Каменская Ольга Ориэль: другие произведения.

Инфинити

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Страшно любить без ответа. Еще страшнее никогда не узнать, что такое любовь.


   Каменская Ольга - ИНФИНИТИ
   1
   Она мчалась по трассе со скоростью сто сорок километров в час. Был сильный ливень, и дворники не успевали вытирать лобовое стекло автомобиля. Дорогу было плохо видно.
   В такое время нужно было бы сидеть дома, а не ехать за 200 км от Москвы, но она решила, что это для нее важно и если она не успеет утром в девять на это мероприятие, то может больше не выпасть такого шанса.
   На ее счастье дорога была свободна, лишь периодически попадался одинокий, грузовой Сканиа ехавший по встречке.
   Вдоль трассы с обеих сторон провожала ее сплошная стена леса. Она ехала и думала об утреннем мероприятии, уже видела себя в длинном бирюзовом платье как поднимается по красной дорожке административного здания и берет этот конверт.
   Свет от фар еле освещал дорогу, которая просто расплывалась по стеклу. Впереди она увидела голосующего человека.
   - Этого еще не хватало, - удивилась она и начала притормаживать. Один, ночью, в лесу.
   Машина остановилась в двадцати метрах от человека и сдала назад, но человек уже подходил.
   Кэт открыла стекло. Человек заглянул и тихим хриплым голосом спросил, не довезет ли она его до города.
   Она кивнула на заднее сиденье, а сама подумала, что теперь все сиденье будет мокрым.
   Человек открыл дверь и сел.
   Она включила печку, чтоб человек согрелся и немного высох.
   Он, в сером почти черном плаще с капюшоном закрывающее лицо, черные джинсы, кроссовки не по сезону и татуировка на запястье в форме дракона.
   Она разглядывала его в зеркало, и поняла, что этот не разговорчивый малый уснул, пыталась понять, что он делал в лесу один и сколько же ему лет. По телосложению и голосу был похож на юного молодого человека.
   Машину немного повело влево и ей пришлось затормозить и остановиться вновь. Левое заднее колесо было проколото, дальше ехать было просто невозможно, если не заменить покрышку.
   - Эй, малой, вставай, - Кэт потрясла парня. Тот очнулся и потряс головой, чтоб окончательно понять, где он.
   - Что приехали? - спросил он.
   - Нет, не доехали. Поможешь покрышку поменять. Нас сдуло. - Кэт кивнула в сторону заднего колеса.
   Парень вышел из машины, дождь не прекращался. Он оглядел местность.
   - Где мы? - спросил он.
   - Ну, до города км 80 еще. - Сказала Кэт.
   - Там за поворотом заправка, можно отдохнуть и там тебе покрышку заменят.
   - Ты-то откуда знаешь? - удивилась Кэт.
   Парень только пожал плечами и сел за руль.
   - Эй, ты куда? Это моя машина! - Кэт была поражена наглостью попутчика.
   - Садись уже, - сказал он спокойно и тихо.
   Кэт села.
   - Мы не доедем.
   - Доедем. - Сказал он уверено и включил зажигание.
   В 200 метрах за поворотом действительно оказалась заправка. Она вся горела синими огнями. Парень подкатил прямо к входу в помещение.
   Они вышли из машины.
   - Идем. - Он почти уверенным приказным тоном решал ее судьбу и судьбу ее серебристой ауди.
   В помещении было тепло и уютно. Кожаные красные диваны в правом углу, охранник, сидевший за ноутбуком рядом с витринной барной стойкой.
   К ним подошел парень в синем комбинезоне.
   - Колесо спустило, покрышка в багажнике и кофе горячий. - Попутчик Кэт сунул ключи от ее авто парню в комбинезоне прямо в руки.
   - А...- Кэт, собиралась, что-то возразить, но парень уже ушел.
   Он сел в своем черно-сером плаще в красное кожаное кресло и развалился.
   - Расслабься, - только проговорил он и откинул капюшон.
   И тут Кэт совсем потеряла дар речи, она опустилась на диван и во все глаза смотрела на своего попутчика. Красивые черты лица, короткая взъерошенная стрижка темных волос, карие шоколадно-рубинового цвета глаза с длинными пушистыми ресницами.
   - Ну что? - спросил попутчик, - Да, я девчонка. Кстати Женя.
   Женя протянула руку Кэт.
   - Кэт! - сказала Кэт и протянула руку Жене.
   Другой парень принес им кофе и пирожные.
   - Пей уже, хватит пялиться, - Женя взяла свою чашку и посмотрела на часы, которые украшали ее левое запястье не испорченное тату.
   - Который час? - спросила Кэт, чтобы хоть как то разрядить себя и обстановку.
   - Четыре. - Ответ был коротким.
   - Спать хочется, - сказала снова Кэт.
   Парень, вернее Женя, кивнул.
   Минут десять, сидели, молча, потом им, принесли ключи от машины. Женя вытащила из нагрудного кармана рубашки под капюшоном пластиковую карту.
   - Не надо я сама, - Кэт полезла в сумку. Парень в синем комбинезоне смотрел на парочку и не мог понять с кого все же брать расчет.
   Женя махнула рукой, чтобы тот уже начал действовать.
   Еще двадцать минут спустя они ехали по трассе в город.
   - Если ты хочешь спать, давай я поведу, - предложила Женя.
   - Нет, спасибо. Я сама. - Кэт возмущало, что ей пытается командовать какая-то девчонка, выдающая себя за парня.
   - Ну как хочешь, - Женя развалилась на заднем сиденье и закрыла глаза.
   2.
   В гостинице Кэт распаковала дорожную сумку, она приехала только на церемонию вручения тендера и много вещей брать не собиралась.
   Ее попутчица вышла в двух кварталах от гостиницы, похоже, приехала либо домой, либо к друзьям, по дороге так и не поговорили, и все из-за скованности Кэт.
   В первую очередь достала платье, то самое бирюзовое. Повесила на плечики в шкаф, чтобы расправилось.
   Спать оставалось всего пару часов, поэтому Кэт даже не стала искать рубашку, разделась и плюхнулась в постель. Сон пришел быстро.
   Будильник зазвонил в половине восьмого, церемония начинается в 9 утра. Кэт вскочила с кровати, голова болела от бессонной ночи. В чувства ее уже приводил душ, и тут она вспомнила свою попутчицу. Ей казалось, что все это приснилось ей, и все это было не с ней, но Женя не выходила из головы.
   Бирюзовое платье сидело на фигуре Кэт очень хорошо, да и не могло быть иначе, фигура конечно идеальная и мастеру в ателье даже не пришлось подгонять платье, только подворачивать. Кэт была маленькая ростом. Цвет глаз соответствовал платью, а темно русые волосы убраны назад шпильками и только один небольшой локон свисал у правого виска до ее плеча.
   Ее серебристая ауди стояла у гостиницы на парковке, от солнечных лучей и после омовения ночного дождя вся сверкала. Кэт села, завела автомобиль.
   Административное здание, где должна была начаться церемония, находилось в пяти кварталах. Дорога вся была занята машинами, и Кэт уже нервничала, боялась опоздать.
   Вчера еще она не знала, что выиграла одна из первых этот тендер, всего было три места, но ей сообщили, что в случае отсутствия первого первое место получит второй и так далее.
   Одна из корпораций бизнес ангелов проводила тендер на лучший бизнес план открытия развлекательного ночного клуба, бара или ресторана. Кэт ничего не понимала в развлекательных заведениях, потому что слишком считала это несерьезным занятием ходить развлекаться ночами, но зато она очень хорошо могла составить бизнес план, на чем и зарабатывала последнее время, составляя их на заказ индивидуальным предпринимателям.
   От просто нечего делать она составила этот бизнес план караоке клуба с минимальными затратами и быстром выходе на прибыль и отправила по указанному адресу, не надеясь на то, что вообще это все серьезно, а бизнес план просто канет в лету
   Административное здание уже было переполнено народом, больше всего Кэт казалось, что журналистов. Бизнес ангелы, вероятно, решили оплатить хороший пиар на открытие будущих их предприятий.
   Кэт поднималась по лестнице, красных дорожек, конечно же, не было, были зеленые и те в коридорах, но это ни сколько ее не смущало.
   В большом зале были накрыты фуршетом столы, и велась запись участников. Она подошла, обозначила свою фамилию, и имя, ее нашли в списке, и дали пейджик с ее именем и логотипом корпорации бизнес ангелов.
   Вся церемония длилась часа три, в номинации участвовали и предприятия для получения инвестиций на разработки и развитие продуктов по нанотехнологиям.
   Когда пришла очередь Кэт получать свой конверт с сертификатом на получение финансовой поддержки развития клуба по ее бизнес-плану, она растерялась.
   Она до конца не могла понять, что это действительно все не во сне и происходит с ней. И длится это состояние как раз с того момента когда она ехала по ночной дороге под дождем сегодня ночью.
   Женщина в бардовом костюме лет пятидесяти вручила ей конверт, поблагодарила и на ушко сказала, что было бы неплохо после церемонии обсудить контракт сотрудничества.
   Кэт просто кивнула и с торжествующим видом спустилась снова в зал к столам накрытыми фуршетом. Хотелось выпить хоть бокал вина, но она помнила, что за рулем.
   В конверте оказался сертификат, чек на три миллиона рублей и рыба контракта. Ее сердце колотилось, и мысли, куда она, впуталась, и во что, не покидало ее.
   Уже к шести все разошлись, она подписала контракт, понимая, что бизнес строить совсем не готова, но элементарно надо просто делать шаги по своему бизнес плану, решила, справится.
   Весь вечер гуляла по городу, думала о попутчице и несколько раз проезжала мимо места, где вышла Женя, но так ее и не встретила.
   Выехать домой в Москву решила рано утром в пять пока не так много машин на трассе, заодно готова была заехать на ту самую заправку, где ей поменяли покрышку. Месторасположение она помнила.
   Но когда утром она уже ехала по шоссе от города, и в тех самых семидесяти семи километрах на повороте никакой заправки не обнаружилось, а заправочная станция маленькая, существующая из четырех колонок 56 и 92 бензина, была еще в двух километрах без всякой возможности отдохнуть. Стояла небольшая кассовая будка с одной вредной кассиршей, и заправлять бак приходилось самой, действовала система самообслуживания.
   Никто не слышал ни о какой заправочной станции с синими неоновыми огнями и ребятами в синих комбинезонах, где могут заменить покрышку и угостить кофе.
   Кэт ехала в Москву и думала о том, что сон становится явью, когда об этом все время думаешь, но думала ли она в тот момент, когда встретила человека в лесу одного в дождь, что хотела с ним встречи.
   Действительно как девушка, путник, в странной одежде, со странной манерой поведения, оказалась там одна. И через триста метров у Кэт спустило колесо. И девушка решила ее проблему, решила ее судьбу, помогла тогда, когда это было необходимо, появилась в том месте в нужное время. Откуда то, может, знала, что лопнет шина, и откуда появилась заправка с этими ребятами и кофе.
   Кэт подъезжала к Москве, и реальная жизнь большого скопления машин на дороге, пробок на въезде на МКАД, ее вернули от всех мыслей о попутчице. Она стала ее забывать, как будто все же это был всего лишь сон.
   3.
   Всего два месяца сроку дали открыть клуб. Помещение, ремонт, оборудование, набор персонала.
   Все эти хлопоты заняли большую часть времени Кэт. А ей так хотелось съездить отдохнуть как все летом на море, но об этом пока оставалось лишь мечтать.
   Спальный район, подвал с высокими потолками, одни серые стены, которые надо привести не просто в порядок, а создать ту самую атмосферу клуба со всеми подсветками и стенами лофт. Да, по ее бизнес плану это был наиболее простой дизайн кирпичных стен стиля лофт и вампирской атрибутикой. Кстати, почему же, вампирской, пещерное помещение, должно было отображать средние века с современным неоновым освещением.
   Звукорежиссер попался очень профессиональный, ребята посоветовали, говорили, открывал пару клубов и сейчас без работы. Оборудование частично принес свое лишнее, другое по его совету пришлось заказывать, но, в общем, все складывалось удачно.
   Единственное, чего Кэт больше пугалась, это самого открытия. Бизнес ангелы прослеживали периодически каждый шаг работ, и открытие клуба приближалось с неимоверной скоростью, а как казалось Кэт, что это должно быть шоу, а не просто первая вечеринка сезона.
   И название, название надо было клубу дать, но ничего не приходило стоящего на ум.
   Ночами Кэт уже не могла спать, выходила на балкон и смотрела на небо, на звезды, на серебряную луну. Мысли как пчелы в улье роились и не складывались в слова.
   Млечный путь рисовал бесконечность, ту самую спираль математической формулы 3,14 знака Пи.
   Бесконечность, бесконечность... Кэт повторяла про себя это несколько раз, достав планшет, набрала в Википедии слово Бесконечность. Никакого путного обозначения не нашлось, разве что Инфинити, в переводе Бесконечность.
   Инфинити, Бесконечность, Млечный путь...
   Кэт поняла, что лучшим названием станет Инфинити. Клуб Инфинити.
   Открытие должно будет состояться через две недели, уже установили камеры видеонаблюдения, уже звукорежиссер с ведущим диджеем готовят программу.
   Было бы неплохо пригласить кого из артистов, например Диму Билана или Челси, или Аварию, но где их найдешь и вытащить в неизвестный маленький ночной караоке клуб это, казалось утопией.
   За неделю до открытия бизнес ангелы пригласили снова к себе в корпорацию, где проходила церемония два месяца назад. Кэт выехала очень поздно вечером, чтобы уже было менее машин на дорогах, заказала снова номер на день в гостинице, где остановилась в прошлый раз.
   Через 70 км снова пошел дождь, хотя до этого туч совсем не было и не предвещало никаких осадков. Кэт вспомнила ту ночь, того своего попутчика, его глаза шоколадного цвета с красивыми ресницами. И невероятный аромат появился в автомобиле, как только Кэт подумала о Жене, каких-то сладких нежных духов.
   Кэт остановила машину, стала проверять свою сумку, думая что может открылся ее флакон парфюма, но такой аромат ее парфюм никогда не давал, если только может он с чем произвел химическую реакцию.
   Ее флакон духов был целым. Кэт успокоилась, включила фары и завела снова автомобиль, но тронуться, не смогла. Впереди ее ауди стоял человек. В черно-сером плаще с капюшоном, в джинсах, и в тех самых кроссовках.
   Кэт вышла из машины.
   - Что? Ты опять. Ну, садись. - Кэт снова села в машину и дождалась когда попутчик сядет. Попутчик сел впереди рядом с Кэт.
   - Привет, - сказала Женя.
   Кэт кивнула приветствуя.
   - Что ты снова в такой дождь делаешь тут в лесу? И что ты преследуешь меня? - Кэт посмотрела в глаза Жени и утонула в них. Ей показалось, она увидела в них звезды, но этого просто быть не могло. Во-первых, они в машине ночью и не горит свет, во-вторых, на улице ливень.
   Женя только улыбнулась, потом сказала, что выйдет на той заправке, где в прошлый раз они останавливались.
   - Той заправки не существует! - утвердительно заявила Кэт.
   - Как это? - спросила попутчица.
   - А так! Я в прошлый раз ее не нашла, а знала точно где она стояла.
   - Но мы, же там были? - Женя снова одарила Кэт своей неземной улыбкой.
   - Были. Но ее этой заправки больше нет. - Снова фактировала Кэт.
   - А зачем она тебе была нужна, когда ты искала ее?
   - Я тебя хотела найти, - спокойно сказала Кэт.
   - Но меня то там не могло быть, может поэтому ты не нашла эту заправку, - Женя вытащила планшет из сумки Кэт.
   Кэт потеряла дар речи снова.
   - Ну, ты такая, такая...
   - Какая? - спросила Женя, продолжая улыбаться.
   - Это вообще-то моя сумка и мой планшет. Тебя не учили в детстве не брать чужого?
   Женя только промолчала и на планшете открыла навигатор, который указал дорогу к той самой заправочной станции.
   Кэт еще больше удивилась. Сеть интернета на этой трассе, в такой дождь, у ней ,не ловила, а у Жени вот все быстро без проблем.
   Навигатор показал до заправки пара километров, если ехать прямо.
   - Подожди, а где же поворот? - Спросила Кэт, но в глаза попутчице боялась снова заглянуть.
   - Какой поворот?
   - Ну, в прошлый раз ты сказала за поворотом заправка, а тут прямо и поворота нет.
   Женя, улыбаясь, пожала плечами и облокотилась на спинку сиденья, закрыла глаза.
   Кэт ехала теперь молча. Через несколько метров действительно уже видны были неоновые синие огни заправочной станции.
   Подъехав, она толкнула Женю. Та, как обычно тряхнула головой, чтобы очнуться.
   Осмотрелась, поняла что приехала.
   - И, что? Ты не зайдешь на кофе, я угощаю. - Сказала Женя, посмотрев на Кэт. Кэт отвела взгляд, чтоб не быть снова зачарованной и кивнула согласившись.
   Они вошли в строение. Там как всегда красные кожаные диваны, охранник в ноутбуке играет в покер и менеджер в синем комбинезоне подходит к ним, будто знал сейчас приедут.
   Женя посмотрела на Кэт, протянула руку и сказала.
   - Ключи от автомобиля.
   Кэт как загипнотизированная протянула Жене ключи. Та взяла.
   - Проверьте колодки, там стучит, и масло замените. И кофе как обычно.
   Потом подошла к креслу, и плюхнулась в него, сняв плащ. На ней в клетку красная мужская рубашка, расстегнута на три пуговицы, что все увидели красивую маленькую грудь. На шее серебряный кулон с изображением Девы Марии.
   Кэт подошла к дивану и села.
   - Скажи, как ты это делаешь? - спросила Кэт.
   - Что делаю? - Женя спокойно посмотрела на Кэт, глаза снова их встретились. Женя не улыбалась, смотрела внимательно.
   - О, нет... - Кэт почти застонала, она тонула во взгляде. Опять эти звезды, опять гипноз или какая-то сила заставляющая подчиняться и не спорить с этой странной девчонкой.
   Женя расслабилась и взяла кофе со столика, на который другой менеджер поставил две чашки с пирожными.
   Кэт уже ни о чем не спрашивала, она отводила взгляд, старалась не смотреть на Женю, но ей это плохо удавалось. Она все время думала, кто же она. Кто эта девочка, и почему она попадает ей постоянно. И почему у ней с машиной вдруг проблема.
   - Ты что ангел? - попыталась спросить Кэт.
   Женя посмотрела снова на Кэт и улыбнулась.
   - Я что, что-то смешное спросила?
   Та просто пожала плечами и посмотрела на часы как тогда, когда они первый раз были на этой станции.
   - Тебе пора. - Сказала Женя. Тут же подошел менеджер и передал Кэт ключи.
   Кэт встала и пошла к выходу.
   У выхода она повернулась и посмотрела на Женю.
   - Ты не проводишь?
   Женя встала. Пошла за Кэт. Машина стояла под навесом на заправке. Дождь прошел, на небе появились звезды. Было свежо.
   - Я не знаю кто Ты! Но я рада, что ты меня повсюду сопровождаешь, - сказала Кэт и открыла дверцу своей серебристой ауди.
   Женя стояла так близко, что Кэт казалось, слышит биение ее сердца. Уже садясь в автомобиль, Кэт почувствовала на своем запястье сильную руку Жени. Повернулась, но не успела ничего сказать. Женя притянула Кэт к себе и поцеловала, так, как никогда никто не целовал Кэт, горячим страстным ярким поцелуем. Потом Женя отпустила Кэт, сказала, чтобы та села в машину, закрыла ей дверь. Кэт как под гипнозом выехала с заправочной площадке и поехала по трассе не оборачиваясь. Только проехав километр, очнулась от этого состояния, развернула машину и поехала назад. Она не хотела так просто оставлять Женю без контактного телефона опять или адреса.
   Но, как, ни старалась Кэт не смогла найти заправку, ни через километр и, ни через два, нигде не было этой заправочной станции с синими неоновыми огнями, и интернет как всегда не работал. Кэт не оставалось ничего другого как поехать в город, чтобы днем встретиться с бизнес ангелами.
   4.
   Кэт нервничала, сегодня вечером в девять открытие клуба. Она все думала, ну какой из нее управляющий, она кроме своих бизнес планов писать и делать расчеты ничего не умеет. Да и последнее время, похоже, сходит с ума с этими заправочными станциями, этими странными девицами в мужских рубашках и менеджеров в синих комбинезонах, да и млечный путь она в ночном небе начинает довольно часто видеть, если он и есть вообще тот самый млечный.
   Программой занимались в основном звукорежиссер с ведущим диджеем, постороннего аниматора никто решил не нанимать, но даже для Кэт действие программы будет сюрпризом. Она посчитала необязательным, самой присутствовать на кастингах и вычитывать сценарий, потому что не ее это, так и сказала звукорежиссеру, что не ее это.
   Сбежать с клуба и от ответственности, конечно, не сможет, но вот надо ведь еще речь толкнуть и как ее, ленточку дать перерезать бизнес ангелам.
   Кэт все время думала, а если никто не придет, никто. Вдруг будут только бизнес ангелы и организаторы, а тех самых потенциальных посетителей вдруг не будет.
   Перерыв весь свой гардероб поняла, что ей и одеть, совсем нечего, и как она должна выглядеть. Как офисный планктон в костюме, в вечернем платье или просто в спортивном стиле.
   Под конец ,найдя черное платье еще со времен царя гороха, как ей думалось, потому что оно не одевалось уже несколько лет, примерила его.
   Маленькое черное платье. Совсем без всяких рюшечек и страз, как раз в стиле вампирического дизайна клуба. Надо бы еще красного добавить, пошутила про себя Кэт и стала искать нейлоновый красный шарф на шею.
   Черная подводка, красная помада, красный лак на ногтях. Посмотрев в зеркало, сама ужаснулась, всегда ходила в таких нежно пастельных тонах переменилась резко в девочку вампиршу.
   На вечер ехала, принявши успокоительные таблетки на травах. К шести уже собирался народ, открытие в девять, но в караоке во всю, пели люди из народа, как их обозвал диджей.
   Представители корпорации, бизнес ангелы прибыли к восьми, ими занималась Татьяна администратор. Два бармена не успевали обслуживать посетителей. Кэт показалось помещение слишком маленьким, что, наверное, это из-за отсутствия фейс контроля, набивается народу в три раза больше чем может вместить помещение. Столиков, конечно, не хватает, кто-то изрядно выпил, устроились на корточках у стен.
   В девять ведущий начал открытие, оно началось с девчонок артисток, которые в живую, играли на скрипках музыку Ванессы Мэй. Это было на славу грандиозно, что Кэт совсем перестала нервничать, начало было вполне удовлетворяющим ее саму.
   К двенадцати она уже достаточно устала, начали действовать успокаивающие, и Кэт хотелось спать. Она сообщила диджею Максу и администратору Татьяне, чтобы они пару часов ее не беспокоили, если никаких проблем не возникнет, и уединилась в гримерной. Многие выступающие артисты после своего номера сразу уезжали или им не нужна была гримерная, все отрывались в зале. Через час должны закончиться все выступления, и клуб перейдет в рабочий режим для всех, кто готов петь сам, из народа.
   Кэт опустилась на диван, положив голову на кожаный подлокотник, и уснула.
   Очнулась через несколько минут, уже шоу подходило к завершению. На кресле рядом с зеркалом сидела Женя. Так свободно, ногу на ногу, расслабленная, спокойная.
   Кэт села. Женя смотрела на нее.
   - Откуда ты? - спросила Кэт.
   - Я выступаю.
   - А...Ясно. Тебе нужна гримерка. - Кэт встала.
   - Нет. Отдыхай. Мне разве нужна гримерка? - Женя как обычно улыбнулась.
   Кэт оглядела Женю с ног до головы. Кожаные черные брюки, ботинки спортивные черные, синяя рубашка, снова мужская...и снова расстегнута на три пуговицы. И тот же медальон с изображением Девы Марии.
   В гримерку заглянул Макс.
   - Жек, твой выход.
   Женя встала и пошла к выходу. Кэт окончательно очнулась и пошла, посмотреть, какой номер устроит Женя.
   Когда в зал вышла Женя, зал затих, невообразимая тишина, как под гипнозом все остановились и замолчали.
   Женя подошла к микрофону, Макс передал ей электрогитару. Женя запела. Аккорды гитары невообразимо под ее голос просто давали некий оттенок словам и смысл песне. Женя пела о любви, о дожде, о солнце, о дороге и смотрела... в глаза Кэт, будто пела для нее, только для нее. Но пела так, что каждый в зале думал, что поет она для него, только для него или нее.
   А Кэт тонула во взгляде Жени и перед ее взором были кадры их дороги, той заправки, того поцелуя оставшегося на губах Кэт.
   Она стояла и думала, что сон ей снится просто необычный, что она спит. Она ущипнула себя, ей стало больно, она немного очнулась от чар Жени. Песня закончилась, а в зале продолжала стоять тишина. Заиграла музыка фортепьяно и аккорды гитары. Кэт развернулась и вышла из зала.
   На улице по-летнему, было тепло, небо все в звездах, а млечный путь как всегда нарисовал знак бесконечность, для нее Кэт. Кэт прошла на парковку, села в машину, завела. Сидела так минут пять, и выехала на трассу. Домой. Спать.
  
  
   5
   Кэт неделю ходила в непонятном для нее самой эйфорическом состоянии. Даже независимо от того, что так и не узнала ничего о Жене и не нашла ее координат. Она три первых дня пытала своего диджея Макса и администратора Татьяну, где они откопали такую звезду как Женя и почему она не оставила телефона, и придет ли еще и тому подобное.
   Макс отвечал, что нужно было на кастингах самой присутствовать. Татьяна оправдывалась, что сама не понимает, как так получилось, что Жеку, так они называли Женю, не отметили ни адреса, ни телефона.
   - Мы ее уже и не ждали, она под конец программы пришла. Сказала, последняя выступит. Я и не стал спорить, но это было круто, согласись! - Макс сидел у барной стойки. Народу еще не было, до открытия оставалось час.
   - Да, очаровала, так очаровала, - согласилась Кэт.
   - А ты ее знаешь что ли? Надо, чаще, ее приглашать.
   - Да так, как и ты, наверное, знаю, - вздохнула Кэт и помахала пальчиками, обозначая неопределенность.
   Кэт все равно летала, независимо ни от чего. Женя не появлялась, ни через неделю, ни две, в конце месяца Кэт собралась везти финансовый отчет бизнес ангелам. От плана она не отходила, и даже вышло намного выше показателей, чем в бизнес плане на первый месяц.
   В этот раз выехала с утра, чтобы к вечеру вернуться назад. Двести километров с пробками чаще занимало максимально часов шесть.
   По новорязанскому шоссе на удивление проехала спокойно, не встали даже минут на десять. В километрах восьмидесяти появилась пробка. Автомобили стояли лентой, кто-то пытался объехать других, но это не помогало. Кэт достала из сумки термос с горячим травяным чаем, расслабилась, стала медленно за всеми продвигаться вперед.
   Она заметила, что в километре пробка рассасывается, но этот километр надо было преодолеть, а так как они двигаются, прошло уже минут сорок.
   Наконец она увидела то, причиной чего была пробка. Камаз лежал на боку в кювете, слетел с дороги. На дороге вверх колесами догорала машина, марку и цвет уже было трудно отличить. Вокруг оцепление сотрудниками ГИБДД, их машины и две машины неотложки. Кэт объезжала, с испугом наблюдая за происходящим. Думала, смог ли кто выжить в такой аварии и старалась нарисовать картинку событий, как могло произойти это. Возможно, Камаз хотел свернуть, чтобы избежать столкновения, а люди в легковушке ехали с высокой скоростью и сами срулив от Камаза перевернулись, и произошел взрыв.
   Кэт проезжала мимо неотложки пытаясь увидеть хоть что то или кого-то живого, и обомлела. В машине неотложки увидела одного из тех ребят менеджеров с заправочной станции. Медики были в тех же синих костюмах, что и менеджеры с заправки, только сверху была легкая куртка такого же синего цвета с коротким рукавом и надписью 911. Парень был одним из медперсонала.
   Кэт записала номер Мерседеса неотложки и двигалась дальше. Через метров двадцать дорога была свободна, и все выехали с обычной скоростью.
   Все это очень странно, думала она. Он, менеджер автозаправочной станции призрака, он же медик МЧС, тогда кто же Женя.
   Подумав о Жене, она снова почувствовала аромат, аромат сладких нежных духов. Кэт тряхнула головой, как это бы сделала Женя, чтобы проснуться, шпильки с волос попадали на пол салона.
   Но Кэт не спала. Проехав по трассе, далее заметила голосующего человека. Машины проезжали мимо и никто не останавливался. Ближе Кэт узнала человека в джинсах и рубашке, красная в клетку с расстегнутыми тремя пуговицами, обнажая красивую маленькую грудь. На голове, черная бандана.
   Кэт остановила машину, не доехав до голосующей Жени. Вышла. Женя увидела ее и направилась к ней.
   - Жень, ты голосовала, собиралась уехать или ждала меня? - спросила Кэт.
   Женя подошла к девушке. Посмотрела в глаза Кэт.
   Кэт ждала, тоже молчала, но глубина взгляда пугал ее. Женя сказала.
   - Садись, я поведу.
   Села в салон за руль. Кэт не оставалось ничего, как обойти свою ауди и сесть со стороны пассажира, но спорить с Женей уже не могла, понимала, что это бесполезно и, наверное, так надо.
   Метров двести проехали молча.
   - Жень, а откуда ты знаешь тех менеджеров с заправки? - спросила Кэт.
   - Я не знаю, - ответила Женя, спокойно ведя машину.
   - хм, там авария была, - Кэт махнула назад, - и я видела одного из мальчиков, он медик неотложки.
   Женя снова внимательно посмотрела на девушку.
   - Тебе показалось.
   - Ты считаешь меня что ненормальной? - Кэт возмутилась.
   Женя улыбнулась, повела плечами и сказала.
   - А что есть, какие-то, критерии обозначения нормального и нет.
   - А что тогда есть? - спросила Кэт.
   - Жизнь. Мир, Свет, а все остальное придумали люди.
   Кэт помолчала минут пять, обдумывая слова Жени.
   - Если есть Свет, значит, есть и Тьма. - Дополнила Кэт.
   Женя кивнула.
   - Все закономерно, без Тьмы, как ты выражаешься, не будет гармонии в Мире.
   - Как это?
   - Ну, например, вот авария, которую ты увидела.
   - И что же.
   - Они ехали с большой скоростью, нарушая баланс. Их надо было, как-то остановить. Вот и остановили. Они потерпели аварию.
   - Они все погибли? - спросила Кэт.
   - Один выживет. - Женя посмотрела на Кэт, - У него не эта судьба, он не нарушал баланс.
   Женя свернула с дороги в лес, притормозила у лесополосы и остановилась.
   Кэт молчала, думала, что дальше будет.
   - Посмотри на меня, - попросила Женя.
   Кэт повернулась и посмотрела Жене в глаза. Снова этот взгляд, эти звезды в рубиновых глазах. Голова закружилась.
   Женя поднесла палец к губам.
   - Тсс, все будет хорошо!
   Кэт уронила голову и заснула. Жене пришлось лишь опустить сиденье и уложить Кэт.
   Потом завела машину и выехала на дорогу и двинулась в сторону города. До города оставалось несколько километров.
   6
   Кэт оказалась в темном полукруглом помещении. Пять вращающих кресел такие же круглые как свод потолка. Большой монитор, напоминающий экран кинотеатра, но разделен на маленькие квадраты, в каждом из которых идет сюжет какого-то фильма. Периодами где-то квадрат или несколько квадратов начинает мигать и тогда люди, сидевшими за мониторами, нажимают на одну из кнопок и в некоторых случаях поднимают или опускают серебряные рычажки.
   После этого квадрат до этого мигающий перестает мигать и сменяется другим сюжетом.
   Кэт стояла в дверях и наблюдала за людьми. Они сидели спиной к ней, в светлых одеждах однотонного цвета. В одежде каждого обязательно присутствовал капюшон, который покрывал голову и невозможно было определить кто из них женщина кто мужчина.
   Девушка почувствовала чье-то дыхание и стук сердца за спиной, оглянулась. Перед ней стоял парень в такой же светлой одежде, кремового сливочного цвета. Куртка с капюшоном, брюки, светлые мокасины. Он стоял за Кэт и наблюдал за ней.
   - Извините! - сказала Кэт, но поняла, что голоса нет. Она проговорила это мыслями, не прибегая к мимике лица и не открывая даже рот.
   - Это информационный отдел. - Сказал парень.
   - Что тут?
   - Ведется работа. Поддерживается баланс мира.
   Кэт снова посмотрела на мониторы. В одном из квадратов, который начал мигать, она увидела, как одного мальчика подростка убивали трое подонков на крыше высокого жилого дома. Они его избивали, потом один махнул тонким ножом несколько раз по руке парня, что получился безобразный кровавый крест, а другой облил бензином из канистры и бросил спичку. Тело изуродованного мальчика загорелось, но он стоял на ногах и что-то говорил своим мучителям. Потом третий из мучителей решил поиграть в рембо, развернулся и сбил мальчика ногами, тот полетел вниз с крыши.
   Кэт стояла, зажав ладошкой рот, ей было страшно.
   - Что это? Какой баланс. Он погиб. Трое на одного за что. Почему он погиб? - Кэт спрашивала парня стоявшего рядом.
   - Иисус тоже погиб за людей, за любовь, ты разве не знаешь.
   - Знаю. Но это было очень и очень, давно. Там были нецивилизованные люди. Мальчик за что.
   - За мальчика не волнуйтесь, он счастлив сейчас. А души этих людей, кто убил его, пройдут все испытания.
   - Я не понимаю, как поддерживается баланс. - Сказала Кэт.
   Парень повернулся и пошел, приглашая Кэт за собой.
   Идя по длинному широкому коридору, Кэт видела, что таких комнат с мониторами было достаточно много. Дверные проемы не имели самих дверей и везде работали эти люди, наблюдая события, происходящие в мире.
   Парень привел ее к большой арочной двери, которая от прикосновения его ладони открылась, пропуская их в большой зал с высоким круглым сводом. Это было похоже на большую библиотеку. Полки, полки, полки, от пола до потолка по периметру всего зала.
   - Это архивная канцелярия. - Парень взял первую, как показалось Кэт, книгу с нижней полки.
   Кэт молчала.
   - Каждая из книг содержит информацию о конкретной душе, например это книга о человеке, который прожил пять жизней и сейчас является тем самым мальчиком, который произвел на вас впечатление сейчас на экране.
   - Значит это все правда? Что архив существует и каждая судьба написана в книге.
   Парень кивнул.
   - И что с ним?
   - Каждая его жизнь была совершеннее и лучше другой. Он нес миссию, которую своей гибелью смог донести до людей.
   - Может быть, он смог бы итак донести до людей, если бы не погиб. Почему он должен был умереть? - спросила возмущенно Кэт.
   Парень улыбнулся.
   - Смог бы. Но это была его судьба. Как у Иисуса судьба была умереть, чтобы донести до людей. И если бы этого не произошло, то эти три человека, - Парень прошел по залу и в разных местах достал небольшие три книги, тоньше первой, - могли погубить еще много невинных людей, испортить жизнь своим знакомым, родственникам, и их никто не остановил бы, только смог этот мальчик.
   - Каким образом?
   - Этого знать не нужно, но скажу, что смерть для них не наказание. Ада, как все привыкли считать, нет, где мучают и жгут людей за их нарушение мирских законов.
   Потом помолчал и сказал.
   - Вы обратили внимание на одну частицу работы, одну душу, но поддержка баланса в первую очередь ведется масштабно. Если взять отдельный район или страну. Есть по человеческим меркам неблагополучные страны и районы, где царит нищета, голод, разбои, и отдельные личности процветают. Но там всегда происходят катаклизмы природы, наводнения, цунами, оползни, извержения вулканов, войны. Это происходит не только с целью предупреждения, а и с целью очистки.
   Кэт кивнула соглашаясь.
   - А как же с отдельными семьями. Одни счастливы и живут мирно, другие в нищете и бьются за существование.
   - Там где искренние отношения, доверие и любовь, там все прекрасно. Где ложь, где ненависть и меркантильность по отношению друг к другу, там разрушается семья, ее там нет.
   Парень поставил книги на место и вышел из зала. Кэт за ним.
   - Интересно, - подумала Кэт, - узнать бы о своей судьбе.
   Подумала, но не сказала, а он все равно услышал.
   - Этого не нужно делать и желать, с вами всегда будет случаться, и встречаться кто-то, кто поможет, подскажет и предотвратит. Книга судьбы написана и любые изменения из-за неправильного выбора лишь просто затрудняют жизнь, а судьба все равно приведет к тому, что должно быть, просто для земных людей это еще и потеря времени.
   - Что значит земных людей?
   - А это значит, что времени не существует. Оно относительно. Оно работает только для материальных вещей. Кто это познает, тот не сможет никогда состариться, потому что времени не существует.
   Кэт шла, по коридору молча за парнем. Он привел ее в маленькую светлую комнату. Указал на кресло. Кэт села. Открыв шкафчик слева, он достал чашку и стеклянный красивый кувшин, из которого шел ароматный запах мяты, меда и каких-то цветов.
   - Амброзия, - сказал он и налил Кэт в пиалу жидкость из кувшина, нежного розового цвета.
   Кэт сделала глоток.
   7
   Кэт проснулась. Машина стояла на парковке административного здания, где в прошлый раз была церемония вручения тендера.
   Дверь со стороны водителя открылась. Села Женя, в руках держа два бумажных стаканчика с кофе. Подала один Кэт.
   - Я уснула, извини! - Кэт чувствовала себя неловко.
   - Да ничего. Вот пообедай, и сходи к своим покровителям. - Женя достала откуда-то два бутерброда с ветчиной и сыром.
   Кэт взяла бутерброд, откусила.
   - Как вкусно, сто лет ничего не ела вкуснее, - улыбнулась она.
   Женя посмотрела на девушку и улыбнулась.
   - А ты сейчас куда? - спросила Кэт.
   - А я подожду тебя, потом заскочим вместе к моим друзьям, тут недалеко. А потом поедем в Москву. Я выйду по дороге.
   - Ну, хорошо! - Согласилась Кэт. Ей нравилась уверенность Жени.
   Через час они уже подъезжали к одному заброшенному заводу, на территории которого в одном из небольших помещений друзья Жени организовали некий клуб по интересам.
   Кэт перешагивала через разбросанные железки и разбитые кирпичи. Чтобы пройти к зданию, где ждали Женины друзья, надо было перешагнуть через вырытую теплотрассу, ширина в почти метр, обойти его было невозможно. Женя перепрыгнула быстро и протянула Кэт руку.
   - Ай, - Кэт от резкой боли в ноге застонала.
   Женя посмотрела на ногу, по лодыжке текла струйка крови, Кэт задела колючую проволоку, торчащую из насыпи от вырытой земли смешанной с глиной и песком.
   Кровь текла сильно, тогда Женя подняла девушку на руки и понесла к одноэтажному кирпичному зданию.
   Дверь открыл тридцатилетний парень с бородкой, стройное телосложение, кепка на голове, серая борцовка, зеленые в клетку штаны.
   - Я видел вас в окно, что случилось?
   - Воды давай и что там есть? Бинты, перекись, аптечку какую-нибудь.
   - Да нет аптечки.
   - - В машине есть, - сказала Кэт, боль уже не чувствовалась, только щипало и голова кружилась от вида собственной крови.
   Женя достала ключи, подала парню, чтоб сходил за аптечкой. На столе взяла бутылку с водой и сняла бандану с головы.
   - Не больно? - спросила Женя присев на корточки и уложив ногу Кэт на стул. Кэт, до этого, посадили на диван.
   Кэт отрицательно покачала головой.
   - Потерпи немного, - Женя облила лодыжку Кэт, смыв кровь, но та все текла. - Рана не большая, просто сосуд капиллярный разорван.
   Женя примкнула губами к ране и присосалась.
   - Что ты делаешь? - Кэт испугалась.
   Женя подняла взгляд на девушку, с губ стекала кровь Кэт.
   - Под давлением извне происходит сопротивление, и свертываемость происходит быстрее, кровотечение останавливается.
   Потом снова присосалась к ране Кэт. Очень щипало, но кровь действительно перестала сочиться. Пришел парень с аптечкой.
   Женя достала перекись и салфетки.
   - Может шипеть, - улыбнулась она Кэт, и залила почти весь флакон на рану.
   Кэт снова застонала от боли. Но кровотечение остановилось, осталось только наложить повязку, что Женя и сделала.
   - Есть что выпить? - спросила она парня.
   - Да, сейчас к ребятам спущусь. - Мужчина вышел в другую комнату помещения.
   Кэт не отрываясь, смотрела на Женю. Она ее поражала с каждой секундой все больше.
   Женя встала с колен, увидела взгляд Кэт и прильнула к ее губам. Поцелуй, в, перемешку с кровью, сладкий, горячий, нежный. Кэт даже не сопротивлялась, просто закрыла глаза, отдаваясь во власть чар Жени.
   Женя оторвалась вовремя, поднялся их встречающий, принес коньяк.
   Налил пару рюмок. Женя выпила.
   Мужчина подал рюмку Кэт.
   Женя отняла, сказала.
   - Стас, ей нельзя, - потом улыбнулась и добавила, - она итак пьяная.
   За Стасом поднялись еще ребята, их было человек восемь и с ними две девчонки, похожие на парней. Они обнимали по-братски Женю, о чем-то говорили, но Кэт не слушала. Она потеряла пространственное восприятие, для нее времени не существовало, также как и места, для нее существовала только она и Женя. Все остальное как приложение, чтобы, наверное, разнообразить мгновения, и не стало скучно. Это как ощущаешь, что ты во вселенной один, а другие не настоящие, чтобы ты не пугался, что ты один. Все остальное лишь для тебя.
   Для Кэт не существовало больше времени, она и не заметила, как наступил вечер, сумрак погружал город в темноту, на небе появились звезды.
   Женя вела машину по трассе в Москву, в салоне было тихо. Обе молчали.
   - Ты за три часа не проронила ни слова. - Сказала Женя.
   Кэт только вздохнула.
   - Тебе неплохо, случаем?
   - Нет. Все хорошо! - ответила Кэт.
   - Ладно. Я выйду через пару километров. Ты поедешь дальше.
   - Жень!
   - Да, - Женя притормозила у лесополосы, чтобы не мешать проезжающим машинам. Остановилась.
   - Кто ты? - спросила Кэт.
   - Женя! - улыбнулась Женя.
   - Я не об этом! Ты все прекрасно делаешь, абсолютно все. Ты какая-то идеальная, ты, необыкновенная. Ты прекрасно поешь. Ты прекрасно целуешься.
   Женя рассмеялась и прильнула снова к губам Кэт, что та замолчала.
   - Я найду тебя, - сказала Женя и вышла из автомобиля.
   Кэт открыла дверь и вышла следом. Было темно, свет только от фар и в небе ярко освещали звезды.
   Жени не было. Наверное, она быстро просто ушла в лес.
   Кэт закрыла машину и пошла по тропинке к лесу. Далеко Женя уйти не могла, да и должен же быть где-то, какой-то домик или сторожка, где она обитает.
   Пройдя метров пятьдесят и слыша только шум машин с трассы и хруст веток под ногами, Кэт споткнулась. Нога снова дала о себе знать, вероятно, задела рану, острая боль, затем ноющая.
   Кэт присела на корточки, проверить повязку, потерла лодыжку рукой и увидела бетонную плиту. Небольшая серая плита, как могильный памятник, заброшен листьями и полевыми цветами.
   Кэт провела руками по плите, смахивая листья и цветы. На ней выбита надпись 1972-20.. без окончания даты, Джейн Каверина, и фотография. Маленькая черно-белая фотография в круглой рамке, фотография Жени. Плита лежала, поэтому взгляд Жени навсегда остался смотреть на небо, на звезды.
   Кэт отшатнулась от найденной могилы, встала, и, не смотря на боль в ноге, побежала к машине.
   Нервно открыла дверь, села за руль, сердце стучало с неимоверной частотой, что трудно было дышать.
   "Один, два, три, четыре..." - еще в детстве один знакомый научил ее успокаиваться, считая до ста, не помогает, значит считай дальше. Кэт считала.
   Сердце стало биться в правильном ритме, дыхание восстановилось.
   - Ну почему, почему? - в отчаянии задавала себе вопрос Кэт.
   Завела машину, двинулась по трассе, в сторону Москвы. Млечный путь расстилался по всему звездному небу, рисуя снова знак бесконечность. Для нее. Кэт.
   8
   Кэт заболела. Отчаяние и депрессия полностью погрузили ее в состояние апатии. Ничего не хотелось. В клубе появлялась часа на три перед открытием, потом Татьяна говорила, что все под контролем и Кэт ехала домой.
   Горстями пить успокоительные и снотворные уже тоже не могла, все равно не помогало. Так прошла неделя, еще одна.
   Молча, сидела на кресле и рисовала, рисовала, рисовала. В основном дорогу и знак бесконечность. Карандашом. На листах формата А 4.
   Звонили родители, пытались уговорить Кэт приехать в гости или самим наведаться к ней. Она отказывалась.
   Звонок по телефону раздался неожиданно для нее самой, она никого не ждала и ни от кого не ожидала сообщений. Это был диджей Макс.
   - Кэтрин, для тебя есть хорошая новость! - сказал он в трубку, но чувствовалось его радостное настроение.
   - Что случилось? - Кэт отвечала безразлично, она не думала, что уж новость может ее порадовать.
   - Пришла Жека. Через час выступает. Дуй сюда.
   - Какая Жека? - Кэт даже раздражал радостный голос Макса.
   - Какая, какая! Что не помнишь, произвела фурор на открытии. Я думал, тебе будет интересно еще раз послушать ее. Ну, отдыхай тогда дома.
   Макс отключился.
   Кэт сидела безмолвная и пыталась понять, что это сейчас было. Потом пришла в себя. Вскочила. Начала собираться.
   Чувство обиды, злости, радости. Все перемешалось в ней. "Женя. Женя", - мысли только о том, что она сейчас увидит эту пугающую ее девчонку.
   Выскочив из дома в сиреневом платье, в руках зеленый джемпер, Кэт села в машину.
   Уже войдя в клуб, она слышала голос Жени. Сердце билось очень часто, что казалось, сейчас потеряет сознание.
   Администратор Татьяна увидев Кэт, подошла.
   - Воды будешь?
   - Да, - согласилась Кэт. - Давно она тут?
   - Да нет, минут тридцать как приехала.
   Кэт посмотрела на Татьяну. Официантка принесла минералки.
   - Приехала?
   - Ну да, она и в прошлый раз была на машине. Не видела, джип стоит на парковке с иностранными номерами.
   Песня закончилась, тишину разорвали овации. Женя прошла в зал к Кэт. Отняла воды. Передала Татьяне. Взяла за руку, и повела за собой на улицу.
   К Татьяне подошел Макс.
   - Что это с ней? Как-то они, похоже, больше чем знакомы. Ведет Жека себя по-свойски с Кэтрин.
   - Не твое дело Макс. Иди, развлекай гостей.
   Татьяна пошла к барной стойке, чтобы поставить стакан с водой.
   Кэт шла за Женей. Руки Жени были горячими и ладонь даже у Кэт вспотела.
   Женя вывела девушку на улицу.
   - Там жарко, - просто сказала Женя.
   Кэт молчала, не знала что сказать, смотрела на Женю. Сердце билось. Состояние было немного шоковым. Женя поняла это. Смотрела в глаза. Потом отвесила пощечину. Кэт было больно, зато очнулась, и слезы сами навернулись на глаза. Одной рукой схватилась за щеку, она горела от руки Жени.
   Тогда Женя обняла Кэт. Прижала к себе. Та плакала, молча на плече у Жени.
   - Все хватит, успокаивайся и приходи в себя.
   И тут Кэт сорвалась. Она начала говорить, говорить. Голос тихий, вперемешку со слезами.
   - Где ты была. Как ты могла так пугать меня. Как? Я все знаю. Я все видела. Куда ты уходишь? Все время уходишь. Сначала целуешь, заботишься, а потом уходишь.
   - Тихо, Тихо. - Женя успокаивала Кэт, гладя по спине. Но Кэт не успокаивалась. Женя отодвинула тогда от себя Кэт и снова врезала пощечину, но по другой щеке.
   - За что? - Кэт машинально отдернулась от Жени, но успокоилась. Лицо горело.
   Женя взяла Кэт за руку и повела к машине. Своей. Темно синий джип выделялся на парковке своими объемами.
   - Села. Пристегнулась. Успокоилась. - Женя вела себя очень уверено, что Кэт даже не спорила. Абсолютно было все равно, куда та ее повезет, лишь бы рядом и не исчезала.
   Женя резко выехала с парковки и виртуозно повела машину по трассе. Скорость превышала, но это не беспокоило Женю.
   Молчание нарушила Женя.
   - Зачем ты не уехала тогда сразу?
   - Когда?
   - Только не говори что уехала. Не ври мне, пожалуйста.
   Сердце Кэт снова забилось в двести ударов, она покраснела, и если бы в салоне было светло, то это бы можно было увидеть.
   Женя почувствовала и слышала стук сердца Кэт.
   - Почему ты не слушаешь меня?
   Кэт молчала. Потом спросила.
   - Ты убьешь меня?
   Женя улыбнулась, что Кэт почувствовала облегчение.
   - К чему этот вопрос? Думаешь, я вампир?
   Кэт вздрогнула от этих слов. Вспомнила, как Женя высасывала рану на лодыжке.
   - Я не вампир, я такой же человек, как и ты, - Женя стала серьезной, - ну, может не совсем прямо такой же, но я человек.
   - Тогда почему ты в лесу? - Кэт посмотрела на Женю. Глаза снова встретились, опять эти звезды, эта глубина взгляда, эта бесконечность, этот гипноз.
   - Я не в лесу. Мы едем ко мне сейчас.
   Кэт посмотрела в окно и поразилась тем, что увидела. Дорога, но ехали они не по проселочной и не по трассе, на которой Кэт встречала Женю. Их окружали горы, высокие, даже немного заснеженные, а на улице лето. Значит где то высоко, очень высоко.
   - Где мы?
   - Неважно. Там где я живу, - сказала Женя, - и это очень далеко от Москвы.
   Кэт посмотрела на свои наручные часы, с момента как они выехали, прошло всего полчаса.
   - Далеко? Мы едем полчаса всего.
   - Девочка моя, запомни, времени не существует. Тебе разве не говорили об этом?
   И тут Кэт вспомнила, что да, говорили, где то там, в каком-то сне, кто-то, кого она не знает, и никогда не видела в реальной своей жизни.
   9
   Еще через полчаса джип подъехал к дому. С улицы дом казался маленьким, деревянным из аккуратных панелей, с витражными окнами и мансардой.
   Выйдя из машины, у Кэт закружилась голова, всю округу было видно. Они находились на самой высокой скале, где уже не росли деревья. Если бы Кэт сделала три шага, она бы упала, со скалы вниз, и, все, ниже, и ниже к заснеженной равнине освещенной звездами.
   - Аккуратней, не смотри вниз. Вперед иди, к дому. - Попросила Женя.
   Кэт обошла машину и пошла за своей странной спутницей.
   Дом. Войдя в гостиную, он уже не казался маленьким. Большая зала с камином. Горели красные восковые свечи вместо ламп.
   - Тут нет электричества? - спросила Кэт.
   - Нет. Садись в кресло у камина, сейчас приготовлю что-нибудь перекусить. Ты же ничего не ела давно.
   - Откуда знаешь? - девушка смутилась и почувствовала голод, зверский волчий голод как назвала бы это ее бабушка.
   Женя только улыбнулась и вышла в другую комнату.
   Кэт села в кресло, старая деревянная качалка, накрытая, теплым синим пледом. В камине потрескивали дрова, что для девушки было удивительно, кто же его в отсутствие Жени поддерживает.
   Женя пришла быстро, привезла металлический столик на колесиках, на котором было все. Жареная курочка, три салата, нарезанный хлеб, сыр, фрукты и бутылка красного вина с двумя фужерами.
   Кэт сразу набросилась на курицу, оторвав, у, последней, ногу.
   Женя, увидев это, расхохоталась. Смех. Такой звонкий, напоминало металлические серебряные палочки задевающие друг друга при входе в помещение.
   - Держи. - Девушка протянула Кэт салфетку, чтобы вытереть руки.
   - Я такая голодная, - извиняющим тоном сказала Кэт, - как ты быстро все приготовила.
   Женя пожала лишь плечами и разлила вино по фужерам.
   - Кушай, кушай! - сказала девушка, протягивая Кэт фужер с вином.
   Минут через пятнадцать Кэт уже сидела в кресле, поджав под себя ноги. Была сыта, довольна, спокойна и куча вопросов было в ее голове.
   - Что за могила в лесу? - спросила она.
   - Почему могила. Ты видела дату смерти?
   - Не видела! - Кэт удивилась, она действительно не видела дату смерти.
   - Забудь о ней, хорошо! - Сказала Женя.
   Кэт посмотрела Жене в глаза. Снова утонула во взгляде.
   - Как ты это делаешь? Почему все так? Почему ты со мной?
   Женя даже не моргнула.
   - Иди ко мне, - Женя протянула руку Кэт и потянула к себе.
   Кэт оказалась на коленях у Жени. Такая маленькая, хрупкая, по сравнению с Женей.
   - Ты ведьма? - шепотом спросила Кэт.
   Женя снова расхохоталась.
   - Нет.
   И поцеловала. Так как только знает поцелуй ее Кэт, горячий со сладким вкусом, от которого кружится голова и внутри разливается пузырьками вино или взлетают бабочки, да уже и неважно, что происходит внутри, лишь бы поцелуй Женин не заканчивался, и она больше не исчезала.
   Кэт и не заметила, как рука Жени расстегнула ей платье. О, боже. Она же в платье и ей не было холодно в заснеженных горах, как такое могло происходить.
   - Думать перестань, - так же шепотом попросила Женя Кэт.
   - Я не могу! - выдохнула Кэт и снова попала в чары поцелуя Жени, что не смогла продолжить, и что либо, сказать.
   На столике лопнул фужер, один, потом другой. Потом салатница с фруктами.
   - Что это? - спросила шепотом Кэт, голова кружилась, она не понимала что происходит.
   А Женя лишь поднесла пальчик к своим губам, обозначая знак помолчать. И встала с Кэт на руках. Кэт даже не почувствовала, что Жене тяжело, она ощущала себя легким как перышко в ее руках.
   Плед упал на пол, возле камина, куда и опустила Женя девушку и продолжала ее целовать.
   Руки Жени ласкали грудь Кэт и живот. Кэт даже не могла вспомнить, как она оказалась без одежды, когда это произошло. Она отдавалась Жениной магической силе и старалась владеть еще собой и своим телом.
   Она не понимала времени, сколько это продолжалось. Она только чувствовала Женю. Как слилась в одно вместе с ней. Ощущала ее внутри. Тонула в ней, в ее глазах наполненными звездами, горячих поцелуях, слыша свои, откуда то, из глубины своей души, стоны.
   Тот самый серебряный взрыв, в переливах радужных искр, произошел в ней, разлился везде. В голове, животе, груди, внутри. Дикий свой стон и затем крик она уже не слышала, теряя сознание, и засыпая. Ей показалось, она летит, с той самой скалы вниз в снежную долину, а потом, расправляя крылья, большие на метра три или пять, и совсем белые, поднимается к звездам. А в небе млечный путь, рисует ей знак. Бесконечность. Для нее. Только для нее, Кэт.
   10
   Кэт проснулась в своей постели. Дома. Обнаженная. В окно светило августовское солнце. Тюль от ветра развевалась, значит было открыто окно, но Кэт точно помнила, что не открывала.
   Встала, подошла к большому зеркалу.
   "Боже, неужели это был всего лишь сон, - думала Кэт, оглядывая себя, - не может этого быть!"
   Щека была немного розовая, точно от пощечины Жени, а может и отлежала на руке, пока спала.
   На часах было одиннадцать утра.
   Зазвонил телефон.
   Кэт подняла трубку.
   На том конце Макс.
   - Кэтрин, ну ты даешь, куда пропала, я весь вечер звонил и утро. - Потом добавил, - и ночью.
   - Я дома, - удивилась Кэт, - а что случилось?
   - Да ничего, просто машина твоя у клуба на парковке. Ты вчера, с Жекой, как вышла из клуба, так и все, след простыл.
   Кэт отключила телефон. Проверила, тридцать пропущенных от Макса и пять от Татьяны. Значит не сон, значит, Женя была.
   - Сучка! - выругалась Кэт, схватила вазу со стола и кинула об стену. Ваза упала, но не разбилась. Кэт расплакалась. От бессилия, от непонимания происходящего, снова эта магия, снова эти чары, снова эти звезды.
   Телефон снова зазвонил. Опять Макс.
   - Ты чего трубки то бросаешь? У тебя все хорошо? - спросил он.
   - Да. Все нормально. - Кэт вытерла слезы, говорила тихо, чтобы не понял, что она плачет.
   - Слушай, может тебе в отпуск съездить? На недельку куда-нибудь.
   Кэт помолчала. Она хотела, хотела уехать, исчезнуть, чтобы прийти в себя, чтобы Женя не нашла ее, если вообще будет искать.
   - Вы справитесь? - спросила Кэт Макса.
   - Без проблем, езжай. Сообщи только куда, чтобы если что найти и когда вернешься.
   - Я сообщу. Ладно. Пока. Спасибо, что позвонил. - Кэт отключила мобильник.
   Снова посмотрела в зеркало и поняла, что она даже не накинула на себя рубашку, абсолютно голая.
   Поставив тосты, пошла в душ.
   Собрала сумку, взяла банковскую карту и немного наличных, и уже через час, после своего мистического пробуждения вышла из дома.
   Вначале за машиной. На парковку возле клуба. Для этого взяла такси.
   Еще через час Кэт уже ехала из Москвы, в другом направлении, от той злополучной трассы, где всегда ее ждет Женя.
   Кэт знала куда едет. К вертолетной площадке, где она оставит машину и наймет частный самолет, чтобы максимально быстро попасть на остров. Северный остров за полярным кругом. Там живет ее старый знакомый Игорь. Она его всегда называла Зевсом, из-за его очень большого роста и красивой внешности, и он давно звал ее погостить.
   Еще через два часа она уже летела в самолете. Пилот и второй пилот рассказывали ей истории, случившиеся с ними в моменты полетов, но она совсем их не слушала. В иллюминаторе были облака. Кэт, вспоминая свою ночь с Женей, ощутила ломку по Жене или голод. Этот голод начал проникать в ее нервную систему. Кэт вытащила пузырек с успокаивающим и запила три таблетки минералкой. Немного отпустило. Но в течение следующих десяти минут ее сморил сон. Кэт уснула.
   Она сидела на крыше высокого здания, ей не было страшно, но рушились здания. Большие волны с моря обрушивались на постройки, и сносило потом грязной водой назад в море. Вместе с блоками, кирпичами и деревьями уплывали люди. Кто-то пытался хвататься за еще уцелевшие стволы деревьев, столбы, торчащие из земли, ограждения, но каша из кирпичей разрушенных построек сносило и их.
   Кэт видела, как люди кричали, но не слышала их. Здание, на котором она находилась, пошатнулось, и под ней как песочный замок начал рассыпаться. Кэт взлетела, она не видела крылья, но хорошо ощущала их и могла ими управлять как птицы. Она опускалась ниже к людям и увидела на одном из этажей спящих людей, семейная пара ничего не ощущая, что гибнет и они окажутся под завалом, крепко спали накрытые одеялом и между ними ребенок. Маленький семимесячный ребенок. Кэт влетела в окно, взяла ребенка и успела подняться в небо. Дом рухнул как карточный домик.
   Малыш смотрел на нее, улыбался, у него были большие немного косые в разрезе, карие глазки.
   Кэт летела над разрушенным городом, облако пыли поднималось в воздух, даже ощущался запах морской воды пыли и грязи.
   Увидев на берегу с другой стороны залива лодку, вода там была спокойной, Кэт опустила в лодку младенца. И проснулась.
   Пилоты готовились к посадке самолета. Кэт посмотрела в иллюминатор, уже была видна земля.
   - Девушка, проверьте ремни безопасности. Не пристегнуты, пристегнитесь. - Сказал второй пилот.
   Кэт проверила, вроде все в порядке. Связь была. Набрала номер Зевса.
   - Привет, малыш, - на том конце красивый мужской голос молодого мужчины.
   - Да, это я. Я почти уже на земле. - Кэт было спокойно.
   - Подождешь в аэропорту. Я подъеду через полчаса. Когда садитесь?
   Кэт спросила пилота.
   - Через сколько посадка?
   - Да минут восемь еще. - Пилот посмотрел на Кэт. - С вами все в порядке?
   - Да. В порядке. - Ответила Кэт и снова в трубку, - Слышал? Минут восемь еще.
   - Ок! До встречи куколка! - Зевс отключился.
   "Куколка! Только он так мог ее называть, и почему она ему тогда отказала, наверное, потому что не хотела ехать с ним на край света" - размышляла Кэт, думая о Зевсе.
   Самолет сел на площадке небольшого аэродрома. Автокар приехал за пилотами и Кэт, чтобы отвезти в аэропорт.
   - И куда тебя занесло? Тут, однако, прохладно! - Сказал один из пилотов, рыжебородый лет сорока, но все время с улыбающимися глазами.
   - У меня отпуск, - улыбнулась Кэт.
   - Все на юг, а ты на север, - пошутил второй пилот - Тут, даже деревья карликовые и мох смотрю везде.
   - Ага. Еще болота, морошка, клюква и белые медведи. - Подтвердила девушка.
   Аэропорт был небольшим двухэтажным, всего с одним залом ожидания. Сидя на кожаном сиденье, ожидая Зевса, Кэт наблюдала за людьми. Их было не так много. Две семьи с ребенком и два парня, отправившиеся, скорее всего на заработки в эту глушь.
   Один сидел с ноутбуком, смотрел новости.
   Передавали на японских островах цунами, разрушенные три города, гибель шестисот пятидесяти восьми человек, и пропавших без вести, которые находятся под завалом. А также, каким-то чудом, спасенного малыша, оказавшегося на другом конце полуострова в лодке.
   Кэт помнила сон как реальный, слушала и не понимала, что с ней происходит и в кого она превращается.
   В зал ожидания поднялся Зевс. Большой нежный красивый. С огромным букетом лесных маков.
   - Извини, тут в тайге только маки, - извиняющимся тоном сказал Игорь и вручил цветы девушке.
   - Это оригинально, - улыбнулась Кэт. Она была для себя на удивление спокойна, может ее успокаивающие действовали, а может просто она была так далека от Москвы, от этой мистики, от чар Жени.
   11
   Дни пролетали незаметно. Каждый вечер приходили товарищи Игоря, разжигали возле барака костер, пекли картофель и играли на гитаре.
   Вечерами было холодно, даже морозно. Зевс укрывал Кэт мужским тулупом, и у нее уже было свое место у костра, там, где можно было видеть тундру и звездное небо. На севере все время казалось, что звезды, где то далеко-далеко и не такие большие, но зато небо казалось очень низко как в горах, особенно когда небо затянуто облаками.
   Кэт, после таких вечеров, ночами спала как младенец, совсем не видя снов. Может воздух был другим морозным, а может за полярным кругом уже другой мир, без мистики и без видений. Ощущение, что перешла черту, где все по-другому. Все так, как и должно быть, только она себя не ощущает здесь живой, собой, и не совсем комфортно. Именно из-за, таких, своих ощущений, Кэт приняла решение возвращаться.
   Они сидели в очередной раз у костра, когда Игорь получил сообщение, что вертолет полетит на большую землю за провизией послезавтра, а там можно будет в Москву отправиться на самолете.
   Каждый вечер становилось холоднее и морознее, по утрам иней снежинками покрывал местность, даже дома казались серебряными.
   Небо было чистым и черным, смотря на звезды без труда можно было найти созвездия. Большая медведица была прямо над ними и казалась целым небесным городом.
   И тут все небо заполыхало, разноцветное зарево скрыло звезды.
   - Северное сияние, но в это время оно обычно бывает очень редко и белым, - сказал Зевс.
   Кэт смотрела на зарево, восхищаясь им, а в голове услышала голос Жени. Она, Женя, ей, Кэт, поет песню, свою песню.
   Сияние продолжалось полчаса и так же внезапно исчезло, будто сожгло один из звездных городов, типа Большой медведицы, и, превратившись в пепел, смешалось с космосом.
   У Кэт закружилась голова, она побледнела, и это заметил Игорь.
   - Как себя ощущаешь?
   - Спать. Мне хочется спать, - сказала девушка и как в детстве маленькая отключилась, сон взял ее в плен. Зевсу осталось только отнести ее в дом, на руках и аккуратно не раздевая уложить в кровать.
   Кэт шла по песку, по необычному тоннелю. Стеклянные стены и потолок, за которыми было видно воду, темную прозрачную воду океана. Красивых морских животных, рыб, больших дельфинов подающие ей ультразвуки. И ей казалось, что она понимает их.
   А тоннель не заканчивался, уже была лестница наверх, и впереди свет. Яркий и белый свет, как от неоновых дневных ламп, очень белый.
   Подходя уже ближе к свету, Кэт ощущала, что ей тесно. Тесно в этом тоннеле, хотя он был огромным. И она вышла, сама не осознавая, как получилось, где была дверь, где граница воды, неба и суши. Ступила на золотой песок пляжа. И когда вышла, поняла, почему ей было в тоннеле тесно. Она подняла руки, вдохнула свежий воздух, и расправила крылья, которых не видела, но ощущала. Так же реально как другие части своего тела, как руки или ноги. Она ощущала, насколько они большие, и как она их раскрывает.
   Кэт проснулась. Рядом сидел Игорь.
   - Ну, ты даешь, я уж хотел врача вызывать.
   - Что так плохо выгляжу? - спросила Кэт.
   - Да нет, наоборот прекрасно, но ты спала тридцать два часа. Это больше суток. И ни разу не повернулась.
   - Надеюсь, я во сне не храплю и не соплю, - улыбнулась Кэт.
   Игорь засмеялся:
   - Ты спала как мертвая царевна, даже дыхания не слышно.
   Кэт смотрела на Игоря, а сама думала. Какой-то прилив сил у ней, хочется жить, любить, летать, делать чудеса. Так что же с ней не так, или все так, только она меняется.
   Этим же вечером она улетала на вертолете на большую землю, чтобы отправиться потом в Москву.
   Ей все время хотелось спать и ощущение, что время остановилось, или его просто не существовало, ее не покидало даже на мгновение.
   В окно вертолета она смотрела в небо, и снова по всему небоскребу расстилался млечный путь. И вновь нарисовал ей знак, бесконечность. Для нее. Кэт.
   12
   Кэт припарковала машину около своего Клуба. Как всегда народу было много. Макс увидев вошедшую девушку, передал микрофон своему помощнику.
   - Как тут без меня? - спросила Кэт.
   - Нормально. Ты что-то совсем белая, не загорела.
   - Ну, я же не на юг ездила.
   - И я просил, чтобы ты сообщила куда направилась. Ну, ладно! Все равно выглядишь прекрасно.
   - Идем, выпьем по Махито, - предложила она, - и расскажешь новости.
   Они сели в углу зала за свободный столик.
   - Она не приезжала. - Сказал Макс.
   - Кто? - Спросила Кэт, но покраснела. Она поняла, о чем подумал Макс, и, о ком говорит.
   - Не надо притворяться, я же вижу. Да все видят. Ты какая-то другая стала. Это из-за нее?
   Девушка только пожала плечами. Потом сказала.
   - Я, наверное, с ума схожу. Так ведь быть не должно.
   - Как?
   - Ну, она девчонка. И я девчонка. Она постоянно мне встречалась на дороге, и особенно, когда должно было со мной что-то произойти, будто охраняет меня.
   - Ты влюбилась в девчонку? Или это твоя благодарность? - Макс взял за руку Кэт и посмотрел в глаза.
   - Я не знаю. Она после последней встречи как часть меня, будто я что-то забрала у ней, а она отдала.
   Помолчали.
   - Ты когда приехала в Москву? - разрушил молчание Макс, и решил перейти на другую тему.
   - Я еще дома не была. Только с аэродрома. Забрала машину там и сюда сразу.
   Макс кивнул понимающе. В Клубе наступила тишина, вырубился свет на секунду, и снова освещение включилось, но появилось мигание.
   - Что это? - Кэт посмотрела на лампы.
   - Сейчас! Сиди, я посмотрю. - Макс, встал, пошел к оборудованию. - Не хватало, чтобы оно сгорело.
   Но тишина в зале пугала. Народу много и все без паники сидели, молча, и смотрели на сцену.
   На сцене у микрофона стояла Женя, с гитарой.
   Тишину разбил ее голос, красивый как серебряные металлические палочки задевающие друг друга от ветра.
   Женя пела. Свою песню, о любви, ветре, о небе.
   На столе у Кэт разорвался фужер с Махито, лед посыпался на пол. А у самой сердце бешено колотилось, она поняла, как ей не хватало Жени, будто бы, не была она целой без нее.
   "Как же я по тебе соскучилась", - в мыслях сказала Кэт, но там же в мыслях она услышала ответ.
   Ответ Жени ей: "Сама виновата, зачем уехала", - и Кэт поняла, насколько сильно, Женя имеет власть над ней, насколько сильно.
   Кэт встала и пошла к выходу, уехать.
   Села в машину, но что-то держало не заводить. Так она сидела, казалось долго, и никак не поднималась рука повернуть ключ зажигания.
   Дверь в салон открылась. На заднее сиденье села Женя. Кэт даже не повернулась, глаза их встретились в зеркале.
   - Ты долго будешь сопротивляться? - спросила Женя.
   Кэт тихо и как можно без волнения сказала:
   - Я ничего не понимаю. Что-то не так, что-то со мной происходит. Это не правильно, то, что у нас было тогда, ты девчонка как и я.
   - С тобой ничего не происходит того, что не должно происходить, милая. Ты стала тем, кем была и должна быть. Ты просто раскрылась, а я просто помогла инициировать это в тебе.
   Кэт повернулась к Жене, посмотрела в глаза уже без прежнего страха.
   - Инициировать?
   - Да. Инициация прошла именно тогда, когда ты была со мной. - Женя улыбнулась и добавила, - Тебе надо научиться управлять собой, а то посуды скоро не будет, и электрические приборы все перегорят.
   - Что? Так это я? - Кэт была сильно поражена, как просто на столе разбиваются фужеры, бокалы, вазы, как погас свет и начал мигать.
   Женя только кивнула. Кэт вспоминала, что и раньше, когда она волновалась или злилась на что-то, плавилась проводка, сгорал ни с того, новый утюг или чайник, в руках перегорал фен. Но никогда не думала, что это связано с ней, а считала неудачным день и не качественным китайским производителем этих электроприборов.
   - Так кто я? - спросила Кэт.
   - Ты ничего не помнишь?
   - Нет, что я должна помнить?
   Женя открыла дверь и вышла из машины.
   - Идем, я покажу. - Сказала она.
   Кэт вышла, закрыла машину и поставила на сигнализацию. Они прошли к большому синему джипу Жени.
   Уже в салоне джипа, Женя сказала:
   - Все что увидишь, просто смотри и не вмешивайся. Пристегнись.
   Кэт послушалась. Они выехали с парковочной площадки Клуба.
   Женя уверено вела машину, скорость была максимальной, но не ощущалась. Кэт была на этот раз очень спокойной, потому что понимала, все, что могло с ней произойти, уже произошло. Так что могло произойти теперь еще более необычного, да ничего. Но она ошибалась.
   13
   Машина Жени въехала в какое-то темное огромное помещение похожее на пещеру, не было света, ни фонарей.
   Женя вышла из автомобиля, пригласив Кэт последовать за ней.
   Кэт пошла за Женей, стараясь держаться близко, совсем не видя ничего, глаза не сразу привыкали к темноте.
   Но, похоже, Женя знала куда ведет, не путаясь в нишах пещеры, она вошла в одну из них.
   Перед Кэт открылась площадь, очень много народу, обычные мирные жители в несовременной одежде. В руках у немногих факелы. В центре площади возведен помост, на котором два столба.
   Кэт сразу поняла, что это плаха, кого-то собираются казнить. Они сами с Женей стояли на балконе высокого каменного здания и за всем наблюдали сверху.
   На помост под стражей поднялись две женщины одетые в длинные накидки с капюшонами. Одна женщина подняла глаза над толпой и встретилась взглядом с Кэт. Кэт вздрогнула, до чего знакомое выражение глаз, перламутровые, цвета вечернего неба. Бледное лицо не было знакомым, но сам взгляд, сами глаза как зеркало души были такими близкими родными, что, ни с кем невозможно было спутать. Женя почувствовала волнение Кэт и взяла ее за руку, сильно сжала, предупреждая этим жестом не вмешиваться.
   К женщинам на помосте подошел священник, в красной мантии с черной подкладкой, в руке держал большой золотой крест.
   Женя подняла правую руку и щелкнула пальцами, сразу стало слышно шум толпы, крики, где-то плач в толпе детей. Священник поднес крест к одной женщине, потом к другой. Обе по очереди поцеловали крест.
   Женщина с пепельными волосами бросилась к ногам священника умоляя пощадить ее.
   Из толпы начали бросать в нее гнилыми яблоками и яйцами и кричать:
   - Ведьма.
   - Огонь, огонь.
   - Защитите наших детей.
   Два стражника схватили женщину и привязали к одному из столбов.
   - Убейте меня. Убейте. Не сжигайте живой. Это она во всем виновата. Она. - Кричала поднятая с колен девушка, и было видно, что она в ужасе. Волосы из пепельного цвета на глазах становились белыми, седыми.
   Вторая девушка сняла накидку и осталась в серой рубашке из савана еле закрывающую грудь. Она снова подняла глаза, встретилась взглядом с Кэт, и сама прошла ко второму столбу. Стражникам только осталось привязать ее запястья, но тут девушка вытащила кинжал из ножен одного из своего палача и, развернувшись в сторону своей подруги, бросила его в нее. Острое лезвие точно попало в сердце другой женщины , которая сделала последний вдох и по столбу съехала вниз, села. Она была мертва.
   Стражник, тут же схватив руки пленницы, привязал их к столбу, и для полной уверенности, чтобы ничего другого больше та не совершила, взяв кожаный ремень и, за талию привязал саму девушку.
   Но молодая красивая женщина не сопротивлялась, молчала.
   - Вы можете сказать последнее слово. - Сообщил священник девушке.
   Девушка окинула взглядом толпу. В толпе все замолчали, ждали. Возможно, ожидали проклятья, но девушка тихо и спокойно сказала:
   - Я, не держу на вас зла. Я верю, придет время, и любовь будет править миром. Я прощаю вас, люди!
   В этот период палачи вокруг обеих девушек завалили сухими ветками, листьями, сеном и подожгли от факела.
   Она живая стояла занятая пламенем, и огонь подбирался все выше, к ее красивому лицу и волосам, сжигая ей саван, живот, грудь. Но, ни крика, ни стона люди не услышали. Губы прошептали: "Прости. Люблю тебя!"
   И когда от девушки оставался уже уголь, то из костра вылетела птица, маленькая белая птица и вместе с искрами взлетела вверх, улетела. Кэт показалось, что никто из людей в толпе, ни палачи, ни священник, этого не заметили. Только она.
   Женя, не отпуская руку Кэт, повела ее назад, они снова оказались в темном каменном помещении.
   - Не вспомнила? - спросила Женя.
   Кэт отрицательно покачала головой.
   - Хорошо, тогда давай покажу что-то другое.
   Женя повела Кэт дальше, и они оказались в темном каменном коридоре. Шли долго, время остановилось, Кэт все время старалась ни за что не задеть, не пораниться и не упасть. Глаза уже привыкли к темноте, и она видела, что стены и потолок блестят от капелек воды, и сталактитов.
   Они вышли снова на площадь. Пустая ровная площадь без толпы народу, без окружающих каменных домов, без помоста, без столбов, без пугающих огней факелов. Сплошная темнота и только маленькие светящие точки, искры пыли летали в воздухе. Реальная светящаяся пыль, которую можно увидеть всегда при резком выключении света в любом помещении и первое, что видят глаза, привыкая к темноте именно они, эти светящиеся точки, летающие в пространстве. А потом, когда привыкаешь, видишь тени, очертания предметов и уже эту золотую пыль не замечаешь, она как бы уходит на другой план, или исчезает, в подсознании, прячась глубоко, до следующего такого эксперимента.
   Нежный сладкий аромат каких-то неизвестных духов начал разливаться в пространстве, но запах Кэт помнила, тот самый, всякий раз, появляющийся, в ее машине до встречи с Женей.
   Очертания теней становилось ярче и они уже были не тени, а люди. Все разные, разных размеров, телосложений, большие, очень большие, маленькие. Появился в воздухе свет, даже в воздухе можно увидеть было очертания людей не стоящих на площади и не идущих по дороге, а парящих, как эфирные прототипы обычных людей.
   Свет становился все ярче и ярче и наступил день, в свете которого эфирных людей уже было невозможно увидеть, а город и сама площадь зажили своей жизнью, реальной.
   Кто-то пошел с корзинами на рынок, кто-то мыл окна своих каменных домов, дети пробежали за маленьким псом и скрылись в переулке. В небе появился воздушный змей, ручной работы, изготовленный из кожи, вероятно ящерицы.
   Красивая девушка составляла из цветов букет, подняла глаза в небо и встретилась взглядом с Кэт. Кэт снова вздрогнула, та самая, что была на костре. Те же родные глаза цвета вечернего неба перламутрового оттенка, тот же взгляд.
   Сзади к девушке подошла другая и закрыла ей ладошками глаза, это спасло Кэт от того, чтобы не упасть в обморок. Она все вспомнила, абсолютно все. Ее любовь разливалась по всему телу и становилась все больше, что в собственном теле ей было тесно.
   Женя взяла за руку Кэт, завела снова в помещение, повела назад. Они снова шли, по, этому темному коридору, в широкую каменную пещеру, где остался, синий большой джип Жени.
   - Все вспомнила! - Даже не спросила Женя, а как утвердила.
   - Да!
   Они сели в машину, и Женя выехала на дорогу. Только сейчас Кэт увидела, что уже было утро. Они ехали по горной опасной крутой дороге, сверху можно было увидеть панораму океана и рассвет. Золотым и розовым, окрашивая небо, вставало Солнце.
   Кэт завораживающе смотрела на красоту природы, и ей хотелось летать, высоко парить над всей этой вселенной.
   Она не заметила, как Женя приложила свой пальчик к губам, выражая тишину, и Кэт сразу уснула.
   14
   Проснулась Кэт в своей постели, дома. На кухне кто-то гремел посудой и чувствовался запах ароматного кофе.
   Кэт все помнила до мельчайших подробностей, последним событием было то, что уснула она в машине Жени. Только подумав о Жене, в комнату вошла она. С ароматным воздушным кофейным коктейлем, взбитым в блендере.
   - Ты такая заботливая, - потянулась Кэт в постели.
   Женя подала бокал с коктейлем девушке и села, напротив Кэт, в кресло.
   - Прости меня, - сказала Кэт, - Я тогда реально струсила, испугалась. Я предала нас.
   - Все нормально, - ответила Женя.
   - Так нашу любовь сожгли? Тебе было больно, а я... Я до последнего думала избежать всего этого.
   - Ты хочешь поговорить об этом, Кэти? - Женя спокойно смотрела в глаза девушке.
   Потом обе помолчали минут пять, и Женя произнесла:
   - Возможно, тебе дали второй шанс все исправить, сможешь ли. Я знаю, что я не та и цвет глаз другой, внешне очень отличаюсь, но главное ты узнала меня.
   Кэт сделала глоток коктейля и подумала, что как она сможет все исправить. Тогда было трудно, а это такой современный мир, где ни от кого и нечего не спрячешь.
   - Жень, ты тоже это видела?
   - Что именно? - Женя была спокойной и уверенной, наблюдала за смущением Кэт.
   - Ну, эту золотую пыль как все проявлялось, какие-то души летали потом, пока не стало светло.
   Женя рассмеялась.
   - Что тут смешного? Я с ума схожу? - спросила обижено Кэт.
   - Нет, ничего смешного нет. Извини.
   - Так ты тоже это видишь?
   - Это все видят. Только некоторые, не замечают того, чего не понимают. Именно поэтому все люди живут в разных проекциях.
   - Что значит в проекциях? Ты про параллельные миры?
   - Нет. Параллельные миры это параллельные миры. - Женя снова рассмеялась.
   Увидев, что Кэт опустошила бокал, спросила:
   - Тебе еще сделать?
   - Да, очень вкусно. А почему сама не пьешь?
   - Я уже два часа на ногах и уже позавтракала к твоему разочарованию, - Женя встала и вышла на кухню за очередной порцией коктейля. Кэт услышала, как заработал блендер.
   - Жень, так что это за проекции? - крикнула Кэт .
   - Измерения, малыш!
   Женя принесла бокал с коктейлем, на краю стекла бокала красовалась маленькая голубая розочка.
   - Откуда это! - Кэт была удивлена, - Ты волшебница!
   Женя снова села в кресло и произнесла:
   - Мысль очень, материальна, на примере тех же измерений, в которых мы живем.
   - А в каком измерении мы живем?
   - Все по-разному, это как ты сама ощущаешь и видишь, и понимаешь.
   Кэт внимательно посмотрела в рубиновые глаза Жени, тот же родной любимый взгляд, лишь цвет глаз другой, не перламутровый вечернего неба.
   - В основном все осознают, что в третьем.
   Кэт молчала, ждала объяснения.
   - Хочешь знать, как мы осознаем, в каком измерении мы живем? Времени не существует, тебе же говорили.
   - Ну и что дальше?
   - А дальше то, что только поэтому все измерения существуют в одно, и тоже, время, и мы в них живем. Первое это когда преобразуется свет. Был хаос, пустота, и была только энергия, в виде маленьких частиц, те самые золотые искры, при столкновении и желании эволюционировать превращаются в нечто материальное, например, тени. Вот эта золотая пыль в пустоте, которую мы наблюдаем, когда создаем эту пустоту и есть первое измерение.
   - А второе?
   - Второе, это тени, или рисунки без объема, но уже с изображением объема, например, если ты нарисуешь куб, а не квадрат. Ну, а третье, это когда эти тени и рисунки приобретают реальный объем и материализуются. Это бокал, который ты держишь, или твой дом, кровать, стол, и ты сама. Поэтому люди, осознавая третье измерение, так и считают, что проживают в третьем измерении, хотя они проживают во всех, но другие проекции либо не понимают, либо не замечают, потому что опять же, не понимают и это блокируется у них в подсознании. Ты, наверное, читала, что мозг человека работает только на 10 процентов, но у кого-то, он все же, выходит за пределы этих десяти и тогда этот человек осознает все остальные проекции, которые он понимает.
   Кэт встала с постели и поставила бокал на туалетный столик. Женя молчала.
   - Так что означают тогда остальные и сколько их? - спросила Кэт, присаживаясь рядом с Женей.
   - Точно сказать никто не может, но возможно пятнадцать. Только людям доступны лишь семь.
   - Семь? И ты их все видишь?
   - Я да, а вот некоторые, пропуская четвертое или шестое, осознают сразу седьмое. Но это не значит, что они в них не проживают, просто это для их понимания слишком сложно. Они сами блокируют эти проекции в себе. Ну, и могут признать человека, кто понимает больше них, сумасшедшим.
   - А что означают четвертое и все остальное, они сложнее для понимания, чем седьмое?
   - Не сложнее. Четвертое измерение это излучение света от материальных предметов и живых существ, ты же видела на иконах ореолы. Так вот, кто видит свечение от предметов, они осознают четвертое. Если это просто осознать и потренироваться, то это легко может увидеть каждый желающий.
   Женя помолчала с минуту и добавила:
   - Шестая проекция очень развита у Даунов и аутистов. Все считают, что это больные на генетическом уровне люди, на самом деле они просто другие и проживают в отличие от всех нас в шестом измерении. Шестая проекция - это умение жить в своем мире и видеть его таким, каким ты его представляешь. Это как в луже один видит грязь, а другой видит звезды. Научиться видеть шестое измерение просто, оно может исполнять желание, надо научиться визуализировать, мысль материализуется рано или поздно. А седьмое, которые все практически осознают, хоть и не всегда видят, это эфир. Среди нас живут эфирные существа, и о них слагают сказки, мифы, легенды. И именно благодаря седьмому измерению мы можем увидеть ангелов, демонов, святых людей живших когда-то. Только некоторые их видят в своих снах, а кто-то когда здорово накачается, тогда мозг им открывает тайну бытия и показывает эфирных обитателей, а кто-то может видеть их в реальном, не спящем, своем состоянии.
   - Медиумы? - спросила Кэт.
   - Ну, типа того, - Женя улыбнулась и взяла руку Кэт. - Эфирные существа, могут временно материализоваться. Показаться не как, светящиеся фигуры, а довольно нормальными для осознания земного человека созданиями. Ангел может на время стать животным или человеком. Что страшно?
   Кэт покачала отрицательно головой и спросила:
   - Ты пропустила пятое. Почему?
   - Пятое? Разве? Ну, ладно. Ты собирала в детстве пазлы или лего, или в совсем младенчестве один пластмассовый игрушечный стаканчик вставляла в другой, или пирамидку, которая превращалась в одну целую красивую игрушку. Так пятая проекция - это как раз соединение двух предметов, вещей, из которого появляется одно целое и друг без друга они ничего из себя, не представляют, лишь как отдельную некую деталь.
   - Как это можно связать с живыми людьми или животными?
   - Очень просто. Каждый человек тоже является чей-то половинкой, и существа из седьмого измерения дают нам возможность встретить друг друга, только надо осознать это, а это самое сложное. У этих пар одна душа, но это необязательно будет пара мужчина-женщина, это может быть совсем два разных однополых человека. Была такая ясновидящая Ванга, она была одним целым с Ольгой, они чувствовали друг друга очень хорошо, у них душа была одна на двоих.
   Потом помолчала и тихо сказала:
   - Это и мы с тобой Кэт, тебе дали второй шанс. Не обижай меня.
   Кэт встала и подошла к Жене. Наклонилась и сама первая поцеловала Женю в губы.
   15
   Кэт сидела за компьютером, готовила отчет для бизнес-ангелов. Женя опять пропала. Они провели два замечательных дня вместе, на третий день Кэт поехала в клуб за документами для отчета, а вернулась, Женя исчезла. Не было ни ее джипа у дома на парковке, не было самой Жени. Только один кожаный браслет остался лежать на подоконнике. Кэт ждала ее весь вечер, но вот пошли уже третьи сутки, а девушки все не было.
   Кэт нервничала, цифры сходились, но она все удаляла и заново составляла фразы, ей все казалось что, что-то не так.
   Обратиться в полицию она считала глупым, тем более взрослая девчонка живет и без нее самостоятельной жизнью, не могли же ее украсть. Бросила? Но все было прекрасно, спокойно, и сама же, она просила не обижать ее. Так как же Кэт могла, она не могла даже теперь подумать, что то, что они вместе, это неправильно.
   Кэт чувствовала, чувствовала, что с Женей ничего не случилось, но ее очень не хватало. Как воздуха, как ветра, как какой-то части ее самой, ее жизни. Ей просто хотя бы надо знать, где она, чем дальше отдалялась на расстояние Женя, тем труднее было дышать, и ощущения становились болезненными.
   Очень мучила мысль, почему не предупредила, почему не написала записку. У Кэт не было Жениного мобильного номера.
   "А был ли у Жени вообще мобильный телефон?" - думала Кэт и понимала, что ни разу не было звонка, ни разу его не видела.
   Горы, где эти горы, где дом Жени. Что они за горы? Гималаи, может Анды, а может это Эльбрус. "А может это вообще горы Олимпии, из легенд о богах" - Кэт уже ничему не удивлялась, Женя может жить где угодно, даже в другом мире, параллельном. В одном из тех, где Кэт бывает только в снах, своих снах.
   От ветра открылась форточка, и с подоконника упал блокнот. Кэт встала, подошла закрыть окно, уже осень, прохладно. Подняла блокнот, увидела цифры. Это же она сама их писала, номер автомобиля реанимационной бригады 911. Тот молодой человек, что напомнил ей менеджера с заправки, он был там, он был медиком.
   Кэт набрала номер телефона 911. Диспетчер ей ответил.
   Кэт сообщила номер автомобиля, спросила, работает ли сейчас бригада и что ищет одного человека. Потом узнала адрес станции, куда возвращается бригада.
   Было два часа ночи, но девушку это не остановило. Натянув джинсы и взяв куртку, она вышла из дома.
   Москва всегда многолюдна, даже ночами на трассе совсем не одиноко. Кэт ехала по проспекту, огни рекламных щитов, подсветок Торговых Центров освещали город.
   До станции Медицинской Экстренной Службы было достаточно далеко, но автомобильной пробки не было, и через полчаса Кэт была на месте.
   На территорию пройти через КПП было сложно без пропуска и объяснений, поэтому Кэт солгала, что ей плохо и нужна ей самой медицинская помощь, тогда только охрана пропустила и даже объяснила как пройти до того самого здания, где располагается МЭС.
   На площадке всего находилось две машины, остальные похоже все на вызовах. Кэт прошла в здание и через несколько коридоров попала в уютную светлую комнату. Сидела диспетчер средних лет женщина неопределенного возраста, довольно милая.
   - Здравствуйте! - сказала Кэт
   - Присаживайтесь на диван или кресло, я сейчас. Чай будете? - спросила диспетчер. Кэт согласилась на чай, ей сложно было начать разговор.
   Женщина налила из кулера кипятка в красивую фарфоровую чашку и положила на блюдце пакетик чая и кусочки сахара.
   - Я Лариса Петровна, у вас что случилось? - спросила Лариса Петровна.
   - Я ищу одного человека, я видела его в качестве вашего сотрудника, медбрата. - Кэт назвала дату, когда произошла авария, достала блокнот, - Вот номер автомобиля я записала, он был с этой бригадой.
   Лариса Петровна встала, со стола взяла два журнала, в одном из которых путевки бригад выпускающих на линию, в другом заявки вызовов.
   - Да, бригада работает сегодня. Вы его совсем не знаете? Фамилию, Имя?
   - Нет. Только внешне.
   - Зачем он вам собственно, если не знаете его! - удивилась диспетчер.
   Кэт помолчала, не знала что ответить, потом произнесла:
   - Я влюбилась. Ночами не сплю. Я его и раньше видела в другом месте, но не знала, как подойти. Вопрос моей жизни.
   У Ларисы Петровны по лицу нельзя было понять, верит, не верит, но она была романтиком и объяснение Кэт ей понравилось.
   - Бригада возвращается минут через двадцать. Вы можете подождать, если это действительно так важно.
   На столе заработала рация, потом зазвонил телефон, и женщина диспетчер пошла отвечать.
   Кэт сидела и ругала себя, ей так стыдно было за ложь, ведь она даже не понимает, зачем она тут, что она хочет узнать у этого мальчика. Ну, уж точно не то, что он ее узнает или не узнает.
   Кэт уснула, чашка так и осталась нетронутой на низком лакированном столике у кресла, в последнее время она очень быстро засыпает как под чьим-то гипнозом.
   Большая светлая комната. Она стоит, смотрит в большое стеклянное панорамное окно. На горизонте темные тучи и воронка смерча, все это надвигается с большой скоростью. Становится страшно. Порыв ветра врезается в окно и множество осенних листьев с ветром бьются о стекло.
   "Насколько прочное стекло, что выдержало такое давление на него" - подумала Кэт. Воронка надвигалась и девушка ощутила, что здание, в котором она находится уже в центре воронки. Стекло выдерживало, пока выдерживало, но пол под ней начал проваливаться, и...
   Она проснулась. Лариса Петровна трясла ее за плечо, пыталась разбудить.
   - Ой, я уснула. Извините! - виновато сказала Кэт.
   - Ты так стонала, что я подумала тебе плохо. Они приехали. В комнате отдыха они. Идем, я провожу.
   16
   Кэт вернулась домой под утро. На улице светало, для сентября прекрасная теплая погода. Солнце поднималось, и день желал быть без дождя.
   Молодого человека, кого думала увидеть, не встретила, но разочарования не было.
   Замечательная дружная бригада МЭС объяснила ей, что такого по описанию медбрата или санитара у них никогда не было. Они хорошо помнят каждый случай и ту аварию, людей было много, и возможно он был в толпе, но не в качестве их сотрудника.
   Девушка включила воду в ванной, чтобы прийти немного в себя после бессонной ночи, и набрала номер гостиницы. Вечером поедет в город к бизнес-ангелам, необходимо отвезти отчет за квартал.
   Зазвонил телефон, Кэт машинально не глядя на то, кто звонит, взяла трубку.
   - Привет!
   У Кэт застучало сердце, милый знакомый голос Жени.
   - Где ты? Почему ты уехала? - спросил Кэт.
   - Дела были. Ты без меня не уезжай, я скоро буду. - Женя не многословна.
   Телефон отключился. Кэт потрясла его, он просто вырубился совсем, как будто сгорел.
   - Черт, сел, наверное. - Кэт выругалась и достала зарядное устройство, включила в сеть.
   На душе уже было легче, Женя вернулась, ну, почти вернулась.
   Уже позже выходя из ванной завернутая в большое махровое полотенце, она почувствовала запах только что сваренного кофе. Шум блендера на кухне.
   - Я даже не слышала, как ты пришла, - Кэт не могла скрыть волнение.
   Женя подошла, обняла, поцеловала в губы.
   - Ты как мокрая мышь, - засмеялась Женя.
   - Я пойду, оденусь, - еще больше засмущалась Кэт.
   Женя взяла девушку за запястье и притянула к себе, потом усадила рядом на стул за небольшой стеклянный обеденный стол.
   - Не нужно, ты прекрасна!
   Женя разлила из блендера кофейный коктейль в бокалы, и, вставив соломинку, один подвинула Кэт.
   - Я очень скучала. Ты напугала меня своим отсутствием. - Кэт радовалась, но ей хотелось злиться на Женю, даже ударить.
   Женя только поднесла палец к губам, обозначив тем самым, что тема не обсуждаема и наслаждайся коктейлем.
   - Сегодня поедем в город когда, заедем на нашу заправку. Едем на твоей машине. - После минутного молчания сообщила Женя.
   - Что с машиной что-то не так?
   - С моим джипом, все как раз в порядке. Просто так нужно.
   - Как скажешь! - Кэт только пожала плечами.
   Женя включила телевизор, стала переключать каналы. Новости, на одном из каналов, сюжет из эпицентра урагана. Смерч воронкой проносился по городу, сметая все на своем пути, разрушая дома, переворачивая машины.
   - Останови, - попросила Кэт, она помнила свой небольшой сон, там, на станции. - Не переключай.
   В новостях передали без комментариев. Уцелел лишь один дом, и стекла не были даже выбиты. Пострадали лишь перекрытия на этажах за счет того, что давление ветра было мощным, дом оказался в центре эпицентра воронки.
   - Как такое может быть? - Спросила Кэт, - Жень, я там была, ты веришь.
   Женя промолчала и выключила телевизор.
   - Почему ты молчишь? Ты же все знаешь. Я же вижу, что ты, что-то скрываешь от меня.
   - Я не скрываю, Кэти. Да, я тебе верю, что ты там была. Я тоже вижу такие сны часто, тут нет ничего мистического.
   - Он уцелел, потому что я там была?
   - Да, вероятнее всего. - Женя была спокойной, снова налила коктейль из блендера и достала ветчину из холодильника для бутербродов.
   Кэт понимала, что совпадений быть не может, но она думала, что сны это если не подсознательное прошлое, то путешествие в параллельные миры.
   - Жень, ну это же реальный мир. Это вот произошло в этом реальном мире реального времени, сегодня ночью.
   - И, что ты хочешь услышать? - спросила Женя, посмотрев в ее глаза.
   - Я думала, что сны это другой мир.
   - Они и есть другой.
   Кэт откусив бутерброд, жестом показала на выключенный экран телевизора.
   - Ты что физику хочешь знать? Генетику? Может высшую математику вспомнить? - Улыбнулась Женя, - Все настолько просто, малыш, что даже не стоит заморачиваться, а лишь принимать как есть.
   Прожевав бутерброд, Кэт удивленно спросила:
   - Что значит настолько просто?
   На столе лежал тот самый блокнот, с номером реанимационного автомобиля. Женя взяла его, нарисовала восьмерку.
   - Все состоит из этого символа. Символа бесконечности, любой код. Генетический код всего. Меняется только движение, направление, возможно цепочка может быть разрушена каким-то иным воздействием. Но все имеет свою закономерность.
   Кэт внимательно смотрела на этот символ. Да, генетическая цепочка действительно состоит из этих бесконечных цепочек, это она помнила, только не из двух.
   - Он постоянно в движении, постоянно. И временного промежутка также может не существовать, потому что ты как видишь, каждая линия соединяется. Откуда бы, ты, не начал свой путь, придешь, к тому же от чего ушел, если не поймешь эту закономерность.
   - То есть, ты двигаешься вперед все время, а все равно можешь вернуться к тому от чего уходишь.
   - Да! Ты умница.
   - Сны то тут, причем? Причем, вот это, что я увидела, почему я там была.
   - В период сна ты можешь освобождаться и совершать то, что предназначено судьбой. Например, ты своей энергией сохранила здание. Мы не досмотрели, может ты спасла людей, которые прятались в подвале этого здания. А теперь подумай, если бы оно рухнуло, были бы завалы, и люди погибли бы, не выбравшись наружу.
   - То есть это моя судьба. - Утвердила Кэт.
   - Это часть твоей судьбы! Это часть судьбы каждого, только понимают единицы. - Засмеялась Женя.
   Минуты три обе молчали. Потом Кэт спросила:
   - А почему я не нашла этого молодого человека сегодня, потому что он такой же как я? Он был там на аварии, я помню точно. А мне сказали, он не работает у них. Но он был в их форме.
   - Почему ты меня никогда не слушаешь? Я же тебе тогда еще сказала, не лезь в это, тебе показалось. - Женя рассердилась.
   - Но мне не показалось.
   - Он из другого мира. - Женя сказала это очень серьезно, что на шутку это не было похоже. - Параллельного. Но, там тоже, как и у нас, у них тоже есть судьба. Он если был там, значит, кому-то не дал раньше времени покинуть тело. Он может сам, как и ты был там в своих снах. Так, по настоящему, он работает на той заправке. Его имя Веларий. Мы его сегодня увидим.
   - Если он из другого мира, параллельного. То как я оказалась в нашем, реальном, а не параллельном.
   - Очень просто. Ты оказалась там, где ты должна была оказаться. Если бы ты должна была оказаться в параллельном, то оказалась бы в параллельном.
   - То есть та заправка находится не в нашем реальном мире, поэтому я не находила ее.
   - Та заправка находится не в нашем реальном мире, но не находила ты ее, только потому что тебе этого не так было нужно. - Женя подошла к Кэт и обняла снова. - Пошли лучше я тебя уложу, поспать тебе сейчас нужнее.
   - Я, правда, так скучала, где ты была?
   - Со мной же все в порядке, ты же чувствовала. Я тоже скучала, поэтому бросай свои бутерброды, и несу тебя в комнату.
   Женя подняла маленькую Кэт на руки.
   17
   Вечером трасса была свободна, машину вела Женя. Кэт не сопротивлялась, виртуозность вождения подруги было очень убедительным уже на протяжении того времени как она ее встретила первый раз на трассе.
   Кэт помнила каждую деталь, тот дождь, как она Женю за парня приняла. Кэт улыбалась.
   Ей совсем уже не казалось все это пугающим, что Женя рядом, что не похожа на обычных людей.
   - Так как мы пересечем этот параллельный мир, если он параллельный? - спросила Кэт, вспомнив, что они собирались заехать на заправку.
   - Никто ничего пересекать не собирается, она находится на своем месте.
   - На своем? Это за поворотом на 79 километре или по прямой, на 83?
   Женя засмеялась своим нежным смехом, снова как металлические серебряные палочки задевают друг друга.
   - Ну и сарказм у тебя. - Женя посмотрела Кэт в глаза и погладила ее по руке.
   - Жень!
   - Ну что? Я же тебе рисовала сегодня символ.
   - Ну и что как он с параллельным миром связан.
   - В одном месте он соединяется, ты разве не поняла этого? И параллели тогда очень соприкасаются и тогда материальное, может существовать в одном ключе. Помнишь, я тебе говорила, что тебе пора. Тогда параллель уже уходила и разъединялась.
   - Хм. То есть ты знаешь время и место, где оно соединяется? - Это очень удивило Кэт.
   - Не совсем. Времени, во-первых, нет, а место оно будет везде, но нужно еще осознать шестую проекцию.
   - Измерение шестое.
   - Да.
   - Нам нужна была заправка. Я знаю, что она есть. Мир бесконечен. Поэтому мы могли воспользоваться ее услугой.
   - Здорово у тебя получается! - Вздохнула Кэт. - Так кто ты у меня? Ангел? Богиня? Фея? Ты живешь в горах как боги из легенд.
   Женя помолчала и спросила:
   - Боишься, что улечу? Растаю в воздухе как эфир?
   - Ты всегда так внезапно исчезаешь. Я даже не знаю, где ты живешь и о тебе ничего. О твоей жизни ничего не знаю.
   - Душа, это Свет, Кэти! Свет, это то, что мы называем Духом, Богом, Жизнью, Любовью. Свет, это Все. А наши души, частица этого Света. Они могут быть очень яркими с высокой энергией, а могут погаснуть. А люди, созданы по образу Ангелов. Все мы можем быть Ангелами, если мы стремимся к Свету и растим свою душу. Не убиваем, а именно растим.
   - Как это?
   - Добром, Любовью ко всему и всем. Чем больше отдаешь себя, тем больше становится твоя душа. Можешь стать Богом. Забираешь только, становишься агрессивным, алчным, меркантильным и лживым для собственного Я, то душа теряет свойства, если летал до этого, то уже не можешь. Человек перестает быть человеком, остается только тело с маленькой еле поддерживающей его жизнь душой. Алкоголизм, наркомания, жестокость, бессердечие, особенно ложь, которая сопровождая все это, губит человеческую душу.
   - Можно стать Богом! Ты это серьезно? - Кэт потрогала свой крестик на серебряной цепочке.
   - Да, серьезно. Тогда вполне тебе могут быть доступны и другие понятия измерений помимо семи.
   - Значит, мы, созданы, по образу Бога?
   - Каждая душа частица огромного Света, того же Бога. А мы созданы по образу Ангелов. Руки, ноги, все остальное.
   - А крылья? У Ангелов же есть крылья.
   - Крылья тоже, только если бы они были материальны, они бы мешались, поэтому они эфирны. Не все могут летать, Кэти. Курица имеет крылья, но не может летать. Так же и люди. Они, о чем не знают и чего не видят, в это не верят, и для них этого нет.
   Кэт задумалась, она знает, что летала, что у ней есть крылья. И ведь, действительно иногда, когда она об этом не думает и они ей не нужны, то она их не ощущает. "Значит они эфирны" - подумала Кэт и попробовала расправить их, поняла, в салоне это невозможно, но они действительно есть.
   - Аккуратней, пожалуйста! - засмеялась Женя.
   Кэт посмотрела в зеркало и спросила:
   - Ты что их видишь?
   - А ты думаешь, что их можно увидеть в зеркале, если нельзя увидеть так? - Женя уже хохотала.
   - Как ты тогда их видишь? - Кэт повернулась к Жене, посмотрела в глаза.
   - Четвертая проекция. Забываешь о ней, поэтому не видишь сама ничего. Я покажу позже. Мы уже приехали.
   Впереди показались знакомые синего цвета неоновые огни заправочной станции. Кэт и не заметила, как пролетело время.
   "Ах, да, времени же не существует. Оно относительно" - подумала Кэт.
   Машину оставили у входа. Девушки вошли в помещение.
   Женя, как и раньше, уверено передав ключи одному из менеджеров в синем комбинезоне, села на диван. Кэт, напротив, на кресло. Она нежно смотрела на Женю, все в ней казалось таким родным, милым, идеальным, не смотря ни на что.
   "Как же я тебя люблю" - подумала Кэт.
   Женя подняла глаза на Кэт, будто услышала ее, и улыбнулась. В шоколадно-рубиновых глазах, как и тогда, отражались звезды.
   18
   Под утро приехали в город. Женя остановила у гостиницы. Кэт только поняла, что совершила ошибку и не перезвонила днем, чтоб заказать номер на двоих или еще один номер.
   Женя будто читала ее мысли:
   - Кэт, все в порядке. Я сейчас к друзьям, а ты поспи. Утром я заеду. Твою машину беру с собой, если не возражаешь.
   Кэт кивнула, но была расстроена. Женя притянула ее к себе и одарила поцелуем.
   - Может вместе? Я с тобой. - Кэт смутилась.
   - Нет, Кэти. У тебя очень трудный будет день, иди, устраивайся и отдыхай. У меня еще дела, правда.
   Кэт вышла из машины и пока не вошла в гостиницу, Женя не уезжала.
   "Почему трудный день?" - подумала Кэт. Для нее не было сложности сдать отчет, тем более они в прибыли и ошибок нет, она проверяла десятки раз.
   В номере Кэт немного пришла в себя, перестала думать обо всех этих доводах Жени, о трудных днях. Ей было очень спокойно, и она быстро уснула.
   Кэт шла по очень обуглившей земле, с черными камнями, горевшими головешками, даже ручьи, стекавшие между камней, кипели от огненной земли. Вокруг сновали люди с узлами и своими пожитками. Старые холщовые одежды, длинные юбки женщин, все напоминало Кэт средние века. Две большие повозки похожие на коляски стояли у дороги и их никто не трогал. Вместе с мешками в повозках сидели дети от трех до девяти лет. Мужчина, пожилой, с бородой подошел к повозкам и поочередно вытаскивал мешки. С третьего раза взял на руки пятилетнего малыша. Кэт подошла к нему. Она не слышала своего голоса, но понимала, что спрашивает его о том, что происходит и причине бегства людей. Мужчина с ребенком на руках показал на темный замок весь пылающий в огне и сказал, что причину надо искать там.
   Кэт пошла к горящему замку. Она не понимала, зачем идет, но почему-то знала, что должна идти туда. Осталось до замка всего метра три. Стало совсем горячо и жарко. Зазвонил колокол, и большая горящая балка рухнула к ногам Кэт.
   Кэт проснулась. Звонил ее будильник на мобильном телефоне. Она помнила каждый свой сон, каждый и теперь понимала, что не сделала, что-то, что должна была. Но уснуть сейчас она тоже не может, ей необходимо через час предстать с отчетом перед Бизнес-ангелами.
   Машина уже была на парковочной площадке гостиницы. Ключи от автомобиля Кэт передал портье, когда она отдавала ключ от номера. Кэт удивилась.
   "Неужели Женя снова пропала? Она же обещала сама быть утром и быть с ней" - Думала Кэт, и уже понимала, что расстроена. Да и сон этот неприятный, недосмотренный, ее еще беспокоил.
   Кэт подъехала к административному зданию, где в прошлый раз проходила церемония вручения тендера. Неприятные ощущения не проходили, только усиливались.
   В кабинете у Натальи Львовны, той самой, без определенного возраста, женщины, вручавшей тендер именно Кэт, было на удивление тихо. Отчет передали главному экономисту для проверки.
   Кэт не понимала что происходит, ранее она им формулировала каждую цифру, а на этот раз все ждали от нее объяснений, но явно не по отчету.
   Она молчала, ждала, когда кто-то ей задаст хоть один вопрос.
   Наталья Львовна попросила всех выйти, чтобы оставили их с Кэт в кабинете одних.
   Кэт не выдержала, спросила:
   - Что-то случилось?
   - Кэтрин, как женщина женщине, скажите мне. Вы встречаетесь с женщиной?
   Кэт заметила, что Наталья Львовна как-то передернулась от своих слов.
   - Что значит, встречаюсь? - спросила девушка.
   - Нам сообщили, что вы спите вместе, целуетесь при всех. Она кажется хорошая певица.
   Кэт смутилась.
   - Да, девочка очень хорошо поет. Она собирает публику, которая ждет ее прихода и появляется ради этого в клубе каждый день. - Сказала Кэт.
   - Так вы действительно встречаетесь с ней?
   - Наталья Львовна, это личное дело каждого с кем встречаться и кого любить. Вы думаете это извращение? А если это судьба.
   Наталья Львовна от этого ответа Кэт улыбнулась и проговорила:
   - Это не может быть судьбой, Кэтрин. Поймите, это ненормально, это противозаконно. Это отвратительно. И мы хотим предупредить вас Кэтрин, не прекратите это безобразие, то Клуб можем закрыть. Нам не нужны пропаганды и плохие примеры для молодежи.
   Кэт помолчала с минуту, пыталась понять, не снится ли все ей это, потом сказала:
   - Я думаю, молодежь сама в праве, выбирать, кого им любить. Где такой закон запрещающий любить, Наталья Львовна? Любовь не может быть аморальной.
   - А ни надо думать, Кэтрин. Надо жить в социуме, в нормальном социуме. Идите, Кэтрин.
   Кэтрин встала, понимала, что переубедить женщину старосоветских взглядов невозможно и бессмысленно. Она сама не понимала, как так произошло, что она влюбилась в девушку, но факт остается фактом, и если все это не только сны, то они с Женей были вместе всегда.
   Уже у входа она повернулась и спросила:
   - Наталья Львовна, а вы, когда-нибудь, любили? Или вышли замуж за первого, кто сделал предложение и, потому что возраст подошел?
   - Идите Кэтрин.
   Кэтрин вышла из кабинета. Ее огорчало всё. Что они вмешиваются в ее личную жизнь. Что она понимала, что будущего у ней с Женей нет. Наталья Львовна права, никто никогда не выдаст закон выходить по любви не зависимо от половой принадлежности. Кэт только теперь поняла, что люди никогда не смогут летать, живя в социуме, никогда не будут любить и верить в то, что любовь есть. Никогда не поймут, что есть не просто жизнь и закон изданный человечеством, но и что есть судьба, что есть какая-то другая жизнь помимо той, что они придумали.
   Кэт только сейчас осознала, что все кто любит, будут изгнаны, будут преданы, будут не признаны и осознаны лишь как извращенцы, маги, психосоматические больные. Так было во все времена и так будет всегда.
   В машине сидела Женя. Снова держала стаканчик кофе для Кэт и бутерброд с ветчиной.
   Кэт села в машину, взяла стаканчик с кофе и попросила:
   - Поехали отсюда быстрее.
   Женя завела ауди, и они выехали с площади.
   - Досталось сильно? - спросила Женя.
   - Все хорошо. Не пойму, кто мог им сообщить о нас. - Кэт посмотрела в сторону здания администрации.
   - Это не важно, Кэти! История повторяется, только живем мы в двадцать первом веке. Вот он цикличный знак бесконечности, все когда-нибудь возвращается, и мы тоже.
   Кэт посмотрела на Женю, на глазах были слезы:
   - Пообещай, что ты никогда меня не бросишь. Никогда.
   Женя взяла руку Кэт в свою:
   - Я не могу этого сделать, малыш! Мы слишком связаны. Только помни, что если меня нет рядом, я все равно рядом. Все равно с тобой. Вот здесь. - Рука Жени дотронулась до груди Кэт.
   - Я люблю тебя! - Кэт сказала это чуть слышно, но для Жени было достаточно. Она улыбнулась Кэт одними глазами, в которых даже днем отражались звезды.
   - Я знаю!
   Машина выехала на трассу по дороге в Москву.
   19
   Вечером в Клуб они ехали на машине Жени. Синий джип пришлось парковать почти у самого входа в Клуб, мест на парковке не было.
   - У нас, что, сегодня праздник! - Удивилась Кэт такому скоплению машин.
   - Я, Макса, предупреждала о сегодняшнем выступлении, - призналась Женя, - и не только.
   - Что еще?
   - Увидишь, это сюрприз! - Женя улыбнулась.
   Девушки вошли в Клуб. Народу было еще больше чем на открытии. Кэт успокаивало лишь то, что не так жарко, недавно установили кондиционеры, хотя на улице было уже далеко не лето.
   Женя обняла Кэт за талию, поцеловала в щечку и прошептала на ушко, что нужно отойти подготовиться.
   Кэт кивнула и пошла к Татьяне, администратору.
   Та, сидела у барной стойки и общалась с каким-то посетителем. Увидев Кэт, обрадовалась.
   - Прекрасно выглядишь, Кэтрин. Как отчет? Приняли?
   - Конечно! Все действительно прекрасно! - Кэт села рядом с Татьяной, и попросила бармена сделать ей махито.
   Получив напиток, спросила:
   - Что тут твориться сегодня?
   - Я думала, ты, знаешь? Жека устроила концерт. Сейчас группа будет выступать одна.
   - Какая группа?
   Татьяна только неопределенно повертела пальцами, обозначающий знак, что не в курсах.
   - Что? Даже прослушивания не было? - спросила Кэт.
   - А надо было? Она же твоя! - Татьяна сказала это с таким утверждением, что Кэт смутилась.
   В зале наступила тишина. Погасли все огни на несколько секунд, даже подсветки не горели.
   Звук, гитарных струн с инструментальным каким-то инструментом свергнул тишину. Там-тамы, синтезатор, шум волн. Все вперемешку. Свет, от матового до яркого оттенка, начал увеличиваться. В такт музыки заиграл всеми цветами радуги.
   Кэт с Татьяной переглянулись, у них не было такого освещения.
   На сцене разворачивался целый спектакль. Кэт узнала ребят из того самого строительного домика, где она поранила ногу. Помимо них в форме пантомим молодые люди танцевали в тон музыке.
   Слов не было, но то, что происходило на сцене, просто завораживало. Что-то современное с далеким мистическим прошлым со времен греческих богов или племен майя. Звук и Свет будто существовали отдельно от людей, и в то же время работали в команде с артистами.
   Все это продолжалось минут пятнадцать, и все зрители, как завороженные смотрели на эту тайну.
   Свет, как увеличивался, также стал таять. На последней ноте погас, совсем, поглотив всех в тишину и темноту.
   Эту тишину разорвал голос Жени, ей не нужна была даже музыка. Голос, как серебряные металлические палочки нежно задевая друг друга раскачиваемые ветром, звучал высоко, что Кэт почувствовала, как расправляет крылья и ей совсем тесно и хочется в горы. Лететь. Парить. Дышать свежим воздухом. Любовь разливалась в каждой клеточке, озаряя все вокруг розово-перламутровым светом.
   Кэт увидела, как в зале стало светло. Она смотрела на людей и понимала, что видит этот свет от людей. Каждый светился по-своему. Именно это Женя называла четвертой проекцией.
   Кэт видела крылья у некоторых людей. Свет был у каждого свой, у многих соединялся в один. Какие-то звезды или шары светящиеся появились на сцене. Женя пела. К голосу Жени присоединился звук гитары.
   Посетители подняли телефоны, зажигалки, фонарики. Их свечение стало гаснуть, а в темноте были только маленькие огни и песня разрывающая тишину.
   Татьяна взяла Кэт за руку и сказала так, чтобы услышала лишь Кэт:
   - Я не могла представить, что в нашем Клубе такое может быть. Что это?
   Кэт посмотрела на Татьяну и улыбнулась:
   - Это не сказка, это реальная настоящая жизнь.
   - Мы не готовились. Это чудеса какие-то!
   Кэт стояла и чувствовала, что Женя сейчас показала всем все измерения разом. Никто не мог предположить, что любые чудеса всегда рядом, просто надо уметь видеть, а Женя смогла показать, что невозможное возможно.
   Минута тишины после песни и аплодисменты. Кто-то просто рыдал от не справляемых своих чувств и эмоций. "Да, испытать ощущение настоящей любви, это испытание!" - подумала Кэт. Это не та обычная влюбленность или страсть или нечто другое, что все принимают за любовь. Она, как никто, знает, на сколько, оно сильное, насколько яркое и нежное, даже сейчас находясь в Клубе, в замкнутом пространстве, а ощущает. Любовь разливается и становится все больше и больше, унося свет в космос, по дороге разбивает крыши домов и куполов. Слышно, как, от этой силы, рассыпаются осколки стекла и хрусталя, а золотой металл куполов плавится, будто, от солнечных лучей, и капает золотым дождем на землю.
   Пока все приходили в себя, на сцене снова появились ребята из группы и продолжили свою музыку. Женя подошла сзади к Кэт и обняла ее.
   Татьяна с какой-то неподдельной нежностью смотрела на девчонок.
   - Я тебя украду! - прошептала Женя и увела за руку Кэт на улицу.
   -Куда мы? - спросила Кэт.
   Женя, как и прежде просто поднесла палец к губам, означающий, что разве это важно. Сели в джип. Виртуозно, сделав круг, по заставленной автомобилями парковке, она вырулила на трассу.
   Кэт волновалась. Она совсем не боялась Жени. У Кэт, не было слов выразить восхищение ее сюрпризом в Клубе, и не было совсем вопросов.
   - Что, у маленькой Кэти, совсем нечего сказать на этот раз? - Улыбнулась Женя.
   На этот раз Кэт, приложила палец, к губам, повторив Женин жест, и улыбнулась вместо ответа. Она просто была счастлива, настолько, что готова делить это счастье со всеми.
   Взглянув в окно, Кэт поняла, они в горах. Все завалено снегом и, наверное, летом он не таял. Они поднимались все выше и выше. Совсем не было холодно. Они ехали к Жене.
   Машина остановилась на самой верхней точке горы.
   - Выходи аккуратней, - предупредила Женя.
   Кэт ступила на горную снежную дорогу в своих туфлях. Окинула окрестности.
   - Я бы сейчас полетала, веришь? - сказала она.
   - Мы не птицы, Кэти! - засмеялась Женя, но добавила, - Ну, а полет я тебе устрою! Идем.
   Та же уютная теплая комната с горящим камином. Те же кресла с пледом. А у камина лежит коврик из шкуры белого медведя.
   Кэт подошла к камину и села на коленки на белый меховой коврик.
   Смотрела на огонь, на искры от поленьев, слушала такой близкий треск тлеющих дров.
   Женя подошла с фужерами вина.
   - Красное. Как ты любишь.
   - Спасибо! Ты моя сказка? - спросила Кэт
   - Нет. Я твоя жизнь! - ответила Женя и села рядом, обняла Кэт.
   Поцелуй, такой нежный, горячий. Кэт теряла контроль и сознание. Голова кружилась от нежности Жени. Она любила ее, как никого никогда в жизни. И ничего, что она тоже девочка, она одно целое с ней, и они знают друг друга вечность.
   Они уснули у камина на этом белом коврике в объятиях друг друга. Кэт улетала, закрыв глаза, уносилась в свои сны, паря над океаном и лесами, и полями. Только сейчас она почувствовала, что свободна. Настолько, что никто не сможет ее теперь ограничить в чем то и навязать какие-то законы и принципы социума. Она о жизни знает теперь намного больше всех тех, кто ни разу не испытал настоящего чувства.
   20
   Кэт открыла глаза, потянулась. Улыбка на лице не сходила. Посмотрела на часы, уже полдень.
   Она помнила, как уснула с Женей на белом пушистом коврике. Оглянулась. Дома. У себя. Как в прошлый раз, одна, обнаженная, в своей постели. Жени нет.
   Кэт встала. Посмотрела в окно, на площадке не было Жениного джипа.
   Волнений не было, приятное ощущение прошлой ночи разливалось в воспоминаниях. Она была уверена в том, что скоро Женя приедет или прилетит.
   Поставив тосты, отправилась принять душ.
   Уже позже завернутая в махровое полотенце, и поедая тосты, она решила, что в прошлый раз Женя звонила ей на мобильный и должен быть номер.
   Перерыв свои входящие она не смогла отыскать ни по дате, ни по времени тот звонок. Все было стерто, все, что поступало в тот день, все сообщения, все звонки.
   Это расстроило Кэт, сомнение, что Женя может что-то скрывать закралось внутрь, как червь, из райского сада.
   Последние два часа Кэт ходила по комнате не находила себе место.
   "Что-то случилось или случиться, что же, что" - Кэт садилась в кресло, потом вставала, ходила, снова садилась в кресло.
   Ощущение нехватки чего-то, нарастающего голода по Жене, очень беспокоило девушку.
   Зазвонил телефон. Кэт нервно нажала на кнопку.
   - Да. Жень, ты?
   - Это я, Макс! - на том конце трубки голос Макса, диджея Клуба.
   Кэт разочаровано:
   - Что случилось?
   - Ну, если не сказать того, что половина посетителей мы так не смогли выпроводить под утро и все спят под столиками, то ничего.
   - Даже так? А что они были все пьяные?
   - От всего этого, если только. У нас в баре водка еще осталась.
   - От всего этого, это от чего? - Кэт не могла понять ,что имел в виду Макс.
   - Кэтрин, чего тупишь? Эти зажгли так, что все кричали продолжения банкета.
   Кэт поняла, что этот концерт с этими спецэффектами произвел впечатление на публику. "Где же Женя!"- думала Кэт, и совсем было не до тех, кто уснул под столиками.
   - Будите всех, пусть идут домой.
   - Легко сказать, машину заказывать грузить штабелями? - спросил Макс
   - Это ты тупишь Макс, что охраны нет? Вызывай вторую смену, возможность оплатить дополнительные часы есть на что.
   Кэт положила трубку.
   - Сука, как он с управляющей разговаривает. Тупишь. Сам тупишь. - Кэт рассердилась на Макса, и это ее немного отвлекло от Жени.
   Кэт собралась ехать в Клуб, самой разбираться. Ее черное платье, его и оденет, то самое, что на открытие одевала.
   Через минут тридцать уже сидела в машине и повернула ключ зажигания.
   Мотор как то странно издал звук, но машина тронулась с места. Кэт ехала по трассе в сторону Клуба и думала о том, что такие вечера приводят лишь к проблемам.
   К хорошему, как правило, привыкаешь, и теперь нужно придумывать новые зрелища, народ их требует. Клуб быстро раскручивается, что народ собирается из других районов. Скоро не хватит просто помещения и надо расширяться.
   Дорога заняла час, автомобильная пробка рассасывалась медленно.
   Кэт вошла в Клуб, в связи с вызовом дополнительного персонала он не пустовал. Охрана выводила последних посетителей, те обнимались и признавались в любви, всем, кто им попадался на пути. Уборщица начала убирать мусор со столов и углов.
   Макс вышел навстречу Кэт.
   - Надеюсь, не разбудил своим звонком?
   - Да нет, все хорошо. Я не сплю до вечера. - Кэт старалась улыбаться, но внутри шла борьба с этим голодом за Женю.
   - Где Жека? Может, выступит сегодня? - спросил Макс.
   - Я не знаю где, извини!
   Кэт пошла в гримерную. Там есть диван, можно просто посидеть, посмотреть телевизор, дождавшись открытия.
   Макс пошел за ней.
   - Максим, займись, чем-нибудь, или езжай домой. У тебя до открытия еще четыре часа. За мной не ходи! - Кэт раздражало все, особенно Макс.
   Это на него подействовало, он остановился. Кэт ушла в гримерную и закрыла дверь.
   Включив телевизор, шло какое-то шоу, но она даже не вдавалась в подробности. Она почувствовала усталость, сказалась бессонная половина ночи.
   Кэт уснула также быстро, как если бы приняла снотворное.
   Она стояла в трех метрах от уже догоравшего черного Замка. Именно на том месте, с какого проснулась, но за этот период Замок успел догореть.
   Она была в длинном платье, поэтому, чтобы пройти по руинам, ей пришлось приподнимать подол юбки.
   Она не знала, что увидит там и не знала для чего идет в уже сгоревший Замок, но шла.
   Людей не было, абсолютная пустошь с горевшими головешками. Кэт поднималась по каменным уцелевшим ступеням наверх все выше и выше, пока не оказалась на самом высоком каменном выступе.
   Оглядела окрестности, подумала, что сгорело все и вырастет на этой земле все еще не скоро, и вернутся ли люди снова сюда.
   "Поздно, слишком поздно. Ничего не изменить"
   Крики, крики людей. Они приближались к ней, держа в руках факелы, и кричали.
   Она не могла разобрать что, но ощущение, что ей грозит опасность и не с добрым разговором они бегут к ней.
   Один факел полетел прямо в нее, обжег руку и упал к ногам. Невыносимая боль, реальная боль. Кэт закричала. Проснулась.
   Вокруг все в дыму. Стены горят, занавески. Пластик плавится и капает на ковралин. Кэт вскочила с дивана, посмотрела руку с ожогом. Искра от проводки, возможно, попала на руку, и на месте, том самом, где в нее попал факел, был, реальный ожег, боль сильная.
   От отсутствия воздуха, этого дыма, и боли Кэт теряла сознание.
   Слышались крики, Кэт дергала ручку двери и не могла открыть. Понимала, сгорит заживо.
   "Женя, Женя, где ты?" - подумала Кэт и все же сознание ее покинуло.
   Она уже не видела, как открылась дверь и вошла Женя, увидев Кэт, подняла на руки и вынесла.
   Очнулась Кэт в салоне джипа у Жени. Запах нашатырного спирта и ощущение холодной воды стекающей по лицу, привели ее в чувства.
   - Что произошло? - тихо как только силы позволили ей, спросила Кэт.
   - Все плохо, Кэти! Все повторяется. Твой Клуб сожгли.
   - Как сожгли?
   - Я немного перебрала вчера с этими видениями, извини. Люди не готовы к этому, не все готовы. От эмоций, таких эмоций. Любви. Когда осознаешь ее, а у тебя это отбирают, потому что не готов к ней. Люди теряют разум.
   Кэт немного привстала, но голова кружилась:
   - Нет, Жень! Они просто хотят зрелищ. Обычных зрелищ.
   - Если бы, малыш! Страсть можно повторить, болезнь проходит, а ЛЮБИТЬ, Кэти, это ДАР.
   Женя открыла планшет. Нашла новости.
   - Смотри, что я натворила снова.
   Кэт смотрела и слушала новости. Журналисты НТВ, Центрального и Первого канала наперебой рассказывали происходящее и показывали сюжеты. Люди бросали огненные ветки в здание Клуба, он весь уже горел, пылал, а они как, не видя, продолжали, вместо того, чтобы тушить, поджигать и кидать в окна и стены, горящие головешки. Полиция пыталась унять их, Скорая оказывала помощь людям с ожогами. Горела вывеска со знаком Бесконечность и названием ИНФИНИТИ.
   Кэт смотря на все это, снова потеряла сознание.
   21
   Площадь. Ночь.
   А на ней возведен костер.
   В белом платье стою Я
   И знаю свою судьбу
   Как же ты допустил Бог
   Того что произошло
   Каждый век кто-то гибнет
   За то, что живет Любовь
   Не убить ее, не прогнать
   И конечно давно не сжечь
   Но как в старые времена
   Разжигают и жгут костры
   И на плаху идет Человек,
   Чтобы умереть...
   Чтобы люди забыли Всё
   И значенье - Любить!
   Да. Пусть так.
   Мне не страшен его огонь
   Я в тебе сгорела давно
   В этой жизни, до тла...
   Но, я знаю, что Мир это есть Закон
   А Любовь не сжечь
   Даже этим на плахе костром
   Вот и воздуха нет
   Подо мною горит огонь
   Поднимаясь все выше
   Сжигая живот и грудь
   Я теряю сознание
   И закрываю глаза
   Белым Ангелом Я
   Лечу в звездный и
   Млечный путь.
   Она стояла привязанная ремнями к деревянному столбу и чтобы не чувствовать боль от своей сгоравшей плоти шептала: Люблю тебя, Люблю Тебя, Я очень люблю тебя...
   Сознание оставило ее и уже не чувствуя боли, не ощущая своего тела, она преобразилась в птицу и вылетела из костра...
   Сверху видела площадь, большую массу людей и догоравший костер. Она летела все дальше к звездам, и любовь уносила с собой.
   Кэт проснулась. Она поняла, что лежит в больничной палате. Повязка на обожженной руке, шрам останется как память на всю жизнь.
   В палату вошла Женя, в белом, накинутом на плечи халате.
   - Наконец, ты у меня проснулась! - Улыбнулась Женя. Села на стул рядом, взяла руку Кэт в свою.
   - Давно я тут? - спросила Кэт.
   - Порядочно. Как себя чувствуешь?
   - Прекрасно. Ничего не болит.
   Кэт смотрела Жене в глаза и видела эти звезды в ее шоколадно-рубиновых глазах.
   - Я была там. Я была тобой. Я была птицей. - Прошептала Кэт, чтобы никто не услышал бы ее больше, кроме Жени.
   Женя только кивнула, согласившись. Наклонилась и поцеловала Кэт руку.
   - Все будет теперь хорошо! Я рядом! - сказала Женя.
   Кэт знала, теперь-то точно будет все хорошо.
   - Ты снова спасла меня, снова не дала сгореть заживо, а сама могла.
   Был вечер. В окно светили звезды. Женя подняла Кэт на руки и посадила на подоконник.
   - Смотри, малыш! Это для тебя!
   Кэт смотрела на небо. На ярком темном небе пронеслась звезда, упала куда-то в космос.
   А млечный путь, расстилавшийся по всему небоскребу, составил из звезд знак.
   Бесконечность. Для нее. Кэт.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"