Камаева Кристина Николаевна: другие произведения.

Охота и добыча

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

Кристина Камаева


Охота и добыча

Чичея была вне себя от бешенства. Поняла, наконец, что он отвлекает ее, хитрый лживый Шишира. Мешает найти мерзких людишек. Почему это он так печется о них? Не зря она его подозревала. Шишира исчезал последнее время из города и пропадал надолго. А когда возвращался, приносил с собой запах людей. Конечно, она пыталась вывести его на чистую воду и расспрашивала с пристрастием. Жена она ему или нет? Он тогда попросил не обсуждать его дела и по секрету признался, что выполняет тайное поручение короля Айнодавы: ведет разведку среди свободных поселенцев. Необходимо войти в доверие к ним, выведать места их обитания и взять всех до одного. Молодому драконьему государству нужна рабочая сила. Чичею тогда задело, что только Шишире доверили такое важное дело, ей тоже захотелось в разведку. Она попыталась выведать, что известно об этом Дакини - сестре короля, но та не могла поведать ничего путного. Еще бы, тупая, как голубь, она думает только о жратве. Не объяснишь ей, что благородный дракон не может позволить себе быть таким же прожорливым, как дохлые на вид двуногие. Когда не смогут ее крылья поднимать в небо этот кусок жира, тогда забегает она на своих коротких лапах, вспомнит о предостережениях подруги! Конечно, король не стал бы посвящать ее в свои планы. Чичея начала следить за Шиширой, и тут-то закралось в душу сомнение. Что если он обманывает ее? И живет среди людей не по поручению короля, а преследуя собственные интересы. Как все-таки жаль, что Горшуль больше не король. При нем было проще. Сорвались бы целой стаей, разыскали отщепенцев, не признающих драконью власть, и сходу прихлопнули бы всех, не заботясь о потерях и притоке новых рабов. Какой с них толк, если все они пропитаны ненавистью к драконам? Только и мечтают, как бы всадить меч в уязвимое место. Айнадава просто трусит. Да не услышит никто ее мыслей. Планету Иду завоевывали для драконов! Век людей на исходе, незачем уживаться с этим никчемным племенем. Чичея решила разоблачить Шиширу, уничтожить бунтарей Чарачара, которые посмеют сопротивляться драконам, а всех остальных захватить в плен. Может они принесут какую-нибудь пользу, прежде, чем сдохнут. В успехе она не сомневалась. Король отметит ее смекалку, а Шиширу накажет. Чичея взяла с собой Дакини и Желтого Рума - своего брата, пообещав им легкую наживу. Они вылетели вслед за Шиширой, повадки которого Чичея хорошо изучила. И вот теперь они играют в прятки, наихудшие подозрения на его счет оправдались. Подлый Шишира - изменник!
- Вижу большое озеро! - воскликнула Дакини. - Я снижаюсь. - Она постоянно требовала передышки, отдыхала, а потом шумно и с натугой взлетала. Чичея не прочь была охладиться: драконы любят водную стихию. С сожалением взглянула она на озеро и подумала: "Все водоемы на Иде какие-то мелкие, пригодные только для двуногих козявок. То ли дело покинутый Сирин с его бескрайними морями! Жаль, что Дакини первая заметила озеро. Сейчас она замутит всю воду".
Когда кшейт Зубр увидел драконов и на глазок прикинул их размеры, то сразу понял, что нет смысла ввязываться в бой. Трех громадных драконов одновременно им никогда не одолеть. Кшейт приказал своим людям затаиться и молиться о том, чтобы их не заметили. Но молитвы не были услышаны. Крылатые убийцы, покружив над озером, стали снижаться. "Всё, мы погибнем", - сник кшейт. Свет померк, а хлопанье крыльев звучало, как гром в горах. Разморенное состояние полудремотного ожидания вмиг сменилось страхом и собранностью. Один дракон был желтым, а два других - черными с зеленоватыми переливами. Самый крупный черный дракон быстро несся вниз к озеру, рискуя врезаться в берег выпирающим лоснящимся брюхом. Зубр подумал, что от толчка Ида может покачнуться, но Дакини довольно легко спикировала половиной туши на воду, а другой частью на берег. Тут же раздался ее пронзительный обиженный вопль. Она умудрилась угодить в капканы сразу двумя задними лапами. Не переставая реветь, Дакини поднялась на дыбы, пытаясь сбросить притаившиеся в тростнике стальные зубы, завладевшие ее конечностями. Мощные удары крыльев о землю вызвали грязевую бурю вокруг Дакини, поэтому Чичея никак не могла определить, что же произошло у озера. Капканы крепились тросами: один - к могучему старому вязу, другой - к скале. Дакини ревела и этот вой, подхваченный эхом в горах, донесся до тайного урочища за перевалом, заставив женщин и детей клана содрогнуться от ужаса.
Замершие от страха лучники наблюдали некоторое время за бьющейся в истерике драконицей, но охотничий инстинкт все же сработал, и они осыпали Дакини стрелами. Тоненькие стрелы отскакивали от прочной чешуи, не причиняя вреда чудовищу. Она только больше свирепела и приводила все вокруг в стремительное движение страшными ударами хвоста. "Теперь нам конец, - подумал кшейт. - И Асвед ушел куда-то накануне. Остается только умереть достойно". Он приказал покинуть укрытие и прикончить дракона, пока он не вырвался.
"Наконец-то! - возликовала Чичея. - Этот сброд обнаружил себя. Какая удача, что именно Дакини приземлилась первой. Как она мечется и кудахчет, словно пойманная курица!" - Чичея презирала попавшую в беду толстуху.
Людям беснующееся на берегу чудовище вовсе не казалось смешным. Почва ходила ходуном у них под ногами, озеро расплескалось, взмахи крыльев поднимали шквал, сбивавший с ног. Кшейт велел напасть всем вместе и вонзить копья в дракона, но невозможно было подступиться к телу, содрогающемуся в грязевом месиве. Они кидали копья, стараясь попасть в незащищенные подмышки или в ревущую пасть. Лишь одно копье достигло цели, но и его Дакини тут же вырвала свободной лапой. От злости она напряглась и, рванувшись, расколола скалу, к которой крепился трос. Нападавшие бросились врассыпную от обрушившихся на них камней. Теперь одна нога Дакини была свободна, хотя капкан с оборванным тросом все еще болтался на ней. Напрягшись, Дакини рванулась еще раз и вырвала с корнем расшатавшееся от ее усилий дерево. Драконица взмыла в небо, унося ввысь огромный вяз. Она была зла: никто и никогда не досаждал ей так, как эти жалкие, хлипкие людишки. Она спустила семь потов и устала до дрожи, пытаясь высвободить из капкана свои лапочки с коготочками, которым было так больно. Придется превратиться в человека, чтобы освободиться от ловушек окончательно, а потом еще и лечиться. Подлые, отвратительные рабы. Рассвирепевшая Дакини развернулась и всей тушей рухнула в озеро, не заботясь больше о плавной посадке. Она погнала на ненавистных карликов сокрушительную волну, пятикратно превышающую их мизерный рост.
- На скалы! Отходим на скалы! - орал кшейт, срывая голос до хрипоты. Но воинов, которых настигала гигантская волна, не надо было уговаривать поторопиться. Не всем удалось уйти, и тех, кого смыло в озеро, топила мстительная Дакини.
- Эх, сети там не хватает, - сокрушался кшейт, - хорошей прочной сети, чтобы запуталась в ней и утонула эта злобная туша.
Чичея хохотала, уж очень забавно выглядели неловкие люди, отчаянно карабкающиеся на скалы. Как будто это могло спасти их! "Нет у вас больше шанса, человеческое отродье, - прошипела драконица. - И больше не будет никогда".
- Рум! Заходи со стороны скал, - велела она. - Устроим им здесь горячую кашу. Место сражения и впрямь напоминало кипящий котел: развороченный Дакини берег, поломанные деревья, груды камней, мутно-коричневое озеро. И среди этого месива беспомощные, цепляющиеся за жизнь двуногие твари. Чичея неспешно спланировала вниз, изящно выгнула длинную шею и пустила навстречу бегущим с берега людям красивейшую струю огня прозрачно-алую с голубым окоемом. Охваченные пламенем люди корчились и катились обратно к озеру, где их добивала разъяренная Дакини. Некоторым все-таки удалось забраться на вершину хребта, но и здесь не было спасения.
- У-упс! - прямо на них выплыл из-за скалы Желтый Рум с оскаленной пастью. Он медлил, рисуясь, наслаждаясь видом застывших в страхе людей. В городе драконам не разрешалось убивать рабов, но свободных ничейных поселенцев он мог мучить в свое удовольствие. Рум считал себя существом исключительным, красивым и мудрым. Редкому дракону достается такая лоснящаяся желтая шкура, такой радужный гребень (многие уроды рождаются вообще без гребня), блестящие, словно отполированные когти. Упершись в скалу хвостом, Желтый Рум балансировал, размышляя о том, как лучше поступить: опалить смутьянов, как Чичея, зеленым огнем - ему нравился зеленый цвет - или сгрести всех в охапку лапой и сбросить в озеро к расшалившейся Дакини. Однако приговоренные им к смерти люди не торопились умирать, они выхватили смехотворные арбалеты и осыпали его стрелами. Похоже, эти козявки даже не понимали своей неполноценности! Но Рум не успел как следует возмутиться, одна из стрел угодила ему в глаз. Он заревел от дикой боли, так, что Чичея едва не поперхнулась струей собственного огня. И даже Дакини прекратила возню. Его глаз, ясный, сияющий, зоркий, был проткнут ничтожной стрелой ничтожного человека. Он вытекал! От жалости к себе, от крови, от слепой ярости у Рума помутился рассудок.
- Давить! Всех всмятку! - прохрипел он и пополз прямо на брюхе, вслепую ворочая животом по острым камням и людям. - Теперь никто не уйдет!
Лучники срывались со скал, падали, бежали, прыгали, катились вниз, уступая ему дорогу.
Юный Арун, сделавший меткий выстрел, ликовал. Сегодня впервые он увидел драконов так близко. Свою удачную стрелу он тоже смастерил сегодня, сидя в засаде. Убегая вместе со всеми от раненой твари, он смеялся, сердце от радости выпрыгивало из груди.
- Он умрет? Зубр, скажи, он теперь умрет? - кричал он кшейту. И кшейт, которого буквально распирало от гордости - не зря все-таки дрались - отвечал:
- Еще как умрет, скотина! А вы, ребята, прорывайтесь к пещерам, здесь сейчас начнется настоящая бойня.
Распаленные охотой драконы набрасывались на обезумевших от страха людей и сгоняли их на берег озера, чтобы разделаться там со всеми разом и превратить их в груду пепла, а кости стереть в труху. Кшейт понял, что конец близок и надежды больше нет. Но он ошибся. Воинственный клич сотряс воздух, и в драконов вновь полетели стрелы. "Гораздо лучше прежних", - удивленно отметила Чичея, когда ее больно кольнуло между чешуями хвоста. Драконы прекратили преследовать людей, чтобы узнать, что за напасть помешала их охоте. Через перевал с дикими воплями мчалось на них пестрое воинство верхом на косматых лаламах. Они умело и слаженно окружали место боя и метко стреляли. "Демоны Латавитаны - догадалась Чичея. - Эти-то откуда узнали? Не Шишира ли подсказал?" - и Чичея разозлилась еще больше. Дакини, сидевшая в озере, оказалась первой жертвой латавитанок, ее буквально усыпали стрелами с головы до кончика хвоста. Эти стрелы не отскакивали от брони, они проникали под нее, вонзаясь в кожу. Не поздоровилось бы Дакини, если бы не толстый слой жира. "С меня довольно, - решила она, увидев ближе свирепые лица неожиданно появившейся новой своры вооруженных людей. - Вот назойливое племя! Только и знают, что размножаются в своих норах. Иначе, откуда бы их столько взялось?" Драконица забила намокшими, отяжелевшими крыльями, и, толкаясь изо всех сил больными, увязающими в иле ногами, все-таки взлетела, и, не попрощавшись с сородичами, поторопилась в город драконов.
"Сало в чешуе, - презрительно процедила Чичея, глядя ей вслед. - Что ж, мы сами одолеем их, - решительно заявила она брату. - В конце концов, они всего лишь люди".
Асвед примчался к месту боя с латавитанками и не узнал родные места. "Ненавижу смрадных гадов! - в сердцах воскликнул он - Всюду за вами раздор, уродство, руины и горе. Изрублю на корм рыбам! Кровь выпущу!" Некоторые дикарки обернулись, Асвед не понял чего больше в их взглядах: насмешки или одобрения.
Он столкнулся с отрядом "демониц", когда возвращался от прорицательницы Ённы. Она первая предупредила его о нападении драконов. Он сомневался, но и охотницы видели чудовищ, планирующих над Чарачаром. Ённа неожиданно вручила Асведу меч и сулила ему подвиги и геройское будущее. До сих пор Асвед считал себя простым земледельцем. Охотницы из Латавитаны казались ему диким и непредсказуемым племенем, некоторые чарачарцы считали их не людьми вовсе, а мстительными духами, и в Латавитану предпочитали не соваться. Шутка ли - дремучий лес вырос на ровном месте из пепла сожженных драконами деревень всего за тридцать лет! Тут не обошлось без колдовства.
- Одна ушла, - с сожалением сказала дикарка с волосами цвета раскаленных углей, когда Дакини взлетела. - А надо было брать сетью. Низко сидела и неповоротливая была. Жаль.
За время совместного путешествия Асвед понял, что рыжая - их предводительница. И имя запомнил - Ингарда.
- Мил, Туона, Руби, берите ваших людей и окружайте черную, - командовала Ингарда. - Айма, мы возьмем желтого. Он, по-моему, трусит, тоже может сбежать. Разделаемся с ним и поможем им добить самку.
Асведа удивили эти команды. Послушаешь ее, так речь идет о ловле каких-нибудь лис, а не драконов. Интересно, доводилось ли им на самом деле убивать драконов, или это просто бравада?
- Ну что, герой, - снисходительно обратилась к нему Ингарда, - иди, поиграй мечом с одноглазым, посмотрим, на что ты годишься. - И она быстро промчалась мимо него на лаламе. "Заносчивая девчонка, - подумал Асвед. - Сидела бы дома, да детей рожала, а мужчинам предоставила делать свое дело".
- Что ж, проверим в битве меч Ённы. - Асвед ринулся вслед за воительницами.
Желтый Рум не особенно рвался в бой, в отличие от Чичеи. Ему и так уже изрядно досталось: он лишился глаза. И кто знает, чем грозит ему встреча с демонами из Латавитаны, о них идет дурная слава. Лучше поберечься и исчезнуть отсюда по примеру Дакини.
- Подпусти их поближе и поддай огня, - мысленно приказала ему Чичея. - Отомсти за глаз! - Рум колебался, не хотелось подставлять шкуру стрелам, но признать поражение унизительно. Рум все-таки спустился и повернулся к врагам.
- Ох, и пожалеют они, что сунулись сюда.
Дикарки мчались ему навстречу.
- Сейчас полыхнет! - предупредила Ингарда свою команду. Под струю огненного дыхания дракона Асвед попадал и прежде, первый раз - в детстве. Он видел, как люди корчились в муках и погибали, но гибельный жар не обжигал его кожу. Старухи в клане считали его заговоренным. Предупреждение Ингарды не остановило латавитанок, они просто стали собраннее и напряженнее.
Когда Рум решил, что все вражье племя перед ним, как на сковородке, он низко, как только мог, наклонил голову и зашипел, выдавая вместе со звуком мощные потоки смертоносного огня. Все поплыло перед глазами Асведа, искажаясь и колеблясь в волнах наплывшего жара. Дышать стало невмоготу. Он поднял меч и сосредоточился, разглядывая сложные, изысканные узоры на его рукояти. Это помогло ему не лишиться сознания. Когда горячая волна ушла, Асвед увидел, что ни одна из дикарок не пострадала. Он не очень удивился, ведь, если верить легенде, лес, из которого появились воительницы, невозможно было сжечь. А вот то, что Асвед остался жив и даже не пострадал от огня, изумило и обрадовало латавитанок.
- Мы влезем на эту тушу, воин, - сказала Ингарда Асведу. - Когда проломим ему хребтину, руби его мечом, коли, не жалей сил. Эти твари подыхают долго. - Ингарда бросилась к дракону, и первая стала карабкаться ему на спину. За ней тотчас же последовали остальные. Они ловко ползли к гребню, используя многочисленные выступы.
Рум запаниковал: "Ну, нет! С меня хватит на сегодня!" - Он быстро закружился, закачался, запрыгал, пытаясь сбросить вниз этих мелких, жалящих демонов, для которых его огонь оказался нипочем. Зря он ввязался в это дело, зря послушал Чичею. Сделав мощный рывок, Желтый Рум с ревом поднялся в воздух. Он разметал в разные стороны всех нападавших, только Ингарда и Айма остались у него на спине, но их, похоже, не испугал, стремительный взлет. Асвед поднялся с пыли и обескуражено глядел вслед улетающему дракону. Он не был готов к такому исходу.
- Они посадят его, - сказала стоявшая рядом девушка, словно откликнувшись на его мысли. - Не сомневайся.
Рум кружил в воздухе, переворачиваясь и делая сложные пируэты, пытаясь сбросить нежданных и таких настырных попутчиц. Этот сильный и такой уверенный в себе дракон вдруг сам стал преследуемой дичью. Женщины на спине Рума вели себя так, как будто летать на драконах было обычным для них занятием. Они прощупывали его хребет... Рум вдруг понял, что охотницы не остановятся ни перед чем. Они убьют его, если он не придумает что-нибудь очень быстро. Не слишком сообразительный от природы в минуту грозной опасности Рум все-таки вспомнил. "Благодарю тебя, учитель", - обратился он мысленно к кому-то очень им почитаемому. Сейчас он переместится в межзвездное пространство и заберет с собой этих воинственных дур, и там, в вечном холоде, где нечем дышать, эти ведьмы подохнут.
- Айма! Прыгай, он уходит! - быстро отреагировала Ингарда. И спутница послушалась ее, не рассуждая. Обе девушки, оттолкнувшись, одновременно прыгнули вниз, а дракон через какое-то мгновение исчез, скрылся на недосягаемой высоте. Две маленькие точки стремительно приближались к озеру.
- Он их сбросил! - с горечью подумал Асвед. - Ушел! Еще две нелепые безвременные смерти на счету у этих гадов.
Но Ингарда и Айма плавно спланировали на берег, потому что за их плечами распустилось что-то вроде большой накидки. Асвед был поражен и не поверил своим глазам.
- Вы что, не разбились?
- Мы же духи, - усмехнулась Ингарда, но тут же помрачнела. - Если последний дракон уйдет, мы останемся без добычи.
Чичея тоже, как Рум, пыталась опалить наглых латавитанок струей огня, но подпустила их слишком близко, и ей пришлось расплачиваться за свою неосторожность. Дикарки применили марчу - едкую пыль, приготовленную из трухлявых древесных грибов. Множество шариков с пылью выстрелили они ей в лоб, прежде чем Чичея успела исторгнуть пламя. Шарики лопнули, и черное облако пыли застило драконице свет. Пыль въедалась в глаза. Взбешенная Чичея поднялась на дыбы и заревела. Невыносимая боль жгла глаза, надо было уходить, она боялась совсем ослепнуть. "Озеро! Надо окунуть голову в озеро, промыть глаза", - осенило ее. Она ринулась прочь от врагов, неуклюже прыгая. Латавитанки гнались за ней, пытаясь достать ее копьями, но даже вслепую Чичея двигалась быстрее, чем они.
- Если ей удастся перемахнуть через озеро, то и она уйдет! - крикнула Ингарда, и Асвед подумал, что никогда не простит себе, если позволит драконице, разорившей его дом, убраться восвояси невредимой. От ненависти он почувствовал небывалый прилив сил и помчался так быстро, что достиг берега озера одновременно с ослепшим на время чудовищем. Уходя от града стрел, Чичея прыгнула в воду, но прежде чем она скрылась под водой, Асвед успел прыгнуть на ее хвост.
- Тебе что, жить надоело? - услышал он голос Ингарды.
- Дурак, - продолжала она сокрушаться, хотя он уже не мог ее слышать, - никто не хватает драконов за хвост, она же ударит им о берег и расплющит тебя в лепешку!
Чичея погрузилась в воду и поплыла, она даже не заметила, что кто-то повис у нее на хвосте. Промыв как следует глаза, она выбралась на берег и быстро огляделась, оценивая обстановку. Асведа она по-прежнему не разглядела. Наглотавшись воды, он отплевывался в тростнике и старался понять, что к чему. Меч был при нем, как будто врос в ладонь. С обеих сторон, огибая озеро, к драконице спешили люди. "Мелкие, зловредные твари, я не собираюсь сейчас биться с вами, но потом вы от меня никуда не уйдете, бегите, бегите, я улетаю" - думала Чичея. Она взмахнула крыльями и тут же вскрикнула от боли. Послышался отвратительный хруст. Она не сразу поняла, что произошло. Выгнув шею и оглянувшись, она увидела, наконец, что какой-то наглый человечишка - и откуда он только взялся? - пробил мечом дыру в ее крыле и ворочает им в ране, заставляя ее страдать. Чичея все-таки попыталась взлететь, но острая боль пронзила все тело, как будто стрелы, вонзившиеся в нее, ожили и стали вгрызаться в нее со всех сторон. "Сейчас сюда подоспеют все остальные и набросятся всем скопом. Гнусный убийца, как ты посмел ранить мое крыло! - Бесновалась Чичея. - Погоди, это будет твоя последняя битва, я разделаюсь с тобой здесь и сейчас.
Резким толчком, не заботясь больше о себе, Чичея зашвырнула Асведа на макушку плакучей ивы, дохнула жарким огнем так, что мокрая одежда на нем вскипела, но он лишь стиснул зубы от боли и не выпустил меча. Даже со своей неустойчивой позиции он пытался разить ее своим оружием, и однажды меч даже скользнул по ее клыкам. Чичея попыталась достать его, чтобы перекусить хребет и швырнуть вниз, но она захватила пастью только охапку ивовых веток. На мгновение она потеряла его из виду, так как ее обступили со всех сторон воинственные девушки. "Это их-то называют демонами Латавитаны, - презрительно ощерилась Чичея. - Тоже мне демоны, голые раскрашенные девки. Думаете победить меня с помощью своих хитрых штучек, ядовитых порошочков. Плохо вы меня знаете". - Раздраженная Чичея рыкнула на окруживший ее отряд, как бы призывая всех образумиться и убраться подальше. Раскрыв чакру гнева, она ударила по наступавшим взрывной волной своей ярости. Концентрированная злоба подействовала гораздо сильнее огня, ударов хвоста и крыльев вместе взятых. Латавитанок далеко отбросило от нее. Только опыт и ежедневная закалка помогли им не покалечиться. А чудовище на берегу между тем увеличивалось в размерах, глаза его полыхали багровым огнем. Нападавшие не смели и шага ступить, холод сковал их и ужас, потому что повеяло на них запредельным. Чичея применила силы, которые были выше их понимания. Ингарда опомнилась первой и приказала своим людям отступать, она знала, что дракон, разбудивший свои сакральные силы, непобедим.
Асвед был слишком возбужден битвой и не внял предупреждению Ингарды. Он снова бросился к чудовищу с яростью голодного зверя.
- Безумный! - фыркнула предводительница латавитанок. Но все-таки она с волнением наблюдала за обреченным на смерть воином. - Меч у него славный, заговоренный. Простым мечом крыло дракону не повредить.
Асвед чувствовал небывалый подъем, ему казалось, что он изменился: поступь была легка, шаг широк, а прыжки высоки. Меч сверкал светлым золотом. От него исходила живительная сила, которая через рукоять и запястье проникала в душу, струилась горячим пламенем по жилам, пьянила его. Казалось, что он становится все выше и выше, но и тварь перед ним росла. Асвед успел заметить, что и вокруг все изменилось: небо стало зловеще красным, озеро сверкало расплавленной медью, и мрачные иссиня-черные скалы обрамляли его. Пейзаж был нереально ярким и выразительным. Дракон не спускал с него багрового взгляда. В одном из крыльев зияла дыра, сквозь которую Асвед видел небо, но рана, похоже, перестала досаждать чудовищу. Асведу хотелось ударить мечом по шее дракона, но его роста для этого явно не хватало. Он все-таки замахнулся мечом и тот, повинуясь его воле, удлинился, и снес голову врага. Раздался стон, но на месте срубленной головы тотчас же выросли две новые. Они дружно выпустили на Асведа струи смрадного дыма, но он поднял меч, и тьма развеялась. Асвед снова атаковал врага. Стоило ему как следует оттолкнуться, и он взлетал до уровня глаз Чичеи. От его ударов головы сыпались вниз одна за другой, но тут же вырастали новые. Радостное возбуждение охватило его. Он дрался с драконом один на один. Меч был послушен его мыслям. Знать бы только, где настоящая голова среди множества ложных, и чудовище будет повержено. Ённа не ошиблась: он и есть настоящий воин - победитель драконов. Его пронзил восторг от такого озарения.
Со стороны бой выглядел иначе. Обычного роста назойливый человечек запрыгивал с мечом на драконицу, доставая лишь до ее конечностей, а Чичея слегка переступала лапами, уворачиваясь от его оружия. Непонятно было лишь одно: почему она так долго его терпит?
- Что он делает? - недоумевала Ингарда.
- Может, тасункой обкурился? - предположила Айма. - Слишком уж шустрый.
- Постой-ка, - Ингарда замерла от пришедшей догадки. - Так и есть! Драконица завладела его сознанием и теперь морочит голову своей жертве! Намеренно изнуряет, стоит ему оступиться, она тотчас этим воспользуется и прихлопнет этого безумца как кузнечика. Ингарда сосредоточилась и попыталась мысленно подсказать воину как себя вести.
- Не туда бьешь, дурень! - услышал вдруг Асвед голос, звучавший как будто изнутри. - Ищи сосуд жизни.
- Какой сосуд? - удивился Асвед. - Кто это вмешивается в поединок?
- Я не знаю, каким ты его увидишь, - раздраженно продолжал голос. - Если захочешь, то найдешь. - Асвед был в смятении. Неужели он действительно тратит силы зря? Секунды его замешательства хватило, чтобы драконица ухватила его поперек спины и стала сдавливать лапами. Он захрипел и задышал прерывисто.
Наблюдавшие за схваткой латавитанки взволнованно закричали. "Кажется, сделала хуже", - подумала Ингарда. "Герой" все еще трепыхался в лапах Чичеи. Сознание его угасало, но вдруг ему почудилось голубоватое мерцание под тёмной шкурой чудовища, и он мгновенно понял, что этот дрожащий свет и есть сосуд жизни дракона. Прозрение вернуло ему силы, и не ожидавшая больше такого яростного сопротивления Чичея ослабила хватку. Но тут же она получила удар в живот и закричала истошно и жалобно.
- Есть! - завизжала довольная Ингарда. - Вперед!
Латавитанки кинулись к поверженной драконице и ловко опутали ее сетью. Драконы не умирают мгновенно, их переход в другой мир может затянуться, так что необходимо было подстраховаться.
Асвед, потрясенный случившимся, очнулся, наконец, от морока и в растерянности глядел на побежденное чудовище. Окружающий мир вновь приобрел обычные краски, с меча тяжелыми каплями стекала темная густая кровь, а не сыпались осколки таинственного "сосуда жизни", как ему только что казалось.
- Молодец! У тебя получилось! - искренне похвалила его счастливая Ингарда. Впервые она заговорила с ним без пренебрежения, на равных. И ему было приятно.
Чичея летела в бездну, теряя сознание от ужаса. Путь ее был темен, и владеть своим телом она не могла. Внизу заворочалось что-то тяжелое и грозное. Умирающая драконица погрузилась в пучину и опустилась на самое дно. Вода была холодная и равнодушная, мертвая вода, совсем не такая, как в ласковых морях Сирина. Чичея неподвижно лежала на твердом песке и обреченно ждала своей участи. Медленно и неумолимо страх сковывал ее. Сначала она испугалась вечного одиночества, но потом услышала копошение и шорох движущихся к ней тварей и задрожала от отвращения. Забытые детские страхи вернулись к ней. Черные Осьминоги! Самые безобразные обитатели морей. Они ползли к ней, чтобы обнять своими липкими щупальцами и зацеловать до смерти. Она вспомнила, что бабушка просила ее не нырять глубоко, а она не послушалась. Со всех сторон окружали ее гигантские чудовища глубин, и Чичея ощутила себя маленьким беспомощным дракончиком. Ужас разорвал ее сердце, и она умерла.
Все, способные передвигаться, уже спешили к месту последней схватки. Латавитанки отделались ушибами и легкими ранениями, а защитники Чарачара не досчитались многих. Глухо стонали и бредили пострадавшие от ожогов. Раненые лежали неподвижно, боясь потревожить переломанные кости. И все-таки исход боя наполнил сердца ликованием, ведь до сих пор им не приходилось видеть поверженного дракона. Они обступили обмякшую тушу Чичеи и рассматривали ее с ужасом и брезгливостью. Асведом восхищались, а он медленно приходил в себя.
Рослая латавитанка с пышными волосами - Асвед дал ей прозвище "белогривая", - оказавшись рядом, обронила невзначай.
- Странно, с виду ты совсем не похож на искусного воина. Сколько драконов на твоем счету?
- Это первый, - вопрос возмутил Асведа. - До сих пор драконы не нападали на Чарачар.
- Ты никогда не сражался? - девушка не смогла скрыть удивления. - Сидел и ждал, пока дракон сам до тебя доберется?
- В герои меня произвели только сегодня. - раздраженно ответил Асвед. - Сама-то ты сколько драконов убила?
- Мы не охотимся на них в одиночку. - Вопрос Асведа не смутил девушку. - Но в целом, после нашествия этих тварей, мы убили больше тридцати драконов.
Асвед был поражен: "Надо познакомиться с ними поближе, посмотреть вооружение, узнать секреты, - думал он. - Сражаясь вместе, мы только выиграем. Подумать только! Мы отбили атаку драконов, отстояли Чарачар".
- Поздравляю с первым драконом, герой! - услышал он голос рыжей. - Верю, что это не последняя твоя добыча.
"Почему она не спрашивает моего имени? И почему мне так важно ее внимание?" - волновался Асвед. Он невольно расправил плечи и подался вперед, навстречу теплому взгляду латавитанки.
- Дракон! - ахнул кто-то в толпе. Все задрали головы и устремили взоры ввысь, не желая верить услышанному. В размытой синеве вечернего неба отчетливо выделялся темный силуэт крылатого чудовища. Покружив над скалами, дракон плавно пролетел над измученными в битве людьми, выдерживая расстояние недоступное для стрел. Он не проявил к ним никакого интереса и улетел прочь.
Великий Шишира торжествовал. Что ж, эти выскочки получили по заслугам. Он избавился от Чичеи, в последнее время она стала просто невыносимой! При дворе, наконец-то, поймут, что люди представляют реальную угрозу для драконов, и заставят всех свободных поселенцев сдаться. На плечах Шиширы сидела лучшая девушка клана, немного испуганная, но уже влюбленная в своего похитителя. Там, внизу, еще не заметили пропажи.

май, 2008

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"