Макса нет.
   - А где он?
   - Сказал, что пойдет в какое-то спокойное место.
   - Понятно. Дэн, иди домой, а я тоже прогуляюсь, - сказал Гарри и побежал.
   Он знал, куда именно пошел Макс - кафе "У Умберто", где Перриман впервые рассказал Гарри свою теорию. То самое милое место без газа, воды, электричества и еще много чего.
   На улице было прохладно. Тяжелые тучи медленно заволакивали небо, отчего настроение резко портилось. Вдали божественной всесокрушающей стрелой молния вонзилась в землю, а через пару секунд грохочущий раскат догнал ухо и заставил испытать кратковременный ужас. Тот самый ужас, который так любил испытывать Макс, наблюдая за бурей. Начинался дождь. Мерзкие маленькие капельки при падении противно щекотали, сползая вниз по телу.
   Гарри накинул капюшон своей спортивной куртки на голову и ускорил шаг. Через несколько поворотов он увидел унылое здание кафе. Из окна был виден тусклый блуждающий свет. Гарри подумал, что там горят свечи, так как у Умберто не хватало денег ни на что. Хаус встал под желтый козырек над входной дверью и остановился. В помещении слышалось два голоса. Один - Макса, другой - видимо, Умберто.
   - Пока нормально, - первое, что услышал Макс.
   - Значит, точное время окончания срока вы не знаете, - отозвался второй голос.
   - Нет, Сти...
   - Макс, я итак не могу вжиться в этот образ. Называй меня по имени, - прервал голос.
   - Ладно, Умберто. Эта Нина, что б ее, оказывается, не может нормально срок определить. Я уже просто не могу.
   - Ты обещал рассказать о Гарри. Кто он? - неожиданно для Хауса спросил Умберто.
   - Он - сын Бенедикта Хауса. Он слишком много знал, поэтому я и посвятил его в нашу теорию. Мне нужны были помощники, ты же сам понимаешь. А его было легче всего убедить, ведь он сам все это пережил. Представляешь, какая меня обуяла радость, когда я узнал, что он сын крупнейшего авто-магната! Деньги нужны всегда, а я все больше убеждаюсь, что Нину без денег я бы в это дело не втянул, ведь она любит только деньги, до беспамятства.
   - Короче, - подвел итог Умберто, - пускай все идет по плану, надеюсь, на этот раз у нас все получится. Не зря же я так пострадал! Не дай Бог никому также! А теперь иди, уже поздно.
   С этими словами Гарри интуитивно бросился бежать наутек, хотя он и хотел бы поговорить с Максом прямо здесь и сейчас. Но Хаус решил отложить разговор до лучших времен, в данный момент он чего-то боялся, быть может Умберто, быть может смысла разговора Макса и владельца кафе, быть может того, что его мысли сейчас слишком путаются. В любом случае, Гарри изо всех сил бежал домой.
   Следующий день был копией предыдущих. Гарри не стал рассказывать Дэну о том, что он слышал под дверью кафе. В этот день он был особенно неразговорчив. Следить за Шернеком Хаус и офицер прекратили уже ближе к ночи и, валясь с ног, пришли домой.
   В квартире Макс бесился, Нина виновато сидела на диване.
   - Представляешь, что она говорит? - своеобразно поприветствовал Дэна и Гарри Макс.
   - В чем дело? - ошеломленно спросил Хаус.
   - Плюс-минус день, ха! - продолжал беситься Перриман.
   - Успокойся, в чем дело? - спросил Дэн.
   - Дело в том, что эта девушка, не может точно определить срок! Ну-ка скажи им то же, что и мне, - обратился Макс к Нине.
   - В общем, я не могу точно определить срок. Всегда есть погрешность, но она бывает разная - от нескольких часов, до нескольких дней.
   - И раньше она этого не могла сказать! - на повышенных тонах встрял Макс, - Короче, - несколько успокоившись произнес он, - Я вот что решил: мы начинаем вести близкое наблюдение. Делимся на две группы: я и Гарри, как главные самоубийцы, будем находиться в непосредственной близости от Кевина; Нина, Дэн, вы составите группу поддержки. Будете также преследовать Кевина, но не так близко как мы с Гарри. Всем все понятно?
   Все члены команды молча кивнули.
   - Хорошо, тогда давайте спать. Завтра у нас может быть сложный день.
  

***

  
   День. Жара. Небоскребы, плавящиеся от солнца.
   Макс и Гарри стоят около здания корпорации "Глобал Машинс". Оно уходит далеко ввысь и сделано в виде лестницы в небо - через каждые десять-пятнадцать этажей строение смещалось, образуя некий балкончик. Так шло до самого верха, оканчивающимся шпилем, на самой игле которого возвышалась эмблема корпорации - механический цветок. В этом здании и находился Шернек, а также все недруги Гарри.
   - Слушай, я давно хотел тебя спросить, - начал Хаус. - Ты не хочешь рассказывать о своей жизни, так?
   - Так. Неужели что-то раскопал, - хитро спросил Макс.
   - Э-э-э, ну да, - озадаченно ответил Гарри. - Я бы хотел спросить тебя о брате и об Умберто. Я слышал твой с ним разговор в кафе. Расскажи мне о них.
   - Ладно, раз каждый день может стать последним, я думаю тебе стоит рассказать. Только не пугай других, ладно. Я смотрю, ты единственный, кто пускай даже глубоко в душе, но понимает, что я не сумасшедший.
  

***

   - Иди, Макс, выпьем! - позвал Стивен. - Сегодня годовщина нашего возрождения.
   - Это уж точно. Сколько на нашем счету смертей? - с чувством ностальгии спросил Макс.
   - Пять-шесть. Не больше. Но мы так ничего путного и не узнали.
   - Почему? А как же символы на поле? Те, что мы впервые у Деррикса видели?
   - Это было легко и слишком понятно. Естественно, элептоны максимально влияют на наш мир. И логично, что такая сложная система не может функционировать без сбоев. И то, что символы - земной признак возмущения элептональных полей, тоже вполне объяснимо. Что мы знаем? Элептонные поля имеют четкую геометрическую форму. А формы эти разные, так как элептоны немного отличаются друг от друга. И воспринимать возмущения полей может только хрупкая органическая жизнь. Мы знаем, что некоторые овощные культуры воспринимают возмущения особо сильно, отчего именно на полях образуются такие сложные фигуры. Но наша задача состоит не в этом. Мы должны узнать, что следует за сроком? Ответ на этот вопрос мы должны получить как можно быстрее. Тем более, что мы знаем как это сделать.
   Стивен ничего не ответил на рассуждения брата. Превратившись из мальчика в зрелого человека, Стив значительно оброс - голову украшала густая шевелюра, на лице - бородка и усы. Глаза у него были всегда заспанные, усталые, поэтому мало кто мог четко сказать какой цвет глаз у Стивена Грина. Ростом он был меньше Макса, имел мощное тело - результат бесконечных работ в поле. Стивен всегда старался одеваться во все темное, так как не любил привлекать к себе лишнее внимание. Друзей у него не было, общался он только с братом.
   Макс и Стивен отмечали годовщину своей первой смерти. Тот случай стал смыслом жизни обоих. После него они начали маниакально исследовать элептоны в попытке найти ответ на загадку: "Что скрывается за термином жизнь?".
   - Пойду я спать. А то завтра тяжелый день. Знал бы ты, как болит у меня голова, - сказал Стивен.
   - Голова от вина болит.
   - Да нет. Я думал, что алкоголь наоборот поможет избавиться от боли. Не помог.
   Стивен вошел в свою комнату. Это была скорее кладовая. Из интерьера в комнате находилась кровать и доисторический комод. Стив лег и накрылся дырявым ватным одеялом.
   Макс и Стивен после смерти родителей продали ферму и уехали в город, где снимали квартиру в одном из бедняцкий районов. Деньги они тратить не хотели, копили на случай провала их теории.
   Стивен быстро уснул. За эту неделю он неимоверно устал. После второй смерти, когда Стивен и Макс прыгнули с обрыва, прошло несколько лет. И они перебороли свой страх, решили, что будут умирать опять и опять, пока не найдут ответа. На этой неделе они воскрешались четыре раза, что было больше, чем все их предыдущие попытки.
   Боль в голове давала о себе знать и во сне Стивена. Ему снились фигуры, которые выписывают элептоны на полях по всему миру. Но на этот раз эти ромбы, квадраты и круги выползали из темноты, переливались всеми цветами радуги, вращались, летали, звали...
   Стивен проснулся от тряски - Макс, крепко схватив брата за плечо, дергал его из стороны в сторону.
   - Вставай! Пора на вылазку!
   - Сейчас, встаю, - сонно пробурчал Стивен. Возможно, именно из-за таких пробуждений его глаза никогда не разлипались.
   После скудного завтрака, Макс и Стив вышли на улицу.
   Только что закончилась зима. Было еще холодно. Грязь лоскутами лежала на дорогах, смешиваясь в единую кашу. Люди то и дело поскальзывались на этой смеси. Солнце буравило тучи, но свет его был неуверен и блекл. Из представителей фауны лишь воробьи и вороны нагло летали между людскими потоками, да голодные тощие собаки гонялись за не менее худощавыми котами. В общем, картина была безрадостной.
   - Куда идем, - спросил укутывающийся в пальто Стивен.
   - На шоссе. Возле бара "Дип таун". Знаешь такой?
   - Знаю. Почему именно там?
   - Там безлюдно. В это время на шоссе нет ни одной машины.
   Макс и Стивен подошли к автобусной остановке. К счастью, транспорт приехал почти сразу. Разукрашенный рекламой автобус в один миг довез скучающих Стива и Макса до входа на шоссе, откуда они пешком добрались до бара, а, пройдя подальше, увидели немолодого человека. Это был мужчина, судя по внешности латиноамериканец. Под черной шапкой его волос видно не было, лицо измученное, глаза томные, выжидающие чего-то, карие. Роста он был небольшого, пузо предательским горбиком выпирало из-под куртки. Нос выглядел, как стиральная доска, наверное, в молодости был боксером.
   - Эй, мачо! - нагло начал Макс, - Расскажи мне о смысле жизни!
   Мужчина не на шутку перепугался.
   - Не надо мучить человека, - вступился Стивен.
   - Мучить? Сегодня мы будем тебя убивать, дорогой друг!
   Мужчина было бросился бежать, но Макс достал из-под черного пальто пистолет Десерт Игл и направил его на человека.
   - Стоять! Я шучу! Не будем мы тебя убивать! - крикнул Макс.
   Мужчина немного успокоился, но нервное напряжение было все равно на пределе.
   - Иди сюда, как тебя зовут?
   - Умберто, - робко начал мужчина.
   - Хорошо, Стив, свяжи его.
   Умберто рыпнулся, но Стивен железной хваткой взял того за руку и, достав веревку, стал крепко связывать мужчину. Закончив, он отряхнулся, так как весь был в грязи, так как Умберто просто так не давался, даже несмотря на дуло пистолета, направленное ему прямо в лоб.
   - Теперь давай ждать, - произнес Макс. - А пока, Умберто, я расскажу тебе свою теорию.
   Макс впервые рассказал свою теорию незнакомому человеку. В конце он добавил:
   - А сегодня мы проверим работу радиусов смерти. Угадай, с кем мы будем умирать? Просто понимаешь, с братом-то я переношусь свободно, а вот с другим человеком мы еще ни разу не пробовали. Вот, спасибо тебе за то, что ты попался нам на нашем пути. О, едет! - Макс глянул в сторону утренней дымки.
   Из глубины тумана начал вырисовываться силуэт грузовика.
   - Хватай его, готовимся.
   Стивен взял связанного Умберто и встал рядом с Максом на обочине.
   Грузовик быстро шел на трех мужчин. Макс и Стивен, схватив Умберто, вытолкнули его под грузовик, а затем прыгнули сами. Водитель затормозил и выкрутил баранку, но не успел - грузовик развернулся на сорок пять градусов, и задняя его часть со всего размаху одновременно ударила мужчин. Макс отлетел на пару метров и проехавшись по асфальту, остановился, кровь стала медленно вытекать из-под его тела. Стивен остался лежать зажатым между грузовиком и дорогой, зад грузовика протащил застрявшего Стивена вперед и буквально размазал по шоссе. Связанному Умберто сначала переломало ноги огромным колесом, а затем от многочисленных травм головы он скончался.
   - Что случилось Макс? Это не посмертный мир! - испуганно крикнул Стивен.
   - Стивен? Ты стал Умберто! Мать твою, ты - Умберто! - истошно вопил Макс.
   - Как Умберто!? Не может быть! - Стивен достал зеркальце и посмотрелся. Зеркало тут же полетело к асфальту и разлетелось вдребезги, - Черт, хуже некуда. А где тогда я?
   - А вот! - Макс показал на остолбеневшего Умберто в обличье Стивена.
   - Мы что же душами поменялись? Отвечай, гад! - Стивен тормошил мужчину.
   - Я... Я ничего не знаю. Отпустите, пожалуйста. Мне страшно, - дрожащим голосом говорило тело Стивена.
   - Надо что-то делать! Он слишком много знает, - рассудительно произнес Макс.
   - Убей его. Мне плевать на мое новое обличие. Главное - наша цель.
   Макс направил пистолет на человека и выстрелил два раза - в голову и в сердце. Умберто упал как подкошенный.
   - Пошли в "Дип таун", быстрее, - сказал Макс, выбрасывая пистолет на землю.
   Но как следует посидеть в этом заведении Максу и новому Стивену не дали: к ним подошли два здоровенных мужика в кожаных куртках и красных бейсболках.
   - Слушай, Умберто, мы тебе, по-моему, внятно сказали: "Проваливай в свое кафе и не возвращайся". Ты почему нас не послушал? - грубо спросил один из вышибал.
   - Извините, этого больше не повторится, - ответил вместо Умберто-Стивена Макс.
   - А ты не лезь. Мы с этим щенком разговариваем, - встрял второй вышибала.
   - Мы уходим, разве не понятно? - также грубо, как и охранники бара, произнес Макс.
   Опешившие от такого хода Перримана вышибалы, дали спокойно уйти братьям.
   - Где же находится мое кафе? - спросил Стивен.
   - Давай заглянем в телефонную будку, Стив.
   - Знаешь, не называй меня больше Стивом, я теперь Умберто, - попросил Макса брат.
  

***

   - Я рассказал все. Теперь, надеюсь, тебе все понятно? - закончил свой рассказ Макс.
   - Ну и ну. Не будь это ты, я бы посчитал тебя полным психом.
   Из рации донеслось хрипение Дэна: "Макс, этот чудик жизнь самоубийством хочет покончить! В здании корпорации, на тридцатом этаже! Быстрее!"
   Макс и Гарри переглянулись и побежали в корпорацию. В противном Гарри здании ничего не изменилось. Та же керамическая скользкая плитка на полу, те же японские деревца, та же широченная лестница. Компания взвилась по ней наверх, а затем через коридоры на крышу, где прямо на краю стоял Шернек.
   - Я знал, что вы придете, - озадачил подбегающих к нему мужчин Кевин.
   - Извините? - переспросил Гарри.
   - Вы ведь следили за мной все это время. Вы думаете, я не знал? Ваши лица примелькались мне. Вы, видимо, Дэн и Макс?
   - Гарри и Макс, если быть точным, - поправил Перриман.
   - А точно-точно. Вы знаете, а мне плевать на вашу слежку. Я не знаю ваших целей. Может вы из тех реальных шоу, что идут целые выходные по всем каналам, а может вы просто психи, я не знаю. Я знаю лишь то, что прожил жизнь зря. Я ведь колледж закончил, университет. Учился на экономиста и вот доучился до какой-то бумажной крысы, которая вынуждена, просто вынуждена, понимаете, подлизываться. Иначе не выживешь. Мне это надоело, знаете как это унизительно. Я слабый человек. Я не могу выдерживать такую лицемерную жизнь. Прощаться не буду - это не надо, - разоткровенничался Кевин и прыгнул со здания.
   Макс и Гарри стояли вплотную с Шернеком. На доли секунды Хаус остолбенел, за это время Макс столкнул Гарри со здания и сам бросился вслед за падающим Кевином. Встречу с асфальтом они уже пропустили - отключились еще в полете.
  
   Гарри стоял в оцепенении. Как будто ничего не произошло, как будто он только что с Максом вбежал на крышу, чтобы остановить Шернека. Кевин стоял не менее удивленный.
   - Уфф, как я не хотел сегодня это делать! - первым подал голос Макс.
   Кевин стоял на коленях и рыдал. Компания находилась в нескольких метрах от края, где внизу бешенным темпом бежали машины, змеилась толпа, вдаль уходили кварталы. Эта крыша оказалась островком таинственности, секретов, которые в одно мгновенье открылись двум неподозревающим ни о чем людям.
   В это время на крышу вбежали Дэн и Нина.
   - Что случилось? Вы спасли его? - спросила Нина.
   - Макс, это ведь уже не они! - шепотом спросил Гарри.
   - Тебе так только кажется. Это пройдет со временем. Ты привыкнешь. Хотя о чем я говорю, мы же стоим на пороге великого открытия! - последнее предложение Макс сказал особенно громко, - Нина, сколько осталось!
   - Несколько минут! - отозвалась Нина.
   Макс достал шприц с ампулой, в которой находилось вещество, вызывающее приступ инфаркта, от которого и должен помереть Шернек.
   - Ждем, ребята.
   - Нет, Макс. Я передумал! - с укоризной сказал Гарри.
   - Что? Что я от тебя слышу? Ты не сошел с ума? - надменно произнес Макс.
   - Это ты сошел с ума, Макс вместе со своим братом. Вы - фанатики. Вы играете с силами, которые вам не дано познать.
   - Как раз дано, Гарри! Мы это сделаем, пусть это и будет стоить мне семи кругов ада.
   - Ты точно маньяк. Ты создал эту дьявольскую секту, сделался ее лидером. Нет, извините, но то, что ты можешь убить человека - это уже говорит о многом, - Гарри зло посмотрел в совершенно спокойные глаза Макса.
   - Гарри, ведь ты уже столько прошел вместе с нами! Нельзя уходить назад, это самый интересный момент в твоей жизни! - уговаривала Гарри Нина.
   - Да пошли вы все. Единственный нормальный человек здесь - это Дэн. Мы же - психи и моральные уроды, пытающиеся дотянуться о божественной силы. Это не дано людям! Значит, нельзя! Вы организовали эту секту, вы расписали правила, но мне плевать, я покидаю ваш долбанный клуб самоубийств, - Гарри развернулся и пошел к двери, отделявшей этот шаткий островок секретов от стабильной скучной жизни.
   - Стой, Гарри, - Макс вытащил свой Десерт Игл и направил его на Нину, - или она умрет. Ты ведь полюбил ее. Ты никогда не показываешь своих чувств, но твои глаза всегда выдают тебя.
   Нина опешила и встала как вкопанная.
   - Макс, мы же... мы же заодно! Опусти пистолет! Ему уже наплевать на нас всех, отпусти его, переносись сам! - умоляла Нина.
   - Ха, именно, мне плевать, - Гарри уверенно направился к выходу.
   Палец Макса дрогнул в попытке нажать на курок, но Дэн выхватил свой пистолет и направил его на Макса.
   - Попробуй и ты - труп, - грозно рявкнул Дэн.
   - Ха! Да я окажусь на этом же месте, в это же время! - вскричал Макс.
   - Веришь, мне по фигу, я тебя все равно застрелю, а вот в каком месте и в какое время радиус смерти решит! - усмехнулся Дэн.
   В этот момент показался только ушедший Гарри. Вслед за ним вышел Умберто с пистолетом в руках. Гарри еще боялся умирать, он еще не дошел до такой степени цинизма и привыкания, до какой дошли Макс и Умберто.
   - Хорошо, я сделаю это! - обреченно согласился Гарри. - Отпусти Нину!
   - Отпущу, когда сделаешь. Я, кстати, и не хотел пока сам умирать. Ты - подопытный кролик. Посмотрим за эффектом. Что станет с миром, как изменят свое поведение элептоны.
   Гарри встал рядом с сидящим Кевином и угрюмо посмотрел на него.
   - Минута, - бросила Нина.
   Гарри достал ампулу и швырнул ее об пол, осколки разлетелись во стороны.
   - Нет! Я все равно уйду, можете в меня стрелять, - безразлично сказал Гарри.
   В этот момент вспышка вылетела из дула пистолета Умберто. Дэн упал на землю, кровь начала сочиться из-под рубашки.
   - Гарри, я бессмертен! Ты будешь подчиняться мне! Ту ведь не хочешь, чтобы Дэн мучался. Он еще не умер, но ему оч-чень больно, - Макс покачал головой.
   Чувства боролись внутри Гарри. Он не знал, что делать. Или суть бытия перевернется и быть может уничтожит мир, или Дэн останется инвалидом на всю жизнь и душевная рана останется у него глубоко в сердце. Так в чем же смысл? Гарри подумал, что не может человек быть выше судьбы, что все будет нормально. С другой стороны - это не тот Дэн, которого он знал до перевоплощения. Но и Дэн в прошлой жизни был не тем Дэном, что отвозил труп Макса. И все же это человек, который чувствует, который живет. Гарри выбрал смерть... свою.
   - Бросай свой шприц! - скомандовал Гарри.
   Макс быстро кинул ампулу прямо в руки Хаусу.
   - Десять секунд, девять, восемь, семь... - Нина немного запнулась, -три, две, одна! Коли!
   Гарри вколол себе ампулу прямо в шею, содержимое моментально вытекло в тело. Хаусу стало плохо, сердце закололо, стало тяжело дышать.
   Гарри и Кевин умерли одновременно.
  
   Мысли Хауса уже улетели из этого мира. Последнее, что он услышал было: "Не бойся. Мы все поправим". Этот чарующий уносящий в небо голос - последнее, что запомнил Гарри. Подул сильный ветер, стирающий тот мир, полный грехов, жажды власти и алчности. А дальше шла тьма, одинокая, невозмутимая, пугающая. Был холод. Мысли окончательно уснули.
   Они проснулись через целую вечность. Было теплее. Такое успокаивающее тепло, уютное уединение с собой и своими мыслями. Человеческая речь забылась, остались только красивые вычурные образы, блуждающие туда-сюда. Это рай?
   Но прошла еще вечность. И снова холод. Еще ужаснее того, что был. Дышать, потребность дышать, но нечем. Новая смерть? Неужели так будет опять и опять? Неужели рай и ад чередуются? Виден свет. Это и есть тот ожидаемый свет в конце тоннеля? Страшно. Сердце, чувствуется его биение. Хочется кричать. Прорезался слух. И первое, что услышал Гарри, было так незнакомо, но так родно:
   - Поздравляю, Настя, у нас родился мальчик! Назовем его Олегом.
  

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"