Мурри: другие произведения.

Деревня ведьм. Оборотням вход воспрещен

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.11*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для ведьмы непозволительная слабость - влюбиться. Смертельно опасно, как для самой ведьмы, так и для смельчака, рискнувшего с ней связаться. Прошлое не отпускает, даже если его похоронили по всем правилам. Былые ошибки обошлись слишком дорого, и так сложно удержаться и не совершить новых, еще более глупых. Но, может быть, на этот раз история не станет кровавым ужастиком, а сложится сказкой? И роковое притяжение станет спасением?
    ЗАВЕРШЕНО! Полный текст на Книгомане, ПМ и Литрес.
    Большущее спасибо моей бете Фихте за вычитку!!


  Александра Мурри
  
  
  Хексендорф. Деревня ведьм
  
  Пролог
  ХIII век
   -Ты будешь самым сильным, мой мальчик.
   Да. Он и так это знал. Отец позаботился обо всем. А он довершит начатое не колеблясь.
   Темноволосый юноша стоял посередине роскошно обставленной комнаты и привычно позволял слугам себя одевать. Его мать суетилась вокруг, помогая.
   Черный бархат, шелк, золотая нить, драгоценные камни. На торжественной части он должен показать, насколько богат клан. Потом скинет все эти тряпки, ритуалу они только помеха. Ачиль не переставал удивляться насколько даже в их, магическом мире, важны деньги! Золото, земли, корабли, замки - все это он унаследует от отца.
   Отца же надо не забыть поблагодарить за созванных ведьм, которые отдадут его наследнику силу. Без личного приглашения правителя города они вряд ли собрались бы. Ради инициации Ачиля точно нет. Приехали бы одна-две, три самое большее.
   Бесит! Бесят своевольные слабачки, во власти которых решать - кому и сколько достанется силы. Ачиль исправит эту оплошность. С природой не поспоришь, но все возможно контролировать. В том числе и саму природу, саму магию. Как умелый садовод, подстригающий и придающий форму деревьям.
   Наследство отца Ачиль получит скорее, чем предполагалось. Сразу после своей инициации. С ним - безграничную власть над подданными - обычными людьми и колдунами, проживающими на их территории. Власть - как сладко звучит это слово.
   На праздник посвящения в их город приехали из всех близлежащих провинций. Многие семьи желали совместить инициацию собственных отпрысков с инициацией сына богатейшего человека в регионе, имеющего доступ к самому престолу. Глупцы, им придется подождать.
   С другой стороны, подданным выпадает редкая возможность собственными глазами наблюдать событие, которое изменит мир. Переменит равновесие не только в их закрытом, магическом сообществе, но и в мире людей.
   Также, у них будет возможность первыми преклонить колени. Умные ею воспользуются.
   Для посвящения достаточно и одной ведьмы. У него их будет тринадцать.
   Ачиль довольно улыбнулся матери.
   -Я так горжусь тобой! Смотри, каким ты вырос, настоящий мужчина, - она вытерла прослезившиеся глаза белым платком. - Ты станешь великим!
   -Не сомневайся. Я правильно распоряжусь тем, что получу.
   Несомненно, слова, достойные будущего главы ковена. К своей цели Ачиль шел с фанатичным упорством.
   Все началось с первых тринадцати. Обманутых, преданных тем, кого считали братом и другом. Их мертвые, лишенные как магических, так и жизненных сил тела, пустыми оболочками валяющиеся в пентаграмме силы, еще долго снились присутствовавшим тогда в зале в кошмарах.
   Никто не вмешался. Не вступился и не рискнул жизнью, чтобы спасти тех ведьм. Сначала удержали страх и сила. Потом страх и золото. И еще раз золото. Стражники из числа людей, не понимающие сути происходящего, но послушные воле правителя города, также сыграли свою роль.
   Дар подчинять голосом, приказывать, без возможности для окружающих этого приказа ослушаться, - ценнейшее из полученного Ачилем наследия. Отцу подчинялись лишь люди, Ачилю - все, кем бы он ни пожелал повелевать.
   Начавшееся в церемониальном зале родового замка действо тихо, но неумолимо захватило всю провинцию. Как чума расползлось по материку. Убивало выборочно - неугодных ковену и ведьм. Всех, кто пытался тем помогать.
   Ведьмы не всегда были злыми. И не все. В дремучих чащах скрывались, когда не оставалось других мест. Когда на них начали охоту. Когда простых знаний не всегда обученных и сильных деревенских ведьм перестало хватать для защиты. Прятались и в городах, но люди усиленно помогали ковену в их поиске. Очень помогали, как могли.
   На руку ковену сыграло то, что ведьмы жили поодиночке. Редко заводили семьи, между собой также предпочитали не сближаться. В отличие от колдунов - сбивавшихся в кланы.
  Находились те, кто выступал против. Но недостаточно сплоченно. Недостаточно спланировано в отличие от всех ходов и действий мастера манипулирования Ачиля. Но... Всегда есть "но". Кланы также понимали - тот, кто будет контролировать ведьм, будет контролировать и весь их мир.
   Ковен обретал все большую силу и все больше сторонников. Небольшой толчок, и начатое его главой с легкостью перерастает во всеобщую истерию. Невозможно противостоять массам обозленных людей, даже владея магией.
   О ведьмах всегда ходили противоречивые слухи. Откровенные выдумки-сказки, но и правдивые истории. Их жизнь, свободный нрав, отличия от обычных женщин оставляли много простора для домыслов и различных трактовок. Люди охотно сделали из "нечистых" козлов отпущения. За все несчастья, за все грехи мирские.
   Преследования, жестокость, пытки. Косой взгляд, слово, произнесенное не в то время, не в том месте, не с той интонацией, и не важно - кто ты. Обвинение, скорый суд, больше похожий на обыкновенную расправу. К процессу присоединялись все новые и новые группы. Преимущества нашлись для всех. Кроме самих гонимых.
   Люди легко внушаемы. Вскоре истинная цель охоты на ведьм затерялась в море и море бесчисленных кровавых казней. Те же, кому это на руку, наблюдали со стороны, вмешиваясь лишь тогда, когда сулила еще большая выгода. Уничтожались целые кланы, у которых хватило решимости, но не хватило сил противостоять ковену, его армии. Земли и золото проигравших естественно переходили победителю.
   Так основали могущественный ковен. Так появился Договор.
  Для ведьм настали тяжелые времена.
  
  
   Наши дни
  
   Утро прекрасное, впереди новый день. Главная задача - просыпаясь, не позволять просочиться в голову мыслям. Это довольно просто осуществимо, если постоянно с момента возвращения в сознание, повторять про себя:
   -Не думать, не думать, не...
   Можно и вслух, воздействие будет только сильнее. Хотя данный вариант опасный, есть вероятность не хило проколоться, если забыла, что в постели не одна. Повторять мантру необходимо, пока не встанешь, не примешь душ, и не спустишься на кухню. Там уже ждут другие спасительные вещи.
   Если бы не волшебный мотивчик, - Не думай, ля-ля-ля! - Санни оставалась бы лежать в кровати. Весь день... А может и дольше. Однажды, в худые времена, валялась неделю.
   Второе утреннее правило - не пользоваться магией. В самом деле, ведь не сложно откинуть одеяло рукой. Движение - жизнь! А для того, чтобы включить бодрящую музыку, существует пульт дистанционного управления.
   Старый, добрый или не очень рок, в исполнении группы из семидесятых заполнил пространство небольшой комнаты. Мощные басы и с чувством отбиваемый ударником ритм отскакивали от стен, гуляли под высоким потолком, заставляли тело выгибаться и ноги двигаться в такт. Танец еще один проверенный способ, помогающий отключить мозги. В случае с Санни, он не дает появиться коварным угнетающим мыслям, которые испортят только начинающийся день.
   Выцветшие джинсы, обрезанные под шорты, майка, растянутая домашняя кофта. В зеркало не смотреть, - третье правило. Одно из важнейших. И хотя во всем огромном доме дарители отражений висят только в подвале и в ванной комнате, все равно следует быть осторожней. Ненароком взглянешь, и все, можно посылать день к чертовой бабушке. Увиденного обратно не вернешь и так просто из головы не выкинешь. А зеркало под землей и вовсе предназначено не для помощи в наведении красоты, а для более сложных ритуалов.
   Дергаясь всем телом и подпевая певцу, прогоняющему чужаков со своего облака, Санни спускалась по широкой деревянной лестнице. Потертый красный ковер-дорожку с нее сняли еще в прошлом году. Любовь бабушки Лотты к пафосу и помпезности никто из внучек не унаследовал. К сожалению, другие куда более зловредные качества их стороной не обошли.
   Ударник, казалось, утомился, звуки утихали. Танец Санни также потихоньку сходил на нет, в ее белокурой голове просыпались ненавистные голоса и думы. Состроила пальцами фигуру, будто держит пульт и нажимает кнопки. Звук из колонок полился с новой силой. Не магия - сила воображения.
   -Ай - кэн - гэт нооу - - сетисфекшен...
   Как хорошо одной дома! Можно вытворять все, что захочется - танцевать, дурачиться, подпевать во весь голос, не заботясь, как все это выглядит и слышится со стороны.
   Щелкнул электрический чайник, кипяток полился в большую кружку. Коричневый порошок на дне всколыхнулся и чуть не оказался на столе. Но чуть не считается. Чайная ложка, коротковатая для размера кружки, звонко постукивает о керамические стенки, размешивая капучино. Без помощи со стороны, руки Санни подняты вверх и с размахом двигаются вперед назад под музыку. Босые ступни отплясывают на прохладном полу. Яркое полуденное солнце светит в окна и оставляет на светлой плитке теплые желтые следы. Жизнь прекрасна.
   -Снова сумасшедшие танцы? - прокричали вдруг из прихожей.
   -Утренняя зарядка, здоровый образ жизни, - пробормотала Санни себе под нос в оправдание. Для защиты лучше воспользоваться любимым доводом оппонента.
   Певца заткнули на половине слова, как и всю его группу. И эхо пропало, не закончив за музыкантов фразы. В доме воцарилась тишина, подходящая для тихого разговора. О нет, а день начинался так хорошо!
   -Доброе утро! - на кухню быстрым шагом вошла высокая медноволосая девушка, деловито достала из шкафчика турку и баночку дорогого молотого кофе.
   Сейчас начнется... Санни обреченно ссутулилась и опустила глову, позволяя волосам закрыть лицо.
   -Как ты можешь пить эту растворимую бурду, я не понимаю? Приготовить на тебя чашечку настоящего кофе, который имеет право так называться?
   -Сама пей свою горькую гадость. Что вернулась так рано?
   -Ох Санни, Санни... Не ворчи.
   -Мм... - утвердительно промычала та в ответ.
   Это кто еще тут ворчит. Санни осторожно вынула короткую ложку из чашки - нарушать правила в присутствии сестры себе дороже.
   -Ты причешешься сегодня?
   -Эля!
   -Ну все-все! Но ты снова собираешся везде лохматой ходить? Я не могу, руки сами тянутся бардак на твоей голове в порядок привести!
   -Свою голову лучше в порядок приведи. Моя - никому не под силу, - последнее замечание вряд ли относилось исключительно к прическе.
   У Эли волосы длинные, прямые и темно-рыжие, на солнце отливают медью. Младшей сестре повезло значительно меньше - русые и кучерявые. Ее шевелюра торчала во все стороны света и расчесывание только усугубляло неопрятный вид. Пряди распушивались и каждая волосинка стояла отдельно дыбом.
   Быстро прихватив чашку вредного счастья, пока не отобрали и не вылили в раковину из желания улучшить качество жизни, Санни устроилась с ногами на широком низком подоконнике. На деревянной панели лежал мягкий матрас и подушки, превращая подоконник в удобный диван.
   Она неспеша потягивала горячий напиток, накрытый шапкой cладкой пены, смотрела в окно, и все пыталась сохранить голову пустой. На худой конец, пропускать только безобидные и мелкие мыслишки. Утро слишком хорошо, чтобы допускать в него проблемы, страхи, дрязги и плохие воспоминания. Тем более, что мысли материальны... Санни еле удержалась, чтобы не сплюнуть три раза через плечо.
   Бабушка Лотта рассказывала, что у каждой ведьмы своя масть. И ее не изменить. Родилась блондинкой, ею и проживешь всю жизнь, родилась брюнеткой или рыжей, также не помогут ни сверхстойкие краски, ни перманентный макияж. Волосы и кожа все втянут внутрь, переработают и выплюнут в виде какого-нибудь гадкого прыщика на лице. Будто в отместку за издевательство над ними. Хотят быть русыми и будут. Хотят торчать во все стороны, и никто им не запретит. Уж тем более не жалкий гель или спрей для укладки.
   Волосы Санни до того своевольны, что умудрялись даже заколки и резинки скидывать. Не терпят они неволи.
   Внешность ведьмы во всех отношениях вещь тонкая и непростая. Масть... Очень много содержится в этом слове. В современном мире, когда внешность определяет отношение к тебе окружающих, тем более.
   Например, Эля - утонченная, строгая, молчаливая и правильная сверх всякой меры. Добрая, ответственная и отзывчивая. Обладательница стройной спортивной фигуры и темно-зеленых раскосых глаз. Красива, бесспорно, но заставляет людей держаться на расстоянии. Кто же осмелится подойти к такой леди с пошлыми мыслями, или даже просто познакомиться, заговорить.
   Подобное положение очень удобно. Эля для полноты образа еще и очки со стеклами без диоптрий купила. Стильная черная оправа делала образ абсолютно неприступным.
   Санни немножко завидовала сестре. Ладно-ладно, совсем не немножко. Ей никогда не стать похожей на Элю, что печально, очень. Но как говорила бабушка, жить придется такой, какой родилась. Ничего не изменить. Сама Лотта была вынуждена смириться с морковно-рыжей шевелюрой и сотнями, тысячами веснушек, покрывавшими все тело от макушки до пяток. Рыжие брови и ресницы, обрамляющие янтарного оттенка глаза, завершали харизматичный образ. В школе бабушку дразнили Морковкой.
   Санни, на радость представителям мужского пола, выросла пышногрудой голубоглазой блондинкой. Ни больше, ни меньше, именно клубнично-ванильная девочка, сладкая и милая "секси блонди". Мечта байкеров и дальнобойщиков. А уж в Альпах..! Типичная Гретхен. Невысокого роста, узкая талия и грудь третьего размера. Где там ее "Киндер, Кирхе и Кюхе"?
   Не помогла попытка придать себе более серьезный вид при помощи мешковатой грубой одежды в темных тонах, солнцезащитных очков, кепок и армейских ботинок. На ножке тридцать шестого размера они смотрелись скорее умильно.
   Все вышло наоборот. Любители нежной Гретхен решили, что их приглашают поиграть в строгую хозяйку и ее покорного раба. Милая девочка с плеткой их укротит: - Р -ррр...
   -Лав ми тендер... - тихо пропела Санни. - Люби меня сладко, никогда не отпускай...
   -Что? - Эля следила за туркой на огне, аромат свежесваренного кофе заполнил кухню.
   -Да так... Майки вспомнился.
   Брутальный цыган на Харлее, вечно носивший с собой чехол с гитарой - вдруг выпадет возможность где-то спеть? Один из любителей нежной Гретхен с плеткой. Санни с трудом удалось тогда от него избавиться.
   -Чего его-то вспоминать, он безобидный. Жив,здоров до сих пор, даже жена и ребятенок имеются.
   -Будущую жену тоже, небось, репертуаром Элвиса покорял?
   Сестры непроизвольно улыбнулись - иногда мужчины бывают забавными.
   Чтобы связаться с ведьмой, нужно быть или совершенным храбрецом, или абсолютным глупцом, или полным мерзавцем. Полумер не бывает, только крайности. "Или все, или ничего!" - неписанное правило ведьминского мира, касающееся всего и всех, во всевозможных комбинациях и связях.
   Шут, король, злодей, - почти также прямо и просто как в колоде карт. Только карты, в отличие от людей, не умеют врать. Если храбрый только прикидывается таковым, рано или поздно покажет истинную сущность. И бесспорно лучше, если случится это раньше. Поздно может оказаться слишком опасным, как для самого обманщика, как и для ведьм.
   -Я сегодня Роберта во сне видела. Он сидел на идиллического вида полянке и плел венок, - непродолжительная пауза, во время которой готовый темный напиток полился в изящную чашку. - Подарок из алых роз. Интересно, кому?
   Невинные для постороннего слуха и произнесенные нарочито спокойным тоном слова, заставили Санни резко выпрямиться и опустить ноги с подоконника. Худшую новость вряд ли можно представить. Вернее, хуже наверняка те детали, которые сестра утаила.
   Горло свело от напряжения. Вот это утро... Почему все самое скверное всегда происходит так неожиданно? Живешь и ждешь. Ждешь, ждешь, а потом - раз! - обухом по голове.
   -Лучше, конечно, если бы он приснился весело скворчащим на сковороде в аду, в кипящем масле, корчащимся в муках, лысый, красный... Такой кошмар я смотрела бы с превеликим удовольствием. Но он плел венок, - прищурив зеленые глаза, Эля обернулась и взглянула на сестру. Ответа не ждала. Все что нужно, произнесено.
   Сжав челюсти, деревянной походкой Санни вышла из кухни. Прошлое возвращается, даже если вы его убили.
   Понятно, почему старшая сестра не открыла сегодня свой магазин. Когда ей снятся сны, к счастью довольно редко, становится ни до чего остального. В те ночи она просыпается обессиленная, в холодном поту, не осознающая где она и кто. Приходит в себя на новом месте, не том, где засыпала.
   Единственное ограничение, в случае если сны приходят дома - старинный забор вокруг всего участка. Высоченный, из витых чугунных прутьев, в замысловатых узорах и с сетью заговоров, тянущийся к самым первым Гуммелям. Местами заросший дикой лозой и разлапистыми розами - алыми и белыми. В бабушкином вкусе.
   Но когда Эля вне дома, в лесу, в городе, в горах, неважно где, - лишь собственные ноги и силы определят границы сна-яви. Поэтому правильная и предусмотрительная Эля предпочитает свою постель всем остальным. В случае же, если по-другому не получается, то и вовсе не спит. Домоседка, она даже столичный университет умудрилась закончить, находясь почти безвылазно в Хексендорфе.
   У каждой в их роду свое проклятие. Ой, извините, - дар. Он, и только он, определяет характер, жизнь, судьбу. Обнако тот, кто хочет, всегда сделает больше того, кто может. И хотя, в конечном счете, все усилия окажутся равны, тщетны, и суета сует, и след на мокром песке дожидается своей волны... Но разве не в этом смысл?
   Сестры упрямо, с неугасающим запалом, продолжали отвоевывать право поступать так, как хочется им самим, а не как диктует сила или ковен. Ведь правда, что ведьмы злые. Недаром их в минувшие века предавали огню. Помимо ковена и у простых смертных имелось, что предъявить своевольным бесовкам.
   Очень и очень не в настроении сейчас Санни. Губы недовольно сжаты, - не надуты, нет! - но все равно получился бантик, светлые брови нахмурены, голубые глаза печальны, а въющиеся локоны переливаются в лучах солнца. Злая, злая ведьма. Только почему-то никто не верил. Ее звали Солнышком.
   Погруженная в мрачные размышления, оделась в "выходную" одежду. Сверху мотоциклетная куртка, защита, черный шлем подмышку. В прихожей прихватила перчатки и громоздкий старый мобильный телефон.
   На пороге Санни остановил голос сестры:
   -Будь осторожна в городе.
   -Как всегда.
   -Больше, чем всегда.
   Тихий щелчок захлопнувшейся двери можно принять за согласие, при желании, даже за обещание.
  
  *
   Эля никогда не ругала, не упрекала и не напоминала об ошибках. Ее методы воспитания другие - тихое "пожалуйста" и самоотверженная забота, молчаливая поддержка, которые вызывали гораздо больше угрызений совести, нежели самый грозный крик или утверждения типа "Я же тебе говорила!".
   Санни остановилась на крыльце, глубоко вдыхая прохладный утренний воздух и успокаиваясь. Так долго гонимые тревоги с новой силой заполнили сознание. Она не подведет семью, им не придется расхлебывать в очередной раз ее проблемы, последствия глупости и доверчивости. О нет, Санни получила урок и сделала правильные выводы, больше из-за нее никто не пострадает.
   Под навесом рядом с гаражом, заботливо укрытый от непредсказуемой осенней погоды, стоял "большая и чистая любовь". Черный, ухоженный, мощный и надежный. Король и верный слуга в одном воплощении. Ведьма верила, что их чувства взаимны.
   Спрятала волосы под куртку, шлем привычно туго обхватил голову, и мир вокруг стал на пару тонов темнее, что больше соответствовало настроению.
   Звук работающего мотора - музыка для ушей, действует так же как рок, успокаивает и помогает обрести душевное равновесие. Санни обожала скорость. Если движение - жизнь, то быстрое движение - наивысшее наслаждение ею.
   Страсть к мотоциклам началась с детского увлечения велосипедами. Любовь росла и развивалась вместе с девочкой. Санни помнила каждого своего "друга". И не только помнила, но и хранила. Вся коллекция стоит в ряд в одной из многочисленных комнат в подвале.
   Ее первый был трехколесный, красный, с бибикой. Второй уже двухколесный и высокий. Помнится, тогда Санни еле доставала пальцами ног до педалей, но, несмотря ни на что, гоняла по всей деревне. Даже наперегонки с местной шпаной.
   Потом были некоторые отступления в виде самокатов и скейтбордов. Ну а первый серьезный прорыв в отношениях случился, когда Санни исполнилось тринадцать. Символичный возраст для ведьмы.
   Сестры подарили ей старый, купленый у итальянского мальчишки соседа, мопед. Раздолбанный Пиаджо с зеркалами заднего вида, выступающими, словно рожки улитки. Эля и младшенькая, Алиса, разрисовали белые, местами ржавые бока цветочками в стиле хиппи - розовыми, желтыми, зелененькими. Получилось ужасно и жалко, но не это главное. Уродец стал первым настоящим зверем в жизни Санни. Она искренне полюбила тот мопед. Как здорово она на нем гоняла! Сперва без шлема, до тех пор, пока это безобразие не увидела бабушка.
   После того случая у всех сестер еще долго горели уши. Не от стыда, от цепкой хватки бабули. После заданной внучкам трепки, бабушка Лотта взяла и купила главной оторве шлем. В наказание - розовый.
   С тех пор коллекция Санни ощутимо выросла, в ней насчитывалось двенадцать разных экземпляров. Груда металлолома - так обзывала это богатство Эля. Хм, пусть изгаляется как хочет. Комната в подвале, перестроенная в гараж, принадлежит только Санни, у двугих сестер имеются в подземелье свои отсеки. И уж мотоциклы всяко лучше сотен кукол и прочих игрушек, которые заполняли полки в подвальной комнате Алисы. А магазин Эли? Крема, мыло, тоники, мазилки, красилки, вонялки, то есть, пардон, духи... Ладно, на этом хотя бы заработать можно. Но все равно ерунда, даже сравнивать с великолепными железными конями неприлично.
   Скорость помогла выкинуть из головы лишнее, всяких приставучих покойников и непонятные венки из колких роз. Дорога в горах узкая, с одной стороны скала, с другой обрыв. Вдобавок серпантин, само собой, богат на резкие повороты. Опаснее езды не придумаешь, разве что этот же путь, но зимой. Лед и снег не лучшие друзья водителя.
   Сузуки устойчивый и послушный, чуткий, как ни один мужчина в жизни Санни. Он вершина ее желаний, долгожданный и выстраданный мотоцикл. Честно заработанный, если не считать примененную при покупке самую капельку магии. А ее считать никто не будет, - не пойман не вор.
   Небольшой альпийский городок встретил сверкающими витринами, приглашающе распахнутыми дверьми кофейен и магазинчиков, прогуливающимися группами туристов. Коренного населения на улочках почти не видно, все заняты делом, торговля в разгаре.
   Ухоженные двух - и трехэтажные домики в пастельных тонах, шикарные виллы, отели, гостиницы, пансионы и бесчисленные бутики. Самый сезон начнется через месяц, тогда все до одной гостиницы заполнятся постояльцами, а на улицах и трассах будет не протолкнуться. Так же, как и в санатории.
   Санни сбавила скорость и плавно подъехала к белоснежному зданию с колоннами. Большое, похожее на дворец монархов или музей в стиле классицизма. Санаторий недавно отреставрировали очень качественно и дорого, бережно сохранив все детали конца восемнадцатого века как снаружи, так и внутри.
   Санни нравилось тут работать. Вокруг раскинулся старый парк из буков, лиственниц и кедров, садовник ревностно следит за многочисленными клумбами и скульптурными кустами. Кабинеты и палаты санатория просторны и удобны, все клиенты богаты, в основном вежливы и интеллигентны. И самое важное, Санни очень ценят. Конечно, у нее ведь 'волшебные ручки'.
   Удивительно, как поиздевлся над Санни Создатель. Или дело в плохой наследственности? Кроме полного несоответствия внешности и самоощущения, имелся дар чувствовать потоки энергий во всем живом посредством прикосновений. Ладонями она "чуяла" силу жизни, ее угасание, слабые и больные места, повреждения внутренних органов, вредоносные образования, гибельные для существования клеток. Что-то она могла улучшить, не излечить - такие чудеса скромной ведьме не по силам, о чем-то предупредить и направить на обследование к нужному врачу. Но были случаи, в которых Санни ничего не могла изменить, если только в худшую сторону. Кому суждено умереть, - умрет, но напоследок сможет насладиться превосходным массажем.
   В просторном холле шаги звучат ясно и гулко. Акустика великолепна - высокий потолок, арочные своды и гладкие холодные поверхности. Станцевать бы здесь стэп. Или фламенко. Санни уже давно этого хочется, но приобретенные навыки жизни в социуме останавливают. Вопреки мнению Эли, Санни сумела стать цивилизованной и сдержанной. Почти.
   Симпатичный охранник, чей возраст варьируется между шестидесятью и восмидесятью, загорелый, со стильной стрижкой и бакенбардами, протянул Санни ключ от ее кабинета. Никогда не меняющийся ритуал - улыбка, ключ и...
   -Доброе утро, Санни. Как дела-делишки?
   -Привет, Ник, - девушка сняла, наконец, мотоциклетный шлем и улыбнулась в ответ. - У меня все по-старому, это у тебя, что ни день, то приключение. Рассказывай, что нового?
   ...сплетни. Кто чем живет, кто чем дышит. Для старого охранника это радость, продлевающая жизнь, а Санни не сложно подыграть. Иногда и полезно послушать.
   Ник помялся недолго для виду, после чего поведал последние новости. Санни поддакивала в нужных местах и удивленно или же потрясенно восклицала. Сплетни и "проверенные" факты касались личной жизни коллег, постояльцев, остального немногочисленного населения Хексендорфа и официальной стороны жизни городка.
   Главная новость - оперная певица на пенсии - Николетта Опера, из двести пятнадцатого номера, отдыхающая в хексендорвском санатории на протяжении последних лет двадцати, наконец-то приняла ухаживания торговца спиртными напитками, Генри Ворнера, почивающего на честно заработанных лаврах. Он ухаживал за оперной дивой... сколько? Подробности их взаимоотношений развлекали окружающих, сколько Санни себя помнила. Роман века, не иначе.
   Еще новость - номера на весь предстоящий сезон в горнолыжном курорте уже раскуплены и забронированы. Свободных мест нет ни в санатории, ни в гостиницах городка. Даже частные особняки и менее шикарные однотипные коттеджи сняты за баснословные суммы. Ура, работа будет!
   Как бы ее не оказалось слишком много, - уныло подумала Санни. Часы сна она урезать не собиралась. Есть в ее жизни святое, на что посягать чревато. Одна из таких святынь - сон.
   -Да, хорошо, - поддакнула уже вслух.
   -Ну, не знаю, - в своей манере проворчал Ник. - С одной стороны популярность - это деньги, знаменитости всякие, знакомства, крупные чаевые. Но одно дело знаменитости культурные, такие как наша обожаемая Николетта, и совсем другое - знаменитости... не культурные.
   -Вы имеете в виду спортсменов? - уточнила Санни, сдерживая смех. Это санаторская "больная" тема. - Спортивная культура тоже культура. Не будьте злопамятными, Ник. За свои разгромы они платят более чем достаточную компенсацию. Да и чего вы ожидаете, у нас под боком две самые любимые экстремалами вершины и лучшие спуски для лыжников всех видов и возрастов.
   -Вот и сидели бы себе на базах, а не в наш санаторий ехали! Носятся потными табунами, орут и ржут - вылитые кони. Пиво ведрами хлещут! - последнее он произнес с особым осуждением и еле уловимой ноткой зависти. Пиво Ник и сам очень любил, однако врач запрещал злоупотреблять.
   -Я смотрю на них и думаю, зачем им санаторий? У нас поправляют здоровье. Травку курить и спиртное распивать можно и в более дешевом, именно для этих целей предназначенном, месте! Да и вам, Санни, проблем прибавится, как всегда, - нахмурил густые брови охранник.
   -С таким защитником как вы, мне бояться нечего.
   -На меня вы всегда можете положиться, - Ник поддержал звонкий смех девушки, лукаво на нее поглядывая. Нравилась ему Санни. Все время хотелось ее рассмешить, обрадовать чем-то, угостить конфеткой, утешить. Больно грустная девочка ходила. Молодая, красивая, а глаза, будто пустыня вымершая - ни травинки живой, ни ветра, ни капли влаги. Ник, бывало, взглянув в эти серо-голубые глаза, содрогался. Он видел в них усталость, скорбь и... смерть.
   В такие моменты девушка успокаивающе, будто зная, о чем он думает, гладила старика по предплечью, и с понимающей усмешкой говорила - "Вы еще правнуков своих повоспитывать успеете, Ник. Спокойно!".
   И он успокаивался. Дорабатывал смену, прогуливался привычные три километра по горной тропинке к дому, готовил вкусный ужин, и в компании седого пса Вильгельма, с очередным детективом в руках, засыпал в кресле-качалке.
   Сейчас, в середине октября, привычный ритм жизни никто и ничто не нарушало. Ни на работе, ни дома. Дни Санни также упорядочены как у пенсионера-охранника Николаса. Она долго к этому шла, - почти пять лет, и много усилий приложила. Старательно убеждала себя, что все контролирует. Но по правде, налет порядка в ее жизни тонкий, под ним клубится и волнуется, стремится вновь захватить власть, привычный хаос.
   Идеальный день Санни - утренние танцы и вкусный, но вредный капучино, любимые пациенты в любимом же просторном кабинете, в не сезон по три-четыре человека, в зимние месяцы по шесть, а то и все восемь ежедневно. По вечерам час плаванья в санаторском бассейне, после чего спокойный, не скажем - скучный! - вечер дома. С книжкой, чаще всего - детективом, как у Ника. Частенько они обменивались литературой и мнениями о прочитанном.
   Вечерние развлечение тоже разнообразны - книгу могут заменить наушники с подборкой любимого рока или гараж и верный Сузуки. А иногда Эля просила помочь в магазине с ее кремами-мазилками.
   Время шло своим чередом. Чистый снег и мороз закрасили мир искристым белым. Солнце продолжало светить ярко, но поднялись холодные ветра, заставляя жителей предгорья поверх вязаных свитеров одеть непродуваемые куртки. Природа готовилась к открытию лыжного сезона неторопливо, в отличие от суетящегося населения и управления города.
   В санатории уже сейчас было много пациентов. К Санни направляли самых больных. Богатые, знаменитые и особо настойчивые ставились в отдельную очередь. Иногда после первой же консультации она отказывалась от пациентов, перенаправляя к коллегам. Причины самые разнообразные - индивидуальная непереносимость, аллергия на чьи-либо слишком сладкие духи, чрезмерное узконаправленное внимание некоторых резвых молодцев... Объяснялась Санни лично с главврачом, принуждать же ее никто не мог. Общепризнанное звание молодой физиотерапевта "Золотые ручки" позволяло многое. Но еще больше оно накладывало ответственности.
   На работе она не экономила силы, выкладывалась по полной и, с так называемыми "потоковыми" пациентами, страдающими небольшим искривлением позвоночника, как и с тяжелыми больными. Эля ругала сестру за пренебрежение собственным здоровьем, а Санни слушала, согласно кивала, и продолжала в прежнем духе. Ей не было жалко себя ни капли. Ни тускнеющей ауры, ни ломких волос и ногтей, ни сводимых судорогой пальцев на руках и раскалывающуюся от боли голову. В случае мигрени, правда, работать уже не получалось. Банально подкашивались ноги, и темнело перед глазами, выворачивая желудок наизнанку. Наказывала ли она себя? Может и так. Но в этом Санни ни за что бы не призналась даже себе.
   Однажды, проводя курс реабилитации с мальчиком одиннадцати лет, после аварии перенесшим серию тяжелых операций на позвоночник, Санни буквально валилась с ног. После полугода работы в таком режиме ей самой понадобилось более месяца на восстановление. Заботливый Ник охал и ахал, приносил из своего сада свежие овощи и фрукты, требовал обещания съесть все до последней горошины, до последней ягодки, и на пару с Элей уговаривал уменьшить нагрузку. Санни не перебивала и его, выслушивала с тем же покорным видом, что и сестру.
   Сумев помочь кому-либо из пациентов, тем более детям, Санни парила на крыльях счастья, становилось легче дышать. Эта помощь, наиболее в ней нуждающимся, приглушала мерзкое ощущение недовольства собой. Изматывала физически, но очищала душу. Пациенты помогали ей жить. Это была тонкая нить выживания - изо дня в день Санни цеплялась за ее верткий кончик.
   Наказывала себя или все-таки искупляла вину? Вопрос часто всплывал в голове, особенно по утрам, когда вставать и собираться на работу, нужно было уже в семь утра - несказанная рань для любящей поспать ведьмы. Санни прогоняла подобные мысли, следуя упомянутой ранее методике "Не думать -ля-ля-ля...". Блондинка она, или кто? Много думать и анализировать вредно.
   В ноябре привычный ритм жизни в Хексендорфе изменился, замер, вздрогнул, и пустился в дурной галоп. Пациентов Санни еще прибавилось, из них тяжелых, правда, меньше, чем в предыдущие годы. Работать бы, жить, да радоваться. Санни действительно радовалась увеличившейся нагрузке на работе, но за прошедшее после вещего сна время она устала, вымоталась от постоянного ожидания. Целый месяц не могла нормально спать и бодрствовать, все время оглядывалась, прислушивалась, ожидая... сама не зная чего. Химеры за ее спиной - тоже выжидают. Имена их - Вина, Страх и Роберт. Именно так, с заглавных букв. Венок из роз, пусть только лишь приснившийся, - привет из загробного мира от почившего любовника. Послание, предупреждение, угроза.
   Судьба-шутница приготовила сестрам нечно совершенно особенное. Не то, о чем гадала Эля, не то, чего каждый божий день, холодея внутри, ждала Санни. К нам приходит та сила, которую мы призываем - нерушимое правило, не только для ведьм. Беда Санни в том, что призывала она, не осознавая, что именно делает, и какую именно силу зовет. Общая беда людей, притворяющихся перед самими собой, что все не так, как они на самом деле чувствуют. А уж для ведьм это качество грозит поистие катастрофическими последствиями.
   Для Санни беда может стать спасением. Непутевая солнечная ведьма - не путь, а русская рулетка.
  
  *
   Обыкновенное ноябрьское утро, таких было уже десять...
   -Я пила, пью, и буду пить! - хриплым со сна голосом отстаивала свои права Санни. В мире должны быть вещи, которые не меняются. Постоянство и преданность вредным привычкам Санни ценила.
   -От него только вред и никакой пользы, не надо быть ведьмой, чтобы понимать это. Твой напиток не имеет права называтся не то что кофе, а даже капучино. Это бурда ненатуральная! Почитай состав, - увещевала Эля, не менее убежденно, чем сестра.
   -Пила и буду пить! Также как была, есть, и останусь блондинкой до конца дней своих.
   Она сделала последний глоток и поставила кружку в раковину, чайная ложка болталась в кружке. Санни двигалась медленно, невыспавшаяся и, как всегда по утрам, недовольная. Открыла кран и холодная струя воды с силой ударила по центру ложки, странным образом переместившейся из посуды на дно раковины. Холодная вода обрызгала Санни от макушки до пояса.
   Со стекающими с подбородка каплями она медленно развернулась в сторону завтракающей, как ни в чем не бывало, Эли.
   -Я его прибью! С меня хватит, - процедила сквозь зубы мокрая разъяренная ведьма. Ей же переодеваться придется, а менять одежду Санни терпеть не могла.
   Старшая сестра отставила миниатюрную мисочку с мюсли и направилась к холодильнику.
   -Успокойся, ты уже двадцать лет одни и те же угрозы кричишь.
   -Разнообразия захотелось? Так я могу!
   Эля только хмыкнула в ответ.
   -Возьму и прибъю! В пыль превращу! В раковине утоплю! - Санни выжала в раковину края футболки, резкими движениями вытерла кухонным полотенцем лицо и, встав посередине залитой зимним солнцем кухни, выкрикнула:
   -Непомук, призываю, покажись!
   Рядом с Элей из воздуха появился лысый, ушастый старичок, ростом девушке до колен. За них он и держался когтистыми и волосатыми, в отличие от черепа, руками, опасливо выглядывая из-за края юбки.
   Эля неторопливо достала упаковку сливок, погладила существо по макушке.
   -Собираешься ему за проделки сливки наливать? - негодовала Санни, сверля домового яростным взглядом.
   -Он тебя защищает. Так ведь, Неп? - старичок предпочел пока помалкивать, только кивнул и преданно заглянул Эле в глаза.
   -Не едь сегодня в город. Останься дома, а? - она выпрямилась и просяще посмотрела на недовольную Санни. Эта просьба на разный лад звучала чуть ли не каждое утро, но сегодня впервые Эля задействовала домового. Непомук предпочитал уединение и покой, с ведьмами, особенно с Санни, связывался неохотно.
   -Поеду, - упрямо ответила Санни. - Пускай Роберт подавится своими кознями!
   -Не уверена, что именно Роберта нам следует опасаться.
   -Месть по завещанию? Он не особо с семьей и кланом общался, насколько я помню, - тут Санни намеренно лукавила, потому как помнила она все досконально. Каждую минуту, каждую секунды двух лет, что прожила с колдуном.
   С семьей ее бывший, уже мертвый, бойфренд, действительно связи не поддерживал. Точных причин такого холода между Робертом и ковеном колдунов Санни не знала.
   -Санни, ему не за что нам мстить. Ты это знаешь. То, что случилось - несчастный случай. Скорее, правда, счастливый, хм... К тому же, мы защищали себя, - устало повторила Эля сотни раз звучавшие в этом доме слова.
   -Я- то знаю, а вот он, похоже, другого мнения. Еще вариант, что твои сновидения полный бред, - провокация чистой воды.
   Эля вздохнула, пытаясь вернуть себе спокойствие. "Если бы - бред!" - выражал ее вздох. В таком случае обе сестры прыгали бы до потолка от счастья.
   -Мы не можем вечно прятаться, - добавила Санни.
   -Поколения до нас могли. Хотя, что это я... Ты же все равно сделаешь по-своему.
   -Ага, давай, до вечера, - прощание прозвучало на редкость легкомысленно. Образ капризной беспечной блондинки иногда очень удобен. Эля все равно не поверила, зато самой Санни легче уйти.
   Как же она устала от соблюдения безопасного "николасского" режима! Устала от самой себя, такой, в которую превратилась собственными стараниями. Ну, и стараниями Роберта, конечно.
   Гонка с ветром по серпантину, проверенное средство, чтобы выбросить лишнее из головы. Не снимая шлем, Санни вошла в санаторий. Она опаздывала, поэтому с Ником они ограничились коротким приветствием и, пропустив сплетни, перешли к делу.
   Ник передал ключ и папку с документами, и доложил:
   -Главный предупредил, что внепланового одного спортсмена к тебе направил. У Грегора сейчас пополнение в семью ожидается, жена в больнице на сохранении, и он выходные берет. Но если будут проблемы, то что-нибудь другое придумаем. Это главный, значит, так сказал... - отчего-то замялся Ник.
   Грегор был специалистом по спортивным травмам, и работать ему с крупногабартным "спортивным материалом" было куда сподручнее, чем хрупкой Санни. Коллега, сам в прошлом профессиональный футболист, был под два метра ростом и руки его походили на садовые грабли. За глаза его пациенты Костоправом называли.
   -Справлюсь, неужели сомневаешься в моих профессиональных качествах? - шутя спросила Санни.
   -Как можно?! Сомневаюсь я в благонадежности этого спортсмена. Видел я его, подозрительный. Но ты же мне сразу скажешь, если что не так? И я, как рыцарь без страха и упрека... Приму меры.
   Санни улыбнулась и покачала головой. Меры так меры. Вникать в настроения и думы Ника не было никакого желания. Не сегодня.
   -Чуть что, так сразу, - заверила, пересекая холл.
   Зашла в приемную, разделяющую ее кабинет и небольшой коридор, ведущий в соседнее крыло, полностю занятое спа-салоном. Не отрываясь от карт больных, поздоровалась. В ответ тишина. Помощницы Виты не оказалось на привычном месте за письменным столом. Молодая женщина при надобности помогала Санни с пациентами, но больше стремилась к выполнению нехитрых обязанностей в спа-салоне. С ней у Санни за время совместной работы не сложилось таких доверительных отношений, как с Ником. Казалось, Вита воспринимает Санни не как коллегу или работника рангом выше, а как конкурентку на внимание перспективных кавалеров. Что, ни в коем случае, правдой не являлось. Наоборот, Санни была искренне благодарна яркой и общительной Вите за то, что отвлекала на себя потенциальных "ухажеров" и "кандидатов".
   Положение прояснилось, когда Санни прислушалась к разговору, доносившемуся из кабинета. Закуток, где она держала личные вещи и переодевалась, отделялся от основного места работы лишь плотной высокой ширмой. За такой же, только расположенной в другом конце комнаты, переодевались пациенты. В этот раз Вита, похоже, решила собственноручно раздеть больного. Скорее всего, он принадлежал к категории "перспективных" и "потенциальных".
   Санни, стараясь не шуметь и не отвлекать Виту от полезного дела, сняла повседневную одежду и переоделась в белые хлопковые майку и штаны. Их приносила все та же незаменимая Вита, каждый день новые, выстиранные и свежо пахнувшие. Во время работы Санни потела как при тяжелой тренировке, разминать чужие задеревеневшие мышцы это вам не пыль ладошкой смахивать.
   Она улыбалась, прислушиваясь, как Вита мастерски играет голосом - то понижая до соблазнительного, чуть томного шепота, то переходя на более высокие частоты, смех - чистый, искрящийся обещанием счастья, звон колокольчиков.
   Только бы ее манипуляции не напрягали саму жертву, пардон - мужчину. Но, насколько успела узнать Санни, в своем деле Вита профессионал - и как работник и как охотница за выгодным мужем.
   Мужской голос изредка вставлял в щебет Виты междометия. Когда же Санни открыла воду и стала тщательно мыть руки, мужчина совсем замолк.
   -Ой, здравствуйте! Я все подготовила и рассказала.
   Мужское тело неподвижно лежало на кушетке на животе, лицо опущено в специальную прорезь.
   -Спасибо большое, Вита. Ты незаменима! - полила бальзама на душу помощницы Санни.
   -Если понадоблюсь, зовите! Я буду рядом!
   Она бросила последний пламенный взгляд на пациента, и неспешно вышла. Санни же подошла к столу, изучая анамнез некоего абсолютно незнакомого ей Флориана Вайсса.
   Так, так... Знаменитость среднего возраста, активная карьера закончилась в тридцать лет после травмы бедра. Надо выяснить подробности, как именно это случилось, что за травма, где проходил реабилитацию. Санни отбросила постороннее, привычно погружаясь в проблемы больного.
   -Здравствуйте, господин Вайсс...
   -Фло, - тут же приглушенно поправил пациент, продолжая неподвижно лежать.
   -Отлично Фло, я Санни Гуммель. Лежите, расслабтесь, я приступлю к разогреву, параллельно уточню кое-какие вопросы по травме.
   Санни втирала масло в ладони и говорила - спокойным, уверенным, в меру дружелюбным тоном. Может, сказывался большой опыт работы с детьми, но Санни использовала все средства, чтобы пациент чувствовал себя на ее терапии удобно и спокойно.
   Предварительное знакомство и легкий разговор ощутимо облегчают эту задачу. В этом отношении Вита оказала медвежью услугу как Санни, так и больному. Поторопилась прибрать его к рукам вперед "Санни Волшебные Ручки". В понимании Виты скорее "Санни Загребущие Ручки".
   Легкая приглушенная музыка заполняла кабинет, из окна во всю стену лился холодный зимний свет, за стеклом виднелся заснеженный парк. От декоративного фонтана в японском стиле доносилось журчание воды. Мир и покой. Не кабинет - мечта.
   -Начнем с плеч.
   Все шло как должно, но полетело к чертям, как только ладони Санни соприкоснулась с кожей пациента. Она даже не успела проверить его пульс. Дотронувшись, отдернула руку как от раскаленной плиты. Но ладони тут же, помимо воли, вернулись на широкую спину.
   В физическом плане здоров, молод и держит себя в хорошей форме, если не сказать - в отличной. Мышцы эластичные и тренированные. То, что заставило Санни внутренне похолодеть, не касалось обычных медицинских параметров. В мужчине дремала сила. На кушетке, во всей своей обнаженной, прикрытой простыней красе, лежал неинициированный колдун.
   Тридцать два года, армия, спорт, биатлон, экстрим, бесчисленные травмы, ушибы, вывихи, сотрясения, переломы... То что Санни запомнила, бегло прочитав бумаги. Если его сила не угомонится или, если в ближайшее время какая-нибудь чокнутая ведьма его не инициирует, человек сам себя угробит. Рано или поздно, так или иначе. Других вариантов нет. В чем-чем, а в этом Санни уверена. Дар силы опасен. Не раковая опухоль, но близко к тому.
   К чертям полетел и ее профессионализм. За весь сеанс Санни не вымолвила больше ни слова. Само ее присутствие, не физическое, ментальное, под большим сомнением. Она не помнила, что делала в эти шестьдесят минут. Завой пожарная сигнализация, вряд ли бы услышала и отреагировала по инструкции.
   Разум пытался донести до сознания одну единственную, но очень важную, мысль - держаться от мужчины подальше. Прямо сейчас отстранить ладони, выйти из кабинета и поговорить с главврачом о переводе этого колдуна недоделанного к другому массажисту. К Грегору. Или Мильде. Они справится без проблем. А Санни надо уносить ноги.
   Зажмурилась и сжала зубы, судорожно втягивая воздух. Она не могла отойти. При всем понимании, просто физически не способна поступить правильно.
   Хаос, хищный зверь, поднял голову и предвкушающе обнажил острые клыки. Разум напуган, жалок и мучительно растерян, чтобы к нему обращаться. Хаос, энергия, безумство - квинтэссенция силы ведьмы. Ее сущность долго ждала мига, чтобы вырваться.
   Чего ждала Санни? Разрушения, катастрофы, урагана, смерти. Что получила? Ужасающую, страшную, не поддающуюся какому-либо объяснению и контролю, тихую... Полную гармонию.
   Санни и гармония? Ведьма и равновесие?! Эти понятия несовместимы!
   Руки выполняли привычную работу, прорабатывая каждый участок, каждую мышцу и каждый сустав, в строгом порядке. Находя малейшие зажатости и доводя их до нужного состояния. Пальцы разминали сильные мышцы, сначала мягко, с каждым разом увеличивая нажим. Пациент застонал, но не от боли. Его дыхание оставалось ровным и глубоким. Зато Санни... О, сколько стонов, криков и даже матов, мужских и женских, она слышала во время своей работы. Но прежде ее не кидало от этих стонов в дрожь.
   Когда все закончилось, Санни укрыла мужчину простыней до лопаток. В полном молчании, разбавленном все теми же дурацкими музыкой и журчанием фонтана, вышла из кабинета и как сомнамбула дошла до приемной. Схватила с полки чистое полотенце и вытерла пот с лица.
   -Пациент готов. Займешься? - не своим голосом спросила у Виты.
   -Да, не вопрос, - та с энтузиазмом вскочила со стула, готовая тут же бежать к "перспективному". - С вами все впорядке? - обернулась она на ходу, заметив мертвенную бледность и лихорадочный блеск глаз Санни.
   Ее зрачки расширены, а голубая радужка неестественно яркая, будто подсвечена изнутри. Вита списала подобный эффект на контактные линзы. Подумала, что надо бы и ей себе такие присмотреть. Зеленые, например. Будут у нее колдовские глаза!
   -Нормально. Давление низкое сегодня, - невнятно ответила Санни, прижимая полотенце к лицу.
   -Остальных к вам как обычно, через полчаса направить, или сделаете перерыв подольше?
   -Как всегда. Спасибо, - Санни говорила и двигалась машинально, поглощенная единственной целью - убежать отсюда, пока еще чего не натворила.
   Что, черт возьми, произошло? Что же она только что сделала? Санни не знала - что, но точно была уверена - ничего хорошего.
   Припадочная! - обозвала сама себя.
   -С вами точно все хорошо?
   Санни кивнула, закрывая за собой дверь приемной. Истеричный и неприлично громкий смех сдержать не удалось, но Вита его уже не слышала, возобновив щебет с "перспективным" недоколдуном.
  
  *
   Стыдно признаться, весь перерыв Санни пряталась у Ника в вахтерке. Благо, тот был занят и свободной минутки, чтобы приставать с расспросами, у него не выдалось. Более-менее придя в себя, она прошмыгнула обратно кабинет. Непонятно от чего, или от кого пряталась. Интуиция подстазывала, что лучше бы вообще бесследно исчезнуть, но не станет же этот... Недоколдун ее караулить, так ведь? Зачем? Он не мог ничего почувствовать, кроме превосходного массажа. Ему должно быть сейчас очень хорошо, сонно и расслабленно. Скорее всего, он ушел в номер спать, а может в номер ушел не один, а с Витой, отдыхать более активным образом. С той станется бросить работу, сославшись на головную боль.
   Сама не заметила, как прибавила шагу и пулей ворвалась в приемную. Вита сидела на своем месте и Санни длинно выдохнула. На миг ей захотелось сделать Вите что-нибудь очень плохое.
   -Николетта уже ждет, - буркнула помощница. От утреннего щебета и приветливого тона не осталось и следа. Тяжелый взгляд, которым наградила Санни, кричал, что Вита сама борется с преступным желанием смертоубийства.
   У Санни, на удивление, отлегло от сердца, и она смогла растянуть губы в улыбке.
   -Раздевать не стала?
   -Нет. С ней пришла подруга, она у вас следующей идет. И любимое масло Николетты кончилось. К сожалению.
   Работать с этими двумя старушками нужно осторожно, от маломальской боли дамы начинали вопить, будто им кости ломают. Поэтому массаж больше походил на поглаживания и длился не более получаса, хотя обычный сеанс Санни с одним пациентом занимает час. Николетте и ее наперснице важнее масло, которое использовала массажист. Его запах и воздействие на кожу, омолаживающие свойства. После массажа у них наверняка по плану косметический салон, маски, обертывания, парикмахер...
   Эх, вот это жизнь! Да и выглядели пенсионерки лет на шестдейсят, хотя обеим, Санни знала совершенно тоно из их карт - врачам насчет возраста не соврешь! - за восемьдесят.
   После работы Санни не знала, куда себя деть. В бассейн идти остереглась, мало ли, какие там возможны встречи. Домой ехать не хотелось, оставаться в городе тоже. Гулять по магазинам для нее не вариант. Дома Эля, несомненно, переполошится и завалит вопросами. Санни же понятия не имеет, что на них отвечать.
   Сделала массаж? Параллельно с чем приключилось что-то такое... от чего мурашки, и сердце, и в горле пересохло? Санни и себе толком не может объяснить происходящее, не говоря уже о том, чтобы найти приемлемое объяснение для сестры.
   Остается лес. Белки и зайцы вопросов не задают.
   Она сходила в душь, переоделась и собралась в рекордные сроки. Надев шлем и перчатки, закинула небольшой рюкзак за спину. По-деловому быстро направилась к выходу. Ник что-то говорил, но Санни прошла мимо, лишь махнув рукой на прощание.
   Ничего не вижу, ничего не слышу, никого не боюсь. Убегаю в лес.
   Танцевать в гулком холле желания не возникло. Несмотря на шлем, плотную мотоциклетную куртку и гремящий в наушниках рок, она спиной ощущала следящий за ней взгляд. Прибавила шагу и, столкнувшись в дверях с галдящей толпой постояльцев, чуть ли не бегом добралась до Сузуки.
   Верный железный конь не подвел, завелся с пол-оборота и рванул с места как дикий мустанг. Выскочившему на крыльцо мужчине, растолкавшему по пути веселых отдыхающих, осталось беспомощно смотреть вслед черному мотоциклу.
   Санни оставила Сузуки в паре километров от дома, заехав в один из многочисленных "карманов" на горной дороге. Отключила плеер, сняла шлем и вдохнула полной грудью морозный воздух.
   -Молодец, спас меня... - нежно погладила блестящий бок мотоцикла.
   Шагнула в лес и прошла вверх по крутому склону до обрыва. Оперлась спиной о сосну и уставилась невидящим взглядом на раскинувшийся внизу в долине город, сверкающий разноцветными огнями как открытая шкатулка с драгоценностями. Окунулась в тишину, время будто замедлилось. Санни не знала, сколько простояла так неподвижно, холода не ощущала.
   Когда далекие очертания гор покраснели под лучами закатного солнца, с высокой ветви сосны на голову Санни упал пласт снега. К счастью, довольно мягкого, но все равно, холодного, мокрого, скользящего за шиворот.
   -Чтоб тебя...! - ругнулась Санни, отряхиваясь.
   Сам по себе снег с деревьев падает, это так. Обычное дело. Но чтобы прицельно на голову ведьме?
   Подозрительно оглядываясь, она поспешила домой.
   Бесшумно подъехать к воротам нереально, поэтому Санни махнула рукой на конспирацию и не таилась. Не глуша двигатель, открыла ворота и неторопливо въехала под самый навес, на свое обычное место. Машина Эли стояла рядом.
   Как выяснилось чуть позже, переживала Санни напрасно. Эли дома не было. Что странно, обычно в это время она закрывает магазин и сидит на кухне, пъет крепкий кофе с таким же крепким и горьким шоколадом.
   Санни поставила чайник и насыпала в чашку две ложки капучино из жестяной банки. Прислушиваясь к звукам старого дома, открыла шкаф и быстро извлекла из-за пачек с гречкой и другими полезными крупами, большую молочную шоколадку с цельными лесными орехами.
   Вкусы сестер по части питания кардинально разные. Санни относится толерантно к постному травяному меню Эли, но ровно до того момента, пока это самое меню не касается ее лично. Но старшая сестра то и дело посягает на запасы вредных продуктов Санни. Стремится вразумить сестру и убедить готовить полезную еду. До сих пор - без толку. Единственный результат - постоянные стычки и споры. Особенно "вредные" вкусности Санни от сестры просто-напросто прячет.
   Походы в магазин нередко заканчиваются, да и начинаются тоже, ссорами. Бюджет-то общий, в отличие от вкусов. Живут вкладчину. Каждая вкладывает, сколько может, и тратит, сколько совесть позволяет.
   Эля появилась дома лишь к десяти часам. Санни к тому времени устала сидеть у себя в комнате и решила скоротать вечер на кухне. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей и задобрить сестру, когда та вернется, настругала целую миску капусты с морковью.
   Овечьий ужин, - успехалась про себя, отправляя в рот очередную дольку шоколада. За вечер приговорила всю плитку, снова и снова убирая ту в шкаф и доставая обратно. Не иначе как из-за растрепанных нервов.
   Когда хлопнула входная дверь, Санни, как строгий родитель, вышла в прихожую, уперев руки в бока.
   -Ты где была?
   -В лесу... - прозвучало невнятно из-за свитера, который Эля стягивала через голову. Выглядела она запыхавшейся и раскрасневшейся, волосы, против обыкновения, растрепаны, в длинных прядях застряли какие-то сухие веточки и листья. Она сняла запотевшие очки и отвела взгляд, избегая смотреть Санни в лицо. Врать Эля не умела абсолютно.
   -Что случилось? - заподозрила Санни самое худшее.
   Сестра молча прошла мимо нее на кухню и придвинула себе тарелку с салатом. Отправила полную ложку в рот и принялась хрустеть, пережевывая. Не вымыв руки!
   Санни запаниковала сильнее.
   -Дешевые уловки. Со мной можешь говорить и с набитым ртом, я не возражаю.
   -Ты хочешь поговорить? - притворно удивилась Эля, прожевав. - Салат, кстати, принято чем-то заправлять. Оливковым маслом, например, или лимонным соком. Или сметаной.
   -Повторяю, уловки дешевые. Эля, не пугай меня. Быстро выкладывай, что у тебя стряслось?
   -Я гуляла по лесу, - емкий ответ. Глаз от тарелки с капустой она так и не подняла.
   -Как же твой магазин?
   -Закрыла пораньше, захотелось пройтись.
   Ранее Эля отсиживала в магазине до последней минуты, несмотря ни на что. Даже если покупателей не было. И руки перед едой она забыла помыть, что совсем уж из ряда вон. Что же это твориться?!
   -И? Что дальше? Из тебя клещами все вытаскивать?
   -Мне стыдно признаваться, - она, наконец, подняла на Санни несчастные глаза.
   -Не смеши, ты не могла сделать ничего такого, в чем было бы стыдно признаться. Поверь мне, я спец по стыдным вещам.
   Эля снова опустила взгляд и замолкла. Санни осторожно предположила:
   -Нечаянно обсчитала кого-то из клиентов?
   Эля отрицательно помотала головой, продолжая упрямо пялиться в салат.
   -Разбила машину? Испортила что-то в моем гараже?!
   -Ты что? Нет!
   -Снег мне на голову скинула?
   -Да.
   Вздох облегчения, вырвавшийся у Санни, прозвучал на всю кухню, так громко, будто уставший слон на водопое вздыхает. Она подошла вплотную к сидящей за столом Эле и положила той ладони на голову. Погладила по макушке, вытащила из волос кусочек сосновой коры.
   -Я тебя прощаю, отпускаю этот грех, дите. Как видишь, я жива и здорова. Хотя, обижать младших сестренок нехорошо, ай-яй-яй.
   Эля закатила глаза. Указательный палец, которым Санни назидательно махала у нее перед носом, чуть в этот самый глаз не ткнулся. Повезло, что очки защитили от попадания. Не было у Санни нужного опыта в наставлениях.
   -Могу тебя понять, я стояла там как дура, искушение бросить снежком большое. Но в мире есть вещи и похуже.
   -Да, есть. Например, встретить в лесу волка, - в сердцах добавила Эля, и прикусила язык, не дав себе продолжить.
   -Какого волка? Здесь их отродясь не водилось!
   -Да, но... Понимаешь, вроде и ничего особенного, ну волк, ну здоровенный, ухоженный с виду. Мало ли откуда он прибежал. Но меня не покидает чувство, что все вокруг изменилось. Сама понять толком не могу, в чем дело. На уровне интуиции все, мозги не соображают, - ее голос затих, Эля снова уходила в собственные мысли, забыв об окружении.
   -Ну? - Санни ткнула ее пальцем в бок.
   -Ай! Все шло как обычно, я гуляла, искала подходящую кору для настоя. Увидела тебя, ты грустной выглядела, я решила подбодрить. Скинула на тебя снег и сразу поняла, что не такая уж хорошая это была идея... Прости. Вернулась в лес. И встретила волка. Серого. Успела на дерево залесть, прежде чем он близко подошел.
   -Зачем ему к тебе близко подходить? Может, ты перепутала и это была бродячая собака, а не волк?
   -В отличие от тебя, я в животных разбираюсь, и зрение у меня отличное. В общем, я на дереве сидела, он под деревом. Довольно долго. Так и разговорились.
   -Он тоже говорил? - уточнила Санни, рассмеявшись. Все оказалось не так страшно, как успела вообразить. Или только те приключения, в которых сама не участвовала, кажутся веселыми?
   -Нет, говорила я, он слушал, но очень внимательно, будто все-все понимал, - отвечала Эля, также с улыбкой.
   -Вы обе чокнутые, - подал голос Непомук из темного угла кухни. - Была бы здесь Лотта, она бы нашла нужные слова. И нужную хворостину!
   -Иди отсюда, нечего подслушивать! - прогнала его Санни.
   Эля поднялась и достала из холодильника сливки.
   -Иди сюда, Неп. Сливки свежие сегодня принесли.
   Сестры на самом деле очень разные, будто и не родственники вовсе.
   Остаток вечера прошел незаметно и спокойно. Растопили камин, огонь уютно потрескивал, заполняя теплом большую комнату. Сестры устроились на широком старом диване, как часто делали в детстве. Не хватало только мелкой Алисы между ними, самой младшей из троицы.
   Свет не включали, сидели в темноте, глядя на языки пламени. В руках глиняные кружки с какао - единственный напиток, насчет которого мнения в их семье совпадают - и вкусно, и полезно!
   -Что-то происходит, Санни. И вряд ли что-то доброе, - тихо произнесла Эля.
   Санни молча обняла ее за плечи.
  
  *
   Следующим утром Санни, злая и невыспавшаяся, позвонила в санаторий и взяла, точнее, выбила у главврача больничный на целую неделю. Говорила, одновременно зажимая нос пальцами для создания нужного тембра. В жесточайший насморк, сваливший работника, начальник верил слабо, но Санни была настроена решительно. За последние три года она ни разу не брала больничный, и теперь - имеет право.
   -Но не в сезон же?! Что мне прикажешь делать?! Куда девать твоих пациентов? - разорялся главный.
   -Лучше, чтобы я их всех заразила? - против этого довода возразить было нечего.
   Санни еще какое-то время терпеливо послушала выговоры, стенания и жалобы, после чего, с чувством выполненного долга, повесила трубку. Что за претензии к ней? Никого с мало-мальски серьезными травмами у нее сейчас нет, никто не умрет и не пострадает. Обыкновенный курс терапии в состоянии сделать и Мильда с Грегором... Э, Грег ведь взял отгулы... Ну, ладно, одной Мильде будеть, конечно, нелегко, но решение всегда можно найти. Вот как она сама - смотрите и берите пример! - сбежала, струсив, бросила остальных разгребать проблемы. Чем не отличное решение?
   -Ты остаешься дома? - уточнила Эля за завтраком.
   -Да.
   -И к лучшему, - кивнула, деловито собираясь в свой магазин. Эти сборы тоже в какой-то мере походили на бегство. Недовольная собой и обстоятельствами Санни - компания не для слабонервных.
   Проводив сестру, Санни завалилась обратно в постель. Лучшее занятие - сон, никаких мыслей!
   Ближе к обеду ее разбудил звонок Ника. Он тревожился, все ли в порядке и не нужна ли какая-либо помощь. Пересказал последние сплетни, главной из которых на сегодня стала необыкновенная активность одного из пациентов, который буквально проходу никому не давал, расспрашивая об исчезнувшей массажистке. Персонал, следуя регламенту, и в кои то веки. делая это с удовольствием, отвечал, что личная информация не разглашается. Приболела - исчерпывающий ответ, тем более, что коллеги и сами не знали большего.
   Санни же маялась у себя в комнате, иногда перебираясь в гараж или кухню. Даже готовить пыталась, что вызывало у домового тик левого нижнего века. После ее кулинарных подвигов, кухня напоминала разоренное поле боя. Есть или же пробовать и выбрасывать приготовленное, Санни приходилось в одиночку.
   Спала, читала, ухаживала за двухколесными любимцами. Притворялась перед домовым и Элей, перед самой собой, что ничего не происходит. Сидит себе человек дома, и сидит. Никого не трогает.
   Ее ни днем, ни ночью, не отпускали мысли о недоколдуне. Замирала с зубной щеткой во рту или с книгой в руках, вдруг ясно слыша в голове его стон удовольствия. Фантазия заходила дальше, мужской голос в голове начинал стонать ее имя, звать. Каждую ночь ее преследовали сны, неприличные и возбуждающие. И в минуты наибольшей уязвимости, когда просыпалась на мокрых от пота простынях, Санни жалела, что ее сны не сбываются подобно Элиным.
   Все это пугало, сильно. Что она знает о некоем Флориане Вайссе? Кроме того, что ее руки хорошенько изучили его тело, помнят гладкость кожи, тепло, линии мышц, рисунок родинок... Санни не обладала фотографической памятью, однако образ недоколдуна отпечатался в мозгу ярко, со всеми подробностями, задействовав все органы восприятия.
   Неинициированный колдун, отличное тело, обреченное в ближайшем будущем сыграть в ящик. Но это же ничего, все смертны, раньше или позже - какое ей, Санни, до этого дело?
   Больше ничего неизвестно. Она даже лица не видела.
   Интересно, какого цвета его глаза?
   -Разве можно весь день дома сидеть, ни на минутку носа на улицу не высунуть? Это не здорово, Санни. Сходила бы прогулялась в саду, - донесся голос сестры, прерывая хаос мыслей в голове Санни.
   Она скривила кислую мину, втайне радуясь, что Эля отвлекла внимание на себя.
   -Моцион, рацион... Ты еще спроси, регулярно ли я в туалет хожу, - нужно использовать любую возможность поворчать.
   -Надеюсь, за этим ты в состоянии сама следить. У меня есть дела и поважнее.
   -Какие это дела важнее здоровья сестры?
   Эля промолчала, делая вид, что сильно занята у плиты, помогает воде в турке закипать.
   -Свидания с волком? - продолжала Санни ехидничать.
   -Я... Нет. Я кое-что изучаю.
   -Зоо...
   -Даже не начинай! - Эля резко развернулась, нахмурившись.
   -Я хотела сказать зоологию! А ты о чем?
   -Отстань.
   -Так что ты изучаешь? - не вняла просьбе Санни. Издеваться над сестрой - не самое безынтересное развлечение.
   -Не скажу, - буркнула Эля, прихватила кофе и вышла из кухни.
   Санни снова осталась наедине с собой. Улыбка медленно сползла с лица. Сходить, что ли, голову помыть? Или стирку поставить?
   Под конец второго дня Санни переделала все домашние дела и начинала по-тихому, а иногда и громко, в сопровождении тяжелого рока сходить с ума. Бока Сузуки сверкали, масло поменяно, что можно почищено, все перепроверено по десять раз. Дальше заниматься мотоциклом просто опасно для состояния самого мотоцикла.
   Прибраться в доме ей не дал Неп, раскричавшись, что Санни, мол, все вверх дном перевернет и бросит, а ему потом доделывать.
   Погода резко переменилась, начался снегопад. Санни обрадовалась ему как родному. Нашла в гараже широкую лопату и пошла чистить снег. Но и он вскоре закончился. Дорожки убраны, не раскидывать же снег на полянах и между деревьев?
   Слепила снеговика. Красивый получился, большой. Только старые фары от мопеда в качестве глаз смотрелись несколько странно. В темноте они отражали свет и слегка светились красным. Снеговик-вампиреныш.
   Третий день дома. Санни сидит с книгой перед камином. В тишине раздается судорожный вздох, ей на глаза наворачиваются слезы. Санни плакала пятый раз за время прочтения двух с небольшим страниц. Причем, читает не какой-нибудь сопливый любовный роман, а черный детектив! Определенно, что-то в воде. Она отставила подальше кружку с зеленым чаем. Может, Эля туда что-то подмешала? Надо проверенное капучино приготовить.
   На четвертый день, - встав в половину седьмого! - Санни решила возвращаться на работу. Хуже, чем есть, не станет.
   Ник доложил по телефону, что настойчивый спортсмен вроде как угомонился и больше с расспросами не пристает. На сеанс к Мильде, к которой его перенаправил главный, так и не пришел. Сидит у себя в номере, туда же заказывает еду - пиццы и пиво, процедуры пропускает, в развлекательных мероприятиях не участвует, ни с кем не общается. Единственный, с кем его видели, - такой же качок спортсмен, пепельный блондин скандинавской наружности. Вроде как друг, также приехавший отдыхать и "поправлять здоровье".
   Лечить у них нечего, - негодовал Ник, - здоровые как быки, могли вместо санатория в гостинице поселиться.
   Не сказать, чтобы новости успокоили Санни, но сидеть еще три дня дома, она не собиралась. Может, это все глупости, что она себе напридумывала? И сны глупости, и тяга, и фантазии.
   Мантра "не думай" звучала сегодня на редкость противно. Санни никогда не была трусихой и не пасовала перед трудностями. "Я не трус, но я боюсь!" как раз про нее. Часто бывает, что со временем приобретаем именно те черты, которые в молодости, будучи самоуверенными максималистами, презирали.
   Попивая капучино мелкими глотками, старалась спланировать день, просчитать события и возможные пути отступления. Лучшая линия поведения - полное игнорирование недоколдуна, и что бы ни случилось, необходимо ее придерживаться. Сила не властна над Санни. Не дар управляет ею, а она держит его под неусыпным контролем. Так что мантра на сегодна "я в танке!"
   Решение выйти на работу раньше окончания больничного домочадцам не понравилось. Во время утренних сборов Эля капала на мозги, уговаривая не ехать. Мозгоправ самоучка, самая настоящая.
   Неп слов попусту не тратил, сразу приступил к своим коронным номерам. Санни поскользнулась на брошенном на полу носке. Нога поехала, чашка с капучино в руке накренилась, и напиток выплеснулся на свитер и штаны. Она выругалась сквозь зубы. Хорошо, что хоть не обожглась. Домовой, зараза такая, заботливый.
   -Непомук, это переходит все границы.
   Тишина в ответ. Устраивать разнос банально некогда. Она уже отзвонилась в санаторий и пообещала, что приедет.
   -Я видела во сне бабушку Лотту, - призналась Эля, стоя на пороге комнаты и наблюдая, как сестра в спешке переодевается.
   -Да? Что она сказала? - в голосе Санни сквозила надежда. Вдруг бабушка послала какую-нибудь подсказку? Даст совет и направит на правильный путь?
   -Я не все разобрала, она, будто из-за звуконепроницаемой стены говорила. Но одно слово было точно "дурехи!"... Его она выкрикивала часто и громко.
   -Что бы это значило?
   Обе сестры понимали, что вариантов толкований не так уж много.
   -И почему "дурехи" во множественном числе? - Эля выглядела растерянной.
   Дороги после суток непрерывного снегопада были в плачевном состоянии. Их чистили и посыпали солью и химикатами, но все новые и новые порции снега заваливали асфальт. Раздолье для отдыхающих и головная боль для транспортников и экстренных служб. Туристы не всегда реально оценивают свои умения, подготовку и опасность, которую несет разгулявшаяся стихия.
   -Только не говори, что собралась ехать на своем монстре? - Эля шла следом за Санни, наступая ей на пятки.
   -Не скажу.
   -Это опасно, там ужас что на дороге творится!
   -Предлагаешь мне пешком десять километров идти?
   -Возьми мою машину, она устойчивая и надежная, - предложение далось нелегко, свою старенькую и ржавеньую машину Эля берегла, а зная, как гоняет Санни, справедливо опасалась за сохранность обеих.
   -Чтобы я променяла свой байк на эту телегу? Щас!
   -Будь осторожна, - в последний раз попросила Эля и замолчала. Зачем тратить слова, если тебя не хотят слушать?
   -Ой, давай без этой вот трогательной заботы! Перестань кудахтать, это действует на нервы, - злая на весь белый свет Санни вышла на улицу, громко хлопнув дверью. Элю она в этот раз обидела сильно, сама понимала это.
   Медитация над чашкой теряла весь эффект, мантры тоже не особо влияли на растрепанные чувства. Чем бы их еще подлатать? Ни рок в наушниках, ни рев мотора, ни скорость - ничто не усмиряло стихию внутри. Сила бесновалась, делая Санни опасной, прежде всего для самой себя. Азарт и нетерпение. Страх, ужас и восхищение, заставляющие низ живота скручиваться в узел, а руки крепче держаться за руль.
   Парковка перед санаторием забита, вместо машин народ предпочитает в такую погоду кататься на лыжах и сноубордах. Кстати, идея! Если Эле так будет спокойнее, она вместо Сузуки прокатится завтра до работы на лыжах. Выедет часа за полтора, встанет с утра пораньше... или все же нет.
   -Санни, ну как ты? - обеспокоенно спросил Ник, пропустив приветствие.
   -Не волнуйтесь, нормально все.
   -Если что, вы знаете, где меня найти, - выцветшие голубые глаза понимающе проводили ее в спину.
   За что Санни особенно нравился старик, так это за такт и умение молчать, когда собеседник не в духе. Причем его волнение искреннее, расспрашивает не из любопытства. Идеальный мужчина, их Ник. Как умудрился холостяком всю жизнь прожить?
   Итак, она здесь. Глупости все или нет, выяснится сегодня. Первой по плану шла давняя пациентка, ежегодно бронирующая в санатории две недели в ноябре. Следящая за собой, спокойная и нейтрально настроенная женщина, работалось с ней также спокойно и нейтрально. Следом шли Николетта и ее поклонник виноторговец. Влюбленные, даже на время процедур не в состоянии расстаться. Долго ждали и, наконец-то, дорвались! История любви века. Поразительно, немного смешно и немного завидно видеть такие отношения между пенсионерами преклонного возраста.
   Пока Санни работала с дивой, виноторговец сидел в кресле у стола и поддерживал "живую беседу". Ничуть не смущался, что говорить приходится в основном ему одному - Николетта только согласно мычала в ответ, а Санни сразу самоисключилась из возможного диалога. С бывшей примадонной не напрягалась. Хотя, бывают ли примадонны бывшими или это пожизненное звание или состояние души? - спорный вопрос. Вита соизволила принести любимое массажное масло Николетты, и та была полностью удовлетворена, и жизнью, и собой, и массажем. В такой же приятной обстановке прошел и сеанс Генри. Санни проработала с ними, не прерываясь на отдых.
   Пожилая пара развеяла мрачный настрой. Молодцы они - нашли друг друга - лучше поздно, чем никогда! Понимают друг друга без слов, умеют ценить, заботятся, им интересно вдвоем и есть, о чем поговорить. Пусть состоят их темы в основном из сетований на болячки, молодое никудышное поколение, да воспоминаний собственной буйной молодости.
   Во время недолгого перерыва на обед, Санни снова пыталась медитировать за чашкой местного капучино, по вкусу, кстати, нискольким не лучшего, чем домашний из банки, который так ругает сестра. Может здесь ту же марку используют? За три года не сподобилась выяснить эту деталь. К заказанным салату и рыбе Санни так и не смогла заставить себя притронуться, хотя и понимала, что если не поест, то продержаться до вечера будет сложно.
   Растрепанные чувства, рваные хаотичные мысли и обостренные инстинкты. Она зашла в кабинет и замерла у двери, прислушиваясь. Там кто-то был. Следующий пациент должен появиться лишь через полчаса, значит... Бежать.
   Санни повернулась выйти и в то же мгновение ее пальцы, сжимавшие дверную ручку, накрыла мужская ладонь.
   -Ты вернулась, - чужое дыхание коснулось уха.
   Она запросто может вырваться. На самом деле, никто и не держит, а за полуприкрытой дверью сидят люди. Как, кстати, он прошел мимо них в кабинет?
   Одной ладонью, которая держала ее пальцы, Фло толкнул дверь, и та закрылась с тихим щелчком. Вторая рука уверенно легла на талию Санни.
   Медлить нельзя, однако она медлила. Ровно миг. Секунду, решающую все. Хотела ли убежать? Будь Санни честна с собой, ответ прозвучал бы "нет". Не хотела отстраняться от мужчины за спиной, не хотела прерывать то, что между ними. Вся ее сущность тянулась ему навстречу, ее душа и сила звали Фло, и он ответил на зов.
   Воздух вокруг будто загустел, стал тяжелым и тягучим, наполненным желанием, запретом и необходимостью выбора.
   -Прости... те... - Фло отступил, но его ладонь на талии Санни сжалась только крепче.
   Она резко обернулась, и их взгляды встретились, небесно голубой и зеленый. Искривление пространства, выпад из реальности. Санни шально улыбнулась. Наконец-то! Ведьма ликовала, ее сила пела.
   -Санни... - шепот, как в ее снах.
   Взгляд Фло темнел, черный зрачок расширялся и пульсировал, завораживая игрой цвета. Санни подняла руки и взяла его лицо в ладони. Темная щетина колола пальцы.
   Фло не улыбнулся в ответ. Подбородок и скулы напряжены, губы сжаты. Санни сделала шаг вперед, приближаясь вплотную. Ладони на ее спине обжигающе горячие, сила сжатия на грани боли.
   -Санни? - его голос стал еще ниже. - Ты...
   -Замолчи и делай то, зачем пришел.
   Не то, чтобы Фло был излишне многословным, не то, чтобы четко осознавал, зачем именно пришел, зачем ждал, зачем искал. Просто ему попалась очень нетерпеливая ведьма.
   Она наступала, Фло отступал, пока не уперся в массажную кушетку. Вита подготовила ее для следующего сеанса - протерла и постелила новую простынь. Спасибо ей. Это была последняя связная мысль. Хотя, способность рассуждать и мыслить здраво Санни потеряла сразу, как только ощутила руку Фло на своей.
   Мне конец, - отчетливо поняла и толкнула недоколдуна в грудь. Он сел и Санни оказалась между разведенных коленей, окруженная его теплом и запахом. Обостренные инстинкты? О да, сейчас как никогда прежде. Не было на свете ничего более естественного, чем последовавший поцелуй. Долгожданный, медленный и сладкий.
   Санни улетела, как во время их первого сеанса, - не контролировала, что делает, как, сколько времени прошло. Она двигалась, тяжело дышала, почти задыхаясь, и смотрела в зеленые глаза. Плавилась от прикосновений сильных рук и жадных губ, позволяла им все, и сама не ждала разрешения. Не видела и не осознавала, что ее глаза сияют, лицо светится нежностью и доверием. Зато видел и ощущал Фло. Выражение глаз Санни навсегда отпечаталось в памяти.
  
  *
   После они лежали на жесткой кушетке. Фло снизу, Санни на нем. Молча обнимали друг-друга, наслаждаясь отголосками пережитого. Все было настолько хорошо, правильно, так... Невероятно потрясающе, что необходимо это срочно, сию же секунду испортить. Портить Санни умела. Ее второй дар, так сказать.
   Она сползла по мужчине вниз и встала на ноги. Колени чуть дрожали.
   -Тебе пора, - хриплый голос, взгляд в пол. Санни подобрада свои майку и штаны, белье оказалось отброшенным к стенке. Не поднимая взгляда, быстро оделась. Демонстративно взглянула на настенные часы.
   -Я встречу тебя после работы? - спросил Фло.
   -Зачем?
   -Нам не помешало бы поговорить, - вопрос-утверждение.
   Дверная ручка дернулась, но дверь, к счастью, заперта. Ручку нажали еще пару раз, после чего раздался короткий стук.
   -У вас все в порядке, Санни? - послышался приглушенный голос Виты.
   -Да, сейчас, я задремала! Слабость что-то после болезни, - крикнула Санни в ответ.
   -А...Следующий пациент ждет.
   -Заходи за ширму, выйдешь, когда я подам знак. Понятно? - прошептала, наконец, посмотрев на Фло. Он продолжал сидеть на кушетке, с интересом наблюдая за Санни.
   -Вставай, поторопись!
   -Какой знак ты подашь? - спросил с улыбкой. Неуместная, - или все же уместная? - радость переполняла, бежала по венам вместе с кровью. Он не мог оторвать взгляда от Санни. Солнце, теплое, иногда обжигающе горячее. От нее не хотелось отстраняться ни на сантиметр.
   -Я скажу... Громко скажу "цветочек"!
   Она собрала разбросанную одежду в ком и сунула ему в руки, одновременно заталкивая полуобнаженного недоколдуна-любовника за ширму. Он ей не помогал, только мешал. Громадина неповоротливая, с места не сдвинешь.
   -Обувь? - спросил, показывая босую ступню. На одной ноге был ботинок, на второй ни обуви, ни носка. Как они его-то умудрились снять? Зачем?
   Санни в панике металась по кабинету, разыскивала недостающие предметы одежды, по иному - улики. Мимоходом бросила взгляд в зеркало.
   -Черт, черт... - прическа, будто после урагана, на шее два ярко-малиновых засоса, майка одета шиворот-навыворот. Вылитая ведьма. Или богиня любви... и порока.
   Найденный под столом ботинок, размера этак сорок второго, полетел за ширму.
   -Ай-я!
   -Тихо! - шикнула Санни.
   Фло оглядел небольшой, отделенный плотной ширмой, закуток, и покорно сел в кресло. Натянул футболку, сверху рубашку, на которой недосчитался пуговиц, застегнул джинсы. Прислушался, усмехаясь. Санни, Санни, не умеет она врать. А ее вид говорит, нет - кричит, честнее любых слов. Смысл суетиться?
   Санни, сделав глубокий вдох, отперла дверь и пошла отвлекать Виту. Помощница что-то заподозрила, пристально оглядывая Санни с головы до ног.
   -Вы спали?
   -Да, да, - Санни подошла к ее столу, нервно постукивая пальцами о деревянную поверхность. - Слушай, Вит... Я заметила, что фиалка моя засохла почти. Будь любезна, принеси пожалуйста воды и того удобрения, что использует для своих кактусов Николас, - вот как она умеет говорить! Навыки жизни в социуме, не придраться какие отличные.
   -Какая фиалка? - взгляд Виты стал еще более подозрительным.
   -На окне которая.
   -Это орхидея!
   -Ну да, орхидея. А я разве не так назвала?
   Вита кивнула и направилась к Нику. Санни не так часто просила ее о чем-то, чтобы сейчас проигнорировать просьбу, какой-бы странной та ни казалась.
   -Проходите пока в кабинет, раздевайтесь. Вы были прежде на массаже? - Санни знакомилась с новой пациенткой, девушкой лет семнадцати, одновременно расправляя простынь на второй кушетке. Ту, что использовали не по назначению, она предпочла пока просто накрыть клеенкой. Вполуха слушая ответы пациентки, споро подготовилась к сеансу.
   -Цветочек! Скоро тебе удобрение принесут... - пропела, как-бы выражая хорошее насторение. - Вы раздевайтесь за ширмой, одежду сложите вот сюда. Здесь полотенца. Я сейчас вернусь, только руки сполосну и масло приготовлю. Вы какой запах предпочитаете, или лучше без?
   Повезло, что пациентка оказалась молодой и сосредоточенной исключительно на себе, на странности терапевта внимания не обращала. Фло ключевое слово услышал и бесшумно выскользнул из кабинета, на пороге оглянулся и помахал Санни рукой.
   Сумасшедший день! На удивление, усталости она не чувствовала. Теоретически, должна быть выжата как тот пресловутый лимон. Но в крови гуляла сила, ведьма ощущала себя как никогда живой и свободной. Ведьма-адреналинщица? Хм, во всяком случае, адреналинщица предпочтительнее ведьмы - нимфоманки.
   Последние пациенты и работа отвлекли от размышлений. Санни отгородилась от произошедшего толстой и высокой бетонной стеной. На время. До конца последней минуты последнего на сегодня сеанса.
   В спешке, делая вид, что торопится домой, проверить как там Эля с ее непонятными исследованиями, Санни расправилась с бумажной волокитой, отнесла документы Вите, и пошла мыться и переодеваться. Сразу надела мотоциклетный костюм и шлем. Вместо воображаемой бетонной стены заслонилась от мира вполне материальным черным прозрачным пластиком.
   У главного входа, возле широких раздвижных дверей, стоял Фло. Ждал кого-то, видимо. С цветами. Какой-то голубенький букетик.
   Это что же... Он же..! - случилось невероятное - у Санни пропала способность подбирать подходящие случаю ругательства.
   В холле прохаживались туда-сюда величайшие сплетницы санатория, стреляли глазами, поводили носами и, несомненно, сгорали от любопытства - кому предназначены цветы и сам красавчик.
   Ник, первым заметивший Санни, встрепенулся, ехидно сощурился. Фло также ее увидел и сделал шаг навстречу. Улыбнулся, будто счастлив неимоверно. Санни развернулась на пятках и стремительно направилась к служебному входу. По быстрым шагам за спиной поняла, что Фло следует за ней.
   На улице припустила со всех ног, надеясь, что как и в прошлый раз, ее спасет Сузуки. Принцессам на заметку - убегая от принца, заранее озаботьтесь конем, быстрым и надежным.
   Но уехать не удалось. Фло поймал ее за талию, дернул на себя, оторвав от земли. Санни разъяренно, пряча за злостью растерянность, вырвалась, сняла шлем, и отцепила от себя руки недоум... недоколдуна.
   -Ты что творишь?!
   -Ничего плохого, хотел пригласить тебя поужинать. Это тебе, - он с самым глупым видом, с самой невинной из улыбок, протянул ей лютики. Или как их там, Санни в цветах не разбиралась.
   Как ни хотела вырвать букетик и наподдавать им по невозмутимому лицу - не смогла. Таращась так же глупо, как и Фло, сама недоумевая, что делает, приняла цветы. Слишком поздно сообразила, что действо происходит на парковке перед санаторием, у всех на глазах.
   -Дурак, - буркнула себе под нос, взяла Фло за рукав и потащила в парк.
   Нести и шлем, и букет в одной руке было неудобно, вторая ее ладонь крепко сжимала рукав Фло. Только Санни подумала, что держать недоколдуна совем необязательно, сам как миленький за ней следует, как он на ходу взял шлем из ее пальцев. Молча и уверенно. Почему Санни позволила ему это?
   Парковые дорожки старательно почищены и посыпаны мелкой щебенкой, идти легко. Санни прошла мимо чугунных скамеек, расставленных вдоль аллей, выбрала самые нелюдимые тропинки, зайдя в дикую, заросшую часть парка. Здесь росли высокие ели, которые оставляли мало места для пикников или зимних игр, а любители прогулок предпочитали солнечные аллеи, с которых открывался вид на горы.
   Посчитав, что место достаточно далеко от любопытных, Санни остановилась и развернулась к Фло.
   -Зачем этот спектакль? - потрясла она несчастным замерзающим букетом у него перед носом. - Ты хочешь, чтобы весь санаторий начал сплетничать о нас?
   -Почему убегаешь от меня? - задал он встречный вопрос.
   -А ты почему догоняешь? Почему бы тебе не отстать?
   Фло открыл рот, чтобы возразить, но не произнес ни слова. Сжал челюсти и вдохнул морозный воздух. Санни тоже сдерживала рвущееся наружу возмущение, гневно сверля мужчину взглядом.
   Через минуту напряженного молчания он спросил:
   -Санни, извини. Можно тебя пригласить куда-нибудь?
   И по второму кругу!..
   -О, Сила! Нельзя! И лучше бы нам делать вид, что друг друга не знаем. Все оставшееся время до твоего отъезда. Когда он, кстати?
   -Не выйдет. Я не собираюсь делать вид, - проигнорировал Фло ее вопрос, оставаясь возмутительно спокойным.
   Использовать трюк Эли и свалить на него снег? Побольше, так, чтобы не сразу откопался, чтобы Санни успела уехать. Но у Фло ее шлем!
   Иногда... Очень часто Санни мечтала о даре телепата или о таких чудо палочках, стирающих память людей одним нажатием кнопки. Вообще симпатизировала людям в черном, а не таким как Фло, выряженным во все разноцветное. Куртка ярко зеленая, джинсы голубые, ботинки желтые, футболка - умереть не встать! - оранжевая! Рубашка в коричневатую клетку. Носки у него, - Санни собственными глазами видела, - снежно-белые!
   У Санни все носки или черные или серые, частенько изношенные на пятках до состояния марли. Не будешь же тратить силу, чтобы их заштопать? А поход в магазин за новыми она все откладывала и откладывала, пока носки не приходили в полную негодность. Тогда Санни залезала в шкаф Эли и заимствовала сей необходимый предмет у сестры. Но там не подходила расцветка - белые, розовые, нежно-фиолетовые, частенько с кружавчиками и абсолютно лишними на носках бантиками.
   У Фло же - белые и целые! Что не так с этим мужчиной? На нетрадиционную ориентацию не спишешь, ее традиционность доказана... опытным путем.
   Неожиданно объект возмущения шагнул вперед, заводя Санни себе за спину.
   -Что?! - чесное слово, ей хотелось его покусать.
   -Там кто-то стоит.
   -Кто? Николетта? Черт, черт...! - не думала, что любопытные последуют за ними "на прогулку".
   -Нет, какой-то мужчина. С розами.
   Она оттолкнула Фло, попыталась это сделать, во всяком случае, и стала осматривать линию деревьев. Почему-то не сомневалась в том, кого увидит - призрака из прошлого. Опираясь о толстый ствол лиственницы, в конце аллеи стоял Роберт. Или кто-то очень на него похожий. Одет в длинное черное пальто, под ним темный костюм, в руках букет алых роз. Для призрака мужчина выглядел слишком уж живым, загорелым и самодовльным. Взгляд Санни он встретил с улыбкой.
   -Вы знакомы? - тихо спросил Фло.
   Санни не ответила, продолжая завороженно смотреть на колдуна, находя в его лице все больше схожих черт с бывшим мертвым любовником. Только в отличие от Роберта, этот колдун был старше, и очевидно не являлся байкером, стиль одежды и прическа не те, и еще... Он явно сильнее и опаснее, гораздо опаснее, чем в свое время Роберт. Его родственник? Брат? Живой. Сильный. С непонятными целями. Охотник. Он нашел Санни, место ее работы, легко найдет и дом. Знает ли о сестрах? Приведет за собой ковен?
   -Что ему нужно? - снова спросил Фло. Санни неосознанно сжимала его руку, и он притянул ее ближе, обнимая со спины. Незнакомец на этот жест шире растянул губы в ухмылке.
   Санни вздрогнула, когда Фло сжал ее плечи, словно очнулась.
   -Уходи немедленно! - приказала шепотом и попыталась выдернуть руку.
   -С чего бы? - и голос и взгляд его выдавали крайнее напряжение, отстраниться он ей также не позволил. - Кто этот мужик?
   -Не твое дело, уходи.
   Фло сделал бы, как она сказала, ушел и не стал мешать, наверное, может быть... если бы не видел страха, панического ужаса в глазах Санни. Она явно не рада неожиданной встрече, и мужчина в черном ей точно не добрый друг. А даже если и так. Он сначала убедится, что Санни ничего не грозит. Незнакомец ему определенно не нравится.
   -Я не уйду.
   -Ты псих? Он тебя убъет, - Санни завертелась, пытаясь вырваться, но Фло крепко держал ее за плечи. - Я его задержу, а ты исчезни, быстро, ну? - шипела, как разъяренная кошка.
   -Я уйду только вместе с тобой.
   -Ты...!
   Фло порадовался, что гнев на него хоть на миг вытеснил страх из ее глаз.
   -Он уходит, - заметил, и Санни быстро повернулась в сторону леса и перестала вырываться. Выдохнула и обмякла в его руках. Рано расслабилась, однако.
   Колдун, не оборачиваясь, через плечо, как принято у невест на свадьбе, кинул букет. Сильно и метко, цветы приземлились аккурат перед их ногами. Фло чуть отпрянул, Санни вжалась в него спиной, затравленно следя за розами, будто за ядовитой змеей. Красные бутоны и зеленые листья на глазах багровели и расплывались, впитываясь в белый снег. Пятно, слишком похожее на лужу крови.
   -Иллюзионист чертов! - прошептала Санни, не двигаясь с места.
   Фло пока молчал, предпочитая не рассуждать о том, чего не понимает.
   -Поговорим в другом месте? - спросил через пару минут тишины.
   -Нам не о чем говорить.
   Проблема - как отшить недоколдуна, отодвинулась, появилась новая - как отшить настоящего, без "недо", колдуна.
   Как хорошо, что Алиса далеко! Хоть одна из них в безопасности, вне досягаемости колдунов и ковена, вдали от этой вековой муторной возни. Нужно немедленно предупредить Элю, добраться до дома и спрятаться с сестрой за надежными стенами. Вместе они придумают, что делать и как себя вести. Как обойтись наименьшими жертвами. То, что жертвы будут, не подлежит сомнению. Первый ход сделан, второй за ведьмами.
   Санни стряхнула руку Фло и очертя голову побежала к парковке. Когда он увязался следом, рыкнула:
   -Отвали, - грубо и пренебрежительно, то, что надо, чтобы задеть побольней. - Не приближайся ко мне. А лучше сегодня же собирай вещи и уезжай туда, откуда приехал!
   Правила игры неопределенны, вернее, их нет вовсе. Как всегда. Так что лишних пешек, которыми пожертвуют в первую очередь, Санни втягивать не собиралась. Не имеет права, да и не хочет. И не умеет так играть.
   Обернувшись к Фло, потянула из рук шлем. Он не отпустил. Зло зыркнув, но ничего не сказав, села и завела двигатель. Доедет и без шлема!
   -Самоубиться решила? - Фло умело выдернул ключ, заставив ее драгоценный Сузуки Б-кинг жалобно заглохнуть. От такого вопиющего поведения Санни с минуту не могла ничего вымолвить, глупо хлопая глазами. Фло успел досчитать про себя до десяти, прежде чем на него обрушилась ярость ведьмы. Ее терпению, и без того шаткому, пришел конец.
   -Совсем оборзел?
   -Ты не уедешь, пока мы не поговорим. Или я поеду с тобой и поведу. Выбирай. Других вариантов у тебя нет.
   Санни сама не оставила ему иного пути, кроме как нагло переть на пролом. Фло точно знал, если Санни сбежит, больше он ее не увидит. Откуда взялась такая уверенность - без понятия. Он привык прислушиваться к внутреннему голосу, не ищя объяснений.
   -Нет, говоришь?
   Знай ее Фло чуть дольше, насторожился бы, услышав мягкий, ангельский тон. Отступил бы, а не пялился на улыбающиеся губы и голубые глаза. Его спасла быстрая реакция и привычка блокировать удар.
   -Мы что, драться будем? - в вопросе сквозило больше веселья, чем протеста или неверия. - Как же зрители? Ты так боялась огласки!
   Да, презрев все нормы приличия, Санни решила его просто-напросто поколотить. Самонадеянно, но подраться ужас как хотелось..! Шлем упал на асфальт. На дороге оказался и букетик фиалок, Санни чудом удалось не наступить на него. Хотя, какое ей дело?!
   Боевыми техниками не владела, но кое-чему пришлось научиться. Тот самый Майки, любитель Пресли, в свое время убедил поотрабатывать с ним, понимай - на нем, простые и эффективные приемы. Заботливый! В деле драки Санни отчаянный любитель, злости и агрессии хватает с лихвой. И сейчас жизнь подкинула идеальный случай выпустить пар. Неплохая альтернатива гонке без шлема по обледенелому серпантину.
   Фло отступал, ловко уводя Санни за угол санатория. Уже через пять минут схватки она запыхалась, пытаясь достать недоколдуна и ударить побольнее, но он умело перехватывал все ее выпады. Поздно поняла, что ее заманивают в ловушку.
   Желанного удовлетворения глупая затея не принесла, да и освободиться не помогла. Надо было использовать чуток магии и заставить недоколдуна споткнуться на ровном месте! Умные мысли всегда приходят опосля.
   Краем глаза Санни заметила выскочившего на улицу Ника.
   -Санни?!
   -Все нормально! - ее голос прозвучал как воронье карканье.
   Она оказалась с краю парковки, за последней колонной широкого крыльца, прижатая к той и полностью обездвиженная. Фло самодовольно улыбался, близко-близко заглядывая ей в глаза, нос к носу.
   -Мне понравилось. Повторим как-нибудь?
   Санни глубоко дышала, стараясь выровнять дыхание. Она совершает одну ошибку за другой! Сколько натворила за сегодня? За каких-то жалких восемь часов успела немало.
   -Отпусти. Мне срочно надо домой. Срочно! Ты ничего не понимаешь.
   -Так объясни.
   -С какой стати мне тебе что-либо объяснять?
   Фло долго не отвечал. Улыбка и веселье исчезли также быстро, как и появились. Общение с этой девушкой похоже на местный рельеф - искрящиеся на солнце пики гор и обрывы в бездну, смертельные виражи и красота, манящая, противоречивая и опасная.
   -Я понял. То, что было между нами в кабинете, для тебя ничего не значит, - снова замолчал, давая Санни возможность ответить. Возразить, например. Но она промолчала.
   -У тебя проблемы, это и ежу понятно.
   -Как самокритично.
   -Я могу помочь, - хотел добавить, что помощь будет в оплату прекрасного массажа и всего прочего, но не дал волю задетому эго. Пусть. С собой он разберется позже, сейчас важна только его женщина.
   -Так уверен в своих силах? - Санни издевалась, и не скрывала этого.
   -Рискну.
   -Ты точно смертник, как только дожил до своих лет. Отпусти! - она еще раз дернулась из захвата.
   -То же могу спросить у тебя, - Фло неохотно послушался и отпустил ее руки, отстранился.
   -Я не могу ничего объяснить. Но я посоветуюсь с... умным человеком.
   -И вернешся завтра.
   -Не могу обещать.
   -Я тебя найду в любом случае, не сомневайся.
   -Попробуй. Но на твоем месте я бы уехала из Хексендорфа сегодня же. Игра в рыцаря может стоить тебе жизни.
   -И что такого может случиться, а? В этой деревне? Здесь что, разборки местной мафии? Психи сбежали из дурки? Замешаны деньги? Что?
   -Просто уезжай!
   Фло подавил желание снова схватить ее и никуда от себя не отпускать. Наименьшую из задачь он выполнил - они поговорили, хоть как-то. В глазах Санни больше нет панического страха и обреченности, как после выходки того типа в пальто. Пусть она лучше злится и насмехается.
   -Едь осторожно, - он вложил ключ ей в ладонь. Ответа не ждал.
  
  *
   Фло остался стоять у стены, Санни, не оглядываясь, пошла на парковку. На ходу подобрала шлем, завела двигатель, и медленно выехала на дорогу. Фло проводил ее взглядом, пока стремительная черная точка не скрылась из виду. Как Санни умудряется водить такой мотоцикл? Как вообще удерживает его вес? Да еще гоняет так, что у Фло при одной мысли об этом сердце екает и дыхание сбивается. Впрочем, сердце и дыхание сбоят всякий раз, когда Санни появляется в поле зрения, независимо - на мотоцикле она или пешком. Он совсем пропал.
   Думал, его зовут горы. Непонятная сильная тяга в последние полгода не оставляла, а Фло привык жить, прислушиваясь к интуиции. Взял отпуск, планировал вспомнить молодость, сходить вместе с другом в поход, поскалолазить. Все снаряжение с собой привез.
   По приезде понял - звали не горы, в идиллическую альпийскую деревушку он приехал не отдыхать. Приехал за Санни. Или не "за" а - к ней. Для Фло, в принципе, разницы нет, возвращаться на родину не обязательно. Хотя, с удовольствием бы показал Санни любимые места, улицы старого города, свой дом, трассы, на которых тренировался.
   Мысли плавно перетекли в мечты о рае земном. В реальности же предстояло этот рай завоевать, отстоять и защитить. Как? От чего и кого? Впервые жизненные цели настолько конкретны и осознанны, без сомнений и отступных путей. Прежде такое было только в биатлоне - прийти первым, использовать все ресурсы, все до единого шансы и доли секунд. Или все или... Других вариантов просто нет. Цели определены, дальше - дело техники.
   За последние дни о загадочной Санни Гуммель удалось узнать сущие крохи. Жила она замкнуто, единственным, с кем общалась более-менее открыто, был старикан вахтер. Но ни он, ни администратор Вета, ни кто-либо другой из персонала, не знали или не хотели делиться сведениями о коллеге. Любительницы сплетен из числа пациентов нахваливали массаж и только. Вроде как в наличии имелась старшая сестра, владелица магазина косметики. И все. Также пуст на ее счет и интернет, что в наш век равносильно чуду.
   Информация никогда не лишняя, но в данном случае достаточно было бы разузнать адрес. В бумагах Виты Фло уже посмотрел - пусто. Кабинет главврача на первом этаже, по коридору прямо, вторая дверь справа.
   Фло еще раз окинул взглядом заснеженный парк и отправился искать Хейго. Умения и помощь друга придутся весьма кстати в начинаниях не вполне законного характера.
   Вернувшись в холл, напоролся на острый взгляд вахтера.
   -Господин Вайсс, прошу пояснить, что за инцидент я только что наблюдал на улице?
   -Как сказала Санни, все в порядке. Не обращайте внимания.
   По виду старика ясно, что такого объяснения категорически не достаточно для спокойного сна ночью. Стой сейчас на месте Фло Санни, не избежать ей допроса с пристрастием и нотаций.
   Фло умело перевел стрелки:
   -Вы не видели сегодня поблизости мужчину в длинном пальто? Высокий брюнет, загорелый, с букетом роз, - спросил, подойдя ближе к стойке. Ник в союзниках - было бы неплохо.
   -Хм... Нет, не припоминаю. Новых постояльцев сегодня не прибывало, а гостя я бы, несомненно, заметил. А что? - старику с трудом удалось сохранить нейтральное выражение лица. Происходящее все больше интриговало, побуждая вникнуть в суть и взять след. Увлечение криминальным чтивом даром не проходит.
   -Сложно объяснить. Он сильно напугал Санни. На неожиданную, пусть и неприятную встречу, так не реагируют. Да и с цветами странный фокус провернул, непонятно зачем, - в подробности решил пока не вдаваться. Сам не понимал, что случилось с розами. Растаяли?
   -Фокус? Циркач что-ли? - поторопил Ник задумавшегося Фло.
   -Может, напоминает кого-нибудь из старых знакомых?
   Ник покачал головой.
   -Буду смотреть в оба и дам знать, коль вы и в самом деле намерены помочь. Вам ведь именно за это от Санни попало? - старик отлично знал девушку, чтобы сделать правильные выводы из увиденного.
   -Ну да.
   Разговор затих, и Фло было собрался уходить, когда Ник, сильно понизив голос, доверительно произнес:
   -Простите, если лезу не в свое дело, но Санни мне как родственница. Хочу сразу предупредить. Если обидите ее, у меня над камином висит старое надежное ружье. Охотничий стаж поболее сорока лет будет, стреляю метко, и пальцы не дрожат. И куропаток бил, и зайцев, и на медведя, и на кабана ходил...
   ... "и ты не уйдешь" осталось невысказанным, но пауза была достаточно красноречивой.
   -Я вас понял, спасибо, - кивнул Фло в ответ на своеобразное благословение.
   Старик встретил прямой взгляд и скупо улыбнулся.
   -Хейго у себя?
   -Не знаю, - буркнул Ник, усаживаясь обратно в кресло. - Я не поймаю никак, когда он приходит, когда уходит, - собственная несостоятельность в этом вопросе не радовала. Да и темного типа этого с розами не засек. Стареет, что ли? Как не вовремя!
   Фло ухмыльнулся реакции старика. Он и сам не раз поражался этой особенности друга - если тот не желал, чтобы его увидели и услышали, то гарантированно не увидят и не услышат. Это при его-то немаленьких габаритах!
   После бесплодных поисков Хейго, Фло направился в бассейн, разгрузить голову от размышлений и снять напряжение. Три часа пролетели незаметно, а когда он в одиннадцатом часу снова подергал дверь в соседний со своим номер, та оказалась не запертой.
   -Ты где шляешься и почему на звонки не отвечаешь? - Фло, не стесняясь, ввалился в комнату.
   -Я щас! - донеслось из душа, перекрывая шум льющейся воды.
   Он освободил место от раскиданной смятой одежды, и уселся на диван ждать. Одна голова хорошо, а две надежнее. Фло не имеет права на ошибку.
  
  *
   Дорога домой заняла непривычно много времени. Тучи нависли над верхушками деревьев, обволокли горы, так что, глянув с серпантина вниз, можно увидеть лишь белую муть. Трасса стала слишком опасной, как и предупреждала Эля, и Санни плелась с черепашьей скоростью.
   Позаботившись о сухой и теплой стоянке для Сузуки, как была, в костюме и уличной обуви, развалилась на диване в гостиной. В доме тишина, сестра, похоже, еще не вернулась. Опасения и страх снова было затопили сознание, но усилием воли Санни подавила панику. Эля умная и сильная, вряд ли колдуну удастся навредить ей. Он просто пугает. Пока что.
   В сгущающихся сумерках часы оглушительно громко отсчитывали секунды. На полу, рядом с брошенными перчатками и телефоном, на ощупь нашла фиалки, замерзшие и сильно помятые, с ободранными листьями. Удивительно, что они вообще перенесли дорогу и не выпали из под полы куртки.
   Поднесла их к лицу, согрела дыханием, и с наслаждением вдохнула еле ощутимый запах. Перед закрытыми веками возникло лицо Фло, его смеющийся взгляд. Шепот и судорожный вздох вырвались одновременно. Теплый свет на мгновение осветил лицо и ладони ведьмы. Нежные и хрупкие голубые цветы ожили, будто улыбнувшись желтыми серединками.
   Из оцепенения ее вывел шум открывшейся входной двери и окрик сестры.
   -Эй, кто-нибудь дома?
   Что еще за "кто-нибудь"? Здесь никого кроме них двоих не бывает, - подумала Санни.
   -Я тут, - вскочила на ноги, так что от резкого движения закружилась голова. Фиалки упали на пол. Когда нагнулась поднять, снова замутило. Эля щелкнула выключателем, и яркий свет люстры ослепил. Санни вынужденно опустилась обратно на диван, прижимая пальцы, с зажатым в них букетом, к глазам.
   -О! Прости, - отозвалась Эля. - Зажгу торшер. Ты спала?
   -Нет.
   -На улице опять снегопад... - оживленно говорила Эля, раздеваясь и отряхиваясь от начавшего таять снега. Она не выглядела встревоженной или напуганной, скорее наоборот.
   -А где ты была? - Санни поднялась, на этот раз медленно, и последовала за сестрой на кухню. Поесть не мешало бы, а то за всеми страхами и глупостями пропустила и обед и ужин, из-за чего теперь шатается как нежная роза на ветру.
   -В лесу, - ответила Эля, не отвлекаясь от мытья зелени и овощей для салата. Взгляд отсутствующий, на губах легкая улыбка. Жаль омрачать то, что привело сестру в такое умиротворенно-радостное состояние, нечасто Санни видела ее такой.
   -У нас проблемы, - начала с главного, но издалека.
   Эля только бровь приподняла.
   -Согласна, это не новость, но проблемы большие, сестренка. Я видела колдуна в санаторском парке. Он сильный, явно из ковена. По всему - родственник Роберта. Не прошло и трех лет, а его - смотри-ка! - хватились.
   -Что-то сказал?
   -Нет, только розами в меня кинул.
   -Но это не все? - мельком глянув на Санни, спросила Эля.
   За разговором накрыли стол. Две тарелки, две вилки и тазик салата посередине. Эля, подумав, зажгла свечу.
   -Нет, не все. Один из моих пациентов неинициированный. Мы встретились... и... короче, мм, сблизились. Он не знает о своих способностях, совсем зеленый и то, что между нами творится, отдает чертовщиной и безумием. Вот так.
   Санни выдохнула, почувствовав облегчение от того, что выговорилась, и замолчала. Эля не стала спрашивать подробности. Ели в тишине, наполненной нерадостными мыслями.
   -Что нам делать со всем этим? - наконец спросила Санни.
   -Ничего.
   -Колдун сделал первый шаг, по правилам мы должны ответить.
   -С каких пор ты придерживаешься правил? Букет поставь в воду, а то завянет. Красивый, кстати. Тебе подходит.
   Молоко в ковшике на огне как раз закипело, и Эля отвернулась к плите, не дожидаясь реакции на свое замечание. А реакция последовала, еще какая! Санни покраснела, непонимая толком - от досады или от смущения. Но совета послушалась, взяла с полки подходящую по размеру вазу и заполнила водой.
   -В прошлый раз все кончилось не очень хорошо, - произнесла, мрачно разглядывая ни в чем не повинный букетик.
   В прошлый раз ее возлюбленный оказался помешанным на власти и силе садистом. Начиналось все как в сказке - принц на крутом байке приехал, увидел, победил. Увез. Но кончилось как в настоящем триллере - принц стал маньяком, преследующим по старинному особняку трех перепуганных женщин. И да, Санни тогда не следовала правилам, нарушила все из них. Влюбилась без оглядки и уехала в неизвестность, написав родным лишь несколько слов на желтом клочке бумаги и прилепив его к дверке холодильника. Наплевав на с детства вдалбливаемые в голову наставления, доверилась колдуну. Забила на все предосторожности и безопасность.
   Роберт получил в единоличное пользование неограниченный источник силы. Ведьма добровольно ушла с ним, значит - полностью в его власти. Ему несказанно повезло найти такую дурочку. И не говорите, что рабства в современном мире нет. Еще как есть!
   Через некоторое время одного источника Роберту показалось мало, и он решил наведаться в гости к родне. Три ведьмы лучше одной, тем более, что Санни, к тому времени уже как-то потускнела, ослабла и мало походила на ту солнечную веселую девушку, которую он когда-то увозил с собой.
   А может, причина была в другом. Захотел преподнести подарок главе ковена и вернуться в клан. Со щитом, как говорят.
   -Не исключено, что и в этот раз кто-нибудь умрет.
   Санни вздрогнула от слов Эли и попыталась отстраниться от воспоминаний. Не думай, не думай, нет..!
   Пригляделась к сестре. Слишком циничное высказывание, не в ее характере.
   -Ты ничего не хочешь рассказать? - спросила, снова выглядывая ответы или подсказки на лице Эли.
   -Нет. Наверное. Может быть, у меня начинается своя история. Не знаю. Пока не хочу говорить.
   Черед Санни молча переваривать ответ, не расспрашивая детали.
   Позднее, за традиционным полуночным какао на диване в гостиной, Эля пересела поближе к Санни и прижалась к ее боку.
   -Знаешь, что я тут подумала... Давай дадим ему возможность встретиться с нами на нейтральной территории, в каком-нибудь людном месте. Может, узнаем, какие цели преследует наш незнакомец. Сюда он зайти не может...
   -Хвала бабушкам! - вставила Санни.
   - ... от санатория его лучше держать подальше, тебе там еще работать. Улицы города и бутики самое оно. Прогуляемся завтра по магазинам?
   -Тряпки что ли? - не поверила Санни.
   -Определенно да. Два в одном - и приманка на колдуна, и удовольствие.
   -Кому удовольствие, а кому страдание. Кому приманка, а для кого ловушка.
   Эля попыталась сдержать улыбку, но не вышло. Голос у Санни очень уж выразительно изменился. Она ненавидела походы по магазинам.
   -У тебя совсем нет одежды. Неинициированный друг твой в любой момент может куда-нибудь пригласить, в ресторан там, или в кино. В чем ты пойдешь? В трусах и в майке?
   -О чем ты? Во-первых у меня все есть, что нужно, во-вторых - что за "куда-нибудь пригласить"? Какое кино? От него избавляться надо, ото всех от них!
   -Нет у тебя ничего, - решительно перебила Эля, словно не слыша других доводов. Делая вид, что их главная проблема в отсутствии обновок в гардеробе. - Ходишь или в домашних дырявых шортах и вытянутых кофтах, которым сто лет в обед, или в мотоциклетном костюме. Еще в больничной пижаме. Ладно, та хоть цвета белого, не черно-серая, как все остальное. А кино... - она снова чуть улыбнулась, - комедия, скорее всего. Что-то мне подсказывает, что у твоего поклонника хорошее чувство юмора. Он почти неделю выдержал рядом с тобой...
   -Я не пойду.
   -А надо.
   -Кто меня еще утром уговаривал не ехать в город? Мне не нравится твой неизвестно откуда взявшийся нездоровый оптимизм!
   Санни отставила кружку на стол и с возмущением уставилась на сестру. Где ее осторожность и рассудительность? За день выветрились?
   -Предлагаешь запереться в доме? Но ты не усидишь на месте, проверено совсем недавно.
   -Непрочь попробовать еще раз. Я бы постаралась. Больше обычного, - Санни сама сомневалась в собственных уверениях. Но если и у Эли отказали тормоза, то им крышка!
   Эля откинула голову на спинку дивана и Санни была уверена, хоть и не видела, что она закатила глаза.
   -Что изменилось? Ты же всегда была только "за" затворничество, говорила - опыт предков, неоправданный риск и бла-бла-бла. Ты заразилась от меня сумасбродством?
   -Просто давай попробуем, - Эля также поставила кружку с недопитым какао на стол. - И раз я, по-твоему, заразилась, то получай..! - с этими словами она накинулась на Санни со щекоткой. Обе сестры почти не могли ее терпеть.
   Смех, всхлипы и гам перепалки разбудили Непомука. Он появился рядом с камином, понаблюдал за бесящимися сестрами, и покачал лысой головой.
   -Ненормальные.
   От летящей в него диванной подушки успел увернуться. Вместо него снаряд попал в камин и вмиг вспыхнул. Огонь захватил гобеленовую наволочку, вышитые на ней цветы почернели и скукожились. Вскоре завоняло жженой ватой и пришлось открывать окна для проветривания.
  
  *
   Следующим утром Санни намеревалась как следует отоспаться, а после спрятаться в гараже и провести время наедине со своей коллекцией. За ней требуется постоянный уход, вдобавок это занятие прекрасно успокаивает. Запахи масла, резины, надежное подземелье и немного каменной сырости, ммм... То, что доктор прописал. Еще в компанию можно взять рок. И все. Больше ей никто не нужен.
   Но выполнить удалось только первый пункт замечательного плана. Спустившись на кухню около полудня, Санни обнаружила там сестру, мирно сидящую на подоконнике с чашкой кофе и читающую какой-то толстый фолиант.
   Изба-читальня. Ни музыку громкую включить, ни поплясать вволю.
   -Утро... - поздоровалась Санни.
   -Доброе, - отозвалась сестра. - Тебе сегодня на работу не надо?
   Искушание соврать огромное. Если Эля и впрямь вознамерилась совершить безумную вылазку в город, то от Санни без уважительной причины не отстанет.
   -Ну...
   -Не ври, я знаю, что у тебя выходной.
   Что спрашивала тогда? - проворчала младшая про себя, отсчитывая три ложки капучино. Такое дело, от него нельзя отвлекаться. Однажды, задумавшись, пересыпала себе в кружку чуть ли не полбанки.
   -Натощак кофеин вреден, каким бы низкокачественным он ни был. Организм в течение дня не сможет усваивать витамин Б12, о последствиях я тебе рассказывала... - произнесла, словно процитировала из справочника, Эля, и снова уткнулась носом в книгу.
   Санни за ее спиной покривлялась в ответ, но рука машинально потянулась к яблоку.
   За ночь тучи разошлись, и яркое солнце играло искрами на свежевыпавшем снегу и морозном узоре на окнах. В доме тепло, пахнет кофе и выпечкой. Непомук постарался и порадовал хозяек булочками с корицей. Утро прекрасное, главное - ни о чем не думать.
   Когда с завтраком было покончено, Эля встала, потянулась и почти торжественно провозгласила:
   -Сначала наведем красоту, а после в город.
   -Я не...
   -Возражение не принимаются! - прервала, в конце даже прикрикнула.
   Санни вздрогнула. Не привыкла к подобным вспышкам, обычно сестра тихая и уравновешенная, никогда не повышает голоса.
   -Ладно-ладно, если это важно для тебя, - поспешила успокоить.
   -Это важно для нас обеих.
   Проблемы и опасность уже, можно сказать, привычны. В глобальном смысле. Но новый страх за сестру куда изощреннее. Санни беспокоилась за ее душу. Происходило что-то, после чего Эля могла никогда не стать прежней.
   Сейчас сестры как-то особенно остро воспринимали состояния друг друга. Эля тонко чувствовала Санни, и наоборот.
   Что старшая имела ввиду, говоря про собственную историю? Именно поэтому, из-за некой "истории" ведет себя столь рискованно? Рассудительность работает только в чужих историях? История... Приключение? Любовная история? Неприятности? Авантюра? У Санни данное слово - история, прочно ассоциируется с выражением "вляпалась в... ".
   Закралась абсурдная идея, что возможно Эля каким-то небывалым способом уже познакомилась с тем холеным колдуном из ковена, вероятным родственником Роберта. Мог ли он так скоро окрутить Элю? Облапошить, очаровать? Выглядел неплохо, вполне во вкусе сестры. Ужас! Неужели влюбилась? И в кого? Это объясняло бы воодушевление и притупившийся инстинкт самосохранения. Какой из инстинктов главный? Выжить или размножаться?
   Учитывая особенность женщин из рода Гуммель выбирать неподходящих мужчин, имеются все основания для паники. Санни на своей шкуре испытала последствия такого выбора.
   Как же не хотелось становиться старшей и ответственной, кто бы знал! Придется следить за сестрой? Тогда вообще нельзя отпускать ее куда-либо одну.
   Одни лишь вопросы и никаких подсказок.
   -Что-нибудь снилось сегодня? - равнодушно поинтересовалась Санни. Отвернулась, надевая куртку, и затаила дыхание в ожидании ответа.
   -После сна с бабулей ничего, - Эля отрицательно покачала головой.
   Одному своему качеству она не изменила - по-прежнему высказывалась только по делу. Не сказать, что Санни сильно радовалась такому бережливому отношению к словам, но и сама не особо любила что-либо объяснять.
   Наспех накинув уличную одежду, направились через двор к небольшому домику у самых ворот. Раньше это был сарай с дровами и садовыми принадлежностями, еще раньше предки Гуммелей держали в продолговатом строении поросят, корову и кур. Сельским хозяйством ведьмы никогда не увлекались, насколько знала Санни, но в тяжелые времена прокармливали себя и семьи своим трудом, не полагаясь на помощь извне.
   Последние лет пять, после перестройки и ремонта, бывший хлев занимала Элина лавка и мастерская. Толстые каменные стены, потолок с балками, небольшие окна, камин с большим порталом - дизайн получился особенно стильным. Именно там создавались волшебные снадобъя, крема, тоники, "мазилки и вонялки" как называла продукцию Санни. И да, большой черный и невероятно тяжелый котел также имелся. Наследие прошлых поколений.
   В лавке царила совершенно особая атмосфера. Как бы Санни не издевалась из природной вредности над занятием сестры, все же чувтвовала некий пиетет, заходя в ее владения.
   Эля работала только с частными лицами. Поштучная, с индивидуальным подходом, ручная работа стоила немало, но пользовалась заслуженным спросом. Затраты на рекламу не требовались, слава о чудо-кремах разлеталась от довольных результатом к людям, пока еще страждущим.
   Эля лично встречалась с клиентом, чаще - клиенткой, реже договаривалась посредством телефона или интернета. Всегда со всей осторожностью проверяла, стоит ли с этим человеком иметь какие бы то ни было дела. Привычка не доверять окружающим воспитывалась с самого детства.
   -Наконец-то займусь твоими волосами, - к предвкушающим интонациям идеально подошло бы потирание ладоней, как делают коварные злодеи в старых фильмах. Но ее руки заняты, Эля выбирала какие-то подозрительного вида и содержимого баночки с полки.
   -Не трогай, разобъешь еще, - одернула она Санни, когда та потянулась рассмотреть поближе этикетки.
   После замечания младшая скромно заложила руки за спину и стояла в сторонке, с опаской наблюдая энтузиазм сестры. Эля набрала целую корзину.
   -Все это мы измажем на себя? - уточнила Санни.
   -И даже больше. Многое следует разводить в воде или добавлять желток и мед. Помоги мне нести.
   Санни облизнулась. Мед она любила.
   -Шоколад и коньяк тоже понадобятся? - спросила, лелея неожиданную идею напоить сестру и не ехать в город.
   -Кефир и яйца не хочешь?
   В кефире тоже, конечно, есть градус, но для спаивания он недостаточен.
   -А заменить никак?
   Эля пропустила вопрос мимо ушей, поняв его подоплеку или же просто не услышав, занятая более важными мыслями. Вернувшись в дом, крикнула:
   -Непомук, пожалуйста, принеси банку меда из своих запасов. У нас кончился.
   -Из моих запасов, говоришь... - если бы просила Санни "свои" запасы он бы не тронул. Но просила его любимица, да еще "пожалуйста" добавила. Со всем уважением, даже имя домового не сократила. - Откуда ты только прознала, что они у меня есть...
   Дальше была растоплена баня и приготовлена ванная. Непомук, обеспечив всем необходимым, деликатно удалился.
   Напевающая нехитрую мелодию деловая Эля, и смирившаяся с судьбой Санни. Она закрыла глаза и позволила сестре руководить, исполняя короткие приказы и безропотно принимая из ее рук то одну мазилку, то другую.
   Часов ни в бане, ни в прилегающей к ней ванной комнате, не было. Также как и зеркал. Одно из двух, имевшихся в доме, висело в ванной комнате на втором этаже. В той, которой сестры редко пользовались. Санни потеряла счет времени, немного осоловела от жара и от медового массажа - сначала Санни мучила Элю, потом Эля ее саму. Приятные, еле ощутимые природные запахи шампуней, бальзамов, скрабов. Непривычное ощущение кожы, будто ты превратилась в нежный цветок.
   К собственным волосам Эля пока не давала ей притронуться. Потратила на них целую вечность, но вроде осталась довольна. Во всяком случае, не дергала за пряди и не ругалась. Санни, давно махнувшая рукой на прическу, прекрасно знала, какое сопротивление встретила сестра со стороны ее упрямой шевелюры.
   -Готово, - устало выдохнула Эля.
   Она присела на корточки перед Санни и улыбнулась, наклонив голову к плечу.
   Санни неуверенно поднесла руку к волосам, потрогала. Что-то изменилось. Без зеркала не обойтись. Настроена скептически и удовлетворенный взгляд сестры не переубедил. Хотя сама Эля выглядит отлично - свежо, ярко и ухоженно. При этом, без капли макияжа, в махровом белом халате.
   Разбежались по комнатам, переоделись, и встретились у старинного зеркала в тяжелой посеребренной раме. Эля застала младшую сестру стоящей перед отражением с круглыми, словно чайные блюдца, глазами. Там, в зазеркалье, у девушки были идеальные локоны, вьющиеся крупными кольцами. Они лежали спокойно, можно сказать - с достоинством и осознанием своей привлекательности, никуда не топорщились, с законом земного тяготения не спорили, между собой из-за выбора направления роста не противоборствовали. И в то же время сохранили характер - упрямство и витальность.
   -Почему ты раньше мне так не сделала? - задала Санни бессовестный вопрос.
   -Как, по-твоему, я должна была это сделать? Ты и слушать ничего не желала. Или надо было подсыпать снотворное и заняться твоей головой пока ты спишь?
   Санни молчала, возразить нечего. Ее раздражал даже намек на вмешательство в непростые отношения с волосами.
   -Думаю, тебе нравилось ходить лохматой и вся эта кутерьма с прической. Ты не была готова и не хотела что-то менять.
   Не была готова? А теперь, значит, созрела?
   -Спасибо, - тихо произнесла Санни.
   -На здоровье.
   -И мне не надо причесываться? - она все еще не верила в перемены.
   -Нет. Достаточно пройтись расческой перед тем как мыть голову, после не обязательно.
   -Ты волшебница, Эля.
   -Еще бы! - та согласно кивнула. - Не стоит забывать, какой силой обладает красота. Какими бы иными достоинствами и силами женщина ни обладала.
   -То есть, мы сейчас вооружились по-полной?
   -Именно.
   Смех Эля не поддержала, говорила вполне серьезно, отчего улыбка Санни тоже постепенно увяла.
   В город добирались на машине Эли. Старый пикап, украшенный ржавчиной везде, где только можно. Пару раз Санни пробовала в меру своих сил и знаний его ремонтировать, но вылезая из- под днища, признавала поражение. Отряхивалась от ржавчины и грязи, и предлагала сдать пикап на металлолом. Эля к совету не прислушивалась и продолжала считать пикап безопасным.
   Мало того, что едут на таком позоре, мало того, что сестра водит как курица, так еще и громоздкая машина не позволяет разъехаться на узком серпантине со встречными. Санни привыкла к маневренности мотоцикла, Эля же то и дело вежливо уступала дорогу, заезжая в "карманы". Другие водители поднимали ладонь в знак благодарности, Эля отвечала тем же, Санни, молча, негодовала. Выскальзывая из дома, она искренне чувствовала себя виноватой перед Сузуки. Будто предала его, предпочтя верному коню старого осла.
   -Зато устойчиво и не скользко, - Эля, видимо, прочитала ее мысли. Или же сопение, доносящееся с пассажирского сидения, сказало многое.
   Выйдя из машины, Санни с облегчением выдохнула и сразу же вставила в уши наушники. Слушая музыку, ограждалась от окружающих, не замечала любопытства местных и липких взглядов противоположного пола. Перестала реагировать на мельтешащую толпу туристов, гомон детей, назойливую музыку в каждом из бутиков. Рок заслонил все. Примирил даже с тем, что вынуждена следовать за сестрой по всем интересовавшим ту магазинам. Не оставишь же ее без присмотра? Влюбленную черте в кого и неопытную?
   В очередном модном бутике, в котором Санни чувствовала себя гоблином в лавке фей, продавали шляпки. Представляете? Были, конечно, и другие аксессуары, такие как шарфики, перчатки и сумки, но все это, по авторитетному мнению Санни, было далеко от жизни. Зима на дворе! Кому нужы шелковые шейные платки и покрытые стразами ридикюли? Кому они вообще нужны, будь хоть какое время года? Еще и за баснословные суммы? Разве что Николетта Опера позарилась бы.
   Санни, казалось, всего на минутку прикрыла глаза, кайфуя от баритона вокалиста. Тембр напоминал голос того, о ком она зареклась сегодня думать. В следующее мгновение ей на голову нахлобучили соломенное изделие.
   -...не слышишь ничего! - Эля выдернула из ее уха наушник.
   -Что?
   Они стояли напротив высоких стеллажей у окна. Солнечные лучи пробирались мимо головных уборов и манекенов, блестели на разноцветных брошах.
   -Посмотри, тебе идет.
   -Только ты мне волосы в порядок привела, и сразу закрывать? - отбрыкалась Санни.
   -И то правда, - согласилась Эля, возвращая приглянувшуюся шляпку на полку.
   Один самоцвет, особо проникнувшийся вселенским замыслом, блеснул во всю силу, стрельнув солнечным зайчиком в толпу на улице. И не промахнулся. Подсыльный зайчик попал прямо в глаз одному из прохожих. Фло сощурился и повернул голову в сторону витрины. Шедший рядом Хейго глубоко вдохнул воздух и также остановился.
   Санни заправила упрямый локон за ухо, но он тут же снова упал на лицо. Тонкие пальцы прикасались к лентам и шляпкам, губы улыбались, кожа, будто светились на солнце. Волосы Санни отливали янтарем, Элины медью.
   -Санни... - прошептал Фло, и сделал шаг к входу в бутик.
   Хейго без слов последовал за ним, не отводя пристального взгляда от витрины.
   Санни почувствовала взгляд и выглянула на улицу.
   -О, черт... Нам пора.
   -Еще чуть-чуть... - попросила Эля.
   -Выйдем через черный вход. Надеюсь, он здесь есть.
   -С чего вдруг? Все по плану.
   -Сюда кое-кто идет, с кем встречаться нежелательно, - вынуждена была объяснить Санни.
   Эля быстро огляделась. Сразу заметила двух мужчин, подобно ледоколам рассекающих море туристов, и уже подошедших вплотную к магазину.
   -Твой поклонник? Брюнет, который? А кто второй? - спросила, наклонившись вплотную к стеклу.
   -Не знаю, какая разница? Пошли скорее.
   Санни взяла ее за руку и, лавируя между другими покупательницами, поспешила к рабочим помещениям. Извинилась, толкнула дверь с табличкой "Вход запрещен". Извиняться было, правда, не перед кем. По пути никто из персонала не попался, все заняты в зале.
   Уже через минуту оказались на параллельной улице. Забежали в кондитерскую напротив, через нее прошли в известную и всеми любимую шоколадную мастерскую. Воздух здесь, казалось, потяжелел от витающих ароматов шоколада, масел, ванили и специй. В соседнем отделе торговали кофе. Эля было застряла там, но Санни потянула дальше. Тут такие очереди, что полдня простоишь, прежде чем получишь вожделенные зерна или чашку напитка.
   -Выпили бы кофе, - с тоской в голосе протянула Эля.
   -Лучше вина.
   Эля неодобрительно покосилась, но лишь в полутемном зале винотеки Санни смогла перевести дух. Оторвались?
  
  *
   Они сели за высокий столик, выбрав свободные места в самом дальнем углу. Незаметно к ним не подобраться, да и от входа их закуток не сразу заметен. Если что, успеют смыться.
   Повесили куртки и немногочисленные пакеты с покупками на вешалку и заказали у подошедшего официанта по бокалу сухого вина. Здесь было меньше людей, чем в кафе и бутиках. Все-таки, время еще довольно раннее для посиделок с алкоголем.
   -За прекрасный день! - произнесла Эля, поднимая бокал.
   -Не сглазить бы.
   -А теперь расскажи мне о том, от кого убегаешь?
   Санни не требовалось уточнять, о ком спрашивает сестра, но не могла же она так просто сдаться?
   -Не понимаю о чем ты.
   -Да? Ну ладно, тогда поговорим о...
   -Да что рассказывать! - тут же перебила Санни. - Плохо все.
   -Ну-ну, - ехидно утешительно протянула Эля и фыркнула в бокал, обрызгав нос красным вином. Опомнилась и невозмутимо промокнула лицо салфеткой.
   -Рядом с ним я ощущаю себя непривычно. Будто все правильно и хорошо, будто моя сила гармоничная часть меня. И его. И он тоже моя... часть... Мой. Не чувствую себя ведьмой.
   -А кем же тогда?
   Санни замялась на мгновение, испытывая несвойственное смущение, щеки снова обдало жаром. Уткнулась в бокал с вином.
   -Женщиной. С ним сливаешься, и очень сложно это портить. Что-то настолько естественное, а портить - противоестественно. Не знаю, справлюсь ли, - сумбурные объяснения больше для нее самой, чем для сестры. - Но такого ведь не может быть. О чем предупреждала бабушка? Как закончилась история с Робертом... Все говорит против. У нас с ним нет ни единого шанса быть вместе. Ведь нет же, Эля?
   Она впервые произнесла вслух то, о чем запрещала себе даже думать. С чего вдруг? Вроде и выпила немного. Санни замолчала и стала разглядывать отблески света в вине, избегая встречаться взглядом с сестрой.
   -Не знаю, сестренка, я тоже не знаю, - через некоторое время задумчиво произнесла Эля.
   -А ты? Все еще не хочешь говорить о своем таинственном незнакомце? Какой он из себя?
   -И этого я не знаю.
   Санни успела удивиться, но не задать следующий вопрос. Все произошло обыденно. Не погас вдруг свет и не разразился гром. Кошмары настигают не только ночью в безлюдном проулке или в темном лесу, но и солнечным днем в уютном баре. За приглушенной музыкой отчетливо слышались приближающиеся размеренные шаги. К столику подошел колдун, и не один. Рядом с ним, счастливо улыбаясь, стояла Вита - живая иллюстрация состояния "восхищенная дурочка, сейчас запищит от восторга".
   -Вот мы и встретились. Разрешите присоединиться? - от вкрадчивого голоса кидало в дрожь.
   -Санни, привет! Я с... - начала Вита, но тут же сама себя оборвала. Или не сама?
   Сестры молча посмотрели на мужчину. Надменный, холеный, опасный. В отличие от местных и туристов, одевающихся ярко и по-спортивному удобно, одет в классический деловой костюм и длинное пальто. Смотрит сверху вниз, в синих глазах ледяное спокойствие и уверенность в себе.
   -Понимаю, почему вы осели в этом городке. Чистый воздух, потрясающие виды и природа. Летом, наверное, тоже сказка. Мне здесь нравится, - колдун продолжил светскую беседу, вернее - монолог.
   -Кто ты? - спросила Санни.
   План Эли сработал. Что им теперь с этим делать?
   Мужчина сел на свободный стул. Вита продолжала стоять рядом, пугающая улыбка на губах.
   -Неужели Роб обо мне не рассказывал?
   Роб, должно быть - Роберт Риттермайер. Который покойник. Эля сидела неподвижно, Санни лишь выше задрала подбородок.
   -Я Йонас, приятно познакомиться. Ваши имена мне известны.
   -Зачем ты здесь?
   -Для начала хотя бы узнать, где похоронен брат. Сходить на могилу, возложить цветы.
   -Лучше тебе убраться. Для начала, - вспылила Санни. Эля, молчавшая все это время, накрыла ладонью ее сжавшиеся в кулак пальцы.
   -Пока не входит в мои планы, - колдун оставался невозмутимым, почти что скучающим.
   И чтобы разбавить скуку, издевался. Издевка сквозила в каждой нарочито вежливой интонации, в каждой неоднозначной фразе.
   -А что входит? - в тон Йонасу, поинтересовалась Эля.
   Перед тем как ответить, колдун помедлил чуть дольше, переводя взгляд с одной сестры на другую.
   -У меня к вам деловое предложение.
   -У тебя? - Эля идеально копировала вежливые интонации колдуна.
   -У ковена.
   -Так ты мальчик на побегушках? - уточнила Эля.
   Йонас лишь приподнял бровь. Санни поражалась выдержке Эли, у самой у нее дрожали руки и голос от ярости. Никак не от страха.
   -Не заинтересованы, - заставила себя ответить Санни. Перед глазами непроизвольно встали картины прошлого: побег, преследование, наказание. Словно наяву услышала голос Роберта. И апофеоз - мертвое тело на заднем дворе среди кустов роз. Кровь и цветы, дрожащие пальцы, судорожно сжимающие рукоятку ножа. Девять колотых ран и никакого колдовства. К тому времени магия ведьм была бесполезна против Роба, он стал слишком могущественным, а сестры наоборот, почти лишились сил.
   Прошлое возвращается? Даже, если вы его похоронили. И некуда бежать.
   Эля сжала пальцы на кулаке Санни сильнее.
   -Ай-яй-яй, какие нехорошие мысли в такой прехорошенькой головке, - заметил Йонас, пристально вглядываясь в лицо Санни. - Кстати, я посетил спа-салон в санатории. Очень недурно. Так, милая? - последнее адресовалось Вите, хотя колдун на нее даже не взглянул.
   Девушка зажмурилась и еще сильнее растянула губы в улыбке. Страшно.
   -Да, милый.
   -Такой приятный персонал и обстановка.
   -Не смей! - выкрикнула Санни.
   -Вам не нужны клиенты и деньги? Не верю, деньги всем нужны. Милая, похоже, я не нравлюсь твоей коллеге.
   -И не надо! Зачем тебе ей нравиться, если у тебя есть я? - похоже, Вита открывала рот только, когда к ней обращались.
   Кодовое слово "милая", - невесело подумала Санни.
   -Невозможно для всех быть хорошим. Всем подряд нравятся только котята.
   -Ты мой котик... - девушка смотрела влюбленными глазами, и на ней не ощущалось чар. А такая реальность куда хуже.
   -Мы любим развлекаться с людьми. Ты, Санни, понимаешь, о чем я, верно?
   Он знает о Фло. Для Йонаса он простой человек, жизнь которого стоит очень мало. Колдуны, к счастью или несчастью, не чувствуют неинициированных.
   Санни резко встала и выдернула руку из под ладони сестры. Порывистое движение, бокал летит на пол и разбивается. Бордовые капли на светлом полу напоминают те розы, рассыпанные по снегу. Мгновение все четверо смотрели на растекающееся вино. Санни и поднявшийся вслед за ней Йонас застыли напротив друг друга, скрестившись взглядами.
   К столику спешит официант, оборачиваются остальные посетители.
   -Не стоит привлекать к нашим делам посторонних. Они могут пострадать ненароком.
   Йонас обнял Виту за плечи и, не прощаясь, направился к двери.
   Санни буравила взглядом его спину в черном пальто. Бессмысленно окликать и пробовать остановить Виту, за вмешательство в ее наконец-то "налаживающуюся" личную жизнь, она выцарапает ведьме глаза. А колдун только посмеется.
   Первым делом Санни набрала номер Ника. Лишь услышав его бодрое приветствие в трубке, смогла выдохнуть спокойно.
   -Это я, привет.
   -Санни! Рад слышать! Вы по делу или просто так?
   -У вас все нормально? Ты в порядке? - она отступила от привычного обращения на "вы". Ник не просто близкий друг, он стал частью семьи, и Санни очень за него испугалась. - В санатории все в порядке?
   -Да, все как обычно, - Ник отвечал настороженно. - Если ты про хлыща в костюме, то не переживай. Я предупрежден, за ним присматриваю. Сегодня он был на массаже у Мильды и в термах. Остановился не у нас, скорее всего в Ритце, денежки при нем. Но ему вроде наша Вита приглянулась, так что к тебе приставать не должен. Да и с виду вполне вменяемый. Хлыщ, конечно, но... Или дело в другом? Он опасен? Санни, не молчи.
   -Не связывайся с ним, держись подальше.
   -Он опасен? Угрожал тебе? - Ник не знал точно, что за история приключилась в семье Гуммель пару лет назад. Никто в городе этого не знал. Но смутные подозрения имелись. Из-за своих догадок Ник и оберегал Санни столь рьяно от резвых поклонников в санатории, да и за его пределами тоже.
   -Нет, не вмешивайся, Ник, и не волнуйся. Со мной все хорошо. Я с Элей. Просто будь осторожен. Может, отпуск возмешь?
   -Я звоню в полицию. Ты знаешь, у меня там надежные друзья.
   -Нет, не надо. Извини, что потревожила. Просто... Просто будь осторожен.
   Отсоединилась и переглянулась с сестрой. Больше не мешкая, они расплатились у кассы, не дожидаясь пока принесут счет, и скорым шагом пошли к машине.
   Удача, однако, в этот день явно не на их стороне. Через две машины от Элиного пикапа на корточках сидел Фло. Рядом, опираясь на фонарный столб и сложив руки на груди, стоял мрачного вида блондин. Гадать, кого они поджидают, не приходится. Неясно только, как эти двое вычислили Элину машину. Или торчат на парковке наугад, от нечего делать?
   Санни застонала, не размыкая губ. Эля, проследив за ее взглядом, усмехнулась.
   -Беру их на себя. Идем.
   Санни послушалась, даже не поинтересовавшись, как именно Эля собирается справиться с недоколдуном и блонди. Она до сих пор сжимала кулаки, если разожмет пальцы, они задрожат. А Санни не могла позволить себе этой дрожи, столь явного признака слабости.
   -Я за рулем.
   -Хорошо, - снова безропотное согласие.
   Эля прибавила шагу и обогнала Санни. Встала в паре метров от мужчин и, видимо, отводила им глаза. Потому что, когда девушки прошли мимо них к машине, Фло не поднял головы от покрытого снегом асфальта, а блондин продолжал смореть в противоположную сторону. Они будто не видели и не слышали подошедших вплотную людей.
   Когда Эля, наконец, завела двигатель, что удалось далеко не с первого оборота, и пристегнулась ремнем безопасности, белобрысый друг Фло встрепенулся. Повернул голову и, нахмурив светлые брови, уставился через лобовое стекло на Элю. Та прищурилась, разглядывая в ответ также пристально. Снова через стекло, как в магазине со шляпками. Она мило улыбнулась в ошарашенные глаза мужчины.
   Белобрысый пнул носком ботинка ногу Фло и произнес что-то короткое, привлекая внимание. Фло подскочил на ноги и поскользнулся. Успел ухватиться за друга, заставив того пошатнуться, но не упасть. Когда оба выпрямились, пикап уже выворачивал с парковки на трассу. Фло и Хейго одновременно чертыхнулись и обменялись возмущенно-растерянными взглядами.
   -Как им это удается? - Фло зачерпнул горсть снега из сугроба, слепил снежок и бросил вслед машине. Тот, ожидаемо, не долетел.
   -Ведьмы, - мрачно подитожил Хейго.
   -Эй, выбирай выражения!
   Хейго лишь широко улыбнулся в ответ на замечание.
  
  *
   -В принципе, ничего иного мы и не ждали. Но решение нужно найти как можно скорее, - произнесла Эля, примостившись у плиты и ожидая, когда закипит молоко.
   Домой добрались без приключений, и это исключительно Элина заслуга. Санни еще раз убедилась - у сестры, когда необходимо, железная выдержка.
   -Если вслед за Робертом пропадет и его брат, ковен точно наведается к нам полным составом, - продолжила рассуждать вслух Эля. - Времена, когда ведьм и колдунов убивали без счету канули в веках. Даже не знаю теперь, хорошо это или плохо...
   -Йонас сильнее Роберта, нам уже сейчас нечего ему противопоставить. Или нанять киллера? Подсыпать яд в пищу? Сбить машиной? - рассмеялась Санни. Такой ее смех испугал бы любого.
   -Пей, - Эля протянула кружку с какао.
   Санни обхватила ее руками, греясь. Дрожь не проходила. Эля села напротив сестры. На этот раз они не пошли в гостиную к камину и любимому продавленному дивану, остались совещаться на кухне. Неосознанно, по одной и той же причине - не хотелось тащить обсуждаемую мерзость в любимое место.
   -Откуда они узнали о нас? - спросила Санни.
   -Три года прошло, не такой и короткий срок. Видимо, все-таки не забыли о Роберте и начали копать. Или он успел сообщить им что-то перед смертью. Все может быть.
   -Прости меня. Это моя вина.
   -Замолчи и выбрось эти мысли из головы. Надо искать решение, а не корить себя во всех грехах.
   -Ты права. Я заварила эту кашу, мне и расхлебывать. Если так сильно жаждут договор, - они его получат.
   -Не мели чепухи, - Эля дотянулась рукой и дала Санни легкий подзатыльник. - Им всегда будет мало, и вряд ли заполучив одну из нас, оставят в покое остальных.
   Она не стала громогласно разубеждать Санни или запрещать даже думать о подобном варианте. Обе прекрасно понимали, что у них может не остаться другого выбора. Договор все же предпочтительнее смерти, своей собственной или всех мало-мальски близких людей.
   Из гостиной доносилось неровное тиканье часов. На кухонном столе стояла початая банка с медом, которую Непомук то ли забыл, то ли не счел нужным убрать. Напоминание об относительно безоблачном утре. Все-таки, неведение в какой-то степени и в самом деле блаженно.
   -А что, если нам... - Эля мешала ложкой напиток в кружке, наблюдая, как все интенсивнее закручивается воронка.
   -Что?
   -Инициировать твоего поклонника.
   -Что?!
   -Инициируем Фло, - спокойно повторила Эля.
   -Это именно то, чего хотят от нас колдуны. Чтобы мы находили, инициировали, подпитывали их и наращивали силу ковена.
   -Фло не принадлежит ковену. Он принадлежит тебе, только руку протяни.
   -Да. И он может не пережить инициацию, - мягко добавила Санни. Чем все хуже, тем светлее звучит ее голос. Ненамеренно, чистая физиология.
   -А если переживет, его может тут же прикончить Йонас. Или ковен. Или его же сила, - согласилась Эля. - Но другого пути я не вижу.
   Снова воцарилась тишина. Часы пробили полночь.
   -Давай спать, сон поможет. Возможно, и подскажет что-нибудь.
   Санни отнюдь не была уверена, что ей удастся заснуть, но поднялась вслед за сестрой на второй этаж и закрыла дверь в свою спальню. Не зажигая света, опустилась на кровать. На обыкновенно пустующей прикроватной тумбочке стоял букет, хрупкие голубые цветы. Санни вынула их из вазы и зарылась в нежные лепестки лицом, глубоко задышала, вдыхая запах.
   У ведьм не было иной защиты перед колдунами, кроме как присоединиться к ним. К созданному ими могущественному ковену. После инициации колдуны априори становятся сильнее ведьм. И все же остаются зависимыми. Как мужчинам не родить новую жизнь, точно также они не могут пробудить заложенную в себе магию. Для этого им нужны ведьмы, которые черпают силу из природы вокруг. Это столь же естественно для них как дышать. Болезненный симбиоз, в течение веков превратившийся в паразитизм, почти истребил ведьм.
   Бабушка Лотта предостерегала. Истории, которые она рассказывала внучкам перед сном, скорее походили на страшные сказки. Про злых колдунов, не похожих на людей, про ковен, повсюду раскинувший свою паутину, и про договор, заключив который, глупая ведьма попадает в пожизненную кабалу. Зная все это, глупая преглупая Санни убежала с Робертом.
   Не обязательно обладать сверхспособностями, чтобы претворить в жизнь фильм ужасов. У Роберта же было все - и способности и небывалое желание.
   Санни легла на бок и поджала ноги к животу, широко раскрытыми глазами смотрела в пустоту. Ладони сжаты в кулаки, только теперь ногти не впиваются в ладонь, пальцы сжимают фиалки.
   Ясно одно - позволяя Фло оставаться рядом, Санни подписывает ему смертный приговор.
   Ночью снова поднялся ветер, нагнал тяжелых снежных туч, которые и застряли между горными хребтами над Хексендорфом.
   Обе сестры провели ночь без сна. Эля, как ни пыталась, не могла заснуть. И лишь под утро, в раздражении хлопнув себя ладонью по лбу, спустилась вниз и нашла в аптечке снотворное. Раньше прибегнуть к помощи обыкновенной таблетки не сообразила. Впервые в жизни она искала беспробудного сна, чтобы получить возможность подглядеть подсказку в мире духов.
   Санни бездумно лежала, погрузившись в мрачный кокон обреченности. Когда часы на первом этаже пробили шесть утра, решительно откинула одеяло и без мантр и танцев собралась на работу.
   -Что так рано? Даже не позавтракаешь? - всполошился Непомук, выглядывая из-за двери в кухню. Не было еще и семи утра, несусветная рань для Санни. Непомук же тихонько хозяйничал по дому уже с пяти часов, и сейчас как раз занимался на кухне выпечкой. Медовое тесто для коржиков только поднималось.
   -Отвянь.
   -А Эля знает, что ты уходишь? - проявил он бдительность. И тут же поплатился.
   Санни сделала страшные глаза и бегом кинулась к домовому, вытянула руки, будто желая его схватить и придушить. Непомук вскрикнул и спрятался на кухне. Санни развернулась, усмехаясь, и вышла из дома, тихо закрыв за собой дверь.
   Сузуки и сегодня пришлось оставить в гараже. Поднималась метель. В такую погоду санаторий обычно полон: из-за закрытых трасс все туристы отогреваются в банях и многочисленных бассейнах, играют в бильярд, настольный теннис или сидят в кафе.
   Санни тоже намеревалась поплавать, пока еще рано и отдыхающие отсыпаются. Физические нагрузки пойдут на пользу. Потом она поработает. В перерыве сходит в столовую, чтобы все ее увидели. И те, кому нужна она, и те, кто нужен ей. Если удастся, уж Санни приложит к этому все усилия, сделает внушение Вите. Потребуется, применит силу. Магическую, разумеется. Драться с Витой в данной ситуации не с руки. При должной мотивации, а сейчас у Виты мотивация что надо, девушка и боксера тяжеловеса завалит, лишь бы не мешал личную жизнь устраивать.
   Встретить колдуна также было бы неплохо. Санни готова идти на сделку, но у нее будут свои условия. Чем не план - проникнуть в ковен и разрушить его изнутри? Разрушать Санни умеет.
   И где-нибудь, между всеми этими делами, разберется с недоколдуном.
   Элю выдернул из вязкого тяжелого сна звук работающего двигателя, донесшийся со двора. Санни уезжала на пикапе. Решила улизнуть, ничего не обсудив. Взяла ключи без спросу. Ну-ну.
   -Удачи, сестренка! - прошептала Эля, снова закрывая глаза и натягивая повыше теплое одеяло. Полтора часа сна все-таки маловато, да и сном это назвать сложно. Скорее интенсивное бодрствование, но по другую сторону реальности.
   Типичная атмосфера в санатории немного обескураживала, как все может выглядеть столь обыденно, когда решается судьба? Впрочем, решается судьба Санни и нескольких других людей, которым непосчастливилось оказаться с ней рядом. У остальных все идет своим чередом.
   Ника удалось проскочить быстро. Они лишь кивнули друг другу и понимающе переглянулись. Старик достаточно начитался детективов, чтобы правильно истолковать поведение Санни и не лезть с вопросами.
   Все-таки, он золото. Как только никто его не захомутал? - в очередной раз мысленно сокрушалась. - Что помешало? Может, безответная любовь? Но в кого? Ник, насколько известно общественной разведке, всю жизнь прожил здесь, в Хексендорфе. Кто-то из местных? Из роковых деревенских сердцеедок только собственная рыжеволосая бабушка на ум приходит. Санни обернулась у арки и смерила Ника подозрительным взглядом. Может такое быть или нет?
   Мысли о чужих тайнах и любовных перипетиях отвлекли от своих дел. Без шлема с затемненным стеклом и рока в наушниках Санни чувствовала себя менее уверенно, чем с ними.
   Виты в приемной не обнаружилось, для нее рабочий день наступит через полтора часа.
   Санни переоделась в кабинете за ширмой, захватила полотенце и пошла в бассейн. Скорее, а то дурные мысли догрызут остатки спокойствия и примутся уничтожать нервные клетки. Их и без того мало осталось. Совсем мало. Движение лекарство, которое Санни сама себе прописала.
   Отдыхающие предпочли активный отдых, даже в такой ненастный день. Поплавать спокойно дали только первые полчаса, после налетела ребятня и сильно спортивные молодые люди. Первые плавали не вдоль по дорожкам, а поперек. Разбрасывали свои надувные круги и паралоновые "сардельки", еще и ногами пинались и брызгались как маленькие гейзеры. Спортивные люди постоянно обгоняли, создавая "аварийные" ситуации и риск столкновения буквально лоб в лоб. В общем, трех дорожек в большом бассейне, плюс двух бассейнов "лягушатников" определенно мало. И не поколдуешь, странно будет остаться одной на целой дорожке. Подозрительно, хоть и очень заманчиво.
   Они так и не собрались с Элей построить собственный бассейн. Многолетняя мечта Санни. Хлопот много, да и деньги немалые, но в остальном - ничто не мешает нанять специалистов и пристроить к дому застекленный бассейн, или отдельно в сад летний вариант. Ну да, Неп будет палки в колеса вставлять, да волосенки свои рвать из бороды или на ногах. Так-то он уже лысый.
   Один раз Санни все же не стерпела и "вступила в конфликтный контакт", и то обошлось без магии, все абсолютно честно и прозрачно. Две девочки лет девяти-десяти, одна полная, другая худышка. Что конкретно случилось, Санни не видела. То ли столкнулись они, то ли обрызгали одна другую. Услышала только завершение разборок.
   -Жирная корова! - крикнула та, что худышка. - Уйди с дороги!
   Это при том, что именно худышка плыла против общего движения. Вторая сконфуженно молчала и медленно, по разделяющему дорожки канату, перебиралась к леснице.
   Санни покачала головой - ну и девочки пошли. Такая маленькая и уже такая стерва! Или от взрослых нахваталась?
   Она подплыла к пышке, заглянула в лицо:
   -Ты молодец и плаваешь отлично! Так и продолжай! И не обращай внимания на мелких невоспитанных хамок, - последнее добавила уже заговорщицким шепотом.
   Девочка помедлила мгновение, а потом, шмыгнув носом, развернулась и поплыла в обратном направлении.
   -Я хотя бы плавать умею. А ты мелкая невоспитанная хамка! - на весь бассейн бросила она в лицо обидчице. Та похлопала глазами и открыла рот для новой волны разбирательств.
   -Ты...! - наткнулась на взгляд Санни и замолчала. Быстро вылезла из воды и побежала на выход. Жаловаться, конечно же.
   Но ругаться никто так и не пришел, хоть Санни и ждала появления разъяренной мамаши. Толстушка, которую, как выяснилось, зовут Лиза, старалась от смелой странной тети не отставать и из виду не упускать. А Санни, несмотря на переполненный бассейн, доплавала свою норму - пятьдесят бассейнов. Необходимость уворачиваться от детских пяток не способствовала планированию захвата власти в ковене, вместо этого Санни рассеянно, с умилением вспомнала, какой плюшкой сама была в детстве. Лет до одиннадцати. Потом поссорилась с Непом, уже и не припомнишь точно, из-за чего это произошло в первый раз, и тот перестал днем и ночью баловать Санни бесконечными тортами, пирожными и прочей выпечкой.
   Потом умерла бабушка Лотта. Некому стало следить за оторвой, отлавливать и спрашивать, поела ли. Санни все свободное время, независимо от времени года, стала проводить на улице с любимыми друзьями - велосипедом и плеером - обследуя округу. В деревне, в лесах, в горных пещерах, не было места, куда бы Санни не добралась.
   Плавая, она не увидела и не почувствовала двух наблюдающих за ней мужчин. Зато наблюдатели друг друга заметили.
  
  *
   Фло бегал в парке, проверял на скольжение новые зимние кроссовки и тоже приводил мысли в порядок. Непонятно, что вдруг заставило остановиться напротив стеклянной стены, за которой как на ладони проглядывался бассейн. Наверное, то же самое, что заставило приехать в Альпы. Санни он безошибочно узнал даже в обтягивающей голову резиновой шапочке. На ней был черный закрытый купальник, и что-то недовольно бурча под нос, она протирала пальцами черные же плавательные очки.
   Фло застыл на месте и смотрел, как еле заметно шевелятся бледные губы. Как капли воды на коже ловят холодный зимний свет и стекают, оставляя мокрые дорожки. Изгиб шеи, узкая спина, и кажущиеся в воде бесконечными, идеальные ноги.
   Смог перевести дыхание только, когда Санни нырнула к самому дну и скрылась за кафельной стеной. Опомнился и сразу наткнулся на взгляды пожилых матрон и хихикающих девчонок. Точно. Со стороны выглядит извращенцем. Стоит так и пялится, наверное, уже довольно давно. Почему в последние два дня он видит Санни только через стекло? Пора это исправлять.
   Одна из старушек подошла вплотную и что-то возмущенно произнесла, из-за стекла не слышно, что именно. Смотрела она при этом не на Фло, а рядом. Он повернул голову и наткнулся на лощеную физиономию уже знакомого незнакомца. Тот же черный костюм и длинное пальто. Роз не хватает.
   -Ты что здесь делаешь? - от неожиданности ляпнул Фло.
   -То же, что и ты. Смотрю.
   Старушка постучала костяшками пальцев по стеклу, привлекая внимание. После уперла руки в бока. Какое ей дело? Не на нее же смотрят.
   Молча, мужчины отступили от окна, и пошли дальше по дороге. Одновременно остановились на перекрестке.
   -Есть, что сказать? - первым нарушил молчание Йонас.
   -Просто, чтобы ты знал, я не отступлюсь от Санни.
   -А ты ей нужен?
   Фло не ответил.
   -Впрочем, мне плевать, - колдун развернулся и пошел к главному зданию санатория. - Как я ненавижу драмы, кто бы знал!
   -Вот и не лезь.
   -Мог бы не лезть, не лез, - произнес Йонас, не оборачиваясь. - Надо их поторопить с переездом. И учти парень, от неугодных кавалеров они избавляются просто - ножь в сердце, раз эдак пятнадцать, и проблема решена.
   Колдун пошел поднимать настроение в ресторан, там отличный повар, а завтракал Йонас всегда плотно. Перед свиданкой с фееподобной Витой следовало перестать злиться и раздражаться по поводу и без. Раз уж застрял в этой дыре, то стоит попытаться получить максимум удовольствия и провести время с пользой. Бани, термы, массаж, крытый теннисный корт. Научиться ездить на лыжах, что ли?
   "Дольче вита", чтоб ее..! - зло усмехнулся. Впрочем, на лице и в глазах колдуна эта усмешка над собой ни в коей мере не отразилась.
   Фло целенаправленно шагал к бассейнам. Постоит у женской раздевалки и подождет. Все равно уже прослыл сталкером, хуже не будет. Зато Санни не упустит.
   Пока ждал, рассеянно размышлял о словах типа в пальто. Что там про нож в сердце? В прямом смысле или иносказательно? Впрочем, неважно. Радует, что Солнышко может постоять за себя.
   Он вытерпел косые взгляды и даже две смелые попытки познакомиться поближе. Одна со стороны девочки младшеклассницы, вторая со стороны той самой матроны, что прогнала от наблюдения у окна. Стойко вытерпел. И был вознагражден. Санни появилась спустя всего полчаса, в белой больничной пижаме, с невообразимой золотистой кучерявой копной волос на голове.
   -Привет! - поскольку она сделала вид, что не заметила стоящего у противоположной стены мужчину, и явно собралась пройти мимо, он сделал шаг навстречу и взял ее ладонь в свою. Санни остановилась, чтобы не врезаться и посмотрела ему в лицо. Ладонь отняла.
   -Поговорим? Где-нибудь, где подают горячий шоколад?
   -Я иду работать, освобожуcь около шести. Какой твой номер?
   -Четыреста пять, - цифры прозвучали медленно и настороженно.
   -Я зайду, тогда и поговорим.
   Многообещающе, да вот только... Лучше бы она спорила и ругалась. Санни старательно смотрела мимо. Смешная, упрямая. Его хмурое солнце. Что она снова задумала? Так хотелось подойти еще ближе, притянуть к себе и обнять.
   -Сама зайдешь? И не надо будет тебя ловить? - спросил чисто из желания подколоть. Разозлить, рассмешить, вызвать хоть какую-то эмоцию на лице кроме хмурой решимости.
   -Что-то непонятно? - Санни воинственно подняла подбородок.
   -Буду ждать.
   Снова не диалог, а черт те что. Какая же она упрямая! Фло улыбнулся уголком губ, терпение ему не помешает. Терпение и вся выдержка.
   Цветочек тянется к солнцу, - подумал, смеясь над самим собой и глядя, как Санни удаляется от него по коридору. Дурацкий юмор спасает, когда хочется наплевать на приличия и цивилизованность, броситься за ней следом, встряхнуть, как следует и, наконец, заставить... Что заставить? Любить? Принять и впустить в свою жизнь? Фло не допускал мысли, что обожжется о свое солнце. Сгорит, но пойдет до конца.
  
  *
   Санни в этот день работала на износ. Неизвестно, что будет завтра, сможет ли она выйти к пациентам. Скорее всего, нет. Лучше позаботиться о них сейчас и прогуливать потом с чистой совестью.
   Люди шли один за другим. Между сеансами двадцатиминутные паузы, во время которых помимо того, что привести себя в порядок, нужно еще подготовить стол, новые простыни и полотенца. Виты не хватало, вместо нее пациентов в приемной встречала девочка из спа-салона по соседству.
   Главный позвонил по внутренней линии до начала рабочего дня и предупредил, что помощница взяла отгул. Санни с ним даже поцапалась - как можно так просто отпускать работников?! Тем более эту влюбленную дуру Виту? На работе та была бы в относительной безопасности. Или наоборот? Чем дальше от Санни, тем лучше? Ведь сама недавно настаивала, чтобы Ник взял отгулы. Во всяком случае, причину их общий начальник не назвал, да и вряд ли девушка призналась ему, что вместо работы собирается развлекаться. С Йонасом, чтоб его черти съели. Не тех мужчин Вита выбирает, не тех.
   Кто бы говорил, а Санни? - встрял ехидный внутренний голос.
   Следовало бы позвонить Вите и удостовериться, что жива-здорова. Но умную мысль вытеснили из головы проблемы пациентов. За делами незаметно наступил обеденный перерыв. К этому времени Санни была никакая, спина и шея будто одеревенели, а пальцы распухли. Силы кончились. Ей бы тоже массаж не помешал. Или еще часок в бассейне.
   Попрощавшись с предпредпоследним на сегодня пациентом, приступила к следующим пунктам плана - показать себя и посмотреть тех, кто нужен ей. Хорошо бы увидеть брата Роберта. Снова говорить с ним пока еще необязательно, Санни наверняка не сможет держать себя в руках. Но посмотреть и прощупать издалека не навредит.
   Ну и поесть, конечно. Пропущенный завтрак дает о себе знать.
   В уютной светлой столовой было как всегда людно. Санни набрала поднос еды и с облегчением опустилась на стул, выбрав пустующий угловой стол у входа. Расправившись с салатом, придвинула поближе тарелку с супом, и лишь тогда обвела зал более пристальным взглядом. Йонаса видно не было, зато недоколдун моментально попался на глаза.
   Фло сидел лицом к Санни, через пару столиков. Поймав ее взгляд, отсалютовал чашкой. Санни проследила за ней взглядом. Какао он пьет, в одиночку. Вот съест она суп и тоже возмет себе какао. Волшебный напиток дарует спокойствие и энергию, именно то, что сейчас необходимо.
   Удивительно, как умудрялась есть и не подавиться. Взгляда ни Фло, ни Санни не отводили, лишь изредка между ними проходили люди, заслоняя друг от друга. Не успела она доесть, как Фло встал и направился к витрине с десертами. Выбирал недолго и вернулся уже за столик к Санни.
   -Что это? - неприязненно уставилась на чашку дымящегося напитка и что-то кремовое и воздушное, с клубникой и карамелью.
   -Это тебе.
   -Я не ем сладкого, - на этот раз ложь далась с трудом, рот заполнила слюна.
   Фло возвышался над ней и не спешил присаживаться. Зеленые глаза сощурились, скрывая смех. Он не ответил на ее выпад, вместо этого наклонился и, касаясь покрасневшего уха губами, прошептал:
   -Не забудь. Четыреста пять, - заглянул в лицо, близко-близко, чуть не задев носом ее нос.
   Санни сглотнула. По позвоночнику прошли мурашки, сила внутри взвилась, как бешеный мустанг. Руки под столом сжала в кулаки, чтобы не сорваться и не притянуть голову мужчины ближе, не впиться поцелуем в губы. Удержалась, хоть и далось это даже тяжелее лжи о нелюбви к сладкому.
   Фло ушел, Санни так и осталась одна за столом, гипнотизируя взглядом чашку и пирожное. И откуда недоколдун узнал, какое ее любимое?
   С каждым разом все сложнее с ним справляться, - думала Санни, отыгрываясь на ни в чем не повинном десерте. Она его уничтожила, ни крошки не осталось!
   Впрочем, никаких следующих встречь не будет. Сегодня она поставит точку.
   Остаток дня дался тяжело. Но простившись с Николеттой и Генри, последними сегодняшними пациентами, Санни только сильнее напряглась. Предстояла операция не из легких, с кодовым названием "Ставим точку".
   Настенные часы показывали половину шестого, за окном уже стемнело. Быстрый душ, немного писанины в карточки больных и визит к главному. На всякий случай Санни гнусавила и подкашливала в разговоре с ним. Начальник не дурак, но что еще делать? Честно написать заявление об уходе? Потому что в отпуск ее никто не отпустит. Детский сад, именно так охарактеризовал ее поведение главный.
   Перед тем как отправиться на "дело", позвонила на мобильный телефон Вите, впервые за время знакомства. Но девушка не ответила. Чем она таким занята, интересно? Вот мало неприятностей, так еще за нее волнуйся!
   Санни стояла у себя в кабинете перед зеркалом. В душе также морозно и ветрено как в горах. Того и гляди лавина сойдет.
   Медленно, будто гири на ногах, прошла мимо лифта и поднялась на четвертый этаж по лестнице. Нужная дверь нашлась сразу. Четыреста пять. Дальше тянуть некуда.
   Точка, точка, точка, конец. Это точно конец, ради его жизни, чтобы он жил, - твердила в уме. Прорепетированная у зеркала речь крутилась в голове беспорядочными обрывкми. - Черт, черт, черт. Три точки это многоточие. Ей же нужна лишь одна, жирная капитальная неотвратимая точка. Точка невозврата.
   Санни застыла перед дверью с занесенной для стука рукой. Сжала пальцы в кулак, так что костяшки побелели, и зажмурилась. Еще минута, ей нужна еще минута, чтобы собраться.
   Такой ее и увидел Фло. Он без стука знал, что та, которую ждал, наконец, пришла.
   Распахнул дверь, оказавшись с Санни нос к носу. Взял растерявшуюся девушку за руку, затащил внутрь и также решительно повернул в замке ключ. Пути назад нет. Он ее не выпустит просто. Фло сделал шаг, разделяющий их, и, не дав опомниться, прижал своим телом к стене, захватил ее губы требовательным поцелуем. С какими бы мыслями Санни сюда не пришла, у него на нее свои планы.
   -Скажи мое имя, сейчас, вслух. Скажи. Позови в реальности, чтобы я не думал, что совсем с катушек съехал.
   -Фло, - она послушно позвала, поддаваясь напору.
   -Да, Санни. Я мечтал о тебе всю жизнь.
   К нам приходит та сила, которую мы призываем, - промелькнула и исчезла фраза на задворках сознания. Такого сумасшествия она не проходила даже с Робертом, будучи молоденькой и глупой студенткой. Когда старше, все страшнее.
   Целоваться гораздо проще, чем говорить. И приятнее, несомненно. Их губы встретились так естественно, без усилий и неловкости. Будто за этим Санни и пришла, чтобы обнять крепко и поцеловать, прошептать имя и позволить увести себя вглубь комнаты. Снова наваждение и искажение пространства. Она ступила за порог, шагнула за грань - в объятия Фло. Та самая точка, от которой нет возврата. Остались только Санни и мужчина, чьи руки так властно ласкают.
   Пришла в себя, когда спина коснулась мягкой поверхности кровати. Голая спина. И футболка, и куртка оказались брошены по дороге в спальню. Санни вцепилась в руки Фло на своем ремне. Не даром она после душа одела всю имевшуюся в наличии одежду, застегнулась на все пуговицы, даже шарф замотала, и ремень в джинсы вдела, не поленилась.
   -Стой, - прозвучало тихо и хрипло.
   Фло прижимался к ней, также обнаженный по пояс.
   -Санни... - прошептал ей в шею, не отстраняя губ от кожи.
   Она отчетливо слышала быстрый и сильный стук его сердца. Ее собственное колотилось так, что пульс отдавался в ушах.
   - Остановись! - крикнула с надрывом и попыталась оттолкнуть.
   - Санни, что? - встревоженный взгляд зеленых глаз. Голубые глаза напротив, так близко, что можно сосчитать каждую ресничку, заволокло слезами.
   - Отпусти. Дай мне встать.
   Санни оттолкнула его ладони, когда Фло попытался вытереть ее слезы. Она дрожала всем телом и не поднимала взгляд от пола. Судорожно схватила и натянула футболку.
   - Я пришла сказать, что ты мне отвратителен. Не желаю никогда больше тебя видеть. Ни в санатории, ни в городе.
   - Что? Хм, - Фло подошел и, преодолевая ее сопротивление, приподнял лицо Санни за подбородок. Обхватил щеки ладонями и не позволил отвернуться.
   - Ну, давай, побей меня. По лицу вижу, что хочешь. Я поддамся. Давай, - предложил, вглядываясь в ее глаза.
   Выражение глаз Санни пугало. Пустота, выжженная пустыня.
   - Когда ты уезжаешь? - Санни проигнорировала слова, снова скинула его руки и отошла в другой конец комнаты.
   - Я не собираюсь уезжать. Санни, не надо...
   - У тебя же наверняка есть дела, работа, семья, - она перебила, не желая слушать. - Отпуск все равно рано или поздно кончится, и мы простимся. Так что лучше рано. Когда ты уезжаешь?
   - Ты сейчас о чем вообще?
   - Просто ответь, трудно что-ли?
   -Я не думал об отъезде. Ты слышала, что я тебе говор...
   -Так подумай. Чем скорее, тем лучше.
   -Прекрати, - терпение Фло иссякало с каждой секундой, что Санни пыталась оттолкнуть его.
   -Что такого я сказала?
   -Перестань делать вид, что у нас ни к чему не обязывающий секс!
   -Разве нет? По-моему именно он самый.
   -Черт возьми, Санни! - он схватил ее за плечи и встряхнул.
   Она целенаправленно выводила его из себя, стараясь вынудить сделать глупость. Показать истинное лицо. Наорать, ударить ее. Все, что угодно, лишь бы заставить уехать из города.
   -Ну, давай! Ударь меня! - выкрикнула, сама с размаху ударяя ладонью по его лицу. Она впервые давала пощечину, Фло впервые в жизни ее получал. Удар вышел сильным, на щеке остался красный отпечаток.
   -Что? - опешил Фло, боли он не почувствовал. Не физической. Больно было от слов и пустоты в любимых глазах.
   -Давай же! Вот такая я стерва, готовая прыгнуть в постель к клиенту в первый час знакомства! Ну! Сделай, что должен и убирайся из Хексендорфа!
   Истерика набирала обороты. Санни кричала и оскорбляла, и Фло, и саму себя. Повторяла запрятанные глубоко внутрь слова, что когда-то орал ей Роберт. Вся грязь, угрозы, страх той жизни, страх перед той, какой она становилась рядом с Робертом, - все это она выкрикивала в лицо Фло.
   Разумная ее часть наблюдала со стороны, сокрушенно качая головой. Как докатилась до такого? Истерика, сопли, слезы. Куда подевалась крутая уверенная ведьма на черном байке? Она же научилась жить с осознанием того ужаса, с памятью о нем, почему же сейчас сорвалась?
   Фло слушал, не перебивая и не мешая Санни метаться по номеру, лишь уворачивался от летящих в него предметов - подушек, журналов, стаканов. Они оба тяжело дышали. Номер напоминал разоренное поле боя. Удивительно, как еще соседи не выбежали на крики или не вызвали полицию. Включенная настольная лампа полетела в стену, с треском разбилась и потухла. Комната погрузилась в полумрак.
   Санни замолчала, затравленно озираясь. Самое время бежать? Похоже, она не справилась.
   -Та закончила? Теперь моя очередь.
   Фло оказался неожиданно близко и его руки сжали ее плечи до боли. Он впился в ее покрасневшие и мокрые от слез губы, ладонью обхватил голову, не давая отвернуться. Поцелуй был злым и грубым. Он действительно наказывал ее. Только не так, как ожидала Санни.
   Бросил на кровать, оседлал бедра. На мгновение замер, тяжело дыша, прижавшись лицом к ее затылку. Санни продолжала брыкаться, дергать ногами, стараясь вывернуться из захвата, но он спеленал ее руками и ногами.
   -Я накажу тебя за все слова, что ты сейчас сказала. Ты вымоешь рот с мылом. А после расскажешь мне, кто этот ублюдок. Ты назвала меня Робертом, - прорычал Фло. - Никогда, слышишь, никогда не забывай, с кем ты.
   -Отпусти! Ты должен уехать отсюда, иначе умрешь!
   -Ни за что.
   Санни не могла возражать, не могла больше говорить. Она затихла, но тело продолжала бить дрожь.
   -Ты забудешь всех, кто был до меня.
   -Фло, нет... Ты должен... - те же слова, но теперь не требования и угрозы, а мольбы.
   -Ты моя любимая, - произнес тихо, задевая губами ее ухо. - Я хочу быть частью твоей жизни, твоей реальности.
   Он сделал выбор за себя. Сделает и за нее.
   -Ты со мной, ты моя, - продолжал шептать, лежа неподвижно. Не шевелился сам и не давал ни на миллиметр отстраниться Санни. Его пальцы гладили ее щеки и губы, осторожно касаясь, убирали текущие из глаз слезы. В темноте слышался только звук их дыхания, а объятия казались единственным, что удерживает в этом мире.
   Время остановилось, или обходило двоих в комнате стороной. Непонятно, сколько они пролежали обнявшись, минуты или часы. Когда Фло почувствовал, что Санни расслабилась и стала уплывать в сон, он просто натянул на них одеяло и поправил подушки. Пусть все катится в тартарары, он останется здесь и удержит рядом с собой Санни. Если она захочет уйти, последует за ней. Нет смысла спрашивать разрешение на то, чтобы помочь. Тем более на то, чтобы любить. Его он от Санни не дождется.
  
  *
   Мирную тишину нарушил вой сирены, сначала далекий, но вскоре орущий под самыми окнами номера. Почти одновременно зазвонил мобильник Санни, забытый в кармане куртки, и раздался стук в дверь.
   Мир не хочет катиться в преисподнюю без них. Присутсвие Санни и Фло обязательно.
   -Эй, друг! Вы там живы? - крикнул Хейго из-за двери. - Выходите уже. Медсестричку в парке нашли. Ту, что с хлыщем якшалась.
   Санни вскочила, запуталась в одеяле и руках-ногах Фло. Чуть не врезалась лбом в пол, но сильные руки удержали.
   -Отпусти, - голос она сорвала, сиплый шепот еле различим.
   Фло откинул одеяло, встал сам и поднял Санни. Она побежала к входной двери как была - полураздетая, но все те же руки не пустили, обняв за талию.
   Он поднял куртку, нашел надрывающийся мобильный, про который Санни забыла. На экране высветилось "Эля".
   -Да? - ответил, нажав кнопку приема.
   -Это кто? Где Санни? - после недолгой паузы спросил женский голос.
   -Я Фло. Санни рядом.
   -А... У вас что-то случилось?
   -Все в порядке. Мы скоро приедем.
   -Отпусти, отдай! - Санни забрала телефон. - Эля, с Витой несчастье, надо бежать.
   -Давай. Только осторожно, не лезь никуда одна, поняла? Приезжай скорее домой.
   Санни отсоединилась и снова рванула на выход. В который раз - ее поймали, удержали, надели куртку, шарф, пригладили и заправили за уши волосы. Ладонь обхватили теплые пальцы, и она не смогла сопротивляться захвату.
   -Теперь идем, - Фло повел ее за руку.
   Хейго ждал в коридоре. Окинув взглядом хмурого друга и бледную Санни, быстрым шагом пошел к лифтам, на ходу объясняя.
   -Какая-то девочка нашла в парке медсестру. Вызвали скорую, полиция тоже тут. Вроде переохлаждение, открытых ран нет. Крови нет. Она без сознания.
   -Это Вита?
   -Да.
   Лифт ехал чертовски медленно, и Санни пожалела, что не побежала по лестнице. Стены кабины давили, воздуха подозрительно мало. Она оперлась спиной о гладкую металлическую поверхность и стащила с шеи шарф. Встретилась взглядом с Фло и вдруг ощутила, как сильно ее пальцы сжимают его ладонь.
   Все неправильно, она не должна. Он не должен. Глаза закрыла, разрывая контакт, но ладонь свою ей забрать не дали.
   В вестибюле полно народу. Наверное, все постояльцы и персонал собрались посмотреть, что же произошло. Хейго шел первым, прокладывая путь. Люди неохотно, но расступались.
   Снаружи совсем стемнело, круглые желтые фонари вокруг санатория освещали вытоптанный грязный снег, множество машин на парковке и людей в ярко красной форме, несущих носилки. На них, укрытая пледом лежала Вита. Спокойное лицо с закрытыми глазами, сливающееся по цвету с окружающим снегом. Безвольно свисающие руки. Единственный цвет на девушке кроме синюшне-белого - розовый лак на ногтях.
   -Дайте пройти! - Санни протиснулась мимо зевак и Хейго, замерших в паре шагов от машины скорой. Фло следовал за ней, больше не удерживая.
   -Вы врач? Что вы делаете? - врачи скорой поставили носилки на землю, готовясь погружать внутрь фургона.
   -Да. Секунду, - Санни провела рукой от макушки до груди Виты, отогнула край пледа и положила обе ладони на грудную клетку. Нагнулась и закрыла глаза, прислушиваясь к ее состоянию, пуская в ход силу. Дыхание было редким и слабым, как и пульс.
   -У нее обморожение первой степени, - один из врачей скорой стянул с ног Виты узкие туфли на шпильке, другой принес откуда-то еще одно одеяло. - Скорее внутрь, ее надо переодеть. Додумалась же вырядиться в такой мороз в летнее платье!
   -Я поеду с вами, - Санни забралась в фургон, когда носилки погрузили. - У нее сотрясение, на голове ссадина.
   -Да? - врач принялся осматривать макушку Виты.
   -Ей массажем сейчас не поможешь. Дай им уехать, наконец! - крикнул из окружающей толпы главный. Слабый медик, но главный по администрации, его чуйка бюрократа безошибочно подсказывала - без неприятных последствий для санатория не обойдется.
   -Оставьте, пусть Золотые ручки посмотрит, - Ник стоял рядом с начальником, наблюдая.
   -Согревающий массаж наоборот, как нельзя кстати будет, - примирительно добавила Мильда. - Бедная Виточка, что же это..!
   -Кто ее нашел? - спросил Ник.
   -Говорят, внучка Николетты. Не знаю точно. Ребенок в парке играл и наткнулся на... Ох!
   -Еще с полицией разбираться, - обреченно вздохнул главный. - Вот жеж, не хватало нам забот в разгар сезона!
   Двигатель скорой не глушили, и сейчас отопление работало на полную мощность. Двери фургона со скрипом закрывались, когда одну створку придержала рука в кожаной перчатке.
   -Кто еще?! - не выдержал и гаркнул врач скорой.
   -Я, - Йонас шагнул на ступеньку, намереваясь также сесть в фургон. Его напряженный взгляд прошелся по неподвижной Вите и впился в лицо Санни.
   -Не стоит, - раздалось с улицы. - Езжайте! - Колдуна дернули назад и дверь захлопнулась.
   -Какого дьявола..! - раздраженно гаркнул Йонас, еле удержавшись на ногах на скользком снегу. Фло отвернулся и сделал шаг в сторону, что колдуна только больше подстегнуло.
   -Тебе показать твое место? - спросил, рывком разворачивая Фло к себе.
   -Ага. А тебя случайно не Робертом зовут? И отцепись от моего ворота, растянешь свитер. Некрасиво будет.
   -Отойдем? - колдун предвкушающе улыбнулся.
   -Эй-эй! Разойдитесь! Здесь есть чем заняться и без вас, - крикнул полицейский. Машина с мигалками стояла посередине парковки, двое служителей закона с фонариками направлялись в заснеженный парк.
   Хейго встал рядом с Фло.
   -Это тот с розами?
   Фло кивнул.
   -Подеретесь попозже? - предложил, с интересом натуралиста разглядывая Йонаса. В дорогом пальто и костюме, ухоженный и благоухающий парфюмом, со стильной стрижкой и наверняка с маникюром, жаль последнее не проверить из-за перчаток. Ни пылинки, ни снежинки, ни женского волоса на черном драпе пальто.
   -Лучше держись подальше. Это уже второе предупреждение, третьего не будет.
   -Так становление на место отменяется?
   -Ненадолго откладывается, - бросил Йонас, быстрым шагом догоняя полицейских. - Ты же не послушаешь моего совета, так что еще увидимся.
   -Нам тоже не помешало бы осмотреться там, да и за типом этим стоит приглядывать, - предложил Хейго, когда Йонас скрылся из виду.
   -Узнал что-то о нем?
   -Йонас Риттермайер, работает в крупной адвокатской фирме в столице. Родился в тысяча девятсот восемьдесят третьем. Остановился в Ритце, бронь на неделю. Приехал четыре дня назад.
   -Ясно. Спасибо.
   -Ничего пока не ясно. И не за что, - Хейго хлопнул Фло по спине, довольно больно, но Фло за десятилетие дружбы притерпелся.
   -Ты иди, я подгоню машину Санни к больнице и подожду ее там.
   -Это не ее машина, а сестры.
   -Без разницы. Встретимся завтра у меня?
   -Я догоню тебя у дома ве...твоей девушки, - покачал блондин головой. - Не мерзни, - добавил, всучив Фло в руки неизвестно откуда взятую вязаную шапку.
   -На чем догонишь? - уточнил Фло. Не спрашивая, однако, зачем догонять. Хейго все равно не стал бы объяснять.
   -Неважно. Ключи есть?
   Фло вытащил из кармана ключ с брелоком и подкинул на ладони. Отпускать Санни одну на машине он и раньше не собирался.
   -Учишься, молодец! - усмехнулся друг и поспешил в парк.
   Из районной больницы Санни вышла за полночь. Не любила она это место, несмотря на свой дар. Точнее, именно из-за него нестерпимо было находиться в стенах больниц. Слишком много страдающих, серьезно больных и людей при смерти. Если бы Санни работала в таком месте, не продержалась бы и месяца. Физически бы не выжила. Или же превратилась в хладнокровную убийцу, равнодушную к чужой боли и смерти.
   В тихом маленьком Хексендорфе куда безопаснее для скромной массажистки. Она вовсе не стремится спасать человечество, ни в коей мере.
   Ночной морозный воздух приятно бодрил тело и проветривал голову. Санни стояла на крыльце под козырьком и глубоко дышала, наслаждаясь минуткой покоя.
   Вопрос - как теперь добираться обратно в санаторий? Вернуться в здание и попросить на регистратуре заказать ночное такси? Остаться переночевать здесь и поехать с утра на автобусе? Надо позвонить Эле, совсем замоталась и забыла, что та одна волнуется.
   Санни нашла во внутреннем кармане куртки телефон, мимолетом удивляясь, что ключа от машины на месте-то нет. Где посеяла?
   -Закончила? - отвлек ее от поисков знакомый голос.
   -Ааа... - простонала, начиная понимать безысходность своего положения. - Что ты здесь делаешь?
   -Поехали. Я отвезу тебя домой, - Фло подошел и снова взял ее за руку. Как ребенка водит, чесслово!
   -Верни мне ключи от моей машины и это я подброшу тебя.
   -Это не твоя машина.
   -Да что ты говоришь?! Может, твоя? Карманник!
   -Садись. Хватит препираться. Надень шапку, - он протянул ей шерстяной комок.
   Санни смотрела на Фло во все глаза. Его лицо оставалось совершенно спокойным. Ни раздражения, ни нетерпения или малейшего недовольства. Как говорят, если вас ничто не раздражает, это еще не значит, что вы ангел. Так вот, Фло не ангел. Санни точно знает.
   -Ты устала, я тоже. Давай просто поедем, а? - Фло встал напротив и наклонил голову, заглядывая в ее глаза.
   -Тебе не надоело? - сдаваясь, спросила Санни.
   -Что?
   -Возиться со мной.
   Фло улыбнулся, наклоняясь ниже и осторожно надевая ей на голову несуразную полосатую шапку. У Санни сбилось дыхание, и она отступила.
   -Я еще даже толком не начал этого делать.
   Она забыла, что хотела сказать, завороженная игрой света в темно-зеленых глазах. Сейчас они цвета бутылочного стекла, или глубокого топкого болота. Затягивают вглубь, не вынырнуть.
   -Обними меня? Чуть-чуть..? - это кто сказал? Это она только что сказала?!
   Повторять не пришлось. Когда не надо, со слухом у Фло все отлично.
   Интересно, это всегда будет так? Всегда, когда он ее обнимет, она раствориться в полном ощущении гармонии и счастья? Забудет о мире вокруг, о людях, колдунах и смерти?
   Делает ли это ее слабой? Или наоборот, сильной?
   Ночная дорога пустынна, но Фло вел аккуратно, не торопясь. Тоже, видимо, не разделял Элиной уверенности в том, что ржавый пикап выпуска восмидесятых годов прошлого века безопасен. Через полчаса езды Санни начала клевать носом.
   -Куда мы? - спросила, вглядываясь в темень за окном и узнавая дорогу к собственному дому.
   -К тебе.
   -Откуда ты узнал, где я живу?
   -Секрет фирмы, - невозмутимый ответ. Он издевается?
   - Что за фирмы? - это уже не смешно, это уже психическое расстройство, но услышав про фирму и секреты, первая мысль Санни была о ковене колдунов. Три раза "ха".
   - Фло и Ко.
   - Я тогда в номере говорила серьезно. Мое "не желаю тебя видеть" относилось не только к городу и санаторию, но также и к моему дому. И к соседним городам. И к мое... к всякому виду транспорта.
   - Я уже понял, когда ты врешь. Можешь не утруждаться. Поспи, нам еще минут двадцать ехать. Дорога ни к черту.
   - Да, что же это?! - Санни всплеснула руками, как всегда делала бабушка Лотта, когда шустрые внучки ей каверзы устраивали и совсем-совсем не слушались.
   - Любовь.
   - Сделаю вид, что мне послышалось.
   - Повторюсь - не утруждайся. Не делай вид, не ври, ни мне, ни себе.
   Оставшийся путь прошел в молчании. Санни кусала губы, отвернувшись к окну и прижавшись лбом к прохладной двери, как можно дальше от мужчины за рулем. Руки она спрятала подмышки, а то ее ладони постоянно захватывают без спросу.
   Покосилась на водителя. Со стороны выглядит абсолютно спокойным и равнодушным. Если не заглядывать в глаза.
  
  *
   Фло думал, что делать дальше. Йонас. Роберт. Кто они? И какое отношение имеют к сестрам Гуммель? У него слишком мало сведений, чтобы строить какие бы то ни было догадки.
   Он очень хорошо научился себя контролировать - порывы, вспышки ярости. Не зная, с чем борется, он научился подавлять рвущуюся силу. Сублимировать агрессию в другие желания, менее опасные для себя и окружающих. Отсюда выбор профессии и увлечений. Дремлющая в нем сила на самом деле не так уж и дремлет. Далеко не все неинициированные справляются с этим столь удачно. Смертей в переходном возрасте гораздо больше, чем переживших этот рубеж.
   -Останови здесь. Дальше ты не проедешь.
   Они подъехали к воротам особняка, и Фло послушно припарковался на небольшом пятачке перед ними.
   - Охрана? Сигнализация?
   - Ага. Тебя не пропустят. До санатория доедешь, машину там, на стоянке оставь. Ключи Нику в стол положи. Пока.
   - Санни!
   Она выпрыгнула из машины, с завидной прытью, несмотря на усталость. Повезло, что ремень безопасности не заклинило, как это частенько бывает в Элиной телеге. Забежала за калитку, закрыла с внутренней стороны на задвижку. Чужим ее не открыть. Сверху перелезть невозможно. Бабушкина и прабабушкина, и прапрабабушкина, и еще прапрапрабабушкина защита не позволит. Только семья может зайти, остальные - с приглашения хозяек в особой форме заклинания, с примесью добровольно вложенной силы.
   Санни успела пробежать двор и зайти в прихожую. Захлопнула дверь и прижалась к ней спиной. Выдохнула.
   -Ты все-таки привела их, - проявила осведомленность Эля, не отрываясь от подглядывания в окно из-за занавески.
   - Это он меня привез. Сейчас уедет, не волнуйся.
   - Не похоже, чтобы они уезжали.
   - О ком ты? Со мной был только Фло.
   - Сейчас он с тем симпатичным блондином. Не знаешь, как его зовут, кстати?
   - С каким блондином? - Санни подвинула сестру и уткнлась носом в стекло.
  - Сейчас узнаем.
   - Они идут сюда!
   Двор хоть и не освещен, но света от луны и фонарей на обочине дороги вполне хватило, чтобы разглядеть двух мужчин, спокойно проходящих в ворота.
   - Машину загнать?! - крикнул Фло, глядя в сторону входной двери. Свет в доме включен, так что вполне возможно, что ошарашенные лица сестер светились подобно двум полным месяцам в окне.
   - Как они зашли? - Санни не верила своим глазам. Такого не могло быть. Просто не могло быть. Защита. Многовековая. Проверенная временем. Выстоявшая в десятках попыток взлома. Надежнее, чем все швейцарские банки вместе взятые.
   -Есть какие-то исключения из правил, о которых бабушка забыла сказать? - предположила Эля.
   - Дур-рехи, - процедил злым шепотом невидимый пока Непомук. - Что вы наделали? Что на этот раз? Только дом проветрил, запах паленой ваты выветрился, так вы снова что-то учудили. Хозяйка Лотта бы такого никогда...
   -Брысь отсюда! - шикнула на домового Санни. - Они тут. Что делать?
   Сестры отошли от окна и замерли перед высокой двустворчатой дверью. Санни спешно стащила с головы шапку и расстегнула ворот куртки, ее резко кинуло в жар.
   -Пойдем, встретим, - Эля помедлила минуту, после чего решительно толкнула створку двери. Та скрипнула протяжно, как в фильмах ужасов. Определенно дело рук Непомука, раньше ведь петли ходили как по маслу.
   Старшая сестра ступила на крыльцо. Санни следом.
   -Здравствуйте! - поздоровалась Эля. Улыбнулась.
   -Привет, - блондин вернул улыбку. Правда, подозрительная она у него вышла. Коварная, что-ли. Или излишне самоуверенная. Не определить.
   -Зачем пожаловали? - вежливо, даже слишком, поинтересовалась.
   Хейго с Фло переглянулись, оставив вопрос висеть в воздухе.
   Санни стояла на пороге столбом. Когда Фло подошел и обнял, просто, будто так и надо, все равно осталась стоять, как была.
   -Видишь, меня и просить не надо, - похвалил он сам себя.
   -Что... Что ты... - только вчера пропала способность находить нужные ругательства. Сегодня, похоже, деградация пошла дальше. Нет слов никаких.
   Хейго тоже сделал шаг к двери. Улыбки исчезли и с его и с Элиного лица. Заговорить не успели, всех опередил возмущенный вопль.
   -Кого вы в дом притащили? Не пущу! - вскричал Непомук, появляясь перед четверкой. Крик настолько пронзительный, что заставил всех вздрогнуть. Словно острым ножом разрезал морозную зимнюю ночь.
   -Вы оживляете садовых гномиков? - удивленно спросил Фло, обернувшись на голос и увидев настоящего живого гнома. Сказал, не подумав, конечно же. Сразу же о вылетевших словах пожалел.
   Неп нахмурил кустистые брови. Санни не сдержала истеричного смешка. Не была бы столь потрясена произошедшим, захихикала бы с удовольствием над гневной рожицей домового.
   Фло имел ввиду гипсовые статуэтки гномов с лопатками или леечками, которых хозяйки любят расставлять на огородах под кустами. Однако данный конкретный гном, по мнению Фло, менее всего походил на добряка садовода. Скорее на творение модных дизайнеров, где такой вот гном, с таким же свирепым выражением лица, стоит, и вместо рабочего инвентаря показывает средние пальцы обеих рук. Или держит окровавленную бензопилу.
   Затянувшееся неловкое молчание нарушил Хейго.
   -Скоро светать начнет, а мы еще и не познакомились даже. Меня зовут Хейго, - он слегка поклонился хозяйкам и вполне материальному духу дома.
   -Что за имя дурацкое, - еле слушно проворчал Неп. - Чужестранец какой-то.
   -А как вас зовут, уважаемый?
   Только Фло, знающий друга вдоль и поперек, услышал в сверхлюбезном и предупредительном тоне знакомые нотки изощренного юмора.
   -Вот еще, отвечать всяким! Я со всей ответственностью заявляю, что для визитов время слишком позднее. Ночью пришли к приличным девушкам из хорошей семьи! Наглецы, как не стыдно!
   -Можно сказать, сейчас ранне утро, Неп, - возразила Эля. - К тому же, сам знаешь, у нас чрезвычайные обстоятельства.
   -И ты? - о Бруте Непомук не слышал, иначе обязательно использовал бы имя известного предателя. - Эля, и ты туда же. Ладно, безответственная, безалаберная, ветреная Санни, но как ты...
   -Исчезни, - оборвала его ветреная и безответственная.
   -Пойдемте в дом, на улице холодно, - Эля посторонилась в дверном проеме, пропуская гостей вперед.
   Поздние гости, - жертвы? - пили чай на кухне и с аппетитом ели отвоеванный у обиженного домового пирог. Санни и Эля пошли в кладовку за вареньем, на самом деле - поговорить с глазу на глаз. До сих пор им ни на минуту не удавалось остаться наедине. Следи за домовым, чтобы гадостей не подстроил, следи за гостями, чтобы в подстроенные гадости не вляпались.
   -Вита в больнице. У нее сотрясение, скорее всего, падая, ударилась о скамейку или каменную урну. Жить вроде будет.
   "Вроде" не оговорка и не признак несостоятельности Санни как целителя. Если в деле замешана магия, ни в чем нельзя быть уверенной. Не возникало сомнений, кто помог Вите "переохладиться". Действия колдуна с каждым последующим ходом будут ужесточаться. Вопрос дня - кто следующий?
   -Сколько у нас времени, как думаешь? - Эля сняла очки, и устало потерла глаза.
   -День-два, не больше. Он собирался с нами в больницу, непонятно зачем. Торопится, раз действует так открыто.
   -При первой встрече он мне показался более адекватным.
   -Мне нет. Сволочь есть сволочь.
   -Ты уверена в Фло? - наконец задала Эля главный вопрос.
   Санни сползла по стене и присела на корточки, наклонив голову к коленям. Замолчала надолго.
   Как ответить? Как сестра может спрашивать о таком? Неужели именно сейчас необходимо сделать выбор? Сколько раз уже Санни пыталась выбрать правильно, и все напрасно. Будто неведомая сила толкает ее к Фло, а его притягивает в ее опасные для жизни объятия.
   -Не отвечай. Я поняла. Да, он может умереть. Мы все рискуем, - Эля отвернулась и положила ладонь на ручку двери. Надавила, приоткрывая щель и пропуская в полутемную коморку полоску света.
   Санни и без взгляда в лицо знала, что сестра, как и она сама, - побледнела и сжимает зубы, чтобы сдержать слезы. Бесполезные слезы. И откуда только дурная привычка - чуть что, сразу плакать?
   -Мы не можем использовать Фло как ягненка на заклание, чтобы спасти свои шкуры, - в спину говорить легче, чем в глаза. - Я все же попытаюсь договориться... С ковеном.
   -Ты сама в это веришь?
   -Какую очередную глупость вы задумали? Что за намерения пугающие? - не выдержал Непомук царящего в кладовой напряжения. Он подслушивал, но считал себя в своем праве. Кладовка его территория, весь дом под его ответственностью, так что... - И это, хватит сырость разводить. Плесень появится.
   -Варенье не забудь, - обронила Эля напоследок и вышла.
   Вскоре на кухню вернулась и Санни. Фло, Хейго и Эля пили чай в тишине. Старшая сестра оставила последнее слово за младшей. Понимала, что выбора у той, в общем-то, не будет.
   Санни с грохотом отодвинула стул и уселась за стол напротив Фло.
   -Ты не знаешь, во что ввязываешься.
   -Знаю. В твою жизнь, - прозвучало бы пафосно, не говори Фло с набитым ртом, продолжая жевать выпечку.
   Уверенность короля или глупость дурака? Какая карта выпадет Фло, с короной или шутовским колпаком?
   -Ты находишься здесь только потому, что мы собираемся тебя использовать.
   -Втянуть в свои криминальные разборки.
   -Именно. И рискнуть твоей жизнью.
   -Понимаю. Но это только одна сторона. Причина для меня - вовсе другая, - он подобрал пальцем крошки с тарелки и одним глотком допил чай. Санни предпочла бы, чтобы он продолжал есть. От серьезного взгляда не спрятаться.
   Наша сила одновременно и наша слабость. Но тогда другие слабости являются силой? Любовь самая страшная из списка "запретных слабостей ведьмы". Можно ли переменить минус на плюс, несмотря и вопреки?
   -Хейго, ты можешь пока держаться подальше, - Фло, наконец, перестал сверлить взглядом Санни, и посмотрел на друга. - Если не будет другого выхода, я позову. Но так... Подумай еще, зачем тебе это?
   - Тот же вопрос задай и себе, - вставила Санни.
   - Нетушки, - ответил блондин. - В горы, к ледникам я и потом успею. Здесь явно намечается интересное.
   - Это не развлечение и не игра, - не поворачивая головы к собеседникам, бесцветно добавила Эля.
   Блондин оставался невозмутимым, выглядел довольным. На замечание Эли ответил с энтузиазмом.
   - Не согласен! Все очень занимательно и познавательно.
   - Ты дурак? Я была о тебе лучшего мнения.
   Санни удивленно покосилась на сестру. Подобный тон и детскую почти перепалку c обзывалками она слышала от Эли впервые. Старшая сестра никогда, даже ребенком и подростком не позволяла себе такого, тем более с почти незнакомым человеком.
   - С чего это? Когда успела? - Хейго открыто улыбнулся.
   - Н-да. Ошиблась. Пардон.
   - Извинения принимаются, - казалось, Хейго готов еще долго продолжать в том же духе.
   Эля сжала руку в кулак, и Санни, заметив это, решила, что пора вмешаться.
   - Я спать, - она демонстративно зевнула во весь рот.
   - Отлыниваешь? - не глядя на нее, с прорезавшейся в интонации злостью, спросила Эля. Ей было стыдно заставлять и припирать измученную младшую к стене. Но и позволить сбежать, отложить все на завтра не могла. Они не могут позволить себе подобную роскошь.
   - Некоторым надо на работу, - Санни оттягивала неизбежное. Ее слова не сходились с делом. Вместо того, чтобы пойти отдыхать, как сказала, налила себе еще чаю из заварника. Обвела взглядом их компанию. Все трое, и мужчины и Эля, выглядели спокойными и сосредоточенными. Эля расслабила кулак, который Санни успела заметить, и теперь ее руки мирно лежали на столешнице. Санни угрюмо уставилась на свои побелевшие пальцы, судорожно вцепившиеся в чашку.
   -Я коротко введу в курс дела, и потом будем расходиться, - начала Эля.
   -Думаешь, заснут после короткого введения? - скептично уточнила Санни. Из горла вырвался смешок. "Введет в курс" - скажет же тоже! Перевернет их жизни и представление о мире с ног на голову, и это еще мягко сказано. Многие в ответ на "введение" посчитали бы их семейку сумасшедшей и поспешили обратиться к врачам. Из наилучших побуждений, конечно же.
   - Уснут, - уверенно подтвердила Эля. - И увидят сон.
   Последнее замечание поняла только Санни. От удивления чашка дрогнула в руке, и чай пролился на пальцы.
   - И когда ты успела? - спросила сестру.
   Та в ответ лишь усмехнулась. В отличие от Санни она ждала гостя, правда только одного, и имела достаточно времени, чтобы подготовить гостевую комнату. На полу под кроватью была старательно выведена вязь символов, силы в них Эля вложила не так уж и много. Заклятие простейшее. Немного измельченных в порошок хмеля и зверобоя в подушки, открытый сосуд с заговоренной водой на пол в изножье кровати.
   Словами, как ни старайся, все не объяснишь. На это и целого дня не хватит. Сегодня ночью смотреть им всем один и тот же сон. Фло и Хейго, на новом месте вам приснятся ведьмы. Не невесты.
   - Наш план таков - в следующее полнолуние инициируем Фло. Ты колдун. Неожиданно, да? - Эля не стала больше ходить вокруг да около и ждать решающих слов от Санни. Сказала, как на язык пришло, не задумываясь.
   Фло откашлялся.
   - И вы...? - вопрос повис в воздухе незаконченным. Подбирал ли Фло подходящее выражение или потерял дар речи?
   - Мы ведьмы, - Элин скучающий тон не вязался с тем, что она говорила. Таким голосом только телефонную книгу зачитывать. - И да, Санни твоя тоже ведьма. Можно сказать, самая ведьминская ведьма из всех.
   Обсуждаемая самая-самая ведьма, вопреки ожиданиям, на провокацию не ответила. Сидела, оперев голову на руки, и исподлобья наблюдала за Фло.
   - Причина, по которой мы пробудим твою силу - помочь нам отбиться от ковена. Все понятно?
   - Да. Коротко и по существу, - вставил свои пять копеек Хейго. Замечание сочилось сарказмом. Не неверием, страхом или негодованием. Блондин или воспринял услышанное как шутку, или прозвучавшая история для него не новость. - А я, случайно, не обладаю сверхспособностями? Меня не добудетесь?
   Эля сощурившись, фирменным строгим взглядом из-за очков, посмотрела на него. Потом на молчавшего Фло. Не будет никаких вопросов кроме дурацких? Обыкновенная, даже какая-то уютная тишина полуночных чайных посиделок длилась еще какое-то время.
   - Вы допили? В гостевой уже постелено. Надеюсь, уместитесь вдвоем на двуспальной кровати? - наконец спросила Эля.
   -Что в чае? - голос Хейго лишился шутливых ноток.
   Право, не тот вопрос, который ожидали услышать.
   -Допивай, допивай. Там только травки всякие, здоровью не навредит. Эту ночь вы будете спать крепко.
   -Эля... - прорычал Хейго. Он впервые назвал ее по имени. Не громко, но подавляюще. И вызывающе одновременно.
   Эля, как кошка от воды, передернула плечами. Движение ненамеренное, неподвластная воле реакция тела. По спине пробежали мурашки.
   Между тем, из глубины дома послышался бой часов. Без четверти четыре. Если следовать обычному распорядку дня, то спать осталось чуть больше трех часов. Что-то подсказывало Эле, что обычному, нежно хранимому ею распорядку, пришел конец.
   Она первая поднялась из-за стола и, не оглядываясь, вышла в темноту коридора. Хейго молча направился следом.
   Санни с трудом подняла себя со стула. Ноги казались налитыми свинцом. Не просто усталость, а полнейшая измотанность. Так не годится. Как же она сама- то инициацию переживет? Ей нужны силы, много сил, чтобы потом отдать их Фло.
   Он подошел ближе и взял ее за локоть. Незаметно со спины, следуя за Санни как привязанный, наклонил голову к вьющимся волосам. Коснулся носом и вдохнул запах. Спокойствие и невозмутимость давались не так просто, как могло показаться со стороны.
   Коридор со старым протертым ковром. Большая комната с огромным продавленным диваном и низким столиком перед ним. Углы комнаты теряются в темноте. Лампа на кухне осталась гореть, кидая немного света на пол в коридоре и прихожей. Гостиная же освещается лишь тлеющими в камине красноватыми углями. В углу у занавешенного плотными шторами окна стояло что-то длинное, причудливой формы, накрытое светлой тканью. То ли необычный стол, то ли рояль.
   Лестница на второй этаж поражала воображение. Темное отполированное до блеска дерево, плавный изгиб, широкие ступени. Такие лестницы Фло представлял себе в императорских дворцах, никак не в деревенских домах. Хотя, данный дом и нельзя назвать деревенским. Он за границами Хексендорфа, ближе к подножью гор.
   Со стены над лестницей внимательными взглядами смотрели три портрета, три женщины. При таком тусклом освещении их лица выглядели невероятно живыми. Тени играли, меняя выражение глаз и линию губ. Портреты то усмехались, то кривились.
   В коридоре на втором этаже также нашлись картины, форматом поменьше. Коты. Черный, черный... Еще один черный. Или просто слишком темно, чтобы разглядеть оттенки цвета? Фло пришла на ум неожиданная идея подарить Санни белого и пушистого котенка, с такими же, как у нее самой голубыми глазами. Традиции традициями, но право... Искушение увидить реакцию Санни велико. Он невольно улыбнулся.
   У одной из дверей горел небольшой светильник с двумя лампочками в форме свечей. Санни шла вперед, не комментируя экскурсию. Она представляла, какое впечатление дом производит на впервые посетивших его. Угрюмое, мрачное и отталкивающее. Гости, сколь мало их не было, ежились и опасливо озирались. И это при свете дня. Что уж говорить про ночь. Тут кто хочешь почувствует себя в фильме ужасов.
   Созвучно с вялыми мыслями в уставшей голове, под ногой Санни скрипнула половица. Дом пугает, копившаяся в нем в течение двух веков сила давит и отторгает все новое. Все, чему или кому здесь не место.
   Но Фло смог войти. Магия впустила его через ворота на территорию ведьм. Он может даже в подвал и на чердак наведаться, останется цел.
   Санни на автомате зашла в свою комнату. Она находится в противоположном конце дома, далеко от пустующих комнат, одну из которых Эля приготовила для ночлега гостям.
   -Тут ты живешь, - задумчиво проговорил Фло. В тишине мужской голос прозвучал странно и непривычно. Три года в этих стенах из представителей сильного пола можно было услышать только легендарных солистов рок групп.
   Он зашел вслед за Санни в просторную спальню. У торцевой стены два больших окна, светлые прозрачные занавеси в пол. Кровать по центру, изголовьем к стене, шкаф, стол, стул, две полки, забитые книгами, и музыкальный центр на полу. Много пустого пространства и полное отсутствие безделушек. Разве что, когда Санни включила свет, Фло разглядел валяющиеся тут и там носки. Но их безделушками не назовешь, очень даже функциональные предметы гардероба. Что еще отсутствовало - зеркала и фотографии. Фло до сих пор нигде не увидел ни телевизора, ни компьютера. Музыкальный центр - единственная техника в этом застывшем в прошлом столетии доме. Или он замер в позапрошлом столетии?
   Фло понравилась комната его Санни. Он присел рядом с ней на кровать.
   -Классно. Матрас хоро...
   -Это типа, так и задумано? - неожиданно на пороге, руки в бока, возник Неп. - Спать в одной комнате? В одной кровати?
   Санни с глухим стоном повалилась на спину. Пинать и прогонять домового было лень. Пусть им Фло займется.
   -Вы неправильно поняли! - он тут же оказался на ногах. - Санни показывает мне дом, я уже собирался уходить к Хейго.
   В самом деле, уйдет спать в другую комнату? Откуда такая покладистость? - подумала Санни. - С ней упрямей любого барана, а с Непом примерный послушный мальчик.
   -Смотрите мне, я все вижу, - не унимался вошедший в роль строгого родителя домовой.
   -Спи, - пальцы Фло отвели прядь волос с лица Санни.
   Фиалки на прикроватной тумбочке заметил, и эти цветы показались ему добрым знаком. Поднялся и медленно пошел к двери, оглянувшись на пороге.
   Неп пропал секундой позже.
   По коридору лишь из-под одной двери пробивалась полоска неяркого света. Когда Фло после короткого стука зашел, Хейго уже спал. Друг остался в футболке и штанах, лег поверх одеяла, руки сложены на груди. Как всегда настороже, даже спящий.
   Фло и сам не ждал, что заснет. Но в отличие от недоверчивого друга предпочел раздеться и забраться под одеяло. В комнате прохладно и без толстого пухового одеяла ночью точно замерзнешь. Последнее, что успел сделать, перед тем как отключиться, это накрыть Хейго пледом, сложенным в ногах.
  
  *
   Старый дом внес свои правки в то, что видел каждый. И не было в этом Элиной ошибки, просто гости оказались не совсем теми, на кого она рассчитывала, когда готовилась. Фло и Хейго видели то, что происходило в доме двадцать, десять и три года назад. Ключевые стадии становления ведьм, вечерние сказки-предания бабушки у камина. Три таких разных девочки, слушавших страшные истории с замиранием сердца. Смерть бабушки, побег и возвращение Санни. Смерть Роберта. Убийство, если быть точным.
   Так получилось, что внучек бабушка перехватила уже в самом начале сна-воспоминания, на одной из сказок, что рассказывала. Неожиданно замолчала на полуслове, а после недовольно выговорила:
  -Какую силу вы призывали? Та к вам и придет. За что боролись, на то и напоролись! Дурехи все трое, - голос раздавался издалека, хотя вот - бабуля сидит вроде бы совсем рядом, под боком.
   Эля с Санни непонимающе переглянулись. Алисы здесь быть точно не должно! Что-то пошло не так.
  -Я не могу это контролировать. Алиса, как ты тут..? - взволнованно спросила Эля.
  -Я соскучилась! - беспечно улыбнулась младшая из сестер. Выглядела она забавно, в одной из своих детских фланелевых пижам в полосочку и с размазанным вокруг глаз макияжем. - Здорово, что вы мне снитесь! Я возможно ско...
  Санни перевела взгляд на бабулю и прервала Алису.
  -Как нам все исправить? Как спастись самим и уберечь Фло?
  Бабушка Лотта молчала, строго поджав губы.
  -Скажи! Ты знаешь? - Санни дернулась, пытаясь дотронуться, но рука, ожидаемо, прошла насквозь.
  -Вы понятия не имеете во что влезли. И что исправлять - тоже. Одного не миновать - готовьтесь к полной луне. Все теперь изменится.
   На этой мало обнадеживающей ноте Санни проснулась, глаза распахнулись сами по себе, из горла вырвался беззвучный крик. Пробуждение или же ее выкинули, не желая дальше разговаривать? Бабушка и при жизни не упускала возможности ее пошпынять, утверждая авторитет. Но теперь-то в этом какой смысл?
   Когда Санни снова провалилась в сон, вместо желанного продолжения накрыла обыкновенная глухая темнота. От разочарования и бессилия из-под сомкнутых век потекли слезы, оставляя блестящую в свете восходящего солнца дорожку.
   Хейго проснулся довольно рано, по сравнению с другими. Исключением был Неп, домовым не требуется больше пары часов сна в сутки.
   Блондин проснулся, но продолжил лежать с закрытыми глазами. Слушал звуки не дремлющего дома и прокручивал в голове увиденное. Не сказать, чтобы все случившееся сильно радовало. Проблем на его голову, определенно, навалилась уйма. Но и отказываться от такой возможности он не собирался. Глупцом не был. Трусом тоже.
   Чуткий слух уловил скрип дверных петель и шаги по коридору. Кто-то подкрался к закрытой двери в их комнату, постоял недолго, и торопливо прошел дальше. Хейго открыл глаза и втянул носом воздух. Удовлетворенно выдохнул:
   -Ведьмочка.
   Около одиннадцати заворочался на своей половине кровати Фло. Невнятно ворча, подвинулся к подобравшемуся Хейго и попытался его обнять.
   -Не плачь, - пробормотал во сне.
   -Отвали, или сейчас получишь, - Хейго уперся ладонью в лоб Фло и отодвинул подальше.
  -Санни..?
  -Нет. Не Санни.
   Фло высунул нос из-под одеяла и приоткрыл сонные глаза.
  -Что-то ты странный. Одеялком укрыл, заботливый, обниматься лезешь, - не удержался от подкола Хейго. Слишком потерянным и дезориентированным выглядел Фло. Да и лирики в нем не к месту многовато. Не до романтики сейчас должно быть. У Фло же одна только ведьма солнечная в мыслях.
   Сосед по кровати не счел нужным отвечать. Зарылся обратно в подушку.
  -Эй, серьезно, что делать собираешься? - не унимался Хейго. Не столько из желания немедленно получить развернутые ответы и план действий, сколько направить мысли друга в нужно русло.
  - Встану, найду Санни. Дальше по обстоятельствам.
  - Да, встать - это уже подвиг. А ничего, что ты вроде как колдун новоиспеченный?
  - Ничего, переживу.
   Последнее утверждение под вопросом.
   Перепалки не получилось. По-видимому, время все-таки еще слишком раннее.
   - Хорошо, что у тебя есть я, - подытожил Хейго и откинул колючий плед. Зря Фло волновался о нем, такие, как он не мерзнут.
   Ванную комнату нашел быстро. Пахло водой и травами. Но даже потеряй он нюх, равномерно капающую из крана воду не услышать невозможно. В самом деле, если бы не хитрый настой ведьмочки, вряд ли Хейго удалось бы уснуть под такой аккомпанемент. Капающая вода и бой курантов каждые четверть часа. Если и следующие ночи спать здесь, то с краном следует что-то предпринять. К излишне громким часам, скорее всего, придется привыкать. Вряд ли ведьмочка его по головке погладит, если он остановит их или сломает.
   В коридоре сумрачно, несмотря на полдень. Окон нет, и дневной свет доходит лишь со стороны лестницы на первый этаж. Душ уже выключился, и сейчас из-за двери ванной комнаты доносилось тихое пение. Запах трав усилился.
   Значит он вовремя. Хейго предвкушающе улыбнулся. Не соотносил с собой те слова, что спросонья говорил его друг. Подняться, найти... и дальше по обстоятельствам.
   До двери в ванную оставалась пара шагов, когда та распахнулась, выпустив облако пара, подсвеченное желтым электрическим светом. Эля с тюрбаном из полотенца на голове застыла на пороге. С минуту двое стояли молча, не двигаясь.
  -Ну и как? - спросила Эля. Ее пальцы метнулись к открытому вороту махрового халата, но она опустила руку на полпути. Не хватало ей дергаться как смущенной школьнице.
  -Неплохо.
   Каков вопрос, таков ответ. Она спрашивала о сне, ответ же прозвучал не о том, как спалось, и прилагающийся к словам взгляд оценивал не сновидения, нет.
  -Все еще хочешь в этом участвовать?
  - Хм. Похоже на вызов, - ответил Хейго, ступая на шаг ближе.
  - Как к этому отнесется твой клан?
  - Я не отчитываюсь.
   Эля смотрела в сторону, в то время как Хейго и не думал отводить пристального изучающего взгляда.
  - Жалеешь об откровенности? - снова он не о сне говорит. И Эля это прекрасно поняла.
  - Не понимаю о чем ты.
  - Ну как же? В детстве ты была смешной, - подыграет ей, с него не убудет. Время еще есть. - Остальное не менее интересное. Теперь знаю, где вы закопали труп, - весело заключил он. Будто не о трупе речь, а о кладе. В голосе ни капли сочувствия и жалости.
   Эля хмыкнула.
   - Поверь, если пойдешь откапывать, ничего не найдешь.
  - Показывала только то, что посчитала нужным? - озвучил Хейго пришедшую догадку.
  - Нет, - нахмурилась Эля. - Мне не удалось контролировать то, что вы видели. Моя ошибка. Прости, если что-то было слишком... ммм, неприятным, - не находя подходящего слова, она подняла взгляд на волка.
   Ой. То есть, сейчас перед Элей стоял, несомненно, мужчина. Человек. Не совсем... Что-то ее мысли разбегаются.
   Хейго такое положение пришлось по вкусу, он успел соскучиться - глаза в глаза, как тогда в заснеженном лесу. Еще шаг, почти вплотную. Упереть ладони в стену по обеим сторонам от плеч ведьмочки, окружить собой. Максимально близко. Но она плавно уходит в сторону, проскользнув под его рукой. Свернутое на голове полотенце задевает его бок, распадается и падает на пол.
   Поднять его - значит задержаться рядом с волком. Пусть валяется!
  - Зубные щетки в шкафу под раковиной. Чистые полотенца на полке.
   Скоро на первый этаж спустились все кроме Санни. Прежде казавшаяся огромной, даже слишком, гостиная, стала тесной. Во всяком случае для Эли, пока в этом же помещении находится блондин с внимательными и наглыми глазами.
   Непомук суетился, накрывая на стол. Из кухни поползли вкусные запахи и приглушенное, но показное ворчание, что теперь, мол, вместо двух кружек целую гору посуды мыть придется.
   - Зато я пеку обалденные блины! Могу приготовить, если допустят к плите, - жизнерадостность голоса не вязалась с напряженной позой, замершего у окна Фло. Взгляд также был далек от смешливого.
   Фло плохо осведомлен о характере домовых и Непа в частности. Иначе выбрал бы другой способ строить мосты, нежели увлечение кулинарией. Откуда он мог знать, что блины больная тема?
   - А от скромности ты не умрешь! Хочешь сказать, что твои блинчики лучше моих?
  Фло и Хейго обменялись одним им понятными взглядами. После чего Хейго направился на кухню, а Фло к лестнице.
   - К плите допустить, ну-ну. Размечтался... - вся коренастая фигура Непа олицетворяла оскорбленное достоинство, негодование он умудрялся выражать даже лысым, отсвечивающим на солнце, затылком.
   - Тогда я тебе помогу, - Хейго зашел на кухню, от чего домовой дернулся в противоположный от того угол.
   - Нет, не надо... Эля!
  
  *
   В это время в Хексендорфе
   Йонас любил удовольствия и не считал, что должен в чем-то себе отказывать. Телесное наслаждение очень действенно отвлекает от навязчивых мыслей и нежеланных воспоминаний. Второй способ - работа, но, к сожалению, сейчас он в навязанном отпуске. Ковен потянул за поводок и честь исполнять команду "Фас!" выпала ему. Намордник сняли, дозволив использовать любые средства для достижения цели.
   Что ж, свои обещания он привык выполнять. Даже такие... опрометчивые и непредусмотрительные, совсем не в его духе. Чтобы сберечь что-то одно, чем-то другим приходится жертвовать.
   Единственная сила, которая могла к чему-либо принудить - это ковен. Данное обстоятельство ужас как раздражало. Эля попала в болевую точку, подметив про мальчика на побегушках. Неблагодарная роль, совсем не в его характере. Исполнять приказы вопреки своим собственным планам и убеждениям Йонас ненавидел больше, чем что-либо другое.
   Он перевернулся с живота на спину, слушаясь умелых рук массажистки. Если это приносит удовольствие, он очень даже покладистый.
   Колдуны предпочитают гулять сами по себе, в повседневной жизни относительно свободные. Могут трудиться в одной из компаний ковена, могут начать свое дело. Главное - в той или иной сфере, в большей или меньшей степени, приносить пользу своему клану. Отступления не возбраняются, но и не поощряются. Выбор ограничен, но он есть. Раньше было куда строже.
   Теперь молодые и горячие могут уехать искать счастья на другой край света и оборвать все контакты с семьей, как в свое время поступил Роберт. Поводок ковена длинный, но очень прочный. Всегда. Так было, так есть, и так будет. Не родился еще колдун, которому было бы под силу оборвать его.
   Счастливчиков как Йонас, рожденных от отцов колдунов и инициированных в младенчестве, не так уж и много. Один на тысячи обыкновенных людей. Человек - из уст колдунов звучит с неизменным пренебрежением. Силы, сосредоточенной в ковене, железной хватки главы и старейшин, с лихвой хватает, чтобы подстраивать реальность под себя, мало с чем считаясь.
   Есть, конечно, и слабости. Внутренние разборки. Друг к другу семьи и родовые кланы относятся немногим лучше, чем к людям. Решающую роль здесь играет наличие в семье своей ведьмы. Загвоздка в том, что рожденных ведьмами осталось очень мало. В европейском клане их целых три. Остальные в бегах, удачно, или не очень.
   Постыдное положение, как считает Йонас. Его безголовый братец тому ярчайший пример. Принцип действия - изведем и подохнем сами, зато в полной мере удовлетворив свое эго. Парадоксальная глупость - в попытке стать сильней, из-за банальной боязни упустить власть, столетия уничтожали и разрушали свою силу. Свою единственную зависимость, гарант жизнеспособности вида. Убивали собственными руками. Инквизиция, и та действовала с попустительства ковена. Люди всегда столь легковерны.
   Еще слабости? Пожалуй, нет. Из всех иных колдуны оказались наиболее живучими. Мир, который люди считают сказкой и мифом, тихо, но верно изживает сам себя, вместе с магией, вместе с ведьмами.
   Ликаны - раз, два и обчелся. Собак осталось так мало, что ковен о них почти забыл, не пересекаясь вот уже десятилетия. Старые добрые вампиры канули в веках, полностью отстранившись от суеты сует. Бессмертие и древняя кровь не пошли им на пользу.
   Противоборствующая сила из числа людей ничтожно мала и просто жалка. Охотники на ведьм появляются время от времени, но удачливых среди них мало. Действуют в одиночку, как правило, будучи изгоями в человеческом обществе. Если и объединяются, то образовавшиеся группы уничтожают изнутри еще в самом зародыше. Среди высших ковена даже игра завелась - затесаться в ряды охотников, стать "своим", и играться с ними как с куклами. Для участия в кровавых игрищах выстраивается очередь из желающих.
   Колдуны внешне неотличимы от людей. Себе подобных из других ковенов или неинициированных отличают лишь пристально понаблюдав в течение довольно продолжительного времени, вычисляя шаг за шагом.
   Для достижения цели не гнушаются и более радикальных мер, нежели манипулирование. Длинные руки ковена, в роли которых сейчас выступает Йонас, больше, чем по локоть в крови.
  Что до него самого, то Йонас предпочел бы не мараться, договориться к обоюдному удовольствию. Он профессионал или кто? По части договоров Йонасу Риттермайеру нет равных.
  
  *
  Дом ведьм
   Фло, переступая через две ступени, поднялся обратно на второй этаж. Хейго займет домового на время, да и Эля, судя по всему, в стороне не останется.
   На короткий стук в дверь ответа не последовало. Санни спала, зарывшись в толстое одеяло. Одежда, что была на ней вчера, раскидана вокруг. Фло прошел внутрь, закрыл дверь, и подобрал вещи, стараясь не шуметь.
   Они с ней разные в мелочах, но похожи в главном. Собранность и самоконтроль Фло обратная сторона нарочитой буйности Санни.
   Он сел на корточки перед кроватью и в тишине разглядывал ее лицо. Смотрел и запоминал каждую линию, каждую родинку и веснушку. Время для него остановилось, неважным стало то, что их ждут, что всем грозит опасность и что по-прежнему не совсем понятно, чему нужно противостоять.
   Дыхание Санни ровное и глубокое. После "беседы" с бабушкой она, несмотря на усталость, долго ворочалась, заснув лишь пару часов назад. Яркое солнце, заглядывающее в комнату через щель между шторами, плавно добралось до ее лица, затронуло уголок глаза. Санни спряталась в подушку, копна волос упала вперед, полностью закрыв и от взгляда Фло и от солнца.
   Так не пойдет. Он отвел волосы от ее лица и придержал их пальцами.
   Санни снился чудесный сон. Она чувствовала запах Фло и его касание. Невидимое присутствие, которое хотелось ощущать вечно. Еще фиалки, целое фиолетовое поле с дурманящим ароматом. И зовущий зеленый взгляд.
   Прошлое не отпускает, старые шрамы уродуют настоящее. Но за будущее она еще поборется. Сознание, подсознание, разум, сердце, сила - все стало единым в согласии и понимании.
   Новый день. Мантра "не думать!", похоже, отслужила свое. Санни потянулась и открыла глаза, сразу встретившись с внимательными зелеными глазами. Никто не заговорил вслух, взгляд красноречивее слов.
   Незаметно, как так получилось? Когда? Почему? Страшно стать зависимой и ведомой, куда страшнее остаться вновь одной. Белых пятен между ними не осталось, ни пробелов, ни многоточий. Ни возможности отступить или убежать.
   Утро новой жизни началось со слов:
   - Я люблю тебя, - лицо Фло оставалось серьезным.
   Санни смотрела и слушала. Не столько слова, сколько сердцебиение, дыхание, запах, и поток силы Фло, которые так созвучны ей. На краю сознания мелькнуло понимание, что его вечная улыбка такая же защита от окружающего как ее нелюдимость и хмурость.
   -И бороться за нас буду до конца, - продолжил Фло.
   Молчание затягивалось, но не тяготило. Еще вчера Санни бы до чертиков испугалась и признания и обещания. Сейчас она, наверное... может... счастлива. И верит.
   Подняла ладонь и дотронулась до его щеки в ответ. От касания по обоим прошла дрожь, одна на двоих.
   - За каждое мгновение счастья нам придется платить.
   Напряжение между ними изменило тональность. Фло наклонился еще ниже.
   - Значит, ты со мной счастлива.
   - Безумно, - выдохнула Cанни.
   - Чем мне подкупить домового? - севшим голосом пробормотал Фло.
   Санни первая потянулась к его губам. Последовавший поцелуй доказал слова - счастливый вопреки и абсолютно безумный.
   Страницы раскрытой книги и фиалки на тумбочке затрепетали, шторы на окне взвились в воздух, словно от резкого порыва ветра. В комнату ворвались ослепляющие лучи солнца.
   На завтрак они спустились с большим опозданием. Баталия между домовым и Хейго уже утихла, не без помощи Эли. К приходу парочки все трое сидели за кухонным столом и Эля с Хейго делали вид, что слушают Непа, время от времени глубокомысленно вставляя "Ааа..." и "Вот как...". Тот вещал что-то о важности миссии и призвании его вида, об их исключительных способностях, талантах, пользе и важности. Хейго, впрочем, не забывал поглощать приготовленный домовым завтрак. Эля неторопливо пила свой утренний зеленый чай.
   Увидев на пороге Санни, Неп замолчал на полуслове.
  - Ты улыбаешься, - то ли спросил, то ли удивленно констатировал очевидный факт.
   Эля тоже оторвалась от кружки и окинула взглядом сестру. На щеках у той румянец и пара ямочек от сдерживаемой улыбки, волосы вьются во все стороны как золотые змейки, глаза сияют.
   Санни с Фло молча прошли на кухню и сели рядом, одновременно схватившись за вилки и потянувшись к сковороде с омлетом.
  - В тарелки накладывайте! - всполошился домовой и, чуть помедлив, все же продолжил свою речь. Занятые едой и мыслями, его никто не прерывал.
   - Спасибо, Неп, обалденно вкусно, - поблагодарила Санни, повергнув Непа в шок. Он даже не смог ничего внятно ответить. Только взгляд стал более подозрительным.
   - Сколько у нас времени? - спросил Фло, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - До полной луны два дня, сегодня и завтра, - Эля подняла взгляд от изучения оттенков зеленого в чае. Перемены в сестре и ее мужчине радовали и вселяли надежду.
   Кажется, Эля начала понимать, какую силу звала Санни и в какой нуждалась сама.
  - Надо проведать Виту, - отозвалась Санни.
  - Можно позвонить, зачем ехать? - Эля сильно сомневалась, что из города удастся вернуться целыми и невредимыми. Риск и без того огромный, зачем его еще увеличивать?
   Санни посмотрела на сестру поверх чашки, взгляд внимательный и немного ехидный.
  - Да, - вспыхнула Эля. - Я считаю, что лучше сидеть дома, чем искать новые приключения на одно место! - голос повысила. Надоело, что все ее считают синим чулком, мышкой, предпочитающей прятаться в норке. Эля не мышка! Она просто разумная.
   Коротко разъяснила Фло и Хейго о защите дома, отвлекая от вопроса о вылазке в город.
   Все ведьмы вынужденно прячутся и выкручиваются каждая на свой лад, но мало кому из них удалось обезопасить свое жилище. Пра-пра... много раз "пра" бабушка Гуммелей нашла способ. Хексендорф не зря зовется Хексендорфом, какие бы шутки по этому поводу не ходили из века в век.
   В горах находится место силы - его магией и подпитывается защита территории. Нелегко осуществить, еще труднее разрушить. Барьер заметишь только при попытке войти без приглашения.
   -Я съезжу с Санни, - предложил Фло. - Может, удастся выяснить, что конкретно случилось с медсестрой. Если найдем доказательства, что это из-за Йонаса она в больнице, сможем обратиться в полицию.
   -Он колдун. Кроме того, адвокат. К тому же людей лучше не вмешивать, - возразила Эля. Больше участников - больше потенциальных жертв.
   -Даже задержать на день? Несколько часов? Нервы ему потрепать? - уточнил Фло. Им любая помощь сейчас кстати придется.
   Сестры покачали отрицательно головами. Нервы гарантированно потреплют, но не Йонасу.
   Фло, задумавшись, потянулся одной рукой и обнял сидящую рядом Санни за талию, прижал к своему боку. Естественно, будто они каждое утро вместе завтракают и не могут не касаться друг друга даже в течение этого короткого времени. Его пальцы проникли под край футболки и медленными движениями поглаживают поясницу. Минута, две...
   -Что это?! - Неп грохнул тарелкой о стол и сверлит ладонь Фло гневным взглядом.
   Фло вздрогнул от крика, как и все, сидящие за столом, поймал свирепый взгляд вредного лысого карлика и руку убрал.
   -Рука... соскользнула, - мрачно объяснил.
   -Неп, - чересчур ласково начала Санни. - Не переигрывай.
   Неп покраснел, явно не от стыда, а от злости. Из носа и ушей чуть пар не повалил.
  -Хочешь, чтобы я спокойно на это смотрел?
  -Лучше отвернись или закрой глаза, - предложила Санни. - Не до твоих закидонов сейчас.
  -Ты знаешь правила этого дома! - припечатал Неп и в мгновение ока исчез. Обиженный, он даже посуду со стола не стал убирать, хотя терпеть не мог оставлять грязные тарелки и крошки на скатерти.
   Фло вопросительно приподнял брови, но Санни только рукой махнула.
  -А что любит ваш домовой? - как бы, между прочим, спросил Хейго, удостоившись хмурого взгляда Эли и понимающего от Фло.
   Санни встала из-за стола.
  -Мы в город, - "мы" вырвалось само собой. Сама и не заметила. Зато услышали все присутствующие. Фло поднялся следом и отнес их с Санни тарелки в раковину.
   Хейго снова кинул на друга многозначительный взгляд. Наблюдая за их немногословным общением, становилось понятно, что знают эти двое друг друга давно и хорошо. Изменения в статусе и, так сказать, видовой принадлежности Фло, Хейго мало взволновали. И уж точно никак не оттолкнули.
   Элю заняла мысль, знает ли Фло, кем является его друг? И если нет, то, как отреагирует, узнав? Вообще-то, ликаны и колдуны всегда были на ножах. Не последнюю роль в вымирании двуединых сыграли колдуны.
   -Мне с вами или остаться с ведьмочкой дом сторожить? - спросил Хейго, вольготно откинувшись на спинку стула. Последняя жалобно скрипнула, привлекая внимание.
   Почему в этом доме все скрипит? Все капает и отваливается? Никто еще не обнаружил, что Хейго нечаянно ручку дверную в ванне оторвал. Домовой наверняка попытается его за это убить.
   -Ты поможешь Эле, - Санни не стала вдаваться в подробности.
   Эля промолчала.
  -Непа тогда обязательно с собой возьмите, такое подкрепление! Его глаза и уши будут неоценимой помощью в поисках неизвестно чего, - последнее Хейго проговорил гораздо громче, чем начало фразы. Рассчитывал, что дойдет до чуткого слуха Непа.
   -Домовые неотлучны от дома, - обломала его планы Эля.
  
Оценка: 8.11*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"